Свет Жанна Леонидовна: другие произведения.

Великое возвращение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Телефон вдруг широко зевнул, потянулся и сказал недовольным голосом:
  - Эй, слышь, там тебе, эта, подруга твоя звОнит.
  
  Машка - нет, уже не Машка, а Мария Сергеевна, вздрогнула от неожиданности, и пролила из лейки воду на пол: она поливала цветы в зимнем саду и так ушла в это занятие, что, практически, медитировала - а тут вдруг этот нахальный голос, дребезжащий от старости.
  
  - Господи, почему ты не можешь, как все телефоны, дать звонок, а не начинать болтать? - раздраженно спросила Мария Сергеевна у аппарата.
  - Дык, чо зря звонить? Ты же здеся, рядом, чево зря колокольчик трепать? - с годами телефон стал разговаривать еще неграмотнее, он, явно, получал удовольствие от всех этих "дык" и "чо".
  
  Машку - будем все-таки называть ее так: мы старые друзья, вряд ли она обидится на нас за эту легкую фамильярность - передернуло.
  
  - Вот спрашивается, почему я столько лет терплю в своем доме это чудовище? - подумала она и пожала плечами - ответа на этот вопрос у нее не было.
  
  - Дык, слышь, трубку брать бум или автоответчик включать? - не унимался телефон.
  
  - Чиво это - "автоответчик включать"! - немедленно включился автоответчик, - ладно бы, никого дома не было, а то ведь все на месте! Чуть что - автоответчик включать!
  
  Машка в отчаянии закрыла уши руками. Нет, это нужно было быть абсолютной идиоткой - десять лет держать в доме полусломанные аппараты и каждый день не по одному разу выслушивать их дрязги!
  Однажды она уже почти выбросила их, но, постояв возле дверцы мусоросборника, держа в руках опостылевшие приборы, вдруг развернулась и отнесла их назад в квартиру.
  Почему-то ей показалось, что, выбрось она их, это будет несправедливо - ведь они не сами стали такими, их люди построили, а срывать раздражение на невинных созданиях она не могла:
  - То же самое, что выбросить щенка или котенка на улицу, - подумала тогда Машка в свое оправдание и сказала то же самое Нинке - то есть, Нинели Палне - и своему мужу Эду.
  Нинка тут же заявила, что все это сентиментальная чушь, а Эд поцеловал Машке ладонь и долго не отпускал ее руку, стоял, склонившись к ней и словно рассматривая что-то в хитросплетении линий на машкиной ладони.
  
  - Эй, - уже с отчаянием в голосе завопил телефон, и Машка, вновь вздрогнув, взяла трубку.
  
  - Слушай, ты почему так долго трубку не берешь? - возмущению Нинки не было предела, и телефон застонал и захрипел от напора ее голоса, - ты когда-нибудь начнешь новой системой пользоваться? Что ты от этого старья никак не оторвешься - ведь разговаривать невозможно, все хрипит и сипит!
  - Сама ты хрипишь и сипишь, - сказал вдруг возмущенным голосом телефон, и Нинка умолкла от неожиданности: таких вольностей аппарат себе еще не позволял.
  - Ты что, - Машка шлепнула рукой по корпусу телефона, - не груби.
  Телефон оскорбленно замолчал, а Нинка, придя в себя сказала желчно:
  - Ну, ты видишь? Он ведь тебе уже сколько лет хамит, а теперь и за меня принялся. А если он обхамит кого-то, кто по делу позвонит?
  - А ты не по делу звонишь? - с надеждой в голосе спросила Машка.
  Разговаривать ей сегодня не хотелось решительно: ей очень нужно было побыть в тишине, чтобы кое-что обдумать.
  - Да нет, просто сказать, что моя красавица направляется к твоему охламону. Я ведь знаю, ты замечтаешься так, что не услышишь, как ребенок в дверь скрестись будет - вот и позвонила предупредить. Включай систему, оставь эти развалины в покое. Если они тебе так дороги, поставь их в шкаф за стекло - пусть стоят, как в музее, а общайся по системе - зачем вы ее устанавливали? Эд еще не вернулся?
  - Нет.
  - То-то ты не в себе. Надо же так по мужику скучать!
  - А ты что, по Ланнгленну не скучаешь?
  - Скучаю, но иначе. Я делами все себе заглушаю, а иначе могу от скуки оглохнуть.
  - А я и глохну.
  - Да уж, вижу. Ладно, глохни дальше, а я поскакала. Ребенку мою не забудь в дом впустить, - и с этими словами Нинка повесила трубку.
  
  Машка подошла к Системе и посмотрела на нее. Выглядела Система, как туалетный столик с настенным зеркалом, с той лишь разницей, что на столешнице из полированного сникса - сверхтвердого минерала, который добывали на планете Отандре - не было ни флаконов, ни баночек и вазочек.
  Вся поверхность столика была одним большим динамиком: сникс прекрасно проводил звук и стал привычным материалом, используемым во всей звучащей аппаратуре.
  Достаточно было возле Системы назвать имя человека или название организации, с которой вы хотели бы связаться, как зеркало начинало светиться, превращалось в экран, на котором появлялось изображение вашего абонента - где бы он ни был - и вы могли беседовать с ним. Системная связь пронизывала весь освоенный космос, была бесшумна, мгновенна и надежна.
  Машка и сама не понимала, почему ей так трудно общаться по Системе, да и не пыталась понять это. Постояв возле Системы, она решила посмотреть, чем занят сын.
  
  Комната ребенка всегда поражала ее и приводила в состояние ступора.
  Дану было шесть лет, и чисто внешне он выглядел самым обычным ребенком, но на деле, он очень сильно отличался от своих сверстников, да и от ребят постарше. Если говорить начистоту, то Машка не знала ни одного ребенка, который был бы похож на ее сына и вел себя так же.
  
  Начнем с того, что огромная сорокаметровая детская комната была симбиозом химической лаборатории - Дан увлекался химией - слесарно-столярно-электронной мастерской, художественной студии, филиала Всекосмической библиотеки, кино-фотостудии, обсерватории....В общем, было понятно, почему ребенок все время жаловался на страшную тесноту и просил комнату побольше.
  Но не этот разброс интересов волновал Машку. Дело было в том идеальном порядке, царившем в этом помещении: он приводи Машку в трепет.
  Она и сама не была неряхой, но чистота в комнате сына всегда колола ей глаза,и она, пристыженная, шла драить остальное пространство квартиры, что ни в коей мере не приближало ее по чистоте и порядку к детской.
  Было совершенно не понятно, как хватало маленькому мальчику сил и времени для всех его многомудрых занятий и для поддержания комнаты в идеальном состоянии, но факт был налицо.
  
  Сын сидел у клеток живого уголка и учил маракоса с Визги есть ложкой из тарелки. Зверек с обожанием смотрел на маленького хозяина всеми своими глазками, для чего они съехали на переднюю сторону мордочки - обычно они располагались по кругу вдоль всей головы - и держал в трехпалой ручке ложку, которую осторожно нес к маленькому ротику, приоткрытому в форме сердечка и готовому всосать с ложки прозрачный куриный бульон ( Машка этот бульон не варила - Дан сам готовил для своих подопечных).
  
  - Сын, к тебе сейчас Анда придет, - мальчик спокойно вытер маракосу мордочку и посмотрел на мать. Он был очень красив, и Машка испытала прилив гордости и любви к этому маленькому серьезному человеку.
  - Да, я помню мама, мы с нею еще вчера договорились. Ты проводи ее ко мне, пожалуйста, хорошо? - и мальчик снова занялся маракосом.
  - Хорошо, - со вздохом ответила Машка и пошла на кухню, чтобы велеть плите приготовить что-нибудь вкусное для детей.
  Проходя по коридору, она услыхала, что новая дверь скрипнула и, кашлянув, чтобы никого не испугать, сказала:
  - Хозяйка, на лестничной площадке стоит чужое дитя. Звать Анда, волосы - рыжие, глаза зеленые, особых примет нет. Держит в руках альбом и коробку с красками. Впускать будем или пусть уходит?
  
  - Будем, будем, она к Дану пришла, - торопливо откликнулась Машка.
  Она однажды замешкалась, и дверь облила холодной водой вернувшегося с работы мужа - после этого прискорбного случая Машка старалась не рисковать.
  
