Сайтанова Наталья Ильинична: другие произведения.

Сказочные приключения в Частереченске и окрестностях

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.61*11  Ваша оценка:


Сайтанова Н. И.
 

Сказочные приключения в Частереченске и окрестностях


Повесть-сказка 


Книга для внеклассного чтения
по русскому языку
для младших классов средней школы
   

***** Предисловие *****

 В этой книжке вы прочтете хронику войны глаголов с
именами, узнаете о приключениях маленькой принцессы
Грамматики и ее верного друга Ничевонта. Все герои сказки -
это ваши старые знакомые и помощники. Каждый день они дают
вам возможность говорить, понимать других, читать книжки и
думать по-русски. Вы встречались с Именами, Глаголами,
Суффиксами, Приставками и всеми остальными персонажами в
школе, на уроках. Но, наверняка, не так уж легко было узнать
все их секреты и особенности, запомнить законы, которым они
подчиняются и применять их. Вы сможете увидеть многие
привычные понятия русского языка по-новому и станете иначе к
ним относиться.

            Исторические хроники 
	       о войне
	     глаголов с именами


Как и почему принцесса обидела глаголы

 Жила-была на свете принцесса Грамматика. Царство-
государство у нее было неплохое, но очень уж маленькое и
какое-то сильно потрепанное. Но хотя и тесно было в нем,
жителям долго не удавалось друг с другом договориться - где,
кому и как селиться. Все население страны Морфемии было из
букв и слов. А состояла она только из столицы -
Частереченска и маленького Морфемного поселка при заводе
Запчастей. Вокруг них простиралась Большая Белая пустыня.
Только к северу от столицы рос густой лес, через который
текла река Обложка и проходила дорога в Математическую
страну. Возле нескольких других речушек в зарослях водилась
какая-то живность. Вот, пожалуй, и все.

 В единственном городе - столице было только два больших
дома. В одном из них, побольше да покрасивей, издавна жили
Глаголы, в другом, неказистом и длинном - Имена. Больше
пригодных для жилья домов в городе не было. Вдоль ровных,
вытянутых по линейке улиц торчали сломанные сараи, развалины
домов, да какие-то заколоченные склады с разным старьем.
Зато в центре города на большой площади, украшенной поющими
фонтанами, стоял красивый царский дворец. Из него были
хорошо видны зеленые линии улиц. Кусты и деревья закрывали
некрасивые развалины, и принцессе Грамматике казалось, что
ее город самый красивый и удобный на свете. Но вообще-то она
редко думала и о городе, и о его жителях. Была она еще
маленькая и неученая. Возиться с государственными делами ей
не нравилось. От большущей книги ``Законы и правила
грамматики'' ей хотелось спать. Она с трудом запомнила,
например, что ее подданные делятся на Знаменательные и
Служебные слова, но разбираться во всех обязанностях, правах
и особенностях этих слов ей было скучно. Главный ее опекун
граф Некто не раз уговаривал ее быть внимательней к своим
урокам, но выражался так неопределенно и непонятно, что
принцесса только зевала. А ведь была она не такая уж глупая
и очень любопытная. Только некому было научить ее уму-
разуму. Не знала она ни отца, ни матери, никаких своих
родственников. Все, что положено делать и говорить
принцессе, ей объясняли опекун и учителя, но на вопросы они
отвечать не умели. Ее учителя графы-Параграфы отличались
друг от друга только номером и повторяли каждый свое, но
всегда одно и то же. Придет она на урок, Параграфы
построятся в ряд и Параграф Первый заявляет: ``Глаголы,
Существительные, Прилагательные, Наречия и Местоимения - это
Знаменательные части речи, Ваше Высочество!''

 - Да знаю я, знаю! А что там за окошком прыгает?

 - Это не входит в мои обязанности, Ваше Высочество!
Выслушайте Параграф Второй!

 А Параграф Второй начинает: ``Предлоги, частицы, союзы,
междометия являются служебными словами, Ваше Высочество!''

 - Ох и скука с вами! Да вы мне это уже говорили! Ну,
расскажите сказку...

 - Это не входит в мои обязанности, Ваше Высочество.
Выслушайте Параграф Третий!..

 Принцесса уши зажмет и из класса.

 Иногда терпенья у нее хватало на несколько Параграфов,
но она знала, что когда дойдут до последнего номера, опять
все начнется сначала, и в голове у нее от этих уроков мало
что оставалось. А вокруг было столько интересного и все-все
знать хотелось. Вот и потребовала она таких придворных,
чтобы на вопросы ей отвечали. Сначала больше всего ей
нравились Глаголы. Спрашивает она: ``Что делать?'' - А в
ответ: ``Спать!'' или ``Гулять!'' или ``Обедать!''.

 Вот подросла принцесса и стала спрашивать чаще про
другое. Что делать, она и так уже почти все знала (или
считала, что знает). Теперь ей захотелось узнать про все и
всех, что вокруг нее находится. Вот и стала она спрашивать -
Что? да Кто? А имена существительные и рады. В рядок
выстраиваются, да кричат: ``Дом! Кошка! Елка! Пирожное!''.
Потом навели с собой друзей да родственников - имен
прилагательных - Большого, Белого, Колючую, Вкусное и
других, чтобы они побольше про них рассказали. Прибежали
местоимения Какой да Чей (с ними принцесса была еще
незнакома). Научилась она этим вопросам и совсем про глаголы
забыла. Только и слышно во дворце: Что? - Хвост! Что? -
Стул. Какой? - Рыжий! Какой? - Деревянный. Чей? - Лисий!
Чей? - Мой. И опять все сначала! Все придворные теперь у нее
только Имена. Где существительных да прилагательных не
хватает, там вместо Имен Местоимения работают. А глагол
только изредка проскочит.

 Вот как-то утром принцесса решила - раз у меня в царстве
Имена больше Глаголов работают, пусть они в красивый дом
переселяются, а Глаголы в тот, что похуже, переедут.
Расселила она своих подданных по-новому, а тут гонцы к ней.
У принцессы Арифметики день рожденья. Зовет к себе в гости.
Обрадовалась Грамматика, нарядилась в лучший свой наряд,
взяла самых любимых придворных дам - Доброту, Красоту, Веру
и Радость и поехала в гости в Арифметиду. А вместо нее
остался заместителем (наместником) Самый Неопределенный из
Местоимений (такой у него был титул) граф Некто.



