Кондорский С.: другие произведения.

Стандарт будущего.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


  

Стандарт будущего.

  
   Фантастический триллер.
  
   Самуэль Кондорский.
  
   От автора:
   Надеюсь, читатель не сочтет это произведение чересчур кровавым и жестоким. Оно написано в тяжелом стиле и представляет личности и характеры людей такими, какими они являются на самом деле. Да, да, это вовсе не мои выдумки. Если вы читали произведения Стивена Кинга то поверьте, он, как и я, не выдумывает персонажи, а просто описывает поведение знакомых ему людей, их мысли, их душу, только в отличие от обычной жизни они часто оказываются у власти, или же играют в романе другие ключевые роли.
   Хочу сразу сказать, что "Стандарт Будущего" не задумывался как агитационная книга. Я вовсе не веду пропаганду против терроризма и сомнительных религиозных сект, хотя сам лично осуждаю и то и другое.
   Я отправил это произведение в "Самиздат" с единственной целью - приобрести известность и заинтересовать любое из издательств Российской Федерации.
   "Стандарт Будущего" не заканчивается на грустной ноте. Книга обязательно будет продолжена, как только я заручусь поддержкой одного из издательств и смогу опубликовать любую из написанных мною книг ("Невидимая война" - шпионский роман, "Чужестранец" - фантастический вестерн, "Королева убийц" - романтический боевик).
   Должен сказать пару слов о себе - я очень перспективный писатель, пишу от 2 000 до 4 000 слов в день (5 недель = 1 книга). Помимо триллеров и боевиков, я могу также писать юмористические произведения. К сожалению, плохое финансовое положение сильно давит на меня морально, затрудняя поиск новых идей.
   Всем кто заинтересован в сотрудничестве - E-Mail: SamuelCondorsky@yahoo.com.
  
  
  
   Вступление:
   Жизнь протекает тихо и спокойно. Глобальные войны прошлого, массовая безработица и высокий уровень преступности остались далеко позади. Но так ли это на самом деле? Или это просто мнение обычного обывателя, человека не любящего смотреть за границы того, что он может увидеть не взбираясь на возвышенность? На самом деле, привычного уклада вещей уже давно не существует. Правительства всех стран остались не у дел. Теперь, президенты и монархи всего лишь марионетки в руках двух могущественных корпораций, ведущих скрытую войну между собой. Войну до абсолютной победы одной из них, невзирая ни на какие людские жертвы...
  
  
   Земля, 2025 год.
   Соединенные Штаты Америки, Нью-Йорк.
  
   На них никто не обращал внимания. Не вызывая ничьих подозрений они покинули местный аэропорт и достигли центра города, где им и предстояло выполнить свой долг. Долг, возложенный на них, как на самых способных и подходящих учеников своего учителя.
   То, что они не выделялись из толпы, не было простой случайностью. Оба были тщательно подобраны для этой задачи. Их лица нельзя было с уверенностью отнести ни к одной из расовых групп, что и было залогом успеха. Чистый английский и знание американских манер заставляло случайно столкнувшихся с ними людей принимать их за своих. За те полтора часа, что они находились на территории США, ни один человек не проводил их подозрительным взглядом.
   Они вышли из такси, которое наняли в аэропорту, и расплатившись с шофером, зашли в первый же попавшийся крупный супермаркет.
   Было еще раннее утро, и магазин был почти пустым. Они взяли тележку, и как самые обычные обыватели направились за покупками.
  -- Ахмет, ты уверен что мы должны это сделать? - спросил тот, что был пониже ростом, предварительно убедившись что вокруг никого нет.
  -- Да Али, такова воля Аллаха. Мы должны покарать неверных. Смотри как одеваются их женщины. - высокий кивнул в сторону девушки в мини юбке, показавшейся впереди. - А их телевиденье? А книги и журналы? Они находятся под властью шайтана. Нужно уничтожить этот рассадник греха!
  -- Но Ахмет! Не обратится ли это оружие против нас?
   Высокий остановился, делая вид что рассматривает этикетку на хлопьях и, подождав пока люди идущие сзади не минуют их, обратился к своему собеседнику:
  -- Ты не должен сомневаться в этом оружии, Али. Оно божественное. Сам Аллах вложил это оружие в наши руки. Мы лишь исполнители его священной воли. - высокий инстинктивно поднял руку к подбородку, желая пригладить свою густую бороду, которой он так гордился, но вспомнил что ее пришлось сбрить, чтобы не вызывать подозрений. - Аллах будет направлять его своими руками, и оно поразит лишь неверных. Мы же останемся чтобы жить по законам Шариата, единственной правильной веры. Не забывай, мы не единственные кто несет кару неверным. По всему миру сыновья Аллаха делают тоже самое. Мы не должны подводить своих братьев.
   Его собеседник согласно кивнул, держа слова при себе, так как к ним приближалась типичная американская семейка толстяков.
   Как только они вновь оказались вне поля зрения покупателей, высокий достал из кармана небольшой флакончик с этикеткой мужского одеколона, и принялся незаметно для камер обрызгивать стоящие на полках продукты. Низкий оглядывался вокруг и предупреждал о появлении свидетелей. Так продолжалось до тех пор, пока они не обрызгали половину супермаркета, после чего, оба вышли на улицу, купив лишь несколько пирожных. Это было не единственное место, которое они должны были посетить сегодня. Им надо было спешить.
  
  
  
   Земля, 2027 год.
   Российская Федерация. Можайск.
   Секретная лаборатория N22.
  
  -- Вы были правы, Геннадий. Это действительно вирус!
   Двое ученных бактериологов задумчиво рассматривали результаты лабораторного анализа, сделанного только что. Лаборатории N22 было поручено заняться выяснением аномального явления, наблюдающегося в последнее время у граждан России. После лабораторного обследования пострадавших, причина нашлась.
  -- Весьма занимательный вирус. - согласился другой. - Кто-то очень хочет чтобы мы вымерли как мамонты. Посмотрите, он рассчитан именно на людей славянской группы. Вы не находите это странным?
  -- Это бактериологическая атака, без сомнений. Но коллега, вам не кажется что это сумасшествие? Этот вирус мутирует через несколько месяцев, и будет поражать всех без исключения.
  -- Знаете Дмитрий, не все думают о последствиях. Это может быть разработкой какого-нибудь свихнувшегося ученого-одиночки, или фанатика религиозной секты, которых в последнее время пруд пруди. Вспомните что произошло в Японии, в конце двадцатого века.
  -- Да что вы, Геннадий! Та газовая атака в метро всего лишь детская шалость по сравнению с этим! Россия, Украина, Белоруссия, Польша, и многие другие страны уже столкнулись с этим ужасным явлением. Мы должны срочно найти средство исцеления, или мы на самом деле вымрем как эти несчастные мамонты.
   Другой ученый закончил просмотр рентгеновских снимков и результатов анализа крови, и поднял на коллегу печальный взгляд.
  -- Это невозможно, Дмитрий. Болезнь неизлечима. Вирус наносит фатальный ущерб.
   Его собеседник чуть ли не выхватил бумаги и фотографии из рук коллеги, и сам занялся их просмотром. Через некоторое время, он пришел к такому же выводу что и другой ученый, и ему стало не по себе, когда он представил, что ждет их в будущем.
  
  
  
   Земля, 2027 год.
   Соединенные Штаты Америки. Вашингтон.
   Белый дом.
  
  -- Вы нашли, наконец, какие-нибудь разумные объяснения происходящему?
  -- Да, господин президент. Мы подверглись бактериологической атаке. - человек в темном деловом костюме опустил на президентский стол увесистую папку. Открыв ее и передав президенту первый лист, он продолжил. - Вирус поразил все население нашей страны. Как и кто осуществил заражение нам пока неизвестно. Но это не простая случайность.
  -- Черт, это плохо. Вчера я имел беседу с профессорами, возглавляющими наши группы по исследованию этого вируса. Они сообщили мне что процесс не может быть повернут вспять. Все зараженные неизлечимы, а заражены абсолютно все. - президент нервно забарабанил пальцами по столу. - Значит, через несколько десятков лет мы вымрем. У вас есть подозрения, откуда мог взяться этот вирус?
   Генерал Стоун промедлил, прежде чем ответить. У него не было даже подозрений кому могло понадобиться это, не говоря уже о том кто это мог сделать. Но ответить что-то было необходимо. В конце концов, президент мог и засомневаться, достоин ли Стоун своей должности шефа Центрального Разведывательного Управления.
  -- Мы думаем что это разработка ученого-психопата, или же кража из бактериологической лаборатории одной из развитых стран.
  -- Кто в последнее время занимается исследованиями в этой области?
  -- Только китайцы, но у них вирус проявился давно. Кроме всего прочего, он также рассчитан именно на китайцев. Это навряд ли они.
  -- А исламисты? Они могли это сделать?
  -- Теоретически да, но у них нет ни ученых, ни оборудования для соответствующей деятельности. Эти страны недостаточно развиты, чтобы проводить подобные исследования.
   Президент закрыл лицо руками, массируя ноющие виски. За последнее время на него свалилось столько проблем из-за этого вируса, что он уже пожалел о своем решении баллотироваться на этот пост.
   Стоун наблюдал за ним, сочувствуя ему в душе. Еще год назад президент был преуспевающим политиком средних лет, добившимся предела желаемого - президентского кресла. Но сейчас, это самое президентское кресло, казалось, превратилось в электрический стул, и постепенно убивало своего хозяина. Корни его волос уже обладали седоватым оттенком, хотя совсем недавно, на седину не было и намека. Плечи стали более сутулыми, а улыбка вымученной. Увидев его лишь на миг, можно было понять что у человека большие проблемы, которые он не может замаскировать даже своей наработанной политической маской.
  -- Мы стоим на все том же месте, откуда начали. - высказал президент свои мысли вслух. - Это не китайцы, не европейцы, и не русские. Президент России сам позвонил ко мне позавчера. У них такие же проблемы и их ученые тоже считают что болезнь неизлечима. - он поднял свои усталые глаза на шефа разведки. - Обработайте версию насчет исламистов, Стоун. Только они могли пойти на подобное, это в их стиле.
  -- Да, господин президент. Мои агенты уже работают в этом направлении. Мы пытаемся выяснить, входил ли кто-нибудь из ученых развитых стран в контакт с исламистами. Только так они могли раздобыть бактериологическое оружие.
  -- Сообщите мне, когда будут результаты. Папку оставьте здесь, я ознакомлюсь с вашим отчетом позже.
  -- Как скажете, сэр.
   Стоун поднялся со стула и удалился из президентского кабинета, оставив того в одиночку предаваться своим печальным мыслям.
  
  
  
   Земля, 2032 год.
   Бельгия. Брюссель.
  
  -- Ну что, Джон, какого с той штучкой в постели?
  -- Не твое собачье дело.
  -- Ну, какой ты у нас скромный. Давай расскажи о своих подвигах, повесели ребят.
  -- Да пошли вы все к черту!
   В ответ раздался дружный взрыв смеха. Некоторые бойцы похлопывали руками в бурном веселье, другие просто смеялись, поглядывая на объект шуток.
   Капитан Морган Стилмен тоже посмеивался, глядя на своих подчиненных. Ни им, ни ему было вовсе не смешно на самом деле, а интимные отношения сержанта Джона Уиллера с его новой подружкой уж подавно никого не интересовали. Просто это был один из способов снять стресс перед операцией. Все они об этом знали, и никто ни на кого не обижался.
   Еще вчера Стилмен наслаждался одиночеством в своем загородном доме, где проводил немалую часть времени после гибели жены в авиакатастрофе. Временами к нему захаживали приятели, в основном сослуживцы. Они неплохо проводили время, играли в карты, пили пиво, обсуждая личную жизнь и женщин. Все это помогало ему отвлечься от грустных мыслей, которые все чаще и чаще лезли в голову после смерти жены. С друзьями он забывал о своей грусти, и обо всем что в последнее время происходило в мире, а происходило на редкость мало чего хорошего.
   После распространения того злосчастного вируса, сначала в США и России, затем в Европе и Китае, жизнь миллионов людей оказалась поставленной с ног на голову. Весь привычный им уклад жизни оказался перевернутым и раздавленным суровыми обстоятельствами произошедшей трагедии.
   Вирус не остановился на пораженных странах, быстро распространяясь все дальше и дальше, и вскоре поразил весь мир. Теперь было абсолютно ясно, это конец человеческой расы.
   Как командир армейского отряда особого назначения, Стилмен знал кто являлся распространителем этого вируса. ЦРУ произведя ряд расследований, наконец, докопалось до бактериологических террористов. Ими оказались члены террористической организации "Джихад" из Арабских Эмиратов. Конечно, террористы навредили и себе тоже, так как вирус, изначально рассчитанный на то, что будет поражать определенные расовые группы, мутировал и все население стран востока оказалось зараженным оружием своих же "доблестных воинов".
   После завершения расследования, командование вооруженными силами США, при поддержке президента и населения, начало подготовку к карательной акции против Объединенных Арабских Эмиратов. Помимо этого, американское командование поделилось этими сведениями с российскими коллегами, и уже через несколько месяцев две самые крупные страны мира объявили арабам войну.
   Все нефтяные месторождения были разбомблены и подожжены. Заводы, госпитали да и просто дома, от всего этого не осталось и камня на камне. Арабские Эмираты превратились в безжизненную пустыню, но победу праздновать было рано. Члены организации "Джихад" и других террористических групп разбежались по всем мусульманским странам, где стали скрытно набирать себе сподвижников. Создателями вируса они объявили страны первого мира, и тысячи добровольцев, горящих желанием отомстить неверным, присоединились к их организациям.
   В мире стало по-настоящему жарко. То тут, то там объявлялись банды террористов. Они захватывали заложников, требуя к себе внимания западной прессы и телевиденья, взрывали общественный транспорт и учреждения, вынудив правительства пострадавших стран применять параноические методы досмотра имущества при въезде на их территорию. Жена Стилмена погибла как раз в результате одной из таких акций. Ее "Боинг" взорвался не долетев нескольких сотен метров до аэропорта в Сан-Франциско. Из пассажиров не выжил никто.
   Стилмен после того события взял отпуск и провалялся почти месяц в своем загородном доме, который был куплен им в подарок его жене, так и не успевшей увидеть свое новое жилье. Из того смертельно-подавленного состояния его вывели Уиллер и Ротман, зачастившие к нему в гости. Приятели встряхнули своего командира и за несколько дней привели его в более менее живое состояние.
   Как раз к этому времени, командование вооруженными силами США начало компанию по переподготовке некоторых армейских спец подразделений. Фактически, многие элитные части американской армии стали использоваться как полицейские штурмовые отряды. С началом повального распространения террористических актов, подразделений специализирующихся на освобождении заложников стало катастрофически не хватать, и высшее руководство решило пополнить ряды полицейских военными.
   Армейское спец подразделение "Змея" было также переформировано в отряд по борьбе с террористами. Через полгода напряженных тренировок в отработке выполнения новых для них задач, спецназовцам была поручена первая операция. Магазин одежды вместе со всеми покупателями, захваченный террористами, был быстро взят штурмом без потерь со стороны личного состава отряда и заложников. Пострадали лишь террористы, да несколько десятков мужских костюмов, безнадежно испорченных в перестрелке.
   После этого, "Змея" стала использоваться все чаще и чаще, как одно из лучших спец подразделений. За последний год они семь раз освобождали заложников, пять раз участвовали в перехвате террористических групп на территории США, когда исламисты выявлялись агентами ФБР. Один раз пришлось даже брать преступную банду, хоть это и была скорее полицейская работа, но ее также взвалили на "Змею", как на хороших специалистов, бывших под рукой.
   Американское правительство наотрез отказывалось идти на уступки террористам. Им морочили головы, обещали выполнить все их требования, но на самом деле, где-то за границами их визуального и слухового восприятия, к ним уже подкрадывались вездесущие спецназовцы с оружием наготове. Но террористов от этого меньше не стало. Исламисты теперь знали о своей гибели заранее, и в штаты стали отправляться одни смертники. Они растягивали процесс расстрела заложников настолько, насколько могли, а затем кончали жизнь самоубийством. Все это снималось на камеры журналистами, так как заложников казнили на виду у всех. Террористы достигли своей цели, подняв нервное напряжение рядовых граждан до предела. Люди шарахались от своей тени, закладывали соседей, якобы являющихся членами террористической группы, а люди с восточными чертами лица были вынуждены покинуть пределы Соединенных Штатов, чтобы избежать смерти от рук озверевшей толпы.
   Так было ни только на родине Стилмена, но и в России, Германии, Англии и во многих других странах тоже. Из-за постоянных происшествий отряды вроде "Змеи" стали нарасхват, и ближайшего отпуска у их членов не предвиделось.
   Всего двадцать минут назад, тридцать американских спецназовцев вышли из военного самолета американской армии в гражданском аэропорту Брюсселя, который был самым ближним к месту назначения. "NATO"-вские грузовики подобрали бойцов прямо на аэродроме и немедленно устремились к центру города.
   О задании было известно мало. Только то, что террористы укрепились в американском посольстве на Регент Бульвар, и одним из заложников является сам посол. Количество террористов, их вооружение и план штурма здания посольства, все это им предстояло узнать на месте.
   Стук по переборке грузовика вывел Стилмена из задумчивости.
  -- Чего он там хочет? - спросил сержант Гастингс, непонятно к кому обращаясь.
  -- Сигналит что приехали, дубина. - ответил ему кто-то из самого конца кузова.
  -- Ладно, ребята, всем заткнуться! - вмешался Стилмен. - На выход.
   Спецназовцы один за другим покинули грузовик и собрались в кучу у его колес. Из соседнего грузовика также выпрыгивали бойцы в черной униформе, остальная часть личного состава "Змеи".
   Все что творилось вокруг, было вполне привычно для Стилмена. Он видел подобные процедуры уже с десяток раз. Улицы, перекрытые армейскими грузовиками и полицейскими машинами, пресса, телевиденье и куча зевак, собравшаяся поглазеть на захватывающее дух зрелище.
  -- По-моему, вон то здание и есть наше посольство. - старший лейтенант Ротман указал в сторону максимального сосредоточения военных.
  -- А то я сам не догадался. - съязвил Стилмен. Американский флаг, гордо развевающийся на ветру, он приметил уже давно, несмотря на то, что до здания было не менее двух сотен метров.
   Оба потоптались на месте, внимательно разглядывая все что попадало в поле зрения. Остальные спецназовцы занимались тем же самым, разговоры временно смолкли.
  -- И чего это они нас сюда вызвали? - проворчал сзади Уиллер. - Мало нам своей страны, теперь еще и в Европу гоняют.
  -- Европейские спец подразделения не такие уж и крутые. - ответил Стилмен. - Кроме того, посольство то наше, значит нам и заниматься этим делом. Европейцы не станут лезть не в свои дела.
  -- Чертовы европейцы! Из-за них, от такой классной девчонки оторвали! И торчи теперь здесь, в их дурацкой Европе. - раздосадовался Уиллер.
  -- Ага! А ну ка, Джон, расскажи нам каково с той штучкой! - раздался дружный хор голосов, а вслед за этим, громкий хохот.
   Негр повернулся назад, и сердито посмотрел на соратников, но тех это только сильнее развеселило.
  -- Ну давай, Джон, не стесняйся. - поддержал их лейтенант Ротман.
  -- Да пошли вы все! Вы мне просто завидуете. - Уиллер обиженно отвернулся, когда спецназовцы взорвались новым залпом смеха.
  -- Что это за бардак вы здесь устроили? Кто из вас капитан Стилмен? - раздался властный голос откуда-то справа.
   Стилмен повернулся на источник голоса, и обнаружил женщину с погонами полковника на плечах, стоящую в паре метрах от него.
  -- Капитан Морган Стилмен. Командир спец отряда "Змея". - он вытянулся по стойке смирно. Все остальные бойцы тоже мгновенно подобрались.
  -- Вольно, капитан. Я полковник Маргарет Симмонс, временно будете подчиняться мне.
  -- Как скажете, мэм.
  -- Тогда берите старших офицеров вашего отряда, и пройдемте со мной в полевой штаб.
   "Точнее в городской". - подумал Стилмен, но придержал язык за зубами. Острить в адрес вышестоящих офицеров было не благоразумно.
   Взяв с собой лейтенантов Ротмана и Херберта, капитан направился вслед за Симмонс к установленной прямо на улице палатке. Полковник откинула кусок материала, закрывающего вход, и они один за другим вошли внутрь.
   В палатке было тесно. В центре стоял стол с несколькими планами крупного масштаба, карандашами и лэптопом. За ним уже сидело двое человек, один в форме пехотного офицера американской армии, а другой в форме охранника.
  -- Знакомьтесь, это майор Робертс, мой помощник. - полковник кивнула на пехотного офицера. - А это сержант Шиффер, один из охранников посольства.
   Военные пожали друг другу руки, и Симмонс продолжила.
  -- Ситуация мягко говоря паршивая, господа. - полковник уселась на единственный свободный стул и сложила руки на столе. - Сегодня, в 10:15, террористы из группы "Джихад" ликвидировали охранников нашего посольства, и ворвались в здание.
   "Джихад!" - словно молния ударила в голову Стилмена.
   Именно они были повинны в распространении этого вируса. Но кроме всего прочего, они были убийцами его жены и других пассажиров того самолета. Они взяли на себя ответственность за террористический акт, когда "Боинг" еще находился в воздухе.
  -- По нашим данным, группа состоит из девятнадцати человек. Они удерживают более двадцати заложников. Кроме нескольких работников посольства, среди заложников также и посетители, так как в это время посольство было открыто для приема. Террористы уже расстреляли четверых, демонстративно.
  -- Какие они выдвигают требования? - поинтересовался Стилмен.
  -- Выплатить денежную компенсацию за все разрушения на территории Арабских Эмиратов. Но это чушь. Они прекрасно знают что такие деньги им не заплатит никто. Просто они тянут время, что бы убивать заложников постепенно. Примерно в три часа раз, они выводят одного заложника к окну, и пускают ему пулю в затылок. Трупы выкидывают на улицу. Журналисты уже вовсю горланят о безответственности правительственных служб, и бездеятельности полиции. - полковник бросила взгляд на наручные часы. - Сейчас 20:02. Часа через полтора здесь стемнеет и мы получим возможность действовать. Они, конечно, расстреляют еще одного за это время, но лучше один, чем все.
  -- Я заметил здесь уличные фонари большой мощности, мэм. - вмешался Ротман.
  -- Их отключат как только вы будете готовы к штурму. Пока что, ознакомьтесь с планом внутренних помещений посольства, и прилегающих к нему улиц. За дополнительными разъяснениями обращайтесь к сержанту Шифферу.
   Спецназовцы получили по копии плана каждый и принялись внимательно их рассматривать, делая пометки карандашами. К сержанту обращаться почти не пришлось, так как на бумаге все было отражено довольно ясно. Уже через сорок минут они покинули палатку и вместе с майором Робертсом и сержантом Шиффером направились к зданию, расположенному прямо напротив посольства, чтобы увидеть объект штурма собственными глазами.
   Поднявшись на шестой этаж какого-то не то государственного, не то коммерческого учреждения, они зашли в небольшой офис.
   Возле широкого окна расположились двое бельгийских снайперов с винтовками. Один держал здание на прицеле, второй отдыхал прислонившись спиной к стене.
  -- Как ведут себя террористы? - обратился к ним Робертс.
   Первый, следуя правилам, даже не шелохнулся, продолжая наблюдать за зданием в оптический прицел. Второй поспешно поднялся на ноги и повернулся лицом к вошедшим.
  -- Все спокойно, сэр. Как обычно двое дежурят у окон с нашей стороны, сменяются через каждые два часа. - ответил снайпер по-английски, но с сильным нидерландским акцентом.
  -- Капитан, с этого окна открывается хороший вид на лицевую часть здания посольства. - майор жестом предложил Стилмену подойти к окну.
   Рапортовавший снайпер посторонился, давая офицерам занять места наблюдения, а его напарник остался на месте. Стоя на одном колене он не загораживал обзор.
  -- Смотрите. - Роберс кивнул на вход в здание. - Здесь у нас небольшая трудность. Чтобы проникнуть внутрь, вам придется преодолеть три двери. Вы там наделаете столько шума, что они тут же прикончат заложников.
  -- А как насчет крыши?
  -- Люк на крышу запирается изнутри здания. Если они не выставили там своих постов, и вы сможете подпилить запоры бесшумно, то здесь у вас неплохой шанс. Но в целом рискованно. Террористы должны быть полными идиотами, чтобы оставить ход на крышу без охраны.
   Стилмен вытащил из кармана сложенные листы плана, и занялся обдумыванием проблемы.
  -- Шиффер. - обратился он к сержанту стоящему сзади. - На окнах есть сигнализация?
  -- Есть, сэр. Днем она обычно отключена, но террористы могли ее включить.
  -- Черт! - выругался Стилмен. В последнее время штурмовать здания становилось все труднее и труднее. Террористы в совершенстве освоили технику захвата и удержания заложников, и грамотно расставляя часовых, быстро узнавали о начале штурма, и начинали расстрел. Расчитывать на их непрофессионализм не приходилось. - Трудное дело. - высказался он вслух.
  -- Именно поэтому, мы и вызвали вас сюда. - Робертс посторонился, давая место снайперу, сменившему своего напарника у окна. - Мы с полковником уже обдумывали все возможности, и не нашли как пробраться внутрь не нашумев.
  -- Придется рисковать?
  -- Другого выхода нет, капитан. Постарайтесь, чтобы было поменьше жертв среди заложников.
  -- Я постараюсь, сэр.
  
  
  
  -- Змея 3-1 Змее 1-1, у меня три цели. - послышался голос лейтенанта Херберта в левом ухе Стилмена.
  -- Змея 3-1, пока ничего не предпринимайте.
  -- Ясно.
   Стилмен устало зевнул. За время перелета из штатов в Европу ему не удалось толком выспаться. После того происшествия с его женой он не любил летать на самолетах, так как они напоминали ему о величайшем горе в его жизни. Минут сорок назад, он как и многие другие спецназовцы, принял стимулятор для бодрости и энергии, но его действие пока не началось.
  -- Уже 21:49, по местному. Пора бы начать. - сказал сержант Уиллер, привалившийся к стене рядом.
  -- Пусть все часовые попадут в поле зрения снайперов, тогда и начнем.
   Стилмен снял с предохранителя свой "colt"-автомат, как только они начнут действовать, будет дорога каждая секунда.
   Двум десяткам человек вскоре предстоит штурм посольства с разных сторон. Еще десять снайперов из их отряда должны заняться прикрытием. План был не ахти какой, но все же лучше чем ждать, наблюдая как террористы расстреливают мирных граждан. Стилмен надеялся что штурм пройдет успешно, с минимальными потерями среди заложников и его отряда.
  -- Змея 3-1 Змее 1-1, все четыре цели на месте. - вновь раздался голос в ухе капитана.
  -- Змея 3-1, начинайте.
   Конечно, он не мог этого услышать, но представил себе как четыре снайперские винтовки выстрелили одновременно, отправив на тот свет четырех исламистов, дежуривших у окон.
  -- Вперед! - коротко скомандовал Стилмен и сорвался с места. Другие девять человек из его группы последовали за ним.
   Десять спецназовцев в средних штурмовых бронежилетах выскочили из окон первого этажа здания, находившегося сбоку от посольства, и помчались к объекту штурма. Четверо человек бежали впереди, держа под прицелом окна. Хоть двое часовых, дежуривших с этой стороны, и были мертвы, но их соратники могли внезапно объявиться на шум упавшего тела и открыть огонь по штурмовикам. Шестеро остальных держались сзади, разделившись на пары. Каждая из этих пар несла по легкой приставной лестнице, с помощью которых им предстояло пролезть в высоко расположенные окна.
   Спецназовцы достигли стены здания, и без лишней суеты приставили к окнам лестницы. Трое полезли наверх и, убедившись что коридор чист, разбили прикладами окна и ворвались внутрь.
   Стилмен взобрался по ближайшей лестнице вторым и, ухватившись пальцами за раму, втянулся в окно. Лишь благодаря толстым кожаным перчаткам его ладони остались без порезов. Весь подоконник был усыпан осколками стекла, а из краев рам выглядывали острые остатки, заставляющие спецназовцев осторожничать при проникновении в окна.
   Стилмен быстро осмотрелся. В коридоре валялось два трупа. Оба были неплохо вооружены, но бронежилетов на них не наблюдалось, как и сообщал Робертс.
   Используя язык жестов, разработанный специально для боевых операций, Стилмен отослал пятерых людей налево, для атаки террористов охраняющих вход. Четверо остальных последовали за ним направо, к комнате где предположительно содержались заложники.
   Пока что все было тихо. Похоже, террористы еще не поняли что у них "гости". Но так не могло продолжаться долго.
   Как раз, когда Стилмен об этом подумал, из-за угла показался темноволосый исламист. Он был одет в светло-коричневые брюки и клетчатую хлопчатобумажную рубашку. Старенький "АКСУ" с облупленным стволом в его правой руке, смотрел в пол и не был готов к бою.
   Стилмен и другой спецназовец, идущий слева, одновременно открыли огонь из своих штурмовых винтовок, прежде чем террорист успел очухаться. Выстрелы получились почти что бесшумными благодаря глушителям, и исламист, выронив из рук автомат, замертво упал на спину с обезображенным лицом.
   Но это не осталось незамеченным для его соратников. За углом, откуда появился убитый, послышался быстро удаляющийся топот ботинок.
  -- Нас заметили. - проговорил сзади Уиллер.
  -- Слышал. - отозвался Стилмен. Хоть это и было не в их пользу, но они к этому подготовились. - Змея 1-1 Змее 2-1, вперед! - приказал он в микрофон.
   Почти тут же где-то сзади прогремели мощные взрывы. Это люди Ротмана взорвали тройные двери посольства. Нападение с разных сторон должно дезориентировать террористов, и дать спецназовцам шанс перебить их с минимальными потерями со своей стороны.
  
  
   Хабиб сидел привалившись к стене, отдыхая перед своей сменой. Спать не хотелось, он понимал что скоро все равно умрет. Умрет также как и остальные правоверные воины, несущие мщение неверным, но вместе с собой они возьмут и два десятка христианских собак, которым предстоит встреча с шайтаном на том свете. Как и все другие воины его отряда, он получил благословение Аллаха, перед отправкой в Бельгию. Эти убийства не будут тяготить его душу, и он вознесется в рай. Хабиб верил в это всем сердцем, не сомневаясь ни в едином слове муллы. Аллах говорит устами муллы, так его учили с детства.
   Он был не один в этой просторной комнате. Его напарник - Рашид, сидел недалеко от него в кресле, держа под прицелом "Макарова" восемь заложников, собранных в углу. Всего лишь жалкие неверные. Одному из них предстоит умереть ровно через час, и казнить его настанет очередь Хабиба. Он не получал от этого удовольствия, как некоторые. Убивать неверных не очень-то приятное занятие. Если б их всех можно было бы уничтожить одним выстрелом, ни только этих жмущихся в углу баранов, но и всех остальных в мире, тогда Хабиб, не сомневаясь, произвел бы этот выстрел.
   Он потихоньку задремал, от отвлеченных мыслей, но проклятые неверные не дали ему поспать долго. Откуда-то со стороны входа в посольство послышался мощный взрыв, сотрясший все здание, а затем и еще два почти что подряд.
  -- Хабиб! Поганые христиане идут! - воскликнул Рашид, вскочив со своего места.
   Заложники тоже поняли что солдаты штурмуют посольство и сбились в еще более тесную кучу. В их глазах появилась надежда, но страх перед террористами не позволял им поспособствовать своему освобождению.
  -- Пора убить этих собак! - ответил Хабиб и поднял с пола свой "UZI".
   Заложники не понимали по-арабски, и впали в панику лишь тогда, когда ствол автомата был направлен в их сторону. С криком, они бросились врассыпную, но девятимиллиметровые пули доставали их везде. Хабиб косил их налево и направо очередями из своего автомата, только один заложник достался Рашиду, и тот уложил проклятого христианина двумя выстрелами из пистолета.
   Разобравшись с неверными, они заняли позиции напротив двери. Сейчас сюда ворвутся солдаты, они это знали. Но оба были готовы к смерти, лишь бы унести с собой побольше этих собак!
   Вот, дверь слегка приоткрылась, но вместо людей в бронежилетах, в образовавшийся зазор проскочила граната. Террористы дружно бросились на пол. Чтобы это ни было, но хорошего от подобной штуки ждать не следует.
   Граната сработала, озарив комнату яркой вспышкой, но Хабиб успел закрыть глаза, и на него она не подействовала.
   - Я ослеп! - кричал Рашид по-арабски.
   Но Хабибу было не до него. Дверь теперь полностью распахнулась, и в проеме показался солдат полностью покрытый броней. Хабиб выпустил очередь, задев его ногу, но следующий за ним человек оказался шустрей, и сразу три крупнокалиберные пули пригвоздили к полу "правоверного воина". Это была смерть, но Хабиб принял ее с улыбкой на губах. Настоящая жизнь еще впереди, Аллах наградит его за все заслуги.
  
  
   Стилмен дал своим людям знак приготовиться, и приблизившись к углу, метнул за поворот коридора "вспышку". Инстинктивно зажмурив глаза, он промедлил с секунду, а потом резко бросился вперед.
   Кто-то из его людей был рядом, он чувствовал его дыхание справа. Вместе они выскочили за угол и очередями расстреляли двоих террористов, ослепших от использования световой гранаты.
   Трое других спецназовцев повернули вслед за ними, и они впятером оказались перед двумя трупами и развилкой коридора. Один из коридоров упирался в лестницу, второй уходил направо, заканчиваясь поворотом.
   Знаком Стилмен приказал троим обследовать лестницу и следующий этаж, сам же он вместе с Уиллером бросился дальше по коридору. Действовать нужно было быстро, террористы уже поняли что начался штурм, и вот-вот начнут расстрел заложников.
   Поочередно прикрывая друг друга, он и сержант продвигались вперед. Действия были четко отработаны, и руки и ноги работали автоматически, почти не вовлекая в это сознание спецназовцев. Угол, метание "вспышки", резкий рывок вперед, поворот. Все проходило быстро и слаженно.
   "Где-то здесь они должны держать заложников". - промелькнуло в голове у Стилмена.
   Судя по плану здания посольства, они приближались к одной из больших комнат, где было достаточно места для размещения двух десятков человек.
   Они почти добрались до этого места, осталось преодолеть лишь один угол и...
   ПУХ! ПУХ! - Стилмен услышал два одиночных выстрела за своей спиной. Штурмовой автомат Уиллера был снабжен глушителем, да и без глушителя издавал совсем другой звук.
   Капитан резко повернулся на 180 градусов, как раз в тот момент, когда чернокожий спецназовец повалился на пол. Из распахнутой двери на него смотрела пара злых глаз исламиста, держащего в руках бельгийскую "Барракуду". Стилмен, не целясь, выпустил в него очередь, превратив грудь террориста в кровавое месиво.
   Капитан повернулся обратно, и убедившись что с другого конца коридора никого нет, осторожно перевернул Уиллера на спину.
  -- Со мной порядок. - сказал негр, опередив его вопрос. - Руку прострелил гад, но я сам тут справлюсь. Двигай к заложникам.
   Стилмен похлопал друга по здоровому плечу, и побежал дальше. Служебный долг, несмотря на дружеские отношения с сержантом, был на первом месте.
   Он преодолел следующий поворот, когда за его спиной послышался топот приближающихся людей.
  -- Змея 1-1 всем, я нахожусь возле объекта N2. Кто рядом?
  -- Здесь Змея 2-1, приближаюсь к твоей позиции. - ответил ему голос лейтенанта Ротмана.
   Вслед за этим, взору обернувшегося назад Стилмена, предстала тройка выскочивших из-за угла спецназовцев, носящих тяжелые штурмовые доспехи. В отличие от команды Стилмена, им не надо было карабкаться по лестнице и влезать в окна посольства, так что они могли позволить себе иметь более тяжелую броню, закрывающую почти все тело.
  -- На объекте N1 восемь заложников, все мертвы. - проинформировал Ротман через устройство связи.
   Вместе с двумя другими бойцами он достиг места где стоял Стилмен, и они все вместе двинулись дальше, поочередно прикрывая друг друга.
   Коридор закончился и они уперлись в закрытую дверь. Судя по тщательно запомненному ими плану, объект N2 был здесь.
  
  
   Взрывы, прозвучавшие где-то рядом, отвлекли Хусейна от приятных мечтаний. В мечтах, он уже оказался на небесах и повстречался с самим Аллахом. Бог был доволен им, и сказал что он является примерным мусульманином, на которого должны ровняться все остальные правоверные. Но это были всего лишь мечты. Хусейн все еще находился здесь, в этом проклятом христианском городе, рядом с неверными стоящими у стены со сложенными за головой руками. Они не могли ничего предпринять против двоих вооруженных людей, охраняющих их. Оружия у них не было, Хусейн лично обыскал каждого, а страха было хоть отбавляй. Но так и должно быть положено христианской собаке испытывать страх перед священным воином ислама, а держать за головой руки, Хусейн их заставил ради своего удовольствия. Нечего сидеть, развалившись на полу, когда истинно верующие испытывают неудобство, постоянно приглядывая за ними, чтоб не выкинули какую-нибудь глупость.
  -- Хусейн, это солдаты! - прозвучал высокий юношеский голос за его спиной.
   Хусейн отвлекся от созерцания двери, через которую должны ворваться неверные, чтобы стать жертвой его автомата, и бросил взгляд назад.
   Молодой Фарух сидел в кресле, а на коленях у него, испуганно прикусив губу, примостилась девушка, которой он до этого гладил грудь. Сейчас, в голосе молодого воина уже не было того задора, какой был минут десять назад. Фарух выглядел испуганным, не меньше чем его жертва, которой он обещал отстрелить сиськи, если она не даст себя облапать.
   Хусейна не удивил страх его напарника, он прекрасно знал что Фарух слабак и трусливый молокосос. В их отряде он оказался лишь благодаря тому, что был сыном одного из лучших воинов ислама, погибшем три года назад, во время попытки захвата библиотеки в Москве.
   Настоящий правоверный воин не опускается до того, чтобы путаться с христианской шлюхой! Наверняка, если бы Фарух был в комнате один, то давно бы изнасиловал эту сучку. Он уже пытался выйти с ней в туалет, но Хусейн воспрепятствовал этому, зная что тот задержится там надолго, и в случае штурма, как сейчас, может оказаться застигнутым врасплох.
  -- Сам слышу. Начинай убивать неверных. - распорядился Хусейн. Хотелось надеяться что молокосос справиться со своей задачей.
   Проклятые христиане пока только взорвали входные двери посольства, пока они доберутся до этой комнаты, натыкаясь на множество других правоверных воинов, пройдет немало времени. С такими мыслями Хусейн подошел к стене, и схватил за шкирку первую жертву. Фарух не успеет прикончить их всех один, слишком он долго думает перед выстрелом, слабак! Ну, ничего, Хусейн ему поможет, поможет, испытывая огромное удовольствие от крови неверных, льющейся на пол.
   Особенно он был небезразличен к старику-послу, которого и выбрал своей первой жертвой. Во время захвата, тот орал что-то неприятное в адрес истинно верующих, постоянно называя их зверями и террористами. Теперь настало время ответить за это. Хусейн специально не убил его раньше, чтоб тот видел как один за другим его соседи по стенке исчезают за дверьми комнаты, чтобы больше не вернуться назад.
   Не говоря ни слова, он вывел старика на середину комнаты, и ударом по ногам заставил встать на колени.
  -- Молись своему богу, жалкое отребье. - проговорил Хусейн. - Молись и ты поймешь что его не существует, так как в мире есть лишь один бог - Аллах.
  -- Ты психопат, фанатичный психопат. - с трудом ответил старик. Его челюсть еще не пришла в себя, после того как Хусейн с силой приложил его к стене, вместо ответа на оскорбления.
   Сейчас же, Хусейн ничего не сказал ему в ответ. Все равно старик уже труп. Правда, старый баран сглупил, сказав эти слова. Хусейн постарается чтоб его смерть не была легкой.
   Повесив на плечо свой "MP5K", он вытащил из кармана брюк отрезок веревки, который специально запас для этого дела. Накинув веревку на шею старика, он принялся медленно его душить, испытывая наслаждение от мучений неверного. Посол, издав предсмертный хрип, обмяк словно тряпка, и Хусейн, отпустив концы веревки, дал ему упасть на пол.
   Теперь осталось пристрелить пару заложников, до которых у Фаруха еще не дошли руки, и дело сделано.
   Хусейн повернулся назад и стал свидетелем отвратительного по его мнению зрелища. Молодой воин, до сих пор не расстался с девушкой, а не то чтобы пристрелил ее. Более того, ни один из неверных не был мертв, они так и стояли у стены сложив на голове руки. Увлекшись удушением старика, Хусейн даже не заметил что в комнате не слышно выстрелов, теперь он ругал себя за это.
  -- Что ты за осел, Фарух! Если б это видел твой отец, он бы придушил тебя на месте.
   Молокосос ничего не ответил, он нервно сжимал в руках свой "Glock", так и не решаясь выстрелить в затылок кому-нибудь из неверных.
   Видя что так будет продолжаться вечно, Хусейн направил свой автомат на самых дальних в ряду заложников, и выпустил очередь. Трое неверных упали как подкошенные, а остальные, заорав, попытались разбежаться в разные стороны.
  -- Стоять! - крикнул Хусейн по-английски, и они словно бараны подчинились, вновь прижавшись к стене.
   Вдруг, где-то недалеко от двери раздались два одиночных выстрела. Хусейн понял что солдаты уже близко, раз охраняющий коридор Азиз открыл огонь. Они вот-вот будут здесь, ну и пусть, он отправит на тот свет много христианских собак, прежде чем они прикончат его. Аллах ему все простит, это священная война!
  -- Выдерни кольцо из гранаты! - скомандовал он Фаруху. - Бросишь ее на пол, когда солдаты ворвутся сюда.
   Хусейн бросил взгляд назад и убедился что молокосос выполнил приказание. Теперь убивать заложников нет никакого смысла. Они погибнут вместе с солдатами во время штурма, от взрыва одной маленькой, но смертельной гранаты.
  
  
   С отработанной четкостью двое спецназовцев вжались в стены, а Ротман, убедившись что дверь заперта, вышиб ее, навалившись всем телом.
   Тут же, из комнаты ударила автоматная очередь, и лейтенанта отбросило назад, силой ударивших в броню пуль. Ротман повалился на спину, едва не сшибив по дороге Стимена, но тот вовремя отошел в сторону, и внес свой вклад в штурм комнаты, метнув в нее "вспышку".
   Спецназовцы, стоявшие возле стены, не заставили себя долго ждать, и мгновенно бросились внутрь. Стилмен вбежал вслед за ними, и удовлетворенно понаблюдал, как пораженный двумя одиночными выстрелами террорист падает на пол. Бойцы действовали на редкость аккуратно, и не один из стоящих возле стены в полный рост заложников не пострадал. Но это было еще не все. В комнате находился второй террорист. Так же как и первый, он был временно ослеплен световой гранатой, но никто из спецназовцев не решался в него выстрелить.
   Парень был совсем молод, на вид ему нельзя было дать больше восемнадцати, но вовсе не это останавливало бесстрашных истребителей террористов. Единственной причиной по которой он все еще был жив, была молодая девушка, принужденно закрывавшая его своим телом.
   Спецназовцы тут же рассредоточились по комнате, стараясь зайти террористу в тыл, и спасти заложника. Но парень догадался об этом, и дуло его пистолета, еще недавно искавшее свою цель, оказалось приставленным к виску девушки.
  -- Не подходите! Я ее убить! - крикнул он на ломанном английском.
  -- Стой парень. Не бойся. Отдай нам девушку и мы не причиним тебе вреда. - убедительно предложил Стилмен.
   Действие ослепляющей гранаты прошло, и террорист уставился прямо на капитана. В его глазах горел фанатический огонь, и Стилмен не сомневался что этот подросток, не дрогнув, прикончит девчонку.
  -- У меня есть граната! Я буду взрывать! - парень слегка разжал ладонь руки, которой он держал заложницу за шею, и продемонстрировал ему гранату с вырванной чекой.
  -- О черт! - выругался один из спецназовцев.
   Оба бойца в тяжелых доспехах остановились на полпути к террористу. Даже если им удалось бы достать его пулей, упавшая на пол граната мгновенно убьет всех заложников, стоящих возле правой стены.
   Стилмен, обдумывая свое скверное положение, осмотрелся вокруг. Террористы были скорее животными, нежели людьми. Трое заложников лежали на полу в дальнем углу. Судя по луже крови, собравшийся возле них, им не мог уже помочь никто. Но больше всего Стилмена поразил труп лежащий в середине комнаты. Исламисты не ограничились одним расстрелом и задушили какого-то старика куском веревки, который так и остался на его шее.
   Сзади послышались шаги, и справа Стилмена обошел Ротман. На его броне виднелись вмятины от пуль, но дырок не было. Имевший небольшую пробивную силу "MP5K", из которого стрелял террорист, не мог пробить тяжелых штурмовых доспехов.
  -- Отдай девушку нам. - вмешался в разговор Ротман. - Отпустишь заложников - попадешь под амнистию и вернешься в свою страну.
  -- Нет! Ты все врешь, неверный!
  -- Постой парень, не горячись. - Стилмен настойчиво отстранил лейтенанта в сторону. Разговор с террористами был его задачей, и он справлялся с ней лучше всех. - Эта девушка, она ведь ни в чем не виновата. Она всего лишь молодое невинное создание. Тебе разве ее не жалко?
  -- Вы все - христианские собаки. А ваши женщины все есть шлюхи и проститутки! Их всех надо стрелять!
   "Чертов засранец!" - подумал Стилмен. Не существовало на свете такого человека, которого бы он ненавидел больше чем исламистов. Но ответственность за жизни заложников и своих людей, никогда не позволяла ему показывать свои чувства во время таких вот контактов.
  -- Послушай. У тебя есть сестра?
  -- Какое тебе дело до она? - недоверчиво спросил террорист. Его взгляд метался от одного спецназовца к другому, но пистолет твердо оставался приставленным к виску бедной девушки.
   Стилмен услышал в коридоре шаги нескольких человек. Но, приблизившись к комнате, звуки шагов смолкли.
   Все так и должно было быть. Несколько спецназовцев, оставшись без дела, спешили на подмогу своим соратникам. Но, оценив ситуацию, решили не врываться в комнату, чтобы избежать лишнего столпотворения, которое бы только помешало их товарищам.
  -- Парень, тебе бы понравилось, если б кто-то угрожал жизни твоей сестры? Подумай, у нее тоже есть братья и родители. Зачем тебе убивать ее? Просто отпусти девушку и отдай мне гранату. Смотри, я кладу оружие на пол. - Стилмен, аккуратно присев, положил свой "colt"-автомат на паркет комнаты. - Теперь ты мне доверяешь?
  -- Нет! Ты христианская собака! Ты сразу будешь убивать меня, когда я бросать оружие!
   Один из спецназовцев, незаметно двинулся вперед, собираясь нейтрализовать парня вручную, но тот находился в настолько взвинченном состоянии, что тут же направил бойцу в лицо свой пистолет.
   Спецназовец остановился. Его не пугало оружие террориста. Австрийский "Glock" не смог бы пробить толстого лицевого щитка бронешлема, но граната, которую террорист держал в другой руке, могла в любой момент упасть на пол и серьезно покалечить всех защищенный броней людей. Что же насчет заложников, то у них вообще не было шанса выжить после такого взрыва.
  -- Чего ты хочешь, парень? Скажи, я постараюсь тебе помочь. - продолжал Стилмен, хотя он чувствовал что все идет очень паршиво. Террорист был фанатом, скорее всего с самого детства. Его твердолобые моральные принципы и законы веры, не могли быть пробиты не одним из аргументов капитана.
  -- Я... хочу чтобы вы все сдохли, неверные! - выкрикнул в ответ террорист и выстрелил в ближайшего спецназовца.
   "Glock" выплюнул пулю и выстрел пришелся в толстую часть штурмового шлема бойца, закрывавшую его лоб. Спецназовец, бросив штурмовой автомат на пол, выхватил из-за пояса нож. Не медля ни секунды, он пригнулся, и бросился в атаку, обходя террориста справа.
   Дальше, все произошло очень быстро и никто не смог этому помешать. Стилмен и Ротман надвигались на исламиста, отвлекая его внимание от соратника, когда девушка вдруг запаниковала и, укусив парня за руку, освободилась от захвата. Террорист не целясь выстрелил ей в голову и этим подписал себе смертный приговор. Успевший добраться до него спецназовец схватил его за руку, в которой тот держал гранату, и с силой всадил исламисту в грудь нож. Парень уставился на своего убийцу остекленевшими глазами, но в последний момент все же нажал на курок. Смотрящий в пол пистолет выстрелил вновь, проделав дырку в ботинке бойца спец подразделения. Спецназовец вскрикнул и на мгновение разжал захват на руке террориста, дав тому выпустить гранату из сжатой кисти.
  -- Ложись! - крикнул боец, находившийся слева, и упал на пол.
   Стилмена схватил какой-то паралич. Он отстранено наблюдал как граната, задев при падении ногу раненного спецназовца, отскочила в сторону беззащитных людей, стоящих у правой стены.
   Спецназовец с прострелянной ступней так и не успел распластаться на полу. Стилмена спас лишь Ротман, в последний момент развернувшийся назад, и сбивший его с ног.
   Прогремел сильный взрыв, и осколки гранаты ударили в стены и тела живых и уже мертвых людей. Капитан почувствовал режущую боль в голени, но рана была пустяковая, он ощущал, что это только царапина.
  -- Черт побери этого поддонка! - в сердцах выругался Стилмен. Он еще не видел результатов взрыва, но предполагал что они плачевны. - Джерри, слезь же с меня. - он слегка двинул локтем назад, где его спину придавил вес Ротмана, но тот даже не отозвался. - Джери?! - Стилмен с трудом освободился от давящего на него груза и, выбравшись из-под друга, снял с его головы штурмовой шлем.
   Струйка крови, текущая изо рта Ротмана, говорила сама за себя. Старший лейтенант был мертв, вне всяких сомнений. Стилмен недоверчиво осмотрел его шлем и бронежилет, но не нашел ни одной дырки. Тогда он перевернул друга на живот, но и там вся броня была целой, хоть и прилично помятой осколками гранаты. Но шея, один из немногих плохо защищенных участков, была пробита осколком. Всего одним осколком, лишившим жизни одного из лучших друзей Стилмена.
   В комнате уже хозяйничали другие спецназовцы из "Змеи", находившиеся в момент взрыва в коридоре. А капитан так и остался сидеть возле тела мертвого друга, вспоминая, сколько всего они пережили вместе за долгих шесть лет дружбы.
  
  
  
   Примерно год спустя.
   Соединенные Штаты Америки. Лас-Вегас.
  
