Свет Жанна Леонидовна: другие произведения.

Новый год встречаем в космосе. Новогодняя сказка.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Телефон вдруг широко зевнул, потянулся и сказал недовольным голосом:
  - Эй, слышь, там тебе, эта, подруга твоя звОнит.
  
  Машка уже почти заснула, уже поплыла в теплой волне, уже все закачалось вокруг нее, но телефон не унимался, и она с досадой вынырнула на поверхность ночи.
  
  - Ну, чего тебе надо от меня?
  - Дык...звОнит же!
  - Не звОнит, а звонИт, сколько раз тебе повторять?
  - Подумаешь, какая разница?!
  - Ты работаешь в интеллигентном доме, поэтому будь добр, разговаривай на литературном языке!
  - Хе, «на литературном»! А я его не знаю – я с этой вашей литературой не знаком. Кароче, трубку брать будешь или автоответчик включать?
  
  - Чиво это - "автоответчик включать"! - немедленно включился автоответчик, - ладно бы, никого дома не было, а то ведь все на месте! Чуть что - автоответчик включать!
  - Мог бы и сам догадаться и включить его без моей санкции! Зачем ты меня разбудил? Автоответчик на то и существует, чтобы телефонные звонки спать не мешали. А ты умолкни, чего причитаешь! - прикрикнула Маша на автоответчик. Тот удивленно замолк и стал мигать зеленой лампочкой, демонстрируя страх и обиду.
  
  Маша решила не обращать на них внимания, легла и накрыла ухо подушкой.
  
  - Эй, - тут же раздался голос телефона, - ты чего улеглась?! Тебе тут эта, подружка твоя...- он на секунду запнулся, но потом бодро продолжил, - домогается тебя, подружка твоя, эта, которая с противным голосом.
  
  Было очень похоже на Нинку – не соображать, сколько времени и трезвонить среди ночи, когда всем добрые люди должны спать и видеть десятые сны.
  
  - Слушай, - взмолилась Маша, - переведи на громкую связь. Нет у меня сил трубку в руках держать!
  Телефон пренебрежительно фыркнул, щелкнул, мигнул, и комнату заполнил громкий и веселый голос Нинки, в котором не было ни капли сонливости или усталости.
  
  - Эй, подруга! Ты спишь, что ли?! Вот странная! Новый год на носу, а она дрыхнет!
  - Да не сплю я, не сплю, - с досадой ответила ей Маша, - уже не сплю.
  И голосом она подчеркнула слово «уже».
  Но Нинка была не тем человеком, которого могли задеть такие мелкие подколы, она не обратила внимания на тон Машки и возбужденно затараторила:
  
  - Если бы ты знала, какую рекламу я увидела! «Новый год в глубоком Космосе»! Хочу!
  
  Вот тут Маша проснулась окончательно.
  
  - Опять космос, - завопила она, - что тебе неймется?! Не полечу!
  - Вы это... подружки... не орали бы так, - вмешался телефон, - ночь все-таки. Да и мембрана у меня такие децибелы не выдерживает.
  - Ты помалкивай, когда тебя не спрашивают, - цыкнула на него Нинка, - и телефон оскорбленно замолк, только время от времени бормотал:
  - Ладно бы, своя хозяйка, а то совершенно посторонний человек позволяет себе затыкать мне рот! Вот уснет хозяйка – убьюсь об стену!
  
  Пока телефон горевал над пережитым унижением, Нинка соблазняла Машу путешествием на звездолете, космическим праздником, елкой в открытом космосе и прочими подробностями, вычитанными ею в рекламной газете.
  Машка отбивалась, но все слабее, и наконец, махнув рукой сказала с горечью:
  - А, бесполезно спорить! Черт тебя побери, поехали!
  - Ой, Машечка, дорогая, ура! Я тебя люблю, чмоки-чмоки! Теперь быстро спать – завтра встаем рано и едем оформлять полет. Все, спокойной ночи.
  Она бросила трубку, и в комнате зазвучал зуммер, который телефон быстренько выключил и тут же заснул..
  
  Маша думала, что не сможет уснуть второй раз, но поворочавшись пару минут, неожиданно для себя, уснула и во сне видела, как в космосе висит огромная елка, но она не светится, потому что порвался силовой кабель, и Маша должна выйти из звездолета и кабель этот починить.
  На нее уже почти надели скафандр, как вдруг наступило утро, и Маша проснулась.
  
  Плита уже приготовила завтрак и даже ничего у нее не сбежало и не подгорело, что удивило Машу чрезвычайно и привело в хорошее настроение.
  Она с удовольствием пила какао, когда явился почтальон и принес ей телеграмму.
  Машка развернула листок и прочла следующий текст:
  
  "Да, я понимаю, что недостоин. Но где голову преклонить в этой юдоли слез? Ты же все-таки единственная моя родственница, как ни крути и не отказывайся меня признавать. В общем, хочешь ты или нет, это уже не важно, но Новый год семейный праздник, а мы семья, поэтому встречать его будем вместе.
  И подпись: дядя Арсений."
  
  Машка покрутила бумажку в руках, попыталась прочесть на штампе, откуда телеграмма отправлена, не разобрала ни одной буквы и решила понять эту шараду путем умозаключений.
  
  Родителей ее давно не было в живых: они погибли на одном из исследуемых ими вулкане.
  Машка была их единственной дочерью, в результате чего оказалась совершенно одинокой: единственным близким человеком была Нинка, с которой судьба свела ее в интернате: родители Нинки улетели в межгалактическую экспедицию и оставили дочь на попечении государства.
  Девочки успели вырасти и получить образование, стали самостоятельными молодыми женщинами, а родители Нинки еще не вернулись, и когда вернутся, известно не было.
  
  Окончив школу и уйдя из интерната, подруги поселились вместе, но из этой затеи ничего не получилось – слишком уж они были разные. Маша была нежной и мечтательной, любила рано лечь спать, жить размеренной и спокойной жизнью – регулярные обеды за столом со скатертью, вечером – кроссворд и телевизор, шерстяные носки, в которых так здорово ходить по мягкому ковру, махровые халаты и клубнику со сливками.
  
  Клубнику и носки Нинка любила тоже, но на этом их шкалы предпочтений совпадать переставали. Порывистая и непредсказуемая Нинка верховодила в их дуэте, но Маше была безумно тяжела та жизнь, которую приходилось вести: ночные бдения, громкая музыка, полуфабрикаты, полный дом гостей.
  
  Однажды она не выдержала, выгнала всех посетителей на улицу, вслед им выбросила с балкона магнитофон – причем потрясенная Нинка молчала и не препятствовала ей. Выбросив из холодильника все замороженные котлеты и куриные ножки, Машка заявила Нинке, что она уходит и будет жить отдельно, иначе она за себя не ручается.
  Нинка была в таком шоке, что не сумела возразить, а через какое-то время обе они пришли к выводу, что разъезд пошел им на пользу.
  
  Они остались близкими подругами, практически, родственницами, но Нинка теперь вела себя с Машей тише, боясь снова перейти ту грань, после которой кроткий котенок может превратиться в рычащую тигрицу.
  