  Пристрастие мужа к новинкам удручало ее. Она стеснялась зеркал, объясняющих ей, какие недостатки они видят в ее внешности и как эти недостатки ликвидировать, кастрюли, начинавшие верещать, если их содержимое собиралось пригореть или сбежать, доводили ее до истерики своими крикливыми голосами, кровать, сообщавшая ей, что пора менять постельное белье, душ, спрашивающий, какой температуры воду сделать сегодня, шкафы, подсказывавшие ей, что и на какой полке стоит или лежит в них - все это нисколько не облегчало ее жизнь, а наоборот, делало ее излишне шумной и вносило неразбериху. Машка уже давно мечтала съездить куда-нибудь, где технический прогресс еще не достиг подобных высот, и там отдохнуть в тишине и покое, пусть даже и с убежавшим молоком или пригоревшими котлетами.
  
  Анда, тем временем,уже вошла в квартиру и здоровалась с Машкой умильным нежным голоском. Машка напомнила себе, что не стоит обольщаться и что перед ней стоит самая большая хулиганка, какие только родились на Земле за все время ее существования.
  Анда была наказанием господним, казнью египетской, исчадием ада - всем сразу и одновременно, и всем - в превосходной степени.
  В глазах ее прыгали чертики, каждую секунду она была готова придумать новую шкоду и тут же воплотить ее в жизнь с неизменным успехом.
  Положительный сын Машки становился таким же чертенком в компании этой девочки, и Машка даже уже не надеялась, что парочка эта умудрится дорасти до вменяемого возраста - такое они творили.
  Списку их проказ не было конца.
  
  То они пробрались на учебный космодром и украли оттуда космический зонд, на котором пытались улететь в космос.
  Изобрели невидимый хлеб, чтобы дразнить своих приятелей. Как ни странно, но эту идею у них приобрел департамент медицины - этот хлеб стали продавать семьям, где имелись люди с повышенным весом: они не видели хлеб и не могли его съесть, что помогало им похудеть, тогда как другие члены семьи могли при этом питаться нормально.
  Дан изготовил вечную краску, которой они пытались покрасить слонов в зоопарке - видите ли, им показался скучным серый цвет, - и слоны теперь щеголяли голубыми цветочками и желто-розовыми полосками.
  Они придумали скоростной спуск по лестнице в тазах, ко дну которых были приклеены куски мыла: мыло смазывало ступеньки и тазы легко скользили по ним.
  После этого спуска оба лежали в больнице больше месяца: тазы занесло на повороте, и незадачливые наездники врезались в стенку.
  В общем, на их счету было немало славных дел, но сегодня можно было жить спокойно: альбом в руках Анды означал, что дети собирались рисовать, и это сулило покой и тишину в доме.
  
  Успокоившись, Машка пошла в кухню, где очень вкусно пахло смаулсом - ее плита знала кулинарию всех народов освоенного космоса и часто готовила что-нибудь "космическое".
  Машка разложила еду по тарелкам, поставила на поднос, добавила вазу с фруктами, кувшин сока и велела роботу-официанту отнести ланч в детскую.
  
  Робот вернулся через минуту - тарелки по-прежнему стояли на подносе.
  
  - Что случилось? - спросила его Машка, - почему ты вернулся?
  - Докладываю: детская пуста, пуста, отдать еду было некому, некому. Повторяю...
  - Не нужно, - прервала его Машка упавшим голосом, - я поняла.
  
  Она побежала в детскую и убедилась, что робот сказал правду - детей не было. Поиски в других комнатах ничего не дали - детей не было нигде.
  Полумертвая от страха и отчаяния, Машка взяла себя в руки и села к Системе.
  
  - Эд, Нина, Ланнгленн, дядя Арсений, - сказала она дрожащим голосом, - дети пропали, и я не знаю, где их искать.
  Зеркало-экран мгновенно осветилось, разделилось на четыре части, и четверо самых близких ее людей с тревогой посмотрели на нее.
  - Повтори, что ты сказала, - потребовала Нинка.
  - Дети пропали, - еще раз сказала Машка, - из детской. Не знаю, куда.
  И она заплакала.
  
  Первой примчалась Нинка. Впопыхах она оделась очень странно, и дверь пыталась не впустить ее в квартиру, но где уж ей было справиться со встревоженной матерью!
  Вихрем Нинель Пална пронеслась по коридору и влетела в детскую, где Машка сидела с потерянным видом, рассматривая странные рисунки в альбоме Анды.
  
  - Что ты расселась?! - закричала Нинка, - Искать нужно!
  - Где искать? Я не знаю, где их искать! Вот, смотрю рисунки андины - вдруг что-нибудь они подскажут. Ты понимаешь, что из квартиры они выйти не могли: дверь запрограммирована только на выход детей со взрослыми и не выпустила бы их одних.
  - Да знаю я. Но куда-то ведь они делись!
  - Нужно сделать обыск всей квартиры еще раз, - раздался голос Эда.
  Они оба с Ланнгленном стояли в дверях детской, готовые начать поисковые работы.
  
  Решено было начать с зимнего сада и балкона-террасы: возникла идея, что дети сбежали по балкону - перебрались к соседям. Но раздвижная дверь на балкон оказалась запертой изнутри, в зимнем саду царил образцовый порядок, во всех остальных помещениях окна были тоже заперты изнутри, вентиляционные отверстия забраны решетками, люки коммуникационных колодцев сияли ненарушенными электронными защелками.
  
  Взрослые снова сошлись в детской и сидели там в тяжелом молчании.
  - А где дядя Арсений? - Машка вдруг обратила внимание на отсутствие дяди, который нежно любил обоих детей и считался у них общим дедушкой. Было странно, что он не пришел помочь племяннице в такой трудный для нее момент.
  
  - Его зачем-то срочно вызвали в Космопорт. Он пытался отбрыкаться, но ему сказали, что это приказ и обсуждению не подлежит, - ответил Ланнгленн.
  
  Они с дядей работали вместе в Адаптационном Терминале Астрономической Службы (АТАС), где помогали новичкам из Космоса, впервые прибывшим на Землю, ознакомиться с ее порядками и войти в ее жизнь без психологических проблем. Срочные вызовы случались довольно часто, но сегодня такой вызов был очень некстати.
  
  - Вот ведь невовремя, - проворчал Эд, - он бы мог подсказать дельную идею. Давайте думать, что могло произойти. У кого есть версии?
  
  - Да какие тут версии?! - всхлипнула Машка, - Никаких версий, ум за разум заходит!
  Из запертой квартиры, все закрыто, я дома, все роботы на месте - все твердят, что дети из детской комнаты не выходили! Куда они делись?!
  И она снова зарыдала.
  
  Эд стал ее утешать, принес воды и успокоительное и был страшно удивлен, когда и Нинка попросила себе капсулу - внешне она была совершенно невозмутима, только все время постукивала ногой по полу.
  Все сидели молча, были слышны всхлипывания Машки и постукивания нинкиной туфли по паркету.
  
  Вдруг раздался звук зуммера - это включилась Система, и все бросились в холл, где светилось зеркало, с которого смотрели дядя Арсений и какая-то взволнованная молодая пара в полускафандрах довольно старого образца.
  
  - Дядя, - закричала Машка, - ну, где ты ходишь?! Мы ничего не можем придумать, ты скоро освободишься?
  
  - Через полчаса мы вылетаем домой - встречайте.
  И экран тут же погас.
  
  - Как это понять - "вылетаем"? - спросил Эд, - С кем вылетает? Кого встречать?
  
  - Ага, и кто эта парочка рядом с ним? Лица ужасно знакомые, - подала реплику Нинка.
  
  - Он их сюда привезти собирается? - спросила Машка, - Какой неудачный момент!
  
  - Друзья, а вам не кажется, что уже давно пора в службу поиска сообщить о пропаже детей? - пробасил Ланнгленн.
  
  - Да я давно позвонила, как только поговорила с вами. Они здесь были и тоже ушли в недоумении. Поиск уже организован, - ответила Машка.
  
  Успокоительное подействовало на нее, и она была, как замороженная - речь и движения были замедленны, лицо неподвижно, глаза широко раскрыты. Она участвовала в разговоре вполне разумно, но на самом деле, нервная система ее была блокирована, чтобы сильные эмоции не имели выхода и постепенно сошли на нет, не оказав своего пагубного действия на организм человека.
  
  Все так же замедленно она ушла на кухню, чтобы задать программу плите, и та заурчала, готовя обед для гостей.
  
  Потом, так же отрешенно, Машка вернулась в гостиную, где остальные сидели в абсолютном молчании.
  
  - У меня есть предложение, - сказал Эд, - давайте осмотрим детскую еще раз. Объект поиска - все необычное. Пусть дурацкое, лишь бы странное, из ряда вон выходящее. Вдруг мы найдем подсказку!
  
