Садовска Яна: другие произведения.

Город Любви

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава первая
  ВОЛШЕБСТВО АЛЬФОНСА
   Нарядный белоснежный корабль приближался к берегу, погруженному в вечер. На корабле было весело и шумно, бары и дискотеки дразнили огнями и зажигательной музыкой. Но многие пассажиры уже толпились у трапа. Несколько лет назад в порту, к которому приближался корабль, сходило в лучшем случае человек десять. Теперь же пространство у трапа было заполнено толпой народа, жаждущего побыстрее ступить на желанный берег.
  Город Любви - так с недавних пор стали называть этот небольшой портовый городок. Ничего из себя не представлявший в прошлом, за какие-то три-четыре года городок стал местом, привлекающим внимание любопытных. У Города Любви теперь была своя легенда.
   Ирина Самойлова, женщина известная и популярная в кругах столичной элиты, уже была в Городе Любви несколько лет назад. Тогда еще это был захолустный приморский городок, где царила скукотища, таким она его хорошо помнит. А задержалась она в ничем не приметном городке тогда из-за маленького курортного увлечения одним молодым, красивым альфонсом по имени Жора. Любовником он оказался так себе, и она, покутив с ним чуть меньше месяца, вернулась в столицу к мужу, к делам, к элитным тусовкам. Она знала, что бедный Жора влюбился в нее не на шутку, но забрать его с собой в столицу не захотела, там у нее и без него хватало разного рода молодых и красивых. Пару раз только разрешила ему приехать, чтобы развлечься его пылкой влюбленностью приморского провинциала. А теперь в столице только и ходят слухи о Городе Любви и о самом Жоре, как о человеке, который якобы обладает какой-то магической любовной силой, которая может вознести на такие вершины блаженства, о которых раньше и не мечталось. И она, Ирина, бросила все свои дела, даже важные, и, как настоящая собственница, рванула в Город Любви к альфонсу Жоре.
   Корабль причалил к берегу. Ирина спустилась по трапу, оглядела набережную. С огромным букетом чайных роз из вечерних сумерек вынырнул Жора.
   - Ну, здравствуй, - сказала Ирина, внимательно пытаясь разглядеть перемены в его облике.
   Но нет, Жора почти не изменился. Те же светящиеся влюбленные глаза, та же немного застенчивая и виноватая улыбка. Она взяла розы. На них не было ни одного шипа. Она вспомнила, что он и раньше всегда отрывал все до единого шипы у роз, чтобы она не уколола свои нежные пальчики. Пожалуй, ей раньше и не нравилось в нем его излишняя заботливость. Она всегда считала, что ему не хватает мужицкой грубости, страсти. Слишком уж он нежен и романтичен.
   - А ты совсем не изменилась, - тихо сказал Жора. - Мы не виделись с тобой...
   - Да, целую вечность, - перебила его Ирина. - Но и в тебе я пока не вижу перемен. А в столице про тебя ходят такие слухи...
   - Ты все узнаешь, чуть позже. Ты ведь для этого сюда и приехала... Поедем в гостиницу. Я снял для тебя номер.
   Он подвел ее к белому кабриолету, который стоял на пристани.
   - Твоя машина, или взял напрокат, чтобы покрасоваться передо мной? - ехидно спросила Ирина.
   - Моя, - застенчиво ответил Жора.
   Они сели в машину и поехали вдоль берега. Было темно, и Ирина не могла в полной мере разглядеть Город Любви, и что в нем теперь такого особенного. Однако, когда они подъехали к гостинице, она была удивлена. Это был шикарный отель в евростиле, такой можно увидеть, пожалуй что, где-нибудь в Рио-де-Жанейро. Номер, который снял для нее Жора, впечатлял еще больше.
   - Шикарно, - вырвалось у нее. - Даже для меня, видавшей виды, это что-то...
   - Рад, что тебе понравилось, - улыбнулся Жора. - Спокойной ночи.
   - Ты уходишь? - несколько возмущенно спросила Ирина.
   - Тебе нужно отдохнуть с дороги.
   - Но, я не устала... И потом, раньше ты не был таким...
   - Многое изменилось, - снова улыбнулся Жора. - До завтра.
   Он ушел, тихо прикрыв за собой дверь. Ирина была ошарашена его поведением. Теперь она действительно убедилась, что он изменился. Но что он себе позволяет? Оставить ее одну на целую ночь в отеле. Может быть, что-то не так в ней самой? Но, нет, она была в себе уверена.
  Ирина подошла к огромному зеркалу возле двуспальной кровати. На нее смотрело отражение красивой, стильной, ухоженной женщины. Постоянные диеты и занятия шейпингом с годами только улучшали ее фигуру. Она расстегнула верхние пуговицы на блузке, слегка обнажила грудь. Хороша, ничего не скажешь. Она была уверена, что за эти несколько лет разлуки с Жорой она не только не изменилась, а наоборот похорошела. Почему же он оставил ее одну? Ирина подошла к телефону, хотела заказать ужин в номер, но потом заметила на столе большое блюдо с фруктами, бутылку шампанского и коробку конфет. Значит, он все же готовился провести с ней вечер? Почему же он передумал? А может, это теперь у них в гостинице так принято, для украшения интерьера? Она положила телефонную трубку, раздумав заказывать ужин, тем более, что на корабле она уже ужинала, и подошла к столу с различными яствами. Это был не муляж. Фрукты, конфеты и шампанское были настоящими. Раздосадованная, она почистила апельсин, открыла бутылку шампанского, налила себе полный бокал и уселась в уютное кресло.
  Апельсиновый сок брызнул в нос, а шампанское слегка вскружило голову. Ирина устроилась поудобнее в кресле. Почему он так поступил с ней? Раньше он шагу ей пройти не давал. На маленьком столике в изысканной вазе стояли подаренные им чайные розы. Жора поставил цветы в вазу, когда они вошли в номер, пока она восхищалась богатством апартаментов. Раньше он тоже всегда дарил ей такие. Она сделала глоток шампанского, и сами по себе стали всплывать воспоминания. Ее первая встреча с Жорой. Они познакомились на пляже. С восхищением она тогда смотрела на его молодое загорелое тело. Ее тогда не интересовало, кто он, чем занимается, она хотела поскорее затащить его в свой номер и проверить, на что он способен. И в первый же день знакомства она осуществила свой план. Уже позже она узнала, что он профессиональный альфонс. Но в первый раз он для нее был единственным, который грезился ей в мечтах. Это было в номере гостиницы, конечно, не такой, как та, в которой она сейчас находилась, а намного скромнее, потому что таких отелей в захудалом городишке раньше не было. Но зато она была не одна. И он был так нежен и страстен в их первую ночь. Она отчетливо вспомнила все подробности. Он, как мальчишка, повалил ее на кровать и начал осыпать поцелуями ее щеки, губы, потом грудь. Он спускался все ниже и ниже. А она слегка дрожала от его поцелуев и дышала страстно, когда его руки скользили по ее телу. Он раздевал ее медленно и влюблено. А она торопилась получить от него все. И вот он скинул наконец-то рубашку и брюки. И она с восхищением глядела на его обнаженное тело. А потом они слились в единое целое. Ее ноги скользили по его бедрам, и она таяла от страсти в его объятиях. Когда они вдоволь насладились друг другом, она лежала рядом с ним, положив голову на его сильное плечо, а он нежно обнимал ее и слегка трогал губами ее губы.
   От этих воспоминаний, да еще и от шампанского, Ирина почувствовала жар в груди и страстное желание чьих-то объятий. Но не пойдет же она на улицу искать первого попавшегося. И она пошла в ванну. Раздеваясь перед зеркалом, она любовалась своим телом. Оно у нее было слегка загорелое, упругое. Погрузившись в теплую ванну, она расслабилась и успокоилась. Сказалась усталость после дороги. Для ее доверчивого и постоянно занятого делами мужа она сейчас в Турции по туристической путевке. И она, действительно, один день провела в этой экзотической стране. Но только для очистки совести. А потом взяла билет на корабль и приплыла сюда, в Город Любви, к альфонсу Жоре. В ее распоряжении было только два дня. Потом она должна была вернуться в Турцию из-за племянницы мужа, которая тоже взяла тур по черному морю, и через два дня, наверняка, приедет в Город Любви, потому что в столице только и говорят о чудесах, которые здесь творятся.
  А что же, действительно, происходит в этом городке? Пока ничего странного, кроме поведения Жоры она не заметила. И город сам не разглядела из-за темноты. Но, ничего. Завтра будет день, и она все выяснит. Ирина вылезла из ванны и закуталась в ласковое банное полотенце.
   Эту ночь она проспала праведным сном ребенка. Ей даже сны снились какие-то детские, цветные и веселые.
   Она проснулась на рассвете, и чувствовала себя отдохнувшей. В дверь тихонько постучал портье и сообщил ей, что ее ждут в ресторане к завтраку. Он назвал номер столика и ушел.
   Ирина наскоро привела себя в порядок и спустилась в ресторан. За столиком ее ждал Жора.
   - Привет. Как спала? - его голос звучал мягко и завораживающе.
   - Не подлизывайся, как нашкодивший кот. Почему ты вчера ушел и оставил меня одну?
   - Всему свое время.
   - Ты провел ночь с какой-нибудь...
   - Я спал один. Не злись. У нас еще все впереди.
   - Но у меня всего два дня, - раздраженно сказала Ирина.
   - Этого хватит, чтобы подняться к облакам и снова вернуться на землю, но уже познав настоящее блаженство.
   - И что ты вправду научился творить чудеса?
   - Твой завтрак остывает, - загадочно улыбнулся Жора и пододвинул к ней тарелку с едой.
   Ирина внимательно всмотрелась в его лицо. Это был все тот же Жора, но что-то особенное читалось в его черных и круглых, как маслины, глазах. Что это было? И что произошло в этом городке? Она принялась есть завтрак.
   - Ты все узнаешь, все увидишь своими глазами и все почувствуешь, - Жора как бы отвечал на вопросы, читаемые в ее удивленном взгляде.
   - Когда?
   - Прямо после завтрака.
   Официант принес счет. Жора расплатился.
  Они вышли из ресторана. Ветер с привкусом соленого моря рванул им навстречу. Было начало лета.
   - Погода портится, - с досадой сказала Ирина. - Наверное, будет дождь.
   - Нет, - дождь будет только к вечеру, - успокоил ее Жора. - У нас впереди уйма времени.
   - И куда же мы пойдем?
   - Гулять по городу. Посмотришь, как он изменился.
   Он взял ее за руку и повел вдоль по улице. Она смотрела по сторонам широко открытыми от удивления глазами. Городок преобразился до неузнаваемости. Маленькая Европа с ухоженными лужайками, чистыми скамейками, на которых целовались влюбленные. В воздухе пахло чем-то особенным. Был ли это аромат каких-то цветов или что-то еще... Но воздух дурманил. Хотелось чуда.
   Они присели на одну из скамеек, на другом конце которой целовалась молодая пара. Ирина засмотрелась на целующихся. На своем веку она повидала всякое, но это было нечто другое. Они пили поцелуи, как нектар. Это было похоже не на страсть, а на какое-то возвышенное наслаждение. Их лица светились перламутром, а движения были настолько гармоничны, как будто они исполняли чудесную прелюдию любви.
   - А ты меня сможешь также поцеловать? - оторвав зачарованный взгляд от молодой пары, спросила Ирина и всем телом потянулась к Жоре.
   - У нас теперь все так целуются, - улыбнулся Жора и отстранился от нее. - Посмотри вокруг.
   Ирина окинула взором небольшой парк, где они сидели. На других скамейках тоже целовались пары, и от них веяло таким же восхитительным блаженством.
   - А мы что будем сидеть здесь, как белые вороны? - раздраженно посмотрела она на Жору.
   - Не хочешь сидеть, пойдем дальше. Но всему свое время.
   - Ты же раньше не был таким, - не на шутку рассердилась Ирина. - Что с тобой происходит? Ты же профессиональный альфонс. Или твои услуги теперь подорожали?
   - Мои услуги теперь оплачиваются слишком хорошо. Хочешь, я покажу тебе свой дом? Пойдем. Ты увидишь, как я теперь живу.
   Он снова взял ее за руку и потащил вдоль по улице. Минут через десять они подошли к шикарному особняку с видом на море.
   - Это твой дом?
   - Мой, - застенчиво ответил Жора. - Проходи. Внутри тоже очень красиво. Я специально вызывал архитектора из Италии.
   Они вошли в дом. Ирина остановилась посредине зала, застыв от удивления. Дома, в столице, она чего только не видела, вращаясь среди самых знатных, богатых чиновников, среди звезд шоу-бизнеса, но такого она еще не видела. Дом был потрясающе красив и изыскан. Это тянуло на несколько миллионов.
   - Ты что, хочешь сказать, что все это твое? Так, значит, в вашем Городе Любви оплачиваются услуги альфонсов?
   - Да, я зарабатываю прилично. Могу себе позволить немного роскоши. И потом, здесь бывают знаменитости. Не буду же я принимать их в нищенской обстановке.
   - Поэтому ты меня даже не разу не поцеловал, - зло и ревниво вскрикнула Ирина. - Ты хочешь намекнуть мне, что я не смогу оплатить твои услуги? Так знай, я оплачу все!
   - Успокойся, - он нежно провел рукой по ее щеке. - Я не возьму с тебя ни цента. Я подарю тебе свою любовь без денег и без условий. - Он нежно прижал ее к себе. - Потому что я люблю тебя.
   - Пойдем к тебе в спальню, - прошептала Ирина, страстно дыша.
   - Нет, не сейчас, - опять отстранился от нее Жора.
   - Но почему? Чего же ты тянешь? У меня же так мало времени.
   - Нам хватит и пары часов. Но это будет не здесь, а на берегу моря.
   - Хорошо, пусть это будет один раз на берегу моря, второй раз здесь, третий еще где-нибудь...
   - Ты не выдержишь столько. Хватит и одного раза. И там, где я скажу.
   - Но почему? Что ты из себя возомнил? - капризно топнула ногой Ирина. - Раньше мы с тобой занимались любовью везде, где только можно было...
   - Это было раньше... Я тогда был простым альфонсом. А теперь я дарю женщинам такую любовь, от которой они взлетают высоко-высоко и парят над вершинами блаженства. Короче, это словами не передать. Сама все почувствуешь.
   - Когда? - В изнеможении, теряя терпение, спросила Ирина.
   - Завтра, на пляже.
   - Но почему завтра? У меня же вечером отходит теплоход в Турцию.
   - Потому что сегодня будет дождь, - коротко ответил Жора.
   Ирина беспомощно вздохнула. Ей ничего не оставалось, как смириться и ждать. Но она во что бы то ни стало хотела выпытать у Жоры, что же произошло такого с городом, с людьми, обитавшими в городе, с ним самим. И Жора, как галантный джентльмен, не заставил ее страдать и мучаться от неудовлетворенного любопытства.
   - Садись и слушай, - сказал он, - поведаю тебе легенду нашего города, в которой я один из главных действующих персон. - Он подвел ее к окну. - Видишь, на улице уже накрапывает дождик. Самое время рассказывать красивые истории.
   Голос его звучал загадочно. Он провел ее в зимний садик, напоминающий райский уголок. Они сели друг напротив друга, возле небольшой ухоженной композиции из цветов в японском стиле. Жора начал свой рассказ.
   Он помнил все до мельчайших деталей, все события того таинственного вечера, с которого все и началось. В очередной раз, подцепив на пляже богатую и привлекательную женщину, он проводил с ней целые дни напролет. Женщины раньше приезжали в этот городок подальше от цивилизации, чтобы остаться незамеченными светскими сплетниками и развлечься на полную катушку. Очередную пассию Жоры звали Еленой. Она была хороша и в меру молода. Ему не доставляло особого труда доставить ей удовольствие. В тот день они отгуляли в ресторане и уже под вечер, когда стало смеркаться, рванули на пляж. На море погода имеет привычку портиться в самый неподходящий момент. Но это тогда не остановило Жору и его новую богатую красавицу. На том самом диком пляже, куда он ее привел, зачастую бывало пусто, мало кто о нем знал, пляж как будто прятался за скалами. Впрочем в тот день было пусто и на других пляжах, всех разогнал надвигающийся шторм. Но заниматься любовью под шум волн было очень даже романтично. Жора осыпал поцелуями полуобнаженное тело Елены, когда вдруг взгляд его остановился на каких-то странных объектах, приближающихся к берегу. Он пригляделся. Сначала ему показалось, что это были два человека и дельфин. "Нашли время для купания", - промелькнуло у него в голове. Он стал приглядываться внимательно. Его спутница, почувствовав, как ослабевают его страстные ласки, тоже, пытаясь понять в чем дело, обратила свой взгляд на море.
   - Это же акула! - Вдруг закричала она.
   - Акула? Не может быть. Это, скорее, дельфин.
   - Нет, акула, - капризно и требовательно настаивала на своем Елена.
   По мере приближения странной компании в самом деле можно было четко разглядеть двух пловцов и акулу.
   Шторм расходился не на шутку, и было видно, что силы пловцов на исходе. Они были уже совсем недалеко от берега, когда один из пловцов начал погружаться и выныривать. Жора разглядел в пловце молодую девушку. Плывущий рядом с ней юноша пытался поднырнуть и помочь ей. Казалось, что то же самое пыталась сделать и акула. Жора понимал, что жизнь девушки висит на волоске. Акула была немного неуклюжа на мелководье, и при всем желании, даже, если поверить в то, что она помогала пловцам добраться до берега, она не в состоянии была спасти тонущую девушку. Жора заметался на берегу, скидывая с себя одежду. Елена хваталась за него, всеми силами пытаясь удержать его от безрассудного поступка. Но Жора вырвался из ее цепких объятий и прыгнул в море. Пловцом он был неплохим. Но с бушующими волнами бороться было нелегко. И вот он в очередной раз поднырнул под волну и лицом к лицу столкнулся с акулой, которая, открыв пасть, показывала двойной ряд острых зубов. Но хищная рыба не тронула его. Может быть, она просто была сыта. Жора вместе со вторым пловцом дотащили девушку до берега. Она была без сознания. Второй пловец, юноша лет шестнадцати, обессилено упал на песок пляжной полосы. Жора положил девушку рядом с ним. Елена склонилась над спасенными молодыми людьми.
   - Откуда они? - удивленно спросила она.
   - Не знаю, - устало ответил Жора.
   Они посмотрели на море. Акула удалялась от берега.
   - Спасите мою сестру, она умирает, - тихо прошептал юноша, не в силах сделать какое-либо движение.
   Жора приподнял голову девушки. Она была бледна и прекрасна.
   - Быстро беги за помощью, позови кого-нибудь, она не дышит! - приказал Жора Елене.
   Елена, наскоро одеваясь, убежала вдоль пляжной полосы.
   Жора принялся делать массаж сердца и искусственное дыхание. Девушка была настолько молода и прекрасна, что он с нежным трепетом касался ее губ и вдыхал в ее легкие воздух. Он боролся за ее жизнь, как мог. Но вот она открыла глаза. Что прочитал Жора в ее глазах, объяснить было трудно. Это было похоже на простор необъятного неба, смешанного с зеленью трав и с голубизной моря. В этих глазах было что-то такое, от чего по всему его телу потекла какая-то неистовая истома. Он не смог совладать с собой и прикоснулся губами к ее губам, желая слиться с ними в поцелуе. К его удивлению губы девушки отвечали на его поцелуй, даря такое наслаждение, какое никогда за свою сравнительно долгую, полную любовных похождений жизнь, он не испытывал. Это невозможно было описать словами. Один недолгий поцелуй наделил его такой неистовой нежностью и благодатью, от которой кровь закипала в жилах и разливалась океаном тепла по всему телу. Он, как будто, вознесся куда-то слишком высоко, туда, где обитает настоящее счастье. Оторвавшись от ее губ, он упал на песок рядом с ней. Девушка нежно улыбалась, и ее лицо светилось каким-то прозрачным перламутром. Будто сама любовь, великая и всемогущая, спустилась с небес на землю и воплотилась в этом хрупком тельце юной красавицы.
   Сирена скорой помощи бесцеремонно нарушила тишину вечернего пляжа.
   Откуда приплыли юноша и девушка до сих пор остается загадкой. Сами они никому не рассказывали о своем прошлом. Есть лишь предположение, что они спрыгнули с корабля, проплывающего мимо берега. Они остались жить в Городе Любви. Мэр города, Евгений Степанович, который правил в то время, отдал распоряжение выделить им отдельную квартиру. Девушку зовут Каролина, а юношу, который оказался ее родным братом - Серж. Говорят, что отец у них француз. Мэр города наводил о них справки, но счел нужным не разглашать полученную информацию.
  В момент их таинственного появления дела в городе шли из ряда вон плохо. Что только не предпринимал Мэр для поднятия благосостояния населения и для развития курортного бизнеса. Но все его усилия были тщетными.
  Однажды, и об этом теперь многим известно, мэр пригласил к себе на прием известного городского предсказателя. Интеллигентный человек лет сорока пяти по имени Эрнест пришел на прием в мэрию. Жители города верили его предсказаниям. Мэру тоже ничего не оставалось, как попытаться выспросить у него ответ на волнующий его вопрос.
   - Когда и на нашей улице будет праздник? - шутливо спросил Мэр у предсказателя.
   - Все наладится, Евгений Степанович, - ответил Эрнест. - И очень скоро. Когда белая акула и двое молодых людей приплывут к берегу, когда великое чувство войдет в жилы хотя бы одного человека, и сладкие грезы любви начнут парить над городом, тогда придет и неслыханное богатство в наш город.
   И получилось так, что его предсказания сбылись. Мэр, узнав историю появления в городе Сержа и Каролины, сразу же взял их под свое крылышко. А Жора прослыл человеком, в чьих жилах поселилось великое чувство любви. Вот в этом и заключалась легенда Города Любви, которая молниеносно долетела до самой столицы.
   Жора закончил свой рассказ.
   Ирина смотрела на него с недоверием:
   - Хорошо научился сказки рассказывать, - тихо сказала она. - Красиво.
   - Если бы это были сказки...
   - А разве нет? Ну, хорошо, про этого вашего предсказателя, предположим, я тоже слышала. К нему из столицы многие ездят. А вот, чтобы ты так изменился, как о тебе все говорят, что-то не верится... Ну, ладно, это мы еще проверим... А эта, как ты ее назвал, Каролина, где живет со своим братом? Ты знаешь ее адрес?
   - Да знаю, - взволнованно ответил Жора. - Только, зачем она тебе?
   - Как это зачем? Познакомиться хочу, посмотреть на них. А что, нельзя?
   - Нет, нельзя, - серьезно ответил Жора. - Я не дам тебе адрес.
   - Это почему же?
   - Потому что нельзя.
   - У тебя с ней что-то есть?
   - Нет. Что ты? Она и я - это невозможно.
   - Почему? Ты же ее целовал на пляже, как ты сам это утверждаешь.
   - Да, целовал. Но этого для меня более, чем достаточно. Больше мне от нее ничего не нужно. Она такая...
   - Какая?
   - Это трудно объяснить. И потом, говорят, что она еще девственница. Она ждет настоящей любви. Многие пытались ухаживать за ней. Но безрезультатно. Она не для каждого. Она, как будто, и есть сама любовь, великая, чистая, огненная. Люди общаются с ней, и начинают что-то чувствовать, что-то понимать в любви. Она для нас, как талисман, как воплощение возвышенного чувства. Да, мне повезло больше других, я поцеловал ее. Но это было настолько сильно, что больше я ни разу не осмелился бы прикоснуться к ее губам. Я просто ее друг и верный раб.
   - Интересно, интересно, - задумчиво сказала Ирина. - Я хочу ее видеть, и как можно скорее.
   - Нет и еще раз нет, - вскричал Жора.
   - Почему? - раздраженно посмотрела на него Ирина.
   - Потому что нельзя. Потому что я знаю тебя. Ты можешь погубить ее.
   - Как?
   - Ты расскажешь о ней там у себя в столице. И они, эти столичные знаменитости, как коршуны набросятся на нее. Они увезут ее... А там... Она не такая, как все, пойми, ее надо беречь... Надо просто осторожно пить из ее источника нектар любви, но не губить этот источник...
   - Жора! - воскликнула Ирина. - Да что же произошло в этом городе, что произошло с тобой? Я не узнаю тебя. Что ты мне голову морочишь? Да не верю я в эти чудеса. Вы вместе со своим Мэром просто придумали весь этот трюк с этой девчонкой, чтобы привлечь туристов в ваш городишко. Вот и все.
   - Считай, как хочешь, это твое дело, - спокойно ответил Жора. - Но адрес я тебе ее не дам.
   - Не дашь и не надо, - ехидно сказала Ирина, - сама узнаю...
   - Не надо, не делай этого...
   - Ты еще мне будешь указывать, - огрызнулась она. А этот мальчишка, ее брат, он тоже обладает сверхъестественными качествами?
   - Нет, он обыкновенный. Он просто ее брат.
   - Ну и хорошо. Не люблю слишком молоденьких и неопытных мальчиков. Мне больше нравятся такие вот, - Ирина нежно провела рукой по щеке Жоры и посмотрела на него взглядом полным страсти, - такие вот в меру молодые, опытные...
   - Не надо, - отстранился от нее Жора, - я же сказал, что все у нас с тобой будет, но только не сегодня, а завтра на пляже...
   Ирина встала и начала расхаживать по зимнему садику, от злости не обращая внимания на то, что одеждой задевает какие-то цветы, растущие в огромных разрисованных горшках.
   Жора подскочил к ней и остановил ее, удивленно глядя на нее.
   - Что ты себе позволяешь, - закричала Ирина.
   - Не надо, успокойся, - тихо сказал Жора. - Не губи цветы, их привезли из Голландии, они только что прижились у меня. Я знаю, что там у вас, в столице, люди живут в другом ритме, вам некогда любить, некогда любоваться цветами... Тебе безразлично море... Ты приезжаешь сюда, чтобы развлечься. И я не виню тебя в этом. Я люблю тебя такой, какая ты есть... Но мы, люди выросшие на море, другие... Пойдем, я отвезу тебя в гостиницу... А завтра...
   - До завтра еще надо дожить, - Ирина посмотрела на него взглядом полным досады. - Завтра я, может быть, уже передумаю и найду другого, помоложе и потемпераментнее...
   - Такого, как я, не найдешь, - улыбнулся Жора, взял ее под руку и вывел из дома. Дождь к этому времени уже перестал. - Садись в машину. Я закрою дом.
   Ирина стояла посредине улицы, впервые не зная, как ей поступить. Развернуться и уйти, взять такси и забыть про этого нахала или набраться терпения? Что-то, похожее на интуицию, подсказывало ей, что нужно немного подождать, не в ее характере было отступать, не разгадав тайны этого города и волшебного перевоплощения альфонса Жоры. Ирина подошла к машине и, сильно хлопнув дверцей, уселась в нее.
   Минуты через две Жора сел за руль. Он молча включил зажигание, машина плавно поплыла по вечернему городу, промытому дождем.
   Они подъехали к гостинице. Ирина вышла из машины. Жора даже не пошел ее провожать.
   - До завтра, - улыбнулся он ей вслед.
   Ирина не ответила. Она вошла в гостиницу. Наорала из-за пустяка на горничную, которая заканчивала убирать ее номер, потому что та не соизволила открыть окна во время уборки и не проветрила номер. Горничная выскочила из номера Ирины со слезами на глазах. А столичная гостья брякнулась, не раздеваясь, на кровать и, закрыв глаза, стала строить коварные планы мести этому обнаглевшему альфонсу. Впрочем, потом немного успокоившись, она заснула под шум моря, доносившегося из открытого окна ее номера, и проспала до самого утра. Ей снилось что-то красочное, цветное. Но все это было настолько мимолетным, что не запоминалось. Она редко видела цветные сны, а тут, как будто, целый карнавал красок обрушился на нее, и это было восхитительно. Море, цветы, Жора и еще много-много яркого, переливающегося цветной радугой...
   Проснулась она рано. На столе стояли цветы. Это не были чайные розы, это были какие-то огромные экзотические белые красавцы. Но Ирина сразу поняла, что эти цветы от Жоры. Она видела их вчера вечером в его зимнем садике.
   Позвонил портье и сказал, что молодой человек по имени Георгий ждет ее в ресторане.
   Как ни странно, в это утро Ирина была настроена благожелательно и миролюбиво, несмотря на воспоминания о вчерашнем вечере. Ее разбирало любопытство. Чем же может удивить ее красавчик Жора? Она наскоро причесалась, сделала легкий макияж, переоделась, взяла пляжную сумочку и спустилась в ресторан.
   Зал ресторана, несмотря на ранее утро, уже был наполовину заполнен отдыхающими. Жора сидел за столиком и широко улыбался ей.
   Ирина молча села за столик напротив него.
   Официант принес завтрак. Жора почистил большой апельсин и протянул ей.
   - Съешь, - улыбаясь, сказал он, - этот апельсин сочный и свежий, как сегодняшнее утро.
   Ирина молча взяла апельсин. Сок брызнул ей в нос, она зажмурилась. Жора рассмеялся.
   - Ты так ухаживаешь за всеми женщинами? - злясь, как капризный ребенок, спросила Ирина.
   - Нет, только за тобой. Для других я просто профессионал. Для тебя любимый мужчина.
   - С чего это ты взял, что ты для меня любимый мужчина. У меня таких, как ты...
   - Таких, как я, нет на свете, дорогая моя, - перебил ее Жора. - Сегодня я тебе это докажу. Доедай свой завтрак и пошли на пляж.
   Ирина сверкнула грозным взглядом. И принялась за завтрак. Жора любовался ей, как любуются чем-то близким и родным, которое очень дорого, но которое все равно не будет принадлежать ему целиком и полностью, уйдет к другим, уйдет в свой мир, такой чуждый ему. У Жоры никогда не было желания уехать в столицу. Море - вот была его великая любовь. Он понимал его настроение, его шепот, его приливы и отливы. Он знал, что также влюблена в море Каролина. Иначе бы она не доплыла до берега в тот день. Многие до сих пор не верят, что рядом с ними плыла акула, люди и сейчас утверждают, что Жора все преувеличивает, и что это был обыкновенный дельфин. А Каролина и Серж не хотят говорить на эту тему. Они вообще живут очень уединенно, мало с кем общаются. И горожане оберегают их, стараясь защитить от излишне любопытных приезжих. Людям, живущим в Городе Любви, достаточно того, что они есть, а их тайну каждый пытается разгадать по-своему. Единственный человек, который действительно что-то знает, это предсказатель Эрнест. Жора как-то раз пытался поговорить с ним на эту тему. Но Эрнест сказал ему коротко и ясно: "Ты получил подарок от судьбы. Ты познал то, что другим не дано. Теперь твоя миссия научить людей любить. Если еще один человек рядом с тобой улыбнется счастливой улыбкой, то это еще одна твоя победа". Что ж, Жора честно выполнял все эти годы свою миссию. Но теперь приехала она, та, которую он любил. Он знал, что она завтра опять уедет, и ему опять будет больно. Эта боль уже зрела в его сердце. Но он уже давно привык обретать и терять ее. Так будет и на этот раз.
   Ирина доела завтрак и выжидающе смотрела на Жору.
   - Пойдем? - спросила она.
   - Да, - ответил Жора. - Пойдем.
   Они вышли на улицу. Кабриолет Жоры, начищенный до блеска, уже ждал их. Они сели в машину и поехали. Город после вчерашнего дождя переливался свежестью зелени и чистотой улиц. Жора остановил кабриолет возле небольшого дикого пляжа, который был пуст. Он вышел из машины и подал руку Ирине. Они молча спустились к морю. Он подвел ее к небольшой скале с углублением, похожим на грот. Море было голубое-голубое после вчерашнего шторма. Медузы, как прозрачные зонтики, танцевали возле берега.
   Жора коснулся губами щеки Ирины. И она почувствовала какую-то сладкую истому. Это чувство было для нее чем-то новым. Их губы слились в поцелуе. И все поплыло перед ее глазами, и море, и небо и эта скала. Она никогда в своей жизни не ощущала такого блаженства. Как будто это само море обнимало ее и разливалось по каждой клеточке ее тела. Как будто само небо наполняло ее дыханье нектаром любви. Ирина чувствовала, как слезы крупными каплями катятся по ее щекам и падают на ее обнаженную грудь, которая пылала от прикосновений ласковых рук Жоры. Ей казалось, что она не выдержит и умрет в его объятьях от счастья познанной любви. Наступил момент, когда она перестала чувствовать свое тело, а, как будто, растворилась в морском воздухе, чтобы напоить собой любимого, отдаться ему, умереть и воскреснуть счастливой. Его губы, его руки, его ласки - все это было для нее музыкой, прекрасной и неповторимой. Их движения были настолько гармоничны, словно они танцевали танец любви. Последний вздох, вырвавшийся их уст Ирины, был наполнен неистовым блаженством. Легкий морской ветерок подхватил его и унес куда-то за горизонт. Жора выпустил ее из своих объятий, как птицу, познавшую высокий полет. Ирина некоторое время лежала рядом с ним на песке, широко открыв глаза и вдыхая полной грудью морской воздух. На ее лице играла счастливая улыбка.
   - Это чудо, - прошептала она.
   - Это любовь, - ответил Жора.
   Ирина встала, оделась и, как девчонка побежала по кромочке воды навстречу солнцу. Жора тоже оделся и побежал за ней. Он догнал ее, остановил и посмотрел в ее лицо, которое светилось от счастья.
   - Я люблю тебя, - сказал он.
   - Я тоже, - весело прокричала она. - Я заберу тебя с собой. Ты будешь только моим.
   - Нет, - ответил Жора. - Ты уедешь одна. Моя жизнь здесь. Твоя - там. Ты всегда будешь жить в моем сердце.
   - Я не хочу расставаться с тобой после того, что было, - капризно топнула ногой Ирина.
   - Мы расстанемся, как всегда, - грустно сказал Жора.
   - Но как ты научился такому? - с удивлением и восхищением вглядывалась в его лицо Ирина.
   - Любви не учатся, ее познают, - ответил Жора.
   - Теперь я понимаю, откуда у тебя этот дом, машина. Да за такое женщины полцарства могут отдать. И я уже начинаю верить в эту вашу легенду. Познакомь меня с ней, с той девушкой, которую ты спас. Это же ее поцелуй сделал тебя таким чародеем в любви? Да?
   - Да. Но знакомиться с ней тебе нельзя.
   - Почему? Ты же утверждаешь, что вы с ней только друзья.
   - Это так. Мы с ней просто друзья. Но тебе с ней знакомиться не надо. Сегодня я посажу тебя на корабль, и ты поплывешь в Турцию, - Жора смотрел на нее серьезно.
   - Хорошо, любимый, как скажешь, - сказала Ирина.
   Она решила не спорить с упрямым Жорой. Он не хочет раскрывать свою тайну. Ну что ж, она решила, что сама все узнает. Ее корабль отплывает только вечером. Впереди у нее еще целый день.
   Они с Жорой взялись за руки и направились в сторону машины.
   - Куда тебя отвезти? - спросил Жора.
   - В гостиницу, - ответила Ирина. - Мне надо отдохнуть после такого и привести себя в порядок.
   - Хорошо, - улыбнулся Жора.
   Они сели в кабриолет, который плавно поплыл по городу. Жора остановил машину возле гостиницы.
   - Не провожай меня, - улыбнулась ему Ирина. - Заедешь за мной вечером и отвезешь меня в порт. А днем я хочу отдохнуть.
   Ирина нежно и благодарно поцеловала его в щеку. А потом развернулась и летящей походкой вошла в гостиницу.
   Жора сел в машину и уехал.
   Ирина влетела в свой номер и снова наткнулась на горничную, которая делала уборку. Но на этот раз Ирина не наорала на нее, а, напротив, извинилась за вчерашнее и дала ей в качестве компенсации за моральный ущерб кругленькую сумму. Горничная сначала отказывалась, но потом, видя хорошее настроение хозяйки номера, взяла деньги, поблагодарила и ушла, оставив Ирину одну в ее номере.
   Ирина распахнула окна. Настроение у нее было хорошее и радостное. Она уже предвкушала свое возвращение в столицу. Но пока ей предстояло обмануть доверчивого Жору и тайком разыскать эту девушку по имени Каролина. Ирина начала рыться в своих чемоданах, расшвыривая вещи в разные стороны. Она извлекла из одного чемодана несколько париков разных цветов, из другого наборы косметики. И принялась за дело. Минут через десять ее уже вряд ли узнал бы даже ее собственный муж. Она умела перевоплощаться до неузнаваемости. Превратившись из рыжеволосой куколки в жгучую красавицу брюнетку, Ирина довольно разглядела себя в зеркале со всех сторон. Если бы старый мэр города был еще на своем посту, то у нее было бы меньше проблем. Он был другом ее мужа, и наверняка дал бы ей адрес этой девчонки. Но приблизительно полгода назад мэр пошел на повышение и теперь работал в столице. На его место пришел какой-то молодой выскочка, и у Ирины не было времени наводить о нем справки. Ей надо было действовать. Она знала, где можно раздобыть адрес. И она, громко хлопнув дверью гостиничного номера, направилась туда.
   Выйдя из гостиницы, оглядевшись по сторонам, Ирина взяла такси и назвала адрес. Таксист заартачился.
   - Нет, госпожа, к самому его дому я вас не подвезу.
   - Почему?
   - Потому что не езжу я туда. После того, как...
   - После чего?
   - Все вам надо знать... Ну, ладно, расскажу, а то все равно не отвяжетесь. Жена моя к нему ходила. Десять лет с ней прожили, все нормально было, не жаловалась. А тут, как началась в городе эта вся свистопляска, так и ей любви захотелось. Раньше, приду домой после работы все готово на столе, сидит она напротив меня, тихая, покорная. Захочу в постель с ней, она безотказно выполняла все свои супружеские обязанности. А тут, как к нему один раз сходила, так и началось. Понесло ее куда-то. На столе к моему приходу ничего не стоит. А в постели такое загнула, что хоть из дома беги. Пошел я к нему, к колдуну этому, разбираться. А он мне начал тоже загибать про прелести любви, про отношение к женщине, про чувства какие-то. Слушал я его слушал, а потом захотел ему вмазать. Замахнулся на него, а рука, как будто деревянной стала, ни вперед, ни назад не двигается. Так и застыл перед ним, как скульптура с поднятой вверх рукой и со зверским выражением лица. А он смотрит на меня и смеется мне в лицо. А потом говорит: "Ты, дружок, на лягушонка похож. Иди домой и научись любить свою жену и доставлять ей наслаждение в постели". Сказал он это, рука моя сама по себе опустилась, а ноги домой меня понесли. А что, скажите, госпожа, я и правда на лягушонка похож?
   Таксист повернул к ней свое лицо. Ирина внимательно пригляделась. На нее смотрело немного несуразное лицо с большущими глазищами и тонкими вытянутыми губами, оно был забавным и обаятельным.
   - Похож, - сказала она и улыбнулась.
   - Ну, вот, и вы туда же, - буркнул таксист. - Ладно, поехали. Отвезу я вас к нему. Только к самому дому все равно не подъеду.
   - Хорошо, - согласилась Ирина. - А как с женой-то, наладились отношения?
   - Налаживаются потихоньку, - робко промямлил таксист. - Читаю я на ночь эту самую "Камасутру", а потом в постель к ней ныряю. А там она меня еще муштрует. Как из апельсина, сок из меня делает. И прислугу ей пришлось нанять... Ей теперь некогда готовить. Целыми днями по салонам красоты мотается... А вечерами мы часто при свечах ужинаем... Вот так...
   Под занимательный рассказ таксиста, они быстро добрались до окраины города. Ирина вышла из такси. Таксист, не вылезая из машины, показал ей рукой дом колдуна Эрнеста. А потом газанул, развернулся и уехал.
   Ирина пошла к дому. Вокруг было тихо и таинственно. Вдалеке раздавался шум волн, бьющихся о скалистый берег, негромкое щебетание птиц. Дом, в котором жил предсказатель Эрнест, раньше по всей видимости был чей-то дворянской усадьбой. Сохранились еще старинные колонны, просторная веранда, массивные двери с лепкой. Все дышало стариной и какой-то захватывающей тайной. Ирина никогда не видела этого известного даже в столице предсказателя. Какой он? Молодой или старый? Красивый или нет? Добьется ли она от него то, что ей нужно? Или же он вытворит с ней какой-нибудь из своих фокусов, как с этим несчастным лягушачьим таксистом? Одно она знала наверняка, что от цели своей не отступится. Она решительно постучала в дверь. Через несколько минут дверь с легким музыкальным скрипом открылась. На пороге стоял мужчина лет сорока - сорока пяти, хорошо сложенный, подтянутый, с густыми черными волосами, с приятными чертами лица и с пронизывающими насквозь карими добрыми глазами. Да, именно, глаза его были потрясающе добрыми. Но смотреть в них Ирине было больно уже с первой минуты. Они притягивали ее, но она всякий раз отводила свой взгляд в сторону.
   - Проходите, - голос Эрнеста звучал мягко, бархатно и спокойно.
   Ирина прошла в дом. Внутри тоже все дышало стариной. Роскошный камин в зале, объемные кресла, свечи в изящных бронзовых подсвечниках. Она села в одно из кресел. Эрнест расположился напротив.
   - Я пришла к вам с несколько необычной просьбой... - начала разговор Ирина.
   - Можете не продолжать, - мягко оборвал ее Эрнест. - К чему нам с вами тратить время попусту. Тем более у вас его не так уж много. Когда у человека много дел, время целого дня летит, как одно мгновение. А вечером у вас отплывает корабль в Турцию. Вам надо успеть.
   - Откуда вы это знаете? - удивилась Ирина.
   - Но вы же шли к колдуну, к предсказателю, а теперь удивляетесь, - слегка улыбнулся Эрнест. - Наша с вами встреча была предрешена уже давно. Я ждал вас.
   - Меня?
   - Да. Вы являетесь проводником между миром эмоций, суеты, непредсказуемых поступков, роскоши и бедности и гармоничным, прекрасным миром любви. Эти два противоположных полюса должны рано или поздно столкнуться лицом к лицу. И вы сослужите для этого немалую службу. Я знаю, что вам нужно. Всего лишь клочок бумажки с адресом. И вы его получите.
   - Вы все знаете, - с нескрываемым удивлением смотрела на него Ирина.
   - К сожалению, - грустно вздохнул Эрнест. - Иной раз лучше и легче пребывать в полном неведении.
   - Вам Жора обо всем рассказал?
   - Да при чем здесь Жора. Я с ним виделся-то всего один раз, да и то очень давно. Жора выполняет свою миссию в Городе Любви. И выполняет ее успешно. Этот город будет продолжать дышать романтикой. Любовь уже зажгла свои фонари на всех улицах этого города. И даже если та, чье появление все здесь изменило, та, которая поселила легенду в сердцах людей, даже если она уедет из этого города, то здесь ничего не изменится. Вы уже наметили человека, которому хотите поведать о ней, перед которым вы робеете и дружбой с которым дорожите больше всего. Вы прирожденный служака, Ирина. Ну что ж, такова ваша миссия. Дерзайте.
   Эрнест поднялся с кресла, подошел к столу, что-то написал на клочке бумаги и положил это клочок на маленький столик перед Ириной.
   - Это ее адрес?
   - Да. Берите и уходите. До свидания.
   Ирина хотела еще многое спросить, сотни вопросов рвались наружу. Но под взглядом его поразительно мудрых и все понимающих глаз все вопросы рассеялись сами по себе. Она просто попрощалась с ним и вышла из дома. Дверь за ней закрылась плавно и отчужденно.
   Ирина вышла на дорогу, взяла такси и приехала в гостиницу.
  
  Глава вторая
  КОГДА ЗВЕЗДЫ ЗАЖИГАЮТ...
   В это утро Каролина проснулась раньше обычного. В раскрытое окно ее комнаты залетела большая разноцветная бабочка. Она запорхала по комнате и разбудила девушку, нежно коснувшись в полете ее щеки. Каролина открыла глаза и с улыбкой наблюдала за красавицей-бабочкой. Но бабочка не задержалась надолго в полутемной комнате, ее тянуло к свету. И она снова вылетела из окна на простор. Каролина окончательно проснулась и подошла к окну. Что-то волновало ее в это утро.
  Она подошла к большому зеркалу в овальной оправе. На нее смотрело ее отражение. Стройная фигура, тонкая молодая кожа переливалась перламутром, длинные белокурые волосы ласкали изящные плечики, большие глаза цвета моря смотрели печально. Как будто целая волна неясных эмоций, чувств, тревожности перед чем-то новым, неизведанным нахлынула на нее. Что-то должно было измениться в ее жизни - почувствовала вдруг Каролина. Но что?
   В комнату вбежал Серж. Он выглядел особенно свежо и радостно в это утро.
   - Сестренка, ты уже встала? Вот это хорошо. Нам принесли еще один большой заказ из фирмы. Сделаем?
   - Срочно? - спросила Каролина.
   - Не очень. Но чем быстрее сделаем, тем быстрее получим деньги.
   - Разве в деньгах счастье? - ласково посмотрела на сияющего брата Каролина.
   - А как же без денег? Только в них и счастье. На них все можно купить, даже звезды с неба.
   - Звезды не продаются...
   - Ну, ладно, пусть не продаются, - согласился брат. - Но вот билеты на звезду на деньги купить можно.
   - Ты имеешь ввиду билет на концерт Власты Соловьевой, которая якобы приезжает в наш город?
   - Да, - голубые глаза восемнадцатилетнего Сержа сияли пылкой влюбленностью. - Ты вот не веришь, что она к нам приедет, а я верю. Она обязательно приедет. В наш город теперь многие приезжают и даже звезды такой величины, как она. И мы с тобой, сестренка, обязательно будем сидеть в первом ряду на ее концерте. Вот увидишь.
   - Вряд ли мы потянем билеты в первый ряд, - улыбнулась Каролина. - Тем более, что я устала. Я вчера итак работала допоздна. А теперь еще и новый заказ.
   - Ты прекрасный дизайнер, сестренка. У тебя все здорово получается. Фирма только тебе дает самые хорошие заказы. Тебе двадцать два года, а ты уже так много добилась в жизни. Это я, лоботряс, до сих пор даже не научился просто работать на компьютере. Все танцую и танцую, - Серж виновато посмотрел на сестру.
   - Ты прекрасно танцуешь, - серьезно сказала Каролина. - И тебе надо заниматься танцами профессионально.
   - Это моя мечта... А вдруг, - его лицо засияло надеждой, - вдруг она меня заметит... И пригласит хотя бы в подтанцовку для начала... Как бы я был счастлив! Но это всего лишь мечта, - грустно вздохнул он.
   - Надо мечтать, и все получится, надо верить в свою мечту, - Каролина нежно обняла брата за плечи.
   - Получится?
   - Обязательно...
   - А ты почему такая грустная?
   - Не знаю... Просто какое-то предчувствие... Да, ладно, ерунда все это...
   Каролина нежно чмокнула брата в щеку и выбежала из комнаты. Она наскоро умылась, оделась, приготовила легкий завтрак и, выпив стакан сока, выбежала из дома.
   - Ты куда? - крикнул ей вслед Серж. - А завтрак?
   - Ты завтракай, я все приготовила. А я на пляж... Посижу немного у моря...
   Каролина легкой, летящей походкой сбежала вниз по лестнице, ведущей к морю. Домик, в котором они жили, находился минут в десяти ходьбы от моря, от того места, куда приплыли они с братом в тот самый день. Этот дикий пляж хорошо знал только Жора. Здесь почти никогда не было отдыхающих. Девушка спустилась к морю и устроилась у самой кромки воды за большой бесформенной скалой. Она любила это место, любила здесь радоваться и грустить. А именно сегодня она испытывала какую-то неясную грусть. И не могла разобраться в причинах этой грусти. Может быть, это просто усталость... Море в это утро тоже было беспокойным. Оно тревожно накатывало волны на берег, как будто хотело о чем-то предупредить девушку, что-то поведать ей. От этого неясная грусть Каролины стала еще сильнее. Чтобы не поддаваться нахлынувшему на нее чувству, она запела одну из своих новых песен. Каролина давно писала песни. Но никому их не показывала, никому не пела, даже брату. Это было ее маленькой тайной, которую она пока не готова была кому-либо раскрыть. Только море, ее верный друг море, являлось полновластным слушателем ее чарующего пения.
  Но, пожалуй, нет. Каролине вспомнился один эпизод, произошедший не так давно, примерно около месяца назад. Это было здесь же, на пляже. Она также беззаботно пела под аккомпанемент волн, как вдруг почувствовала за спиной чей-то взгляд. Она обычно очень чутко улавливала чье-то приближение. Но в этот раз какой-то чужой человек подошел слишком близко. Каролина обернулась и увидела удаляющийся силуэт стройной черноволосой женщины. В тот момент сердце ее сжалось и запрыгало, как воробушек. И даже не потому, что кто-то услышал ее пение, а по какой-то другой причине.
  И именно сейчас эта женщина вспомнилась ей так отчетливо. Сомнений не было, что она была приезжей. Но почему то странное чувство и сегодняшнее ее грустное настроение так схожи?...
  Каролина прекратила петь, она почувствовала чье-то приближение.
   Это был Жора. Он не спеша спускался к пляжу. Каролина пошла ему навстречу.
   - Здравствуй, - восхищенно глядя на нее, улыбнулся Жора.
   - Здравствуй.
   - Хорошо, что я встретил тебя сегодня. Ты знаешь, кто на днях приезжает к нам в город?
   - Знаю, Власта Соловьева.
   - Вот именно. Сама примадонна.
   - А ты пойдешь на ее концерт?
   - Пойду.
   - А вы с Сержем?
   - Мы тоже. Это же наша любимая певица. А Серж так вообще влюблен в нее по уши.
   - А почему ты такая грустная? - Жора внимательно вгляделся в лицо Каролины.
   - Да, пустяки...
   - Что случилось? - Жора осторожно взял ее за плечи и повернул к себе. - Я же твой друг, ты же знаешь. Скажи мне, тебя кто-то обидел?
   - Да нет, что ты, - улыбнулась Каролина. - Просто сегодня встала не с той ноги... Правда... Никакой причины для грусти нет, а мне почему-то грустно...
   - А скажи мне, - голос Жоры зазвучал серьезно и напряженно, - к тебе кто-нибудь приходил?
   - Когда?
   - Ну, в течение этого месяца?
   - Из фирмы ко мне часто приходят, заказы приносят...
   - Нет. Я имею в виду не это. Кто-нибудь посторонний приходил к тебе в дом? Из приезжих? Женщина, например...
   - Женщина? Да нет, никто из приезжих ко мне не приходил, насколько я помню...
   - Да, ее ты запомнила бы... Значит, сдержала обещание... Молодец... Ну, тогда все в порядке...
   - Что именно? - с тревогой спросила Каролина. - Какая женщина должна была ко мне придти?
   - Да, ерунда, - весело отмахнулся Жора, - одна моя знакомая из столицы хотела посмотреть на тебя. Но я ее отговорил...
   - А что я экспонат какой-то, чтобы на меня смотреть? - разозлилась Каролина.
   - Нет, ты не экспонат, ты самая замечательная на свете, - Жора смотрел на нее с неистовой нежностью, при этом слегка робея перед ней. - Вот поэтому я ее и отговорил. Пойдешь купаться?
   - Нет, - грустно улыбнулась Каролина. - Принесли новый заказ из фирмы. Мне надо работать. Я пойду.
   - Ладно, как хочешь, - улыбнулся Жора.
   - Пока, - сказала Каролина и убежала вдоль пляжной полосы.
   Жора проводил Каролину ласковым взглядом. И вздохнул облегченно. Он узнал то, что хотел узнать. Значит, Ирина все же послушалась его и оставила эту затею. Она приезжает на днях вместе с примадонной, она же теперь ее лучшая подруга.
  