  Поэтому Маша в недоумении смотрела на листок с непонятным и странным текстом, мучительно напрягая память и силясь понять, говорит ей что-нибудь имя Арсений или нет.
  Она уже почти решила, что это какая-то ошибка, как вдруг в памяти ее вспыхнула картина: она бежит по траве, ее догоняет мужчина, а мама кричит:
  - Арсений, смотри, чтобы она к реке не убежала!
  Господи, да это же мамин брат, дядя Арсений!
  
  Машка кинулась к телефону и затараторила:
  - Нинка, у меня такая новость! Дядя Арсений нашелся!
  - Она еще спит, - ответил ей автоответчик Нинки, - чего так рано звОнишь?!
  - О, господи, еще один грамотей! Скажи телефону, чтобы разбудил: у меня важные новости.
  
  Автоотвечик щелкнул, и Маша услыхала, как он говорит телефону:
  
  - Ты, это, давай, звони, что ли – хозяйке подружка ее звОнит.
  - Какая? - полюбопытствовал телефон.
  - Ну, какая-какая! Какая всегда звОнит.
  - А-а-а! Щас зазвоню.
  
  Раздался громкий звон, следом за ним - шлепок, глухой стук, словно что-то упало на пол, а затем – плаксивый голос телефона:
  - За что?! Вам подруга ваша звОнит, а вы подушкой кидаетесь. Вон, от трубки кусочек откололся, думаете приятно?
  - Так чего ты мне сразу не сказал, что мне звОнят?
  Машка с неудовольствием поняла, почему сложные коммуникационные приборы разговаривают так неграмотно: у Нинки переняли манеру, вот глупость-то!
  
  - Машка, ты где? - раздался голос Нинки на фоне слышных в трубку причитаний телефона, причем, Нинка тут же отвлеклась от Маши и сказала в сторону:
  - Да ладно тебе, ну погорячилась я.
  Телефон ответил ей что-то невнятно, Нинка посопела и сказала, что купит новую трубку. Телефон смолк, и Нинка вернулась к Маше.
  - Ты чего так рано звОнишь, я ведь сплю в это время, не помнишь, что ли?
  - Сама ведь сказала, что встаем рано! И не говори: «ЗвОнишь», - знаешь ведь, что ударение на «и».
  - Машка, не занудничай, как хочу, так и говорю. Мое рано – это не твое рано, я еще посплю, хорошо?
  - Спи, сколько хочешь, я все равно никуда не лечу.
  - Вот, опять ты! Чего начинаешь?
  - Ничего я не начинаю, я телеграмму получила – дядя Арсений приезжает.
  - Какой, брат мамы твоей? Он же пропал без вести.
  - Вот, нашелся, телеграмму прислал, что Новый год будем вместе праздновать.
  - Подожди, не рассказывай, я еду к тебе. Какао у тебя есть?
  - Есть.
  - Я еду. Жди.
  
  И Нинка повесила трубку.
  
  Первые пассажиры стали выходить из зала прибытия. Маша с Нинкой поспешно допили какао и, дожевывая пирожные, пошли к турникету, возле которого кучковались встречающие.
  Огромный букет марсийских глоксий оттягивал Машке руки, но она так волновалась, что даже не чувствовала этой тяжести.
  
  Одна из глоксий спросила:
  - Большой время еще ждали?
  Машка, занятая своими мыслями, не услыхала ее, и ответила Нинка:
  - А что, ты торопишься куда?
  - Да нет, несложно девочки могеют уставать и звучатие будет много не мелодично и гармонично.
  - Ну, вы уж потерпите! Видите ведь какое дело - она дядю погибшим считала, а он нашелся.
  - Да-да, - рассеянно отозвалась Машка, - нашелся. Дядя Арсений, - зачем-то уточнила она.
  - Да мы понимали, - покладисто согласилась глоксия, - постаралась, конечно. Я даже знает, какой хоровой запахи спеть по такая случай. Не волновайтесь - все сделал в лучшей пейзаже.
  
  Нинка надолго задумалась, что имела в виду глоксия, говоря о пейзаже, и уже собиралась спросить у той, рискуя обидеть нежный цветок, и тогда подобный вопрос мог повлечь за собой самые непредвиденные последствия: в прошлом году, например, две глоксии так разобиделись на дарителя, что Космопорт пришлось закрывать на два месяца для деодорации, и рейсы принимал учебный космодром всегалактического университета, что было крайне неудобно и для студентов, и для пассажиров.
  Только она раскрыла рот, чтобы спросить, как догадка озарила ее: конечно же, глоксия хотела сказать, что они сделают все в лучшем виде!
  
  Нинка испытала сильное облегчение и подумала с досадой, что зря подруга решила встречать дядю такими проблемными цветами! А вдруг он по незнанию что-нибудь при них скажет не то - что тогда делать?
  
  Додумать мысль она не успела: Машка завопила и кинулась навстречу высокому худому человеку в странном для Земли одеянии: сотни лент разного цвета развевались вокруг его тела, что придавало человеку вид экзотический и не лишенный своеобразного шарма.
  
  Он обнял Машку, которая уже в голос ревела и вытирала глаза голубой лентой с костюма дяди, а он целовал ее в макушку и говорил прерывающимся голосом:
  - Ну, что же ты плачешь, Машенька, вот ведь мое бренное тело и бессмертная душа вернулись на родину во исполнение долга родственного и душевной потребности в близкой и родной душе - что это я все о душе, это от волнения. Какая ты большая уже, Машенька, удивительно просто, давно ли пупсом была....
  Глаза дяди Арсения подозрительно блестели, голос ему отказал, и он только молча гладил Машку по спине.
  
  Нинка и сама почти всплакнула, представив себя на месте Машки и своих родителей - вместо дяди Арсения, но тут она заметила, что рядом с ними стоит еще человек, который не был замечен ею сразу.
  Человек этот было очень молод и очень велик, не меньше двух с половиной метров ростом. Одет он был в такие же ленты, что и дядя Арсений, но под ними угадывалось мускулистое тело, и вид он имел самый внушительный. Лицо его было очень красиво, длинные рыжие волосы падали на плечи, а ярко-зеленые глаза смотрели сочувственно и слегка смущенно на трогательную встречу дяди и племянницы.
  
  Нинку поразил его вид настолько, что она даже рот приоткрыла и смотрела на красавца-великана, не в силах отвести взгляд или сказать что-нибудь.
  
  Выручили ее, как ни странно, цветы.
  - Подаривай нее сей отрезок суток, - посоветовала ей разговорчивая глоксия, - все стало легкий, а то она весь суток были обнимать!
  
  Нинка согласилась с нею и, откашлявшись, сказала как можно громче:
  - Дорогие гости, разрешите вручить вам этот букет.
  
  Как ни странно, но ей удалось привлечь к себе внимание дяди Арсения, он взглянул на нее, перевел глаза на букет и со словами:
  - Господи, красота ведь неописуемая, - взял цветы в руки.
  Немедленно за этим букет запел.
  От неожиданности дядя чуть не выронил цветы, но Нинка подхватила их и вручила ему снова.
  Машка вытирала слезы, цветы пели, светились и переливались, чудные запахи заполнили воздух, все стояли и зачарованно слушали, вдыхали ароматы и постепенно успокаивались.
  
  - Удивительные цветы, - произнес дядя Арсений, когда букет закончил свое выступление, - раньше таких не было. Где вы их взяли?
  - Это с Марсии, альфы созвездия 123Ц69 в системе QiRC, - ответила Машка.
  - И созвездия такого я не знаю. А что это за система - куайэрце?
  - Это система, объединяющая все солнечные системы, в которых есть обитаемые планеты одного типа с Землей. Судя по вашему спутнику, вы прилетели с такой планеты.
  