  Детская встретила их пустотой, сверкающей химической посудой на полках, скачущими, лазающими и поющими зверьками и птичками в клетках, солнечными квадратами на блестящем паркете.
  
  - Что искать...- пробормотала Нинка, - знать бы, то искать...
  
  Мужчины осматривали полки и шкафы, заглядывали за мебель и под ковер, а Машка вновь стала листать альбом Анды. Решительно, ей были незнакомы нарисованные девочкой предметы. Весь альбом был заполнен их изображениями - разными, в разных ракурсах и разного цвета, но было ясно, что все эти вещи одинаковые, просто, различно оформленные.
  
  - Что это ты все время альбом рассматриваешь? - подошла к ней Нинка.
  - А вот, смотри, что Анда рисует. Ты знаешь, что это такое?
  - Впервые вижу, - Нинка взяла альбом из рук Машки и стала нервно его перелистывать, - не понимаю, когда она успела все это намалевать - ведь я все дни дома, она мне каждую картинку нарисованную показывает! А тут - целый альбом!
  И главное, где она эти штуки видеть могла, а? Я никогда ничего подобного не видела, а ты?
  Машка лишь пожала плечами. У детей странная фантазия, но нарисованные в альбоме предметы выглядели очень реалистично, не были они похожи на выдумку ребенка.
  
  Сказать Машка ничего не успела: вдруг благим матом заорала входная дверь.
  
  - Хозяйка, хозяйка, меня штурмуют трое незнакомцев в странных костюмах! Особых примет нет, имен есть одно - дядя Арсений, право входа есть одно - у дяди Арсения, остальные двое расцениваются мною как нежелательные пришельцы и будут отбиты от квартиры....
  
  -Нет, закричала Машка, - стой, впусти всех! Это гости.
  - У гостей должны быть идентификационные карточки, - проворчала дверь, но открылась, и в прихожую вошел дядя Арсений, подталкивая впереди себя давешнюю парочку, которая страшно смущалась и выглядела встревоженной и нервничающей.
  
  Машка пригласила их в детскую, чтобы познакомить со всеми остальными, которые рассматривали картинки в альбоме и пожимали плечами.
  
  - Не понимаю, что это такое, - наконец сказал Эд, - дядя Арсений, может быть, ты видел такие штуки?
  Он протянул альбом дяде, и тут заметил гостей, страшно сконфузился и стал просить прощения:
  - Вы уж нас извините за невнимательность. У нас дети сбежали, и мы не можем понять, как и куда. Вот, ищем зацепки, а тут картинки странные у девочки в альбоме...
  - А что в них странного? - перебил его дядя Арсений, - Что странного в шоколадных плитках?
  - В чем?
  - Анда нарисовала в альбоме плитки шоколада. Разные. Разного размера и в разной обертке, но все это - шоколад, - сказал дядя Арсений, - было в древности такое лакомство, его все любили, и дети, и взрослые. Я только понять не могу, где она его увидела?
  - А что это за орнамент на нем?
  - Это не орнамент, это надпись. Написано:"Шоколад с орехами и изюмом"
  - И что это означает?
  - Означает, что в шоколадную массу добавлены дробленные орехи и сушеные ягоды древнего растения-лианы - винограда.
  - Из него вино делали, - вмешался в разговор гость.
  - Фу, ты, господи, - в сердцах сказал дядя Арсений, - совсем я, старый дурак, память потерял. Вот, знакомьтесь, эти молодые люди двадцать лет назад улетели в Космос и вернулись лишь сегодня. Я взял на себя смелость и пригласил их к нам для более легкой и быстрой адаптации к новой жизни. Никто не возражает, я надеюсь? - встревоженно спросил он.
  - Нет, дядя, конечно, нет. Просто мы все сосредоточенны на поиске, вот и не проявили должного внимания гостям, надеемся, они нас извинят.
  
  - О, конечно, мы же все понимаем. Может быть, понадобится наша помощь = располагайте нами.
  - Обязательно. А вы на каком корабле улетели?
  - На "Сиянии".
  - Что вы говорите, - вмешалась в разговор Нинка,- и мои родители улетели на "Сиянии"! Мне тогда восемь лет было...
  Продолжить она не смогла. Ланнгленн вдруг вскочил и закричал:
  - Я знаю, почему они исчезли!
  - Почему?
  - Они отправились на поиски шоколада! Вот смотрите: - и он показал всем тетрадь, на обложке которой было написано крупными буквами "ШОКОЛАДНАЯ ЖИЗНЬ", а на первой же странице был аккуратным почерком Дана изложен план поисков шоколада, включавший в себя лишь одну фразу.
  Фраза эта гласила: "Чтобы устроить себе шоколадную жизнь, нужно, прежде всего, найти шоколад и понять, что это такое."
  
  Взрослые ошарашенно передавали тетрадь из рук в руки, переглядывались, листали ее в поисках каких-нибудь еще записей, но остальные листы были чистыми и нетронутыми.
  
  - Дан, случайно, симпатических чернил не изобретал? - ворчливо спросил дядя Арсений, - может быть, тетрадь вся исписана, да мы не видим, просто этого.
  
  - Ни разу он с нами их не обсуждал! Обычно, мы знаем, направление его поисков...
  Договорить Эд не успел - его перебила Нинка:
  - Шоколад он с вами тоже не обсуждал, однако, искал его! Нужно еще раз детскую осмотреть. Теперь мы знаем, что нужно искать: записи химических опытов или чертежи, или расчеты. Давайте разделим комнату на квадраты, и каждый будет осматривать свой участок.
  
  Взрослые снова закопошились в детской и какое-то время работали молча.
  Вдруг из кухни раздался голос плиты:
  - Хозяйка, обед готов. Накрывать на стол?
  Машка вопросительно посмотрела на остальных:
  - Есть кто-нибудь хочет?
  - Нет-нет, сначала найдем то, что ищем, а потом о еде будем думать, - отрезала Нинка.
  - Подожди, Нина, может быть, молодые люди голодны - все-таки, они с дороги. Вы извините меня - я сегодня никудышняя хозяйка. Обед готов, хотите поесть?
  - Нет, спасибо, не беспокойтесь, мы поели перед приездом к вам. Мы, как все, сначала завершим поиски, - торопливо заговорили, перебивая друг друга, гости, и Машка отправилась на кухню, чтобы включить режим сохранения обеда в готовом состоянии до востребования.
  Когда она вернулась в детскую, то увидела, что все стоят возле книжного стеллажа, где, обычно, стояли книги, которые Дан читал в настоящий момент - как правило, это было несколько книг, он никогда не читал их по одной.
  
  Эд перебирал книги, которые выглядели непривычно и странно.
  
  - Что это такое? - спросила Машка.
  Действие лекарства заканчивалось, и она стала постепенно оттаивать.
  - Древние книги, - ответил ей дядя Арсений.
  - Откуда они у нас?
  - Ты нам скажи. Ты заказывала их?
  - Нет, наверное, Дан сам их заказал.
  - Но ведь заказ должен был пройти через домашний калькулятор. Вспомни, проходил он?
  - Давайте, проверим.
  С этими словами Эд пошел в кабинет, и все двинулись за ним, стали полукругом перед рабочим столом и ждали, пока он просматривал таблицу заказов за последние полгода.
  
  - Ну, что? - не выдержала Нинка.
  - Ничего, - слишком ровным голосом отозвался Эд, а затем ринулся в детскую, даже не выключив калькулятор.
  
  Все бросились за ним и застали его сидящим на ковре и просматривающим каждую книгу.
  - Смотрите, - возбужденно заговорил он, когда все опять встали полукругом над ним, - все книжечки новенькие, как только что из магазина!
  - Да, - согласились все.
  - Почему древние раритеты такие новые? Почти тысяча лет прошла! Как они сохранились? И где? Допустим, в музеях умеют раритеты сохранять, но кто бы Дану отдал музейные экспонаты?!
  Все молча согласились.
  - А теперь, - так же возбужденно продолжал Эд, - обратим внимание на подбор книг.
  Вот, читайте, дядя Арсений, что здесь написано?
  Дядя Арсений опустился на ковер рядом с Эдом, остальные тоже сочли за лучшее сесть, и скоро все они стали напоминать учеников, внимающих учителю.
  - Так, "Машина времени", Герберт Уэллс. А, эту книгу я помню: мне прадедушка ее рассказывал, это о человеке, который придумал механизм для путешествия во времени.
  