  * * *
  Длинный белый лимузин чинно проплыл по начищенному до блеска вечернему Городу Любви и плавно подкатил к гостинице Приморской, в которой уже все готово было к встрече столичной примадонны.
  Как только лимузин остановился возле гостиницы, из него один за другим стали появляться важные телохранители. Оглядевшись по сторонам, один из них открыл заднюю дверцу лимузина. Из машины величественно выплыла сама примадонна. Порывом ветра с ее головы сорвало шикарную широкополую шляпку, один из телохранителей бросился за шляпкой, смешно и неуклюже, споткнувшись о ногу другого телохранителя.
   - Ну, вот как меня встречает знаменитый Город Любви, - улыбнулась она блистательной улыбкой звезды.
   - Вам здесь понравится, Власта Денисовна, - из машины вылезла Ирина, взяла у телохранителя Артура пойманную им шляпку, отряхнула ее и подала примадонне.
   Власта взяла свою шляпку и, неся ее в руке, легкой походкой зашагала по расстеленным у входа в гостиницу коврам.
   Портье, администраторы гостиницы, встречающие звезду, всей своей общей массой были похожи на одну широченную, сияющую от неописуемого счастья улыбку. Они подносили звезде огромные букеты цветов и лепетали слова восхищения.
   Власта небрежно брала цветы и передавала их идущей сзади свите. Весь этот кортеж проследовал к приготовленному для примадонны гостиничному номеру люкс, который сиял роскошью. Власта наскоро раздала автографы и попросила оставить ее одну, чтобы отдохнуть с дороги.
   Все, как по мановению волшебной палочки, послушно испарились.
   - А мне можно будет к вам зайти чуть попозже? - спросила Ирина.
   - Да, заходи, - ответила Власта.
   Ирина вышла из номера звезды последней, заботливо прикрыв за собой дверь.
   - Артурчик, никого к ней не пускай, пусть отдохнет немного, - строго сказала Ирина старшему телохранителю, стоящему за дверью номера.
   - Разумеется, все сделаем, как надо, вы не беспокойтесь, Ирина Викторовна, - ответил Артур.
   Ирина бросила на него серьезный взгляд и направилась вдоль по коридору, устеленному дорогими коврами, в свой номер. Возле дверей ее номера, притулившись к стеночке, уже ждал ее Жора с букетом ароматных экзотических цветов.
   - А где же розы? - ехидно спросила Ирина.
   - Чайные розы, - улыбнулся Жора, - вышли из моды. А это экзотика.
   Он протянул Ирине букет и нежно поцеловал ее в щеку.
   - Проходи, - сказала Ирина и вошла в номер.
   - Она приехала, даже не верится, - мечтательно произнес Жора.
   - Ты тоже в нее влюблен? - ревниво посмотрела на него Ирина.
   - Я люблю тебя, - серьезно ответил Жора. - А ей я просто восхищаюсь.
   - Эх, была бы я на ее месте, - тоже мечтательно вздохнула Ирина, а потом игриво улыбнулась Жоре, - стояли бы за моей дверью накаченные ребята и не пускали бы ко мне всяких самоуверенных нахалов. Ты опять будешь меня мариновать, как в последний мой приезд?
   - Нет, почему же, я в полной боевой готовности. Могу сделать тебя счастливой прямо сейчас.
   Жора направился к Ирине и страстно взял ее в свои объятия.
   - Нет, нет, только не сейчас, - Ирина, страстно дыша, вырвалась из его сильных и ласковых рук. - У меня еще много дел. Мне надо еще зайти к Власте, а потом еще кое-что сделать... Так что, извини... Мне надо быть в форме.
   - Как хочешь, я могу и подождать, - улыбнулся Жора широко и влюблено. - Тогда, я пойду. Не буду тебе мешать. А как только я тебе понадоблюсь, то позвони мне. Пока.
   Он вышел из номера, прикрыв за собой дверь.
   Ирина проводила его страстным взглядом. Все ее тело горело от прикосновений его ласковых рук. Если бы она еще позволила ему хотя бы один поцелуй, то, наверняка, не устояла бы. Она еще отчетливо помнила их последний раз на пляже, после которого долгое время, даже по возвращении домой, она пребывала в каком-то, неведомом ей ранее, волшебном блаженстве, которое, как дорогой мех, обволакивало все ее тело, заставляло ее сердце биться восторженно и все вокруг воспринимать, как чудо. Но сейчас ей нельзя было расслабляться. У нее действительно было много дел.
  Она бросилась в ванную комнату, быстро скинула с себя одежду и залезла под холодный душ.
  Да, именно сейчас, как никогда, ей надо быть в форме. Она слишком долго добивалась такого расположения к себе Власты Соловьевой. А теперь их отношения почти переросли в дружбу. Власта особо не приближает к себе людей. Вокруг нее всегда толпится масса народу, и многие из них считаются ее друзьями. Но не каждому она готова открыться. А вот ей, Ирине, повезло. Примадонна благосклонна к ней. И за дружбу с ней Ирина готова сражаться с любым, кто встанет на ее дороге, она готова пойти на любые жертвы во имя этой дружбы, даже отказаться от любви великолепного Жоры. Но она надеялась, что до этого не дойдет. Тем более, что это она уговорила примадонну приехать в Город Любви. И Власта согласилась. Но теперь Ирине придется много поработать для того, чтобы осуществить то, ради чего собственно великолепная певица соизволила посетить этот город. Это был их маленький секрет. А концерт, да, он состоится.
   Ирина вылезла из душа бодрая, полная сил. Она одела новенький брючный костюмчик, расчесала и высушила свои шелковистые рыжие волосы, слегка подкрасилась и вышла из номера, закрыв за собой дверь.
  
  * * *
  Примадонна полулежала в шикарном кожаном кресле и курила свои любимые сигареты, когда в дверь ее номера кто-то тихонечко поскребся.
   - Войдите, - хрипловато сказала Власта и погасила сигарету в пепельнице.
   - Можно, Власточка Денисовна? - дверь открылась и на пороге появилась Ирина.
   - Да, да, заходи, - ответила Власта, - я тебя жду.
   - Немного отдохнули с дороги?
   - Да, все хорошо.
   Прикрыв за собой дверь, Ирина вошла в шикарный номер Власты Соловьевой.
   - Ну, вот мы и здесь. Красивый город, правда?
   - Да я его толком не разглядела, - сказала Власта. - Но в принципе гостиница впечатляет. Для небольшого городка такой отель... Это что-то...
   - Да тут вообще чудеса творятся...
   - Посмотрим...
   - Увидите, Власточка Денисовна, все увидите... Я сейчас возьму билетики и пойду к этим ребятам... А после концерта вы с ними встретитесь... Ну, как договорились...
   - Не знаю, - вздохнула Власта, - не знаю, стоит ли... По крайней мере, так как ты все планируешь, у нас вряд ли получится...
   - Как не получится, Власточка Денисовна?! Все должно получиться... Ну, что вы... Мальчик этот так в вас влюблен... А какой он красивый, вы бы видели... Тем более, что в последнее время вас так тянет к молодым мальчикам...
   - Послушай меня, Ирина, - лицо примадонны вдруг стало строгим и серьезным, - мало того, что эта "Желтая пресса" меня уже достала, так и ты туда же... Какие мальчики?! Что за чушь! - Власта закурила сигарету. - Да ничего у меня не было ни с одним из них.
   - Да я все понимаю, родная моя, - ласково защебетала Ирина. - Зачем вам передо мной оправдываться? Вы столько добра для молодых делаете, так им помогаете. А рядом с ними вы сами становитесь девчонкой... Я все понимаю... А пресса эта... Да плевать на нее. А если мальчик этот так влюблен в вас, да почему бы вам и не попробовать... Что вы не женщина, что ли... Мы же с вами в Городе Любви. А это о многом говорит. Представьте, ночь перед отъездом, аромат моря и он, такой пылкий, такой влюбленный и неопытный... Он, говорят, еще девственник, и она тоже... И вот они оба сначала поражают вас своей неопытностью, а потом все происходит, как в сказке... А потом, если захотите, заберете их с собой в столицу...
   Власта, все это время с нескрываемым удивлением слушавшая пылкую речь Ирины, жестом заставила ее замолчать:
   - Слушай, подруга, - сказала она напряженно, - что ты несешь... Ты на что меня толкаешь, на групповуху... Я что на такое способна?
   - Каждый человек в порыве страсти, тем более на курорте, способен на многое... А вы же такая опытная женщина... Так много в жизни повидали... А боитесь, как девчонка...
   - Я уже ничего в своей жизни не боюсь, дорогая моя, - устало махнула рукой Власта. - Только тебя не в ту сторону занесло...
   - Да именно в ту саму сторону, в какую надо, - понизив голос, опять заговорила Ирина. - Я же вижу, как вы маетесь в поисках чего-то нового, новых ощущений, новых чувств... А тут такой шанс... Мы же с вами сюда для этого и приехали... Вы же так хотели посмотреть на них...
   - Да хотела, но только... А впрочем, что спорить, давай, веди их сюда, а там разберемся... Только ты же говорила, что мальчик этот вполне обычный, только она...
   - Да, все об этом говорят. А кто его знает. Лучше перестраховаться. Лучше обоих проверить. Но она это точно.
   - А какая она, ты ее видела?
   - Да, видела... Я видела ее на фотографии, которую мне показывал ее брат, и на пляже, правда издалека, но в бинокль... Она там пела... И это было что-то...
   - Где пела? На пляже?
   - Да, там... Никого не было, и она пела, стоя у самой кромки воды...
   - И как пела? Хорошо?
   - Потрясающе... Такого я никогда еще не слышала... И никогда не чувствовала то, что почувствовала, слушая ее пение... Эти чувства невозможно передать словами... Это... Ну, словом, вы сами должны ее увидеть, обязательно должны... Да из нее же можно такую звезду сделать, если захотеть, и плюс еще все остальное...
   - Что остальное?
   - Ну, и деньги на ней можно сделать и познать ее любовь... Вы не переживайте, Власточка Денисовна, если даже и не было у вас опыта с женским полом, то не беда, давайте я вас научу...
   Ирина смотрела на примадонну преданно и услужливо, но за этим взглядом скрывалось еще нечто другое.
   - Чему ты меня собралась учить? - надменно и желая сразу, одним махом поставить назойливую подругу на место, сказала Власта.
   - Ну, Власточка Денисовна, что уж тут, сейчас такой век... И потом каждый человек, между прочим, немного бисексуален по своей натуре... И что тут плохого... Да, у меня были опыты с женщинами... И еще какие, - Ирина слегка покраснела, но продолжала, - женщина намного лучше понимает женщину, чем мужчина... И я могу вам немного помочь, если надо...
   - Ну, хватит, - примадонна резко встала с кресла и смотрела теперь на Ирину сверху вниз, ее темно-синие глаза сверкали гневом, - если я увидела в тебе подругу, и была с тобой более откровенной, чем с другими, то это не дает тебе права...
   - Все, все, - перебила Ирина и тоже соскочила с кресла, - я все поняла, тема закрыта... Мне ничего больше от вас не надо, кроме дружбы, - залепетала она, глядя на Власту виновато и умоляюще. - Ваша дружба самый дорогой подарок, который дала мне судьба. Пожалуйста, не ругайте меня, - она положила голову на плечо примадонны, я только хотела, как лучше...
   - Ну, ладно, - Власта отстранилась от нее и отошла к окну.
   - Простите меня...
   - Ладно, прощаю... Но вот что, дорогая моя, в моих сексуальных и всяческих других отношениях с кем бы то ни было я сама разберусь... И с мальчиками, и с девочками, если надо... Без твоей помощи... Хорошо? Привезла меня в этот необычный город, так показывай мне его достопримечательности... Что я зря ехала, что ли? У меня и так дел полно...
   - Конечно, Власточка Денисовна, я все вам покажу... Сейчас прямо я побегу обо всем договариваться. У нас с вами времени действительно маловато. Завтра вечером концерт, перед концертом вам нужно отдохнуть, а послезавтра утром мы уже уезжаем, значит у вас в запасе только вечер и ночь после концерта. Все... Я побегу... А то надо многое еще успеть сделать... Не сердитесь только на меня, Власточка Денисовна.
   - Ладно, не сержусь, - слегка улыбнулась примадонна.
   Ирина выбежала из номера Власты, еще раз на ходу отдала распоряжение охране, чтобы они берегли покой артистки, и вышла из гостиницы на улицу.
  
  * * *
  Каролина в этот вечер сидела за компьютером в своем маленьком домике и старалась побыстрее закончить заказ. Серж вертелся возле нее.
   - Ну, как, сестренка? Много еще осталось?
   - Ты меня каждую минуту об этом спрашиваешь. Мешаешь же, - разозлилась Каролина. - Сейчас закончу, если ты от меня отстанешь.
   - Хорошо, хорошо... Я молчу... Завтра утром нам привезут деньги, и я побегу за билетами...
   - Все равно на первый ряд не натянем, - улыбнулась Каролина и выключила компьютер.
   - Как? Ты не будешь заканчивать заказ? - Серж смотрел на нее испуганно и разочарованно.
   - Да закончила я уже. Все готово. И на дискету записала, - Каролина достала дискету и показала ее брату.
   - А что же тогда пугаешь, - облегченно вздохнул Серж.
   - Потому что все равно денег у нас на завтрашний день будет не так много, даже с этим заказом.
   - А занять у кого-нибудь можно будет? - спросил он.
   - Не знаю... Ладно, придумаем что-нибудь, найдем деньги, не переживай...
   - Как это не переживай... Я же этого дня так ждал... А ты меня расстраиваешь...
   - Не расстраивайся, - Каролина шутливо взлохматила его волнистые русые волосы, - все будет о, кей, вот увидишь...
   В дверь их домика кто-то негромко постучал.
   - Кто это так поздно? - удивился Серж.
   - Не знаю, - тоже удивленно пожала плечами Каролина и пошла открывать дверь.
   За дверью стояла элегантная рыжеволосая женщина лет тридцати пяти. На лице ее играла широкая дружеская улыбка.
   - Здравствуйте, - голос женщины тоже звучал располагающе, - а я к вам. Тебя зовут Каролина?
   - Да, - ответила девушка.
   - Ой, Ирина Викторовна, это вы! - сзади Каролины появился Серж, восхищенно глядя на незваную гостью.
   - Вы знакомы? - удивилась Каролина.
   - Да, - радостно сказал Серж. - Проходите, пожалуйста. Сестренка, пригласи Ирину Викторовну зайти.
   - Ну, хорошо, заходите, пожалуйста...
   Ирина вошла в дом и присела изящно на краешек предложенного ей стула.
   - Здравствуйте, еще раз, ребятушки мои дорогие. А я к вам с хорошей новостью.
   - С какой? - восхищенно глядя на нее, спросил Серж.
   - Ты, Сержик, мечтал попасть на концерт Власты Соловьевой. Помнишь, ты сам мне об этом говорил?
   - Да, Ирина Викторовна, мы с Каролиной уже и деньги приготовили.
   - А зачем деньги? - таинственно улыбнулась гостья. - Не нужно никаких денег. Я вам вот тут билетики принесла, совершенно бесплатно и на первый ряд, как ты и хотел.
   Ирина достала из кармана пиджака два билета и протянула их Сержу.
   Серж взял билеты в руки, как берут дорогой бриллиант, и лицо его засияло невероятной радостью.
   Каролина, все это время молча наблюдавшая их разговор, сказала, строго глядя на брата:
   - Серж, верни, пожалуйста, билеты. Мы не нуждаемся в подачках. У нас есть деньги, и мы сами можем себе все купить.
   - Каролиночка, - ласково и заискивающе улыбнулась гостья, - ну, зачем ты так? Это же от доброго сердца. Мальчик так хочет попасть на концерт. Ты же любишь своего брата, не лишай его такой радости.
   Каролина смотрела на любезную женщину, и какое-то странное чувство опять наполняло все ее существо. У нее было такое впечатление, что где-то она ее уже видела. И откуда знаком с ней ее брат?
  Серж, видя настроение сестры, подошел к ней и крепко обнял ее:
   - Сестренка, ну, пожалуйста, я умоляю тебя, давай возьмем билеты.
   - Откуда тебе знакома эта женщина? - тихо спросила Каролина.
   - Я потом тебе расскажу, - тоже тихо ответил Серж. - Она очень хорошая, поверь мне. А на те деньги, что ты сегодня заработала, мы купим себе что-нибудь из одежды. Нельзя же идти на концерт в старье.
   - Ребята, - подошла к ним Ирина, - поверьте мне, я ваш друг. У меня еще есть для вас хорошая новость.
   - Какая? - встрепенулся Серж.
   - Власта Соловьева моя лучшая подруга. И она попросила передать вам, что после концерта будет ждать вас в гостинице, в своем номере.
   - Зачем? - большие зеленые глаза Каролины смотрели удивленно и настороженно.
   - Она хочет с вами познакомиться. Я рассказывала ей, как прекрасно танцует Серж, и как он хочет попасть на профессиональную сцену. Я обещала ему, что поговорю с Властой Денисовной, вот и сдержала обещание.
   - Это правда? - Серж взвился от радости под самый потолок. - Ирина Викторовна, как я вам благодарен! Каролиночка! Ты хоть режь меня на части, но билеты эти я никому не отдам.
   Каролина грустно вздохнула. В глубине души она тоже всегда мечтала познакомиться с великой певицей и даже спеть ей одну из своих песен. Эта мечта жила в ней. Но она не верила, что все произойдет вот так, как по мановению волшебной палочки. Ей бы надо было радоваться, как ее брат, но неясное чувство грусти, очень схожее с тем, что она испытала сегодня утром, не давало ей дать волю своей радости.
  Она посмотрела в сияющее лицо Сержа. Как она любила те редкие мгновения, когда он был так счастлив. А может быть, и вправду, его мечта осуществится, и он станет артистом... И Каролина подавила в себе неясную тревогу. Ради брата она готова была на все.
   - Хорошо, - сказала девушка, глядя на незнакомку в упор. - Мы возьмем билеты. Спасибо вам.
   - Ну, вот и славненько, - облегченно вздохнула Ирина. - Как я рада, что вы познакомитесь с Властой Денисовной. И у Сержика, может быть, жизнь наладится. Ну, все, ребятки, тогда я побежала. А то поздно уже. И вам нужно уже отдыхать. До свиданья.
   Ирина развернулась и пошла к выходу.
   - Спасибо вам огромное, Ирина Викторовна, - прокричал ей вслед Серж.
   Каролина проводила гостью до двери.
   - До свиданья, - сказала она.
   Ирина вышла из дома в густой сумрак вечера. Каролина хотела было закрыть за гостьей дверь, но вдруг остановилась и пристально стала вглядываться в удаляющийся силуэт элегантной женщины. Странное чувство опять заставило сердце трепетать и сжиматься от неясного предчувствия. Где-то она уже видела ее, эту женщину. Каролина закрыла наконец дверь.
   Серж беззаботно танцевал, поставив какую-то магнитофонную запись.
   Сестра выключила магнитофон и подошла к нему, глядя на него серьезно.
   - Ну, - капризно скорчил физиономию Серж, - что ты не даешь мне потанцевать? Мне же надо готовиться, репетировать...
   - Откуда ты знаешь эту женщину? - строго спросила Каролина.
   - Ирину Викторовну? Да она приходила сюда.
   - Когда?
   - Да откуда я помню... Ну, месяц назад, может быть... Она про тебя спрашивала. А тебя дома не было. Ну, я ей все рассказал. И фотографию твою ей показывал... А она сказала, что знакома с Властой Соловьевой... Ладно, сестренка, дай потанцевать...
   Серж подскочил к магнитофону, но сестра опередила его и спрятала магнитофон за спиной.
   - Почему ты мне не сказал, что она приходила? - разозлилась она.
   - Потому что Ирина Викторовна просила меня не говорить тебе о ее приходе...
   - Почему?
   - Не знаю... Она попросила, я и не сказал...
   - О чем вы с ней еще говорили?
   - Да ни о чем... Я показал ей, как я умею танцевать. Она сказала, что поговорит обо мне с Властой Соловьевой. Да это же чудо какое-то! - воскликнул Серж. - Она действительно меня с ней познакомит... Ты представляешь? Сестренка, да я же об этом всю жизнь мечтал... А ты не даешь мне потанцевать... Я же должен быть в форме... Отдай магнитофон.
   Серж решительно направился к сестре. Каролина не стала больше с ним спорить и протянула ему магнитофон. Дом снова наполнился музыкой. И брат начал выделывать разные па, слившись с музыкой и отдавшись танцу целиком и полностью.
   Каролина отошла к окну. Да, это действительно было похоже на чудо. Появление этой женщины в их жизни. Возможность познакомиться с великой певицей, которую они с братом обожают с самого детства. Но почему же ей грустно? Она смотрела за окно, любуясь величием вечера. И вдруг ей отчетливо вспомнилось, где она видела эту женщину. Да, да, эта ее легкая, изящная и немного вызывающая походка была ей знакома. В тот день, на пляже, когда она пела и почувствовала чье-то присутствие, это была именно она, незнакомка, удаляющаяся от нее вдоль берега. Только волосы у нее тогда были черные, а не рыжие. Но Каролина теперь была уверена, что она не ошиблась. И это странное чувство, с самого утра тревожившее Каролину, было очень схоже с тем чувством, которое она испытала тогда на пляже. Что это? Предчувствие чего-то нового, неизведанного? Может быть, их с Сержем жизнь и вправду изменится? Возможно, это действительно чудо...
  Каролина посмотрела на брата, который танцевал, как никогда воодушевленно и прекрасно. Он был так счастлив. И Каролина решительно пресекла все мучавшие ее волнения. Раз он счастлив, значит, все хорошо.
  
  * * *
  Власта Соловьева проснулась утром в своем шикарном номере от робкого стука в дверь. Она не любила рано вставать, тем более в день концерта.
   - Войдите, - хрипловато сказала она и села на постели.
   В номер заглянуло улыбающееся лицо администратора.
   - Власта Денисовна, доброе утро! Там вам завтрак уже приготовили. А потом у нас, то есть у вас встреча с журналистами. Они там внизу толпятся. На который час им назначить?
   - Вадик, - недовольно проворчала примадонна, - ну, не успела я еще глаза открыть, а ты уже с этими журналистами. Сколько времени?
   - Уже половина двенадцатого. Я старался, как можно дольше вас не беспокоить.
   - Половина двенадцатого?! Какой ужас! Мог бы и пораньше разбудить.
   - Не решился, - робко улыбнулся администратор Вадим. - Да, ничего, все успеем. Часа на два журналистам назначим. Потом у вас экскурсия по городу, вы же сами об этом просили. А потом еще будет время отдохнуть перед концертом.
   - Хорошо, - сказала Власта. - Я приведу себя в порядок, потом пусть принесут мне завтрак. Да, и позови чуть попозже ко мне Ирину.
   - Все сделаем, как надо. А Ирина Викторовна уже спрашивала, проснулись вы или нет.
   - Ну, вот пусть заходит попозже.
   Администратор вышел из номера.
   По коридору нетерпеливо прохаживалась туда-сюда Ирина.
   - Ну, как? Проснулась Власта Денисовна? - бросилась она к Вадиму.
   - Да, только что. Она сказала, чтобы вы к ней зашли попозже.
   - Спасибо, Вадик. Я немного подожду и пойду к ней.
   Ирина спустилась в холл гостиницы, купила свежую газету. На первой странице красовался портрет примадонны. Ирина свернула газету в трубочку, подошла к бару и заказала кофе. Улыбающийся блистательной улыбкой молодой красавец бармен подал ей чашечку кофе.
   - А правда, что вы приехали вместе с Властой Соловьевой? - робко спросил он.
   - Правда, - оценивающе разглядывала его Ирина.
   - А вы с ней хорошо знакомы?
   - Лучше не придумаешь.
   - Ой, как замечательно, - засиял он. - А вы не могли бы взять для меня автограф? А то вчера многие из наших получили автографы, а я вчера не работал. Так обидно... А я вот и карточку ее уже приготовил.
   Бармен нерешительно достал из-под стойки фотографию Власты Соловьевой и протянул Ирине.
   - Ладно, давай сюда, - высокомерно посмотрела на него Ирина и взяла карточку.
   - Ой, спасибо вам огромное. Я так вам признателен...
   "Эх, закрутить бы с ним романчик, - подумала Ирина. Но тут же вспомнила про Жору. - Нет, пожалуй, не стоит, после Жоры вряд ли что-нибудь стоящее получится и времени маловато, да и манеры у него какие-то странные, на голубого смахивает", - решила она.
   Бармен заискивающе улыбался. Ирина допила свой кофе и пошла наверх.
  Подойдя к номеру примадонны, она решительно постучала в дверь. Услышав за дверью разрешение войти, она открыла дверь и впорхнула в номер.
  Власта допивала апельсиновый сок из высокого стакана.
  - Проходи, садись, - сказала она Ирине. - Как дела?
  - Дела лучше и быть не может. Вчера была у них. Билетики им оставила. Они будут сидеть на концерте в первом ряду в серединке, вы их сможете увидеть со сцены. А после концерта они придут к вам, я обо всем с ними договорилась.
  - Хорошо, молодец. Как ты сказала их имена?
  - Каролина и Серж. Отец у них, говорят, был французом. А французы такие любвеобильные, такие пылкие...
  - Опять ты за свое, - отмахнулась от нее примадонна. - Опиши мне их лучше . Какие они?
  - О, они очень красивые оба. Мальчик светленький, голубоглазый, волосы вьющиеся, личико нежное, фигура просто класс. Словом, очаровашка. А она совсем другая. Я же только вчера ее увидела близко. В ней что-то такое есть, от чего аж мурашки по коже. Она красавица, кожа мраморная, вся перламутром переливается, волосы белокурые блестящие. Но самое потрясающее это ее глаза. Я не могла в них долго смотреть. Вот у вас, Власточка Денисовна, тоже роскошные глаза, они у вас синие-синие и очень добрые. А у нее они цвета моря, причем цвет то и дело меняется, как меняется само море от погоды, они у нее то темно-зеленые, то сине-зеленые, то светло бирюзовые. О, это словами не опишешь. И когда она на вас смотрит, то, как будто, просвечивает вас насквозь, как тот колдун, про которого я вам рассказывала. Только в его глаза мне было больно смотреть. А в ее глазах много любви. Когда в них смотришь, то, как будто, внутри вулкан закипает, и хочется взвиться до небес от какого-то потрясающего чувства. Власточка Денисовна, а вам-то это, как раз, и надо. Вы же сами говорите, что в творчестве у вас в последнее время какой-то застой, что хочется начать что-то новое, великое, но чего-то не хватает внутри, нет подъема. Так вот она вам может помочь, с ней вы такой невероятный подъем получите, о каком и не мечтали. Она такая свежая, как сама природа.
  - Красиво рассказываешь, - улыбнулась Власта. - Если это действительно так, то можно считать, что мне повезло. Ты права, мне действительно хочется чего-то нового. Надоело все. Ну, что ж, посмотрим, посмотрим... До вечера не так уж далеко...
  - Ой, Власточка Денисовна, время бежит быстро...
  В дверь номера постучались.
  - Кто там? Войдите, - сказала примадонна.
  - Это я, Власта Денисовна, - в дверях появился администратор. - Там журналисты уже ждут. Что им сказать?
  - Хорошо, сейчас я уже иду. Вот надоели, а? Нигде покоя от них нет, даже в этом хваленном Городе Любви, - проворчала примадонна.
  
  * * *
  Зал, в котором должна была состояться встреча Власты Соловьевой с прессой, был похож на маленький разнаряженный муравейник. Откуда в небольшом городке взялось столько репортеров, предположить было трудно. Но их было много.
  Власта вошла в зал, блистательно улыбаясь своей дежурной улыбкой звезды. Ее встретили бурными аплодисментами. А затем начали засыпать вопросами. На многие из них звезда отвечала коротко и грубо, иногда она просто отшучивалась. Все уже давно привыкли к ее имиджу сильной и роскошной женщины, иногда вызывающей и немного вульгарной, иногда блистающей искрометным юмором, но всегда оставляющей после себя какую-то тайну.
  - Почему вы не любите нас, журналистов? - прямо в лоб спросил какой-то молодой выскочка.
   - А за что мне вас любить? За искажение действительности? За приписывание мне каких-то нелепых похождений, которые мне даже не под силу совершить. Вы сами лепите какой-то образ и преподносите его читателям. А мне потом приходится соответствовать этому придуманному образу, потому что он, видите ли, нравится народу, - примадонна слегка улыбнулась другой своей дежурной улыбкой, подготовленной для подобных вопросов.
  - А почему после такого блистательного тура по Европе вы вдруг решили приехать с концертом в наш скромный городок? - тоненьким, еще не поставленным и неуверенным голоском пролепетала молоденькая журналистка с последнего ряда.
  - А для чего можно приехать в Город Любви? - рассмеялась Власта Соловьева. - В поисках любви, конечно.
  - А вам не хватает в жизни любви? - спросил другой журналист.
  - Мне всего в жизни хватает. Но всегда хочется чего-то нового.
  Журналисты дружно зааплодировали примадонне. И после небольшой паузы снова посыпался град вопросов.
  Каждая встреча Власты Соловьевой с журналистами очень напоминала игру в пинг-понг, в которой примадонна ловко отбивала подачи и всегда выходила победителем игры. Вот и сегодня ее встреча с представителями прессы закончилась с разгромным счетом, естественно, в ее пользу.
  - Все, господа, - сказала она серьезно после нескольких десятков заданных ей вопросов, - на сегодня мой лимит времени исчерпан. Спасибо за интересные вопросы. До свидания.
  Примадонна встала и, подарив всем на прощание еще одну блистательную дежурную улыбку, высокомерно вышла из зала. Охрана обступила ее плотным кольцом, не давая протиснуться к ней даже комару.
  Вся эта процессия вышла в холл гостиницы.
  - Власточка Денисовна, - еле-еле пробилась к певице Ирина. - Власточка Денисовна, я совсем забыла, распишитесь, пожалуйста, для одного бармена. Он уже испепелил меня своим умоляющим взглядом, пока я вас тут ждала.
  - Твоя новая пассия? - посмотрела на нее примадонна и расписалась на карточке.
  - Да нет, какая там пассия. Мне даже с Жорой некогда встретиться. А этот вообще так себе, просто попросил меня...
  Ирина выбралась из толпы телохранителей, отдала фотографию с автографом сияющему бармену и побежала догонять кортеж примадонны.
  Лимузин плавно отъехал от гостиницы и направился в сторону моря.
  - Власточка Денисовна, я вам весь город покажу лучше любого экскурсовода, - затараторила Ирина, сидя в машине рядом с примадонной.
  - Показывай, - устало согласилась Власта.
  Лимузин колесил по городу около часа, потом плавно подъехал к огороженному со всех сторон кордонами милиции пляжу.
  Примадонна вышла из машины и вдохнула полной грудью морской воздух.
  - Как хорошо, - сказала она. - Пойду, поплаваю.
  - Вы действительно собираетесь купаться в море? - удивился администратор Вадим.
  - А почему бы и нет? - весело посмотрела на него примадонна. - Кто хочет составить мне компанию?
  - Власточка Денисовна, - вмешалась Ирина, - вам ни в ком случае нельзя купаться. Вода холодная сегодня. Вадик пробовал. Правда, Вадик?
  - Да, - ответил заботливый администратор, - и вода холодная, и штормит сильно. Сегодня никак нельзя купаться. Видите, на пляже никого нет.
  - А кто же может быть на пляже, если его огородили со всех сторон, и никого за километр к нему не подпускают?! - расхохоталась Власта. - Что ты говоришь, Вадик? Меня же охраняют не хуже президента. Ладно, вы как хотите, а я иду купаться.
  Примадонна решительно отодвинула в сторону чрезмерно опекающих ее сопровождающих лиц и пошла к морю, на ходу сбрасывая с себя одежду. Оставшись в купальнике, она бросилась в штормящее море и начала бороться с волнами. Охрана один за другим, как по команде, тоже неловко скидывая с себя на ходу одежду, попрыгали в море и окружили звезду тесным кольцом.
  - Ну, нигде от них покоя нет, - весело крикнула Власта. - Даже поплавать не дают.
  Плавала она просто великолепно. Сразу было видно, что никакой шторм ей не помеха.
  Наплававшись вдоволь, она вылезла из моря, оделась и села на песок. Настроение у нее было хорошее.
  Телохранители тоже повылезали из моря вслед за ней.
  - Видишь, Вадик, - подошла к администратору Ирина, - не зря я привезла ее сюда, в Город Любви. Посмотри, как она счастлива.
  - Да-а-а, - протянул удивленный администратор, - такой я ее еще не видел. А ведь и вправду город какой-то особенный. Сколько городов с ней исколесил, а такого не видел. Люди здесь какие-то все влюбленные. И дышится как-то по-особенному. Красота. Вот только беречь ее надо от глупостей разных. А то ведь она такая. Если чего-то захочет, то целой армии не под силу ее остановить. Такой уж у нее характер.
  - Она звезда, - вздохнула с некоторой завистью Ирина, - ей все позволено.
  Примадонна встала с мокрого песка, отряхнула песок с одежды.
  - Ну, все, поехали, - весело сказала она и пошла к лимузину.
  Телохранители, охранявшие певицу в море, тоже быстро оделись, привели себя в надлежащий вид и последовали за ней. Вся процессия снова исчезла в длинном лимузине, который величественно поплыл обратно в гостиницу.
   Вернувшись в свой шикарный гостиничный номер, примадонна попросила оставить ее одну и заказала на обед жареное мясо. Перед концертом ей надо было отдохнуть и подкрепиться.
  
  * * *
  Каролина и Серж, целый день пробегав по магазинам и обновив свой гардероб, пришли на концерт минут за десять до его начала нарядные, красивые.
  Зал был полон до предела, даже соорудили несколько дополнительных рядов. Безбилетные зрители штурмовали кассы и предлагали любые деньги за лишний билетик.
  Концерт начался вовремя.
  Примадонна вышла на сцену. Зал замер в ожидании чуда. И чудо состоялось. Так, как в этот вечер, Власта Соловьева не пела уже давно. В последнее время она в основном выступала с хитами, которые, приводили в восторг, но были рассчитаны на массового зрителя. С них она начала и в этот раз. Но потом, минут через двадцать после выхода на сцену, она вдруг резко все переиграла.
  Паузу заполнила пантомима под музыку одной из ее песен. После минутная тишина. И на сцене внезапно появилась примадонна, изменившая полностью свой сценический имидж. Такой она бывала редко в последние годы. Такой ее помнили, когда она восходила на олимп славы.
  Примадонна не захотела в этот вечер просто развлекать публику, как делала это последнее время. В этот вечер она решила вдруг заставить зал плакать и смеяться от счастья соприкосновения с подлинным величием искусства. Что подтолкнула ее на это? Сменив на ходу репертуар, она вдруг стала настолько искренней, что люди действительно заплакали. В зале воцарилась какая-то возвышенная, хрустальная тишина. Казалось, тронь ее, и она разлетится на мелкие, чистейшие, как слезинки, осколки. От потрясения зрители даже перестали аплодировать после каждой песни и выкрикивать браво. Это было похоже на таинство очищения и возвышения.
   Каролина и Серж сидели в первом ряду, тоже, как и все, затаив дыхание от восхищения. Серж вцепился в руку сестры, не замечая, как его наточенные, отшлифованные до блеска ногти после парикмахерской, где он делал маникюр, вонзались в нежную кожу сестры и раздирали ее до крови. Но Каролина не чувствовала боли. Она заворожено смотрела на сцену. Как будто какая-то невидимая нить протянулась между ней и великой певицей. Каролина, как будто, брала ее боль на себя. Каждую песню она проживала вместе с ней. Она растворялась в ее голосе, в ее глазах. Это чувство было для Каролины чем-то новым, волнующим и восхитительным.
   Но вот отзвучали последние аккорды, несколько секунд пронзительной тишины, и зал наполнился оглушительными аплодисментами. Цветы, улыбка звезды, которая в этот вечер была не дежурной, а настоящей, ее слезы, застывшие на ресницах, все это слилось воедино в завершение чудесного вечера.
   Аплодисменты стихли, сцена опустела, а зрители еще некоторое время стояли и ждали продолжения чуда. Чудеса ведь так редко посещают нашу жизнь. И кто ощутил нечто подобное, тому трудно с этим расстаться. Но расставание было неизбежным.
  Люди выходили из концертного зала, не стесняясь своих, еще не высохших на щеках, слез, не боясь улыбаться незнакомым прохожим.
   Каролина и Серж до самого дома шли молча.
  Войдя в дом, Серж взял в руки свой магнитофон, прижал его к груди и сказал полушепотом:
   - Ну, я пошел.
   - Куда? - удивленно посмотрела на него Каролина.
   - К ней.
   - Подожди, я переоденусь, и мы пойдем.
   - Нет, я пойду один.
   - Ну, хорошо, иди, я догоню тебя.
   - Нет, - Серж смотрел на сестру испепеляющим и каким-то новым для него взглядом, - ты никуда не пойдешь. Я пойду один.
   - Почему? Она же приглашала нас двоих...
   Серж вдруг зарыдал и упал на колени перед сестрой:
   - Каролина, - сказал он сквозь слезы, - я не могу, я не хочу, чтобы ты шла к ней. Я люблю ее, понимаешь! Я хочу быть в этот вечер с ней один на один. Это наш с ней вечер и наша ночь! Если я тебе дорог, если ты хочешь, чтобы я был счастлив, пожалуйста, не ходи к ней. Не отнимай ее у меня...
   У него вдруг началась истерика. Он вцепился в платье сестры. Плакал, кричал, умолял. Каролина с трудом освободилась от его цепких рук и побежала за водой.
   Серж долго не мог успокоиться. Он не захотел выпить воды, и Каролина выплеснула воду ему в лицо.
   - Хорошо, - сказала она, - я не пойду к ней. Успокойся.
   Брат замолчал. Вытер рукавом пиджака свое мокрое лицо. И поднялся с колен.
   - Правда? - исподлобья глядя на сестру, спросил он.
   - Я же сказала, - резко отвернулась от него Каролина.
   - Ну, ты же хочешь, чтобы я был счастлив? - Серж нерешительно обнял ее за плечи и повернул к себе. - Ты же меня любишь... Это мой шанс, пойми...
   - Хорошо, иди, - сказала Каролина. - Приведи только себя в порядок...
   - Да, да, я мигом...
   Серж поставил магнитофон и бросился в ванну. Через несколько минут он выбежал оттуда причесанный, надушенный, забежал в кухню напился холодной воды и, схватив свой магнитофон, подошел к сестре.
   - Ну, как я выгляжу?
   - Замечательно...
   - Тогда, я пойду...
   - Иди, - попыталась улыбнуться Каролина.
   Серж чмокнул ее в щеку и выскочил из дома, радостно хлопнув дверью.
   Каролина подошла к окну. Чувство неясной тревоги опять нахлынуло на нее. Но другое, более сильное чувство перебило его. Никогда еще она не испытывала такое разочарование. Брат, которого она обожала и ради которого готова была пожертвовать чем угодно, потребовал от нее слишком большой жертвы. Она отчетливо вспомнила глубину прекрасных синих глаз великой Власты Соловьевой. После одной из первых песен она наклонилась, чтобы взять протянутый ей букет цветов, и Каролина поймала ее взгляд. Нескольких секунд было достаточно, чтобы прочитать боль и грусть в улыбающихся глазах примадонны. Каролина каждой клеточкой своего тела прочувствовала этот взгляд. Как ей хотелось сейчас быть там, рядом с ней, купаться в синеве ее глаз, слушать ее глубокий, чарующий голос. Но, может быть, это просто волшебство искусства так подействовало на нее? Может быть, в жизни она совсем другая? Каролина пыталась подобрать доводы, чтобы успокоить взбунтовавшееся в ней чувство несправедливости. Она не должна была уступать прихоти брата. Но так получилось.
   Каролина подошла к пианино, стоящему в углу комнаты, села за него, открыла крышку и начала играть. Когда брата не было дома, она не упускала возможность пообщаться со своим верным другом - стареньким немецким пианино, брошенным в этом тоже стареньком домике, который они с братом снимали, кем-то из его предыдущих хозяев.
  Она обычно записывала ноты и слова песен, которые сочиняла, в нотную тетрадь, а тетрадь потом обязательно прятала в тайничок в своей комнате. Но сегодня ее пальцы просто сами скользили по клавишам, выдавая какую-то грустную красивую мелодию, которую Каролина даже не пыталась запомнить.
   На нее нахлынули воспоминания. Ее далекое детство. Маленький Серж... Она, зеленоглазая девчонка... Ее прошлое... Оно было овеяно тайной...
  Она знала, что она дитя любви и родилась во Франции. Но всю жизнь они с Сержем прожили с отчимом. Люди говорили, что их отец был французом. Они с Сержем не помнили своих настоящих родителей. Знали только, что мама их умерла почти сразу после родов Сержа, а отец трагически погиб во Франции. Больше они не знали ничего. Вернее, от них это тщательно скрывалось.
  Отчим, Станислав Иванович, был строг к своим приемным детям. Сержа он любил больше. К ней же, к Каролине, относился всегда как-то странно. В его глазах, когда он смотрел на нее, всегда читалась какая-то дикая злость, нелюбовь, но в то же время боязнь чего-то. Он то и дело женился и разводился. Разные женщины пытались стать хорошими матерями для них с Сержем.
  Каролина помнила, что в их доме никогда не было уюта и радости. Все было мрачно, невесело. Отчим пил, избивал своих жен. Каролина во время очередных семейных разборок брала брата, и они убегали на море. Там она забывала на время обо всем. Девочка в любую погоду часами плавала в море, боролась с волнами в шторм, играла с ними, как с лучшими друзьями, когда на море был штиль. Море было ее лучшим и верным другом. Она учила брата плавать, и они вместе с ним мечтали уплыть далеко-далеко, подальше от дома, от отчима, туда, где они будут счастливы.
  Каролина с детства мечтала вырваться из этого грязного омута, покрытого тайной. Она мечтала раскрыть эту тайну. Однажды, когда ей было уже почти пятнадцать лет, отчим вдруг ни с того ни с сего запретил им с братом выходить из дома. И они сидели взаперти несколько дней. К тому времени он в очередной раз женился. Жена ему попалась молодая и красивая. Отчим сгорал от ревности. Он ревновал ее к каждому встречному. И так получилось, что, запретив Каролине и Сержу выходить из дома, и караулив их целыми днями, он потерял возможность следить за своей женой. Он разрывался на части. И один раз, поддавшись приливу дикой ревности, закрыв ее вместе с братом дома, побежал на работу к жене. Каролина отчетливо помнила тот день. Они с братом находились в запертом доме, Серж уснул у себя в комнате, а Каролина просто грустила, сидя в другой комнате. Вдруг в зарешеченное окно их квартиры, находившейся на первом этаже, кто-то тихо постучал. Каролина подбежала к окну и увидела женщину лет сорока с добрыми серыми глазами и мягкой улыбкой.
   - Я должна тебе сказать нечто важное, - женщина говорила с сильным французским акцентом. - Меня зовут Мари, я подруга вашей мамы. Я приехала из Франции. У меня мало времени.
   Видно было, как она волнуется.
   - Вы знали нашу маму?! - обрадовалась Каролина. - Расскажите нам о ней.
   - Я тебе могу многое рассказать. Я знаю все. Я знаю, как они любили друг друга, и как погиб твой отец, - женщина посмотрела на Каролину с болью в глазах. - Вот мой адрес во Франции, - она протянула Каролине листочек бумаги. - Возьми его и спрячь. Если мне не удастся сейчас все тебе рассказать, то приезжай ко мне во Францию... Я буду ждать тебя. Ты должна знать правду...
   Вдруг за ее спиной Каролина увидела своего отчима. Он налетел, как коршун, и грубо схватил женщину за руку.
   - Ты все же добралась сюда, грязная сводница! - яростно заревел он. - Убирайся немедленно!
   Отчим толкнул Мари, она упала на землю.
   - Каролина, запомни все, что я тебе сказала! - крикнула француженка, поднимаясь с земли. - Ты должна знать правду... Но я сегодня вечером уезжаю...
   Отчим снова грубо схватил ее за руку и поволок на дорогу. Он остановил первую попавшуюся машину, втолкнул в нее француженку, и машина увезла ее прочь от плачущей в запертой комнате Каролины.
   Ворвавшись в дом, отчим подскочил к Каролине:
   - Говори, что она тебе рассказала! - заорал он.
   - Ничего, - ответила Каролина. Таким она его еще не видела.
   - Гадина! Говори слово в слово, что она говорила! - отчим замахнулся на Каролину своей мощной ручищей.
   Каролина встала и посмотрела ему прямо в глаза. Она не боялась его. Уже несколько раз он делал попытки ударить ее, но всякий раз, как будто что-то его останавливало. Вот и сейчас, он был готов наброситься на нее, избить ее, но в его глазах она читала какой-то страх перед ней.
   - Вы боитесь меня? - спросила Каролина. Она за всю жизнь так и не смогла назвать его папа и обращалась к нему на вы, потому что всегда чувствовала в нем чужого.
   - Я ненавижу тебя, - опустил руку отчим. Он был пьян, но контролировал себя. - Я не верю в эти сказки, что ты какая-то особенная. Подумаешь, принцесса! Я вырастил тебя, а не они. И ты будешь подчиняться мне. Я получу свое, ты мне за все заплатишь... За все, что они мне сделали заплатишь... Я получу за тебя много денег... Раз ты такая особенная... Я уже обо всем договорился. Ты уедешь в Турцию и будешь работать там в борделе... Раз ты такая красивая... А я получу за это деньги. За грехи родителей должны дети расплачиваться. Вот ты мне и заплатишь... И братец твой тоже с тобой поедет... Пусть в кабаках ночных пашет или в гей-клубах танцует...
   Он злорадно расхохотался и вышел из комнаты, хлопнув дверью.
   Серж, проснувшись от его криков и слышавший все, что говорил отчим, подбежал к сестре и заплакал.
   - Это правда, он отправит нас в Турцию? - спросил он сквозь слезы.
   - Не знаю, - тихо ответила Каролина.
   Но все это оказалось правдой. Заключив контракт с какой-то нелегальной фирмой и получив за это приличные деньги, отчим решил раз и навсегда избавиться от Каролины и Сержа, отправив их в Турцию.
   И тогда Каролина раздобыла карту всего побережья, где должен был проходить маршрут корабля, на котором они должны были плыть в Турцию. И они с Сержем выбрали по карте небольшой городок.
   Они не противились отчиму в его действиях. Это был их шанс.
   Оказавшись на корабле, плывущем в Турцию, они вздохнули свободно. А когда корабль проплывал мимо выбранного ими по карте городка, они, спрятавшись от своих новых попечителей, менеджеров фирмы, в каком-то трюме, потом быстро выбрались из этого трюма и, держась за руки, прыгнули за борт.
   А дальше было штормовое, но дружественное море, и надо было плыть вперед, другого выхода не было. На корабле было слишком весело, и никому ни до кого не было дело. Никто не заметил, как они спрыгнули за борт.
   И Каролина с Сержем плыли к неведомому берегу Города Любви. И приплыли. Была ли действительно рядом с ними акула. Да. Но она не тронула плывущих к берегу юношу и девушку. Она просто плыла рядом с ними. Это было похоже на сказку. Но они доплыли. Силы Каролины кончились уже у самого берега. Но тут появился Жора. И вынес ее на берег. А Серж доплыл сам, он был сильнее. А потом был поцелуй на берегу. И вместе с Каролиной и Сержем в Город Любви вошла легенда и поселилась в сердцах людей.
   Каролина закончила играть новую мелодию и закрыла крышку пианино. Вот и все ее воспоминания.
   Она пошла в свою комнату и достала из тайничка, который она сама сделала в стене за ковром, тот самый листок бумаги с адресом француженки. Этот торопливый, но разборчивый почерк говорил об искреннем желании поведать тайну. Какая она эта тайна?...
  Каролина так и уснула, сжимая в руке заветный листок бумаги.
  
  * * *
  Ирина в этот вечер решила взять реванш за потерянное время. Она приехала в дом Жоры без звонка, без приглашения. Жора открыл ей дверь.
  - А я чувствовал, что ты придешь, - улыбнулся он.
  - А как же я могла не придти? Рано утром примадонна уезжает, и я вместе с ней. Давай не будем терять зря времени...
  Она бросилась в объятия Жоры, страстно целуя его и раздирая пуговицы на его рубашке.
  - Да подожди ты, - Жора попытался остановить ее пыл. - Ты всегда торопишься... Но любовь это не просто страсть, пойми. Это нечто другое...
  - Хорошо, давай, учи меня любви, только побыстрее...
  Ирина продолжала страстно обнимать его.
  - Куда ты так торопишься? До утра еще много времени...
  - Нет, нет, дорогой мой, любимый мой Жора, у меня в запасе всего лишь пара часов. Потом мне надо вернуться в гостиницу. Я могу понадобиться Власте.
  - Зачем?
  - Ну, это наши с ней женские секреты...
  Ирина была так нетерпелива и темпераментна, что Жоре ничего не оставалось, как пойти у нее на поводу. Не так он планировал провести с ней этот вечер. Он приготовил для нее ужин при свечах и чарующую музыку. Но Ирина даже не обратила внимания на все его старания. Жора не обиделся. Он видел, что в этот ее приезд она действительно очень занята. Что-то постоянно беспокоило ее. Какие-то дела. Ну, что ж, он любил ее всякой, и никогда не старался ее переделать. Он только хотел дать ей свою любовь.
  На широченной шикарной Жориной кровати Ирина выглядела маленькой и беззащитной девочкой, которая живет своими страстями, своими капризами, но так нуждается в его любви. И он вновь, как тогда на пляже, ласкал ее трепетно и потрясающе нежно. От его прикосновений, от его поцелуев Ирина опять взлетала до небес и парила там. Но вот последний страстный вздох вырвался из ее уст. И она отпустила Жору из своих объятий, вернувшись с небес на грешную землю.
  - Ты сейчас встанешь и уйдешь? - спросил Жора, лежа рядом с ней и нежно гладя ее волосы.
  - Да, так надо, - ответила Ирина.
  Она нехотя встала с кровати и начала одеваться. Жора любовался ее загорелым телом. Ирина оделась и повернулась к нему.
  - Уходишь?
  - Да.
  Жора тоже встал, быстро оделся и проводил ее до двери. Ужин остыл, свечи догорали. Ирина нежно прикоснулась губами к его щеке.
  - Я отвезу тебя в гостиницу, - сказал Жора и взял ключи.
  - Нет, не надо, - остановила его Ирина. - Я на машине. Власта дала мне водителя с лимузином и даже охрану. Так что, не беспокойся.
  - Хорошо, как хочешь, - Жора подарил ей на прощание свою непревзойденную простодушную улыбку.
  
  * * *
  Ирина стрелой влетела в гостиницу и промчалась по коридору к номеру примадонны. Ее раздирало любопытство.
  - Они у нее? - спросила она стоящую за дверью номера звезды охрану.
  - Нет, Власта Денисовна, одна сейчас, - отрапортовал охранник Миша.
  - Как одна? - удивилась Ирина. - Я тогда пойду к ней.
  Она постучала в номер Власты и, получив разрешение войти, скрылась за дверью.
  