   Был теплый летний вечер, и свободный от каких бы то ни было обязанностей Стилмен, не торопясь, шел по улицам города. Прошел почти год как он подал в отставку, с тех пор он почти ничем не занимался, лишь изредка подрабатывая охранником или телохранителем у состоятельных граждан, сильно трясущихся за свою шкуру в полном всяких опасностей современном мире. Ему не особенно нужны были деньги, средств накопленных за время службы в армии вполне хватало для кочевого образа жизни, выбранного им. Скорее, ему просто хотелось чем-то заняться, когда становилось невообразимо скучно. Но желание работать у него так же быстро пропадало, как и появлялось.
   Он нигде не задерживался надолго, постоянно переезжая с места на место, не заводил друзей и знакомых, а о любовных связях даже не помышлял. Обследовавший его психолог, сказал что это вызвано смертями близких ему людей, и чтобы избавиться от этой психической болезни потребуется время и регулярные сеансы психиатрического лечения. Но Стилмен не собирался тратить время на посещении клиник и всяких там профессоров, надеясь на успешный исход этого сомнительного, по его мнению, лечения. Ему и так было неплохо, с его новым стилем жизни.
   После провала той операции в Брюсселе, он не мог больше оставаться в армии, продолжая выполнять эту работу. Кошмар той ночи часто являлся ему во сне.
   Странная все-таки штука - жизнь. Из четырех спецназовцев, находившихся в той комнате, именно у него был самый большой шанс погибнуть, так как его броня была куда тоньше брони других бойцов. Но Ротман сыграл решающую роль в судьбе Стилмена, накрыв его своим телом. Лейтенант погиб. Медик отряда, осмотрев его тело, сказал что смерть наступила мгновенно, осколок поразил сонную артерию. Двое других спецназовцев получили тяжелые ранения. Одного так и не успели доставить в госпиталь, другого удалось спасти, но до возвращения к службе ему предстояло провести много месяцев в прохождении реабилитационного курса. Уиллеру повезло. Террорист, простреливший его руку, спас ему жизнь. Сержант не присутствовал на объекте N2, и отделался лишь прострелянными мышцами, и потерей небольшого количества крови, которую он сам же успел остановить. Взрыв гранаты обезобразил тела заложников, лишив жизни всех до одного. На объекте N1 было тоже не лучше. Когда спецназовцы добрались туда, террористы успели расстрелять всех. Сам же Стилмен не пострадал. Порванная униформа и четырехсантиметровая царапина на икре им в расчет не принимались.
   С таким вот плачевным результатом и окончилась операция в Брюсселе. За все время своего существования "Змея" еще ни разу не испытывала подобного провала.
   Стилмен был лучшим другом Ротмана, и счел своим долгом лично проинформировать его жену о гибели лейтенанта. Когда она открыла ему дверь своей квартиры, то сразу догадалась о случившемся. Он даже не успел вручить ей "KIA" и выразить свои соболезнования, а она уже все знала, увидев печаль в его глазах. Стилмен никогда не спрашивал свою покойную жену - Шонну, какого ей бывает на душе, когда он отправляется на задание. Наверно несладко. То же самое должна была чувствовать жена Джерри Ротмана, ожидая его возвращения. Стилмен предполагал, что любой любящий человек будет беспокоиться о своей второй половине, и тогда он получил этому подтверждение, Кейси Ротман расплакалась, как только увидела его лицо.
   Он старался успокоить ее как мог. Провел в ее квартире целых два часа, слушая рассказ о том, каким прекрасным человеком был ее покойный муж. Стилмен сам хорошо знал Ротмана, ведь они были близкими друзьями. И ему сильно не хватало такого преданного друга, но это не шло ни в какое сравнение с тем, чего лишилась Кейси.
   После того, как он решил что жена Ротмана успокоилась, Стилмен покинул ее квартиру, пообещав зайти на следующей неделе, чтобы ее проведать. Сам же он направился в госпиталь где лежал Уиллер, подбодрить уже единственного друга своим присутствием. А на следующий день, ему сообщили о смерти жены Ротмана. Исходя из полицейского отчета, она покончила с собой выстрелом в голову из пистолета 38-го калибра, который был найден рядом с ее трупом.
   В этот же день Стилмен подал в отставку. Слишком много всего навалилось на одного человека за последние пару лет. Он не мог этого вынести один, и рядом с ним не было друзей которые смогли бы его утешить, как тогда, после гибели Шонны.
   Он сознательно переехал в Нью-Йорк, чтобы Уиллер, выписавшись из больницы, не смог бы его найти. Ему не хотелось чтобы тот уговорил его вернуться в армию, следующая смерть его друга или просто соратника могла нанести фатальные повреждения его психике. Стилмен предпочитал держаться от всего этого подальше. Он вдоволь повоевал на своем веку, теперь пусть этим займутся другие.
   Стилмен тяжело вздохнул. Всякий раз, когда он возвращался к своим воспоминаниям, они отдавались ноющей болью в его душе. Ему больше не хотелось об этом думать, но каждый раз он возвращался к этим мыслям снова и снова.
   Он перешел маленькую улицу и, нащупав в кармане мелоч, зашел в продуктовый магазинчик. Чтобы найти то, что ему было нужно, не было необходимости углубляться внутрь. Жвачки самых разных видов и вкусов лежали недалеко от кассы. Стилмен не долго думая выбрал мятную, и положил ее на прилавок.
  -- С вас сорок центов. - объявил ему мальчонка лет десяти на вид, помогавший в маленьком бизнесе своему отцу.
   Расплатившись, Стилмен покинул магазин и направился дальше, еще толком не представляя куда ему сунуться в этот вечер. Азартные игры, так распространенные в этом городе, его не привлекали. Выпивка, пожалуй, тоже нет. Стилмен никогда не пил ничего крепче пива, даже когда погибла его жена.
   Так и не решив куда он пойдет, Стилмен продолжал шагать по улице в свете заходящего солнца, думая о жизни, точнее об ее медленном угасании.
   Тот малец, помогавший своему отцу в магазине, был представителем чуть ли не самого молодого поколения на Земле. С тех пор как все население Америки, да и других стран тоже, оказалось пораженным этим вирусом, женщины перестали рожать, и прирост населения остановился. Вначале, на это никто не обращал внимания, но уже через год журналисты довели до сведенья всего населения земного шара, что за последнее время гинекологи не зарегистрировали ни одного случая беременности. Это было в высшей степени странно, и породило волнения среди американского населения. Начались демонстрации у Белого Дома в Вашингтоне, с требованием огласки имеющихся у правительства сведений об этой аномалии. Президенту ничего не осталось сделать как публично выступив, объявить американцам что они подверглись заражению неизвестной болезнью. Он старался воздействовать на граждан, заявив что все величайшие умы США работают над этой проблемой, и средство лечения будет вскоре найдено, но люди все равно ударились в панику и правительству пришлось ввести в города национальную гвардию и объявить комендантский час.
   Компании производящие противозачаточные средства понесли значительные убытки, тогда как множество крупных и мелких мошенников, объявивших себя целителями новой болезни, сильно подзаработали над глупостью своих сограждан, отдавших неимоверные суммы за возможность заиметь детей. Началась массовая истерия. Служители церкви и проповедники религиозных сект, все как один принялись утверждать, что это кара божья, в ответ на совершаемые человеком грехи. Люди бунтовали, устраивали голодовки и забастовки, по всей Америке поднялась большая шумиха, американцы требовали от правительства незамедлительного принятия мер.
   Все бы, наверное, так и продолжалось, если б ЦРУ, наконец, не вычислило виновного в распространении этого вируса. Американское правительство объявило войну Арабским Эмиратам, и американцы все как один поддержали это решение.
   После завершения военных действий паника как-то улеглась сама собой. То ли люди наконец-то смирились с тем, что они обречены, то ли роль сыграло древнее как само человечество чувство удовлетворенной мести, но стало относительно спокойно. Лишь банды террористов время от времени взрывающие что-нибудь, или берущие людей в заложники, да религиозные организации, проповедующие какую-нибудь новую чушь, которая поможет человечеству продолжить свой род, нарушали жизненную апатию граждан Соединенных Штатов Америки.
   Стилмен, прервав свои размышления, обнаружил что очутился в каком-то не очень чистом квартале, вдалеке от шума центральных улиц Лас-Вегаса, с их бесчисленными казино и ресторанами. Но ему было безразлично где находиться, лишь бы найти не шибко загаженный бар, заказать себе пива, и провести оставшуюся часть вечера в мысленном философствовании о смысле жизни. Большего ему и не требовалось, на общество окружающее его было тоже плевать, он все равно не хотел ни с кем заводить разговоров. Делиться своими проблемами со случайным знакомым - это не в его характере.
   Стилмен миновал вывески двух заведений, не рискнув войти внутрь. Вид снаружи говорил сам за себя, и что там могут дать вместо пива, он предпочитал не пробовать. Наконец, третье заведение показалось ему внушающим доверие, и он не замедлил туда войти.
   В баре было душно и шумно, хотя он не был сильно забит людьми. Чересчур громкая музыка, шумные компании, да плохая вентиляция помещения создавали некоторый дискомфорт, но Стилмен решил что останется здесь, навряд ли в этом районе он найдет что-то получше, а тащиться к центру города было немного лень.
   Заказав кружку пива и соленый арахис, он уселся за стоящий в углу столик, и погрузился в свои мысли. Гогочущие представители низшего класса и отвратительный звук, издаваемый дешевым музыкальным автоматом, ему не мешали. Он настолько ушел в себя, что не замечал даже наглых проституток, пытающихся предложить ему свои услуги.
   Стилмен сделал глоток из кружки, и с удивлением обнаружил что она пуста. Размышляя, он не заметил как опустошил ее полностью. Он бросил себе в рот пару соленых орешков, и оперся правой рукой на грязный столик бара, намериваясь встать. Чтобы сделать следующий заказ, нужно было тащиться к бармену. Официантами здесь и не пахло, да и расплачиваться за заказ надлежало вперед. В последнее время это практиковалось во всех бедных районах, так как желающих выпить бесплатно прибавлялось с каждым годом.
  -- Ей! Кто это сидит здесь, за моим столиком?! - раздался низкий басовитый голос сбоку.
   Стилмен медленно повернул голову налево, и перед его взором предстала тройка мордоворотов, недружелюбно вылупившихся в его сторону. Заводила, стоящий впереди, был не мыт и не брит по крайней мере неделю. Его одежда тоже не отдавала чистотой, в некоторых местах она была заляпана пятнами от томатного соуса или же крови, это зависело от его профессии. У его дружков вид был получше, обычные рабочие, пришедшие в бар промочить горло после тяжелого трудового дня. Оба были немалого роста и крупного телосложения, как и их приятель, только выражения их лиц обладали большей трезвостью, и меньшей злобой.
  -- Я тебя спрашиваю, салага! Че ты здесь делаешь? Чего, не знаешь что это место "Большого Джо", а?!
   Стилмен молча поднялся со стула. Драчун видимо был слишком уверен в своих силах. Назвать его салагой? По мощности телосложения Стилмен не сильно уступал громиле, разве жира на нем было поменьше, бывший офицер, как никак.
  -- Ты че молчишь как пень? Язык со страху проглотил, что ли? - бугай приблизился к нему почти вплотную, и теперь до Стилмена долетал отвратительный запах перегара, идущий у того изо рта. - Ты двигай отсюда пока цел, на первый раз прощаю. - разрешил "добрый" громила. - Но смотри, увижу за моим столом опять, куну тебя мордой в унитаз!
   Его дружки дружно рассмеялись. Угрозы "Большого Джо" пришлись им по душе.
   Стилмена охватил гнев. Подобное чувство всегда возникало у него во время операции. Он знал что перед ним враг, и его нужно убить. Гнев же помогал ему это делать без лишних размышлений. Бывали случаи, когда эмоции были не к месту, и тогда он умело сдерживал их, и гордился этим. Но сейчас, после того психического шока, пережитого им в Брюсселе, он не мог больше сдерживать себя. Ему так хотелось заехать по этой ухмыляющейся жирной харе. Что делал этот паразит общества, когда Стилмен участвовал в операции по ликвидации Мухамеда Рагимли - лидера одной из террористических группировок в Арабских Эмиратах? Или впоследствии, когда ему каждый месяц приходилось рисковать своей задницей, освобождая заложников из лап проклятых исламистов? Навряд ли он в этот момент занимался чем-то полезным. Наверняка сидел в таком вот вонючем баре и приставал к одиноким посетителям, не имевшим возможности постоять за себя.
  -- По-моему он не хочет уходить. - изрек "Большой Джо", и в довольной улыбке обнажил свои коричневые зубы.
   Его приятели придвинулись ближе, окружая Стилмена с разных сторон.
   Он был в невыгодном положении, и знал об этом. С двумя он бы еще справился, особенно если одним из них был бы подвыпивший главарь. Но с тремя? За ними еще нужно было успеть уследить, ведь шесть рук против двух, соотношение явно не в его пользу. Самым разумным выходом из положения, было развернуться и покинуть бар, оставив драчунам их "любимый стол", но Стилмен был зол, зол не только на "Большого Джо" и его друзей, но и на всех таких вот негодяев и поддонков, отравляющих жизнь остальному обществу. Он так и не двинулся с места, проигрывая в уме как ему разделаться со всей этой шайкой.
  -- Ну все, козел, я тебя предупреждал. - сказал главарь, и тут же попытался заехать кулаком в лицо Стилмена.
   Спецназовец резко ушел в сторону и кулак громилы просвистел мимо, увлекая вслед за собой и своего хозяина. Стилмен добавил ему кулаком в затылок, чтобы тот не скоро очухался и стремительно развернулся к его дружкам, приготовившись к защите.
   Мордовороты, вначале опешившие от такого развития событий, пришли в себя и дружно бросились на обидчика их главаря.
   Стилмен толкнул ногой стул в драчуна, нападавшего справа, и тут же поднырнул под кулак другого, и произвел удар по его гениталиям.
  -- Аууу!!! - вскрикнул мордоворот и тут же сложился пополам от нахлынувшей боли.
   Спецназовец довершил дело, ударив его ребром ладони в шею, и драчун как подкошенный рухнул на пол.
   Второй, к этому времени, успел отшвырнуть стул в сторону и приблизиться к Стилмену. Его кулак с силой врезался в ухо спецназовца и тот, пошатнувшись, едва устоял на ногах.
   Ободренный первым успехом, мордоворот попытался стукнуть "нахала" еще раз другой рукой. Стилмен профессионально увернулся от огромного как пивная кружка кулака, и произвел молниеносный выпад в челюсть противника. Но тот, казалось, не очень-то почувствовал этот удар. Продолжая наседать на него, громила произвел страшный по силе выпад от плеча, и Стилмену пришлось отступить в сторону. Рука противника прошла мимо, а спецназовец, схватив его за запястье, подставил ногу, и совершил бросок в сторону его "любимого стола".
   БАМ! - мордоворот приземлился на грязную столешницу челюстью и, повалив своей тушей стол, затих.
   Стилмен с облегчением вздохнул. Все получилось не так уж трудно, как он предполагал. Громилы оказались слишком неповоротливы и тупы. Теперь, они все лежали на полу, а он стоял на ногах.
   Спецназовец попытался развернуться назад, чтобы проверить состояние мордоворота, лежащего за спиной, как вдруг, сильные руки обхватили его кольцом, не давая пошевелиться.
  -- Попался, гаденыш! - прохрипел довольный голос сзади.
   Стилмен ударил его затылком, но лобовая кость мордоворота оказалась настолько толстой, что он сделал больно только себе. Громила засмеялся неприятным смехом, а заводила компании, уже очухавшись от удара в затылок, поднялся на ноги и двинулся к ним.
   Главарь подошел поближе и больно ударил Стилмена в лицо кулаком, а затем в ухо, когда тот попытался увернуться. "Большой Джо" замахнулся для третьего удара, но спецназовец, резко вскинув обе ноги, заехал ему в живот.
   Сила удара получилась немалой, и главарь полетел на пол, но мордоворот, державший его, хватки не отпустил. В этот момент к Стилмену подскочил второй очухавшийся верзила и рассчитался за "Большого Джо", ударив его ногой в живот.
   Стилмен почувствовал дикую боль, озверевший драчун лупил его изо всех сил, коленом в пах, грозя вот-вот отбить какие-нибудь жизненно важные внутренности.
   - Нет! Он мой! - пробасил "Большой Джо", поднявшись на ноги.
   Верзила послушно отступил, как слуга, повинуясь воле господина.
   Главарь схватил с соседнего стола пустую бутылку из-под виски, и разбив ее о столешницу, грозно двинулся к Стилмену, с мрачной улыбкой на отвратительных толстых губах.
   Спецназовец вконец обессилил, пытаясь освободиться от хватки верзилы, держащего его стальными руками. Тот видать и впрямь был рабочим, привыкшим к высоким физическим нагрузкам, и удерживать Стилмена в своих объятьях не доставляло ему большого труда.
   Стилмен, не видя выхода из создавшегося положения, обвел глазами другие столы. Как ни странно, но почти никто не покинул помещения, когда началась драка. Все с любопытством наблюдали как бандит в испачканной одежде приближается к своей жертве с импровизированным ножом в руке. На их лицах застыл интерес в ожидании развязки, так, как будто они смотрели фильм про гладиаторов, сражающихся на арене римского цирка. Никто даже не думал помочь Стилмену в беде, вызвав полицию, ни то чтобы ввязываться в драку.
  -- Сейчас я вырежу неприличное слово на твоем личике, крошка! - обломок бутылки прошелся по щеке Стилмена, оставив на ней тонкую царапину.
   Спецназовец почувствовал боль. Нет, она не была сильной, не сильнее пореза от бритвы, но садистская улыбка "Большого Джо" и обломок бутылки, вновь приближающийся к его лицу, обещал новые, куда более страшные мучения.
  -- Вам не кажется что трое на одного не совсем честно? - раздался вкрадчивый голос сбоку.
   Все участники драки одновременно обернулись на источник голоса, громилы с большим удивлением, Стилмен с надеждой.
   То, что предстало его глазам было сверх самых невероятных ожиданий. Он то рассчитывал увидеть возле себя пару полицейских с пистолетами в руках, но вместо них его взгляд выхватил молодую девушку в босоножках на небольших каблуках и строгом костюме стального цвета. Кожа цвета кофе с молоком и ослепительно белые волосы, доходящие до плеч, делали ее какой-то нереальной. Она была похожа скорее на ангела, нежели на человека. И теперь этот ангел хотел спасти ему жизнь.
   Стилмен был сильно удивлен. Конечно, он не думал что девушка ненормальная, возомнившая из себя супергероя. Ее мощное атлетическое телосложение не мог скрыть даже мешковатый костюм, так что вполне возможно, она знала что делала. Но с какой стати ей понадобилось вступаться за незнакомого человека? Да еще, к тому же, сильно рискуя заработать острым стеклом в лицо?
  -- Слушай киска, шла бы ты отсюда, пока мы не решили с тобой порезвиться. - "Большой Джо" нагло ухмыльнулся и, потеряв интерес к какой-то психованной девчонке-самоубийце, обратил свое внимание на Стилмена.
  -- А ты попробуй, жирный кусок дерьма. - раздался совсем не ангельский ответ.
   Зубы главаря заскрежетали от злости, и его пальцы едва не раздавили горлышко бутылки, зажатое в руке.
  -- Давай Том, держи эту сучку. - обратился он к своему товарищу, стоявшему рядом. - Раздвинем ей ноги и трахнем прямо здесь!
   Посетители бара не высказали никакого протеста, на подобные высказывания. Казалось наоборот, им пришлась по душе идея бесплатного просмотра порнухи в живую.
   Бандиты двинулись на девушку, ни капли не заботясь о тактике нападения. По их мнению, проучить девчонку не должно было составить труда, и они тут же за это поплатились.
   Верзила, оказавшийся возле нее раньше "Большого Джо", протянул свою огромную кисть к плечу девушки, и неожиданно получил мощный удар в солнечное сплетение.
   ТУМ! - Громила, раскинув руки, шлепнулся на пол со всей силы приложившись затылком о дерево.
   "Большой Джо", наконец-то смекнул что противник не будет легкой добычей. Выставив перед собой обломок бутылки, он резко бросился вперед. Его рука произвела выпад в сторону девушки, но встретила лишь воздух, а ноги споткнулись об удачно подставленную ступню. "Большой Джо" оказался в полете, и произвел вынужденную посадку на один из занятых столов, вызвав этим бурные аплодисменты остальной публики.
   Другой верзила, стоная поднялся на ноги. Его зубы клацнули от злости и он бросился на спину девушки. Беловолосая лишь двинула локтем назад, попав точно в живот нападавшему, и тот тут же согнулся пополам. Из раскрытого рта постепенно выливался переваренный ужин.
   Краем глаза Стилмен заметил что черствые посетители бара, вовсю заняты заключениями пари. Большинство ставили на девушку, но находились и твердолобые, думавшие что победят бандиты.
  -- Ах ты шлюха! - выругался "Большой Джо".
   Он оттолкнул с дороги посетителя, сидевшего на стуле, и бросился к девушке, все еще сжимая горлышко бутылки.
   Резкий удар, опять не достигший цели, и рука главаря оказалась в захвате у "ангела", так мило решившего вступиться за побитого спецназовца. "Большой Джо" попытался высвободить руку, но слишком поздно. Девушка, ухнув от усилий, вывернула руку драчуна под немыслимым углом, и под крик боли, наполнивший помещение, познакомила его лоб с барной стойкой, так кстати попавшейся по пути.
   Стилмен ощутил что хватка здоровяка ослабла, видно события последних минут сильно ударили по его психике. Тут же этим воспользовавшись, он развел в стороны державшие его руки и, развернувшись, со всей силы заехал обидчику в челюсть.
   Злость, накопившаяся в нем, сделала свое дело, верзила впечатался в стену, и медленно съехав по ней вниз, затих. Девушка, в этот момент, разобралась с блюющим бандитом, уложив его коротким ударом под ухо, и они остались единственными участниками драки, стоящими на ногах.
   Бандиты лежали на полу, не подавая признаков жизни, посетители весело обсуждали происшествие, отдавая друг другу проигранные деньги, бармен что-то подсчитывал на калькуляторе, а они так и смотрели друг на друга, не делая попыток начать разговор.
  -- Большое вам спасибо. - наконец, прервал молчание Стилмен. - Если б не вы, они бы изуродовали меня, а может быть, и убили.
  -- Да что вы, не стоит благодарности. - ответила она так, как будто он поблагодарил ее за подсказанное время.
  -- И все же... - Стилмен немного растерялся, он никогда еще не оказывался в подобных обстоятельствах. - Думаю, нам лучше покинуть это место. - закончил он.
  -- Ей! Как это покинуть?! А кто, по-вашему, будет платить за все эти разрушения? - бармен выразительно обвел рукой перевернутые стулья и столы, некоторые из которых были слегка попорчены.
  -- Они напали, пусть они и платят. - отозвался Стилмен. - Пойдемте отсюда, мисс.
  -- Я немедленно звоню в полицию! - заявил бармен и вытащил из-за стойки телефон.
   "Вот сукин сын! - подумал спецназовец. - Когда они чуть не прикончили меня здесь, ты даже не пошевелил своей жирной задницей".
  -- Не надо полиции. - внезапно остановила его девушка. - Я заплачу.
   Из внутреннего кармана пиджака она извлекла бумажник и, вытащив из него новенькую сто долларовую купюру, бросила ее на стойку.
  -- Слушайте мисс. - вознегодовал бармен. - Что за мелочь вы мне даете? Тут убытков на две сотни, не меньше.
  -- Ах ты подлый мошенник! - Стилмен угрожающе двинулся в его сторону, сжав кулаки. - Да весь твой вонючий бар не стоит двух сотен!
  -- Успокойтесь. - девушка встала на его пути, и ненавязчиво положила руку на плечо спецназовца. Убедившись что тот остановился, она повернулась к бармену. - Когда очнуться эти уважаемые джентльмены, - она кивнула на поверженных верзил, все еще не пришедших в себя после взбучки, которую она им устроила. - вы потребуете другую половину с них. Так будет честно. Или я не права? - закончила она с нажимом в голосе.
  -- Хорошо, мисс. - бармен сгреб со стойки купюру, и она исчезла где-то за его грязным фартуком.
  -- Вот и отлично. - ответил спокойный голос "ангела". - Нам действительно лучше уйти отсюда. - предложила она Стилмену, и они вместе покинули стены негостеприимного бара.
  
  
  
   Снаружи уже стемнело, и им пришлось искать дорогу на центральные улицы, ориентируясь лишь по собственной памяти, так как район, казалось, полностью вымер, и вокруг не было ни души. Но, его новая знакомая неплохо ориентировалась в этом городе, и вскоре они вышли на первую освещенную улицу, более приличного квартала.
  -- Не знаю, как мне вас отблагодарить. - продолжил разговор Стилмен. Он понимал, насколько он обязан своей спасительнице, и не хотел оставаться в долгу. - Я вам на самом деле сильно обязан.
   Девушка усмехнулась.
  -- Ну..., пригласите меня в ресторан и угостите вкусным ужином, тогда мы будем квиты.
  -- Я с удовольствием так и поступлю, мисс...
  -- Джина, просто Джина.
  -- А меня зовут Морган. Вот, наконец, и познакомились.
   Знакомство получилось, мягко говоря, странным, но Стилмену почему-то понравилась эта девушка. Она обладала на редкость правильными чертами лица, что в основном и создавало тот образ "ангела", как про себя называл ее спецназовец. Прямые белые волосы, красиво подобранная косметика не ярких цветов и милая улыбка, она наверняка понравилась бы любому мужчине, который не считал сильно физически развитых женщин чересчур грубыми или мужеподобными. Она понравилась и Стилмену. Может быть его поразила ее нечеловеческая красота, или же все было гораздо проще, он соскучился по женскому обществу, ведь с тех пор как погибла его жена, он не проводил ни с одной женщиной больше нескольких часов. Горе, испытанное им после гибели Шонны, не давало ему заводить постоянных знакомств с особами женского пола, и душа могла просто потребовать серьезных отношений, без которых не могут жить большинство людей. Как бы то ни было, но он не жалел что оказался в том чертовом баре и ввязался в драку. Одно знакомство с очаровательной Джиной с лихвой возмещало все неприятные ощущения, пережитые там Стилменом. Но одно не давало ему покоя, он хотел, и в то же время боялся заводить постоянные отношения с людьми. Ему казалось, что он проклят, и все люди, окружающие его, находятся в смертельной опасности. Он понимал что это вздор, подсказываемый его больным воображением, понимал, но ничего не мог с этим поделать. Гибель лучшего друга окончательно выбила Стилмена из колеи, и ему нужно было еще много времени, чтобы придти в себя.
   Они оказались близко к центру, судя по оживленным улицам и приличным на вид заведениям. Стилмен, конечно, не был богачом, но мог позволить себе оплатить ужин на двоих в одном из не самых дорогих ресторанов Лас-Вегаса. Один раз им по дороге попался "McDonalds" и пару других забегаловок такого уровня. Но Стилмен, как и подобает джентльмену, даже не помышлял о том, чтобы пригласить туда даму. Это было бы большим проступком с его стороны.
   Наконец, перед ними возникла вывеска приличного на вид ресторана, как раз такого класса, который мог оплатить Стилмен. Он вежливо предложил даме отужинать в этом месте, и уже через пару минут они сидели за свободным столиком возле окна, изучая меню.
  -- Что будете заказывать, мисс? - поинтересовался официант, почти тут же появившийся возле их столика.
  -- Бифштекс с кровью и салат "Морская свежесть". - уверенно ответила Джина, хотя успела лишь мельком взглянуть на меню.
   Стилмену понадобилось немного больше времени, чтобы сделать свой выбор. Питался он обычно в забегаловках, и уже не помнил, когда в последний раз посещал подобный ресторан.
  -- Индейка под белым соусом и "Бордо" трехлетней выдержки. - наконец, решил он. Сам Стилмен больше любил пиво, но считал что даме скорее понравиться вино. По крайней мере, его жена всегда заказывала именно "Бордо", когда они встречались до свадьбы.
   Официант, записав заказ в свой блокнот, удалился, оставив их один на один.
   Стилмен взглянул на ангельское лицо своей спасительницы. Оно было прекрасным. Эта милая улыбка заставляла его сердце таять как кусочек льда на солнцепеке. Как-то не верилось, что подобная девушка могла с легкостью разделаться с двумя бандитами. И дело было не в том, что она выглядела слабой по сравнению с ними, как раз наоборот, сила ее удара была просто потрясающей, Стилмен видел это собственными глазами. Но ее лицо, оно никак не намекало на жестокость или воинственность его носительницы, оно было невинным лицом ангела.
  -- Знаете, я никак не мог подумать, что проведу вечер в компании такой красивой девушки. - сделал комплимент Стилмен. Продолжать молчание было невежливо, а Джина была не очень-то разговорчивой натурой, как впрочем и сам Стилмен.
  -- В жизни, порой, происходят самые немыслимые вещи. - философски ответила она.
  -- И иногда они имеют очень приятное окончание. - поддержал ее Стилмен. - Я даже рад, что эти бандиты напали на меня там, иначе я не встретил бы вас.
  -- Они могли вас убить.
  -- Они почти что сделали это. - Стилмен вспомнил как обломок бутылки прикоснулся к его лицу. Рана была несерьезной - просто царапина, как будто от бритвы, но бандиты не шутили и черт его знает чем все могло окончиться, не вступись она за него. - Джина, зачем вы ввязались в эту драку? - наконец рискнул спросить он. - Вы же видели меня впервые в жизни.
  -- Не хотела чтобы вас изувечили. - последовал лаконичный ответ.
   Стилмен подумал бы что она над ним издевается, но невинное выражение ее лица не давало ему сделать это.
   Он улыбнулся "ангелу", не зная что ответить. Но в этот момент, в ресторане зазвучала медленная песня в исполнении уже не существующей группы "Eagles", и он вышел из положения пригласив даму на танец.
   Они вышли на площадку для танцев и Стилмен, положив свои руки на ее талию, начал ловить незамысловатый ритм. Оба были не ахти какими танцорами, а он то вначале боялся что будет выглядеть неуклюжим рядом с ней. Но все обошлось, Джина тоже не совсем умело поймала ритм, хотя это вовсе не испортило приятного момента. Ладони очаровательной девушки на его плечах, и ее смущенная улыбка, окончательно уничтожили сомнение между стремлением поближе познакомиться с ней и боязнью новых знакомств. Теперь он хотел только одного, быть рядом с этой милой красавицей, и быть как можно дольше.
  -- Джина, вы такая милая, обаятельная девушка. Мне даже не вериться что вы могли оказаться ни только в том грязном баре, но и вообще в подобном районе. Что вы там делали?
  -- Морган, вы такой любопытный.
  -- Простите, я не имею права задавать подобные вопросы. У каждого могут быть свои секреты.
  -- Это вовсе не секрет, и в этом не ничего плохого, что вы наверно могли обо мне подумать. - Джина располагающе улыбнулась, когда Стилмен опустил взгляд от неловкости. Она ведь попала в точку, он действительно засомневался в ее порядочности, вообразив ее наемной убийцей под маской ангела. Джина, вздохнув, прижалась к нему потесней. Теперь их лица находились совсем близко друг от друга. - Просто, я искала вас, капитан Стилмен. - закончила она, не потеряв при этом выражения детской невинности на лице.
  
  
  
   Три дня спустя.
   Соединенные Штаты Америки. Нью-Йорк.
  
   Мы очень рады что вы приняли наше приглашение. Надеюсь нас ждет долгое и взаимовыгодное сотрудничество. - сказал профессор Беккет, после того как все были представлены друг другу.
   Их было трое в просторном кабинете, предназначенном, скорее всего именно для приемов посетителей, так как он не создавал впечатления рабочего места. Организация, в которой находился Стилмен, располагалась в довольно странном месте, точнее в промышленной части города. Даже окна этого кабинета выходили на здание завода легкой промышленности, стоявшее через дорогу.
   Конспирация - именно это слово почему-то сразу всплыло в сознании Стилмена, как только он переступил порог этой странной конторы. Он не доверял этим людям, в особенности профессору Беккету, единственное что удерживало его в этой комнате, не давая послать этих подозрительных типов ко всем чертям, было простым человеческим любопытством. Стилмена очень интересовало, зачем им нужно было тратить время и деньги на поиски какого-то бывшего офицера, пусть и с блестящем прошлым, но не имеющем никакой ценности в настоящем времени. Таких офицеров, и бывших и все еще служащих, было пруд пруди. Почему они искали именно его? Это было весьма интересно.
  -- Я принял это приглашение исключительно ради Джины. - не стал раскрывать свои истинные мысли Стилмен. - Она меня попросила придти сюда, и я выполнил ее просьбу. Насчет сотрудничества я пока что не соглашался. Сперва я хочу чтобы вы раскрыли передо мной карты, на сомнительные дела я идти не намерен.
  -- Кто такая Джина? - поинтересовался профессор, непонятно к кому обращаясь. Со свойственной ученым рассеянностью, он не потрудился продолжить соблюдение вежливых манер с гостем.
  -- Мистер Стилмен имеет в виду старшего лейтенанта Альфа, если я не ошибаюсь. Именно ее я послал на его поиски. - ответил сидящий справа от Беккета человек в строгом деловом костюме, который представился генералом Страйденом.
  -- Ах да, Альфа. Совсем про нее забыл. - профессор хлопнул себя по лбу, как будто вспомнил куда он засунул микросхему, которую ищет уже битый час. - Простите, мистер Стилмен. Я кажется отвлекся. - наконец опомнился он.
  -- Я весь во внимании.
  -- И так. - Беккет интеллигентно поправил очки. - Сейчас я собираюсь немного просветить вас относительно того, что мы от вас хотим.
  -- И желательно, почему именно от меня. - добавил Стилмен.
   Страйден нахмурился:
  -- Вы не единственный офицер, кому мы предлагали и собираемся предложить работу. Большинство, кстати, согласились работать на нас.
  -- Весьма любопытно. - Стилмен задумчиво оглядел профессора и генерала. Чего они тут могли затеять? Никак не меньше чем заговор государственного масштаба. Только зачем им вся эта возня? И США и все другие страны все равно полностью лишатся своего населения лет через пятьдесят. В настоящее время, захватывать власть не имеет смысла. - Ну что ж, рассказывайте. - поторопил он Беккета. - Если мне это подходит, я тоже соглашусь.
  -- Вы согласитесь, я в этом уверен. - ответил профессор, и тут же продолжил. - Прежде всего, как вы наверно знаете, лет через сто, на Земле не останется ни одного представителя "homo sapiens".
   Стилмен кивнул.
  -- Так вот, это породило много волнений среди нашего населения, а также населения других стран. На этой благодатной почве выросло много поганок, точнее религиозных сект, каждая из которых обещает свой путь выхода из кризиса, правда, только для своих верующих. Но это все ерунда, лидеры этих сект либо сумасшедшие, либо мошенники, разживающиеся на своих последователях. Не стоит их всех принимать всерьез, всех кроме одной. Вы когда-нибудь слышали о секте "Святого воскрешения"?
  -- Не очень-то много. - признался Стилмен. - Я не верю в подобную чушь, и никогда не уделяю ей внимания. Это какие-то жулики, так я по крайней мере думал о них всегда.
  -- В чем-то вы правы, мистер Стилмен. Они действительно жулики, но жулики мирового масштаба, и их придется принять всерьез. - профессор вздохнул. Создавалось впечатление что эта секта наступила ему на мозоль. - Лидер секты - Габриэль Ризи, очень серьезная личность, которая доставит еще много проблем всему человечеству. Он и другие лидеры секты утверждают, что люди всего мира должны объединится и создать общее государство, все вместе ожидая прихода конца света. Забыв свои распри и междоусобные войны, они должны обратиться в религию и смириться с неминуемым концом. Тогда, у них будет шанс получить прощение от господа, и род человеческий не вымрет, вновь возродившись на обломках цивилизации. Как вам их пропаганда?
   Стилмен усмехнулся:
  -- Конечно, этот как вы сказали Габриэль Ризи полный псих. Сам я не верующий, думаю что поэтому и сижу здесь, в вашем кабинете. - он бросил взгляд на Страйдена. Тот молча кивнул. - Если нам суждено умереть, мы все умрем. И никакие бредни психов нам не помогут. Но, с другой стороны, его идея не так уж плоха. Объединить все страны в одну. Прекратить мелкие войны, и покориться неизбежному. Это нас, безусловно не спасет, но по крайней мере стабилизирует ситуацию во всех странах мира. Большинство людей глупы или слабы, им нужно во что-то верить чтобы жить в мире и согласии с другими. На мой взгляд, так будет только лучше.
  -- Вот видите, Чарльз. Умные мысли умного человека. - Беккет повернулся к Страйдену.
  -- Я в нем не сомневался. В личном деле капитана много положительных оценок его умственных способностей. Этот человек нам подойдет.
  -- Подойдет для чего? - не выдержал Стилмен. - Вы все еще держите меня в неведении относительно вашего предложения.
  -- Всему свое время, мистер Стилмен. - профессор поднял ладонь вверх, не допуская возражений. - В начале я объясню вам, что не так в "Святом воскрешении", и что наша организация может предложить взамен. Для начала, я вам скажу что Габриэль Ризи сам является ученым-бактериологом. Мы подозреваем что именно он и есть создатель этого губительного вируса. Кроме этого, он всегда ставит палки в колеса тем, кто начинает научные исследования в области исцеления от этой болезни. Обычно исследователи погибают в автокатастрофах или при вооруженном ограблении. Один из ученых, предлагавший создать искусственные матки, и вставить их взамен поврежденных всем желающим, был до смерти забит последователями этой секты, а дом вместе с личными вещами был сожжен дотла. Все его работы оказались потерянными для человечества, нам не удалось найти ни чего. Главный лозунг Габриэля Ризи - "Мы не должны заниматься делами неугодными богу", а всякие внутренние изменения в строении человека безусловно относятся к неугодным делам. Он давит подобными заявлениями на религиозную часть населения нашей страны, и постепенно находит все больше и больше сторонников не только у нас, но и в других государствах. Этот человек опасен, и его нужно остановить.
  -- В этом я с вами согласен. - поддержал Стилмен. - Шизофреники являются причиной многих несчастий, но как вы собираетесь его остановить?
  -- Ну вот, мы наконец и дошли до того места, где вы поймете зачем мы вас искали. - Беккет перевел взгляд на Страйдена, кивком предлагая ему объяснить эти причины.
   Генерал кашлянул, и прочистив горло, начал:
  -- Капитан Стилмен, как мы вам уже говорили, мы предлагали работу многим офицерам армии Соединенных Штатов. Очень многие согласились, ни только ради денег, но и ради долга перед страной и человечеством. Работа безусловно опасна, ведь нам придется оказать вооруженное сопротивление всему тому, что "Святое воскрешение" сможет выставить против нас.
  -- Послушайте, генерал. - перебил его Стилмен. - Почему бы вам просто не обратиться в правительство или ЦРУ с той информацией, которую вы имеете. Они бы сами разобрались в этом.
   Страйден тяжело вздохнул, и его вид стал немного мрачнее.
  -- В правительство обращаться бессмысленно, многие люди, сидящие на высоких должностях, являются тайными последователями Ризи, а президент не сможет ничего сделать, большинство населения Америки пойдет за Ризи, а не за ним. Что же касается ЦРУ, - генерал засунул руку во внутренний карман пиджака, и выудил из него удостоверение личности. - Я и есть ЦРУ, сынок. Точнее теперешний шеф разведывательного управления. Но даже мы бессильны против этой напасти. Нам так и не удалось его убрать за все эти годы, а теперь он стал слишком популярен, и его последователи свалят все обвинения на нас. Государство на грани гражданской войны. Мы все в очень паршивой ситуации.
   Стилмен бегло осмотрел протянутое ему удостоверение, все больше удивляясь размеру навозной кучи в которую он умудрился вляпаться. Всего три дня назад он жил спокойной жизнью кочевника, не трогал других и не давал трогать себя, но теперь! Теперь спокойной жизни пришел конец. Эти люди слишком заинтересовали его, чтобы повернуться на сто восемьдесят градусов и покинуть кабинет. Ему придется остаться, и выслушать их до конца, а там..., там будет видно ввязываться в это дело или нет. Даже ангельское личико Джины не сможет убедить его принять их сторону, если их принципы и цели не уложатся в мировоззрение Стилмена. Если так, он просто скажет им "чао", и больше никогда не переступит порога этой организации.
   Пообещав себе это, он вернул удостоверение генералу, и продолжил разговор:
  -- Вы уверенны что за Ризи выступит большинство народа, у него свои люди в правительстве и наверняка во многих других учреждениях, кроме этого, он должен обладать немалыми денежными средствами, чтобы организовывать свои пропагандистские мероприятия, значит у него будут деньги и на оружие. Он - большая сила, как я понял из вашего рассказа. Но что вы можете противопоставить ему? Даже если вам удастся нанять несколько тысяч офицеров, то откуда вы возьмете солдат? Большая часть населения пойдет за Ризи, и солдаты скорее всего тоже. Вам не выстоять против его армии.
  -- Вы правы, мистер Стилмен. - вступил в разговор профессор. - Против этой армии невозможно выстоять, не имея помощи извне. Сразу предупрежу ваш вопрос, русские нам не помогут, у них точно такие же проблемы со "Святым воскрешением", и им также понабиться все что они смогут собрать. Но у нас есть другая помощь, даже не извне, а скорее изнутри. Я бы хотел показать вам наше секретное супероружие, но перед этим вы должны подписать с нами контракт.
  -- Кот в мешке. - резюмировал Стилмен.
  -- Но от вас не требуется никаких жертв. - возразил Беккет. - Вот, смотрите. - он протянул Стилмену несколько листов бумаги и тот, взяв их в руки, углубился в чтение.
  -- Так, так, неразглашение информации, продолжительность контракта не меньше двух лет без отпуска, - бурчал себе под нос Стилмен. - Стоп, а это еще что? - не понял он. - Тут сказано что мне предстоит быть инструктором, а не боевым офицером.
  -- Вначале инструктором, но если вы захотите, то впоследствии можете участвовать в боевых операциях, предварительно подписав другой контракт.
  -- Ясно. Вы хотите сами тренировать армию для своих нужд.
  -- Именно так. - согласился Страйден.
  -- Ну что ж, почему бы и нет. Деньги мне еще пригодятся. - Стилмен протянул руку чтобы поставить подпись, но ему в глаза бросилась одна из последних строчек, на которую он вначале не обратил внимания. - Постойте, тут написано майор Морган Стилмен. Вы кажется, ошиблись.
  -- Считайте это повышением в звании. - отмахнулся генерал.
   Стилмен ничего не ответил, просто поставив свои подписи в нужных графах. Убедительные доводы Джины сделали свое дело, и он стал заботиться о своем будущем, которое может быть не таким уж и безоблачным из-за недостатка денежных средств.
   Он протянул подписанные бумаги профессору, и вновь обратился к генералу:
  -- Теперь, как работник вашей организации, я могу задать один вопрос, сэр?
  -- Безусловно.
  -- Джина, она ведь является агентом ЦРУ?
  -- Не совсем. Она мой подчиненный, но не работает на правительство. Она служит в отделе безопасности компании "Новый восход", именно так называется наша организация, как вы должны были видеть в контракте.
  -- Благодарю, сэр. - ответил Стилмен.
  -- Господа. - вмешался профессор. - Я думаю что вопросов сегодня уже достаточно. Пора мистеру Стилмену увидеть наше супероружие собственными глазами.
  -- Вы правы Беккет. - согласился генерал и повернул голову к Стилмену. - Я вынужден остаться здесь. На очереди следующий кандидат. Всего вам хорошего.
  -- Спасибо, сэр. Вам тоже всего наилучшего. - попрощался майор и вместе с Беккетом покинул кабинет.
  
  
  -- Нам придется ехать на машине? - поинтересовался Стилмен, когда они с профессором оказались в коридоре.
  -- Нет, в этом нет необходимости. Все находится здесь, прямо в здании, точнее под ним.
   Вместе они добрались до лифта, и Беккет нажал на кнопку вызова. Войдя в приехавшую кабину, профессор подождал, пока за ними не закроются двери, и вытащил из кармана связку ключей. Выбрав нужный ключ, он вставил его в замочную скважину на стене кабины, и открыл металлическую дверцу. Затем он набрал какую-то последовательность цифр и лифт двинулся вниз.
  -- Это меры безопасности, мистер Стилмен. - пояснил он.
  -- За супероружием надо смотреть в оба. - согласился майор, даже не представляя что ему собираются показать.
   Лифт замер, и двери разъехались в стороны, открыв их глазам коридор и двух охранников в форме с автоматами в руках. Стилмен и Беккет покинули кабину лифта, и под пристальным вниманием двоих людей в военной форме и их оружия, зашагали по коридору.
   Охранники явно хорошо знали профессора, и удовольствовались лишь беглым изучением его удостоверения личности. Стилмена проверка не коснулась, так как Беккет представил его как нового сотрудника, пока что не имеющего удостоверения. Охранники не выразили никаких протестов, наверно такое было не в первый раз, и дула двух "MP5" мирно уставились в пол.
   Проходя мимо этих двух воинов, Стилмен отметил что оба они высоки, не ниже метр восемьдесят, и прекрасно физически развиты, как он сам в былые дни. Оружие они держали небрежно, как настоящие профессионалы, но в тоже время их сосредоточенные лица выдавали в них новобранцев.
   "Хорошая подготовка, но нет боевого опыта". - решил про себя Стилмен.
   Они шли по коридору, минуя многие двери. Беккет так быстро перебирал своими короткими ножками, что майор едва успевал за ним. Наконец, ученый остановился перед одной из дверей, на вид ничем не отличавшейся от других в этом коридоре и, повернув ручку, сделал приглашающий жест рукой.
  -- Входите, мистер Стилмен. Сейчас перед вами откроется будущее!
   Майор послушно последовал приглашению, и перешагнул порог. Сделать полный шаг он так и не успел. Открывшееся ему зрелище заставило Стилмена замереть на месте. Это было больше чем будущее. Это была фантастика!
  
  
   Зал был огромен как по площади, так и в высоту. Посредине располагался свободный коридор, шириной не более четырех метров. По бокам, словно лестница для великана, возвышались широкие ступени уходящие к боковым стенам. Ступеней было около десяти, как заметил Стилмен. Каждая из них возвышалась на пол метра над предыдущей, и на каждой ступени было по собственному, правда уже узкому, свободному коридору. Все остальное место на них было занято стеклянными цилиндрами, почти до краев наполненными немного мутноватой жидкостью. А в жидкости..., в жидкости находилась та самая сила, которую "Новый восход" собирался противопоставить "Святому воскрешению" - настоящая армия.
   Да, да, именно армия. Стилмен сразу все понял, как только увидел этих людей. Они не двигались, но он был уверен что они придут в движение, стоит лишь достать их из этих цилиндров. Были ли это воскрешенные, или что-то еще, он не мог догадаться сам, но то, что все они должны стать солдатами, было ясно с первого взгляда.
   Среди них не было ни низких, ни чересчур высоких. Примерно одного роста со Стилменом, что мужчины, что женщины имели одинаковое физическое развитие. Их мощные мускулистые тела не содержали ни капли жировых отложений, а толстые кости были рассчитаны на высокую прочность, так необходимую солдатам.
   Некоторые были чем-то красивы, остальные были тоже неплохи на вид, но уродов или суперкрасавцев среди них не было. Они бы с легкостью затерялись в толпе, и никто бы не смог отличить их от обычных людей, подобные лица часто попадались на улице.
   Майор вспомнил двух охранников в коридоре. Оба были примерно такими же, и теперь он не сомневался что они представители предыдущей партии этих людей.
   Стилмен молча посторонился, дав профессору зайти в зал, и стал ждать разъяснений.
  -- Как вы наверно понимаете, мистер Стилмен, перед вами наш самый большой секрет и самое стратегически ценное оружие - производственный комплекс. Он не единственный в своем роде, мы имеем такие и в других местах, но вам о них знать необязательно. Сейчас, я расскажу вам об этом комплексе поподробней. - Беккет обвел рукой цилиндры. - Это камеры для выращивания людей, как вы видите. Обычные люди вынуждены пройти через пару десятков лет детства, прежде чем достигнут физического развития подобного тому, которое имеют данные экземпляры. Вы наверно удивитесь, но я вас уверяю, это совершенная правда, эти люди достигают двадцатилетнего возраста всего лишь за полтора года.
  -- За полтора года?! - Стилмен действительно был удивлен. - И они являются полноценными двадцатилетними людьми?!
  -- В физическом отношении, да. Но в умственном развитии они еще дети. Вы наверно подумаете, какая разница как выглядит солдат снаружи, если внутри он еще ребенок? Но тут не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Эти люди имеют ни только хорошо развитые тела, но и очень восприимчивые к информации мозги. Они быстро учатся. Трехлетнего образования вполне достаточно для каждого из представленных здесь индивидуумов. Потом, требуются лишь практические занятия, для чего, собственно, мы и нанимаем людей с большим опытом боевых операций вроде вас.
  -- Мистер Беккет, но как вы можете обучить их всему всего лишь за три года? Ведь кроме теоретической военной подготовки, необходим также и школьный курс вкупе со всем другим, что усваивает человек в течение двадцати первых лет своей жизни. Они должны иметь память в десять раз лучше, чем обычный человек, неужели вам удалось создать подобный мозг?
  -- Да нет, что вы, мистер Стилмен. Это просто невозможно. Их память лишь в два раза превосходит способность к запоминанию среднестатистического человека. Секрет вовсе не в этом. Пойдемте со мной, я покажу вам как это происходит.
   Профессор вышел за дверь, и Стилмен последовал за ним. Вместе они преодолели расстояние в пару десятков метров и зашли в другую дверь.
  -- Смотрите, это комната обучения. Здесь как раз находится предыдущая группа искусственных людей. - сказал Беккет.
   Стилмен обвел взглядом новое помещение. Оно было меньше первого, и в нем отсутствовали стеклянные цилиндры. Вместо них, зал был заставлен многочисленными креслами с высокими спинками, в которых сидели искусственные люди. Их полуобнаженные тела были облеплены множеством датчиков, а головы частично закрывали похожие на штурмовые шлемы штуковины, от которых тянулись разноцветные провода.
  -- Что с ними делают? - поинтересовался Стилмен.
  -- Обучают. - ответил Беккет, и увидев непонимающий взгляд майора, продолжил. - Это новый метод обучения, обучения во сне. Прибор, встроенный в кресло, передает импульсный сигнал в мозг обучаемого, вкладывая в него новые данные. Каждые восемь часов их сна проходят в интенсивном обучении всему, что нужно ни только солдату, но и человеку вообще. После такого курса они ничем не хуже, а даже намного лучше обычных людей. Хотя до него, они почти не имели представления о жизни. Во время своего нахождения в камере выращивания, они также проходили небольшое обучение, но там оно ограничивалось лишь ходьбой, контролем мочеиспускательного канала и другими незначительными предметами, которые мы могли позволить себе вложить в мозг еще не сформировавшегося человека. Все остальное они изучают сейчас. И поверьте мне, мистер Стилмен, в отличие от обычных людей, они не забудут ничего из усвоенного. Мы уже много раз тестировали их, они запоминают информацию навсегда.
  -- Я вам верю, профессор. Скажите, те двое охранников в коридоре тоже искусственные люди?
  -- Вы наблюдательны, мистер Стилмен. Им обоим по пять лет, если я не ошибаюсь. Они из нашей самой первой партии.
  -- Поразительно, всего пять лет, а уже настоящие солдаты. - восхитился майор. - Вначале, я подумал что они новобранцы, из-за их чрезмерной напряженности, но потом догадался кто они на самом деле. Действительно, ничем не отличишь от обычных людей.
  -- Дайте им немного времени, мистер Стилмен, и они станут намного лучше элитных частей американской армии. Мы лишь недавно смогли наладить стабильное производство людей, всего лет семь назад. До этого выпускались только опытные экземпляры. - Беккет вынул из кармана носовой платок, и вытер увлажнившийся нос. - Пойдемте в коридор, здесь слишком прохладно для меня. - предложил он. - Так вот, - продолжил профессор, как только они вышли. - Нашего первого человека мы создали еще пятнадцать лет назад, задолго до начала этой чумы. Тогда мы работали на армию, создавая для них супервоинов. К сожалению, первый экземпляр, получился неудачным. Этот мужчина умер через несколько дней после окончания процесса формирования его тела. Следующей была девушка - Ева. С ней все произошло куда лучше, она выжила, и производила впечатление нормального человека. Мы занялись ее психической подготовкой, но тут военные устроили нам сюрприз, заявив что у нашей Евы нечеловеческое лицо. Сказали что таких солдат использовать ни в коем случае нельзя, чтобы не вызывать паники среди населения. Пришлось нам работать дальше. Мы чуть было не отчаялись, но следующий экземпляр получился вполне успешным, мы назвали ее Альфа. Конечно, она тоже не идеал совершенства, наши теперешние люди куда натуральней, но все-таки на инопланетянку она не тянет, и не привлекает любопытных взглядов на улице. Сейчас ей двенадцать лет, но ее опыт сравним с опытом жизни тридцатилетней женщины. Удачный образец, не правда ли?
  -- Что? - переспросил Стилмен. Он погрузился в свои мысли и не понял последних фраз профессора.
  -- Я спросил, считаете ли вы лейтенанта Альфа похожей на человека.
  -- Лейтенанта Альфа? То есть Джину?! Вы хотите сказать что...
   Беккет рассмеялся.
  -- Ну что ж, мистер Стилмен. Ваше удивление лучше всяких похвал. А Альфа моя гордость, моя первая победа над природой, можно так сказать. Пройдет еще десяток лет, и таких людей будет миллион, а то и больше. Они с успехом смогут заменить нас в будущем. Не сомневайтесь в этом, мистер Стилмен.
  
  
  
   Примерно то же время.
   Мексика. Мехико.
  
   Пурпурная ряса полностью скрывала его фигуру, а надвинутый на лоб капюшон, мало что оставлял от лица, но этой острой черной бородки и сверкающих желтых глаз было вполне достаточно для охраны чтобы распознать приближающегося человека. Габриэль Ризи - скорее полубог чем обычный смертный, именно так думали о нем фанатики, а стража главного храма, расположенного в Мехико, состояла только из них. При приближении своего живого идола они бросились на колени, не выпуская винтовок из рук, и остались в таком положении пока он не вошел в храм.
  -- Хосе, ты видел! Это был сам преподобный отец Ризи. - сказал один страж другому, поднявшись с колен. - Это настоящее благословение для меня, я вижу его так близко уже в третий раз.
  -- Ты счастливиц, Пабло. Говорят что кто долго находится с ним рядом получит прощение от господа и сможет иметь детей. Я так мечтаю чтобы он взял меня своим личным охранником, тогда я тоже был бы прощен.
  -- И не думай об этом. Взгляни на тех кто его охраняет, нам до них далеко. - Пабло осторожно показал глазами на двух рослых и массивных телохранителей Ризи, спины которых еще не полностью скрылись за поворотом коридора в здании.
   Хосе тяжело вздохнул, до этих двух он действительно не тянул ни в физическом развитии, ни в плане подготовки. Кто он такой? Всего лишь обычный мексиканский работяга, знать не знавший как пахнет порох еще каких-то шесть месяцев назад.
  -- Когда-нибудь я тоже стану настоящим воином, и буду ничем не хуже их. - сказал Хосе и погрузился в мечтания, представляя себя на месте телохранителя преподобного отца.
  
   Габриэль Ризи скорее ворвался, чем вошел в зал священных собраний. Воины охранявшие двери послушно расступились, лишь только завидев приближающегося преподобного отца. Ризи отметил что эти двое вели себя более профессионально, чем их коллеги снаружи. Оба фанатично поприветствовали своего идола, но на колени никто не упал. Ризи нравились выражения любви и преданности со стороны его последователей, но в данном случае безопасность была на первом месте. Решив про себя что нужно строго наказать наружную охрану, он сел на свое почетное место за круглым столом и, дождавшись пока не замолкнет гул приветствующих его голосов, объявил собрание открытым.
   За столом собралось около двадцати других фигур закутанных в красные рясы. Красный цвет был вторым по почетности после пурпурного в религиозной секте "Святое воскрешение". Его носитель нес ответственность за десятки филиалов секты, и подчинялся только самому Ризи.
   По правую руку от преподобного отца сидел кардинал Меньшов - руководитель филиалов расположенных на Западе России, по левую - кардинал Никколс отвечающий за филиалы на Севере США. Каждый кардинал представлял свою область на этом совещании, которое проводилось в конце каждого месяца. На этом собрании заслушивались сообщения о крупных успехах и неудачах региональных руководителей, и планировались дальнейшие действия.
  -- Начнем с вас, кардинал Ривз. - в абсолютной тишине, воцарившейся в зале, слова преподобного отца звучали громко и отчетливо, как будто он говорил в микрофон. - Расскажите нам о ваших продвижениях в наборе добровольцев в нашу священную армию.
   Руководитель филиалов южных штатов Америки незамедлительно поднялся со своего кресла, уже сжимая листки с необходимой информацией в руках.
  -- Ваше преосвященство, господа кардиналы, за последний месяц процент набора в нашу армию возрос на пять процентов по отношению к предыдущему. К нам присоединяется все больше и больше солдат и гражданских, которые тоже хотят быть воинами священной армии. В наших списках уже пятьдесят тысяч человек. Если так будет продолжаться и дальше, то по прогнозу мы будем иметь трехсоттысячную армию ровно через один год.
  -- Неплохо, кардинал. Возникали ли у вас проблемы с людьми из "Нового восхода"?
  -- Небольшие, ваше преосвященство. Их агенты крутятся повсюду, пытаются ликвидировать наших уличных проповедников, но им редко это удается, толпа обычно вступается за этих святых людей, и эти убийцы остаются ни с чем. Наша основная проблема с "Новым восходом" в том, что они нанимают для своей армии опытных офицеров, а к нам присоединяются лишь солдаты. Офицеры обходят проповедников стороной и не поддаются уговорам, нам удалось обратить в истинную веру не более сотни из них.
  -- Это неважно, кардинал. Армия может обойтись без офицеров, но не может без солдат. "Новый восход" не достаточно популярен среди американского населения чтобы они пошли за ним, а их искусственные люди слишком малочисленны чтобы представлять для нас угрозу. Слышно ли что-нибудь новое об этих грязных существах, жалких подобиях человека? - Ризи обвел присутствующих взглядом, и кардиналы, казалось, сжались на своих креслах, под тяжестью взора его желтых блестящих глаз.
  -- Да позволено мне будет сказать, ваше преосвященство. - послышался робкий голос кардинала Киракоса, отвечающего за Грецию, Болгарию, Македонию и Албанию, которые были настолько мелкими странами, что могли вместить стандартное количество филиалов только все вместе.
  -- Говорите, кардинал. - разрешил Ризи. - А вы, Ривз можете садиться, пока вы мне не нужны. - преподобный отец понаблюдал как кардинал осторожно опустился на свое место. - Давайте же, Киракос. Мы ждем вашего сообщения. - подбодрил он трусливого грека.
  -- Прошу меня простить, ваше преосвященство... - кардинал замялся. - Но они..., эти грязные подобия человека..., они напали на наши склады позавчера. Они убили всю охрану и сожгли наш полугодовой запас священных трав, которыми мы окуриваем наших последователей...
  -- Кардинал Киракос! - Ризи стукнул кулаком по столу, заставив испуганного грека подпрыгнуть на месте. - Как вас могли посрамить эти тупоголовые куски синтетического мяса?! Что за людей вы набираете в охрану?!
  -- Но... но..., в...ваше преосвященство... - заикаясь от страха промямлил Киракос, но Ризи посмотрел на кардинала с такой яростью, что тот тут же заткнулся.
  -- Это ваша первая ошибка, кардинал. - сказал преподобный отец уже более спокойным тоном. - На первый раз я вас прощаю. Но берегитесь! Если подобная оплошность с вашей стороны повторится, не ждите от меня второго прощения. За это вы поплатитесь титулом. А быть может, даже и жизнью. - добавил Ризи, заставив грека нервно задергаться. - Можете сесть. - сказал он и кардинал рухнул словно подкошенный, совсем обессилив от нервного напряжения. - Итак, господа кардиналы, есть еще какие-либо новости об активности "Нового восхода" в ваших регионах?
   В зале сохранилась тишина. Никто из кардиналов более не имел серьезных проблем с их конкурентами, или, может быть, просто скрывал свои неудачи. Но разве можно что-нибудь скрыть от Габриэля Ризи? Человек, пытавшийся провернуть подобный номер, имел все шансы прямиком отправится на тот свет. Своим подчиненным Ризи никогда не доверял полностью, за ними всегда следили его шпионы. Впрочем, и за этими шпиона тоже велась слежка. Мало ли на что могут пойти люди из-за жадности к деньгам, их всегда нужно держать в кулаке, или они удавят темя сами.
   На лице преподобного отца заиграло некое подобие улыбки. Ему нравилось что кардиналы его бояться. Отсутствие страха - значит неуважение, а неуважение может перерасти в попытку обмана, или даже в бунт.
  -- Тогда продолжим. Кардинал Люмьер, - обратился он к низкорослому французу, - Сообщите о ваших успехах в наборе рекрутов.
   Один за другим кардиналы вставали в полный рост и зачитывали требуемые данные. Сам Ризи прекрасно знал об успехах и неудачах каждого из них. Его шпионская сеть работала надежно. Этот опрос, прежде всего, предназначался для других кардиналов, чтобы они услышали реальные цифры из уст своих собратьев, и в случае отставания от них, пытались улучшить работу своих филиалов. Неудачников Ризи обычно уничтожал. Он никогда и никому не прощал более одной ошибки, считая что так его подчиненные будут лучше справляться со своей работой. Ведь на кон поставлены ни больше, ни меньше, а их собственные жизни. Страх - залог успеха, иначе "Святое воскрешение" не сможет просуществовать и дня, преподобный отец был в этом полностью уверен.
   Кардиналы закончили с отчетами, и в зале вновь повисла тишина. Выждав еще с минуту, чтобы не показывать подчиненным что он к чему-то торопиться, Ризи поднял на кардиналов свой взгляд.
  -- За последний месяц, как я слышал из ваших докладов, мы много чего добились, в плане формирования нашей священной армии. Я рад, что вы оправдываете возложенные на вас надежды, ни только мною лично, но также и великим господом богом. Я также рад, что вы служите мне верой и правдой, что забываете обо всех своих личных проблемах когда дело касается проблем нашей религиозной организации и самого господа бога. Я всеми вами доволен, всеми кроме одного! - при последней фразе кардиналы слегка разволновались, но Ризи тут же продолжил свою речь, не дав им обдумать его слова. - Бог послал мне знамение, что в наших рядах зреет предательство, и предатель один из моих самых приближенных людей. Я долго молился всевышнему, прося его дать мне подсказку, кто бы это мог быть. Но просьбы одного несчастного смертного, каким являюсь я, недостаточно, чтобы великий господь ответил его мольбам. Мы должны помолиться все вместе, прося господа открыть наши глаза и покарать коварного изменника.
   Преподобный отец смиренно сложил ладони, призывая собравшихся начать молитву. Кардиналы, не рискуя рассердить главу "Святого воскрешения", или куда хуже, самого господа бога, незамедлительно последовали его примеру.
  -- Господи, снизойди до милости верным рабам твоим. - отчетливым, хорошо поставленным голосом, начал Ризи.
  -- Господи, снизойди до милости верным рабам твоим. - все как один повторили кардиналы, опустив взгляды в тщательно отполированную поверхность стола.
  -- Помоги нам в трудную минуту, ибо что бы мы не делали, мы делаем во благо господа нашего, с его божественного позволения. Укажи нам, господи, предателя дела нашего, злого врага нашей веры, невидимого для глаз наших грешных.
   Кардиналы точь-в-точь повторяли все что говорил Ризи, образуя ровный хор голосов. Все шло безупречно, и кара вот-вот должна была настигнуть коварного предателя, так долго скрывавшегося под личиной истинно-верующего.
  -- Накажи его, господи, ибо он предал ни только своих собратьев, но и бога своего. Покарай его десницею святою, великий боже, восстанови истинную справедливость. Аминь! - твердо закончил преподобный отец.
  -- Аминь! - повторил стройный хор голосов.
  -- А!!! - вдруг раздался истошный вопль откуда-то с противоположенной стороны стола.
   Кардинал Джанотта, словно ужаленный подскочил со своего кресла. На пару секунд он замер на месте, как будто стараясь осмыслить происходящее, мотая в разные стороны головой, но ноги его тут же подкосились, и он мешком рухнул в кресло. Голова кардинала свесилась на грудь, больше он не двигался.
   Остальные присутствующие, едва отойдя от неожиданного происшествия, боязливо оглядывались по сторонам, силясь понять откуда пришла смерть их собрата. Так ничего и не увидев, они обратили свое внимание на преподобного отца, который к тому времени перестал разглядывать полировку стола, и внимательно наблюдал за реакцией своих подчиненных.
  -- Уважаемые господа кардиналы, - начал Ризи, - Мы должны быть благодарны нашему богу, что он избавил нас от присутствия паразита на теле нашей священной организации, своим божественным вмешательством. Бог с нами, и будет с нами до самого победного конца, если мы не обманем возложенных на нас надежд, и будем служить ему верой и правдой. Предатели и обманщики не смогут скрывать своих истинных личин, ибо богу виден весь наш грешный мир и все дурные и добрые помыслы его обитателей. Вы можете скрыть свои мысли и действия от меня и друг друга, но не можете скрыть их от господа. Подумайте как следует, перед тем как сойти с пути истинного, ибо кара божья страшна и незамедлительна, и каждый предатель и вероотступник получит по заслугам. Никто не сможет уйти от руки господа бога!
   Преподобный отец обвел присутствующих взглядом. Его желтые глаза светились в полумраке зала, казалось, проникая внутрь сознания каждого из кардиналов, выведывая их тайные помыслы, исследуя их души.
  -- На сегодня все, господа кардиналы. Вы можете покинуть стены этого храма и приступить к своим прямым обязанностям. И помните, вам ничего не скрыть от бога! Пусть участь коварного Джанотта послужит примером для вас, не позволяя уподобиться ему, встав на путь предательства!
   Кардиналы боязливо попрощались со своим руководителем, и поспешили к выходу, стараясь как можно скорее скрыться с его глаз.
   Когда последний кардинал покинул помещение, Ризи отдал распоряжение охране убрать труп Джанотта, а сам направился в свой кабинет, который находился в подвале под зданием главного храма.
   В просторной квадратной комнате, где он посвящал свое время работе, было до неприличия много самой разнообразной электроники. А разве можно себе представить современный мир без нее? Ни одна даже самая маленькая организация не могла обойтись без компьютеров, а что уж говорить о "Святом воскрешении", которому требовались ни только они, а также сложная аппаратура для видео монтажа, прослушивания телефонных линий, радиоперехвата, и много чего другого.
  -- Хорошо справилась, малышка. - похвалил Ризи единственного человека, работающего в данный момент в его кабинете.
  -- Это было нетрудно, Габриэль.
   Она была красивой блондинкой, с тонкими чертами лица, изящно-длинными пальцами рук, и потрясающей спортивной фигурой. Для Ризи она была самым незаменимым помощником, и единственной кому он доверял. Точнее почти что доверял. Полностью он не доверял даже самому себе. Она ответственно относилась к любому поручению, не брезгуя в выборе средств для достижения поставленной цели. Она была незаменима в работе, но кроме этого, Ризи ценил и другие ее качества - она была отменной любовницей и никогда не оставляла его неудовлетворенным.
  -- Все равно молодец, Рита. Ты единственная кто не пытается всадить мне в спину нож, чтобы занять мое место. - Ризи опустился в кресло перед своим рабочим столом и выдвинул верхний ящик.
  -- Этот итальянец, Джанотта, он метил так высоко?
  -- Да нет, он птица невысокого полета. Просто мне только что донесли о махинациях в его регионе. Он прикарманивал часть пожертвований наших последователей, думал что это сойдет ему с рук. - Ризи усмехнулся. - Что за наивность! - он вытащил из ящика маленький футляр и, открыв его, принялся снимать с глаз давно надоевшие цветные линзы. - Что бы я без тебя делал, Рита. Никогда бы не догадался спрятать управляемые шприцы с ядом в креслах зала собраний. Честное слово, ты гений! Уже во второй раз эти олухи купились на дешевую уловку. Иногда мне страшно, когда я вижу что за люди следуют моим учениям!
  -- Какое тебе до них дело, дорогой. - Рита Фишер встала со своего места и, подойдя к нему, села на его колени. - Забудь про этих недоумков. Они лишь расходный материал. Как только ты выполнишь то, что задумал, они вымрут как и остальные люди нашей планеты, как вымерли когда-то динозавры. Что тебе до их интеллекта?
  -- Да, ты права. На них мне плевать! Пусть только помогут сокрушить эту чертову компанию - "Новый восход", и уничтожить все камеры выращивания, кроме одной-двух. Этого нам будет достаточно для моего плана, и мы создадим новую расу, куда лучшую чем человечество!
  -- Все так и будет, Габриэль.
   Рита прижалась к нему грудью, и ее ловкие пальцы ласково пробежали по его шее, а губы соединились с его губами. Дальше говорить не было смысла, и руки Ризи стали помогать его любовнице избавиться от ненужных предметов ее туалета, пока она не осталась абсолютно голой. Вслед за ней, разделся и он сам и, упав на мягкий ковер, два голых тела сплелись в трепыхающийся клубок наслаждений, забыв обо всех своих проблемах и сложных замыслах.
  
