Саяпин Михаил Михайлович: другие произведения.

Знакомьтесь: Китай

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Статья, написанная для ЖЖ-сообщества "pora-valit" (и опубликованная в нём). Что такое Китай и что скрывается за феноменом его возвышения? Ответы автора, считающего себя достаточно крутым китаистом-любителем.

Пояснение для читателей: почему я это написал

Прочитав объявление о конкурсе, я воодушевился и решил приняться за работу. Особенно меня порадовал пункт, допускающий к участию в нём и тех, кто отродясь не бывал в Китае. "Oh, ja, ja!", сказал себе я (простите за каламбур), "Вот это точно для меня!", поскольку в жизни почти нигде не был вне пределов московской Кольцевой дороги, однако, предпочитая познавать всё умозрительно, имею авторитетное (в собственных глазах) мнение по происходящему в любой точке земного шара.

Вот и сейчас я понял, что это мой шанс - не отходя от настольного компьютера, рассказать всем (особенно тем, кто постоянно или временно живёт в Срединном государстве), что же такое этот Китай и как его понимать. Тем более, что получить авторитетное мнение от того, кто в стране бывает постоянно, проще простого, а вот от того, кто о ней едва слышал, - это будет номер... Ну а если серьёзно, как-то так получилось, что Китаем я занимаюсь (самостоятельно, конечно) давно, чуть ли не всю сознательную жизнь, так что определённые воззрения у меня давно уже сложились - и не на пустом месте.

Возможно, не все однозначно положительно воспримут мою инициативу, но я всё равно не хочу утаить от интернет-общественности мои представления, поэтому и излагаю их здесь. А насколько они интересны и даже убедительны - судить вам.

Взаимоотношения русской и китайской культур

Прежде чем начать рассуждения о сходстве и несходстве двух культур, хотелось бы обратить внимание на одну подсознательную установку (они ещё называются предрассудками) в воззрении на культуры "экзотических" (или недавно таковых) народов.

Почему-то считается, что, если две культуры многие столетия развивались вне прямого (или хотя бы интенсивного) контакта, они обречены быть чужими. Скажем, несмотря на много столетий существующую российско-китайскую границу, культурное развитие обеих стран практически до сегодняшнего времени шло параллельно и без заметного влияния друг друга. Видимо, поэтому, чтобы китаец начал понимать "загадочную русскую душу", он должен притираться к русским реалиям по крайней мере 500 с лишним лет - сколько времени прошло от Ивана 3-го, основателя Русской Империи; а уж чтобы русскому понять китайца... тут нужно пропустить через себя всю китайскую историю как минимум от Цинь Шихуана, т.е. потратить на это тысячелетия.

Однако простейшие бытовые наблюдения полностью опровергают эти установки. Как часто мы встречаем на жизненном пути человека, вроде бы совершенно постороннего, но который оказывается нам так душевно близок, что он порой даже становится нам другом на всю жизнь! И обязательно ли надо после этого изучать его родословную, чтобы найти в ней далёкие родственные связи?!

Есть и геополитические тому примеры. Вроде бы совершенно чуждая Европе Япония с такой силой заявила о себе как о "европейской державе в Азии", что только расовые предрассудки мешают признать её полноценным членом Запада. А процессы на постсоветском пространстве всё явственнее показывают, что самыми близкими русским народами являются вроде бы мало связанные с нами исторически казахи с киргизами, а вовсе не украинцы (на союз в которыми любой ценой до сих пор нацеливаются большинство политиков).

Вот и возможность близкого понимания друг друга русскими и китайцами вовсе не должна ставиться под сомнение из-за того, что культурное развитие обоих народов шло раздельно. Как известно, эта раздельность не мешает китайцам считать родными не только "Подмосковные вечера", но и "Катюшу", а фильм "А зори здесь тихие" (на мой взгляд, невероятно мерзкий и отстойный, но имеющий поклонников и "в этой стране") вообще там считается культовым. Время от времени китайцы принимаются экранизировать те или иные (преимущественно советские) произведения (скажем, новый вариант "Как закалялась сталь"); так что русская (и советская) культура уже давно обосновалась в Китае, несмотря на, казалось бы, разницу в исторических судьбах.