  * * *
  Каролина проснулась в это утро опять с чувством тревоги. Серж еще не пришел? Она бросилась в его комнату. В комнате было пусто. Но в это время Власта Соловьева должна была уже уехать. Неужели он уехал вместе с ней, даже не попрощавшись?...
  Девушка наскоро привела себя в порядок и помчалась в гостиницу, где должна была состояться встреча ее брата с примадонной.
  Любезный портье сообщил ей, что Власта Соловьева уехала час назад вместе со всей своей свитой. О молодом человеке по имени Серж он даже и не слышал.
  Каролина вышла на улицу. Что случилось с ее братом? А она была уверена в том, что с ним действительно что-то случилась. Все эти странные тревожные предчувствия теперь перестали быть беспочвенными. Она не знала, куда идти, у кого спрашивать.
  Девушка, побродив немного по улицам, вернулась домой, лелея слабую надежду на то, что Серж уже дома, что он весело откроет ей дверь и расскажет обо всем...
  Она подошла к своему дому. И чувство тревоги стало еще более ощутимым. Возле двери ее дома стояли два человека в милицейской форме.
  - Вы ко мне? - взволнованно спросила Каролина.
  - Вы хозяйка этого дома? Каролина Ферре?
  - Да.
  - Вам надлежит пройти с нами в участок.
  - А что случилось?
  - Ваш брат, Серж Ферре, арестован сегодня ночью в гостинице Приморской.
  - За что?! - почти закричала Каролина.
  - Пройдемте с нами, а там разберемся.
  Каролина проследовала за милиционерами. Они привели девушку в отделение и провели в комнату для допросов.
  - Присаживайтесь, - сказал пожилой майор, глядя на Каролину внимательно и оценивающе.
  - Где мой брат? За что его арестовали? Я хочу знать все!
  - Вы все и узнаете, - успокоил ее майор. - Присаживайтесь, в ногах правды нет. Выпейте воды, - он протянул ей стакан.
  - Спасибо, не надо, - сказала Каролина и села на стул напротив майора.
  - Ну, так вот, барышня, вашего брата обвиняют в краже.
  - В какой краже? Этого не может быть.
  - Может или не может быть, это разберется следствие. Но пока факты говорят сами за себя. Вы знали, что он сегодня ночью находился в гостинице Приморской?
  - Да, знала.
  - Ну, так вот, у него найдено золотое кольцо с бриллиантом, которое принадлежит Власте Денисовне Соловьевой. По факту кражи заведено уголовное дело.
  - Но это же... Это же неправда... Она, наверное, сама дала ему это кольцо... Мой брат сегодня ночью должен бал встретиться с Властой Денисовной в ее номере...
  - Барышня, что вы говорите? Парень из провинции и она, сама Власта Соловьева, - с насмешкой посмотрел на нее майор. - Они что были знакомы раньше?
  - Нет...
  - А когда же они успели познакомиться?
  - Вчера вечером должны были познакомиться... Их должна была познакомить Ирина Викторовна, ее подруга...
  - Ну, так вот, Ирина Викторовна Воробьева, как раз ничего и не знает, ее в этот вечер вообще не было в гостинице.
  - А что же говорит сама Власта Соловьева? - возмущенно посмотрела на майора Каролина.
  - Ничего. Она уехала на рассвете. И потом, кто кого здесь допрашивает? - вдруг встрепенулся и приосанился майор. - Вопросы здесь задаю я, а не вы. Если вам нечем помочь следствию, то можете идти, вы свободны.
  - Но подождите, - Каролина была поражена такой внезапной переменой в поведении майора. - Я хочу видеть своего брата. Я имею на это право!
  Каролина посмотрела на него в упор своими большими честными зелеными глазами.
  Майор отвел взгляд в сторону.
  - Хорошо вы знаете свои права, когда вам это выгодно, - проворчал он. - Степан! - крикнул он в коридор.
  Дверь открылась, и на пороге появился один из тех милиционеров, которые привели Каролину в участок.
  - Вы меня звали, Илья Гаврилович?
  - Да. Отведи эту барышню в камеру, где сидит ее брат. Пусть поговорят.
  - Слушаюсь, - отдал честь молодой милиционер Степан.
  Каролина вышла вслед за Степаном, который повел ее по темному, мрачному коридору милицейского отделения. Милиционер открыл дверь камеры и впустил в нее Каролину.
  Серж, сидевший тихонечко на тюремной койке, радостно соскочил к ней навстречу.
  - Сестренка! Ты пришла! Ты же поможешь мне?
  - Что случилось, Серж? - строго посмотрела на него Каролина. - Рассказывай все по порядку.
  - Ничего не было... Я не брал этого кольца... Она мне сама его подарила...
  Серж говорил сбивчиво и взволнованно.
  - Что произошло в гостинице? - спросила Каролина.
  - Все было великолепно, сестренка... Я танцевал для нее... Потом... Потом был поцелуй... Я ей понравился, я знаю... Это была незабываемая ночь... Еще бы побольше времени... Я немного растерялся... А она была так прекрасна... Я бы уехал с ней... Но они мне помешали... Они отняли у меня кольцо... Сестренка, оно такое красивое. Настоящее золото, настоящий бриллиант. Я никогда даже не держал в руках такую драгоценность...
  Таким своего брата Каролина еще никогда не видела. Он то сиял от счастья, то рыдал у нее на плече. Ничего определенного о вечере, проведенном в гостинице с Властой Соловьевой Каролине не удалось у него выпытать. Отрывочные восторженные фразы о ней, о роскошном номере, о кольце...
  - Скажи мне только одно, - Каролина крепко стиснула руку брата, - ты виноват в том, в чем тебя обвиняют?
  - Нет, сестренка! - вскричал сердито Серж. - Как ты могла такое подумать?! Она сама мне дала это кольцо. Спаси меня! Поезжай в столицу, к ней. Она добрая, она поможет нам... Ты должна это сделать ради меня...
  - Хорошо, Серж, хорошо, - Каролина провела рукой по заплаканной щеке брата. - Я все сделаю, чтобы вытащить тебя отсюда.
  Дверь камеры со скрипом открылась. На пороге появился тот же молодой милиционер Степан.
  - Ваше время истекло, - сказал он. - Свидание окончено.
  Каролина поцеловала брата и пошла к выходу.
  - Вытащи меня отсюда, сестренка! - крикнул ей вслед Серж.
  - Пожалуйста, береги себя! - тоже крикнула Каролина, выглядывая из-за широкой спины милиционера, закрывающего дверь камеры.
  Ласковое солнечное утро окутало Каролину своей прелестью, когда она вышла из отделения милиции на улицу. Она пока не знала, куда ей идти, что делать. Знала только одно, что на все готова ради спасения брата.
  Каролина вернулась домой. Без брата дом был пуст и неуютен. Вчера вечером она сердилась на него за то, что он поступил как эгоист, лишив ее возможности познакомиться с великой певицей. А сейчас она уже сердилась на себя за то, что вчера пошла у него на поводу. Если бы она была там, рядом с ним, то, может быть, сумела бы предотвратить беду. Но время назад не прокрутишь. Теперь ей предстояло действовать.
  Каролина вдруг четко осознала, что еще никогда не была так одинока. Забота о брате и мечта о прекрасной и чистой любви, приход которой она ждала, как чудо, заполняли всю ее жизнь. Но теперь брат в тюрьме. А любви она так и не дождалась. Она оказалась один на один перед испытаниями, выпавшими на ее долю.
  И Каролине вдруг невыносимо захотелось прижаться к чьему-то сильному плечу и почувствовать чью-то заботу.
  Она вышла из дома и пошла на пляж. Что-то подсказывало ей, что нужно идти сейчас именно туда.
  Спускаясь к морю, она увидела атлетически сложенную фигуру Жоры, который загорал под утренним солнышком.
  Каролина подошла к нему неслышно. Но Жора почувствовал ее приближение. Он повернулся к Каролине, улыбаясь ей, как всегда, по-дружески ласково.
  - Хорошо, что ты здесь, - тихо сказала Каролина.
  - Что случилось? - Жора вдруг заметил в глазах Каролины печаль и тревогу.
  - Сержа арестовали.
  - Когда? За что?
  - Сегодня утром... За кражу кольца Власты Соловьевой.
  Жора опешил и схватил Каролину за плечи.
  - Садись, и рассказывай мне все по порядку! - почти приказным тоном сказал он, усадил Каролину на песок и сам сел рядом.
  Каролина хотела расплакаться, но сдержалась. Она умела всегда казаться гордой, сильной и независимой, даже тогда, когда ей было очень плохо. Она рассказала Жоре все, что знала об этой странной истории, произошедшей с ее братом. Все по порядку. И про приход Ирины Викторовны в их дом, и про разговор с братом сегодня утром в отделении милиции.
  Жора слушал внимательно и напряженно. Теперь он догадывался, почему Ирина вела себя так взвинчено и постоянно куда-то торопилась. Она имеет отношение ко всей этой истории. Она все-таки не послушалась его и разузнала адрес Каролины и Сержа. Но что она задумала? Зачем она это сделала? И почему Серж? Ведь ей нужна была она, Каролина... Но Каролина здесь. А может быть это просто совпадение? Жора хотел верить в то, что его любимая, его Ирина не делала ничего плохого...
  - Я поеду с тобой в столицу, - решительно сказал Жора, дослушав рассказ Каролины.
  - Нет, - твердо сказала Каролина. - Я поеду одна. Это мой путь, и я должна сама со всем справиться. Ты здесь ни причем. И потом ты не любишь шумные города, ты же сам мне об этом говорил.
  - А ты разве любишь?
  - Я еще ни разу не была в столице. Не знаю, какая она. Не знаю, понравится она мне или нет. Но я должна...
  - У тебя есть деньги на дорогу?
  - Нет. Но я что-нибудь придумаю.
  - Сегодня вечером я привезу тебе деньги и билет на поезд на завтрашнее число.
  - Почему ты?
  - Потому что я твой друг, - Жора сказал это тоном, не терпящим никаких выражений.
  - Хорошо, - согласилась Каролина. - Спасибо. Я верну тебе все, как только смогу.
  Она ласково посмотрела в загорелое лицо Жоры. А потом встала с песка, скинула с себя легкую летнюю одежду, оставшись в белом раздельном купальнике, и, разбежавшись, прыгнула в море. И оно, ее любимое и все понимающее море, ласково приняло ее в свои объятия и начало играть с ней своими волнами.
  Жора не пошел плавать вместе с ней. Он грустно сидел на песке и смотрел, как плавает Каролина. Он знал, что она сильная и верил, что ей по плечу справиться с выпавшими на ее долю испытаниями. А он, Жора? Альфонс, полюбивший эгоистичную светскую красавицу, ждущий ее очередного приезда, как манну небесную. Такова, наверное, его судьба. У каждого ведь свой путь.
  Каролина наплавалась и вышла из моря. Она не стала обсыхать на солнышке, а сразу оделась и подошла к Жоре.
  - Ладно, я пойду.
  - Куда? До вечера же еще далеко.
  - Пройдусь немного по городу, попрощаюсь с ним. Ведь я, может быть, надолго уезжаю...
  Грустно вздохнув, Каролина пошла вдоль берега.
  Она бродила по улицам города около часа, не заметя, что забрела в отдаленный незнакомый ей район, где деревья были какими-то могучими, трава на лужайках не стриженная, а вдали виднелся дом с мраморными колонами. Она знала, кто живет в этом доме. Но никогда не испытывала желания познакомиться с этим человеком. Сегодня же ноги сами понесли ее к этим мраморным колонам, к этому пропитанному таинственной стариной особняку. Подойдя ближе, Каролина остановилась и хотела уже повернуть назад, как вдруг дверь особняка открылась, и на пороге появился статный мужчина. Это был хозяин дома, предсказатель Эрнест.
  - Заходи, Каролина, я жду тебя, - голос его звучал бархатно и располагающе.
  Каролина сделала шаг вперед.
  - Вы меня знаете? Разве мы с вами знакомы?
  - Меня же прозвали колдуном в этом городе. Должен же я держать марку, - улыбнулся он тепло. - Вот и приходится мне все про всех знать. Заходи. Кофе уже готов. Ты ведь сегодня даже не завтракала.
  Каролина от удивления некоторое время стояла и заворожено смотрела на Эрнеста, но потом смело шагнула за ним в дом.
  На небольшом овальном столике между двух кресел и вправду стояли две чашки с дымящимся кофе и разнообразные фигурные печенья в хрустальной вазочке.
  Хозяин дома предложил гостье сесть в одно из больших старинных кресел, а сам расположился напротив.
  Каролина машинально взяла в руки чашечку с кофе и начала пить.
  Эрнест пододвинул к ней вазочку с печеньем.
  - Спасибо, я не голодна, - сказала Каролина.
  - Посмотри, какие они разные, - он взял одно из печений причудливой формы, обсыпанное сахаром и наполовину залитое шоколадом. - На что оно похоже?
  - Не знаю, - Каролина взяла печенье за кончик и внимательно начала его разглядывать.
  - Посмотри внимательно, - улыбнулся Эрнест. - Один конец у него белый, другой черный, с одной стороны оно круглое, с другой острое, как край звезды.
  - Как край звезды... - задумчиво повторила за ним Каролина.
  - У звезд очень острые края, - опять улыбнулся Эрнест. - И добраться до них нелегко.
  - А если очень захотеть? - Каролина посмотрела в его карие, добрые и проницательные глаза.
  - Желания материализуются. Если есть желание и вера в свои силы, можно смело отправляться в путь. У тебя впереди много испытаний. Испытание трудностями, разгадками тайн и сестринской верностью, испытание славой, испытание дружбой и, наконец, испытание любовью. Вот путь к твоему счастью. Но ни один этап твоего пути не должен остаться не пройденным. Ты пройдешь все, и тогда получишь заслуженную награду. А наградой будет любовь.
  - Любовь... - тихо произнесла Каролина. - Меня называют в этом городе символом любви. А я даже не знаю, что это такое. Я никогда еще не испытывала это чувство. Какое оно?
  - Оно прекрасно. Но, когда ты его впервые осознаешь, тебе будет очень больно. И ты должна будешь переступить через эту боль, чтобы быть счастливой.
  Каролина вдруг резко встала с кресла, подошла к Эрнесту и остановилась перед ним, глаза ее засветились какой-то решимостью.
  - Будьте моим первым мужчиной, - сказала она. - Я знаю, что мы с вами чужие, что между нами какая-то пустота. Но, прошу вас, давайте ненадолго преодолеем эту пустоту. Я хочу, чтобы это были вы...
  Эрнест тоже встал с кресла, поставив на столик чашечку с недопитым кофе. Он приблизился к Каролине и взял ее холодную, тонкую, как будто выточенную из перламутра руку.
  - Послушай меня внимательно, девочка. Я прошел свой путь до конца. Впереди у меня только одиночество. Да, я еще не стар. Но мою любовь забрало у меня море. Оно так захотело. Но я не виню его ни в чем. Оно отняло у меня одно, а взамен дало мне другое. Я был женат. Наша любовь родилась на море. Потом были разные города, заграница, бизнес, все было. Но любовь жила. Мы расставались на день, а встречались, как будто не виделись целую вечность. В суете буден ничего для нас не существовало, кроме нас двоих и нашей любви. Она не угасала с годами, а становилась все крепче и сильнее. Но потом был корабль, и мы на корабле, и был шторм, который оказался сильнее нашей любви. Она любила стоять у самого краешка на палубе и смеяться в лицо разбушевавшемуся морю. Она как будто дразнила судьбу, подарившую ей все, о чем можно было только мечтать. Мы часто попадали в шторм, плывя на корабле куда-нибудь по делам. Но в этот раз все было по-другому. Шторм был слишком сильный. А она также смеялась в лицо опасности, стоя на палубе. И грозная седая волна налетела и сбросила ее за борт. Я бросился за ней. Но мы уже не встретились больше с ней в бушующем море, я не смог дотянуться до нее, не смог дотронуться до ее руки, чтобы спасти, не хватило сил. Она ушла на дно. Я долго нырял под волны, стремясь догнать ее и погибнуть вместе с ней, но тщетно. Море всякий раз, как будто вышвыривало меня на поверхность из своих темных глубин. Оно не хотело принимать меня в свое царство. Только ее. Оно отняло ее у меня. Но взамен дало мне другое. Когда меня спасли и подняли на борт корабля, я долго не приходил в сознание. А когда открыл глаза, то понял, что вижу людей насквозь, понимаю их боль и радость, читаю каждого человека, как открытую книгу. "У вас, капитан, сегодня сын родился", - сказал я склонившемуся надо мной капитану корабля. Он удивился, но это было правдой, чуть позже, по рации ему об этом сообщили. Я выжил, вернулся к жизни, научился жить без нее. И стал предсказателем. Это теперь мой удел - помогать людям пройти их жизненный путь, оберегать их, раз не сумел сберечь свою любовь. - Он замолчал на секунду, потом слегка дотронулся до щеки Каролины. - Я знаю, что я должен это сделать. Я сегодня отдам тебе себя целиком, а ты отдашь мне себя. Но при этом мы останемся чужими. Мы не созданы друг для друга. Я лишь помогу тебе немного прикоснуться к любви. Саму же любовь ты познаешь позже, пройдя все этапы, которые я тебе перечислил. Сегодня же это будет лишь прикосновение к ней.
  Он нежно коснулся губами ее губ. Каролина почувствовала тепло во всем теле. Эрнест подхватил ее на руки и понес в другую комнату, посредине которой находилась старинная кровать с ангелочками. Он раздевал ее не спеша, трепетно. Каролина любовалась его добрыми карими глазами и мягкой, простой улыбкой. Она почувствовала боль, слегка зажмурилась, но это было лишь мгновение, после которого ее тело наполнилось нежностью. Ей стало хорошо в его объятиях, спокойно и надежно. Отступили проблемы, горечь. Только одна огромная, обволакивающая все ее существо, нежность. Он молча ласкал ее, слегка касаясь губами ее губ, шеи, плеч. Она тоже не произнесла ни одного звука. Они совершали это таинство, принадлежа друг другу, и в то же время осознавая, что это больше никогда не повторится. Один лишь раз судьба подарила им шанс почувствовать близость друг друга, близость двух необычных людей, у каждого из которых свое предназначение, напиться сполна этой близостью и почерпнуть в ней силы. Еще один нежный поцелуй, наполненный блаженством и печалью, подарили они друг другу на прощание, после чего разжали объятия. Эрнест резко встал с кровати, накинув на себя шелковый халат. Каролина тоже завернулась в шелковую простынь и села на кровати.
  Эрнест походил немного по комнате, потом отошел к окну. Каролина встала с кровати и оделась. Эрнест подошел к ней, глядя в ее глаза.
  - Твое тело пахнет морем, - тихо сказал он.
  - Потому что я купалась перед приходом сюда.
  - Потому что ты сама, как море, - улыбнулся он. - Тебе судьбой подарен великий дар любви. И этот дар огромен, как огромно море. Я почувствовал это всем своим существом. Мое сердце закрыто для любви. Но сегодня тебе удалось на мгновение сорвать с него засовы. Но только на мгновение, потому что наши пути пересеклись лишь однажды. Ты должна уехать из этого города, уехать в мир людей, которым ты сможешь подарить свою любовь, ведь люди так нуждаются в любви. Ты окунешься в этот разноцветный мир со всеми его прелестями и пороками и познаешь многое. Сила твоей любви, твоих глаз, твоего голоса способна творить чудеса. Иди же, Каролина. И не жди далекого счастья, а научись быть счастливой каждый день, радуясь каждой маленькой победой на пути к большой любви.
  Он отвел глаза в сторону. Каролина заметила, что в них заблестели слезы.
  - Спасибо тебе, - сказала она. - Прощай.
  - Прощай. И будь счастлива, - улыбнулся Эрнест своей теплой, мягкой улыбкой.
  Каролина вышла из дома. Отойдя немного, она обернулась, Эрнест одиноко стоял на пороге своего особняка и смотрел, как она уходит. Каролина ускорила шаг, времени было мало.
  Она шла пешком до своего дома, любовалась улицами, деревьями, влюбленными на скамеечках в парке. Она прощалась с Городом Любви. Она уезжала, чтобы спасти брата. Она уезжала, чтобы увидеть неведомый ей новый мир... Она уезжала...
  Не успела она открыть дверь и войти в дом, как следом за ней пришел Жора. Он принес деньги и билет, как и обещал.
  Они с Жорой наскоро собрали кое-какие вещи, побросали их в чемодан и Жора повез ее на вокзал. Ему не удалось достать билет на утро. Был только один горящий на сегодняшний вечер. До отъезда оставалось около получаса. Каролина была даже рада этому. Не придется грустить в одиночестве целую ночь...
  Кабриолет Жоры мчался на вокзал, увозя Каролину навстречу чему-то новому.
  Они успели к отходу поезда.
  - Ты навещай, пожалуйста, Сержа в тюрьме, - стоя на перроне перед вагоном, попросила Каролина.
  - Обязательно, - обнял ее Жора. - Я буду к нему часто ходить, буду носить ему продукты, все самое лучшее, все, что он любит. Не беспокойся. А ты звони мне почаще.
  - Я буду звонить, - Каролина поцеловала Жору в щеку и поднялась в вагон.
  Поезд тронулся. Жора побежал по перрону. В окне вагона появилась Каролина. Она помахала ему рукой. Жора помахал ей ответно, развернулся и пошел к своему кабриолету.
  
  Глава третья
  
  СТРАНА ИСПЫТАНИЙ
  
   Примадонна вернулась в столицу. На вокзале ее встречал муж. Он только что вернулся с гастролей по Японии. Молодой, сияющий красотой и элегантностью. Он стоял на перроне, в окружении своих телохранителей с огромным букетом и мягкой игрушкой. Ярослав Тихомиров, так звали известного певца, мужа примадонны, всегда старался построить свой творческий график в соответствии с графиком жены. И у них получалось хоть несколько дней провести вместе в их огромной квартире, где они всегда собирали множество гостей.
   Власта Соловьева, увидев мужа из окна купе, улыбнулась радостно.
   - Власточка Денисовна, - Ирина тоже увидела Ярослава. - Как он вас любит! А какие цветы!...
   Примадонна сошла с поезда и сразу окунулась в свой привычный мир. Она взяла у мужа букет цветов и огромного белоснежного медведя, который, оказывается, умел говорить, когда его трогали за нос.
   Ярослав обожал делать разного рода оригинальные подарки, привозить из гастрольных туров по городам мира красивые сувениры. Он вообще любил магазины, покупки. Власта шутила, что скоро даже в их огромной квартире негде будет развернуться и придется покупать новую, а в старой создавать музей покупок Ярослава Тихомирова.
   Кортеж примадонны, расположившись в двух лимузинах, покатил по городу.
  Ирина все это время пыталась поговорить с Властой о ее планах на ближайшее время, ей важно было это знать. Но когда они приехали домой к Власте начался кутеж и разбор подарков.
  Примадонна уделила внимание Ирине только к вечеру, устроившись на мягком бежевом диване в обнимку со своей любимой собакой кокер спаниелем по кличке Ричард.
   Уловив момент, Ирина, все это время крутившаяся среди гостей примадонны, присела рядом с ней.
   - Власточка Денисовна, - начала она разговор, - вы долго еще пробудете в столице на этот раз?
   - Нет, - ответила Власта. - Мы с Антоном планируем на этой неделе поездку в Америку, где дадим несколько совместных концертов и развлечемся заодно.
   - Вы все же поедете с Антоном? - удивленно и несколько разочарованно спросила Ирина.
   - А почему нет? - улыбнулась примадонна.
   - Но ведь Ярослав сейчас дома. И потом...
   - Что потом? Ты хочешь сказать, что слухи пойдут, желтая пресса обрадуется... Ну и пусть, и хорошо... Я люблю дразнить народ... А с Антончиком мы классно отдохнем в Америке.
   Ирина замолчала. Сам Ярослав познакомил свою жену с начинающим, но дико талантливым молодым эстрадным артистом Антоном Шведовым. Власта сама потом говорила, что, как увидела его, так и обалдела. Антон был очень похож на ее школьного друга, на мальчишку, в которого она была влюблена в далекой юности. И, несмотря на разницу в возрасте, примадонна и Антон подружились. Он даже недавно стал называть ее на ты, чему она очень обрадовалась. Даже близкие друзья, такие как Ирина, не осмеливались перейти с ней на ты. А он осмелился. Их отношения всколыхнули неугомонных журналистов, все газеты только и кричали об этом. Какими же на самом деле были отношения Власты и Антона, об этом только приходилось догадываться. Скорее всего, это были отношения брата и сестры. Тем более, что Ярослав относился к их дружбе вполне лояльно. Но слухи ходили разные.
   - Власта Денисовна, - снова заговорила Ирина, - а как же наши с вами планы? Ведь она может как раз в это время тоже приехать в столицу.
   - Иринушка, - грустно вздохнула примадонна, - ну с чего ты взяла, что она приедет? Если там, в Городе Любви нам не суждено было встретиться, то здесь и вовсе...
   - Но вы же сами хотели...
   - Да, хотела... Там, на концерте я действительно что-то почувствовала. Артисты вообще тонко чувствуют зрителя. А ее глаза, какие-то они особенные... Наши взгляды встретились, и ты сама видела, что из этого вышло. Мне пришлось посреди концерта все переиграть. Я давно уже водрузила между собой и народом прозрачный, но прочный занавес, из-за которого выглядывает веселая, немного порочная, немного взбалмошная артистка, и развлекает этот народ. Так удобно всем, и мне, и народу, и прессе... Но она, эта девушка в первом ряду, каким-то чудом разорвала в клочья защищающий меня занавес, заставив меня вновь быть настоящей. Но, ты знаешь, это очень больно. А я уже отвыкла от боли. И поэтому не знаю, надо мне это или нет. Я еду в Америку, это уже решено.
   - А если она все же приедет? - нерешительно спросила Ирина.
   - Приедет, и ладно, - ответила примадонна. - Посмотрим, что из этого получится. Ты же остаешься в столице. Вот и займись ей, если она приедет.
   - Хорошо, Власточка Денисовна, я все сделаю, как надо.
   Примадонна встала с дивана и пошла развлекаться с гостями.
  
  * * *
  Каролина нетерпеливо смотрела в окно своего купе, поезд приближался к столице. Большие города она видела только по телевизору. Толпы людей, очереди, спешка... Но ее это не пугало. Она знала, что все должна преодолеть, чтобы вытащить брата из тюрьмы. Какой будет ее встреча с великой Властой Соловьевой? Что она ей скажет? Как добьется от нее правды о том, что произошло между ней и Сержем? И виновна ли она в том, что Серж в тюрьме?... Множество вопросов, предположений...
   Но вот за окном показался вокзал. Люди засуетились. Столица встречала приезжих, как всегда, нарядная и многолюдная.
   Каролина сошла с поезда и остановилась на перроне. Ей надо было куда-то идти.
   Каролина взяла такси. Видя, что она приезжая и что немного растеряна, таксист покатал ее по городу на приличную сумму, довезя наконец до гостиницы. Каролина расплатилась и вышла из машины. Гостиница Центральная была уютной и гостеприимной.
   Номер у нее был трехместный. Две подруги, тоже приехавшие посмотреть на столицу из небольшого городка, заселились на день раньше.
   Оля и Ася - так звали провинциальных хохотушек. Они расспросили Каролину о цели ее приезда.
   Каролина, видя их расположение и какое-то дружеское участие, рассказала им, что произошло в Городе Любви, и почему она здесь.
   - Э, подруга, - грустно посмотрела на Каролину Ася, - ты думаешь, что так легко к ней пробиться? Да у Власты Соловьевой такая охрана, что не подступишься.
   - Ну и что, - сказала Оля, - пусть она попытается, ей же брата спасать надо. Ничего, пробьется. А адрес ты ее знаешь?
   - Не знаю, - вздохнула Каролина, - я же первый раз в столице, я здесь ничего не знаю.
   - Ничего, примадонну здесь каждый знает. У любого спросишь, он тебе скажет, где ее найти, - обнадеживающе улыбнулась Оля, глядя на Каролину.
   Они еще немного поболтали. Потом Каролина попрощалась со своими новыми знакомыми и отправилась в город.
   На улицах было шумно и многолюдно. Все куда-то спешили, толкая друг друга. Никому ни до кого не было дела. Но Оля оказалась права, адрес примадонны сказал Каролине первый встречный пожилой прохожий.
   - Ты, девочка, тоже ее фанатка? - улыбнулся он.
   - Мне нужно ее разыскать по очень важному делу.
   - Ну, ну, давай.
   Прохожий поспешил по своим делам. А Каролина пошла по проспекту, временами останавливаясь и любуясь величием и красотой многоэтажных зданий, архитектурой многолюдного города, вдыхая воздух его улиц, привыкая к спешащим куда-то людям, к машинам, разъезжающим по широким улицам.
  Она вышла на какую-то площадь. Там было менее многолюдно. Стояли скамейки, а вокруг летали голуби. Некоторые люди, расположившиеся на скамейках, бросали голубям крошки, остатки булочек. И птицы дружно слетались к угощенью. Каролина особенно залюбовалась белым голубем, у него был хохолок и мохнатые лапки. Видно было, что голубь очень породистый и совершенно случайно оказался среди своих обыкновенных сизых собратьев. Он даже вел себя как-то надменно, чванливо. И другие голуби, видя его превосходство над ними, даже пропускали его вперед, без очереди, когда им бросали что-нибудь вкусненькое.
  Каролина не стала долго задерживаться на площади, и пошла дальше. Она подошла к подземному переходу. И вдруг остановилась и засмотрелась на стоящую у перехода влюбленную пару. Им было лет по двадцать, может, чуть больше. Молодые, красивые, они ругались из-за какого-то пустяка, из-за глупой ревности. Их слова были резки и наполнены ненавистью друг к другу, но глаза их говорили совсем другое. Заглянув в глаза и того и другого, можно было увидеть, насколько они любят друг друга. Каролина остановилась недалеко от них, и не могла оторвать взгляда от влюбленных, растрачивающих понапрасну слова, фразы, тратящих нелепо, глупо, впустую отведенное им для счастья время. Каролина почувствовала какую-то неясную тревогу. Как будто что-то должно случиться, что-то, что может навсегда разрушить мир этих двух влюбленных.
  - Я ненавижу тебя! - крикнула девушка своему возлюбленному, развернулась и пошла вниз по ступеням, ведущим в переход.
  Молодой человек сделал попытку остановить ее, но его гнев удержал его от желания пойти за ней.
  Тревога Каролина стала нарастать с огромной силой, так волны накатываются на берег, когда море волнуется. И она пошла вслед за девушкой в подземный переход, хотя ей надо было идти совершенно в противоположную сторону.
  В переходе было шумно. Всюду торговали газетами, пирожками, сувенирами и еще всякой всячиной. Повсюду были торговые лотки, возле которых толпился народ. Кто-то торговал прямо на полу. Нищие протягивали к прохожим руки. Девушка шла по переходу впереди Каролины. Вдруг она остановилась возле одного из лотков и стала рассматривать сувениры. Каролина тоже подошла к ней.
  - Забавный слоник, - сказала девушка, держа в руках небольшую мягкую игрушку, пытаясь сдерживать слезы и улыбаться. - Правда? - она бросила взгляд на стоящую рядом Каролину. - Я его куплю. Говорят, слоники приносят счастье.
  Каролина вдруг ясно почувствовала приближение какой-то беды. Она повернула голову направо и увидела среди толпы, беспечно идущих по переходу, людей мужчину в черной одежде с большой спортивной сумкой в руке, похожего на чеченца. Это было не удивительно, кого только не увидишь в большом городе. Но Каролину поразило его лицо, оно было бледным и напряженным, на нем была написана смерть. Он приближался все ближе и ближе. Подойдя к лотку, возле которого стояла Каролина и девушка, держащая в руках слоненка, он бросил свою спортивную сумку к ногам девушки и быстрым шагом пошел вперед. Девушка даже не заметила этого. Каролина схватила девушку за руку и потащила ее вперед к выходу. Девушка начала упираться и вырывать свою руку.
  - Я же не заплатила за слоненка! - кричала она. - Куда вы меня тащите?!
  Вдруг сзади них раздался оглушительный взрыв. Взрывной волной их отбросило в сторону. Каролина упала и почувствовала дикую боль в колене. Когда боль немного стихла и она открыла глаза, то увидела лежащую рядом девушку, сжимающую в руке слоненка, по ее руке струилась кровь. А вокруг творилось что-то ужасное. Люди кричали, бежали, толкая друг друга, рвались к выходу из перехода. Дым, копоть, почерневшие лица... Плачь, крики о помощи... Каролина сделала над собой усилие, переборола боль и потянулась к девушке, чтобы помочь ей. Вдруг она увидела бегущего по переходу и расталкивающего всех на своем пути того самого молодого человека, с которым эта девушка рассталась у перехода. Он не кричал, а рычал диким зверем, прорываясь вперед, вглядываясь в лица раненных, в лица бегущих прохожих. И вот он увидел ее, свою возлюбленную, лежащую на полу возле стенки. Он бросился к ней, схватил в охапку и принялся целовать ее и рыдать беззвучно.
  - Она жива, - тихо сказала Каролина. - Нужно срочно отвезти ее в больницу.
  Молодой человек осторожно взял свою возлюбленную на руки, продолжая рыдать. Слоненок выпал из руки раненной девушки и скатился к ногам Каролины. Девушка открыла глаза и посмотрела на слоненка.
  Каролина подняла игрушку и протянула ее девушке.
  - Возьмите, - сказала она, - слоники приносят счастье.
  Девушка слегка улыбнулась и сжала в руке слоненка. Молодой человек бережно понес ее к выходу из перехода. На его заплаканном лице тоже появилась улыбка, а в глазах заблестела надежда.
  Каролина с трудом встала на ноги, колено сильно болело. Но она пошла к выходу, упорно делая шаг за шагом. Ее толкали бегущие в панике люди. Она несколько раз падала, но снова поднималась и шла вперед. Она добралась до ступенек, ведущих наверх. Впереди был яркий солнечный свет. Каролина долго взбиралась по ступеням пока, наконец, вышла из перехода на улицу.
  Кордоны милиции уже оцепили место происшествия. Слышались сирены скорой помощи.
  К Каролине тоже подбежали люди в белых халатах. Но она отказалась от помощи, соврав, что у нее ничего не болит. Она дошла до площади с голубями и села на скамеечку. Отсюда хорошо было видно, что делалось возле перехода. Голуби тоже были напуганы. Даже высокомерный белый уже не вел себя так вызывающе.
  Люди, тоже расположившиеся на скамейках на площади, только и говорили о взрыве в подземном переходе. Каролина часто слышала по телевизору о терактах и о том, что делается в мире. Но в Городе Любви все было по-другому. Там говорили о любви, здесь же Каролине пришлось столкнуться со страданиями и болью, с нелепыми жертвами невинных людей, с жестокостью реальной жизни.
  Боль в колене стала потихоньку стихать, Каролина осторожно поднялась со скамейки и пошла вдоль по улице. Ей во что бы то ни стало нужно было добраться до дома, где живет примадонна. Деньги и документы, находящиеся в ее сумочке, от взрыва не пострадали.
  И Каролина взяла такси.
  - Что-то вы очень бледная. У вас что-нибудь болит? - заботливо посмотрел на нее таксист.
  - Нет, просто устала немного, - ответила Каролина.
  - А то сейчас вон что творится в городе, - сказал таксист. - Опять взорвали что-то в переходе. Вы слышали?
  - Да, - сказала Каролина. - Я там была.
  - А вы не пострадали? А то я вас в больницу отвезу.
  - Нет, я же сказала, все в порядке, - Каролина заставила себя улыбнуться.
  - Ну, хорошо, - успокоился таксист. - А вот мы уже и приехали.
  - В этом доме живет Власта Соловьева?
  - Здесь. Вон, сразу видно. Фанаты возле ее дома дежурят. Значит, она сейчас в столице.
  - Спасибо, - Каролина расплатилась с таксистом и вышла из машины.
  Такси развернулось и уехало. И Каролина пошла к дому, возле подъезда которого толпились люди. Кто-то прохаживался, кто-то сидел на дорожке возле дома, некоторые стояли кучками и о чем-то оживленно беседовали.
  Каролина подошла к подъезду, возле которого стояла охрана. Внезапно к ней сзади подскочила какая-то девушка и схватила ее за руку.
  - Ты что, самая умная, что ли?! - закричала она. - Мы здесь всю ночь дежурим, а ты даже очередь не заняла, вперед лезешь...
  - Вот именно, - подошел к ней парень в кепке с перевернутым назад козырьком и в разрисованной майке, - Давай, иди и спроси, кто последний. Сейчас она выезжать будет.
  - Кто? - спросила Каролина.
  - Как кто?! - крикливо удивилась девушка. - Власта Соловьева! Она, говорят, в филармонию поедет. Так что, иди встань в очередь по-хорошему. Мы все хотим посмотреть на нее и автограф получить...
  Позади собравшейся толпы раздался пронзительный автомобильный гудок. Длинный лимузин пробирался к подъезду.
  Парень в кепке отшвырнул Каролину в сторону и закричал:
  - Машина за ней уже приехала! Становитесь все в очередь! Сейчас она выйдет!
  И действительно, дверь подъезда открылась, и из нее выскочили охранники в черных костюмах. Они плотным кольцом обступили лимузин. Толпа, в момент забыв про всякую очередность, бросилась к лимузину.
  Каролину толкали со всех сторон. Она пыталась удержаться на ногах. Но вот кто-то локтем ударил ее в бок, она упала, и боль в колене стала невыносимой. Как будто сквозь какую-то пелену, застилающую ее глаза, она увидела Власту Соловьеву, садящуюся в свой лимузин и торопливо раздающую автографы. Больше она ничего не помнила. Она потеряла сознание.
  Очнулась Каролина уже на больничной койке.
  - Где я? - спросила она склонившуюся над ней женщину в белом халате.
  - В больнице, девочка, - улыбнулась женщина. - Ты приезжая?
  - Да, - ответила Каролина.
   Женщина-врач посмотрела на нее сочувственно.
   - И тоже ее фанатка, - сказала она. - Сколько вот так в толпе людей калечится. Только, что у вас там произошло? У тебя на теле порезы, ожоги. Как будто на войне ты побывала, а не возле дома примадонны.
   Каролина слегка улыбнулась и рассказала Маргарите Семеновне, так звали эту женщину, главврача городской больницы Љ1, о том, что произошло в переходе, а потом у дома Власты Соловьевой.
   - А моя нога, - посмотрела Каролина вопросительно на Маргариту Семеновну, - она скоро пройдет?
   - Перелома у тебя нет, - серьезно ответила главврач, - но коленная чашечка сильно повреждена. Тебе еще недельку придется побыть у нас.
   Каролина вздохнула расстроено. Но ей ничего не оставалось, как смириться со своим положением. Она только попросила дать ей возможность позвонить по телефону в Город Любви. Ей принесли телефон прямо в палату.
   Каролина обрадовалась, услышав в трубке голос Жоры. Он рассказал ей о Серже, о том, что у него все хорошо, условия вполне нормальные, он ни на что не жалуется. Каролина немного успокоилась. О том, что произошло с ней, она говорить не стала, не хотела расстраивать Жору, который мог бы все бросить и примчаться к ней в столицу. Положив трубку, она вздохнула облегченно. Значит, у Сержа пока все в порядке...
  
  * * *
  Власта Соловьева собиралась в гастрольный тур по Америке.
   Антон Шведов, красивый, веселый, молодой, пылкий, блистая искрометным юмором, веселил гостей, собравшихся в доме примадонны перед их отъездом.
   - Мы с Властой собираемся покорить Америку, - заявил он самодовольно. - А потом...
   - А потом мы погуляем, - поддержала его Власта. - Сначала Дисней Ленд, потом "Six Flags"...
   - Точно, - обрадовался Антон, - "Six Flags" это обязательно... Там, говорят, самые крутые в мире аттракционы.
   - Вы лучше по магазинам там больше гуляйте, - перебил их Ярослав, - накупите себе шмоток от "Гуччи", от "Версаче"...
   - Ярославушка, - расхохоталась примадонна, глядя на своего мужа, - если еще и мы с Антоном заразимся твоей шопингманией, то жить мы все будем в гостинице, а здесь и вправду музей покупок устроим...
   - Но у нас еще дом есть, пусть не в центре, но большой, - заявил Ярослав.
   - Да тебе дай только волю, и там ты тоже все захламишь покупками.
   - Но разве тебе не нравится мой последний подарок? - он наигранно обиженно посмотрел на жену и поднес к ней большого белого медведя, который говорил очень хорошо и грамотно, когда его трогали за нос. - Он говорит твое имя. Отвечает на твои вопросы. Я же его специально для тебя заказал в самой шикарной японской компьютерной фирме. Он много чего умеет.
   - Да я знаю, - Власта взяла в руки забавного пушистого медведя и влюблено посмотрела на мужа. - Я же просто шучу. Что ты обижаешься? А мишка, действительно, классный.
   Она схватила медведя за нос, и он заговорил:
   - Власта, не дергай меня за нос, мне же больно. Спроси меня что-нибудь?
   - Миша-мишенька, японское ты мое чудо, в чем счастье? - спросила примадонна.
   - Счастье в любви, - серьезно отчеканил медведь.
   Веселый дружный смех прервал телефонный звонок. Екатерина, домработница Власты Соловьевой, принесла трубку радиотелефона своей хозяйке.
   - Алло! Я слушаю. Кто это? - Власта сделала жест, чтобы все замолчали. - Здравствуй, Павлик. Ты откуда звонишь? Из Германии? А я в Америку уезжаю, - лицо примадонны вдруг стало серьезным. Она внимательно слушала голос в трубке, - Павлик, родной мой, - сказала она немного грустно, - ну, что ты там напридумывал. И вообще, первое впечатление бывает обманчивым... Ну, хорошо, я приеду, и мы все обсудим... Возможно, все может быть... Я ни от чего не отказываюсь, ты же знаешь... Просто, у тебя сейчас гастроли, у меня... Ну, ты же все прекрасно понимаешь... Ладно, приеду из Америки, поговорим... Ну, все, пока... Целую тебя... - Власта нажала кнопку и отдала трубку Екатерине.
   - Что это у вас за секреты такие? - состроив страшно ревнивое лицо, подошел к жене Ярослав.
   - Да, пока секреты, - сказала примадонна. - В творчестве, когда что-то зарождается, то это нельзя сразу выносить на всеобщее обсуждение.
   - А у вас какие-то творческие планы с Павлом Нестеровым? - спросил Антон.
   - Возможно, Антончик, - улыбнулась примадонна.
   - Ну, если творчество, то разрешаю. А то я дико ревнивый, ты же знаешь, - наигранно зарычал Ярослав.
   Раздался дружный смех. Гости, которые разошлись в разные стороны, чтобы не мешать телефонному разговору примадонны, теперь вновь собрались вокруг Власты, Ярослава и Антона и начали забавляться с умным медведем, задавая ему самые нелепые вопросы и получая на них вполне логичные ответы. Японское чудо было на высоте.
  
  * * *
  Каролину выписали из больницы через неделю после того, как она в нее попала, и она вернулась в гостиницу. Номер ее был оплачен на три дня. И поэтому ей пришлось снять другой, одноместный номер, более дорогой, потому что дешевые двух и трехместные были заняты. Но Каролину это даже радовало. Ей не хотелось сейчас с кем-либо говорить, заводить новые знакомства.
  Она привела себя в порядок и снова направилась к дому Власты Соловьевой.
  Доехав до дома на такси, пешком ей ходить было еще трудновато из-за травмы колена, Каролина не увидела возле дома примадонны толпу фанатов. Выйдя из такси и подойдя к дому, она подошла к охраннику, дежурившему у подъезда.
  На ее вопрос, дома ли сейчас Власта Соловьева, охранник отрицательно покачал головой.
  - Она в Америке, а ее муж на репетициях, - ответил он.
  - А когда она вернется? - спросила Каролина.
  - Ну, может быть через недельку, - охранник был приветлив, но немногословен.
  Каролина расстроилась и отошла в сторону. Но вдруг ей в голову пришла идея. Она вновь подошла к охраннику и попросила у него бумагу и ручку. Охранник любезно вырвал из своего блокнота лист, вынул из кармана ручку и протянул ей. Каролина написала на бумаге свое имя и имя своего брата, а внизу приписала телефон гостиницы. Она отдала записку охраннику с просьбой передать ее Власте Соловьевой, когда она вернется из Америки и пошла прочь.
  Решив все же пройтись пешком, она пошла той же дорогой, которой шла тогда, в тот злополучный день, когда прогремел взрыв в подземном переходе. Подойдя к тому же переходу, она увидела, что переход закрыт, точнее огорожен веревкой, потому что там внизу велись восстановительные работы, а на ступенях, ведущих в переход, лежали белые цветы. Кто-то положил их в память о погибших. И они напоминали безмолвных белых птиц.
  А на площади все также обитали голуби. Каролина присела на скамеечку и стала взглядом искать запомнившегося ей белого голубя-аристократа. Его не было видно. Но нет. Вот он слетел с дерева, подлетел к сизой голубке и, нахохлившись, принялся расхаживать вокруг нее, выражая тем самым свои чувства... Жизнь продолжалась...
  Каролина вернулась в гостиницу лишь под вечер. Ей не хотелось одной сидеть в номере и поэтому она, несмотря на то, что ходить ей было еще не очень легко, бродила по городу до самых сумерек.
  Вернувшись в свой номер, она устало легла на кровать, не зажигая свет. Вдруг в номере раздался телефонный звонок. Каролина сняла трубку.
  Женский голос на том конце провода с первого же момента показался ей знакомым:
  - Каролиночка, ты в столице?! Как хорошо. Это Ирина Викторовна. Помнишь меня?
  - Да, помню. Но как вы узнали, что я приехала? - удивилась Каролина.
  - Охранник Власты Денисовны передал мне твой телефон. Нам срочно нужно с тобой встретиться.
  - Хорошо. Когда? Где?
  - Я приеду сейчас к тебе в гостиницу, - решительно сказала Ирина и положила трубку.
  Каролина, закрыв свой номер, нетерпеливо спустилась в холл гостиницы. Походив немного взад-вперед, она присела в кресло посреди холла. Но тут же услышала визг тормозов и выбежала на улицу.
  Ирина вышла из машины и пошла ей навстречу.
  - А я вас уже жду, - сказала Каролина.
  - Вот я и приехала, - Ирина взяла ее под руку, и они вошли в гостиницу. - Пойдем в твой номер и обо всем поговорим.
  Они поднялись в номер Каролины.
  Лицо Ирины становилось то удивленным, то возмущенным, то сочувственным, пока она слушала рассказ Каролины о том, что произошло в Городе Любви после отъезда Власты Соловьевой.
  - Сержик в тюрьме, - вздохнула Ирина. - Ну, ничего, мы его вытащим. Я все для этого сделаю, что в моих силах. Но и ты, Каролиночка, тоже должна постараться. Тебе обязательно надо будет встретиться с Властой Денисовной и обо всем ей рассказать. Это же ее кольцо. Она и должна во всем разобраться. А что там у них произошло той ночью, я не знаю, она не всегда бывает откровенной со мной. Но я тебе помогу.
  - Правда, поможете?! - обрадовалась Каролина.
  - А как же, - сочувственно взяла ее за руку Ирина. - Мы все сделаем, как надо. Только она сейчас в Америке.
  - Я знаю.
  - А вот к ее возвращению мы должны, как следует, подготовиться. Власта Денисовна сложный человек. К ней не очень легко приблизиться. Но я вот что придумала, - глаза Ирины засияли. - Ты должна показать себя, чтобы она заметила тебя. Ты же умеешь петь. Я слышала тогда, на пляже. Ну, ну, не надо стесняться своего дара, - видя, как смутилась Каролина, Ирина крепче сжала ее руку. - У тебя талант, несомненно. А Власта Денисовна, как раз помогает таким вот начинающим и талантливым. Ты знаешь, на днях в одном женском клубе начнется подготовка к конкурсу. На этом конкурсе ты и сможешь показать себя. А я попытаюсь затащить туда Власту Денисовну, когда она вернется. Как раз ее возвращение совпадает с началом первого тура. Но ты обязательно должна победить на этом конкурсе. Постараешься?
  - Попробую, - пожала плечами Каролина.
  - Не попробуешь, а победишь, - строго сказала Ирина. - Ты должна победить. Завтра я заеду за тобой, и повезу тебя в этот клуб.
  - Хорошо, - сказала Каролина.
  - Ну, вот и молодец.
  Ирина попрощалась с ней и ушла.
  
  * * *
  Власта Соловьева и Антон Шведов дали несколько концертов в разных городах Америки. Оглушительный успех сопутствовал им. Американская публика принимала их на ура.
  Они посетили, как и наметили, и Дисней Ленд, и "Six Flags". Крутые аттракционы знаменитого парка "Six Flags" развеселили их от души. Выходя из парка, они поддерживали друг друга и хохотали над тем, что оба даже охрипли от криков, когда катались на настоящих американских горках.
  Ярослав периодически звонил своей жене в Америку и консультировал ее по поводу покупок. Он уже неоднократно посещал американские магазины, и в этом деле был хорошим специалистом.
  Вот и на этот раз он позвонил ей по мобильнику.
  - Алло, - прохрипела Власта в трубку. - Что с голосом? Мы с Антончиком сейчас в парке "Six Flags" побывали... Да, и на горочках покатались... Вот и охрипли, - она расхохоталась, слушая голос мужа в трубке. - А ты как думал? Развлекаемся по полной программе...
  - Скажи ему, что я тебе купил, - подсказывал Власте Антон.
  - Вот, Антончик тут хвалится, что он мне шорты от Версачи купил, - смеясь продолжала разговор с мужем примадонна. - И я теперь в этих шортах по Америке разгуливаю... Вот так... А я ему подарила ковбойскую шляпу... Понял, какие мы тут крутые?... Ладно, ладно, пойдем еще что-нибудь от Гуччи купим, не переживай, - она чмокнула мобильник. - Целую тебя, слышал? Ну, пока... Он тоже нас целует, - сказала она Антону, закончив разговор. - Сказал, чтобы мы не теряли времени, а пошли на Родео-Драйв за покупками.
  - А, ладно, пошли на Родео-Драйв, - согласился Антон. - А то завтра уже домой улетаем.
  
  * * *
  Каролина сидела в гримерной элитного женского клуба, в котором должен был проходить конкурс молодых талантов. Ей делали прическу, маникюр.
  - Какая ты красивая, - вздохнула молодая женщина, укладывающая блестящие белокурые волосы Каролины. - Ты обязательно победишь на этом конкурсе. Вот увидишь.
  - Мне придется победить, - сказала Каролина. - Так нужно.
  - Я не верю сплетням, но говорят, что сама Власта Соловьева будет присутствовать. Я так ее люблю. А ты?
  - Не знаю, - сказала Каролина.
  - А ты кого-нибудь уже любишь? Мальчика или девочку?
  - Нет, я не встретила еще свою любовь.
  - Обязательно, встретишь. Ты красивая. У тебя глаза какие-то необычные. Они даже цвет меняют... В них утонуть можно... Говорят, что ты француженка?
   - Отец у меня был француз, а мама русская. Но я почти не помню своих родителей. Они умерли, когда я была еще маленькой. Нас с братом воспитывал отчим.
   - А брат твой тоже такой же красивый, как ты?
   - Он очень хороший, - грустно вздохнула Каролина.
   Девушка уложила ее волосы и залила их лаком.
   - Ну, вот и все, - сказала она. - Прическа готова. Сегодня вечером ты будешь принцессой.
   - Я постараюсь, - улыбнулась Каролина.
  
  * * *
  Власта Соловьева и Антон вернулись из Америки. В квартире Власты Соловьевой опять стало шумно и многолюдно. Но примадонна устала с дороги и попросила оставить ее ненадолго в покое, дать ей возможность отдохнуть. Она удалилась в свою комнату.
   Ирина примчалась в дом примадонны, как только узнала, что Власта и Антон уже в столице. Она наскоро переболтала с гостями и домочадцами о светских новостях и пошла к комнате примадонны. Охранник Петя не пускал ее, но она его уговорила.
  Подойдя к двери комнаты Власты, Ирина услышала, что она с кем-то разговаривает по телефону. Ирина слегка приоткрыла дверь.
   - Павлик, - голос примадонны звучал мягко и как-то по особенному, - я устала с дороги, давай поговорим об этом позже, при встрече... Ну, хорошо, хорошо, говори сейчас... Ты видел сон, и что? - Власта внимательно слушала голос на другом конце телефонного провода. - Понятно, - сказала она после долгой паузы. - Да, да, ты прав... У меня тоже какое-то странное чувство в последнее время... А этот твой сон... Ну, что ж... Хорошо... Я буду действовать... Да, чем скорее, тем лучше... Все может быть... Хорошо, я тебе позвоню, как только что-нибудь прояснится... Ладно, пока...
   Власта положила телефонную трубку. Дверь ее комнаты тихонечко заскрипела.
   - Ну, кто там? - недовольно проворчала примадонна. - Петя, я же просила, чтобы меня не беспокоили.
   - Это я, Власточка Денисовна, - робко промямлила Ирина, появившись в дверном проеме.
   - Иринушка! - Власта радостно встала ей навстречу. - Вот замечательно, что ты пришла. Проходи.
   Ирина удивилась. Никогда еще примадонна не радовалась так ее приходу. Она зашла в комнату.
   - Я, Власточка Денисовна, не хотела вам мешать, но дело важное. Извините, я немного слышала ваш телефонный разговор.
   - Я говорила с Павликом Нестеровым. И мы говорили о ней. Павлик, сама знаешь, обладает особыми способностями, он очень тонкая натура. Я ему доверяю. Представляешь, он видел ее во сне. И описал мне ее, хотя наяву он ее никогда не видел.
   - Кого?
   - Ту девушку из Города Любви.
   - Каролину?
   - Да. Есть какие-нибудь новости о ней?
   - Вот именно поэтому, Власточка Денисовна, я и пришла. Новости есть, и они вам понравятся.
   - Давай, говори. Я хочу ее видеть, и как можно скорее.
   - Вы увидите ее сегодня вечером, если захотите.
   - Сегодня? Она в столице?
   - Да. Она здесь. Я уже все подготовила, пока вы были в Америке. Сегодня в Женском клубе "Афродита" будет проходить конкурс молодых талантов. Девчонки будут показывать, кто на что способен. Там будет она. А вас приглашают туда, как почетного гостя.
   - Меня? Да это же клуб... Ну, сама знаешь, какой это клуб...
   - Ну и что! А сколько одиноких женщин, красивых, роскошных не могут найти себе стоящего мужчину, а некоторые вообще мужчин не переносят... А там они находят друг друга. Что здесь плохого?
   - Да ничего плохого нет, - посмотрела на нее примадонна. - Но зачем ты меня туда тащишь? Хочешь окончательно испортить мою репутацию?
   - Но никто даже не узнает, что вы поедете туда. Вы же умеете, когда хотите, отрываться от прессы. Я же все уже приготовила...
   - Ну, хорошо, ладно... Мою репутацию уже ничем не испортишь, - согласилась Власта. - Хорошо, я поеду туда. Мне нужно ее увидеть.
   - Ну, вот и славненько, - обрадовалась Ирина.
  