Сговор союзников

 Только уехала принцесса, как собрались Глаголы и стали
судить-рядить, как им свой дом вернуть, показать, что они
важнее, да нужнее, чем какие-то там Имена.

 Генерал Воевать позвал всех своих родных: полковника
Сражаться, адмирала Топить, сержанта Бороться, рядового
Драться и многих других и велел им учить все глаголы, как
держать ружья, драться палками и кулаками.

 Старичок Вспоминать собрал в кружок все глаголы и
рассказал им о тех счастливых, золотых временах, когда слова
не отделялись друг от друга на письме, а были все вместе,
когда всякое слово называлось глаголом, а ни про какие
Местоимения и слыхом не слыхивали.

 Братья Смущать и Соблазнять ходили по окраинам города и
собирали всякую мелкоту, вроде Служебных слов. ``Эх, вы! -
говорили они Предлогам. - Ну что у вас за жизнь, что за
работа! К Именам прислушиваться, да еще не всегда к ним и
подступись. В одном падеже допустят, а в другом в три шеи
прогонят. Вот ты, к примеру, малыш ``До'', сунешься к
существительному, если оно в Дательном падеже стоит?'' -
``Куда там! До чего дожили! До безобразия! - запищал предлог
До. - До сих пор в подсобниках держат! Вот мой однофамилец
До-старший, в имена из Слогов пробился, ноту называет в
музыке. Так до него и не доберешься. К себе домой не
пускает, дорогу к нам забыл.''

 Тут все предлоги подняли такой крик, что прибежали к ним
и Союзы: И, А, Но, Да, Или и Частицы: Бы, Ли, Же, Не и Ни.
Всем Служебным нашлось, на что пожаловаться. Все они жили в
каких-то развалюхах, всем приходилось служить на побегушках.

 Частицы заявили: ``Половина из нас - модальные, вроде
Неужели, мы всегда с глаголами работаем, поможем им и
теперь. А то эти Имена на нас и смотреть не хотят''. ``Мы их
за это будем отрицать!'' - закричала Не. ``Будем в них
сомневаться!'' - подхватила Неужели.

 Союзы их поддержали: ``У нас такая ответственная работа,
мы умеем связывать не только слова, но и целые группы слов,
а нас все еще обзывают только Служебными. Если Глаголы
примут нас к себе в Знаменательные части речи, куда нас
Имена не пускают, то мы будем им помогать''.



На врага

 Пока Служебные части речи и глаголы шумели, к именам
прибежали Междометия и стали кричать: ``Ой-ой-ой! Ай-ай-ай!
Увы! Ох-Ах! Эх!''. Но выражать-то свои чувства они умели, а
вот ни назвать их, ни объяснить, в чем дело, не могли.
Однако все равно было ясно, что происходят какие-то ужасные
дела. В городе слышались выстрелы, несколько Имен пропало
без вести. Посланные Именами на разведку Шепот и Шорох
подкрались к дому Глаголов и тут же прибежали в ужасе.
``Глаголы собираются напасть на нас и выгнать из дома'' -
доложили они.

 Вояка объявил себя главнокомандующим, генералом.
Назначил адъютантов и штабистов. Всем им были присвоены
воинские звания. Штаб вывесил приказ: ``Построиться во
внутреннем дворе в три склонения. Форма одежды - Исходная.''

 Началась суматоха. Давным-давно уже не собирались жители
ни на праздники, ни на войну. Все успели забыть свои
обязанности, потерять форму, перепутать правила. То и дело
Имена прибегали с вопросами к адъютантам генерала. Им это
надоело и, наконец, один из них повесил объявление:
``Исходная форма Имен существительных - единственное число,
именительный падеж; для Имен прилагательных - единственное
число, мужской род, именительный падеж.''

 Но на этом дело не кончилось. Из дома в слезах выскочили
Ножницы, Часы и прочие и стали просить прощения: ``Мы
потеряли исходную форму, - рыдали они. - Дайте нам
единственное число!'' ``А у меня нет множественного'' -
жаловалось Молоко.

 ``Прекратить шум, - рявкнул на них из окна генерал. -
Это что за разгильдяйство! Всех нарушителей формы отправить
под арест!'' Адъютанты затолкали плачущих нарушителей в
сарай и побежали проверять построение. Все Имена
Существительные, натыкаясь друг на друга, бродили по двору и
никак не могли разделиться на группы. Некоторые объединялись
только по родам - Степь, Кошка, Филателия и другие слова
женского рода; Гриб, Коля, Разгильдяй и другие - мужского
рода; Зубило, Настроение, Зеркальце и еще многие
объединялись в средний род... Некоторые искали родственников
- однокоренных и стояли, взявшись за руки, - Стол, Престол,
Столовая, Столешница, Столоначальник, Столик, Столище,
Застолье... А к ним пыталась пристроиться какая-то
посторонняя Эпистола.

 В общем, порядка не было никакого. Адъютант Хват решил
навести порядок и разделить все Имена на склонения по
окончаниям. По его приказу Паника, которой помогли Конь,
Отряд, Копыто, Поле и Мышь стали распределять
существительные по своему образцу, а точнее по концу.
Наконец, Имена поняли в чем дело и начали собираться возле
слов с такими же окончаниями в исходной форме.

 Первыми построились все Имена женского рода с
окончаниями на -а и -я, командиром стала здесь Паника.
Второе склонение составили только Имена мужского рода с
нулевым окончанием (у них в именительном падеже на конце
были согласные с нулями или без них; а в других падежах на
конце слов появлялись гласные) и среднего рода на -о и -е.
Такие как Окно и Поле. Командиром был назначен Конь. А в
третье вошли самые ловкие существительные женского рода. Все
они были с мягким знаком на конце и с нулевым окончанием .
Командовать ими должна была Мышь.

