Сафарина Эльвира: другие произведения.

Чудеса не моего мира

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.74*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все как обычно - невезучая попаданка, герой красавчик, приключения и неземная любовь. Наивно и заштамповано. Обновление от 18.11.2016 в комментах. ЧЕРНОВИК! . Прошу комментировать, мне важно ваше мнение)) Заходим в иллюстрации и смотрим смешную картинку ко второй главе)) Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

  
Глава 1
  
   В моем мире чудес не бывает! Я быстро топала по-весеннему грязному асфальту, упрямо наступая в самые темные и глубокие лужи. Зовут меня Раиса Лаврова, мне двадцать три, и я полная неудачница, во всех смыслах слова. Высокая как дядя Степа, и с весом под сто килограмм.
   Школьные годы оставили в памяти самые нежные воспоминания - издевки и насмешки преследовали меня, словно дикие пчелы медведя, до самого выпускного. Какие только прозвища я не собрала в свою копилку обид: здесь и Топтыгин и Гора, и Толстуха и моя "любимое" - Слониха. И школу и злых одноклассников я люто ненавидела, всей своей огромной, неуклюжей и несчастной душой.
   Позиция родителей оказалась очень проста - мы тебя вырастили, выкормили, а дальше сама, как хочешь. А то, что нещадно травили, - сама виновата, всегда можно найти общий язык. Они не были плохими, нет, просто...равнодушными. Папа вечно пропадал в командировках, а мама на даче, выращивая обожаемые розы и георгины. Им было некогда мной заниматься. Слишком часто, я рыдала от обиды и бессилия, прячась в уголке душной гардеробной школы. Утыкалась мокрым лицом в куртку и представляла - вот отец сейчас придет, возьмет обидчиков за шкирку и каак... покажет, что нехорошо обижать маленьких... от этого зубы крошатся, и ноги больно ломаются! Но никто, конечно, не приходил, а я вытирала обидные слезы и ползла на очередной урок.
   Кое-как отмотав каторгу со скучным названием среднее образование, на удивление легко поступила в институт на факультет архиватора. Я мечтала об огромных, полных воздуха и света помещениях, сверху донизу заполненных тайными знаниями. Только я... и укрытые древней пылью книги. Будущую профессию я романтизировала до жути. А вот людей избегала, а от которых сбежать не получалось, с трудом терпела.
   Напряженная студенческая жизнь все-таки сбросила с меня десяток килограмм, и теперь я выглядела не так упитанно. Но с мужчинами не то, что не везло, их просто не было. Моя большая фигура, скучные каштановые волосы и карие глаза не пользовались бешеной популярностью. Прибавьте сюда нелюдимый, язвительный характер и мой рейтинг снижался почти до нуля. А те немногие, которых я привлекала (в основном мелких мужичков, думающих, что я пригрею их и прижму к груди) уже не нравились мне.
   Довольно рано привыкнув к самостоятельности, я на первом же курсе нашла работу, в небольшом магазинчике. Быть уборщицей не особо почетно, но платили неплохо, и на жизнь с трудом, но хватало. Хозяйкой оказалась забавная сморщенная старушка, никогда не расстающаяся с лакированной красной сумочкой. Торговала она сэконд - хэндом или если по-модному - антиквариатом. На мой неискушенный взгляд, кроме барахла довоенных лет, там не было ничего ценного, но не мне судить. Кто-то же это покупает?
  Быстрым шагом, дойдя за двадцать минут до работы, на минуты остановилась и глубоко вдохнула манящий запах маковых булочек - неподалеку виднелось кафе. В животе голодно заворочалось - а я сегодня даже не обедала. Ладно попозже зайду - решила я потерпеть. Хозяйка конечно милая женщина, но одного не выносила - опозданий. Как она узнавала, что я не пришла вовремя, оставалось для меня загадкой.
   Магазинчик располагался на первом этаже двухэтажного деревянного домика, построенного наверно еще до революции. И своей зеленой, даже салатовой вывеской ярко выделялся на фоне почти черных от времени бревенчатых стен.
   Открыв скрипучую дверь, пригнувшись, зашла в темноту и шлепнула замершей ладонью по выключателю. Тусклая лампочка осветила небольшую комнату с грязным полом, сплошь заставленную шкафами и витринами - напоминало склад, если честно. Когда то здесь был музей советской истории, от него до сих пор остались приклеены красно-черные агитационные плакаты. Со стены напротив меня укоризненно смотрела Родина - мать. Я ей подмигнула и шустро принялась за уборку.
   В подсобке накинула безразмерный халатище, фасона моей бабушки. В стоящем на тумбочке зеркале отразилась несуразная плотная девушка в синем балахоне, с растрепанными волосами и румяными от ветра щеками - матрешка да и только!
   Даа... натопали сегодня изрядно. Через час, наконец, разогнулась и с усилием потерла ноющую поясницу. Чертыхаясь, домывала последние метры пола, пришлось пять раз воду сменить.
  Напоследок оглядела сверкающий линолеум, блестит красавец! Уже хотела пойти в кладовку, как взгляд наткнулся на что-то синенькое за стеклом витрины. Подошла поближе: таак это вчера точно не видела - овальный, плоский как блин камень матово мерцал лазурью в неярком свете. Размером он был с ладонь - им наверно хорошо лягушек на озере пускать прикинула я. У меня аж ладони зазудели.
   Странно все это, с каких это пор камушки ставят рядом с со старинными медными часами и брошками? А дверца оказалась незакрытой, что еще страннее... С искушением боролась наверно секунд двадцать, не больше.
   "Ну полапаю экспонат и обратно поставлю, никто и не узнает, так ведь?" - быстро, пока не передумала, распахнула дверцы и схватила желанный предмет. Тут же оглянулась - не зашел ли кто? Не буду же потом объяснять, что стало просто любопытно. Уволят с позором, и это в лучшем случае.
   Он оказался теплым и бархатным на ощупь, местами покрытый сизым налетом. Потерла большим пальцем, и он заблестел еще больше. Ничего особенного, камень как камень. Ну, все налюбовалась, пора и обратно решила я. Тут злосчастный булыжник начал очень быстро нагреваться. Я испугалась и бросила его. Ага, нифига не получилось! Голубой блин намертво прилип к ладони. "Его, что моментом намазали??" - мелькнула ужасающая мысль, а кожа рук начала пылать. Встряхнула, в никакую! Ногтями другой руки стала отдирать. Ее тут же магнитом притянуло к камушку, что слезы брызнули. Горячий же, зараза! Я выла от боли, тряся уже двумя руками. Если бы кто заглянул в окно, то увидел бы странную картину - по комнате бегает высокая тетенька в костюме уборщицы, трясет молитвенно сложенными руками и орет. Представила и истерично захохотала.
   Через минуту догадалась конечности сунуть ведро с водой. От него аж пар пошел, боль мгновенно утихла и вздохнула с облегчением. Руки, наконец, отлипли, а камень упал на дно. Чтоб я еще раз хватать, что не надо, обезьянка недоделанная! Перевела дух и вынула пострадавшие ладони с воды. Я ожидала увидеть обугленную черную кожу, но ничего, лишь легкая краснота.
  Но я рано обрадовалась - сильно зачесались ладони, да что это такое! Потерла их друг о дружку, не помогло.
   Побежала к крану, включила горячую воду и стала ожесточенно тереть дрожащие руки. Зуд не прекращался, и что хуже, перекинулся на ноги. "Может блохи?" - со слабой надеждой пискнул мозг. Не прекращая чесаться, осторожно высунула нос из подсобки. И засунула его быстро обратно. Вместо старого пластмассового ведерка в воздухе висел светящийся голубоватый шар, размером с футбольный мяч. По его поверхности пробегали белые искорки, и он медленно плыл в мою сторону.
   - Это все грибы! - уверенно сказала я себе. Утром за завтраком я схомячила целую банку маринованных опят, и вот результат - глюки. Надеюсь, меня откачают, и до зеленых человечков я не докачусь. Успокоившись, расслабленно прислонилась к косяку и с интересом стала наблюдать за поведение взбесившихся булыжников. До меня остался всего жалкий метр, когда я очнулась от ступора. Занывшие руки напомнили, что я все- таки в реале. С ужасом наблюдала за приближение зловещего шара. Ноги пустили глубокие корни и отказывались двигаться. Кладовка позади, казалась ловушкой, а выход перекрыл бывший камень. Что мне делать?? Я глубоко вздохнула, и с ходу перепрыгнув препятствие, со всех ног устремилась к желанной двери.
   Толкнула со всего размаха. В лицо ударил свежий ветер с запахом талого снега. И тут спину обожгла такая пронзительная боль, что я рухнула лицом прямо на мокрое, грязное крыльцо. И отрубилась окончательно.
  
  
Глава 2
  
  
   Раз барашек, два барашек... Забавные беленькие рогатики резво перескакивали через низенький желтый заборчик, а приземляясь, зачем-то рычали. Неправильные какие-то... Тут один обернулся и поскакал прямо на меня на ходу синея и увеличиваясь в размерах. Из милой пушистой мордочки вылезли клыки, а черные круглые глаза привели в ужас. Баран-мутант в мгновения ока домчался до застывшей как мумия Тутанхамона меня, и как прыгнул! Из раскрытой пасти торчали тысячи бритвенно - острых зубов. В животе похолодело от безумного страха. Я закричала и... проснулась.
   Какой противный сон! Попыталась встать, но ударилась головой обо что-то мягкое и рухнула обратно. Темно, как в подвале. Ну и где я? Точно не у себя дома и не на крыльце тоже. Крыльцо! Я вспомнила злобный голубой шар, притворившимся булыжником, чесавшиеся руки, свой бесславный полет раненой утки и такие родные грязные доски, которые видела последними. Клептоманка чертова! А может все-таки отравление грибочками? И я сейчас лежу в больнице...
   Ощупала разрывающиеся на куски голову, и чуть не взвыла от острой боли. Пальцы коснулись чего-то теплого, а точнее крови! Кажется на лбу огромная открытая рана, но вроде кости целы. Да и нос тоже. А вокруг была такая темень, что я даже не видела поднесенных прямо к глазам рук. Пальцы тоже ободраны, так как я ими пыталась тормозить. А на спине точно синяк. Для глюков я слишком уж пораненная. Я нервно хихикнула и пропела:
  
   - Я инвалиид, у меня ножка болиит. И почему меня никто не лечит, а?
  
   Собственный голос гулко затерялся в пространстве, и стало по-настоящему жутко. Ненавижу темноту! Будто я в космосе... Я загнала начинающуюся истерику поглубже и стала все ощупывать. Упругий пол подо мной плавно переходил в стену в полуметре от меня, а потом и в низкий потолок. До которого я достала стоя на коленях, рукой. Путем нехитрых заключений вывела, что я сижу в чем-то круглом и упругом. И из этого чего-то нет выхода.
   Резко накатила паника. Я толкнула изо всех сил стену, она поддалась чуток и тут же вернулась обратно. А я стала задыхаться. Мамочка, кто же это со мной сделал?? Скрючившись, я заревела от страха, от боли, от чувства, что невидимые стены сомкнуться и раздавят такую хрупкую меня. Здравствуй клаустрофобия! Казалось, прошла вечность. Но усталость взяла свое и, закрыв опухшие от слез глаза, я тревожно заснула.
  
  
  
  
  
   Во второй раз пробуждение оказалось более удачным. И хотя, минут пять не решалась открыть глаза, скрюченное ноющее тело ясно дало понять - я все еще была в шаре. Стены моей тюрьмы оказались прозрачными, и я с изумлением разглядывала мрачную пустыню, доходившую до горизонта. Висела я трех-четырех метрах над каменистой землей.
   Еле распрямив закоченевшие мышцы, первым делом стала стучать, царапать и давить полупрозрачный кокон. И как вчера, безуспешно. Вконец устав, решилась снова оглядеться вокруг. Темно-коричневые полуприсыпанные глыбы лежали подо мной, а дальше, куда ни кинь взгляд - ржавый песок, лишь изредка оживляемый все теми же камнями. Что ни говори, пейзаж внушал оптимизм. Примерно, как и мысль - ты в аду, детка.
   Солнца не было видно, но все равно светло. А горизонт с каждой минутой розовел все сильнее. Рассвет. Значит, я тут с ночи как НЛО вишу. Горько хохотнула. Ссадина на лбу за ночь засохла и неприятно стягивала кожу. Спина по-прежнему ныла, а кончики пальцев пульсировали от боли. И странно, ни пить, ни есть, ни в туалет не хотелось. Очень надеюсь, и не захочется.
   За несколько часов наблюдений так никто живой и не появился. Только огромное оранжевое солнце жарило вовсю. Я уже давно сняла с себя с себя халат, кофту, скинула ботинки с носками, оставшись в футболке и джинсах. Разлегшись на спине, ногами уперлась на стену, а руки убрала за спину. И думала. Ну какой черт меня дернул взять тот злополучный камень?? Не висела бы нелепой елочной игрушкой над незнакомой пустыней, а сладко бы спала в теплой уютной кровати. К тому же сегодня воскресенье... Эх, какая же я дура бестолковая...
   Представила, как через сто лет здесь пройдут люди и найдут загадочно висевший голубой шар, а в нем древний скелет. Ужас, не дай Бог! Я обязательно выберусь, только вот как? Солнце светило все ярче, и я, прикрыв глаза рукой, задремала. Все равно делать нечего.
   Проснулась резко, с неясным чувством опасности. Голубое небо побагровело, откуда-то налетели серые облака, и светило с тихим шелестом скрылось за ними. И это в разгар дня! Усилившийся ветерок сдувал песчинки в крохотные фонтанчики, но они очень быстро увеличивались в размере. Я с тревогой следила за разгоравшимся все сильнее ненастьем. Хорошо, что я высоко. И впервые порадовалась своей клетке - кроме звуков в шар ничего не проникало. Но моя радость длилась недолго.
   Резкие порывы обнажили камни подо мной, и где-то за какие-то десять минут ветер стал ураганным. С земли со страшным воем поднялась стена из песка. Бурлящее коричневое море, в которое превратилась пустыня, за какие-то доли секунды достигло моего крохотного убежища и страшные волны поглотили его с головой. Стало по-настоящему страшно.
  Злые вихри завывая, будто дикие злые звери, кружили, бились, вгрызались в тонкие стены шара, стремясь его разрушить. Свернувшись в клубок и до боли зажмурив глаза, я молилась о спасение. Пожалуйста, пощади! Я сделаю все что угодно, только не оставляй одну... Буря скрыла дневной свет и наступила тьма - живая, рыжая и стонущая. Мне снова стало казаться, что стены пульсируют и сжимаются, а воздух вконец испарился, и стало трудно дышать. Легкие разрывались, сердце колотилось как бешеное, а неконтролируемая дрожь не проходила.
   Сколько продолжалась безумная песчаная буря я не знаю. Час, день, вечность? Но в одно мгновение наступила оглушительная тишина. Медленно открыла глаза. Пейзаж изменился до неузнаваемости. Все еще багровое солнце освещало огромные барханы, избороздившие бывшую равнину. А холм песка почти касался шара! Пришла запоздалая мысль - а если бы я оказалась ниже, хотя бы метр? Ярко представила весь ужас заживо замурованной в безжалостных песках. В тишине, в темноте. И снова настиг приступ удушья, горло сжалось, и я задрожала в ознобе. Обняв коленки, я раскачивалась из стороны в сторону, уставившись сухими глазами в пустоту. Как же просто, оказывается, превратить человека в испуганного звереныша.
  