  * * *
  Женский клуб "Афродита" готовился принять гостей. Его обитатели и завсегдатаи, а это были только женщины, мужчинам вход в клуб был категорически запрещен, наводили последние штрихи для подготовки конкурса. И вот двери клуба распахнулись.
   Власта действительно в этот вечер проявила свой талант перевоплощаться и выезжать из дома инкогнито. Она иногда обожала обманывать свою бдительную охрану и вырываться из дома незамеченной никем, даже мужем и прислугой. У нее в гараже для таких случаев стоял Джип, на котором она, когда надо, выезжала одна из дома, сидя сама за рулем. Трудно было кому либо из прессы или из фанатов представить примадонну за рулем Джипа. А она любила иногда покататься по ночной столице. Вот и сегодня Власта села за руль Джипа и выехала из гаража, подхватив по дороге Ирину.
   Когда они приехали в клуб "Афродита", там уже все было в полном разгаре. Конкурс еще не начался, но гости уже все собрались.
   Власта обратила внимание Ирины на танцующих друг с другом женщин, в танце пылко обнимающих друг друга.
   - Да, да, Власточка Денисовна, у них так принято, - сказала Ирина. - Женщины в этом клубе обожают танцы. Ведь в танце можно многое выразить. Они и конкурс так построили, что в последнем туре конкурсантки должны будут танцевать на сцене около часа. Кто запнется или сделает движение не под музыку, будет автоматически выбывать, даже если пройдет все предыдущие туры.
   - Так круто?! - удивилась Власта.
   - Да, они вот такие, эти хозяева клуба, - сказала Ирина. - Но что делать, это их клуб, и они здесь устанавливают правила.
   Они прошли в зал, где Власте предложили занять место в первом ряду, рядом с жюри, а Ирина уговорила администратора клуба, чтобы ей разрешили сидеть рядом с примадонной.
   Конкурс начался. На сцену вышла ведущая и объявила первый тур. В этом туре девушки конкурсантки должны были поочередно выходить на сцену и отвечать на вопросы ведущей. Вопросы могли быть самыми каверзными и неожиданными. Учитывалась способность импровизировать и находиться в сложных ситуациях. Конкурсантки робели, отвечали сбивчиво или пытались уклониться от темы.
   И вот на сцену вышла Каролина. Она была неотразима в длинном элегантном платье, с блестящими, роскошными белокурыми волосами.
   - Как вы относитесь к любви? - ведущая задала ей первый вопрос.
   - Я еще не знаю, что это такое, - откровенно ответила Каролина.
   - Вы еще девственница?
   - Нет.
   - Значит, в вашей жизни был мужчина?
   - Да.
   - Так почему же вы говорите, что не знаете, что такое любовь? Где же здесь логика?
   - Это было лишь прикосновение к любви, - спокойно сказала Каролина. - Любовь - это что-то очень большое, огромное, как море.
   - Но вы были близки с тем человеком, о котором говорите?
   - Да. Но это было лишь раз. Потому что так было надо.
   - А если вас полюбит не мужчина, а женщина, как вы к этому отнесетесь? - спросила ведущая.
   - Не знаю, - откровенно ответила Каролина.
   - А вы верите в то, что она существует, любовь?
   - Да. Она существует, я это чувствую, - сказала Каролина.
   Каролина шутя прошла во второй тур. В этом туре нужно было петь. Конкурсантки во время подготовки к конкурсу репетировали, разучивали песни. Каролина же отказалась от репетиций. Никто так и не слышал ее голоса. А петь придется.
   Ведущая объявила второй тур. Девушки пели отрепетированные песни. Каролина стояла за кулисами, и ей очень хотелось убежать с конкурса. И вернуться в Город Любви. Но она не могла этого сделать. Она прекрасно знала, что должна пройти конкурс до конца и выиграть. Ради брата. И вот объявили ее выход.
   Каролина вышла на сцену и протянула аккомпаниатору листок с нотами. Это была ее песня.
   Зазвучала мелодия. Каролина запела. Зал замер. Чистейший высокий голос пронзил тишину, как золотая стрела, летящая в поднебесье.
   Власта, сидящая в первом ряду, не отрываясь смотрела и слушала. Кому, как ни ей, с первого же куплета стало ясно, что на сцене стоит будущая звезда, настоящая звезда, которой подстать будет занять ее, великой примадонны, место. И она была этому рада. Как устала она от однообразных кривляний на сцене этих так называемых молодых талантов. И вот что-то настоящее. Потрясающее. Восхитительное.
   Каролина закончила петь. В зале воцарилась восторженная тишина. Потом раздался гром аплодисментов. И Каролина убежала со сцены.
   - Я же говорила вам, Власточка Денисовна, - тормошила примадонну за рукав Ирина. - Это чудо, а не голос.
   - Это то, что мне надо, - сказала Власта.
   Зрители и судьи дослушали остальных конкурсанток. Затем объявили перерыв.
   Третий тур конкурса был построен по принципу одного известного фильма "Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли". Десять девушек, вышедших в финал, должны были танцевать на сцене в одиночку несколько часов подряд. Зрителям и жюри надо было набраться терпения. Несмотря на заслуги в предыдущих турах, любая девушка, сделавшая движение не в такт музыки или просто случайно споткнувшаяся, автоматически выбывала из конкурса.
   Каролина, и об этом все только и говорили, была безусловным лидером по первым двум турам. Но третий ей надо было выдержать. В разговоре в период подготовки к конкурсу она имела неосторожность рассказать своим новым подругам, конкуренткам по конкурсу, о взрыве в подземном переходе. И они знали о том, что колено у нее еще иногда давало себя знать. Это было даже заметно на репетициях, когда во время танцев она иногда останавливалась и садилась отдохнуть. Врачи даже заставляли ее носить тугую повязку во время танцев. Но на конкурсе она, естественно, должна была отказаться от повязки. И это радовало ее конкуренток. Несколько часов непрерывных танцев - дело нелегкое.
   Власта Соловьева была возмущена, когда узнала, какое издевательство собирались учинить над девушками учредители конкурса. Она даже хотела пойти и поговорить с администрацией клуба.
   - Власточка Денисовна, - остановила ее Ирина, - ну, вы же здесь инкогнито. Никто вас пока не узнал. Вы же не хотите никакой огласки.
   - Естественно, не хочу, - возмущенно сказала Власта, - но это безобразие, что они хотят устроить.
   Ирина тоже была возмущена, но не в ее силах было что-то изменить в угоду примадонне.
   Начался третий тур. Десять очаровательных девушек вышли на сцену. Зазвучала музыка. Все десять конкурсанток были грациозны, как дикие кошки. Музыка неожиданно менялась, медленный ритм внезапно сменялся быстрым, динамичным. И от девушек требовалось огромное мастерство, чтобы вовремя уловить смену и попасть в такт музыки.
  Каролина танцевала великолепно. Каждое ее движение настолько сливалось с музыкой, что казалось, что она сама музыка.
   Власта от всей души болела за Каролину. Ей нужно было, чтобы она победила. Ей нужна была эта девушка из Города Любви, такая восхитительная и естественная, как будто созданная не из крови и плоти, а из воздуха, неба, моря...
   - Вот видите, Власточка Денисовна, - прошептала на ухо примадонне Ирина, - как она танцует. Она победит, обязательно победит...
   Ирина споткнулась на полуфразе. Одна из конкурсанток, воспользовавшись сменой ритма музыки, как бы невзначай, задела Каролину плечом и так сильно, что Каролине стоило огромных усилий удержаться на ногах да еще и на каблуках, всех девушек принудили одеть туфли на высоченных каблуках.
   - Ну, вот, сглазила, - зло посмотрела на Ирину примадонна.
   - Ничего, ничего, Власточка Денисовна, - зашептала Ирина, - она же устояла. И судьи не обратили на это внимания.
   - Это еще только начало, - вздохнула Власта. - Что я не знаю эту закулисную среду. Они все сделают, чтобы вышибить ее из строя.
   - Вот, вот, смотрите, - радостно воскликнула Ирина, обращая внимание примадонны на сцену, - одна уже выбыла.
   И действительно, одна из конкурсанток, выглядевшая наиболее самонадеянной и уверенной, под смену ритма вдруг споткнулась о собственную ногу и нелепо растянулась на сцене. К ней подбежали администраторши и увели ее со сцены. Девушек осталось девять.
   Прошло примерно около часа. Все девять пока держались молодцом. За это время еще одна девушка попыталась столкнуться с Каролиной в танце, но ей это не удалось, потому что Каролина вовремя заметила готовящуюся атаку и уклонилась. Атакующая девушка сама еле удержалась на ногах. Зрители даже зааплодировали. Третий тур превращался в спектакль пантомимы, в котором Каролине была отведена роль танцующей принцессы, а все остальные девушки были похожи на злых фей, которые во что бы то ни стало хотели подставить принцессе подножку.
   Но прошло еще немного времени и эти злые феи стали одна за другой сходить со сцены. Кто-то не попал в такт музыки, кто-то споткнулся от усталости. А усталость уже чувствовалась. Даже зрители уже нетерпеливо ерзали в креслах.
   - Пойдем, покурим, - предложила Ирине примадонна, - я устала сидеть в этом несчастном кресле, как привязанная.
   Они с Ириной тихонечко вышли из зала и устроились у окна в фойе.
   - Вы нервничаете, Власточка Денисовна, - посмотрела на примадонну Ирина. - Я сама тоже нервничаю. Но ничего, Уже немного осталось. Девчонки уже устали. А она молодец, держится, несмотря на то, что нога у нее болит.
   - А что у нее с ногой?
   - А помните тот взрыв в переходе, когда вы в Америке были?
   - Ну...
   - Ну, так вот, она там была, в том самом переходе. Девушку одну еще спасла. Террорист прямо к их ногам сумку с взрывчаткой бросил. Она мне это сама рассказывала.
   И Ирина поведала Власте ту самую историю о взрыве в переходе возле площади, о которой примадонна до этого слышала только по телевизору и читала в газетах.
   Они закончили курить и вернулись в зал. На сцене к этому времени остались четыре девушки. Каролина была в числе них. Ирина и Власта вздохнули облегченно. Минут через десять еще одна девушка в длинном синем платье, не рассчитала свои возможности, зацепилась каблуком за край своего платья и не удержалась на ногах.
   Конкурсанток осталось трое. Но в этом конкурсе не было предусмотрено, как обычно бывает в разных конкурсах, второго и третьего места. Только первое место. И только одна девушка должна была выйти победительницей.
   Прошел еще час нудного ожидания. Оставшиеся три девушки не сдавали своих позиций.
   - Они что всю ночь будут нас всех мариновать? - возмутилась примадонна. - Должен же быть какой-то выход.
   - Не волнуйтесь, Власточка Денисовна, - успокаивала ее Ирина, - они обязательно что-нибудь придумают.
   Ирина, как в воду глядела, говоря это. На сцену вышла ведущая. Девушки продолжали танцевать.
   - Дорогие мои, - сказала ведущая, обращаясь в зал, - три самых лучших наших конкурсанток борются за первое место. Но время уже позднее. И пора принимать какое-то решение. Наше жюри постановило, что самой почетной гостье нашего женского клуба сегодня дается право выбрать победительницу и станцевать с ней медленный танец. Девушки вы можете остановиться! - дала она команду, и музыка стихла. - Итак, - голос ведущей звучал волнующе восторженно, - мы предоставляем право выбрать победительницу нашего замечательного конкурса нашей почетной и уважаемой гостье Власте Соловьевой! Прошу вас выйти на сцену и станцевать танец с победительницей!
   В зале раздались бурные аплодисменты и овации.
   - Узнали все-таки, - проворчала примадонна. - Или это ты разболтала? - строго посмотрела она на Ирину.
   - Я?! Власточка Денисовна, ну разве я способна на такое?! Я же никогда вас не подводила...
   - Ладно, - махнула рукой примадонна и встала со своего места, - что уж теперь.
   Зал снова взорвался аплодисментами. Власта медленно вышла на сцену. Ведущая торопливо отошла в сторону. Зазвучала медленная музыка. Примадонна сделала вид, что внимательно осматривает каждую из девушек. На самом деле выбор она уже сделала. Власта подошла к Каролине. Две отверженные конкурсантки разочарованно вздохнули и ушли со сцены. Каролина стояла перед примадонной, глядя ей в глаза. Примадонна взяла ее руку и положила себе на плечо, а потом взяла ее за талию. Они начали танец. Чувствовалось, что Каролина уже еле держится на ногах от усталости. Власта старалась поддержать ее во время танца. Зал восторженно замер.
   - Так вот ты какая, Каролина, - тихо сказала примадонна, внимательно разглядывая лицо партнерши по танцу.
   - А какая я? - тоже тихо спросила Каролина.
   - Еще не знаю, - ответила Власта, - но, кажется, ты то, что мне нужно.
   Каролина хотела что-то сказать, но музыка смолкла. Власта повернулась к зрительному залу и объявила победительницу конкурса.
   Раздались бурные аплодисменты, посыпались цветы. Примадонна сошла со сцены, оставив Каролину один на один с ее первой победой и первым успехом.
   Конкурс, проходивший в женском клубе "Афродита", был закрытым, только для членов клуба, поэтому не было и журналистов. Власте не нужно было опасаться нападок прессы. Но она все же поспешила покинуть клуб.
   - Приведи ее, я буду ждать в машине, - сказала она Ирине.
   Каролина не успевала принимать букеты цветов, поцелуи, поздравления. В качестве приза она получила набор женского белья от Версачи и Ноутбук последней модели.
   Ирина еле-еле пробилась сквозь толпу женщин, окруживших победительницу.
   - Каролина, - сказала она, - пойдем со мной.
   Каролина была рада увидеть знакомое лицо Ирины Викторовны, которая взяла ее за руку и вывела из кольца восхищенных поклонниц.
   - А куда мы идем? - спросила она, когда они с Ириной вышли на улицу.
   - Увидишь, - таинственно улыбнулась Ирины.
   Они подошли к Джипу, стоящему в сторонке, подальше от других машин, облепивших улицу, прилегающую к клубу. Передняя дверца Джипа открылась, и Каролина увидела за рулем саму примадонну.
   - Садись, - немного хрипловато сказала Власта. - Да садись же ты побыстрее, а то сейчас заметят нас.
   Ирина буквально впихнула Каролину в машину и захлопнула за ней дверь, оставшись на улице и помахав им рукой. Власта нажала на газ и понеслась по ночной столице.
   - Куда вы меня везете? - спросила Каролина.
   - Ко мне домой. Тебе нужно отдохнуть. Завтра у меня намечается небольшая тусовка. Познакомишься со знаменитостями, а они с тобой.
   Каролина не стала спорить с примадонной. Это то, чего она добивалась. Ей нужно было встретиться с Властой, и вот все получилось. Усталость и боль в колене давали себя знать, и Каролина, прислонив голову к стеклу, уснула. Перед ней разноцветным парадом стали проходить лица, танцующие фигуры, зрительный зал, синие глаза примадонны, ее улыбка... Ей не верилось, что все это происходило и происходит наяву, просто сказочный сон... Проснулась она от того, что почувствовала легкое прикосновение на своей щеке. Каролина открыла глаза. Примадонна слегка гладила ее по щеке, старясь разбудить.
   - Где я? - удивленно посмотрела на нее Каролина.
   - Мы уже приехали, - сказала Власта, улыбаясь, - выходи из машины.
   Каролина вышла из машины и огляделась вокруг. Это был большой гараж, где, кроме Джипа стояли шикарные машины и длинный белоснежный Мерседес. Власта тоже вышла из машины и подошла к ней. Она молча показала ей рукой, куда надо идти. Каролина пошла вперед. Выйдя из гаража, они подошли к подъезду того самого дома, который штурмовали фанаты в тот самый день, когда был взрыв в подземном переходе. Сейчас возле дома никого, кроме охраны не было. Была уже глубокая ночь. Охранник открыл дверь подъезда, и они вошли в дом. Квартира примадонны располагалась сразу на двух этажах. Возле дверей квартиры тоже стоял охранник.
   Войдя в квартиру, Каролина остановилась. Такой роскоши она никогда еще не видела. Расторопная домработница засуетилась, встречая хозяйку с гостьей.
   - Все уже спят, Власта Денисовна, - полушепотом сказала она. - Вам приготовить что-нибудь? Чай, кофе?
   - Ты хочешь что-нибудь? - ласково улыбнулась примадонна Каролине.
   - Нет, спасибо, - ответила Каролина. - Я ничего не хочу.
   - Ну, хорошо, тогда Екатерина проводит тебя в твою комнату. Катя, - посмотрела она на домработницу, - проводи девушку.
   - Хорошо, Власта Денисовна, - сказала Екатерина.
   Она повела Каролину на второй этаж. Комната, которую для нее приготовили, была великолепна. Каролина окунулась в роскошь и ей стало хорошо и уютно в этой атмосфере комфорта. Огромная ванна сиреневого цвета, зеркало в позолоченной оправе, в котором Каролина увидела свое отражение - отражение принцессы, попавшей в сказку. Широкая двуспальная кровать уже ждала ее и манила шелковыми простынями. Каролина легла на эту кровать и закрыла глаза.
   Вдруг в дверь тихонько постучали. Дверь приоткрылась, и на пороге появилась примадонна. Она выглядела уже по-другому, без маскировочного грима, проще, по-домашнему.
   - Можно? - тихо спросила Власта, входя в комнату и держа в руке высокий стакан с каким-то оранжевым напитком.
   - Пожалуйста, - Каролина села на кровати, удивленно глядя на примадонну.
   Власта подошла к ней и присела на краешек кровати.
   - Я принесла тебе нектар из тропических фруктов, - протянула она стакан Каролине. - Это очень вкусно и силы прибавляет. Выпей, сразу всю усталость, как рукой снимет.
   - Спасибо, - Каролина взяла стакан и отпила несколько глотков.
   Нектар и в самом деле был потрясающе вкусным. Каролина допила его до конца и поставила стакан на тумбочку возле кровати.
   - Ну, вот и молодец, - улыбнулась примадонна и провела рукой по щеке Каролины.
   Каролина отскочила от нее и смотрела на примадонну, как зверек, попавший в неволю.
   Власта немного удивилась. А потом сказала спокойно:
   - Не бойся меня, девочка, я не сделаю тебе ничего плохого. Наоборот, я хочу тебе только добра. Спокойной ночи, - примадонна встала с краешка кровати и вышла из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь.
   Каролина посмотрела ей вслед. Она сейчас не в состоянии была говорить с ней. Она даже не знала пока, как начать разговор с этой сильной, роскошной женщиной, как высказать ей все, что накипело у нее на сердце. Неужели она могла так поступить с ее братом? А теперь так тепло принимать ее, Каролину, в своем доме, поить ее нектаром... Тысячи вопросов и ни одного ответа...
  Каролина устало легла на шелковую подушку. Надо отдохнуть - решила она. А завтра все само прояснится. Завтра она наберется сил и, глядя ей прямо в глаза, выскажет все, что она о ней думает и потребует все, что должна потребовать. Откладывать нельзя. Серж в тюрьме по ее вине...
   Каролина уснула.
  
  Глава четвертая
  
  РАЗБОРКИ В ДОМЕ ЗВЕЗДЫ
  
   Утро в доме примадонны всегда начиналось очень шумно и оживленно. Телефонные звонки, беготня прислуги, командный голос Власты, недовольство мужа Ярослава, вечно теряющего какие-то свои вещи... А в это утро вся эта суматоха была особенно преумножена, потому что вечером в доме примадонны намечалась вечеринка, а до этого нужно было сделать еще кучу разных дел, включая репетиции мюзикла, который Власта вместе со своим мужем начали ставить.
   Каролина сквозь сон слышала из своей комнаты всю эту суматоху. Но так хорошо ей было в плену утреннего сна, что проснулась она только к десяти часам утра.
   Когда она спустилась в гостиную, то обнаружила в доме только прислугу. Домработница Екатерина ласково объяснила Каролине, что хозяева уже уехали по делам и только ближе к обеду может быть появятся. А вечером все будут в полном составе.
   - Власта Денисовна сказала, чтобы ты отдыхала пока, - услужливо улыбалась домработница Каролине, - квартира в полном твоем распоряжении. Здесь есть тренажеры и маленький бассейн. А я сейчас приготовлю тебе завтрак.
   Екатерина засуетилась, показывая Каролине все прелести квартиры примадонны.
  
  * * *
  К обеду, действительно, Власта заехала домой, но ненадолго. Каролина сидела за своим, выигранным ей вчера на конкурсе, Ноутбуком последней модели, когда услышала ее голос. Девушка поспешила в гостиную, где и столкнулась с примадонной лицом к лицу.
   - Как дела? - торопливо бросила ей Власта. - Все нормально? Немного освоилась? Вот и хорошо.
   Она сама спрашивала, сама отвечала, видно было, что она опять куда-то торопится.
   - Мне нужно с вами поговорить, - сказала Каролина серьезно.
   - Хорошо, поговорим, - улыбнулась ей примадонна, - только не сейчас. Я опять убегаю на репетицию. А вечером будь в форме. Я тебя покажу своим друзьям. Познакомишься с композиторами и с нашей элитой. Пока...
   Примадонна схватила сотовый телефон и выскочила из дома, хлопнув дверью.
   Каролина опять осталась одна в этой огромной роскошной квартире, как птичка в золотой клетке. Услужливая прислуга, бассейн с голубой водой, тренажеры... Девушка быстро привыкла ко всей этой роскоши. Но ей было очень грустно. Она добилась своего, она в ее доме, и примадонна с ней ласкова, приветлива... Неужели она настолько лицемерна? После того, как так поступила с бедным Сержем, она, как ни в чем не бывало, улыбается ей, Каролине... Что скрывается за этой улыбкой? Когда же ей удастся поговорить с примадонной? И как состоится этот разговор?... Опять множество вопросов и ни одного ответа...
   Каролина подошла к окну, ведущему на улицу. Возле дома опять толпились фанаты. Они слонялись вдоль улицы, некоторые оживленно беседовали. Каролина вспомнила тот день, когда она была среди них, пытаясь пробиться к примадонне. Но та ее даже и не заметила.
   К подъезду подъехала какая-то машина. Но фанаты не бросились к ней. Из машины вышла Ирина и направилась к подъезду. Каролина обрадовалась. Может быть, Ирина Викторовна поможет ей, убедит примадонну, чтобы она уделила Каролине немного внимания.
   Дверь квартиры хлопнула. Каролина бросилась навстречу Ирине.
   - Здравствуй, радость моя! - обрадовалась Ирина, увидев встречающую ее Каролину. - Власты Денисовны нет дома?
   - Нет, - сказала Каролина. - Вы знаете, мне обязательно нужно с ней поговорить. А у нее постоянно нет времени. Вы мне не поможете?
   - Успеешь еще наговориться с ней.
   - Но это очень важно.
   - Хорошо. Вот пройдет сегодняшняя вечеринка, и она, наверное, посвободнее будет. И поговорите, - успокоила ее Ирина. - А пока ты мне лучше расскажи, как вы с ней вчера пообщались?
   - Когда?
   - Ну, после конкурса. Ночью. У вас что-нибудь было?
   - Что именно?
   - Ну, ты что сама не понимаешь? Поцелуи и еще что-то... Она тебя целовала?
   - Нет, - посмотрела на нее Каролина. - Она только принесла мне фруктовый нектар, когда я ложилась спать...
   - И все? - удивилась Ирина. - И ничего между вами не было? Странно... Ну, ладно, правильно... Значит, еще не пришло время... Она сама знает, что делать... Ну, все, пока, мне пора, я на минутку забежала... Вечером увидимся...
   Ирина чмокнула Каролину в щечку и поторопилась к выходу.
   Каролина грустно посмотрела ей вслед. Так вот для чего она, Каролина, нужна Власте. И ради этого примадонна пошла на такую подлость. Как это низко. Теперь у Каролины уже сложилось четкое представление об этой женщине. Значит, тогда, в Городе Любви, в ту самую ночь, не Серж нужен был ей, а она, Каролина. И поэтому она подставила бедного юношу самым подлым образом, чтобы Каролина приехала к ней в столицу. Конечно, она же звезда. А звездам все можно. Гнев закипал в сердце Каролины. Она знала себя. Знала, что, если сталкивалась с несправедливостью, то она становилась беспощадной к своим врагам. Так было всегда. Еще с детства она не давала в обиду ни себя, ни Сержа. Она умела противостоять злыдню отчиму, и он ее даже боялся. Она умела бороться и побеждать. Каролина чувствовала прилив сил и гнева. Она еще не знала, что она сделает, но была готова на все. Сегодня вечером у них вечеринка. Ну, хорошо, вот на вечеринке она им всем и покажет... На вечеринке... Да, Каролина была настроена решительно.
  Она снова пошла в тренажерный зал и до изнеможения боролась с железными болванами-тренажерами. А потом прыгнула в голубой бассейн и плавала, набираясь сил у воды. Конечно, это было не море... Ее прекрасный друг море осталось так далеко. Оно давало ей силы, оно успокаивало ее, качая на волнах. А здесь она совсем одна перед лицом подлости и лицемерия...
  
  * * *
  Наступил вечер. Гости уже потихоньку собирались. Примадонна еще не вернулась домой. Но зато прикатил ее муж Ярослав.
  - Ах, вот ты какая, девушка из Города Любви! - воскликнул он, столкнувшись лицом к лицу с Каролиной. Власта мне про тебя рассказывала. А ты, оказывается, еще красивее.
  Каролина действительно была неотразима в этот вечер. Наплававшись в бассейне, она оделась в длинное платье от Кардена, заботливо купленное ей примадонной, которое принесла ей домработница Катя со словами:
  - Это тебе, красавица, Власта Денисовна передала. Купила его для тебя специально сегодня, чтобы ты была красавицей на вечере.
  Каролина разглядывала себя в зеркале в этом платье, и гнев еще больше охватывал ее. Подарки, улыбки... К чему? Ради такой низости... Подлость ради прихоти... Так вот какие они эти сильные мира сего...
  Вечеринка уже начиналась, когда сама примадонна вернулась наконец домой. Она, поздоровавшись с гостями, поднялась к себе в комнату и через некоторое время снова спустилась в гостиную в элегантном брючном костюме темно синего цвета, так подходившим к ее глазам.
  - Итак, - громко сказала она, - все в сборе?
  - Да! - дружно ответили гости.
  - Тогда к столу! - скомандовала Власта.
  Ярослав взял супругу под руку, и они первыми проследовали к огромному, уставленному разнообразными изысканными яствами, столу.
  Гости стали рассаживаться.
  Каролине досталось место на другом конце стола, как раз напротив примадонны. Было шумно и весело. Но Каролина не хотела замечать этого веселья, она смотрела на Власту, на ее актерскую улыбку, на ее синие глаза, сверкающие озорным огоньком, слушала ее голос, такой красивый... Презирала она ее или ненавидела в этот вечер Каролина еще не знала. Но точно знала, что зло не должно оставаться безнаказанным.
  За Каролиной все время ухаживал какой-то молодой человек, но она едва улыбалась в ответ на его комплименты.
   Гости наелись вдоволь и разбрелись по гостиной.
  Ярослав воодушевленно начал демонстрировать гостям свои покупки, все, что он привез из последних гастролей по городам мира. Дошла очередь и до большущего белого медведя, который умел говорить. Все развеселились еще больше. Японское чудо без запинки отвечало на глупые вопросы гостей.
  - А сейчас я хочу представить вам свою гостью, девушку из Города Любви. Ее зовут Каролина, - громко произнесла примадонна, когда гости уже вдоволь наигрались с медведем. Она подошла к Каролине, взяла ее за руку и вывела на середину гостиной.
  - Власта утверждает, что Каролина великолепно поет, - подскочил к ним Ярослав. - Я, например, не слышал, и вы, наверно, тоже. Так давайте попросим ее что-нибудь спеть для нас!
  Гости зааплодировали, закричали. Каролина почувствовала себя такой же игрушкой в руках этих самодовольных богачей, как этот белый медведь.
  - Спой, пожалуйста, что-нибудь, - примадонна смотрела на нее своими синими глазами и улыбалась. - А Ильюша тебе подыграет, - показала она в сторону молодого человека во фраке и с бабочкой, который уже усаживался за белый рояль, стоящий в углу гостиной.
  - Что вы будете петь, барышня? - спросил Ильюша, пробежавшись по клавишам.
  Гнев Каролины закипел еще больше. Но она сдержала себя, улыбнулась такой же артистичной улыбкой, которую демонстрировала всем примадонна, и подошла к роялю.
  - А вы знаете песню из фильма "Гусарская баллада"? Там есть слова: "Я пью, все мне мало"...
  - Я все знаю, барышня, - музыкант ударил по клавишам.
  Каролина запела, войдя в роль и прохаживаясь по залу, задевая, как бы не нарочно, какие-то предметы.
  Но вдруг, неожиданно для всех, она вскочила на стол и продолжала петь уже на столе, то и дело легко и непринужденно поддевая удлиненным носком своих туфель тарелки и сбрасывая их со стола.
  Все дружно смеялись каждой ее новой выходке на столе.
  Каролина допела куплет и вдруг она схватила со стола большое блюдо и запустила его в телевизор, который Ярослав недавно привез из Англии. Экран огромного телевизора разлетелся на мелкие кусочки. Все гости в панике разбежались по углам гостиной. Только Власта осталась стоять там же, где и стояла, посередине гостиной и смотрела в упор на Каролину.
  Музыкант Илья так вошел в кураж, что продолжал лупить по клавишам. Каролина продолжая петь: "А мне все равно"..., спрыгнула со стола и подошла к белому медведю. Она схватила мишку за ухо и начала крутить им у себя над головой, выбирая цель, куда бы его запустить.
  - Только не медведя! - взмолился забившийся в угол Ярослав. - Положи его, прошу тебя...
  Примадонна дала знак Илье прекратить играть. Музыка смолкла.
  - Что плохого тебе сделал этот медведь? - спокойно спросила Власта, глядя в упор на Каролину. - Положи его на место.
  Каролина опустила руку с медведем.
  - Вы правы, - сказала она. - Что может сделать плохого эта безобидная игрушка? Она лишь простая забава в ваших руках, такая же, как я и как многие другие, с которыми вы играете, когда есть настроение, а потом можно и в тюрьму посадить.
  Каролина бросила медведя на диван. И взяла со стола позолоченное блюдо.
  - Власточка Денисовна, - подскочила к примадонне, все также спокойно стоящей посредине гостиной, Ирина, - давайте, отойдите в сторону. Видите, она опять блюдо взяла... А оно большое и тяжелое...
  - Да, Власта Денисовна, - расхохоталась Каролина, - ваша подруга права. Зачем испытывать судьбу? Спрячьтесь лучше за диван, как это сделали другие. А то вдруг это блюдо полетит в вас...
  Каролина стала размахивать блюдом. Но тут перепуганные охранники, которых кто-то уже успел позвать, ворвались в гостиную и бросились в Каролине, выхватив у нее из рук блюдо и скрутив ей руки за спиной.
  - Что прикажете делать с ней, Власта Денисовна? - спросил охранник Миша, глядя на примадонну, которая продолжала стоять перед Каролиной, не сдвинувшись с места.
  - Отпустите ее, - хрипло приказала Власта.
  - Но, она же...
  - Никаких но... Я приказываю. Отпустите ее и отойдите в сторону.
  Охранники послушно подчинились приказу хозяйки. Отпустив Каролину, они отошли в сторону, но лица их были напряженными. Видно было, что они в любой момент готовы были к решительным действиям.
  - Оставьте нас один на один, - сказала Власта, повернувшись к гостям. - Вы можете пройти в другой зал, там вам подадут десерт.
  Гости недоуменно пожали плечами и один за другим стали выходить из гостиной. Ярослав подошел к жене.
  - Власта, не делай глупости. Девушка, наверное, перенервничала, не стоит сейчас с ней выяснять отношения...
  - Выйди, пожалуйста, вместе с гостями, - твердо сказала примадонна мужу.
  - Но, Власточка Денисовна, - испуганно пролепетала Ирина, подбираясь к примадонне, - Ярослав прав, не стоит сейчас...
  - Я сказала, выйдите все! - громко приказала Власта. - И вы тоже, - посмотрела она на охрану.
  - Нет, Власта Денисовна, - твердо сказал охранник Миша. - Даже и не просите. Ваша безопасность - это наша работа.
  - А плевать я хотела на вашу работу! - разозлилась примадонна. - Уволю вас к черту всех, если не будете подчиняться моим приказам. Пошли вон все отсюда! - закричала она.
  Каролина стояла возле стола и смотрела на примадонну.
  Ярослав, Ирина и перепуганные охранники пятясь вышли из гостиной.
  Охранник Миша выкрикнул, заглядывая в дверь:
  - Все равно, Власта Денисовна, мы будем стоять за дверью! Если что, зовите нас.
  Власта махнула на него рукой. Миша закрыл дверь.
  Они остались один на один. Каролина и примадонна.
  - Ты хотела поговорить со мной еще утром, - сказала Власта, глядя в упор в зеленые глаза Каролины. - Говори. Я слушаю.
  - Зачем вы это сделали? - тоже глядя ей прямо в глаза сказала Каролина.
  - Что я сделала? - удивилась примадонна. - По-моему, я ничего плохого тебе не делала, насколько я помню. В чем ты меня обвиняешь?
  - А вы уже забыли? Конечно, ведь у вас столько дел. Что для вас жизнь человека! Можете вызвать полицию и меня тоже арестовать, хотя бы есть за что. А его за что за решетку отправили?
  - Кого я отправила за решетку? Я ничего не понимаю.
  - Не понимаете. И не помните. Зачем вам это? Ну, хорошо, я напомню вам. Город Любви. Ночь после вашего концерта. Мой брат. Это вы помните?
  - Это я прекрасно помню, - спокойно сказала Власта. - И ту ночь. И влюбленного молодого человека. Но что плохого я сделала в ту ночь?
  - Что плохого? - голос Каролины звучал, как натянутая струна. - А посадить человека в тюрьму, это, по вашему, пустяки?
  - Я никого не сажала в тюрьму.
  - Но мой брат в тюрьме по вашей вине! - закричала Каролина. - Я знаю, чего вы добивались! Знаю! Вам нужна была я. Так вот она я! Пожалуйста, к вашим услугам. Вы хотите поиграть в сказку про любовь. Хотите получить от меня ту любовь, которая не живет в вашем сердце. Хотите? Так действуйте! Что же вы стоите? Давайте! Когда? Сейчас? - Каролина спустила платье с плеча. - Подходите! Что же вы? Вам нужно мое тело, мое сердце, моя любовь? Так возьмите, все, что хотите! Только освободите моего брата...
  На глазах Каролины показались слезы.
  Власта подошла к ней и взяла ее холодные от волнения руки в свои.
  - Успокойся, девочка, - мягко сказала она. - Ты думаешь, я пригласила тебя в мой дом, чтобы заниматься с тобой любовью?
  - А разве не для этого?
  - Конечно, нет. Что за глупости? Разве я похожа на человека, которому нужны только какие-то ничтожные плотские развлечения? Очень жаль, что ты обо мне такого мнения. Но, ничего, ты узнаешь меня получше и все поймешь. А пока, не бойся меня. Я не враг тебе. Давай присядем на диван, и ты мне расскажешь все по порядку о том, что произошло в Городе Любви после моего отъезда. И мы во всем разберемся.
  Власта подвела Каролину к дивану. Каролина удивленно и нерешительно села рядом с примадонной и рассказала ей обо всем, что произошло в Городе Любви с ее братом.
  Власта слушала внимательно и серьезно.
  - Я все поняла, девочка, - сказала она, дослушав рассказ Каролины. - Теперь послушай меня. Я расскажу тебе, как все было в ту ночь. Да, я ждала вас двоих к себе в гости. Но пришел только твой брат. Красивый мальчик, такой пылкий и влюбленный. Таких мальчиков столько проходит перед моими глазами. Сначала мы с ним беседовали, потом он танцевал для меня. Танцует он неплохо, я даже обещала устроить его для начала в подтанцовку в какую-нибудь группу. Мне самой не нужны сейчас танцоры, и у Ярослава тоже все места заняты. Потом твой брат Серж, видимо опьяненный моей похвалой и шампанским, которое мы пили, бросился передо мной на колени и начал признаваться мне в любви. Он целовал мне сначала руки, потом попытался поцеловать меня в губы. И я расхохоталась ему прямо в лицо. Я остудила его бесконтрольный юношеский пыл и поставила его на место. Вот и все. А потом мы с ним еще немного поболтали, уже по-дружески, он с этим смирился. И я дала ему кольцо с бриллиантом. Но не ему оно предназначалось, а тебе. Я попросила его передать тебе это кольцо и сказать, что, если ты когда-нибудь захочешь встретиться со мной, то тебе нужно будет только показать это кольцо моей охране, и они тебя сразу же ко мне пропустят. Так сказать, своеобразный пароль. А то пробиться ко мне, сама знаешь, не легко. Вот так все и было. А потом я приказала определить Сержа в номере в гостинице на ночь, чтобы ему не пришлось возвращаться домой так поздно. Наутро я уехала. И о том, что случилось, я, естественно, не знала и знать не могла. Я надеюсь, что ты мне веришь, Каролина... А кто это мог сделать, я, пожалуй, догадываюсь...
  - Кто? - Каролина напряглась всем телом.
  - Только давай без глупостей. Ладно? То, что ты разбила телевизор и посуду, это ерунда. Купим заново. Хорошо, что медведь уцелел, - она улыбнулась. - А вот теперь попрошу держать себя в руках. Сейчас мы выясним, кто посадил в тюрьму твоего брата, - Власта встала с дивана и подошла к двери. - Миша, - сказала она охраннику, - позови ко мне Ирину, срочно.
  Долго ждать не пришлось. Ирина, похоже, крутилась возле двери.
  - Вы меня звали, Власточка Денисовна? - она вошла в гостиную, создав на своем лице самое непринужденное и невинное выражение, и остановилась перед примадонной.
  - Да, звала. Это твоих рук дело?
  - Что? - голос Ирины заметно дрожал от волнения.
  - То, что брат Каролины сидит в тюрьме.
  - Я... Я... - промямлила Ирина. - Но вы же сами мне сказали, делай что хочешь...
  - Я тебе такое сказала?
  - Ну, да, помните, тогда перед отъездом, когда я вернулась от Жоры... Вы были разочарованы, что пришел только Серж... Я спросила вас, хотите ли вы, чтобы я помогла вам, чтобы Каролина сама приехала к вам в столицу... - Ирина говорила сбивчиво и взволнованно. - И вы сказали: "Делай, что хочешь"...
  - Может быть, я так и сказала... Но я никогда не думала, что ты пойдешь на такое...
  - Но я ничего плохого и не делала, - запинаясь начала оправдываться Ирина. - Я только сказала работникам гостиницы... А они сами раздули из мухи слона... Это они виноваты, а не я... Это они не поверили, что вы подарили ему кольцо... А я... Я только...
  Каролина, напряженно слушавшая их разговор, подошла к Ирине.
  - Так это ваших рук дело? - сказала она схватив Ирину за грудки. - Вы притворялись нашим другом, а сами...
  Она замахнулась, чтобы ударить Ирину по лицу, но Власта схватила ее за руку.
  - Спокойно, - сказала она. - Я же просила тебя держать себя в руках. Я сама с ней разберусь.
  - Отпустите меня, Власта Денисовна, - сказала Каролина.
  - Не отпускайте ее, - взмолилась Ирина, - а то она драться будет.
  - И правильно сделает! - гневно сказала примадонна и отпустила руку Каролины. - Бей, я тебе разрешаю.
  Каролина с размаху ударила Ирину по лицу. Та отскочила в сторону.
  - Прекрати, девчонка! - закричала она. - Я как лучше хотела!
  - Ну, все! - сказала Власта. - Хватит! Действовать надо, а не отношения выяснять. Сегодня же ты, Ирина, поедешь в Город Любви. И делай, что хочешь, но, чтобы завтра этот юноша Серж был на свободе. Ты привезешь его завтра сюда, ко мне. Все! Иди! Не хочу больше тебя видеть.
  - Хорошо, Власточка Денисовна, - пробормотала Ирина, - я все сделаю. Я же так дорожу нашей с вами дружбой...
  - Насчет дружбы мы с тобой потом поговорим... Иди.
  - Все, все, я ухожу...
  Ирина пятясь выскочила из гостиной.
   - Все будет хорошо, - улыбнулась Власта Каролине. - Она в лепешку расшибется, а твоего брата освободит. Тем более, что это ее рук дело. А мы с тобой сейчас пойдем к гостям.
   - Я не пойду. Можно? - тихо сказала Каролина.
   - Ну, хорошо, - согласилась Власта, - как хочешь.
   Примадонна вернулась к гостям. А Каролина пошла в свою комнату. Кажется, все становилось на свои места. В глубине души Каролина не могла до конца поверить, что такая прекрасная певица, звезда, зажигающая сердца миллионов людей своим искусством, могла быть подлым, плохим человеком. Ее голос, ее глаза, улыбка настолько располагали, что верилось только в добро. Каролина слышала из своей комнаты продолжение праздника, голоса, смех... Она уже почти задремала, когда дверь комнаты слегка скрипнула и вошел Ярослав, неся что-то в руке.
   - Не спишь еще, разбойница? - спросил он, зажигая свет.
   - Нет, - Каролина села на кровати.
   - Я тебе мороженое принес. Попробуй. Такого ты еще не ела.
   - Спасибо, но я не хочу.
   - Никаких не хочу, - состроил обиженное лицо Ярослав. - Ешь, я специально для сегодняшней вечеринки повара из французского ресторана вызвал. Все блюда сегодня французские, и мороженое тоже... Для тебя специально. Ведь это правда, что ты француженка?
   - Да, мой отец был французом.
   - Тем более... Ешь мороженое...
   Каролина взяла в руки вазочку с мороженым. Оно действительно было очень вкусным. Она улыбнулась.
   - Никто на тебя не сердится за сегодняшний погром в нашем доме, - тоже весело улыбнулся Ярослав. - Это все пустяки, дело житейское. А от меня огромное спасибо за то, что медведя не заломала. Это мой подарок Власте. Я его в лучшей японской компьютерной фирме специально для нее заказал. Ты же видела, как он болтает.
   - Хороший медведь, - сказала Каролина, тепло посмотрев на Ярослава.
   После разговора с Властой, она больше не смотрела на этих богатых, успешных людей, как на врагов. И видела, что Ярослав тоже прост и искренен.
   - Я очень люблю Власту, - сказал он и взгляд его больших черных и красивых глаз был доказательством его слов. - Она очень хороший человек. Это для прессы она сильная, немного наглая, вызывающая. Так надо. Таков этот мир. А в жизни... Да ты сама узнаешь, какая она... Власта очень много помогает начинающим певцам. А ты поешь классно. Ты будешь звездой.
   Каролина доела мороженое.
   - Спасибо, - сказала она, протягивая ему пустую вазочку.
   - На здоровье, разбойница, - рассмеялся Ярослав. - Отдыхай.
   Он вышел из комнаты также тихо, как и вошел. Каролина свернулась калачиком на широченной кровати. Ей стало тепло и уютно. Наступила разрядка после тяжелых переживаний. Она сейчас мечтала только об одном - поскорее увидеть Сержа, обнять его, расцеловать, налюбоваться им, своим любимым братишкой. И она верила, что все будет хорошо.
  
  * * *
  Утро следующего дня началось также суматошно, как и предыдущее. Каролине опять не удалось увидеть примадонну. Прислуга бегала от телефона к кухне. Ярослав тоже уехал на репетицию. Но ближе к обеду появился администратор Власты Вадим. Он передал через прислугу, чтобы Каролина немедленно собиралась, ее ждет машина.
   Каролина поспешно оделась и выскочила из подъезда на улицу, где ее действительно ждал длиннющий белый лимузин. Выскочил охранник и открыл для нее дверцу. Каролина села в машину.
   - А куда вы меня везете? - спросила она администратора, усевшегося напротив нее в лимузине.
   - Во-первых, меня зовут Вадим, или просто Вадик, - улыбаясь сказал симпатичный администратор. - А во-вторых, Власта Денисовна распорядилась, чтобы я доставил вас в репетиционный зал. Она хочет показать вам репетицию мюзикла.
   Каролина устроилась у окна лимузина и любовалась улицами и домами столицы.
  Они довольно быстро доехали до места, где проходили репетиции. Это был большущий концертный зал. Внутри было шумно и оживленно. Масса людей сновала туда-сюда. Артисты, массовка...
  Каролина вошла в репетиционный зал и тихонечко села на последний ряд, чтобы не мешать, репетиция была в самом разгаре.
   Власта сидела в первом ряду и делала по ходу действия замечания артистам на сцене. Вот вышел Ярослав с сольным номером. Зажигающая музыка, яркие костюмы, его голос - все сливалось воедино, создавая картину праздника.
   Каролина смотрела на сцену. Такого она еще не видела. Впервые она попала в атмосферу театра, музыки, танцев. Это захватывало, увлекало. Но, казалось, что все это действо всего лишь пустая мишура. Не хватало чего-то главного, того, что трогало бы за душу и заставляло бы сердце сжиматься от боли и радости.
   Власта тоже по всей видимости была недовольна репетицией. Она то и дело вскакивала со своего режиссерского места и выходила на сцену, старалась, как художник, который уже нарисовал картину, добавить в нее красок.
  В очередной раз выскочив на сцену и отругав артиста, который несколько раз сфальшивил, Власта посмотрела в зрительный зал и заметила Каролину.
   - Все! - скомандовала она. - Перерыв!
   Артисты разбрелись кто куда. Примадонна спустилась со сцены, подошла к Каролине и села рядом с ней.
   - Здравствуйте, Власта Денисовна, - сказала Каролина.
   - Привет, - улыбнулась Власта. - Ты давно здесь?
   - Наверное, уже около часа.
   - Значит, ты уже много видела из того, что мы делаем?
   - Да.
   - Понравилось?
   - Не знаю.
   - Только говори правду, - строго посмотрела на нее Власта. - Я не люблю, когда мне льстят. Ну, так понравилось или нет?
   - Нет, - честно ответила Каролина.
   - Вот это честно, - вздохнула Власта. - Мне и самой не нравится, как все идет. Не хватает чего-то. Ты не знаешь, чего?
   - Не знаю. Все очень красиво. И музыка, и песни. Но... Это как будто иллюстрации к какой-то книге. Но нет самой книги...
   - Молодец, - рассмеялась Власта, - точно сказала. Никакой книгой здесь и не пахнет. Мюзикл. Сейчас это модно. Сейчас вообще в моде всякая дешевка. На ней можно сделать деньги. Только вот радости от такого творчества никакой. Поэтому в последнее время я в постоянном поиске. Вот нашла тебя...
   - А зачем я вам? - прямо глядя в глаза примадонны, сказала Каролина.
   - Давай поговорим об этом позже. Хорошо?
   - Почему не сейчас?
   - Потому что то, о чем мы будем говорить, очень серьезно. И я еще до конца не уверена, буду ли я за это браться. Я могу сделать из тебя звезду, прекрасную эстрадную певицу. Это не составит особого труда с твоими данными. Но я хочу предложить тебе нечто другое. Посмотрим... Мне нужно еще немного времени, чтобы все решить... Кстати, песня, которую ты пела на конкурсе, кто ее автор?
   - Я, - несколько стесняясь ответила Каролина.
   - Ты написала и музыку, и слова?
   - Да.
   - Прекрасно... А у тебя еще есть свои песни?
   - Да. В нашем доме в Городе Любви было старенькое пианино, и я иногда играла на нем, когда брата не было дома, и пела.
   - Отлично, - воодушевилась примадонна. - Ты споешь их мне. Ладно?
   - Не знаю, - Каролина опустила глаза. - Я никогда никому их не пела. Только на пляже, когда там никого не было... Мне будет трудно это сделать... Тем более, когда вы будете слушать...
   - Но на конкурсе ты же пела.
   - Это было другое. Тогда мне нужно было победить. Ваша подруга, Ирина Викторовна, сказала, что только, если я одержу победу на конкурсе, вы согласитесь поговорить со мной... Я делала это ради Сержа...
   - Понимаю, - вздохнула Власта. - Ирина много чего наделала. Кстати, она уже должна вернуться из Города Любви. И, надеюсь, вместе с твоим братом.
   - Она правда привезет его?
   - Пусть только попробует не привезти, - лицо примадонны стало серьезным. - А спеть ты мне все же споешь... Я не буду настаивать... Когда сама захочешь... Когда все уладится с твоим братом...
   К ним подбежала женщина и с деловым видом прокричала:
   - Власта Денисовна, артисты уже готовы. Будем продолжать репетицию?
   - Прогоним последнюю сцену. И все на сегодня, - сказала Власта и встала с кресла. - Ты не уходи, - посмотрела она на Каролину. - Вместе домой поедем. Ладно?
   - Хорошо, - согласилась Каролина.
   Примадонна вновь взялась выжимать из артистов правильные ноты, точные движения в танце, четкое построение мизансцен. Даже на мужа Ярослава накричала, когда тот выскочил не из той кулисы, исполняя свой номер.
   - Власточка, - возразил ей Ярослав, - какая разница из какой кулисы я выхожу? Главное, чтобы в целом сцена смотрелась...
   - Я сказала, что ты должен выходить из правой кулисы. И все! - резко сказала Власта. - Ты же сейчас, выбегая, чуть с ног не сбил Федю, который кстати танцует на своем месте.
   Ярослав не стал спорить с женой режиссером и поплелся в правую кулису.
   Наконец репетиция закончилась.
   Дверцы лимузина открылись перед Властой и Каролиной. Ярослав не поехал с ними домой, у него еще была репетиция своей концертной программы.
   Домработница Катя радостно выбежала навстречу Каролине.
   - Приехал ваш брат, он здесь, в комнате для гостей, - сообщила она, добродушно улыбаясь. Несмотря на вчерашний погром, который устроила Каролина в доме примадонны, вся прислуга уже успела полюбить девушку из Города Любви. - Я так рада, - продолжала улыбаться Катя, глядя в сияющее от счастья лицо Каролины
   - А Ирина тоже здесь? - спросила Власта.
   - Нет, она привезла его и сразу же уехала, - ответила Катя.
   - Вот и хорошо, - проворчала примадонна. - Не хочу ее сейчас ни видеть, ни слышать.
   - А можно мне пойти к нему? - спросила Каролина.
   - Конечно, девочка, иди скорее, - улыбнулась Власта. - Проводи ее, Катя.
   Каролина в сопровождении Екатерины побежала в комнату для гостей. Войдя в нее, она сразу же увидела его, Сержа, и бросилась обнимать и целовать своего брата. Но что-то чуждое ей, что-то необычное почувствовала Каролина уже в первые же минуты их встречи. Серж радовался своей сестренке, но в то же время что-то как будто стояло между ними.
   - Как ты, мой дорогой? - спросила Каролина.
   - Все хорошо, ты же видишь, - слова Сержа звучали немного холодно, а улыбка была натянутой.
   - Ты, наверное, устал? Я знаю, ты много пережил за это время...
   - А ты, я вижу, добилась успеха, - зло посмотрел на нее брат.
   - Какого успеха? О чем ты?
   - Ну, как же, ты же живешь в доме самой примадонны. И ездишь с ней на лимузине. Я видел из окна, как вы подъехали...
   В комнату вошла Власта.
   - Ну, как, ребятки? - весело сказала она. - Вот вы и встретились.
   - Да, спасибо вам, - Каролина посмотрела на нее тепло.
   - Ну, здравствуй, Серж, - сказала примадонна.
   - Здравствуйте, Власта Денисовна, - робко и влюблено смотрел на нее Серж.
   - Я очень рада, что ты здесь. Если бы я узнала обо всем раньше, то не допустила бы того, что с тобой произошло.
   - Я не виню вас ни в чем, Власта Денисовна, - также робко сказал Серж. - Это Каролина во всем виновата.
   - В чем я виновата? - удивленно посмотрела на брата Каролина.
   - В том, что ты не пошла со мной в тот вечер.
   - Но ты же сам умолял меня не ходить с тобой. Ты разве забыл?
   - Ну и что! - капризно топнул ногой Серж. - Ты все равно должна была пойти. Ты моя старшая сестра. Из-за тебя я столько времени просидел в тюрьме. Ты думаешь мне там сладко было?! А ты здесь на лимузинах катаешься...
   - Но я... - Каролина даже не знала, что сказать. - Я все сделала, чтобы освободить тебя... Ты же здесь...
   - Ну и что! Это ты во всем виновата! Ты здесь живешь припеваючи, а я там мучался... Я ненавижу тебя...
   - Так, прекрати истерику, Серж! - громко и властно сказала примадонна, все это время молча стоявшая и слушавшая их разговор. - Твоя сестра ни в чем не виновата. Ты глупый, избалованный и самодовольный мальчишка! Ты даже не спросил, через что пришлось пройти Каролине, чтобы вытащить тебя из тюрьмы. Где кольцо, которое я тебе дала в ту ночь?
   - Вот оно, - Серж испуганно вытащил кольцо из кармана.
   - Почему ты до сих пор не отдал его сестре, раз оно у тебя?
   - А почему я должен его ей отдавать? - испуганно, но с вызовом посмотрел он на Власту.
   - Потому что оно предназначалось ей, а не тебе.
   - Но вы же мне его подарили...
   - Я тебе ничего не дарила, и ты это знаешь, - строго сказала Власта. - В ту ночь ты вел себя не лучшим образом. Но я это тебе простила. Потому что ты молод, влюблен. Но ты еще, оказывается, и подлец. Дай сюда кольцо, - она протянула руку. Серж испуганно положил кольцо с бриллиантом на ее ладонь. - Вот так, - сказала примадонна. - А теперь пойдем со мной. И ты, Каролина, тоже.
   Власта вышла из комнаты и пошла вдоль коридора. Серж и Каролина последовали за ней. Она вошла в свой кабинет и пригласила их тоже войти. Кабинет примадонны был обставлен со вкусом, кожаная мебель, овальный полированный стол светлого дерева. Власта подошла к сейфу, открыла его и достала оттуда небольшую шкатулку. Она поставила эту шкатулку на край стола перед Сержем и Каролиной и открыла ее. В шкатулке были всевозможные золотые украшения.
   - А теперь, Серж, выбирай отсюда, что хочешь, взамен кольца, которое ты хотел присвоить, - сказала она с презрением глядя на удивленного и испуганного Сержа. - Выбирай, не стой истуканом, у меня нет на тебя времени.
   Серж осторожно приблизился к шкатулке. Золотой отблеск заиграл на его румяном, красивом, молодом лице. Он жадно начал перебирать пальцами украшения, доставая их одно за другим.
  Каролина смотрела на своего брата и не узнавала его. Да, он действительно был избалован, она никогда и ни в чем ему не отказывала. Как старшая сестра, она всегда заботилась о нем, и, видимо, от большой сестринской любви к нему не заметила вовремя, что брат ее растет избалованным эгоистом, любящим только себя и танцы. Теперь Каролина смотрела на него другими глазами. Смотрела, как он копошится в шкатулке, как откладывает понравившиеся ему украшения, и боль пронзала ее сердце, как будто она в этот момент теряла самого дорогого ей человека. Никого она не любила так, как брата. А сейчас эту любовь, как будто, подстрелили, и она раненной птицей спускалась с небес на землю.
   - Ну, хватит, возиться, - сказала раздраженно Власта. - Ты выбрал, наконец, что-нибудь?
   - Да, Власта Денисовна, - Серж умиленно показал на кучку отобранных им драгоценностей.
   - Тогда забирай их. Они твои, - сказала примадонна. - Это будет компенсацией за те дни, которые ты провел в тюрьме. Возможно в этом была доля моей вины, нельзя слепо доверять угодникам и подхалимам. Забирай драгоценности, которые выбрал.
   - Вы правда мне их подарите? - глаза Сержа сверкали алчной надеждой.
   - Я же сказала, они твои, - грубо ответила примадонна.
   Серж радостно начал укладывать драгоценности в свои карманы. Закончив эту процедуру, он отошел от стола, глядя на сестру с ехидным вызовом.
   Власта захлопнула шкатулку с остатками украшений и небрежно швырнула ее в сейф.
   - Я никогда не видела тебя таким, - тихо сказала Каролина, глядя на брата.
   - А что ты хочешь, сестренка? Каким ты хочешь меня видеть? - еще с большим вызовом посмотрел на нее Серж. - Ты хочешь, чтобы я всегда был под твоим крылышком, зависел от тебя. Да ты с детства уже портила мне жизнь. Тебя все любили, а меня нет. Потому что ты какая-то особенная, а я обыкновенный. Мою любовь Власта Денисовна отвергла, а тебя приняла в своем доме, как дорогую гостью...
   - Так, ты меня уже достал, - примадонна подошла к Сержу.
   - А чем она лучше меня? - пролепетал Серж. - Или сейчас модно заниматься однополой любовью...
   Власта с силой ударила зарвавшегося Сержа по лицу. Он едва удержался на ногах.
   - Убирайся из моего дома, - сказала она, глаза ее сверкали гневом. - Там, в Городе Любви, я обещала тебя устроить в подтанцовку. Так вот я выполню свое обещание. Сейчас я дам распоряжение своему администратору, и он устроит тебя в какой-нибудь коллектив. А теперь, извини, я больше не хочу тебя видеть.
   Власта вышла из кабинета, громко хлопнув дверью.
   Каролина осталась один на один со своим братом. Но ей тоже не хотелось говорить с ним, смотреть в такое любимое до боли и родное лицо.
   - Вот видишь, сестренка, как все хорошо получилось! - подскочил к ней Серж, как ни в чем не бывало. - Пусть я не добился ее любви. Но зато я остаюсь в столице. Я буду танцевать! Это же моя мечта!
   - Я очень рада за тебя, - сказала Каролина, сдерживая разочарование и слезы.
   - А ты не сердись на меня... Я же твой брат...
   - Будь счастлив, - Каролина посмотрела в самодовольное лицо Сержа и вышла из кабинета.
   Приехал администратор, забрал Сержа вместе с вещами и повез устраивать на работу и подбирать ему квартиру.
   Каролина стояла у окна в своей комнате и смотрела, как Серж садится в машину администратора и уезжает навстречу новой жизни. Она смахивала рукой со щек надоедливо капающие слезы.
  В комнату вошла Катя и сказала, что Власта Денисовна просит ее спуститься в гостиную.
   Каролина вытерла слезы и пошла вслед за Катей.
   Примадонна сидела в гостиной на диване и курила.
   - Садись, - сказала она Каролине, потушив в пепельнице сигарету.
   Каролина присела рядом с ней.
   - Простите моего брата, - сказала она, - он еще слишком молод.
   - Не все люди с честью проходят испытание деньгами, роскошью и славой, к сожалению, - грустно вздохнула примадонна. - Я не сержусь на него, - сказала она. - Я сама в какой-то степени спровоцировала такое его поведение. Я понимаю, что тебе сейчас очень больно. Но лучше сразу вскрыть нарыв, чем резать его потихонечку, день за днем получая все большую дозу боли. Ты любишь его сестринской любовью, и поэтому многого не хотела замечать в нем.
   - Да, это же мой родной брат...
   - Родной, но только наполовину, - тихо сказала Власта, как бы сомневаясь своевременно ли сейчас приоткрывать завесу тайны.
   - Как это наполовину? - Каролина смотрела на нее удивленно.
   - Он родной тебе только по матери. А отцы у вас разные. Возможно, это многое и объясняет.
   - Что объясняет?
   - То, что у тебя есть особый дар, а у него нет.
   - Откуда вы все это знаете? - Каролина схватила руку примадонны.
   Власта погладила тонкую, как будто сделанную из перламутра, руку Каролины.
   - Успокойся, девочка моя. Я расскажу тебе, все, что знаю. Не хотела я, правда, говорить это вот так. Но просто достал меня сегодня твой брат. Ты уж прости, что делаю тебе больно. Но раз уж зашел разговор... В Городе Любви ты была живой легендой. Меня заинтересовала вся эта история уже тогда, еще до концерта. Но потом гастроли по Америке. А Ирина, хоть она и стерва порядочная, но насчет того, чтобы раздобыть информацию, это по ее части. Ее люди поставили с ног на голову тот городок Южный, в котором вы с братом выросли. Твой отчим Станислав Иванович Петров, не сразу правда, но раскололся. Оказывается, еще очень давно, когда он только ухаживал за твоей мамой Анжеликой, какая-то заезжая цыганка нагадала ей, что будет у нее неземная любовь за двумя морями и что дитя этой любви будет наделено множеством талантов, а самое главное будет обладать способностью дарить людям любовь, открывать сердца людей для прекрасного чувства. Но твой отчим не верил во всю эту чушь и выбил, как он говорил сам, эту дурь из своей будущей жены Анжелики. Они поженились и прожили около четырех лет. Сомневаюсь, что твоя мама была счастлива с этим человеком. Но потом свершилось то, о чем говорила цыганка. Анжелика встретила молодого, красивого француза, переводчика, приехавшего в городок с какой-то делегацией. Их союз был, наверное, уже предначертан свыше. Такой любви, как рассказывали очевидцы, никогда еще не видели. Анжелика сбежала с Пьером, так звали этого француза, в Париж. И там родилась ты - дитя огромной, неземной любви.
   - А мой брат?
   - Твой брат родился уже потом, когда Анжелика вернулась в Южный к своему законному мужу.
   - А почему она вернулась из Парижа, если так любила моего отца?
   - Вот это трудно сказать. Знаю только одно, что Станислав ездил за ней во Францию. И ему удалось вернуть ее. А через несколько месяцев после возвращения Анжелика родила твоего брата Сержа и умерла вскоре после родов. Вот все, что удалось узнать об этой покрытой тайной истории любви.
   - А почему моя мама снова вернулась к отчиму?
   - Не знаю.
   - А почему вы утверждаете, что Серж его сын, а не сын моего отца?
   - Твой отчим сам это рассказал. Он сделал анализ на отцовство, когда Сержу было года четыре, и выяснилось, что он его сын.
   - Хорошо, - голос Каролины дрожал от волнения, - тогда почему моего брата назвали французским именем и фамилия у него такая же, как у меня?
   - А вот этого, девочка, я не знаю. Все, что знала, я тебе рассказала.
   Каролина вдруг соскочила и бегом бросилась в свою комнату. Примадонна удивленно посмотрела ей вслед. Но через несколько минут Каролина вновь спустилась в гостиную и села рядом с Властой, протягивая ей какой-то пожелтевший листок бумаги.
   - Вот, - взволнованно сказала Каролина, - вот здесь и есть разгадка тайны. Эта женщина, Мари, она приезжала ко мне, она хотела рассказать, как погиб мой отец, но она не успела... Ей отчим помешал...
   Каролина говорила сбивчиво. Власта внимательно прочитала записку на французском языке.
   - Это какой-то адрес в Париже, - сказала она.
   - Да, - глаза Каролины светились надеждой. - Это ее адрес. Она все знает о маме и об отце... Я накоплю деньги и обязательно поеду во Францию... Мне бы только на работу устроиться...
   Власта вернула Каролине бумажку с адресом.
   - Хочешь поехать во Францию? - сказала она. - Хорошо, нет проблем. Поедем. Вот только немного разберусь с делами и поедем.
   - Но у меня нет денег даже на билет, - грустно сказала Каролина.
   - Деньги, деньги, - проворчала примадонна. - Разве в них счастье... Не имей сто долларов, а имей хотя бы одного, двух хороших друзей. А у тебя уже есть друзья. Я твой друг. И Ярослав тоже. Да тебя все уже успели полюбить в моем доме. Катя вот в тебе души не чает. А скоро ты познакомишься еще с одним человеком, - синие глаза примадонны вдруг засверкали каким-то влюбленным светом, - его зовут Павел Нестеров. Может быть слышала о таком актере?
   - Да, я фильм с его участием видела, - сказала Каролина.
   - Ну, вот, я тебя с ним познакомлю... И может быть... - она мечтательно задумалась. - Может быть, у нас все получится...
   - Что получится?
   - О! Это пока еще наша с ним маленькая тайна. Творческий проект... Ладно, об этом потом...
   Примадонна встала с дивана. После упоминания об актере Павле Нестерове она стала совсем другой. Такой Каролина ее еще не видела. Лицо Власты было загадочным и каким-то влюбленным. Она походила по гостиной в поисках своего сотового, она имела привычку бросать его, где попало, а потом ходить и искать. Найдя телефон, она повернулась к Каролине.
   - Ты отдыхай пока, - улыбнулась Власта, - гуляй по магазинам, покупай, что хочешь. Деньги тебе Катя даст, сколько нужно. Машина с шофером в твоем распоряжении. А мне нужно закончить кое-какие дела и разобраться с этим мюзиклом. А потом мы прокатимся во Францию. Договорились?
   - Хорошо, - сказала Каролина. - Только я не привыкла жить в долг. Можно я лучше буду работать?
   - Сейчас твоя задача отдыхать и развлекаться, - строго сказала примадонна. - А потом ты все отработаешь сполна. И все у тебя будет, и своя машина, и квартира, где захочешь. Все будет. А пока развлекайся... Да, совсем забыла, - Власта подошла к Каролине, взяла ее руку и надела ей на палец то самое кольцо с бриллиантом, которое забрала у Сержа, - это тебе.
   - Власта Денисовна, - Каролина встала с дивана, - но зачем?
   - Это подарок тебе, я же сказала.
   - Но я не могу его принять... Это же слишком дорого...
   - Скоро ты привыкнешь к роскоши и богатству. А это кольцо я тебе дарю от чистого сердца. И не надо мне возражать. Ладно, у меня дела. А ты отдыхай и развлекайся...
   Власта дала кое-какие распоряжение прибежавшей ее провожать, Кате, и вышла из дома.
  Длинный лимузин примадонны, пробравшись, как всегда, сквозь толпу, дежуривших у дома, фанатов, отъехал от подъезда.
  