 Все командиры получили звание капитанов. Полковник
Победа возглавил отряд склонений. Только они собирались
выступить в боевой поход, как из дома выскочило еще
несколько существительных и стали проситься в какие-нибудь
склонения. Часть опоздавших с окончаниями на -а и -я пустило
к себе добродушное Первое склонение, хотя в результате народ
к ним прибился самый разный: мужского рода, вроде таких, как
Ваня или Дедушка и общего рода: Забияка, Плакса, Обжора,
которые даже не знали, о ком они говорят, - о мальчиках или
о девочках. Зато с оставшимися ничего не удавалось
придумать. Наконец решили составить Особый Санитарный взвод
из существительных на -ия, -ие, -ей и т. д. и назначили
начальником слово Мероприятие. Оно было самое солидное из
всех и обещало делать все серьезно и организованно. Теперь
только несколько разносклоняемых существительных еще
склонялись по двору и нигде не могли найти себе места.

 Генерал приказал единственному из них слову мужского
рода Путь выстроить их, и десять его подчиненных среднего
рода на -мя: Время, Пламя, Стремя, Семя, Вымя, Бремя, Имя,
Племя, Знамя и Темя стали Отделением Особых Поручений. Путь
приказал поднять Знамя и существительные, склонение за
склонением, последовали за ним, никого больше не дожидаясь.
Главнокомандующий Вояка решил захватить врага врасплох и
велел отрядам существительных окружить район, где жили
Глаголы. Вдруг к нему подбежал адъютант Хват: ``Разрешите
доложить! Получена телеграмма''. - Он лихо щелкнул каблуками
и протянул депешу генералу. На синем бланке чернели три
глагола: ``Выступаем! Нападаем! Победим!''



В ловушке


     Мы, Глаголы, всех сильней!..
     Бьем врагов мы крепко.
     Эх, спрягайся веселей,
     Впереди разведка!
     
     Нам, Глаголам, нипочем
     Имена-нахалы!
     Отберем у них свой дом.
     Ждет нас честь и слава!
     
     Всех в бою Глагол храбрей
     Отступает редко.
     Эх, спрягайся веселей,
     Впереди разведка!

 Этот боевой марш отряды существительных услышали, не
успев дойти до Прошедшей улицы. Они заволновались. Командир
разведчиков Мышь отправила младших сержантов Тишь и Печь
узнать, далеко ли враги. Им удалось неузнанными пробраться
во двор вражеского штаба. Приятель Беспорядок помог им,
притворившись глаголами, проходить мимо патрулей. Конечно,
Печи было легче, она умела выглядеть иногда так же, как и ее
племянник - глагол Печь, а задать вопрос - Что это? или Что
делать? - никто в суматохе не догадался. Младший сержант
Тишь была в худшем положении, но, прячась за Печь, прикрывая
первую букву своего имени газетой, она смогла сойти за
глагол Спишь. Дойдя до штаба, разведчики спрятались под его
окнами и стали слушать. Так они узнали, что Служебные Части
речи почти все на стороне Глаголов. Оказывается, полки
противника были уже давно готовы к бою и часть их заняла все
улицы вокруг штаба. Самое же ужасное было то, что путь, по
которому шли Имена Существительные, был ловушкой. Все улицы,
казавшиеся пустыми, Глаголы освобождали только на время и
потом занимали их снова позади отряда. Значит, все три
склонения были окружены и отрезаны от своих. А ведь они
думают, что Глаголы еще и не догадываются об их приближении.
Не сговариваясь, Печь и Тишь выскользнули со двора и хотели
бежать к своим. Но тут их окликнул дежурный капитан Дремать:
``Эй! Родня! Ты все Спишь? Почему не в отряде? Вы же должны
стоять на Прошедшей улице.'' ``Тс-с!'' - сказала Тишь,
совсем закрывшись газетой. - ``Спешное поручение от
генерала!'' - пробасила Печь. ``Ну, тогда до вечера, все
равно в бой вместе'', - и капитан снова задремал.

 Разведчики осторожно пробирались по городу. Все казалось
незнакомым и страшным. Наконец они добрались до своего
склонения. Их сообщение командиры тут же обсудили. Отступать
было некуда. ``Сражение неизбежно'', - решил капитан Конь.
``У нас еще есть время. Враги нападут только вечером'', -
добавила капитан Мышь. Полковник Победа сказал: ``Путь
только один. Пусть Паника будет только для них, а Победа для
нас. Выше Знамя! Победа или смерть!'' Все Имена
Существительные перестраивались, готовясь к боевым
действиям. Младший сержант Печь по приказу командира спешила
в Главный штаб доложить генералу о трудном положении
Существительных и попросить о помощи. Минуя заставы, прячась
за домами, выдавая себя за Глагол, разведчица выбралась из
опасной зоны и побежала по пустым улицам. Еле дыша, вбежала
она в кабинет генерала Вояки и отдала ему пакет с сообщением
полковника.



Путешествие Ничевонта

 Все это время принцесса Грамматика гостила в
Математическом государстве. Когда началась война Имен и
Глаголов, почтовых лошадей захватили воины, связь в стране
прервалась. Великий наместник его высочества Некто вынужден
был послать гонцом к принцессе своего племянника виконта
Ничевонта. Долго пробирался посланец мимо часовых по пустым
улицам. К вечеру, выскользнув из города, он пошел смелее.
Вдруг он увидел прекрасного скакуна, а рядом с ним, смешно
сказать, какое-то крохотное междометие. Виконт надвинул
шляпу на глаза и строго крикнул, хватая уздечку: ``Именем
Собственным, подать мне коня!''. Раздался испуганный крик:
``Ай! Ай! Ай!..''. Вокруг замелькали тени, но Ничевонт уже
исчез. Напуганные Междометия и не собирались задерживать
его, они привыкли бояться Имен Собственных, что всегда
гордились, важничали, имели в начале большую букву и служили
при дворце.