  
  
   То же самое время.
   Соединенные Штаты Америки. Нью-Йорк.
  
   Искусственные люди, кто бы мог подумать! За последние несколько лет Стилмен уже свыкся с мыслью что человечество вымирает, но теперь, теперь он получил подтверждение обратному. Если Беккет был прав, то так действительно будет только лучше для всех. Контроль над рождаемостью, отсутствие дегенератов и уродов, избавление от болезней передающихся по наследству, во всем этом были только плюсы. Стилмен никогда особенно не переживал за участь человечества, считая что все беды люди сотворили для себя сами, но проект "Нового восхода" пришелся ему по душе.
   С такими мыслями он возвращался в свой отель, где снимал номер. Уже с завтрашнего дня Стилмен должен приступить к работе, и компания обязалась снять для него дом возле подготовительного лагеря. Но это будет только завтра, пока что он планировал отдых.
   Поднявшись на лифте на четвертый этаж, Стилмен добрался до своего номера, и вошел в незапертую дверь.
  -- Вы забыли постучать, мистер Стилмен. - донесся до него женский голос.
   Джина лежала на кровати и читала какой-то журнал. Из одежды на ней были только тоненькие кружевные трусики, и серебряная цепочка с кулоном в форме солнца.
  -- Прощу прощения, мэм. Я не знал что вы еще не до конца разделись. - шутливо ответил он и присел на край постели.
   Джина отложила в сторону журнал и, грациозно перевернувшись на бок, подчеркнув при этом все свои немалые достоинства, совершенно серьезно взглянула на Стилмена.
  -- Ты согласился на их предложение, Морг?
  -- Для тебя это так важно?
   Джина приподнялась на локте и приняла сидячее положение. Ее сильные руки притянули Стилмена к себе, и она ласково поцеловала его в губы.
  -- Я забочусь о тебе, мой милый. Тебе нужна работа, нужны деньги, а "Новый восход" в состоянии дать тебе даже больше чем требуется. За этой компанией будущее.
  -- Также как и за тобой, и тебе подобными людьми. - поддержал Стилмен.
  -- Значит, ты согласился! - обрадовалась Джина.
  -- Да, моя маленькая. Правда теперь мне не по себе, когда я вспоминаю что я делал с двенадцатилетней девочкой. - улыбнулся Стилмен.
  -- И сделаешь еще не раз, наверняка. - усмехнулась она в ответ. - Не хочешь повторить это прямо сейчас?
   Джина опрокинула его на постель и стала расстегивать пуговицы его тенниски. Ее ноги уже прочно обхватили бедра Стилмена, а игривый взгляд опускался все ниже, намного опережая пальцы.
  -- Постой, мы же собирались пообедать в шикарном ресторане. - остановил ее он. - Нужно отметить мое повышение в звании, я ведь теперь майор.
  -- О, простите сэр. Я позволяю себе слишком многое. - Джина оставила наполовину расстегнутую ширинку Стилмена в покое. - Наверное ты прав, Морг. Пойдем для начала в ресторан, так будет романтичней. - согласилась она.
   Целомудренно поцеловав его в лоб, Джина проворно соскочила с его бедер и открыв дверцу шкафа, завозилась внутри.
  -- Что бы мне одеть, господин майор?
  -- Оденьте ваш костюм стального цвета, лейтенант. - шутливо распорядился Стилмен. - Он вызывает у меня приятные воспоминания о нашей встрече.
  -- Как скажете, сэр!
   Джина вытащила из шкафа вешалку с нужной ей вещью и, бросив одежду на кровать, стала неторопливо одеваться. Стилмен предпочел застегнуться и заправить рубашку в брюки, чтобы не провоцировать ее на спонтанные действия. Ему еще много о чем хотелось с ней поговорить. Только после того как он выяснит то, что его интересует, между ними может вновь стать все как прежде, как было эти три дня, до визита в офис компании. До этого момента он не задумывался об их мимолетных отношениях, но они грозили вот-вот перерасти во что-то более серьезное, а перед этим он должен знать что планирует эта девчонка в отношении него самого. Быть жертвой роковой любви его вовсе не прельщало.
  -- Когда ты приступаешь к работе? - поинтересовалась Джина, продолжая одеваться.
  -- Завтра днем отправляюсь в Колорадо, там расположен учебный центр "Нового восхода". - Стилмен вздохнул. Он не хотел расставаться с этой замечательной девушкой так быстро.
  -- Значит, сегодня будет наш прощальный день.
  -- Но почему? - удивился он. - Мы же работаем в одной компании. Как только я закончу с подготовкой первой группы, то постараюсь получить пост офицера где-нибудь в охране и выберусь из той глуши. Мы сможем иногда встречаться.
  -- Морг... - Джина старалась подобрать слова. - Ты мне очень нравишься, но быть агентом службы безопасности совсем не то что быть простым офицером. У меня слишком загруженный график. Мы навряд ли еще увидимся.
  -- Ты вправду так думаешь? - расстроился Стилмен.
  -- Я в этом уверенна. Начальство уже целый год гоняет меня с места на место. За это время я нашла более сотни офицеров американской армии и уговорила их посетить центральный офис "Нового восхода". А сколько мне еще предстоит найти? Наверняка немало.
  -- Постой, значит это твоя работа?!
  -- Да, я нахожу нужных людей и...
  -- Я не знал что это было твоим служебным долгом! - Стилмен вконец разозлился. Он много чего ожидал от нее услышать, но такое!
  -- Да, это моя работа. А ты то чего злишься? Что в этом плохого?
   Такой наглости он больше не мог стерпеть. В порыве злости Стилмен подскочил к ней и, схватив за плечи, с силой поставил на ноги.
  -- Ты, мерзкая шлюшка! Когда ты трахалась со мной, я думал что это обычное человеческое влечение, а на самом деле ты просто выполняла свой долг. Ты ведь со всеми ими спишь, да?! Именно так ты их уговариваешь! - он тряс ее словно куклу, выкрикивая оскорбления прямо в лицо.
   Джина выглядела растерянной. Вначале она просто слушала, пытаясь понять зачем ее оскорбляют, но внезапно высвободилась из хватки Стилмена и залепила ему звучную оплеуху, от которой он едва не свалился с ног.
  -- Как ты мог подумать такое, Морган? - холодно сказала она. - Я никогда не использовала свое тело в работе, как паршивая проститутка. Уговаривать можно и словами, а не только сексом. Ты единственный с которым все так произошло. Но, кажется, я ошиблась насчет тебя. Ты всего лишь самый обычный недоразвитый кобель, каких миллиарды на этой планете. Прощай, Морган. Надеюсь, мы больше не встретимся!
   Джина оттолкнула его с дороги, и с поднятым подбородком, направилась к двери.
  -- Стой Джина, прости! Я тебя не так понял! - сказал ей вслед Стилмен, но она, даже не оборачиваясь, покинула номер. Бежать за ней не имело смысла, он это твердо знал, и поэтому так и остался на месте, проклиная себя за неоправданные подозрения.
  
  
  
   Девять месяцев спустя.
   Соединенные Штаты Америки. Штат Колорадо.
   Тренировочный лагерь "Нового восхода".
  
   Словно призраки, пехотинцы, одетые в камуфляжную униформу, мелькали среди деревьев. Передвигаясь от ствола к стволу, короткими перебежками, они быстро покрывали расстояние между ними и предполагаемой позицией вражеского взвода. Солдаты двигались бесшумно, стараясь не наступать на сухие ветки. Все переговоры осуществлялись с помощью языка жестов, так что противник мог в лучшем случае, услышать лишь шаги.
   Наконец, где-то впереди неясно обозначилась фигура часового, дежурившего в стоячем положении. Лейтенант, командующий отрядом, знаками приказал сержантам рассредоточить свои отделения. Совершенно бесшумно солдаты выполнили приказ. Вслед за этим была дана команда снять часового, и один из солдат, с нашивками капрала, двинулся исполнять приказ.
   Он шел бесшумно, показываясь на глаза лишь в те моменты, когда часовой отворачивался. Используя стволы деревьев как прикрытие, ему почти что удалось добраться до часового, но тот, внезапно, заметил присутствие врага.
   Прежде чем часовой успел вскинуть винтовку, капрал прицелился ему в лицо и нажал на курок пистолета. Брызги красного цвета испачкали лоб и волосы часового, и он упал на ярко-зеленую, еще влажную от утренней россы траву.
   Капрал махнул рукой, и остальные пехотинцы быстро преодолели расстояние до него. Бойцы не смешивались в одну кучу, четко держась своего отделения. Три группы, бежали на значительном расстоянии друг от друга, чтобы не быть чересчур легкой целью для вражеских пулеметчиков, оружие которых очень эффективно против куч.
   Лейтенант, оценив обстановку, отдал приказ продвигаться дальше. Раз они уже наткнулись на часового, значит вражеский взвод где-то близко. Осталось только засечь их местонахождение, прежде чем они поймут откуда идет атака.
   Так же как и до этого, пехотинцы незаметно перебегали от дерева к дереву, пока впереди не показалось двое солдат, идущих в их направлении. Пехотинцы все как один замерли за стволами деревьев, для этого им не нужен был даже приказ лейтенанта. Стараясь не шевелиться, они ждали пока враги не подойдут ближе, чтобы убрать их с одного выстрела, и не допустить поднятия тревоги.
   Враги приблизились к затаившемся пехотинцам, и те немедленно открыли огонь. Несколько почти что бесшумных выстрелов, и оба солдата повалились даже не успев понять что произошло. Лейтенант собрался приказать продолжить наступление, но вдруг, целое отделение вражеских солдат появилось из зарослей кустов. Враги видели как все произошло, и поэтому сразу открыли огонь по нападавшим, зная что перед ними неприятель. Нападавшие ответили дружным огнем из своих автоматов, и мигом скосили большую часть вражеского отделения. Трое оставшихся врагов упали в кусты и вели стрельбу из положения лежа. Нескольких нападавших достали выстрелы, и на их камуфляжных униформах расцвели красные пятна. Но численное превосходство все-таки сыграло свою роль, и все три вражеских солдата один за другим были поражены из автоматов.
   Отряд отделался минимальными потерями, но теперь, когда противник предупрежден криками своих солдат, внезапность нападения почти что сошла на нет, и большие потери будут еще впереди.
   Отряд двинулся дальше, уже уделяя внимание не бесшумности, а осторожности. В любой момент они могли напороться на засаду, и если они окажутся в тактически невыгодном положении, их перестреляют как куропаток.
   Впереди показалась поляна c несколькими большими валунами посредине, идеальное место для расположения пулеметчика. Лейтенант дал знак сержантам начать окружение, и три отделения увеличили расстояние между собой.
   Как будто в подтверждение опасениям командира отряда из-за валунов послышались выстрелы, и очередь срезала одного из его людей. Пулеметов за камнями было как минимум два, и оба стреляли непрерывно. Уже пятеро нападавших лежали на земле, так и не успев вступить в бой, а отряд все еще был занят рассредоточением.
   Первое отделение, между тем, бросилось в атаку. Запоздав на десять секунд, к нему присоединились второе и третье.
   Пехотинцы, пригнувшись, бежали к валунам, огрызаясь на частые очереди пулеметов неприцельными выстрелами. Пулеметчики, не испытывая особых затруднений косили врага во все стороны, и вскоре от первого отделения не осталось ни человека. Второе и третье отделения, неся большие потери, все же достигли своей цели, и пулеметчики оказались атакованными с флангов.
   Одиннадцать против четверых - не лучший расклад. Четверка пулеметчиков тут же была уничтожена совместным усилием одиннадцати стволов, выплеснувших на них град огня.
   Это была победа, но победа достигнутая большой ценой. От целого отряда осталась лишь треть живых. Все остальные лежали на поляне, в том числе и лейтенант.
  
   От опушки, противоположенной той, откуда появился взвод нападавших, к валунам шагали двое людей в такой же камуфляжной форме. Впереди шел майор Стилмен - заместитель начальника лагеря, и один из самых опытных офицеров работавших в штате компании "Новый восход". Не отставая, за ним следовал сержант Рихтер - их инструктор.
   "Мертвые", уже получив разрешение по рации, стали подниматься на ноги и с интересом осматривать свои "смертельные раны". Но, как только майор с сержантом приблизились к центру поляны, они четко построились в ряд и, не проронив ни звука, ждали что скажут их инструктора.
  -- Вольно! - скомандовал Рихтер.
   Стажеры слегка расслабились, но внешне это мало на них отразилось.
  -- Стажер-лейтенант Майкл Пирс, выйдете из строя.
   Тот молча исполнил приказание.
  -- Посмотрите вокруг внимательно, и хорошенько подумайте что вы сделали не так. - предложил Рихтер.
   Стилмен пока что молчал. Он вообще был немногословен и вставлял свое слово только в случае необходимости. Хоть он и часто любил наблюдать за успехами молодого поколения будущей армии, стажеры лишь несколько раз слышали его личные замечания в их адрес.
  -- Я не знаю, сэр. - ответил стажер-лейтенант осмотрев поляну.
  -- Вернитесь в строй! - сержант обвел взглядом всех стажеров, и продолжил. - Кто мне скажет, какие две ошибки были допущены во время атаки?
  -- Разрешите доложить, сэр! - отозвался стажер с нашивками сержанта.
  -- Докладывайте. - разрешил Рихтер.
  -- Первая ошибка - неслаженная атака на вражескую огневую точку, сэр.
  -- Поясните.
  -- Если б все три отделения атаковали одновременно, то потерь было бы меньше, сэр.
  -- Вы правы, стажер-сержант Джек Бредли. Какая вторая, на мой взгляд главная ошибка?
  -- Мы должны были обойти пулеметчиков с тыла, сэр. С той стороны камни расположены неудобно для обороны. Они бы лишились защиты.
  -- Молодец! Все верно. - похвалил Рихтер и повернул голову к майору.
  -- Думаю, погоны лейтенанта должны достаться ему, сержант. - высказал мнение Стилмен. Он никогда не давил приказами на подчиненных ему инструкторов. Он просто советовал.
  -- Я тоже так думаю, сэр. - согласился Рихтер. - Стажер-лейтенант Пирс, вы разжалованы в стажеры-сержанты. Уделяйте больше времени тактической подготовке, вы по ней хромаете. - он перевел взгляд на Бредли. - Стажер-сержант Бредли, отдадите свои нашивки Пирсу, взамен возьмете его погоны. На этом все. Возвращайтесь в лагерь!
  -- Так точно, сэр! - отчеканили стажеры и потянулись к южной части опушки. Мили за полторы отсюда, за лесополосой, располагались бараки тренировочного лагеря, и им еще предстояло до них дойти.
  
  
   Майор Стилмен и сержант Рихтер повернулись и пошли обратно к лесу. В кустах, на опушке лежали их мотоциклы, на которых добраться до тренировочного лагеря было куда удобней чем пешком.
  -- Как вам эта группа, сэр? - поинтересовался Рихтер, шагая в ногу с майором.
  -- Быстро делают успехи, как и все другие. - ответил Стилмен. - Кто бы мог подумать, сержант, всего за три месяца они проходят весь курс обучения.
  -- Раньше мне это казалось фантастикой, сэр. Но я уже давно привык. Эти ребята схватывают все на лету и редко допускают ошибки. Они намного лучше чем мы в свое время.
  -- Да, вы правы сержант. Нам все удавалось куда медленней.
   Они достигли кустов и, подняв с земли два армейских мотоцикла, завели моторы и устремились к тренировочному лагерю.
   Стилмен вел свой мотоцикл, сосредоточившись на управлении. Хотя скорость была небольшой, но приходилось постоянно маневрировать среди стволов, даже несмотря на то, что они выбрали путь через лесной участок с редко растущими деревьями.
   Уже девять месяцев Стилмен находился в штате Колорадо, служа заместителем начальника тренировочного лагеря. Первое время он удивлялся, как подобная база подготовки вооруженных сил "Нового восхода" может существовать на американской земле. Но потом, со временем, он понял что центральной власти в США уже не существует, как таковой. Правительство, ЦРУ, ФБР, армия и полиция работали лишь по инерции. На самом деле, ни одна из этих служб не имела реальной силы, реальная сила была за двумя организациями - компанией "Новый восход" и религиозной сектой "Святое воскрешение". Именно они дергали за ниточки, контролируя правительство и другие учреждения. Пожелай президент надавить на любую из этих организаций, он тут же слетел бы со своего президентского кресла. Он был только свидетелем скрытной битвы гигантов, и никем более.
   Та часть населения США, которая была в курсе произошедших перемен, разделилась на два лагеря. Один лагерь поддерживал "Новый восход", другой стоял за "Святое воскрешение". Религиозных фанатиков и просто глупых людей, поверивших в байки преподобного отца Ризи о будущем возрождении человечества, было большинство. Меньшая часть сторонников досталась "Новому восходу". В основном, это была интеллигенция Америки, не одураченная религиозной чушью и верившая в науку.
   Президент компании - профессор Беккет, так и не объявил миру о создании искусственных людей, оставив эту сенсационную новость в секрете. С одной стороны, обнародование этих фактов могло привлечь большее количество сторонников в лагерь "Нового восхода", но с другой существовала большая опасность что Ризи объявит искусственное создание людей преступлением против бога и взбесившиеся фанатики бросятся громить все что принадлежит компании и убивать ее служащих. Сам Ризи, безусловно, знал о существовании камер выращивания, но у него не было доказательств. Точные места их расположения не знал никто. Стилмен был одним из немногих, кому показали производственный комплекс, да и то, предупредив, что нет смысла пытаться его захватить. Весь подвал под зданием компании в Нью-Йорке был заминирован, и в случае проникновения врага подлежал немедленному уничтожению. Захватчики все равно не смогли бы получить никаких доказательств.
   Объезжая стволы деревьев, Стилмен думал о произошедших в мире переменах, и как они на нем отразились. Теперь, у него было высокое положение заместителя начальника лагеря - полковника Шульца. Зарплата тоже была немаленькой, а на отсутствие отпуска он не обращал внимания, все равно он был один в своей личной жизни. У него так и не появились ни друзья, ни любовницы. Стилмен по-прежнему избегал общества других людей.
   Мотоцикл пронесся между последними деревьями и, увеличив скорость, помчался по равнине. Впереди уже виднелись стены тренировочного лагеря, с натянутой на них колючей проволокой и торчащими вверх охранными вышками.
   Майор с сержантом сбросили скорость и плавно подкатили к воротам. Часовой - представитель первых партий искусственных людей, по всем правилам проверил их идентификационные карточки и только после этого впустил внутрь.
   Стилмен, не останавливаясь, проехал на мотоцикле все расстояние до административного здания тренировочного лагеря. В отличие от Рихтера, который мог теперь отдохнуть, ему еще предстояло посетить кабинет полковника. Служба в глуши уже порядком наскучила Стилмену, и он собирался подать просьбу о переводе в другое место. Ему бы подошел любой большой город, все равно какой. В шумном обществе города, он надеялся перебороть свой психоз и все-таки завести с кем-нибудь дружбу, или даже познакомиться с девушкой. Стилмен должен был что-то предпринять, иначе он скоро не сможет оставаться в обществе своей тени.
   Остановив мотоцикл возле входа в здание, он спрыгнул на землю, и приставил своего железного коня к стене. Войдя внутрь, Стилмен быстро покрыл небольшое расстояние до кабинета начальника лагеря и, толкнув дверь, оказался перед секретаршей шефа.
  -- Привет Рэйчел. - поздоровался он с девушкой в военной форме, которая тоже была искусственным человеком.
  -- Здравствуйте, сэр. - отозвалась секретарша. - Полковник ждет вас, сэр.
  -- Благодарю, капрал. - по уставу ответил Стилмен.
   Он уже привык к не совсем человеческим манерам общения искусственных людей, которые безоговорочно следовали всем правилам, записанным им в мозги в бараках, во время сна. Но все же, временами забывал что перед ним не совсем люди, точнее еще не совсем развитые люди. Секретарше, к примеру, было только четыре года. Смех. Ему, в свое время, потребовались годы напряженного труда, чтобы закончить военную академию. Ей же удалось почти то же самое всего за три месяца. Не говоря о великолепном физическом развитии, которое она имела с самого "рождения". Стилмен мог похвастаться что и он не хуже, особенно после возвращения к тренировкам в лагере. Но сравнивать себя с четырехлетней девочкой? Нет, это абсурд.
   Усмехаясь, про себя, этим мыслям, которые часто возникали у него при виде новых представителей "homo sapiens", он зашел в кабинет начальника, прервав своим появлением разговор.
   В комнате было двое людей. Один - высокий и широкоплечий, с вкраплениями седых волос на голове. Это был полковник Шульц, Стилмен неплохо с ним ладил, и может быть они могли бы стать друзьями, будь кто-нибудь из них пообщительней. Второй - брюнет среднего роста в мешковатом деловом костюме, был незнаком Стилмену. Он видел его впервые.
  -- Здравствуйте, Морган. Я знал что вы придете.
  -- Добрый вечер, сэр. - ответил Стилмен на приветствие полковника.
   Брюнет тоже кивнул майору, и он счел своим долгом ответить таким же вежливым кивком.
  -- Знакомьтесь. Майор Стилмен, капитан Бишоп. - представил их Шульц друг другу.
   Офицеры скрепили знакомство рукопожатием и, получив от полковника приглашение располагаться поудобней, замерли в ожидании.
  -- Капитан, - обратился Шульц к Бишопу. - вы наверно удивлены, почему я заставил вас подождать эти пятнадцать минут, а не выполнил вашу просьбу сразу? Сейчас я вам все объясню. Майор Стилмен, очень опытный офицер отряда особого назначения. Он участвовал в нескольких операциях во время американо-арабской войны, и как говориться, на диверсиях собаку съел. Вы не найдете в штате Колорадо более опытного в этих делах человека чем он.
  -- Вы преувеличиваете, сэр. - смутился Стилмен.
  -- Я досконально изучил ваше личное дело, Морган, и хорошо знаю что делал с террористическими группировками ваш отряд. На редкость успешные рейды. Я был очень рад, когда узнал что за человека направили в мой тренировочный лагерь. - полковник перевел взгляд на Бишопа. - Я думаю, капитан, вам лучше повторить ваш рассказ для майора. Он хорошо разбирается в диверсионной тактике и наверняка сможет помочь добрым советом. - Шульц сделал приглашающий жест рукой, как бы подталкивая Бишопа начать повествование.
   Капитан повернулся во вращающимся кресле так, чтобы новый собеседник попадал в поле его зрения и начал рассказ:
  -- Как вы наверное догадываетесь, майор, я сотрудник службы безопасности "Нового восхода".
   Стилмен кивнул. Именно так он и подумал, как только полковник представил того как капитана.
  -- Я не буду забивать вам голову подробностями, как мне удалось выйти на этих людей, к тому же это профессиональная тайна, но скажу вам прямо, здесь, недалеко от вашего лагеря существует перевалочный пункт поставщиков оружия "Святого воскрешения".
  -- Прямо под нашим носом? - засомневался Стилмен.
  -- Миль пятнадцать отсюда. В одном из загородных особняков. Я лично видел, как они выгружали ночью ящики из фургона. Я предполагаю, что они скапливают оружие в подвале, а потом отправляют его грузовиком или самолетом в Мексику, где у них очень много последователей.
  -- Можно взорвать дом, вместе со всем оружием. - предложил майор.
  -- В том месте нельзя устраивать перестрелок, господа офицеры. - вмешался в разговор Шульц. - Судя по карте, дома расположены слишком близко друг к другу. Будут жертвы среди гражданского населения.
   Стилмен задумался. Помимо опасности подстрелить гражданских, существовала и вторая причина по которой они не могли стрелять в населенных местах. Этот лагерь, официально, считался одной из подготовительных баз американской армии, и лишние привлечения внимания к их солдатам были ни к чему.
  -- Вы знаете, когда и куда отбывает грузовик с оружием, после загрузки?
  -- Куда, я пока что не выяснил. Я плохо знаком с местностью в штате Колорадо. Это не моя зона. - ответил Бишоп. - Как я уже говорил вам, они могут направиться прямиком в Мексику, а могут и в аэропорт. Но загрузка произойдет сегодня утром, до рассвета. Пока соседи еще спят, да и слишком темно чтобы что-нибудь разглядеть без специальных приборов.
  -- Тогда, вы можете перехватить грузовик по дороге. Вам известно, в какую сторону он направляется?
  -- На Юг, прямо по шоссе. Дальше я не смог проследить за машиной. Уже светало и стало слишком рискованно.
  -- Я бы тоже не стал рисковать. - одобрил Стилмен.
  -- Морган, - вновь вмешался полковник. - я пришел к такому же заключению что и вы. Теперь, поговорим о наших действиях. Капитану понадобятся люди для осуществления перехвата. Я думаю, хватит десяти человек. Вы, Морган, очень хорошо знакомы с нашими стажерами. Порекомендуйте кандидатуры в этот отряд.
  -- Ну что ж, десяток способных ребят я найду, но кто их возглавит?
  -- Я не хочу на вас давить, Морган. Но было бы неплохо...
  -- Не беспокойтесь, сэр. Я как раз собирался подать прошение о переводе. Пусть это будет моим первым заданием.
  -- Пусть будет так. - согласился Шульц. - Хотя мне и жаль расставаться с таким опытным офицером.
  
  
  
  -- Вам приходилось когда-либо участвовать в боевых операциях?
  -- Я служил в армии, но тогда было мирное время. - ответил Бишоп, рассматривая выданный ему "MP5 SD" с глушителем.
  -- Тогда держитесь меня, капитан. - посоветовал Стилмен. - Так будет безопасней.
  -- Зовите меня Ральф. - предложил Бишоп.
  -- Хорошо, Ральф. А я Морган, как вы уже слышали.
   Они еще раз обменялись рукопожатием.
   Вместе с восьмью новобранцами они сидели в кузове грузовика, везущего их к месту назначения. При планировании операции полковник предложил выгрузиться из машины за полмили до места засады, и дальше пройти пешком, на всякий случай. Хоть операция и проходила ночью, но случайные свидетели могли попасться по дороге и увидеть солдат выпрыгивающих из грузовика. Потом, полиция могла бы связать все ниточки воедино и, "Святое воскрешение" получило бы официальные подтверждения личностей нападавших. Ризи мог бы использовать эти данные в своей пропаганде. А "Новому восходу" не были нужны дополнительные проблемы.
   Грузовик плавно остановился и в ухе Стилмена раздался голос водителя:
  -- Мы на месте, сэр.
  -- Понял. Действуем по намеченному плану. - ответил майор в микрофон, висевший прямо возле его губ. Затем, он повернулся к солдатам. - На выход.
   Как на тренировке, абсолютно не нервничая перед первым боевым заданием, стажеры четко выпрыгивали из кузова, и скрывались в придорожных кустах. Стилмен и Бишоп покинули грузовик последними, и сразу после этого машина тронулась дальше.
   Как только они оказались в лесу, майор связался по рации с двумя людьми, дежурившими возле склада "Святого воскрешения". Они сообщили что грузовик все еще возле дома и в него загружают ящики. Их пока что не заметили. Стилмен приказал им не высовываться, чтобы так продолжалось и впредь, и закончил связь.
   Они с Бишопом по-прежнему находились в задних рядах отряда. Сержанту Крофт - ведущей их по направлению к месту засады, он вполне доверял. Эта "трехгодовалая девочка" обладала исключительной способностью запоминать планы местности и впоследствии, по памяти, проводить свое отделение по сложным маршрутам. Для этой операции он не зря выбрал именно ее.
  -- Ральф, вы умеете пользоваться автоматом? - на всякий случай спросил Стилмен. Агент службы безопасности как-то неуверенно держал "MP5 SD" в руках, и он решил не рисковать.
  -- Я уже лет десять не пользовался подобным оружием. Боюсь, я потерял практику. - сознался Бишоп. - В моей работе приходиться пользоваться лишь пистолетом, да и то редко.
  -- Тогда переведите его в режим одиночных выстрелов. - посоветовал майор. - Вы не найдете большой разницы между ним и пистолетом.
  -- Я так и сделаю. Спасибо за совет. - поблагодарил Бишоп и немедленно занялся своим автоматом.
   Дальше, нужно было продвигаться бесшумно, и разговор между новыми знакомыми прекратился. А искусственные люди - они вообще мало разговаривали между собой, ограничиваясь сообщением важных фактов, отдачей приказов и подтверждением их получения. Они были скорее полу машинами, нежели людьми. Единственным искусственным человеком, который на самом деле полностью походил на людей, была Джина Альфа, вследствие своего "зрелого" возраста. Но ее он не видел уже более девяти месяцев, после их скандала в Нью-Йорке.
  -- Мы почти на месте, сэр. - доложила Крофт.
  -- Ясно. Пока что двигаемся дальше. - шепотом отозвался Стилмен.
   Похлопав Бишопа по плечу, он знаком предложил ему следовать за ним, и они вместе принялись обгонять впереди идущих солдат.
   Сохранять тишину было нетрудно в весеннем лесу, когда на земле не валяются опавшие листья, и единственным источником звуков могут послужить сухие ветки или хлипкая грязь. Но последний раз, дождь был лишь на прошлой неделе, и сухая земля способствовала быстрому передвижению.
   Бишоп, как привязанный, держался возле Стилмена, стараясь не сильно отставать от опытного спецназовца, которому куда привычней был подобный ночной рейд, чем сотруднику службы безопасности.
   Они оказались в первых рядах, как раз в тот момент когда лесная полоса резко оборвалась, открыв их взору бетонное покрытие шоссе. Дорога разрезала лесной массив на две части. С противоположенной ее стороны был точно такой же лес. Обе стороны были одинаково удобны для атаки, но Стилмен приказал сержанту рассредоточить людей только с одной стороны, чтобы в перестрелке не задеть друг друга.
  -- Первый, здесь одиннадцатый. - в ухе раздался голос одного из следящих за складом людей. - Грузовик покинул место загрузки. Двигается на юг.
  -- Ясно. Как он выглядит?
  -- Тот же самый, сэр. Как нам описывали.
  -- Вас понял одиннадцатый. Двигайтесь к месту подбора. - тихо приказал Стилмен.
   Майор устроился поудобней в кустах. Как он отметил боковым зрением, Бишоп примостился рядом, и поглядывал на дорогу в прибор ночного виденья дальнего действия.
   Было около четырех часов утра, но спать совсем не хотелось. Весь отряд как следует выспался перед началом акции, а также наглотался стимуляторов с эфедрином и кофеином, так что не только Стилмен, но и все стажеры чувствовали себя бодрее чем днем.
   Он тоже достал свой ночной бинокль, и внимательно осмотрел окрестности. Но кроме его людей здесь не было никого, и Стилмен, успокоившись, направил бинокль в ту сторону, откуда должен появиться грузовик.
  -- Первый, здесь четвертый. С противоположенной стороны двигается машина, сэр. Думаю, легковая. - доложил стажер.
  -- Первый, всем. Пропустить машину. Не обнаруживать свое присутствие.
   Стажеры, судя по их поведению, поняли приказ "не обнаруживать свое присутствие" слишком буквально. Ближайший к Стилмену солдат затаил дыхание, до тех пор пока автомобиль не промчался мимо них и постепенно исчез из виду.
   Таковы были искусственные люди, но это дотошное выполнение приказов нравилось Стилмену. Лучше так, чем если б они были обычными, еще не отвыкшими от гражданской жизни сопляками, которым надо было "ломать" характер первые несколько месяцев подготовки, чтобы потом приучить к армейской дисциплине. В отличие от обычных людей, Стилмен не встречал у искусственных проявлений своего характера, жадности, трусости, злости и многих других плохих и хороших черт человечества. Беккет говорил что они долго учатся этим чувствам, гораздо дольше чем любой науке.
  -- Первый, здесь восьмой. На дороге замечена грузовая машина, сэр. С нужной нам стороны.
  -- Первый, всем. Открывать огонь только по моему приказу.
   Стилмен поднял бинокль, и попытался рассмотреть надвигающийся грузовик. Но навряд ли, можно было разглядеть даже общие очертания машины ночью при включенных фарах. Кроме двух ярких огней он не увидел ничего.
  -- Как он выглядит, Морган? - поинтересовался Бишоп.
  -- Пока не знаю. Здесь он начнет сбрасывать скорость, чтобы войти в поворот. Тогда смотрите внимательнее, Ральф. Мы не должны ошибиться.
   Стилмен следил как грузовик стремительно сокращает расстояние до места засады. Ему уже показалось, что он так и войдет в поворот, не снижая скорости, но машина вдруг сбросила обороты, и за пару десятков метров майор рассмотрел покрытый брезентом кузов, как раз такой как у ожидаемого грузовика.
  -- Это тот самый. - сообщил Бишоп опознав объект наблюдения.
  -- Огонь! - приказал Стилмен, как только машина поравнялась с ним.
   Стажеры, чьи позиции находились дальше, мгновенно принялись палить из бесшумных автоматов по кабине грузовика. Майор услышал как пули пробили стекла, а вслед за этим машина, резко вильнув вбок, врезалась в дерево.
   Выскочив из укрытия, Стилмен, пригнувшись, бросился к грузовику. Остальные солдаты, не дожидаясь приказов, следовали намеченному плану и быстро взяли неподвижную машину в кольцо.
  -- Здесь третий. В кабине двое мертвых. - доложил стажер взобравшийся на подножку грузовика.
  -- Проверить кузов. - скомандовал майор, и первым начал выполнять свой приказ.
   До машины осталось несколько метров, когда он отчетливо различил колыхание брезента на кузове. Это могло означать только одно - не все враги были убиты. Не медля ни секунды, Стилмен бросился на землю, и стремительно пополз под днище машины. И вовремя. Вместе с проклятиями в адрес нападавших из кузова ударила очередь, и пули впились в землю в том месте, где совсем недавно находился майор.
   Пара автоматов стажеров огрызнулась огнем, но результатом были лишь щепки, выбитые из откидного борта кузова.
   Из грузовика вновь послышались выстрелы, и один из стреляющих упал. Кто это был, Стилмен толком различить не смог, но ему показалось что задели Бишопа, так как стажеры мужественно терпели боль, сохраняя молчание, а раненный стонал и ругался как последний штатский, обнаруживая себя в темноте.
   Стрелок дал еще одну очередь на источник звуков, и пули едва не прикончили Бишопа, просвистев над лежащим на земле телом.
   Больше медлить было нельзя. Стажеры как раз заняли позиции для атаки, но она наверняка не обойдется без потерь.
   Дождавшись пока дуло винтовки сместиться в сторону, Стилмен резко поднялся вверх и, перехватив оружие противника рукой, отвел его подальше от себя. Стрелок попытался вырвать свою винтовку из его руки, но майор навел на него "MP5 SD" и нажал на курок. Послышались приглушенные выстрелы, и фанатик отпустил рукоять винтовки, дав Стилмену беспрепятственно завладеть его оружием.
  -- Оказать помощь раненому. - приказал он в микрофон, одновременно переваливаясь через борт грузовика.
   В кузове было темно, но прибор ночного виденья давал разглядеть штабеля ящиков, занимающих большую часть пространства. Некоторые из них упали при столкновении машины с деревом, что и послужило причиной смерти одного из фанатиков "Святого воскрешения". Тяжелый ящик размозжил ему голову.
   Итак, в общем, пассажиров было четверо. Двое убитых в кабине, и двое здесь, в кузове. Осталось только рассмотреть содержимое ящиков, для подтверждения подозрений, и задача будет почти что выполнена.
   Чья-то кисть ухватилась за край борта, и Стилмен различил лицо сержанта Крофт. Девушка без труда забралась в кузов и присела на корточки возле майора.
  -- Бишопа ранили в ногу, сэр. Ему оказывают первую помощь. И... сэр, почему он так кричал, вместо того чтобы затаиться? - невинно полюбопытствовала она.
  -- У него нет вашей выучки. Я взял его с собой только для опознания грузовика. - отмахнулся Стилмен. - Черт! Как бы открыть этот ящик?! - выругался он, пытаясь взломать замок.
  -- Позвольте мне, сэр. - предложила сержант.
  -- Исполняйте.
   Крофт подобрала с пола кузова "M-96", отобранный Стилменом у фанатика. Встав на одно колено, она с силой обрушила приклад винтовки на не очень-то крепкий на вид замок. Одна из петель со звоном отломалась, и болтающийся на другой петле замок потерял свою значимость.
  -- Ловко у тебя получается. Когда демобилизуешься, станешь отменным грабителем.
  -- Грабить людей аморально, сэр. - четко ответила сержант.
  -- Опять забыл что у вас нет чувства юмора. - пробубнил себе под нос Стилмен.
   Майор откинул крышку ящика, и его глазам предстала целая груда оружия. В этом ящике находились небольшие автоматы, такие как "UZI", "MP5K" и "MAC-10". Десятки единиц смертоносного оружия с большой скорострельностью и неплохой пробивной силой. Кроме того, их было легко спрятать под одеждой, и эти автоматы были излюбленным оружием террористов и торговцев наркотиками. А что подходило этим бандитам, то вполне подойдет и фанатикам "Святого воскрешения", когда они заходят неожиданно захватить власть ни только в Соединенных Штатах, но и в большинстве других стран.
  -- Где взрывчатка?
  -- У меня в рюкзаке, сэр. - Крофт кивнула на брезентовую сумку, оставленную ею на полу кузова, возле левого борта.
  -- Устанавливай. - приказал майор.
   Стилмен с удовлетворением наблюдал как сержант быстро вытащила из сумки несколько взрывных устройств, и установила таймеры на шестиминутную задержку. Затем, она стала ловко распихивать взрывчатку в щели, образовавшиеся в результате обвала ящиков.
  -- Остался только бензобак, сэр. - отрапортовала Крофт.
  -- Поторопись.
   Стилмен первым выпрыгнул из кузова, и бросился к лесу. Сержант, прикрепив взрывное устройство к баку грузовика, припустила следом. Ей быстро удалось сравняться с майором, и они побежали в ту сторону, куда должны были отступить остальные стажеры. Секунд через тридцать они догнали основную часть отряда, которая уже успела углубиться в лес, следуя намеченному плану.
  -- Четвертый, восьмой, отходите. - приказал Стилмен в микрофон наблюдателям, следящим за дорогой.
   Вслед за этим, он прибавил шаг и оказался в середине отряда, возле Бишопа, которого стажеры посменно несли на руках.
   Голень агента службы безопасности была перевязана бинтами, на которых уже расплылось небольшое кровавое пятно. Но Бишоп больше не матерился, и даже не стонал. По его затуманенному взору, Стилмен понял что агенту вкатили лошадиную дозу обезболивающего.
  -- Как вы, Ральф?
  -- Паршиво. - честно ответил Бишоп, подняв на майора голову.
  -- Считайте это боевым крещением.
  -- Вам легко говорить, не вам хромать несколько месяцев. - агент фыркнул. - И еще быть мертвым грузом на руках у этой леди. - он кивнул на несущего его стажера-рядового. - Тоже не подбадривает.
  -- Это не леди, Ральф. Это солдат. - Стилмен бросил взгляд на лицо стажера, но та, казалось, совсем не врубалась в их разговор. - Они все солдаты...
   Мощный звук взрыва не дал майору закончить свои философские пояснения, относительно личностей стажеров. Отряд ушел слишком далеко от места засады, и объятого пламенем грузовика Стилмен не увидел. Но он столько раз видел подбитые машины, пожираемые огнем, что это зрелище его вовсе не интересовало.
  -- Вы думаете, что оружие пришло в негодность? - Бишоп вновь обратил на себя внимание майора.
  -- Я абсолютно в этом уверен. - ответил Стилмен. - Все автоматы, которые я видел во вскрытом ящике, были заряжены. Думаю, так обстоит дело и с остальными. Если взрыв и не уничтожит все, то как только огонь доберется до патронов, произойдет взрыв и... оружие в результате безнадежно испортится.
  -- Надеюсь, вы правы, Морган.
  -- Положитесь на мой опыт.
  
  
  
   Два месяца спустя.
   Мексика. Мехико.
   Главный храм "Святого воскрешения".
  
  -- Дети мои! Близиться время великих перемен! Перемен жизни всего человечества в лучшую сторону!
   Габриэль Ризи обвел взглядом толпу народа, набившуюся в молитвенный зал главного храма, отмечая про себя их реакцию на его выступление.
   Публика молчала, заворожено глядя на своего живого идола, которым в их глазах был Ризи. Никто даже не вздохнул во время паузы, и это сильно обрадовало преподобного отца. Значит, они все у него в руках! Скоро он завладеет всем миром и камерами выращивания "Нового восхода". Тогда, его уже не остановит никто. Разве что сам бог, если он существует. Но вскоре Ризи сам станет богом. Он сам создаст новый вид человечества, лучших, более совершенных людей!
  -- Мы сами навлекли на себя это несчастье. Мы за него в ответе перед богом, и должны искупить свою вину. Мы должны объединиться, и вместе молиться господу о прощении. Только тогда у нас есть шанс продолжить наш род. Только так человечество сможет выжить!
   Ризи вновь сделал паузу. Говорить подряд было не в его стиле, к тому же он учитывал настроение толпы. Когда ожидание достигало кульминации, толпа была готова разорвать кого-нибудь на части, лишь бы преподобный отец продолжил свою речь. Стоит Ризи указать пальцем на неугодного ему человека, и вся собравшаяся здесь публика мгновенно покончит с этой личностью. Но разве это власть? Нет, он должен руководить миллионами, а не жалкой сотней присутствующей в молитвенном зале.
   Ризи предпочел бы проводить свои выступления на больших площадях или стадионах, но охрана отговорила его от этой затеи. На открытом пространстве и при большом скоплении людей, существовала вероятность покушения на его жизнь. Руководители "Нового восхода" страстно желали его смерти, и не поскупились бы нанять снайпера, чтобы устранить источник своих многочисленных беспокойств и проблем.
   Здесь же, в молитвенном зале, не смотря на то что в нем присутствовали непроверенные люди с улицы, он мог чувствовать себя в безопасности. Снайпер не смог бы снять его издалека, а любой человек, в руках которого будет замечено оружие, тут же умрет пораженный пулей из винтовок охранников, которые находились под самым потолком, просматривая весь зал как на ладони.
   Остальной мир тоже лицезрел это выступление, правда, только по телевиденью. Видео операторы нескольких каналов направили на преподобного отца свои камеры, и вся его речь транслировалась в прямом эфире.
   Тысячи других последователей учения Ризи собрались вокруг главного храма "Святого воскрешения". Им не удалось поспасть внутрь, так как охрана пропустила лишь определенное количество людей. Но Ризи распорядился установить на стенах храма огромные телеэкраны, и толпа народа все еще не разошлась, слушая своего идола в таких неудобных условиях. Они могли бы пойти домой и, устроившись поудобней, наблюдать то же самое по телевизору, но они предпочитали быть здесь. Как можно ближе к святому. Он, и только он, по их мнению, мог показать им путь к прощению и продолжению рода человеческого. Лишь преподобный отец мог вывести людей из тупика, в который их завела наука.
  -- Дети мои! Пусть каждый из вас поведает о том что я вам скажу своему ближнему. Убеждайте сомневающихся присоединяться к нам. Поддерживать нас физически и духовно. Вместе, мы станем сильней! Вместе, мы сможем объединить все страны в единое государство с единой религией. И тогда, все люди мира встанут на колени перед богом, моля его о прощении. Господь не слышит молитв одиночек, ибо голоса грешных ничтожны в его восприятии. Но всех, всех он обязательно услышит и простит, и тогда все станет как прежде. Все вернется на свои места!
   Ризи перевел дух. Толпа по-прежнему молчала. Преподобный отец видел веру в глазах людей, и чувствовал что постепенно побеждает. Выступление за выступлением, так продолжалось уже долгое время. Постепенно, количество сторонников "Святого воскрешения" неуклонно росло. Глупых и слабых духом людей было намного больше, чем умных и сильных. Из всех этих слабаков, какими Ризи считал своих последователей, можно было слепить все что угодно. Лишь бы дать им веру во что-то, и они пойдут на все ради своей религии. Они - безумные фанатики и не думающие зомби. Когда настанет время, он раздаст им оружие и скажет что от них требуется. Хоть вся эта фанатичная армия и состоит по большинству из необученных гражданских, но перед их количеством не устоит ни одна страна мира. Они быстро завоюют весь мир, и бросят его к ногам своего идола.
   Но камеры! Прежде он должен найти эти чертовы камеры выращивания! Хотя бы пару таких нужны ему в целом виде для реализации своей идеи, своей истинной цели того, что он затеял.
  -- Дети мои! Я опечален что не могу помолиться вместе с вами сегодня. Вчера, господь послал мне знамение, и я понял что он недоволен всеми нами. Мы - жалкие грешники, прогневали господа своим нежеланием исполнить его волю. Мы не должны медлить, ибо бог не будет ждать вечно нашей общей молитвы, молитвы всего человечества. Мы не должны быть людьми мира, мы должны быть людьми бога! Ибо бог создал нас из земли, а теперь, он отправляет нас обратно, прерывая наш род. И в этом виноваты только мы - люди! Забудьте о плотских утехах своих, ибо это не угодно богу. Забудьте об алчности присущей грешникам, и несите свои пожертвования для создания священной армии. Армии, которая покорит весь мир, объединив его в единое целое. Ибо так хочет бог, а мы должны следовать его воли! Только так, мы сможем получить прощение за свои грехи, и продолжить род человеческий. Забудьте о ценностях мирских, и отдайте их на святое дело! Вступайте в священную армию "Святого воскрешения", и нас станет больше. Все вместе, мы исполним волю господа, и тогда настанет время великих перемен! Перемен нашей жизни к лучшему. Человечество не умрет, и будет жить по законам божьим, искупая свои прегрешения!
   Ризи осмотрел толпу. По лицам людей он видел, что они готовы отдать все свои драгоценности прямо сейчас. Но религия, проповедуемая "Святым воскрешением", запрещала людям делать это прямо в молитвенном зале. Преподобный отец мотивировал это тем, что таким образом они осквернят священный алтарь ценностями мирскими и прогневают господа. На самом деле, он боялся убийц, так как охрана не успела бы среагировать на человека достающего пистолет из кармана, пока остальные люди копошились в своей одежде в поисках денег и драгоценностей. Эти люди отвлекли бы снайперов от истинной цели, и покушение могло бы быть удачным.
   Ризи боялся своей смерти. Боялся как никто другой. Вовсе не потому что он любил жизнь, просто он был одержим идеей, и хотел воплотить ее в жизнь. А преждевременная смерть могла перечеркнуть ни только все его надежды на власть над всем миром, но самое главное, смерть не дала бы ему стать богом, хоть и не надолго, всего лишь до конца его жизни.
   Он старался избегать открытых пространств, и его любимым средством передвижения был тяжело бронированный лимузин. Свежим воздухом он дышал лишь на отрезке пути между машиной и зданием, в которое он направлялся. Но лучше так, чем умереть от руки наемного убийцы. Ризи знал что его давно бы убрали, если б могли.
   Пара надежных телохранителей - профессионалов работающих за деньги, а не безмозглых фанатиков, всегда сопровождала его. Он знал что любой из них без колебаний закроет его своим телом. Ведь он им за это платил, и платил немало. Но лучше пожертвовать деньгами, нанимая профессионалов, чем своей жизнью, надеясь на тупых, необученных последователей.
  -- Идите, дети мои! Идите и несите мои учения остальным, еще не познавшим истинного пути к прощению. Да пребудет с вами бог. Да помогут вам прозреть мои слова.
   Ризи повернулся и удалился с возвышения под гробовое молчание публики. Эта тишина его не пугала. Он знал что это означает почтение к святому месту, и лишний раз получил подтверждения что этот сброд ему верит. Лишь бы так и продолжалось!
   Преподобный отец отодвинул занавесь, отделяющую молитвенный зал от коридора, и величественно скрылся за ней. В коридоре к нему присоединились неизменные телохранители, и вместе они проделали весь путь до кабинета Ризи. Здесь, он расстался со своей охраной, оставив ее возле дверей. Сам Ризи, набрав код на щитке электронного замка и приложив к сканирующей поверхности палец, вошел в кабинет, где собирался провести еще немало времени, решая текущие проблемы. Охрану он не брал с собой внутрь не зря. Хоть они и были профессионалами и надежными телохранителями, но они работали за деньги, и не испытывали никаких чувств к своему клиенту. Стоит ему отказаться от услуг одного из них, и тот тут же разболтает всю известную ему информацию о преподобном отце, чтобы подзаработать денег. После конца контракта у него не будет стимула держать язык за зубами. Ризи это учел.
   В кабинете как всегда было тихо, лишь работающая электроника нарушала спокойствие этой комнаты мерным, едва слышным гудением.
  -- Ты был великолепен! - Фишер развернулась в сторону вошедшего вместе с креслом.
  -- Тебе еще не надоело смотреть, как я вешаю лапшу на уши этим кретинам? - недовольно поинтересовался Ризи.
   Настроение у него было паршивое, и улыбка его помощницы только действовала на нервы. Не обращая на нее внимания, он опустился в кресло за соседним терминалом, и сосредоточенно уставился на монитор, сам не понимая чего он собрался там увидеть.
  -- В чем дело, Габриэль? Чего ты так взъелся? - Фишер встала со своего кресла и, подойдя к нему, села на его колени. Медленно стала массировать ему виски. - Все ведь прошло замечательно. И эти тоже клюнули на твои уловки. Я наблюдала выражения их лиц через камеры наблюдения. Они верят в тебя, Габриэль. Они у тебя в руках. Подумай только, это выступление видел почти что весь мир. С каждым разом у тебя появляется все больше и больше последователей. По докладам наших социологов твоя популярность сильно выросла за последний год. Чем ты не доволен?
   От ласкового обращения и напоминания об его успехах, у Ризи немного полегчало на душе, и он обнял свою помощницу за талию. Всем своим поведением она показывала что преданно любит его, и он надеялся что это на самом деле так. Но можно ли ей верить? Можно ли вообще верить кому-либо в этом предательском мире? Ризи не был в этом уверен до конца. Но она ему нравилась. Это он знал точно. Так что, пока он считал ее верным другом и хорошей любовницей, а там... будь что будет. Ему нужен был человек, с которым можно поделиться самым сокровенным. Человек, которому можно доверить свои проблемы и надеяться на совет как выйти из трудностей, не опасаясь предательства с его стороны.
   Ризи прижался лицом к груди Фишер, постепенно приходя в себя. Она умела поднимать ему настроение как никто другой. Она и только она. Кроме нее, его не любил никто. Никогда! Даже его собственная мать.
   Еще с детства Ризи начал понимать что нельзя доверять свои секреты никому, даже собственной матери. Все что ни рассказывал он ей в порыве облегчить свою душу, или же просто ища помощи в решении проблемы, становилось темой беседы между ей и ее глупыми подругами, во время чаепитья, которое они устраивали каждое воскресенье. Как-то раз, ему удалось подслушать их разговор, и он понял что громоподобные взрывы хохота это вовсе не реакция на просмотр кинокомедии, как он предполагал ранее. Они смеялись над ним, над его мыслями и проблемами! Впрочем, его мать была не единственной, кто поведывал о секретах своего сына. Остальные ее подруги делали тоже самое, выставляя своих детей на всеобщее посмешище.
   Это было отвратительно! Такого предательства Ризи не ожидал. Тем же вечером он поговорил с матерью, пытаясь выяснить причины ее поступка. Но она лишь посмеялась над ним, и, назвав сопляком, послала делать уроки. Она думала, что он всего лишь ребенок, у которого не может быть собственной жизни. Что он не личность, а домашнее животное, которое не может иметь скрытых мыслей. Как она ошибалась! Он этого так и не забыл!
  -- Рита, как я тебя люблю. - сказал он, едва не плача от ощущения тепла ее тела. - Ты единственная кто меня понимает.
  -- Расскажи мне, в чем проблема? Я постараюсь тебе помочь. - предложила она.
   Ризи посмотрел в эти бездонные, голубые глаза, и ему тут же захотелось раскрыть ей всю свою душу. Но он воздержался от этого. Его мать хорошо постаралась, большую часть своих мыслей он оставлял при себе, не доверяя их никому, даже Фишер. Но текущие проблемы, это он мог поведать ей. Она действительно ни раз помогала ему в решении, и никогда не пыталась предать.
  -- Рита, это только на внешний взгляд все хорошо. На самом деле все ужасно. Моей главной целью было заполучить одну-две камеры для моего плана, но я до сих пор не знаю где их прячет "Новый восход".
  -- А их офис в Нью-Йорке? Разве ты забыл об этом?
  -- Офис не в счет. Пусть даже я найму лучших в своем деле людей, но пока они доберутся до подвала, охрана взорвет эту камеру ко всем чертям. Там у них все продуманно на случай вторжения. Они ведь показывают эту камеру многим людям, так что догадываются что я поставлен в известность об ее существовании. - Ризи задумался. - Нет, мы должны найти другую. - продолжил он. - Камера должна считаться засекреченной. В этом случае, ее охрана не будет на взводе, постоянно ожидая нападения.
  -- Но у нас пока что нет данных о месторасположении камер "Нового восхода".
  -- В том то и проблема! - воскликнул Ризи, но тут же понизил голос. - Наша армия уже насчитывает миллионы. Но мы не можем начать боевые действия пока не захватим хотя бы одну из этих камер. Во время войны, мои безмозглые фанатики могут уничтожить все что покажется им неугодным этому дурацкому богу, в том числе и камеры выращивания. Мы можем остаться ни с чем. А это означает крах моих планов!
  -- Почему бы тебе, в таком случае, не прекратить тратить столько сил на набор новых рекрутов, а бросить наши ресурсы на поиск этих камер. Мы можем увеличить число агентов, ведущих разведку их местонахождения. И тогда, мы быстрее добьемся успеха.
  -- Нет, Рита. Так тоже не пойдет. Нам нужна армия. Очень большая армия. Но больше всего нам нужна эта война, долгая и жестокая. Мы не должны ее проиграть, но и не должны выиграть с легкостью. Пиррова победа - вот что нам нужно. Иначе нельзя.
  -- Ты хочешь чтобы как можно больше людей погибло. Зачем тебе это? - Фишер слегка отстранилась от Ризи, и посмотрела ему в глаза.
   Преподобный отец промедлил, прежде чем ответить, оценивая, правильно ли он делает, открывая ей свои самые сокровенные мысли. Но если не ей, то кому еще? К черту! Он и так уже слишком много ей рассказал. Отступать уже поздно.
  -- Когда я начну воплощать в жизнь свою идею, это не понравиться людям, и они выступят против меня. Но если их будет мало, всего лишь кучка выживших после великой бойни, они не пойдут на это. У них не хватит сил. Ни у кого в мире не будет сил противостоять мне после этой войны. Я единственный кто будет у власти! Благодаря моим планам, которые я собираюсь воплотить в жизнь, человечество только выиграет. Но, эти глупцы не поймут моих идей, если я просто предложу им их. Надо сделать, чтоб у человечества не было выбора. И кроме войны, я не вижу других путей.
  -- Что ты там задумал, Габриэль? Поделись со мной. Я знаю, ты хочешь улучшить человечество. Расскажи мне об этом... - Фишер участливо взглянула на своего любовника.
  -- Я не могу тебе сказать. Только я должен знать это.
   Ризи отвернулся от ее взгляда, давая этим понять что спрашивать и просить не имеет смысла. Он мог ей рассказать многое. Но это! Нет, этого он не скажет никому!
   Фишер поднялась с колен Ризи, понимая что больше ничего от него не добьется. Сделав шаг в сторону, она вновь оказалась в своем кресле, и включила потухнувший монитор. Несколько щелчков мышкой, и на экране появилось ее недавнее приобретение, которое могло помочь решить проблему с которой столкнулся преподобный отец.
  -- Ты говоришь, что твои агенты не смогли добыть информации по расположению этих камер выращивания? - хитро поинтересовалась она.
  -- Да, черт бы их побрал. Ты же знаешь, даже те профессионалы, которые работают на меня, всего лишь отбросы своих коллег. Ни один хороший агент не станет работать на общество с такой сомнительной репутацией как "Святое воскрешенье". У меня в штате либо дураки, либо безмозглые фанатики. Тьфу!
  -- Ну что ж, Габриэль. Хоть ты и не доверяешь мне до конца, как я чувствую, но я тебе помогу. У меня есть решение твоей проблемы.
  -- Какое?! - Ризи резво подскочил с кресла и устремился к ней. - Что ты там придумала? - он встал за спинкой ее кресла и взглянул на монитор. - Что это?
  -- Ничего такого, что не смог добыть любой бывший ЦРУ-шник, с нужными связями и достаточными финансами. Личные дела сотрудников компании "Новый восход".
  -- И чем нам они помогут? - слегка растерялся преподобный отец.
  -- О, Габреэль! Ты конечно мастак вешать людям лапшу на уши, но в промышленном шпионаже не мыслишь ни черта. - Фишер усмехнулась. - Подумай, для обслуживания каждой камеры нужны ученые и охрана, так что ни только Беккет знает места их расположения. Чтоб получить информацию хотя бы об одной, мы должны выйти на какого-нибудь сотрудника "Нового восхода", предложить ему денег или пригрозить чем-нибудь. В крайнем случае, можно использовать пытки, они также эффективны.
  -- Кого мы купим или заставим? Ты уже продумала это? - глаза Ризи загорелись от появившейся надежды. Нет, все-таки он поступил верно что доверил ей часть своей самой глубокой тайны. Она - не его предательница-мать!
  -- Нет. Пока еще нет. Ты ведь только что рассказал мне о своей проблеме. У меня не было времени. А личные дела я купила просто так, на всякий случай. - Фишер обернулась назад, собираясь чмокнуть любовника в щеку, но увидев яркий блеск его цветных линз, поняла что сейчас не время. - Сейчас, я найду кого-нибудь. - продолжила она, вновь повернувшись к экрану. - Нам больше подойдет военный, нежели ученый. "Новый восход" использует наемников, бывших армейских офицеров. Они, в отличие от профессоров науки, получают не такое большое жалованье, и могут продать информацию за хорошие деньги.
  -- А как насчет угроз и пыток? Мне кажется военные более стойкие к таким вещам.
  -- В этом плане, гражданские бесспорно податливей. Но подумай как следует. Если мы схватим ученого и начнем его пытать, руководство компании тут же хватиться этого светила науки. Они могут даже ненавязчиво следить за передвижениями этих профессором. С охранниками куда проще, они обычные наемники. Таких куча, и "Новый восход" не будет следить за их жизнью чересчур скрупулезно.
  -- Хорошо. Пусть будет военный. - согласился Ризи.
   Длинные, изящные пальцы Фишер уверенно справлялись как с мышью, так и с клавиатурой. Через несколько секунд на экране появился список военных сотрудников "Нового восхода", отсортированный по воинским званиям.
  -- Так, генералы и полковники - это слишком крупно для нас. Деньги они получают хорошие, и навряд ли согласятся. - комментировала она свои действия. - Лейтенанты и ниже - слишком мелко. Они могут быть плохо информированы. Нам нужен какой-нибудь майор или капитан. - курсор мышки застыл над одним из имен. - Посмотрим вот этого.
   Фишер щелкнула кнопкой, и на мониторе появилось личное дело майора, выбранного ею. В левой верхней части экрана находилась небольшая фотография, дальше шли имя и фамилия, воинское звание и предыдущее место службы. Все остальное место на экране занимала его характеристика, а в самом низу располагалась виртуальная кнопка, дающая возможность просмотреть условия контракта с этим лицом.
  -- Итак, его зовут Морган Стилмен. Служит в чине майора, начальником охраны некоего производственного комплекса компании "Новый восход", расположенного в пригороде Бостона. Вполне возможно, там и находиться одна из этих камер. - комментировала свои мысли Фишер. - Предыдущее место службы - лагерь подготовки охраны. С психикой все в порядке. По личной характеристике он в отличной физической форме, не пьет, не курит, не увлекается азартными играми и наркотиками. Отличается исполнительностью, чувством лидерства и неразговорчивостью. Семейное положение - вдовец.
  -- Где он служил до того как устроился в "Новый восход"?
  -- Сейчас посмотрим. Так, так..., отряд особого назначения. Точные сведенья отсутствуют.
  -- Можешь залезть в его армейское личное дело?
  -- С помощью твоих денег, без проблем. Но учти, это будет не дешево. Все-таки спец войска, значит повышенная секретность.
  -- Слушай, Рита. - Ризи задумчиво пожевал губу. - А не слишком ли этот майор крут для нас? Он может оказаться верным служащим, и все наши старания пройдут даром. Может, найдем кого другого?
  -- Кого? Бывшего военного преступника, или какого-нибудь другого офицера, которого выставили из армии за безалаберность? Ты бы доверил таким важную информацию?
  -- Нет. - подумав сказал Ризи. Своих идиотов у него и так было хоть отбавляй, но он ничего никогда им не доверял.
  -- Вот видишь. Руководство "Новым восходом" также не дураки, чтобы ставить подобных людей на охрану столь важных объектов. Там будет служить самая элита, сливки армии. Так Беккет должен чувствовать себя спокойнее. Поверь мне, я знаю что говорю.
  -- И как мы выжмем из него данные? Этот орешек будет не по зубам мои тупоголовым агентам, которые только и могут, что доносить на региональных управляющих.
  -- Оставь своих олухов в покое. Я сама им займусь.
  -- А справишься?
  -- Считай, что все что знает он, уже знаешь ты.
  