  * * *
  Каролина чувствовала себя Золушкой, попавшей в волшебную сказку. Карета у подъезда, супермаркеты, бутики, праздники, светские приемы... Ей вначале часто казалось, что вот пробьют часы двенадцать, и сказка вновь превратится в реальность. Но часы били каждый день, а сказка продолжалась.
  В доме Власты Соловьевой всегда было шумно и весело. Иногда забегал Антон Шведов, молодой, веселый, остроумный. Антон был настолько жизнерадостным, что все в его присутствии тоже менялись, всем хотело шутить, смеяться, веселиться.
  Власта тоже менялась, общаясь с Антоном, она превращалась в шаловливую девчонку. Все удивлялись их панибратским отношениям. Пресса все время трепала на своих страницах их дружбу, утверждая, что это не дружба, а нечто другое. Но примадонна уже привыкла к нападкам журналистов. Она то дико ненавидела надоевшую желтую прессу, то становилась к ней безразличной, она просто жила так, как считала нужным, наплевав на сплетни и предрассудки. На самом же деле никто не знал, что делалось в сердце великой певицы, кого она действительно любила. К мужу Ярославу она относилась нежно и трепетно. Но была ли это любовь?
  Каролина наблюдала за всем происходящим в доме примадонны со стороны. Власта строго настрого запретила ей общаться с журналистами. Она, как будто, прятала ее ото всех, кроме своих друзей и домочадцев. Власта чего-то ждала. Многие пытались выспросить у нее, кто эта девушка, живущая в ее доме на правах члена семьи. Но Власта всякий раз уходила от прямого ответа.
  Ирина появлялась теперь в доме примадонны крайне редко. Власта не разорвала с ней всех отношений, но Ирина пока еще была в опале.
  С братом Каролина больше не виделась после того, как примадонна устроила его в подтанцовку к одной молодой, но уже популярной эстрадной певице. Работа, гастроли. Говорили, что он даже закрутил роман с этой певицей и стал ее фаворитом. Серж не стремился повидаться с сестрой. А Каролине просто важно было знать, что у него все хорошо.
  
  * * *
  Но вот настал день, и все изменилось в привычной атмосфере дома Власты Соловьевой. Приехал Павел Нестеров. Он работал в другом городе ведущим актером в драматическом театре. Власта ждала его приезда, часто созваниваясь с ним по телефону.
  В день его приезда Власта отменила все свои дела. Ярослав несколько дней назад уехал в длительные гастроли по Европе. Репетиции мюзикла были приостановлены. Примадонна ждала Павла с каким-то особым трепетом и нетерпением.
  - Каролиночка, - сказала она, когда Каролина в это утро спустилась к завтраку, - я тебя очень прошу сегодня остаться дома. У тебя нет никаких срочных дел?
  - Нет, - сказала Каролина. - А что случилось?
  - Сегодня Павлик Нестеров приезжает. Я хочу тебя с ним познакомить. А потом, я уже заказала для нас троих билеты, потом мы полетим в Париж.
  - В Париж?! - обрадовалась Каролина. - Это правда?
  - Ну, я же обещала тебе. А я не имею привычки подводить друзей, - улыбнулась Власта. - Садись завтракать.
  Каролина радостно села за накрытый стол напротив Власты. Во время завтрака она наблюдала за примадонной. Сегодня она была потрясающе красива, и эта красота шла откуда-то изнутри. Каролина поняла, что приезд Павла Нестерова для нее многое значит.
  В доме в этот день было тихо и уютно. Ярослав был на гастролях. А всем остальным друзьям, администраторам, Власта в этот день отказала в приеме. Только прислуга, сновала туда-сюда, наводя порядок в квартире.
  И вот вошел охранник и сообщил, что приехал Павел Нестеров. Власта вышла ему навстречу.
  Каролина спускалась со второго этажа из своей комнаты в гостиную, когда увидела, как Власта встречает долгожданного гостя. Она остановилась на лестнице, не решаясь помешать этой встрече.
  Примадонна никогда еще не была такой. Ее глаза светились любовью, именно любовью, а не влюбленностью и не радостью увидеть хорошего друга. Павел Нестеров был статен и красив, ему было около сорока, каштановые волосы, серые глаза, потрясающая улыбка. Но что-то еще было в этом человеке, что не могло оставить равнодушным, может быть, его потрясающее обаяние. Они с Властой, как будто, не могли наглядеться друг на друга, не могли наговориться, все говорили, говорили...
  И вдруг Павел взял ее в свои объятия и губы их слились в страстном поцелуе.
  Каролина тихонечко сидела на ступеньках лестницы, ведущей со второго этажа, и, как зачарованная, смотрела. Они целовались долго, как будто время остановилось, и не было никого на земле, кроме них двоих.
  Но вот в гостиную влетела Катя с серебряным подносом в руках.
  Власта резко освободилась от объятий Павла и посмотрела на домработницу.
  - Я только хотела поставить поднос на место, - пролепетала Катя.
  - Хотела, так ставь, - расхохоталась Власта.
  Она взяла Павла за руку и подвела к дивану.
  - Как я давно тебя не видел, - голос Нестерова звучал бархатно и нежно.
  Катя поставила поднос на небольшой шкафчик в итальянском стиле и выскочила из гостиной.
  Каролина тихонечко спустилась с лестницы.
  - Каролиночка! - обрадовалась примадонна, увидев ее. - Проходи, знакомься. Это Павел.
  Гость встал навстречу Каролине и протянул ей руку.
  - Павел Нестеров, - сказал он внимательно и изучающе глядя в зеленые глаза Каролины. - А ты и есть та самая девушка из Города Любви?
  - Да, - ответила Каролина, тоже глядя в его серые глаза, потому что эти глаза ее притягивали, они были, как вечернее спокойное море, глубокие и манящие.
  - Ну вот и познакомились, - радостно воскликнула Власта.
  Павел прикоснулся губами к руке Каролины, отпустил ее руку и вновь сел рядом с Властой.
  Каролина тоже села напротив них в мягкое кресло.
  - Поговорим сразу о деле? - спросил Павел, глядя на Власту.
  - Нет, Павлик, не сейчас, - упрямо мотнула головой примадонна.
  - Но почему? Мы же по телефону уже столько об этом говорили. А ты все не можешь решиться.
  - Ну, я уже близка к решению, раз ты здесь, - сказала Власта. - Но вначале мы прокатимся в Париж.
  - В Париж? - удивился Павел. - Ты мне об этом ничего не говорила. Почему в Париж?
  - Потому что это надо Каролине, - серьезно сказала примадонна. - А ты во всем разберешься по ходу действия. Договорились?
  - Ну, хорошо, как скажешь. Париж, так Париж.
  - Если это только ради меня, - вмешалась в разговор Каролина, - то не стоит...
  - Девочка моя, - весело сказала примадонна, - это нужно и тебе, и мне, и даже Павлу. Мы едем в Париж завтра. Это уже решено. А сегодня мы будем отмечать приезд Павлика. Катя! - закричала она.
  Прибежала Екатерина.
  - Вы меня звали, Власта Денисовна?
  - Да, - сказала примадонна. - Сейчас мы едем в ресторан. Потом кататься по городу. А вечером приготовь что-нибудь экзотическое. Легкий ужин.
  - Хорошо, я все сделаю, как скажете, - радостно улыбнулась Катя и убежала на кухню.
  Власта повезла Павла и Каролину в шикарный ресторан, где для них уже был заказан отдельный кабинет.
  После ресторана лимузин примадонны разъезжал по городу, останавливаясь иногда возле магазинов, бутиков и супермаркетов.
  Каролина чувствовала, что для нее заканчивается время ожидания и неизвестности и наступает другое время. Что это будет? Для чего она нужна Власте? Что принесет ей поездка в Париж, разгадку тайны или разочарование? Опять множество вопросов и пока ни одного ответа.
  Вечером, после ужина, на котором были только Каролина, Павел и сама примадонна, Власта села за свой белый рояль, что стоял в гостиной и начала наигрывать какую-то мелодию.
  Каролина и Павел устроились в креслах, слушая ее игру.
  - Каролина, подойди, пожалуйста, к роялю, - сказала вдруг Власта, перестав играть.
  Каролина подошла.
  - Вы что-то хотите мне сказать? - посмотрела она на примадонну.
  - Я хочу попросить тебя спеть что-нибудь из твоих песен, - сказала Власта, пробегаясь пальцами по клавишам. - Я обещала тебе, что не буду настаивать, я знаю, ты говорила, что тебе трудно петь для меня. Но, по-моему, мы с тобой уже успели подружиться за то время, что ты живешь в моем доме. Я для тебя уже не только великая певица, но и просто друг. Я права? - она внимательно посмотрела на Каролину.
  - Да, это так, - Каролина смущенно опустила глаза, - но я не готова еще спеть те песни, которые сочиняла в Городе Любви.
  - Почему?
  - Потому что там все было по-другому. Там мне было легко их сочинять и петь на берегу моря. Никто не знал об этом. Я пела ветру, морю, простору...
  - А здесь ты будешь петь своим друзьям, - подошел к ним Павел и взял Каролину за руку. - Тебе дан талант, Каролина, а талант нельзя прятать от людей. Талант не дается просто так. Его нужно нести людям, чтобы открывать их сердца для радости, делать их лучше, добрее. Это твоя миссия нести людям свет. Власта мне часто говорила по телефону, что ты особенная. Я верил ей. Но сегодня, когда я увидел тебя вот так близко, я понял насколько ты особенная. Ты это что-то огромное, необъятное, как море. Ты, как будто, и есть само море.
  Он держал ее руку в своих теплых и сильных руках, а голос его звучал загадочно и чарующе.
  - Мне уже говорил один человек, что я, как море, - тихо сказала Каролина, вспомнив предсказателя Эрнеста, его слова.
  - Вот видишь, - улыбнулся Павел. - Не я один это заметил. Ты даже пахнешь морем, его свежестью. Ты споешь для нас сегодня?
  - Хорошо, - сказала Каролина, - попробую.
  - Браво, Павлик, - улыбнулась примадонна, - ты умеешь убеждать. Мне до сих пор не удавалось усадить Каролину за рояль. Ну, прошу, - она посмотрела на Каролину и встала из-за рояля, уступив ей место.
  Тонкие, как будто сделанные из перламутра, пальцы Каролины заскользили по клавишам. А ее голос пронзил тишину огромной квартиры своей чистотой и богатством оттенков. Каролина давно не пела свои песни, она скучала по ним, но не было возможности. И сейчас она, как будто оживала, пронзая пространство, стирая границы между прошлым, настоящим и будущим. Она, как будто обрела крылья и парила над землей. И ей нравилось это ощущение. Она купалась в музыке, как в море.
  Власта и Павел слушали зачарованно и восторженно. Даже для великой примадонны, которую трудно было чем-либо удивить, пение Каролины было открытием чего-то такого, чего она не знала. Власта давно наблюдала за девушкой из Города Любви. Она видела, какое влияние Каролина, сама того не подозревая, как бы невзначай, оказывает на людей. Каждый, кто знакомился с Каролиной, будь то друзья примадонны, администраторы, прислуга, становились какими-то другими, влюбленными, радостными. Сама Власта никогда бы не позволила себе этот поцелуй с Павлом прямо в гостиной, когда их увидела Катя. Но что-то происходило и с ней. Ей никогда еще так не хотелось жить, работать в полную силу, радоваться жизни, как в последнее время. Все становилось другим, радостным и светлым в присутствии Каролины. Павел тоже все почувствовал и понял, он вообще тонко чувствовал и понимал людей.
  Каролина закончила петь и робко посмотрела на слушавших ее Власту и Павла. Они оба молчали какое-то время. На глазах у примадонны слегка поблескивали слезы.
  - Все, - первым нарушил тишину Павел Нестеров. - Все, Власточка. Ты не ошиблась. Мы не ошиблись...
  - Спасибо тебе, девочка, - Власта подошла к Каролине и нежно поцеловала ее в щеку. - Великолепно! Это тебе говорит сама Власта Соловьева! - она улыбнулась.
  - Каролина, - Павел тоже подошел к Каролине и присел на корточки возле нее. - Мы с Властой... - начал было он, но примадонна положила ему руку на плечо.
  - Не сейчас об этом, - перебила она Павла. - Сначала Париж. Потом...
  - Но почему, - Павел посмотрел на нее удивленно и растерянно. - Почему ты никак не можешь решиться? Ведь ты же такая заводная. Тебя уговорить на любой проект пару пустяков, если в нем хоть какая-то зацепка есть. А здесь, здесь такое... Да ты же сама все понимаешь...
  - Вот именно, что такое... - серьезно сказала Власта. - Для меня не существует преград, это так. Я могу горы свернуть, если надо, ты прав... И, возможно, я решусь и на это... Но дай мне еще немного времени... Прошу тебя...
  - Сколько? - Павел встал перед ней, глядя на нее в упор.
  - Вот вернемся из Парижа, и я дам тебе ответ. Хорошо?
  - Ладно, договорились, - согласился Павел. - Я долго ждал. Я могу и еще подождать. Только зря ты так, теряем же время...
  - Да, мы прожигаем время, живя так, как мы живем, - грустно сказала Власта.
  - Так почему же ты не хочешь все изменить?
  - Я хочу. Но это слишком серьезно для поспешного, сиюминутного решения.
  Каролина внимательно слушала их разговор, спор о чем-то, чего она не знала. Но она четко ощущала, чувствовала, что это напрямую касается ее, Каролины. Она нужна им для чего-то, на что еще не решилась Власта.
  - Я немного устала. Можно я пойду к себе в комнату? - сказала Каролина, вставая из-за рояля.
  - Да, Каролиночка, конечно, иди, тебе надо отдохнуть перед дорогой, - Власта улыбалась ей нежно и благодарно.
  Каролина видела, что им с Павлом надо было о многом поговорить с глазу на глаз. Она не хотела им мешать.
  - Спасибо тебе, Каролина, - Павел подошел к ней и поцеловал ей руку. - Такого я никогда еще не слышал. У тебя впереди грандиозный успех. И помни, что я тебе говорил. Талант нельзя прятать от людей.
  Каролина улыбнулась:
  - Спокойной ночи, - сказала она и поднялась в свою комнату.
  
  Глава пятая
  
  ПАРИЖ
  
   Самолет приземлился в аэропорту Парижа.
   Власта, Павел и Каролина спустились по трапу и ступили на французскую землю.
  Их встречала небольшая делегация парижских деятелей культуры. Власта не хотела афишировать эту поездку. Она не собиралась давать концерты во Франции, они приехали на несколько дней, надеясь за это время разыскать француженку Мари и немного покататься по Парижу.
  Небольшой отель "Каравелла", который находится в центре Парижа, рядом с Опера Гарнье, недалеко от Сакре Кер и больших магазинов встретил их своим уютом. У каждого был отдельный номер, но их номера располагались рядом друг с другом. Номер Павла Нестерова находился между номерами Власты и Каролины.
  Каролине хотелось поскорее отправиться по адресу на пожелтевшем листочке, с которым она в последнее время не расставалась. Но Власта настояла на том, чтобы сначала немного отдохнуть и посетить какой-нибудь русский ресторан, в Париже их оказывается было немало. Они выбрали ресторан "Петрушка". В этом ресторане, как было указано в рекламной ссылке, должны были играть цыгане. Павел любил цыганскую музыку. Да и сама Власта тоже. А Каролине было все равно, ей было пока не до развлечений.
  Атмосфера ресторана "Петрушка" оказалась располагающей к веселью. Цыгане и в самом деле играли. И Павел не выдержал и вытащил танцевать сначала Власту, а потом и Каролину. Власта показала класс. Они с Павлом танцевали так зажигательно, что весь ресторан встал и начал им аплодировать. Каролина тоже развеселилась и включилась в цыганский ритм. Павел выхватил у одной из цыганок, танцующих на сцене, цыганский платок, накинул его на плечи Каролине и стал выплясывать перед ней. Каролина никогда не танцевала раньше цыганские танцы, но быстро сориентировалась, и через несколько минут ее уже трудно было отличить по технике исполнения от настоящей цыганки. Она танцевала грациозно и зажигательно. Цыганка с белокурыми волосами, нежной перламутровой кожей и загадочными зелеными глазами не оставила никого равнодушным.
  - Вот это класс! - радовался Павел, когда они все трое, закончив танцевать, снова сели за свой столик. - Вот показали мы им настоящую цыганскую пляску!
  Он поцеловал руку Каролине и по-дружески обнял Власту.
  - Знай наших, - расхохоталась Власта. - А тебе, Каролиночка, понравилось? - она посмотрела на Каролину, ласково улыбаясь. - Ты так танцевала! Всех за пояс заткнула.
  - Она такая талантливая! - восхищенно воскликнул Павел. - Она чувствует музыку, она живет в музыке.
  - Да, это так, - улыбнулась примадонна. - Каролина потрясающе талантлива.
  - А ты прячешь ее от людей, - с укоризной посмотрел на Власту Павел.
  - Павлуша, - Власта нежно взяла его за руку, - мы договорились, что о делах поговорим после Парижа. Здесь мы не для этого. Правда, Каролина?
  Каролина улыбнулась. Она видела, что между Властой и Павлом все время идет какая-то борьба, какая-то недосказанность постоянно присутствовала в их разговорах, касающихся Каролины. Павел требовал от примадонны принятие какого-то важного решения, а она все откладывала на потом. Но главным действующим лицом в их спорах всегда была Каролина.
  - Скажите мне, - Каролина посмотрела на Павла и Власту с надеждой наконец-то все прояснить, - я вам для чего-то нужна?
  - Очень нужна, - ответил простодушно Павел, - для большого и великого дела.
  - Павлик, ну, ты же обещал, - капризно перебила его Власта и подсела поближе к Каролине. - Понимаешь, девочка, - голос ее звучал серьезно, - да, ты нам очень нужна. Этот проект, о котором, как ты заметила, мы с Павлом время от времени спорим, этот проект зародился у нас уже давно. Но это слишком серьезно для поспешного решения. И может быть, когда мы нашли тебя, мы все наконец решим. Но об этом мы поговорим после Парижа. Я приму решение, и все тебе объясню. Договорились? - Власта посмотрела на Каролину тепло и с надеждой на ее понимание.
  - Хорошо, - сказала Каролина. - Вы сами мне все расскажете, когда захотите. Только я бы хотела знать, когда мы поедем разыскивать Мари?
  - Завтра, - ответила Власта. - Завтра прямо с утра мы займемся ее поисками.
  Павел слушал их беседу внимательно и напряженно. Чувствовалось, что ему не терпелось все рассказать Каролине о каком-то их проекте. Но из уважения к Власте он умерил свой пыл. Тем более, что примадонну трудно было в чем-либо переубедить. Раз уж она сказала, что после Парижа, значит, после Парижа.
  Каролину пока вообще мало интересовал этот их проект. Она хотела поскорее найти Мари, ведь для этого они приехали во Францию. Но командовала парадом Власта. И раз она сказала, что завтра, значит все должны были подчиниться. Сегодня примадонна хотела гулять под цыганскую музыку.
  Они просидели в ресторане еще около часа. И вышли из ресторана, то и дело громко смеясь и слегка пошатываясь от французских вин и шампанского.
  Вечерний Париж был великолепен. Власта предложила прогуляться пешком до отеля. Она не раз бывала в Париже с гастролями и неплохо знала город.
  Примадонна, как опытный экскурсовод, водила своих спутников по вечернему Парижу, показывая его достопримечательности.
  Наконец, все трое вернулись в отель "Каравелла".
  
  * * *
  Наступило утро.
  Каролина почти не спала в эту ночь. Она ждала рассвета. Она чувствовала, что новый день принесет ей разгадку тайны, она наконец узнает, что это была за великая любовь, о которой ей никто никогда не рассказывал, но которую она ощущала в своих жилах, во всем своем существе. Каролина - дитя этой любви. Но почему она, эта любовь, закончилась однажды, и как погиб ее отец? Француженка Мари - вот ключ к разгадке. Но найдут ли они ее, ведь прошло много времени?
  Власта тоже проснулась в этот день рано и пришла в номер Каролины, зная, что ей сейчас нужна ее поддержка.
  - Привет, - сказала она, - ты спала хоть немного?
  - Да, немного, - ответила Каролина.
  - Не волнуйся, - улыбнулась Власта, - все будет хорошо. Мы сейчас позавтракаем и отправимся на поиски твоей загадочной француженки. Спускайся в ресторан, мы с Павлом тоже сейчас придем.
  Примадонна провела рукой по щеке Каролины, желая подбодрить ее, и вышла из номера.
  Каролина быстро оделась и спустилась в ресторан, который находился в самом отеле. Она подождала Власту и Павла, и они все трое устроились за столиком у окна, из которого была видна оживленная парижская улица.
  За завтраком они вспоминали вчерашнюю гулянку в "Петрушке", шутили. Власта старалась, как могла, поднять Каролине настроение. Павел тоже не отставал от нее. Каролина немного развеселилась.
  Наконец, Власта расплатилась с официантом, платила за все она, Павел не был так богат, как примадонна, а на актерскую зарплату не очень-то разгуляешься. Они вышли из ресторана и взяли такси.
  Власта хорошо говорила на английском, на французском знала лишь обиходные фразы. Но ей удалось объяснить таксисту французу, не знающему английский, куда им надо ехать. Каролина достала из кармана адрес и тоже протянула его водителю. Таксист кивнул головой, и они поехали.
  Власта продолжала играть роль экскурсовода, войдя в эту роль еще вчера вечером.
  - А вот это знаменитый собор Нотр Дам, - сказала Власта, когда они проезжали мимо старинного, загадочного сооружения. - Существует легенда о дьяволе-кузнеце. Створки ворот Нотр Дама украшены замечательным узором из кованого железа со столь же удивительными железными замками. Выковать их было поручено некому кузнецу по имени Бискорне. Когда кузнец услышал, что ему нужно будет выковать фигурные замки и узоры для ворот самого красивого собора Парижа, он струхнул не на шутку. Подумав, что ему никогда с этим не справится, он попытался призвать в помощь дьявола. На следующий день, когда канонник Нотр Дама пришел поглядеть на работу - он застал кузнеца без чувств, но в кузнице взору его явился настоящий шедевр: фигурные замки, накладные кованые узоры, представлявшие собой ажурные переплетающиеся листья - словом, канонник остался доволен. В день, когда отделка ворот была закончена, а замки врезаны - ворота было невозможно открыть, пришлось окроплять их святой водой. Никто не знал, как они были сделаны - то ли это было литье, то ли они были выкованы. Бискорне оставался нем, секрет был утерян с его смертью. Говорят, что Бискорне, уязвленный угрызениями совести, погрустнел, стал молчалив и в скором времени умер. Тайну свою он унес с собой, так и не раскрыв ее - или из опасений, что секрет будет украден, или же опасаясь, что, в конце концов, выяснится, что никто не видел, как он ковал ворота Нотр Дама... Вот такая история. Вообще, Париж с его многовековой историей имеет немало тайн, загадок и легенд.
   Власта рассказывала так интересно, что Каролина и Павел слушали ее с восхищением. С таким великолепным экскурсоводом они быстро и незаметно доехали до нужного им места, хотя находился этот дом далеко от центра Парижа.
   Они вышли из такси. Этот район был незнаком даже экскурсоводу Власте.
   - Надо было спросить таксиста, как найти этот дом, - сказал Павел, когда такси уже скрылось в конце улицы.
   - Ничего, разберемся, - весело сказала примадонна.
   Она остановила случайного прохожего и на ломанном французском начала выспрашивать у него, как пройти к дому номер 10, показывая ему бумажку с адресом. Француз замахал рукой, объясняя дорогу.
   - Пошли, - скомандовала Власта.
   Они прошли вдоль небольшой улочки с одноэтажными и двухэтажными домиками и свернули направо в какой-то переулок.
   - Скорее всего это здесь, - сказала примадонна, подойдя к двухэтажному дому с мансардой и аккуратными клумбами с ароматными разноцветными розами возле входа.
   Они подошли к двери.
  Сердце Каролины забилось сильно и тревожно.
   - Это здесь, - взволнованно сказала Каролина, - я чувствую.
   Павел постучал в дверь.
  Послышались спешащие шаги. Дверь открылась. На пороге стояла женщина лет пятидесяти, аккуратно одетая с гладкими, уложенными в прическу, каштановыми волосами. Она увидела Каролину и, слегка пошатнувшись, прислонилась к дверному косяку.
   - Ты приехала, - тихо прошептала она с сильным французским акцентом. - Как долго я тебя ждала.
   Каролина тоже еле держалась на ногах от волнения.
   - Вы Мари, - тоже тихо сказала Каролина, - я узнала вас.
   - Проходите, проходите в дом, - засуетилась Мари.
   Все трое вошли в уютный, чистый, с ароматом цветов домик. Мари усадила гостей за стол и приготовила им кофе с французскими булочками.
   - Это мои друзья, - сказала Каролина, когда Мари наконец села напротив них.
   - Я знаю, кто это, - радостно посмотрела Мари на Власту. - Я очень люблю русскую эстраду, - она взяла ее за руку, - вы великая певица. Вы мой кумир.
   - Спасибо, я очень тронута, - улыбнулась примадонна. - А это Павел Нестеров, - кивнула она в сторону Павла, - замечательный драматический актер.
   - О, я, к сожалению не видела вас в кино, - сказала Мари, - очень мало русских фильмов у нас показывают. Но вы очень хороший человек, я вижу это по вашим глазам.
   Павел улыбнулся и пожал протянутую ему руку Мари.
   - Вы тоже очень добрая, - сказал он, глядя на нее.
   - О, да, я добрая, - серьезно сказала Мари. - Но я устала носить, как это сказать, на себе, нет в себе, так будет правильнее, этот груз. Я так ждала. И вот вы приехали, - она встала со стула, подошла к Каролине и крепко обняла ее. - Теперь я не отпущу тебя, пока ты все не узнаешь.
   - Я и сама никуда не уйду, пока вы мне все не расскажите, - Каролина смотрела на Мари с надеждой.
   - Теперь нам никто не помешает, - сказала Мари, садясь на свое место за столом напротив Каролины. - Этот зверь далеко отсюда. Он негодяй, ты должна это знать. Он убийца твоего отца.
   - Мой отчим? - воскликнула Каролина.
   - Да, - со слезами на глазах сказала Мари. - Это он. Я все вам расскажу. Пойдемте, пойдемте в мой садик. Там растут любимые алые розы Пьера.
   Все вслед за Мари вышли в небольшой сад возле дома и устроились в плетеных креслах рядом с ухоженной клумбой с алыми розами. Бутоны роз были огромными, а на лепестках сверкали капли росы, похожие на слезы.
   - Вот они эти розы, - сказала Мари, - их обожал мой брат и твой, Каролина, отец, Пьер Ферре.
   - Мой отец был вашим братом? - удивленно спросила Каролина.
   - Да, он был моим родным братом. Меня зовут Мари Ферре. Я вам все расскажу.
   Власта, Павел и Каролина приготовились ее слушать.
   Мари Ферре, смахнув катившиеся по ее щекам слезы, начала свой рассказ:
   - Мой брат уже с детства знал, что ему было суждено испытать великую любовь. Он был восхитительно красив. Ты, Каролина, очень похожа на него. Любовь зрела в его сердце. Он никогда не знакомился, как это делали его сверстники, ни с одной девушкой. Мы, его семья, одно время даже боялись, что у него неправильная ориентация. Но он всегда отвечал нам: " Я жду и буду ждать хоть всю жизнь свою любовь". Я спрашивала его, как же он почувствует, что эта любовь пришла? А он отвечал: "Когда мое сердце выпрыгнет из груди и начнет парить в небесах, вот тогда и придет моя любовь. Я знаю, что полюблю с первого взгляда". Ему было уже двадцать девять лет, когда он встретил твою маму, Анжелику. Его всегда тянуло в Россию. Он был переводчиком русского языка. Он и меня научил говорить по-русски. Он украл Анжелику и привез сюда. Когда я их увидела, то поняла, что это свершилось. Он нашел свою любовь, свою великую любовь. Как трудно объяснить на словах, то, что они чувствовали. Они не ходили по земле, когда были вместе, они летали, парили. Это было так красиво. Эти алые розы, - Мари показала рукой на клумбу с розами, - эти прекрасные цветы распускались для них каждый день, и он выстилал их лепестками дорогу, по которой она ходила. Когда Анжелика поняла, что ждет ребенка, она рассказала мне о том, что ей нагадала цыганка там в России. Должно было родиться дитя любви. И родилась ты, Каролина, девочка с прозрачной кожей и с огромными зелеными глазами. Маленькое белокурое создание наполнило наш дом счастьем. В этих алых розах ты купалась, когда была младенцем. Они делали твою кожу еще более прозрачной и перламутровой, а твои белокурые волосы блестящими и пышными. Ты так любила принимать ванны с лепестками алых роз. Эти цветы помнят все. Три года неописуемого счастья в нашем доме. Но эти цветы помнят и тот день, когда над любовью, подаренной Пьеру и Анжелике небесами, нависла угроза. В тот страшный день разбилась ваза с алыми розами, стоящими на столе в нашем доме. Ее никто не разбивал, она сама раскололась на множество хрустальных осколков и разлетелась по комнате, как предупреждение надвигающейся опасности. Пьер почувствовал это. Как он метался по дому, не в силах что-либо изменить. Я была свидетелем всего происходящего. Я ведь тоже жила в этом доме. Мы жили здесь вчетвером в то время, я, Пьер, Анжелика и маленькая Каролина. В тот день приехал он, Станислав. Он разыскал свою сбежавшую жену, Анжелику, и нагрянул в наш дом. Пьер встретил его достойно. Анжелика плакала. Станислав долго смотрел на Каролину и ухмылялся: "Так это и есть дитя любви! Ничего в ней нет особенного. Обыкновенная девчонка". Но в это время, после этих его слов со стены упала картина с морским пейзажем. Море на картине вдруг стало темным и грозным. Это заметила я и заметил Пьер. Анжелика всегда утверждала, что они с Пьером зачали Каролину в море, они познакомились на берегу моря и часто занимались любовью прямо в море. Анжелика говорила, что она почувствовала, что внутри нее зародилась новая жизнь, и море в этот момент стало зеленое и ласковое, как глаза Каролины. Картина упала со стены не случайно. Это было предупреждение. Я видела лицо Пьера в тот момент. На нем была написана смерть. Пьер вызвал Станислава на дуэль. Пьер был честен и порядочен. Он не верил в подлость. И поэтому согласился на ответное предложение Станислава. Этот страшный человек предложил ему сыграть в русскую рулетку. Два пистолета, в каждом по одной пуле. Они должны были целиться себе в висок и стрелять одновременно, стрелять до тех пор, пока злая пуля не найдет свою жертву. Пьер согласился. Только он поставил свое условие, что стрелять он будет не в висок, а себе в сердце. Он надеялся, что любовь, живущая в его прекрасном, благородном сердце, защитит его от пули. И вот два пистолета лежали перед ними на столе. Я унесла Каролину в детскую на втором этаже и закрыла дверь на ключ. Мы с Анжеликой, держа крепко друг друга за руки и дрожа от волнения, стояли за дверью комнаты, где проходила дуэль. Дверь была чуть приоткрыта, и мы видели, что там происходит. Пьер не разбирался в оружии. И поэтому доверил Станиславу подготовить старинные револьверы с барабанами. Станислав зарядил их пулями. Пьер не проверил свой револьвер перед дуэлью. И вот они взяли в руки каждый свое оружие. Они приставили холодные стволы оружия к своим сердцам. Станислав сосчитал до десяти, и они одновременно нажали на курки. Раздался выстрел. Алая кровь брызнула из сердца Пьера. Анжелика ворвалась в комнату и схватила револьвер, из которого стрелял бедный Пьер. Она не верила в то, что произошло. Она не хотела верить в то, что любовь не спасла его. Но даже такая великая любовь оказалась беспомощной перед отвратительной подлостью. Анжелика увидела, что барабан револьвера Пьера заряжен до отказа пулями, не хватало только одной, той, что пронзила его сердце. Пьер Ферре погиб в нечестной дуэли, потому что не проверил свое оружие, он был слишком благороден. Станислав был хитер и ловок. Он угадал намерение Анжелики, державшей в руке револьвер, он подскочил, как коршун, и выхватил из ее рук оружие, которое было нацелено на него, ей не хватило чуточку решимости, еще бы секунда, и она нажала бы на курок. Она была уже готова убить его, этого подлеца, этого изверга. Но он оказался сильнее. Он вырвал из ее рук оружие и бросился на нее, избивая ее нещадно и целуя одновременно. Я бросилась ей на помощь. Но он ударил меня слишком сильно, я упала и ненадолго потеряла сознание. Когда я очнулась, то увидела, что он насилует Анжелику самым жестоким и безобразным образом на столе, возле которого лежал убитый Пьер. Это было ужасно. Она не кричала, даже не издавала никаких звуков, она только сжала сильно губы, не давая ему впиться в них в поцелуе. Я хорошо запомнила ее глаза. В них было столько боли и отчаяния. Я была слаба после его удара и ничем не могла ей помочь. Да она и не просила помощи. Ей было все равно. Погибла прекрасная любовь. Станислав закончил ее насиловать и довольно застегнул свои брюки. Он отомстил. И пил мед победы. Анжелика беспомощно сползла со стола и легла рядом с Пьером, положив голову ему на грудь, из которой текла алая кровь. Она хотела тоже умереть. Но Станислав оказался слишком хитер. Он бросился в детскую на втором этаже, я помчалась за ним. Он даже не требовал у меня ключ, он взломал замок и ворвался в комнату. Каролина молча сидела в своей кроватке, ее глаза были широко раскрыты, а все личико было покрыто слезами. Эти слезы застыли на ее щечках, как роса на лепестках роз. Она не знала, что произошло. Но ее сердце все чувствовало и слезы катились по ее щекам. Станислав схватил Каролину и выбежал из комнаты. С ребенком на руках он вернулся к месту преступления. Анжелика лежала рядом с Пьером, и казалось, что она умерла. Станислав поднес к ней дочку и прошипел зловеще: "Ты сама вернешься ко мне. Я забираю твоего ребенка. Если тебе дорога эта девчонка, то ты за ней приедешь". Мертвенно бледное лицо Анжелики ожило, и в ее глазах появилась дикая ярость. Она собрала все свои силы и бросилась на него, пытаясь отнять дочь. Я тоже бросилась ей помогать. Но он уложил нас парой сильнейших ударов. Мы не справились с ним. Он увез Каролину в Россию. Мы похоронили Пьера. Мы осыпали могилу Пьера алыми розами. Анжелика держалась стойко, ради Каролины. Она знала, что должна вернуться к этому страшному человеку, чтобы спасти дитя их великой любви. Станислав пригрозил нам перед отъездом, что если мы заявим в полицию, то девочка погибнет. Я поехала вместе с Анжеликой в Россию, чтобы быть рядом в эти страшные дни испытаний. Мы приехали в городок Южный. Он не пустил меня в дом, только Анжелику. Я сняла квартиру недалеко от их дома. Я все время была рядом с ней, я была для нее подругой, сестрой. Вскоре она поняла, что ждет ребенка, его ребенка, этого изверга Станислава. Я была рядом с ней в больнице, когда родился брат Каролины Серж. Он орал громко, как настоящий победитель, когда появился на свет. Я расскажу вам почему мальчика назвали французским именем и дали ему нашу фамилию Ферре. Так захотела Анжелика. Роды были очень тяжелыми, она чувствовала, что умирает. Такая чарующая улыбка играла на ее бледном лице, когда она говорила мне о том, что чувствует, что скоро встретится с Пьером где-то очень далеко, там, откуда не уже не возвращаются, она хотела поскорее улететь туда, к нему. Мальчик родился здоровым, она умирала. Перед смертью она позвала Станислава и меня, она хотела, чтобы я была свидетелем того, что она ему скажет. Ее голос звучал тихо, но так уверенно, что становилось немного страшно. Она сказала Станиславу, глядя с огромным презрением в его глаза: "Я умираю. И вот моя последняя воля. Я родила тебе сына. Это твой сын, не его. Но назовешь ты сына французским именем Серж и дашь ему фамилию Ферре. Это будет вечным напоминанием о преступлении, которое ты совершил. Ты никогда не сможешь обнять своего родного сына, как настоящий отец. Он будет для тебя чужим. Он будет твоей совестью. Но ты будешь растить Каролину и Сержа. Ты ничего плохого не сделаешь моей дочери. Потому что там на небесах мы будем вместе с Пьером, мы будем сильны, мы будем следить за тобой. А меня ты похоронишь рядом с ним. Если ты не выполнишь мою последнюю волю, то мы тебя покараем". Она закончила говорить и бессильно опустилась на подушку. Я посмотрела на Станислава. Его лицо было белое, как больничная стена. Она весь дрожал мелкой дрожью. Он молча вышел из палаты. Я осталась с умирающей Анжеликой. Она улыбалась. Она умерла с улыбкой на лице. Она улетела к нему, к Пьеру. Может быть, там, на небесах, они наконец-то обрели счастье. Станислав выполнил последнюю волю Анжелики. Он разрешил мне забрать ее тело во Францию и похоронить рядом с Пьером. А у твоего брата, Каролина, французское имя Серж и наша фамилия Ферре.
   Мари закончила свой рассказ. Она взяла руку Каролины в свои и нежно погладила ее.
   - Ты дитя великой и прекрасной любви, - сказала она. - Ты должна быть счастлива.
  Павел и Власта, все это время молча и внимательно слушавшие рассказ Мари, переглянулись между собой. Павел крепко обнял примадонну. Власта смахнула со щеки надоедливую слезу.
  - Спасибо вам, Мари, - сказала примадонна тихо и тепло. - Вы очень добрая и хорошая.
  Каролина молча подошла к клумбе с алыми розами и начала рвать полураспустившиеся бутоны. Павел подскочил к ней.
  - Подожди, - взял он ее за руку, - они же колючие. - Я дам тебе перочинный ножик.
  Он достал из кармана ножик, открыл его и протянул Каролине.
  - Не надо, - отодвинула его руку Каролина. - Я не чувствую их шипов. Я вообще сейчас ничего не чувствую. Я сама хочу нарвать букет для моего отца и для моей мамы. Это же их любимые цветы. Я отнесу розы на их могилы.
  Власта взяла Павла за руку и отвела в сторону.
  - Не надо, не трогай ее сейчас, - тихо сказала она.
  - Но она же все руки исколет этими розами, - сказал Павел.
  - Это цветы любви, - подошла к ним Мари, - они не принесут ей боли.
  Каролина повернулась к ним, держа в руках большой букет алых роз. На ее щеках блестели прозрачные слезы, такие же чистые и хрустальные, как роса на этих цветах. А по ее рукам струилась кровь, такого же алого цвета, как лепестки этих прекрасных роз.
   В сопровождении Мари они все вместе поехали на кладбище. Там было очень тихо и красиво. Деревья низко склоняли свои ветви, как бы почтительно кланяясь тем, кто обрел здесь вечный покой, и тем, кто пришел их навестить. Мари шла впереди, показывая дорогу. Они подошли к мраморной плите с надписью, выбитой золотыми буквами, на французском языке. Мари остановилась.
   - Пьер Ферре и Анжелика Петрова. Они любили друг друга великой любовью и погибли во имя этой любви, - перевела Власта с французского.
   - Это здесь, - сказала Мари.
   Каролина опустилась на колени возле плиты и положила алые розы на холодный мрамор. Цветы грустно приникли головками к золотым буквам.
   - Я сейчас хорошо вспомнила их лица, - сказала Каролина, поднимаясь с колен. - Я помню, как отец брал меня на руки и улыбался. У него была красивая улыбка, правда же? - она посмотрела на Мари.
   - Да, девочка моя, - улыбнулась сквозь слезы Мари. - Твой отец всегда улыбался, когда брал тебя на руки. Ты очень на него похожа. Вот, возьми, - она достала из своей сумочки фотографию и протянула ее Каролине. - На этой фотографии он тоже улыбается.
   Каролина бережно взяла в руки фотографию своего отца и нежно прикоснулась к ней губами.
   - Вот таким я его и помню, - сказала она, улыбнувшись. - Можно, я возьму ее с собой?
   - Да, конечно же, возьми, - сказала Мари. - Этот негодяй порвал все фотографии, где они были вместе с Анжеликой. У меня остались только его фотографии. А на этой он очень счастливый. Возьми ее на память. И будь счастлива.
   Мари крепко обняла Каролину и расплакалась.
   Когда они выходили из ворот кладбища, внезапно пошел летний слепой дождик.
   Каролина улыбнулась.
   - Я очень люблю дождь, - сказала она.
   - Пьер и Анжелика тоже любили дождь, - сказала Мари. - Это не просто дождь. Это их слезы.
  Покинув кладбище и распрощавшись с Мари, Каролина, Власта и Павел вернулись в отель. Настроение у всех было грустное.
  - Завтра мы уезжаем, - сказала Власта, глядя ласково и с большим участием и пониманием на Каролину. - Как ты бы хотела провести остаток дня? Скажи, что ты хочешь, и мы с Павлом все для тебя сделаем.
  Каролина грустно вздохнула. Ей захотелось сначала уединиться в своем номере. Но потом она передумала. Она почувствовала вдруг острую необходимость, чтобы рядом с ней в этот день были они, ее новые друзья, Власта и Павел.
  - Я бы хотела еще поездить по Парижу. Узнать лучше этот город, где я родилась. Это возможно?
  - Конечно, - обрадовалась примадонна ее решению. - Мы возьмем самого лучшего экскурсовода. И ты узнаешь, какой это замечательный город. Я лично его очень люблю.
  - Я тоже первый раз в Париже, - бодро подхватил эту идею Павел. - Так что с удовольствием составлю вам компанию. Власта нам уже многое показала. И я тоже уже влюбился в Париж. Хочу облазить его вдоль и поперек, - Павел старался говорить приподнятым тоном, чтобы хоть немного взбодрить Каролину.
  Каролина улыбнулась.
  Они договорились насчет экскурсовода. И красавиц Париж подарил им все свои красоты.
  На следующий день Власта, Павел и Каролина вернулись обратно в Россию.
  
  Глава шестая
  
  ПЕРЕМЕНЫ
  
   Возвращение примадонны из Парижа коренным образом изменило судьбы многих, кто был тесно связан с ней творческими узами.
  Павел Нестеров пока поселился в доме Власты Соловьевой. Он ждал. Каролина тоже ждала, что же будет дальше. Какое решение примет примадонна в отношении нее и этого загадочного проекта, о котором они с Павлом так часто спорили. Но Власта пока молчала. Она тоже ждала. Она ждала возвращения с гастролей Ярослава Тихомирова.
   - Без него я просто не имею права что-то менять в своей жизни, - сказала она как-то в свое оправдание Павлу.
   - Хорошо, - согласился он, - давай подождем Ярослава.
   Каролина продолжала бездельничать и привыкать к светской жизни. Они с Павлом, который тоже целыми днями слонялся по дому без дела, иногда вместе плавали в бассейне, иногда играли в настольный теннис. Они стали хорошими друзьями. Павел относился к Каролине, как старший брат к любимой сестренке. Он баловал ее, выполнял любые ее прихоти. Как-то раз Каролина заметила в спортзале в квартире Власты две настоящие шпаги для фехтования.
   - Научи меня фехтовать по-настоящему, - попросила она Павла. - Я знаю, ты умеешь, вас в театральном институте этому учат.
   - Не только в институте, - улыбнулся Павел. - Я в свое время был мастером спорта по фехтованию. Власта для меня специально эти шпаги и купила. Она, кстати, тоже неплохо фехтует. Мы с ней иногда устраиваем настоящие бои.
   - И кто побеждает?
   - Часто она. Я ее научил. Теперь она классный фехтовальщик.
   - Или ты ей поддаешься?
   - Поддаюсь? Ну, ты знаешь, такое тоже бывает...
  Павел расхохотался, и лицо его засветилось каким-то воодушевлением. Когда он говорил о Власте, он всегда менялся, все в нем менялось, и голос, и глаза, и улыбка.
  - Ты любишь Власту Денисовну? - робко спросила Каролина.
  - Люблю, - откровенно ответил Павел. - Ее нельзя не любить. Но это не то, что ты думаешь. У нас с ней ничего нет. Она верна своему мужу. Ну, а дружеские поцелуи, объятия, все это не считается. Но я отдал ей свое сердце. И уже очень давно. Это главное. И ее сердце тоже принадлежит мне. Это что-то большее, чем просто любовь.
  Каролина улыбнулась.
  - Давай пофехтуем, - предложила она и взяла в руку одну из шпаг.
  - Это ее шпага, - тоже улыбнулся Павел, беря в руку другую.
  - А как ты их различаешь? - удивилась Каролина. - Они же вроде совершенно одинаковые.
  - Там выбито ее имя. На рукоятке.
  Каролина посмотрела на рукоятку шпаги. Действительно, там было выбито имя Власты Соловьевой.
  - А на твоей шпаге твое имя? - спросила Каролина.
  - Да, - ответил Павел. - Это моя именная шпага.
  Они одели маски. Павел сделал выпад, Каролина отбила его нападение. Павел был удивлен, насколько быстро Каролина схватывает пассы, движения. Она училась всему молниеносно.
  - Ну, как, получается у меня? - Каролина смотрела горящими от азарта глазами на своего учителя.
  - Не то слово! - восхищенно сказал Павел. - Ты просто прирожденный фехтовальщик.
  - Ты только не поддавайся мне. Ладно?
  - Да это и не требуется, - Павел отбивался от ее нападений. - Еще несколько уроков, и тебя можно будет отправлять на международные соревнования.
  - Да нет, - улыбнулась Каролина, делая красивый выпад, - мне не для этого надо научиться фехтованию.
  - А для чего?
  - Так просто. Это красивый вид спорта. Вот и все.
  Бой был в самом разгаре, когда в спортзал вошла Власта.
  - Так вот вы чем занимаетесь?! - восхищенно воскликнула она, глядя на Каролину и Павла. - Браво, Каролина! Давай!
  Каролина под одобрение Власты сделала удачное движение, выбила шпагу из руки Павла и приставила острие своей шпаги к его сердцу.
  - Все, сдаюсь, - улыбнулся Павел и поднял руки.
  Каролина опустила шпагу.
  - Где ты так научилась фехтовать? - удивленно спросила Власта, подходя к ним.
  - Это Павел меня научил.
  - Когда?
  - Сегодня, прямо сейчас, - весело сказал Павел, смахивая с лица капли пота. - Она попросила, я научил.
  - Вот так фехтовать ты научил ее прямо сейчас? - Власта сделала еще более удивленное лицо. - Что ты мне голову морочишь?!
  - Я не морочу. Это правда, - продолжал весело улыбаться Павел. - Она же дико талантлива. Разве ты это еще не поняла?
  - Это правда, что ты до этого никогда не фехтовала? - серьезно посмотрела Власта на Каролину.
  - Да, Власта Денисовна, - серьезно ответила Каролина. - Я сегодня первый раз взяла в руки шпагу. Павел не обманывает. Просто, мне очень понравилось фехтовать, вот я и научилась кое-чему так быстро.
  - А ты вспомни, как она танцевала цыганскую пляску в ресторане в Париже, - сказал Павел. - А ведь тоже до этого никогда не танцевала. Талантливый человек талантлив во всем. А ты продолжаешь прятать ее от людей.
  Павел положил маску и шпагу на место.
  - Я делаю то, что считаю нужным, - резко оборвала его примадонна.
  - Ты все ждешь чего-то, - недовольно проворчал Павел. - А мы тут с Каролиной изнываем от безделья, не знаем, чем заняться. Вот сегодня фехтованием занялись. Завтра, может быть, боксом. А послезавтра вообще махнем на все рукой и уйдем в большой спорт. Будешь тогда локти кусать.
  Павел махнул рукой и поплелся к бассейну.
  - Власта Денисовна, - сказала Каролина, глядя на примадонну, - а ведь Павел прав. Вы не хотите, чтобы я работала. А я уже устала отдыхать и развлекаться. Когда вы мне скажете, для чего я вам нужна? И нужна ли я вам вообще?
  - Так, - сказала примадонна, слегка улыбнувшись. - Значит, бунт на корабле? Ладно, положи шпагу на место и пойдем со мной, поговорим.
  Она пошла к выходу из спортзала. Каролина положила маску и шпагу на место и последовала за ней.
  Они вошли в гостиную. Власта устроилась в кресле и предложила Каролине сесть напротив нее.
  Каролина тоже устроилась в кресле и посмотрела на примадонну.
  - Власта Денисовна... - Каролина хотела как-то начать разговор.
  - Не надо ничего говорить, - Власта остановила ее жестом. - Я сама все скажу. Кажется, уже пришло время. Завтра приезжает Ярослав. И все. Я уже все решила. Я поговорю с мужем и объявлю всем о своем решении.
  - Это что-то серьезное?
  - Это слишком серьезно, - сказала примадонна. - Павел вот обижается на меня за то, что я все тяну с решением. Нет, я не тяну. Просто, я должна быть хотя бы процентов на тридцать уверена, чтобы начинать это дело. Это ведь не мюзикл какой-то и не эстрадный концерт. Ну, в общем, мы с Павлом давно это задумали. Есть отличный сценарий. Его автор малоизвестный, но очень талантливый писатель. Этот сценарий уже несколько лет лежит у меня на столе. Мы с Павлом хотим снять фильм. Это не будет боевик или мелодрама. Это будет нечто другое, новое. У нас давно уже все готово. Мы даже проводили пробы на главную роль. Но только теперь нашли то, что нужно, тебя.
  - Меня? Вы хотите предложить мне главную роль в вашем фильме?
  - Да. Только с твоим участием этот фильм имеет право на существование. Я не хочу снимать просто хорошее кино, для этого я могла бы найти профессиональную актрису. Я хочу создать то, что никто до меня не создавал. Это должно быть нечто особенное, от которого кровь закипает в жилах. Я не делаю ничего наполовину. Если делать, так делать. Вот для этого ты мне и нужна. Тебе под силу будет сыграть эту роль.
  - А я смогу?
  - Вот поэтому я так долго и присматривалась к тебе. Павел давно поверил в тебя. Может быть, он был прав. Возможно, я напрасно тянула время. Но, пойми, когда так много зависит от одного человека, это всегда риск. А от тебя будет зависеть очень многое. Я знаю, что ты потрясающе талантлива. Но даже этого мало, чтобы начать то, что мы хотим начать. Ты должна полюбить этот фильм, как любим его мы с Павлом. Я могу научить тебя актерскому мастерству. Но этого будет мало. Это должно идти изнутри. Ты излучаешь любовь. А любовь это великое чувство. И если тебе удастся передать это с экрана, то мы действительно создадим чудо. Это то, что я хочу сделать. Как ты думаешь, ты справишься?
  - Не знаю, - тихо сказала Каролина. - Я могу попробовать...
  - Это нельзя просто попробовать, - грустно вздохнула Власта. - Для того, чтобы начать съемки фильма, нужны немалые деньги. Я должна вложить в этот фильм практически все, что имею. То есть, в случае провала, я останусь ни с чем. Не только я, но и Ярослав. Он пострадает ни за что. Вот поэтому я так долго изучала тебя. В тебе есть сила, огромная сила. Но насколько ее хватит? Что-то мне подсказывает, что нелегко все будет. Ну, ладно, - вдруг весело улыбнулась она, - не беда, справимся. Где наша не пропадала...
  Каролина слушала Власту и не верила, что это происходит с ней наяву. Главная роль в фильме... Когда-то давно в детстве она даже не мечтала, а четко представляла, как будет актрисой, как будет сниматься в кино. И вот этот момент настал. Ей предлагают главную роль. Но что-то сердце ее не бьется радостно. Каролина тоже почувствовала, что этот фильм может изменить ее жизнь и дать ей что-то заветное, о чем мечтается, но к чему она еще не готова. Что это будет? Слава? Каролина не стремилась к сногсшибательной славе. Ей хотелось чего-то другого. Может быть любви?... И сейчас, как никогда четко и ясно, она почувствовала, что наступает для нее время великих испытаний. Ей вспомнились слова предсказателя Эрнеста. Он говорил, что она должна пройти много испытаний, в том числе и испытание славой, чтобы найти настоящую любовь, которая вначале принесет ей боль и страдания, а потом счастье. Но ведь именно любовь это и есть счастье...
  Каролина посмотрела на Власту своими глазами цвета моря. Сейчас море в ее глазах штормило от волнения.
  - Я согласна сыграть эту роль, - сказала она решительно.
  - Ну что ж, - улыбнулась примадонна. - Значит так тому и быть. Пойдем, я дам тебе сценарий.
   Они прошли в кабинет Власты. И примадонна вручила ей рукопись сценария.
  