 Многое видел в пути Ничевонт. С трудом увернувшись от
военных патрулей, он едва не попал в пустыню точек, объехал
Чернильное озеро и решил отдохнуть в лесу Запятых. Между
кривыми деревьями мелькнул огонек. Осторожно подкрался
виконт к окну маленького домика и увидел тощего старичка,
сидящего за ужином. Ничевонт с радостью узнал добряка
Переноса, лесника и паромщика. На его пароме можно было
переплыть мутную и широкую реку Обложку, которая отделяла их
от страны Математики. Перенос впустил гостя, угостил его
жареными грибами и на следующее утро отвез его на другой
берег. Он ничего не знал о событиях в столице. Огорченно
покачав головой, старик еще раз посоветовал: ``Не
связывайся!''. Всю ночь он слушал рассказ Ничевонта о
гражданской войне в Частереченске и пытался уговорить
мальчика остаться с ним в лесу. Но племянник наместника
рвался помочь своему дяде и принцессе навести порядок в
стране. Он поблагодарил доброго Переноса и обещал дать знать
о себе, когда сможет. Конь остался у старого лесника, а
виконт по тайным тропам стал пробираться к столице, пышной
Арифметиде, где развлекалась его юная повелительница.



Новые резервы

 В Именном штабе собиралось срочное заседание Военного
Совета. Все ждали Главнокомандующего. Но в это время генерал
Вояка распекал командира разведки:

 - Почему не обеспечили? Я вас спрашиваю, почему не
обеспечили сведениями о передвижениях противника? Из-за вас
все отряды существительных оказались отрезаны от нашей зоны.
Капитан Штык! Вы не заслуживаете этого Имени! Тыква Вы, а не
Штык! Вам надо лежать в огороде, а не командовать! Вас надо
жарить в масле, вместо того, чтобы смазывать! Немедленно
собрать своих людей и принести мне точные данные о состоянии
дел.

 Командир Штык кинулся выполнять приказание, а генерал
вошел в штаб.

 - Итак, не хватает солдат! Какие будут предложения?

 - Разрешите мне! - поднялся с места полковник Бокс. - От
имени всех бывших иностранцев, ныне ставших подданными
принцессы Грамматики, я должен заявить протест. Большинство
из нас подчинилось законам новой Родины, научилось правильно
изменяться и согласовываться. Я и сам могу стать в любой
падеж - хотя бы в предложный, если надо поговорить ``о
боксе''. Все мои братья и друзья нашли себе место в
склонениях. Например, Автомобиль и я - во втором, Арена,
Африка, Медицина в первом. Но в нашем доме оказались такие,
как Такси или Шимпанзе, не желающие склоняться, они упрямо
не хотят вообще никак изменяться, многие даже отказались
сообщить, какого они рода, что показывает их полнейшее
равнодушие к нашему общему делу, к нашим законам. Предлагаю
всех иностранцев, отказывающихся подчиняться нашим порядкам,
в 24 часа выселить из страны. Исключение можно сделать
только для тех, кто пойдет сражаться вместе с нами.

 - Отлично! - обрадовались все. - Можно образовать отряд
из самых стойких, несклоняемых солдат. Ведь если они захотят
воевать, то ничто не сумеет их сломить.

 - Но позвольте! - встал майор МИД. - Многие мои
родственники, например, сложносокращенные несклоняемые
имена, вроде РОНО или ГЭС, уже просились в какой-нибудь из
отрядов. Я, пользуясь своим авторитетом склоняемого, просил
за них, но им отказали, а теперь из-за нескольких
иностранцев такой шум.

 Главнокомандующий приказал: ``К вечеру полковник Бокс и
майор МИД должны представить списки нового батальона. В него
войдут все несклоняемые Имена существительные, независимо от
их национальности и состава. Иностранцы, отказавшиеся
становиться под ружье, должны до завтрашнего дня покинуть
нашу страну или будут казнены, а их ценное имущество -
корни, приставки и прочее - конфисковано в пользу
пострадавших воинов.

 Для бойцов, род которых не известен, должна быть
разработана система опознания. Пусть найдут себе опору в
склонениях или прилагательных. А главное, пусть научатся
отвечать на наши вопросы при опознании.''

 Подумав, генерал добавил: ``Удобнее всего дать им, хотя
бы на первое время, шефов, пусть опорой станет для новичков
какое-нибудь слово из Имен, входящих в сокращение, или
поясняющих смысл или род иностранца.''

 - Полковник Победа! Приказываю уточнить этот момент.
Вооружить новый отряд! Выдать форму! Об исполнении доложить!
Если у кого-нибудь появятся ценные соображения об усилении
наших войск, доложите на вечернем совещании.

 А пока, радуясь подкреплению, генерал Вояка отправил в
штаб Глаголов телеграмму: ``Атака! Бой! Победа!''



В гостях у подруги

 Принцесса Грамматика ничего не знала о событиях в ее
стране. Вместе со всеми кружилась она в танцах, болтала с
принцессой Арифметикой, ела мороженое (больше всего она
любила ананасное с клубничным вареньем) и совсем забыла о
своих государственных делах. Правда, иногда, видя как четко
выстраиваются на площадях цифры, приветствуя свою
повелительницу и ее гостей, она завидовала: ``Ах, милая! -
говорила Грамматика, - ведь это так чудесно! Каждый знает
свое место! Никогда 200 не будет лезть вперед, если есть
цифры старше нее, хотя бы на единицу! Для всего есть
правила! А я своих подданных до сих пор не могу заставить
даже простым указаниям подчиняться, все у них какие-то
исключения, да древние обычаи, да споры и зависть!''

 Принцесса Арифметика улыбалась, но вздыхала. ``Не знаю,
стоит ли мне завидовать. Конечно, кое-что верно. Все знают
свое место в рядах и таблицах. Наши древние законы нельзя
нарушать, но нельзя себе представить, до чего это бывает
скучно! Когда я была маленькой, я просто плакала, заучивая
все государственные законы, - так их много и так они
неумолимы. Мне хотелось бы, чтобы 5в5 хоть иногда могло
стать 10, или поиграть с цифрами, заставляя их идти задом
наперед, ну хотя бы 35 после 36. Ничего подобного, мне,
принцессе, это запрещалось. А моя старшая сестра-королева
Математика утверждает, что в нашей стране (ведь у меня под
началом, как Вы знаете, только один из десяти городов), все
жители такие. А старшие настолько упрямы, что просто
невозможно с ними разговаривать - все надо доказать, указать
на какие-то аксиомы, привести правило и, вообще, все это
иногда надоедает просто ужасно''.