Глава 3
  
  Солнце светило все ярче и я опять задремала. Разбудил меня тихий шелест раздававшийся откуда-то снизу. От открывшейся картины резко поплохело - к месту стоянки моего "подвесного домика" быстро приближались длинные серые тени, очень смахивающие на змей переростков. Десятиметровые змеюки, я насчитала аж пять громадин, шустро приползли прямо на мои камни и замысловато переплетясь застыли огромным серым клубком. Ууу, гады ползущие! Не могли найти другое место для своей лежанки? Или они специально ждут, пока добыча сама упадет? Я совсем не обрадовалась первым встречным здесь живым существам. Таким, даже я на один зубок. Не помню только если у змей зубы или нет? И где водятся такие чудовища? Неужели я в Амазонии? География не мой конек, признаюсь честно.
   - Кыш отсюда! - то, что эти хладнокровные глухие, я забыла. Но они, кажется, об этом тоже не знали, так как все подняли приплюснутые с боков головы и угрожающе зашипели. У меня мороз по коже прошел, несмотря на жару. Жуткие красные глаза без зрачков уставились на меня, а раздвоенные языки заплясали в воздухе. Испуганно сжалась, снова сделала все неправильно. Тем временем хищники успокоились и улеглись друг на друга, подставляя серые гибкие тела жаркому светилу. Хорошо им...
  Мама наверно все трубки оборвала, разыскивая меня, я с ней обычно по три раза на дню разговаривала и всегда перед сном желала спокойной ночи. Захотелось заплакать, но, кажется, слез больше не осталось...
   Вдруг дружная пятерка стала шустро распутываться и расползаться. Причем ползли они друг за дружкой, так что казалось - это одна сверх гигантская змея улепетывает. Что же их так напугало?
  Люди! Я спасена! Черные точки на горизонте быстро превратились в скачущих в моем направлении всадников на низеньких лошадях. От чувства облегчения я на секунду зажмурила глаза и горячо поблагодарила Бога. Спасибо что не оставил меня!
  
  Стоя на коленях и прижав ладони к прозрачной перегородке, жадно разглядывала своих спасителей. И чем ближе они становились, тем яснее я понимала - я не на Земле! Потому что, вместо привычных лошадок, увидела громадных ящериц переростков, с серо зеленой чешуей, мощными лапами и свирепыми мордами. Как я вообще могла принять их за лошадей? Удивляться сил уже не было, но всадники оказались еще страннее.
  Трое здоровенных, задравших голову существ, лишь отдаленно напоминали людей. Я с тревогой рассматривала высоких мужчин, (по крайней мере, на женщин они походили еще меньше) одетых в кожаные безрукавки и такие же коричневые бриджи. Радость быстро прошла, сменившись запоздалым страхом. Так ли хорошо, что меня нашли? Может лучше было бы еще чуточку посидеть в шаре? Круглые янтарные глаза с точками зрачков, широкие плоские носы, узкие губы не так уж поразили. Главное - они все были покрыты мехом! И На головах черная грива жестких волос, из которой выглядывали пушистые треугольники ушей. И еще у них были длинные хвосты!
  Люди-кошки? Оборотни? По-моему я точно свихнулась и сейчас лежу пристегнутая ремнями в психушке. Я в отчаянии закрыла глаза ладонями, но когда их открыла, почти ничего не изменилось, только мужчины спрыгнули на песок со своих ездовых крокодилов. Мощные руки с когтями держали тонкие копья, сейчас направленные прямо на меня. Ох, надеюсь, они не людоеды? В животе что-то противно похолодело и я нервно обняла себя руками. Я никогда не верила в другие миры, переселения и магию, так почему именно я здесь, а не какая-то повернутая на эльфов девушка? Один из них, темно коричневый, что-то гортанно прокричал.
  - Я не понимаю! - закричала в ответ. - Помогите мне, я не могу выбраться! И изо всех сил стукнула кулаком прозрачную стену.
  И тут эти громилы, вместо того чтобы вызволить меня, заржали!
  Громко смеясь, они указывали на меня, переглядывались, и опять по-новой! Ха-ха, тетенька в шаре, обхохочешься прямо. Пока парни веселились, я сидела скрестив руки и глядя на голубое безоблачное небо. Внизу вдруг стало подозрительно тихо. Троица пушистых о чем-то неслышно переговаривалась, а их хвосты нервно били по бокам. Эй, меня сегодня будут вызволять или нет?
  А их копья-то не обычные оказались, вон, как голубовато засветились! Кажется я догадываюсь, что сейчас произойдет. Да я же грохнусь с четырех метров прямо на камни! Пока пыталась им это объяснить, нелепо махая руками, они направили светящиеся палочки на мой несчастный шарик. Наконечники ярко вспыхнули, на миг ослепив меня я обреченно зажмурилась, послышался треск и я... падаю!!!
  Секундная невесомость, паника... и меня поймали! Рвано выдохнула и открыла глаза. Большой парень вблизи оказался еще экзотичнее. Золотистые глаза, кожа на лице будто покрыта бархатом, а из-под усмехающихся тонких губ выглядывали кончики острых клыков. Кошколюд не мигая, смотрел на меня, его ноздри широко раскрылись принюхиваясь. А сам он крепко держал меня, даже не думая отпускать. И запах у него странный, как от хвойного леса. Вздохнула полной грудью, как же хорошо быть свободной! Ну, почти свободной.
  - Привет, - растерянно ляпнула я. - Может, отпустите меня? Я завозилась и толкнула в его в плечо, но тот только фыркнул, даже не подумав подчиниться.Лишь крепче сжал руки.
  - Ишшурра ханну толлни? - резко спросил. Странно, я не узнала язык, но, кажется, что мужчина спросил, что-то вроде 'Кто тебя прислал?'. Я не была уверенна в этом, поэтому с сожалением покачала головой.
  - Я не понимаю. Я даже не знаю, как здесь очутилась...
  Коты переглянулись и тут же начали действовать. Я даже пискнуть не успела, как меня шустро закинули на спину ближайшего ящера. Хорошо, что на мне джинсы, а не юбка или платье. Даже халат пригодился - меньше обгорю, солнце обжигало все сильнее.
  - Хорро! - с громким криком мой спаситель запрыгнул позади меня, притиснул к себе рукой и мы полетели! От неожиданности я завизжала, так что заложило уши. Ящерицы делали гигантские прыжки метров на десять-пятнадцать за раз, и мягко приземляясь, прыгали снова. Чееерт! Голова кружилась, сердце колотилось от страха и адреналина. Настоящие американские горки! Я изо всех сил вцепилась в руку державшего меня мужчины. Не дай Бог, уронит. Тогда хана птичке!
  Повизжать с удовольствием мне не дали, пушистый быстро закрыл мне рот когтистой пятерней и что-то угрожающе прошипел в ухо. Я кивнула, поняла, не дура. Кот только хмыкнул, но ладонь убрал.
  Как гигантские кузнечики, мы неслись по рыжей пустыне, а ветер с песком бил в лицо. Спустя некоторое время я успокоилась и даже немного наслаждалась незапланированной поездкой. Надо везде искать положительное, вдруг это будет последняя радость в моей жизни?
  
  
  
  
Глава 4
  
  Через несколько часов, в той же пустыне, послышался негромкий хлопок. Двое странно одетых людей появились будто бы ниоткуда, взбаламутив целую кучу песка.
  - И куда нас на этот раз выбросило? - язвительно спросила темноволосая женщина в не по-погоде теплом белоснежном платье, отряхивая с волос вездесущий песок. Ее спутник, мужчина в черных брюках и рубашке вытер рукой вспотевший лоб и на секунду закрыл глаза.
  - Пустыня Харишша, госпожа, - светло-серые глаза спокойно смотрели на раздраженную колдунью. - Западная ее часть.
  - И без тебя вижу, что пустыня! - она оглядела безрадостный пейзаж, но ничего нового не увидела - все те же коричневые барханы до самого горизонта. - Не похоже, что здесь мы найдем, то, что нужно... Может ты ошибся? Если ты зря выдернул меня спозаранку с постели, тебе не поздоровиться Сораж, я обещаю!
  - Я никогда не ошибаюсь, госпожа Миневра, импульс шел отсюда, - терпеливо ответил мужчина, ничуть не испуганный угрозами своей госпожи. - Нам туда, - он махнул рукой куда-то вперед и бодро зашагал, не дожидаясь ее. Он уже давным-давно устал прислуживать этой мегере, но маги не могут разорвать однажды данные обещания, к великому его сожалению. Если только не найдется другой хозяин, который разорвет старый контракт и заключит новый. Но кому нужен трус и предатель?
  Миневра злобно зашипела и поплелась за ним. Если бы проклятый маг ее предупредил, подумала она, загребая обжигающий песок ногами, она надела бы плащ и свои походные сапоги, а не легкие сандалии. Что-то он стал слишком наглеть, и, кажется, стал забывать, кому должен быть благодарен за свою свободу и жизнь. Ну, ничего, она напомнит зарвавшемуся магу его место!
  Минут через десять, Сораж остановился у неприметных серых камней и растерянно посмотрел на запыхавшеюся колдунью. Она только вопросительно подняла брови.
  - Портал должен быть здесь... - неуверенно протянул он. - Я чувствую точку выхода !
  - Только не говори мне, что мы опоздали! - она была готова убить его, а ее тихим голосом можно было заморозить Южное море.
  - Она не могла уйти далеко, я уверен. Я найду девушку, госпожа. И простите меня. - Маг даже не стал отрицать очевидное, низко склонив голову он проклинал тот день, когда встретился с Милитой.
  Колдунья же, успокоилась, унижение этого когда-то гордого человека всегда поднимало ей настроение.
  - Я возвращаюсь! А ты, пока не найдешь ее, мне на глаза не показывайся!
  Сораж отрывисто кивнул и через секунду они исчезли, растворившись в порталах и лишь их следы, впрочем быстро расплывающиеся от ветра, напоминали о них.
  