  
  * * *
  Каролина читала почти всю ночь. Ей удалось только немного вздремнуть уже перед самым рассветом, после того, как она дочитала сценарий до конца.
  Проснулась она от того, что в доме стало шумно и весело. Приехал Ярослав.
  Как всегда, куча подарков, рассказы о гастролях. Ярослав носился по дому ярким фейерверком.
  Каролина вышла в гостиную и сразу же попала в его объятия.
  - Ну, привет, разбойница, - улыбался ей Ярослав. - Как дела?
  - Хорошо, - тоже улыбнулась Каролина.
  К ним подошла Власта.
  - Ты прочитала сценарий? - посмотрела она на Каролину.
  - Да.
  - Понравился?
  - Очень.
  Ярослав посмотрел на них удивленно.
  - Что это за сценарий? Почему я ничего не знаю?
  - Узнаешь, - сказала Власта. - Не думаю, что тебя это обрадует, но так надо...
  Примадонна взяла мужа под руку и увела к себе в кабинет.
  Павел подошел к Каролине.
  - Вот и решается сейчас судьба нашего фильма, - сказал он. - Если Ярослав будет против, то ничего не получится. У них много совместных проектов, которые Власта теперь хочет закрыть, чтобы приступить к съемкам фильма.
  Павел стал прохаживаться туда-сюда по гостиной. Каролина встала у окна. На сердце у нее тоже было тревожно.
  Прошло какое-то время. Власта и Ярослав вышли из кабинета.
  Павел подскочил к ним.
  - Ну, что решили?
  - Все в порядке, Павлик, - улыбнулась Власта. - Ярославушка решил нас поддержать.
  - Ну, ради любимой жены чего только не сделаешь, - широко улыбнулся Ярослав, обняв Власту за плечи. - А если серьезно, то действуйте, ребята. Я с вами. Раз задумали такое, то вперед. А мюзикл этот мне самому уже надоел. Не идет, так закрыть его надо и все.
  - Вот видите, какой у меня замечательный муж, - грустно улыбнулась Власта.
  Примадонна прекрасно понимала, что Ярославу теперь придется от много отказаться. Но она уже приняла окончательное решение.
  
  * * *
  Вечером отмечали приезд Ярослава. Собралось, как всегда, много гостей.
  Приехал Антон Шведов.
  Власта собрала всех, кто тем или иным образом был связан с ней совместными делами и проектами.
  Когда все были в сборе, она объявила о своем решении снимать фильм. Не все восприняли это решение одобрительно, особенно те, которые рассчитывали на помощь и участие примадонны в каких-то их совместных проектах. Но Власта была непреклонна. И всем собравшимся пришлось смириться.
  - Значит, теперь наша с тобой поездка в Австралию отменяется? - подошел к Власте Антон Шведов.
  - Отменяется, как и все другие поездки и концерты, - серьезно сказала примадонна.
  - Жалко, - улыбнулся Антон. - Австралитян жалко. Такой концерт мог бы получиться.
  - Ничего, перебьются, - тоже улыбнулась Власта.
  - У тебя много друзей, - уже серьезно сказал Антон, - но и врагов у тебя тоже хватает. А сейчас, когда ты замахнулась на что-то новое...
  - Что ты хочешь сказать?
  - Ничего. Просто завидовать тебе многие будут и мешать... Но ты справишься, я знаю. А на меня всегда можешь рассчитывать, я же твой друг.
  - Спасибо, - улыбнулась Власта, ласково и благодарно посмотрев на Антона.
   Каролина заметила среди гостей Ирину, которая танцевала с каким-то молодым человеком. Ирина тоже заметила на себе ее взгляд. Как только танец закончился, она подошла к Каролине, как ни в чем не бывало дружески улыбаясь.
   - Каролиночка, как я рада тебя видеть, - заискивающе заговорила Ирина.
   - Не могу ответить тем же, - сухо и холодно сказала Каролина.
   - Напрасно, напрасно. Ты вот на меня сердишься, а ведь по сути это я помогла тебе познакомиться с Властой Денисовной. Это благодаря меня ты сейчас находишься здесь, такая красивая, разодетая. И роль главную в фильме получила. Люди, чтобы добиться хоть какой-нибудь роли, на все готовы. А тебе все на блюдечке преподнесли. И ты еще недовольна.
   - Что вы от меня хотите? - грубо бросила ей Каролина.
   - Да ничего я от тебя не хочу, - наигранно улыбнулась Ирина. - Просто не годится забывать старых друзей.
   - А мы разве с вами были друзьями?
   - Ну, я всегда старалась для тебя, как лучше.
   - Хорошо, спасибо вам за все, что вы для меня сделали. Устраивает?
   - Устраивает. Хоть и не от души ты это говоришь, ну, да ладно. Ерунда. А вот с братом ты со своим почему не хочешь увидеться и поговорить? Ты ведь после возвращения из Франции так с ним и не встречалась.
   - Это мое дело.
   - А он спрашивал про тебя. У него, кстати, тоже все замечательно. Он так счастлив. Тебе бы надо с ним увидеться. Он не хочет приезжать сюда, в дом Власты Денисовны. Лучше бы вам встретиться где-нибудь на нейтральной территории.
   - Когда надо будет, тогда и встретимся. А вам спасибо за заботу.
   - Всегда пожалуйста.
   Ирина подарила Каролине широкую и неестественную улыбку и, подхватив очередного кавалера, снова пошла танцевать.
   Каролина и сама понимала, что ей надо встретиться с Сержем. Но после того, что она узнала во Франции, сделать ей это было очень нелегко. Но придется. Откладывая разговор с братом со дня на день, Каролина только делала себе еще больнее. Ей надо было решиться. Встретиться. Все рассказать. Все расставить на свои места.
   К ней подошел Павел.
   - Что ты грустишь? Пойдем, потанцуем?
   - Пойдем, - согласилась Каролина.
   Они вышли на середину гостиной. Играла медленная мелодия. Павел нежно обнял ее за талию. Она положила голову на его плечо.
   - Что-нибудь случилось? Почему ты такая грустная?
   - Нет, ничего.
   - Ты сейчас говорила с Ириной Самойловой, я видел. Она тебя чем-нибудь обидела?
   - Нет, абсолютно ничем. Просто напомнила мне о том, что я должна была давно уже сделать.
   - Что именно?
   - Я должна была поговорить с Сержем, как только мы вернулись из Парижа. А я все не решаюсь.
   - Хочешь, пойдем вместе?
   - Нет, я сама.
   - Тогда не откладывай это в долгий ящик. Ведь послезавтра начнутся съемки, и тебе потом уже и вовсе некогда будет.
   - Ты прав. Завтра же поеду к нему и расскажу обо всем.
   Танец закончился. Павел выпустил Каролину из своих объятий. Но они еще некоторое время стояли рядом, глядя друг на друга. Что-то новое прочитала Каролина в глазах Павла. Так раньше он на нее не смотрел. Что-то очень теплое и нежное излучал взгляд его серых глаз. И Каролине тоже вдруг стало тепло и уютно рядом с ним. Павел будет играть ее возлюбленного в фильме. "Возможно, он просто готовится к роле", - подумала Каролина и улыбнулась.
   К ним подошел Антон Шведов.
   - А вы смотритесь вместе, - весело сказал он. - Власта дала мне прочитать сценарий. Это что-то. Читается на одном дыхании. И фильм должен получиться. Там столько всего, и драма, и любовь. Это то, что она давно хотела. Ради такого фильма и я бы все бросил. Так что удачи вам.
   - Спасибо, - сказал Павел. - У нас должно все получиться.
   Он с надеждой посмотрел на Каролину. И Каролина опять утонула в глубине его серых глаз.
   Настроение у всех в этот вечер было особенное, приподнятое, радостное. Начало нового дела всегда воодушевляет людей.
   Антон, как всегда, блистал искрометным юмором. Власта принимала поздравления и одобрения. Ярослав демонстрировал привезенные с гастролей диковинки. Павел галантно ухаживал за Каролиной. И Каролина тоже развеселилась. Она уже не чувствовала себя чужой в этом светском обществе.
  
  * * *
   На следующий день Каролина позвонила Сержу и договорилась о встрече.
   Серж уже ждал ее в небольшом уютном кафе в центре города, нетерпеливо ерзая за столиком у окна. У него было много дел и куча тусовок, как он сам выразился в телефонном разговоре. Но Каролина сказала, что хочет сообщить ему нечто важное. И Серж пришел на встречу с сестрой. Каролина вошла в кафе, подошла к столику и села напротив брата.
   - Здравствуй, - сказала она.
   - Привет, сестренка, - как ни в чем не бывало заулыбался Серж. - Ну, что ты хотела мне сказать? Давай сразу к делу.
   - Деловой стал? - грустно посмотрела на него Каролина. - Ты даже не спросишь, как у меня дела...
   - А что спрашивать. Об этом все только и говорят. Ты получила главную роль в фильме, который будет снимать Власта Соловьева. У тебя все, как в сказке. Все сразу и без особого труда. Это не то что мы, грешные, трудимся, по гастролям мотаемся...
   - Замолчи, пожалуйста, - оборвала его Каролина. - Ты ведь раньше не был таким...
   - Я всегда был таким, какой есть... Только ты этого не замечала. Ты хотела сделать из меня идеал, мальчика паиньку, послушного, безропотного...
   - Да что ты глупости говоришь, Серж! К чему постоянные претензии. Как ты все-таки изменился...
   - Ладно, давай не будем выяснять отношения, - сказал Серж. - У меня много дел. А у тебя еще больше. Что ты хотела мне сказать?
   - Я была в Париже, у Мари. Ты же помнишь, она к нам приезжала там, в Южном, когда отчим прогнал ее...
   - Ну, помню, не помню, какая разница. Я же ее не видел. Это ты с ней разговаривала. А я спал в это время. Ну, ладно, не важно. И что она тебе рассказала?
   - Она рассказала мне про моего отца. Все, как было.
   - Про твоего отца? - Серж посмотрел на нее с диким удивлением. - Как это про твоего? Я что уже не брат тебе? Про нашего отца...
   - Нет, именно, про моего, - спокойно сказала Каролина, глядя ему прямо в глаза. - Вот для этого я и пришла сюда. Я должна рассказать тебе тайну нашей семьи. Только наберись, пожалуйста, мужества. Это очень больно. Мне трудно будет все это рассказывать, но я постараюсь.
   Серж стал серьезен. И, не проронив ни единого слова, внимательно и напряженно выслушал рассказ Каролины.
   - Значит, вот оно что, - сказал он каким-то другим, хрипловатым, идущим, как будто, откуда-то из глубины его существа, голосом, когда Каролина закончила свой рассказ и замолчала. - И все эти годы я не знал ничего... И все эти годы я называл своего родного отца отчимом... А ты! - вдруг закричал он раздраженно. - Ты всегда настраивала меня против него! Ты его ненавидела с детства, я знаю. И я его ненавидел. А он меня любил... Знаю, что любил...
   - Он не способен никого любить, - спокойно сказала Каролина. - Это жестокий и страшный человек.
   - Неправда! - еще громче и капризно закричал Серж. - Это ты во всем виновата! Если бы не ты, он бы называл меня сыном...
   Серж схватил стакан с соком, стоявший на столе и с силой сжал его в руке. Стакан лопнул, сок пролился. Серж обрезался осколком и начал нервно зализывать рану.
   - Успокойся, прошу тебя, - Каролина достала из сумочки носовой платок и протянула ему. - Давай, перевяжу, а то кровь идет...
   - Не надо мне от тебя ничего! - Серж оттолкнул ее руку. - Обойдусь без твоей опеки. Ты все сказала, что хотела мне сказать?
   - Да, все.
   - Тогда я пойду. Я уже опаздываю на репетицию по твоей милости, пока ты тут расписывала свой дом в Париже и какие там розы. Как будто мне это интересно. Это все твое. И успех твой, и всеобщая любовь твоя. А мне ничего не досталось. Только нелепое детство рядом с отцом и без отца...
   - Если бы он любил тебя, как сына, - резко сказала Каролина, - он бы не отправил тебя в Турцию вместе со мной.
   - Ерунда все это, - Серж соскочил со своего места. - Значит, он вынужден был так поступить... Ну, ладно, мне пора, - он бросил взгляд на часы. - Нас ругают, когда мы опаздываем на репетицию. Ты сама заплати за все и за разбитый стакан тоже. Ведь это ты меня пригласила. И потом ты намного богаче меня, живешь в доме самой примадонны и будешь сниматься в ее фильме. Ну все. Пока.
   Серж развернулся и ушел. Каролина осталась сидеть за столиком. Подошел официант, она расплатилась и тоже вышла из кафе.
   На улице стал накрапывать слепой летний дождик, совсем такой же, как в Париже. Как будто это снова заплакали там на небесах Анжелика и Пьер. Каролине было очень больно и обидно. Она остро чувствовала, что потеряла брата, своего любимого Сержа. И в ее сердце росло и укоренялось совершенно новое и незнакомое ей ранее чувство ненависти к человеку, убившему любовь ее отца и матери, отнявшего у нее счастливое детство, а теперь и брата. Да, она теперь отчетливо осознавала, как сильно она ненавидела своего отчима, Станислава Петрова.
   Дождик перестал. Каролина подняла глаза и посмотрела на небо. Там высоко играла и переливалась разноцветьем радуга. Каролина залюбовалась радугой, но вдруг она почувствовала какую-то тревогу. Жизнь ей представилась цветным калейдоскопом, где присутствуют все цвета, и светлые, и темные. В жизни трудно отобрать только яркие и радостные цвета, минуя черные и серые полосы. Такова жизнь. И Каролина почувствовала это сейчас особо отчетливо. В ней зародилась какая-то уверенность, что ей представится возможность отомстить этому страшному человеку, убийце ее отца. Она чувствовала всем своим существом, что их встреча не за горами, она чувствовала его приближение. Как это случится? Почему у нее вдруг возникла такая уверенность? Каролина не знала сейчас ответы на эти вопросы. Но она точно знала, что подобные сильные предчувствия, как то, что возникло у нее сейчас, никогда еще не обманывали ее. Их встреча совсем близка. И она готова к этой встрече, готова к мести.
   Каролина еще долго бродила по городу, по улицам, переулкам. Завтра должны были начаться съемки фильма. Ей надо было быть в форме. Ей надо было побороть свою грусть и желание мстить. Сделать это было нелегко. Но Каролина старалась. Она бродила по городу, километр за километром. И только под вечер, успокоившись, вернулась в дом Власты Соловьевой, где все ее с нетерпением ждали.
   - Каролина, - серьезно сказала примадонна после того, как закончила расспросы о том, где она так долго была, - ты должна четко осознать одну вещь, если берешься за какое-то серьезное дело, то все остальное должно отойти на задний план. Я, конечно, многое могу понять и простить, но я не прощаю предательство. И я надеюсь, что ты не подведешь нас, своих друзей. Завтра начинаются съемки нашего фильма, и я прошу тебя отдаться целиком и полностью работе. Никаких отговорок я с завтрашнего дня не принимаю. Ничего личного, только работа. Договорились?
   - Я постараюсь, Власта Денисовна, - сказала Каролина. - Я знаю, что не имею права вас подводить. А сейчас, извините меня, но мне надо немного отдохнуть.
   - Отдыхай, девочка, отдыхай, - уже мягче и с улыбкой сказала Власта. - До завтра.
   Каролина поднялась в свою комнату.
   Завтра - это слово звучало, как раздвигающиеся ворота. А за воротами новая жизнь.
  
  Глава седьмая
  
  СЪЕМКИ НА ГРАНИ СРЫВА
  
   Съемки фильма шли полным ходом.
  Каролина полюбила свою роль еще в ту самую ночь, когда залпом прочитала сценарий. Роль молодой американки Элис как будто была написала для нее. С первых же репетиций она вжилась в эту роль и делала потрясающие успехи.
   Власта была довольна ходом съемок. В этом фильме она играла другую главную роль, Аллу. Играла великолепно. И была крайне строга ко всем остальным.
   Павел Нестеров тоже вжился в роль Влада и был неподражаем.
  Но примадонна требовала от него большего.
   - Ты должен сыграть негодяя и святого одновременно, - говорила она ему. - Подлость ради жизни, ради призрачного будущего. Нельзя отражать только одну сторону. Здесь все смешалось. Мы все в этом фильме ходим по острию ножа. Любовь и низость, благородство и подлость. Грань очень неясная, почти сливается. Здесь нет четкого разграничения на плохих и хороших. Мы все равны в ситуации, в которую попали. И живем, действуем во имя любви и ради любви. Любовь - вот главное.
  В этот день снимали сцену первого поцелуя Элис и Влада. Поцелуй был в конце сцены. Все было безупречно.
  Но вдруг Власта стала переснимать дубль за дублем.
   - Ну, что тебе не нравится? - удивлялся Павел. - Все же хорошо...
   - Нет, - Власта ходила туда-сюда по павильону и курила сигарету за сигаретой. - Не так все должно быть. Это же их первый поцелуй. Зарождение всего, любви. И инициатором должна быть Каролина. А ты Павел все время берешь инициативу в свои руки. Ты замечательно целуешься. Но не ты должен так целовать ее, а она тебя. Каролина, - примадонна подошла к Каролине, - ты любишь его. Понимаешь? Ты сгораешь от любви, ты летишь, как мотылек, на пламя любви, ты погибаешь от любви в этом фильме. И этот первый поцелуй должен быть настолько сильным и настоящим, чтобы все поверили в твою любовь.
   Каролина понимала, что от нее требовала примадонна. Но одно дело понимать, другое дело сделать это. Павел помогал ей, как мог. Но, пока не получалось. Не хватало страсти, дикой, необузданной страсти. Все было красиво, но без огня.
   Власта была терпелива. Она просто раз за разом выкрикивала "Стоп!", и съемка останавливалась. Оператор вытирал пот со лба, но безропотно выполнял все команды.
   Каролина пыталась снова и снова. Ее губы сливались в поцелуе с губами Павла. Но что-то в этот день мешало ей. Она как будто ждала чего-то. Какое-то странное предчувствие не давало ей возможности отдаться целиком и полностью работе.
   Вот расторопная ассистентка режиссера объявила очередной дубль. Каролина смотрела в серые глаза Павла, которые излучали тепло, нежность и понимание. Но вдруг она отвела взгляд в сторону, и сердце ее забилось сильно и тревожно. Лицо мужчины, которое она увидела среди присутствующих на съемочной площадке людей, было ей до боли знакомо. Она сразу узнала этого человека, выглядывающего из-за широкой спины охранника.
   - Что опять случилось? - Власта уже плохо сдерживала раздражение. - Почему ты остановилась?
   Каролина не отвечала.
   - Что с тобой? - взял ее за руку Павел.
   Вместо ответа Каролина вырвала у него свою руку и бросилась в ту сторону, куда так пристально смотрела.
  Она выскочила из павильона на улицу и огляделась по сторонам. Вот он. Тот самый пожилой мужчина, который был на съемках. Он быстрым шагом удалялся прочь от места съемок.
   Каролина уже ни капли не сомневалась в том, что узнала его. Она пошла за мужчиной, стараясь остаться незамеченной. Как опытный детектив, выслеживающий подозреваемого, Каролина шла за ним по улицам. Но вот он дошел до какого-то дома и вошел в подъезд. Каролина тоже вошла в этот подъезд и крадучись поднималась за ним до третьего этажа. Мужчина остановился возле двери, которую начал открывать ключом. Да. Это был он. Ее отчим Станислав Иванович Петров. В подъезде было темно, и это было на руку Каролине. Станислав вошел в квартиру, так и не заметив за собой слежки.
   В этот день и на следующий Каролина так и не появилась ни на съемках, ни в своей квартире. Она больше не жила в доме примадонны. После удачного начала съемок на заработанные деньги Каролина купила себе небольшую квартирку в центре города и переехала туда. Но нигде в этот день не могли разыскать Каролину обеспокоенные ее внезапным исчезновением работники съемочной группы.
   Власта и Павел не находили себе места. Павел, как мог, успокаивал примадонну.
   - Власточка, - говорил он, - ну, всякое бывает. Может быть стресс. Ты замучила ее совсем.
   - Я никого не мучаю, а делаю дело, - возмутилась Власта. - Она должна это сыграть так, как надо. В этом соль фильма. Почему я должна делать ей поблажки? Я режиссер фильма, а не нянька, в конце концов. Ладно, надо что-то делать, - сказала она серьезно после небольшой паузы. - Надо искать ее.
   - Уже все на ногах, ищут...
   - Значит, плохо ищут, - разозлилась примадонна.
   Она вызвала администратора и распорядилась, чтобы мобилизовали всех, кого возможно, на поиски Каролины.
  
  * * *
  Утро следующего дня Каролина встретила в маленькой комнатушке, которую она сняла накануне вечером. Окна комнатушки выходили на улицу, на ту самую улицу, где находился дом, в который зашел Станислав. Каролина сидела у окна, не смыкая глаз, всю ночь и половину следующего дня. Она ждала, когда он выйдет. Но он не выходил. Глаза ее слипались от усталости. Но упорство было огромным.
   И вот под вечер дверь подъезда открылась и вырисовался знакомый силуэт. Каролина сорвалась с места и бросилась на улицу. Она еще не знала, что будет делать. Она опять просто пошла за ним.
   Станислав взял такси. Каролина тоже остановила первую попавшуюся машину.
   - Куда едем, красавица? - весело спросил шофер.
   - Вон за тем такси, - показала рукой Каролина.
   - За мужем следишь? - улыбнулся водитель.
   - Это мое дело, - резко ответила Каролина.
   Они колесили по городу где-то около часа и наконец заехали в какой-то отдаленный район. Здесь почти не было домов, были пустыри, небольшой лесочек, неподалеку протекала речка.
   - Знаю я это место, - проворчал водитель. - Крутой, видно, у тебя муж...
   - А что это за место? - спросила Каролина.
   - Да здесь что-то вроде клуба убийц и самоубийц. Или проще, развлечение для богатых и зажравшихся чудиков. Одни жертвы, другие охотники. Те, кому нужны деньги, бегают, как затравленные зверьки и прячутся от охотников. А те, кому денег некуда девать, охотятся за этими беднягами. Все в натуре по-настоящему, и ружья, и люди. Иди, посмотри, если интересно. Но не советую.
   - Спасибо, но это мое дело, - Каролина расплатилась с водителем и вышла из машины.
   - Мое дело, мое дело, - проворчал он ей вслед. - Тоже, наверное, из богатеньких.
   Машина развернулась и уехала. Каролина пошла вперед. Уже достаточно стемнело. Она вышла на полянку возле речки. Там было многолюдно. Четверо мужчин заряжали ружья. Среди них Каролина узнала своего отчима. Он особенно усердно проверял и поглаживал с каким-то диким удовольствием двуствольное ружье. Бегали туда-сюда какие-то люди в фиолетовой форме.
   Веселый мужчина, подвозивший Каролину, оказался прав. Это действительно была та самая игра в охоту для богатых, о которой ходили разные слухи. Несколько охотников и одна жертва. Патроны в ружьях настоящие. Добежит жертва до определенной отметки, значит останется жить, не успеет, значит не судьба. Деньги в случае гибели жертвы получит ее семья. Находились желающие и даже немало для такой работы. Легкий заработок. Надо только добежать до конца.
   Охотники приготовились. Работники в фиолетовой форме вывели жертву, тщедушного мужчину лет пятидесяти интеллигентного вида.
   - Куда он лезет, этот заяц?! - расхохотался один из охотников. - Да я его одним выстрелом уложу. Что это за игра такая? Не могли получше найти? Вот дней десять назад я здесь хорошо оторвался. Бывший мастер спорта был. Вот он нас погонял. И все равно я его сделал перед самым финишем.
   Каролина стояла в числе зрителей.
   Дали сигнал. Жертва побежала со всех ног, спотыкаясь и падая. Охотники дружно расхохотались. Они не спеша, с чувством собственного достоинства, последовали за убегавшим мужчиной.
   Зрители торопливо забрались на пригорок, откуда открывался хороший вид.
   Каролина сорвалась с места и побежала по стопам отчима. Что она будет делать, она по-прежнему еще не знала, но Станислав, как магнитом притягивал ее. Ненависть, желание мстить - вот чем руководствовалась Каролина в своих действиях. Она шла за отчимом след в след, прячась за деревьями.
   Охотники сначала действовали слажено. Они загнали жертву в небольшой лесочек, где ему трудно было ориентироваться и находить дорогу к заветному финишу. Но Заяц, как прозвали безобидного мужчину-жертву охотники, оказался хитер, что от него никак не ожидали. Он ловко запутывал следы. Пули свистели у него над головой, но пока безрезультатно. Охотники разбрелись по лесочку, кто куда.
   Станислав, оторвавшись от других, как опытная ищейка, прислушивался к каждому шороху. Каролина шла за ним совсем близко. Но он не замечал ее, он был нацелен вперед, на жертву.
   Однако, Заяц куда-то испарился. Ловко запутав следы, он вдруг и вовсе исчез из поля зрения.
   - Проходимец, - бормотал себе под нос Станислав. - Нет, от меня не уйдешь...
   Вдруг хрустнула сухая ветка. Из-за дерева выскочил Заяц. Станислав поднял ружье и прицелился. Заяц рванулся в сторону, но споткнулся о камень и упал. Охотник Станислав расхохотался.
   - Вот ты и попался, ничтожество, - прохрипел он. - Я пристрелю тебя, как последнего болвана.
   Палец Станислава гладил курок. Заяц смотрел на охотника, но в его глазах не было страха, скорее презрение и безразличие.
   - Что ты зыришь? - усмехнулся Станислав. - Что, думаешь, пожалею я тебя? Не на того напал, придурок. Что ты полез сюда, крыса канцелярская?
   - Я ученый, - спокойно ответил мужчина-заяц. - Полез сюда за деньгами для моего изобретения. Убьете, значит, мир потеряет еще одного ученого.
   - Разжалобить меня хочешь? - злобно расхохотался Станислав. - Не получится. Плевать я хотел на весь мир и на твое изобретение. Пристрелю тебя, как зайца, и дело с концом.
   Он решительно вскинул ружье и прицелился. Его палец уже почти нажал на курок, когда из-за дерева выскочила девушка и выбила у него из рук ружье. Станислав упал от неожиданности. Но тут же вскочил.
   - Ты? - захрипел он яростно, увидев перед собой Каролину с его ружьем в руках.
   - Да, я.
   - Что ты хочешь?
   - Не бойтесь, - сказала Каролина. - Я не буду вас убивать вот так, подлым и низким образом, как это делаете вы... Так, как вы убили моего отца...
   - Ты уже все знаешь...
   - Да, я была в Париже...
   - Знаю, что была. Мне сын рассказывал об этой самой твоей поездке.
   - Вы уже виделись с Сержем?
   - Виделся. И никакой он не Серж, а Сережка, мой сын... Нам с ним не нужны эти ваши французские имена...
  Станислав стоял перед Каролиной, не зная, что делать. Броситься, отнять ружье? А вдруг не получится? В глазах Каролины было столько ненависти, что он испугался не на шутку.
   - Спасибо вам, прекрасная незнакомка, - услышала Каролина голос Зайца. - Сегодня вы спасли мне жизнь. Это так. Только мне надо бежать, я же жертва. Мне надо добраться до финиша. Вы справитесь с ним сами?
   - Справлюсь, - уверенно ответила Каролина. - Бегите. И ничего не бойтесь, самое главное.
   - Побыв рядом с вами, я уже и в самом деле ничего не боюсь, - сказал Заяц и убежал вперед к финишу.
   - Что ты от меня хочешь? - не скрывая своей дикой злобы, прошипел Станислав, глядя на Каролину исподлобья.
   - Я хочу вызвать вас на дуэль. И убить вас в честном поединке, - уверено сказала Каролина.
   - Дуэль, - расхохотался отчим. - Я люблю дуэли. Один дурачок меня уже вызвал однажды на дуэль...
   - И вы убили его подло и бесчестно! - Каролина вскинула ружье, еще немного и она готова была нажать на курок.
   - Ну, ну, - попятился немного назад Станислав, в его глазах был страх. - Дуэль так дуэль. Ты же сказала, что не будешь убивать меня сейчас.
   - Еще одно слово, и я передумаю, - закричала Каролина. - Завтра в это же время, на этом же месте. Оружие я выберу сама. Если не придешь, подлая тварь, я тебя из-под земли достану. А теперь убирайся, пока я еще держу себя в руках.
   Лицо Станислава стало землисто-белого цвета. Он сжал губы и кулаки и молча задом начал пятиться от Каролины, которая продолжала держать его на прицеле. Отойдя на небольшое расстояние, он спрятался за деревом, а потом побежал по лесу, будто он был не охотником в игре, а жертвой.
  
  * * *
  В доме примадонны царил настоящий хаос. Власта наняла бесчисленную армию детективов, чтобы разыскать сбежавшую неизвестно куда Каролину.
   Павел расхаживал по гостиной, машинально закуривал сигареты, затем гасил их и бросал в пепельницу. Он тоже не находил себе места.
   - Почему она сбежала вот так, не сказав ни слова? - сказал он остановившись.
   - Не знаю, - буркнула примадонна, стоя у окна и глядя в это окно. - У меня было предчувствие, ты знаешь, еще задолго до начала съемок. Поэтому я так медлила с решением. У меня было ощущение, что все может рухнуть в один прекрасный момент. И вот, кажется, этот момент наступил. Не знаю, в чем я просчиталась. И чувствую, что не моя в этом вина. Не мои, как ты говоришь, придирки к ней повлияли на этот ее безумный поступок. Тут что-то другое...
   - Да, ты права, - согласился Павел. - Она слишком особенная, чтобы так поступить из-за пустяка.
   - А я к вам с новостями, - в гостиную вошел Антон Шведов. - Власточка, - он подошел к примадонне и чмокнул ее в щеку, - а зря вот ты мне все не рассказала. Обидно, понимаешь...
   - Ты все шутишь, - поздоровался с Антоном за руку Павел.
   - Какие тут шутки, - наигранно заулыбался Антон. - Вы все скрываете от друзей. А напрасно. Ярослав мне позвонил из Греции, рассказал, что у вас произошло. Попросил помочь...
   - Ну, - нетерпеливо посмотрела на него Власта.
   - Что ну? Я и помогаю. И получше ваших детективов. Не там ищите, господа. На тусовочках светских надо почаще бывать...
   - Что ты узнал, говори! - Павел схватил Антона за плечи и встряхнул его.
   - Тише, тише, - наигранно весело возмутился Антон. - Ты же вытрясешь из меня все мои аристократические внутренности.
   - Антончик, - сказала примадонна, стараясь держаться спокойно и непринужденно, - не время сейчас для шуток, сам же понимаешь. Скажи нам, что ты узнал. Ты же видишь, что мы места не находим. Я волнуюсь за нее, мне кажется, что с ней случилось что-то...
   - И правильно волнуешься, Власта, - уже без артистизма и вполне серьезно сказал Антон. - С ней еще ничего не случилось, но может случиться сегодня вечером. Вчера только об этом и говорили наши светские болтуны. Я же предупреждал тебя, помнишь, что у тебя много врагов. Не знаю, кто это сделал. Но кто-то разыскал отчима Каролины. Он в тот день был на съемках вашего фильма. А сегодня вечером у нее с ним дуэль в том самом закрытом охотничьем клубе, где на людей охотятся. Слышали о таком?
   - Что-то такое слышала, - растеряно сказала Власта. - Когда, ты говоришь, у них дуэль?
   - Сегодня в девять часов вечера. Я узнал об этом только час назад, и сразу к вам примчался, не хотел по телефону...
   - Тогда, по коням, - решительно сказал Павел. - Ты поедешь, Власта?
   - Что за глупые вопросы?! - возмутилась примадонна и схватила свой сотовый телефон. - Поехали. Антон по дороге расскажет нам, где этот клуб.
  
  * * *
   В нелегальном, закрытом клубе "Русская охота" в этот вечер был аншлаг. Если раньше зрители и прочие любопытные допускались сюда бесплатно, платили только охотники, то теперь администрация клуба резко поменяла условия. Продавались билеты по дикой цене. Площадка, где должна была состояться дуэль была огорожена со всех сторон колючей проволокой и по всему кругу выставлена усиленная охрана. Готовилось нечто такое, что привлекло внимание даже самых искушенных светских львов. Кого здесь только не было в этот вечер. Все, естественно, прибыли инкогнито. И никакой прессы. Этот клуб вообще имел дурную славу. Но он существовал и пользовался успехом у столичного бомонда. Пресыщенной публике только подавай чего-нибудь новенького. И когда Каролина подошла к администратору клуба и объяснила, что она хочет, тот без промедления согласился отменить все плановые мероприятия и вне очереди организовать дуэль. Восходящая звезда против своего отчима. Билеты на это представление были раскуплены моментально.
   Когда Власта, Павел и Антон приехали в клуб, там уже яблоку негде было упасть. Антону удалось раздобыть три билета с огромной переплатой. Они не смогли бы сейчас разыскать Каролину, ее усиленно прятали, они могли только в числе зрителей наблюдать эту дикую дуэль.
   На площадке, огороженной со всех сторон, лежало два вида оружия: шпаги и цыганские плети. Так пожелала Каролина. Она отказалась от какого-либо огнестрельного оружия.
   И вот дуэль началась.
  На площадку вышел Станислав. С другого конца вышла Каролина. Они встали друг напротив друга. Они взяли в руки шпаги.
   - Что она делает?! - Антон не мог спокойно стоять на месте. - Он же здоровенный и злющий. А она...
   - Не трави душу, Антон, - оборвала его Власта, - Замолчи пока, прошу тебя.
   Павел взял Власту за руку.
   - Все будет хорошо, - он старался говорить бодро. - Каролина прекрасно фехтует. Я же сам учил ее. Она молодец, что выбрала это оружие.
   Каролина первой напала на Станислава. Тот отбил ее атаку. Битва началась. И началась очень динамично. Зрители восторженно орали.
   - И это цвет нашей элиты, - грустно вздохнул Антон. - Орут и улюлюкуют, как индейцы. А вон, посмотрите, и Ирина Викторовна здесь.
   Он показал рукой на женщину в голубом брючном костюме и в парике пепельного цвета. Это действительно была Ирина. Она стояла рядом с каким-то молодым красавцем.
   - Да кого здесь только нет, - отмахнулся Павел.
   Каролина дралась, как дикая кошка. Но и Станислав не уступал ей. Он был разъярен до предела. Они фехтовали без масок и защитных костюмов. Каролина была в джинсах и в широком черном блузоне. Она, как карающий белокурый ангел, с черными крыльями нападала и отбивала атаки. Но противник ее был силен и напорист. Это было поистине захватывающее зрелище. Хрупкая девушка против злобного великана.
  Пока трудно было определить на чьей стороне победа. Когда на трибунах становилось более менее тихо, то слышно было, как острые шпаги режут воздух и одежду дуэлянтов. Но крови пока видно не было.
   Станислав фехтовал довольно посредственно. Но он был дико силен. Он размахивал свой шпагой, как дубиной. Каролине уже тяжело становилось отбивать его сильные удары. Даже превосходная техника иногда была бессильна против физической силы и злости Станислава.
   Зрители уже чувствовали, что дуэль принимает серьезные обороты. Силы Каролины были на исходе. А Станислав напротив вошел в какой-то дикий кураж и, хохоча и матерясь самыми последними словами, пошел в атаку.
   - Сделай же что-нибудь, - Власта вцепилась в руку Павла.
   - Наши ребята, - Павел кивнул на стоящую сзади охрану, - они не справятся с их парнями. Нас слишком мало. Мы не сможем остановить дуэль. Но я попробую что-нибудь сделать.
   - Я с тобой, - решительно сказал Антон.
   - Нет, - сказал Павел. - Ты останешься с Властой. Никуда не уходите и не делайте глупостей. Я сам все сделаю.
   Павел стал пробираться вперед сквозь толпу зрителей.
   - Будь осторожен! - крикнула ему вслед Власта.
   В это время на площадке что-то начало происходить. Станислав вдруг выхватил из своего охотничьего сапога кинжал и, размахивая им и шпагой одновременно, пошел в атаку. Каролина не ожидала подобной выходки. Она начала отступать и отбиваться. И вот сильный удар Станислава, и ему удалось выбить у Каролины шпагу. Каролина сделала скачок назад. Но шпага отлетела слишком далеко. Зрители замерли в ожидании. Станислав сделал бросок, но Каролине удалось предупредить его атаку и отскочить ближе к тому месту, где лежала на земле цыганская плетка. Отчим бросился вперед, как дикий зверь. Но она успела схватить плетку. Ловкий взмах цыганского кнута, и Станислав уже лишился одного своего оружия, кинжала. Он начал пятиться назад, туда, где лежала вторая плетка. У Каролины появилась возможность поднять свою шпагу. В это время Станислав схватил плетку. Оказалось, что с плеткой он обращается намного лучше, чем со шпагой. Последовала атака за атакой с его стороны. Каролина отступала, видно было что дерется она уже из последних сил.
   Власта стояла бледная, как полотно. Антон поддерживал ее, как мог.
   - Власточка, - говорил он дрожащим от волнения голосом. - Спокойно. Павел что-нибудь придумает. Он обязательно что-нибудь сделает, вот увидишь. Она же еще держится... Она сильная... Ловкая... Другого этот буйвол уложил бы одним ударом, а она, видишь, какая молодец...
   Вдруг зрители заорали и заулюлюкали еще сильнее. Станислав сделал какой-то ловкий выпад и Каролина упала на землю. Все затаили дыхание. Станислав занес над Каролиной свою шпагу. Еще мгновение... Но вдруг кто-то бросился на Станислава со спины, повалил его на землю и начал бить кулаками в лицо. Это был Павел. Власта и Антон облегченно вздохнули.
   - Успел! - радостно воскликнула Власта и обняла Антона.
   Павел Нестеров был похож на разъяренного дикого тигра, вырвавшегося из клетки. В прошлом он занимался не только фехтованием, но и боксом. Виден был профессионализм в его ударах. Ногой он отшвырнул в сторону шпагу Станислава и продолжал нещадно избивать его. Каролина поднялась на ноги. Станислав отбивался. Они с Павлом сцепились и клубком катались по площадке. На площадку выбежала охрана клуба и пыталась их разнять. Но это сделать было нелегко. Павел был беспощаден. И вот он уложил Станислава на обе лопатки. Охрана отступила. Павел схватил с земли кинжал Станислава и занес его над побежденным.
   Каролина, еле держась на ногах, подошла к ним.
   - Я убью его, - прорычал Павел.
   Каролина молча смотрела на своего отчима, в глазах которого не было ничего кроме дикого и безнадежного страха.
   - Скажи ему, чтобы не убивал, - прохрипел Станислав, глядя на Каролину. - Скажи ему, ты же можешь...
   Каролина молчала, презрительно глядя на отчима.
   - Нет! Не убивайте его! - раздался вдруг с трибун истошный и знакомый голос.
   Каролина повернула голову и увидела своего брата, который стоял на трибуне и плакал.
   - Не убивайте его, это мой отец! - закричал Серж, срывая голос.
   - Отпусти его, - сказала Каролина.
   Павел опустил руку с кинжалом. Станислав отполз от них в сторону и сел, обхватив руками колени.
   На площадку выскочил Серж и бросился к Станиславу.
   - Папа! Папа! - хрипел он сорванным голосом.
   - Сережка! - тоже прохрипел Станислав, потрепав его по щеке своей огромной ручищей.
   - Пойдем отсюда, - сказал Павел.
   Он взял Каролину за руку и увел ее с площадки.
   Власта и Антон уже ждали их возле машины.
   Каролина сидела в машине рядом с примадонной. Но Власта за всю дорогу не сказала ей ни слова.
   Машина подъехала к дому примадонны.
   - Зайди, пожалуйста, в мой кабинет, - сказала Власта Каролине, когда они все вместе вошли в дом.
   Войдя в кабинет, Каролина остановилась напротив примадонны.
   Власта молча подошла к ней и с размаху ударила Каролину по лицу.
   - Я не хотела делать это при всех, - сказала Власта. - Но ты это заслужила. Так не поступают с друзьями, как поступила ты.
   - Если бы я вам все рассказала, то вы бы мне помешали, - устало сказала Каролина и прислонилась к краю двери.
   - А если бы ты погибла?
   - Простите меня, - тихо произнесла Каролина и потеряла сознание.
   Власта успела поддержать ее. По руке Каролины струилась кровь.
   - Врача! Позовите быстро врача! - крикнула Власта, распахивая дверь кабинета.
  
  * * *
   Многочисленные раны на теле Каролины заживали, как на кошке. Она быстро шла на поправку. Съемки были приостановлены. Власта ухаживала за Каролиной терпеливо и заботливо.
  Вернулся с гастролей Ярослав. Как всегда веселый и шумный, как всегда, куча подарков. Каролине он привез забавного розового слоника.
   - Слоны приносят счастье. Ты знаешь? - сказал он Каролине, присев на краешек ее кровати.
   - Знаю, - улыбнулась Каролина, глядя на него тепло.
   - Забудь прошлое и начинай новую жизнь.
   - А я уже забыла.
   - Вот и молодец.
   Ярослав был неподражаем во всем, что делал. Все не уставали им восхищаться. Дом Власты опять наполнился гостями и весельем.
   Власта устроила небольшую вечеринку для близких друзей. Каролине уже разрешили ходить и даже танцевать. И она весь вечер танцевала с Палом Нестеровым.
   - Власта сказала тебе, что завтра мы снова приступаем к съемкам? - спросил Павел Каролину во время танца.
   - Сказала, - ответила Каролина. - Это я попросила ее. Мне не терпится снова приступить к работе.
   - Ты стала какой-то совсем другой, - Павел смотрел на Каролину и не узнавал ее.
   - Да, это так, - улыбнулась Каролина. - Я как будто сбросила с себя какой-то груз. Мне теперь легко.
   - Рад это слышать, - серьезно сказал Павел.
   - Ты тоже изменился.
   - Я? Да что ты, я все такой же.
   - Нет, изменился.
   - Ну, тебе видней.
   - Ты спас мне жизнь тогда.
   - Пустяки.
   Павел вдруг нежно прижал ее к себе и не отпускал из своих объятий весь танец.
  
  * * *
  На следующий день съемочный павильон вновь заработал после перерыва почти в месяц.
   Эпизод первого поцелуя Элис и Влада так и остался не отснятым.
   - Так, будем снимать с того самого злополучного момента, - сказала Власта. - Надеюсь, сегодня обойдется без сюрпризов.
   - Я готова сыграть эту сцену, - решительно сказала Каролина. - Вот увидите, я сыграю, как надо с первого раза.
   - Ну, что ж, - сказала Власта, - рада это слышать. Давай попробуем.
   Раздалась команда: "Мотор!"
   Каролина подошла к Павлу. Они начали говорить текст. Власта смотрела внимательно и напряженно. Она, да и не только она, а все присутствующие на съемочной площадке, не узнавали Каролину. Она была великолепна. Вот дошло дело до поцелуя. Губы Каролины прикоснулись к губам Павла и слились с ними в страстном поцелуе. Власта не останавливала съемку до самого конца сцены. Это было то, чего она так долго добивалась. Каролина была неподражаема. Оператор взял крупным планом ее лицо, когда они с Павлом играли пастельную сцену. Глаза Каролины светились огромной, всепоглощающей любовью. И в следующей сцене, которую они играли уже втроем, Каролина, Власта и Павел, огонек в глазах Каролины продолжал сверкать.
   - Стоп! Снято! - скомандовала Власта.
   - Будем еще делать дубли? - спросил оператор.
   - Нет. Этого достаточно, - сказала примадонна. - Этого более, чем достаточно. Спасибо всем. На сегодня съемка окончена.
  
  Глава восьмая
  
  ОБНАЖЕНИЕ
  
   В огромном зале Дома кино собрался весь свет интеллигенции.
  Власта Соловьева вышла на сцену и произнесла небольшую вступительную речь.
   - Дамы и господа, - сказала она, - не буду многословной. Хочу только сказать, что фильм, который мы хотим сегодня представить вашему вниманию, называется "Обнажение". В пору беспредельного обнажения и в выплеске чувств, и в поведении людей, в одежде, в быту и искусстве мы без нравоучения и морализации хотели сказать о нравственной трагедии общества. В судьбе героев фильма, в незатейливо пошлой ситуации раскрыта опасность обнажения вседозволенности, бездуховности, ведущая к непоправимой жестокости. Неразборчивость в средствах достижения корыстных целей уравнивает героев фильма. Здесь нет правых и виновных. Все варятся в одном котле неразберихи и суеты. И все же это фильм о любви. Любовь - вот единственно светлая нить, которая спасает от впечатления безнадежности. В каждое время всегда остается у человека возможность выбора. Важно найти силы. Желаю вам приятного просмотра.
   Власта под аплодисменты зрительного зала сошла со сцены.
   В зале погас свет. На экране пошли титры.
   "Обнажение" - появилось название фильма.
  