  Тут дядя Арсений сконфузился и стал длинно и путанно что-то говорить молодому гиганту, явно оправдываясь за свое к нему невнимание.
  Но парень успокаивающе положил свою ладонь ему на плечо - надо честно признать, что дядя довольно заметно осел под тяжестью этой красивой, но очень большой руки - и сказал вдруг на чистейшем русском языке:
  - Ну, что вы, какие могут быть извинения! Вы столько лет не виделись! Может быть, представите меня этим красивым юным дамам?
  
  Машке и Нинке страшно понравилось, что их назвали дамами, да еще и красивыми, и они очень благосклонно подали гиганту свои крошечные, по сравнению с его рукой, ладошки.
  Великан очень осторожно пожал их - ладонь у него была прохладная и добрая на ощупь и скзаал:
  - Меня зовут Ланггленн, очень приятно, я черк.
  Девушки переглянулись.
  - А что это значит, - черк?
  - Это значит, что я коренной уроженец планеты Черквану. Мои предки когда-то прилетели с Земли, я принадлежу к тысяча семьсот пятому поколению. Мне давно хотелось побывать на Земле: она ведь является колыбелью нашей цивилизации - и вот моя мечта сбылась! Я так рад и так волнуюсь!
  - Мы покажем вам Землю, - с готовностью отозвалась на этот спич Нинка, - с огромным удовольствием. Тем более, Новый год на носу, будут выходные дни, можно попутешествовать.
  
  Разговор прервался, потому что к ним подкатил робот-носильщик с багажом странного вида, и вся компания отправилась на стоянку эфемеролетов: было решено показать гостям город и окрестности с высоты птичьего полета для лучшего обзора.
  
  Машина взмыла в небо, дядя Арсений и Лангленн зачарованно смотрели в иллюминаторы, а Нинка шептала Машке:
  - Красавчик, ну, какой красавчик! Слушай, не обижайся, но я хочу с ним подружиться - я влюбилась, кажется!
  Машка только вздохнула.
  Конечно, Нинка влюбилась, а это означало, что преград на своем пути она не потерпит, и несчастный Лангленн обречен на роман с нею.
  
  Машка смотрела на взволнованное хорошенькое лицо подруги и завидовала ее легкости и порывистости.
  Сама она была несколько медлительна, и Нинка ее всегда опережала. Вот и сейчас Машка еще даже не сумела оформить в ощущения то впечатление, которое произвел на нее молодой бог - Лангленн был похож именно на молодого античного бога - а Нинка уже знала, что влюбилась в него и даже откуда-то знала, что и он в нее влюбится...
  
  - Ты же хотела Новый год в космосе встречать, - напомнила она подруге.
  - И что? Дядю с красавчиком возьмем с собой. Еще как повеселимся!
  Машка подумала, что вряд ли дядя и Лангленн захотят лететь в космос, если их целью было осмотреть Землю, но говорить ничего подруге она не стала, зная, что когда та в таком состоянии, возражать ей бессмысленно - все равно не услышит.
  
  Она вздохнула и достала из сумочки электронный ключ от лифта: эфемеролет опустился на крышу дома, нужно было вести гостей в квартиру - одиночество ее закончилось.
  
  Машка подошла к стеклянной стене гостиной и стала грустно смотреть на панораму города.
  Картину эту она видела не впервые, но сейчас смотрела, словно новыми глазами, на белое снежное облако клубившееся далеко внизу: весь город представлял собой огромный парк, сейчас заснеженный, среди деревьев которого высились небоскребы жилых домов, учреждений, магазинов и всего прочего,без чего не мог существовать большой современный город.
  На горизонте высилась полусфера Космопорта, а вокруг нее, как осы вокруг гнезда, вились точки - эфемеролеты.
  
  У Машки было немало поводов к грусти.
  Уже три дня дядя-найденыш и его молодой друг жили в ее квартире, но у нее не было даже времени расспросить их, где и как они познакомились, да и тайна дядюшкиного спасения пока еще оставалась для нее тайной.
  А все из-за Нинки! Она прискакивала ни свет, ни заря и утаскивала гостей на прогулки и поездки по городу и его окрестностям. Возвращались они затемно, усталые и не способные к общению, сразу валились спать, а утром опять появлялась Нинка, и Машке не оставалось ничего другого, как сидеть дома в одиночестве и обиде.
  
  Она порывалась принять участие в общем веселье, но Нинка сделала страшные глаза и сказала раздельно:
  - Ну, что ты, Машечка, а проект?! - а потом, обращаясь к дяде Арсению:
  - Маша должна на работе проект сдать к Новому году, вы не будете возражать, если я вашим гидом поработаю?
  
  Дядя страшно всполошился. Он ни за что не хотел мешать племяннице, тем более, что его глодали муки совести за долгое отсутствие, за то, что девочка выросла в детском доме, за то, что свалился внезапно ей на голову, когда она так занята... Усомниться в словах Нинки ему и в голову не пришло, а Машка даже возразить не успела - так стремительно вся троица унеслась на очередную прогулку.
  
  Машка сердито смотрела, как эфемеролет, пролетавший мимо ее окна, вдруг сделал пируэт, и сидевший за рулем молодой человек помахал ей рукой. Собственно, она его не видела и не обратила на него никакого внимания, что юношу страшно огорчило, и он разачарованно улетел восвояси.
  
  Совсем уже расстроившись, Машка хотела было пойти прогуляться в гордом одиночестве, как вдруг телефон широко зевнул, потянулся и сказал недовольным голосом:
  - Эй, там тебе звОнят, не знаю, кто. Трубку брать будешь или автоответчик включать?
  - Чиво это - "автоответчик включать"?! - немедленно включился автоответчик, - пусть сама трубку берет! Не спит, дома, одна, ничего не делает. Пусть сама берет.
  
  Машка чуть не заплакала. Что же это такое?! Неужели она так и просидит одна весь праздник в пустой квартире в компании ленивых и глупых приборов? Ей стало себя так жалко, что она захлюпала носом, и в телефонной трубке послышался удивленный голос:
  - Простите, я правильно звоню, а то у вас там какая-то вода льется...
  - Извините, - спохватилась Машка, - это так, я вас слушаю.
  - Спасибо за внимание. С вами говорит служба "Встречаем Новый год в Космосе". Вы заказали у нас два пакета услуг, и я звоню вам, что заказ ваш выполнен, вы можете вылетать на орбиту хоть сейчас.
  
  Машка поняла, что когда Нинка уговаривала ее лететь на космический праздник, заказ уже был сделан, и подруга ни на секунду не усомнилась, что будет по ее, что ей не составит труда уговорить Машку.
  Девушку раздражила эта мысль, и первым ее побуждением было отказаться от заказа, но вдруг счастливая мысль посетила ее, и она радостно закричала в трубку:
  - Ой, как здорово! Спасибо вам огромное, а вы не знаете, когда ближайший рейс?
  - Через сорок пять минут, вы как раз успеете. Документы получите у стойки регистрации. Ваш рейс 182/А-16С. Приятного полета и веселого праздника.
  