  
  
  Мы скакали больше двух часов, я ужасно устала и давно уже дремала, прикрыв глаза и откинувшись на грудь всадника. Все равно ничего интересного - песок, песок и еще раз песок. Мое бедное тело болело везде, особенно страдала напрочь отбитая попа. Я обрадовалась, когда на идеально ровном горизонте показались темные точки. Хоть какое-то разнообразие. Мы подъехали чуть ближе, и они превратились в высокие шатры из шкур неизвестных животных, чем-то напоминавшие монгольские юрты. Из некоторых поднимались белые столбики дыма. А вот и поселение кошколюдов! Примерно полусотня домиков, разбросанных в хаотичном порядке раскинулась на небольшой территории оазиса. Только вместо пальм, там росли низенькие деревья. Жителей было немного, всего десяток бродили между шатрами и занимались своими делами. Было страшновато, я не знала об их намерениях и, хотя мне до сих пор не причинили никакого вреда, вряд ли это надолго. Чужаков нигде не любят.
   Наш маленький отряд вихрем пронесся между юрт и въехал прямо в центр поселения, где было что-то вроде круглой площади, со странными большими камнями посредине. В нос резко ударил такой знакомый запах горящего дерева и жаренного мяса, что желудок загрохотал как барабан. Я глотнула вязкую слюну, как же хочется кушать! И как я три дня терпела? По-любому в этом шар виноват! Кроме запахов готовящейся на костре еды, еще терпко пахло шкурами.
   Те несколько кошек, что оказались в данный момент там, с вытаращенными глазами пялились на меня. А я на них. Секунд пять стояла оглушительная тишина, и она взорвалась множеством гортанных голосов. Мои сопровождающие или охранники отвечали им с довольными ухмылками на пушистых мордах. Даа, представляю, что они говорят... От множества взглядов зачесалась и так обгоревшая кожа. Мне стало не по себе, никогда не любила быть в центре внимания, а быть в роли пойманной добычи аборигенов на неизвестной планете, вообще самый жуткий кошмар, что могло приключиться со мной.
   Меня довольно бесцеремонно сдернули с ящера и схватив за плечо, потащили к самому большому шатру. От других он отличался черным цветом и замысловатым узором в нижней части. Я чуть не рухнула под ноги мужчине, потому что ноги отказывались меня держать. Лишь его рука удержала меня от позорного падения. Мужчина между тем раздвинул тяжелый полог и втолкнул меня в темноту шатра. Я споткнулась и чуть не упала, еле восстановив равновесие... Переход от яркого солнечного дня в полумрак, был так резок, что я мгновение ослепла. Когда зрение вернулось, оказалось, что я стою перед сидящим на низкой подушке совершенно седым котом, одетым в темные безрукавку и короткие штаны. Его желтые, как луна глаза в упор рассматривали меня, руки сложены на груди, а уши подрагивали. Он внимательно слушал отчет трех охотников, сначала они заговорили одновременно, но потом мой прикрикнул на остальных и указывая на меня начал речь. Я же молчала, все равно ничего не понимаю и вряд ли встревать в разговор и начинать первой мудрая мысль.
   Присесть мне никто не предложил, ноги гудели, хотелось есть и спать. И вдруг мне очень-очень захотелось по-маленькому. Блин, похоже, опять эта магия шарика проклятого! Там не хотелось, а тут... Как же стыдно. Я переступила с ноги на ногу, а коричневый все говорил и говорил... Я умоляюще подняла глаза на вождя, как же объяснить то? Но старик умный попался, он задумчиво посмотрел на меня и рявкнул длинную фразу на своем тарабарском языке. Мужчины снова засмеялись, и меня, наконец-то поволокли из шатра на улицу. Щекам стало жарко-жарко от прихлынувшей крови, так я еще не позорилась никогда.
  Снаружи уже собралась огромная толпа ушастых. В основном мужчины, женщин было совсем мало, зато каких! Гибкие, стройные с густыми черными волосами до поясниц, янтарными глазами, милыми ушками и хвостами они производили потрясающее впечатление оживших статуэток. Все они старались подобраться поближе, протягивали руки с длинными когтями, что бы дотронуться. Я еле сдержала желание нырнуть обратно в шатер, да они меня сейчас на кусочки разорвут от любопытства! Выглядело так, будто они впервые видят человека! Если это так, мне очень не повезло...
  
  
  
Глава 5
  
   Охота не задалась. Я, Сагот Пушистохвостый с моими друзьями, близнецами Кирком и Дирком, между прочим, лучшие следопыты племени Песчаных котов! Ну, или будем таковыми, лет так через пять. Пока нам по всего лишь по семнадцать зим и это наша третья вылазка. Если точнее, это наказание, за глупую драку перед священным деревом самой Богини. Да уж! То, что мы последние олухи, узнали даже молочные котята...
   И теперь, вместо того, что бы готовиться к Празднику Выбора, точить когти и подглядывать за молодыми кошечками, мы вынуждены второй день преследовать серых змей, которые в самый последний момент расползались у нас перед носом. Видно Гарая сильно на нас обиделась за свое оскорбление, раз удача отвернулась от нас. Хотя убивать и разделывать тяжелых вонючих змей, то еще удовольствие. Поэтому мы особо и не старались, больше хвастаясь победами и мчась наперегонки по пустыне на своих верных рексах. На третий день похода закончились запасы еды и воды, да и мы порядком устали от песка, ветра и наглых морд друг друга. Пришлось признать, хитрые ползуны обманули нас, и придется возвращаться ни с чем. Ну и влетит же нам от вождя...
  
  Мы уже хотели поворнуть назад, когда увидели над каменистой площадкой, на сотню шагов впереди, очень странную и нелепую картину. Невысоко над плато, висел голубой шар портала с кем-то живым внутри. Вот так находка! Похоже, опять жрецы балуются. Осторожно подъехали поближе. Мы не боялись говорящих с духами, потому что взяли в защиту заговоренные копья, мгновенно нейтрализующие их магию. А один на один, без своих хитрых штучек, они нам на один зубок. Коты славились своей силой и доблестью и мы не исключение! Но опасения оказались напрасными, а награда за нашу смелость, очень приятной. В портале была самочка человека. Очень испуганная и очень аппетитная. Одетая в странный синию накидку и брюки, она сидела, поджав ноги и с тревогой смотрела на нас.
  Людей я видел в последний раз, лет десять назад, но сразу узнал. Да и кто их, бесхвостых не узнает? Это же они расползлись, подобно пахучим муравьям, по всему Ориану, тесня котов и других, хоть чуточку непохожих на себя, к окраинам и пустыням. Впрочем, я не жалуюсь, мне и здесь хорошо.
  - Вот так добыча! - усмехнулся Дирк с прищуренными глазами смотря на что-то непонятное лепечущую самочку. - Да я каждый день готов серых потрошить, если нам такие будут попадаться!
  Мы засмеялись, полностью признавая правоту друга. С женщинами в племени было не весело. Девочек традиционно рождалось раза в пять меньше, чем мальчиков. Это было хорошо во время войны, и очень плохо во все остальные времена. Только самым сильным, ловким и умным доставались они, во время ночи Выбора. Остальным оставалось лишь молча завидовать везунчикам или же уходить в другие племена за женой. Как ушел и вернулся Хромой Тисс с женщиной из племени Волков.
  Девчонка, на вид она выглядела не старше нас, обиделась и отвернулась, что вызвало лишь новую волну смеха. Больно сильным было облегчение, что вряд ли Седой Лунь сильно рассердиться на нас, когда мы ее притащим. А он мог и от испытаний отстранить. А нет хуже такого позора для молодого мужчины, чем остаться еще на один долгий год безмозглым мальчиком, а не взрослым воином! А новая самочка - это всегда хорошо. Без разницы, будь она кошкой или человеком. Может даже быть, если сильно повезет, она достанется одному из нас. Чем Гарая не шутит?
  Мы направили копья на портал и активировали их. Самочка нелепо замахала руками и упала прямо в мои объятия. Маленькая, мягкая, с необычно гладкой кожей, цвета плодов ченуши и глазами цвета молодой коры, она окутала своим теплым ароматом и заставила забиться мое сердце в три раза быстрее. Красивая. Хочу ее!
  
  
  
Глава 6
  
  
   За шатрами оказался пустырь, заросший метровыми серо-зелеными колючками. Кое-где между ними лежали булыжники с меня ростом.
   - Рах! - указал кот на них рукой.
   'Это и есть туалет? Ну и сервис...' - подумала я, забегая со скоростью реактивного самолета за самый большой валун. Отвыкла я как то от походных условий. И с облегчением выдохнула. Успела! До чего же хорошо... И как же мало для счастья надо! Эх, еще бы руки умыть ... Поправила одежду и неторопливо подошла к провожающему. Коричневый кошколюд раздраженно бил себя хвостом, а потом схватил меня за руку и поволок обратно. И чего это он, я вроде недолго была?
   - Эй! Я и сама могу идти! - попыталась я его хоть немного затормозить. Во-первых я не успевала за ним и потому спотыкалась, а во-вторых не очень-то хотелось возвращаться в шатер. Бесполезно, он даже не взглянул, упорно таща меня как безмозглую куклу.
   Вдруг в глазах резко потемнело, а голову затопила такая жгущая боль, будто там взорвалась атомная бомба. Кажется, я упала. Не помню. Когда пришла в себя, уже ничего не болело, лишь небо кружилось немного. Я же лежала на земле, и на меня обеспокоенно округлив глаза, смотрел кошак.
   - Отойди. Ты заслоняешь мне солнце, - проворчала я, пытаясь вернуться в вертикальное положение. Помог бы, что-ли...
   - Ты и так перегрелась! Зачем тебе солнце, глупая самка? - проворчал он. И рывком поставил меня на ноги, ухватив за плечо и чуть этим его не вывихнув.
   - Надо, значит надо! И сам ты... - тут до меня, наконец, дошло, что я его понимаю! Я широко улыбнулась от облегчения, все-таки языки не мое призвание. Я и английский еле-еле знаю, хоть и учила с первого класса.
   - Меня зовут Раиса, а не глупая самка. А тебя? Вы же оборотни, да?... - начала, было я налаживать контакты, но меня, ничего не говоря потащили дальше, лишь ухмыльнувшись в ответ.
   А толпа за пять минут, похоже, увеличилась вдвое. У них дел нету что ли? При моем появлении все замолчали и снова уставились на меня. Когда на тебя, в открытую пялиться полусотня клыкастых не людей - это нервирует. Живот повторно скрутило. Ну не съедят же они меня?
   - А ну разойдись! - зычно прикрикнул мой охранник, в которого я уже сама вцепилась как колючка. - Потом насмотритесь, - ноль реакции. Пялятся. Чувствую себя Кашпировским перед загипнотизированной толпой. - Лунь рассердиться... - протянул он, и только после этих слов они ожили и начали расходиться. В глубине толпы внезапно появилось волнение. Будто кто-то отчаянно прорывался через строй любопытных кошек. Кто-то быстрый, шумный и маленький... Ух, ты какая прелесть!
   Из-под частокола днинных ног выкатился лохматый, пыхтящий, серо-оранжевый клубок. Который тут же распался на двух котят, будто списанных с персонажей японского аниме. У них были огромные голубые глазища, крохотные ушки, умильные мордочки и мягкий пушок по всему телу. Так и хочеться их затискать!
   Увидев меня, они тоже на секунду застыли, а их глаза стали размером с блюдца. Да, что это такое! Оранжевый, как свежий апельсин, котенок с метр ростом, наконец, очнулся и стал усиленно нюхать воздух, смешно морща носик. А потом чихнул, упал на четвереньки и довольно потрусил ко мне. Я испуганно прижалась к коричневому. Вдруг малыш бешенный и укусит - вот как клычки сверкают, а я потом тоже шерстью обрасту... Не хочу! Котик, между тем принялся обнюхивать мои ноги. Может он голодный? Эй, не надо меня есть! Я может только жить начинаю...
  