  Все переглянулись.
  - А разве люди могут путешествовать во времени? Ведь биологическое время необратимо, - неуверенным голосом сказал Ланнгленн.
  - Это фантастика, - объяснил дядя Арсений, но, видя, что остальные не поняли, пояснил, - ну, что-то вроде сказок на темы науки, очень был популярный жанр литературы. Поняли?
  Все кивнули, и дядя Арсений продолжил:
  - "Видеорама Поули", Джон Уиндэм,этого я не знаю,так, что здесь? Опять путешествие во времени, хорошо, следующая - Брэдбери, а, это имя мне знакомо, он про Марс писал, прадед и о нем рассказывал... "И грянул гром"...боже, какой кошмар!
  - Что, что такое?! - вскрикнули женщины.
  - А вот, представьте себе, человек отправляется в прошлое, нечаянно убивает там бабочку, и мир, из которого он пришел, меняется. Вот ужасы писали в те времена, а?!
  Хм, дальше... Джон Финней... Не слыхал даже..."Меж двух времен"...В общем, все ясно: все книги о путешествиях во времени. Что за интерес у ребенка возник? И вам ничего не сказал? - он уставился на Эда и Машку.
  
  Эд сидел, нахмурясь и о чем-то сосредоточенно думал. Наконец, он сказал:
  - Боюсь, что дети отправились в прошлое за шоколадом, другого вывода я сделать не могу.
  Гробовое потрясенное молчание было ему ответом, а потом Нинка осторожно сказала:
  - Ты, это, слушай, может быть, успокоительное выпьешь, а? Не нужно так нервничать. Это тебе от расстройства такое в голову пришло, - эту часть фразы она сказала негромко и относительно спокойно, а затем вдруг закричала, - все знают, что путешествия во времени возможны лишь теоретически! Все изыскания ни к чему не привели! Теории нет, расчетов нет, аппаратов нет - ничего нет!
  Нинка зарыдала вдруг и очень бурно, и стала швырять книги в Эда и Машку?
  - Это ваш гений малолетний мою дочку куда-то сманил, паразит! Чего им дома не сидится, наша тоже хороша, зараза, не девочка, а бандит малолетний! Вот где их искать, паршивцев?! - кричала она.
  
  Ланнгленн быстро обнял жену и стал ее поглаживать по голове, но держал при этом крепко, хотя она вырывалась изо всех сил. Наконец, она затихла, и Машка уложила ее на диван, укрыла пледом и дала выпить какой-то жидкости, в результате чего Нинка быстро уснула.
  - Пусть отдохнет, - пояснила Машка, а потом обратилась к мужу, - ищем разработки машины времени.
  
  Молодые гости ахнули, Ланнгленн, направлявшийся к спящей жене, чтобы уложить ее удобнее, застыл на месте, полуобернувшись к Машке, дядя Арсений хлопнул себя по лбу, а Эд быстро взглянул на жену и сказал:
  - Да нет никакой машины.
  - Как - "нет"? Я уверена, что дети отправились в прошлое. Значит, Дану удалось построить машину, на ней они и уехали, улетели - какое действие подходит, я не знаю.
  - Нет-нет, я с тобой согласен, но они это сделали без машины!
  - Без машины? Но как?!
  - Они перенеслись туда силой мысли.
  
  Тут у Машки подкосились ноги, и она опустилась на ковер рядом с остальными.
  - Почему ты решил...
  - Потому что я еще одну стопку книг обнаружил, смотри:
  "Самопознание и самогипноз" Арка дев Гура с Сатурна - ты ведь знаешь, что сатурняне обладают способностью к гипнозу в большей степени, чем остальные жители Космоса,
  так, а это - "Учись гипнозу" Тенды Брокх, "Жизнь в отрешении" - Скронг вильг Ос...
  "Сила мысли и движение", "Лети по волне памяти", "Ментальное излучение и методы работы с ним"...Он научился управлять своими мыслями и с их помощью - предметами.
  - Не только предметами, - временем! - робко заметил молодой гость.
  
  Взрослые сидели подавленно и не знали, что предпринять дальше, куда идти и к кому обращаться.
  
  Машка вертела в руках какую-то коробочку, которая лежала на стеллаже рядом с книгами. Коробочка взблескивала в лучах солнца, заливавшего детскую, и постепенно все впали в транс, не в силах оторвать взгляд от блестящего предмета и слегка покачиваясь в такт бликам, причем очертания людей, сидящих на ковре, становились размытыми, силуэты - прозрачными - до тех пор, пока комната не опустела.
  Никто больше не сидел, поджав ноги на мохнатом ковре из шерсти лапидарга, только на диване спала Нинка, да в клетках и террариумах продолжал суетиться зоопарк маленького гениального хозяина комнаты.
  
  В это самое время Дан и Анда шли по улице маленькой деревушки и страшно удивлялись всему, что видели вокруг себя.
  
  Смешные крошечные домики - и как только люди помещались в них - приводили их в изумление. Улица была странной, без покрытия, ноги у детей были запорошены толстым слоем пыли, что им не нравилось.
  
  По улице шли коровы - дети знали, что это за животные, потому что видели их в зоопарке - овцы и козы, какой-то странный человек в изодранной одежде шел позади животных и время от времени помахивал палкой с длинной веревкой, привязанной к ее концу. После каждого такого взмаха раздавался странный щелчок, от которого животные вздрагивали и прибавляли шаг.
  
  Собака, валявшаяся в пыли вдруг вскочила и залаяла на детей, но Дан остановился, посмотрел пристально ей в глаза, что заставило пса успокоиться и улечься снова.
  Дети пошли дальше, а собака, словно подумав о чем-то несколько секунд, приняла, видимо, решение и отправилась следом за ними.
  Анда опасливо оглянулась на нее, но пес дружелюбно замахал хвостом, заулыбался, и девочка успокоилась.
  
  Надо сказать, что вся ее бойкость и решительность куда-то улетучились. Она шла, вцепившись в руку Дана, и только головой вертела по сторонам.
  Все приводило ее в изумление - дома, заборы, деревья, на которых висели незнакомые плоды, невиданная ранее трава, курица с цыплятами, кошка, подкрадывающаяся к ним.
  Подсолнухи за одним из заборов потрясли ее воображение, и она долго еще оглядывалась на них, не в силах оторваться от зрелища гигантских цветков.
  
  - Куда мы идем? - спросила она у мальчика.
  - У них были магазины - это как наш центр заказов, только меньше. Найдем такой центр и спросим там про шоколад.
  - Думаешь, они знают?
  - Понимаешь, шоколад ели, а в магазинах была еда, значит, и шоколад в них может быть.
  - А вдруг он лекарство, а не еда?
  - Нет, ты не помнишь, в книжке написано было, что героиня с наслаждением отправила в рот очередную дольку шоколада.
  - Дольку! А вдруг он фрукт? У многих фруктов есть дольки - у гликоса, например, потом, у шфиры...
  - Анда, ну, ты ведь сама рисовала плитки шоколада! Они ведь на квадратики разделены - думаю, эти квадратики дольками и называли. От слова "доля" - часть.
  - Как хорошо ты язык выучил, я его хуже знаю.
  - Но я ведь раньше учить его начал, вот и результат.
  
  Тут навстречу им из бокового переулочка вышла целая ватага мальчишек, позади которых маячили несколько девочек в платочках и длинных навырост платьях.
  Обе группы остановились и начали рассматривать друг друга.
  
  - Вы кто такие? - спросил самый высокий мальчишка, - откуда взялись?
  - Мы из будущего, - невозмутимо ответил Дан.
  - Ат-ку-да?!
  - Из будущего, из одиннадцать тысяч девятьсот девяносто восьмого года.
  - Ты че, дразнишься, да? Думаешь, городской, дак все можно тебе? Щас как батух навешаю, мало не будет, сразу в прошлом окажешься.
  - Ты зря сердишься, уверяю тебя, что говорю правду. Хочешь, докажу?
  - Докажешь! Как ты это докажешь?!
  - А вот, смотри, - с этими словами Дан достал из кармана комбинезона узкую серебристую трубку и, направив ее на ближайший забор, положил палец на кружок с включающим кодом.
  Из трубки вырвался узкий луч голубоватого цвета, и на заборе стали сменять друг друга кадры волюмсъемки: виды города из окна комнаты Дана, громада Космопорта, взлетающий космический корабль, встреча прилетевших с Луны, эфемеролеты в воздухе, смеющаяся Анда, сидящая за пультом управления одного из них, робот-кафе в зоопарке, робот-уборщик и робот-официант, поющая плита, распевающая песенку, в которой она объясняет, что именно готовится на обед, комната Дана, его зверушки и книги...
  