  
  
   Примерно то же самое время.
   Соединенные Штаты Америки. Бостон.
  
   Стилмен ужинал в небольшом итальянском ресторанчике, недалеко от места его работы. На часах было 18:30, рабочий день еще тридцать минут назад подошел к концу. Стилмену некуда было идти. В снятом для него компанией загородном коттедже его никто не ждал. Так было уже давно, еще со времен гибели его жены. Со временем он привык к одиночеству, и не ожидал ничего другого.
   Стилмен даже представить себе не мог, что когда-нибудь будет жаждать человеческого общества, особенно после провала операции в Брюсселе и гибели его лучшего друга. Но, его кратковременная связь с Джиной изменила порядок его мыслей. Теперь он сам не знал чего хотел. С одной стороны, у него по-прежнему не было друзей, так как он не стремился их завести. С другой, он понимал что ему одиноко и общение просто необходимо. Работа была не в счет. Там он просто исполнял свои обязанности, общаясь с другими охранниками как начальник с подчиненными.
   Шесть недель назад, его направили на этот объект в качестве начальника охраны. Работа Стилмена заключалась в том, чтобы охранять заводское здание от возможных диверсий, и смотреть в оба чтобы расположенные рядом склады не были ограблены.
   С этим он справился легко. Будучи сам когда-то диверсантом, он быстро рассчитал все варианты атаки, и грамотно расставил часовых.
   Первая же попытка проникнуть в здание завода, четыре недели назад, закончилась для четырех агентов врага второразрядными похоронами, неизвестно за чей счет. Из охраны завода никто не пострадал, и Стилмену выдали премию в размере тысячи долларов. Не густо, конечно. Но все равно приятно.
   По имеющейся у него информации, предыдущий начальник охраны оказался разгильдяем. На первый взгляд это не обнаружилось, но по-идиотски расставленная охрана не смогла пресечь вторжение в заводские склады пару месяцев назад. Результат - около тысячи единиц загубленной продукции, и трое мертвых охранников. Впрочем, для нападавших это тоже закончилось трагично. Из пяти человек не выжил никто. Но, факт оставался фактом, и начальство решило не испытывать судьбу, и снять предыдущего начальника с должности. Вакантное место было преложено Стилмену, как раз подавшему прошение о переводе.
   В городе, рядом с которым находился завод, было не так тоскливо как в глуши, где располагался тренировочный лагерь. Но все равно скучно. И причиной этому, было опять таки его одиночество.
   С ним уже пытались пообщаться слегка подвыпившие посетители баров, куда он иногда захаживал. Но, какое это общение, если приходиться врать на каждом шагу? Разве мог он рассказать, почему у завода, на котором он работает, такая серьезная охрана? На вопрос, что производиться на этом объекте, он отвечал придуманную руководством легенду о микроволновках и тостерах, а также кухонных комбайнах. Его собеседники смеялись над паранойей владельцев завода, так ревностно охранявших свое достояние, и задавали много других пьяных вопросов. Стилмен отвечал очень неохотно, и почти всегда ложь.
   Агент службы безопасности, проводивший его консультацию, постарался на славу. Теперь, он подозревал шпиона "Святого воскрешения", или еще какой враждебной организации, в каждом встречном, проявляющим хотя бы малую долю любопытства. При таких мыслях, об общении не могло быть и речи, и Стилмен быстро отказался от своей затеи, найти себе собеседника.
   Мало кто об этом знал, но он был в числе этих людей. Микроволновые печи и прочая дребедень, производившаяся в заводском здании на поверхности, была лишь прикрытием для настоящего рода деятельности этого завода. В одном из складских помещений, вместо коробок с готовой продукцией, располагался маленький завод оружия.
   Всего пару десятков квалифицированных рабочих трудились над сбором ручных лазерных пушек, предназначенных для поражения бронированных целей. Это было на самом деле интересное оружие. Хоть оно и плохо подходило для уничтожения пехоты, пулемет был куда смертоноснее, но против танков и бронемашин оно действовало отменно. Броня мгновенно нагревалась и плавилась под действием этого оружие. А дальность совсем не влияла на силу выстрела.
   Это маленький завод и являлся приоритетом для охраны. Но сосредотачивать большую часть людей вокруг него тоже было нельзя, чтобы не привлекать к нему внимания. Агенты "Святого воскрешения" пока что не пронюхали, что здесь к чему. Для них, по-прежнему, завод по производству микроволновых печей оставался заводом по производству микроволновых печей, и ни чем другим. Но они были не последними идиотами, чтобы поверить в эти байки, так что следовало всегда быть наготове. Они могли появиться в любой момент.
   Стилмен намотал на вилку спагетти и, перемазав их соусом, отправил себе в рот. Он любил этот ресторанчик. Даже не потому что здесь неплохо готовили, а скорее потому что он не пользовался особой популярностью у местных жителей. В нем всегда находилось не более десятка человек, и половина столов пустовала. Не было шанса что к нему кто-нибудь подсядет и попытается завести разговор. Ему уже надоело врать. Надоело давно.
  -- А, вот и ты! - нарочито обрадовано объявил подошедший к его столу человек. - Не возражаешь, если я присоединюсь?
  -- Валяй. - разрешил Стилмен.
   Мужчина в деловом костюме опустился на стул напротив и, подозвав официанта, сделал заказ.
  -- Знаешь, проходил я тут мимо, увидел знакомого. Дай, думаю, зайду, поговорю.
  -- Хм... - иронически хмыкнул Стилмен. - А в прошлый раз ты сказал что проводишь какое-то расследование, и мучил меня вопросами с полчаса. - майор отложил в сторону вилку и пристально взглянул на собеседника. - Чего ты от меня хочешь, Ральф? В чем-то подозреваешь?
  -- Нет, тут ты не прав, друг.
  -- Никакой я тебе не друг. Это ты ко мне в друзья напрашиваешься. Не я!
  -- Постой, Морган. Не горячись.
  -- Я не люблю, когда вокруг меня вертятся типы вроде тебя, Ральф. Очень не люблю.
   Бишоп хотел что-то ответить, официант, принесший его пиццу, отвлек его от разговора. Пока агент службы безопасности любовался чудом итальянской кулинарии, Стилмен быстренько прикончил оставшиеся спагетти и собрался попросить счет.
  -- Морган, постой! - попросил Бишоп, увидев что тот поднял руку, подзывая официанта. - Мне надо с тобой поговорить. Это важно.
  -- Чего ты хочешь? - повторил свой вопрос майор.
  -- Предложить тебе новую должность. - честно ответил агент. - Подумай как следует, неужели должность начальника охраны тебя удовлетворяет? Ты же боевой офицер, а не штабная крыса.
  -- Меня моя должность вполне устраивает.
  -- То, что я тебе предложу, устроит тебя куда больше. Кроме того, у тебя появится возможность быстро продвинуться в звании, да и плата за эти услуги побольше, чем за охрану.
   Стилмен вздохнул. Как они все надоели с этими предложениями! Вначале Джина, втянувшая его в эту чертову гражданскую войну. Теперь этот надоедливый капитан, всего две недели как переставший хромать после ранения в голень.
  -- Знаешь, что я хочу сделать прямо сейчас? - спросил майор.
  -- Что?
  -- Надеть эту пиццу тебе на голову, а затем попросить в компании расчет, и удалиться, к чертовой бабушке, на покой. Я от всего этого устал, и точка!
   Стилмен встал со стула и быстро зашагал к выходу. В зеркале соседней стены он заметил как Бишоп поспешил за ним, на ходу сунув в руки официанта пару десяти долларовых купюр.
  -- Морган, подожди меня!
   "Черт тебя дери". - подумал Стилмен. Похоже, ему действительно придется надавать агенту по морде, чтобы отвязаться.
   Он вышел на улицу и повернул за угол, надеясь быстрее добраться до своей машины, чем Бишоп доберется до него. Но надежда оказалась напрасной. Невысокий агент был на редкость подвижен, и через несколько секунд нагнал майора.
  -- Морган! - Бишоп поймал его за рукав, и Стилмен едва сдержался чтобы не заехать ему кулаком по физиономии. - Морган, если бы не крайняя нужда, я бы не стал перед тобой здесь унижаться. Поверь мне!
   Стилмен промолчал.
  -- Послушай, у нас в службе безопасности большие проблемы. Катастрофически не хватает людей.
  -- Я тут причем? Никогда не имел ничего общего с разведкой.
  -- Дай мне ровно десять минут, чтобы все объяснить. Если тебе это не подходит, ты просто скажешь нет, и я уйду. Идет?
  -- Договорились. - согласился майор. - Поговорим в моей машине. - Стилмен махнул в сторону дверцы пассажирского сиденья, стоявшего у обочины "Форда", предлагая надоедливому агенту сесть.
   Бишоп молча повиновался и, дождавшись пока майор не заберется в салон и откроет ему дверь, плюхнулся на место рядом с ним.
  -- Десять минут пошли. - Стилмен постучал ногтем по циферблату часов на приборном щитке.
   Агент, наконец-то, отреагировал на реплику майора, прикусив нижнюю губу, но от ответных слов сдержался. Видимо было что-то действительно важное.
  -- Морган, в последнее время служба безопасности все больше и больше теряет людей в столкновениях с вражескими агентами. Ты пойми, мы ведь не профессионалы, когда дело доходит до перестрелок. Это только в фильмах мы стреляем без промаха и убиваем всех своих врагов, а сами получаем лишь царапины. В реальной жизни такого не бывает. Вся работа агента состоит в том, чтобы добыть какую-нибудь информацию, или же убрать кого-нибудь. Может, нас можно назвать убийцами, но солдатами - нет. За последний год я стрелял только три раза в тире, и один раз в Колорадо, при перехвате грузовика с оружием. Какой из меня боец? И я не исключение, а скорее правило.
  -- И что ты хочешь от меня?
  -- Что мое руководство хочет от тебя. - поправил Бишоп.
  -- Так что?
  -- Страйден распорядился найти агентам в помощь профессиональных солдат, для совместного участия в операциях. Мы - агенты обнаруживаем цель. Вы - солдаты, ее уничтожаете.
  -- Вам нужны диверсанты.
  -- Да, именно так. Ты согласен?
  -- Пошли вы все к черту! - прямо ответил Стилмен.
   Бишоп лихорадочно бросил взгляд на часы, подсчитывая сколько времени у него осталось на уговоры.
  -- Морган, мы нуждаемся в профессионалах вроде тебя. Еще пара наших операций, где мы несем жуткие потери, и "Новому восходу" придется искать целый штат новых агентов для работы в этом регионе.
  -- Да хоть два. Мне то что. У меня есть своя жизнь, и я хочу прожить ее без лишних проблем на свою голову.
  -- Морган, черт тебя возьми! Неужели тебе не жалко наших людей?! - Бишоп механически сжал кулаки, но тут же постарался успокоиться, понимая что в случае драки быть битым именно ему, а не бывшему спецназовцу.
   Стилмен лениво посмотрел на часы. На циферблате пошла последняя минута, и надоевший ему разговор вот-вот должен прекратиться.
  -- У нас осталось только шесть человек в этом регионе, после всех наших потерь. Я, еще два бывших ЦРУ-шника, бывший ФБР-овец, и один ангелочек с белыми волосами, черт знает где она до этого работала. За неделю я завербовал только троих офицеров из нашей охраны, если и ты мне отка...
  -- Постой, Ральф. - на полуслове прервал его майор. - Ты сказал девушка с белыми волосами? Выглядит как ангел, так?
  -- Ну так. Ты ее знаешь? - Бишоп краем глаза заметил что время вышло, но говорить об этом Стилмену не собирался.
  -- Не твое дело. Как ее зовут?
  -- Не помню. То ли Джина Альма, то ли Джина Альта...
  -- Может быть Джина Альфа?
  -- Вроде да. - Бишоп наморщил лоб. - Да точно, именно Альфа. Мы с ребятами еще смеялись над такой странной фамилией.
  -- Хм... - призадумался Стилмен. - Так какая, ты сказал, у меня будет зарплата?
  
  
   Полчаса спустя Стилмен уже сидел в кабинете полковника Гарлема, начальника местных агентов службы безопасности "Нового восхода". Сам штаб службы безопасности располагался на одном из этажей коммерческого здания в центре города. Формально, это была маклерская контора, но на самом деле здесь и близко подобными делами не занимались.
   По дороге в кабинет полковника Стилмен отметил что почти все кабинеты на этаже пусты. Даже если предположить что большинство агентов на задании, то этаж все равно выглядел слишком безжизненно. Похоже, Бишоп не соврал насчет больших потерь их персонала.
  -- Ну что ж, майор. Я искренне рад что такой профессионал как вы решил присоединиться к нам. - Гарлем опустил взгляд на досье Стилмена, лежащее перед ним. - Вы уже меняете место работы в нашей компании во второй раз. Чем вызвано подобное обстоятельство?
  -- Мой очень хороший друг, Ральф Бишоп, попросил меня помочь вам в трудном положении. Вот я и решился на перевод. - соврал майор. - Но если моя персона вызывает у вас подозрения, вы только скажите. Я сразу развернусь и уйду, оставив все проблемы решать вам самим.
   Стилмен заметил что полковник смутился от его дерзкого выпада и нервно постучал пальцами по столу. Значит, дальше обойдется без дурацких расспросов о всяких там причинах. Он терпеть не мог когда кто-то пытался покопаться в его мыслях, ища логическое объяснение его поступкам. В последнее время Стилмен сам не мог найти чего-нибудь логического в своем сознании.
  -- Зачем же так резко, майор. - Гарлем произвел некие вращательные движения головой, видимо собираясь со словами. - Я вас ни в чем не подозреваю. Вы человек проверенный. Просто полюбопытствовал. Хм... - негр наморщил лоб, как будто что-то припоминая. - Да, подпишите вот здесь. - Гарлем подвинул к майору лист бумаги с печатным текстом. - Это заявление в центральный офис компании. Как только они одобрят ваше решение, вы сможете передать вашу текущую должность заместителю, и начать работу в нашей конторе. На это уйдет не больше суток, я вас уверяю. Главное чтобы вы подписались.
  -- Я от своих слов не отказываюсь. - сказал Стилмен и подписал бумагу. - Сэр. - добавил он с секундной паузой.
   Гарлем усмехнулся.
  -- Приятно когда у подчиненных есть чувство юмора. А теперь, к делу. Вы знакомы с тем что вам предстоит делать?
  -- Капитан Бишоп мне все объяснил, сэр.
  -- Можно без "сэр". Зовите меня просто Эдд. - по-свойски предложил полковник.
  -- Да, Эдд. Я уже разговаривал об этом с Ральфом.
  -- Тем меньше уйдет времени на то чтобы ввести вас в курс дела. Так что слушайте. - Гарлем откинулся на спинку стула. - Как вы уже знаете, мы потеряли много людей в перестрелках с агентами "Нового воскрешение". Сейчас у меня в штате только шесть агентов, да тройка завербованных из охраны офицеров. Также, руководство обещало прислать пару десятков солдат из "новых" до конца этой недели, когда точно я не знаю.
  -- Кто такие "новые"? - не понял майор.
  -- Это прозвище. Мы называем так искусственных людей. - пояснил Гарлем. - Так вот. Из этих людских ресурсов я намериваюсь создать диверсионный отряд для помощи шестерым моим людям. Я хотел бы видеть ВАС командиром этого отряда.
   Полковник пристально посмотрел на Стилмена, видать ожидая бурной или же хоть какой-то реакции собеседника. Майор сделал вид что ему все равно и никак не отреагировал на взгляд Гарлема. Если полковник ждал каких-нибудь реплики вроде - "благодарю вас Эдд, я постараюсь не обмануть ваших ожиданий", то он сильно ошибся в характере Стилмена. Такой чепухи он не сказал бы и генералу. Да что там генералу, президенту!
  -- Вижу вам все равно. - насупился негр. - Но, что поделать, вы лучшая кандидатура на эту должность. Вы хоть не откажитесь от подобной ответственности?
  -- Я такого не говорил, Эдд. Я просто буду выполнять ваши приказы. На какую должность меня поставить, это полностью на ваше усмотрение.
  -- Ну что ж, ну что ж. - повторно произнес свои любимые слова полковник. - Приятно иметь дело с профессионалами. Пока что, у меня нет для вас заданий, хотя с завтрашнего дня вы будете числиться у меня на службе. Но вы не пропадайте из поля зрения. Поработайте пока на пару с Ральфом. Пусть он вам подробно поведает о нашем конфликте с агентами "Святого воскрешения". Эта информация может быть полезной для вас. Вы должны научиться распознавать подозрительные личности, чтобы избежать удара ножом в спину. Вражеские агенты довольно глупы, но весьма коварны.
  -- Значит, вы рекомендуете мне побыть напарником Ральфа?
  -- Точнее приказываю. - поправился Гарлем, и Стилмену стало ясно что тот стал понимать черты его характера. - Теперь, вы свободны. Я сам вызову вас, если понадобитесь.
  -- До встречи, Эдд.
  -- Приятного вам вечера, Морган.
   Стилмен покинул кабинет полковника, и оказался в коридоре. Не спеша, он зашагал в ту сторону, где как он помнил, находился лифт.
   Полковник был не единственным, кто работал по вечерам. Проходя мимо одного из кабинетов, он заметил полоску света, выбивающуюся из приоткрытой двери. Из комнаты доносилось шуршание бумаг и тихий разговор двух людей.
   Бишоп действительно сказал правду, людей стало катастрофически мало, и оставшиеся работали почти что без отдыха, чтобы компенсировать нехватку персонала.
   Стилмен дошел до стола охранника, расположенного возле дверей лифта, и нажал на кнопку вызова. Пока он ждал кабину, дверь освещенного кабинета открылась и оттуда вышла девушка. Грациозной походкой она направилась в противоположенную от майора сторону и скрылась в дверях другой комнаты.
   Он бы узнал ее из миллиона других. Это была ее фигура, ее стиль одежды, и ее походка. На размышления Стилмен потратил не более трех секунд, после чего, сразу же устремился вслед за ней.
   Охранник, проводив его подозрительным взглядом, схватился за трубку внутреннего телефона, и принялся в нее что-то говорить. Майор не обратил на это внимания. Самое большее что может произойти - его остановят, но затем принесут извинения за чрезмерное усердие охранника. Ничего существенного. Гораздо важнее его личная жизнь.
   В считанные секунды он оказался у нужной ему двери. Тройной стук. "Войдите", произнесенное знакомым ему голосом. И вот, он перед ней.
  -- Привет. Я увидел тебя в коридоре и подумал...
  -- Что ты здесь делаешь? - прервала она импровизацию Стилмена.
  -- Работаю, с завтрашнего дня.
  -- Неужели?
  -- Спроси у Эдда, если не веришь.
  -- Черт возьми! - выругалась девушка. - Ты пришел просить прощения, не так ли?
  -- Так. Мне на самом деле стыдно за то, как я оскорбил тебя там, в Нью-Йорке. Я очень долго жалел и раскаивался, но не знал как тебя найти...
  -- И не нашел бы, если б начальство не позволило бы мне остепениться здесь, в Бостоне. Ха! А я то думала жизнь теперь будет спокойнее. Но, появляешься ты со своими извинениями.
  -- Не будь со мной жестока, Джина. Я готов тысячу раз просить у тебя прощения. Только вернись ко мне. - Стилмен умоляюще посмотрел на нее. - Вернись, пожалуйста. Ты мне нужна. - признался он опустив взгляд на пол.
  -- Нет, Морган. Между нами все кончено. Если ты повел себя так один раз, то можешь повести себя так и в следующий. Я думала что ты другой, но ты такой же как большинство мужчин - отвратительный самодовольный тип.
  -- Джина...
  -- Нет. Я сказала нет. - Альфа поддалась вперед. - Ты думаешь что ты единственный на свете мужчина? Думаешь, я ждала тебя целый год как целомудренная дева, надеясь что ты вернешься?
  -- Для меня это не имеет значения...
  -- Постой, я еще не закончила. Я решила остаться в этом регионе не просто так. Здесь живет мой любовник. Мы любим друг друга и я выйду за него замуж, как только смогу уволиться из компании. Тебе ясно?! У меня есть другой! А ты, убирайся из моего кабинета!
   На последних словах она чуть было не сорвалась на крик, и Стилмен понял что ему действительно лучше отсюда убраться. Жалея что он променял свою спокойную службу на заводе на эту чертову службу безопасности, майор вышел из кабинета Джины, громко хлопнув дверью.
   "Ну что ж. - как любит говорить Эдд. Она тоже не единственная женщина на земле". - думал Стилмен шагая к лифту.
   Если она так решила, так тому и быть, они пойдут разными дорогами. В будущем, станет очевидно кто из них ошибался.
   Майор зашел во все еще ждавшую его кабину лифта, и под пристальным взглядом охранника, нажал на кнопку с пометкой "1". Двери лифта сомкнулись, и кабина понесла его вниз, увеличивая расстояние между ним и его разбитой любовью.
  
  
   На следующее утро Стилмен проснулся в дурном настроении. Причиной этому был ни только неприятный разговор с Джиной, произошедший вчера, но и утренний звонок полковника Гарлема на его мобильный, поднявший его на пятнадцать минут раньше будильника.
   Гарлем сообщил что все формальности уже улажены, и он может приступать к новой службе. К счастью, разговор не был долгим, и полковник, быстро распрощавшись, дал отбой. Но настроение было совсем испорчено. Значит, с сегодняшнего дня придется работать с Бишопом, а Стилмен был на него зол, за то что тот втянул его в это дело. Хотя, виноват он сам, просто надо было сорвать на ком-то злость, а кроме Бишопа винить было некого.
   Майор, не спеша, умылся и оделся, а затем поплелся в кухню, готовить себе завтрак. Немного поразмыслив, он остановил свой выбор на яичнице с помидорами и, достав необходимые продукты из холодильника, взялся за ее приготовление.
   Труд отвлекает человека от неприятных мыслей, и вскоре Стилмен уже не думал о Джине, новой работе, на которую устроился только ради нее, а также Бишопе, который был чрезвычайно надоедливым субъектом, а теперь будет его напарником на пару недель.
   Едва он выключил газ под шипящим завтраком, как раздался звонок в дверь.
  -- Кого там несет с утра пораньше. - буркнул себе под нос Стилмен.
   Оставив яичницу на газовой печке, он заспешил к двери, думая что выскажет тому идиоту, надумавшему звонить в его дверь в восемь утра.
   Стилмен щелкнул дверной щеколдой и, распахнув дверь, увидел сияющую улыбку на лице того, кого он мысленно казнил уже тремя разными способами за маленький промежуток времени своего бодрствования.
  -- Морган, дружище! Как поживаешь? - бодро провозгласил Бишоп.
  -- Еще пару секунд назад намного лучше, чем сейчас. - буркнул в ответ Стилмен.
  -- А что плохого произошло? - не понял агент.
  -- Встретил кой кого, кого встречать не хотелось.
  -- Э... Морган. Ты чего такой взъевшийся? - улыбка Бишопа резко померкла.
  -- А, к черту! - выругался Стилмен, не зная как ответить на этот вопрос. - Заходи, чего встал на пороге.
   Майор развернулся и направился обратно на кухню. Бишоп, не долго думая, последовал за ним, прикрыв входную дверь.
  -- Морган, ты расскажи чего у тебя не так. Говорят, общение с другими облегчают душу.
  -- Но не с тобой. - Стилмен заправил кофеварку водой и насыпал в нее молотый кофе. - Если мне понадобиться помощь, я пойду к психологу, а не к агенту службы безопасности.
  -- А я думал мы друзья.
  -- Это твое личное мнение, причем ошибочное.
   Разговаривая, майор вытащил все необходимое для сервировки утреннего стола и полез в холодильник за джемом.
  -- Ух ты, яичница с помидорами! Прям как готовит моя бабушка. - восхитился Бишоп. - Поделишься?
  -- Еще чего!
   Стилмен так резко развернулся на месте, от такого нахальства, что едва не стукнулся о дверь холодильника.
   Бишоп уже завладел сковородкой и начал выкладывать часть яичницы на свою тарелку. Стилмен решительно шагнул к агенту и, вырвав свой завтрак у того из рук, положил на свою сторону стола.
  -- Знаешь что, Ральф. Я тебе не кухарка. Хочешь жрать, вот тебе продукты - майор указал на холодильник, - а вот там посуда. - он кивнул кухонный шкаф. - Бери что хочешь, и готовь. Ясно?!
  -- Нет, а. Ну вы только посмотрите! Прям точь-в-точь как моя бывшая жена. Ты говоришь ее слова, приятель.
  -- Ты что разведен?
  -- Конечно! Стал бы я жить с женщиной, которая отказывается готовить мне завтрак. Сучка она была еще та, вот что я тебе скажу.
  -- Готов поспорить, она была права в твоем отношении. - не согласился майор и, достав из хлебницы ломоть белого хлеба, принялся за завтрак.
   Бишоп обиженно посопел немного, но, видя что на него не обращают внимания, обречено поплелся к холодильнику и стал изучать продовольственные запасы хозяина дома.
   Минут через десять, он уже сел напротив Стилмена с любопытством оглядывая свое произведение кулинарии. От сковородки, на которой было сосредоточенно не менее половины видов продуктов из холодильника, поднимался пар до самого потолка.
   Майор с сомнением посмотрел на агента, но тот, абсолютно уверенный в своих способностях, поднес вилку с едой ко рту.
  -- Вкусно? - издевательски любезно полюбопытствовал Стилмен.
  -- Пища богов! - не моргнув глазом отозвался Бишоп, хотя после пробы своего блюда он заметно поморщился.
  -- Жаль мне твою бывшую жену. Честно.
   Бишоп насупился и начал планомерно заталкивать завтрак себе в рот, стараясь показать что делает это с удовольствием. Стилмен, вздохнув, доел яичницу и, быстро разделавшись с десертом, отбыл в другую комнату за уличной обувью и кобурой с пистолетом.
   Там он провозился не более пары минут, и вскоре вернулся обратно на кухню, по пути поправляя кожаный ремень наплечной кобуры.
   Бишоп, как ни странно, уже разделался со своим шедевром и, сидя перед пустой тарелкой с довольным видом попивал горячий кофе.
   Стилмен тоже налил себе почти полную чашку и, добавив сливок, сел напротив агента.
  -- Так какие у тебя планы на сегодняшний день? - поинтересовался майор.
  -- Ничего особенного. Просто покатаемся по городу, послушаем стукачей, нанесем визит в пару заведений, где часто собираются эти фанатики "Святого воскрешения". Очень полезно знать то о чем там говорят. Иногда, можно встретить даже пропагандистов. Сам понимаешь, за подобными личностями надо следить. Иначе никак.
  -- Увлекательная программа.
  -- Заснешь от скуки. - Бишоп поставил на стол пустую чашку и поднялся со стула. - Ты скоро?
  -- Иди, я тебя догоню.
   Агент развернулся и направился к двери. Стилмен, сунув грязную посуду в посудомойку, вытер бумажной салфеткой губы и, комкая ее в руках, открыл дверцу шкафа с мусорным ведром. Скомканная салфетка, совершив плавный полет, приземлилась точно по центру ведра, на остатки недоеденного Бишопом омлета. Майор усмехнулся.
   Закончив уборку, Стилмен быстро достиг входной двери и, закрыв ее за собой на ключ, бодро зашагал к машине Бишопа.
   Открыв дверцу, он плюхнулся на сиденье рядом с агентом, и тот тут же стал выруливать на трассу.
  -- Вначале, мы поедем в забегаловку "У Скотта". - проинформировал Бишоп.
  -- Никогда о такой не слышал.
  -- Простительно, ты в Бостоне еще новичок. - агент бросил на Стилмена снисходительный взгляд. - Это место знаменито своим поваром, который готовит отменную яичницу с беконом и блинчики. Кроме этого, там часто можно встреть несколько интересных типов, знающих то, что неплохо бы знать и нам.
  -- Ясно. Информаторы - люди полезные. - согласился майор. - Но вот насчет яичницы я сомневаюсь. Навряд ли я смогу ее есть в ближайшее время. Аромат твоей "пищи богов" заполнит сегодня весь мой коттедж. А если забуду про мусор, то и всю округу.
   Бишоп скривил губы и, не найдя ответа, сделал вид что управление машиной поглотило все его внимание.
  
  
   Забегаловка "У Скотта" располагалась на первом этаже слегка обшарпанного, но крепкого на вид здания. В отличие от пары магазинов неподалеку, забегаловка смотрелась прилично и Стилмен предположил что ее клиентами, скорее всего, будут обычные работяги, не средний класс, но и не чернорабочие и бомжи.
   Выйдя из машины вслед за Бишопом, он пересек отделявшую его от забегаловки улицу, и оказался у входа. Агент уверенным шагом приблизился к двери, собираясь ее открыть, но, голос раздавшийся откуда-то снизу и появившаяся на пути рука, заставили его промедлить.
  -- Мистер, будьте добросердечны. Подайте милостыню инвалиду войны в Персидском заливе. - нищий твердо держал сложенную лодочкой ладонь перед входом, не позволяя войти не задев ее.
   Рука Бишопа, уже лежавшая на ручке двери, опустилась вниз. Агент удивленно уставился на просящего подаяния инвалида.
   Стилмен приметил этого типа уже давно, как только вышел из машины. Обычно, он не обращал на подобных индивидов внимания, просто минуя их быстрым шагом. Но это был явно очень опытный нищий, и войти в забегаловку "У Скотта" можно было лишь отпихнув его руку, а пихнуть слепого старика мог только полный поддонок. Майор себя к таким не относил.
   Засунув руку в карман, Стилмен выудил железный доллар и, собрался было подать милостыню, но тут же был остановлен Бишопом. Агент настойчиво заставил его вернуть доллар в карман, и снова обратил свое внимание на инвалида.
   Тот по-прежнему сидел прислонившись к стене, никак не реагируя на происходящее. Из-за толстых, черных очков не было видно глаз, но лицо слепого не изменилось, сохраняя застывшую на нем печаль неполноценного человека.
  -- Дик, у тебя что, новая профессия? - поинтересовался Бишоп. - Больше не торгуешь поддельными ювелирными изделиями?
  -- Простите, мистер. Вы наверное меня с кем-то путаете. - слепой убрал свою руку. На его лице появилась озабоченность.
  -- Перепутать тебя с кем-то? Это невозможно. - агент усмехнулся. - Теперь ты значит у нас инвалид войны. Ха! Да кем ты служил в армии, хотел бы я знать?
  -- Летчиком, мистер. Меня сбили над...
  -- Да пошел ты! Тоже мне летчик. - Бишоп порылся в боковом кармане пиджака, и в его руке оказался бумажник. - Скажешь где можно найти Лохматого или Шакала, получишь десятку. - агент соблазнительно прошуршал купюрой названого достоинства, а бумажник вновь исчез в его кармане.
  -- Двадцатку за инфо. - отозвался "инвалид".
  -- Десятку, или я сам поищу. - Бишоп демонстративно положил руку на дверь.
  -- Согласен. - остановил его "слепой". Его рука точно потянулась к купюре, и теперь не оставалось сомнений что он все прекрасно видит. После того, как десятка уверенно перекочевала в его карман, он продолжил. - Шакала взяли легавые, позавчера, за драку с какой-то шпаной в найт-шопе. А Лохматый должен быть здесь, не позже чем через час. На девять тридцать у него назначена встреча со Злым Чарли...
  -- Ладно, мне этого достаточно. - остановил его Бишоп - Увидишь Лохматого, скажешь что я внутри, жду его.
  -- А что я буду иметь с этого, а?
  -- Тот железный доллар, который чуть было не дал тебе этот добрый мистер. - агент кивнул в сторону Стилмена, и посмеиваясь вошел в забегаловку.
   Внутри было просторно и прохладно. Голоса немногих посетителей тонули в потоке рока, льющегося из динамиков музыкального центра. Воздух слегка отдавал запахом пива и различных закусок, потребляемых в баре.
  -- Хочешь попробовать коронное блюдо местного повара? - Бишоп сделал жест рукой на открытую дверь, отделяющую бар от небольшой закусочной.
  -- Не стоит. Я сыт.
  -- Ну, как хочешь. - в голосе агента появились нотки сожаления, видимо он не достаточно насытился у майора в гостях.
   Стилмен подтолкнул Бишопа вперед, ближе к барной стойке, и тот наконец уселся за стол. Майор сел напротив и, подозвав официанта, сделал заказ.
   Минуту они провели в молчании. Стилмен осматривал бар, а агент был погружен в свои мысли и на время оставил его в покое.
   Наконец, когда принесли пиво с очищенными морскими креветками, Бишоп сделал большой глоток и открыл рот, собираясь что-то сказать, но был неожиданно прерван шумным появлением высокого худого негра, с тысячами мелких косичек на голове. Парень с ходу шлепнулся на стоящий возле агента стул и, обнажив в широкой улыбке белые зубы, хлопнул Бишопа по плечу.
  -- Ральф, брат мой, Подлый Дик сказал что ты меня ищешь. Какого хрена тебе нужна моя черная задница?
   Вслед за словами, не дожидаясь ответа агента, парень нагло попытался присвоить только начатую тем кружку. Раздался звучный шлепок, и негр отдернул руку массируя ноющую кисть.
  -- Нет, ну какого черта! Разве это по-братски! - улыбка сменилась обиженной гримасой.
  -- Лохматый, мне нужна кой-какая информация. - напрямик начал Бишоп.
  -- Информация всем нужна. - буркнул негр в ответ.
  -- Ну хорошо, брат, не обижайся. - агент по-дружески похлопал его по спине. - Официант! - громко крикнул он. - Еще одно пиво!
   Лохматый сразу повеселел, и на его лицо вновь вернулась улыбка.
  -- Именно с этого и нужно было начинать, брат! Так что тебе там нужно?
   Бишоп усмехнулся.
  -- Что там слышно нового о "Святом воскрешении"?
  -- Много чего. - лаконично ответил негр.
   Глаза Лохматого проследили за опускающейся на стол кружкой, полной пенистого пива. Как только официант убрал руку, он занялся ее опустошением.
  -- А поконкретней. - поторопил Бишоп.
  -- Можно и поконкретней. - негр сделал длинный глоток. - Есть сведенья об одном наркодельце, поставляющим наркотические травы в местное региональное хранилище секты.
  -- Где расположено хранилище? Откуда у него наркотики?
  -- А черт его знает откуда они у него. Пока не выяснил. - Лохматый пожал плечами. - Насчет хранилища тоже не знаю, нужно будет проследить.
  -- А что тогда ты знаешь? - нахмурился Бишоп.
  -- Его имя и где можно найти. За это две сотни.
  -- Это не стоит и одной. Узнаешь куда попадает поставляемый товар, получишь четыре сотни. Узнаешь где он его берет, еще три.
  -- Плюс две сотни за риск.
  -- Пол сотни.
  -- Сотню.
  -- Идет. - сдался Бишоп. - Что есть еще?
  -- Компромат на главного служителя Бостонской церкви "Святого Воскрешения". Есть пара фоток где он трахает своего добермана.
  -- Тьфу! - высказался Стилмен.
   Лохматый с интересом уставился на него.
  -- Он еще новый в нашем деле. Не привык копаться в чужом грязном белье. - пояснил Бишоп.
   Улыбка негра растянулась до ушей.
  -- Знаешь, брат, мне и самому иногда противно. Были у меня как-то фотки одного типа, полного извращенца. Так вот, этот малый работал доктором в морге. Когда никто не видел, он доставал женские трупы и...
  -- Ладно, Лохматый. Хватит. Избавь нас от дальнейших подробностей. - остановил его Бишоп.
  -- Э, брат. Вечно ты меня прерываешь. Такая отпадная история. Мне даже стало смешно..., потом, когда привык к подобному дерьму. - негр залпом осушил кружку и печально вздохнул, глядя на пустое дно. - Так как насчет фоток? Всего три сотни за каждую.
  -- Они не стоят и цента. Фанатики все равно не поверят что фотки подлинные. "Святое воскрешение" обвинит нас в обмане, и в результате мы не добьемся ничего кроме лишней нервотрепки. Что еще?
  -- Ну... - Лохматый задумчиво почесал голову. - А, вспомнил! Знаешь где находиться "Cinema Castles"?
  -- Тот что построили в прошлом году?
  -- Тот самый. Так вот, сегодня весь день будет бесплатный просмотр фильмов, для всех желающих.
  -- Что за ерунда! - отмахнулся агент. - На черт мне это нужно знать?
  -- Не торопитесь, мистер Бонд. - негр погрозил Бишопу пальцем. - Угадай с трех попыток, кто платит за все это?
  -- Ризи...? - не выдержал Стилмен.
  -- Именно. - подтвердил довольный Лохматый.
  -- Но зачем ему это? - не понял майор.
  -- Две сотни.
  -- Что? - переспросил Стилмен.
  -- Пол сотни. - не обращая на него внимания, предложил Бишоп.
  -- Сотня.
  -- Семьдесят пять.
  -- Черт, я подозревал что ты еврей. - негр почесал затылок. - Ладно, идет.
   Агент достал бумажник, и названная сумма оказалась на столе перед Лохматым. Тот, внимательно рассмотрев купюры, прошуршал ими возле обеих ушей. Затем, кивнув сам себе, спрятал их в карман и продолжил:
   - Кто-то договорился с главной шишкой этого кинотеатра, купил все билеты на сегодняшний день и сделал ему еще какой-то ценный подарок. Короче, перед каждым фильмом будет показываться десятиминутное выступление Ризи, так следует из афиш. Всем кто согласен это смотреть, сегодня бесплатный вход. Как это вам, а?
  -- Ловко. - согласился Бишоп.
  -- И это подействует? - спросил Стилмен.
  -- Будь уверен. Еще сотня другая сторонников для "Святого воскрешения" уже обеспечена.
  -- Да, чуть не забыл. Будет еще бесплатное угощение. - добавил Лохматый.
  -- Пирожки с травкой?
  -- А хрен его знает. - негр постучал пальцем по пустой кружке. - Думаю, да.
  -- В таком случае, человек пятьсот, не меньше. - подвел итог Бишоп.
  -- И что мы будем делать? - Стилмен окончательно убедился что мир сошел с сума. Подумать только, кормить людей наркотиками в кинотеатре!
  -- Придумаем по дороге. - агент поднялся со стула. - Вот тебе десятка, брат. Заплатишь за пиво. - Бишоп положил на стол еще одну купюру.
   Негр, довольно улыбнувшись, сгреб десятку себе в карман, и немедленно присвоил недопитые сотрудниками "Нового восхода" кружки.
  