  Бросив трубку, Машка, как метеор, стала носиться по квартире, собирая чемодан, а телефон в это время сердито бубнил:
  - Орет, не думает, что мембрана вещь нежная... Трубку бросает... Вот перестану работать, будет знать!
  
  Машка не обращала на него внимания. Она уже переоделась и пыталась написать записку, оповещающую об ее отъезде, но у нее это неважно получалось: хотелось, чтобы записка была написана легко и с юмором, а она упорно получалась укоряющей и обиженной.
  Решив быть лаконичной, Машка в конце концов написала следующее:" Дядя Арсений, извини, что не дождалась тебя. Я уехала встречать Новый год. Когда вернусь, не знаю, но очень надеюсь, что вы с Лангленном еще не уедете домой, и мы сможем поболтать. До свидания, всех поздравляю с наступающим праздником. Маша."
  
  Положив записку на видное место, Машка вышла из квартиры.
  
  Нинка открыла дверь и удивилась непривычной тишине: обычно Машка слушала музыку или озвученные книги.
  Гуляки вошли в квартиру, походили по команатам и убедились, что хозяйка исчезла. Они удивленно переглядывались и пожимали плечами, не понимая, куда могла деться их домоседка.
  Тут дядя Арсений увидел записку, прочел ее и ужасно покраснел.
  
  - Ах, какой стыд, какой стыд! Девочка и так полжизни прожила без родных, а я... Приехал, называется, семью налаживать, колода бесчувственная и безмозглая, в гулянки кинулся, нет бы, поговорить с ребенком, олух, старый дурак, обидел единственное родное существо, убить меня мало... Вот куда она поехала, даже не пишет, обиделась, убейте меня, я прошу вас!
  
  - Никого убивать не будем, - решительно прервала его Нинка, - я знаю, куда она поехала! Мало того, мы тоже туда поедем, хотите?
  - Вы еще спрашиваете, Нина, конечно хотим! Ты хочешь? - обратился дядя к Лангленну, спохватившись, что решает за него.
  Великан пожал плечами:
  - Да мне как-то все равно! Ведь где-то нужно встречать Новый год, почему не там, куда уехала Маша? Но она не рассердится, если мы тоже туда приедем?
  - Думаю, что нет, - еще решительнее заявила Нинка, - собираемся, едем.
  
  Через пару минут вся компания сидела в эфемеролете, который взял курс на Космопорт, над куполом которого взлетал орбитальный корабль, стремительно превратившийся в язычок пламени, быстро затерявшийся в лучах яркого солнца, освещавшего морозный день.
  До Нового года оставалось три дня.
  
  Машка вошла в свою каюту, куда ее проводил робот-стюард.
  Просторная комната очень ей понравилась, и она решила, что правильно сделала, не отказавшись от поездки.
  На столе она нашла визитку со своим именем, дисконт-карту на все услуги, предоставляемые пассажирам во время полета – даже карнавальный костюм можно было получить на этом чудо-корабле – и распорядок на всю праздничную неделю, которую девушке предстояло здесь провести.
  Все это выглядело так заманчиво, что Машка даже тихо повизжала от избытка чувств.
  
  Тем временем, Нинка ссорилась в агентстве, где заказывала поездку, требуя билеты для дяди Арсения и Лангленна, а робот-клерк устало отбивался от нее, твердя, что билетов больше нет, что последний заказ был сделан еще неделю назад и помочь он ничем не может.
  
  Стоп, - прервала его Нинка, - меня ведь отдельная каюта! На неделю она станет моим домом. Я имею право пригласить гостей к себе домой на встречу Нового года?
  Ну...- неуверенно начал робот, который чувствовал подвох, но не мог сообразить, в чем он заключается, - конечно можете, а что?
  А то, что я приглашаю их к себе в каюту встречать Новый год! Ну, возрази мне!
  
  Лангленн восхищенно прищелкнул языком, дядя Арсений стал с надеждой смотреть на робота, а тот впал в ступор и только мигал лампочками и жужжал.
  Наконец, он пришел в себя и мрачно произнес:
  
  Можете отправляться на корабль. Космопорт, двенадцатый причал, выход номер семь. Я сообщил туда о вашем прибытии – вас будут ждать.
  
  Нинка чмокнула его в приборную панель и вихрем вылетела на улицу. Мужчины поспешили за ней и вовремя: она уже садилась в эфемеролет, куда с разбегу вскочили и они. Аппарат тут же взмыл в небо и понесся к Космопорту.
  
  Машка шла по широким коридорам к ресторанчику, который ей посоветовал стюард. Летающий город выглядел замечательно: всюду светились празднично и ярко украшенные витрины магазинов, кафе, ресторанов и дансингов, толпы нарядных людей заполняли их, шли навстречу Машке и в одном направлении с нею.
  Она с грустью подумала, что, конечно, было бы гораздо веселее оказаться здесь с компанией, но тут же подавила эту мысль, дав себе слово обязательно провести грядущую неделю весело.
  
  Ресторанчик оказался уютным, оформленным в стиле деревенского французского ресторана из Древних лет. Еда была вкусная, звучали песенки тех же лет, что и стиль ресторана, в общем, обед прошел замечательно.
  Насытившись, Машка пошла гулять по кораблю и уже очень скоро познакомилась с компанией студентов из ее города. Они немедленно потащили ее в зал игр, где им предложили бегать в мешках, набрасывать кольца на ножи, торчащие в стене, с завязанными глазами срезать конфеты и ловить ртом яблоки, плавающие в воде.
  Это все были игры из Древних лет, которые были очень популярны и главенствовали в моде на все – от убранства квартир до развлечений.
  
  Потом было решено идти танцевать, потом они ужинали и опять танцевали, и вот тут-то и произошло то важное событие, которого Машка давно ждала, но которое все не происходило и не происходило.
  К ней подошел молодой мужчина и пригласил на танец. Был он молод, но, явно, старше Машки.
  Одет он был в карнавальный костюм, но маска была поднята, и было видно, что он красив и весел.
  Что это у вас за костюм? - спросила Машка.
  Это костюм пирата.
  Пирата? А кто это такой – пират?
  Танцевать с новым знакомым было очень приятно: он легко вел Машку и рассказывал ей о пиратах, корсарах, джентльменах удачи.
  «Дрейк, капитан Блад, Билли Бонс...» - называл он имена, а Машка слушала и удивлялась, откуда он все это знает.
  У меня обширная коллекция древних книг, - сказал Незнакомец, - если захотите, я вам ее покажу, когда вернемся на Землю.
  У Машки замерло сердце – она и мечтать не смела, что такой умный и красивый, да еще и взрослый, человек захочет встречаться с нею после праздника.
  Ведь если быть честной, праздник на то и существует, чтобы на какое-то время сделать жизнь легкомысленной и веселой, но потом наступают серьезные будни, и те, кто делил с нами праздничное веселье, вовсе не обязательно впишутся в их строгий распорядок ( правда, Машка тут же подумала, что не очень-то ее будни серьезны и строги, но все-таки верилось плохо, что в них может продлиться начинающаяся сказка).
  
  К середине ночи она уже так устала, что решила уйти спать. Новые знакомые всей гурьбой пошли провожать ее, и Незнакомец пошел тоже.
  Все были очень веселыми, шутили и хохотали, пели песни и всячески дурачились.
  Но вот за Машкой закрылась дверь каюты, роботы быстренько помогли ей принять ванну, она повалилась в удобную постель и мгновенно заснула.
  