  Деревенские дети стояли и зачарованно смотрели на сказочные картинки. Кадры закончились, луч погас, и все перевели дыхание.
  
  - Вы че, в кино фантастическом снимаетесь? - спросил старший пацан Дана.
  - Нет, это мы так живем.
  - Слушай, кончай, хорошо? Не хочу я вас, малявок бить, понимаешь? А будешь брехать - придется.
  Дан понял, что убедить пацанов ему не удастся и решил согласиться с их версией.
  
  - Ладно, угадал. Это я, чтобы из роли не выйти, а то если не веришь, играть трудно.
  - А, ну, понятно! Врать тоже трудно, если не веришь, во что врешь. А у нас вы че делаете?
  - Магазин ищем.
  - Есть хотите?
  - Нет, шоколаду захотелось.
  - Тю! А где ж ты его здесь найдешь?!
  - В магазине.
  - Во, городские, - обратился главарь к остальным, и те закивали головами, заулыбались скептически, а кое-кто даже сплюнул в дорожную пыль, девочки захихикали, - какой шоколад? Сроду в нашем сельпе, окромя подушечек и монпасе, других канфет не было!
  - А что же нам делать?
  - В город езжайте. А чего, так приспичило? Я вот сроду шоколада не пробовал и жив еще.
  - Да...надо мне...
  - Проспорил кому, что ли? Тогда понятно, где хошь, найди, но отдай! Так что, в город давайте - дуйте.
  - А это далеко?
  - КилОметров пятьдесят, шестьдесят - это как ехать.
  - А километр - это сколько?
  - Ой, много, пацан, целых тыща метров!
  - Да, пешком не дойдешь.
  - Не-а, попутка нужна. Айда к правлению, там должна быть полуторка с молзавода, может, Санька вас подвезет.
  И все гурьбой отправились к правлению. Дан шел и думал, что означает это слово и что такое полуторка, а также, куда их ведут. Но дети были так дружелюбны, что подвоха он не ждал и был спокоен.
  Полуторки у правления не оказалось, и старший сказал:
  - Слышь, уже шесть часов, куда вы, на ночь глядя, попретесь? Айда, ко мне ночевать,а с утра уедете с Санькой. Вас как зовут?
  - Меня Дан, а вот она - Анда.
  - Ишь, имена у вас... А я - Митька. Чего ее, как горы, зовут?
  - Какие горы?
  - Горы такие есть - Анды называются, в Южной Америке, мы по географии проходили. В школу пойдешь - узнаешь. Ладно, айда к нам, жрать хочется.
  
  Все пошли гурьбой провожать Дана и Анду к Митьке, а потом и сами разошлись по домам - проголодались за день все.
  
  - Мам, я гостей привел, есть хотим, - закричал Митька, когда вся троица пришла к дому под зеленой крышей и белыми наличниками вокруг окон.
  Из одного окна выглянула черноволосая женщина и сказала:
  - Хочешь есть - в дом зайди и гостей своих веди, только руки сперва вымойте.
  
  Дети вымыли руки под странной конструкцией, которая так и называлась - "рукомойник" - и вошли в дом.
  Мать Митьки уже поставила на стол тарелку с большими ломтями хлеба и другие тарелки и миски с незнакомой Дану и Анде едой.
  - Садитесь, ребятки, ешьте, не стесняйтесь.
  
  Дан и Анда не знали, как подступиться к тому, что было в тарелках, и стали повторять действия Митьки.
  Они ели какие-то странные мучнистые горячие клубни, которые показались им очень вкусными. Митька ел эти клубни со смесью светлых полосок с вкраплениями оранжевых стружек - оказалось, что эта смесь кисловатая и очень вкусная.
  Грибы ребята знали, но никогда не ели их солеными. Свежие огурцы и зеленый лук тоже были одобрены, а сметана вызвала такой восторг, что тетя Надя - митькина мама - пообещала дать им с собой баночку.
  Потом был чай из странного аппарата, который хозяева называли самоваром, был мед и ватрушки, а потом дети начали засыпать прямо за столом, и мать велела Митьке вести их на сеновал спать.
  
  Последней мыслью, которая промелькнула в голове Дана прежде, чем он заснул, было удивление, что мать не спросила Митьку, кто его гости и где он их нашел.
  Затем мальчик заснул, но даже во сне слышал медовый запах сена.
  
  Действие лекарства закончилось, и Нина Пална проснулась. В первый момент она не могла понять, где находится: она лежала на диване, а не в своей постели, в комнате было темно, обстановка не была видна, но пахло не так, как в ее спальне, а вспомнить, почему же ей так знаком этот запах, получилось не сразу.
  Взмахом руки Нинка включила освещение, увидела, что лежит на диване в комнате Дана, и события прошедшего дня сразу всплыли в ее памяти.
  Прислушавшись, она поняла, что в квартире стоит абсолютная тишина, словно все спали крепким сном.
  
  - Нашли детей, - подумала она, - слава богу, а я здесь сплю, как сурок, тоже, мать называется!
  Вскочив с дивана, она вышла в коридор, и включила Систему. На вызов никто не отозвался, что ее озадачило и встревожило.
  Ну, допустим, Машка с Эдом не могли ответить, потому что она вышла в эфир с их Системы...Но Ланнгглленн - он-то должен был отозваться! И дядя Арсений...
  
  Нинка пошла в спальню хозяев и обнаружила, что комната пуста, постели не разобраны.
  Тогда она методично обошла все комнаты, обнаружила, что нигде никого нет, и решила поговорить с дверью.
  
  После активизации она спросила у двери:
  - Ты знаешь, который час?
  - Два часа ночи, гостья хозяев.
  - За последние двенадцать часов кто-нибудь из квартиры выходил?
  - Нет, гостья хозяев, только заходили.
  - В котором часу? И не называй меня гостьей, ты прекрасно знаешь мое имя.
  - Хорошо, Нинка Пална, не буду. Последние люди зашли в квартиру в два часа дня - трое, имя и доступ были в единственном числе...
  - Да, это я знаю, можешь не продолжать. И никто,значит, не выходил... Скажи, как ты сама чувствуешь, ты исправна? Сенсорный аппарат в норме?
  - Я исправна, повреждений и сбоев в системе нет, все узлы и блоки в норме, профилактика и ремонт не нужны. Я исправна.
  
  - Ты исправна...- процедила сквозь зубы Нинка, отключая активизацию двери, - ты исправна, только вот куда делись все, не понятно в этом случае.
  
  Почувствовав, что ее охватывает страх, Нинка позвонила в Службу Поиска и рассказала об исчезновении взрослых людей из квартиры, дверь которой утверждает, что никого не выпускала более половины суток.
  Дежурный, принимавший вызов, посмотрел на нее внимательно с экрана и посоветовал что-нибудь обязательно съесть и попить горячего, а в случае плохого самочувствия обязательно сообщить в экстренную помощь.
  - Бригада, которая занимается вашим делом, уже выехала к вам, - сообщил он и отключился.
  
  - Хорошо же я выгляжу, - подумала Нинка, - если робот советует поесть. Вроде бы, Машка обед готовила - пойду посмотрю, что с ним.
  
  Дойти до кухни она не успела - раздался голос двери:
  - Хозяин, хозяин, перед квартирой стоят пятеро человек и утверждают, что вы их вызвали. Впустить или принять превентивные меры?
  - Впусти, впусти!
  - Вы не хозяин, ваш голос не закодирован в директории приказов.
  - Ах, ты ж, что делать-то?!
  Экран Системы осветился, на нем появился молодой мужчина в шлеме с антенной.
  - Дверь отказывается мне подчиняться, - сообщила ему Нинка.
  - Понял, сейчас решим проблему.
  - Вы с нею поосторожнее, она и облить водой может.
  - Я знаком с этой системой, не беспокойтесь, - экран погас, и Нинка услыхала, как дверь сообщает кому-то, что готова открыться по аварийному коду.
  Тут же завыла домашняя аварийная система, дверь открылась, и пятеро работников Службы Поиска вошли в холл.
  
  Вновь и вновь они обыскивали комнаты, балкон и подсобные помещения, вновь и вновь задавали Нинке вопросы, но идей, куда исчезли люди, пока Нинка спала, не возникало.
  Наконец, все изнемогли, и Нинка предложила отдохнуть и поесть.
  