Другим затемняющим положением является взгляд на культуру (в широком смысле, включая цивилизацию и организацию быта) как на следствие деятельности определённой "расы". Прямо такое утверждение сейчас мало кто высказывает, но опять же подсознательно оно сидит в мозгах обывателя. Современная цивилизация непосредственно восходит к европейской культуре Нового времени; следовательно, её достижения будут существовать пока Запад остаётся мировым гегемоном; как только его гегемония рухнет, варвары (включая азиатов) растащат современную культуру по кускам, затопчут и начнут на пустом месте с нуля создавать что-то своё: китайцы - китайское, индусы - индийское и т.д.

Да и может ли представитель иной культуры (тот же китаец) постичь западный, европейский дух, изначально для него чуждый? Скорее он начнёт старательно подражать его, слепо копировать его - для каких-то своих тактических целей.

В качестве курьёза (и крайней точки зрения) можно привести лекцию одного достаточно популярного "военного китаиста" Д., на которой я присутствовал, человека, на мой взгляд, явно сумасшедшего (не в каком-то ругательном смысле, а в самом прямом, медицинском; склонен полагать, что и с военной службы его уволили "по психике"), с жаром всем рассказывавшего, какое у китайцев течение времени, какое пространство, какие понятия (исключительно, конечно, свои, китайские), какая организация (тоже своя) и т.д. По окончании выступления автора предложили задавать вопросы. Встал слушатель и спросил: "А может быть, они вообще инопланетяне, китайцы-то эти?"

Опять же легко видеть, что такие подсознательные установки по сути являются продуктом англо-саксонского мышления с его абсолютизацией этническо-культурных монад, "вещей в себе", неизменных по сути, непостижимых одна для другой и лишь стлакивающихся время от времени подобно бильярдным шарам. На деле же никаких тенденций к "затаптыванию" европейской культуры (включая духовную) у "новых гегемонов" не наблюдается. В том же Китае ученики изучают историю Эллады, крестовых походов и Наполеона (ну и немножко о спорте Конфуции); медики, несмотря на распространение иглоукалывания, изучают обычную медицину, а в музучилищах обучают игре на рояле или скрипке, а на пипе или эрху - примерно столько же, сколько у нас на балалайке или ложках. Конечно, по мере укрепления позиций "новых государств-гегемонов" европейская культура будет терять свою общезначимость, а их культура - усиливать (как несколько десятилетий назад человек, знавший, кто такая Сэй-Сёнагон, считался любителем экзотики, а сейчас это признак просто образованного человека; можно вспомнить ещё стремительно вошедший в наш обиход дальневосточный 12-летний "животный" календарь), но выбрасывать достижения западной науки, техники и культуры никто не собирается. Западные наработки должны стать базой для тех, кто их освоит и пойдёт дальше, - ведь и сама европейская культура, как всем известно, изначально опиралась на наработки арабов, давших ей толчок.

Ещё одним запутывающим моментом является пристрастие западных теоретиков (и, разумеется, их отечественых эпигонов) к гипертрофизации религии при изучении обществ. Как бы считается, что язык религии - это квинтэссенция кода культуры общества. Так Вебер создал знаменитую теорию капитализма, выведя его из положений протестантизма, а Хантингтон - теорию "цивилизаций", положив в основу их определения опять же религию.

Однако, на мой взгляд, больше оснований полагать, что религия, хоть и язык общества, но, согласно принципу Талейрана, служит скорее для сокрытия его сокровенных настроений и предпочтений. (Не могу здесь удержаться и не лягнуть одного известного китаиста М., который как раз написал монбланы статей, положа в их основу религиозно-философские воззрения китайцев. Всё у него получается очень стройно и гладко, но... нет уверенности, что сколько-нибудь соответствует китайской повседневности.) Известный пример - трактат китайского Макиавелли, Сунь Цзы, расписавшего науку военно-политической хитрости так, что она вгоняет в священный трепет перед изворотливым китайским умом любого читателя. При этом мало кто замечает, что в 20-м веке китайская армия вместе в её генералами (возможно, знавшими Сунь Цзы назубок) почему-то оказалась откровенно отстойной; более того - она так и не научилась за десятилетия военной науке, а её европейски обученные противники (включая японцев) почти безнаказанно избивали толпы плохо вооружённых китайцев, обычно вместо применения древней Науки Побеждать норовивших бросаться грудью на пулемёты! Похоже, что знаменитый трактат - это больше фэнтэзи, памятник психологической компенсации общества, отчаявшегося от того, что оно на смех окружающим врагам всё время тупо идёт от одной ямы к другой.

Если так, исходя из религии, начинать сравнивать русских и китайцев, картина получится, конечно, безрадостной.