  
   Путь до "Cinema Castles" оказался недолгим. Благо район, в котором он находился, был на той же самой стороне города, что и забегаловка "У Скотта".
   Темно-зеленый "митцубиси" Бишопа запетлял среди высотных зданий нового района, а затем, взял курс в сторону пригорода.
   Стилмен наконец прервал молчание.
  -- И что мы будем делать? - задал майор насущный вопрос.
   Бишоп пожевал губу, собираясь со словами. Теперь он уже не выглядел таким беззаботным, как рано утром, когда ввалился в дом Стилмена. Сейчас, он создавал впечатление человека имеющего проблемы. БОЛЬШИЕ ПРОБЛЕМЫ!
  -- Черт, мать их! - высказал агент свои мысли.
  -- Может, попробуем переубедить директора кинотеатра?
  -- Морган, проснись! Как мы его переубедим? У такого типа нет совести. Он давно заложил ее в ломбард, по самой низкой цене!
  -- Пригрозить, подкупить. - перечислял майор.
  -- Черта с два мы его подкупим. У "Святого воскрешения" большие фонды. Нам их не переплюнуть. Угрожать тоже нет смыла, он позвонит им и у нас будут неприятности. Ясно?
   Стилмен вздохнул.
  -- Тогда что?
  -- Дай подумать, ладно.
   Майор уставился на городской пейзаж, дав Бишопу самому оценить ситуацию. Все-таки, следовало признать что агент обладал в этом деле куда большим опытом, чем он, так что навряд ли здесь мог чем-то помочь отставной спецназовец.
   "Митцубиси" плавно притормозил у комплекса, состоящего из нескольких зданий. Каждое из сооружений было выполнено в виде замка, той или иной эпохи, и лишь центральное, самое маленькое здание, имело простую куполообразную конструкцию.
  -- Оставим машину здесь. На всякий случай. - сказал Бишоп припарковашись у тротуара, возле супермаркета.
   Порывшись в карманах, агент выудил мелочь, нужную для оплаты парковочного счетчика, и открыл дверь.
  -- Ральф, внутри стоянка бесплатная. - Стилмен уже вышел из машины, и успел подробно рассмотреть комплекс.
  -- И любопытные охранники, любящие соваться в чужие бардачки. - добавил Бишоп.
  -- Тебе виднее.
   Вдвоем, они перешли улицу, отделявшую их от "Cinema Castles", и не спеша направились ко входу.
   Бишоп, вдруг резко остановился на месте, но тут же как ни в чем ни бывало продолжил путь, на ходу доставая из кармана мобильный телефон. Стилмен не стал спрашивать, что он там придумал, видя с какой быстротой агент набирает номер.
  -- Алло, это Ральф. Кто у аппарата? ... А Майкл, дружище, извини не узнал. Быстро выясни мне у кого застрахован "Cinema Castles". ... Спасибо, приятель. До скорого!
   Бишоп дал отбой и повернулся к майору. По его лицу было видно что он доволен своим планом.
  -- Сейчас, мы зайдем внутрь. Говорить буду я, ты молчи. На всякий случай, мы представители страхового агентства "Кацман и Келлер". Вот держи. - агент незаметно протянул Стилмену небольшое устройство. - Новая разработка компании, компактная воспламеняющаяся бомба. - пояснил он. - Подложишь когда мы будем осматривать комнату с кассетами или что там у них.... Пока я буду отвлекать экскурсовода, ты засунь ее куда-нибудь. Ясно?
  -- Вполне. Какая у нее задержка?
  -- Установлено на двадцать пять минут, насколько я помню. Эффективна в радиусе пяти метров.
  -- Пять метров! - Стилмен едва сдержался чтобы не повысить голос. - Да от нее толку не больше чем от зажигалки. Полки в хранилище вряд ли деревянные.
  -- У нас нет выбора. - отрезал Бишоп. - Ну все, затыкаемся... - объявил он и приблизился к окошку кассы, стоящей прямо у входа. - Доброе утро.
  -- Доброе утро. - продавщица билетов продемонстрировала широкую, поддельную улыбку. - Что вам будет угодно?
  -- Нам нужен директор комплекса.
  -- Директор? - переспросила удивленная кассирша. Фальшивая улыбка на мгновение исчезла с ее губ, но тут же вернулась обратно.
  -- Мы представители страхового агентства "Кацман и Келлер". Нам нужно провести внеплановую проверку соблюдения мер противопожарной безопасности. - заученным движением Бишоп извлек из внутреннего кармана пиджака удостоверение личности и продемонстрировал его кассирше для подкрепления своих слов, ненавязчиво прикрыв при этом пальцами те строчки, где значилось кто он на самом деле. - Так как насчет директора? - удостоверение захлопнулось перед носом вытянувшейся со своего места кассирши, и вернулось во внутренний карман.
  -- Одну минуточку. - она вновь натянуто улыбнулась, но получилось еще фальшивей чем прежде.
   Около минуты ушло на разговор кассирши с кем-то по телефону. Затем, еще минуты три ожидания. И, наконец, из центрального здания вышел и засеменил в их сторону низенький человечек, в маленьких очках и с блестящей лысиной.
   Несмотря на короткие ноги, он быстро передвигался. Меньше чем через минуту он остановился напротив них, разглядывая нежданных гостей через толстые оптические линзы.
  -- Поль Бюро, заместитель директора. - представился он.
  -- Мистер Блетти. - Бишоп протянул руку и обменялся с ним рукопожатием. - Мой коллега, мистер Рип. - агент кивнул на Стилмена, прежде чем тот успел придумать как назваться.
  -- Рад познакомиться, мистер Рип. - Бюро пожал вторую руку. - Прошу нас простить, уважаемые господа, но директора сейчас нет на месте. Может я вам смогу чем-нибудь помочь?
  -- Безусловно, мистер Бюро. Присутствие директора необязательно. Нам всего лишь нужно осмотреть вашу автоматическую систему пожаротушения, и проверить насколько четко соблюдаются у вас правила безопасности. - Бишоп продемонстрировал вежливую улыбку, которая смотрелась куда искренней, чем у кассирши.
  -- Ну что же, это вполне законная просьба. Мне не составит труда ее удовлетворить. Следуйте за мной, пожалуйста.
   Заместитель маленькими шажками направился вглубь комплекса, и Стилмен с Бишопом поспешили присоединиться к нему.
   Ранним утром было немного посетителей в "Cinema Castles". Два замка-кинозала из четырех, готический и романский, были еще закрыты. В пропускной будке тевтонского замка сидел контролер. А возле модели азиатского замка выстроилась очередь зрителей с билетами, пришедших на просмотр фильма.
  -- Что-то у вас немного посетителей сегодня. - завел разговор Бишоп.
  -- Еще слишком рано. Люди обычно собираются после четырех. Сейчас у нас работает только два кинозала, да то половина зрительских мест пустует. - Бюро кивнул двум патрулирующим территорию охранникам и продолжил. - Сегодня у нас благотворительный день, начиная с 16:00, все желающие могут войти в кинотеатр бесплатно. Все места оплачены организацией "Святое воскрешение".
  -- Будут показываться религиозные фильмы?
  -- Нет, вовсе нет. Только десятиминутное выступление преподобного отца Ризи. Фильмы будут обычные, объявленные ранее в программе.
   Заместитель остановился перед куполообразным строением и повернулся к визитерам.
  -- Предлагаю начать осмотр с административного здания. Здесь у нас расположен контрольный щит системы пожаротушения. Думаю, он вам интересен в первую очередь.
   Бишоп согласно кивал словам Бюро, изображая на своем лице всю важность своей профессии - страхового агента. Стилмен вначале тоже следовал примеру агента. Хотя актер из него был никудышный, но серьезное выражение лица получалось вполне сносно. Так продолжалось пока он не заметил двух отделившихся от очереди в кинозал людей, направившихся в их сторону.
   Люди как люди. Стилмен не заметил в их движениях ничего подозрительного, но какое-то шестое чувство подсказывало что они несут в себе опасность. Майор не очень то полагался на всякие там предчувствия. Каждый раз, когда его отряд отправлялся на операцию, его одолевало чувство беспокойства за себя и своих людей. Иногда ему казалось что он не вернется с задания живым, но то были лишь нервы, которые шалили в ожидании начала действий, но тут же успокаивались когда необходимо было принимать решения или бросаться в бой. Так бывало часто. Стилмен не брал свое шестое чувство в расчет. Единственной причиной, по которой он ненавязчиво наблюдал за этими людьми, была сумка. Небольшая спортивная сумка, висящая у одного из них на плече. В ней могло быть все что угодно, от обеда, приготовленного любимой бабушкой до нескольких короткоствольных автоматов и гранат. Майор не любил таких сумок, особенно когда их владельцами были люди в деловых костюмах, вроде того что был на нем.
  -- У нас самая последняя модель противопожарной системы. - продолжал болтать Бюро. - Я даже не понимаю почему "Кацман и Келлер" послали вас сюда на проверку. При всех мерах безопасности соблюдаемых нами, здесь даже нечему гореть. Камень, железо и бетон, абсолютно никаких воспламеняющихся материалов.
  -- Может быть это и ошибка, мистер Бюро. Но, с начальником не поспоришь. - ответил Бишоп.
  -- Прошу прощения, мистер Блетти. Я вовсе не это имел в виду. Пойдемте лучше внутрь. - заместитель попытался загладить свою оплошность.
   Бюро вновь развернулся к административному зданию, собираясь войти, как вдруг тоже заметил приближающуюся к ним двойку. Люди в деловых костюмах, за это время, подошли к ним вплотную, вызвав этим удивление заместителя.
  -- Что вам здесь нужно, господа? - полюбопытствовал Бюро.
  -- Нам нужен туалет. - незатейливо отозвался ближний.
  -- Прошу прощения, но это здание только для персонала. В каждом здании кинотеатра расположено по несколько туалетов. Будьте любезны...
   Бюро неожиданно оборвался. Даже от него не ускользнула перемена в лице, произошедшая с обоими людьми. В дополнение к этому, первый уже засунул правую руку за пиджак, и любому идиоту стало бы понятно что вытащит он оттуда никак не носовой платок.
   Не наблюдай за этой двойкой майор, никто бы не успел ничего предпринять. Но на этот раз, шестое чувство Стилмена сыграло важную роль, заставив его выхватить из кобуры пистолет, как только те двое изменились в лицах.
   Первый успел вскинуть оружие, целясь в майора, когда пуля 357-го калибра ударила ему в скулу и, сминая кость, разбрызгала по бетонному полу комплекса капли крови.
   Второй оказался медлительней первого, и дуло "Desert Eagle" Стилмена указало на его грудь, прежде чем он успел полностью обнажить свой пистолет.
   ПУХ! ПУХ! - пистолет выстрелил дважды и враг упал на спину, выронив оружие из рук.
  -- Что за дерьмо! - выругался Бишоп. - Кто это, мать...?!
   Следующие выстрелы заставили агента заткнуться и бросится на пол. Двое охранников, патрулировавших комплекс, были хладнокровно расстреляны несколькими гражданскими, у которых неожиданно появились в руках пистолеты.
  -- Черт! Исламисты! - Стилмен наконец узнал их стиль. - Быстро, внутрь! - майор пнул лежащего агента ногой, заставляя подняться с пола, и тут же бросился к сумке убитого им террориста.
   Он успел схватить сумку за ручки, когда другие исламисты отреагировали на гибель своих товарищей. Несколько пуль просвистело совсем рядом, едва не задев майора, и он не замедлил броситься в укрытие.
   Бишоп уже достиг дверного проема и, пригнувшись, вел огонь из своей "Beretta Tomcat" в сторону врагов. Меткость у него сильно хромала, но зато террористы тоже занялись поиском укрытий, и Стилмен невредимым добежал до спасительных стен купола.
  -- Бюро, какого черта вы ждете! Быстрее сюда! - крикнул майор заместителю, который нервно трясся на бетонном покрытии, стараясь провалиться сквозь землю.
   Сделав по исламистам пару безрезультатных выстрелов, Стилмен скомандовал Бишопу отступить вглубь помещения, чтобы не подставлять себя под пули. Им вслед пронеслась автоматная очередь, но стрелок немного не рассчитал и пули лишь выбили кусочки бетона из стен.
   Прежде чем террорист исправил свою оплошность, они бросились за угол, и оказались вне досягаемости вражеских пуль.
   Бюро тоже решился вскочить с пола, и едва лже-работники страхового агентства скрылись за углом, бросился за ними. Стрелок дал еще одну очередь, и до Стилмена долетел предсмертный вопль заместителя, из-за страха потерявшего свою жизнь.
  -- Ну и вляпались! Что делать будем, командир? - Бишоп, тяжело дыша, прислонился спиной к стене.
  -- Сидеть тихо и не высовываться. Их там не меньше десяти человек, не считая двух трупов. - не отворачиваясь от поворота коридора, ответил майор. Стилмен не глядя, подтолкнул трофейную сумку к агенту. - Посмотри что внутри.
   Бишоп завозился с молнией сумки, а Стилмен, вытащив из нагрудного кармана темно-синий носовой платок, решил осмотреться. Скомкав платок, он бросил его на пол так, чтобы тот попал в видимость осаждавших их террористов. Раздалась ожидаемая им очередь, и майор резко высунувшись, бросил взгляд наружу.
   Двое террористов держали вход в купол под прицелом, остальных не было видно. Расстреляв безобидный платок, оба исламиста перенацелились на высунутую голову, но Стилмен успел убрать ее, прежде чем две очереди полоснули по бетонному углу.
  -- Слушай, приятель. Тебе что, доставляет удовольствие играть со смертью? - осведомился Бишоп, роясь в сумке.
  -- Это называется рекогносцировка. Ясно?
  -- Дерьмо собачье это называется. Псих ты. - не согласился агент.
  -- Лучше заткнись и скажи что там полезного, в сумке. Я не могу оставить коридор без присмотра. - Стилмен с тоской посмотрел на свой "Desert Eagle". С таким оружием не попрешь против превосходящих сил противника, имеющих к тому же автоматы.
  -- Фиу-фить! - присвистнул Бишоп. - Один, нет подожди, целых два "UZI". Всегда мечтал о таком автомате.
  -- Он у тебя в руках, болван! Что там еще?
  -- Не надо так резко, приятель. Имей терпение. - послышалась новая возня. - Да здесь целый арсенал! Один "LAW" (легкое противотанковое оружие - прим. автора), три ручные гранаты, четыре запасные обоймы с девятимиллиметровыми патронами и еще какой-то мешочек. Подожди, сейчас я посмотрю что в нем. - Бишоп отстегнул кнопку и вытащил содержимое наружу. - Какие-то две изогнутые пластины. На них что-то написано. "Front toward enemy" (передом к врагу - прим. автора). - прочитал агент. - Что это?
  -- "Claymore", противопехотные дистанционно управляемые мины. - пояснил Стилмен. - Ставишь лицевой частью в сторону врагов, а потом взрываешь с помощью дистанционного устройства "M57".
  -- Да, здесь прилагается какое-то устройство. Что будем делать со всем этим добром?
  -- Дай мне заряженный "UZI".
   Майор протянул левую руку назад и Бишоп вложил в нее автомат. Выставив перед собой новое, куда более грозное оружие, Стилмен спрятал свой пистолет в кобуру.
  -- Ты покарауль здесь. - приказал он агенту. - Я посмотрю нет ли здесь другого выхода.
   Майор попятился назад и, убедившись что Бишоп твердо держит под прицелом трофейного автомата коридор, помчался вглубь здания.
   Кроме как возле входа, других развилок здесь не было. Коридор был абсолютно круглым, и опоясывал все здание внутри. Слева и справа Стилмен заметил двери, но, подергав за ручки, убедился что они закрыты на ключ. Наконец, одна из дверей поддалась, и майор ввалился в просторный кабинет с четырьмя рабочими местами.
   В кабинете царила могильная тишина. Трое испуганных молодых людей, один парень и две девушки, неподвижно застыли на вращающихся стульях и округлившимися от страха глазами взирали на вошедшего.
  -- Извините, здесь есть запасной выход наружу? - стараясь говорить спокойно и безразлично, спросил Стилмен.
   Ответом была тишина. Три смертельно бледных лица не сводили с него взгляда, но заговорить никто так и не решился.
   - Я спросил, есть ли здесь запасной выход? - с нажимом в голосе повторил майор.
  -- Н...н... нет, сэр. Только главный, сэр. - с трудом промямлил парень. - Пожалуйста, не стреляйте.
   Стилмен заглянул в глаза парню. Весь его вид выражал покорность и готовность сделать все чтобы остаться в живых. На мгновение ему стало стыдно за своих соотечественников, так быстро покоряющихся судьбе, и опускающих перед опасностью руки. Майор тряхнул головой, отгоняя ненужные мысли, и вновь обратился к работникам:
  -- В полицию звонили?
  -- Да. Нет. Да, то есть нет. - донеслось с разных сторон.
  -- Так да, мать вашу, или нет?! - вспылил майор, едва удержавшись чтоб не пригрозить автоматом для получения более четких ответов.
  -- Да, сэр. Я звонил пару минут назад. - сознался парень. - Так положено по инструкции. Я не виноват!
  -- Хватит трястись, разве я похож на террориста? - проворчал Стилмен, одновременно обдумывая как им с Бишопом выбраться из этой паршивой ситуации.
  -- Я никогда не видел террористов, честно.
  -- Они все бородаты и носят темные очки. А я агент ФБР. Ясно?
  -- Да. Извините за подозрение, сэр.
   Парень заметно расслабился. На лицах девушек появились глупые улыбки, следствие спада нервного напряжения.
   Стилмен осмотрелся в комнате в поисках окон, но похоже тот кто проектировал это здание не брал в расчет что кому-то предстоит бежать из него. Глухие бетонные стены отгораживали эту комнату от внешнего мира, то же самое было и с коридором.
  -- Мистер, а террористы..., что они там делают? - теперь, на лице одной из девушек отражался интерес, вместо страха.
   "Ну что за дети?!" - подумал майор. - Пытаются пробраться к нам в гости, что же еще.
   Говоря, Стилмен подошел к ближайшему телефонному аппарату, и набрал номер полиции. Засвечивать свою персону, пользуясь мобильным телефоном, ему не хотелось, а с помощью обычного аппарата оставался шанс что никто не узнает о присутствии сотрудника компании "Новый восход" в захваченном террористами кинотеатре.
   В кабинете вновь воцарилась гробовая тишина. Известие о том что злые бородачи в темных очках вот-вот будут здесь, нагнало страху на молодежь и те, так и оставшись на своих местах, молча наблюдали за майором.
  -- Диспетчер полиции слушает. - зуммер наконец перешел в сухой женский голос.
  -- Я звоню из "Cinema Castles". Вы выслали сюда штурмовую группу?
  -- Один момент, я соединю вас с капитаном.
   В трубке опять зазвучал знакомый звук зуммера, и на этот раз, на том конце отвечать не торопились.
  -- Капитан Ричардс. - устало произнес голос на другом конце.
  -- Я из "Cinema Castles". Когда прибудет штурмовая группа?
  -- Что там происходит? Может, вы мне объясните?
  -- Здесь террористы. Не меньше десяти человек. Они взяли в заложники всех зрителей. У вас хоть есть спец отряд под рукой?
  -- Мистер, послушайте, полицейские уже в пути. Пожалуйста, не бросайте трубку и описывайте что проис...
   Стилмен дал отбой, не дослушав капитана. Он не был провидцем, но неплохо разбирался в психологии людей. Настолько неплохо, что почувствовал безнадежность в голосе полицейского, после того как сообщил тому о террористах. Если его подозрения верны, и в Бостоне действительно нет спец отряда, то их с Бишопом шансы покинуть кинотеатр не ногами вперед, сильно упали. Исламисты не станут ждать, пока штурмовая группа прибудет из другого города. Они постараются ликвидировать внутреннюю угрозу до этого, чтобы лучше подготовиться к обороне. Дела идут хуже некуда.
  -- Черт! Есть здесь хоть люк в канализацию?!
  -- Сэр? - осторожно переспросил парень.
  -- Сынок, как можно выбраться из здания другим путем, но не через центральный вход?
   Парень наморщил лоб.
  -- Можете через подвал. Там есть подземный коридор в тевтонский замок. Планировалось построить коридоры во все, но потом...
  -- Ты же мне сказал что здесь нет выхода?
  -- Сэр, но вы ведь хотели наружу, а это...
  -- Твою мать! - в сердцах выругался Стилмен. - Где этот чертов подвал?!
  -- Третья дверь налево, сэр. Под складом видео хранилища. - заплетающимся языком произнес юноша. - Еще раз простите, сэр.
   Не слушая болтовни парня, майор резко развернулся и зашагал к двери. На пороге он остановился и, подумав что с таким уровнем интеллекта вся эта компания превратиться в трупы в ближайшее время, бросил через плечо:
  -- Запритесь на замок и сидите без звука. Если террористы не узнают что вы здесь, вы можете выжить.
   Не выслушав ответа, майор прикрыл за собой дверь. При всей своей жалости к неопытной молодежи, помочь он им ничем не мог. Находиться рядом с ним куда опаснее чем просто тихо сидеть в кабинете. Так у них куда больше шансов выжить.
   Стилмен повернулся направо и, даже не успев сделать шага, столкнулся с Бишопом, который пятился в его сторону наставив "UZI" в другой конец коридора. От неожиданности агент вздрогнул и попытался резко обернуться.
  -- Спокойно, Ральф. Это я. - предупредил Стилмен, прежде чем тот сдуру открыл огонь.
  -- Я спокоен.
  -- Какого черта ты здесь делаешь? Я сказал тебе следить за входом.
  -- Там плохо пахнет, Морган. Присмотрись.
   Стилмен, встав сбоку от агента, взглянул вперед, насколько позволял закругленный коридор. От пола к потолку поднимались нечеткие клубы сизого дыма, постепенно двигаясь в их сторону.
  -- Видал? Кто-то бросил это дерьмо пока я караулил. Не знаю что это, но нюхать не хочу. В лучшем случае "слезоточивый".
  -- Ты правильно сделал что отступил, и главное не забыл про наши трофеи. - майор похлопал по висящей на спине агента сумке. - Если у них есть противогазы, они попрут в атаку, как только достаточно распространиться газ.
   Стилмен, схватив Бишопа за руку, привлек его спиной к стене.
  -- Прижмись и не двигайся. Сейчас я поубавлю им пыл. - майор выудил из открытой сумки ручную гранату, и двинулся вперед.
  -- Стой. - агент поймал его за пиджак. - У меня есть идея получше.
   Стилмен не собирался останавливаться, чтобы слушать идеи своего напарника, но раздавшийся впереди стук металлического предмета о бетон, а затем арабские ругательства, заставили его вжаться в стену прямо возле Бишопа.
   В голове майора тут же обрисовалась ситуация, произошедшая за пределами его видимости. Один из террористов, продвигаясь вперед, споткнулся о труп несчастного Бюро, и ударился автоматом о пол или стену. Значит враги уже совсем близко!
  -- Пока, крошки. - еле слышно произнес голос Бишопа возле его уха.
   Вслед за этим, впереди раздался взрыв и неприятный, хлесткий звук сотен дробинок, ударивших в бетонные стены коридора.
   Никаких стонов раненых, криков о помощи и предсмертных воплей. Все произошло мгновенно и ни один из атакующих не смог уберечь себя от "железного дождя" дроби.
  -- Ральф?
  -- И не надо меня хвалить. Я скромный. - нахально отозвался Бишоп, пряча в карман дистанционное устройство. - Как тебе идейка использовать "Claymore"?
  -- Хорошая идейка. А теперь валим отсюда, мистер гений.
   Стилмен толкнул агента локтем, и они, направив автоматы вперед, быстро попятились в противоположенную сторону.
  -- Ты прикрываешь тыл, я смотрю вперед. - распорядился майор. - Они могут обойти сзади.
   Стилмен тут же развернулся назад и, опережая Бишопа на пару шагов, плавно заскользил боком вперед, стараясь не сильно выдаваться из-за стены, единственного имеющегося прикрытия.
  -- Думаешь, не все погибли от моего трюка?
  -- Те кто атаковал, все. Эти мины рассчитаны на китайскую пехоту, что им несколько арабов. - продолжая продвигаться, ответил майор.
  -- А что, китайцы такие крепкие? - удивился агент.
  -- Нет, их так много.
   Бишоп тихо хмыкнул.
  -- Чего тогда мы опасаемся?
  -- Их приятелей, которые видели твой блестящий трюк. - Стилмен остановился перед третей по счету дверью и придержал надвигающегося спиной агента за плечо. - Теперь, не двигайся.
   Майор повернул ручку двери но, как он и ожидал, дверь оказалась запертой. Стилмен, разбежавшись насколько позволял узкий коридор, попробовал высадить ее плечом, но и это не принесло успеха. Дверь задрожала но замок выдержал, и судя по всему выдержал бы и большую силу удара.
  -- Куда это ты так стремишься, приятель? - не отвлекаясь от присмотра за коридором, поинтересовался Бишоп.
  -- В подвал. А теперь заткнись и дай продумать.
   Стилмен присел на корточки и взглянул на замок. Крепкий. Он уже пожалел что не спросил про ключи, хотя, эти испуганные молокососы могли и перепутать связки.
   Майор постучал по двери ногтем, изучая материал. Бюро не соврал, никакого дерева. Это был пластик. Один из новейших видов, который обугливался но не горел, препятствуя таким образом распространению пожара. Здесь существовал только один выход.
   Поднявшись с корточек, Стилмен отошел назад, и выпустил две короткие очереди в замок из "UZI". Девятимиллиметровые пули оставили в пластике сквозные дыры, значительно облегчив задачу. Пара сильных ударов ногой, и дверь распахнулась во внутрь склада, а замок, вырвав солидный кусок пластика, так и остался висеть на дверной раме.
  -- За мной. - скомандовал майор и бросился в открытую дверь.
   Бишоп не заставил себя долго ждать, и тут же вбежал вслед за ним. Майор привлек внимание напарника, и они вдвоем отодвинули от стены железный шкаф. Кряхтя от натуги, они предельно быстро приставили его к двери, и забаррикадировав вход, стали изучать помещение.
   Железные шкафы, вроде того что они использовали как подпорку, занимали большую часть пространства этой комнаты. Каждая полка была пронумерована, и от двери до противоположенной стены числа шли по возрастающей. Почти все эти полки были заставлены футлярами для DVD-дисков, с разными обложками.
  -- Матерь божья, мы попали именно туда, куда стремились! - Бишоп с восхищением разглядывал складское добро.
  -- Если мы не поторопимся убраться отсюда, то попадем именно к этой самой матери. За мной!
   Стилмен пронесся к круговой лестнице в подвал, и быстро сбежал по ступенькам вниз. Подвал мало чем отличался от верхней комнаты. Разве что все шкафы были с пустыми полками. И неудивительно, ведь этот кинотеатр открылся только в прошлом году, насколько он понял из разговора Бишопа с Лохматым.
   В самом конце прохода между шкафами виднелась дверь, на этот раз железная. Стилмен сразу понял это по цвету. Ее даже не потрудились покрасить. Ключ от нее, естественно, тоже никто не собирался ему оставлять.
  -- Ральф. - майор обернулся назад.
   Агента сзади не оказалось.
   Стилмен поднялся по лестнице обратно и стал свидетелем как тот копается в каких-то бумагах, напрочь забыв об опасности.
  -- Ральф, твою мать. Какого черта ты там делаешь?
  -- Ищу эти треклятые религиозные диски. Что непонятного?! - немного раздраженно ответил Бишоп, не отрываясь от чтения.
  -- Да как ты их найдешь? Здесь тысячи этих дисков!
  -- Подожди, я изучаю данные. Здесь должно быть написано на какой полке они лежат.
   Стилмен бегом преодолел расстояние до стоящего возле двери агента и заглянул тому через плечо.
   Названия фильмов, номера полок, еще какие-то цифры. Вот всех этих распечатках трудно было разобраться.
  -- Где ты это нашел?
  -- В этом шкафу, на первой полке. - Бишоп кивнул на придвинутый к двери шкаф. - Вот оно! Эврика!
   Агент всучил стопку листов Стилмену и быстрым шагом удалился в конец склада. Майор, в раздражении швырнув листы на пол, подобрал с пола спортивную сумку и двинулся за напарником.
  -- 355, 356, а вот оно 357. - обрадовано пробормотал Бишоп. - Смотри, Морган. Здесь целых четыре копии. Чтоб наверняка.
   Стилмен взял с полки один из футляров и взглянул на обложку. Все место на ней занимал портрет Ризи крупным планом. Его желтые глаза сверкали огнем, а палец правой руки указывал куда-то вверх. Картину дополнял ярко-голубой нимб, сверкающий над его головой.
   Лично для майора все это казалось смешным, но он слышал как вся эта агитация действует на многих людей. Вкупе с подавляющими волю наркотиками, эта агитация могла помочь "Святому воскрешению" заполучить многих последователей. Этого нельзя было допустить!
  -- Вот тебе, ублюдок! Получи! - приговаривал себе под нос Бишоп.
   Стилмен оторвался от созерцания обложки и увидел конец последнего из трех дисков, футляры от которых лежали теперь на полке раскрытыми и пустыми.
  -- Дай сюда мне это дерьмо! - Бишоп выхватил из рук майора футляр и, раскрыв его, извлек диск. Тут же разломав на несколько частей, он довольно усмехнулся. - Теперь, никакой речи точно не будет. - удовлетворенно отметил агент, когда обломки диска присоединились к обломкам остальных.
  -- Но они узнают что это мы. - напомнил Стилмен. - Террористы не стали бы ломать только эти диски.
  -- Давай уничтожим все эротические фильмы тоже. Исламисты их не любят, и подозрение падет на них.
  -- У нас нет времени. Беги лучше вниз. - распорядился майор.
   Вытащив из сумки гранату, он повесил трофеи на плечо агенту, и подтолкнул того в направлении лестницы в подвал. Как только агент исчез под полом, Стилмен выдернул чеку и метнул гранату в конец комнаты, где на полу валялись обломки четырех дисков. На мгновение опередив взрыв, он нырнул вниз и оказался в безопасности.
  -- А ты хитер. - похвалил агент. - Может, пересмотришь профессию и пойдешь в разведку?
  -- Может быть. - отвязался Стилмен.
   Сейчас ему было не до разговоров. Осталось еще много проблем, и ожидающая их впереди дверь лишь одна из самых маленьких. Впрочем, имея такое вооружение...
   Стилмен с явным сожалением вытащил из сумки на плече Бишопа однозарядный "LAW". До двери было метров двадцать. Если всадить в нее ракету, то они навряд ли пострадают от взрывной волны. Дверь же должно вырвать с корнем, или по крайней мере сделать в ней большую дыру. Но "LAW" имеет возможность сделать лишь один выстрел. После этого он станет бесполезен. Но выбора нет.
   Майор вскинул ракетницу на плечо, и навел прицел на дверь.
  -- Держись сбоку. - бросил он агенту.
  -- Может, лучше сзади? - неуверенно переспросил тот.
  -- Сзади ты получишь ожог. Делай как я сказал.
   Бишоп подчинился и, отодвинувшись вправо, оказался под защитой железного шкафа.
   Отметив это боковым зрением, Стилмен нажал на спусковой крючок, и реактивный снаряд покинул оружие. Шипя, ракета устремилась к двери и ударила в нее точно посередине.
   Шшшшш... ДУФ!!! - Металл поддался под действием взрыва и искореженная дверь, сорвавшись с петель, рухнула в коридор. Ближайший к выходу шкаф упал, опрокинутый взрывной волной. Остальные так и остались на своем месте, как будто ничего и не произошло.
   Агент высунулся из-за своего укрытия и весело подмигнул майору:
  -- Ну что бы я без тебя делал, а?
  -- Работал бы сам.
  -- Я не профи. Куда мне до тебя. - возразил Бишоп.
   Стилмен отбросил в сторону бесполезную теперь ракетницу и, выставив перед собой "UZI" поспешил к вывороченной двери. Агент двигался сзади, не отставая, но и не держась чересчур близко к ведущему. Майор отметил что тот чему-то научился за их недолговременную совместную службу. Ну что ж, это только на пользу.
   Коридор оказался длинным. Они прошли метров пятнадцать, но все еще не было видно конца. Им очень повезло что Бишоп носил при себе шариковую ручку со встроенным фонариком. Хоть свет от него и не был достаточно ярок, но в абсолютной тьме подземного хода он был единственным источником освещения.
   Продвигались вперед молча. Стилмен еще вначале приложил палец к губам, давая понять напарнику что нужно сохранять тишину. Они должны появиться неожиданно, как из-под земли, чтобы не дать возможности противнику сориентироваться.
   Коридор вел в тевтонский замок, как сказал тот трясущийся от страха парень. А там террористы. По крайней мере они должны там быть. Все что знал Стилмен о террористах показывало на то что его теория верна. Им нужны заложники. А где их взять как не в кинозале? Это должно быть проще простого. Расслабившиеся люди внимательно следят за киноэкраном, не видя ничего в полумраке вокруг себя. Несколько таких же штатских встают и объявляют что все находящиеся в зале теперь их заложники. А если начинается паника, то террористы делают пару выстрелов вверх, чтоб никто не сомневался что их пристрелят в случае неповиновения. Зрители в шоке. Зажигается свет, представляя их взгляду вооруженных людей, после чего всех сгоняют в тесную кучу, предварительно обыскав. Так это представлял себе Стилмен. И обычно, все происходило примерно так.
   Наконец, тусклый луч фонаря уперся в глухую стену впереди. Стилмен переместил луч правее, и он выхватил из черноты мрака железную лестницу, вбитую в стену, которая исчезала где-то наверху.
   Майор повернулся к напарнику. Осветив фонарем свое лицо он опять приложил палец к губам, напоминая что нужно молчать. Бишоп, в конце концов, не имел опыта штурма, и слишком много болтал. А сейчас, любой звук мог выдать их местоположение, и тогда...
   Отогнав неприятные мысли, Стилмен протянул фонарик агенту. Жестами объяснив что тому требуется лишь освещать потолок, он начал карабкаться по лестнице вверх, держа автомат дулом к железному люку, который появился в поле его зрения.
   Ступенька, еще одна, и вот, он уже может дотронуться до люка рукой. Но что там, за ним? Он мог и недооценить террористов, и те ждут их направив на люк стволы автоматов.
   Стилмен понял что начал терять форму. Раньше он думал об этом только когда все заканчивалось. Был, конечно, небольшой страх перед каждой операцией, но во время ее он был спокоен и хладнокровен. Сейчас же, спокойствием и не пахло.
   Решив что это признак наступления старости, майор толкнул крышку люка, и тот с шумом открылся наружу, освобождая дорогу яркому свету, ударившему в глаза Стилмена сверху. Майор на секунду зажмурился, но движения не остановил.
   Когда он вновь открыл глаза, его голова уже находилась над полом небольшой, ярко освещенной комнаты. Возле стены валялся крупный мужчина в форме охранника. Он был обезоружен, но жив, судя по связанным за спиной рукам. Еще двое безоружных людей сидели на стульях перед каким-то оборудованием, и испуганно пялились на него.
   "Заложники" - сразу промелькнуло в голове майора.
   Этих людей он узнавал сразу. Затравленный вид, подавленная воля - это были их первые атрибуты.
   Стилмен внутренне вздрогнул. Вовсе не потому что сильно сочувствовал этим людям, он не был настолько эмоционален. Просто, мрачная догадка озарила его ум.
   Медленно, как будто ни о чем не беспокоясь, майор повернул голову на сто восемьдесят градусов и заглянул в дуло револьвера, указывающего на него.
   Террорист был молод, не старше того парня в центральном здании, указавшем майору дорогу сюда. Обычно, исламисты оставляли с заложниками молодняк, считая что с ними может справиться любой, даже самый неопытный "правоверный воин". Но в данный момент, именно это и спасло жизнь Стилмену.
   Парень держал его под дулом своего "Magnum" 44-го калибра, так и не решаясь выстрелить. И было вполне ясно почему. Террористы не были слаженной группой как например спец отряд. Их банды формировались на скорую руку. Так как исламисты чрезвычайно редко возвращались назад живыми, в одном отряде часто оказывались абсолютно незнакомые друг с другом люди. А поскольку Стилмен был одет в деловой костюм, точно такого же типа как носили эти террористы, парень так и не смог понять свой ли это, или чужой.
  -- Салам Алейкум. - пренебрежительно поздоровался майор, стараясь точно скопировать арабское произношение.
   Судя по виду парня, произношение получилось на славу. Тот заметно расслабился и опустил револьвер вниз. Взгляд перестал подозрительно сверлить майора.
   Стилмен, как и подобает старшему по мусульманским обычаям, потерял всякий интерес к парню и, нарочито неторопливо выбрался наружу. Затем, он сделал вид что ему необходимо выйти из комнаты, и направился к двери, ненавязчиво старясь пройти мимо исламиста.
   Ему почти что удалось дойти до юного террориста, когда тот, видимо придя в себя после появления незнакомца, что-то спросил по-арабски. Майору неплохо удавалось копировать различные произношения самых невообразимых языков, но с арабским была одна небольшая беда. Он его не знал. Между тем, нужно было что-то ответить, чтобы выиграть время. Но как назло из всего небольшого запаса арабских слов в уме вертелись лишь два ругательства и "Аллах акбар". Ни то ни другое не годилось.
   Парень вот-вот мог занервничать, и тогда придется его пристрелить. А Стилмен вовсе не собирался издавать такой шум. Ломящиеся в двери террористы ему совсем не нужны.
   Вместо ответа, майор мотнул головой, как бы что-то отрицая, в то же время продолжая продвигаться к двери. Террорист все же напрягся. Видимо отрицание здесь не предвиделось. Рука, держащая "Magnum" начала подъем, но было слишком поздно.
   Стилмен резко рванулся вперед и, прежде чем исламист успел навести на него оружие, произвел короткий удар рукоятью "UZI" ему по голове. Парень врезался спиной в стену и, выронив револьвер из рук, упал на бок.
  -- Ральф! - негромко позвал Стилмен.
   Голова агента появилась над полом.
  -- Держи! - майор поддал ногой по валяющемуся на полу "Magnum", и тот быстро заскользил в сторону Бишопа.
   Осталось сделать еще кое-что чрезвычайно важное. Стилмен аккуратно приоткрыл дверь, и бросил взгляд в оба конца коридора. Все чисто. Кажется, никто не слышал шума падения тела. Вроде бы, пронесло.
   Майор закрыл дверь и повернулся назад. Бишоп сидел на колене недалеко от него, и обыскивал потерявшего сознание террориста. Все остальное было как прежде, когда Стилмен вылез из люка в полу. Двое людей у пульта недоверчиво поглядывали на них со своих мест. Связанный охранник умудрился вывернуть голову и также наблюдал за действиями незнакомцев.
  -- Вот все что у него было. - Бишоп держал на ладони маленький перочинный ножик и несколько патронов 44-го калибра, найденных в чужих карманах.
  -- Таким сосункам обычно многого не доверяют. Все равно им не продержатся долго в случае атаки штурмовой группы.
  -- Что с ним будем делать?
  -- Оставим для допроса. Нам нужно знать о положении дел в кинотеатре. Он может дать полезную информацию.
  -- Как знаешь. - Бишоп пожал плечами и поднялся с колена. - Пойду развяжу охранника.
   Агент подошел к лежащему на полу человеку и, поддев перочинным ножом толстый провод на его руках, начал его перерезать. Когда дело было закончено, охранник поднялся на ноги и в знак благодарности пожал Бишопу руку.
  -- Кто вы? - спросил он.
  -- Спец подразделение "Хищник". - не моргнув глазом соврал агент.
   Охранник недоверчиво оглядел Бишопа с ног до головы.
  -- Это новая тактика - переодеваться в гражданских. - объяснил агент свой наряд. - Террористы нас игнорируют и... Ну, вы меня понимаете?
   Охранник кивнул, кажется поверив в эту брехню. Один из людей за пультом с облегчением вздохнул, услышав что это вовсе не внутри отрядные разборки террористов, как он наверно подумал сперва.
  -- Кто-нибудь знает сколько примерно боевиков в террористическом отряде? - обратился к освобожденным заложникам Стилмен.
  -- Точно не знаю, сэр. Но когда они захватили кинозал их было человек десять. - отозвался охранник.
  -- Сколько у них заложников?
  -- Помимо нас, еще человек пятнадцать. Они держат их в кинозале.
  -- Так мало. - удивился майор. - Не верится что всего пятнадцать человек пришло на просмотр фильма.
  -- Пришло порядка сорока человек, сэр. Но... когда террористы повытаскивали оружие и заорали "руки за голову!", началась дикая паника. Народ попался на редкость нервный. Большинство вскочили с мест и бросились к выходу. Террористы что-то закричали и пальнули в потолок, но люди только еще больше прибавили темпа и затоптали одного из боевиков, вставшего на их пути. Тогда, террористы открыли огонь на поражение. - охранник перевел дух. Его лицо внезапно омрачилось, как будто ему неприятно было говорить об этом. - Дальше я ничего не видел. Кто-то ударил меня сзади по голове, пока я пытался незаметно вытащить оружие из кобуры. Проклятая форма! Она меня выдала. Черта с два бы кто-нибудь заметил что я делаю в полумраке кинозала. А тут... В общем, я пришел в сознание когда уже горел яркий свет. Все пространство возле выхода из зала было в крови. Трупы, везде куча трупов. Они убили больше половины людей, а тех кто остался в живых согнали в угол. К тому времени я ничего не мог сделать. Они связали мне руки. Потом, меня пригнали сюда, в операторскую. До сих пор не могу понять зачем они держали нас троих отдельно, ведь это стоило им одного лишнего человека для охраны.
  -- Значит, это операторская. - проговорил Стилмен. - А вы. - он обратился к двоим возле пульта. - Вы уже были здесь когда его привели?
  -- Да, мы здесь работали. - отозвался один. - Когда началась стрельба мы хотели дать деру, но в коридоре наткнулись на вооруженного боевика, и он заставил нас вернуться обратно.
  -- М...да, все очень странно. - пробормотал майор.
   На самом деле он прекрасно понял, зачем террористы отделили этих троих от всех остальных. Для такого видавшего виды спецназовца как Стилмен все было предельно ясно. Их собрались расстрелять первыми, и все дела. А другие люди не должны были этого подозревать чтобы вновь не удариться в панику.
   Майор обвел взглядом всех троих, и решил ничего им не сообщать о своих мыслях. Ни к чему травмировать их психику.
  -- Ну так что, майор? Мы точно вляпались. По моим подсчетам еще человек четырнадцать осталось, если только боевиков было не больше чем двадцать. - скептически заметил Бишоп. - Надеюсь, ребята успеют вовремя.
  -- Какие еще там ребята? - Стилмен подозрительно на него посмотрел.
  -- Наши, из "Хищника".
   Майор задумался. Неужели Бишоп совсем спятил? Сначала врет, а потом выдает желаемое за действительное.
   Стилмен недоверчиво посмотрел на агента. Тот хитро подмигнул.
   Нет, все в порядке. "Хищник" = "Новый восход". Мог бы и раньше догадаться. Но когда он успел?
  -- Ты вызывал подкрепления? - осторожно поинтересовался Стилмен. Для других слушателей в комнате они были бойцами спец отряда. Следовало максимально придерживаться легенды.
  -- Да, пока ты торчал неизвестно где.
  -- Я звонил в полицию. Запрашивал дополнительные силы.
  -- Да ты спятил! Почти весь Бостонский спец отряд погиб во время штурма ночной дискотеки, два с половиной месяца назад. Остальные подали в отставку. Надо было спрашивать меня, прежде чем звонить. Только время потратил, умник. - Бишоп хмыкнул. - За то я, времени не терял. Вызвал остальных по мобильному. Прибудут как только смогут.
  -- Ей, парни. - вмешался в разговор рослый охранник. - Так вы здесь не официально?
  -- Вас только двое? - один из операторов подозрительно прищурился.
  -- Ну... В общем да. Нас только двое. - сознался агент. - Но вы не волнуйтесь. - поспешил сказать он, увидев обреченность в их взглядах. - Подкрепление в пути. Скоро нас станет много, и мы им покажем. Вот увидите.
   Справа послышался тихий стон, и Стилмен заметил краем глаза что юный исламист слегка пошевелился. Именно то, что надо. Он то уж точно будет знать сколько в комплексе террористов.
   Майор подошел к нему поближе и мгновенно привел в чувство двумя ударами по щекам. Юноша открыл глаза и тут же вздрогнул, увидев кто стоит перед ним. Он боялся, это было видно по его лицу.
   Стилмену не было его жаль. Там, в Брюсселе, еще более молодой пацан стал причиной гибели лейтенанта Ротмана и еще одного бойца "Змеи". Он все помнил. Помнил как тот хладнокровно пристрелил молодую девчонку, помнил как грозился бросить на пол гранату с вырванной чекой, помнил как выстрелил в голову спецназовца. Таким негодяям не было прощения и пощады в понимании майора. Любой, кто вступал в террористическую группировку, автоматически вычеркивался из списков людей для Стилмена. Террорист - всего лишь зверь, зверь которого надо уничтожить, иначе он уничтожит ни в чем неповинных людей. Такова его сущность - кровожадного убийцы и фанатика.
   С такими мыслями, майор ударил парня наотмашь по лицу, чтобы сразу показать что он шутить не намерен. Затем, он приподнял террориста за грудки и грубо прислонил к стене.
   Стилмен заглянул ему в глаза. Тот отвел взгляд.
  -- Сколько боевиков в вашем отряде?
   Парень уставился на него, ничего не поняв.
  -- Я спросил, сколько людей в отряде? Отвечай ублюдок!
   Парень что-то пробормотал по-арабски. Стилмен не понял ни слова.
  -- Говори по-английски, щенок! - майор встряхнул его как следует, и ему наконец удалось выбить из исламиста целых два слова.
  -- No English - испуганно проговорил тот.
  -- Твою мать! - Стилмен поднялся на ноги и едва удержался чтобы не двинуть в эту трусливую морду. - Кто бы мог подумать, эта тварь не говорит по-английски! Капитан. - он повернул голову к Бишопу. - Вы можете в это поверить?
  -- Могу. - агент прервал свою тихую беседу с охранником и подошел поближе. - Он мог всегда находиться с кем-нибудь из старших, знающих английский, и молчать, изображая немого. Так он избежал подозрений.
  -- Черт, информации нам не добыть.
  -- Зря ты старался взять его живым. На хрена он нам нужен. - агент поднял руку с "UZI" и ствол указал на голову парня. - Я пристрелю его, так будет меньше проблем...
  -- Нет, подождите! - взмолился террорист. Его взгляд неподвижно застыл на дуле оружия.
  -- Ну вот, видишь, как надо уметь развязывать языки. - Бишоп усмехнулся.
   Стилмен одобрительно хлопнул напарника по плечу. Тот и в правду неплохо придумал.
  -- Так сколько человек в вашем отряде? - вновь обратился майор к террористу.
  -- Двадцать пять, включая меня.
  -- М... да, порядочно. - Стилмен вздохнул. - Какой у вас был план?
  -- План? Я не знаю. - испуганно проговорил парень.
  -- Хорошо, я объясню. Где вы собирались держать заложников, помимо этого кинозала? Как вы собираетесь держать оборону?
  -- Я... не знаю как мы будем обороняться. Мне не сказали. Заложники только в этом и еще соседнем кинозале, в каком я точно не знаю. Честно. Я не вру! Мне приказали быть здесь и смотреть за ними. - он кивнул на бывших заложников. - Сказали, что я ни в коем случае не должен с ними разговаривать и...
  -- Ладно, я все понял. Теперь молчи. - твердо приказал Стилмен.
   Все было хуже чем он ожидал. Молокосос абсолютно не был посвящен в планы террористов. Те не посчитали нужным делиться своими замыслами с таким зеленым юнцом. Или он мог приврать? Может, он что-нибудь и понял из услышанных разговоров в своем отряде, но не хотел выдавать? В любом случае, прикладывать силу не имеет смысла. Если молокосос начнет орать, придется его бесшумно прикончить, пока на крик не сбежались его собратья. Нет, нельзя допустить лишнего шума.
  -- Ей, друг. - позвал майор охранника. - Найди чем связать этого поддонка и позаботься о безопасности остальных. Капитан! - он повернулся к Бишопу. - Дайте ему оружие.
   Агент подошел к охраннику и вручил ему "Magnum".
  -- Держи, приятель. - Бишоп выгреб из кармана пиджака несколько трофейных патронов. - И это тоже. - он высыпал патроны в раскрытую ладонь охранника.
   Стилмен подошел к двери и вновь осторожно выглянул в коридор. Он был пуст. Похоже, террористам было сейчас не до этих троих заложников.
  -- Ну все, пошли. - позвал он напарника.
   Бишоп подобрал с пола спортивную сумку, и двинулся к двери.
  -- Стойте, я пойду с вами. - внезапно сказал охранник и сделал шаг в их сторону.
   Бишоп и Стилмен развернулись одновременно. Агент скептически оглядел их нового союзника.
  -- Оставь эту работу профессионалам, герой. Твое дело охранять штатских, а не соваться туда где стреляют злые дяденьки.
   Лицо охранника внезапно стало красным, и он стыдливо опустил взгляд, видимо, почувствовав себя идиотом.
   Стилмен иронически посмотрел на своего напарника - "профи", но тот, сделав вид что ничего не заметил, шагнул в направлении дверного проема и скрылся за углом. Майор, не медля, последовал за ним, пока тот не натворил каких-нибудь глупостей в одиночку.
  
  
   Возможно, если бы сейчас кто-нибудь из родственников или друзей Хасана видел его положение, он бы сказал что от правоверного воина отвернулся сам Аллах. И на это была причина. Серьезная.
   Вначале, все шло как по маслу. Им без проблем удалось добраться до Бостона и, расселившись в гостиницах, начать поиски наиболее выгодного для захвата объекта. Очень быстро они его нашли.
   "Cinema Castles" был идеальным выбором по многим причинам. Во-первых, его легко было захватить. Во-вторых, его было легко оборонять. В-третьих, объект обладал некоторыми запасами продовольствия, в виде закусок из буфетов кинозалов. На первый взгляд, отряд Хасана должен был выполнить свой долг без проблем.
   Но, проблемы все-таки начались. Причем сразу же. Как только они вытащили оружие, и стали сгонять очередь у одного из кинозалов во дворе, двое неизвестных окрыли по ним огонь и убили двоих из его людей, шедших на захват административного здания. Немного постреляв, неизвестные скрылись в этом же самом куполообразном строении, прихватив с собой часть арсенала отряда Хасана, бывшего в сумке одного из погибших.
   Вторая проблема возникла в самом кинозале. Потенциальные заложники ударились в панику, и едва не сбежали. Пришлось пристрелить большую часть, в назидание остальным.
   Они лишились пару десятков заложников просто так. Но не это волновало Хасана. Хоть из всех находившихся в кинозале осталось лишь четырнадцать человек, да еще трое работников, но из очереди в соседний зал жертв не оказалось. Все шестьдесят два человека были благополучно захвачены и размещены в том самом зале, куда у них были билеты. Причина волнения Хасана была в тех двоих, сумевших скрыться в куполе. У них были солидные трофеи, и это грозило осложнениями.
   Его главный помощник - Мустафа, предложил послать внутрь нескольких опытных людей и прикончить неверных. Обдумав его слова, Хасан посчитал их мудрыми и согласился. Они не могли так расходовать людей, обороняясь на два фронта, от полиции снаружи и от неизвестных внутри.
   Мустафа, взяв с собой троих проверенных боями воинов, проник в здание, предварительно бросив в проход пару гранат, выделяющих слезоточивый газ. У людей Мустафы были противогазы, и надышаться газом им не грозило. У тех двоих, засевших внутри, напротив их не было, и они наверняка должны были оставить тактически важную позицию у входа, что должно было дать возможность Мустафе окружить их с двух сторон, используя кольцевой коридор.
   Но, его помощник ошибся в отношении этих собак. Проклятые неверные оказались хитрее и оставили у входа мину, которую взорвали прямо перед нападавшими.
   Хасан видел этот взрыв собственными глазами. Лишь только четверка его людей вошла внутрь, как почти тут же прозвучал взрыв, навсегда покончивший с доблестными воинами.
   Проклятые христиане! Хасан был уверен что не выжил никто. Взрыв был слишком сильный. Некоторые члены его отряда стали рваться внутрь, отомстить за своих товарищей, и ему с трудом удалось их образумить. Хитрые собаки могли устроить им еще пару сюрпризов, а людей осталось и так мало. Всего девятнадцать. Единственным возможным решением было держать под прицелов вход в купол, чтобы не дать неверным выбраться оттуда. Уж сквозь землю они точно не проваляться!
  -- Хасан, тебя зовет какой-то полковник. - возле него появился Ахмет, его дальний родственник.
  -- Почему ты оставил свой пост? - Хасан бросил на подчиненного гневный взгляд.
  -- Меня уже сменили.
  -- Разве? - Хасан бросил взгляд на наручные часы. Действительно, прошел уже час. Он и не заметил хода времени, погрузившись в печальные мысли. - Что там за полковник?
  -- Какая-то полицейская собака. Орет в мегафон что хочет видеть командира группировки. Он назвал наш священный отряд группировкой, Хасан!
  -- Христианская собака! Но ничего, он еще увидит наш праведный гнев. Он это запомнит надолго! - лицо Хасана озарила мстительная ухмылка. - Иди, ступай к Халиду. Приведите с ним мне тех троих, что я поручил ему охранять. А пока, я поболтаю с этой полицейской собакой. Послушаю что скажет этот неверный.
  -- Куда мне их привести, Хасан?
  -- На крышу. Для них это будет последнее путешествие, а для полицейских и журналистов хорошее представление.
  -- Как прикажешь. - Ахмет довольно улыбнулся.
   Хасан знал что его родственнику нравится убивать. Но что плохого в том чтобы пристрелить несколько неверных? Аллах движет их руками! И всевышний требует мести за погибших воинов своей священной армии.
   Хасан махнул Ахмету рукой, торопя с действиями и, увидев как тот заспешил выполнять приказание, пошел к лестнице на крышу.
  
  
   Стилмен и Бишоп легко ориентировались внутри кинозала. Майор был здесь в первый раз, но агент, в отличие от него, как минимум раз в десятый.
   Стилмен предложил забраться в ложе, и оттуда, разведать положение в зале, а затем попытаться снять террористов охраняющих заложников. Бишоп одобрил это предложение, так как тоже понял что оставлять за спиной вооруженных врагов слишком рискованно. Нет смысла пытаться выбраться наружу, когда в спину в любой момент может ударить автоматная очередь. А если выход из кинозала будет под усиленной охраной, не может быть и речи о побеге и им придется обороняться здесь. По крайней мере, с тактической точки зрения, двоим людям удобней оборонять кинозал, нежели купол с его круговым коридором.
   Прикрывая друг друга, они перебежками приближались к лестнице ведущей наверх, в коридор откуда можно было попасть в ложе. Все осложнялось тем, что справа находился коридор ведущий к выходу из кинозала, а он мог охраняться.
   Настала очередь Стилмена делать бросок вперед, и он резко выскочил за угол держа автомат перед собой. Его глаза сразу уловили дневной свет, бьющий из открытой входной двери, который ореолом чертил движущуюся навстречу фигуру.
   Террорист находился не дальше метра от майора, и от неожиданности даже не успел вскинуть короткоствольный автомат, зажатый в правой руке. Стилмен не тратил времени на выбор что ему предпринять. Стрелять он мог лишь в крайнем случае, и он об этом прекрасно знал. Стоит ему произвести хотя бы один выстрел, и исламисты узнают об их присутствии в кинозале. Тогда, все их недавние успехи пойдут коту под хвост, и за их жизни никто не даст и ломанного гроша.
   Резкий бросок вперед. Рука, держащая "UZI" сделала рывок в сторону врага, и дуло автомата врезалось ему точно в кадык.
   Террорист выронил автомат и упал навзничь, захлебываясь собственной кровью. Стилмен, не долго думая, присел возле корчащегося на полу врага, и выбрав момент, со всей силы ударил задним концом автомата ему в горло.
   Террорист, сделав последний конвульсивный рывок, замер на месте. Из уголка его губ потекла обильная струя крови, давая понять что для него все кончено.
  -- Морг? - Бишоп наблюдал за ним, высунувшись из-за угла.
  -- Быстрее, вперед! - Стилмен махнул рукой на лестницу в ложа.
   Агент послушно поспешил в указанном направлении.
   Стилмен, подобрав с пола автомат убитого, взял труп за ноги и быстро поволок его к углу. Спрятать тело было негде, да и времени было в обрез. Но если они поторопятся, то успеют ликвидировать террористов внутри кинозала задолго до того, как убитого хвататься остальные.
   На то, чтобы покинуть здание Стилмен особенно не рассчитывал. Террористов слишком много, и во дворе кинотеатра наверняка есть охрана. Впрочем, ликвидируй они всех врагов в кинозале без шума, можно было б и попытаться...
   Майор бросился по лестнице наверх, и обнаружил своего напарника, притаившегося возле входа в одно из лож.
  -- Сколько? - едва слышно спросил Стилмен.
  -- Двое. - так же тихо ответил Бишоп.
   Жестами, агент объяснил что террористы заняли разные позиции в зале, и держат заложников под прицелом с разных сторон. По его описанию, один находился в дальнем конце зала, и мог следить одновременно за заложниками и входом. Другой, был в правой части зала, и больше обозревал вход, чем охраняемых им людей. Террористы боялись штурмовых групп, и располагались исходя из принципов обороны. Снять их бесшумно не было ни одного шанса. Стилмен понял это сразу, как только осторожно выглянул в зал, чтобы запомнить точное местонахождение врагов.
  -- Ральф, ты остаешься здесь и снимаешь того что справа. - сказал на ухо агенту майор. - Я зайду с другого ложа и сниму дальнего. Начинай по моей команде, ясно?
   Бишоп кивнул.
   Стилмен, быстро проскочил просматриваемое террористами пространство входа в ложе, и занял позицию возле соседнего. Стрелять с одного и того же места для двоих будет неудобно, и они могут промахнуться, этим дав врагам шанс их прикончить первыми.
   Майор перевел режим стрельбы на одиночные выстрелы, краем глаза отметив что Бишоп проделал то же самое со своим "UZI". Теперь, настало время стрелять. Стилмен махнул рукой напарнику, и они одновременно высунулись из-за стен, появившись в проеме входа в ложе. Как и договорились, он мысленно досчитал до двух, давая время агенту тщательно прицелиться, и два раза подряд нажал на курок.
   Четыре выстрела прозвучали почти что в унисон, так что слышно было только два. Террорист у дальней стены получил две пули в область груди, и тут же повалился на пол. Меткость как всегда не подвела Стилмена.
   Но, с целью Бишопа вышла накладка. В последний момент исламист заметил агента, и тут же сориентировавшись, бросился влево. Оба выстрела Бишопа прозвучали ему вдогонку, и лишь одна из пуль достигла своей цели.
   Враг был ранен, но не убит. Как только он оказался на полу, то немедленно открыл огонь по ложу, где находился агент. Автоматные очереди ударили в мраморные перила, высекая из дорогого материала осколки, которые тут же осыпались вниз.
   Бишоп был непрофессионалом, но не полным идиотом. Стоило первой пуле просвистеть возле него, как он тут же отступил в сторону, под защиту стены, и оказался в безопасности.
   Со своей позиции, майор попытался определить где залег террорист. Но того не было видно. С ложа Бишопа его наверняка можно было убрать, но враг держал тот вход под прицелом, не давая агенту высунуться.
   Перед Стилменом встала сложная задача. Со своего места они не мог достать противника. Отсюда его попросту не видно. Стоит ли рискнуть и выскочить на балкон ложа? Оттуда, он запросто достанет врага в любой части зала. Нет, пожалуй слишком большой риск. Террорист находиться на взводе, ведь его едва не убили, все его чувства обострены от повышенного притока адреналина. В этом состоянии враг может оказаться шустрее, и пристрелить выскочившего на балкон майора куда быстрее, чем тот найдет свою цель.
   Время дорого. Нужно решать что делать. Вот-вот, сюда нагрянут остальные боевики, и им с Бишопом придется очень туго. Обороняться сразу на два фронта, это чересчур.
   Стилмен сделал жест, как будто он вытаскивает из кармана носовой платок, и продемонстрировал мнимую вещь агенту. Говорить он не хотел, чтобы спрятавшийся террорист не знал его точного местонахождения, пришлось объяснять руками.
   Агент быстро понял что от него требуется и зашарил по карманам в поисках платка. Но все оказалось немного сложнее. То ли Бишоп забыл его дома, то ли не помнил в каком он кармане, но несколько секунд пролетели впустую. Все это время майор скрежетал зубами от злости, видя бесплодность поисков своего напарника. Он уже готов был пристрелить этого шута, когда агент, получив мысленное озарение, развязал свой галстук и бросил его на балкон.
   Как и полагается нервничавшему человеку, боевик инстинктивно выстрелил, и этим обнаружил свое примерное местоположение.
   От автомата здесь по-прежнему не было толку. Выскакивать на балкон Стилмен не решался. Но у них все еще осталась пара гранат, которые прекрасно подойдут для этой цели. Майор не боялся что осколки гранаты заденут заложников. Все люди попадали на пол еще в самом начале перестрелки. Теперь, между ними и террористом находились многочисленные сиденья.
   Проблема была в другом, а именно в Бишопе. Гранаты находились у него в сумке, а доверить такое важное поручение агенту Стилмен не мог. Попросить его бросить сумку ему? Нет, тоже исключено. Боевик может услышать шум и поймет где находиться майор. Тогда, враг может решиться поменять позицию.
   Вот оно! Стилмен вспомнил про воспламеняющуюся бомбу, которую ему дал Бишоп. Рука быстро нащупала небольшой предмет овальной формы во внутреннем кармане, и майор принялся его изучать.
   Бомба имела лишь три кнопки регулировки, которые располагались за металлической защитной крышкой. Таймер был установлен на двадцать пять минут, как и говорил агент. Стилмен снизил задержку до трех секунд и нажал на внешнюю кнопку, активирующую таймер взрывного устройства. Ставить назад крышку майор не стал, мудро рассудив что она бомбе больше не пригодиться. Сделав шаг в ложе он метнул устройство вправо, где по его мнению находился боевик.
   ЗВЯНК! - Послышался удар метала о пол, и вслед за этим раздался взрыв. Стилмен увидел яркий свет пламени, которое добралось до ложа и лизнуло полы.
   Аааа!!! - В эту же секунду раздался человеческий вопль, и майор понял что бомба достала террориста.
   Стилмен резко бросился в проход и оказался в ложе. Внизу, между рядами сидений, беспорядочно метался боевик, превратившийся в живой факел. От боли, он даже не догадался броситься на пол, чтобы сбить пламя с одежды. Вместо этого он дико вопил, обращаясь к Аллаху.
   Майор не считал что террорист не достоин такой участи. Ему было поделом. Но время не ждало, и Стилмен прицелился в горящего боевика и пару раз нажал на курок.
   ПУМ! ПУМ! - Обе пули достали исламиста, и он повалился на пол. Его одежда продолжала гореть, постепенно добираясь до плоти, и в зале появился отвратительный запах горелого человеческого мяса.
  -- Вот дерьмо то, а? - многозначительно высказал свои мысли агент, появившийся рядом.
  -- Ральф, заткнись и займись делом. - Стилмен вернулся обратно в коридор. Бишоп последовал за ним. - Их дружки должны были слышать перестрелку. Вот-вот они будут здесь.
  -- Что будем делать?
  -- Обороняться у входа.
   Они бегом помчались к лестнице, и уже через несколько секунд стояли внизу, на развилке коридора. В одном направлении он вел в операторскую, откуда они попали в кинозал. В другом, он вел на выход.
   Стилмен посмотрел направо. Труп убитого им террориста все еще валялся здесь. Из его рта натекла лужица крови, и на беглый взгляд возле трупа никто не копошился.
  -- Будем ждать их за этим углом. - тихо сказал майор напарнику.
   Они расположились на удалении примерно четырех метров от поворота к выходу, и стали ждать появления террористов.
   Снаружи послышался звук выстрелов, заставивший майора насторожиться. Кто там может стрелять? Могли ли уже подоспеть свои, или же полицейские решились на штурм собственными силами?
   Бишоп легонько похлопал его по спине.
  -- В чем дело? - не поворачиваясь, спросил Стилмен.
  -- По-моему, это штурм.
  -- Я сам догадался. - ответил майор.
  -- Нет, послушай. Если террористы оставили на крыше часовых, то они сейчас спустятся вниз, подальше от пуль снайперов.
  -- Здесь есть ход на крышу? Прямо из здания?
  -- Ну да.
  -- Черт, что же ты мне сразу не сказал! - Стилмен в раздражении стиснул рукоять автомата. Его напарник уже начинал выводить майора из себя. - Стой здесь. Я займусь выходом на крышу. Где он?
  -- Следующий этаж, где ложа. В конце коридора, за поворотом.
   Стилмен бросился назад, к лестнице. В считанные секунды он добрался до второго этажа, и со всей возможной скоростью побежал в конец коридора. У поворота он остановился и внимательно прислушался к звукам. Все было тихо.
   Он быстро высунулся из-за угла, приготовившись открыть огонь, если боевик притаился, но там никого не было. Лестница находилась совсем рядом, до нее можно было достать рукой. Внезапно, она едва заметно задрожала.
   Стилмен бросил взгляд наверх и увидел ботинки военного образца, а так же их владельца - человека в черной униформе и бронежилете. Рука майора, держащая "UZI", инстинктивно дернулась вверх, но остановилась на полпути. Перед ним был кто-то из своих.
   Штурмовик, не определив кто перед ним, выбросил вперед руку с пистолетом и произвел выстрел. Лишь в последнюю секунду, "UZI" Стилмена, подставленный под руку штурмовика, не дал выстрелу получиться точным, и пуля прошла мимо. Боец в спецовке лишился своего оружия, но не растерялся. Резкий удар подошвой ботинка в лицо отбросил майора назад и, стукнувшись затылком о стену, он потерял сознание.
  