  Плита сохранила обед горячим и свежим, все ели с удовольствием, да и Нинка с удивлением обнаружила, что происшествие не отбило у нее аппетита.
  - Что я за мать, - подумала она со стыдом, - девочка моя пропала, а я тут объедаюсь!
  И она залилась слезами, что переполошило поисковиков - так неожиданны и спонтанны были ее слезы.
  Они засуетились, успокаивая ее, напоили ее легким тонизирующим напитком, который всегда носили с собой именно для таких случаев, и Нинка постепенно смолкла, перестала плакать, но сидела, опустив голову и всхлипывая.
  
  Вдруг она вскочила на ноги и с криком:" Там кто-то есть!" - бросилась из кухни.
  
  Поисковики побежали за ней.
  Уже наступило утро, день был солнечный, квартира была залита ярким и горячим солнечным светом, в детской на ковре сидели шестеро взрослых и двое детей, а в дверях комнаты изваянием застыла Нинка.
  
  Когда суматоха, вызванная возвращением "путешественников", улеглась - все были вымыты, накормлены и переодеты, Нинка заявила, что не встанет с дивана до тех пор, пока не услышит подробный рассказ обо всех приключениях и объяснений, куда они пропали и почему ее оставили спящей на диване, а не взяли с собой.
  
  Дан не был бы Даном, если бы в его комнате не было записывающего устройства, сконструированного и построенного им самим. Он незаметно для взрослых включил это устройство, и рассказы путешественников во времени, записанные в тот день, долгие годы развлекали гостей дома, а однажды даже послужили научными материалами для физиков, занимавшихся изучением времени.
  
  Вот эти рассказы.
  
  1. РАССКАЗ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ, ака Машка.
  
  Представляешь, ты заснула на диване, а мы сидим на ковре и думаем, что могло произойти, как Эд говорит, что дети отправились в прошлое с помощью гипноза.
  - Я не так сказал, я сказал - силой мысли перенеслись в прошлое.
  - Да какая разница, не перебивай ее. Рассказывай дальше.
  
  И книги на стеллаже стоят - про гипноз, тренировку мыслительного процесса, ментальную энергию...
  
  Вот тут мы скисли! Как их во времени искать? В каком - прошлом или настоящем?
  А я коробочку какую-то в руках вертела. Даже и не знаю, где ее взяла, как она ко мне в руки попала, блестящая такая.
  
  Только вдруг мы уже сидим не на ковре в детской, а на траве, не понятно где! Вот только что ты лежала рядом на диване, а уже ни дома, ни дивана, ни тебя, а лужайка с травой, кусты, деревья, и какое-то животное рядом, привязанное на длинной веревке к дереву.
  
  Оно нас увидело и как закричит! И к нам бросилось. Да ты знаешь, помнишь, в зоопарке есть рогатые такие, коровы называются, так это был детеныш такой коровы, - коровенок!
  И вот мы этого коровенка испугались и ушли с той лужайки, а она рядом с каким-то населенным пунктом была, такое странное место! Дома все крошечные, я даже не знаю, с чем сравнить, у нас и нет таких. Мы сначала думали, что это детская площадка такая, а потом увидели, что люди в этих строениях живут - как только они там помещаются?!
  
  Идем между домами, а на нас все смотрят, какой-то мужчина в странной одежде и головном уборе приехал на странном транспортном средстве - трехколесном и ужасно шумном и вонючем, и стал нас спрашивать что-то. А мы что ж, мы же языка не знаем...
  Дядя Арсений ему сказал что-то, я и не поняла, что.
  Тот так удивился, головной убор свой на затылок сдвинул и опять что-то сказал.
  Я тогда сказала:" Шоколад".
  
  Мужчина этот обрадовался и показал, что хочет, чтобы мы пошли с ним. Мы пошли, а он медленно поехал на своей этой тарахтелке вонючей рядом с нами.
  Слууушай, какое это было место странное! Грязно! Пыль, дорога без покрытия, дети босые ходят, все ноги у всех в пыли, все грязные... Животные по улицам ходят - коровы эти, еще поменьше, тоже с рогами. Какое-то спало в пыли, но вдруг вскочило и стало на нас кричать, и морда у него была сердитая.
  
  Нас целая толпа провожала, кто-то из толпы на это животное крикнул, оно хвост поджало и замолчало, но пошло рядом с нами и время от времени рычало. Очень было неприятно.
  Птицы с птенцами гуляли, все дома огорожены, какие-то цветы огромные желтые с черной серединой везде росли, на деревьях плоды висели... Нет, было ничего, воздух хороший, но грязно ужасно!
  
  Пришли куда-то, вроде площади, а там какое-то устройство стоит - с четырьмя колесами, кабина немного на эфемеролет похожа, только не прозрачная, а позади большой деревянный ящик приделан, и в нем какие-то металлические емкости стоят.
  
  Мужчина, который нас туда привел, поговорил с другим, который в кабине сидел, и потом показал нам, что нужно в ящик этот залезть.
  Ну, залезли мы, там вдоль ящика были полки прибиты - это для сидения было сделано.
  И вот эта штука тоже оказалась транспортным средством!
  
  Вдруг как рванет с места, мы все попадали. Емкости тоже попадали и стали по ящику кататься.
  Толпа, которая нас провожала, стала кричать и махать руками, дети за нами побежали, животное снова закричало, и другие такие же прибежали и тоже стали кричать, - в общем, шума было много.
  
  Устройство это ехало не слишком быстро, но скоро этот населенный пункт перестал быть виден, и вокруг были открытые пространства, а на них росла какая-то трава, высокая, с колосьями на верхушке, а по краям этих пространств стояли деревья.
  
  Ехать было ужасно! Нас так трясло! Дорога была без покрытия, вся в ямах каких-то, пыль стояла облаком, мы тоже стали грязными, как те люди, которых мы видели в населенном пункте.
  Мы кашляли и чихали, емкости то и дело падали и начинали бить нас по ногам, приходилось поднимать их и придерживать - и все это длилось почти час.
  Потом мы приехали в другой населенный пункт, больше того, где были.
  
  Дома здесь были побольше - даже в три-четыре этажа - но все равно, ужасно маленькие.
  И покрытие на дорогах было, правда не на всех и очень плохого качества.
  На некоторых дорогах лежали металлические направляющие и висели провода, и по этим направляющим двигалось еще одно транспортное средство, судя по всему, электрическое - оно касалось проводов особенной штукой, устанвленной на крыше, и время от времени оттуда летели искры. Очень опасно.
  Но люди спокойно ехали в этом устройстве и не боялись - было видно, что они вполне ему доверяют.
  
  Уже темнело, и в окнах домов появилось освещение, а на дорогах включились фонари на столбах. Наше устройство остановилось, человек вышел из кабины и показал нам, что нужно вылезать из ящика.
  Когда мы вылезли, он показал нам на какую-то дверь рядом с большим освещенным окном, сказал:"Магазин", - и уехал.
  
  Мы не поняли, что нужно делать и зашли в этот "магазин".
  Там пространство было поделено на две части таким, как бы, подиумом, что ли. Перед этим подиумом, или длинным столом, стояли люди друг за другом, а за ним - женщина в грязной белой одежде и каким-то колпаком на голове..
  
  Лицо у нее было раскрашенно разноцветными красками, и выглядело это просто кошмарно: ярко красные губы, веки сине-зеленые, вокруг глаз черные круги, все лицо белое, на щеках ярко-розовые пятна...Бррр! А в ушах висели какие-то штуки из желтого металла с красными кристаллами и другие штуки были на пальцах. Не знаю я, зачем. Мы потом на многих женщинах такие штуки видели с разными кристаллами. Это обряд какой-то, я думаю, а может быть, различительный знак, не знаю, словом.
  
  Когда мы вошли, все стали смотреть на нас, а эта женщина, раскрашенная, что-то нам сказала. Мы не поняли, и я опять сказала:"Шоколад".
  
  Тогда она протянула мне предмет, точно такой, какие у Анды в альбоме нарисованы были.
  Мы стали его рассматривать. Это была плоская плитка прямоугольной формы. Завернута она была в два слоя покрытия. Верхний был из какого-то материала, я не поняла, он был синего цвета, и на нем были картинки: черная птица на дереве, в клюве держит кусок какой-то еды, а внизу животное оранжевого цвета и с хвостом, несколько разных животных сидят, как люди и держат в лапах музыкальные инструменты, белая птица, рыба и ракообразное привязаны к деревянному ящику на колесах...
  Под этой оберткой была еще одна - по-моему, металлическая, но очень тонкая, шуршащая и легко рвущаяся.
  