  
  <
Глава 7
  
  Но все оказалось не так страшно. Котенок боднул головой мои колени, а потом обвился около ног пушистым клубком и довольно заурчал. От теплой тяжести на ногах я издала растерянный смешок. А окружающие меня коты с весельем смотрели на это представление, о чем-то тихо переговариваясь. Один немолодой мужчина, судя по облезлой серой шерсти на лице, подмигнул мне и сказал охраннику:
   - Вот и хорошо, Хвостик заслужил!
  Тот согласно кивнул, а потом наклонился к меховой подушке у моих ног и что-то ему прошептал. Котенок сначала недовольно зарычал, а потом одним гибким движением вскочил и сузил медовые глаза, на его пальцах появились крохотные, но очень острые на вид коготки, а вся шерсть, даже на хвосте, встала дыбом.
  Я с изумлением и тайной радостью смотрела, как маленький мужчина закрыл меня собой, не давая увести меня. В душе потеплело от такого жеста защиты. Меня так давно никто и никогда не защищал...
   - Мирр, успокойся! - с заметным раздражением прошипел коричневый. - Никто не тронет твою Сашши. Но вождь очень рассердится, если мы сейчас же не приведем ее к нему!
  Котенок перестал рычать и медленно отодвинулся от меня, успев при этом мазнуть меня лапой.
   - Не бойся большая Сашши! Я Мирр Хвостик с этого дня буду твоим Сашшитом, и не дам тебя в обиду никому! - сказал он мне звонким голосом, задрав подбородок. Как ни странно, спокойствие и отвага в огромных глазах пушистого крохи дали мне уверенность, что все будет хорошо.
   - Спасибо, - только и успела я шепнуть ему, так как мой сопровождающий снова схватил меня за запястье и быстро потащил за собой.
  В шатре за время моего отсутствия ничего не изменилось. Лишь вождь, прикрыв глаза, сидел на том же месте, даже не изменив положения. Коричневый кот усадил меня на коврик, низко поклонился и вышел, оставив нас. Тот не спешил открывать глаза, может и правда спит?
  Я рассеянно погладила связанные их разноцветных тряпок коврик и оглядела небогатое убранство шатра. Снаружи больше, чем остальные, он был разделен на две части ширмой из плотной серой ткани. За ней видимо была жилая комната, а эта - приемная. Неяркий свет давали три не чадящих светильника в глиняных низких горшках. Чуть пахло сухими травами и выделанной кожей.
   Стены были украшены непонятными, но интересными и красивыми символами, нарисованными голубой краской. Кое-где веревками были прикреплено оружия, начиная от коротких кинжалов, заканчивая длинными изогнутыми саблями и топорами. И судя по их виду, простым, блестевшим от частого касания рукояткам, они здесь не просто для красоты. Позади возвышения, где сидел вождь, виднелись большие квадратные корзины похожие на сундуки.
  Строго и аскетично, если обобщить. Я почему-то ожидала больше золота, украшений, мехов и драгоценностей. Или я про арабских шейхов с индейцами путаю?
  Устав рассматривать убранство шатра снова уставилась на седого мужчину. Уже минут пятнадцать сидим, мои ноги затекли, и я устала ждать. Может разбудить его? Хотя, лучше не надо. Да и когда я смогу так спокойно поглазеть на местных аборигенов?
  Грудная клетка неподвижно сидящего мужчины мерно вздымалась, кончики острых ушей иногда подрагивали. Вождь в прошлом точно был воином, о чем говорили развитые мышцы и многочисленный шрамы по всему его телу. Несмотря на почтенный возраст, он производил впечатление сильного и опасного противника. Он был одет в кожаные короткие штаны, заканчивающиеся на щиколотках, да на шее висело любопытное ожерелье из неярких камней и с ушей свисали по две сережки в виде цепочек.
  Я так увлеклась разглядыванием его ушей, что не заметила, как он открыл блекло-желтые глаза. И невольно вздрогнула от негромкого смешка.
   - Здравствуйте! - ляпнула я от неожиданности. Причем не на русском. Не знаю, как это происходило, но разговаривать и понимать совершенно чужой рокочущий язык оказалось на удивление легко. Будто с рождения его знала.
   - Уже понимаешь наш язык? - сверкнул он хитрыми глазами и довольно сказал - Что ж, это просто замечательно!
  - Да, полчаса назад, - я согласно кивнула. И собравшись с духом, умоляюще посмотрела на него, стиснув от волнения дрожащие руки: - Вы можете вернуть меня домой?
   Он покачал головой, с жалостью посмотрев на меня.
   - Нет, девочка из иного мира, не могу. Да-да, я слышал про пришельцев из чужих реальностей, - спокойно ответил он на мое удивленное восклицание. - Нечасто, но они появляются и остаются здесь жить... Расскажи, как ты здесь очутилась, а я подумаю как тебе можно помочь.
  Благодарность затопила меня, а напряженные в ожидании ответа, как оказывается, плечи расслабленно опустились. Даже если ничего не получиться, то, что они сразу не отказали, говорило о многом. Я ведь могла оказаться в гораздо худших условиях. Например, попасть к рабовладельцам, бандитам, к диким зверям. Да в той же пустыне, вдали от людей! Так что мне очень повезло.
  Я рассказала все, начиная с того, что из другого мира, как пришла на работу и, заканчивая охотниками, которые меня нашли. Мельком сказала и про Землю, что у нас живут только такие как я люди и, что у нас нет магии.
  Кот очень внимательно меня слушал, иногда задавая уточняющие вопросы. Я старалась не упускать никаких деталей, но в голову ничего путного, почему я здесь оказалась, не приходило. У меня не было врагов, которые хотели бы избавиться от меня таким экзотическим способом, и хотя моя жизнь была скучной и предсказуемой, я никогда не мечтала оказаться в другом мире. Да что про другой мир! Я из своего городка то раза три за всю жизнь выезжала, и то к дальним родственникам. И ничуть от этого не страдала. Меня все устраивало, может быть за исключением личной жизни.
  Я не крутая, совсем. Не умею выживать в лесу, слабая и довольно трусливая. Так что на героиню фэнтези романов не годилась - из меня избранная как из Вини Пуха супермен. И как бы ни казались интересными коты и этот неведомый мир, желание вернуться в свое уютную берлогу было сильнее.
   - Похоже на ловушку, - сказал вождь после моего эмоционального рассказа. Он вперил в меня мутноватые глаза. - Порталы так просто не открываются. Тебя определенно ждали. Или это просто твоя судьба... смирись! Будет легче!- припечатал он вдруг.
   - Но...
   - Тихо девочка, я устал. Поживешь пока с Мирром, я слышал он признал тебя своим Сашши, так что у тебя появился свой защитник. Цени это, - уже мягче добавил: - Он уже очень давно одинок...
  А потом махнул рукой в сторону выхода.
   - Иди, завтра еще поговорим.
  И снова закрыл глаза.
  Я неловко поднялась - от долго сидения на полу сильно затекли ноги и рассеянно кивнув, раздвинула тяжелый полог и вышла наружу. За время беседы, пролетевшей, будто за мгновение, успел наступить вечер. Покрасневшее солнце уже наполовину скрылось за ровным песчаным горизонтом, окрасив небо и редкие облака в розовый и пурпурный цвета. Красиво. А еще появился резкий ветер, от которого я мгновенно продрогла. Футболка и халат не очень спасали.
  Вблизи , кроме сидевшего ко мне спиной котенка никого не было. Он тут же вскочил и подбежал ко мне.
   - Пошли Сашши, ты наверно голодная, - и привычно ухватив за руку, потащил за собой. Про голод я совершенно забыла, о чем громким урчанием напомнил недовольный желудок. Слона бы съела! Я безропотно дала себя увести оранжевому урагану по имени Мирр, надеясь на скорый ужин и отдых.
  
  Мы почти бегом прошли через все поселение и остановились только у небольшого скромного шатра коричневого цвета. Коты внимательно на меня смотрели и оглядывались, но заговорить никто так не решился.
  Уже привычно нырнула в сумрачное нутро жилища, вслед за котенком. У него жилище было гораздо скромнее, чем у вождя, оно и понятно. Всего одна 'комната' примерно метра три в диаметре. На земляном полу небрежно лежал плетеный коврик, в противоположном от входа стене - лежанка со шкурами, там же расположился низкий столик и плетеный сундук.
  - Садись, - он указал на не замеченную до этого плоскую подушку около столика, - Сейчас принесу поесть.
  - А ты здесь один живешь? - я с облегчением плюхнулась на подушку. Неужели я сегодня поем? Даже не верится... Очень надеюсь, они не едят гусениц или сырое мясо. Да и кактусы аппетитными не кажутся... Но чувствую, еще несколько часов, я и на кактусы с жучками соглашусь!
  Мирр кивнул и умчался, Только апельсиновый хвост и промелькнул. Минут через пять полог раздвинулся и осторожно зашел котенок, нагруженный мисками. Я вскочила, чтобы помочь ему, но он упрямо качнул подбородком, отвергая мою помощь. Медленно и важно расставил все на столике и уселся напротив , выжидательно уставившись на меня.
  Ну, что же, оценим! В самой большой и глубокой миске оказался горячий суп, с плавающими кусочками мяса и зеленоватых овощей. Во второй, поменьше - по-моему, простой кипяток, причем мутноватый. В третьей высилась горка бледно-желтых ноздреватых лепешек. От волнующего запаха свежеприготовленной еды закружилась голова. Я и не заметила, как выпила весь ароматный, густой суп, заедая его рыхлыми, отдающими костром лепешками. А в третье посудине оказался не кипяток, а сладковатый, освежающий напиток с привкусом мяты - тайк.
  Еда приятной тяжестью легла в давно взбунтовавшийся желудок и успокоила его. Как же хорошо, когда ты сыт, когда укрыт от непогоды и главное, не один со своей бедой... Я подняла глаза на наблюдавшего за мной Мирра и искренне поблагодарила за еду и кров. От чего он просто отмахнулся, мол это его долг. Чуть не удержалась от желания погладить по пушистой макушке моего спасителя. А после, меня так потянула в сон, что я разлеглась прямо на жестком коврике и несмотря на его тонкость, тут же провалилась в глубокий сон. И, кажется, меня кто-то укрывал чем-то теплым и пушистым, но и это не заставило меня проснуться. Во сне меня мучили кошмары, поэтому я очень обрадовалась, когда Мирр засветло разбудил меня, легонько прикоснувшись к плечу. За ночь тело задеревенело до боли и я, с трудом потянувшись, открыла глаза. В полумраке шатра светились любопытные глазки котенка, а сам он, привычно ухватив за руку, тянул меня к выходу.
  - Доброго солнца Сашши! Пойдем быстрее, нельзя опаздывать на миналлу!
  - Доброго, - пробормотала я, не сумев, сдержав широкий зевок, встала с коврика, сложила меховое одеяло и поправила помявшуюся одежду. Принюхалась, постирать бы... Да и самой умыться до боли хочется. - А что за миналла?
  - Узнаешь, - загадочно бросил он мне, откидывая полог. Пожала плечами, любопытство не особо грызло меня. Больше хотелось пить и привезти себя в порядок. Как же начинаешь скучать по нормальным бытовым условиям, надолго потеряв их. За мягкими стенами шатра оказалось неожиданно холодно. Я зябко провела по покрывшимся мурашками предплечьям и оглянулась. Солнца еще не было, и сероватое небо низко висело над рыжей землей. Мирр быстро тащил меня куда-то за окраину пустынного селения. Котов видно не было, лишь пара ездовых ящеров медленно брела навстречу. Вид у них был довольно сонным, но я все равно покрепче сжала ладошку Мирра - дома я даже коров боялась, не то что гигантских ящериц-переростков.
  Когда за спиной остался последний шатер, мы прошли небольшой пустырь и начали взбираться по еле видимой протоптанной тропинке на пологий, каменистый холм. На его вершине и обнаружилось все местное население котов. Я порядком запыхалась, пока поднялась вслед за котенком, который то и дело переходил на бег. Один плюс - согрелась! Мужчины, женщины и немногочисленные дети стояли, повернувшись спиной к нам и сцепив руки. Мирр побежал к концу своеобразного собрания, ну и я с ним вместе. Я оказалась самой крайней в строю и наконец, смогла увидеть, на что пришли смотреть коты. За холмом оказалась обычная каменистая пустыня, такая же, как и вчера. Только вдалеке, изломанными линиями чернели горы.
  - А чего мы ждем? - шепотом спросила у мальчика. На меня недовольно шикнули и я замолчала, став незаметно рассматривать собравшихся, что было гораздо интереснее. Наш неровный строй представлял собой изогнутый месяц, в вогнутой части которого стояли только высокие взрослые мужчины с оружием на спинах и поясах, а ровно посредине с поднятыми руками и закрытыми глазами гордо выпрямив спину, стоял вождь. По краям месяца вперемежку стояли старики, женщины и дети. Я насчитала больше полутора сотен жителей, одетых в причудливо раскрашенные одежды красных, коричневых и зеленых цветов и с многочисленными украшениями, особенно у женщин. Все молчали, уставившись в постепенно светлеющий горизонт.
   Край неба медленно заалел, а дальние горы и вовсе превратились в россыпи рубинов, за которыми прорывались широкие золотые лучи на полнеба, прогоняя ночную серость и мглу. Красивый у них обычай. Сама я последний раз встречала рассвет на выпускном, изо всех сил веря, что начнется новое время для меня - свободное и чудесное... Я вцепилась в руку Мирра, затаив дыхание, ожидая если не чуда, то чего-то очень хорошего.
   Раскаленный шар светила степенно выплывал из-за горизонта, заставляя глаза слезиться, а душу хотеть несбыточного. А затем случилось совсем уж невероятное - вслед за солнцем показались еще два! Чуть поменьше, но такие же золотисто - оранжевые, они почти одновременно как шустрые рыбки вынырнули, составляя с первым солнцем почти правильный, гигантский треугольник. Жуткое ощущение себя крохотной песчинкой вперемешку с восторгом охватило меня - в этом мире три солнца! Свежий утренний воздух застыл на высокой ноте, - казалось тронь, и он рассыплется хрустальным дождем нам под ноги, оживляя волшебную тишину. Я и не заметила, что вместе со всеми подняла руки вверх и прокричала или прошептала во всеобщем трансе: Миналла! Миналла...
   Но спустя мгновение нижние светила побледнели до прозрачности и совсем исчезли, растворились в ярко-синем небе. Ох, это что было?! Галлюцинация? Бросила взгляд на пылающее восторгом лицо котенка, хотела уже спросить, но оказывается, вождь что-то резко сказал и замолчал, медленно опустив руки. И я не решилась нарушить резко упавшую тишину.
   Спустя мгновении народ ожил, разбился на группки и коты негромко переговариваясь стали возвращаться назад, не спеша спускаясь с холма.
   - Мирр?
   - Это была Миналла. Свидание, по древне-шорайскому. Брат-Солнце Яшшим раз в два месяца на сотню ударов сердца встречается со своими сестрами-лунами Карой и Дарой. И каждый пустынный кот знает, что нельзя пропускать миналлу, если не хочешь, чтобы удача убежала от тебя к другому! - снисходительно объяснил он мне, пока мы шли по узкой тропинке, почти самые последние в веренице, растянувшиеся от холма до поселения.
   - А в другое время они не появляются, выходит? - полюбопытствовала я.
   - Конечно появляются, но каждая по отдельности... Хочешь за камни?
   Я кивнула и почувствовала, что щеки заливает жаркая стыдная волна. Да что это такое - за большой теткой ухаживает, пусть и умный и ведущий себя как совсем взрослый, но все же ребенок! Надо быстрее осваиваться, а то было до жути неудобно. Мирр искоса взглянул на меня и, улыбнувшись так, что показались острые клычки спокойно сказал:
   - Не надо стесняться, мне радостно помогать тебе Сашши!
   - Да что такое, это твое Сашши? И зови меня лучше Раиса!
   - Я все расскажу потом, сначала пойдем за камни и позавтракаем, Сашши - упрямо повторил этот диктатор.
   Глубоко вздохнула, набираясь терпения и пытаясь сдержать досаду, хотя не очень получалось. Докатилась - мной командует ребенок!
   Завтракали мы вместе, знакомыми уже лепешками и запивая их горячим тайтом. В следующий раз сама за ними схожу, надо начинать адаптироваться к здешнему миру.
   - Сашшит это... - Мирр задумался так, что застыл с поднятой лепешкой в руке,- Это почти как старший брат,а Сашши - младшая сестра, - пояснил он, наконец откусив приличный кусок.
   - Старший брат? Да я старше тебя в два раза!
   - Ну и что, - пожал он плечами, - Ты для этого мира родилась всего несколько дней назад, значит я старше. И вообще, ты самка, а если у самки нет родственников, то любой самец может забрать тебя себе! И если бы не я... Или ты хочешь уже выйти быстро замуж? - хитро прищурил он медовые глаза.
   Ну ничего себе! Я потерянно потерла плечи, что ни новость, то потрясение. Вот чувствовала, что без проблем не обойтись. А я еще удивлялась - поему на меня кидают жаркие взгляды местные мужчины, но никто не подходитю Думала - это вождь приказал меня не трогать. А оказывается, меня Мирр защищает!
   - Нет, не хочу! - твердо сказала я. Раз уж жизнь дала мне шанс побывать в другом мире, то уж точно не для того, что бы с наскоку выходить замуж за первого встречного ушастого. - Но почему ты помогаешь мне? Я ведь чужачка для вас...
   Мирр отвел глаза и начал растерянно теребить кончик хвоста. Потом улыбнулся и ответил:
   - Я тебя во сне увидел, ты была такая потерянная и грустная, что я сразу понял, что должен стать твоим Сашшитом. А ты мне станешь другом... Ты же будешь мне другом?
   И посмотрел с такой мольбой и надеждой, что сердце дрогнуло бы у каменного, ни то что у меня. В глазах защипало, и я отвернулась, будто заново осматривая маленький шатер. Та-ак, возьми себя в руки Раиса! Я не знаю, почему он один, но догадываюсь, что жизнь у него была не сладкая - такая взрослость суждений просто так не дается. Я уговаривала себя не раскисать, но проиграла битву уже с первого взгляда на котенка ярко-оранжевого цвета.
   А если я исчезну так же быстро, как и появилась и снова разобью его сердце? Ведь я даже не предполагаю, что меня ждет... И все же я резко повернулась, ухватила его за руки и горячо прошептала:
   - Я очень хочу быть твоим другом, Мирр!
   А поникший было котенок вскочил и бросился ко мне в объятья, так что еле не повалил на пол. Я тоже крепко-крепко стиснула пушистика, спрятав лицо в его мягкой макушке.
  
