Саганенко Ника-Елена: другие произведения.

Мы уже улетаем

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "День изменения" Земли прошел. Многие смогли улететь к новой планете. Оставшиеся люди могут находится на изменяющейся Земле благодаря межгалактической системе поддержки. Вслед уже улетевшим должен отправиться еще один спейсер.


   Ник Саганенко

Мы уже улетаем

  
   - Я не хочу лететь... - Олеся устало смотрела куда-то за горизонт.
   Ее симпатичное личико не было тронуто косметикой, универсальный кокос, это великолепное изобретение, насмешливо прозванное модельерами "спецовкой", на этот раз сливалось с окружающим пространством, демонстрируя полное нежелание хозяйки задумываться о создании чего-нибудь захватывающе сияющего или изысканно классического.
   Игорь стоял рядом, и все его мысли были посвящены сборам в дорогу. Трансформиум барахлил, лететь до пункта назначения - планеты Феликс в созвездии Огненного тельца - нужно было как в старые добрые времена, как будто не зная о существовании системы метро и струнных переходов, время в пути рассчитывалось года на два, и без трансформиума такой срок полета превращался в пытку. Современному человеку, избалованному сменой впечатлений и привыкшему поглощать триллионы зрительной и тактильной информации в день, остаться без круглосуточной смены часовых поясов, смены леса на море, моря на шанхайские небоскребы, обеспечивающейся в космолете класса ХХL трансформиумом размером с теннисный мяч, было просто никак.
   Игорь прикидывал, где раздобыть новый трансформиум, и вдруг он понял смысл только что сказанного Олесей.
   - Ты... хочешь, чтобы мы остались? - Он подошел к ней и обнял за плечи. Она никак не отреагировала на его прикосновение, не вздрогнула, не отстранилась, не обняла.
   - Похоже, это серьезно. Ты понимаешь, что сейчас просто затишье, изменения атмосферы достигли показателей, соотносимых разве что с угарным газом, и мы держимся только на наведенной проекции самообеспечения?
   - Игорь, я знаю. Если нашелся способ существовать сейчас, в условиях, уже не похожих на земные, значит, можно и дальше оставаться здесь. - Она слегка улыбнулась. - Зачем тебе трансформиум? Будешь два года гонять по космолету на феррари?
   Мужчина не стал вступать в словесную перепалку, сосредоточился на внутренних ощущениях, не поймал ничего беспокоящего, и собрался уходить. Вдруг сознание погасло.
   Через секунду он пришел в себя, и голова услужливо предложила транскрипцию ситуации: была отключена система проекции обеспечения. Игорь опять попытался просканировать сознание, окружавший их лес, и опять не нашел ничего подозрительного. Ему представлялось, что не изменилась ровным счетом ни одна деталь. Олеся так же стояла рядом, облака над линией горизонта, у оврага, где заканчивался лес, все так же предлагали всем знакомую с детства игру в соответствия.
   - Олеся! - Позвал он. Голос тоже остался прежним.
   - Кажется, была попытка отключения системы проекции обеспечения. Ты что-нибудь почувствовал?
   - Мне показалось, я потерял сознание.
   - И все?
   - Все.
   Они помолчали. Оба понимали, что отключить проекцию так же нереально, как вернуть первоначальный вид измененному до неузнаваемости лесу. Облака и небо были таких же цветов, как на картинах Шишкина и Левитана, а вот лес... С изменением функций фотосинтеза листья деревьев стали похожими на желе и все время подрагивали в такт движениям находившихся рядом людей. Многие стали замечать, что стараются не двигаться, находясь в лесу, чтобы не провоцировать это подрагивание - движение студенистой массы. Цвет листьев оставался зеленым, но, конечно, это воспринималось как нечто неестественное - дубовые, березовые листья толщиной в десять сантиметров полупрозрачного зеленого цвета, неподвижные до тех пор, пока не обнаруживают движение человека.
   - Олеся, на космолете я сделаю лес таким, каким он был до этого безобразия, ты помнишь шуршание листочков под ветерком? Даже картина такая была - "Зеленый шум". Он резко повернулся в сторону пинаса. Листья-желе заколыхались.
   - Бабушка тоже хотела вернуть все, как было. На Земле. До начала этой дурацкой перестройки вакуума, или чего там еще. Но катастрофа произошла, возврата к прежнему уже не будет. - У женщины выступили слезы на глазах. - И потом, у тебя не работает трансформиум.
   Игорь решил не продолжать разговор, вернулся к девушке, не обращая внимания на новоявленный лес, ждал, пока слезы исчезнут, с трудом заставляя себя не уйти тотчас же. Здравомыслие должно одержать верх, думал он, оставаться на Земле бессмысленно. И у нас есть время, которого не было у тех, кто улетал в "День изменения" Земли.
   -Я пойду.
   - Иди.
   Время для Игоря опять внезапно остановилось. На этот раз сознание не выключилось, картинка в глазах застыла и перестала "функционировать", движения тела и мысли сделались невозможны. Спустя секунду мужчина пришел в бешенство и понял, что хочет улететь прежде всего от этого - неожиданных отключений от внешнего мира, равно как и от самого себя. Привычный самоконтроль тут же убрал разрушительную эмоцию.
   - Ты же не почувствовал боли, зачем ты так злишься?
   - Я не привык зависеть от какой-то системы обеспечения. И почему вообще она сбоит? Она же находится далеко за пределами Солнечной системы? Насколько я знаю, проекция самообеспечения людей, оставшихся на Земле, энергетически и информационно независима?
   - Губерт так не считает. Ты знаешь, если бы она была независима, восстановить прежний вид леса не составило бы особого труда. Поддерживать энергетику леса значительно проще, чем нас. - Олеся пошла к пинасу. - Я не хочу улетать.
   - И садишься в летательный аппарат. - Игорь попробовал пошутить, ощущая некоторое недоумение по поводу упоминания Губерта, которого он не то, чтобы недолюбливал, но считал не очень компетентным в подобных вопросах: Святослав Губерт был преподавателем школы "боевых философов", считал, что ситуацию нужно изменять исключительно силой мысли.
   - Боже мой, если я тебя сейчас поцелую, что же будет с деревьями? - Отвращение к студенистому лесу так и просилось вырваться наружу. - Они тоже начнут целоваться своими прелестными листиками? - Не собираюсь их замечать. Пусть делают, что хотят. - Игорь накрыл себя и девушку чудом сохранившимся в пинасе пледом и поцеловал Олесю.