  * * *
  Самолет пошел на посадку, выпустил шасси...
  Элис посмотрела в иллюминатор. Земля! Наконец-то! Она нетерпеливо заерзала в кресле. Там, в Америке, она часто представляла, как спускается по трапу самолета и ступает по родной земле... Элис достала из сумочки зеркальце. О, кей! Кажется, все - о кей! Она красива, молода, темпераментна, изящна и грациозна, как дикая кошка. У нее большие зеленые глаза с длинными, пушистыми ресницами... А еще улыбка, по-детски задорная и обаятельная... Элис почувствовала, как колеса соприкоснулись с твердой поверхностью. Самолет приземлился.
  Она быстро скинула с себя ремни и бросилась к выходу.
  Оказавшись на середине трапа, Элис вдруг остановилась. Ей захотелось продлить это волнующее мгновение... Сердце стучало как-то по-особенному, а ветер, такой знакомый дружище-ветер ласково трепал ей волосы.
  Пассажиры, идущие сзади, начали возмущаться. Элис еще раз вдохнула полной грудью родной воздух и помчалась вниз по трапу...
  Из окна такси она рассматривала город, узнавала и не узнавала его. Новые рестораны, магазины, супермаркеты... Много иномарок... И люди одеты современней и богаче, чем раньше. Кожаные пальто, кожаные куртки, кожаная обувь... Правда, не на всех подряд. Но перемены заметны.
  Элис ехала по родному городу, ехала в незнакомую квартиру... На сердце было тревожно. Как состоится встреча? Узнает он ее? Или забыл? Скорее всего забыл, она ведь тогда была еще неоперившимся подростком. А он? Изменился? Постарел?..
  - Приехали, - сказал таксист. Он помог ей донести вещи до дверей квартиры.
  Элис нажала кнопку звонка. Дверь открылась сразу. Ее ждали...
  На пороге стояла женщина лет пятидесяти и приветливо, добродушно улыбалась. Она впустила Элис в квартиру. А потом пошла в комнату и доложила кому-то о ее приезде.
  - Там девушка, по-моему, иностранка, - услышала Элис из коридора.
  - Да, да, пусть войдет, - ответил женский голос.
  Оказавшись в комнате, Элис поискала глазами того, ради которого проделала этот длинный путь из Америки. Но его не было... Не изменив удобной позы, на диване сидела женщина довольно привлекательной внешности, на вид лет сорока пяти.
  - Гуд дэй! Кам ин, плис! - начала разговор женщина на английском.
  - Сенкью! Меня зовут Элис Смит.
  - О! Вы прекрасно говорите по-русски! - удивилась женщина.
  - Это не составляет для меня особого труда. Я русская.
  - Прошу, - женщина жестом предложила гостье сесть.
  Элис опустилась в большое мягкое кресло, достала из своей сумочки фотографию мужчины и показала ее незнакомке:
  - А где сам хозяин этой фотографии? - спросила она.
  - В данный момент Владислава Андреевича нет дома, - ответила женщина, - срочные дела. А я его сестра, меня зовут Алла Андреевна, не только сестра, но и близкий друг. У него от меня нет никаких секретов. Поэтому в его отсутствие мне бы хотелось поближе познакомиться с вами.
  Голос Аллы Андреевны звучал мягко и ласково. Но вот глаза... Ее темно-синие глаза красивой овальной формы, они плохо умели скрывать чувства своей хозяйки. В них было удивление и недружелюбие. Алла не ожидала такого сюрприза. Владу трудно будет устоять перед этим каскадом темперамента и обаяния. Ей вдруг захотелось подойти к входной двери, распахнуть ее настежь и выгнать из своего дома эту молодую, привлекательную русскую американку. Но... Алла закурила сигарету и принялась засыпать гостью вопросами.
  Элис почувствовала, что не пришлась ко двору. Ее это обидело. И она, вооружившись шутовским тоном, тоже стала изучать ее величество - свою собеседницу - особу, по-королевски красивую, надменную и властную... Как ученица на экзамене, Элис чеканила свои ответы, не надеясь на справедливую оценку...
  Мебель в квартире, хотя не слишком шикарная, но была подобрана со вкусом. Заметно было желание хозяев во всем следовать европейским традициям... Посередине комнаты стоял стол, на нем - цветы, шампанское, бокалы, небольшая закуска. По всей видимости, предвиделось какое-то торжество. На журнальном столике Элис заметила телеграмму, ту, что она послала почти перед самым отъездом из Америки... Так, значит здесь и пребывает тот, к которому примчалась она со всех ног, отложив все свои дела на потом, тот, который закричал о своем одиночестве так громко, что его услышали за океаном... А что, вполне уютная квартира. Мягкий, пушистый ковер на полу. И на стене... Элис была несколько удивлена. На стене она заметила небольшую коллекцию оружия: старинные кинжалы, сабля и вполне современный пистолет.
  - А кто в вашей семье увлекается оружием? - с нескрываемым интересом спросила Элис.
  - Эта коллекция досталась мне от моего отца, - ответила Алла и смяла в пепельнице сигарету. - Где вы живете в Америке?
  - О! Я живу в прекрасной, огромной, красивой стране. Буквально в самом ее сердце.
  - Пожалуйста, без лишних эпитетов, - резко оборвала ее Алла. - Вы живете в Нью-Йорке?
  - Ну как же вы догадливы, Алла Андреевна. Я живу в Нью-Йорке. Вас устраивает мой лаконичный ответ?
  - Вполне, - Алла заставила себя улыбнуться. - Как вы оказались в Нью-Йорке?
  - Уехать в Америку - это было заветное желание моих родителей. А я не хотела уезжать. Мне было хорошо здесь, у меня было много друзей, и я еще не успела испытать разочарований в жизни.
  - Но, согласитесь, этого же недостаточно. Только ради друзей не отказываются...
  - Не отказываются от чего? От перспективы? - лицо Элис стало серьезным и грустным. - Кто вам сказал, что там легче жить, чем здесь, что там всех ждут с распростертыми объятиями? Уехать - это полдела. Там нужно найти работу для того, чтобы не умереть с голоду, чтобы чувствовать себя человеком. А эмигранты в Америке котируются как люди второго сорта. Почти все мои друзья, талантливые ребята, оказавшись за кордоном, в лучшем случае, работают дворниками или прислуживают в богатых семьях. А здесь могли бы добиться многого.
  - Послушайте, девочка моя, - Алла с трудом сдерживала раздражение, - вы что издеваетесь надо мной? Какое мне дело до ваших друзей? Да пусть хоть на голове они там ходят, мне-то что до этого!
  - Вам нет до этого дела, а мне есть. Мне их от души жаль.
  - Какое человеколюбие! - расхохоталась Алла. - Подумать только! Вы-то сами, дорогая моя, чем там занимаетесь, где вы работаете?
  - В ресторане, - ответила Элис.
  - Официанткой или уборщицей? - ехидно поинтересовалась Алла.
  - Директором.
  Алла опять закурила сигарету, подошла вплотную к Элис и выпустила сигаретный дым ей в лицо:
  - Ты долго будешь испытывать мое терпение? - процедила она сквозь зубы. - Отвечай!
  - Что это вы разнервничались, Алла Андреевна? - Элис смотрела на нее в упор своими большими зелеными глазами. В этом взгляде было что-то очень чистое и неподдельное. - Что вас так потрясло?
  - Твоя ложь. Твое наглое поведение.
  - Успокойтесь, прошу вас. Какая ложь. Я предельно правдива.
  - Предельно? Значит, ты директор ресторана? Так?
  Вместо ответа Элис достала из своей сумочки документы и отдала их Алле. Из этих бумаг следовало, что очаровательная эмигрантка Элис Смит действительно была директором, а точнее сказать хозяйкой ресторана в Нью-Йорке. Впрочем, ресторан - это, пожалуй, слишком громко сказано. Скорее, ресторанчик, небольшой, уютный, где почти всегда по вечерам звучит русская музыка, где часто собираются эмигранты из бывшего Союза. Ностальгия - жестокое чувство. Оно рано или поздно посещает русских в Америке. А маленький ресторанчик служит им "островком родины", как они сами его называют.
  Алла устроилась в кресле изучать документы.
  Элис подошла к окну. По широкой, просторной улице сновали туда-сюда машины, торопились по своим делам люди. Ей захотелось распахнуть окно, чтобы в комнату ворвались звуки города. Но распоряжаться в чужой квартире... А вдруг здесь боятся сквозняков? .. И все же Элис была не робкого десятка. Широким, смелым движением руки она откинула в сторону штору и толкнула створки. Окно шумно открылось. Элис жадно глотнула до боли знакомый сладко-горький воздух Отечества.
  Алла подошла к Элис и вернула ей документы, даже не обратив внимание на распахнутое окно.
  - О! Какой прогресс! - Элис посмотрела на Аллу, в ее зеленых глазах заиграла насмешка. - Какие перемены я вижу на вашем лице! Выражение угрюмого недовольства медленно сползает вниз, а на его место приходит...
  - Замолчи, пожалуйста, - оборвала ее Алла.
  - Деньги правят людьми, не правда ли?
  - Хватит ломать комедию. Ты выбрала не самый лучший имидж.
  - Для вас может и не самый, а мне и с таким неплохо, - улыбнулась Элис.
  - Ты вообще умеешь говорить серьезно? - разозлилась Алла.
  - Умею, - ответила Элис. - И даже очень хорошо. Доказать?
  - Жду с нетерпением.
  Эти такие разные красивые женщины стояли друг перед другом, и глаза у них горели, как у кошек, которые что-то между собой не поделили. Но что именно? Элис имела в своей жизни достаточно врагов и хорошо знала, что такое ненависть, зависть... Но почему эта незнакомая женщина возненавидела ее с первого взгляда? Почему самой Элис она тоже не очень-то симпатична?
  В Нью-Йорке у Элис есть хорошая подруга, которая работает в международном брачном агентстве. Она-то и показала ей неординарное брачное объявление. Свою кандидатуру на роль жениха выставлял уставший от одиночества мужчина из города, откуда Элис была родом. Элис взяла в руки фотографию своего соотечественника и узнала... Да как она могла не узнать его? Нахлынули школьные воспоминания, обострились чувства. И пусть она тогда была девчонкой, а он уже красивым молодым мужчиной, учителем, но первая, хоть и безответная, любовь все же крепка... А еще и ностальгия... И Элис бросила все свои дела, взяла билет на самолет... И вот она здесь, в родном городе, в чужой, незнакомой квартире. И перед ней стоит женщина, настроенная столь недоброжелательно, и курит ее любимые сигареты "Мальборо".
  - О, кей! - весело сказала Элис. - Давайте мы с вами, Алла Андреевна, поиграем в очень занимательную игру. Она называется: "Обнажение".
  - Что?! Что еще ты придумала? - Алла чуть не подавилась сигаретным дымом.
  - Не бойтесь, это очень просто. Мы с вами должны предстать друг перед другом обнаженными.
  - Какого черта? Что за чушь ты несешь?
  - Ну, подождите. Зачем вы меня все время перебиваете, это даже некультурно. Наберитесь терпения и включите воображение. Нельзя понимать все так дословно. Обнажиться - это не означает снять с себя всю одежду и остаться голыми - так и замерзнуть можно. Нет. Это всего лишь обнажить душу, скинуть с себя маски, за которыми мы прячем истинное "Я". Согласны?
  - Не знаю... - растерянно сказала Алла. - Ну, хорошо... Давай... Давай попробуем.
   - О, кей! - улыбнулась Элис. - Тогда я задам вам вопрос. Можно?
  - Сделай одолжение.
  - С самого начала, с того момента, как только я появилась на пороге вашей квартиры, вы невзлюбили меня. Я почувствовала это по вашему взгляду. Что вам не понравилось во мне: внешность, одежда, манеры, что именно? Может быть, я не слишком красива для вашего брата?
  Алла внимательно посмотрела на американскую гостью:
  - Напротив, Элис, внешность твоя не может не нравиться, - ответила она. - Ты обаятельна, красива, наконец. Скорее, мой брат не подходит тебе. Но даже не в этом дело. Просто, на твоем месте я представляла совершенно другого человека, другую женщину. Во-первых, старше по возрасту, во-вторых, коренную американку.
  - Принято, - сказала Элис.
  - Теперь, в свою очередь, я хочу послушать тебя, Элис, - в глазах Аллы заиграло любопытство, - мне кажется, что я тоже не вызываю у тебя особых симпатий.
  - Вы хотите правды? А не пожалеете?
  - Я постараюсь собрать остатки своего терпения. Говори.
  - Ладно, - Элис была настроена решительно, - я скажу все, что думаю о вас. Я ведь тоже не ожидала, что вместо того человека, к которому я в принципе ехала, меня встретите вы, Алла Андреевна, и, мало того, учините допрос по всей форме. Но все, что ни делается, к лучшему. Пообщавшись с вами, я поняла, что вы за человек и каковы ваши планы.
  - Крайне интересно послушать.
  - В вашей семье лидером являетесь вы, Алла Андреевна. Владислав Андреевич, скорее всего, человек мягкий, добрый и бесхарактерный. Он привык во всем вам уступать, идти на компромиссы. И вы часто пользуетесь этим. Я уверена, что идея составить брачное объявление принадлежит вам. А он сначала принял это в штыки, но, опять-таки, уступил. И вы стали ждать, когда появится претендентка на роль невесты. Вам совершенно не важно было какой у нее рост, какие волосы, глаза. В объявлении ничего не было сказано на этот счет. Да и к чему было утруждать себя, ведь вам нужен был не человек, а покупатель на ваш товар, клиент с американским паспортом и счетом в Банке.
  Элис замолчала.
  Алла хотела что-то ответить ей, но вместо этого подошла к входной двери и распахнула ее:
  - Немедленно убирайся из моего дома!
  Атмосфера накалилась до предела. Элис начала жалеть о своей выходке. Зачем ей понадобилось лезть на рожон? Нет, чтобы сидеть себе спокойно, любезно отвечать на вопросы этой женщины, она все-таки хозяйка и имеет право задавать вопросы... А потом бы пришел он... Как глупо...
  - Я не буду повторять сто раз, я просто вышвырну тебя за дверь! - Алла стояла у распахнутой двери.
  Иногда честолюбие берет верх над расчетом. Надолго ли?..
  Элис устала с дороги, ей хотелось есть, пить, а еще принять ванну... Надо срочно спасать положение.
  - Хорошо, я уйду, - сказала Элис, стараясь придать голосу непринужденное звучание, - но прежде, на прощание, подарите мне буквально одну минуту вашего драгоценного внимания. Только, пожалуйста, держите дистанцию.
  - Говори покороче, что ты хочешь, и убирайся, иначе я за себя не отвечаю. - Алла подошла к столу и закурила сигарету.
  - Так вот, - Элис взяла в руки свою сумочку, - если я сейчас уйду, то не в гостиницу, я даже не бронировала себе номер, а уеду в аэропорт и первым же рейсом улечу в Нью-Йорк. Но, с моим отъездом, вы потеряете свой шанс, а ждать другую невесту вам придется долго, так как я скупила все экземпляры этого объявления. А если вы, все же, несмотря на свои чувства, окажете мне гостеприимство, то я буду иметь возможность познакомиться с вашим братом. И в случае, если мои с ним отношения сложатся не так проблематично, как с вами, то в скором времени мы отправимся с ним венчаться в Нью-Йорк, ну и вас, Алла Андреевна, с собой прихватим, естественно. Простите мне мою очередную грубость, но я следую правилам игры. Я жду ответа. Впрочем, у вас есть время подумать, пока я дойду до двери.
  И Элис пошла к входной двери, медленно, чеканя каждый шаг. Не очень-то ей хотелось потерпеть полное фиаско и оказаться выброшенной, подобно тому, как выбрасывают за шкирку надоевшего нахального котенка. Но игра - есть игра. Тут уж как повезет...
  - Ну вот, я у цели, - сказала Элис, подойдя к дверному порогу, - остался один шаг, самый большой, - она высоко подняла ногу...
  - Можешь остаться, - послышался за спиной голос Аллы.
  Элис опустила ногу и повернулась к Алле лицом. Она выиграла...
  Алла подошла к двери, ведущей в другую комнату, и позвала Елизавету Петровну.
  На пороге появилась та самая добродушная женщина, которая первой встретила американскую гостью.
  - Будьте любезны, Елизавета Петровна, проводите девушку в комнату для гостей.
  Елизавета Петровна улыбнулась Элис простой, не наигранной улыбкой:
  - Пойдемте со мной, пожалуйста.
  - Благодарю вас, - ответила Элис и подошла к Алле. - Ну как, Алла Андреевна, неплохо мы с вами поиграли? Правда? Может быть, когда-нибудь еще поиграем. А пока... Вы позволите мне принять ванну?
  - Да хоть утопись! - зло посмотрела на нее Алла.
  По дороге в ванную Элис расспросила Елизавету Петровну, по какому случаю накрыт стол. Оказалось, что у Аллы Андреевны как раз именно сегодня день рождения. Элис дала симпатичной, простой женщине энную сумму денег и попросила ее купить все, что не достает к праздничному столу, а также какой-нибудь презент для Аллы Андреевны...
  Оставшись в комнате одна, Алла подошла к столу, налила в бокал шампанского и залпом выпила его. Скрипнула дверь. Из соседней комнаты выглянул мужчина с красивыми чертами лица и густой шевелюрой. Это был Владислав Андреевич, собственной персоной. Окончательно убедившись, что в комнате, кроме Аллы, никого нет, он широко распахнул дверь и вошел в комнату, весело улыбаясь.
  Алла обернулась к нему:
  - И что же тебя так развеселило? - спросила она.
  - Как что? Это американское чудо.
  - Так ты все слышал?
  - Не только. Я еще умудрился подглядывать! - весело ответил Влад.
  - И это занятие привело тебя в такой восторг! Куда же подевались твои угрызения совести? А?
  - От них не осталось и следа.
  - Короче говоря, - Алла поставила на стол пустой бокал и посмотрела в упор на Влада, - ты влюбился с первого взгляда сквозь дверную щель. В таком случае, надень свой выходной костюм, твоя невеста, думаю, долго не задержится, ей не терпится поскорее усесться за стол.
  - Алла! Что с тобой? Почему злишься? Ты же была настроена на эту встречу так оптимистично.
  - В отличие от тебя. Мы, кажется, поменялись ролями...
  - Если я не ошибаюсь...
  - Нет, молчи, - резко оборвала его Алла. - Я знаю, что ты скажешь. Только у меня такое чувство... Почему у меня не хватило сил выгнать ее? Не знаю.
  - А я знаю, - лицо Влада стало серьезным, - здравый смысл взял верх над предубеждением. Находясь в своем добровольном заточении, подслушивая под дверью, я многое передумал. Я понял всю ничтожность нашего здесь существования, и меня тоже посетило чувство, не любовь, нет, и даже не симпатия к этой очаровательной, самоуверенной американке. Нет, это совершенно иное, недостойное, мерзкое чувство - зависть. Мне стало больно и обидно за себя, за человека, который мог бы добиться многого, будь у меня под ногами почва потверже, а воздух вокруг почище. Всю свою творческую жизнь я провел в паутине интриг, в зависимости от каких-то бездарных чиновников, которые своими паучьими лапками листали мои ноты и черкали тексты песен. Они высосали из меня все соки... А теперь, когда история повернула вспять и в страну нагрянула демократия, почему бы мне не взять чистый нотный лист и не начать все заново? Ан-нет, не могу, не получается. Я все еще подсознательно барахтаюсь в паутине. А мне уже не восемнадцать. Так почему я должен отказать себе в возможности остаток жизни дожить по-человечески? Ради чего? Ради какой-то дурацкой щепетильности?
  - И все же... - начала было Алла, но Влад подскочил к ней и крепко сжал ее плечи.
  - Аллочка... - его голос звучал твердо.
  - Я боюсь, Влад.
  - Алла...
  - Не знаю, хватит ли у меня сил... - тихо сказала Алла. А потом резким движением скинула его руки со своих плеч. - Ладно! Все! Иди. Иди надевай свой выходной костюм. Да побыстрее. Кто знает, сколько времени американки русского происхождения принимают ванну. Ну! Что же ты стоишь? Вперед, Владислав Андреевич!
  - Да, вперед! - бодро сказал Влад. - И, преодолев все невзгоды, однажды утром мы проснемся на желанном берегу...
  
  * * *
  Та же комната. Празднично накрыт стол. Владислав Андреевич вышел из своего кабинета в комнату и огляделся. Никого. Он быстро подошел к столу, взял с него кусочек хлеба и покрыл его толстым слоем черной икры. А сверху еще немного красной. Для красоты. А впрочем, он обожал икру всякую, независимо от цвета, даже "заморскую" баклажанную, что уж там... На нем был элегантный костюм, белоснежная рубашка с накрахмаленным воротничком и галстук, как и полагается, в тон костюму. Как всегда, гладко выбрит. Словом, мужчина, которому незачем из кожи вон лезть для того, чтобы понравиться женщинам, ибо он обладал природным обаянием и подчеркнуто изысканными манерами. В свои сорок с небольшим он даже не обзавелся, как многие его сверстники, жирком и вторым подбородком. Все та же, по-мальчишески стройная, поджарая фигура...
  Влад доел свой бутерброд и опять подошел к столу, довольно потирая руки. Еще бы кусочек колбаски...
  Из противоположной комнаты вышла Алла, тоже в вечернем платье.
  - Как ты нетерпелив, братец мой, - сказала Алла, увидев, что Влад тянет руку за колбасой. - Зачем же портить композицию на этом шикарном столе? Елизавета Петровна не пожалела чужих денег.
  - Ну и правильно сделала, - отозвался Влад, - у меня просто глаза разбегаются от этого изобилия. Не мешай мне, пожалуйста, съесть кусочек салями, а то я упаду под стол от искушения!
  - Имей выдержку, кавалер.
  - Выдержку?! Она что, утонула там, в ванне? Сходила бы, посмотрела.
  - Делать мне больше нечего...
  На пороге комнаты появилась американская гостья. Смыв с себя дорожную пыль и немного отдохнув, Элис выглядела просто очаровательно. Длинные, пушистые волосы непринужденно спускались на плечи. По-детски нежная, бархатная кожа лица дышала свежестью. И задорная улыбка... Ну чем не принцесса из прекрасной волшебной сказки?..
  А перед ней стоял ее принц с кусочком колбасы в руке. Он не узнал эту повзрослевшую девочку.
  "Не узнал и отлично, - подумала Элис. - Будем знакомиться заново". Она подошла к Владу и протянула ему руку.
  - Меня зовут Элис Смит. Я прилетела из Нью-Йорка несколько часов назад.
  - Очень приятно, - Влад вернул колбасу на тарелку и поцеловал протянутую ему нежную ручку с изящными тонкими пальчиками. - Сестра рассказала мне о вас, и я уже немного в курсе событий.
  - Как это любезно со стороны Аллы Андреевны, - Элис посмотрела на Аллу, которая величественно возвышалась посередине комнаты и свысока наблюдала за происходящим. - Я так ей признательна. Значит, мне не придется повторяться?
  - Совершенно верно, - сказал Владислав Андреевич, - все, что вы рассказали моей сестре, она мне передала. Но это все капля в море - нам предстоит узнать друг друга глубже. На это потребуется немало времени. А пока, я приглашаю вас к столу. Вы, наверное, проголодались с дороги?
  - Да, да, вы правы, - весело улыбаясь, сказала Элис, - меня просто качает от голода, как на корабле во время бури. Но с этой минуты мне не страшен даже десятибалльный шторм, у меня теперь есть капитан, с которым мы обогнем даже самые грозные рифы! Могу я опереться на вашу сильную руку, капитан?
  - Прошу, - Влад взял Элис под руку и подвел к столу.
  - Алла Андреевна! Присоединяйтесь и вы к нам, здесь как раз три прибора, - любезно предложила Элис.
  - Благодарю! Я просто польщена этим приглашением, - Алла небрежно отодвинула стул и уселась за стол.
  - Что вы будете пить, Элис? - спросил Влад.
  - О, я просто обожаю шампанское.
  - А ты, сестричка?
  - Налей мне что-нибудь покрепче, брат мой...
  И они выпили, закусили... А потом тосты, разговоры...
  - Вечер просто замечательный. Я давно не чувствовала себя так комфортно, - слова Элис прозвучали неподдельно искренно.
  - Вы, видно, скучали по родине? - спросил Влад.
  - Признаться, да.
  - Сестра рассказала мне о том, что вы очень неохотно согласились на переезд в Америку, но о причинах вы поведали ей несколько туманно.
  - Да,- улыбнулась Элис, - я напустила много тумана в нашем общении. И этот туман вначале был таким густым... Но потом внезапно подул сильный ветер, прогремели первые раскаты грома. И, наконец, в завершение увертюры грянула гроза. Вспышки молнии были такими сильными, что стало светло, как днем. И нам с Аллой Андреевной удалось разглядеть лица друг друга.
  - И что же было дальше? - Влад не без интереса посмотрел на Элис.
  - Дальше? А ничего особенного, я отправилась в ванную.
  - Вы явно неординарный человек, Элис, - он улыбнулся своей мягкой улыбкой.
  - Я всегда старалась выделиться из толпы, - сказала Элис. - С детства, еще с детского сада, я не переносила, когда нас ставили в один ряд по линеечке или заставляли ходить строем, как стадо барашков. Я была очень непослушным барашком. Мне всегда почему-то хотелось убежать вперед или же остаться позади, но только не в строю. Иногда я так и делала: когда нас вели на прогулку, я просто останавливалась или садилась прямо на землю... Бедные мои воспитатели! Им приходилось тратить немало усилий для того, чтобы убедить меня идти дальше. Но они любили меня и никогда не применяли силу.
  - Повезло тебе, - ехидно заметила Алла, - окажись я на их месте, я отлупила бы тебя так, что ты надолго забыла бы о своих выходках.
  Элис посмотрела на Аллу с вызовом:
  - Но поймите, Алла Андреевна, - сказала она, - в некоторых случаях применить силу - это означает признать свою слабость, бессилие, а стало быть, поражение.
  - Не слишком ли ты много на себя берешь, детка? - Алла старалась говорить спокойно. - Что ты хочешь доказать? Что ты такая чистая, непосредственная? Что тебе несвойственно лгать, лицемерить?! Тебе противна корысть?! Хорошо, если ты сама непорочность, тогда каким способом, без году неделю находясь в Америке, ты приобрела в собственность ресторан? Я спрашиваю тебя, отвечай!
  Влад, видя, что атмосфера опять накаляется, встал из-за стола и подошел к сестре:
  - Алла! Ну зачем ты так? Я попросил бы тебя быть поласковей с нашей гостьей... В самом деле... Она сама все нам расскажет постепенно.
  - Нет. Я хочу сейчас, сию минуту, - капризно потребовала Алла. - Что же ты молчишь, Элис? Я задала тебе конкретный вопрос и жду ответа.
  - Допрос продолжается, - весело улыбнулась Элис. - Вы очень нетерпеливы, госпожа следователь. Хотите поскорее выведать все мои тайны, а затем вынести справедливый приговор? Ладно, я доставлю вам такое удовольствие. Но мне, разумеется, как любому подследственному, нужен хороший адвокат. Владислав Андреевич, не согласились бы вы взять на себя миссию адвоката, если это вас не затруднит, конечно?
  Элис подошла к Владу и заглянула в его красивые серые глаза, как бы желая в них что-то прочитать.
  - Мне не очень по душе сложившиеся между вами и моей сестрой отношения, - сказал Влад и отвел глаза в сторону.
  - Брат мой! Тебе сделали конкретное предложение - сыграть роль адвоката, так приступай же без лишних комментариев, - не скрывая своего раздражения, сказала Алла.
  - Спорить с женщинами - это самоубийство, - Владислав Андреевич взял со стола кусочек хлеба, намазал его толстым слоем паштета, а сверху положил несколько кусочков селедки. Когда он нервничал, у него разыгрывался аппетит. - Хорошо, - сказал он, доев свой сэндвич, - я согласен быть кем угодно: адвокатом, прокурором, судьей, лишь бы вы поскорее нашли между собой общий язык.
  - О, кей! - сказала Элис. - Тогда я приступаю к освещению поставленного вопроса. Я уже рассказывала вам, Алла Андреевна, что мои родители мечтали уехать в Америку. А они у меня люди целеустремленные, упрямые, если уж чего захотят, то даже всемирный потоп им не помеха...
  - Не думаю, что их можно за это осуждать, - заметила Алла Андреевна, - настойчивость и целеустремленность - не самые плохие качества человека.
  - И если при этом человек добивается цели - это похвально вдвойне, - поддержал ее Владислав Андреевич.
  Элис внимательно посмотрела на своих собеседников. Алла сидела в кресле, она выглядела элегантно в своем вечернем платье. Влад уютно расположился на диване.
  - Я вижу, мои родители произвели на вас заочно хорошее впечатление, - сказала Элис. - Да это и понятно, ведь вы сами горите тем же огнем, что и они тогда. Вы так же, как и они, спите и видите далекий берег Америки... Владислав Андреевич, ответьте мне на один вопрос.
  - Я весь внимание.
  - Вернее, давайте поиграем с вами в одну игру. Алла Андреевна, вы тоже можете к нам присоединиться.
  Алла резко встала с кресла:
  - Тебе, Элис, видно, в детстве не купили куклу, - сказала она, - и у тебя выработалась потребность к играм. Только вместо кукол ты используешь живых людей.
  - Вы ошибаетесь, Алла Андреевна, - возразила ей Элис, - родители просто заваливали меня разнообразными игрушками. Любое мое желание исполнялось по первому требованию. Они не испытывали недостаток в деньгах и поэтому баловали меня и даже очень. Но, однако, мы отвлеклись от темы. Я предложила поиграть со мной в игру, точнее в сказку.
  - И каких же сказочных героев мы должны будем сыграть? - поинтересовался Влад.
  - В том-то и дело, что вы будете играть самих себя, только в определенной ситуации. Встаньте, пожалуйста, вот здесь, - Элис взяла Влада и Аллу поочередно за руки и вывела их на середину комнаты, - друг за другом, как в очереди за колбасой. Вот так.
  Влад послушно подчинился американской гостье, Алла, в отличие от него, была настроена менее оптимистично, но, ради простого интереса, тоже вышла на середину комнаты.
  - В этой игре нет ничего сложного, - продолжала Элис, - вам нужно будет только сделать несколько шагов в какую-нибудь сторону. А куда - это уж вам решать. Итак, условия игры! Перед вами три дороги, и все они ведут туда, где вы обретете то, о чем всю жизнь мечтали. Пойдете направо - потеряете коня верного и преданного, который служил вам много лет. Налево - потеряете друга желанного. Ну, а прямо пойти - быть убитому, быть убитому, забытому, и ветер косточки повыбелит. Что ж, вперед, господа! Владислав Андреевич, делайте свой выбор.
  Влад некоторое время стоял в нерешительности. Лицо его было серьезным и задумчивым. Он хотел было что-то сказать, а потом просто махнул рукой и медленно пошел вперед.
  - Самоубийца! - прокомментировала Алла.
  - Владислав Андреевич, почему? - Элис встала перед Владом и посмотрела ему в глаза. - Объясните, почему вы избрали этот путь?
  - Милая девочка, - Владислав Андреевич нежно провел рукой по ее волосам, - я уже не слишком молод... Жизнь не раз ломала меня, пыталась согнуть, поставить на колени. Я потерял немало друзей, людей близких мне, любимых. Мое сердце порой готово было выпрыгнуть из груди, разорваться на части от боли, отчаяния, обиды. Я не хочу лгать тебе, девочка, я устал от безысходности, которая поймала меня в свои сети. Да, я мечтаю вырваться из этих сетей. И сделать глоток свежего воздуха. Но поверь мне, Элис, я не хочу идти по костям. Поэтому в твоей сказке я выбрал прямую дорогу.
  - Но эта дорога ведет к неминуемой гибели...
  - Кто тебе это сказал? - улыбнулся Влад. - Ты не ходила по ней и не можешь знать, что там впереди. А я пойду и возьму с собой только две вещи: надежду и веру в будущее. И, возможно, эти два оружия спасут меня в пути.
  - А если не дойдете? - спросила Элис.
  - Что ж, значит, не судьба. Однако, риск - дело благородное.
  Влад смотрел на Элис с какой-то отцовской нежностью.
  "Как он изменился за эти годы, - подумала Элис, - прежними остались только улыбка и голос. О, этот голос, бархатный, чарующий..."
  Алла, высокомерно наблюдавшая эту сцену, начала аплодировать:
  - Браво, брат мой! Ты заслуживаешь бурных оваций!
  Элис подошла к Алле и очаровательно улыбнулась. Алла перестала хлопать в ладоши и вопросительно посмотрела на эту русскую американку, самоуверенную и непосредственную.
  - Алла Андреевна! - сказала Элис. - Теперь ваша очередь. Легко наблюдать со стороны, попробуйте же себя на деле.
  - Я? - удивилась Алла. - Ты знаешь, милая, мне порядком надоели твои игры. С какой стати я буду изображать из себя героя по примеру своего брата.
  - Вам совершенно необязательно идти той же дорогой, которую выбрал он, есть в этой сказке еще две...
  - По-твоему, - разозлилась Алла Андреевна, - я должна встать на путь подлости и предательства, так?
  - Я этого не говорила, - спокойно сказала Элис. - Только вы сами вправе сделать свой выбор.
  - А если я не хочу ничего выбирать? - закричала Алла. - Не хочу, слышишь! Мне надоело постоянно что-то решать, о чем-то думать. Все надоело... Я устала...
  Алла нервно схватила сигарету и начала чиркать спичкой о коробок. Спичка сломалась, и это еще больше разозлило ее.
  - Алла! - Влад подошел к сестре, взял у нее из рук коробок, зажег спичку и дал ей прикурить. - Успокойся, прошу тебя, не принимай все так близко к сердцу. Это же просто игра, не более.
  - Да, ты прав, брат мой, - Алла уже взяла себя в руки, - это просто игра. И я выхожу из игры, - она подошла к Элис, взяла ее за руку и с силой вытолкнула на середину комнаты, на то место, где начиналась игра. - Да, я выхожу из игры. А ты, детка, займешь мое место. Давай, действуй, в этой сказке только три дороги...
  - Я знаю, - весело сказала Элис. - И уже приняла решение, я пойду дорогой, которую избрал мой капитан, - она подошла к Владу и взяла его за руку. - Вдвоем легче преодолеть преграды на пути. Мы будем идти рядом, мы будем смотреть в глаза друг другу... А если я устану, он подхватит меня на руки и понесет вперед. Правда же, капитан, вы сделаете это? Ну скажите: "Да". Или лучше давайте прорепетируем. Возьмите меня на руки прямо сейчас! Ну, пожалуйста, хоть на минутку. Мне так хочется почувствовать вашу силу.
  Элис смотрела на него своими большими зелеными глазами. И эти глаза светились таким нежным и манящим светом...
  Влад был застигнут врасплох этой новой выходкой американской принцессы. Но мужчина же он, в самом деле. Раз уж женщина просит... Тем более такая женщина.
  И он поступил по-мужски. Сильным, но нежным движением он подхватил на руки эту сказочную принцессу. А она обвила руками его шею и прижалась к его щеке.
  - Спасибо, капитан, - шепнула она ему на ухо. - Вы такой сильный.
  - Пора прекратить, наконец, эти игры! - грубо разрушила хрупкую идиллию Алла. - Достаточно, Влад! Поставь ее на пол!
  Владислав Андреевич молча и беспрекословно подчинился приказанию своей капризной сестры. Осторожно, как хрупкую хрустальную статуэтку, он опустил Элис на пол.
  - Алла Андреевна, ну почему вы так недоброжелательно настроены? - спросила Элис. - Что вам опять не понравилось?
  - Мне не нравится то, что ты постоянно увиливаешь от прямого разговора, прикрываясь дурацкими играми. Помнится, я задала тебе конкретный вопрос: Каким способом ты приобрела ресторан в Америке? И что я получила в ответ?
  - Вы очень ошибаетесь, думая, что я не хочу осветить данный вопрос, - сказала Элис, - напротив, я стремлюсь к этому.
  - Что-то незаметно никакого стремления, - проворчала Алла.
  - Ладно, хорошо. Только спокойней, прошу вас. Я постараюсь кратко ответить на ваш вопрос. Я сейчас расскажу вам притчу.
  - Притчу?
  - Да. А что такое? Я сказала что-нибудь страшное? - улыбнулась Элис. - Почему вы на меня так смотрите? Эта притча очень короткая, буквально пара слов. Так вот. Жила-была на свете маленькая птичка, которая очень любила петь. Порхала она целыми днями по саду, и жизнь казалась ей прекрасной. Но люди заметили красивую птичку, поймали ее и продали по хорошей цене богатому человеку. А тот увез ее к себе домой и посадил в золотую клетку. Маленькая птичка загрустила и перестала петь.
  - Грустная история... - задумчиво произнес Влад.
  Алла расхохоталась:
  - Разумеется, тебе от души жалко птичку, бедный мой сентиментальный братец...
  - А тебе? - он внимательно посмотрел на Аллу.
  - А до меня вот никак не доходит, какое отношение эта притча имеет к моему вопросу.
  - Прямое отношение, - сказала Элис. - Я так же, как эта птичка, наслаждалась жизнью, я мечтала стать профессиональной певицей. И даже поступила в музыкальное училище. Родители не одобряли мой выбор, но и не особенно препятствовали мне. Они по уши были заняты своими делами. Я была рада, что им нет до меня дела. Но такое положение продлилось недолго. Как-то вечером отец подозрительно ласковым голосом сказал мне: "Доченька, у нас с мамой к тебе серьезный разговор. Будь добра, удели нам немного времени". Он говорил таким вкрадчивым голосом, что я заподозрила что-то неладное и была права в своем предчувствии. У нас состоялся разговор, точнее настоящее сражение. Они показали мне фотографию красивого молодого человека и сказали, что я должна буду выйти за него замуж. Я, естественно, ничего не поняла и потребовала объяснения. Оказалось, что родители, без моего ведома, послали мои данные своим друзьям в Америку, а те усердно потрудились и нашли мне жениха, преуспевающего американского бизнесмена. И вот тут началась настоящая битва. Они нападали, забрасывая меня доводами, они умоляли, требовали, угрожали. Я отстаивала свои позиции, как могла. Настал момент, когда мне показалось, что силы моих противников иссякли. Но тут отец пошел ва-банк. Этот человек, всю жизнь проработавший на руководящих постах, привыкший требовать, а не просить, этот человек вдруг упал передо мной на колени и заплакал. И мне пришлось сложить оружие. Я была сломлена изнутри, подвело дурацкое чувство - жалость. Позже к нему присоединилось еще одно чувство, более сильное и более устойчивое - презрение. Я, сама того не желая, стала презирать своего отца. Он же, в свою очередь, осознав всю недостойность и низость своего поведения, возненавидел меня. Между нами и по сей день непробиваемый барьер. Но дело было сделано. Не прошло и месяца, а я уже разгуливала по Нью-Йорку в сопровождении своего жениха. Его звали Билл, неплохой парень с добродушным характером и большими, добрыми глазами. Кстати, у меня с собой его фотография. Хотите посмотреть?
  Элис побежала в свою комнату и через несколько минут вернулась с фотографией. Она протянула ее Владу.
  - Красивое лицо, - сказал Влад, внимательно рассмотрев фотографию.
  Алла не сочла нужным досконально разглядывать черты лица этого чужого для нее американца, она мельком взглянула на фотографию и саркастически улыбнулась:
  - И куда же подевался твой красавец?
  - Мы разошлись, - ответила Элис.
  - Закономерно. Надо быть героем, чтобы выдержать твой характер, - ехидно сказала Алла, возвращая Элис фотографию.
  - Нет, нет, вы ошибаетесь, - Элис бережно взяла фотографию в руки, и ее глаза светились теплотой и нежностью, - Билл очень любил меня и даже до сих пор любит. Дело во мне, я не сумела заставить себя полюбить его. Мы расстались добрыми друзьями... Алла Андреевна, хочу вас поздравить! Я, наконец, подошла к ответу на вопрос, который не дает вам покоя, насчет ресторанчика.
  - Что ты говоришь?! - уставилась на нее Алла. - Я уже потеряла всякую надежду...
  - Так вот, - улыбнулась Элис, - родители с детства считали меня совершенно романтической натурой, лишенной даже капли практичности. Но они жестоко ошибались на мой счет. Сразу же по приезде в Америку я поняла вдруг, что не смогу зависеть от мужа, что это претит моим жизненным принципам. И прежде чем подписать брачный контракт, я потребовала свадебный подарок. Бедный Билл, он оказался крайне немелочным, и я получила в подарок ресторан. Теперь я абсолютно независимая американка.
  - Браво, Элис! - весело сказал Влад. - Вы заслуживаете восхищения...
  Элис подошла к нему и положила руки на его сильные, широкие плечи:
  - Значит, я вам уже успела понравиться, Владислав Андреевич? Ну, хотя бы самую малость? Впрочем, не отвечайте пока ничего. Так будет лучше. Знаете что, давайте-ка выпьем с вами на брудершафт.
  Она подбежала к столу, налила в бокалы шампанского и подала один бокал Владу.
  - Мне кажется, ты слишком торопишь события, детка, - зло сказала Алла.
  - Элис! Право... - Влад был явно шокирован этим неожиданным предложением американской принцессы. - Может быть, это, действительно, несколько преждевременно, - промямлил он.
  - Никаких возражений. Я прошу вас, - Элис была настроена решительно.
  И они выпили на брудершафт. Шампанское было сладким и веселым... И таким же был их первый поцелуй...
  
  * * *
  Один за другим полетели веселые деньки. Скучать не приходилось. Элис вставала рано и тут же будила Влада. Они наскоро завтракали и мчались в город, бродить по улицам.
  Владислав Андреевич оказался хорошим гидом. Элис заново знакомилась с городом, в котором прошло ее детство. А потом они шли в какой-нибудь ресторан и кутили там...
  За это время они стали хорошими друзьями, но только друзьями... И вечером, придя домой и валясь с ног от усталости, они, распрощавшись в гостиной, отправлялись каждый в свою комнату.
  Да, впрочем, Элис и не торопила события. Она наслаждалась каждым мгновением, проведенным рядом с ним, в родном городе...
  Все складывалось, как нельзя лучше. Правда, если не считать остававшиеся напряженными отношения Элис с Аллой Андреевной. Эта женщина плохо маскировала свое недружелюбие, однако принимала самое непосредственное участие в подготовке документов на выезд за рубеж. Да и что в том удивительного? Далекие огни Америки, они манят своим ярким светом...
  Время шло... Свадьбу решили сыграть в Нью-Йорке. А пока что Влад и его американская принцесса объявили о своей помолвке.
  Отметили это событие довольно-таки скромненько, в семейном кругу.
  А потом наступил вечер. Элис стояла у окна и смотрела, как в окнах соседних домов зажигается свет... В комнату тихо вошел Влад, она узнала его шаги. Он подошел к Элис и нежно обнял ее за плечи.
  - А куда подевалась Алла? - тихо, стараясь не нарушать атмосферу этого теплого, ласкового вечера, спросил он.
  - Она сказала, что от общения со мной у нее разболелась голова, и ушла спать, - тоже тихо, вполголоса сказала Элис. - Мы остались одни, капитан. Ты не рад этому?
  - Нет, что ты, я очень рад.
  - Твои слова звучат как-то неуверенно, - Элис повернулась к нему лицом.
  - Тебе показалось, Элис... - мягко сказал он. - Элис Смит - это твое американское имя? Раньше тебя звали по-другому, так?
  - Да.
  - Назови мне, пожалуйста, свое русское имя.
  - Зачем тебе? - улыбнулась она. - Какая тебе разница, как меня звали раньше?
  - Мне это важно знать. Понимаешь, чем дальше я узнаю тебя, тем больше мне кажется, что я уже видел тебя где-то раньше. И это вполне допустимо.
  Элис взяла его руку в свои и перевернула ее ладонью вверх:
  - Давай, я погадаю тебе. Скажу, что было, что будет, ничего не скрою, - она начала внимательно рассматривать его ладонь. - У тебя была сложная жизнь, много тупиков на пути, разочарований. Вот линия любви. Ты любил женщину, очень сильно любил. Вы были с ней счастливы. У тебя есть от нее ребенок, сын.
  - Откуда ты это знаешь? - удивился Влад.
  - Я читаю это по твоей руке. Что здесь удивительного? Смотри, - продолжала она, - вот линия жизни. В одном месте она как бы прерывается. И это было в прошлом. В чем же причина? - Элис резким движением подняла вверх рукав его рубашки, обнажив руку до локтя. - Вот в чем. Был момент, когда ты хотел свести счеты с жизнью. Ты перерезал себе вены. Но тебя удалось спасти. Остался лишь этот след, - она нежно провела пальцами по шраму на его руке. - Тебе было больно из-за того, что она тебя бросила, а еще больнее оттого, что забрала с собой сына...
  - Прекрати! - Влад вырвал у нее свою руку. - Замолчи сейчас же! Это жестоко...
  - Значит, я попала в точку. Хорошая я гадалка, скажи?
  - Ты знала меня раньше. Определенно. Теперь я в этом уверен, - он взял Элис за подбородок и приподнял вверх ее лицо, внимательно разглядывая его. - Напомни мне, где мы с тобой могли встречаться.
  Элис оттолкнула его и отскочила в сторону:
  - Догони, тогда скажу.
  - Элис, мы не маленькие дети. К чему эти игры?
  - Ну же, поймай меня, как золотую рыбку, и узнаешь, что хочешь...
  Она смотрела на него игриво и весело, она дразнила своего капитана... И он поддался на эту удочку. Как мальчишка, он бросился за ней, опрокидывая на ходу стулья, роняя еще какие-то предметы...
  И вот, ловкий прыжок - и его сильная рука уже сжимает по-детски хрупкую руку американской принцессы.
  - Все! Отпусти, мне больно, - взмолилась она.
  - Отпустить? Чтобы ты опять от меня ускользнула? Ну нет, хватит, ты попалась, гадалка. Давай-ка, раскрывай свои карты.
  - Мой бедный учитель пения! Неужели ты совсем меня не помнишь? - Элис вырвала у него свою руку, залезла на стул и спела "Мурку".
  - Браво, Елена Ковалева! - весело воскликнул Влад, когда Элис закончила петь. - Теперь я вспомнил, где видел эти зеленые глаза.
  Да, он вспомнил все. В школе, где он одно время работал учителем пения, проводился конкурс среди учащихся на лучшее вокальное исполнение. На него должны были собраться важные персоны из каких-то солидных организаций. Поэтому учителя суетились, как это обычно бывает в подобных ситуациях. Словом, обстановка была крайне напряженной. Подготовкой конкурса занимался коллега Владислава Андреевича, учитель пения из параллельного класса. Однако провести конкурс поручили почему-то Владу. Ему дали список выступающих, которых он должен был объявлять. Несколько фамилий в нем было перечеркнуто. Ему объяснили, что эти учащиеся недостаточно подготовлены и поэтому их сняли с конкурса... И вот зазвучали первые аккорды. И на сцену стали поочередно выходить примерные детки, одетые по-инкубаторски, белый верх, черный низ. Все песни до одной носили патриотический характер. Но Владислава Андреевича это мало волновало, в его обязанности входило объявлять номера, чем он и занимался. И вот он дошел до семнадцатого номера, он был зачеркнут. Влад уже собрался объявить восемнадцатый номер. Да не тут-то было. На сцену пулей вылетела девчонка в шортах и в полосатой маечке. "Господин конферансье! - сказала она. - Не знаю по какой причине, но вы не объявили мой номер. Поэтому, мне придется сделать это за вас. Выступает Елена Ковалева!". "Что ты будешь петь?" - спросил Владислав Андреевич. "Мурка!" - весело объявила она и взяла в руки микрофон. Влад был удивлен не меньше других. Однако на втором куплете он сел к роялю и подыграл ей... Девчонка классно, с блатным жаргоном, допела песню, пулей слетела со сцены и убежала, не дождавшись аплодисментов. На глазах у нее Влад заметил слезы. Он посмотрел в зрительный зал и увидел застывшие в угрюмом удивлении лица важных гостей. Школьники на галерке попытались аплодировать, но испуганные учителя пресекли их попытку. Владу стало тошно от этой картины. Он объявил следующий номер и с нетерпением ждал окончания концерта. А после он тщетно пытался разыскать эту наделавшую столько шума девчонку. Он расспрашивал о ней педагогов, и они охарактеризовали Елену Ковалеву как очень способную девочку, отличницу, но со сложным характером. Наконец, ему удалось выяснить, что ее перевели в другую школу...
  Владислав Андреевич взял в свои руки лицо Элис:
  - Объясни мне, что ты тогда хотела доказать своим поступком?
  - Я сделала это из-за тебя, - тихо ответила Элис.
  - Из-за меня? - удивился Влад. - Но почему? Мы ведь даже не были знакомы...
  Элис грустно улыбнулась:
  - Меня и огорчал всегда тот факт, что ты вел уроки в параллельном классе, а не в нашем, - сказала она. - Ты, может, и не догадывался, но в тебя были влюблены почти все девчонки нашей школы. И я тоже не была исключением. Мы с подругами часто срывались с уроков, бежали к кабинету, где ты проводил свои уроки, подслушивали под дверью, подглядывали в замочную скважину. Я с нетерпением готовилась к конкурсу. Это была возможность увидеть тебя и показать себя. Правда, песня, которую мне поручили разучить, была мне не по душе, но я с этим смирилась. И вот произошло непредвиденное, за день до концерта мне сказали, что я вычеркнута из списков конкурсантов. Невозможно пересчитать сколько чувств во мне восстало против этого беззакония: обида, ненависть, ярость, отчаяние...
  - И ты решилась на этот безрассудный поступок?
  - Решилась, отчетливо сознавая, что это моя лебединая песня. Меня ведь, действительно, ждали неприятности. Специально для меня устроили педсовет, на котором я чувствовала себя партизаном, попавшим в плен. Пытали жестоко, но я держалась, как могла. Родители, правда, тоже не подкачали. Потратив кругленькую сумму, они перевели меня в другую школу.
  - Ты заслуживаешь восхищения, Элис, - Влад нежно провел рукой по ее волосам. - Милая девочка... Стало быть, я был любимцем женской половины всей школы. Что ж, вполне понятно, девчонки в школьном возрасте, как правило, романтичны и нуждаются в кумире. Но со временем они взрослеют, их взгляды на жизнь меняются. Эти первые чувства влюбленности превращаются в прозрачное облачко воспоминаний. Я надеюсь, так произошло и с тобой, Элис, - Влад внимательно посмотрел на нее. - Чувства остались в прошлом, а твой приезд ни что иное, как легкая ностальгия. Я не ошибся?
  - Не ошибся... Но только на десять процентов. Возможно, моя первая влюбленность и превратилась бы в легкое облачко... Переход в другую школу, смена обстановки, постепенно начали остужать разгоревшийся во мне костер любви. И, как знать, может быть он и погас бы вовсе, если бы не...
  - Если бы не что? Почему ты замолчала?
  Элис посмотрела на Влада. Этим тихим, уютным вечером он выглядел особенно привлекательно. Его серые глаза излучали теплоту и нежность. И ей захотелось быть с ним откровенной.
  - Мои родители обожали выезжать на природу и устраивать пикники, - сказала Элис. - Был какой-то праздник, кажется, восьмое марта. Собралась компания из нескольких семей, и мы отправились за город. Мне очень понравилась эта прогулка, свежий воздух просто дурманил своей весенней чистотой. Когда мы подъезжали к месту, я заметила, что неподалеку расположилось еще несколько компаний. Пообедав на лоне природы, я решила прогуляться. Я побродила по лесу, затем, из любопытства, или от скуки, решила подойти поближе к одной из соседних компаний, наиболее веселой. Я подошла и остановилась за деревом, чтобы остаться незамеченной. И вдруг среди совершенно незнакомых мне людей я разглядела тебя. Не знаю, что со мной случилось в тот миг, но у меня было такое ощущение, будто внутри меня началось извержение вулкана. Мое сердце стучало так, словно хотело вырваться наружу. Я крепко прижалась к дереву, за которым стояла, и закрыла глаза. Прошло несколько минут, я стала понемногу приходить в себя. Но теперь что-то случилось с моими ногами, они приросли к этому месту и отказывались мне подчиняться. Я, не отрываясь, как зачарованная, наблюдала за тобой. Ты был не один, рядом с тобой были твоя жена, красивая, высокая блондинка с мелодичным голосом, и совершенно очаровательный сынишка лет семи. Ты был с ней так нежен, каждый твой взгляд излучал столько любви, тепла... В тот момент я отдала бы все на свете, чтобы оказаться на месте той женщины, рядом с которой был ты. Время летело молниеносно. Вы собрались и уехали. А я... осталась... Ну, ладно, все! Хватит воспоминаний. Тем более, что сейчас, и это не сон, ты рядом со мной... И я могу дотронуться до тебя, обнять, прижаться к тебе, - Элис обвила руками его шею. - Поцелуй меня, пожалуйста.
  Влад нежно поцеловал ее в щеку.
  - Нет, не так, - сказала Элис и сама поцеловала его в губы.
  Влад неожиданно резко отстранился от нее:
  - Нет, Элис, нет! Прошу тебя!..
  - Но почему? - удивилась она. - Мы с тобой уже помолвлены, а ровно через неделю мы улетим в Нью-Йорк и сыграем там свадьбу. Билеты и визы у нас на руках. Я даже сообщила своим американским друзьям, и они с нетерпением ждут нас... Так почему же?..
  - Понимаешь, милая девочка, чувства не приходят сразу... Для этого нужно время...
  - Я понимаю, что ты не можешь полюбить меня сразу, - грустно улыбнулась Элис. - А может быть, не полюбишь никогда. Я не прошу у тебя невозможного...
  - Элис, детка...
  - Ты обращаешься со мной, как с ребенком! - разозлилась она. - Но пойми, я уже давно взрослая! Я хочу тебя, как еще тебе это объяснить...
  - Элис...
  - Ну, хорошо, - наигранно весело сказала она, - давай не будем называть вещи своими именами. Предположим такой вариант, что мы скоро разочаруемся друг в друге, что, поженившись, мы разведемся уже на следующий день, и ты будешь холостым, красивым американцем. Я не буду тебя держать. Я хочу, чтобы ты был счастлив и сделаю для этого все, что в моих силах. Единственное, о чем я прошу тебя - подари мне эту ночь, подари ее именно здесь, в моем родном городе. Я очень хочу этого. Только не надо слов... Посмотри, какой чудесный, ласковый вечер... Обними меня покрепче...
  И она прижалась к нему, ей очень хотелось тепла...
  