У русских - Православие, у китайцев... м-м-м... целый букет каких-то религий, и не разберёшь. К христианству вообще китайцы оказались равнодушны (кроме тех, кто прошёл откровенную колониальную обработку). Чего тут и сравнивать?

Однако автор полагает, что здесь тоже наличествует давняя и ставшая привычной до автоматизма подмена.

Под лэйблом Православия у русских со времён образования Московского государства обретается идеология Православного Самодержавия. Т.е. нечто производное от политической системы (что и объясняет, почему Православие сначала стало обузой для просвещённого слоя подданных, а потом и вовсе благополучно испарилось).

Поскольку самодержавная составляющая является (на взгляд автора) определяющей, то она-то и является подлинной религией русского народа ("гражданской религией" как сейчас принято говорить, т.е. квазирелигией). Русские свято верили в то, что в разное времена можно называть по-разному: государство-монастырь (в 16-м веке), государство-казарма (при Петре 1-м и Николае 1-м) или государство-предприятие (СССР). Одним словом, настоящей религией русских является тоталитарный строй. И в зависимости от того, насколько эта настоящая религия нуждалась в прикрытии Православием, менялось и отношение к последнему (в полном соответствии с циничной русской пословицей годится - молиться, не годится - горшки покрывать).

А знаменитый китайский религиозный синкретизм тоже является следствием подчинённого, вторичного положения религиозных учений перед основным символом веры китайца: веры во всемогущество китайского бюрократического государства. Которое создало и такой монструозный шедевр, как Великая Китайская стена, и стабильно обеспечивало равенство подданных, почитая способности выше происхождения.

Стоп... Ну а если встать (хотя бы на короткое время) на изложенную выше точку зрения и снять с проблемы покрывала, то получается, наоборот, культуры (по крайней мере, в социальном аспекте) русских и китайцев оказываются очень даже близкими! Оба народа отчаянные этатисты (т.е. почитатели сакральности государственности), оба почитают систему (по-советски - "общественное") выше личности, включая и происхождение, национальное или социальное, главный критерий уважения - санкция государства на право начальствовать. (У русских по этому поводу даже сложилась всем известная, но никем не понимаемая правильно поговорка: ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак.) Недаром китайский просветитель рубежа 19-го--20-го вв. Кан Ювэнь свой трактат "Деяния российского императора Петра Великого" начал с такой мысли: "Из всех иноземных государств Россия больше всего по устройству похожа на Китай. Власть государя сильная, правление строгое".

Это основное сходство двух народов (из-за которого можно даже говорить, что они принадлежат к сходным цивилизациям) порождает и другие аспекты их близости. К примеру, Гейдар Джемаль обратил как-то внимание, что Россия и Китай в современной негласной идеологической войне должны выступать единым фронтом, поскольку ни там, ни там нет настоящей, природной аристократии, тогда как мощным течением современности (в частности, через пресловутое масонство) является насаждение почитания родовитости - при условии включения представителей родов в реалии современности.

Таким образом, в отношении близости России и Китая легко определяются две напрашивающиеся точки зрения, определяемые идейным позиционированием.

Если считать, что "тоталитарные" наклонности российского общества - это либо нечто противоестественное, либо что-то такое, что закрывает ему путь в будущее и потому должно быть преодолено, то России в Китае искать нечего. И российским правителям надо быстрее определиться с правильным политическим вектором и меньше ездить в Китай, чтобы не регенерировать постыдные социальные рефлексы. Отношения же с Китаем могут стать приемлемыми только если в Китае продолжится демократизация вплоть до "перестройки" (на чём настаивает Горбачёв). Россия может быть учителем и поводырём Китая в этом процессе (если, конечно, любой здравомыслящий народ, ознакомившийся с "успехами" российской "демократии", не побежит прочь сломя голову); если же Китай не захочет идти по пути либерализации, России ничего не остаётся, как начать смотреть на него сквозь прицел, охраняя границы своих "завоеваний".

Если же имманентныой для России является традиция тотально-бюрократического (а не либерально-корпоративного) государства, тогда выводы будут прямо противоположными. Как когда-то советская концепция номенклатуры, этого слоя менеджеров единой тотальной фирмы "СССР", вдохнула новую жизнь в традиционный китайский легизм, так и современные китайские социальные технологии (источником развития общества рассматривать конкуренцию не мифический "партий", а вполне реальных ведомств и регионов; и главное - уникальный опыт Китая и Вьетнама по регулярной сменяемости номенклатурной власти, ничем не уступающий западной партийной выборности) могут стать ориентирами в деле построения "социального государства нового типа" в России. (Ну вы, наверное, понимаете, что? я имею в виду...)