   Девушка со смехом сдернула с себя шерстяной, в красную и оранжевую клетку плед, и в очередной раз подумала о том, что ей придется выбирать между путешествием на неизвестный Феникс с Игорем и наблюдением за изменяющейся Землей. С Губертом? Она горько усмехнулась про себя. Ему нужно драться мыслью, и ей не хотелось бы оказаться с ним в этом лесу.
   Игорь уже управлял двухместным пинасом, когда время в его мозгу опять сделало попытку остановиться. Это ощущение родилось где-то на самых отдаленных уголках нервной системы и длилось меньше секунды. На этот раз удалось справиться, но как? Организм не успел среагировать и сделать выводы, несмотря на то, что тренированное тело, связанное к тому же с межгалактической "охранкой", было обязано докладывать о любых ощущениях хозяину в доступной на данный момент форме. Но никаких императивов не поступало. Посмотрим, - подумал Игорь, - что это еще за выкрутасы, леса мне этого мало, что ли. И Олеся раздумывает, лететь ей или нет. Как можно только думать о том, чтобы оставаться здесь и смотреть на то, как и камни начнут дрожать, как рыбья икра?
   Полет проходил нормально, под ними уже было поле, засеянное злаками, похожими на пшеницу, сверкала река. Все-таки удивительно, думал Игорь, за счет чего все, с таким трудом в течение тысячелетий сделанное человеком, держится в этом перестраиваемом другими физическими законами мире? Вода ведь тоже уже не та. Пшеницу поливает полусуществующее нечто, а она еще сохраняет свои основные характеристики. Правда, в пищу уже не используется, но это только потому, что мы перестали употреблять в пищу то, что растет и бегает на Земле. Не расставаясь со своими любимыми блюдами, разумеется. Пшеничный хлеб из квантового "сундучка" ничуть не хуже хлеба Олесиной бабушки. Пинас вот летает. Хотя мог бы и не летать. Воздуха-то, для которого он был сконструирован, нет. Дома стоят. Некоторые лежат на боку, даже с неразбившимися стеклами. Просто порода под ними вздыбилась так аккуратненько, вспенилась, и уложила на мягкую подушечку поспать.
   Города, конечно, выглядят удивительнее всего. Особенно те, где было много парков и деревьев. Дома уложены по-всякому, целехонькие, но таким немыслимым образом, что и не придумал бы никогда. А неогорода, с небоскребами и полным отсутствием растительности, не обнаруживают пока признаков изменений. Все, что сделано человеком, тяжелее меняет атомную структуру - уборку планеты, если у оставшегося на Земле человечества дойдут до нее руки, придется делать долго. Постройки, дороги, даже картошку с измененными генами, все это придется убирать человеку самому.
   Игорю захотелось прервать грустную цепь размышлений и подумать о чем-нибудь более приятном. Например, о том, что Олеся сейчас летит с ним, а он, болван, чуть не оставил ее в лесу со слезами на глазах. Как хорошо, что мы пока не меняемся. Мужчины и женщины. Особенно красивые женщины. Правда, если выключится дистанционная "охранка"... Стоп. Он собирался думать о хорошем. И стал любоваться Олесей, перепоручив управление пинасом инку.
   Олеся улыбалась. Ее очаровательный профиль вырисовывался на фоне красно-желтого пледа, одежда приобрела жемчужно-розовый оттенок.
   - Все нормально? - Игорь придвинулся поближе, стал поправлять плед. Мы улетаем вместе?
   - Это два разных вопроса. Все отлично. Это ответ на первый вопрос. - Словно в доказательство, оттенок одежды стал еще розовее. - Что касается второго вопроса...
   Она не успела договорить, как вдруг оба заметили внизу оранжевую вспышку и почувствовали запах свежесмолотого кофе.
   - Ты видел? Вон там, у дерева, рядом с обочиной дороги?
   - Видел. А запах? Ты чувствуешь запах? Кофе? Его ни с чем не перепутаешь.
   - Садимся!
   В четвертый раз за последний час Игорь не получил никаких сообщений от координатора о предстоящих событиях. Три обморока, один из которых удалось-таки отвести от своего сознания, и вспышка с запахом кофе. Программы варки кофе в квантовом "сундучке" не было.
   Выбрав место подальше от травы, они сели рядом с автострадой, на бетонированной площадке возле бывшего супермаркета. Супермаркет назывался "Калифорния", и выглядел он более чем странно: стены сохранились полностью, а опорные стойки, крыша, оконные наличники дрожали и "дышали".
   - Вот когда надо было платить строителям! - съехидничал Игорь. - Видишь, все "дрожалки" не были покрыты защитными составами. Применялись натуральные материалы, видимо, этот супермаркет был очень дорогим. Мы сюда и не заходили никогда - зона развлечений для тех, кому нравилась игра в золотую лихорадку. Покупать продукты за деньги, наверное, тоже было интересно.
   - Интересно, - фыркнула Олеся. - Ты, наверное, никогда не выходил в пространство начала двадцать первого века!
   - Меня всегда выворачивало от двадцатого, а начало двадцать первого совсем рядом!
   - А как ты сдавал курсовую по двадцатому?
   Олеся не успела получить ответ. Прямо перед ними появился помятый субъект, но в причудливо завязанном галстуке, тройке, и, рука, державшая в приветственном положении шляпу, была обрамлена накрахмаленной манжетой с бриллиантовой запонкой.
   - Привет путникам! - поздоровался господин. Обращение девятнадцатого века подходило к нему как нельзя лучше. Правда, к запаху кофе добавилось новое амбре, неизвестное Олесе с Игорем. Господин представился Рене Молчалиным.
   Игорю опять пришлось удивляться - по объективным данным господина перед ними не существовало. Взглянув на Олесю, он понял, что девушка защищается от миража императивом "опасность". Несоответствие происходящего внутреннему контролю и наведенной струне "охранки" вызвало вялое раздражение. Контраст между ситуацией и реакцией был очевиден.
   Олеся же продолжала разговор в двух диапазонах - один был предназначен ему, Игорю, и представлял собой поддержку сферы сознания, второй излучал императив "любовь" накрахмаленному и слегка "под шафе" господину.
   Что она делает, - сквозь туман пробивалось в голове Игоря, - "любовь", "опасность", собирается пить кофе, предложенный Рене... все перепутала...
   - Стой! - в нервных окончаниях Игоря сверкнула молния, голова прояснилась, сразу стало ясно, что делать. - Стой! - Игорь испепелил взглядом чашку с полусуществующим кофе. Господин Рене растаял в воздухе.
  