  * * *
  Утро. Елизавета Петровна, выполняя свои прямые обязанности прислуги, за которые получала небольшую, но вполне приличную плату, накрывала на стол, готовила завтрак. В комнату вошла Алла с сигаретой в руке и нервно стряхнула пепел на ковер.
  - Алла Андреевна! - увидев это безобразие, возмутилась Елизавета Петровна. - Вот же стоит пепельница на столе. Вам уже что, лень протянуть руку? Господа какие нашлись! Времена застоя они ругают, плохо им тогда жилось. Демократия им понадобилась, капитализм захотели. Так хорошо, живите, как господа, но и других уважайте.
  - Ну что вы разошлись так, Елизавета Петровна? - удивленно посмотрела на нее Алла. - Мы что вам мало платим?
  - Да не в деньгах дело, милая, - махнула рукой добродушная женщина, - уважения я требую. Курите, так возьмите в руки пепельницу, мне же убирать приходится.
  - Ну, хорошо, извините, - сказала Алла. - Я просто задумалась. Это может с каждым случиться.
  - Как же, конечно, - проворчала Елизавета Петровна, - вам есть о чем думать. Окрутили девчонку, а теперь соображаете, какую еще аферу провернуть там, в Америке.
  - А это уж вас ни в какой степени не касается, - в голосе Аллы прозвучали металлические ноты, - вы не имеете права лезть в нашу жизнь. Окрутили бедную девочку, как же! Она сама кого хочешь окрутит. И вообще, у меня нет ни малейшего желания выслушивать ваши комментарии. Занимайтесь, пожалуйста, своими обязанностями, а в наши дела не вмешивайтесь. И предупреждаю вас, Елизавета Петровна, - Алла подошла к ней ближе и говорила теперь вполголоса, - если вы словом, жестом, взглядом или еще каким способом намекнете ей на... Ну сами понимаете, на что, то пеняйте потом на себя. Я предупредила вас, Елизавета Петровна.
  - Да не беспокойтесь вы, Алла Андреевна, я ничего не скажу, - Елизавета Петровна посмотрела на нее укоризненным взглядом. - Только, вы сами зашли, по-моему, слишком далеко. К добру это не приведет. Посмотрите на себя в зеркало, Алла Андреевна, вы похудели, издергались, на вас лица нет.
  - Не ваше дело, - раздраженно сказала Алла. - Сколько можно повторять, не лезьте в чужую жизнь.
  - Да, вы правы, - согласилась Елизавета Петровна. - Язык мой - враг мой. Пойду-ка я на кухню. Там мое место.
  Она взяла со стола пустую тарелку и пошла на кухню.
  Алла опять закурила сигарету и начала ходить взад-вперед по комнате. Она проснулась сегодня раньше обычного, настроение у нее было отвратительное... На пороге комнаты появился Владислав Андреевич. Вот как раз-то его и хотела видеть Алла в это утро.
  Она быстро подбежала к нему:
  - Ты был с ней?
  - С кем? - сделал удивленное лицо Влад. Этот вопрос застал его врасплох.
  - Ты прекрасно понимаешь, о ком я говорю. Ты провел ночь с этой...
  - Алла, родная, зачем ты набрасываешься на меня, словно коршун? Успокойся и послушай меня внимательно, - он взял ее за плечи и усадил на диван. - Во-первых, это неизбежно произошло бы рано или поздно, и ты это знала.
  - Да, я знала, но не предполагала, что она так быстро тебя окрутит.
  - Аллочка, осталось несколько дней до отъезда. Мы вчера долго говорили с Элис перед тем...
  - Перед тем, как она затащила тебя в постель, - с нескрываемой злостью сказала Алла.
  - Ну зачем же так грубо? - Влад был несколько шокирован.
  - А как еще это назвать, любовь? - ехидно посмотрела на него Алла.
  - Нет, - сказал Влад. - Но, просто так бывает... все мы люди грешные, не можем иной раз устоять перед соблазном... Она была так нежна, так искренна со мной... Представляешь, она, оказывается, училась в школе, где я одно время преподавал пение. Она призналась, что, как и многие девчонки в ее классе, была влюблена в меня.
  - Прекрасно. Что и требовалось доказать. Девочка повзрослела, и ей удалось, наконец, овладеть предметом своей страсти.
  Алла встала с дивана и подошла к окну.
  Влад взял со стола кусочек колбасы и съел его.
  - Да, - сказал он, - Элис призналась, что любит меня. На что я ответил, что не могу и никогда в будущем не смогу ответить ей любовью на любовь. Она отнеслась к этому спокойно и сказала, что сделает все, что в ее силах, чтобы я был счастлив. Она даже пообещала, что сама подаст на развод, и мы останемся друзьями, а также поможет нам с тобой устроиться на работу. Хорошую работу в Америке найти нелегко, а у Элис там много друзей.
  - Ничего не понимаю, - удивилась Алла, - ей что, делать нечего, к чему эта игра в благородство? Здесь что-то кроется, она не такая уж бесхитростная, как хочет казаться.
  - Ты права. Человеку свойственно преследовать какие-то свои цели.
  - И что же она требует взамен за свою благотворительность?
  - Она просит только одного, чтобы я позволил ей любить себя, - сказал Влад. - Я для нее был запретным плодом, и теперь она хочет вкусить этот плод, отдаться любви без остатка, насладиться всей прелестью этого чувства. Словом, мы заключили договор, по которому все оставшиеся до отъезда дни я буду безраздельно принадлежать ей. В Америке наш брак будет носить фиктивный характер.
  Алла подошла к Владу, взяла его за галстук, Влад имел привычку даже к завтраку выходить в аккуратно наглаженной рубашке и при галстуке, и притянула его к себе:
  - Ответь мне на один вопрос, это просто женское любопытство, тебе было хорошо с ней?
  - Не скрою, я... - начал было Влад, но тут же замолчал.
  В комнату быстрым шагом вошла Элис:
  - Доброе утро, господа!
  - Ты опаздываешь к завтраку, - Алла сделала вид, будто поправляет Владу галстук, а потом отошла от него и уселась за стол.
  - Извините за опоздание. Просто, мне было так хорошо, что не хотелось вылезать из постели, - Элис подошла к Владу. - Доброе утро, капитан! - она нежно поцеловала его в губы.
  - Тем не менее, завтрак остывает, - напомнила Алла.
  Влад взял свою принцессу под руку и подвел ее к столу.
  Завтрак и вправду уже успел немного остыть. Но, несмотря на это, Влад и Элис за обе щеки уплели овсяную кашу, а потом взялись за бутерброды.
  У Аллы, похоже, не было аппетита. Она поковырялась ложкой в каше и отставила тарелку в сторону. А потом выпила немного кофе и закурила сигарету.
  - Алла Андреевна, что-то вы сегодня неважно выглядите, - заметила Элис.
  - Пожалуйста, прошу без комментариев в мой адрес, - раздраженно сказала Алла.
  - Простите, я не хотела вас обидеть, - извинилась Элис. - Просто у меня сегодня шикарное настроение и, вероятно, поэтому я не совсем соображаю, что говорю.
  - И чем же вызвано твое шикарное настроение? - поинтересовалась Алла.
  Элис улыбнулась:
  - Влад вам еще не говорил о том, какую волшебную ночь мы с ним провели?
  - Говорил. И меня крайне удивляет такая поспешность. Разве нельзя было подождать до свадьбы?
  - Нет, это совершенно невозможно, - сказала Элис. - Наша свадьба, и вы, Алла Андреевна, тоже в курсе, - это так, проформа, фикция, брак по расчету, не более того. Мы с Владом сможем быть счастливы только пока свободны. Я, как мотылек, хочу взлететь высоко-высоко и сгореть дотла в сказочном огне любви. Алла Андреевна, вы любили когда-нибудь?
  - Я... совершенно не намерена отвечать на твои вопросы, - сказала Алла и было заметно, что этот вопрос застал ее врасплох. - Моя личная жизнь ни в какой степени тебя не касается.
  Влад, видя, что уже заметно потеплело, решил вмешаться в разговор, дабы избежать очередного конфликта:
  - Девочки, вы опять начинаете выяснять отношения. Перестаньте, пожалуйста. Постарайтесь быть терпимей, что ли, друг к другу...
  - Правильно, капитан, - весело сказала Элис, - к чему портить друг другу настроение, тем более в такое прекрасное утро! - она подошла к Владу и присела к нему на колени. - У вас очень красивый брат, Алла Андреевна, у него сильные, ласковые руки, он так нежен и неутомим в любви, что можно умереть от счастья в его объятиях. - Элис обняла Влада и взлохматила ему волосы.
  Алла резко встала из-за стола, опрокинув стул:
  - Ну хватит? Что ты себе позволяешь?
   - Вы, наверно, просто завидуете, Алла Андреевна? - американская принцесса продолжала обнимать своего капитана.
  - Нет, ее поведение переходит уже всякие границы! - Алла со злостью отшвырнула ногой стул в сторону. - А ты, брат мой, сидишь, как пень, и позволяешь этой наглой девчонке играть с тобой, как с куклой! Где твое мужское достоинство, в самом деле?
  - Алла... Ну зачем ты так? - промямлил Влад.
  Элис поднялась с уютных колен своего капитана и встала перед Аллой, глядя на нее в упор:
  - Алла Андреевна! Ну почему вы относитесь ко мне так недоброжелательно? Я никак не могу понять. Должна же быть какая-то причина. Вы не просто испытываете антипатию ко мне, вы буквально ненавидите меня. Почему? Скажите откровенно.
  - Настанет время, - сказала Алла, - и я отвечу тебе на этот вопрос. И ты горько пожалеешь, что задала его. А сейчас у меня нет другого выхода, как просто удалиться, чтобы не видеть тебя.
  Алла резко развернулась и быстрым шагом вышла из комнаты, громко хлопнув дверью.
  - Что ж, я подожду, я терпелива! - крикнула ей вслед Элис.
  А потом она посмотрела на Влада, который продолжал сидеть на стуле со взъерошенными волосами:
  - Капитан! А ты что мне скажешь? Как жаль, что ты тоже меня не любишь. Но и не ненавидишь, хотя бы... И на том спасибо.
  И Элис опять уселась к нему на колени и пригладила его волосы.
  - Девочка моя, - голос Влада звучал как-то неуверенно, - я очень виноват перед тобой... Мне не следовало...
  - Только не надо никаких оправданий, - весело сказала Элис и приложила свой палец к его губам, - будь мужчиной. Ты ведь не можешь утверждать, что не испытал даже крошечной крупинки счастья сегодня ночью? А впрочем, не отвечай мне, не стоит. Не нужно слов, они подчас бывают так пусты и бессмысленны... - Элис вдруг быстро соскочила с колен Влада, помчалась в другую комнату и вынесла оттуда гитару. - Смотри, что я нашла сегодня утром в углу твоего кабинета. Она была такая пыльная, такая одинокая, и я поняла, что хозяин жестоко предал ее. На, возьми, возьми же ее в руки, - Элис протянула Владу гитару, - я тысячу лет не слышала твоего голоса.
  Влад взял гитару в руки и нежно провел пальцами по струнам:
  - Элис, я давно забросил музыку.
  - Я в курсе, - сказала она. - Ты променял это занятие на другое. Его формула проста: товар - деньги и опять товар, а потом опять деньги... И так можно до бесконечности, пока не надоест. Это у вас называется бизнесом. Но я прошу вас, господин бизнесмен, немного поработать по совместительству певцом, как в старые добрые времена. Прошу вас, маэстро.
  И Влад ударил по струнам.
  Элис сидела и слушала, подперев руками лицо.
  - Спасибо, капитан, - сказала Элис, когда Влад закончил петь. - Красивая песня... Только немного грустная. Скажи, ты скучаешь о своем сыне?
  - Признаться, очень, - откровенно ответил Влад. - Мне не хватает его. Я долго не мог смириться с тем, что она увезла сына. Она запретила мне приезжать, тем самым отрезав доступ к моему мальчику.
  - Это было для тебя двойной потерей. Ее ты тоже очень любил.
  - Не скрою, да.
  - И ты решил покончить с жизнью, - сказала Элис, - ты взял лезвие и полоснул по венам...
  Влад отставил гитару в сторону:
  - Не думал, что ты так жестока...
  Он отвернулся от нее. На глазах у него заблестели слезы.
  - Прости меня, - сказала Элис, - пожалуйста, прости. Я, действительно, иногда перехожу границы допустимого. Ты сердишься?... Не отвечаешь? Значит, обиделся... Ну что ж, может это и к лучшему. Чем больше ты выявишь во мне отрицательных качеств, тем легче тебе будет развестись со мной в Америке. Кстати, сколько времени?
  - Половина первого, - проворчал Влад, взглянув на часы.
  - Черт. Мне кажется, я опаздываю.
  - И куда же ты собралась?
  - В ресторан, - сказала Элис. - Я решила встретиться со школьными друзьями и покутить на прощанье.
  - Разумеется за твой счет, - со злой иронией в голосе сказал Влад.
  - Ну и что в этом плохого?
  - Ровным счетом ничего. Благотворительность - твое хобби.
  - Ладно. Мне пора. К ужину меня не ждите, я припозднюсь, - Элис схватила свою сумочку и быстрым шагом вышла из комнаты.
  Оставшись один, Влад принялся ходить взад-вперед по комнате. Чем бы заняться? На глаза ему попался какой-то журнал. Влад взял его в руки, пролистал и бросил на диван. Читать не хотелось. Закурить что ли? Но и сигареты не доставили ему особого удовольствия. Настроение было вдребезги испорчено. Влад подошел к столу, посуда и остатки завтрака были еще не убраны. Он уселся за стол и пододвинул к себе тарелку с овсяной кашей, с той самой кашей, которую за завтраком не стала есть Алла. Каша, вполне естественно, за это время уже успела остыть и потеряла всякую привлекательность. Однако, это не остановило Владислава Андреевича. Он со злостью схватил ложку и принялся есть.
  Как раз за этим занятием и застала его Алла.
  Тихо войдя в комнату, оглядевшись по сторонам - ей не очень-то хотелось опять наткнуться на эту нахальную американскую гостью - Алла остановилась за спиной Владислава Андреевича.
  - Ты что не наелся за завтраком? - удивленно спросила она.
  - Не наелся, - с полным ртом каши пробурчал Влад.
  - А куда ты подевал свою принцессу, если не секрет?
  - Она ушла в ресторан, на встречу со школьными друзьями, вернется поздно.
  - Отлично, - Алла пододвинула стул и уселась рядом с ним. Не без труда вырвав у него из рук ложку и отодвинув подальше тарелку с остатками каши, она повернула лицо Влада к себе и начала осыпать его поцелуями. Влад испуганно отстранился от нее. - Почему? - обиделась Алла. - Что с тобой? Впрочем, я задаю глупые вопросы. Все предельно понятно. Это же так естественно. Зачем тебе я, когда ты провел ночь с этой... Все верно... Она молода, в ней столько огня, страсти, темперамента. Она дала тебе в эту ночь все, о чем только может мечтать мужчина. Я даже не буду пытаться спрашивать тебя, в чем она превосходит меня в постели. У меня не хватит сил выслушать твой ответ... - Алла внимательно посмотрела на Влада. - Однако я вижу, что у тебя нет ни малейшего желания разговаривать со мной...
  - Это не так, - сказал Влад. - Просто, американская принцесса, как ты ее называешь, несколько минут назад изрядно испортила мне настроение...
  - Да что ты говоришь?! - воскликнула Алла. - Не может быть! А мне казалось, что вы счастливы. Я даже слышала из своей комнаты, как ты пел для нее. А ты ведь уже с прошлого года не брал в руки гитару. Стало быть, не мне одной приходится пить валерьянку после общения с ней. Так? И чем же она тебя задела?
  - Не будем об этом, - Влад встал из-за стола и уселся на диван.
  Алла устроилась рядом в привычной удобной позе.
  - Ты знаешь, - сказала она, - лучшее средство от испорченного настроения - это заняться любовью.
  Она крепко обняла Влада и начала страстно целовать его в губы...
  В комнату незаметно вошла Элис. На улице пошел дождь, и она вернулась за зонтом. Влад и Алла не услышали, как она вошла. Элис, увидев их на диване в весьма пикантном положении, остановилась у дверей, спряталась за портьеру и начала за ними наблюдать, оставаясь незамеченной.
  - Прости, Алла, - Влад с трудом освободился от ее цепких объятий, - я не в состоянии сейчас этим заниматься.
  - А я в состоянии, - решительно сказала Алла, - я хочу тебя. Я имею на это право, в конце концов. Мне надоело прикидываться твоей сестрой. Я твоя жена, несмотря на то, что мы в разводе. Но это вынужденное, временное явление. Мы добьемся всего, что задумали, уедем в Нью-Йорк, ты постараешься поскорее отделаться от нее, и мы с тобой снова вступим в брак. И будем счастливы вдвойне. Я права? Скажи, что будет именно так.
  Она смотрела на него, и глаза ее горели ярко и страстно.
  - Да, разумеется... - Влад провел рукой по ее щеке. - Просто необходимо немного подождать. И потом, нужно быть осмотрительными, нельзя поддаваться эмоциям. Элис может вернуться раньше, встречу могут вообще отменить. И тогда, есть вероятность, что она застанет нас вместе, а это провал. Такого она нам не простит.
  - О! Брось, - сказала Алла. - Ты слишком осторожничаешь. Она, наверняка, уже взяла такси и укатила в ресторан. И вернется очень поздно, как и обещала. Так что, у нас в запасе уйма времени, давай не будем тратить его попусту. И потом, я соскучилась по тебе, по твоим ласковым рукам. Я не могу больше сдерживать себя, я устала, и мне плевать на то, что ты был с ней. Я обожаю тебя. Обними меня, - она взяла его руки и положила их себе на талию. - Нам же было так хорошо вместе. Вспомни.
  Даже самый сильный мужчина в руках женщины становится кусочком пластилина, и она лепит из него все, что ей заблагорассудится. Влад жадно начал целовать ее.
  Элис продолжала стоять за портьерой, наблюдая всю эту сцену.
  - Пойдем, пойдем же скорее в спальню, там нам никто не помешает, - Алла соскочила с дивана, Влад незамедлительно последовал за ней, обнял за талию, крепко прижав к себе.
  Элис вышла из своего укрытия. В комнате было тихо и пусто. Она подошла к стулу, на котором лежал зонтик. Элис приготовила его еще утром, но впопыхах забыла... Она взяла зонт в руки. Машинально, не думая о том, что делает, она несколько раз открывала зонт, а потом закрывала его. Потом резко развернулась и выбежала из комнаты.
  Оказавшись на улице, Элис не стала ловить такси, решила пройтись пешком...
  Она шла по городу. Дождь разошелся и хлестал ее по лицу своими крупными, тяжелыми каплями... Но Элис не открыла зонт: плевать на прическу! Плевать на все...
  Она не осуждала его, своего капитана. К чему? Это же так естественно. Америка - такая могучая, свободная страна... Почему же он, этот красивый, элегантный мужчина, должен отказать себе в удовольствии прогуляться по великолепным ньюйоркским улицам?...
  Элис даже понимала ее, Аллу Андреевну, эту властную, циничную женщину, которая - ну чем она хуже других - тоже имела право на счастье...
  Счастье. Но какой ценой?!
  Элис шла пешком до самого ресторана. Она опоздала к назначенному часу и намного. Но, как ни странно, ее все еще ждали.
  Первым делом она отправилась в туалет, чтобы хоть немного привести себя в порядок. Элис посмотрела на себя в зеркало. На кого она похожа? На мокрую курицу, на кого же еще. Элис быстро скинула с себя промокший до нитки плащ, высушила, как могла, волосы под сушилкой и сделала макияж.
  С друзьями она пила шампанское, произносила тосты, била на счастье посуду, танцевала...
  А после ресторана они всей компанией отправились гулять по городу. Дождь перестал. Улицы были чистыми, а воздух свеж.
  Элис не виделась со своими друзьями очень давно, почти с самого окончания школы. Поэтому разговоров было предостаточно...
  Вернулась она домой уже под утро. Тихонечко проскользнув в свою комнату, она бросилась на постель и проспала до самого вечера.
  А вечером она вышла к ужину, как всегда, веселая, обаятельная и вела себя так, будто ничего и не произошло.
  Она так решила. Пусть все остается пока так же, как раньше. Угодно этим господам разыгрывать гнусную комедию, изображая из себя брата и сестру, что ж, пожалуйста, сколько угодно, тем паче, это у них неплохо получается. Хорошие актеры, ничего не скажешь... А она, Элис, пока подождет и даже подыграет им...
  Остались прежними даже ее отношения с Владом. Только вот, когда он прикасался к Элис своими сильными руками и сжимал ее в своих ласковых объятиях, ей почему-то становилось очень больно... Эта боль придавала еще больше шарма...
  Она ощущала себя маленьким мотыльком, который летит на огонь, зная, что это опасно и можно опалить себе крылышки, но все же...
  Время пролетело быстро.
  До отъезда остался один день... Всего лишь...
  
  * * *
  Владислав Андреевич сидел на диване и читал газету.
  В комнату вошла Алла.
  - Алла, - Влад отложил газету в сторону, - тебе не кажется, что с Элис в последнее время что-то происходит?
  - Что именно? - равнодушно поинтересовалась Алла.
  - Такое впечатление, будто она переживает какой-то кризис.
  - Я не замечала ничего необычного в ней, - сказала Алла. - И потом у меня совершенно нет времени в последние дни, все дела, касающиеся отъезда, полностью на мне. Ты даже пальцем не хочешь пошевелить для того, чтобы помочь.
  - Алла! Ты же знаешь, я никудышный организатор. Я буду только путаться у тебя под ногами и мешать.
  - Еще бы, куда более интересно наблюдать за настроением твоей невесты.
  - Но пойми, - Влад встал с дивана и подошел к Алле, - с ней действительно что-то творится. Она старается этого не показывать, прикрываясь маской веселости и беззаботности... Я никак не могу понять, в чем дело. Может быть, ты попыталась бы поговорить с ней, как женщина с женщиной.
  - Я?! - расхохоталась Алла. - Ты соображаешь, что говоришь? Прямо так она мне и выложит все начистоту, жди как же. Да она просто пошлет меня ко всем чертям, или заморочит мне голову, как умеет это делать. В результате я ничего не добьюсь и, кроме того, мне придется что-нибудь пить от давления. Так что, извини, ничем помочь тебе не могу. Разбирайся сам со своей принцессой. Ты ее узнал намного ближе, чем я.
  - Оставь свои пошлости, Алла! - разозлился Влад. - Ты отчетливо осознаешь, впрочем, как и я сам, что мы с тобой в грязи по самые уши...
  - Опять совесть замучила?
  - А тебя разве нет? - Влад с силой схватил Аллу за плечи. - Ты чувствуешь себя комфортно в этой грязной луже, куда мы сели по доброй воле? Я, к примеру, начинаю задыхаться. Иной раз мне бывает так тошно, что хочется выть.
  - Что же тебе мешает? - Алла с трудом освободилась от его сильных рук. - Выходи по ночам на балкон и вой на луну, сколько влезет. Впрочем, что я говорю, тебе же некогда по ночам. А днем луны, к сожалению, не видно. Видимо, придется сдерживать эмоции, брат мой, ничего не поделаешь.
  - Алла, почему ты разговариваешь со мной в таком тоне?
  - Да потому, что хватит ныть, надоело. Сегодня последний день нашего пребывания на милой сердцу родине. В час тридцать за нами приедет такси, а в четыре ноль-ноль мы уже будем сидеть в уютных креслах самолета. А дальше жизнь закрутится по-новому. Короче говоря, у меня все готово к отъезду. Осталось собрать чемоданы, но этим я займусь вечером, а сейчас мне необходимо отдохнуть.
  - Сегодня ночью эта квартира опустеет, - грустно сказал Влад. - Ты полностью рассчиталась с Елизаветой Петровной?
  - Даже больше положенного. Она уже забрала все свои вещи. Привет тебе передавала, кстати.
  - Елизавета Петровна не одобряет нас.
  - Ее мнение ни в какой степени меня не касается, - раздраженно сказала Алла, - впрочем, как и твои угрызения совести. Я ни за что не отступлю теперь. Довольно эмоций! Мы живем в жестоком мире...
  Хлопнула входная дверь. В комнату вбежала Элис с бутылкой шампанского в руке.
  - А вот и я! - весело сказала американская принцесса. - Вы, наверное, уже соскучились обо мне. Я только что из ресторана.
  - Это видно невооруженным глазом, - сказала Алла.
  - Да, я была в ресторане, - Элис с трудом удерживала равновесие. - Я была в ресторане со своим лучшим другом юности, мы с ним вместе учились в музыкальном училище. А сейчас он преуспевающий бизнесмен. Представляете, он признался мне в любви и предложил выйти за него замуж. Заманчивое предложение, правда? А я ответила, что он, к сожалению, опоздал, у меня уже есть жених, мой капитан... - она подошла к Владу и протянула ему бутылку шампанского. - Открой, пожалуйста, шампанское, капитан, у тебя это неплохо получается.
  - Ты не допила в ресторане? - сказала Алла. - Мне кажется, это лишнее, тем более, что нам нужно готовиться к отъезду.
  - А мне кажется, - весело возразила ей Элис, - что одна бутылка шампанского нам не помешает. Я хочу произнести тост.
  Влад открыл бутылку и разлил шампанское в бокалы.
  Элис взяла в руки бокал.
  - Может быть, мои слова кое-кому покажутся банальными, - сказала она, - но я хочу поднять этот бокал за родину. Я очень люблю ее. Люди, живущие в этой стране, - сильные по своей натуре. Мне кажется, если они захотят, то, в скором времени, сумеют превратить страну в могучую, красивую державу. Надо только верить в лучшее и верить в самих себя. За Родину.
  - Остается только крикнуть: "Ура!" и поднять знамена, - со злостью прокомментировала эту речь Алла.
  - Вы циничны до крайности, Алла Андреевна, - сказала Элис. - Вы без малейшего сожаления покинете родину, потому что ненавидите эту страну. И ненавидите ее за то, что она, бедная моя родина, как корабль, вышла в открытое море. А на море штормит и множество рифов вокруг... Крысы первыми бегут с корабля, так уж заведено.
  Алла поставила на стол свой бокал, подошла к Элис и с размаху ударила ее по лицу.
  Влад со злостью разбил об пол свой бокал, схватил Аллу за руку и с силой швырнул ее на диван.
  - Что ты делаешь? Что с тобой? - закричала Алла. - Мне же больно!
  Влад склонился над ней и грубо взял ее за подбородок:
  - Больно? А ей не больно?
  - Влад, успокойся, - Элис взяла Владислава Андреевича за руку. - Зачем ты так? Я не хочу, чтобы мужчина поступал не по-мужски из-за меня. Недопустимо поднимать руку на женщину, даже если она тысячу раз не права. Алла Андреевна женщина и, притом, твоя родная сестра.
  - Сестра?! - в ярости заорал Влад. - Черт возьми! Да не...
  - Что не? Продолжай, - Элис смотрела на него в упор.
  - Не... Не выбираем мы себе родственников, к сожалению, - Влад налил себе полный бокал шампанского и залпом выпил его.
  - Браво, капитан! - расхохоталась Элис. - Ты молодец. И сестра у тебя замечательная. Только вы с ней совершенно не похожи друг на друга. Но так бывает в природе, не переживай. И, вообще, ребята, давайте жить дружно. Сегодня последний наш день в этом городе.
  И Элис накинула плащ и выскочила из квартиры. На улицу! На свежий воздух! А они... Пусть себе выясняют свои отношения, сколько хотят, эти комедианты. А ей хотелось еще раз пройтись по городу, подышать на прощание родным воздухом...
  И Элис гуляла по улицам города до самого вечера. А куда ей было спешить? Чемоданы у нее уже были собраны...
  Где-то около часа ночи Элис тихонечко прошмыгнула в квартиру. Первым делом она заглянула в кабинет Владислава Андреевича. Он сидел за своим столом и что-то читал. Элис не стала отрывать его от этого занятия.
  Она хотела было пройти к себе в комнату, но, проходя мимо гостиной, заметила свет. Элис заглянула в гостиную. Она увидела Аллу, которая упаковывала вещи. Некоторые предметы упрямо не желали влезать в чемодан, Алла нервничала.
  - Через полчаса за нами приедет такси, - сказала Элис. - Влад сидит у себя в кабинете и почему-то читает. А у вас, я вижу, вещи в чемодан не помещаются.
  - Не твое дело, - Алла с трудом попыталась затянуть молнию, но у нее это плохо получалось.
  - Ну зачем же так грубо? - Элис присела на корточки рядом с чемоданами. - Может, я вам помогу.
  - Как-нибудь обойдусь без посторонней помощи.
  - Ну, предположим, - улыбнулась Элис, - не такой уж я и посторонний человек для вас. Не так ли? Вы сестра моего будущего мужа. И, стало быть, в скором времени мы с вами породнимся.
  - Легче застрелиться, чем иметь такую родню, как ты, - Алле удалось наконец-то справиться с упрямой молнией.
  - Да? Так за чем же дело стало? - Элис подошла к коллекции оружия, висевшей на стене. Эту коллекцию было решено оставить какой-то там племяннице для того, чтобы она распродала ее и выслала им в Америку деньги. - Посмотрите, какой у вас шикарный выбор! - Элис сняла со стены пистолет и показала его Алле. - Симпатичный пистолетик, правда? Я, конечно, не очень разбираюсь в оружии, но мне он понравился.
  - Хочешь вывести меня из себя, - на редкость спокойным тоном сказала Алла, - не получится на сей раз, дорогая. Я постараюсь собрать последние капли моего терпения. И, прошу тебя, не играй с пистолетом, он, кажется, заряжен. Мы с Владом одно время часто выезжали за город и брали с собой пистолет, пострелять по мишеням. Насколько я помню, в нем еще остались пули.
  - Представьте, я тоже одно время обожала стрелять в тире. И стреляла очень даже метко. Правда, вот по живым мишеням никогда не пробовала, - Элис вытянула вперед руку с пистолетом и сделала вид, будто прицеливается в Аллу.
  Лицо Аллы заметно побледнело.
  - Будет лучше, если ты повесишь пистолет на место, - Алла старалась говорить спокойно.
  - Да ладно! Он уже там зависелся, бедный. Соскучился по человеческому прикосновению.
  - Тогда отдай его мне, так будет надежнее.
  - Что, боязно становится, Алла Андреевна, когда перед вами человек с пистолетом в руке. А если еще при этом учесть сложившиеся между нами отношения, то совсем, наверное, мурашки по коже, а?
  - Нет, Элис, я не боюсь тебя, - голос Аллы звучал твердо.
  - И правильно делаете, - Элис опустила руку с пистолетом. - Я не смогу, пожалуй, выстрелить по живой мишени, даже если эта мишень вы. Возьмите, - она протянула Алле пистолет.
  Алла взяла из рук Элис пистолет и положила его на диван.
  - За что ты меня так ненавидишь? - спросила Алла.
  - Аналогичный вопрос я могу задать вам, только вы все равно на него не ответите правду, - сказала Элис.
  - Почему ты так думаешь?
  - Я знаю.
  Алла грустно улыбнулась:
  - Что ты можешь знать обо мне, ты, самоуверенная девчонка. Тебе просто повезло в жизни больше других, тебе достался лакомый кусочек. И, наевшись вдоволь, ты возомнила себя человеком, который вправе судить других. Но ты забыла одну простую истину: сытый голодного не разумеет. Неужели, ты думаешь, что оставшись здесь, в этой стране, ты была бы счастливее?
  - Не знаю... - сказала Элис. - Теперь я уже ничего не знаю... Давайте я вам лучше погадаю, Алла Андреевна.
  - Мне?
  - Да. Дайте мне вашу руку, скажу вам всю правду, что было, что будет, что у вас на сердце, какая печаль, какая забота не дает вам покоя. - Элис взяла ее руку и перевернула ладонью вверх.
  - Нет. Не хочу, чтобы ты мне гадала, не хочу, - Алла вырвала у Элис свою руку.
  - Почему? - удивилась Элис. - Боитесь, что разгадаю какую-нибудь вашу тайну?
  - Мне нечего бояться, - сказала Алла. - Но ты, наверняка, не умеешь гадать. К чему зря тратить время.
  - А если я вам докажу обратное, что вы на это скажете? Давайте все же попробуем. Попытка не пытка.
  - Какая ты настырная... Ну хорошо, давай, давай посмотрим, на что ты способна, Элис, - Алла протянула ей свою руку.
  Элис принялась внимательно изучать ее ладонь.
  - Вы, Алла Андреевна, - сказала она, делая вид, будто читает по руке, - человек с сильным, волевым характером. Вы всегда знаете, чего хотите от жизни. В вас преобладают жестокость и эгоизм. Но где-то в глубине вашего существа, словно закованное в железо, притаилось сердце. И оно живет по своим законам, как отдельное суверенное государство. А в нем, с некоторых пор, поселилась любовь, которая не дает ему покоя. Бедное сердце, оно бьется, страдает под железной оболочкой...
  - Очень оригинальная версия, ничего не скажешь, - рука Аллы слегка дрогнула, но голос звучал спокойно. - А если ты еще назовешь мне имя моего возлюбленного, то я просто буду вынуждена поверить в твои способности.
  - Вам придется поверить, - сказала Элис, - потому что я назову имя.
  - Что ж, я вся внимание, - Алла постаралась придать своему лицу одно из самых беззаботных выражений. - Только боюсь, ты промажешь.
  - Нет, Алла Андреевна, - улыбнулась Элис, - я зачастую попадаю в десятку, а в данном случае и подавно. Его зовут Владислав Андреевич. Это мой будущий муж.
  - Что? - Алла вырвала у нее свою руку. - Что ты сказала? Но это же смешно, девочка моя. Не отрицаю, я люблю своего брата, но любовью сестры, чистой и непорочной.
  - Довольно притворства, Алла Андреевна! - сказала Элис. - Вы любите его любовью страстной, любовью настоящей...
  - Ты отдаешь себе отчет?
  - Да. Он вам не брат.
  - Не брат? Ничего не понимаю. А кто же тогда?
  - Человек, не имеющий с вами никаких родственных связей. До недавнего времени он был вашим мужем. Но, так потребовали обстоятельства, вы развелись. И на данном этапе вы с ним просто любовники.
  - Элис, что ты говоришь?
  - Я говорю правду. Неужели у вас не хватит сил признать, что я права?
  Алла схватилась за сигареты. Зачастую, когда она нервничала, у нее, как назло, не зажигалась зажигалка.
  Элис достала из кармана свою зажигалку и помогла Алле прикурить. А потом и сама закурила. В комнате нависло молчание.
  Элис уже пожалела об этой своей новой выходке. К чему? Не лучше ли было оставить пока все, как есть. Уехать в Америку... Там она бы чувствовала себя более защищенной... Ей стало очень одиноко в этой чужой квартире... Но... Она любила играть с огнем... И ненавидела ложь и подлость.
  - Ну что ж, Элис, - сказала, наконец, Алла, докурив сигарету. - Да. Ты права. И я не буду все отрицать и выкручиваться из этой ситуации. Незачем.
  - Браво, Алла Васильевна! - воскликнула Элис.
  - Как ты меня назвала? - хрипло спросила Алла.
  - Вашим настоящим именем.
  Элис говорила правду. Буквально на днях она случайно наткнулась на уже полностью оформленные визы и паспорта Аллы и Влада. Всеми организационными вопросами занималась Алла. Поторопившись по своим делам, она оставила документы на столе в гостиной. И Элис из чистого любопытства заглянула в них. Впрочем, для нее не был особым открытием тот факт, что у родных брата и сестры, каковыми они себя называли, были разные отчества...
  Алла, чьей царственной осанке и изящным манерам могли бы позавидовать многие женщины, стоя посередине комнаты, опустив руки, напоминала теперь растерянного, обиженного ребенка, который долго и тщательно строил пирамиду из кубиков, но одно неосторожное движение - и все кубики рухнули.
  - Кто тебе обо всем рассказал? - спросила Алла.
  - Никто, - ответила Элис. - Я прочитала это по вашей руке.
  - Вздор! - разозлилась Алла. - За кого ты меня принимаешь, за дуру? Рассказывай свои сказки кому-нибудь другому. Только два человека знали об этом, Влад и Елизавета Петровна. Кто из них? Отвечай!
  - Вы хотите знать, кто вас предал, - сказала Элис. - Вы подозреваете двоих. Но они оба не предавали вас. Напрашивается вывод - это был кто-то третий.
  - Третий? Это исключено.
  - Нет, я знаю, что говорю.
  - Тогда назови его.
  - С удовольствием, - улыбнулась Элис, - это дождь. Обыкновенный дождик, который капает с неба.
  И Элис, как щедрый художник, который не жалеет красок для своей картины, в мельчайших подробностях описала тот самый дождливый день, когда она вернулась за зонтиком и спряталась за пыльной портьерой.
  - Ты подглядывала за нами. Как это низко! - процедила сквозь зубы Алла.
  - Вы так полагаете? - Элис посмотрела на нее в упор. - А лгать и лицемерить это, по-вашему, не низко, не подло? И самое отвратительное, что вы втянули Влада в эту грязную игру.
  - Владислав - взрослый человек, - сказала Алла,- и пошел на это совершенно сознательно. Я еще раз подчеркиваю, что тебе повезло в жизни, тебе не довелось испытать то, что испытали мы с Владом: неопределенность, отчаяние, ненависть, обиду... Поверь, все это поневоле делает жестоким даже самого хорошего человека. Мы все в этой стране включились в процесс выживания. Иначе нельзя. Попробуй расслабиться на секунду - и тебя тут же растопчут...
  - А, может, это лучше? - Элис смотрела на Аллу честным, открытым взглядом. - Лучше погибнуть, чем пройти по живому и дойти до цели по уши в чьей-то крови?
  - Нет! Тысячу раз нет! - закричала Алла. - Такой вариант меня не устраивает. Не для того мы появляемся на свет, чтобы ни за что пропасть, уступив кому-то дорогу. Пусть в крови, в грязи, но только выбраться из этого омута, а там отмоемся.
  - А вы не думаете, что кровь смывается с трудом?
  - Плевать.
  - А я не хочу жить по-звериному! - сказала Элис. - И не допущу, чтобы вы окончательно загубили жизнь Влада. Я люблю его.
  - Но он не любит тебя, детка, - Алла провела рукой по щеке Элис, этим жестом как бы показывая свое превосходство над ней. - Пора бы уже усвоить это раз и навсегда. Он может быть счастлив только со мной. Ты же для него всего лишь ступенька, по которой ему необходимо подняться наверх. Если даже он немного увлекся тобой, если ему было неплохо с тобой в постели, то это ровным счетом ничего не значит. Каждому мужчине время от времени необходимо развлечься. Но это несерьезно, пойми.
  - Это ваш коронный и единственный козырь, Алла Васильевна, - сказала Элис. - Он меня не любит. Я знаю. Любовь - это чувство, которое нельзя воспитать в человеке, нельзя навязать насильно. Любовь обитает где-то вокруг нас, парит над нами. Но наступает момент, и она, словно пуля, вылетевшая из невидимого ружья, вонзается нам в сердце и остается там. Но мы не погибаем от этой пули, наоборот, нам становится очень хорошо, весь наш организм перестраивается и начинает жить по-новому... А попробуйте вытащить из сердца пулю любви. Попытайтесь. И вы увидите, что сделать это невыносимо трудно, и каждое усилие причиняет адскую боль. Сердце начинает сопротивляться, бороться, отстаивая изо всех сил свою непрошенную гостью... Там, в Америке, мне казалось, я даже была в этом уверена, что мои чувства к Владу несерьезны, что это скорее ностальгия, чем любовь. Но я не могла не приехать к нему. И все время, с самого приезда, я беспрестанно сражаюсь сама с собой. Я пытаюсь вырвать эту несчастную "пулю" из своего сердца. А она не поддается, выскальзывает и углубляется все дальше и дальше... Правда, был момент, когда я была почти уверена, что мне удастся, наконец, от нее избавиться. Это было тем дождливым днем, когда я вернулась за зонтиком... И увидела вас в его объятиях. Мне стало тошно. Захотелось выбежать на свежий воздух. Но я приказала себе: "Стоять". Я решила, что это самый подходящий момент для того, чтобы возненавидеть его. Мне казалось, что только ненависть сможет вытеснить из моего сердца любовь. Но, вопреки всем законам логики, я полюбила его сильнее прежнего... Не понимаю, зачем я все это говорю вам, Алла Васильевна?
  - Не понимаешь? - глаза Аллы сверкали злостью и ненавистью. - Нет? А я понимаю. Ты хочешь, чтобы я сдалась без боя. Не получится, детка. Ты хочешь, чтобы я уступила тебе дорогу. Но нет! Я всегда буду стоять у тебя на пути.
  - Короче, вы объявляете мне войну, - улыбнулась Элис. - Отлично. Я готова сразиться с вами. Только не сейчас. Я устала и хочу оставшиеся до отъезда минуты провести без вас.
  - Что же ты собираешься предпринять?
  - Пойти к себе в комнату, сесть на чемодан и, как водится, посидеть "на дорожку".
  - Я не имею ввиду сегодня, - разозлилась Алла.
  - А! Я понимаю, - Элис старалась держаться непринужденно, - вас беспокоит, не изменю ли я намеченный план действий? Нет. Уверяю вас, я буду играть в открытую. Мы уедем в Нью-Йорк, сыграем там свадьбу, затем через короткий промежуток времени разведемся. Я, как и обещала, помогу ему и вам найти работу. А дальше...
  - А дальше он вернется ко мне, - Алла сказала это тоном, не терпящим никаких возражений. Но вот глаза. Они выдавали ее, в них было столько страдания, боли... Она ведь прекрасно понимала, что не так уж молода, а Влад... Мужчина в любом возрасте хорош... Но сдаться. Уступить без боя этой наглой девчонке. Нет! Это не в ее характере. - Он разведется с тобой, девочка, и вернется ко мне, - сказала Алла.
  - Вы в этом уверены?
  - Разумеется.
  - А я нет, - тихо и спокойно сказала Элис. - Он не любит вас. Это простая привязанность, не более того.
  - Но это же смешно! - расхохоталась Алла неестественным смехом. - Да что ты можешь знать о нас? Он погибал, когда я его встретила. Он был не человеком, а тенью, прозрачной, но чертовски красивой тенью того, прежнего Владислава Андреевича. Ему было все равно, жив он или уже нет. А у меня тогда было все: муж, шикарная квартира, машина, дача, открытые визы в США. Предел мечтаний.
  - И вы отказались от этих прелестей ради какой-то тени?
  Лицо Аллы стало серьезным и каким-то очень красивым. Ей не хотелось больше лицемерить. Ей хотелось быть откровенной с Элис и, прежде всего, с самой собой.
  - Меня словно током ударило, - сказала Алла, - когда я его впервые увидела, бледного, потерянного в жизни человека. Это было на вечеринке у моей подруги. Я сама пригласила его на танец... Почувствовав прикосновение его рук, ощутив на себе его дыхание, я поняла - это серьезно. Любовь взяла меня в плен, и я даже не пыталась сопротивляться. Я принесла ему в жертву все, что имела. Мы начали с нуля и шаг за шагом поднимались вверх. Он, как ребенок, заново учился жить...
  - А вы, как любящая мать, учили его ходить, думать, говорить так, как вам этого хотелось, - Элис смотрела в упор на Аллу. В данный момент она была сильнее своей соперницы. - Вы, Алла Васильевна, добились больших успехов, вы воспитали себе послушного ребенка. Но наступит момент, он повзрослеет и поймет, что вы для него ни что иное, как просто хороший друг, надежная опора... И будет весна... И захочется ему любви, настоящей, огненной, страстной! И он наплюет на то, что вы для него сделали. Он скажет вам: "Прости, Алла. Я не могу иначе". И уйдет, - Элис говорила грубо и с вызовом. Она видела, как каждое ее слово больно хлещет соперницу. Элис не было ее жаль...
  Алле действительно было больно. Как раненная в самое сердце птица, Алла опустилась на диван и поджала под себя ноги:
  - И куда же он пойдет? К тебе, может быть?
  - А кто его знает, - сказала Элис. - Но вас он не любит.
  - Замолчи сейчас же! Или... - Алла стукнула рукой по дивану. Что-то неприятно холодное почувствовала она под своими пальцами. Пистолет. Ну конечно же! Она же собственноручно положила его на диван. Алла взяла пистолет в руку. - ... Или я убью тебя! - она встала с дивана и направила пистолет на Элис.
  - За что? - Элис побледнела, но старалась говорить спокойно. - За то, что я сказала вам то, в чем вы сами боялись себе признаться?
  - Если ты не заткнешься, я буду стрелять!
  - Давайте! Стреляйте, Алла Васильевна! Я не боюсь вас. Мне все равно, буду я жить или нет. Только вы этого не сделаете. Вы не сможете, второй раз в своей жизни, отказаться от счастья увидеть огни Нью-Йорка. Сколько лет, долгих лет вы мечтали об этом... - эта бравада была лишь прикрытием. На самом деле Элис стало страшно. Она больно ударила свою соперницу и теперь может получить ответный удар из наставленного на нее пистолета.
  Но похоже было, что Алла блефовала. Глаза ее сверкали яростью, но рука заметно дрожала.
  - Я ненавижу тебя! - прохрипела Алла. - Как бы мне хотелось умыться твоей кровью, избавиться от тебя раз и навсегда.
  - Нет ничего проще, - сказала Элис, - нажмите на курок и все! Что слабо?...
  Раздался выстрел. Элис вскрикнула и упала на пушистый ковер. Она посмотрела на свои руки, на них была кровь. Алла склонилась над ней, и Элис провела рукой по ее лицу. На лице Аллы Васильевны остались следы крови.
  В комнату вбежал Владислав Андреевич:
  - Что? Что случилось? Кто стрелял? - он оттолкнул Аллу и бросился к Элис. - Элис! О, боже! Что с тобой? Ты ранена? Элис!!!
  - Ничего особенного. Успокойся, прошу... - Элис прижалась к его плечу.
  - Алла! Почему?... - Влад протянул к Алле руки. - За что? Что она тебе сделала? Скорую помощь! Алла! Надо же вызвать скорую помощь. Слышишь? Какой номер? Не могу сообразить... Какой номер?... Ах, да, ноль три! Ноль три.
  Влад осторожно опустил Элис на ковер и бросился к телефону.
  Алла молча стояла посередине комнаты с пистолетом в руке. Перед ней на полу были расставлены упакованные чемоданы.
  - Все. Дозвонился! - закричал Влад, снова вбегая в комнату. - Они уже выехали... Да как же это, Элис, милая моя, родная?! - Влад опустился перед Элис на колени и обнял ее. - Прости меня. Это я... Я во всем виноват. Я не должен был допускать этого фарса.
  - Не вини себя, капитан, - сказала Элис и нежно потрепала его волосы. - Ты здесь ни при чем. Помнишь, я говорила, что хочу, как мотылек, сгореть дотла в сказочном огне любви... Помнишь? Все очень просто, капитан. Маленький мотылек опалил себе крылышки... У мотыльков жизнь короткая...
  - Нет! Нет! - закричал Влад. - Слышишь! Не говори глупостей! Ты должна жить, Элис. Ты должна жить! Только потерпи, потерпи немножечко. Скоро приедут врачи. И все будет хорошо. Все обойдется... Только потерпи, Элис...
  - Влад, - Элис сделала над собой усилие, приподнялась и дотянулась до красивого лица своего капитана, - поцелуй меня на прощание... - попросила она.
  - Не говори так, девочка, не говори, - по щекам Влада катились слезы. Он прикоснулся губами к ее губам.
  - Не плачь, капитан! - улыбнулась Элис. - Я люблю тебя. Прощай...
  Она упала ему на руки. Он подхватил ее, но...
  - Нет! Нет! Это жестоко! Я не верю!... - Влад склонился над американской принцессой и зарыдал.
  Алла, все это время стоявшая посередине комнаты с пистолетом в руке, опустилась на колени возле упакованных чемоданов.
  Звонок в дверь. Никто не сдвинулся с места. Еще звонок. Затем стук...
  Дверь оказалась открытой...
  В комнату вошел таксист:
  - Господа! Такси вызывали?...
  
  Глава девятая
  
  УСПЕХ
  
   Каролина наконец в полной мере испытала на себе, что значит общаться с надоедливой, дотошной прессой. Фильму пророчили или полный провал или грандиозный успех. И успех действительно был ошеломляющим. Интервью приходилось давать каждодневно. Власта брала основную часть общения с журналистами на себя. Но Павлу и Каролине тоже доставалось. Особенно Каролине. Все хотели помучить новоиспеченную звезду многочисленными вопросами. Ее фото красовалось в разнообразных престижных журналах.
   Вопросы журналистов были немного однообразными, и Каролина быстро научилась отвечать на них дежурными фразами.
   - Как вы относитесь к своему успеху?
   - Замечательно.
   - Планируете ли вы дальше сниматься в кино?
   - Если сценарий будет стоящий.
   - Вы замечательно поете. Хотите ли вы стать эстрадной певицей?
   - Будущее покажет.
   - Как насчет вашего дальнейшего сотрудничества с Властой Соловьевой?
   - Не знаю...
   И Каролина действительно не знала, как сложатся в дальнейшем ее отношения с великой певицей и замечательным режиссером Властой Соловьевой. Примадонна в последнее время немного отдалилась от Каролины. Она была с ней по-прежнему ласкова и любезна. Но вся эта любезность отдавала холодком. Власта открыла Каролине дорогу для большого плавания. Но погасила маяк у своего причала. И Каролине приходилось одной управлять огромным кораблем славы, который Власта для нее построила.
   Каролина догадывалась о причинах такого поведения примадонны. Даже не догадывалась, а знала наверняка.
   - А правда ли, что вы любите Павла Нестерова? - спросила в одном из интервью какая-то молодая журналистка с телевидения.
   Каролина сделала паузу.
   - Спасибо всем, - сказала она, сделав вид будто не расслышала вопрос. - На сегодня мой лимит времени исчерпан.
   Она вышла из зала, набитого журналистами и пошла по длинному коридору телевидения. В конце коридора стоял Павел. Он ждал ее.
   - Почему ты не стала отвечать на последний вопрос? - голос Павла звучал, как натянутая струна.
   - Не смогла, - ответила Каролина.
   - Мы же любим друг друга. И я не хочу этого скрывать, - он взял ее холодные от волнения руки в свои.
   Каролина сейчас была похожа на прекрасную русалку, которой волшебница заменила хвост на изящные ножки. Каждый шаг по ее новой жизни причинял ей боль.
   - Мы же любим друг друга, - повторил свои слова Павел, глядя в ее прекрасные зеленые глаза.
   - А как же она? - тихо спросила Каролина. - Ты когда-то сказал, что навсегда отдал ей свое сердце...
   - Да, это так, - Павел отвел глаза в сторону. - Не было для меня женщины на свете дороже и любимее, чем она, Власта. Не было. Но теперь есть. И мое сердце теперь принадлежит тебе.
   - А как же она? Что будет с ее сердцем?
   Каролина вырвала свои руки из его теплых и родных до боли ладоней и бросилась бежать по коридору.
  
  * * *
  С большим успехом иногда приходят и большие неприятности.
   Власта всегда знала, что у нее немало врагов. Но она всегда держала ситуацию под контролем. Теперь же все было по-другому. Кому-то она перешла дорогу. В свое время, чтобы финансировать съемки фильма, ей пришлось вложить часть денег в выгодный парфюмерный бизнес. Этот бизнес пошел в гору. Но не всем это нравилось. Особенно после такого успеха ее фильма. Начались звонки с разного рода дружескими предупреждениями. Пытались сорвать ее сольный концерт. Все это раздражало Власту. Но она не привыкла кому-либо уступать.
   - Помнишь, еще давно я предупреждал тебя о том, что у тебя немало врагов? - сказал как-то в разговоре Антон Шведов, сидя с примадонной за дружеской чашечкой кофе у нее дома.
   - Плевать я на них хотела, - отмахнулась примадонна.
   - Да, но они на все способны. Я, например, даже подозреваю кое-кого в этих твоих неприятностях.
   - Кого?
   - Одной, теперь уже очень влиятельной особе, ты когда-то отказала в своей дружбе. Помнишь?
   - Кого ты имеешь в виду?
   - Подсказываю. Муж у нее теперь ну очень известный чиновник.
   - Не говори загадками Антон, - разозлилась Власта. - Какое мне дело, у кого какой муж.
   - Ирину Самойлову помнишь?
   - Ирина? Да я уже и забыла про нее. Ты думаешь, это ее рук дело?
   - И ее в том числе. Только трогать ее не советую. Крыша у нее на высшем уровне. Просто, будь осторожна с ней.
   Власта знала, что Антон, как рыба в воде, плавает в столичных тусовках. Она верила его словам. Ярослав был в очередном длительном гастрольном туре со своей новой фавориткой, которую он вывел на большую эстраду и теперь являлся ее продюсером. Власту это мало волновало. Но сейчас ей не помешала бы его поддержка. Павел уехал в к себе домой на несколько дней. В театре, в котором он работал, началось распределение ролей в новом спектакле. Режиссер настаивал на его присутствии.
  Но даже все эти, свалившиеся на нее, неприятности и неурядицы не так беспокоили в последнее время примадонну, как нечто другое. Она отдалила Каролину и теперь начала в этом раскаиваться. Какое-то предчувствие не давало ей покоя в последнее время. Вот и сегодня ей несколько раз звонили, спрашивали, не знает ли она, где Каролина. Сначала она отвечала, что ничего не знает. Потом ее это стало беспокоить. Она периодически начала набирать номер ее домашнего и сотового телефонов. Но везде были только вызывные гудки.
  Под вечер Власта забросила все свои дела и, прихватив с собой несколько охранников, поехала в квартиру Каролины. Дежурный внизу сказал, что сегодня с утра ее не видел, целый день она не выходила из своей квартиры.
  Власта упорно нажимала на дверной звонок. Потом скомандовала, чтобы ломали дверь.
  Охранник Миша мощным ударом плеча где-то с десятой попытки выбил дверь.
  Власта первой вошла в квартиру. В квартире было пусто и холодно, как будто в ней никого не было. Но примадонна чувствовала, что кто-то здесь есть.
  Дверь в ванную была приоткрыта. Там горел свет. Власта распахнула дверь. Вода в ванне была цвета крови. В ванне в одежде лежала Каролина. Власта и ее охрана сразу же поняли, что случилось. Миша выхватил Каролину из ванны и пронес в комнату на диван. Она еще дышала. Из вскрытых вен струилась алая кровь. Второй охранник Толик бросился в машину за аптечкой. Власта начала набирать номер скорой помощи.
   Раны перетянули бинтом. Скорая еще не приехала. Власта пыталась привести Каролину в чувства. Каролина открыла глаза.
   - Зачем? Почему ты это сделала? - Власта смотрела на нее с отчаянием. - Еще немного, и мы бы уже не спасли тебя.
   - Зачем вы меня спасаете? - тихо произнесла Каролина.
   - Потому что ты должна жить.
   - Ради чего?
   - Ради жизни, ради любви, наконец, - сказала примадонна. - Если это то, о чем я догадываюсь, то, как глупо из-за этого расставаться с жизнью. Дурацкая порядочность. Да за любовь надо бороться, девочка. Это я тебе говорю. Возможно, это моя вина в том, что случилось, - сказала она после небольшой паузы. - Мне надо было давно поговорить с тобой. Ты любишь его, я знаю. И я не буду мешать тебе.
   - Но вы же...
   - Я уже привыкла терять... И привыкла прощать... так будет и на этот раз...
   За окном раздалась сирена скорой помощи.
  
  * * *
   Яркое и радостное утро следующего дня Каролина встретила в больнице. Она посмотрела на тумбочку возле кровати. На ней в вазе стоял букет алых роз, рядом лежала записка.
  Вошла медсестра, заулыбалась, увидев, что Каролина проснулась.
   - Власта Денисовна Соловьева приходила к вам. Но вы спали. И она не захотела вас будить. Это она принесла вам эти роскошные розы. И записка вот.
   Она подала Каролине записку.
   - Спасибо, - улыбнулась Каролина.
   - А к вам там еще один посетитель. Он прогуливается в садике и ждет, когда вы проснетесь. Можно позвать его?
   - Да, пожалуйста, позовите.
   Медсестра вышла.
   Каролина развернула записку. Она сразу узнала спешащий, но уверенный и твердый почерк примадонны:
   "Любовь обитает где-то вокруг нас, парит над нами. Но наступает момент, и она, словно пуля, вылетевшая из невидимого ружья, вонзается нам в сердце и остается там. Но мы не погибаем от этой пули, наоборот, нам становится очень хорошо, весь наш организм перестраивается и начинает жить по-новому... Живи, люби, будь счастлива. Я уезжаю на гастроли. Власта Соловьева".
   Прочитав записку, Каролина улыбнулась.
  В палату вошел Павел Нестеров.
   - Ну, вот ты наконец проснулась, - он присел на краешек кровати. - Скажи мне, зачем...
   - Не нужно пустых слов, - остановила его Каролина. - Отвези меня в Город Любви.
  
  ЭПИЛОГ
  
   Поезд из столицы прибыл на первый путь. На перроне Города Любви было многолюдно и шумно. Никогда еще так не встречали ни один поезд. Море цветов, улыбок.
   Каролина Ферре и Павел Нестеров сошли с поезда и окунулись в эту улыбающуюся, цветочную массу. Руки уставали писать автографы. Но они старались.
  А потом они сбежали ото всех, даже от своей охраны и отправились на берег моря. И огромное, ласковое синее море встретило их великолепным штилем.
  - Это тот самый берег? - спросил Павел.
  - Да, - ответила Каролина. - Сюда мы приплыли с Сержем. И я так мечтала вернуться сюда вновь.
  - Ну, вот ты и вернулась, - улыбнулся Павел и обнял ее.
  Их губы слились в поцелуе. А потом они бросились в море. Они плавали, обнимая и целуя друг друга. Это было похоже на танец двух влюбленных дельфинов. Это было красиво и чарующе. Их тела сливались в единое целое, и море ласкало их своими волнами.
  Напившись вдоволь любовью, насладившись этим восхитительным чувством, Павел и Каролина вышли из моря и легли на золотистый теплый песок.
  На этом пустынном пляже редко кто бывал. Стояла ранняя весна и желающих купаться было мало. Вряд ли кто-нибудь мог забрести сюда. И двое влюбленных лежали на песке, рядом, рука к руке, даже не подозревая, что кто-то может их увидеть.
  Но все же нашелся один человек, которому захотелось прогуляться именно по этому берегу. Его тихие, осторожные шаги не потревожили блаженный покой влюбленных. Он просто подошел к скале и остановился возле нее. Его карие глаза смотрели на них, а на лице играла улыбка. Это был предсказатель Эрнест. Кому, как не ему, давно уже было все известно. Любой другой посторонний наблюдатель увидел бы лишь то, что должен был увидеть. Двое на берегу отдыхают после занятия любовью. Но Эрнесту дано было увидеть большее. Море в этот день было особенным. Над его волнами парило легкое перламутровое свечение. Сама любовь, великая и всемогущая, спустилась в это час с небес и танцевала на волнах свой радостный танец.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"