  Мы сняли эти обертки, а там - что-то темное, в бороздках, образующих квадраты, и оно стало тут же таять у меня в руках и пачкать их чем-то липким.
  Я слизнула немного этого липкого, а оно оказалось очень душистым и сладким, очень вкусным. Я все руки облизала!
  Ну, мы поломали эту штуку на квадратики и всю съели, очень было вкусно!
  
  А люди стояли и смотрели на нас.
  Тут эта тетка раскрашенная опять что-то сказала и руку протянула. Я руку пожала и остальные тоже.
  Она улыбнулась, опять что-то произнесла и опять руку тянет - я опять пожала.Но она почему-то рассердилась, вырвала у меня руку и тянет ее снова! Мы ничего не поняли!
  
  Остальные люди стали что-то кричать и смеяться, а она стала такая красная, и закричала что-то в дверь за своей спиной.
  Оттуда вышел мужчина, ужасно грязный, взглянул на нас, кивнул и ушел, а потом в магазин вошел мужчина, одетый точно так же, как и тот, что нас сюда отправил.
  А пока он не пришел, все сгрудились вокруг нас и ужасно шумели,трогали нашу одежду - было очень неприятно.
  
  Этот мужчина предложил нам выйти, а на улице было еще одно транспортное средство - желто-синее, очень старое, а на окнах у него были решетки.
  И нас посадили в эту штуку и повезли куда-то по темным улица, хотя фонари горели, но их было мало, и светили они еле-еле.
  
  Привезли нас в какое-то помещение, выкрашенное жуткой грязно-синей краской и ужасно грязное. Там с нами пытались разговаривать,но мы ничего не поняли и нас заперли в какой-то комнате, со сценой, а на окне тоже была решетка...
  
  Не спрашивайте, как мы провели эту ночь! Во-первых, хотелось есть и пить. И ... все остальное тоже, а как объяснить это и кому, главное? Лечь можно было только на сцене, она была ужасно жесткая...Ой, лучше не вспоминать!
  
  Утром нас вывели из этой комнаты, повели в какой-то закуток, там были столы и шкафы и какие-то люди... Нас опять что-то спрашивали и сердились - это было видно.
  Потом нас вывели наружу и махнули рукой, чтобы мы шли. Куда? Мы не знали, пошли по улице, дошли до какого-то дома, где была похожая дверь и такое же окно, как у того "магазин", где мы ели шоколад.
  Мы решили войти внутрь, вошли, а там...
  
  - Мама, теперь моя очередь, хорошо? - перебил ее Дан, - а ты успокойся, ты очень волнуешься, отдохни.
  Машка смолкла, легла на диван и стала смотреть в потолок. Лицо у нее было грустное и задумчивое.
  
  Эд сел рядом с женой и взял ее за руку, а Дан приступил к рассказу.
  
  2. Рассказ Дана.
  
  Мы так спали на этом сеновале! Там так пахло! Проснулись потому что петух закричал - это самец птиц, которые несут съедобные яйца, самки называются курами. Яйца очень вкусные, нас тетя Надя угостила за завтраком.
  Эти петухи у них там вместо часов. Они каким-то образом время чувствуют и всегда в одно и то же время кричат.
  Тут вскочила Анда и закричала:
  
  - А а-а а-а а-а! - это он так кричал и крыльями хлопал.
  И она забила руками по бокам.
  Взрослые вздрогнули и засмеялись, а Дан заставил девочку сесть и продолжил:
  
  - Тетя Надя была очень хорошая и добрая. Она на завтрак нам дала молоко коровы, яйца курицы, творог со сметаной - их из молока делают, хлеб - это из муки, а муку делают из пшеницы, которая вокруг деревни росла. Это место называлось "деревня", я не знаю, почему, может быть, потому, что там было много деревьев.
  
  Потом она дала нам корзинку, а в ней были банки со сметаной и медом, творог в горшочке...Банки - это такие емкости из стекла, а горшочек - из обожженной глины, как у племен с Археосолы, помните, мы в музее видели?
  
  Потом мы пошли с Митькой к правлению - это такое здание, я не знаю, чем там правят, и там стоял перед этим зданием грузовик, и Митька поговорил с водителем, мы сели с ним в кабину и поехали.
  
  Грузовик - это такое транспортное средство для перевозки небольших грузов и людей.
  Тетя Надя нам еще дала плодов, которые называются яблоки, и овощей, которые называются огурцы, они зеленые и очень вкусные, а морковка оранжевая, и тоже вкусная.
  И один большой желтый цветок дала, а в его сердцевине были семечки, их можно было есть, и мы всю дорогу их грызли и Саньку - водителя угостили.
  
  Ехать было плохо, очень сильно трясло, и было много пыли. Вокруг дороги росла пшеница и деревья, а потом мы приехали в город, Санька высадил нас возле магазина, сказал, что вчера привез сюда же каких-то иностранцев заблудившихся и уехал, а мы пошли в магазин.
  
  Мама уже рассказала, что такое магазин - это как наш Центр Заказов, только маленький, и жители в нем приобретают то, что нужно для жизни.
  В этом магазине была еда. Ее выдавала женщина - мама про нее уже тоже рассказала.
  
  Это была не та же самая, которую мама видела, но они там все очень похожи, я даже думаю, что это такая серия роботов - у нас ведь тоже так делают иногда: в зоопарке все роботы-кафе одинаковые.
  Но других людей не было, и мы подошли к этой женщине и спросили, есть ли у нее шоколад.
  
  Она протянула нам плитку, и она тоже была с картинками, но с другими: лодка с парусами и синяя вода, человек с бородой держит в руках сетку, а в сетке рыбка, войско выходит из моря...
  Мы тоже плитку развернули и тоже съели - это было так вкусно!
  Женщина мне и говорит:" А деньги?" - а я ее спрашиваю:" А что это такое?!"
  
  Тут она как стала кричать:" Ах ты, хулиган, и девочка тоже не лучше, сейчас я милицию вызову, чтобы твоим родителям на работу сообщили, что у них сын воришка!"
  
  Я ничего не понял! Слова понял, но что они означают - нет. И она тоже стала кричать в заднюю дверь:" Семен, Семен!"
  Выглянул оттуда мужчина, ужасно грязный и странный какой-то, он еле на ногах держался и еле говорил, больной, наверное, и она ему сказала, чтобы он милиционера Леху позвал, и тут дверь в магазин открылась и вошли мама и папа и все остальные.
  
  Мама сразу плакать начала и нас ощупывать, а женщина глаза выпучила и стоит так, а потом стала говорить, что нельзя детей без присмотра оставлять. И видно, что семья с достатком - вон, детишки как одеты хорошо и чисто, да и взрослые тоже, неужели нет возможности дать детям рупь на шоколад.
  Я опять ничего не понял, только слова.
  
  Папа стал ей объяснять, что мы из другого времени, что мы потерялись и нас искали, только она его тоже не поняла и сказала:
  - Иностранцы, кажись! Ишь, ты, оказия! Заблудились, что ли? Да ладно вам, не переживайте так, не обеднею я с плитки шоколада! Забирайте малышей ваших, а вы больше от мамы-папы не убегайте.
  
  Я сказал всем, что мы можем идти, а Анда дала этой женщине кристалл, который мы с нею сделали неделю назад, такой, зеленый.
  И тут эта женщина сама стала зеленой и даже не сказала, а прохрипела:
  - Изумруд!- и стала садиться на пол.
  
  Что было с нею дальше, я не знаю, потому что мы ушли и пошли в маленький парк, сели там на траву, и мы дали взрослым поесть то, что было в корзинке, а потом я всех нас сюда перенес.
  
  Дан смолк и сел на ковер рядом с Андой. Все молчали.
  Потом заговорила Машка.
  
  - Боже, как живут эти несчастные люди! Грязь, тяжелая работа, все делают руками, роботов нет... Я видела, когда мы по населенному пункту шли, как женщина сама тряпкой какой-то грязной мыла пол в домике, это значит, что робота-уборщика у нее нет. Как они смогли выжить в таких условиях? Это ведь благодаря им мы существуем! Ведь они могли сдаться и вымереть, а они боролись за жизнь, выстояли и вот, мы живем и даже не знаем языка наших предков, это ужасно, какие мы неблагодарные!
  И добрые они какие! При такой жизни они должны были быть жестокими и кровожадными, а они не такие: везли нас куда-то, дали возможность переночевать под крышей, а не на улице... Мне очень стыдно, что я так живу, ничего о них не зная. Буду историю учить, должна я понимать, из какой жизни наша жизнь родилась!
  
  Все взволнованно молчали, Дан подошел к матери и крепко обнял ее, а Эд обнял их обоих.
  