  Лангленн, я требую, чтобы вы спали на кровати, вам тесно на этом диванчике, а я здесь прекрасно помещусь, - скандалила Нинка, но великан смотрел на нее с доброй усмешкой и говорил:
  Ну что вы, Нина, мне вполне удобно, не стоит беспокоиться, честное слово.
  Дядя Арсений, ну хоть вы ему скажите! Пусть ляжет спать по-человечески!
  Ниночка, но ведь он большой мальчик, пусть сам решает.
  Как вы не понимаете?! Следующая ночь – новогодняя, всю ночь спать не будем, выспаться сегодня нужно, а то ведь никакого веселья не получится.
  
  Этот довод подействовал на мужчин, они легли на огромную кровать, Нинка расположилась на широчайшем диване, который был короток для Лангленна, и вскоре в каюте наступила тишина, нарушаемая лишь сонным дыханием.
  
  Новый день был весь заполнен хлопотами. Ходили за карнавальными костюмами и масками, выбирали столик в зале, где должен был состояться новогодний ужин, выбирали меню, делали прически и маникюр, поспали днем, чтобы не быть сонными в главную ночь года – все радостные и приятные хлопоты.
  
  И вот уже гремит музыка, все население корабля, одетое в самые причудливые костюмы, хлынуло по коридорам в главный зал, где сияли огни, сверкал разноцветными искрами хрусталь на столах, игрушки на огромных елках пускали зайчиков по стенам и потолку.
  
  Все расселись за столы, и праздник начался. Люди ели, пили, танцевали и пели. Лучшие артисты системы выступали перед ними со своими лучшими концертными номерами. Гости праздника тоже могли принять участие в концерте, и Машка с восторгом слушала, как Незнакомец поет древнюю песню на незнакомом языке, а потом страшно хохотала, когда ее новые приятели-студенты разыграли сценки из своей жизни.
  
  Приближалась полночь, а Нинка не знала, куда запропастились дядя Арсений и Лангленн. Они пошли выбирать карнавальные костюмы и пропали на несколько часов. Сама она, уже совершенно готовая к празднику, сидела в своем костюме кузнечика и не знала, что предпринять.
  Что-случилось нехорошее, - думала она, - пойду их искать, черт, встретила Новый год, называется!
  
  Она чуть не заплакала от огорчения, но тут дверь открылась и пропавшие мужчины ввалились в каюту. Лангленн был в костюме медведя, который ему необыкновенно шел, а дядя Арсений остался в своих развевающихся лентах, считая, что этот костюм сам по себе выглядит карнавальным.
  
  Ты не сердись на нас, - стали оправдываться они, - мы заблудились, зашли в чужую каюту, и нас там заперли! Пока мы нашли стюарда, пока он нас вызволил, не сердись!
  Нинка захохотала, мужчины засмеялись облегченно, и троица отправилась в центральный зал.
  
  Веселье нарастало, приближалась полночь, пора была зажигать огни на елках. Свет погас, начали бить часы, но огни на елках не вспыхнули, кромешная темнота окружала людей, и в этой темноте раздался вдруг чей-то вскрик, и грубый голос закричал:
  - Тишина! Никому не двигаться! Корабль захвачен космическими пиратами!
  
  Нинка и виновато поглядывающие на нее мужчины быстро шли, почти бежали, по коридору в сторону главного зала, который искрился впереди разноцветными огнями, гремел музыкой, хохотом и веселыми голосами.
  Нинка все больше и больше расстраивалась.
  
  - Вот всегда так, - бормотала она, - разве можно на мужчин надеяться?! Я так хотела по-людски Новый год встретить, а эти...Заблудились они!
  
  Она не видела, что лицо у дяди Арсения вдруг странно исказилось, злая гримаса промелькнула на нем, но великан толкнул дядю огромным кулаком в спину, и выражение лица того мгновенно сменилось на виноватое.
  
  Вдруг светящийся портал входа в зал стал темным, и Нинка поняла, что наступило время зажигания елочных огней, что Новый год наступит через считанные секунды.
  С воплем она кинулась вперед, надеясь хотя бы вбежать в зал прежде, чем ударят часы, сломала каблук, завопила еще громче, сбросила туфли совсем, после чего вихрем понеслась по коридору и влетела в кромешную тьму, царившую в зале.
  
  Ее поразила тишина: казалось, зал пустой, даже не дышал, вроде бы, никто, и Нинка завертела головой, пытаясь увидеть хоть что-то и сориентироваться в происходящем. Стоять в проходе ей не хотелось, и она стала осторожно продвигаться вдоль стены, пока не наткнулась на что-то, нопоминающее шкаф. Ощупав преграду, она сообразила, что это стойка бара, а сама она держится за ручку дверцы, через которую можно было зайти за стойку, что она и сделала.
  Поглощенная этими сложными манипуляциями, она отвлеклась от окружающей обстановки, но, оказавшись под защитой стойки, где ее никто не мог нечаянно сбить с ног, она перевела дух и стала вникать в происходящее.
  
  А происходило вокруг нечто странное.
  Во-первых, слишком долго не включали огни на елках.
  Во-вторых, по непонятной причине молчала музыка, но были слышны какие-то вздохи,всхлипы, даже, как ей показалось, причитания и ругательства.
  Нинка очень удивилась. Она совершенно иначе представляла себе атмосферу праздничного зала для тысячи веселящихся людей, и уже была готова подать голос, чтобы спросить, когда зажгут елки, как услыхала, что возле стойки остановились люди.
  
  - Найдите девчонку обязательно. На ней светящийся плащ - я ей нарочно посоветовал ей этот костюм в прокате взять. И охраняйте ее как следует, если хотите из нее нужную информацию вытянуть. Вы помните, что она одна ЭТО знает? - человек голосом подчеркнул слово "это", а Нинка подивилась, тому,каким начальственным и недобрым был его голос.
  
  - Кого это здесь собирались "взять" и охранять? - спросила она себя, но ответа, конечно, не дождалась и стала слушать дальше.
  
  - Надо бы найти ее подругу, она должна быть здесь: камеры показали, что она бежала по коридору в зал всего пять минут назад! Как это вы не сообразили запереть ее в каюте?
  - Попробуйте запереть! Она сама, кого хочешь, запрет, фурия, а не девчонка! Мы боялись, что она заметит подлог, поэтому старались помалкивать.
  - Ну, а спутников ее надежно заперли?
  - Можете не беспокоиться.
  - Хорошо, ищите девчонку, я ее потерял, когда этот болван Фликс про пиратов проорал: она шарахнулась от меня и исчезла в толпе. Что за идиот! С чего это в его голову пришла фантазия назвать себя пиратом и нас заодно? К чему это?
  - Так он говорит, что растерялся, а вы последние дни на репетициях то и дело пиратов упоминали, вот у него в мозгах и засело.
  - Как будто, у него есть мозги! Все, хватит болтать. Время поджимает. Да и великан этот запертый может дверь сломать, тогда весь замысел прахом пойдет, а нам непоздоровится.
  