   - Проснись... Ну проснись же... - Олеся сидела рядом с Игорем и гладила его по голове. - Любовь - это тебе... Опасность - позади... Комбинезон девушки светился изумрудным цветом с переливами, как у рыбной чешуи, руки излучали тепло вместе с оранжевым свечением. Нужно было бы сказать, что от прикосновений уходила боль, но боли никакой и не было.
   - Систему межгалактической "охранки" по твоей струне пытались отключить. Губерт обнаружил это совершенно случайно, через запах кофе, ты знаешь, его нет в квантовом "сундучке". Материализация запаха была настолько сильной, что вышла за пределы кокона твоей струны. Губерт стал прислушиваться к диапазону действия и почувствовал сферическое образование вокруг твоей ауры. Этот лес... Твоя мгновенная ненависть к новому лесу... Рене...
   - Я понял. Земля сейчас слишком нестабильна. Любая разрушительная эмоция ведет к материализации тонических взрывов. Почему будущий взрыв облачился в такую интеллигентную форму?
   - Не знаю. Нам нельзя оставаться здесь. Будем решать эти проблемы в полете. Кстати, вместо кофейной чашки в руке Рене успел появиться трансформиум. Настоящий. Держи.
   - Ты летишь со мной?
   Вместо ответа Олеся обняла Игоря и шепнула ему на ухо:
   - Императив "любовь"... Без разлуки...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   4
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"