Автор, конечно, имеет своё мнение, насчёт того, какая линия в российской политике должна в ближайшем будущем взять верх. Но он не это считает главным, а понимание того, что "вопрос Китая" тесно завязан на геополитические предпочтения аналитиков. Что же до прочего, то, как известно, практика - критерий истины. Или иначе - будущее покажет...

Китай в современном мире

Вследствие разобранного выше "монадного" предрассудка нынешнее возвышение Китая кажется удивительным и непонятным. Подсознательно часто напрашивается всё та же мысль: нынешняя цивилизация - это цивилизация западная, а у Китая своя, вот он и должен тихо сидеть переваривая свою тысячелетнюю культуру, а не лезть в первые ряды чужой. А если китайцы лезут в культуру, которую они не способны понять (как и мы их), то значит, они просто притворяются своими, чего-то там выжидая - наверное, удобного момента. (Подозрительно!)

Я попробую показать, почему такое мнение является действительно предрассудком, не соответствующим действительности.

Для этого нужно понять, что китайская цивилизация обладает двумя интересными особенностями. Она сциентистско-техническая, ориентирована на технологии, технику и в сильной степени научная. И она личностная: большинство китайских достижений имеют персональных авторов, а не идут безымянными из тьмы веков.

Эти свойства роднят её с западной традицией, где тоже благосостояние зиждется на достижениях техники, а та - науки, причём учёный выступает как конкретная персона, вложившая тот или иной вклад в науку.

Более того, китайская традиция явственно выказывает и своё тяготение к модели производительного потребления (которая в пропагандистских целях вульгарно именуется "обществом потребления"); давно известная изобретательность китайцев в плане сибаритского обустройства жизни является проекцией их изобретательности в технической сфере.

Ну а если так, то прочно обосноваться в современном глобальном мире, прочно заделанном под расширенное производство, рост технологий и непрерывно обновляющееся потребление, сам бог велел.

Правда, эта картина вступает в противоречие с тем Китаем, который мир знал на протяжении последних столетий: застойным, отсталым и нищим. Но это явное следствие всемирного средневекового застоя, который постепенно преодолевался, начиная с региональных европейских Возрождений; ещё Китай 14-го века, говорят, был совсем не тем, что 19-го (в пользу первого, конечно). Да и в том же 19-м столетии наиболее дальновидные исследователи, рассматривая уровень китайского ремесленного производства, предсказывали нации большие будущие успехи в плане индустрии.

Однако в проблеме "Китай и мир" есть ещё аспект, наверное, очень неожиданный и невероятный, переходящий в вопрос "Китай и Америка".

Одним из преимуществ Соединённых Штатов даже перед Европой (не говоря уже о "варварских" странах Третьего мира) является их сконструированность. Американские социальные институты созданы лучшими национальными умами с нуля как наиболее эффективные и рациональные - в отличие от институтов обществ Старого Света, скованных грузом нелепых традиций, ставших давно уже предрассудками. (То, что многие законы именно американских штатов находятся в верхних строчках рейтинга юридической нелепости, - это "отдельные недостатки", которые не должны затмевать общую радужную картину.)

Если же мы посмотрим на каноническое изложение процесса становления китайского социума, то... увидим примерно похожую картину. Китайские институты тоже учреждены в разное время конкретными лицами. Только вместо вашингтонов и франклинов там действовали "мудрецы" (как в форме сане императоров, так и в штатском без оного).

И вот тут появляется интереснейшая глобальная тема: Китай как alter ego США. Китай, издревле бывший "страной равных возможностей" и ориентиров для окружающих стран (и даже страной "иммигрантов" - только не в географическом плане, а в социальном: имею в виду перманентный отбор способнейших личностей из всех подчинённых народностей и сословий), и Соединённые Штаты - нынешнее мировое Срединное государство. Правда, Китай, если и Америка, то отягощённая 2,5-вековым грузим традиций, в отличие от США, где традицям-то всего 2,5 столетия (хотя они и там начинают чувствоваться - вспомним хотя бы магический ритуал помилования американским императором президентом жертвенной индейки, что, по-моему, нисколько не хуже ритуальной вспашки поля лидером китайским.) Впрочем, после революции 49-го года число обременительных традиций в Китае резко снизилось, так что сейчас оба государства чуть ли не в равном положении.