  Голоса смолкли, говорившие ушли, а Нинка начала бешено соображать.
  Кого-то заперли в каюте, какого-то великана, могущего сломать дверь, а кого-то не сумели, и она бежала по коридору в зал...
  Но ведь это она пять минут назад бежала по коридору в зал! И это у нее есть знакомый великан...Стоп-стоп-стоп!
  Ланнгленна и дяди Арсения не было очень долго, а объяснили они свое отсутствие очень глупо: что это значит - "заперли в каюте"?! Каюты не запираются! Но великана все же заперли...Конечно, замки в дверях есть, но ими никто не пользуется, это, скорее, дань традиции - замки в дверях - и ключей в них нет: когда в каюту приводят пассажира, ключ вынимают, чтобы робот-горничная по ошибке не поселил кого-нибудь в уже занятую комнату (у Нинки, положим, ключ был - она его раньше робота из скважины вынула и машинально в карман положила: сказалась домашняя привычка. Но все остальные ключи висели в комнате, где роботы стирали, гладили и чинили, в случае необходимости, одежду постояльцев).
  
  Получается, что Ланнгленн и дядя ей наврали! Где же они были тогда? И какого великана заперли? Конечно, она не так много времени провела на корабле, но все-таки другой великан ей на глаза не попадался.
  Нинка потрясла головой.
  Так, а что это за девчонка, знающая что-то такое, нужное позарез этим людям с сердитыми голосами? В светящемся плаще! И подругу ее тоже ищут - ту, что бежала по коридору...
  
  - Но ведь по коридору бежала я! - вспомнила Нинка, - это что же получается?! Ищут Машку?! Машка что-то ТАКОЕ знает?! Надо найти ее раньше этих уродов, но как искать в темноте? Плащ, светящийся плащ! Ищу светящийся плащ, а про великана и дядю потом додумаю.
  
  Нинка выбралась из-за стойки и осторожно двинулась в ту сторону, где, по ее представлениям, должны были находиться столики и люди за этими столиками.
  
  В это время по залу прошло какое-то движение, люди, молчавшие до этого времени, зашумели, они, явно, перемещались с места на место, кто-то покрикивал на них, они огрызались, но все же двигались в нужную захватчикам сторону.
  
  - Вот она, - закричал один из пиратов, - вон плащ светится! Держи ее!
  
  Нинка завертела головой и увидела слева от себя слабо светящееся пятно. Не раздумывая, она кинулась к этому пятну, ухватилась за него - в руках ее оказалась мягкая ткань - и рванула пятно к себе.
  Кто-то под этой тканью охнул и чуть не упал на Нинку, но она уже волокла упирающегося человека за собой, стараясь убратьсяя туда, где, как ей казалось, была спасительная стойка бара.
  
  Расчет ее оказался верным, она пролезла за стойку и затащила туда упирающуюся и пищащую добычу. За стойкой она села на пол и заставила сесть рядом обладательницу светящегося плаща.
  
  - Вы кто?! Чего вам от меня надо?! - возмущенно завопила добыча, но Нинка прикрыла ей рот ладонью.
  - Тихо, молчи! Я Нинка, не узнаешь, что ли?!
  - Ой, Нинка, как ты здесь очутилась? И куда это ты меня приволокла?
  - Слушай, эти пираты - они на тебя охотятся, я сама слыхала. Кто-то специально тебе посоветовал этот костюм, чтобы в темноте тебя легко было найти. Ты его знаешь? Кто это?
  - Не может быть! Зачем я им? А костюм мне помог выбрать один очень приятный и интересный человек.
  - Не знаю, насколько он приятный, но когда я слушала их разговор, ничего приятного в этом типе не было. Ты где его взяла?
  - Здесь познакомилась. Он умный и красивый и совсем не тип.
  - Как это "не тип", если он сказал:"Девчонку нужно найти, на ней светящийся плащ, я ей нарочно его посоветовал взять"?!
  - Зачем?
  - Ты мне скажи!
  - Не знаю.
  - Я, тем более, не знаю. Знакомишься черт знает с кем - на один день без присмотра оставить нельзя! Да, еще номер! Эти - дядя твой и Ланнгленн - тоже пираты.
  - Нинка, брось, это ты меня так разыгрываешь?
  - Ага, самое время для розыгрышей, и обстановка располагает. Вот ты думаешь, почему я все это знаю? Потому что к началу опоздала. А почему - спроси - опоздала? Да потому, что эти двое пошли, вроде бы, за костюмами и пропали. И явились уже почти в двенадцать. Говорят, что ошиблись каютой, а кто-то их в ней запер. Ну, скажи, кто здесь каюты запирает, а?
  - И поэтому они пираты?
  - Не поэтому, а потому, что кто-то этому, твоему умному и красивому, сказал, что великана заперли! Я здесь за три дня ни одного великана, кроме нашего, не видела.
  - Но ведь ты сказала, что они вернулись!
  - Да я и сама понять не могу. Если вернулись, то кого заперли? Если заперли, кто вернулся? Слууушай, я, кажется, поняла! Это не они! Кто-то принял их облик! Кто-то, понимаешь, а дядя и Ланнгленн сидят запертые...Или только Ланнгленн...
  - Ты хочешь сказать, что дядя - пират?
  - Ничего я не хочу сказать, я понять хочу, что происходит. И вообще, нечего нам тут делать. Нужно выбраться из зала и спрятаться в каюте.
  - Ну, спрячемся, а если они решать проверить каюты? Дверь-то не запирается.
  - Моя запирается, я ключ слямзила.
  Машка только головой покачала. Эта слабость Нинки была ей знакома: та не один и не два раза утаскивала машкин ключ к себе домой, а потом присылала его с посыльным роботом.
  
  Девушки замолчали и прислушались. В зале царила неразбериха голосов, топота ног, грохота мебели - кого-то, явно, искали, и они обе знали, кого. Нужно было придумать, как ухитриться выйти незаметно из зала.
  
  - Да какие проблемы! Надену плащ наизнанку и все.
  - Ты его совсем сними, чтобы легче двигаться было.
  - Так платье тоже светится, а так плащ его прикроет, - все это подруги шептали, почти соприкасаясь лицами и стараясь дышать потише.
  Наконец, Машка переоделась, и они крадучись пошли вдоль стены, удаляясь от стойки, в сторону дверей.
  
  Еще несколько долгих минут, и вот дверь найдена, они скользнули под портьеру, сделали еще несколько шагов, оказались в коридоре, по которому и побежали в каюту Нинки, где надеялись отдышаться и подумать, как выручить дядю и Ланнгленна.
  
  Вот, наконец, и дверь каюты. Подруги влетели в нее, заперли, включили свет и повернулись от двери.
  На диване сидел новый знакомый Машки и радостно улыбался им.
  
  - Здравствуйте, девочки, - сказал он, - Маша, это ваша подруга? Познакомьте меня с нею, пожалуйста.
  
  Девушки, застыв, смотрели на смеющегося пирата и не знали, что делать - то ли выскакивать из каюты с криком о помощи, то ли, наборот, наброситься на наглеца и связать его.
  
  И то, и другое действие не выглядели достаточно успешными: крик о помощи могли услышать другие пираты, чьи действия трудно было бы предугадать, а связывать незванного гостя было просто нечем.
  
  Оставалось одно - тянуть время, стараясь при этом выяснить, зачем пиратам понадобилась такая опасная авантюра с захватом корабля. Для достижения этой цели нужно было сделать вид, что они не догадываются о роли гостя во всей этой истории, а поэтому девушки постарались улыбнуться и с воодушевлением провести обряд знакомства.
  