   А потом началась такая кутерьма, что только голова кружилась. Мирр вытащил меня на улицу и начал знакомить со своими друзьями, в основном такими же подростками, как и он сам. Детвора воспринимала меня с огромным любопытством и интересом, причем обоюдным. Эти разноцветные, пушистые, гомонящие и постоянно движущиеся комочки вызывали радость и умиление.
  С взрослыми котами Мирр знакомить не спешил, почти все были заняты своими делами - кто возделывал шкуры, сидя около шатров, кто плел корзины и ковры, кто просто отдыхал. Да и я не торопилась - немногочисленные женщины относились ко мне настороженно, а молодые и не очень мужчины кидали на меня довольно откровенные взгляды, от которых хотелось спрятаться. Не привыкла я к такому вниманию, да и чувствовала, что интерес не от того, что я такая привлекательная и хорошая. Просто я экзотика для здешних, а еще у них маловато своих женщин. А на безрыбье...
   Вот я с удовольствием общалась с детьми, отвечая на сотни их вопросов, заглядывая в их шатры, конечно предварительно спросив позволения родителей. А Мирр не отходил от меня ни на шаг, все объясняя и следя за мной как цербер.
   А еще узнала, где готовят еду - это оказалась своеобразная кухня, недалеко от центра поселка. Там всегда горели костры, стояли котлы с супом и на плоских камнях жарились лепешки. Ароматы стояли просто чудесные!
  Готовкой занимались, как ни странно мужчины - молодые парни, одетые лишь в набедренные повязки, из-за жуткой жары. Они по очереди варили и жарили для всего поселения, в свободное от охоты время. Топливом служили засушенные кусты и особые виды кактусов, а также сухой навоз от ящеров, который как раз дети и собирали. М-да, как много узнаешь нового...
   Шумный разговор за спиной заставил меня бросить разглядывать громадные, потемневшие от сажи котлы и обернуться. Гибкая, высокая женщина, с роскошными, темными, как ночь волосами тащила за ухо громадного мужчину, на голову выше себя. Тот особо и не сопротивлялся, только горячо умолял ее о чем-то. Я вопросительно уставилась на своего друга.
  - Это Алая, дочь вождя. А помятый кот рядом с нею - Гурр, ее муж! - тут же заливисто расхохотался он. - Опять, наверное, заболтался с друзьями и забыл к завтраку явиться!
   - И за это она его за ухо тащит? - не поверила я, - Не слишком жестоко?
   - Неа, ты что! - Мирр замотал головой. - Ему повезло... Самок мало, о них надо заботиться или уйдут к другому. Или заберут... - он тяжело вздохнул.
  - А почему заберут-то? Разве брак у вас не навсегда? - Что-то тут не сходится... - едва это сказала, как он сердито прищурился.
   - Глупая самка! Это если настоящая пара - иманы, то навсегда. А Алая и Гурр просто росли вместе и уже тогда, детенышами решили быть вместе! - И с силой хлестнул хвостом по ноге.
  - Ай! Больно же! - простонала я, потирая ногу, - И почему они не искали своих иман?
   Малыш только фыркнул. А потом извиняюще на меня посмотрел.
   - Прости Сашши, я нечаянно! А почему не искали? Самок мало... - снова протянул Мирр, глядя в пустоту, - Если долго ждать и искать свою пару, то можно всю жизнь прожить одному.
  Стало грустно и жалко этих красивых, но таких несчастных хищников, так похожих в этом на обычных людей. Как мало на самом деле людей сочетаются браком с истинной любовью, многие женятся и выходят замуж, лишь бы не остаться одному...
  Я села на ближайший ко мне валун, то там, то тут разбросанные по всему поселку, протянула котенка к себе и мягко обняла теплое тельце.
  - Знаешь, я уверенна, что ты обязательно найдешь свою иману. Я это точно знаю! - и почему-то добавила грустно, - Я вот старше тебя, а тоже одна...
  Мирр начал ерзать, устраиваясь поудобнее, причем хвост постоянно бил по лицу и лез в глаза. Я убрала препятствие с лица и начала чесать его за ушами.
  - Ненадолго, - вдруг произнес он.
  - О чем ты, малыш?
  
  - Я говорю, ты очень недолго будешь одна, глупая самка! - прокричав это непонятное заявление, он вывернулся и убежал.
  Вот заладил, глупая самка, глупая самка! Не будешь тут глупой... Я бы с удовольствием посмотрела бы на умную в моей ситуации! Но странно все это, надо бы догнать его и узнать, на что он так рассердился. Хотя, пусть успокоиться сперва, вечером мы обязательно обо всем поговорим.
  А пока просто сидела и в открытую наблюдала за ловкими действиями местных поваров. Особенно мне понравилось как легко и быстро два бежевых кота готовили лепешки. Один, прямо рукой формировал из желтоватого теста толстые блины, а второй жарил их на большом и округлом камне, лежащего на раскаленных углях. Изредка они кидали в мою сторону заинтересованные взгляды и негромко переговаривались между собой. Я отводила взгляд. С каждой минутой сидеть мне становилось все неудобнее; котенок никак не возвращался, я не знала где его искать.
  К счастью, Мирр обижался недолго. И получаса не прошло, как он прибежал, держа в руках кучу желтоватых веток, хватающих на большой веник. Он бесцеремонно бросил их мне в руки.
  - Вот! - он казался донельзя довольным собой.
  - И что это? - я с некоторым недоумением рассматривала гибкие веточки.
  - Я видел, что ты смотрела на корзины, и они тебе кажется, понравились. Я могу научить их делать - это не трудно! И тебе будет нескучно. К тому же тебя будет доля.
  - Доля?
  - У всех, кроме малышей, в племени здесь есть доля,- начал объяснять Мирр, сосредоточенно перебирая ветки, - Женщины, вот, делают корзины, бусы, шьют одежду и смотрят за детьми. Мужчины охотятся, готовят и охраняют племя от животных и врагов. Котята постарше помогают взрослым, собирают хворост и ловят ящериц-песчаниц. Я забочусь о тебе. Видишь, все приносят пользу! Я улыбнулась рассудительности Мирра, он прямо мои мысли прочитал.
  - Я поняла, Мирр. Я тоже хочу приносить пользу для такого гостеприимного племени, и поэтому совсем не против! Только давай не здесь.
  Котенок бросил взгляд на навостривших уши парней и согласно кивнул. Он забрал обратно весь груз, и мы пошли к своему шатру. А там уже я с совершенно искренним рвением принялась учиться у Мирра искусству плетения из прутьев. Не скажу, что получилось хорошо, скорее ужасно. Но мне понравилась моя первая, пусть и кособокая корзинка. З
  а этим интересным и кропотливым занятием наступил вечер. Пальцы болели с непривычки, спина превратилась в букву зю, а ноги я совсем отсидела. Упрямо сгибая в идеальный круг упругие прутки, я расспрашивала Мирра о его семье. Сначала неохотно, а потом, с каждым сказанным словом, все быстрее и нервнее, он мне все рассказал. Что родители у него пропали два года тому назад, во время пустынной бури. Что мир в одночасье превратился в серый дым. Что он понял, больно бывает не только от ран, и он сделал бы все на свете, лишь бы их вернуть, но чудес не бывает...
  Он не был полной сиротой. Вождь, Седой Лунь оказался его двоюродным дедушкой, но Мирр не хотел жить с ним и попросил себе отдельный шатер, как взрослым. А так как, он показал себя едва ли не с рождения серьезным и рассудительным, то ему это разрешили. Он закончил говорить уже спокойным тоном, но глаза его были полны тьмы... Пугающее самообладание для десятилетнего мальчишки.
  - Ты скучаешь по ним? - тихо спросила его, но едва эти слова сорвались с моего языка, то я тотчас о них пожалела. Конечно, он скучает! А еще я своим любопытством влезаю в человеку в душу, и так раненую донельзя. Не зря обозвал он меня глупой самкой. Глупая и есть.
  - Я привык...
  Он даже криво улыбнулся. Но вдруг в его ловких руках громко треснула веточка, выдавая истинные чувства. Мне хотелось обнять его, прижать к себе изо всех сил, и сказать, что все будет хорошо. Сердце сжималось до крови, а дыхание перехватывало от еле сдерживаемых слез. Но колючее выражение глаз не дало это сделать, отказываясь принимать жалость. И я сказала совсем другое.
  - Мирр...
  - Да?
  - Я думаю, ты настоящий воин, мой Сашшит! Кажется, я нашла правильные слова, потому что он улыбнулся уже по настоящему, гордо и чуточку свысока.
  - Нет еще, Сашши Раиса. Но скоро буду. Обязательно буду... Мы давно расстелили свои тонкие лежанки, погасили масляные светильники и легли спать. В шатре было чернильно темно, оттого, что не было никаких окон, полог был плотно задернут, а изнутри еще крепко подвязан веревкой. Мне никак не удавалось провалиться сон. Вчера я слишком устала, а сегодня была полна сил. К тому же, мешали неугомонные мысли, что, то бежали как скаковые лошади, то лениво ползли как древние черепахи.
  Я думала о маленьком несчастном котенке, слишком рано вставшим взрослым. И, кажется, понимала, почему он стал моим Сашшитом. Снова думала о своей уютной квартире; о родителях, с которыми хотя и никогда не была близка, но все равно очень по ним скучала. Думала о незаконченной учебе в институте; о своей работе, как там хозяйка, нашла ли мне замену? Ищут ли меня? Или меня просто стерли с истории Земли, как будто и не было вовсе... Думала и о неясном будущем: найду ли свое место здесь, если все же не смогу вернуться? Или так и буду плыть неприкаянной одинокой лодочкой, не приставая ни к одному берегу этой чужой жизни...
  - Сашши?
  - Да? - ответила я хрипло, резко вынырнув с водоворота гнетущих тревожных мыслей.
  - Я забыл сказать... - он замолчал, а я слушала в кромешной темноте в его тихое и прерывистое дыхание, - Я забыл сказать, если загадать желание на Миналле, то оно обязательно сбудется. Если очень захотеть... Забыл или не захотел, мой Сашшит? Он не мог не знать, что я загадаю... Но кто я такая, что бы его судить? А через два месяца можно попробовать снова.
  - Ничего страшного, Мирр, - ответила я тихо, - Спокойной ночи...
  