Если это так, если Китай действительно типологически близок Соединённым Штатам, то войти в современный мир, всё более становящийся Pax Americana, и обосноваться там ему вовсе не трудно. Особенно если учесть, что современная Америка всё меньше позиционирует себя как европейский "отросток" и всё больше - как сборную мира, равно приближённую к мировым культурам, но и равно удалённую от них; до второй мировой мир был одним большим придатком Европы, войти в него можно было только став европейцем (что удалось только японцам). Вот почему в монокультурном европейском мире Китай прозябал, тогда как в мультикультурный космополитический американский мир он вошёл легко.

Здесь возникает повод пересмотреть ещё один стереотип, идущий от "холодной войны". Если китайцы и американцы имеют однотипные источники в корнях, то они и понимать друг друга могут лучше, чем другие. А значит, представление о том, что-де Китай занял в глазах Америки место СССР в качестве главного врага, что две страны обречены на беспощадную антагонистическую борьбу, глядя друг на друга через прицел, не является таким уж бесспорным. И в самом деле, обращение двух стран между собой не носит следов той исступлённости, которая была характерна для двух сверхдержав в "холодную войну". (Можно, кстати, вспомнить знаменитый американский фильм "Час пик". И то, с каким буквально придыханием там показывается консульство КНР, консул, спецагент Народной Полиции в исполнении Джеки Чана и т.д.)

Вопрос можно поставить и так: что возьмёт верх в ближайшем будущем в американском общественном сознании? То, что объединяет его с Европой (автономность личности), или то, что объединяет с Китаем (готовность рационально обустраивать социальные институты)?

У автора тоже есть свой ответ. Но лучше будем следить за событиями.

Китай - сосед России

Решительное становление КНР как "дальневосточной Америки", естественно, должна активизировать силовое поле вокруг России и прежде всего - её Дальнего Востока.

Уже сейчас оно проявляется, как минимум, в 3-х аспектах.

Ј Укрепляющиеся торговые связи.

Ј Практика переезда приграничных россиян на ПМЖ без смены гражданства (пока).

Ј Свободный доступ к китайскому ТВ.

Однако укрепление китайских позиций, постепенное осознание того, что "Китай - это всерьёз и надолго", приведёт, конечно, и к оттоку рабочей силы (интеллектуальной, производственной и исполнительной) в Срединное государство. Последние две категории, конечно, в сильной степени зависят от конкретной конъюнктуры и не могут быть оценены издалека, а вот относительно спроса на российские "мозги" можно делать общие прогнозы. Китай как страна с очень незначительным уровнем образования на душу населения должна быть заинтересована в импорте интеллектуального пролетариата, из которых самый дешёвый - российский (столь же дешёвый, как пресловутая "китайская рабочая сила").

Поэтому следует ожидать усиливающуюся "утечку мозгов" в Китай. Которая, однако, не обязательно должна стать интеллектуальной катастрофой для России: "мозги" могут туда утечь с концами, а могут и сохраниться там до лучших времён - это будет зависеть, понятное дело, от вектора развития и политической воли в самой России.

На другую, пока ещё неопределённую, область возможного участия россиян в китайских проектах, указывает распространившаяся в последнее время тенденция изучения китайского языка ("языка будущего", как уверяют иногда) "продвинутыми" российскими учащимися, включая сюда детей бизнес- и политэлиты. Такая тенденция уже сама по себе вызывает глобальную переоценку ценностей и представлений в российском обществе, в частности, снимая и с китайского языка ярлык "необычайно трудного" (хотя он по сути - тот же английский, только письменность чуть посложнее), и с Китая имидж "экзотической страны". А в целом - ставя под сомнение и положение о невозможности для России приобщиться к "чуждой" китайской цивилизации (что, кстати, совершенно противоречит навязываемым аксиомам глобализации, гласящим, что "в современном мире нет национальных путей, а есть только один, одинаковый для всех").

Естественно, ожидается и очевидный вопрос: насколько опасно политически китайское проникновение на российскую территорию. Не пойдёт ли вдруг Китай на Россию войной, забросив предварительно к ней тучу лазутчиков? И не заявит ли он однажды, что земля, где уже живёт много китайцев, китайская?