  - Все хорошо, - сказала Нинка, - я только не поняла, как вы попали в мою каюту. Мы с вами никогда не виделись, вы знакомый Машки - почему же вы не пошли к ней?
  - Пошел, но никого не нашел.
  - Но как вы узнали обо мне? И откуда вы узнали, в какой я каюте живу?
  - Маша мне рассказала, что вы должны были вместе лететь, а я предположил, что каюты ваши должны быть рядом. Вот и проверил все соседние номера. Но в других комнатах живут семейные пары, кроме этой, я решил рискнуть - и вот, я не ошибся. У меня тоже есть вопрос: вы прожили в соседних каютах три дня. Как же вы не встретились за это время? Я в курсе вашей ссоры, уж извините.
  
  Подруги переглянулись и покраснели.
  - Зачем ты ему рассказала? - недовольно прошипела Нинка.
  - Мне было так грустно, а поделиться было не с кем, - виновато ответила Машка, - и вправду, как это мы не встретились?
  - А так, что я постаралась - вот и не встретились! Здесь ведь еще один выход есть, в другой коридор. Вот мы через него и ходили.
  
  Весь этот короткий разговор они вели тихими голосами, и гость, явно, не услышал и не понял, о чем идет речь. Но девушки вдруг смолкли, посмотрели друг на друга и кивнули головами - они поняли, что нужно сделать, чтобы спасти корабль от разбойников.
  Нинка сказала:
  - Я вас оставлю на минуту, извините.
  С этими словами она прошла в спальню, где была ванная, сделав вид, что ей нужно привести себя в порядок. Между спальней и гостиной был небольшой коридорчик,а в нем - дверь на параллельную палубу космического корабля. Нинка расчитывала, что пока Машка будет отвлекать страшного гостя, она сама успеет добежать до рубки управления или информационного поста и сообщить команде корабля, где находится главарь захватчиков.
  
  Но человек предполагает, а располагает, честно говоря, не понятно, кто. Не успела она приоткрыть дверь, как та распахнулась, и в тесный коридорчик ворвались несколько мужчин, которые мгновенно схватили Нинку за руки и впихнули обратно в гостиную.
  
  - А, вот она, - завопил один из них и кинулся к Машке, намереваясь схватить ее, но нарвался на кулак машкиного кавалера и растянулся с глупым видом на полу.
  
  Нинка почувствовала, что у нее голова идет кругом.Ведь она сама слыхала, как этот человек отдавал распоряжения пиратам, а сейчас он дрался с ними, причем, довольно успешно: уже трое валялись на полу, а четвертый, бегал по каюте, ловко уворачиваясь от ударов преследующего его "предводителя".
  
  - Ты же сказала, что он их атаман, - тихо проговорила Машка, следя за особенно удачным сальто уворачивающегося пирата.
  - Да я сама ничего не понимаю, - призналась Нинка, - но это он, его голос был...
  
  Договорить она не успела. Дверь из коридора распахнулась, и новая порция космических разбойников влетела в каюту. Они без разговоров схватили девушек и мгновенно связали их, а затем кинулись на своего "атамана", который сопротивлялся, как лев, но тоже был связан и брошен на пол позади дивана.
  
  Связанных девушек заставили сесть на диван, и один из пиратов - кстати, выглядевший вполне мирно, такой себе, дядечка, с пузиком и плешью, - приступил к допросу.
  
  - Отвечай нам, и отвечай правду, от этого зависит твоя жизнь, как готовить то, что вы, земляне, называете "винегрет"?
  - Винегрет? - ошеломленно переспросила Машка, - А я откуда знаю?
  - Как это ты не знаешь, когда мы сами видели, что ты его готовила?! Не пытайся меня обмануть! Может быть, ты от волнения забыла, о чем речь идет? Винегрет, такое красное, очень вкусное...
  - Да не готовила я его! - перебила Машка пирата, - не умею я готовить. У меня плита плохая, ничего я не умею готовить, она мне не дает.
  И девушка всхлипнула.
  - Это я готовлю винегрет, - встряла Нинка, - с чего это вы к ней привязались?
  - Мы ясно видели, что готовка происходила в ее кухне, - раздраженно ответил пират.
  - Когда вы это видели?
  - На прошлый Новый год, я сам наблюдал в бортовой телескоп.
  - На прошлый Новый год... Не помню я что-то!
  - И я не помню, - откликнулась Машка, - мы уезжали на Новый год.
  - Уезжали, но почему-то вернулись, - сообщит пират.
  - Хм, вернулись... Слушай, а ведь, точно, вернулись! Помнишь, у Леркиного бумликата началась чумка, и все пошли к тебе Новый год встречать?
  - О, точно! И что, мы винегрет готовили?
  - Так мы же договорились, что вечеринка будет в древнем стиле: будем готовить древние блюда, оденемся по-старинному... Помнишь еще Прокс оделся в форму солдата древних времен, и она была ему коротка?
  Как ни сильны были переживания и страх, девушки не смогли удержаться и захихикали.
  Пират топнул ногой, сверкнул глазами и заорал:
  - А ну, прекратить! Что это еще за хиханьки! Вспоминайте рецепт, живо, а то я из вас обеих сейчас винегрет сделаю!
  
  Девушки вздрогнули, а из-за дивана раздался голос связанного лже-атамана:
  - Ты повежливее с дамами, а то я с тобой разделаюсь, мало не покажется!
  - Тю! - удивился пират, - а что ты мне можешь сделать, связанный?
  Остальные пираты захохотали, а девушки прижались друг к другу и зарыдали в голос.
  Пираты не ожидали таких проявлений чувств и, явно, растерялись.
  
  - Вот чертовы девчонки, - с досадой произнес пират, ведший "допрос", - то хихикают без причины, то ревут без предупреждения! Чего ревете? Дайте рецепт, и все останутся целыми.
  
  Но девушки лили слезы и причитали:
  - Ой, что же это нам не везет так! Встретили Новый год, называется! Лучше бы дома сидели - винегрет кушали! Аааааа, дяденьки, не убивайте нас, что мы вам плохого сделали - уууу, ыыыы, эээээ!
  
  Пираты переполошились. Один побежал искать стаканы, воду и успокоительное, другие приволокли из ванной бумажные полотенца.
  Девушки исправно сморкались в полотенца, хлюпали носами и продолжали рыдать.
  Не найдя в каюте валерьянки, пираты решили сходить в корабельные поликлинику и аптеку.
  В каюте осталось двое пиратов - "следователь" и щуплый мужичонка, который таскал девушкам полотенца из ванной.
  
  "Следователь" хмуро смотрел на ревущих подруг, постукивая ногой по полу. Потом он резко встал и стал прохаживаться по каюте.
  Тут дверь в каюту распахнулась опять, и в нее ворвались Ланнгленн и дядя Арсений.
  Девушки мгновенно перестали плакать и попытались кинуться к ним, но те, не глядя на Машку и Нинку, пробежали гостиную насквозь и скрылись в коридорчике, где был второй выход. Следом за ними в каюту вбежали...дядя Арсений и Ланнгленн, что привело девушек в состояние, близкое к истерике.
  Они снова зарыдали и попытались залезть на диван с ногами, чтобы быть подальше от вбежавших мужчин.
  