 Однажды обе принцессы любовались парадом Умножения.
Увлеченная красивыми построениями, принцесса Грамматика
вдруг услышала шепот одной из придворных дам: ``Какой нахал!
Эти хорошенькие мальчишки много о себе воображают!''.
Принцесса оглянулась и с изумлением увидела почти рядом с
собой племянника графа Некто, виконта Ничевонта. Но боже! В
каком виде! Он всегда был такой розовый, спокойный, с
улыбкой на чистеньком лице. А теперь перед принцессой стоял
бледный, серьезный путник в запыленном плаще.

 - Простите, дорогая! - шепнула принцесса Грамматика, -
мне, кажется, что-то срочное! - и поспешила удалиться с
площади, сделав знак виконту следовать за собой.



Ряды имен растут

 Пока принцесса и Ничевонт добираются до ее резиденции в
Арифметиде, вернемся в Частереченск и посмотрим, как
хитроумные Имена сумели прибавить к своим рядам новых
бойцов.

 На экстренном вечернем заседании генерал Вояка сразу же
задал штабу вопрос:

 - Какие еще дополнительные резервы есть в нашем
распоряжении? Подполковник Боевой, Вы хотели что-то
доложить?

 - Так точно! Мои братья-прилагательные рвутся в бой. Они
хотят помочь Существительным, встать с ними рядом, как в
мирной жизни стоят они плечом к плечу.

 - Как же Вы их разделите на боевые группы? - удивились в
штабе.

 - Мы хотим выделить в нашей Прилагательной армии три
батальона. В первый можно отправить всех, кто отвечает на
вопрос ``какой?'', может уменьшаться до краткой формы -
черный - черен, смелый - смел и быть в разных степенях
сравнения. Например: черный - чернее - самый черный.
Опознавательными знаками Первого Качественного батальона
будут слова самый, более, менее и другие, с которыми
прилагательные согласуются. Все прилагательные, умеющие
сравниваться, будут качественные. Сюда войдут лейтенанты
Храбрый, Умный, Сильный (их я хочу назначить командирами
рот) и прочие ловкие и умелые прилагательные, про кого в
других степенях можно сказать храбрее, краснее, умнее,
сильнее... Они будут полезны еще и тем, что умеют
соединяться в двойные слова: Храбрый-Храбрый; Умный-Умный,
могут работать с наречиями Очень, Чрезвычайно и еще
некоторыми. А ведь Наречия, как известно, могут уйти к
Глаголам, если с ними не договориться. Они отвыкли отвечать
на вопросы какой? или какое?, а выучились отвечать на вопрос
``как?'', ``когда?'', ``где?'' и многие другие, и ужасно
важничают, упрямятся, вы знаете, они и так всегда гордятся
тем, что никогда не изменяются. Так что если с ними сразу не
договориться, потом будет поздно. Качественные
прилагательные сумеют сладить с ними.

 Второй батальон мы решили составить из тех, чей вопрос
также ``какой?''. Но их главная задача - называть отношения
между предметами: что из чего сделано, какой отряд -
Городской или Районный и, вообще, помогать разведке. Хоть
они не умеют быть краткими и быть в большей или меньшей
степени, но такие храбрецы-командиры, как сержанты Железный,
Военный, Полковой будут стойко сражаться. Этот батальон мы
назовем Относительными.

 Третий батальон будет состоять только из тех, кто умеет
отвечать на вопрос ``Чей?''. Они будут притягивать один
предмет к другому. Мы назовем их притяжательными и они будут
обеспечивать нас транспортом, перетягивая орудия на новые
позиции и делать разную другую работу. Командовать тремя
ротами этого батальона будут старшины Медвежий, Дядин и
Вовочкин.

 Все три батальона получат начальную форму в Именительном
Падеже единственного числа и мужского рода.

 - Но позвольте, - встал вдруг капитан Пост. -
Предложение подполковника Боевого выглядит заманчиво, но как
бы все это не обернулось бедой. У всех его бойцов есть
сестры-близнецы - даже уважаемый подполковник Боевой
неотличим от своей сестрицы Боевой. Если она вздумает нас
обмануть, да еще вместе со средним близнецом Боевое, то мы
не будем даже знать, сколько у нас бойцов, кто стоит на
посту, как их различать, и можем ли мы на них рассчитывать.

 - Я не кончил, - возмутился подполковник Боевой. - Вы
зря боитесь! Это не ухудшает, а улучшает наши позиции. Кроме
основных батальонов, о которых я уже говорил, у нас появятся
вспомогательные отряды. Отличить их легко по форме.
Достаточно главным подразделениям присвоить опознавательные
знаки - принимать в отряд только тех, кто отвечает на
вопросы ``Какой?'', ``Чей?'' и может достойно стать рядом с
одним из существительных мужского рода. Это назовем
начальной формой. Весь женский и средний состав с вопросами
``Какая?'', ``Чья?'', ``Какое?'', ``Чье?'' найдет себе
работу в тылу или на поле боя вместе с существительными того
же рода. А множественное число всегда будет устрашать
врагов, на месте одного воина будут вырастать новые - и
какие! Что же касается изменений другого рода, то это общий
вопрос всех имен и не нам его решать, так как здесь
прилагательные, как и во всем, полностью согласуются с
существительными.

 - Тс-с-с! - зашикали на него со всех сторон. - Военная
тайна! Здесь могут подслушивать!

 Все предложения были одобрены штабом. Боевой получил за
них звание полковника и был назначен командующим армией
Прилагательных.



Тревожные вести

 ``Ваше Высочество! Беда! - воскликнул виконт Ничевонт,
как только они оказались в ее покоях, и принцесса позволила
ему говорить. - Этот пакет мой дядя, Ваш наместник и
заместитель, Самый Неопределенный из местоимений Граф Некто
приказал передать Вам в собственные руки, остальное я должен
сообщить сам.''

 В пакете, обклеенном сургучом, печатями и цветными
шнурами лежал лист бумаги с подписью и печатями.