  Минута волнения прошла, Машка вскочила с дивана и сказала:
  - А давайте отметим это наше приключение! Я плите какой-нибудь вкусный обед закажу, включим музыку и будем танцевать. У нас ведь гости, а мы их никак не развлекаем, даже в такую безумную авантюру вовлекли!
  
  Все посмотрели на молодую пару, которая смущенно сидела на ковре и посматривала на хозяев виноватыми глазами.
  
  - Нет, - вдруг решительно произнесла Нинка, - вы точно мне знакомы. Где я могла вас видеть?
  
  Молодые люди переглянулись, потом мужчина откашлялся и сказал, запинаясь:
  - Видите ли, эээ, как бы это сказать помягче... дело в том, что меня зовут Павлом, а мою жену - Ириной...
  - О, и моего отца звали Павлом, а маму.... Погодите, что вы пытаетесь мне сказать?!
  Павел кивнул головой.
  Нинка во все глаза смотрела то на него, то на его жену.
  
  - Вы, вы...- тут она смолкла и кинулась обнимать женщину, обе они начали плакать, а все стояли вокруг них с абсолютно дурацким видом, смотрели и ничего не понимали.
  Первым пришел в себя дядя Арсений. Он всплеснул руками и закричал:
  - Ай, да фокус! Вот это номер!
  
  - Что, что ты имеешь в виду? - накинулась на него Машка.
  - Да ведь это родители Нины, - пояснил ей дядя Арсений, - Андочка, это твои бабушка и дедушка.
  
  Анда недоверчиво посмотрела на него и сказала осуждающе:
  - Нехорошо врать, дядя Арсений. Бабушки и дедушки старенькие, как ты, а они молодые, как мама и папа.
  Дан ответил ей снисходительно:
  - Теорию относительности я тебе объяснял? Ты же сказала, что все поняла.
  - А я и поняла, только бабушки молодые не бывают!
  - Она ведь в Космос летала!
  - Ну, и что?
  - А там время иначе течет, вот она и не успела состариться. Иди - обнимайся тоже, ты ведь всегда бабушку хотела иметь, вот тебе ее и доставили!
  
  Анда недоверчиво оглянулась на отца. Тот покивал ей головой с серьезным видом, и девочка завизжала и бросилась к маме и бабушке.
  
  Когда все наобнимались и нацеловались и уже сидели за праздничным столом, Дан сказал:
  - Ха, у нас тут получилось великое возвращение! Андины бабушка и дедушка вернулись из Космоса, а мы - из прошлого, тоже почти из космоса!
  
  Дядя Арсений взъерошил ему волосы и сказал:
  - Не слишком ли ты умный для своего возраста? В древние времена таким, как ты, Нобелевскую премию давали - прадед рассказывал, он историком был, специалистом по Древнему Времени. Правда, ее, премию эту, уже пожилым ученым давали. Но тебе дали бы и в таком возрасте, потому что удивились бы очень и от удивления забыли бы, что нужно до твоей старости подождать.
  Все засмеялись. Праздник продолжался.
  
  ЭПИЛОГ.
  
  Однажды Машка вынула из почтового ящика какой-то странный пакет, адресованный Дану.
  - Тебе письмо.
  - Ага, наконец-то, пришло! Это из Академии Наук, я его давно жду.
  - Из Академии? И что пишут?
  - Приглашают на конференцию, посвященную моему открытию.
  - Э? Твоему - чему?
  - Ну, я же открыл способ путешествия во времени - вот они его полгода проверяли, а теперь устраивают конференцию.
  - А ну-ка, дай посмотреть!
  
  Машка взяла из рук сына плотный бумажный лист, где было напечатано приглашение для него и его родных и близких. В разделе "Программа работы конференции" главным докладчиком был обозначен Дан.
  Растерянно она смотрела на сына. Было ясно, что он гений, но она никак не могла понять, каким образом ей, вполне ординарной женщине удалось родить гения.
  Вечером она поделилась своими переживаниями с мужем.
  - Все очень объяснимо, - спокойно ответил он, - ты меня любишь?
  - Нашел время! Люблю, конечно.
  - Вот. А я люблю тебя.
  - Спасибо, я счастлива, но ответь мне на вопрос.
  - Я и отвечаю: от любви рождаются только красивые и талантливые дети. Вот и наш тоже... просто, таланта может быть разное количество, ему досталось много - все так просто.
  - Да, - уже засыпая, подумала Машка, - все очень просто.
  
  В день конференции она так нервничала, что ее стал успокаивать Дан, которому полагалось в этот день переживать и волноваться, но он был совершенно спокоен.
  
  У Машки от волнения шумело в ушах, и она почти не слыхала доклад своего сына.
  В себя она пришла от оваций: все люди на трибунах встали и стоя хлопали маленькому мальчику, еле видному из-за кафедры, хотя стоял он на скамеечке.
  
  - Я прочел в книгах о разных способах перемещения во времени. Книги это все были фантастическими, но ведь из истории мы знаем, что очень многие фантастические выдумки писателей становились реальностью, и я стал думать, какой способ наиболее приемлем для меня.
  
  Постройку машины времени я отмел сразу - в этом способе есть подводный камень в виде поломки аппарата, и тогда жизнь путешественника висит на волоске.
  Больше всего мне понравился способ перемещения во времени волевым усилием, силой мысли.
  
  Я стал работать в этом направлении и добился успеха: я изобрел простенький приборчик, увеличивающий напряженность поля ментальной энергии даже не в разы, а на порядки, результатом чего является неукоснительное исполнение любого желания.
  Оставалось только найти предмет вожделения и захотеть попасть туда, где он существует.
  
  Нам с моей помощницей Андой, - Дан сделал жест в сторону сидящей в первом ряду девочки, она встала и поклонилась аудитории, а слушатели тянули шеи, чтобы увидеть крошечную помощницу маленького ученого, - удалось найти такой объект - это шоколад, забытое лакомство Древних Времен.
  
  Мы изучили все, что касалось его происхождения и применения, и однажды осмелились осуществить свое желание.
  Так я подтвердил свое желание практикой, экспериментом.
  В этом эксперименте участвовали и родители мои и Анды, а так же, ее бабушка и дедушка и мой дедушка.
  Участниками эксперимента они стали не по своей воле, что еще более подтверждает мою теорию.
  
  Я еще несколько раз бывал в прошлом, - тут мальчик запнулся и кинул быстрый взгляд в сторону родителей. Машка побелела, а зал рассмеялся, поняв ситуацию.
  Но Дан быстро оправился и продолжал, как ни в чем не бывало:
  
  - Из одного такого путешествия я привез растительный материал для разведения деревьев, дающих плоды, которые являются исходным сырьем для изготовления шоколада, а из другого - сами эти плоды и технологию производства шоколада.
  
  Сейчас я могу с гордостью сказать, что у нас уже есть сто деревьев, которые начнут плодоносить в течение ближайшего года.
  Из плодов, привезенных мною, они называются какао-бобы, по древней технологии был изготовлен настоящий шоколад. Сейчас мы угостим вас им.
  
  В аудиторию вошли девушки с подносами, на которых лежали темно-коричневые кусочки.
  Девушки разносили эти кусочки по рядам, люди брали их и с опаской клали в рот, но буквально через мгновение выражение боязни сменялось на радостное удивление, все шумели, делясь впечатлениями, а затем опять встали и начали аплодировать докладчику.
  
  - Даешь шоколадную жизнь! - раздался крик с галерки, где сидели студенты университета.
  Зал засмеялся и захлопал еще громче.
  Наступала эра шоколадной жизни, и население Земли радостно приветствовало эту жизнь, которую ей подарил маленький мальчик-лакомка и гений.
  Свершилось еще одно Великое Возвращение: возвращение шоколада к людям.
  
  Домой вернулись поздно: после доклада был банкет, потом ездили гулять к поющим водопадам и светящимся рощам, катались на искусственной молнии,- и поэтому страшно устали и сразу легли спать. Ложась в постель, Машка с недоверием посмотрела на телефон: было странно, что он за те полчаса, что они были дома, ни разу не зазвонил. Как только она подумала об этом, телефон вдруг широко зевнул, потянулся и сказал недовольным голосом:
  - Эй, слышь, там тебе, эта, подруга твоя звОнит.
  А когда Машка, поговорив с Нинкой две минуты, клала трубку, телефон вдруг сказал:" Шоколад, шоколад, всяк тебя покушать рад," - после чего незамедлительно уснул, оставив Машку давиться хохотом в темной тишине спальни.
  
  20.02.06 Израиль.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"