  
Глава 8
  
   Прошло чуть больше месяца моей новой жизни у песчаных котов. Я немного освоилась в этом мире, хотя острая тоска по дому и не думала уменьшаться. Каждодневные обязанности, половину которых на меня навесили, а половину я взяла сама, помогали держаться и не ныть каждую минуту. Я плела корзины и коврики, помогала на кухне печь блины и научилась готовить сытный суп, даже собирала сухой навоз с детворой - и ничего в этом страшного и противного не оказалось.
   Дел было всегда много, так что к ночи я усталая валилась на лежанку и засыпала, едва закрыв глаза. Сложился нехитрый распорядок дня, лишь изредка менявшийся: ранее пробуждение с восходом солнца, завтрак, плетение, затем я помогала с обедом, отдых несколько часов, снова обязанности ужин и сон, перед которым я расчесывала жесткой щеточкой пушистую шерстку Мирра - он очень любил это, и иногда даже, засыпал в процессе. А мне уже не казались такими чуждыми и странные покрытые бархатной шерстью лица котов. Привыкла, наверно.
   Мирр познакомил меня почти со всеми взрослыми котами. Но для дружбы или хотя бы непринужденного общения прошло слишком мало времени, да и в племени взрослые не стремились к этому. Зато молодые коты... Ужас начался примерно через неделю. Сначала это были просто жаркие взгляды в спину, затем парни осмелели и взглядами уже не ограничивались. Чем бы я ни занималась, поблизости, будто бы совершенно случайно оказывались несколько хвостатых - они ненавязчиво предлагали помощь, а когда я вежливо отказывалась, садились неподалеку и наблюдали за мной, чем очень нервировали.
   Мой Сашши предупредил меня не брать и не одевать никаких подарков от парней, а то я и моргнуть не успею как окажусь в женах - взяв подарок я бы согласилась на ухаживания, что мне сейчас было абсолютно не нужно. И не было дня, когда рано утром едва выползая на пороге шатра, я не находила красивые плетеные браслеты из крашеной кожи, узкие пояски или милые деревянные заколки. Целая горочка сокровищ выросла. Моя женская душа томилась от разочарования, когда я проходила мимо - какой девушке не хочется быть красивой или хотя бы навесить побрякушки?
   Кстати одевалась я почти как местные - на мне была не доходившая до колен туника, короткие бриджи и удобные сандалии из кожи. Все их коричневой, неяркой ткани, но, не смотря на невзрачность материала, она была прочной, мягкой для кожи, в ней было не жарко днем, и не холодно вечером. Свой халат, джинсы и кроссовки я упрятала до лучших времен. Так как моего размера не нашлось - кошки почти все были выше и стройнее раза в два, пришлось перешивать тот ворох одежды, что принес Мирр. Из меня швея не получилась, поэтому я выглядела для местных , как подозреваю, упитанным лысокожим чучелом. Да... Что впрочем, не мешало котам за мной настойчиво бегать, а мне от них усиленно прятаться.
   Я ждала Мидаллу. И если уж ничего с возвращением не получиться, то тогда и буду думать о личной жизни. А пока я неприступна, как горная крепость!
   В то же время я очень привязалась к котенку и в мыслях называла его братишкой. Как я его тут брошу? Он только начал оттаивать и вождь по секрету сказал, что никогда не видел, что бы Мирр так много смеялся. Мне хотелось вернуться домой и забрать котенка с собой. Но как я могу? Роль невиданной зверюшки не сделает его счастливым, как не сделало меня... Но я взрослая и могу потерпеть и привыкнуть, а он ребенок этого мира и жестоко отрывать его в угоду своим желаниям.
   Но шанс, что встреча двух лун исполнит мое желание, все же был крохотным как маковое зернышко. Так что я буду решать проблемы по мере их поступлений! А то, что проблемы будут, я не сомневалась - предчувствие сильных перемен без устали грызло душу и трепало нервы.
   Закатное солнце недавно скрылось за горизонтом, а несильный ветерок охлаждал раскаленную кожу. Я загруженная до макушки новыми ковриками, которые мы с Мирром закончили еще вчера ночью, неспешно шла к жене вождя, Лиу. Она распределяла эти творения ручной работы, включая одежду и посуду по одиноким котам, присматривала за самками и, в общем, занимала должность завхоза племени. Я же за месяц, из категории 'забавной зверюшки' перешла в категорию 'забавной, но еще и полезной зверюшки'. Расту на глазах!
   В сандалии забился вездесущие и всепроникающий песок. Стряхнула эту мелкую прилипчивую заразу, но через пять минут он набился снова. Но это пустяки, гораздо неприятнее, когда мелкие песчинки залетали в рот и глаза, если не успеть их закрыть при резких порывах или противно скрипели на зубах, если попадали в еду. Как же я от песка устала! А еще я начинаю ненавидеть местное солнце, явно невзлюбившее меня. Как я ни старалась выходить только вечером, а днем ненадолго и в полностью закрытой одежде, все равно обгорала до состояний вареного рака и постоянно ходила с облупленным носом. А еще мне постоянно хотелось пить и помыться, наконец. Та теплая и мутноватая водица, что добывалась в глубочайших и узких колодцах шла только на еду и питье. Поэтому желание искупаться в озере казалось далекой и несбыточной мечтой, а во сне видела себя расслабленно лежащей в ванне... Хорошо хоть не воняла, Лиу дала в закрытой плошке немного мази из пустынной травы - она хорошо оттирала грязь с тела, и к тому же увлажняла кожу от пересушивания. Сами они использовали ее для чувствительного носа и ушей.
   Котам мои проблемы были нипочем - к жаре и песку они привыкли, шерсть мыть не надо, достаточно вычесать щеткой, а воду коты пили, по сравнению со мной, совсем мало. Хорошо им... Хотя и мне грех жаловаться, это так мелкие придирки, которые впрочем я держала при себе. Они так хорошо меня приняли, почти как свою. Думаю, вряд ли появление в нашем мире пустынного кота, пройдет так же спокойно, как мое появление здесь.
   Остановилась на минуту передохнуть и, скинув груз на ближайший плоский камень, разбросанный по всей территории племени вместо скамеек, уселась рядом, с радостью вытянув гудящие ноги. Расстояние от нашего шатра, до жилища вождя не было большим, но двадцать семь ковриков за один раз оказалось слишком много для меня одной.
   Парни с каждым днем становились все наглее. К счастью, ни одного о хвостато-усатого существа мужского пола поблизости не наблюдалось, не считая дряхлого, буро-коричневого беззубого ящера, лениво развалившегося в нескольких метрах от меня. Особенно это касалось Сагота - главаря пушистой троицы, спасшей меня тогда в пустыне. Он втемяшил себе в голову, что раз он первым меня увидел, то значит я его самка. И точка. И доказывал это постоянными драками и стычками с другими соперниками, отчего ходил вечно взъерошенный и помятый. При виде другого кота, его возраста, Сагот быстро задвигал меня назад, прищуривал янтарные глаза и распушивал длинный хвост и начинал низко рычать. Я еле сдерживала смех, выглядело это довольно забавно. Я даже начала потихоньку сдаваться столь мощному напору, изредка прогуливаясь с ним вечерами. Не все же время дикаркой ходить, шугаясь каждого взгляда? Кот ухаживая пусть и неуклюже, но так искренне, что хотелось иногда, чтобы сердце мое екнуло и отозвалось. Но в Саготе, несмотря на его высокий рост, мощные, вполне сформированные тело и огромную силу, я видела только подростка, с которым максимум можно дружить.
   Вот бы мне такую популярность дома, на Земле... Но чего нет, того нет, радуйся Раиса что жива, здорова,и не ропщи на судьбу! Я перехвалила коврики подобнее и пошла дальше, оборвав бессмысленный поток мыслей - пожалеть себя можно и потом, а сейчас дела ждут.
   - Рая, стой!
   Ну вот, долго жить будет, хвостатый, явился не запылился! Сагот мигом отобрал у меня гигантский сверток и потопал рядом, хитро при этом ухмыляясь.
   - Ай-яй, нехорошо! - цокнул он языком, - Ты почему меня не позвала, моя беленькая? Такую тяжесть негоже таскать такой нежной девушке, когда есть я! - и самодовольно выгнул грудь колесом.
   Я только беззлобно фыркнула. Он упорно называл меня беленькой, хотя я скорее была красненькой, а звать его на помощь, только укреплять в нем надежду на взаимность. И так от меня не отходит почти.
   - Я не такая слабая, какой кажусь, - улыбнулась я невольно.
   - А я и не говорил, что ты слабая. Я сказал, что ты нежная. И красивая, и хрупкая и мягкая... А пахнешь так сладко... Ммм... - он даже глаза зажмурил, не сбавляя шагов.
   - Все-все хватит! - замахала я руками на разошедшегося Сагота, одновременно заливаясь краской от смущения и оглядываясь кругом - нет ли любопытных ушей? Вот наглец малолетний!
   Кот громко расхохотался. Я сердито отобрала у него коврики, благо мы уже дошли и, не оглядываясь, побежала к большому шатру. Шутник выискался, я даже поверила чуть-чуть, что я и правда красивая... Эх, комплексы, комплексы... Даже в другом мире вы меня не оставляете!
   А может, он и не шутил?
  
  
  
Глава 9
  
   А через месяц, на Миннале, я пожелала совсем не то , что хотела вначале. Я попросила счастливой и спокойной жизни для себя и для Мирра, в каком бы из миров мы не жили. Смирилась? Нет. Просто я здесь нужна одному маленькому, но очень одинокому котенку, вот и все. И еще, передать бы весточку родителям, что со мной все в порядке... Это было единственным желанием, связывавшим меня с тем миром.
   Приближалась ночь выбора, а временно поутихшие было коты, снова начали меня атаковать с нескромными предложениями. Типа - 'надень мой браслет!' или 'как ни убегай, все равно ты будешь моей!', были и такие. Ага, счас! Если я буду надевать браслеты каждого озабоченного хвостатого парня переростка, то обзаведусь гаремом. А оно мне надо? И уже всерьез подумывала о Саготе. Пусть, и совсем, как о будущем муже, то хотя бы как о будущем парне. Он хороший и мне с ним весело. Остальные коты мне нравились гораздо меньше.
   глубокий вечер и сумерки окрасили фиолетовыми тенями все окружающие предметы. Я, после того как засиделась у жены вождя, неспешно брела в свой шатер. Немолодая Лия была единственной женщиной с которой я более-менее подружилась. А простого женского общения хотелось иногда очень сильно. Мы ничего серьезного не обсуждали, но все же и этого мне хватало надолго.
   Однако все мысли вылетели с головы, когда я спина зачесалась и, оглянувшись, я заметила что кто-то тенью следует за мной, все время прячась за шатрами. Это уже происходило не в первый раз, и как назло рядом не было ни одного знакомого лица. Да на улице совсем никого не было! Мирра взяли на охоту, Сагот был там же, и я была представлена самой себе.
   Это был кот-переросток с мускулами вместо мозгов - я узнала его по бурой шерсти, выглянувшей случайно вдалеке. Он уже минут десять ходил за мной, заставляя оглядываться и нервничать. Звали его не то Сирн, не то Серн и он не отличался особым умом. Зато самоуверенности наглости было в избытке - именно он нацепил на меня браслет и заявил, что выбрал меня, мол, он любит покладистых. Как назло, ничем кроме раздражающей слежки, он не занимался и пожаловаться было не на что - здесь половина парней за девушками ходят. Я же боялась , помнится, недобрые у него были глаза...
   Я крупно сглупила тем, что так поздно высунулась на улице. Но до этого не было ни одного случая, что меня обидели или даже покосились с неприязнью. Большинство котов были спокойными, любопытными и необидчивыми существами, и я не заметила, как привыкла к безопасности. За что и поплатилась.
   До дома оставалось буквально пара шагов, когда меня со спины схватили и сильно сжали огромными руками, заставив сердце замерев от ужаса. Я застыла, в панике забыв даже закричать.
   - Ну, здравствуй самочка! Соскучилась? - прохрипел голос Сина в ухо. Я замотала головой, безуспешно пытаясь выбраться из захвата. - Нет? А я вот очень! - он ухмыльнулся, - И очень недоволен, что ты не носишь мой браслет!
   Да что он себе возомнил? От злости страх почти испарился, а в голове прояснилось
   - Отпусти меня, - спокойно сказала я ему, не поворачивая голову. - Седому Луню совсем не понравиться твое поведение!
   На что кот только издевательски рассмеялся, легонько поглаживая плечи, отчего хотелось тут же помыться.
   - А что я такого делаю? Попросил самочку надеть браслетик и все! Хотя... - протянул он задумчиво, - Если на тебе будет ой запах, вождю придется нас соединить, и даже твой Сагот ничего не сможет сделать. Ты же знаешь о наших обычаях, самочка?
   Меня резко затошнило и затрясло от холода вернувшегося страха, липкого и мерзкого. Я не знала - правду он говорит или просто блефует, пытаясь напугать. Но, когда кот развернул меня и потянулся к губам, со вполне понятными намерениями, я изо всех сил пнула его коленкой ниже пояса! И пока он, согнувшись до земли, пытался отдышаться, сорвалась с места.
   Бегунья из меня неважная, но в тот день, я думаю, поставила рекорд, соревнуясь с ветром в скорости. Я мгновенно согрелась, повернувшись в сторону шатра Лии - я не знала к кому еще можно обратиться. На ходу оглянулась - никого! И в то же миг с ходу впечаталась во что-то твердое, так что в глазах зарябили звездочки. Да что такое! Твердым оказался еще один темный силуэт на моем пути, Что этим котам по домам не сидится? Я пыталась его обойти, но тут меня снова, молча, схватили и запихнули в очень знакомый голубой шар, за секунды выросший из крохотной точки прямо передо мной.
   - Помо... - хотела я закричать, но запнулась на полуслове - знакомый жар охватил все тело и я замолчала, не в силах открыть рот. Висела я как одинокий космонавт, выброшенный за ненадобностью в космос, в невесомом светло-голубом нечто, разлитом без конца и края. Помахала рукой. Нервно хохотнула, очень надеюсь, меня ударили по голове, и это все лишь глюки. Иначе становиться страшно
   Мирр! Что же с ним будет?! Его снова бросили... И пусть, я не по своей воле, но я все равно ощутила себя предательницей. От несправедливости и обиды за него, стало горько во рту и мигом вскипела кровь - ну попадись мне эти любители порталов! Я им покажу, как русских девушек хватать!
   Через миг в голове зазвенело, и я с размаха плюхнулась на изумрудно-зеленую траву. Зеленую! Траву! Она меня так заворожила, что не могла оторвать от нее глаз целую вечность, еще не понимая, что я уже не в поселение котов. Пустыня очень цветаста и красива - пески и камни всех оттенков желтого, коричневого и красного; небо, от бледно-розового, до глубокого ультрамарина. Но в пустыне было до обидного мало зеленого цвета ... Я и не знала, что так соскучилась по нему. Опустила руку и ладони коснулись прохладные иголочки крохотных травинок. Невольно улыбнулась легкой щекотке.
   Но тут меня, весьма грубо, прервали негромким покашливанием. Когда я подняла глаза на нарушителя моего, почти впавшего в дзен разума, то меня ждало второе потрясение - это был человек! Самый обычный, без ушей, шерсти и хвоста. Хоть и одетый несколько странно. Он с интересом разглядывал меня, я же в свою очередь уставилась на него - слишком долго я не видела людей и успела отвыкнуть от необычайной гладкости лиц и отсутствию клыков. Я и саму-то себя редко видела - у котов зеркала были не в почете...
   Интересный - вот первое определение, пришедшее мне на ум при виде мужчины, лет тридцати. Худощавое лицо, серые умные глаза, тонкие губы с еле заметной улыбкой и эспаньолка создавали образ этакого вельможи из Средних веков. Чему способствовала и его одежда: темно-фиолетовый камзол с крупными серебряными пуговицами, черная рубашка, обтягивающие бриджи и высокие сапоги - не самый распространенный наряд на Земле. Мельком глянула на темное небо - чужие созвездия и оранжевая луна Кара подтверждали, что я все еще здесь. Эх...
   - Позвольте вам помочь? - и мужчина протянул мне холеную узкую ладонь, с большими кольцами на каждом пальце. А я вспомнила, что именно он толкнул меня в так нежно 'любимый' мной шар! И уже хотела гордо подняться самой, но тут поняла, что ноги не держат, и с неохотой ухватившись за его руку, тяжело встала.
   - Меня зовут Сораж, - сказал он секунду спустя, - И я очень рад, что, наконец, нашел вас!
   - А я как рада, слов нет, - проворчала я отдергивая руку. Почему-то интуиция говорила мне, что не следует все рассказывать, и особенно говорить о Мирре. - Вы меня очень испугали!
   - Прошу прощения! - слегка склонил голову Сораж, - но это была единственная возможность спасти вас от этих дикарей. Их деревня защищена от магического поиска, вот почему мы так долго не могли найти вас, а вам пришлось столько их терпеть!
   - Так это из-за вас я здесь?! - уперла я руки в бока, наступая на опешившего мага. Это он во всем виноват??
   - Нет-нет, что вы, - покачал он головой, осторожно отступая от рассерженной меня. Злая девушка моей комплекции, да в таком виде - это грозное зрелище. - Мы всего лишь уловили магический всплеск стихийного портала и поспешили на помощь! Но я все расскажу за ужином, я думаю, вы не будете против принять ванну и переодеться? - и с легкой брезгливостью окинул взглядом мою нехитрый наряд а-ля 'первобытная женщина на прогулке'.
   Я ответила ему мрачным взглядом и согласно кивнула. От ванны я бы не отказалась, да и от ужина тоже. А объяснения можно и потом выслушать.
   - Прошу, - указал он ладонью куда-то вперед и я наконец огляделась. Мы оказались на неширокой дорожке, петляющей между редкими деревьями, чем-то похожими листьями на наши клены. Сквозь деревья белел в сумерках двухэтажный особняк, из многочисленных окон которого пробивался уютный желтый свет.
   Внезапно зачирикала невидимая в густых ветвях птица, и подул ветер, наполненный запахами влажной земли и мокрой травы. Я до одури глубоко вдохнула этот воздух, чарующий и возвращающий домой, в детство. Закружилась голова и почему-то защемило сердце. Я на секунду закрыла глаза, стараясь запомнить, удержать миг, наполненный горькой радостью, и решительно зашагала за моим проводником.
   Деревья расступились перед нами, и дом, окруженный невысокими клумбами, показался во всей красе. Не будь я такой усталой и потрясенной перемещенной из пустыни в цивилизацию, то по достоинству оценила бы изящное строение, будто сошедшее с картин девятнадцатого века - с висящей прямо над крышей круглой яркой луной и фиолетовыми облаками, придававшим ему романтический вид. А сейчас просто скользнула по нему равнодушным взглядом. Когда до ступенек широкого крыльца, ведущих к высоким темным дверям, осталось несколько метров, те с грохотом распахнулись, заставив меня вздрогнуть.
   Из них выбежала высокая, статная женщина в развевающемся темно- зеленом платье, легко сошла со ступенек и быстро пошла к нам навстречу. Еле заметно кивнув, стоящему чуть впереди меня, Соражу, она, не останавливаясь, уверенно направилась ко мне. Я немного опешив от такой целеустремленности отступила назад, но женщина ускорила шаги и, сделав рывок вдруг обняла меня.
   - Моя дорогая девочка! Как я рада, что мы тебя нашли! Теперь все будет хорошо, обещаю... - мягким, успокаивающим голосом сказала она, крепко прижимая меня к своей пышной груди.
   Я совершенно растерялась. Тяжелый запах ее духов защекотал нос, но вырываться не хотелось - тепло женщины согрело меня, как оказалось, озябшую и продрогшую. И я, отбросив всю тревожность и сомнения, поверила ей. Поверила, что меня ждали, искали и что все будет хорошо.
  