 ``Ваше Высочество!

 Ваш несколько напуганный слуга и, в некотором роде,
наместник что-то не понимает. Трудно кого-нибудь где-нибудь
найти во дворце. Где-то нечто происходит. Что-то как-то кое-
где кому-нибудь неплохо бы сделать, иначе некоторые сколько-
то что-нибудь кое у кого разрушат, а какой-либо займет как-
нибудь некое королевское место. Если Вы все-таки можете кое
с кем сладить, кое-кому приказать, кое к кому обратиться, то
несколько сократите Ваше пребывание Кое У Кого и накажите
кое-кого в своей стране или что-нибудь ужасное случится.

 Некий Некто несколько поклонов шлет некоторым уважаемым
правителям Некой великой страны, Некой великой
повелительнице нечто высокопочтительное от ее с некоторых
пор несчастного слуги.

 Если через некоторое время кто-нибудь доберется до меня,
то за некоторый порядок я готов кое-как подставить некую
голову под какой-нибудь топор так же охотно, как я и ставлю
свою приставку под ударение.

 Как-нибудь простите некоторую бессвязность и кое-какие
обороты, не всегда достаточно возвышенные для сколько-нибудь
изощренного слуха, но, надеюсь, мое состояние извиняет кое-
какие нелепости, а переписать, хотя бы как-нибудь, некому.

 Остаюсь покорным слугой.

 Ваш граф Некто.''

 - Ах! Всегда сплошные неопределенности! - воскликнула
принцесса. - Что же случилось? В чем дело? Расскажите же
скорее, виконт. Хоть Вы и родня графу, но ваша семья
отрицательных Местоимений всегда выражалась точнее, чем эти
Неопределенные! Они меня только напугали, но я ничего не
поняла.

 - Благодарю Вас за такое высокое мнение обо мне, Ваше
Высочество, - отвечал виконт. - Боюсь только, что ничего
хорошего рассказать не могу. Как только Вы со своей свитой
изволили удалиться, эти дерзкие Глаголы восстали против
Вашего указа и потребовали обратно свой дом и придворные
должности, а Имена они желают сделать своими слугами или
вообще выслать из страны. Конечно, пользуясь данной Вами
властью, его высочество Наместник граф Некто приказал
прекратить бунт, но, возможно, выразился он несколько
неопределенно, или мятежники были слишком сильны, так что
ничего уже нельзя было остановить. Слуги и придворные из
дворца сбежали, в городе стреляют, все части речи строятся и
вооружаются, чтобы воевать друг с другом - настоящая
гражданская война. А пока граждане нашей страны дерутся,
опять возникла угроза нападения со стороны варваров Не
Частей Речи из пограничной области. - Они всегда рады
вырваться, пограбить, побезобразничать. Ни у кого нет
сомнений, что никакого порядка не будет, и ничто не
изменится в лучшую сторону, пока Ваше Высочество не
вернется. Некого было даже послать с донесением. Во дворце,
да и в городе нечего есть - все воюют, негде отдохнуть -
везде выстрелы, крики, драки. - Одним словом, некуда
деваться от беспорядков. Я не сумел бы никогда добраться до
Вас, если бы не военные хитрости: мне пришлось переодеваться
солдатом то одних войск, то других, прятаться. Я чуть не
попал в плен к разбойникам. И вот теперь я умоляю Ваше
Высочество не терять ни минуты времени и, нигде не
задерживаясь, поспешить в свою столицу.

 - Ах, какие ужасы Вы рассказываете, виконт! Что же
делать? Ведь мало попасть домой, хотя теперь и это будет
трудно. Как же мне навести там порядок? Ведь глаголы могут
опять меня не послушаться, раз они уже нарушили мой приказ.

 Тут принцесса взглянула на себя в зеркало и захлопала в
ладоши: ``Я все придумала! - закричала она. - Видите, мы с
вами почти одного роста и даже немного похожи, волосы у меня
короткие. Значит, если я переоденусь, трудно будет узнать,
кто я на самом деле. - Решено! Теперь я буду не принцесса, а
паж - только так я смогу узнать все подробности и лично
разобраться во всех этих недоразумениях.''

 План с переодеванием так понравился принцессе, что ни
виконт, ни принцесса Арифметика не смогли ее отговорить.
Было решено, что вся ее свита и добровольцы-помощники,
которых удастся собрать принцессе Арифметике, отправятся
через несколько дней в государство Грамматику и помогут ей
навести там порядок, когда она узнает подробности всех
событий.

 В математической стране нашлось немало желающих
отправиться на войну. Вместо номеров-цифр они получили
звание Имен Числительных и тайные инструкции, как себя вести
в новом звании. Ведь принцесса по-прежнему считала Имена
самыми важными персонами своего государства.

 Сама же она нарядилась пажом, а имя свое сократила до
Грамма - так велела она себя называть; и в то время, как
войска и придворные шумно готовились выйти в поход, два пажа
- Ничевонт и Грамм - незаметно выехали из города.



Не только силой, но и умом

 Пока Имена радостно распределяли по отрядам новых
бойцов, Глаголы не теряли времени даром. Они знали, что их
войска не могут пополняться так часто, но это их не
беспокоило. Как только начались военные действия, генерал
Воевать тайно собрал самых видных ученых: Изобретать,
Искать, Знать и Проверять - велел им придумать новое оружие,
которое восполняло бы недостаток воинов. Ловушка, которую
обнаружили именные разведчики, была не простой, они узнали
только часть дела, все улицы, по которым теперь шли
отрезанные от своих Склонения, вели к западне - местам
действия ЛУИ-1 - тайного Луча Управления Именами.

 Как только Именные отряды вступили в зону действия ЛУИ-
1, они услышали громкие голоса. На Совершенной улице
раздавалось: сбежать, сбежать, сбежать... и следом
выскакивали предлоги В, На, От, Из, С, По. На Несовершенной:
бегать, бегать, бегать... и следом выскакивали предлоги В,
На, Из, С, По... На других улицах передавались по ЛУИ свои
сигналы... Первыми не выдержали Вопросительные Местоимения,
которые, как всегда, шли впереди Имен Существительных.
Услышав привычные формы Глагола с предлогами они не
выдержали и стали кричать свои имена: С кем Бежать? Во что
бежать? На что Бежать? С чего Бежать? От кого Бежать? По
чему Бежать?