  
   Хасан примостился возле самого края крыши, у зубчатых бойниц, которые были задуманы строителями как украшение, но сейчас неплохо использовались часовыми как укрытия. Через зубья прекрасно просматривался весь пейзаж вокруг кинотеатра, и в то же время часовые могли не так опасаться снайперов, как на открытом пространстве.
   Впрочем, где здесь притаиться снайперу? За край крыши не высовывался не один воин из отряда Хасана. Никто не был таким идиотом. А все четыре кинозала, выполненные в стиле старинных замков, были самыми высокими зданиями в округе. До ближайшего небоскреба было примерно полтора километра, если не больше. А здесь, в пригороде были лишь двух-трех этажные особняки.
   Конечно, Хасан знал о некоторых видах винтовок, которые имели чрезвычайно большую прицельную дальность, но он не боялся снайперов с такого расстояния. Им не удастся снять всех часовых разом. Бойницы - прекрасное убежище.
  -- Я повторяю. Отпустите заложников и мы предоставим вам самолет для вылета с территории Соединенных Штатов. - раздался усиленный мегафоном голос снизу.
   Хасан тихонько хмыкнул. Этот самый полковник надрывался уже около пяти минут, произнося одни и те же фразы. Что за тупой неверный!
  -- Эта христианская собака держит нас за идиотов! - горячо воскликнул молодой воин, притаившийся слева от Хасана.
  -- Меньше слушай что говорят неверные. Больше следи за тем, чтобы они не всадили тебе пулю в затылок. - посоветовал Хасан.
   Молодой воин пристыжено опустил взгляд и, пригнувшись, начал новый обход крыши по периметру.
  -- Мы гарантируем вам безопасный выезд из нашей страны. - не успокаивался полицейский.
   Хасан знал цену всем этим обещаниям. Он слышал историю о том, что стало с двумя десятками правоверных, которых шайтан сбил с пути истинного, и заставил поддаться на уговоры неверных. Их всех изжарили на электрическом стуле! Хасан их не жалел. Любой правоверный воин теряет поддержку Аллаха, становясь на путь предательства своего бога. А они, безусловно его предали.
  -- Сложите оружие, отпустите заложников.
   На Хасана все больше и больше накатывала дремота от этих слов. За все время их почти что односторонней беседы, он произнес лишь одну фразу - "Отпустите всех воинов ислама, которых вы держите в тюрьмах". Больше он не сказал ни слова.
   Полицейский тогда задумался и замолчал на минуту, но потом..., потом опять возобновил свои пустые речи, не сказав ни да ни нет в ответ на требование Хасана.
   Он игнорировал правоверных? Возможно. Но это не надолго. Вскоре, журналисты раздуют такой скандал что сюда слетятся все шишки Америки. Стоит им лишь продемонстрировать падающие тела их убитых сограждан, и они уж точно примут Хасана всерьез.
   Лишь бы эти двое из купола не совершили новых подлостей! Он и так уже потерял много людей.
   Ну где носит шайтан этого Ахмета! Он уже должен был привести тех троих. В мыслях, Хасан представлял как заставит этих баранов забраться в пространство между зубцами, а потом прикажет своим людям покончить с неверными выстрелами в головы. В какой восторг придут представители прессы, снимающие на камеры полет окровавленных тел вниз! После такого шоу, эта полицейская собака точно заткнется!
   Рука Хасана нащупала переговорное устройство. У Ахмета не было такого прибора и он не мог с ним связаться. Но зато, такие устройства были у часовых, и на каждую пару воинов приходилось по одному.
   Хасан чуть было не принял решение отдать приказ своим людям привести любых других неверных для казни. Но потом, успокоившись, вспомнил про истерию в одном из кинозалов, и решил еще немного подождать. Эти бараны пока нервные, и могут вновь взбунтоваться, увидев что увели их собратьев. Тогда, придется их прикончить. Но этого не увидят остальные. Какая тогда от их смертей польза? Нет, он подождет пока они смиряться и превратятся в послушное стадо. На это не уйдет много времени, пара часов, не больше.
   Полковник продолжал надрывать горло, крича в мегафон, и его крики едва не заглушили скрежета метала о камень, раздавшегося справа. Хасан резко повернул голову и увидел как за зубья прочно зафиксировался якорь-кошка.
   Молодой воин, так ничего и не расслышав, продолжал обход крыши. Хасана охватила злость. Этот молодняк совсем никуда не годится!
  -- Ей, Халиб!
   Часовой обернулся на зов.
  -- Прикончи его! - Хасан указал на прикрепленный якорь.
   Воин немедленно бросился к краю крыши, выполнять приказ.
   Хасан видел как тот приближается к якорю, держа наготове автомат. Ну что ж, штурмовику не повезло что его заметили. Пока он лезет по веревке наверх, его руки заняты, следовательно, он беззащитен. Но, шайтан их возьми, куда смотрят часовые внизу?! Или их уже нет в живых? Из-за крика этого проклятого полицейского он не слышал ничего что твориться вокруг. Неверные его провели!
   Хасан выхватил переговорное устройство и попытался связаться с нижними часовыми. Никто не ответил.
   В этот момент, Халиб забрался между двумя зубьями бойниц и высунулся наружу, пытаясь поймать штурмовика в прицел. Абсолютно бесшумно снизу ударила очередь, и голова молодого воина взорвалась фонтаном кровавых брызг. Его тело постояло еще немного, как будто не веря в свою смерть, а затем рухнуло вниз. Хасан догадался что штурмовика прикрывают, но слишком поздно.
   Проклятый полицейский все еще орал в мегафон, сильно раздражая Хасана. Он едва не решился пальнуть в него из пистолета, но вовремя остановился. Стоит ему высунуться, снайпер тут же обезглавит его как курицу. Нет, он сделает по-другому, и они еще пожалеют об этом!
   Хасан вызвал по рации воинов, охраняющих заложников в кинозале под ним. Почти тут же, сквозь грохот автоматных очередей, ему ответил полный ненависти голос:
  -- Хасан, они ворвались снизу! Вахид мертв! - воин прервался, чтобы выстрелить. - Я не могу их сдерживать. Они меня окружают!
  -- Убей заложников! Слышишь? Убей немедленно!
  -- Я не могу отвлечься от входов. Они нападают с разных сто...
   Хасан отчетливо услышал как переговорное устройство упало на пол, и понял что воин погиб. Он попытался вызвать своих людей в другом замке, но и там не ответили. Шайтан возьми этих неверных! Ему не удалось прикончить даже заложников.
   Хасан отшвырнул в сторону бесполезную теперь рацию. Единственное что ему оставалось сделать, это ждать когда штурмовики придут сюда, чтобы прикончить побольше этих подлых собак! Со своей позиции он мог следить и за выходом на крышу, и за якорем-кошкой, владелец которого вот-вот появится наверху. Ну что ж, револьвер Хасана его ждет. Забавно что это оружие было куплено здесь, на американской земле. Торговцы оружием погубили собственного соотечественника. Что за бараны!
   За внешний выступ бойницы ухватилась чья-то рука в черной перчатке с оголенными пальцами. Вслед за первой рукой появилась вторая, затем, штурмовик подтянулся, и между бойницами показалась голова в лыжной маске. Неверный обвел все видное ему пространство взглядом и, не заметив Хасана, полез дальше между зубьями.
   Хасан сдвинулся вправо. Со своей прежней позиции он мог поймать в прицел лишь руку, но ему нужна была голова.
   Штурмовик уже лежал на животе, собираясь втянуть свое тело на крышу, как вдруг, заметил целящегося в него Хасана. Продолжая удерживаться одной рукой, он потянулся правой к "Beretta", закрепленной у него на внешней стороне левого предплечья.
   Хасан выстрелил. Пуля ударила в бойницу, не причинив штурмовику никакого вреда. Тот оказался резвым, и уже выхватил пистолет. Вот- вот и сам Хасан станет трупом, а не этот неверный.
   Не целясь, Хасан трижды нажал на курок.
   БАНГ! БАНГ! БАНГ! - Две пули вновь не достигли цели, а третья вошла в левое предплечье штурмовика, и он разжал пальцы.
   Медленно, как в замедленном кадре, неверный съехал назад, и едва не сорвался вниз, в последний момент, ухватившись здоровой рукой за край бойницы.
   Теперь, Хасан видел лишь пальцы врага. Что делать? Подождать пока они разожмутся, и тот упадет вниз, как мешок с отбросами? Нет, разве это месть? Он должен убить его сам!
   В барабане пистолета осталось два патрона. Не так уж много. Хасан тщательно прицелился в пальцы неверного. Его губы прорезала мстительная улыбка.
   Только он, его револьвер и враг. Все остальное перестало для него существовать. Даже проклятый полицейский заткнулся. То ли его заставил замолчать сам Аллах, то ли у него просто надорвалось горло. Вокруг воцарилась тишина.
   Хасан целился, зная что целиться последний раз в своей жизни.
   ПУП! ПУП! - В абсолютной тишине едва различимыми хлопками прозвучали два выстрела.
   Медленно, не понимая что произошло, Хасан опустил оружие. Его неожиданно покинули силы, и даже живущая в нем ненависть к неверным больше не питала их. Он опустил взгляд на свой живот, и понял причину возникшей боли. Два кроваво-красных пятна расползались на его, еще недавно совершенно белой, рубашке.
   Собрав в себе остаток сил, он развернулся назад, и увидел своего безликого убийцу, в такой же лыжной маске. Он вновь попытался вскинуть револьвер, но рука не послушалась. Собственное оружие казалось неимоверно тяжелым.
   Штурмовик, приближаясь к нему быстрым шагом, опять нажал на курок. Следующие две пули пробили грудную клетку Хасана, и отбросили бесчувственное тело назад. Он умер, так и не выполнив обещания своему богу. Последним что он почувствовал перед смертью - был позор. Позор, который навсегда покроет его имя.
  
  
   Стилмен очнулся в кузове грузовика. Свет, идущий от электрического фонаря плохо рассеивал мрак, создавая иллюзию сна. Но это был не сон, а явь. Еще ни разу во сне он не чувствовал такого отвратительного запаха, каким пропитался воздух. Запах чувствовался со всех сторон, как бы он не поворачивал свою голову. Даже колени, на которых покоилась его голова, источали этот мерзкий запах.
  -- Ну давай, Морган. Только не говори что это сотрясение мозга. - сказал знакомый голос сверху.
   Стилмен поднял глаза. Над ним, обрамленное ореолом снежно-белых волос, склонилось лицо ангела.
  -- Джина. - собрав силы, проговорил он.
  -- Она самая. Извини, я тебя не узнала во время штурма. Ты был одет как террорист, и к тому же напал первый.
  -- Я... только защищался. - не согласился Стилмен. - Так значит это ты меня там...
  -- Я уже извинилась.
  -- Да, конечно.
   Стилмен оперся рукой о пол кузова, и приподнялся. Кроме них, здесь присутствовали еще человек десять, в такой же форме что и Альфа. На полу, возле каждого из них, валялась либо винтовка, либо автомат, а также снятая лыжная маска.
  -- Где ты раздобыла спецназ? - удивился майор.
   Альфа усмехнулась.
  -- Это не спецназ, а отделение новобранцев, присланное из учебного лагеря. А вот его командир. - она кивнула на угрюмого блондина, сидящего рядом. - Знакомьтесь, лейтенант Ньюмен. Майор Стилмен.
   Стилмен с положения сидя протянул руку и обменялся с лейтенантом рукопожатием.
  -- Вы из новых? - осторожно спросил майор.
  -- Совсем нет, сэр. Из старых. Раньше служил в морской пехоте, потом в охране офиса "Нового восхода". Сейчас, как видите, служу под вашим началом.
  -- Хорошее начало службы. Вытащить из дерьма своего командира. - пошутил Стилмен.
   Альфа лишь сдержано улыбнулась. Ньюмен утробно хмыкнул. Остальные солдаты вообще не прореагировали, хотя, майор видел что они наблюдают за их беседой.
   Не было сомнений, что все остальные были искусственными людьми. Когда Стилмен осмотрел их внимательней, различия сразу бросились в глаза. "Новые" почти не выражали эмоций. Это отражалось и на их лицах. Слишком собранных, слишком сконцентрированных для обычного человека. Понимание обычных для любого индивидуума вещей, давалось им с большим трудом. Это заставляло их быть всегда начеку, чтобы не пропустить чего-либо важного из окружающего их мира, еще не совсем понятного молодому мозгу.
  -- Нам прислали только одно отделение? - спросил он у Альфа.
  -- Два. Второе в другом грузовике. Он едет за нами.
  -- Где вы взяли эти чертовы машины? Арендовали у мусороуборочной компании? - мерзкий запах вновь дал о себе знать, и Стилмен пожалел что кузов не открытый.
  -- Сэр, это воняет от нас. - вмешался угрюмый Ньюмен. - Нам пришлось штурмовать объект через канализационную систему. Пришлось поплавать в отбросах.
   Стилмент сморщился. Канализация не самый приятный способ штурма. Но зато безопасный, в большинстве случаев.
   Он немного отодвинулся от Джины. Кажется, вонять стало меньше, и Стилмен позволил себе сделать глоток воздуха.
  -- Какие у вас потери? - спросил он немного придя в себя.
  -- Один раненый. Остальные не получили ни царапины. Отличные бойцы. - похвалила солдат Альфа.
   Те, так и продолжали посматривать в их сторону, ни капли не смутившись.
   - Кроме того, ты и Бишоп сыграли важную роль во время штурма. Когда мы лезли через канализационные люки, большинство часовых спешили к тевтонскому замку, на звуки выстрелов. Мы просто перестреляли их как в тире. - безучастно поведала Джина.
  -- Кстати, а где Ральф? - Стилмен наконец вспомнил, чего не хватает в кузове.
  -- Сказал что ему нужно взять свою машину, припаркованную где-то возле кинотеатра. - Альфа покосилась на майора. - Что вы вообще там потеряли?
  -- В "Cinema Castles"?
   Она кивнула.
  -- Ризи решил устроить благотворительность. Угостить всех желающих дармовой едой с наркотиками, а потом прокрутить бедолагам свое выступление. Ральф боялся что "Святое воскрешение" получит новых последователей, и хотел уничтожить пленки с записью выступления Ризи. Так мы оказались в ненужное время, в ненужном месте.
  -- С Бишопом в хорошем месте точно не окажешься. Он самодовольный кретин и любит совать свой нос во все дела, которые ему кажутся важными. Дружба с ним до хорошего не доведет. Держись от него подальше. - предостерегающе сказала Альфа.
  -- Кто сказал что он мой друг?
  -- Он сам. Спроси у любого из нашего отдела, если не веришь.
   Стилмен задумался. С чего это Ральф так к нему прицепился? Он никогда не делился с ним своими проблемами и мыслями, и общался лишь по долгу службы. Странный человек этот Ральф Бишоп. Наверное, Джина права.
   Грузовик остановился, и водитель постучал кулаком по задней стенке кабины, сообщая что они приехали. Один за другим, солдаты выбрались из кузова и четко построились у колес.
  -- Отделение, вольно. - не поворачивая головы проговорил Ньюмен, и поспешно скрылся в ближайшей двери.
   Из соседнего грузовика, уже выпрыгнули бойцы другого отделения, и их командир, также дав команду "вольно", зашагал в том же направлении что и Ньюмен.
   Они находились в каком-то большом гараже, заполненном другими машинами. Кузов грузовика, на котором они приехали был коричневого цвета, и не носил обозначений. Но зато на остальных машинах, было что-то намалевано.
   Стилмен внимательно присмотрелся и при тусклом освещении заметил эмблему на одной из грузовых машин - "Grand storage corporation". Как он сразу не догадался? Они на одном из дочерних предприятий "Нового восхода", расположенных за городом. Ему уже приходилось бывать здесь по делам от завода, на котором он работал еще вчера.
   Тот же самый гараж, те самые эмблемы. Гарлем не нашел лучшего выхода из положения чем привезти людей сюда, после операции. Неплохо придумано, так они смогут переодеться в штатское и без затруднений добраться до своих домов. Ни к чему журналистам видеть лица этих солдат.
   Бойцы тоже постепенно покинули гараж через открытую дверь, и не считая Стилмена с Альфа, в помещении остались лишь два шофера их грузовиков. Майор подумал немного, делая вид что осматривает гараж, пока Джина разговаривала с одним из водителей. Затем, когда шоферы забрались в кабины, и грузовики, зашумев двигателями, выехали за главные ворота, он решился поговорить с ней.
  -- Джина. - Стилмен нагнал уже удаляющуюся девушку.
  -- В чем дело?
   Она повернула голову и майор встал в тупик. Что ей сказать он еще не придумал.
  -- Как вам удалось уговорить начальника полиции дать разрешение на ваше участие в операции? - спросил он, не зная с чего начать.
  -- У него не было выбора. - ответила Альфа не сбавляя шага. Стилмен едва за ней поспевал. - Полицейские не имеют большого опыта штурма. А террористы всегда хорошо вооружены. Эдд предложил ему помощь, сказав что у него есть взвод спецназа.
  -- Начальник полиции знает кто такой Эдд на самом деле? - удивился майор.
  -- Конечно, знает. Он наш человек в Бостонском отделе и часто оказывает нам мелкие услуги. Он и Эдд чуть ли не друзья.
  -- Ясно. - пробормотал майор.
   За время разговора они тоже прошли дверь и прошагали небольшой коридор, в который она вела. В самом конце в две шеренги выстроились мужчины и женщины из обоих отделений, ждущие своей очереди принять душ.
  -- Джина, постой. - Стилмен тронул девушку за плечо. Они уже подошли совсем близко к остальным. Еще пару шагов, и оба отделения солдат будут с интересом слушать их личный разговор.
  -- Чего ты хочешь, Морган? Хватит ходить вокруг да около. - Альфа остановилась и посмотрела ему в глаза.
  -- Может..., ты не против поужинать со мной сегодня? - с неловкой улыбкой на губах предложил майор.
   Альфа мотнула головой.
  -- Я же сказала тебе вчера, между нами все кончено. Мне повторить громче?
   Стилмен опустил взгляд.
  -- Вот и замечательно. До встречи!
   Джина развернулась и, сделав несколько шагов, встала в очередь за последней женщиной. Стилмен, не долго думая, повернул в ответвление коридора, и пошел искать выход из здания. Ему еще надо было найти средство передвижения, чтобы вернуться домой. Там, его уже заждались пустые комнаты и пустая постель.
  
  
   Тот же самый день. Вечернее время.
   Мексика. Мехико.
   Главный храм "Святого воскрешения".
  
   Ризи нервно потер свои виски. Обычно он не проявлял чувства слабости перед остальными людьми, но теперь, когда наступала первая фаза его плана захвата мира, Ризи непростительно нервничал.
   Он вновь поднял взгляд на своего собеседника. За то время пока Ризи пытался подавить внутреннее возбуждение от предстоящих событий, сенатор не проронил ни слова. Дипломатичность, или он на самом деле его так уважает? Сам черт не разберется в этих политиках! Хотя, все равно. Лишь бы он выполнил свою роль в его плане, а потом..., потом ему уже не понадобиться его верность. Ему уже не понадобиться никто!
  -- Вы можете дать точный прогноз их действий, мистер О'Нейл?
  -- Почти точный, мистер Ризи. Стопроцентной гарантии я дать вам не могу.
   "Не люблю политиков!" - подумал Ризи.
  -- Хорошо, тогда изложите мне свои предположения. И в ваших же интересах чтобы они оказались максимально точны.
   О'Нейл промедлил прежде чем ответить. Ризи не знал о чем думает этот карьерист, но политиков ни только презирал, но и опасался. По его личному мнению, все их лозунги и обещания стоили так же мало как и его собственные проповеди во время публичных выступлений.
  -- Вы можете высадить там свои войска, но вначале необходимо представить все так, как будто народ сам запросил у "Святого воскрешения" поддержки.
  -- Это совсем не трудно устроить. Половина населения Кубы является моими последователями. Проблема в другом, в "Новом восходе". Они наверняка попытаются мне помешать. У них свои люди в американском парламенте, да и на Кубе, я думаю, тоже. - Ризи задумчиво пожевал губу. - Так не пойдет. Я не хочу огласки до тех пор, пока уже не будет слишком поздно что-либо изменить.
  -- Мистер Ризи, но мы можем и схитрить. Пусть кубинцы запросят вашу помощь тогда, когда ваши отряды уже будут десантированы на их территорию.
  -- Хм... интересный ход. - Ризи понравилась эта мысль, но внешне он никак это не показал, чтобы О'Нейл не думал о своих умственных способностях слишком много. - Пожалуй, я поступлю как вы мне посоветовали. Но..., вы все еще не ответили на самый важный вопрос - Как отнесется американский парламент к Нашим открытым действиям. - он произнес последнее предложение особо строгим голосом, подчеркнув слово "нашим". Он не был политиком по образованию, но в душе..., ему ничего не стоило играть.
  -- По моим прогнозам Вам это сойдет с рук без особых неприятностей. - О'Нейл так и не отреагировал на попытку Ризи расположить его к себе. - Демократы в нашем кармане, по крайней мере большая их часть. Республиканцы могут запротестовать, но у них не наберется достаточно голосов чтобы заставить правительство принять какие-либо меры. Остальные малозначительные партии будут молчать, скорее всего оставаясь нейтральными к этому вопросу, если только... - политик замялся.
  -- Что, "если только"? - требовательно переспросил Ризи.
  -- Если только малые партии не пойдут на союз с республиканцами. Но это так маловероятно. Лично я не верю в такую возможность.
  -- Всегда рассчитывайте на самое худшее, О'Нейл. Не забывайте, "Новый восход" тоже не дремлет. Беккет просто спит и видит как бы побольше мне насолить. - Ризи непроизвольно поморщился. Имя его главного врага наводило на неприятные воспоминания. Но ничего, он ему еще отомстит за насмехательство над его идеями, и то подлое предательство... - Постарайтесь сделать все что в ваших силах, чтобы разбирательство этого вопроса затянулось хотя бы на неделю. За это время новое правительство Кубы получит официальный статус, и вмешательство США будет рассматриваться как нападение внешнего агрессора.
  -- Я сделаю все что в моих силах. - пообещал сенатор.
  -- Не скупитесь на взятки. Я вам все верну, и даже дам больше. - напомнил Ризи. - Если удастся переманить на нашу сторону всех остальных членов партии демократов, которые все еще под управлением Беккета, сделайте это как можно скорее. Республиканцы также могут нам пригодиться, имейте в виду.
  -- Вы в праве самому распоряжаться вашими финансами, мистер Ризи. Я попытаюсь их перекупить, но мне нужно больше денег. Моих собственных сбережений недостаточно.
   "Хитрец!". - преподобный отец едва сдержал оскал.
   - Хорошо, я переведу на ваш счет десять миллионов долларов США, сегодня же. Этого вам хватит?
  -- На первое время, да. - в своей обычной политической манере, ответил собеседник.
  -- Тогда начинайте прямо сейчас. Нам больше не о чем пока говорить.
   О'Нейл медленно поднялся со стула, и располагающе улыбнулся преподобному отцу.
  -- Наше соглашение по-прежнему в силе? - все-таки уточнил политик, прежде чем попрощаться.
  -- Я никогда не даю пустых обещаний. - соврал Ризи. - Как только начнется военный переворот в Штатах, вы можете считать себя президентом. Нам нужен лишь один год на его организацию. Не будьте таким нетерпеливым.
  -- Я всего лишь уточнил, мистер Ризи. Мне бы не хотелось иметь с вами недоразумений. - О'Нейл поправил рукой отодвинутый стул. - Все хорошего. Приятного вам дня.
  -- Вам того же. - преподобный отец проследил взглядом как сенатор скрылся за дверью. - "Быть тебе президентом ровно один день, пока я не объявлю тебя организатором переворота и подлым убийцей. - Ризи усмехнулся. - Я не нарушаю обещаний. Но разве хоть раз говорил тебе что ты просидишь в президентском кресле дольше?".
   Ризи встал с кресла, и с чистосердечной брезгливостью окинув кабинет, в котором он принимал посетителей, вышел за дверь. Ему не нравилось сидеть в жестком кресле и созерцать унылый цвет дешевой краски, которой были окрашены все стены. Но в этом была необходимость. Никто не должен видеть его истинного рабочего места. Такое количество аппаратуры всегда наводит на подозрение, а это ни к чему. Пусть лучше думают что преподобный отец работает в спартанских условиях. Ему следует сохранять свой имидж. Люди вроде О'Нейла на это не покупаются, но другие.... Люди воистину глупы!
   Через коридор, Ризи спустился в подвал. Проведя идентификацию своей личности, он вошел в настоящий кабинет, и очутился в мире работающей техники. Он огляделся по сторонам,в поисках знакомой фигуры, обычно находящейся здесь в это время вечера. Кабинет был пуст.
   Ризи вздохнул, вспомнив что Фишер уехала в Штаты, выполнять для него важное поручение. Он опустился в свое любимое кресло за одним из столов, и пробежался пальцами по консоли. За время его отсутствия пришло несколько сообщений. В основном неважные, от региональных руководителей, но одно, помеченное как "от феи", его заинтересовало.
   Ризи ввел свой пароль на очередной запрос операционной и получил доступ к нему.
   "Я уже у цели. Иду на контакт" - прочел он строку.
   Преподобный отец усмехнулся. Она оправдает его надежды. Он в этом уверен. Уверен на все девяносто девять процентов. Почему не на сто? Потому что на сто он уверен только в самом себе!
  
  
   Вечер того же дня.
   Соединенные Штаты Америки. Бостон.
  
   Было уже девять десять часов ночи, когда Стилмен возвращался в свой маленький домик на окраине Бостона. Он решил сэкономить денег на такси, и доехал на автобусе, который вечером ходил не так уж и часто.
   После того как майор покинул гараж складской компании, ему не удалось отделаться от служебных обязанностей и отдохнуть. Стоило ему выйти за пределы гаража, как с ним связался Гарлем, и приказал немедленно явиться в "маклерскую контору", для подробного объяснения произошедшего.
   Сначала, около двух часов, он чуть ли не допрашивал их с Бишопом, требуя рассказать об инциденте в "Cinema Castles" во всех подробностях. Потом, было долгое знакомство с тремя офицерами, завербованными Ральфом из охраны, а также солдатами его нового отряда, получившего гордое название - "Кобра". Почему отряд назвали именно так Стилмен не знал, но догадывался что это инициатива Гарлема, который наверняка читал его личное дело.
   День выдался мягко говоря трудный. Перестрелка в кинотеатре, разборка событий в кабинете начальника, размещение вверенных ему людей в многоквартирном доме, там же где посилились Ньюмен и другие подчиненные ему офицеры. Ко всему прочему, Бишоп твердо решил наладить с ним приятельские отношения, и отвязаться от этого надоедливого типа стоило Стилмену больших трудностей.
   Он устал. Устал от работы и людей. Единственное что ему сейчас было необходимо - долгий ночной сон.
   Стилмен свернул с тротуара на дорожку ведущую к его дому. По обеим сторонам от неширокой полоски бетона располагался газон. Хоть он и не был большим любителем растительности, но зеленая трава все же была куда приятнее глазу, чем забетонированная дорога к большому гаражу соседа.
   Майор подошел к двери и вытащил из кармана связку ключей. Секунд десять ушло на то чтобы выяснить какой из них от двери, и еще секунд пять чтобы вставить его в замок при слабом освещении, доходящем до него со стороны ближайшего фонаря.
   Стилмен толкнул дверь и собрался было войти, как вдруг услышал топот за своей спиной. Не теряя время на раздумья, он резко развернулся. Рука уверенно выхватила из кобуры "Desert Eagle", и направила в сторону приближающейся опасности.
   "Опасность" остановилась как вкопанная и уставилась на дуло пистолета круглыми от испуга глазами.
   Стилмен спрятал оружие обратно в кобуру. Похоже, здесь нечего опасаться.
  -- Из... из... извините мистер. Я вас напугала. - извиняющимся тоном пробормотала молодая девушка лет двадцати шести - двадцати семи на вид.
  -- Скорее я вас. Судя по вашему виду. - Стилмен усмехнулся. Девушка выглядела очень испуганной и постоянно озиралась по сторонам, как будто ее кто-то преследовал.
  -- Еще раз простите мистер. Лучше я пойду. - она робко повернулась в противоположенную от него сторону и сделала шаг вперед.
  -- Постойте. - окликнул ее майор.
   Девушка вздрогнув, обернулась.
  -- Вы чем-то напуганы. Я могу вам помочь?
  -- Ах мистер. - она тщательно всмотрелась в темноту, а затем тут же обернулась к нему. - Мне нужно лишь отсидеться где-нибудь пару-тройку часов, пока они не решат что я ускользнула от них, и прекратят поиски.
  -- Кто, они? - насторожился майор.
  -- Бандиты. Они меня преследуют. Могу я немного побыть у вас? - взмолилась она.
  -- Ну... проходите. - Стилмен рассеяно махнул рукой на распахнутую входную дверь.
   Девушка не замедлила воспользоваться приглашением, и бросив последний взгляд назад, чуть ли не вбежала внутрь. Майор вошел следом, и перед тем как закрыть за собой дверь, обвел взглядом окрестности. Никаких движений в темноте не наблюдалось.
   Стилмен щелкнул выключателем в передней, и коридор озарил яркий свет. Привыкнув к освещению он принялся ненавязчиво рассматривать свою неожиданную гостью.
   Он оказался прав насчет ее возраста, ей действительно было не больше двадцати восьми на вид. Правда ее лицо и взгляд не казались по детски наивными или беззаботными, как обычно бывает у людей не старше тридцати, но это могло быть последствиями трудной жизни. Девушка была высокой, сантиметра на три-четыре выше его самого. Длинные блондинистые волосы спадали на ее спину, составляя хорошее дополнение к ее аристократичному лицу с тонкими чертами.
  -- Как вас зовут? - наконец спросил он.
  -- Таня. Таня Миллер. - девушка смущенно улыбнулась. - Вы спасли мне жизнь, мистер...
  -- Морган.
  -- Мистер Морган, большое вам спасибо.
  -- Не надо меня благодарить. Лучше скажите кто вам угрожает настолько серьезно, что вы говорите о смерти.
  -- О смерти?
  -- Вы сказали что я спас вам жизнь.
  -- Вы меня не так поняли. Это просто такое выражение. Самое ужасное что мне грозило, это жестокое избиение.
   Стилмен подозрительно оглядел свою гостью с головы до ног.
  -- Так кто или что вам там угрожает? - повторил он свой вопрос.
   Глаза девушки забегали по углам. Стало ясно что она что-то скрывает, и не хочет этим делиться.
  -- Если вы мне не скажите, то вам лучше разбираться со своими проблемами самой. - решил надавить Стилмен.
  -- Хорошо, я скажу. - сдалась Миллер. - За мной охотиться банда Громилы Едди.
  -- И что они от вас хотят?
  -- Отыграться за старые обиды.
  -- Так, мне этого достаточно. - Стилмен включил свет в гостиной и сделал шаг в направлении телефона. - Я немедленно звоню в полицию. Они разберутся с вашими проблемами гораздо лучше меня.
  -- Нет! Подождите! - девушка рванулась вперед и встала между ним и телефоном.
   Стилмен вздохнул и вытащил из кармана мобильный.
  -- Пожалуйста! Нет! - она упала перед ним на колени.
  -- Да что с вами такое! - вознегодовал майор, запихивая свой мобильный обратно в карман. - Вас преследуют какие-то бандиты, а вы не хотите обратиться в полицию.
  -- У меня есть причины. - убито пробормотала Миллер.
  -- Расскажите мне их. - потребовал Стилмен. - И в конце концов, поднимитесь с колен!
   Девушка послушно поднялась на ноги, и села в предложенное кресло. Весь ее вид вызывал сострадание в душе майора. Он хотел помочь этому несчастному напуганному существу, но вначале он должен выяснить в чем тут дело. Она могла быть и просто психопаткой.
  -- Вы не подумайте про меня ничего плохого, Морган. Я честно зарабатываю деньги. Работаю продавщицей в супермаркете. Но..., понимаете, так было не всегда.
  -- И чем вы занимались до этого?
  -- Состояла в банде Громилы Эдди. - она стыдливо опустила взгляд.
  -- И что вы там делали?
  -- То же, что и все. Грабила склады, закрытые на ночь магазины электроники и ювелирных изделий. В общем, я была вором, одним из них. А потом... начались проблемы с полицией. Родители выгнали меня из дома, и воровство стало моим единственным средством к существованию. Но постепенно я повзрослела, и поняла что так дальше жить нельзя. Уже почти год как я ушла из банды.
  -- Понятно. - Стилмен задумчиво покачал головой. Он некогда не мог понять морали молодого поколения. - Почему же они вас преследуют? Хотят вас вернуть обратно?
  -- Не совсем так. Они хотели этого раньше, но я твердо сказала "нет". Тогда, Эдди обозвал меня шлюхой, а я... - Миллер замолчала.
  -- И что сделали вы?
  -- Я уже об этом жалею, но тогда, я была в ярости. В общем я пырнула его ножом. - она перевела дыхание, как будто признаться в этом ей стоило больших трудов. - Теперь они преследуют меня. Если им удастся меня поймать, они меня изобьют и, скорее всего, изувечат лицо. Эдди грозился так сделать.
  -- И в полицию вы тоже обращаться не хотите, из-за старых грехов?
   Миллер кивнула.
  -- Занятная у вас история. - Стилмен откинулся на спинку кресла. - Хорошо, я подержу вас у себя. Можете остаться до утра. Но будьте уверенны, если вы попытаетесь меня ограбить или прикончить, я вас пристрелю не раздумывая. - предупредил он.
   Майор увидел как ярко-красный румянец вспыхнул на лице девушки, и та немедленно вскочила с кресла.
  -- Как вы можете про меня такое подумать?! Да, я была бандиткой и воровкой, но это было в молодости, когда я была глупа и не понимала что творю. Уже давно все изменилось. Я честно зарабатываю деньги, и с тех пор как покинула банду ничего не украла. Если вы мне не доверяете, я лучше пойду.
   Миллер быстрым шагом направилась в прихожую, гневно сжимая кулаки. Стилмен, резко вскочив с кресла, устремился за ней и поймал за плечи, когда она уже открывала щеколду входной двери.
  -- Подождите! Я не хотел вас обидеть. - он развернул ее лицом к себе.
   Девушка промолчала. Ее рот был искажен гримасой ярости.
  -- Подумайте сами, стали бы вы доверять бывшему вору, который к тому же едва не убил человека?
  -- Но рассказала вам это сама, добровольно! Я могла сказать что я просто какая-нибудь там служащая из банка, за которой охотиться маньяк-убийца.
  -- Тогда бы я позвонил в полицию.
  -- Хорошо, я сдаюсь. Вы правы. - у Миллер опустились плечи.
  -- Тогда возвращайтесь в гостиную, а я пока приготовлю вам мятный чай, чтобы вы успокоились. Идет?
   Девушка застенчиво улыбнулась.
  -- Вы такой человечный, Морган. Извините что я веду себя как последняя дура.
  -- Ничего, со всеми бывает. - Стилмен потрепал ее по щеке и удалился в кухню, готовить чай.
  
  
   Фишер была довольна собой. Прошло уже больше года, как она в последний раз пыталась кого-нибудь окрутить. Но, судя по всему, формы она не потеряла. Еще чуть-чуть, и объект будет у нее в руках. Надо лишь проявлять осторожность, а то птичка почует ловушку, и ускользнет прежде чем она накроет ее своими силками.
   Пока все шло неплохо. Самое трудное - первые шаги. Ей уже удалось проникнуть к нему в дом и вызвать его симпатию. Это не составило большого труда, но вовсе не потому что он был дураком, как раз наоборот, он был довольно умен. Но, даже умные люди не могут раскусить игру опытных агентов, а Фишер считала себя даже более чем просто опытной. В своем деле она считала себя асом, крепким орешком который еще никто не смог раскусить.
   Фишер мило улыбнулась когда майор появился перед ней с подносом в руках. Она расслабленно расположилась на кресле, поджав ноги под себя, и с поддельным умилением наблюдала как он наливает ей чай и вежливо предлагает воспользоваться сладостями или сахарозаменителем.
   Она опустила в чашку два шарика аспартама, и грациозно размешала их ложечкой. Симпатия должна перейти во влечение, если она на самом деле хочет добыть нужную информацию. Но торопиться нельзя. Опыт подсказывал ей что дешевые способы затащить его в постель здесь не пройдут. Они рассчитаны лишь на доверчивых дураков или падких на женщин мужиков. Уже с первых же минут общения она поняла что Стилмен не относиться ни к тем, ни к другим. Он, конечно, не умнее ее, но немного осторожен. Что же касается женщин, у нее сложилось мнение что его в первую очередь интересуют чувства, а уже потом похоть. Похотливых мужчин она легко определяла по их взгляду. Майор явно таковым не был.
  -- А где именно вы работаете, если не секрет? - Стилмен пригубил свою чушка с чаем. Его взгляд выражал невинное любопытство.
   "Вот зараза! До конца не доверяет." - Фишер сделала вид что этот вопрос не показался ей проверкой.
  -- В "Continental Markets", в южном районе. - выдала она заготовленный ответ.
  -- Хм... южный район. Слишком далеко от моего дома. Я там не отовариваюсь. - майор развернул плитку спортивного шоколада и, откусив кусочек, сделал еще один глоток. - Вам нравится эта работа?
  -- Работа как работа. Что я могу найти лучше чем супермаркет? В магазин электротехники или одежды меня навряд ли возьмут. В ювелирный и подавно нет. Всему виной проклятая пометка в паспорте. Я ведь сидела одиннадцать месяцев за воровство.
  -- Легко отвязались.
  -- Спасибо адвокату. Хоть он был и бесплатный, только что закончивший университет, парень, но талант у него был, без сомнения. - Фишер, вздохнув, отложила в сторону пустую чашку. - Эта история должна была меня хоть чему-то научить, но я опомнилась только через год после тюрьмы, когда стала больше думать о жизни, и поняла какое меня ждет будущее. Молодым свойственно ошибаться, а моя ошибка стоила мне тюрьмы и других проблем, которые появились потом, после конца срока.
  -- Сколько вам лет, Таня?
  -- Двадцать пять. - соврала Фишер. - Я выгляжу старше?
  -- Нет, вовсе нет...
  -- Я знаю. Сама вижу в зеркале. Это всегда подавленное выражение лица и морщинки у глаз старят меня в глазах других. - она взглянула ему в глаза. Его взгляд выражал интерес, но не сочувствие, пока что. - Знаете, Морган, в этом виновата даже не тюрьма, и не то что я занималась преступной деятельностью. Еще с детства у меня была трудная жизнь. Мои родители развелись когда мне было всего пять лет. Отец уехал в неизвестном направлении, и отказался от прав на меня. А мать..., ей по-моему тоже было на меня наплевать. Она таскала в дом мужиков одного за другим, пока не нашла того, кто ее мог полностью удовлетворить. Мне было трудно это видеть. Вы понимаете, Морган? Понимаете что испытывает ребенок когда рушится окружающий его мир?! Если у вас было бы тоже самое, вы бы поняли. Жила-была маленькая девочка, в своем собственном по-детски наивном мире, и вдруг БАМ. Мир разрушен. Да и на нее саму всем наплевать.
  -- Простите, я не хотел затрагивать эту тему...
  -- Нет, нет. Не стоит просить прощения. Мне нужно кому-нибудь выговориться. За последний год у меня не было ни одного близкого человека. Кто захочет общаться с бывшей воровкой?
   Фишер пустила скупую слезу. Краем глаза она отметила как Стилмен отложил в сторону вторую плитку шоколада, которую совсем недавно развернул. Теперь он смотрел на нее по-другому. Ему было не просто интересно. Он сочувствовал ей! Уже неплохо, но надо постараться еще...
   Она вновь тяжело вздохнула, будто собираясь со словами, которые ей трудно было произнести.
  -- Но вы наверно не поверите, что человеку может так не повезти. - Фишер стерла со щеки слезу тыльной стороной ладони. - Самое худшее началось потом, когда моя мать вышла замуж во второй раз. Если я скажу что мой приемный отец был подлецом, я просто не скажу ничего. Он был поддонком, самым настоящим грязным поддонком! - Фишер сделала вдох и выдох, демонстрируя что едва держит себя руках. - Он ненавидел меня. Это я знала точно. Вначале просто игнорировал, затем стал повышать на меня голос, а потом... он захотел чтобы я стала его рабой. У него был магазин женской обуви и одежды, и он заставлял меня вкалывать там вместо продавца. Я сопротивлялась. Мне было всего шестнадцать и я хотела заниматься чем-нибудь интересным как мои сверстники. У меня была мечта, стать знаменитой гимнасткой, олимпийской чемпионкой, но этот сукин сын не позволял мне ходить на тренировки, и даже готовиться к поступлению в университет. Все чем я занималась большую часть дня, был его проклятый магазин. В основном, именно по этому я и связалась с ребятами из банды нашего района. Это была небольшая банда несовершеннолетних. Они грабили мелкие магазины и пьяных прохожих. О таком размахе как у Громилы Эдди никто и не думал. Они были всего лишь сосунками из бедных семей, или же маменькиными сыночками или дочками, хотевшими доказать всем что они крутые. Там мне было много лучше чем работать в магазине моего отчима, которого я всегда избегала, хотя за это он меня сильно избивал. Как то раз, мы даже ограбили его магазин. Вынесли почти все, что там лежало. - Фишер нервно усмехнулась сквозь слезы, которые уже обильно залили ее лицо. - Я была счастлива некоторое время, точнее думала что счастлива. Но потом, постепенно, я стала понимать во что ввязалась. Вместо подростковой банды я оказалась в серьезной группировке. А там было все по-другому, и я быстро узнала цену, которую заплатила, ввязавшись в криминал. К тому времени, родители выгнали меня из дома. Мне уже стукнуло двадцать один, и воровство стало моим единственным доходом. Так я загубила свою жизнь...
   Фишер закрыла лицо ладонями, и громко зарыдала. Как она и предполагала, Стилмен тут же подошел к ней и, обняв, принялся успокаивать.
  -- Таня, пожалуйста, не надо. Успокойтесь, все уже давно прошло. Теперь у вас есть работа. Вы ведете честную жизнь...
  -- Нет, вы не понимаете! - всхлипнула Фишер. - Эдди будет меня преследовать, пока не выполнит свое обещание располосовать мне лицо ножом. Я так устала от них прятаться.
  -- Таня... - Стилмен взял ее руки в свои. Ее спектакль сильно задел его за душу, она это чувствовала. - Давайте сделаем так. Сегодня вы останетесь у меня, и завтра тоже. После конца моего рабочего дня, вы мне поможете разыскать этого Эдди. Я с ним потолкую, и все улажу. Договорились?
   Фишер посмотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами. На этот раз, даже не играя. Она была действительно удивлена.
   Она всегда считала Ризи своим благодетелем, ведь он помог ей вылезти из того дерьма, в котором она очутилась после того, как ее выгнали из академии разведки. Но, она никогда не забывала что он сделал это не просто так. Ему нужна была помощница, а также любовница. В ней он нашел и то и другое. Здесь же все было совсем не так.
   Стилмен был другим человеком, не таким как Ризи. Он не требовал от нее ничего, по крайней мере пока. В то же время он собирался ей помочь, не считаясь с опасностью, которая грозила ему в случае разборки с выдуманной ею бандой. За свою жизнь она встречала самых разных людей, но таких... Нет, таких благородных она точно не встречала.
   Фишер внутренне сосредоточилась и вновь собрала свою волю в кулак. Это благородство Стилмена едва не выбило "фею" из колеи. Жалкие остатки ее совести проникли в сознание, пытаясь отговорить ее от использования этого человека. Но нет, не на ту нарвались. Каким бы хорошим он не был, человек человеку волк. Так было всегда, так осталось и теперь. Чтобы он там не говорил, он такой же как и все остальные.
  -- Не думайте что найдете этого подлеца так просто, Морган. Полиция уже давно ищет его банду, и никак не может найти. - она осторожно взяла свои руки из его ладоней. - К тому же это опасно. Их человек шесть, не меньше. И они все вооружены.
  -- Я тоже не один, Таня. У меня много друзей, которые не против помочь. - он ободрительно улыбнулся. - Выше нос, девочка. Не бойся, ты на правильном пути. Молодец что нашла в себе силы завязать с прошлым. А за бандитов не беспокойся. Я ими займусь, как только будет время. Обещаю найти их в ближайшие дни.
  -- Морган, я даже не знаю как мне вас благодарить...
  -- Ничего мне не нужно. - Стилмен похлопал ее по колену. - Что я могу взять с бедной несчастной девушки? Иди лучше спать. Я уступлю тебе свою спальню, а сам устроюсь на диване в гостиной.
   Фишер с трудом нашла в себе силы, чтобы сделать вздох. Совесть вновь поднялась из глубин ее сознания, и душила, словно веревочная петля. Ей было стыдно! Наверное в первый раз со времен детства.
   Мысленно встряхнувшись, она переборола это неприятное чувство, и приготовилась играть дальше, по заданному сценарию.
  -- Наверное, вы правы. Мне лучше уснуть. Сегодня я слишком переволновалась, и на гране нервного срыва. Спасибо вам за поддержку.
   Стилмен, ничего не ответив подождал, пока она поднимется с кресла, и повел в свою спальню.
   В небольшой комнате, с широкой двуспальной кроватью, было темно, и майор потянулся к выключателю, собираясь включить свет.
  -- Не надо света. - остановила его Фишер. - Так я быстрее усну.
   Рука Стилмена остановила свой путь, и он повернулся к ней.
  -- Ну что же, тогда располагайтесь. Туалет и ванная прямо за вашей дверью, кухня, если захотите есть, в конце коридора. В случае чего, я в гостиной. Спокойной вам ночи.
   Майор развернулся и шагнул к двери.
  -- Морган, постойте.
  -- В чем дело?
  -- Не уходите так быстро. Я так напугана сегодня, что мне хочется с кем-то побыть еще немного. Не оставляйте меня одну.
   Стилмен помялся немного у двери. Чувствовалось что ему неуютно от такой просьбы. Но, в конце концов, подошел к постели и присел на край.
   Фишер, к тому времени, уже улеглась на постели поверх одеяла, так и не сняв одежды. Слишком резкие действия могли его вспугнуть, или насторожить по отношению к ней.
   Она накрыла своей ладонь его руку, и неторопливо погладила ее пальцами.
  -- Жалко что я не встретила вас раньше, Морган. Тогда бы вовремя бросила банду, и не попала в тюрьму. Вы очень хороший человек. Я еще никогда таких не встречала.
  -- Таня, вы такая молодая и очень симпатичная девушка. Вы встретите еще немало хороших людей в своей жизни. Она ведь только началась.
   Фишер присела на постели, и стала массировать его плечи.
  -- Моя жизнь началась уже давно, и началась неправильно. Вы единственный кто не обратил внимания на мои прежние грехи. Ни один из порядочных мужчин, которых я знаю, не оставил бы меня ночевать у себя, и не отдал бы свою постель.
  -- Да что вы говорите... Есть же хорошие люди...
  -- Нет, я таких не знаю. - ее пальцы одну за другой расстегнули пуговицы его рубашки, и нащупали мускулистую грудь. - Вы не только хороший человек, но и красавец.
  -- Таня, что вы делаете?!
   Стилмен попытался подняться, и ей пришлось приложить все свои силы, чтобы не дать ему сделать это. По силе, она и близко не могла сравняться с таким крупным мужчиной, но использовав весь не очень большой вес своего тела, ей все-таки удалось его временно остановить.
  -- Морган, не уходите от меня сегодня.
  -- Я не могу. Я не маньяк чтобы воспользоваться...
  -- Вы ничем не пользуетесь, Морган. Я вас хочу.
   Фишер быстро расстегнула ремень его брюк и, прежде чем он успел опомниться, запустила свои пальцы ему в трусы. Этого не смог бы выдержать и железный. Не выдержал и он.
   Откинувшись спиной на постель, Стилмен привлек ее к себе и, целуя в губы, снял с нее всю одежду. Фишер делала тоже самое, и вскоре, оставшись абсолютно голыми, они занялись любовью.
   Оборона майора была сломлена, и у нее уже не осталось сомнений что он не отпустит ее завтра. Информация будет у нее. Это так же верно, как то, что ее зовут Рита Фишер. Она никогда не остается с пустыми руками!
  
  
  
   Утро следующего дня.
   Соединенные Штаты Америки. Бостон.
  
  -- Ну что ж, ну что ж. Мы должны будем им помешать. Но как? - Гарлем, заложив руки за спину, расхаживал из одного конца своего кабинета в другой. - Но как? - повторил он, остановившись напротив своих подчиненных, сидящих в креслах.
  -- Мы думаем, Эдд. - отозвался Майкл Баракато, старший по званию агент.
  -- Можно устроить диверсию, и взорвать этот проклятый паром. - предложил Стилмен.
   Гарлем тряхнул головой.
  -- Журналисты сожрут нас с потрохами, если пронюхают о нашем причастии к этому. На исламистов это нам никак не свалить. Они не интересуются грузовозами. К тому же, мы до сих пор не знаем какой точно паром это будет. Черт! - негр сжал руки в кулаки.
  -- Эдд, извините за любопытство. - снова подал голос Стилмен.
  -- Извиняю.
  -- Что там, в трюме? Вас чересчур сильно беспокоит этот груз.
   Гарлем устало опустился в свое кресло.
  -- Ничего. Там пусто.
  -- Пусто? - переспросили его подчиненные одновременно.
  -- Именно, сейчас там пусто. Паром придет в Бостонский порт абсолютно пустым. Загрузка произойдет здесь, прямо в порту. Я, правда, не понимаю как они собираются погрузить туда "M2" на глазах у работников порта. Может ночью? Но все равно, все очень странно.
  -- "M2"? Вы имеете в виду "Bradley"? Бронемашины? - удивился Стилмен.
  -- Они самые. "Святое воскрешение" организует переворот на Кубе в ближайшие дни. Бронемашины им понадобятся чтобы уничтожить лояльные войска. Там, на острове, мы не чем не сможем им помешать. В последнее время мы имеем совсем немного своих людей в парламенте, и не можем рисковать, вмешиваясь во внутренние дела другого государства. - Гарлем вздохнул. - Но мы можем предотвратить появлению этой техники на Кубе. Точнее могли бы, если бы знали когда и где точно осуществиться погрузка бронемашин на паром. Информатор, который дал нам эту наводку, куда-то исчез. Он должен был сообщить подробные данные позже, но вчера он не вышел на контакт с нашим агентом.
  -- Эдд, я думаю что это из-за Килоу. - подал голос Баракато.
  -- Причем здесь Килоу? Он всегда работает четко. - не согласился Гарлем.
  -- Нет, вы меня не поняли. Килоу ни в чем не виноват. Он все сделал правильно. Проблема в том, что с Вонючкой Фредом обычно общается Брин, а он в госпитале.
  -- Ты хочешь сказать, что Вонючка не объявился из-за того что на встречу пришел Килоу вместо Брина?
  -- Вполне вероятно, но может быть и не так. Я не уверен. Вонючка знает почти всех наших ребят, но... он, мягко говоря, со странностями.
   Гарлем задумался, подперев голову рукой.
  -- Интересная теория, но я думаю, что дело не в этом. - наконец изложил свое мнение полковник. - Скорее всего, агенты из "Святого воскрешения" узнали о том что Вонючка в курсе их операций, и заставили его замолчать. Лично я думаю, что он уже труп. Если только он не настолько умен, что затаился прежде чем они достали его.
  -- Я попытаюсь его найти. - вызвался Баракато.
  -- Нет, у меня для тебя задание поважнее. Ты должен поехать в порт, и выяснить расписание судов на вечер и начало ночи. Так у нас сузиться круг поисков. Сделай это как можно быстрее. За Вонючкой отправь кого-нибудь другого. Лучше даже двух. Это будет опасно, если за ним действительно идет охота.
  -- У меня нет двух людей, Эдд. - Баракато развел руками. - Брин ранен, остальные заняты, только Джина свободна.
  -- Ну тогда отправь ее одну... Хотя подожди, не стоит рисковать. - Гарлем посмотрел на Стилмена. - Вы хорошо проявили себя вчера во время перестрелки в кинотеатре, Морган. Езжайте вместе с Джиной в район, где обычно околачивается Вонючка. Она знает где это. Если он жив, вытрясите с него все что сможете насчет этого проклятого парома. Ясно?
  -- Вполне. - коротко подтвердил майор.
  -- Да, и пусть ваши помощники приведут солдат в боевую готовность. Мы можем начать операцию в любой момент.
  -- Я извещу их по телефону. - Стилмен поднялся с кресла.
  -- Выполняйте. - Гарлем повернул голову к Баракато, который уже тоже стоял на ногах. - И ты Майкл, тоже поторопись. Нам только не хватало чтобы эти психопаты получили большую территорию для тренировки своих войск.
   Полковник замолчал, снова уйдя в какие-то свои, не слишком приятные мысли, и подчиненные покинули его кабинет.
  
  
  -- Ты сегодня выглядишь счастливей, чем обычно. - заметила Альфа когда они садились в ее черный "Wrangler".
  -- Рад что исламисты не превратили меня в решето, вчера. - соврал Стилмен.
  -- Вчера ты почему-то не радовался. - она завела машину и направила ее к выезду из подземной стоянки.
  -- Новый день. Новые мысли. - философски ответил майор, и отвернулся к окну, делая вид что разглядывает небоскребы городского центра.
   Альфа замолкла, поняв что он не склонен сейчас к болтовне, и Стилмен мог спокойно обдумать свою личную жизнь, которая так неожиданно изменилась вчерашней ночью.
   Еще совсем недавно, точнее вчера, его совсем не тянуло в его холостяцкое жилище. Но то, что произошло ночью, сильно встряхнуло его сознание. Оно изменилось, он чувствовал это. А замечание Джины только лишний раз подтвердило его чувство.
   Ему нравилась Таня Миллер. Даже скорее как человек, чем любовница. Она была умна. Он быстро понял это, еще до того как они стали близки. Общение с ней облегчало душу. Успокаивало его, человека чувствующего себя таким одиноким в последнее время.
   Утром, во время завтрака, он немного рассказал ей о своей жизни. Упуская, конечно, детали относящиеся к "Новому восходу", но она не была чересчур любопытной, и не задавала ему таких вопросов, ответами на которые могло быть лишь вранье. Ему было легко с ней, с несчастной, но очень душевной девушкой, которая из-за родителей загубила свою жизнь. Ее можно было понять, и он искренне хотел помочь ей устроиться в этой жизни. Сделать все что в его силах, чтобы бедная девушка вновь обрела счастье. И то, что произошло между ними вчера, немного продвинуло Миллер в этом направлении. Стилмен прочитал это в ее глазах.
   Продолжая размышлять о своей жизни, майор бросил взгляд на Альфа. Та, не отвлекаясь от лобового стекла, вела машину, думая о чем-то своем.
   Стилмен мысленно сравнил обеих девушек. Таня Миллер была похожа на подростка по своему характеру. Ей сильно испортили жизнь, и это отразилось ни только на ее внешнем виде, но и на сознании. Она была чувствительной, ее было легко обидеть или подбодрить. По жизни она шла с трудом преодолевая препятствия, и в любой момент могла оступиться.
   Джина Альфа? Что можно сказать о ней наверняка? Ее характер и мысли сложно понять. Она всегда держит свои чувства под непроницаемой маской ангела. В этой маске она ласкает своего возлюбленного, в ней же, она избивает пьяных драчунов в грязном кабаке. Что она думает на самом деле, не знает никто.
   По внешности они тоже были противоположностями, хоть и не полными, но заметными с первого взгляда. Обе были высокими, и имели светлый цвет волос, но это было все что их объединяло. Миллер была худощавой, правда спортивной девушкой. Ее тело было приятно упругим на ощупь, но на большую силу оно не намекало. Альфа же, была довольно крупной, почти такой же как и он сам, после того как вернулся к тренировкам. Ее фигура обладала резкими очертаниями, и изящные мышцы поигрывали при каждом движении, когда она была в обтягивающей одежде.
   Девушки разительно отличались друг от друга. Как он мог любить сначала одну, а потом другую? Ведь они были настолько разными! Впрочем, Таню он не любил, скорее она ему просто была симпатична. Но потом..., кто знает?
   Стилмен отвлекся от своих мыслей, и заметил что небоскребами за окном уже и не пахнет. Их сменили многоэтажки унылого цвета. Бедный район, без сомнения. Он не знал весь город наизусть, но примерно догадывался что вчера они с Бишопом были недалеко от этого места.
   Альфа притормозила возле одного из этих домов, и жестом предложила Стилмену покинуть машину.
  -- У Вонючки нет постоянного места жительства. Именно по этому я надеюсь что он еще жив. - Альфа зашагала ко входу в подвал. Майор старался держаться рядом. - Он здесь иногда околачивается. Стоит заглянуть.
  -- Здесь? Среди этого сброда? - Стилмен посмотрел в сторону двух бомжей, развалившихся возле подвальной лестницы.
  -- Ну... здесь бывает не только сброд. Можно встретить и вполне приличных людей.
   Альфа осторожно начала спуск вниз по бетонным ступенькам, которые были покрыты сетью неглубоких трещин. Ее оголенные ступни, обутые в элегантные босоножки, смотрелись до смешного чуждыми этой лестнице, а белоснежный костюм и вовсе не подходил под окружающую среду.
   Стилмен шел за Джиной, и только поэтому, достигнув подвального пола, удержался от того, чтобы немедленно не покинуть это заведение. Если бы не Альфа, то он не задумываясь, повернулся бы назад и пошел прочь отсюда, сделав вид что ошибся дверью. В таких местах, можно было мало на что рассчитывать, кроме мордобоя и самокрутки с марихуаной.
   Почти все помещение подвала было отдано под бильярдные столы. В общем их было не меньше девяти. Дальний правый угол занимала длинная стойка бара, и полки со спиртными напитками. Остальное было трудно разобрать, особенно цвет потолка, так как густой табачный и наркотический дым, полностью скрывал его из виду.
  -- Хорошее место. - Стилмен обвел взглядом общество, ни чем не уступавшее по "красоте" самому заведению.
  -- Я знала что тебе понравиться. Я ведь встретила тебя в баре, который был не намного лучше.
  -- Насчет ненамного, ты загнула. - возразил майор.
   Альфа, пропустив его ответ мимо ушей, устремилась к стойке бара, за которой сквозь густой дым едва виднелся пузатый бармен. Стилмен последовал за ней, стараясь по ее "следам" обходить сомнительные личности усердно занятые загоном деревянных шаров в лунки.
   То ли все эти типы были сильно увлечены игрой, то ли они тоже ни черта не видели сквозь дым, скопившийся в помещении, но не один из них даже не подумал встать на пути новеньких, явно богатеньких, по сравнению с ними граждан. Правда, некоторые из них с интересом поглядывали на Джину, в ее бросающейся в глаза белой одежде, но это пока были лишь взгляды. Стилмен надеялся что им удастся сделать отсюда ноги, прежде чем их намерения перейдут в действия.
  -- Привет, Эдгар. - Альфа обратилась к бармену, ведущему разговор с субъектом бомжеватого вида.
  -- А, Джина. - бармен лениво обернулся в ее сторону, не показывая никакой радости от того что ее увидел. - Чего надо? - грубо поинтересовался он.
  -- Я ищу Вонючку Фреда. Не знаешь где он? - не теряя своей маски, спросила Альфа.
  -- Знаю. Как же не знать. Давно сдох от своего запаха! - бармен ухмыльнулся.
   Бомжеватый тип рядом с ним тоненько захихикал.
  -- Я тут не острить пришла, а за информацией. - не обращая внимание на издевательства, она вытащила из кармана заготовленную десятку, и бросила ее на барную стойку.
  -- Ты становишься нервной, девочка. - бармен сгреб деньги мясистой рукой. - Вонючки нет уже второй день. Я не знаю где он.
  -- И за это ты взял деньги?
  -- Я сказал все что знал. - бармен нагло улыбнулся.
  -- Ну это мы сейчас проверим. Помнишь как ты отказал мне в сдачи?
   Альфа двинулась в обход стойки, намериваясь подойти поближе к толстяку.
  -- И не вздумай ко мне подходить. Вызову полицию. - пригрозил бармен, видя что она вот-вот окажется рядом.
   Джина продолжала двигаться вперед, не обращая на его слова ни капли внимания.
   Стилмен заметил как бродяжка отошел подальше от стойки. Видимо ему посчастливилось видеть как Альфа расправляется с обидчиками. Парочка других посетителей, пивших пиво возле бара, тоже решили что игра в бильярд за ближайшим столом принимает интересный оборот, и народу возле стойки резко поубавилось.
   Ее знали многие в этом подвале. Теперь Стилмен был в этом уверен. Но многие, еще не значит все.
  -- Ей крошка. Хочешь сдачи, иди ко мне. Я дам тебе даже больше. - На пути Альфа возник пьяный рокер в кожаной куртке, абсолютно неуместной в это время года.
  -- Уйди с дороги.
  -- Ей киска, где ты найдешь мужика круче меня?! - рокер лихо распахнул свою куртку, демонстрируя волосатую грудь, почти не скрытую боксерской майкой.
   Позади нахала появились двое его дружков, в таком же одеянии. Еще трое рокеров отвлеклись от игры в бильярд, с интересом наблюдая эту сцену.
   Стилмен в два шага сократил расстояние между собой и Альфа. Встав справа от девушки, он, слегка выдвинув левую ногу вперед, внутренне приготовился защищаться.
  -- Оставь мою девушку в покое, если не хочешь иметь дела со мной. - сказал майор сходу.
  -- А это еще кто? - рокер усмехнулся. - Откуда ты взялся, недомерок?
  -- Я тебя предупреждал. - яростно бросил Стилмен.
   Майор шагнул вперед, намериваясь проучить наглеца, но Альфа с легкостью остановила его продвижение внешней стороной ладони.
  -- Мистер мотоциклист устал, и наверное, хочет спать, а мне нужно за другую сторону стойки. Может он отойдет по-хорошему?
  -- А то что? - рокер, совсем не поняв к чему она клонит, решил что угрозой будет Стилмен, и подошел к нему поближе.
  -- А то я тебя сама улажу баиньки.
   Вслед за словами, Альфа, особенно не изощряясь, отвела правую руку назад, и с размаху впечатала ему кулаком в челюсть. Рокер тут же потерял равновесие от сильного удара, и упал назад, едва не сбив с ног одного из своих приятелей.
   В подвале воцарилось молчание. Стих даже шум от стука деревянных шаров о борта бильярдных столов. Посетители, не скрывая, пялились на них, а некоторые даже обсуждали боевые и сексуальные достоинства Джины.
   Приятели поверженного рокера, наконец, пришли в себя, и их кольцо стало сжиматься вокруг двух сотрудников "Нового восхода". Противников было пять, но Стилмен не беспокоился за их численное преимущество. С таким напарником как Альфа он готов был сразиться и с шестью.
  -- Эй ребята, вы хотите неприятностей? - обратился к рокерам майор.
  -- Мы хотим набить тебе морду. - честно ответил ближний, сжав руки в кулаки.
  -- Не сегодня, мальчики. - правая рука Джины выхватила из спрятанной под пиджаком кобуры грозный пистолет.
   Рокеры остановились в нерешительности. Даже самый последний дебил знал, что делает с живой плотью семи зарядный "Colt" 45-го калибра. А она держала в руке именно это страшное оружие.
  -- Ну так что? - Альфа поводила дулом в разные стороны, демонстрируя его черноту.
   Рокеры инстинктивно отступили назад, но не удалились до тех пор, пока Стилмен не вытащил свой "Desert Eagle" и помог им принять решение. Это оказалось значительным аргументом, в пользу того чтобы оставить их в покое, и рокеры, бросив своего бесчувственного друга лежать на полу, побрели в угол подвала, где тут же завладели бильярдным столом, прогнав прежних игроков.
   Альфа, переступив через лежащее на ее пути тело, отправилась дальше по своему маршруту.
  -- Ей Джина. Стой я пошутил. - бармен подошел к стойке и протянул ей десяти долларовую купюру. - Возьми свои деньги обратно.
   Альфа остановилась, и посмотрела на толстяка своим добрым, никому непонятным взглядом. Это заставило бармена занервничать.
  -- Чего ты хочешь? - напрямую спросил он.
  -- Я должна знать, где находится Вонючка сейчас. Мне нужен ответ а не деньги.
  -- С чего ты взяла, что я знаю где он?
  -- Не держи меня за идиотку, Эдгар. Я осведомлена что ты снабжаешь его кокаином. А раз Вонючка не рискует высовываться, значит ты отправляешь ему наркоту курьером. Ведь так?
  -- Не так. - испуганно возразил бармен, бросив взгляд по сторонам. Но, увидев что Альфа вновь двинулась к дверце барной стойки, поспешно добавил. - Но я скажу тебе где он, при двух условиях.
  -- Каких? - Джина остановилась в метре от дверцы.
   Толстяк приблизился к ней со своей стороны.
  -- Первое, ты не скажешь ему что это я его выдал.
  -- Идет. Хотя другие наверняка разболтают о нашей беседе. Так что учти, это не будет моей виной.
   Бармен задумался. Видно ему не пришел в голову такой поворот событий.
  -- А черт с ним, с первым условием. Второе - пятьдесят баксов в руки.
   Альфа вытащила бумажник и отсчитала оттуда сорок долларов.
  -- Вот. - она бросила деньги на стойку. - Вместе с той десяткой, пятьдесят.
   Толстяк торопливо спрятал купюры в карман.
  -- Магазин спиртных напитков - "Алкогольный рай". Он прячется в подвале.
  -- Ясно. - Альфа выдала милую улыбку. - Но если ты мне соврал, то я вернусь и отрежу небольшой кусочек от твоего пивного пуза.
   Бармен промолчал. Даже при неясном освещении, Стилмен увидел бледность на его лице.
   Вместе они двинулись к выходу провонявшего дымом подвала. Остановившись перед лестницей, майор пропустил девушку вперед, и бросил мимолетный взгляд на банду рокеров, играющих в бильярд. Те, кажется так увлеклись игрой, что совсем забыли о произошедшем. Решив что они не станут их преследовать, Стилмен поднялся наверх вслед за Джиной, и вдохнул всей грудью приятного свежего воздуха.
  -- Да, действительно, можно встретить и вполне приличных людей. - съязвил майор, поравнявшись с напарницей.
  -- Я и не знала, что ты аристократ го... - Альфа замялась, открыв дверь своей машины. Ангельское личико немного сморщилось от досады, но тут же вновь разгладилось. - А к черту! Все равно я не люблю слушать музыку в машине.
  -- И смотреть в боковое зеркало заднего вида. - Стилмен указал пальцем на место, где оно было совсем недавно.
  -- Хватит надо мной издеваться, а то будешь шагать пешком.
   Джина плюхнулась на водительское сиденье, и майор поспешно занял пассажирское, пока она действительно не исполнила свою угрозу.
  