  Через секунду она отстранилась, и я смогла разглядеть женщину получше. Она оказалась ниже меня всего на несколько сантиметров, одета в в закрытое длинное платье, на голове сложная прическа из гладких черных волос. Не сказать, что красавица: серые пронзительные глаза, длинноватый нос и пухлые капризные губы на бледном лице. Но видно сразу, очень умна и харизматична, и еще наверняка аристократка... Возраст, мог быть от тридцати до пятидесяти, так сразу не определить. В свою очередь, она тоже придирчиво рассматривала меня, и по ее безмятежному лицу нельзя было определить, понравилось ей увиденное или нет.
  - Пойдем скорее в дом, я покажу твою комнату - на улице довольно холодно! - она крепко ухватила меня за локоть и потащила к входу. - И могу я узнать твое имя, не могу же я звать тебя все время девочка или дорогая? -
  - Раиса. Меня зовут Раиса, - отмерла я, наконец, меня при виде нее опутала непонятная робость. Отвыкла я от людей. - А вас?
  - Можешь звать меня кира Миневра, Раиса. С киром Соражем ты уже познакомилась, я думаю. Мы зашли в дом, не останавливаясь прошли через освещенный холл с высокими потолками и с деревянными панелями на стенах, поднялись по лестнице на второй этаж и немного прошли по длинному коридору. Миневра распахнула вторую дверь от лестницы и сделала приглашающий жест рукой.
  - Вот твоя комната, располагайся. Можешь принять ванну и снять эти ужасные тряпки! - она брезгливо сморщила нос. - Я пришлю служанку тебе помочь, а затем мы поужинаем. Я только кивнула и она, довольно улыбнувшись, ушла.
  Своя комната! Светлая, большая, с мягкой кроватью и туалетной комнатой - как мало для счастья надо! Неужели я сегодня засну не на тоненьком матрасике из тряпок, после которого утром всегда болит спина, а на настоящей пуховой перине?
  Но тут перед глазами появилась картинка нашего с Мирром крошечного шатра, освещенного лишь тусклыми плошками. А в нем и сам котенок, который лежал, свернувшись в маленький клубочек на самом краю лежанки. Его спина мелко дрожала от еле сдерживаемых рыданий. Ох... Как я могла о нем забыть? Я не знаю, было это видением, или просто галлюцинацией усталого разума, но я знала, что Мирр страдает там без меня. Прости малыш, твоя Сашшит такая дурочка... Я обязательно вернусь к тебе! И может Миневра с Соражем помогут мне, когда узнают, что у дикарей было не так и плохо... Ну кроме этого идиота Серна, попадись он мне!
  Настроение резко упало, и я поплелась умываться. На удивление в огромном зеркале, мимо которого я проходила, отразилось не такое уж и страшила, как я ожидала. Туника и бриджи плотно облегали мое чуточку постройневшее и подтянувшееся тело, (стресс и непривычная работа иногда творят чудеса), волосы стали светлее и не такими рыжими, а на лице был здоровый загар. Неплохо. Только руки были покрыты мозолями, от каждодневного плетения корзин, да ногти обломаны до самого мяса. Могло быть и намного хуже.
   В туалете была вполне современная система канализации, горячая вода, небольшая ванна и даже унитаз! Мочалки, и мыльные принадлежности в узких склянках стояли на полке, а около двери висел халат. Отель 'все включено', прямо! Я включила воду наполнятся, села рядом на прохладный пол и опустила руку в горячий поток. Мыслей не было никаких, и я, совсем незаметно, задремала, прислонившись к ледяному боку пузатой ванны.
   Очнулась, когда вода дошла плеча и стала переливаться на пол. Я вскочила с бешено бьющимся сердцем от звука льющегося потока, стремительно закрыла краники и стала озираться в поисках какой-нибудь тряпки, что бы вытереть лужу. Но вода каким-то чудом впиталась в каменный пол, ставший вновь абсолютно сухим. 'И здесь магия!', - проворчала я про себя, мое отношение с ней не заладилось - обычно она приносила только неприятности.
   Ну все, можно купаться! Я с глубоким наслаждением скинула одежду и с головой погрузилась в горячую, на уровне кипятка воду. Ох... Блаженство и нега охватила все мое существо - иссушенная кожа мгновенно впитывала влагу как губка, а напряженные мускулы расслабились. Я задержала дыхание под водой, пока в легких не стало жечь, и только тогда вынырнула.
   Еще минут пятнадцать просто лежала, положив голову на подголовник и лениво шевеля пальцами ног. Не хотелось ничего - я бы вечно так балдела, готовая превратиться в лягушку, лишь бы не вылезать оттуда. Но в любой момент могла прийти служанка и позвать на поздний ужин. Так что пришлось взять себя в руки и начать мыться.
   Я ожесточенно терла мочалкой кожу лица и тела, два месяца толком не видевшею влаги, пока она стала ярко розовой, а вода, бурой от грязи. Слила воду и ополоснулась еще два раза, пока не заскрипела от чистоты. Как же хорошо! Я будто десяток килограммов скинула, по ощущениям, и даже в голове прояснилось.
   Безумно уставшая, но довольная как слон, я вытерлась мягкими полотенцами, оставив одно на голове, и надела пушистый халат. В задумчивости постояла над сброшенной на пол одеждой - постирать сейчас или потом? Пока я решала эту поистине космическую задачу в дверь постучали и тонкий, звонкий голосок прокричал:
   - Кира Раиса, меня зовут Татия, я пришла помочь вам с омовением и принесла вам чистую одежду. Разрешите войти?
   М-да, что-то служанка не особо спешила... Хотя, мне бы она только помешала. Я крепче запахнула полы халата и отворила дверь в комнату. За мое отсутствие ничего не поменялось, кроме появления самой служанки на пороге комнаты.
   - Нет, с омовением не нужно, я уже помылась. А вот с одеждой нужно. И там мои вещи остались, вы можете их постирать? - сказала я, разглядывая миниатюрную девушку, склонившую голову передо мной. На две головы ниже меня, она была одета в серое безликое платье, а на голове был глухой чепец, из-под которого не вырывалось ни волосинки. На остром личике сверкали круглые любопытные глаза, а руки держали светло-зеленое платье.
   - Конечно, кира! - Она быстро кивнула и, обойдя меня, аккуратно уложила платье на покрывало. А потом подошла ко мне и с вопросительным: 'позволите?', протянула руки к моему халату. Я сначала не поняла, что ей надо, и потому возмущенно запахнула широкие полы и резко отошла на шаг. Татия удивленно распахнула глаза. Тут до моего сонного разума дошло, что служанка всего лишь хочет мне помочь переодеться, и я успокоилась. Так-то я девочка вполне самостоятельная и обычно одеваюсь сама, но это не тот случай. Судя по сложному крою платья и висящим шнуровкам, сама я его ни за что не одену. Пришлось сдаваться.
   К платью прилагалось чулки и нижнее белье: бюстье и панталончики; очень скромного дизайна, но при этом приятные на ощупь. Служанка тактично смотрела в сторону, когда я их надевала, а потом помогла втиснуться в узкое платье. Оно не имело корсета, но тяжелая плотная ткань и сама справилась с его функцией, тесно облегая тело. Я сначала подумала, что если вздохну поглубже, то просто порву платье по шву, так он стиснуло меня, начиная с узких, длинных рукавов, зажатой груди и заканчивая стянутой донельзя талией. Но Татия быстро поняла, в чем проблема и ослабила шнуровку на спине.
   Затем, усадив на низкий пуфик, принялась что-то такое творить с волосами. Я, закрыв глаза, наслаждалась нечаянными прикосновениями к голове и, иногда морщилась, когда девушка сильнее дергала пряди. Через минут пятнадцать она, отойдя на полшага, критически осмотрела свою работу.
   - Почти все, кира Раиса, - девушка удовлетворенно кивнула. Мне тоже стало очень любопытно увидеть результат, но когда я встала и хотела подойти к зеркалу, Татия метнулась к двери и принесла мне туфли. Прелестные, в тон платью туфельки на низком каблучке. Они, мягко облегая стопу, оказались впору. Кажется все!
   В отражении зеркала была не я! Или другая я - статная, знающая себе цену женщина в старинном платье, цвета бархатного светлого мха, выигрышно облегающим вверх и мягкими складками спускающемся до самого пола. Мои рыжие волосы служанка заплела пышную, сложную косу, кожа сияла после ванны, и даже выражение глаз поменялось на более уверенное. Я почувствовала себя настоящей золушкой перед балом!
   Эх, была бы еще косметика, вообще красавицей бы стала! А может и нет... Пожала плечами и попросила Татию проводить до столовой.
   Я медленно спускалась за ней по широкой лестнице, левой рукой приподнимая подол слишком длинного платья - я боялась отступиться и пересчитать головой ступеньки, а правой скользя по перилам. Ощущение гладкого дерева под ладонью дарило успокоение, так как я сильно волновалась. Как-то слишком все хорошо складывается. Сомнения грызли меня, как мыши сыр и от этого мутило. Хотя, это могло быть просто от голода, я неосмотрительно пропустила ужин, думая, что перекушу после с Мирром. А вот как получилось...
   И все-таки - почему они так ко мне добры? Вот не верю я в бескорыстие, и это не страна розовых слоников. Даже у котов я должна была отрабатывать жилье и еду, и не думаю, что здесь будет иначе. Как бы ни оказалась цена спасения слишком высокой.
   С этими мыслями я спустилась с лестницы, мы отошли налево по холлу, и девушка отворила передо мной толстые двойные двери. С легкой улыбкой склонила голову и ушла. За ними оказалось просторная комната, неярко освещенная магическими шариками. Прямо посредине помещения стоял длинный стол, накрытый белоснежной кружевной скатертью и окруженный тяжелыми на вид стульями с высокими спинками.
   Хозяева занимали лишь уголок громадного стола. Миневра мне кивнула, а Сорраж подошел и проводив до места, отодвинул мне стул. Все как в лучших домах Лондона! Я поежилась от этих манер, а при виде незнакомых блюд и приборов меня охватила неловкость и легкая паника - кроме ложки я ничего не опознала. Положение спас маг, он начал объяснять, как ими пользоваться. А вскоре зашла Татия, неся поднос с тарелками. На первое оказался густой наваристый суп, от которого шел дивный аромат пряных трав. Мой желудок не выдержал такого издевательства и издал рык льва. Я от смущения чуть под стол не провалилась.
   - Ты, наверное, проголодалась, милая, поговорим после ужина, - снисходительно улыбаясь, предложила Миневра. Я только кивнула и попробовала суп. Необычно остро и пряно, но главное оно было с солью - рецепторы моего языка восприняли его на ура. Маги только приступили к еде, а я уже доела супчик и тянулась к жаренной птичке, сильно смахивающей на куропатку. Но встретила насмешливый взгляд мужчины, и к щекам прилила кровь. Вот я обжора!
   Но поговорить, снова не получилось. К концу ужина в столовую ворвался бородатый, неопрятного вида мужчина в длинном сером сюртуке. Весь какой-то взъерошенный, он сначала замахал руками, а потом со страхом прошептал:
   -Кирр Сорраж... кир Сорраж, там...
   Похоже, маги поняли его сразу, потому что мигом сорвались с места, даже не взглянув на меня. Я же ошарашено смотрела на их поспешное бегство, не зная, что делать дальше - спокойно доедать или же бежать за ними. А потом, плюнула на все и вгрызлась всеми зубами в очередное сочное бедрышко. Побежать я всегда успею, а так вкусно покушать, когда еще получиться? Жизнь здесь очень непредсказуема.
  