 Увидев привычные вопросы Винительного, Родительного и
Дательного падежей одновременно, Имена растерянно стали
склоняться друг за другом, только окончания мелькали. Только
и слышалось: В Дом! Нет, из Дома! Нет, по Дому! На врага -
от врага! Ой! По улице!.. и так далее. Имена с нулевым
окончанием в именительном падеже, такие, как Столб или Пень
держались дольше всех. Но и на них тайный луч оказал роковое
действие. Предлоги, коварно примкнувшие к Глаголам,
утаскивали к себе приставки, суффиксы и окончания, раздирая
Имена на части.

 Началась паника. На каждой улице по Лучу ЛУИ-
1 передавали те Глаголы с предлогами, которые лучше всех
управляют Именами, заставляя их становиться сразу в
несколько падежей, а предлоги и остальные Глаголы нападали
на растерявшегося противника и, заставляя его склоняться,
утаскивали за окончание в плен.

 Положение казалось безнадежным. Задние ряды кинулись
наутек, но убегать было трудно, действие Луча было слишком
сильным.



В пустыне

 Город кончился. Некоторое время два всадника-пажа еще
видели крыши домов, но вскоре они оказались в местности, где
границы клеточек стали расплываться, и наконец они вступили
на совершенно белую гладкую поверхность.

 - Что это? - почему-то шепотом спросил младший своего
спутника.

 - Это Пустынные Поля - очень опасное место, но самый
короткий путь, Ваше Высочество.

 - Тс-с! Какое Высочество! Грамм! Грамм, и называй меня
на ТЫ.

 - Да, да, конечно. Видишь ли, Грамм. Вы ехали в карете и
по другой дороге, поэтому не обратили внимания, что наши
соседи живут совсем на другой земле - вся она поделена на
клеточки и каждая цифра может получить свою собственную,
хозяйничать там, завести свой дом и никого в него не
пускать. Мне это кажется очень удобным. Ведь на наших
линейках всегда такая теснота, из-за нее и возникли все эти
недоразумения. Ведь если бы у Глаголов не отобрали дом, то
они, может быть, не стали бы бунтовать.

 - Ах, нет, я совершенно не согласна! - вскричал Грамм, -
ведь цифры могут стоять отдельно даже в очень больших
числах, а в словах этого нельзя допускать. Попробуй
разберись в них, когда все буквы разбегутся по отдельным
клеточкам. Да после этого их ни за что не соберешь в слова.
Правда, кто-то из учителей, кажется по истории, говорил мне,
что раньше все слова не разделялись, но это было так
неудобно, что все равно пришлось такой порядок отменить.

 Но ведь в печатном тексте все слова стоят на равном
расстоянии, - начал было возражать Ничевонт, и вдруг услышал
свист... Он был негромким, но шел, казалось, со всех сторон.
- Разбойники! - закричал он, - Что делать?! В этой пустыне
негде даже укрыться.

 Но тут принцесса вспомнила про подарки своей подруги, и
они вместе с виконтом развернули прекрасный белый ковер,
накрыли им коней и сами залезли под него. Успели они как раз
вовремя. Разбойники уже были совсем близко, но белый цвет
ковра был неотличим от белого цвета пустыни. Даже зоркий
взгляд атамана И-Го-Го не различил среди белых кочек и
холмов новую возвышенность. И вся шайка опять разбрелась в
поисках путешественников.

 Когда все стихло, из-под ковра осторожно выглянул
Ничевонт.

 - Все в порядке, - сказал он, - можно ехать дальше. Но
теперь мы будем осторожнее.

 - Да, - сказал Грамм, - теперь мне ясно, почему
принцесса Арифметика дала мне белых коней и уговорила нас
нарядиться в белое. А я-то думала, что это может спасти
только от жары. Но почему она ничего не сказала мне о
разбойниках?

 - Она сказала все мне, не желая беспокоить... ой, тебя.
Ведь все знают, что пограничные пустыни заселяют варварские
племена. Особенно дикое и неустрашимое из них - это племя НЕ
Частей Речи. У них нет никаких правил, никаких порядков. Они
ничего не выражают, не называют. Они только подражают
различным звукам. Но этого мало - некоторые из них
объединились вместе с негодяями из племени Ошибок, изгнанных
из своих стран, которые жили в западной части Кляксиных
болот, и с другими подобными головорезами. Атаманом у них
стал некий И-Го-Го, свирепый варвар, который ловит
путешественников и грабит их, раздирает на куски, из звуков
составляя новые ужасные звукоподражания, которые пополняют
их шайку. Если же несчастного оставляют в живых, то ему
приходится выполнять всю черновую работу или возить на себе
этих негодяев. Принцесса Арифметика говорила мне, что жадный
Минус, который убежал из их государства и присоединился к И-
Го-Го, особенно любит грабить цифры, оставляя от приличного
четырехзначного числа один нуль, а то и превращая его в
своего отрицательного сообщника. Так что теперь ее подданные
передвигаются только большими отрядами, под сильной охраной.

 - Но ведь мы не цифры, - возразил Грамм, - может быть
нам будет легче спастись от разбойников.

 - Не надейся на это, - мрачно сказал Ничевонт, - И-Го-Го
ненавидит все Части Речи. Никому еще не удавалось уйти из их
рук целыми и невредимыми.

 - Ну что же! Мы должны рискнуть, - вскричал Грамм. - Это
единственная возможность поскорее добраться домой! Будем
осторожнее, станем передвигаться по ночам. Не может быть,
чтобы в такой обширной местности нельзя было спрятаться от
этих бандитов.

 И они двинулись дальше.