Но такие вопросы возникают исключительно в силу злонамеренного передёргивания (подкреплённого памятью об иррацилональным ужасе обывателя перед многократно усиленной советскими СМИ маоистской пропагандой). В современном мире, при современном миропорядке могут возникать спорные вопросы (вплоть до признания-непризнания бывших территорий), но никто не захватывает чужие земли военной силой. Вне зависимости от того, есть ли там полезные ископаемые или что-то другое, столь же притягательное. Современные правила игры требуют белых перчаток; допускается политическое давление, демонстрация силы, ту или иную страну можно постараться любым дозволенным способом втянуть в свою орбиту, но о территориальных захватах речь не идёт. (Те же США и НАТО ведут войны для корекции политического курса "плохих" государств, но не ради территориальных захватов.)

И если посмотреть на Китай и его поступь на международной арене, то видно, что для китайского политического почерка как раз характерно максимальное участие в международных проектах и позиционирование себя как настоящей Великой Державы, что прежде всего означает миролюбивость и авторитет третейского судьи в разного рода конфликтах.

Аналогичной паранойей являются и страхи насчёт того, что-де китайцы однажды в каком-то из российских регионов составят большинство и обратятся к правительству КНР с просьбой "принять их под высокую державную руку". По той же причине: мировое сообщество никогда не допустит таких финтов. Да и вообще проблема китайской перенаселёности с возможной аннексией "жизненного пространства" изрядно надуманна, что видно из похожих случаев. Вполне по-китайски перенаселённый Египет за время своего существования не сделал никаких попыток аннексировать часть ливийской территории (задираясь в основном со столь же населённым Израилем, тогда как с Ливией пытаются разобраться благополучные страны Европы). Да и представить себе захватническую войну перенаселённого Узбекистана против пустынного Казахстана тоже нереально.

Впрочем, если кто-то всё же остаётся в опасении относительно китайских экспансионистских планов, то рекомендую ему следить за лакмусовой бумажкой в этом вопросе - Монголией. Если претензий к российским землям у Китая теперь нет (исключая, конечно, "школьные карты" с закрашенным под Китай территориями на севере, о которых все знают, но которых никто никогда в глаза не видел), то МНР всю первую половину 20-го столетия считалась отторгнутой территорией. Правда, КНР после своего образования признала за Внешней Монголией суверенитет, но свою экспансию Китаю логичнее всего начать именно с Монголии: населения мало, китайцев уже понаехало много, да и ядерного оружия монголам по штату не полагается. Так что следите за монгольскими событиями. Если там тучи начнут сгущаться, тогда и поговорим...

Те, кто предсказывает появление в России сети "чайнатаунов", в которых обоснуются беспощадные "триады", почерпнули это из американской жизни, но плохо представляют себе страну, в которой живут. Америка изначально устроена как страна общин, где иммигранты селились рядом друг с другом; в России с её цивилизацией равенства расселение всегда было размазаным. Скажем, в Москве нет ярко выраженных ни "пролетарских", ни "интеллигентных" или "буржуазных" районов. Нет там и сформировавшихся национальных районов - ни кавказских, ни китайских. Не будет чайна-таунов и в России.

Да и граница с Китаем, скажем, до революции (и даже до войны), не была на замке; немало китайских "ходей" ходили по российским городам. Но особого желания обосноваться там, куда российские власти традиционно ссылали преступников, никто не выражал.

Таким образом, в рамках существующего миропорядка само предположение о какой-то "военной агрессии" Китая против России является просто горячечным бредом помешанных. Дальше же нынешнего стаус-кво вряд ли кто способен заглянуть. Однако упомянутое выше стремление Китая оказать себя миру не как огромный молот, а как державу-миротворца, позволяет сделать предположения и на этот случай.

Правда, возникает вопрос: а не превратит ли усилившийся Китай Россию в своего мелкого сателлита? Но, согласитесь, и такой поворот событий всё-таки больше зависит не от "усилившегося Китая", а от политической воли и политического курса России.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Тарасенко "Демон для попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 3" (Приключенческое фэнтези) | | В.Екатерина "Истинная чаровница " (Любовное фэнтези) | | Zzika "Вакансия на должность жены" (Любовное фэнтези) | | Е.Ночь "Драконам слова не давали!" (Романтическая проза) | | Н.Новолодская "Грезы в его власти" (Любовное фэнтези) | | Д.Коуст "В объятиях Снежного Короля" (Романтическая проза) | | Е.Мелоди "Гроза Островского" (Женский роман) | | К.Лестова "Без меня на мне женились" (Городское фэнтези) | | Д.Рымарь "Девственница Дана" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"