  
  
Глава 10
  
  
   Легкие перистые облака неспешно проплывали по прозрачному синему небосводу. Ветер, то лениво шевелил верхушки древнего леса, то совсем затихал. Совсем рядом с высоченными деревьями, на пестром от ромашек и васильков лугу, паслось десяток оленей. Вожак небольшого стада, молодой сильный рогач, подняв изящную коричневую голову, внимательно смотрел по сторонам, но чуткие, нервные уши ловили только шепот колыхающихся трав, да назойливый стрекот кузнечиков.
   Внезапно все затихло, даже насекомые остановили свою бесконечную песню. Обеспокоенные животные застыли в напряженном ожидании. Но опытный вожак не успел дать сигнал к бегству, потому что на него, казалось со всех сторон, набросилась огромная черная тень, появившаяся совершенно бесшумно. Олень пытался бороться, бил копытами и дергал ветвистыми, широкими рогами, но острые, как ножи, когти уже вспороли шкуру, а длинные зубы вонзились в холку.
   Олень затрубил от боли и страха, самки с детенышами в панике скрылись в спасительном лесу, а зверь все сильнее вгрызался в тело раненого вожака. Наконец, ему удалось повалить его на землю. Тело гордого красавца глухо и тяжело ударилось о землю. Черная тень перегрызла горло жертве, и горячая, красная кровь брызнула с шеи, все еще дергающегося животного, прямо на белоснежные лепестки ромашек.
   Зверь вскинул лохматую голову и победно взвыл в бездонное равнодушное небо. Лишь полностью насытившись, хищник ушел. А у останков, некогда красивого животного, остался лежать окровавленный человек.
  
  
   Сознание, как всегда, вернулась внезапно, чудовищной болью разрывая голову. Валес не спешил открывать глаза, с отвращением понимая, что во рту вкус сырого мяса и крови. Он снова кого-то убил... Увидев тушу оленя, мужчина облегченно вздохнул, он еще не перешел черту. То, что он был полукровкой, пока сдерживало его.
   Болезнь все быстрее пожирала мозг и тело, а приступы безумия, случались все чаще. Приступы всегда означали, что будут жертвы, а то, что он до сих пор не нападал на людей, просто везение. Но и везение когда-нибудь закончится. Он давно должен был прервать свое существование, но так и не смог - все еще надеялся на излечение. На чудо. Но лишь единицы из сотен и сотен заразившихся страшной болезнь - болотной хворью, настоящим проклятием оборотней, смогли преодолеть безумие, постепенно затуманившее мозг и толкавшего на убийства, а потом и на огненные шары магов-охотников.
   Спасение было одно - кровь Истинной пары. Она за несколько месяцев полностью избавляла от болезни. Но истинных было слишком мало. А звери часто сами уничтожали свой шанс на спасение и на счастье - животный голод и изрядно помутневший разум заставлял их выпивать всю кровь подобно вампирам, этим грязным кровососам. И той, кто должен им принести шанс на избавление, они дарили лишь смерть. Безумцы недолго жили после этого кощунства, после их сердце разрывалось от тоски и горя, от осознания, что они сами погубили свой шанс на нормальную жизнь.
   Говорят, весь род оборотней, две сотни лет назад, прокляла колдунья - вампирша. Ее единственного ребенка сожгли оборотни, бандиты, которых за бесчинства выгнали из собственной стаи...
   'Она тогда тронулась умом, бедняжка', - часто рассказывал старый дед и тяжело вздыхал. - 'Она прокляла нас, и с тех пор наши дети все больше теряют разум и превращаются в животных. А чтобы стать нормальным, мы должны как вампиры, а их мы ненавидим больше всех тварей, пить кровь любимых женщин. Что за извращенство! Обычно в этот момент он яростно плевал на землю. ' И все из-за каких-то идиотов!'
   Валес, тогда еще пятилетний сорванец, обычно сидел около его, крепких еще ног. С любовью он поглаживал свой маленький клинок, сделанный любимым дедушкой. Он слышал эту историю десяток раз, но думал что это еще одна сказка, только страшная. И непонятная. С неохотой он оторвал свой взгляд от блестящей, голубоватой стали и спросил с недоумением у седого мужчины, с властными желтыми глазами.
   - Но вылечится же нетрудно, дед! Выпить кровь истиной, и все!
   - Ох малыш... - старик ласково потрепал его волосы, - Найти истинную очень трудно, а сдержаться когда нашел, почти невозможно. Лишь немногие, в чьих душах осталось хоть немного тепла, смогли .... - его кулаки внезапно сжались, а глаза застыли от воспоминаний.
   - Но ты же смог! - беспечно заявил белокурый мальчик, с гордостью смотря на деда.
   -Ты не знаешь какой ценой, какой ценой... - в глазах старика плескалась боль.
   Валес фыркнул.
   - И я смогу!
   И тихо-тихо добавил:
   - Если заболею...
   И тут мужчина очень напугал малыша, так как рухнул на колени и крепко до боли обнял его. - Я буду каждый день молится всем богам, лишь бы ты был здоров! - исступленно забормотал он, стремясь укрыть своего единственного внука от всех бед этого злого мира.
  
  
   Я смотрел на свою жертву, и все дрожало внутри от презрения к себе. Оборотни охотники, это так, но убийство ради убийства... Это претило всем моим принципам. Но и постоянно думать об этом, я не хочу. Поэтому запретив себе все мысли о болезни, я искупался в небольшом лесном озерце, всего в двух лигах от замка Хилл - моего единственного убежища в последние годы. Не стоило пугать слуг, они и так менялись слишком часто.
   Затем отыскал одежду, заранее припрятанную в дупле старого клена, и неспешно побрел домой. Чувствовал себя до отвращения спокойным и довольным, как всегда, после 'охоты'. К сожалению, спокойствия хватало максимум на две недели, а потом снова пробуждался дикий голод. И зверь.
   Когда я вышел из леса, то в нос ударил незнакомый терпкий запах - судя по всему люди, если я не ошибаюсь. У меня гости? Я никому не говорил, где прячусь, и поэтому начал испытывать раздражение и почему-то нехорошее предчувствие, на миг кольнуло сердце.
   А навстречу уже спешил Викс, единственный оборотень, кто оставался мне верен все эти годы. Он был больше друг, чем слуга. Его обычно спокойное, круглое лицо раскраснелось, глаза блестели, на зеленом сюртуке чернело большое пятно. А Викс тот еще чистюля.
   - Кир Валес! - с хрипом выкрикнул старый слуга на бегу, а потом остановился, выдохнул несколько раз и продолжил уже нормальным голосом, - К вам пожаловали маги!
   - Похоже у кого-то неприятности?
   - И большие, кир, - округлил Викс глаза, - Кто-то донес им, что в ваших угодьях объявился безумный оборотень!
   - Какая неожиданность... - удивился я, - И что же от меня хотят господа маги?
   Викс фыркнул.
   - Поймать его, что же еще. И им нужна ваша помощь.
   Я потер занемевшую от долгого лежания на земле шею. Только магов-охотников мне не хватало, для полного счастья. Как же не вовремя.
   - Спасибо, что предупредил, - я похлопал его по плечу. - Они в гостиной?
   - Да, кир Валес.
   Он важно кивнул, а потом тихо добавил:
   - Будь осторожен!
   - Обязательно, Викс. Обязательно...
   Я ободряюще подмигнул ему и спокойным шагом направился к замку. Мое сердце, при этом, колотилось как ненормальное.
  
   Магов оказалось двое. Красивая женщина лет тридцати, одетая в обтягивающее черное платье, полулежала на софе и наблюдала за мной сквозь ресницы. А среднего роста мужчина, лет на десять старше, стоял рядом с книжным шкафом, внимательно рассматривая корешки книг.
   - Кир, кира, - я чуть склонил голову, приветствуя нежданных гостей.
   - Зовите меня Миневра, - томно улыбнулась магиня, когда я склонился над ее холеной рукой.
   - А меня Сораж, - протянул мне ладонь мужчина с цепкими глазами. Я пожал ее и уселся в кресло напротив женщины.
   - Вы хотели меня видеть? - не стал я ходить вокруг да около. Чем быстрее их выпровожу, тем лучше для меня.
   - А вы весьма прямолинейны, кир Валес! - негромко рассмеялась Миневра.
   - У меня много дел, и я удивлен, чем мог заинтересовать простой сельский сквайр таких сильных магов? - осторожно начал я.
   - О, мы не займем долго ваше время, - прервал меня Сораж. Он спрятал руки в карманах и продолжил, - Видите ли, мы услышали, из очень достоверных источников, что в ваши края забрел дикий оборотень.
   Я только брови поднял от этих заявлений.
   - Да неужели? А почему я, хозяин замка и всех окружающих его земель, впервые об этом слышу?
   - Вас долго не было, Валес, - промурлыкнула Миневра, медленно потягиваясь. Черный шелк прекрасно обрисовал все выпуклости бесстыдницы. 'А она хорошо сохранилась...' - подумалось мне. Не будь она магиней, а просто человечкой... Я с трудом оторвал взгляд от соблазнительной ложбинки в глубоком вырезе ее платья. Женщина выглядела очень довольной произведенным эффектом.
   - Мы надеемся на вашу помощь и поддержку в поимке оборотня, - не отведя взгляда, сказал маг.
   - Вы же знаете, на что способны эти ужасные монстры, - протянула Миневра. - Скольких бедных людей они могут убить.
   - Я знаю, кира. И получше вашего. Но я уверен, если здесь появился безумный, я справлюсь с ним сам!
   - Конечно, конечно, мы не сомневаемся в вас, - улыбнулся Сораж, - Но это приказ самого Императора, при любом упоминании о заболевших, надо вызывать магов из столицы. И пожал плечами, - Сами понимаете, мы люди тоже подневольные.
   А вот это очень плохо. Особенно для меня... Но кто я такой, чтобы обсуждать приказы Императора? Пришлось, сжав зубы, кивнуть. Надеюсь, мне удалось сохранить бесстрастное лицо. - Я в полном вашем распоряжении.
   - Вы нас даже не заметите, - хихикнула магиня.
   Сильно в этом сомневаюсь. Надо быстро придумать, как избавиться в рекордные сроки, от этих все разнюхивающих крыс. Я хребтом чувствовал - им известно гораздо больше, чем они хотели показать.
  

Оценка: 6.74*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"