  
   Черный "Wrangler" Джины совершил замысловатый маневр по улицам, и через пару минут остановился за десяток метров до невзрачного на вид магазинчика спиртных напитков.
   Над входом в магазин висела небольшая вывеска с названием, о большей части которого можно было лишь догадываться, так как стертая временем краска не поддавалась легкому чтению.
  -- Мы на месте. - сообщила Альфа. - Здесь следует быть настороже. Если за Вонючкой идет охота, может достаться и нам. - она незаметно вытащила из кобуры свой пистолет, и передернула затвор.
   Стилмен последовал ее примеру.
  -- Джина. - позвал он, прежде чем она успела открыть дверь наружу. - Почему именно "Colt"? Агенты, обычно, предпочитают оружие "помягче".
  -- Это не предпочтение. Просто привычка, еще со времен моей службы в морской пехоте.
  -- Не знал что ты морской пехотинец?
  -- Так вышло. В то время у нас не было тренировочных лагерей. Пришлось мне обучаться в армии США.
   Альфа открыла дверь со своей стороны, и грациозно вышла из машины. Стилмен тоже покинул салон, и пристроился возле нее.
   Через стеклянную витрину магазина виднелись длинные полки, с несметным количеством бутылок, которые содержали жидкости разных цветов. Худощавый продавец, носящий очки в тонкой оправе, как раз вертел в руках одну из бутылок экзотичной формы. Его руки любовно стирали с нее пыль, как будто он гладил девушку, а не очищал стеклянный сосуд от грязи.
   Альфа толкнула внутрь дверь, и как всегда вошла первой.
  -- Что вам будет угодно, мисс? Мистер? - продавец обернулся на звук колокольчика.
  -- У вас есть вино с большой выдержкой? - очень любезным тоном поинтересовалась Джина.
  -- О, мисс! Уверяю вас, мой магазин лучший в этом районе. У меня есть вино с такой большой выдержкой, какую вы и не сможете себе представить!
   Продавец заметно оживился, почувствовав возможность получить хорошую прибыль с "чудачки". Он положил экзотичный сосуд на место, и резво прошелся вдоль полок с дешевой выпивкой. Остановившись возле последней полки, выгодно попадающей в поле зрения с улицы, через витрину, он, поддельно улыбаясь, повернулся к ним лицом.
  -- Посмотрите, здесь у меня есть несколько занимательных экземпляров.
   Альфа и Стилмен подошли к продавцу, и он продемонстрировал им бутылку с давно выцветшей этикеткой.
  -- "Pinto Pereira" 2003-го года. Как вам?
  -- А нет выдержки побольше? - голос Джины стал скучающим.
  -- Сейчас, сейчас. - засуетился продавец, вновь осматривая свое добро. - Вот, "Bordeaux" 1998-го года. Возьмете?
  -- Нет. Я имела в виду по-настоящему большую выдержку. - Альфа повернулась к майору. - Пойдем отсюда дорогой. Зря мы сюда пришли.
  -- Стойте! Подождите! - продавец возбужденно замахал руками. - У меня есть вино столетней выдержки. Если только оно вам по карману.
   Альфа слегка похлопала по пиджаку Стилмена, в том месте где тот носил кобуру. Продавец, неправильно поняв присутствие выпуклости под одеждой майора, расплылся в довольной улыбке.
  -- Мне придется спуститься за ней в подвал. Подождите немного. - он повернулся к деревянной двери в глубине магазина.
  -- Мы спустимся с вами. Если вы не возражаете?
   Продавец остановился как вкопанный.
  -- В мой подвал спускаюсь только я. Это место не для посторонних! - повернувшись, категорично заявил он.
  -- Ты что-то там прячешь? То, чего не должны видеть другие? - Альфа придвинулась к нему поближе.
  -- С чего вы взяли? И вообще, кто вы такие? Убирайтесь из моего магазина! - продавец махнул рукой на выход.
  -- Ну что за нахальство. - дружелюбно проговорила Альфа.
   Левая рука Джины схватила продавца за грудки, и она быстро затолкала бедолагу за горизонтально расположенную полку, чтобы скрыться от вида с улицы.
  -- Где Вонючка, мудак? - спросила она более серьезным тоном.
  -- Какая вонючка? У меня не зоомагазин. Оставьте меня в покое, психи!
  -- Ах ты не знаешь какая вонючка? - Альфа вытащила "Colt" из своей кобуры. - Что тебе дороже, деньги которые платит Фред за пристанище, или собственная шкура? - ее пистолет уткнулся дулом ему в живот. - Я считаю до трех. Раз. Два. - быстро сказала она.
  -- Он там, внизу. - мгновенно сознался продавец.
   Джина очаровательно улыбнулась.
  -- Так открывай дверь. Чего ждешь?
   Альфа взяла его за локоть, и направила в нужную сторону. Продавец обречено шагнул к двери и, вытащив из кармана связку ключей, отпер замок. Он потянул ручку на себя и быстро нашарил выключатель на стене за дверью.
   Стилмен подошел к дверному проему, и заглянул вниз. Небольшая каменная лестница, в самом конце, упиралась в такую же деревянную дверь.
  -- Она заперта? - поинтересовался он у продавца.
  -- Да.
  -- Дай мне ключ. - потребовал майор.
  -- Вот этот. - продавец протянул ему всю связку, выделив самый ржавый.
   Стилмен взял ключи из его рук, и стал спускаться по ступенькам вниз. Остановившись, он вытащил свой пистолет, и левой рукой воткнул ключ в замок. Послышался скрежет несмазанного запора, и дверь открылась.
   Майор хотел было шагнуть дальше, но идущая за ним Джина, бесцеремонно оттолкнула его с пути, и ворвалась в подвал первой.
   Среди запыленных полок, опоясывающих стены, в дранном кресле в середине помещения, сидел мужчина лет тридцати, одетый в помятый пиджак синего цвета, и в новенькие голубые джинсы. Он с интересом рассматривал детский журнал комиксов, и лишь когда услышал стук приближающихся к нему каблуков, поднял свой взгляд.
   Интерес на его лице мгновенно сменился беспокойством. Отбросив журнал в сторону, он схватился за лежащий на его коленях пистолет, и резко встал с кресла.
   Вонючка вскинул оружие, и нажал на курок, целясь в девушку. Джину спасла лишь ее отменная реакция. Стоило стволу указать ей на грудь, ее правая нога взметнулась вверх, и ступня вошла в соприкосновение с кистью противника. Сбитый с прицела пистолет выплюнул пулю влево, и стоящая на полке бутыль с жидкостью кроваво-красного цвета, разлетелась на мелкие осколки.
   Вонючка вскрикнул от боли и, уронив свое оружие на пол, схватился за пришибленную кисть другой рукой. Чудом сохранившая равновесие на каблуках Альфа, тут же легонько ткнула его кулаком в солнечное сплетение, заставив рухнуть обратно в кресло.
   Джина обошла кресло и остановилась со стороны спинки. Стилмен встал перед Вонючкой, на всякий случай, отбросив ногой его пистолет в сторону.
  -- Привет, Фред. Я рада что наконец тебя нашла. - Альфа сложила руки на спинке кресла. На ее лице не было абсолютно никакой ненависти к этому человеку, едва не лишившему ее жизни.
  -- Дж... Джина. Что тебе...?
   Альфа ласково взъерошила волосы Вонючки.
  -- Ты почему не пришел на встречу вчера? Только не надо мне говорить что не знаешь на какую. - Джина ущипнула его за ухо.
   Вонючка вскрикнул и попытался встать, но она легко отправила его обратно в кресло, надавив одной рукой на плечо.
  -- Не дергайся. Говори, в котором часу и где будет паром?
  -- Не знаю. Ничего не знаю. - нервно ответил Фред.
   Джина подняла взгляд на Стилмена.
  -- Сломай ему колено. - сказала она, как будто просила передать ей соль.
   Майор занес ногу для мнимого удара.
  -- Ей ребята! Чего это вы? - Вонючка вконец запаниковал. - Я не могу вам сказать ничего про этот дерьмовый паром. Они меня прикончат.
   Альфа похлопала Фреда по щеке, а дуло ее пистолета уткнулось ему в ухо.
  -- Не беспокойся за них. Если не скажешь, я прикончу тебя прямо сейчас.
   Вонючка умоляюще посмотрел на Стилмена.
  -- Она это сделает. - подтвердил майор.
   Вонючка тяжело вздохнул.
  -- Хорошо, я вам скажу. Только взамен, вы обеспечите мне защиту, хотя бы на неделю.
  -- Идет. - с ходу согласилась Джина. - Валяй, рассказывай.
  -- Судно придет в грузовой порт, к третьему причалу, в одиннадцать часов ночи. Примерно в это же время, в порт прибудут бронемашины.
   Стилмен недоуменно посмотрел на Вонючку.
  -- Как они их протащат в порт? В поезде?
   Фред мотнул головой.
  -- Им это не понадобиться. Эта техника из местного гарнизона национальной гвардии. Доехать на ней до порта плевое дело. Кто заподозрит в чем-то американскую армию?
  -- Твою мать! - выругался майор.
   За последние годы разрушились все стереотипы. Даже в армии Соединенных Штатов существовало разделение на сторонников "Нового восхода" и "Святого воскрешения". Эти две организации перебаламутили весь мир.
  -- Когда состоится отплытие? - продолжала допрос Альфа.
  -- Я не знаю. Как только закончится погрузка, наверное. У меня сложилось впечатление, что они куда-то спешат. Вы не знаете куда?
  -- Не твое собачье дело. Я здесь за тем чтобы получить у тебя информацию, а не сообщать тебе свою. Понял?!
  -- Да, да. - поспешно подтвердил Вонючка. - Я сказал вам все что знал. Может, теперь мы поедем в безопасное место, а?
   Альфа тихо усмехнулась.
  -- Чего это ты так боишься?
  -- Я не боюсь. Я трезво оцениваю обстановку. - с достоинством ответил Фред.
  -- Обстановку? Неплохо сказано. То-то я смотрю, от тебя так воняет потом. - Джина издала неприятный звук, изображая отвращение.
  -- Потом? - Вонючка стал усиленно принюхиваться к запаху своей одежды.
   Стилмен тоже вдохнул воздух, но никакой вони не почувствовал. От Фреда пахло как минимум двумя видами одеколонов, но никак не потом.
   Как раз в это время, Вонючка вытащил из нагрудного кармана рубашки маленький флакончик, и стал хаотично обрызгиваться жидкостью. Подвал наполнился ярким ароматом дорогого одеколона.
   Стилмен едва сдержался, чтобы не рассмеяться. Теперь он понял зачем Фреду дали такое, на первый взгляд неподходящее, прозвище.
  -- Ну все, Вонючка. Вставай, поедешь с нами. - Альфа хлопнула его по плечу и отошла от кресла.
  -- Постойте, мне нужно еще кое-что захватить отсюда. - Фред встал и, подвигав распухшей кистью, направился в угол.
   В углу, прислоненная впритык к полкам с бутылками, стояла пружинная кровать доисторической эпохи. Из всех постельных принадлежностей присутствовали лишь облезлый матрас да подушка.
   Вонючка откинул подушку в сторону, и под пристальным взглядом Джины и майора, засунул во внутренний карман пиджака пакетик с белым порошком.
  -- Я возьму свой пистолет тоже. - Фред кивнул на валяющееся в углу оружие.
  -- Я сама его возьму, не беспокойся. - Джина схватила его за руку и подтолкнула в сторону выхода. - Давай, двигай ножками.
   Стилмен тоже повернулся к двери и, сделав несколько шагов, распахнул ее настежь. Он двинулся дальше, но тут же замер на пол пути.
   Он это услышал на самом деле, или шалят нервы? Ему показалось, что кто-то вскрикнул от боли.
   Стилмен поднялся на пару ступенек вверх, и следующие звуки разрешили все его сомнения. Шум десятка упавших с полки бутылок уже не мог быть предметом воображения.
   Он бесшумно взбежал по ступенькам вверх, и резко открыл деревянную дверь. В последний момент, шестое чувство зачем-то заставило его пригнуться, и он вошел в дверной проем в полусогнутом положении.
   Из глубины магазина раздалось два выстрела. Обе пули прошли над его головой. Стрелял человек в мужском бежевом костюме и круглой шляпе. Его напарник был неподалеку. Стоя на одном колене он избивал лежащего на полу продавца.
   Стилмен ответил выстрелом из своего "Desert Eagle", и человек в шляпе, получив пулю в живот, медленно осел на пол. Второй дернулся за своим оружием, но меткий выстрел в голову мгновенно повалил его на бок.
   Майор разогнулся и осмотрел помещение. Больше врагов не было. Тогда, он бросил взгляд назад, удостоверясь что Альфа не пострадала от шальной пули. Она все еще находилась в подвале, пинками подталкивая Вонючку к лестнице, а отметины от обеих пуль были на покатом потолке, как раз на уровне головы Стилмена. Не успей он пригнуться вовремя, и это был бы конец.
   Раненый в живот мужчина громко стонал на полу. Оброненный им "Walter" валялся рядом, возле его ноги.
   Стилмен подошел к раненному, держа пистолет наготове. Даже в таком состоянии он может быть опасен.
   Мужчина слегка приподнял голову. Его ненавидящий взгляд уперся в майора, а кисти рук соединились на животе, как будто он хотел остановить хлыщущую из него кровь. Он был уже полутруп, но даже полумертвые жаждут мщения.
   Рука раненного, очень медленно, словно налитая свинцом, потянулась к лежащему на полу пистолету. Стилмену виделось все это как в замедленном кадре, настолько медленными были движения умирающего.
   Рука сантиметр за сантиметром приближалась к своей цели, завораживая майора, напоминая о его прошедших годах, когда он участвовал в операциях по ликвидации лидеров террористических групп.
   Молодой капрал, еще новичок в их отряде, подстрелил вышедшего из-за угла боевика в живот и, удовлетворившись этим, побежал догонять свое отделение. Никто не обратил на лежащего на земле террориста внимания, считая что он мертв, и это оказалось ошибкой.
   Стилмен заметил как все произошло, но заметил слишком поздно. Террорист успел схватить свой автомат и дать очередь в спину ближайшего бойца.
   Боевик тут же обрел свою смерть. Стилмен истратил на него две очереди со злости. А бронежилет солдата оказался пробит в районе позвоночника. Он не умер, но зато навсегда остался инвалидом.
   Нужно добивать раненных, Стилмен запомнил это на практике.
   Рука раненного, наконец, дотянулась до оружия и, забыв о боли, он улыбнулся.
   Стилмен нажал на курок, и пуля пробила череп врага. На лице мертвеца так и осталась предсмертная радость.
   Майор еще раз взглянул на улицу через витрину. Других вооруженных людей и спешащих на вызов полицейских пока не наблюдалось.
   Он отвернулся от трупа и присел возле продавца. Тот беспомощно лежал на полу. На его лице остались следы многочисленных ударов, а из левой кисти руки, лежащей в осколках разбитой бутылки, сочилась кровь.
  -- За что они тебя так? - спросил Стилмен.
  -- Они хотели ключи... - с трудом шевеля разбитыми губами, ответил он. - Я сказал что у меня нет ключей, а они меня... - его взгляд пробежался по полкам, подсчитывая нанесенный ущерб. - Будьте вы все прокляты!
  -- Сразу видно агентов "Святого воскрешения". Сначала бьют, потом спрашивают. Полные кретины. - высказала свои мысли Джина, как раз проходящая мимо избитого продавца.
  -- Вот тебе мини компенсация. - майор выудил из кармана несколько помятых купюр мелкого достоинства. - А вот твои ключи.
   Он положил все это на грудь продавца, который тут же ответил презрительным взглядом, успев быстро подсчитать сумму "гуманитарной помощи".
   Стилмен поднялся с корточек и присоединился к остальным, уже покидающим пострадавшую лавочку. Он пристроился в самый конец за Джиной, которая вела Вонючку по направлению к своей машине.
   Твердые ягодицы его напарницы, обтянутые тонким белым материалом, представляли собой весьма соблазнительное зрелище, и майор бросив на них взгляд, опять задумался о Джине. На пару мгновений он отвлекся от окружающего мира, и пришел в себя лишь услышав шум подъезжающей машины.
   В машине сидели двое в обычных мужских костюмах. Обычно, Стилмен не обращал на подобных людей внимания, но в этом районе он почти не встречал такой одежды, и в нем сразу зародилось подозрение.
   Внезапно, один из двойки в машине ткнул локтем своего приятеля, и кивнул в их сторону.
   Стилмен потянулся за оружием, но, увидев что враги успеют выхватить свое первыми, толкнул напарницу в спину, и они вместе повалились на тротуар, под защиту темно-бордового пикапа. Грянули выстрелы, и вслед за ними, на тротуар рухнул труп Вонючки.
   Альфа тут же перекатилась на бок, поближе к чужой машине, безобразно испачкав свой снежно-белый костюм. Стилмен тоже поспешил занять позицию за кузовом, и быстро вытащил из кобуры "Desert Eagle".
   Их противники, судя по хлопанью дверей, уже покинули свою машину. Майор приготовился стрелять, но враги не спешили рисковать своими жизнями, пытаясь пойти в обход.
   Со стороны улицы раздался одиночный выстрел, и пуля царапнула бетон возле левой ступни Джины. Альфа поспешно сместилась вправо, и ее ноги оказались за колесом.
   Стилмен прислушался. Едва уловимый стук подошв по бетону показывал что враги приближались. Кого они из себя возомнили? Суперменов? Впрочем, он с Джиной сейчас сам в паршивом положении, чтобы судить о других.
   Майор постучал ногтем по пикапу, привлекая внимание. Альфа повернула голову к нему. Он показал пальцем на пистолет, отобранный у Вонючки, который она держала в левой руке, а потом показал что она должна с ним сделать.
   Джина нахмурилась, видимо не веря что это подействует.
   Стилмен настойчиво кивнул, и едва не стал жертвой противника, который сделал выстрел по его высунувшейся макушке. Пуля пролетела с пустяковым отклонением от цели, и пробила капот. Это стало решающим аргументом для Джины. Не дожидаясь пока их прикончат, она метнула пистолет по бетону, в сторону нападавших.
   Стилмен и Альфа почти синхронно поднялись из-за пикапа, и отвлеченные скользящим пистолетом враги, не успели сориентироваться.
   ПУХ! БАНГ! - "Desert Eagle" и "Colt" выстрелили одновременно, и противники, выронив пистолеты, замертво свалились на дорогу.
  -- А ты крут. Почти так же крут как я. - заметила Джина, пряча оружие в кобуру. - Почему ты был уверен, что эти кретины примут пистолет за гранату?
  -- Я не был уверен. Но сильно надеялся что они отвлекутся. - Стилмен сделал приглашающий жест рукой в сторону ее машины.
   Альфа, ничего не сказав в ответ, прошла мимо трупа Вонючки и, миновав следующий автомобиль, села за руль "Wrangler"-а. Стилмен быстро забрался на пассажирское сиденье, и под звуки приближающейся полицейской сирены, они выехали на проезжую часть.
  
  
   Ночь того же дня.
   Соединенные Штаты Америки. Бостон.
  
  -- Здесь наблюдатель. Осталось два "M2". - доложил лейтенант Пирс по рации.
  -- Вас понял, наблюдатель. - ответил Стилмен. - Продолжайте следить за целью.
   Майор отвел микрофон ото рта, и обвел взглядом отделение солдат, сидящее вместе с ним в грузовике. Все были одеты в черные спецовки и лыжные маски. К лицу каждого крепился прибор ночного виденья. Спектральные бронежилеты, надетые поверх одежды, и автоматы "MP5 SD" фирмы "Heckler & Koch" дополняли грозный вид бойцов.
  -- Итак, все помнят что от кого требуется? - спросил майор.
  -- Да, сэр. - приглушенно ответили солдаты.
  -- Есть вопросы?
  -- Сэр. - обратился один из бойцов.
   Стилмен узнал голос лейтенанта Ньюмана, одного из трех офицеров "Кобры".
  -- Я не совсем понимаю зачем нам все это. - продолжил лейтенант. - Проще будет дать ребятам пару аквалангов. Пусть они прикрепят к парому взрывчатку, когда он покинет порт.
  -- Я считаю также. - согласился майор. - Но начальство думает по-другому. Они не хотят чтобы кто-то знал о диверсии. Они хотят чтобы мы завладели этим чертовым судном, вывели его в открытое море и утопили. И все, никакой зацепки для журналистов.
  -- Если только никто не услышит выстрелов во время захвата. - напомнил Ньюмен.
  -- Это уже наша работа, чтобы шума не было. Трупы возьмем с собой. Оставим на пароме, когда будем его топить. Их не скоро найдут.
   Ньюмен в согласии покачал головой, и принялся разглядывать свой автомат. Остальное отделение никак не прореагировало на их разговор. "Новые" еще слишком слабо разбирались в таких тонких вещах как политика.
  -- Здесь наблюдатель. Началась погрузка последней бронемашины, сэр. - сообщил Пирс по рации.
  -- Понял. Сколько часовых в зоне вашей видимости?
  -- Трое, сэр. Один недалеко от моей позиции, двое ближе к причалу, на своих старых местах.
  -- Принято. По моей команде снимаете ближнего часового.
  -- Ясно. - подтвердил Пирс.
   Стилмен повернулся к бойцам.
  -- На выход. - скомандовал он, одновременно обращаясь и в рацию, чтобы услышали бойцы отделения в соседнем грузовике.
   В считанные секунды кузов опустел, и майор, в душе обозвав себя черепахой, устремился вслед за всеми. Как только он спрыгнул на землю, к нему подбежал лейтенант Картер.
  -- Сэр, за соседним складом обнаружена легковая машина с четырьмя людьми. Фары погашены.
  -- Возьмите всю свою пятерку, и уберите их без шума. Машину с трупами потом подгоните к парому. - коротко распорядился майор.
  -- Ясно, сэр. - лейтенант развернулся, собираясь выполнить приказание, но вдруг повернулся обратно. - Прошу прощения, сэр. По плану мои люди должны снять часового...
  -- Я сам этим займусь. Идите.
   Стилмен обвел взглядом оставшихся солдат. Их было чуть более десяти, и все они ждали приказов.
  -- Ньюмен, возьмите собой человека, и уберите часового с левой стороны причала. - приказал майор.
  -- Ясно. - лейтенант быстро выбрал солдата, и они бесшумно нырнули во мрак.
  -- Вторым часовым займусь я. Мне нужен доброволец.
   Вперед дернулось сразу несколько бойцов, но, внезапно они остановились, уступив дорогу одному, что-то шикнувшему в их сторону. Вызвавшийся боец, встал по левую руку от майора.
  -- Остальным остаться здесь. Ждать моей команды.
   Стилмен развернулся, и бесшумно затрусил в направлении причала. Доброволец держался четко за ним. До цели был еще большой путь. Майор сознательно распорядился остановить грузовики подальше от причала. Их не в коем случае не должны были заметить агенты "Святого воскрешения".
   Как он и предполагал, враги тоже имели резерв, на случай внезапной атаки. Те четверо в машине, обнаруженной людьми Картера, были лишним тому доказательством. Следовало провести все тихо, четверка вражеских агентов могла быть и не единственной.
  -- Как тебя зовут, солдат? - спросил Стилмен шепотом.
  -- Будем знакомиться заново, сэр? - тихо ответил знакомый голос.
   Майор едва не споткнулся. Лишь чудо не дало ему грохнуться на дорогу.
   Стилмен сбавил темп, и теперь больше следил за углами окружающих их складов, чем за скоростью передвижения.
  -- Джина, какого черта ты тут делаешь? Ты должна быть среди наблюдателей, если мне не изменяет память.
  -- Я поменялась с одним из солдат.
  -- И Пирс это позволил?
  -- Я приказала ему позволить. Не забывай, я капитан, а он только лейтенант.
   Стилмен скрипнул зубами. Пирс и в самом деле ничего бы не смог поделать со старшим по званию. А отправлять ее обратно было уже слишком поздно.
   Он вовсе не сомневался в ее способностях как офицера. Он знал что она на многое способна. Но майор не любил выскочек вроде нее, которые всегда что-то стремились доказать остальным. Часто это приводило к печальным последствиям.
   Стилмен прижался спиной к зданию склада. Они уже находились в плотную к причалу, и следовало быть осторожными как никогда.
   Осторожно, не делая резких движений, он выглянул из-за угла. Метрах в пятнадцати от него, из стороны в сторону, прохаживался один из часовых. Впереди, на расстоянии в четыре раза превышающем дистанцию до часового, начинался причал. Огромный паром с открытым трюмом, словно чудовище поглощал бронемашину, уже почти что исчезнувшую в его глубине.
  -- Всем бойцам основной группы. Занять позицию для начала штурма. - тихо приказал он в рацию.
   По этой команде оставленные возле грузовиков бойцы должны начать операцию. Стилмен еще раз прикинул расстояние до часового. У него было немного времени.
  -- Оставайся здесь, прикроешь меня если он заметит. - шепотом приказал майор.
  -- Я сама его сниму.
  -- Оставайся здесь. - с нажимом повторил Стилмен.
   Случилось именно то, чего он опасался. Альфа чересчур рвалась в бой. Будь она хоть дважды морпехом, но специалист по часовым здесь он, и у него куда больше шансов проделать все бесшумно. К счастью, она все-таки послушалась приказа.
   Как только часовой закончил движение в их направлении и повернулся в обратном, Стилмен покинул укрытие. Половину расстояния до врага он преодолел быстро. Теперь можно было вполне произвести прицельный выстрел в голову. "MP5 SD" имеет неплохой глушитель, и навряд ли его кто-то услышит.
   Стилмен хотел было нажать на курок, но раздумал. Лучше не рисковать. Даже выстрел из длинноствольного "High Standard" со встроенным глушителем может невольно испортить все дело. Если оружие часового ударит о землю при падении тела, этот звук могут услышать другие.
  -- Здесь Чарли-1. Часовой снят. Все чисто. - доложил голос Ньюмена по рации.
   Майор продолжил движение за часовым, и успел его догнать прежде чем тот повернулся. Часовой услышал крадущиеся шаги за спиной, и попытался развернуться, но Стилмен его опередил. Схватив оружие врага рукою, он быстро приставил свой "MP5 SD" к его голове, и нажал на курок.
   ПУП! - Почти что бесшумно прозвучал выстрел. Девятимиллиметровая пуля легко пробила череп и из зияющей в нем раны разлетелись коричневые сгустки крови.
   Стилмен вырвал "M-16" из рук врага и, подхватив мертвое тело предплечьями аккуратно опустил его на пол.
  -- Наблюдатель, снимите часового. - приказал он по рации Пирсу. - Всем бойцам основной группы, вперед!
   Стилмен услышал за спиной топот ног, и вскоре к нему присоединилась Альфа.
  -- Без геройств, ладно? - шепотом сказал майор.
  -- Да, сэр.
   Из-за двух противоположенных углов склада вынырнули подвижные черные фигуры бойцов "Кобры". Они быстро приближались к причалу, чтобы с ходу ворваться на паром.
   Внезапно, где-то вдалеке, за соседним складом, раздалась очередь. Затем другая. Как только все стихло послышался возбужденный голос Пирса по рации:
   - Здесь наблюдатель. Вышла накладка. Часовых было два. Оба мертвы, но мы обнаружены.
   Как будто в подтверждение его словам, с парома ударило два мощных прожекторных луча. Вслед за лучами характерно застучали два пулемета пятидесятого калибра, пули которых были в состоянии пробить любой бронежилет.
   Лучи света словно гончие смерти пытались нащупать атакующих солдат. Двое людей в черной форме оказались в освещенном круге, и тут же пали жертвой одного из пулеметов, который расстрелял их как в тире.
   Стилмен бросился в укрытие, ориентируясь на спину Джины, бежавшей впереди. Повсюду творился настоящий ад. Бойцы "Кобры" прятались где попало от беспощадного огня. Те, кто отвечал врагам из автоматов, лишь рисковали своими жизнями. Пулеметчиков было слишком сложно достать.
   Альфа проигнорировала какую-то бочку, попавшуюся на пути, и метнулась к тяжелому подъемному крану, стоящему возле причала. Правый луч прожектора сместился в ее сторону, и Стилмен с ужасом заметил как световой круг зафиксировался у нее под ногами.
   Не теряя времени, он метнулся вперед и сбил Джину с ног. Они вылетели за пределы круга, и с опозданием в какой-то миг, в то место где они недавно находились, ударила очередь.
   ТУМТУМТУМ! - Пулемет выстрелил еще раз, уже наугад. Пули опять прошли мимо. Но прожектор начал смещаться, вновь выискивая цель.
   Альфа и Стилмен без согласования откатились в разные стороны, и круг смертельно опасного света проскользнул между ними, выхватив из мрака лишь руку майора. Но пулеметчик все же заметил цель, и следующие пули легли прямо перед лицом Стилмена.
   Он понял что враги не успокоятся, пока их не прикончат. До спасительного крана было еще далеко. Не доползти! Оставался один выход.
   Дождавшись, пока пулемет выстрелит вновь, Стилмен тщательно прицелился в место, где появлялись вспышки и нажал на курок. Поставленный на режим безостановочного огня "MP5 SD" глухо заворчал в ответ своему более грозному противнику. Майор твердо держал автомат, не давая ему смещаться в сторону. Истратив половину тридцати зарядного магазина, он, наконец, отпустил курок.
   Пулемет молчал. Враг был мертв.
   Справа послышались глухие хлопки автомата такой же марки, и выискивающий цель прожектор погас.
   Стилмен бросил взгляд вправо. Альфа уже поднималась с земли. Оказавшись на ногах, она словно метеор устремилась к парому. Майор вскочил и бросился за ней. Остальные бойцы делали тоже самое. Оба прожектора уже были уничтожены. Возможно, другой пулеметчик тоже погиб. Теперь можно было начать запоздавший штурм.
  -- Дерьмо! - Стилмен услышал громкое ругательство по рации. - Здесь Чарли-1. Паром ушел.
  -- Чарли-1, в чем дело? Опишите что видите. - занервничал майор.
  -- Паром отшвартовался, сэр. Он отплывал пока мы уничтожали пулеметные гнезда. Нам его не достать.
   Стилмен остановился, и всмотрелся в очертания корабля. Действительно, он был уже далеко от причала. И как он мог не заметить его движения во время перестрелки? Возможно, он не обращал на это внимания, пока существовал риск для его жизни, и жизней его людей.
   Майор в ярости хлопнул себя по бедру. Ему редко приходилось проваливать задания, и он этого не любил. В особенности, он не любил это тогда, когда его отряд нес потери.
   Стилмен отвернулся от причала, и зашагал назад. Туда, где на бетонном покрытии портовой дороги неясными контурами вырисовывались черные фигуры, застывшие на земле. Над одним из нескольких тел склонился боец. Майор подошел к нему вплотную.
  -- Какие потери? - сходу спросил он.
  -- Двое убиты. Двое ранены, сэр. - ответил незнакомый голос.
  -- Оказать помощь раненым! - крикнул Стилмен в микрофон рации.
   Это было уже лишнее. Несколько бойцов в черном и так быстро приближались к своим лежащим на земле товарищам. Майор вновь обратился по рации ко всем, объявляя сбор, а затем приказал водителям грузовиков подогнать машины к причалу.
   Стилмен подошел к телам мертвых. Другие бойцы уже стащили два трупа вместе и сняли с них лыжные маски и приборы ночного виденья. Их лица сейчас были открыты. Лица "новых", еще не познавших всего вкуса жизни людей.
   Майор склонился над одним из трупом. Им была девушка лет двадцати на вид, с темно-коричневой гладкой кожей, и короткими кучерявыми волосами. Чем не обычная молодая негритянка, каких он видел тысячи за свою жизнь? Кроме крупного телосложения, она ничем не отличалась от обычного человека двадцатилетнего возраста, по крайней мере теперь, когда она уже была мертва.
   Глаза Стилмена слегка увлажнились. Он не любил терять своих людей. Осторожно, будто боясь потревожить спящую, он прикрыл ей веки. Не зачем ей больше смотреть на этот мир, который так жестоко с ней обошелся.
   Майор поднялся во весь рост. Находясь в апатии из-за провала операции, он не нашел занятия лучше чем стоять, наблюдая как бойцы, имеющие мини аптечки, перевязывают раненных.
   Кто-то подошел к нему сзади и положил руку на плечо.
  -- Морган, не бери в голову. Ты сделал все правильно. Это не твоя ошибка.
  -- Моя, Джина. Ошибка моя. В провале всегда виноват командир.
   Стилмен шагнул вперед, и ее рука соскользнула с его плеча. Он молча направился к подъезжающим грузовикам. Ему надо скорее попасть туда, в кабину, чтобы избежать дальнейших разговоров на эту тему. Кто бы что ни говорил, а ошибка была именно его. Он не учел такой возможности.
  
  
   Спустя три часа, Стилмен и другие офицеры "Кобры" собрались в кабинете шефа. Гарлем все еще находился на своем рабочем месте, несмотря на поздний час. Операция по захвату Кубы, развернутая "Святым воскрешением", заставила многих людей сегодня ночью пропустить свой сон.
   Мест на всех не хватило, и кресла достались лишь Стилмену и Джине, которая по непонятной причине часто присутствовала там, где в этом не было необходимости.
   Сам полковник, как всегда прохаживался из угла в угол. Все уже к этому привыкли. Он делал так всегда когда нервничал. Волосы Гарлема немного поседели за этот день. Он выглядел ужасно усталым.
  -- Эта была моя ошибка, сэр. Вам следует отстранить меня от командования спец подразделением...
  -- Морган, заткнитесь. Вы уже во второй раз поете эту песню. - полковник остановился прямо перед ним. - Я внимательно выслушал все что вы рассказали. Здесь нет вашей вины. Если они успели уплыть, пока задерживали ваш отряд пулеметным огнем, то это не значит что вы могли им помешать. Подумайте, Морган. Не могли же вы превратиться в морского льва и догнав этот чертов паром, перегрызть глотки его команде!
   Стилмен опустил взгляд.
  -- Я рад что вы все поняли. - Гарлем продолжил свое путешествие по кабинету. - Кроме того, паром от нас не ушел.
  -- Сэр? - переспросил майор. - То есть как?
  -- На крайний случай у командования существовал резервный план. Они поставили пару наших личных подлодок недалеко от побережья Соединенных Штатов. Когда вы упустили свою цель, подлодка пошла на перехват и потопила паром.
   Ньюмен многозначительно посмотрел на Стилмена.
   Тот покачал головой в ответ.
  -- И не надо обвинять командование в тупости. - вклинился Гарлем в их безмолвный разговор. - Конечно, это плохо что отряд понес потери, но уничтожение цели подлодками имеет свои минусы. В частности, команда успела передать сигнал бедствия. Теперь, журналисты будут в курсе наших грехов. Они не смогут доказать ничего наверняка, но раздуют такой скандал, что нам не позавидуешь. Уж Ризи постарается чтобы они это сделали.
  -- Сэр, так значит им все же не удастся взять Кубу? - Стилмен счел своим долгом спрашивать все самому, так как был старшим офицером в этой комнате, не считая конечно полковника.
   Гарлем опять остановился. Он обвел присутствующих каким-то грустным взглядом, и наконец занял свое кресло.
  -- Ни черта мы не добились этим. - полковник в сердцах хлопнул по столу. - Вот что я вам скажу, парни... и девушки тоже. - добавил он взглянув на Джину. - Этот Ризи хитрый подлец. Он подсунул нам дезинформацию. Мы то думали что на Кубу отбудет два корабля, везущих технику и людей. Но туда направлялось пять. Три, естественно, мы упустили. Можете считать что Куба его. Вот так-то.
   В кабинете полковника воцарилось гробовое молчание. Все понимали насколько серьезна эта проблема, и что теперь, жизнь "Нового восхода" усложнится. А вместе с компанией, ее служащие также испытают проблемы на своей шкуре.
  -- Ну все, господа офицеры. Вы все свободны. - полковник оторвал печальный взгляд от стола. - Сегодня был трудный для вас всех день. Идите по домам, выспитесь. Завтра начнете работу с послеобеденного времени.
   Стилмен и Альфа поднялись со своих мест и, вместе с остальными так неуместно пожелав полковнику спокойной ночи, вышли из его кабинета.
   Все офицеры молча направились к лифту. Говорить было не о чем. Каждый думал о своем. Наверное, некоторые уже задумывались от том чтобы покинуть компанию. При теперешнем положении, уже как никогда ясно что "Новый восход" начинает сдавать свои позиции.
   Майор хотел шагнуть в кабину лифта вслед за всеми, но внезапно кто-то схватил его за рукав. Двери лифта сомкнулись перед его носом, и кабина отправилась вниз, на подземную стоянку.
   Стилмен обернулся назад.
  -- Я хотела сказать тебе спасибо, Морган.
  -- Спасибо? За что?
  -- Там, в порту. Ты спас мне жизнь. Пули прошли совсем рядом.
  -- Считай, что я вернул свой долг за тот бар, в Лас-Вегасе.
   Майор повернулся к лифту и нажал кнопку вызова.
  -- Морг. - вновь позвала Альфа.
   Стилмен посмотрел ей в лицо. Маска ангела по-прежнему была на месте. Она никогда ее не снимала. Но глаза..., они смотрели на него немного по другому, не так как обычно.
  -- Я все-таки хотела бы тебя отблагодарить. Как насчет ужина вдвоем, за мой счет?
  -- А как же твой парень?
  -- Парень? - переспросила Альфа. - Ах да, мы уже расстались.
   Стилмен печально вздохнул. Хоть правая щека Джины и была слегка расцарапана, а нос и подбородок еще до конца не оправились после знакомства с дорожным покрытием в порту, это лишь незначительно портило ее обаяние и выраженную сексуальность. Такая девушка как Джина могла играючи завоевать любовь любого. Ее тело было великолепно, и оно манило к себе мужчин. Ее лицо, даже несмотря на ушиб, было нечеловечески красиво. Просто безупречно. Стилмену нравилась ее внешность, куда больше чем внешность любой другой девушки, которую он когда либо видел. Но то, что таилось внутри этого ангельского создания, немного страшило его. Когда он узнал ее получше, в процессе совместной работы, то понял что она опасна, а жизнь на пороховой бочке не прельщала майора. Ему нравилось куда более спокойное существование.
   Таня Миллер, несмотря на то что она сильно проигрывала своей беловолосой сопернице по красоте, устраивала Стилмена куда больше. С ней было легко и просто. Он не чувствовал себя постоянно напряженным, и мог расслабиться. Миллер была приятным собеседником, и обаятельной девушкой. Большего ему и не требовалось. Джина Альфа при всей ее красоте и непонятном характере, пожалуй, немного не для него.
  -- Большое спасибо за приглашение, Джина. - Стилмен заставил себя улыбнуться, в душе надеясь что улыбка получилась искренней. - Но сегодня, я чертовски устал и мне хочется поспать. Может, как-нибудь в другой раз... Спокойной ночи.
   Стилмен почувствовал, скорее чем увидел, как взгляд девушки резко похолодел. Он ее понимал. Ей было на что злиться. Он и сам чувствовал злость когда ему так просто отказывали.
   Не желая более продолжать разговор, он зашел в подъехавшую кабину лифта и нажал на кнопку подземной стоянки, где был припаркован его автомобиль. Двери лифта съехались вместе, закрыв его незащищенное тело от пронзающего взгляда отвергнутой женщины, и кабина устремилась вниз, унося его от прежней любви.
  
  
   Домой Стилмен попал когда уже шел четвертый час ночи. Усталым шагом он преодолел подъездную дорожку и, вставив ключ в замок, открыл дверь. Привычно включив свет в коридоре, он тихо прошел в гостиную, чтобы случайно не потревожить спящую Миллер.
   Но, все предосторожности оказались напрасными. Как только он вошел в комнату и включил свет, Таня Миллер, зевая, поднялась с дивана, и сонно потерла глаза.
  -- Я так долго тебя ждала, а потом заснула. - она подошла к нему вплотную и заключила в объятия. - Почему ты вернулся так поздно, любимый? Я за тебя беспокоилась.
  -- Не стоит за меня беспокоиться. - Стилмен ласково погладил ее по спине. Ему нравилась эта заботливая, чувствительная девушка. Он не жалел что ее встретил. - Я же тебе говорил, что моя работа может задержать меня надолго. Иногда даже на пару дней.
  -- Господи, любимый, да где же ты работаешь? - на лице Миллер появилась тень беспокойства.
   Стилмен вздохнул. Как ему не хотелось врать. Но разве можно сказать кому-то правду? Да, конечно, она всего лишь невинное создание, которое просто не в состоянии ему навредить, но... В конце концов, она может проболтаться. А слухи к хорошему не приведут.
   Майор подошел к дивану и, сев на него, привлек Миллер к себе на колени. Постаравшись сделать убедительное лицо, он скрипя сердцем начал рассказ своей легенды.
  -- Таня, как я тебе уже говорил, я охранник. Обычно, я работаю в дневную смену полный рабочий день. Но сегодня, охранник из следующей смены схватил грипп.
  -- Грипп? Летом? - Миллер недоверчиво на него посмотрела.
  -- Эта какой-то новый тип гриппа. Очень редкий. В основном, он поражает людей летом. - не задумываясь соврал Стилмен. - Говорят, его занесли нам китайцы. - добавил он для большей убедительности.
  -- Китайцы. Хм... Вечно от них идут всякие болезни. - согласилась она. Взгляд из недоверчивого, превратился в теплый и любящий. - Неужели у тебя такой плохой босс, что не нашел на это время замены?
  -- Тут дело не в боссе, милая. Тот больной охранник мой большой друг. Если б он не нашел бы замены сам, босс его бы не отпустил.
  -- Скотина. Такая же скотина как и остальные начальники. - выразила свое мнение Миллер. - Просто ненавижу тех, кто сидит на высоких постах. Они никогда не думают о простых людях!
   Стилмен покачал головой. В этом он был полностью с ней согласен. Важные шишки, и в особенности политики, часто забывают что существует простой народ, который является движущей силой любого государства.
  -- Я пойду на кухню. Приготовлю себе легкий ужин. - майор оторвался было от дивана, но Миллер его остановила.
  -- Нет, дорогой. Оставайся здесь, отдохни. Я сама тебе все приготовлю.
  -- Таня, не стоит утруждаться. Я как-нибудь сам...
  -- Нет, нет, нет и еще раз нет. - категорично заявила она. - Ты ложись, и отдохни, а я быстро состряпаю тебе что-нибудь. Не волнуйся, все будет в рамках твоей диеты.
   Стилмен растроганно улыбнулся. Он был прав насчет нее. Действительно, очень отзывчивая и заботливая девушка. Именно такую он хотел бы видеть возле себя до конца жизни. Впрочем, он ее уже встретил. Лишь бы не упустить.
  -- Спасибо тебе, милая. Я тебе сильно благодарен.
   Миллер улыбнулась.
  -- Не надо благодарностей. Я на многое готова ради тебя.
   Она повернулась и удалилась на кухню, а Стилмен остался в гостиной на диване, благодаря судьбу за то, что она послала ему эту милую девушку.
  
  
   Рита Фишер, окрыленная успехом своего безупречного спектакля, впорхнула в кухню. Он не отказался от того чтобы она приготовила ему ужин? Ну что ж, этим он сам себя подставил под удар. Еду, лучше всегда готовить самому. Так безопасней.
   Ризи, например, держал повара-фанатика, который бы не предал своего обожествленного кумира ни при каких обстоятельствах. Но то Ризи. Он хитер. Хитер как тысяча лисиц. Морган, бедный Морган. Он совсем другое дело. Его никак нельзя назвать дураком, мозги у него соображают. Но хитрость, она кажется вырезанной у него с корнем. Он такой доверчивый, что его даже немного жаль.
   Фишер ловко вскрыла банку консервированного тунца, и вывалила все содержимое в миску. Потом, спохватившись, она взяла небольшую кастрюлю и, наполнив ее водой, бросила на газ. Опустив в воду два яйца, Фишер вытащила из шкафа специи, и упаковку обезжиренной сметаны из холодильника. Еще предстояло все это перемещать.
   ФУ!!! Нелегкая это для нее работа. Она то ведь не привыкла ухаживать за мужчинами, готовя им еду. А этот Стилмен..., он так много ест. Фишер бы и представить себе не могла, как бы она проглотила такой плотный ужин. Но, его можно понять. Он такой большой и сильный.
   Фишер зажмурила глаза. Видения вчерашнего секса между ними, преследовали ее весь день. Да, это было что-то! Она вспомнила как приятно пробежаться пальцами по плотной мужской мускулатуре. Ощутить этот запах. Его запах! Непередаваемый аромат тестостерона, который делал Стилмена еще более привлекательным в ее глазах.
   Кастрюля с яйцами закипела, и вода едва не пролилась на газ. Фишер тряхнула головой. Нет, она не просто задумалась. Она балдела от воспоминаний вчерашней ночи. Это непростительно. Такого нельзя допустить. Непрофессионально!
   Фишер выключила газ и, взяв кастрюлю за ручки, вылила воду в раковину. Несколько раз тихо выругавшись, ощущая боль в слегка обоженных пальцах, она налила в кастрюлю холодной воды, и остудила яйца. С трудом очистив яйца от скорлупы, она вынула из середины каждого по желтку, и выбросила их в мусорное ведро.
   Интересно, зачем он не ест желтки на ночь? Боится растолстеть, или повышенного уровня холестерина? Какая впрочем разница. Как все это не прискорбно, ей до этого нет дела. Все равно через пару дней она скроется с его глаз. Хотя... это будет нелегко сделать. Ей так нравиться делить с ним постель...
   Фишер нарезала белки ножом и помешала их с рыбой. Затем, она вывалила в миску пол пачки обезжиренной сметаны, и стала усердно размешивать эту субстанцию.
   Нелегко быть домохозяйкой. Но и ее работа не шик. Фишер задумалась. Может, бросить все к черту и остаться с ним, в этом убогом домике? Нет, что за чушь! Рита Фишер птица высокого полета. Это не ее уровень. С Ризи она добьется куда большего. А что до любви, разве такое чувство существует? Это всего лишь глупые фантазии малолетних несмышленышей, которые почувствовав похоть, покрывают ее высоким по смыслу словом "любовь". Глупцы! Человеку на самом деле нужны деньги и власть, а не какие-то там паршивые чувства. Конечно, со Стилменом приятно покувыркаться в постельке. Но что это дает? Ровным счетом ничего. А деньги, они всегда правят миром!
   Фишер почувствовала что наконец-то пришла в себя. Теперь, идея остаться здесь не казалась ей такой заманчивой. Кроме того, не следует забывать что она многим обязана Ризи. Не то что бы ее это особенно поколебало перед выбором. Будь у нее возможность прикончить Ризи, и заработать на этом приличные деньги, она бы сделала это не раздумывая ни секунды. Причина была в другом. Ризи сам считал ее обязанной. К тому же, она знает некоторые его личные секреты, которые не должны стать достоянием общественности. Если она предаст Ризи, то он, пока жив, будет вести за ней охоту. У него есть люди и деньги. У него есть преданные, словно собаки, фанатики. Как бы она не пряталась, рано или поздно, он ее все равно достанет. Нет смысла даже пытаться становиться на путь предательства, пока нет возможности прикончить "преподобного отца".
   Фишер почти закончила с салатом. Осталось только побросать в него специи. Правда, она не знала какие именно, но надеялась что сможет угадать.
   Она усмехнулась про себя. Еще недавно, чуть более года назад, все ее мысли были о том, как заработать денег на завтрашний день. А теперь, теперь она обдумывает как бы прикончить своего благодетеля, заработав при этом кругленькую сумму. Безграничная наглость! Но что поделать, такая она есть. Ей не везло с рождения. Теперь, она сама должна быть кузнецом своего счастья.
   Она закрыла глаза, и казалось, картины прошлого проявились через тьму закрытых век. Маленький захудалый городок в штате Миссисипи, который присутствует даже не на всех картах. Старый, неизвестного возраста, двухэтажный дом, с трухлявой мебелью. Вечно плачущая мать. Вечно пьющий отец. И вечно орущие младшие братья. Ад!!!
   Бедность, побои со стороны отца, безразличность со стороны матери и надоедливые приставания младших братьев, стимулировали в ней тягу к учебе. Ей хотелось выучиться, поступить в колледж и, получив профессию, работать и жить в свое счастье и удовольствие, вдали от своей неблагонадежной семьи.
   Вначале, все шло неплохо. Ей удалось закончить школу с высокими баллами и она отправилась в Калифорнию чтобы попытаться поступить в университет бесплатно. Фишер многое перенесла за это время. Ей приходилось голодать, работать по ночам, и жить в жутких условиях. Хотя любое жилье казалось ей дворцом после родительского дома.
   Постепенно, положение поправилось. Она заработала немного денег, и решив играть по крупному, стала готовиться к поступлению в университет.
   Но какой выбрать? Эта сложная задача быстро встала перед совсем юной девчонкой. И она была не из легких. Одни университеты слишком дорого стоили, и не было надежды на то, что ей удастся поступить туда бесплатно, не говоря уже о чрезвычайно нужной ей стипендии. Другие, были открыты для нее. С ее умственными способностями, она имела прекрасные шансы сдать тесты, получив самые высокие баллы. Но было одно "но". С дипломом, который давался по окончанию этих университетов, было куда сложнее найти себе хорошую работу, чем с более престижными "бумажками". Кроме того, платить за ее труд наверняка тоже стали бы меньше. А ей нужны были деньги. Большие деньги. Иначе ее не устраивало.
   Но нашелся выход! Правительственные службы. Хорошая работа, хорошие деньги. В США ценят умных людей. А что до опасности, которая подстерегает на самых высокооплачиваемых из этих профессий, то разве она могла встать на пути сильного желания Фишер - заработать большие деньги? Нет, об этом она даже и не думала. Главной опасностью в жизни для нее было остаться бедной. Что до остального, ее это нисколько не пугало.
   Фишер успешно училась в разведывательном уже третий год, когда случилась беда. Все произошло только по ее вине. Никого другого она не винила. Ее подвела собственная слабость к зрелым мужчинам. Ей жутко нравился инструктор по рукопашному бою. Завладеть им, стало ее навязчивой идеей. Она окручивала его целых два месяца и, в конце концов, ей удалось его соблазнить.
   Ей вовсе не нужны были поблажки по его предмету. Она и так могла набрать неплохие баллы. Фишер интересовал он как мужчина, а не педагог. Но в дирекции думали иначе. Стоило им раскрыть связь между ними, и они оба очутились на улице. Он без работы. Она без возможности продолжить образование. С тех пор она больше не видела того инструктора. Впрочем, тогда ее горе было настолько велико, что ей было не до него.
   Разведчик без диплома. Человек без будущего. О работе в спецслужбах можно было и не мечтать. Те двери для нее были закрыты. Поступить в другой университет и мучиться познавая другую профессию с самых азов? Нет, на это она тоже не могла пойти. Энтузиазм к учебе у нее сильно упал. Ей хотелось работать. Работать и зарабатывать большие деньги.
   После недолгих поисков, работа была найдена. Промышленный шпионаж - хорошо оплачиваемая профессия. Фишер быстро стала известной среди определенного круга людей, своим талантом в области добывания информации.
   Появилась работа, появились деньги. Она перестала нуждаться, и неплохо зажила. Неплохо - с экономической точки зрения. Но зато отвратительно с моральной.
   Промышленный шпионаж, в основном, не бывает интересен или романтичен. Наняться работать в корпорацию, проскользнуть в кабинет шефа ночью, сфотографировать интересующие нанимателя бумаги, нет, это все фильмы. Обычно, компании-конкуренты не хотят так долго ждать чтобы получить интересующие их сведения. Устраивать агента на работу, потом ждать пока ему не доверят важный пост, чтоб он знал где примерно шеф прячет документы, а потом надеяться что его не раскроют, до того как он сфотографирует или украдет их. Нет, долго и ненадежно. Кроме того, слишком дорого для нанимателя. Гораздо проще нанять красивую женщину, которая смогла бы окрутить человека, имеющего настолько полный доступ к бумагам, что он мог бы даже брать их на дом.
   Этим и занималась Фишер. Преодолев отвращение, она спала то с одним, то с другим толстопузым директором, или его доверенным лицом, стараясь улучшив момент, получить необходимые данные. Больше похоже на проституцию, чем на нормальную работу. К этому выводу она пришла через несколько месяцев.
   Года через четыре, она окончательно сломалась. Стала проводить время в ночных барах, пытаясь компенсировать отвратительный секс на работе, хорошим сексом на отдыхе. Но и это не помогло, и она подсела на наркотики.
   Благо, на ее счастье, ей удалось найти постоянную работу в "Святом воскрешении". Там от нее не так часто требовали ложиться в постель с интересующим их человеком, да и существовала возможность продвижения по служебной лестнице.
   Вскоре ее заметил сам Ризи. Он сразу оценил ее талант, и сделал своей помощницей, постепенно доверяя все более и более ценную информацию. Кроме ее способностей, он требовал и ее тело, но после всех этих отвратительных субъектов, высокий сухопарый Ризи был очень даже ничего. Ей не составило труда стать его любовницей.
   Это было так давно. "Преподобный отец" вытащил ее из дерьма. Теперь она уж постарается чтобы в нем опять не оказаться. Стилмен конечно красавчик, и шикарный мужик в постели, но ее карьеры он не стоит. Он всего лишь пешка в этой игре. А игра сейчас идет по крупному.
   Фишер закончила возиться со специями и взглянула на свое неясное отражение в оконном стекле. Так, не подходит, лицо имеет слишком умное и сосредоточенное выражение. Она закрыла глаза, и мысленно попыталась принять образ своего персонажа. Оп, пора открывать. Фишер вновь взглянула на свое отражение. Теперь, на нее глядело милое лицо молодой девушки. Невинный взгляд, широко открытые глаза, искренняя улыбка а-ля Таня Миллер. Все в порядке. Можно идти.
   Фишер налила в стакан апельсиновый сок, который ему так нравился, и, вытащив из потайного кармана в бюстгальтере маленькую таблетку, опустила ее в стакан. Таблетка быстро растворилась, не оставив ни крупицы после себя, также как и вкуса. Но действие, оно вскоре проявиться, как только он уснет. Эта маленькая таблетка имеет чудесное свойство развязывать языки во время сна, когда человек себя плохо контролирует.
   "Теперь берегись, храбрый майор! Все что знаешь ты, скоро буду знать я".
   С такими мыслями, Фишер взяла в руки поднос с приготовленной едой, и направилась в гостиную, где ничего неподозревающий Стилмен ждал своего ужина.
  