  Но те, наоборот, бросились к ним и стали развязывать девушкам руки.
  Пират, бродивший по каюте, и застывший, как статуя, еще в момент появления первой парочки, вдруг ожил и кинулся к пленницам и их освободителям с криком:
  - Не трогайте их, пошли вон отсюда!
  
  Добежать до дивана он не успел: связанный пленник, валявшийся до тех пор за диванной спинкой, вдруг вскочил на ноги и стукнул его по голове какой-то тяжелой книгой, лежавшей на журнальном столике, из-за чего пират незамедлительно свалился на пол.
  Мужичонка на помощь ему не спешил, а опасливо выглядывал из коридорчика, готовый дать стрекача при первом сигнале опасности.
  
  И сигнал этот поступил: невесть как освободившийся лже-атаман увидел его и попытался схватить. Это ему сделать не удалось, и они оба выкатились из каюты в коридор.
  
  Дядя Арсений и Ланнгленн, тем временем, освободили девушек и стали баррикадировать двери каюты, в чем абсолютно не преуспели, так как все пираты вернулись назад - кто с валерьянкой, а кто - преследуемый лже-атаманом, и на какое-то время в каюте воцарились хаос и неразбериха.
  
  Девушки сидели с ногами на диване, а вокруг них бегали и пытались драться мужчины, летали диванные подушки, настольные лампы и книги, раздавались крики, топот ног и грохот переворачиваемой мебели. Только диван стоял неподвижно, являя собой островок спокойствия, как будто находился в центе урагана.
  
  Наконец, неразбериха переставала быть собой, крик и шум стихли постепенно, и девушки увидели, что пираты связаны, а лже-атаман, Ланнгленн и дядя Арсений стоят посреди разгромленной каюты и вытирают пот со лбов.
  Вторые Ланнгленн и дядя Арсений сидели на полу, прикрученные друг к другу банными полотенцами.
  
  Тут подруги поняли, что настоящий дядя Арсений одет в какой-то старинный костюм:
  - Вильгельм Телль, - коротко ответил он им на вопрос, что это за костюм, - нашли время любознательность проявлять! Эти, - и он кивнул на своего двойника и его напарника, - у меня мой отняли, когда мы из костюмерной шли, вот и пришлось в карнавальном костюме бегать.
  И он сердито сплюнул.
  
  - Может быть, вы нам объясните все-таки, что вам от нас нужно? - спросили девушки у связанных пиратов.
  - Я уже сказал вам, - откликнулся "следователь", - рецепт винегрета.
  - И вы ради этого корабль захватили? - не поверили девушки.
  - Честное благородное слово - только из-за этого. Мы тогда его у вас немного подтибрили, когда вы ушли в снежки играть, и так он нам понравился! А рецепта нет. Где мы только ни искали - нету, не нашли... Вот мы и решились... На Земле вас не удалось захватить. Выы, вообще, когда-нибудь одни бываете? Вечно гости, вечно то к вам кто-то прется, то вы куда-то скачете, аж голова кругом идет. Ну, и решили прихватить вас здесь. Тем более, вы поссорились, а мы думали, что рецепт она знает, - и он кивнул головой на Машку.
  - Понятно. Ну, а ваша роль какова, - Нинка повернулась к лже-атаману, - я ведь слышала, как вы с этими...пиратами, договаривались о поисках Маши. "Найдите девчонку, я ей светящийся плащ подкинул...", - передразнила она покрасневшего "атамана".
  Он беспомощно оглянулся на Машку, но та сидела с таким неприступным видом, что ясно было - снисхождения ждать не приходится.
  
  - Мы ждем, - подогнала его Нинка.
  - Да он нас застукал, когда мы захват корабля репетировали, - встрял "следователь", - что было делать? Пригрозил, что команде расскажет...А уж когда узнал, кто нам нужен - вообще, удила закусил. Он за ней тогда уже вовсю ухлестывал, вот и придумал, что мы ее поймаем,а он, вроде как, ее освободит и будет благородным спасителем в ее глазах. Ну, мы и согласились. А что было делать - с шантажом трудно бороться!
  Все осуждающе уставились на "атамана", а он стоял багровый, с опущенной головой и не смел поднять глаза на окружающих. Потом, при абсолютной тишине, он,так же понурившись, вышел из каюты. Его никто не остановил.
  
  - Дочки, так вы рецептик нам дадите? - заискивающе спросил "следователь", - очень хочется семьи этакой вкуснятиной угостить на праздник.
  - Ну, вы и нахал! Семьи на праздник! А нам праздник испортили!
  - Да ничего мы никому не портили.
  - Как это? Новый год никто не встретил. Люди веселились, а тут вы со своими глупостями. Елки так и не зажгли.
  - Да идите, зажигайте, на здоровье. До Нового года еще полтора часа.
  - Что? Как?
  - А вот так. Мы корабельные часы перевели на три часа вперед. Так что, еще полно времени. Мы их уже назад перевели, бегите в зал - там уже все убрано, можно опять праздновать.
  
  Девушки радостно завизжали, вскочили с дивана и умчались из каюты.
  Некоторое время в каюте было тихо, а потом дядя Арсений, вздохнул, встал с кресла и стал развязывать незадачливых охотников за рецептами. Великан помогал ему. Все молчали.
  
  Телефон вдруг широко зевнул, потянулся и сказал недовольным голосом:
  - Эй, слышь, там тебе, эта, звОнят. Хозяин звОнит. Трубку брать будешь или автоответчик включать?
  
  - Чиво это - "автоответчик включать"! - немедленно включился автоответчик, - ладно бы, никого дома не было, а то ведь все на месте! Чуть что - автоответчик включать! Не знаешь, что ли, она всегда трубку берет, когда хозяин звОнит.
  
  Машка засмеялась и взяла трубку.
  - Привет, малыш, - раздался в трубке голос мужа, - как поживаешь? Телефон с автоответчиком не обижают?
  - Хорошо поживаю, не обижают. Они тебя боятся.
  - Скорее, моей отвертки. Кстати, а почему ты дома? У подруги свадьба, а ты дома прохлаждаешься!
  - Так она, все равно, еще из салона не вернулась. Ты за мной заедешь?
  - Конечно. Как наследник себя ведет?
  - Хорошо, тихий сегодня.
  - Вот и молодец. И ты у меня молодец. Значит, жди меня к трем часам - не поздно?
  - Нет,Нинка не раньше вернется, а Ланнгленна пираты развлекают, чтобы не слишком нервничал. Хе-хе, они там, всем хором, винегрет готовят!
  Муж Машки засмеялся и повесил трубку.
  
  Телефон и автоответчик немедленно заснули, а Машка задержала взгляд на голографическом портрете мужа, стоящем на столике возле телефона.
  На портрете муж был одет в костюм древнего пирата и стоял со зверским выражением лица, держа в руке обнаженную шпагу.
  Надпись на портрете светилась в легком сумраке спальни - Машка еще не подняла шторы - и гласила: "Моей дорогой пленнице, самой драгоценной добыче, с обещанием никому не давать ее в обиду и защищать до последнего удара сердца. Твой лже-атаман".
  
  Машка улыбнулась, поправила воротничок на широком платье, посмотрела на себя в зеркало - убедилась, что беременность совсем не испортила ее красоты - и пошла на кухню, где новая плита уже приготовила ей самый полезный завтрак для будущих мам.
  
  Приближался Новый год, который, судя по всему, она будет встречать дома, и эта перспектива ей очень нравилась.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"