  
  
   Следующий день.
   Мексика. Мехико.
  
   Он едва слышно подошел к двери своего дома и прислушался. Тихо. Он не ошибся в своих расчетах, мать уже наверняка спит. Он оглянулся по сторонам, убеждаясь что никто не видит как он входит в дом. Если он попадется кому-нибудь на глаза, его великолепное алиби с грохотом разрушится.
   Ключ плавно повернулся в замке, и он оказался внутри, в темноте своего жилья. Дверь он тут же закрыл за собой и, как подобает вору из кинофильма, проигнорировал выключатель. Включив карманный фонарик он двинулся вперед, вглубь дома. Коридор, гостиная, вот лестница наверх, все так до тошноты знакомо.
   Он неслышно взбежал по ступенькам вверх, преодолел коридор и остановился у спальни матери. Он почти уже у цели, осталось совсем чуть-чуть. Поворот ручки, легкий скрип, но... кажется пронесло, она не услышала. Он вошел в спальню и приблизился к ее кровати. Она все еще спала, ни о чем не подозревая.
   Тусклый свет фонарика выхватил из темноты ее лицо. Длинное и белое, с неприятными чертами. Оно, казалось, излучало ауру предательства. Оно должно за это поплатиться.
   Внезапно, она открыла глаза.
  -- Кто здесь? - спросила она испуганным голосом.
   Он промолчал, продолжая подходить ближе.
  -- Что вы здесь делаете? Я буду кри... Габриэль? Что у тебя за шутки, маленький засранец?!
   Он не мог больше этого стерпеть. Бросившись вперед, он взмахнул зажатым в правой руке ножом, и опережая крик ужаса своей жертвы, воткнул лезвие ей прямо в сердце.
   По телу его матери прокатилась предсмертная судорога, и ее тело обмякло на постели.
   Все идет хорошо. Именно так как он планировал. Теперь надо продолжить начатое.
   Он вытряхнул все полки в ее спальне, где она держала хоть что-либо ценное. Затем, он спустился вниз, в гостиную, и продолжил свои поиски ценных предметов там.
   Ценностей в доме было немного. Он это прекрасно знал. Да и сами ценности его толком не интересовали. Главное, сделать так чтобы все походило на настоящее ограбление. Его навряд ли заподозрят. Ему ведь даже нет шестнадцати. Да, сейчас он здесь, но минут через двадцать он вновь вернется на ту пьяную вечеринку, где все дошли до такой степени опьянения, что и не заметят его короткое отсутствие. Алиби ему обеспеченно. Любой из его дружков подтвердит что он был там.
   Он распахнул створки деревянного шкафа, где стояла ценная статуэтка. То что нужно. Воры бы мимо такой не прошли.
   Он оглянулся по сторонам, водя по выпотрошенным шкафам лучом фонарика. Вроде все. Пора убираться.
   Дзинь... - словно ведро холодной воды, вылитое на голову, прозвучал этот звук.
   Подмышками стало влажно, на лбу появилась испарина а ноги задрожали. Его сейчас застукают! Всему конец!
   Дзинь... - повторился страшный звук, и Ризи проснулся.
   Он бросил взгляд на его источник - всего лишь телефон приоритетной связи, который он никогда не отключал. Ризи встал с узкой кровати, которая стояла в его личном кабинете и, зевая, поплелся к аппарату.
  -- Слушаю. - сказал он взяв трубку.
  -- Это фея. - ответил голос его главной помощницы.
  -- Что-то ты рано. Уже справилась?
  -- Нет. У меня небольшая проблема. Таблетка на него плохо действует.
  -- Ты уверенна? Может ты неправильно ввела его в транс во время сна?
  -- Уверена на все сто. Я все сделала правильно. - в голосе Фишер появилось раздражение. - Причина не во мне, а в нем. Я думаю, это из-за большого количества андрогенов.
  -- Причем тут андрогены?
  -- Я точно не уверенна. Я не специалист в медицине. Но по-моему, стероиды повышают нервную концентрацию. А он постоянно их принимает.
  -- Вот дерьмо! - Ризи стукнул кулаком по столу. - Что ты предлагаешь?
  -- Мы должны приступить к плану номер два. Другого выхода нет. Все что я узнала от него, не уместиться и в блокнотный лист. Но он что-то знает, я чувствую. Он никак не хочет отвечать на вопрос о том, что находиться на заводе, который он охраняет. Тут что-то нечисто. Думаю, информация настолько важна, что он твердо держит ее в себе, а повышенное содержание гормонов не дает мне сломить его защиту.
  -- Хорошо. Сделаем как ты хочешь. - согласился Ризи. - Я направлю к тебе пару агентов, которые крутятся в Бостоне. На связь с ними пойдешь в условленном месте. В 16:00. Время тебя устроит?
  -- Вполне. Его как раз не будет дома в это время. У меня будет полная свобода действий. Считай что он уже у тебя. Чао!
   В трубке послышался сигнал зуммера, и Ризи положил ее обратно. Он медленно подошел к своей постели, и сел на матрас. "Фея" немного подвела его, но это несерьезно. Он знал что она старается, и в конце концов добьется своего. По крайней мере, он на это надеялся.
   Ризи бросил взгляд на часы. 08:52. Рано, но... пора бы уже начать работать. Стоит зазеваться, расслабиться на мгновение, и враги сожрут тебя с потрохами. Нельзя оставлять им шанса на успех. Надо стремиться к успеху самому, а догоняющих тебя врагов, лягать кованными ботинками.
  
  
  
   Несколько часов спустя.
   Соединенные Штаты Америки. Бостон.
  
   Стилмен, едва справляясь с рулем, вел свою машину по направлению к центру города, где находилась "маклерская контора". Причину такого состояние он понять не мог. Вчера перед сном, он хорошо поел. Милая Таня вошла в его положение, и не стала к нему приставать. Он уснул сразу же как только достиг постели. Уснул крепко, и проснулся лишь только в 13:00, когда его разбудила Миллер. Но, почему-то, он не чувствовал что выспался. Может, его вымотал вчерашний день. Может, на его самочувствии сказались нервы. Он ощущал странное отупение в мозгу, и отсутствие концентрации. Было впечатление что он провел ночь в аэропорту, постоянно просыпаясь во время объявлений рейсов, а не у себя дома, в своей постели.
   Стилмен тщетно пытался понять, с чего это произошло, и в конце концов сдался, решив отправиться на прием к врачу, если это чувство не пропадет в течение одного-двух дней.
   Глаза и руки, казалось, действовали без согласования с мозгом, он и сам не заметил как оказался на подземной стоянке. Закрыв машину на ключ, он поднялся на лифте на нужный этаж, и, доложив Гарлему о прибытии, занял свободный кабинет.
   Делать было нечего. По правилам, из всего отряда только он должен был находиться на работе, чтобы в нужный момент обзвонить своих людей и назначить им место сбора. Правила, на его взгляд, были немного недоработанные, и он как раз задумался, составляя график дежурств так, чтобы все офицеры из его отряда, испытали на себе по несколько часов безделья. Так было бы более честно, чем ему отдуваться за всех сразу.
  -- А Морган, здравствуйте. Вот вы где. Я как раз вас искал.
   Стилмен обернулся на голос. Он так задумался что не заметил как в кабинет вошел человек.
  -- Здравствуйте Майкл. Я вам за чем-то понадобился? - Майор подобрался на стуле, ожидая нового задания.
  -- Да, вы мне нужны. Но... понимаете, это частная проблема, а не служебная... - Баракато замялся.
  -- Ну, говорите. Я постараюсь вам помочь. - подбодрил его Стилмен, внутренне радуясь что сегодня операции не будет. Он был мягко говоря не в форме.
  -- Собственно, помочь нужно не мне, а Ральфу.
  -- Ральфу? А что с ним?
  -- Я толком не знаю. Мы знакомы с ним уже более двух лет, но в таком мрачном настроении я его никогда не видел. Похоже на то, что у него умер кто-то из близких. Может жена. Не знаю. По-моему он в разводе. - Баракато вздохнул. - В таком состоянии он не может работать. Взял отгул и сидит в забегаловке "У Скотта". Пьет. Может быть вы с ним поговорите?
  -- Почему я? Вы же сами сказали что знаете его более двух лет. Он должен вам больше доверять.
   Баракато отрицательно покачал головой.
  -- Я пробовал. Он не хочет со мной говорить. В конце концов, мы никогда с ним не были друзьями. Вы же с ним в дружеских отношениях... насколько я знаю.
   Стилмен про себя усмехнулся. Значит Джина была права насчет того что Ральф растрепался всем что они друзья. Странный тип.
  -- Хорошо. После работы я попробую его найти...
  -- Лучше сейчас. Я боюсь что он вляпается в какую-нибудь историю. Он немного своенравный... Постарайтесь пожалуйста с ним разобраться в его проблемах. Он хороший агент, и нужен здесь на работе.
  -- Не забывайте, я тоже на работе. - напомнил Стилмен.
  -- Ах это. - Баракато махнул рукой. - Забудьте. Я подежурю вместо вас. Если что произойдет, я сам соберу ребят из "Кобры". Вам тоже позвоню на мобильный. Не беспокойтесь, я справлюсь. К тому же, сегодня операций не предвидеться.
  -- Ладно, я поговорю с ним. - подумав согласился майор. - Вы сказали, что он "У Скотта"...?
  
  
   Стилмен остановил свой "Форд" недалеко от забегаловки. Открыв дверь, он вышел наружу, и направился ко входу. Рядом с дверью примостился тот же самый нищий, изображающий слепого. При приближении майора он начал было свое нытье о трудной жизни инвалида, но тут же закрыл рот, увидев что этот человек его знает.
   Не обращая на "слепца" внимания, Стилмен повернул ручку и вошел в забегаловку. Все здесь осталось таким же, как он запомнил во время первого визита сюда. Играла негромкая музыка, пахло пивом и закусками, с небольшой примесью сигаретного дыма. Только людей было побольше чем тогда.
   Стилмен поискал глазами Бишопа. Тот сидел на дальней от входа стороне бара, ближе к стойке. Не торопясь, будто сам зашел сюда выпить, майор двинулся в сторону барной стойки. Взяв себе кружку пенистого пива, он повернулся и, с деланным удивлением воззрился на агента.
  -- Ральф. Привет! Не ожидал тебя здесь встретить. - стараясь говорить радостно, сообщил Стилмен и немедленно уселся напротив Бишопа.
  -- Привет. - угрюмо ответил тот.
   Похоже Баракато не преувеличивал, он действительно паршиво выглядел. Небрит, лохмат, понурое выражение лица. Было похоже что он переживает какое-то значительное горе в своей жизни.
  -- Хорошо что я тебя встретил. Мне как раз было скучно. Хотелось пообщаться с кем-нибудь...
  -- Морган.
  -- Что?
  -- Погано у тебя получается. - Бишоп тяжело вздохнул. - Пришел меня утешить, да? Готов поспорить, тебе Майкл растрепался что у меня срыв. Или я не прав?
  -- Ну... да, ты прав. - Стилмен замялся подыскивая слова. Весь его импровизированный спектакль пошел насмарку. Агент легко его раскусил. - Майкл сказал что у тебя неприятности. Похоже, кроме меня у тебя нет друзей. Может поделишься своими проблемами?
   Бишоп мотнул головой.
  -- Но почему? Я ведь искренне хочу тебе помочь.
  -- Со мной все в порядке. Мне не нужна помощь. - агент сделал огромный глоток из своей кружки, разом осушив четверть. - И с чего ты взял что у меня проблемы?
  -- Ты видел свое отражение в зеркале?
  -- Ага. Оно мне даже подмигнуло. Сказало что я самый счастливый человек на свете, раз вижу себя в зеркале живым и невредимым.
  -- Ральф, перестань язвить. - Стилмен отодвинул от себя кружку. Пить абсолютно не хотелось. - Давай поговорим начистоту. У тебя кто-то умер?
  -- Нет.
  -- Поссорился с подружкой?
  -- Нет. У меня ее даже не было.
  -- Может, ты чем-то заболел? Это что-то серьезное?
  -- Нет, черт возьми. Нет, нет и нет. - руки агента сжались в кулаки, и Стилмену показалось что он вот-вот броситься в драку. - Что ты хочешь, Морган? Добиваешься того, чтобы я рассказал тебе то, что знаю? Хочешь усложнить свою жизнь? Лишиться покоя, сна, аппетита, сексуального интереса, и еще черт знает чего? Посмотри на меня. Хочешь быть в таком же состоянии? Да?
  -- Пусть будет так. Если тебе есть что рассказать, рассказывай. Хватит держать все это в себе.
  -- Ну что ж, ты сам напросился. - агент указал на него дрожащим пальцем. - Но учти, я предупреждал!
  -- Учтено. Давай, Ральф. Мне очень хочется узнать что довело тебя до этого состояния. - поторопил майор.
   Бишоп вновь вздохнул, а потом надолго приложился к своей кружке. Когда он кончил пить, она была пуста.
  -- Ну хорошо, слушай. У службы безопасности есть свои базы данных. Они очень обширны, и в них храниться столько гигабайт информации, сколько нет волос на моей несчастной голове. Я, как и все другие агенты, имею доступ в эту базу. Конечно, ограниченный, многое я прочитать не могу, так как не имею привилегий на совершенно секретную информацию. Так было раньше, до вчерашнего дня.
   Агент замолчал. Казалось, внутри него разыгралась борьба, заставляя его колебаться - говорить, или не говорить.
  -- И что случилось вчера? - подтолкнул его к решению Стилмен. - Не бойся, я тебя не выдам.
  -- Я и не боюсь. Просто думаю, зачем я тебе все это говорю... А ладно. К черту! - Бишоп протянул руку, и присвоил пиво майора. - Вчера, я залез в базу, по своим делам. Мне нужно было кое-что найти, но проклятая программа нагло заявляла что у меня нету привилегий для доступа к этим данным. Дерьмо, а? Знаешь, я ведь специалист по программированию. Мне часто приходится вскрывать защитные программы, чтобы добыть информацию. В общем, я решил сделать это и у нас, пока никто не видит. Потратил час и... О па! Готово! - агент сделал передышку. - Вначале, я действительно работал, искал что мне нужно. Но когда нашел, решил просто из любопытства порыться в секретных данных. Меня как раз все время интересовала история создания нашей компании. Черт! Лучше бы я туда не лез!
   Бишоп замолчал, и приложился к кружке.
  -- Ральф, так что ты там раскопал? - искренне заинтересовался Стилмен.
  -- Дерьмо, Морган. Большое дерьмо. Послушай эту поганую историю с самого начала, и ты поймешь, почему мне так паршиво. Все началось в 2015-ом году. Армии, какого-то черта, понадобились суперсолдаты. Прирожденные бойцы. Машины для убийства, одним словом. Одна из независимых, коммерческих лабораторий, как раз занималась исследованиями в области генной инженерии. Они пытались создать искусственных людей. Думаю, не сложно догадаться что сделали военные? Они дали им денег, вот что. Огромный фонд для исследований! Началась работа. Первые два экземпляра были неудачными. Первый умер. Второй, точнее вторая, была с каким-то дефектом и военные ее забраковали. Правда, она все еще жива. Они ее где-то прячут. Но это не важно. Важно другое. Третий экземпляр получился точь-в-точь как самый настоящий человек. Были какие-то погрешности. Они там приводились. Но я совсем не смыслю в медицинских терминах, и ни черта не понял. Имени и фотографии там к сожалению не было. Какой-то шустрик уже порылся в базе до меня, и начисто стер все досье. Ну и черт с ним. Это нам тоже не важно. Главное что военные забраковали их проект. Они хотели суперлюдей, а получились самые обычные. Что-то у них вроде лучше чем у нас, но армию это не устроило. Лаборатория, лишившись финансирования, перешла на самообеспечение. А в 2026-ом году, три профессора, ведущих эти исследования, разругались, и закрыли свою лабораторию. Проект дальнейших исследований был приостановлен. Один из этих ученных, это конечно Беккет - президент нашей компании. Второй - некто Густав Шу. Он отошел от дел и живет на побережье Атлантического океана, в роскошном особняке. Кстати, всего час езды от Бостона. - Бишоп усмехнулся. Не так как обычно, а как то неестественно. Как будто сошел с ума. - Угадай, кто третий?
  -- Я не ясновидящий и не гадалка.
  -- Мог бы воспользоваться мозгами. Это Габриэль Ризи!
  -- Что?! - Стилмен едва удержался, чтобы не вскочить от удивления. - Он был с ними в одной команде?
  -- Да, да. Это не выдумки и не мои болезненные фантазии. Я читал это в секретных данных нашей компании. И еще. Ты не заметил кое-чего странного в моем рассказе? Подумай как следует.
   Стилмен задумался. В том что он услышал было много странного, но на все было свое объяснение. Даже на то, что Беккет не афишировал свою связь с Ризи, можно было дать ответ. Нет, он не знал.
   Майор отрицательно покачал головой.
  -- Хорошо, смотри внимательно. Ученные начали исследования в 2015-ом году. Разошлись - в 2026-ом. А вирус начал распространяться примерно в 2025-ом. Причем Беккет обвиняет в этом именно Ризи. Чувствуешь подвох?
  -- Теперь да. В 2025-ом они все еще работали вместе. Черт! Ты хочешь сказать...?
  -- Да, именно это. Они сознательно создали этот вирус, создали все вместе. Зачем? Это вполне понятно. Им нужен был рынок сбыта своей продукции - искусственных людей. А если люди перестанут рожать... Почти каждый хочет продолжить свой род. Не думаю что искусственные дети стали бы залежалым товаром. Ведь камеры выращивания могут создать человека на любой фазе своего развития. Все трое могли стать мультимиллиардерами! Но, они почему-то разругались. Там не было информации почему. Беккет создал "Новый восход", Ризи - "Святое воскрешение". Шу, тот вообще, вне игры. Возможно, его даже обманули. Почему они поссорились, я не знаю. Но я твердо знаю одно, Морган. Беккет и Ризи ведут крупную игру, невзирая ни на какие жертвы. А мы с тобой, да и другие люди тоже, всего лишь пешки в этой игре!
   Стилмен ошарашено молчал. Он давно понял что Беккет с Ризи играют грязно, но не придавал этому значения, понимая что по-другому нельзя. Но создать вирус! Это уже слишком! Конечно, нет ничего плохого в том что они научились создавать людей сами. Возможно, люди в конце концов отказались бы от случайной игры генов, которая происходит при зачатии природным путем, в пользу достижения науки - камер выращивания. Но это было их личное право. Право людей, а не нескольких ученых, возомнивших себя богами. Заразить всех вирусом, заранее даже не испробовав достижений своей технологии до конца. Эти искусственные люди могли получиться несовершенными, и тогда, человечество бы вымерло, словно мамонты. А то, что твориться в мире сейчас, целиком вина всего лишь нескольких индивидуумов, которые до сих пор не удовлетворили своих амбиций, и продолжают играть друг с другом, толкая человечество к мировой войне.
  -- Ральф. - потрясенный Стилмен наконец-то пришел в себя. - Кто имеет доступ к этой информации? Как ты думаешь?
  -- Возможно, вся верхушка компании. А может быть и только Беккет со Страйденом. В этих двоих я точно уверен. Беккет - он заварил эту кашу. Он даже не смог бы найти оправданий, если бы состоялся суд. А Страйден, о нем отдельная история. Помнишь, в 2026-ои ЦРУ никак не могло объяснить появление вируса на территории Соединенных Штатов?
  -- Помню, хотя я не в курсе - почему.
  -- Потому, что никто бы и не догадался что это сделали арабы. Они слишком примитивный народ для такого размаха. Стоун, тогдашний шеф разведки, проверял эту версию, и не нашел доказательств. Но, в конце 2027-го, когда его сняли с должности, и на его место поставили Страйдена, доказательства сразу нашлись. - агент издал пьяный смешок. - Эти террористы, они были всего лишь оружием в руках кого-то очень могущественного, с большими связями. Готов поспорить что это Страйден вложил вирус в руки исламистов, через своих людей. Когда же, настало время искать виновного, он списал все свои грехи на них. И это сошло ему с рук, он до сих пор сидит на своем посту, одновременно являясь негласным шефом службы безопасности "Нового восхода".
  -- Ты уверен в этом, Ральф? Уверен что Страйден получил вирус от Беккета и Ризи?
  -- Да, абсолютно. Он путался с ними обоими еще с того времени, когда армия отказалась от их проекта. Именно тогда-то они и решили навязать свой проект насильно. Причем ни только армии, а всему миру. - Бишоп залпом осушил все что осталось в кружке и вперился в майора пьяным взглядом. - Знаешь приятель, я думаю здесь что-то совсем нечисто. Ризи и Беккет - миллиардеры. У них есть деньги, власть, люди. Зачем им эта война между друг другом? Я не удовлетворюсь таким объяснением что они просто психи. Нет, здесь что-то другое. Что-то ужасное таиться в их замыслах!
  -- Ральф, ты перебрал.
  -- Н...нет. - агент мотнул головой. - Я знаю что говорю. Они что-то затеяли. Но что? Мне бы очень хотелось это узнать.
  -- Как ты это узнаешь? Спросишь у Беккета, или может быть, у Ризи? Забудь об этом.
  -- Не хочу забывать. Точнее не могу. Совесть не позволяет. Я не успокоюсь, пока не раскопаю это дерьмо. Тем более что Беккет и Ризи не единственные кто знают эту тайну. Густав Шу, тот профессор что вышел из игры, может дать на это ответ, если я его как следует потрясу. Не обязательно, что он знает все, но причину их ссоры он знает точно. Вот поэтому я и напился. Не знаю, поехать к нему, или нет.
  -- Всего лишь час езды от Бостона? - Стилмен забарабанил пальцами по столу.
   Бишоп пьяно кивнул.
   - Поехали, я сам заставлю его расколоться. Ризи и Беккет слишком далеко зашли. Давно пора их остановить. - рука майора сжалась в кулак. - Если, конечно, эта информация нам что-то даст...
  
  
  
   Похоже, он зря опасался что это болезнь. Отсутствие концентрации и пустота в голове прошли, и он уже без труда мог управлять своим "Фордом", который мчался к дому профессора Шу, и, возможно, к разгадке тайны трех ученых-заговорщиков.
   Середина лета, жуткая жара. Даже присутствие бриза не спасало положение, а кондиционер, как назло, сломался. Стилмен непринужденно вел машину, постоянно утирая платком пот с шеи. Несмотря на то, что он снял с себя пиджак, пот продолжал катиться градом с его кожи. Что это? На самом деле работа раскаленного воздуха, или же нервы играют с ним шутки? Он все больше склонялся ко второй причине.
  -- Так, сверни на эту дорогу. Видишь, впереди? - подал голос Бишоп со своего сиденья.
  -- Вижу. Она здесь единственная. - проворчал Стилмен в ответ. - Ты мне говорил что до его дома час езды. Но мы в пути уже на десять минут дольше.
  -- Десять минут! - хмыкнул агент. - Что такое десять минут по сравнению с той информацией, которую мы сможем достать? Имей терпение.
  -- Да нет, я не об этом. Просто волнуюсь что мы могли свернуть не в том месте. - пояснил майор.
  -- Не думай об этом. Я хорошо знаю эти места. Когда-то, года два назад, планировал купить здесь дом в подарок своей жене. Но вовремя одумался, как только понял что она сучка.
  -- У вас все было настолько плохо?
  -- Ужасно. Она постоянно меня пилила, называла придурком, и терпеть не могла когда я приходил домой навеселе. В конце концов, я от этого устал и развелся с этой стервой.
  -- М... да, печальная история. - подтвердил Стилмен. Его голова была занята другими мыслями, и агента он слушал в пол уха.
   На некоторое время воцарилось молчание. Лишь было слышно как работает мотор, да шум от журнала, который Бишоп приспособил под заменитель вентилятора.
  -- Ага, вот он. Тот самый номер. - неожиданно вскрикнул агент.
   Стилмен, едва справившись с управлением, вписался в поворот и въехал на территорию частного особняка. Быстро напялив на себя пиджаки, они открыли двери машины, и вышли наружу.
   Возле двери не пришлось долго ждать. Как только они позвонили, дверь открыл мужчина в летних брюках и рубашке с короткими рукавами.
  -- Здравствуйте. Вы пришли к мистеру Шу?
  -- Да, нам нужно срочно его видеть. - мгновенно ответил Бишоп.
  -- Сожалею, но не могли бы вы придти попозже. Мистер Шу сейчас занят и...
  -- Сожалею, но нет. - Бишоп засунул руку во внутренний карман пиджака и выудил оттуда удостоверение личности, правда совсем не то, которое видел у него майор до этого. - Нам срочно нужен профессор Шу. Мы из ЦРУ. - нагло соврал агент. - Можете убедиться. - он сунул удостоверение слуге под нос.
  -- Прошу прощения, уважаемы господа. Проходите пожалуйста. - слуга посторонился и дал им войти. - Будьте любезны, подождите пожалуйста здесь. - он кивнул на пару кресел, придвинутых к прозрачному журнальному столику. - Я только сообщу мистеру Шу о вашем визите.
   Договорив свою изобилующую вежливыми словами речь, слуга поспешно направился к лестнице, ведущей на второй этаж особняка, видать, посовещаться с хозяином.
  -- Откуда у тебя это удостоверение. - полюбопытствовал Стилмен, как только слуга скрылся из вида.
  -- Осталось, с прежних времен, когда я еще на самом деле работал в ЦРУ. Это Страйден переманил меня в "Новый восход", пообещав более высокую ставку.
  -- Ясно. - майор кивнул.
   Они и не подумали расслабляться в предложенных им креслах, предпочтя остаться на ногах, и лучше обозревать помещение. Не следовало забывать, Шу был когда-то одним из них, и мог соблюсти меры предосторожности от непрошеных гостей. А быть убитым прямо на пороге раскрытия тайны, совсем не хотелось.
   Слева послышались шаги. Слуга спускался по лестнице. Подойдя к ним, и остановившись на расстоянии двух шагов, он сказал:
  -- Мистер Шу готов принять вас. Пожалуйста, следуйте за мной. - Слуга развернулся и зашагал обратно, откуда пришел.
   Стилмен и Бишоп, пристроившись за ним, поднялись на второй этаж, и дошли до конца коридора. Остановившись перед одной из дверей, слуга постучался и, получив разрешение, повернул ручку.
   Они вошли в просторный, освещенный лучами солнца, кабинет. На белых стенах, по всему периметру комнаты, вместо украшений висели дипломы и сертификаты, вправленные в красивые рамки. В кабинете было два стола, и оба завалены бумагами и аппаратурой. За дальним, возле окна, сидел высокий лысеющий старик, лет шестидесяти на вид. Судя по его виду, он еще недавно работал над чем-то, и был очень недоволен что его оторвали от дела.
   Слуга закрыл за ними дверь, и они остались наедине с хозяином особняка. Бишоп, взяв инициативу в свои руки, направился к столу и заговорил первым:
  -- Добрый день, мистер Шу. Извините что вас побеспокоили, но у нас к вам несколько вопросов.
   Профессор озадаченно взглянул на своего визитера. Видно ему не часто приходили задавать вопросы.
  -- Какие вопросы ко мне могут быть у агентов ЦРУ. Я никак не связан с разведслужбами. И в последнее время не занимался ничем, что могло бы представлять интерес для правительства. Все мои заказы коммерческие, и ничем не могут угрожать безопасности Соединенных Штатов. Если не верите, можете проверить мои контракты.
  -- Мы вам верим, мистер Шу. Мы здесь совсем по другому вопросу. - авторитетно заявил Бишоп. За время поездки он совершенно отрезвел, и ни что не выдавало в нем лгущего человека. - Мы с коллегой. - он кивнул на Стилмена. - Мы расследуем дела лаборатории "Human Genetic Labs". Не могли бы вы ответить на несколько наших вопросов?
   Профессор мгновенно изменился в лице. Его взгляд из раздраженного, превратился в настороженный.
  -- На кого вы работаете, господа?
  -- На ЦРУ. Я же уже говорил. Показать вам удостоверение?
  -- Нет, вы меня не поняли. Я хотел спросить, кто вас сюда послал. - поправился Шу.
  -- Шеф ЦРУ лично. - не задумываясь ответил Бишоп.
  -- Страйден... - задумчиво проговорил Шу. - Чего ему от меня надо? Я же обещал ему что не буду никому болтать о том проекте. Я сдержал свое слово, честно. Даже мои самые близкие друзья не в курсе чем я там занимался. Я не понимаю, что вы от меня хотите, и начинаю подозревать что вы работаете не на ЦРУ, а на "Новый восход". Я твердо сказал Беккету - "нет". То, что я сделал для него в позапрошлом году, было последней каплей. С меня хватит!
   Агент задержался с ответом. Действительно, на этот выпад сложно было дать ответ.
   Стилмен забеспокоился. Оказывается Шу работал на Беккета еще долгое время после их ссоры. Он даже знает о Страйдене. Почему этого не было в базе данных? Ответ прост, Шу мог быть внештатным сотрудником, и работать по контракту. Что до Ральфа, то не мог же он изучить все данные целиком. Но это упущение слишком серьезно. Оно ставит крест на их легенде.
  -- Так я был прав, вы из "Нового восхода"? Хотели меня подловить? - неправильно истолковав их молчание, спросил Шу.
   Играть по задуманному сценарию было бессмысленно, и Стилмен решил действовать в открытую:
  -- Мистер Шу, в том что мы из "Нового восхода", вы правы. Только, пожалуйста, извините нас за ложь, но мы здесь вовсе не по приказу Страйдена, а по своей личной инициативе.
  -- Личной инициативе? - удивился ученый. - И что за интерес у вас к моей персоне? Что вы хотите знать?
  -- Только одно, мистер Шу. Что задумали Ризи и Беккет. Зачем им абсолютная власть? - Стилмен придвинулся вплотную к столу, и заглянул ученому в глаза. - Если вы ответите, мы обещаем никому не рассказывать о нашей беседе.
  -- А если нет? - Шу заметно занервничал. На его лбу появилась испарина, несмотря на работающий в кабинете кондиционер.
  -- Тогда, нам придется вас попросить по другому, менее дружелюбно. - майор оттянул край пиджака, продемонстрировав "Desert Eagle" в наплечной кобуре.
   Шу промолчал. Его взгляд заметался по комнате, как пойманный в клетку зверь.
  -- Расскажите нам все, мистер Шу. Неужели вам не совестно за то преступление, которое вы совершили против человечества. - вмешался Бишоп. - У вас осталась хоть капля совести? Или вы такой же негодяй как Ризи?
  -- Нет! Я не негодяй! - ученый в бешенстве вскочил с кресла. - Вы не поймете меня. Не поймете даже если я вам все расскажу. Не говоря уже о том, что после этого станет со мной.
  -- Успокойтесь, мистер Шу. Не нервничайте. - агент поднял ладонь вверх. - Страйден и Беккет никогда не узнают об этом разговоре. Мы не самоубийцы, чтобы им это сообщить. Подумайте, может ваш рассказ сможет пролить свет на многие тайны. Вы же хотите открыть людям глаза? Или, может быть, вы желаете оставить все как есть и дать этим двоим сумасшедшим развязать третью мировую войну?
  -- Нет, черт возьми. Нет! Я не хочу войны! - Шу схватился руками за голову, и, закрыв глаза, рухнул обратно в кресло. Помолчав несколько секунд, он поднял веки, обнажив покрасневшие белки своих глаз. - Хорошо. Я вам все расскажу. По правде говоря, меня давно мучает совесть за то, что я работал вместе с этими двоими. За то что не раскрыл их заговор, когда еще не было поздно. Но..., это дело прошлого. Уже ничего не изменить. Хотя, может у вас что получиться. Ну так, слушайте... Я не буду вам описывать все подробности нашей работы, опытов, успехов и неудач. Я постараюсь сообщить лишь самое ценное для вас, на мой взгляд. Итак, в 2020-ом году мы лишились финансовой поддержки министерства обороны. Для нас всех это был большой шок, но мы не пали духом. Мы знали, наши люди более совершенны чем жившие тогда на Земле. Рано или поздно мы докажем это, и начнется эра искусственных людей. Но все было не так просто как казалось. Нам никак не удавалось найти рынок сбыта, и мы едва сводили концы с концами. В конце концов, Беккет и Ризи забеспокоились. Им стало казаться что люди глупы, и не знают от чего отказываются. Постепенно, они дошли до того, что начали разработку вируса, который бы смог сделать всех женщин Земли бесплодными. Таким образом, они хотели найти применение для своей технологии. Не скрою, я тоже считал, и до сих пор считаю, что народом нужно руководить, навязывая ему мнение умных людей. Я не был против этого вируса. Ведь он привел бы человечество к эволюции. К следующей ступени своего развития... В конце 2024-го вирус был создан. Мы даже создали несколько разных типов этого вируса, рассчитанных на конкретные расы. Зачем это делалось, я узнал лишь впоследствии. Тогда мне было на это наплевать. Беккет, после недолгих поисков, выбрал себе компаньона, который бы помог нам в распространении вируса. Мы ни в коем случае не хотели, чтобы подозрение пало на нас. Этим человеком был Страйден. Он сидел тогда на хорошей должности в ЦРУ. Естественно, это я тоже узнал впоследствии. В то время об этом знал лишь Беккет. В 2025-ом дело было сделано. Вирус начал свое шествие по всей Земле. Казалось, чего еще надо? Вот-вот появится колоссальный рынок сбыта для нашей продукции, и мы не только станем сказочно богаты, но свершим свою мечту. Но все было сложнее. Оказывается, эта мечта была лишь моей, а никак не Беккета и Ризи. Они хотели совсем другого будущего. Они не собирались делать обычных людей. Они хотели установить стандарт!
  -- Стандарт? - переспросил Стилмен. - Стандарт чего?
  -- Стандарт будущего. Точнее, стандарт человека будущего. - Шу возбужденно поднялся с кресла, и забарабанил пальцами по консоли своего компьютера. - Смотрите! Вот мечта Беккета! Человек нового поколения.
   Стилмен и Бишоп обошли стол с разных сторон и заглянули в монитор. "Инопланетянин" - первое что пришло на ум майору. Он помнил моменты из старых фантастических фильмов, которые как-то видел по телевизору. Человек, чье изображение было на экране, был скорее похож на пришельца, чем на "homo sapiens". Большие черные глаза, высоко расположенные уши на непропорционально огромной голове, длинные тонкие руки и ноги, а также хилое туловище - вот что представлял из себя человек следующего поколения.
  -- Но зачем? - Стилмен взглянул на ученого, не в силах больше рассматривать это кошмарное изображение. - Зачем ему это нужно? Ведь те люди, которых компания производит на данный момент так похожи на нас.
  -- Они не похожи на нас. Они и есть мы. У нас с ними минимальные отличия. Фактически, они лишь немного улучшенная модель. - устало ответил Шу. - А то, что я вам продемонстрировал - совсем другое дело. Смотрите. У него сильно развит мозг, гораздо мощнее чем у любого из нас. - ученый выделил курсором мышки голову, и экран заполнился какими-то непонятными данными. - Выделения всех гормонов, весь обмен веществ этого человека устроен так, чтобы предпочтение в развитии отдавалось мозгу. Кроме того, он абсолютно стандартен. Среди такого человечества не будет деления на пол и расу. Все будут одинаковы, а следовательно равны.
  -- И вы в это верите? Верите во всеобщее равенство? - вскипел Стилмен.
  -- Я - нет. Но Беккет - да. Когда я узнал об его затеи, то высказался против. Меня вполне устраивали те люди, которых мы уже производили. Но Беккет был непоколебим. Он считал тех людей несовершенными, и производил их лишь потому, что это был единственный способ втереться в доверие к народу. Простые люди не приняли бы других людей, непохожих на себя. К тому же, он не смог бы использовать новый стандарт людей в боевых действиях. Они для этого неприспособленны. В физическом плане - они дегенераты.
  -- Постойте, профессор. - прервал его Бишоп. - Что-то я не совсем понял. Беккет хотел создать новый тип людей. Вы хотели оставить тот, что уже производили. Но чего же хотел Ризи?
  -- Того же что и Беккет, изменить структуру человека. Но он предлагал другую модель. Ему не нравилась идея Беккета. Именно из-за этого, они и поссорились. Это до сих пор главная причина их вражды. Хотя есть и другая... Из нас троих, инженером был только Беккет. Он единственный кто знает как создать камеру выращивания, и держит этот секрет при себе. Ризи, будучи с ним в ссоре, не имеет право доступа к уже существующим камерам. Но он, безусловно, будет стремиться их заполучить, чтоб воплотить в жизнь свою мечту. Создать другой стандарт человека будущего, отличный от стандарта Беккета.
  -- Вы видели его проект? - поинтересовался Стилмен.
  -- Видел. Ничем не лучше идеи Беккета. Даже, я бы сказал, человеческого в его модели гораздо меньше чем в обезьяне. Просто кошмар!
  -- Как я понял, вам не понравился ни тот ни другой проект. - Бишоп, устав стоять, присел на край рабочего стола. - Зачем же вы продолжали сотрудничать с Беккетом? Вы же знали чего он хочет.
  -- Да, знал. Но я не делал ничего плохого. Я всего лишь работал над совершенствованием искусственных людей, тех что уже выпускаются.
  -- А я думал что это уже законченный проект. - удивился агент. - В базе данных "Нового восхода" было написано что уже третий экземпляр был почти совершенен.
  -- Именно, что почти, а не совсем. Искусственные люди не абсолютно совершенны до сих пор. А что касается Альфа...
  -- Что за Альфа? - не понял Бишоп.
  -- Альфа, так звали третий экземпляр. Это была женщина. - пояснил Шу.
  -- Альфа? Это случайно не наша Джина Альфа. - агент подозрительно прищурился, глядя на Стилмена.
  -- Она самая. - подтвердил майор.
  -- Черт, и ты все это время молчал!
  -- Я должен был об этом кричать на весь мир? - недовольно огрызнулся Стилмен.
  -- А ладно, черт с ним. - Бишоп повернулся к профессору. - Так что там не в порядке с третьим экземпляром? Мне как раз было интересно знать.
  -- Не могу сказать, что Альфа имеет серьезные дефекты. Но, все же в ней есть недоработки. В частности, у нее проблема с мимикой лица. Она почти не меняется. Мы проводили кучу тестов. Заставляли ее злиться, радоваться, раздражаться и так далее. Но на все эти эмоции, она отвечает лишь двумя выражениями лица. Она, либо улыбается, либо нет. В состоянии крайне ярко выраженных эмоций она может также меняться в глазах. Но не больше. Все остальные выражения лица ей недоступны.
  -- На мой взгляд, ей это и не требуется. - Бишоп зевнул, видимо "дефекты" его разочаровали.
  -- Это на ваш взгляд. - не согласился Шу. - У нее же из-за этого развился комплекс неполноценности. Она знала что создана искусственным образом, и это ее смущало. К тому же, из-за проблем с мимикой она начала чувствовать себя не такой как окружающие ее люди. Вначале, у нее была депрессия. Но в конце концов, она нашла для себя выход из положения. Альфа стала считать себя лучше других. Не только обычных, но и искусственных людей. По правде говоря, это не ее пустые фантазии. В физическом плане, она действительно чем-то лучше, но не так уж сильно. Проблемы с ней начались тогда, когда она принялась доказывать это всем остальным. Она всегда хочет быть первой. Абсолютно во всем. И часто рискует собственной жизнью, чтобы лишний раз подтвердить что она самая лучшая.
  -- Я с вами согласен. Она действительно хочет утвердить свою личность среди остальных. - Стилмен покачал головой. - Она часто лезет не в свои дела. Стремиться быть везде и всюду...
  -- О, тут вы ошибаетесь. - прервал его ученый. - В этом совсем другая причина. Она не очень любопытна. Быть везде - это ее работа. Она ведь личный агент Страйдена.
  -- Неужели?
  -- Да, да. Будьте с ней осторожны. Если она заподозрит вас в том, что вы были здесь, она прикончит нас всех.
  -- Браво! Вы абсолютно правы, профессор.
   Стилмен увидел как агент подскочил от неожиданности. Все вместе, они обернулись на источник голоса, и убедились что уши их не подвели.
   В дверном проеме, со своей постоянной маской ангела на лице, стояла Джина Альфа. В этот жаркий день она отказалась от своего любимого стиля - дамского брючного костюма и босоножек. Ее ступни были обуты в белые римлянки, с ремешками такого же цвета, красиво обвивающие ее объемные икры. Не менее белые, облегающие шорты из тонкого материала, создавали впечатляющий контраст с ее загорелыми мускулистыми ногами. Сухой, впалый живот, оставался открытым благодаря короткой майке, бретельки которой завязывались на ее шее, подчеркивая ширину плеч и спины.
   Все в ней было замечательно. От тела до одежды, которую она носила. А лицо, было просто воплощением теплой ангельской красоты. Но ее глаза мгновенно уничтожали все впечатление ангела, которое она создавала, так же как делал это и "Colt" модели 1911-го года, зажатый в ее правой руке.
  -- Ральф, я всегда была о тебе плохого мнения. Ты мне казался ненадежным. Но ты, Морган. Это сюрприз. - ноги в белых римлянках плавно прошлись по дорогому ковру в их сторону. Пистолет, указывая то на одного, то на другого, как бы говорил за нее, что будет с ними, если кто-то дернется к своему оружию. Левая рука беззаботно лежала на дамской сумочке, демонстрируя что она ни капли не волнуется, заранее зная кто из них всех останется в живых.
  -- Джина, что ты делаешь в моем доме? Как ты сюда вошла? - оправился от потрясения Шу.
  -- Легко, через дверь.
  -- Но Джереми...? Как он...?
  -- У меня не было другого выхода. Пришлось свернуть ему шею. - Альфа остановилась шагах в пяти от Стилмена. Последнюю фразу она произнесла особенно пугающе. Она никак не вязалась с выражением ее лица.
   Шу, покрывшись красными пятнами от злости, осторожно поднялся с кресла. Его глаза сверлили капитана Альфа, руки медленно сжались в кулаки.
  -- Джина! Как ты могла это сделать!? Ты убила моего слугу, а теперь еще и собираешься убить меня. Того, кто тебя создал!
  -- Беккет тоже участвовал в моем создании. Я работаю на него.
  -- Нет, ты всего не знаешь! Я тебе как отец. Я был твоим генетическим донором!
   Альфа усмехнулась. На нее не оказали никакого действия слова профессора.
  -- Будь вы хоть моим настоящим отцом, это дела не меняет. Вы пошли против компании. Это не может быть оставлено безнаказанным. - спокойно продолжила Джина.
  -- Бессердечная тварь! - выкрикнул ученый.
   Его, и без того злое лицо, исказила гримаса ярости. Профессор резко бросился вправо, и схватился за ручку выдвигающегося ящика, своего стола.
   БАНГ!!! - грохнул выстрел. Стрелянная гильза отскочила в сторону, и бесшумно упала на мягкий ковер.
   Пуля 45-го калибра попала точно в голову Шу, снеся пол черепа. Кровь, мозги и то, что когда-то было правым глазом, брызнуло во все стороны. Ученый упал на пол, словно тряпичная кукла, которой внезапно перестали играть.
  -- Ральф, нет! - успел крикнуть Стилмен. Но это ни к чему не привело.
   Агент ватной рукой по-прежнему пытался вытянуть из кобуры свое оружие. Наконец, ему удалось схватить пистолет, но прежде чем он успел вскинуть "Beretta", "Colt" выстрелил во второй раз.
   БАНГ! - Бишоп попятился назад, и осел на стол. Между бортами его пиджака, на помятой и мокрой от пота рубашке, появилась большая кровоточащая дыра. Агент бросил недоуменный взгляд на Джину, как будто не веря, что она так легко его прикончила. Альфа улыбнулась в ответ, и снова нажала на курок.
   БАНГ! БАНГ! - Тело Бишопа дважды дернулось, на его груди появились огромные раны и он замертво свалился на пол.
   Джина, дурачась, сдула сизый дымок со ствола пистолета.
  -- Похоже, ты единственный из этой тройки, у кого есть мозги. - Альфа сократила расстояние, между собой и майором.
   Теперь она стояла к нему вплотную, по-прежнему держа на прицеле.
   Стилмен молчал. Он даже не думал о попытке достать свой пистолет. Она бы не раздумывая его прикончила. Он пытался остановить Бишопа, но тот не захотел слушать. Останься он неподвижен, и у него был бы небольшой шанс выжить. Альфа, в конце концов, все-таки человек, и с ней можно было попытаться договориться. Но Ральф сам подписал себе смертный приговор. У него не было ни малейшей возможности опередить Джину.
  -- Ты все молчишь, Морган. Не рад меня видеть?
  -- Возможно, при других обстоятельствах...
  -- Забудь о них. - Альфа кивнула на трупы. - Они в любом случае должны были умереть. Особенно Бишоп. Страйден вычислил кто копался в нашей базе данных. Он приказал его убрать.
  -- Джина, зачем ты работаешь на него? Пойми, и Страйден и Беккет используют тебя. Они ведут эту войну с Ризи ради своих ненормальных идей. Неужели тебе хочется такого будущего?! Тебе хочется стандартизировать человечество?!
  -- Честно? Мне плевать что будет с человечеством. Я работаю, зарабатываю деньги. Что до других, они все равно скоро вымрут. Пусть уж лучше на Земле будут эти уродцы Беккета, чем вообще никто.
  -- Но Джина! - Стилмен едва сдержался чтоб не схватить ее за плечи и встряхнуть как следует. "Colt" в ее руке был решающим аргументом в пользу отказа от этого желания. - Зачем нам эти уродцы, стандартные люди. Ведь на Земле могли бы жить обычные, двуполые люди нашей расы. Как ты и я.
   Улыбка Альфа сделалась шире.
  -- Ты и я, совсем не похожи Морган. Это ты человек, а я всего лишь подобие, причем недоработанное в твоем понимании, хотя я и гораздо совершеннее тебя. - рука Джины покинула сумку и откинула борт пиджака майора. - Оставим эту тему, Морган. Я не хочу об этом говорить. - она пробежала пальцами по его животу, и ласково погладила мышцы его груди. - Шу и Бишоп уже трупы, и это было запланировано. Но ты..., про тебя не знает никто. Даже для меня сюрприз что ты явился сюда. - Альфа облизнула засохшие губы и страстно поцеловала Стилмена, прислонив дуло пистолета к его виску. - Я хочу дать тебе шанс, Морган. - сказала она оторвавшись от его уст. - Шанс выжить. - "Colt", гладя дулом его шею, плавно спустился вниз. Левая рука перестала ласкать его грудь, и вернулась обратно к сумочке, прихватив с собой и "Desert Eagle" из кобуры Стилмена.
  -- Что мне нужно сделать? - стараясь не нервничать, поинтересовался майор.
  -- Ничего трудного. Это умственная работа. - Джина отошла от него на шаг, и опустила трофейный пистолет в свою сумочку. - Я не предлагаю тебе дуэль на пистолетах или рукопашной схватки. В обоих случаях ты обязательно умрешь. Ведь я быстрее и сильнее чем ты. Я предложу тебе кое-что попроще.
   Стилмен внимательно следил как она подошла к трупу Бишопа, и вытащила "Beretta" из его сжатых пальцев. Затем, она открыла ящик стола, к которому стремился покойный Шу, и достала из него "Smith & Wesson" 38-го калибра, который также отправился в сумочку.
  -- Им это все равно не понадобится. - сказала Альфа, прекратив свое занятие. - И тебе тоже. - она беззаботно отправила "Colt" ко всему остальному оружию, оставшись с пустыми руками.
   Стилмен напрягся. Для него сейчас сложился благоприятный момент. Если он нападет быстро, то она не успеет достать пистолет и... и убьет его голыми руками. Нет, не стоит пытаться. Он видел какова она в драке. Навряд ли он ее одолеет. К тому же, сможет ли он ударить женщину, с которой когда-то делил постель?
  -- Молодец Морг. Ты правильно поступаешь. - от Джины не укрылась внутренняя борьба, идущая в его мозгу. - Теперь мне осталось только уничтожить файлы профессора. Смотри. - она достала из изрядно отяжелевшей сумочки круглый предмет размером с ладонь. - Это разработка компании, "CED-2" - усовершенствованная версия американской пластиковой взрывчатки "C-4". - Альфа отодрала от дна предмета плотную пленку, и положила его на стол. - Усовершенствование в том, что "CED-2" имеет прилипающую поверхность. Стоит снять пломбу, как я только что сделала, и прилепить взрывное устройство к какому-нибудь предмету, и все, его уже ничем не отдерешь, не вызвав взрыва. - она нажала несколько кнопок на устройстве, и отошла от стола. - Я даю тебе шанс, Морг. Если ты хочешь жить, вали отсюда как можно скорее, как только я покину этот кабинет. Но знай, стоит тебе подумать о предательстве, и я найду тебя. В следующий раз, о шансе и не мечтай. - Джина повернулась к нему спиной и устремилась к выходу. Остановившись в двери, она обернулась через плечо. - Да, еще одно маленькое препятствие. Дверь мне придется за собой закрыть. Так что думай быстрей Морган, осталось не больше минуты.
   Дверь за Джиной захлопнулась, и Стилмен остался наедине с трупами. Что делать? Побежать следом? Нет, она хочет чтобы он нашел другой путь, или он тоже присоединится к бедняге Ральфу. Майор в спешке оглядел помещение. Других дверей не наблюдалось. Оставался единственный путь к спасению - окна.
   Сердце учащенно билось, а пот градом катил по его лицу впитываясь в воротник и так уже мокрой рубашки. Стилмен подбежал к ближайшему окну и повернул ручку. Заклинило! Или же он просто делал что-то не так из-за нервов. Попытаться открыть другое? Нет, на это нет времени.
   Он схватил стул, стоящий возле соседнего стола и, как следует размахнувшись, запустил им в окно. Его опасения к счастью не подтвердились. Стекло оказалось самым обычным, не бронированным. Мелкие и крупные осколки брызнули во все стороны, открывая путь к свободе. По краям рамы, куски стекла все еще торчали острыми зубьями. Но не было времени их сбивать. Вот-вот должен был раздаться взрыв.
   Стилмен разбежался и, оттолкнувшись от мягкого ковра, влетел в оконную раму словно тигр в цирке, прыгающий через обруч с ножами. Один осколок оцарапал ему лицо. Второй разорвал брюки в районе голени. Но он был на свободе! Осталось только не сломать себе что-нибудь при посадке.
   Под сотрясающий воздух грохот взрыва, Стилмен всем телом приземлился на аккуратно подстриженный газон дома Шу. Он попытался подняться. Была дикая боль в пришибленной голове, и ныло правое колено. Но он мог двигаться. Майор увидел как от особняка на большой скорости отъезжает черный "Wrangler", и проводил взглядом девушку, сидящую за рулем. Выругавшись в ее адрес, он поплелся к своему "Форду", припаркованому недалеко от входа в особняк.
  
  
  
   Домой он добрался только к вечеру. Ушибленная нога и боль в голове затрудняли вождение автомобиля, так что ехать пришлось не на очень большой скорости. Стилмен вздохнул с облегчением, когда наконец за окном исчез пригородный пейзаж и появились небоскребы центра города. До дома осталось уже не много, и вот-вот он сможет плюхнуться на постель, и забыться крепким сном, который мог бы помочь ему оправиться после сегодняшнего происшествия.
   Майор остановил "Форд" у обочины дороги, рядом со своим одноэтажным домиком. Хоть его дом и казался берлогой, после посещения особняка профессора Шу, но он не завидовал покойному. Лучше иметь меньше, но жить дольше. Шу, видать, не придавал значения радости спокойной жизни. Ввязавшись в эту авантюру с распространением вируса, он обрек себя на смерть, которая рано или поздно все равно к нему бы пришла. Может, и не от руки убийцы работавшей на компанию, а от простого народа. Ведь тайна создания этого вируса могла быть раскрыта в любой момент.
   Отбросив все эти ненужные теперь мысли, Стилмен прошелся вдоль дорожки, ведущей к его дому, и позвонил в дверь. Через несколько секунд в передней раздались торопливые шаги, и дверь открылась.
  -- Морган! Господи, что с тобой?! - испуганно вскрикнула Миллер, увидев весь его вид.
  -- Ничего страшного, милая. Небольшое происшествие на работе. - он прошел внутрь мимо посторонившейся Миллер, и снял с себя провонявший пиджак. - Мне нужно отдохнуть. - сказал майор, направившись в гостиную.
   Стилмен с ходу опустился в ближайшее кресло, и расслабился вытянув ноги. Сегодняшний день сильно отразился на нем. Да что там говорить, его едва не убили! Нет ничего лучше отдыха после такого дня.
  -- Морган, ты что-то от меня скрываешь. - настаивала Миллер. Она села на диван и, подобрав ноги под себя, озабоченно разглядывала Стилмена.
  -- Извини, Таня. Но я не могу тебе ничего рассказать. Понимаешь, это дело компании... Оно засекречено...
  -- Я понимаю. - лицо Миллер вдруг изменилось. Оно стало холодным и расчетливым. От милой заботливой девушки не осталось и следа. - Я все прекрасно понимаю. Беккет заставляет тебя держать рот на замке.
   Видно происшествие в доме Шу отразилось на его голове сильнее, чем он подозревал. Стилмен не сразу врубился в то, что сказала Миллер. Лишь несколько секунд спустя он поднял на нее вопросительный взгляд, которой тут же перешел в яростный.
  -- Ты...! - майор сделал попытку подняться с кресла, но она внезапно вытащила из-под подушки свою руку, которую до это там держала.
   Окончательно потеряв желание сопротивляться, Стилмен рухнул обратно в кресло. Своим черным, бездонным глазом, на него смотрел длинноствольный "High Standard" 22-го калибра. Кажется кошмар сегодняшнего дня еще не кончился.
  -- Без глупостей, Морган. Этот пистолет снабжен встроенным глушителем. Даже ближайшие соседи не услышат...
  -- Я знаю. - мрачно проговорил майор.
  -- Да, и вправду, кому я это рассказываю? - Миллер усмехнулась. - Мне очень жаль это делать, Морг. Мне было с тобой хорошо. Но пойми, такова моя работа.
  -- Все так говорят.
  -- Я говорю это искренне, в отличие от других. - возразила она.
  -- На кого ты работаешь?
  -- Ты скоро сам узнаешь. Тебе предстоит встреча с ним. А сейчас, не дергайся и дай сделать тебе укол. Сопротивление ни к чему хорошему не приведет.
   Стилмен услышал шаги за спинкой кресла. Кто-то приближался сзади. Что делать? Резко рвануть с места и броситься в коридор, сбив по пути ее соучастника? Там, в шкафу что стоит в спальне, у него спрятан старый "Mauser" сорокового калибра, подаренный ему отцом. Если ему удастся добраться до него, он сможет перестрелять своих врагов. Пистолет заряжен и ждет его.
   Майор заглянул в холодные глаза Миллер. Это были глаза убийцы. Такой же хладнокровной как и Джина Альфа.
  -- Не делай этого, Морган. Не делай! - она предупредительно прицелилась ему в голову, видя его колебание. - Ты не умрешь. Мы только зададим тебе пару вопросов...
   Стилмен почувтсвовал как игла вошла в шею, и кто-то очень профессионально влил ему весь шприц. Зачем он связался со всем этим? Чего он добился? А Таня Миллер, она оказалась все-го лишь подлой обманщицей. Шпионкой.
  -- Будь ты проклята, Таня! Если я до тебя доберусь... - словно от ударной дозы снотворного, он ощутил как проваливается в глубину небытия. С каждым мгновением он все меньше и меньше контролировал свое тело, и наконец сдался. Он потерял сознание.
  -- Не думаю, что ты до меня доберешься, Морган. Меня еще никто никогда не находил. - ответила Фишер уже не реагирующему ни на что человеку.
  
  
  
   Конец первой части.
  
   Продолжение следует...
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) О.Герр "Любовь за Гранью"(Любовное фэнтези) М.Лафф, "Трактирщица - 2. Бизнес-леди Клана Смерти"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) NataliaSamartzis "Стелларатор"(Научная фантастика) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"