Неожиданная помощь

 Уже победный марш Глаголов раздавался со всех сторон.
Казалось, никому нет спасения. Но тут до сражавшихся донесся
какой-то неясный звук, который тут же перешел в барабанный
бой. Глаголы неожиданно увидели перед собой нового
противника - это был подоспевший к тому времени Особо
Стойкий Батальон. Его командир лейтенант Кофе рвался в бой.
Ему и его бойцам удалось преодолеть сопротивление штаба,
желавшего выслать вместе с ним отряды прилагательных.
Полковник Боевой требовал, чтобы с каждым бойцом
несклоняемого отряда шел кто-нибудь из его подчиненных.

 - Что это за отряд, где нельзя толком разобраться: Он
это? Она или Оно? Вон - рядовой Алоэ - кто это? А если рядом
будет Цветущий - все сразу узнают, куда его отнести.

 - Ну, - вмешался полковник Бокс, - если рядовой Алоэ
пострадает в битве, тогда ваши санитары действительно будут
необходимы, чтобы отнести его в нужный госпиталь. Но в
сражении, мне кажется, каждый способен драться без
сопровождающего.

 - Полковник Боевой, - встал генерал Вояка, - я понимаю,
чем вызвано ваше волнение. Вы не только хотите поскорее
ввести в бой ваших солдат, хотя они к этому еще не готовы,
но Вы явно не доверяете нашим иностранным союзникам. Должен
напомнить, что многие из бойцов этого отряда - наши
соотечественники, сокращенные неизменяемые слова. Так же как
их склоняемые собратья, они мечтают о битве с врагом, и у
нас нет оснований им не доверять. Но и воины-иноземцы,
добровольно вступившие в наши ряды, достойны едва ли не
большего доверия. Они могли уехать, но предпочитают помочь
нам. Пусть же они выступят первыми и поспешат на помощь
нашим трем склонениям.

 Так и получилось, что на поле боя оказались новые бойцы.
Растерявшиеся Глаголы пытались воздействовать на них ЛУИ-1,
но что сделаешь с таким неуязвимым противником, у которого
нет вовсе никакого окончания. А тем временем Особый Стойкий
Батальон перешел в наступление. Тут-то и пригодилась тайна
их рода. Противнику казалось, что они движутся беспорядочной
толпой, в то время как сами Бравые Несклоняемые были
выстроены по родам. Большинство неодушевленных иностранцев и
их сержанты Кино и Пальто кинулись выручать пленных среднего
рода. Им помогали, отыскивая склонение того же рода,
Сложносокращенные бойцы. Сержант Сельпо отправлял всех
освобожденных и пострадавших в тыл. Младший лейтенант Какаду
вместе со всеми одушевленными, обозначающими лиц мужского
пола или животных, спасал Склоняемые Имена мужского рода, а
старшина Комвзвода отправил им в помощь своих подчиненных
Управделами, Предсельсовета и других. Здесь же старший
сержант ТЭЦ вместе со всеми несклоняемыми женского рода,
санитарами Леди, Кольраби, Шимпанзе и прочими спасали своих
склоняемых родственниц. То тут, то там мелькали
Географические названия, выискивая своих близких и заменяя
их на поле боя. Некоторые умудрялись даже пролезать в два
места - например, рядовой Конго вдруг оказался и в женском
роде вместо Реки и в среднем вместо Государства. Глаголы
окончательно потеряли голову в этой неразберихе. На их
счастье Особый Стойкий Батальон увлекся спасением
пострадавших товарищей и не воспользовался своим
преимуществом для атаки. Поэтому большинству Глаголов
удалось скрыться. Но Предлоги, вцепившиеся в разные падежи
Склоняемых, почти все попали в плен. Лейтенант Кофе приказал
старшине Комвзвода обеспечить охрану освобожденных улиц, а
сам вместе со спасенными и пленными расположился поодаль,
послав донесение о победе в Именной штаб. Он ждал дальнейших
распоряжений.



Глаголы ждут союзников

 Генерал Воевать хватался за голову: ``Позор! Такое
поражение! И ведь уже была близка победа! Что делать?!''

 Сначала он хотел казнить незадачливых ученых,
изобретателей ЛУИ-1, но рассудительный Адмирал Топить
посоветовал не спешить с этим.

 - Казнить мы их всегда успеем. Тем более, что об этих
Особо Стойких Именах мы никогда до сих пор не слыхали. Пусть
лучше если хотят остаться в живых срочно придумают, что нам
делать. А пока надо готовиться к обороне - ведь склоняемых-
то гораздо больше. Они к нам не сунутся!

 - Но ведь их будут поддерживать другие, да и нас не так
уж много - мы пока сумели договориться только со Служебными
Словами, а какой от них прок, - возразил Воевать. - Предлоги
почти все попали в плен. Теперь Имена заставят их работать
на себя. А остальная мелочь только кричать умеет. Их даже
собрать трудно, мы с ними никак не сладим. Знаменательными
желают стать и все тут. А за какие заслуги, я вас спрашиваю?

 Тут ввели растерянных изобретателей. Генерал накинулся
было на них, обвиняя и угрожая, но быстро сдержался и
приказал: ``В 24 часа вы должны придумать новые методы
борьбы или что угодно. Из-за вашего легкомыслия, из-за того,
что вы не учли Стойкость и Неизменяемость вражеского
солдата, мы потеряли большую группу союзников - Предлоги.
Если вы ничего не придумаете, вас казнят.''

 - Позвольте сказать несколько слов в наше оправдание...
- начал профессор Искать, но генерал не дал ему кончить.

 - Мне нужны не оправдания, а дела, и как можно скорее.
Иначе нас и из этого дома выгонят, и нам всем придется
уходить в Пустынные Поля и строить себе домики из песка.
Посадить их под замок и пусть думают, - приказал он.

 Сержант Бороться приложил руку к фуражке и повел мрачных
ученых под арест.

 Не успел генерал Воевать снова начать свои жалобы
адмиралу, как влетел адъютант Бить: ``Разрешите доложить,
Ваше Превосходительство, - там к Вам явился какой-то Пусть,
скандалит, требует немедленной встречи.''

 - Это еще что? - зарычал генерал. - Тут такие
неприятности, а всякая мелочь лезет без спроса.

 Появившийся в дверях представитель Частиц нахмурился.

 - Прошу прощения, - сказал он. - Но я как делегат всех
Частиц счел возможным, пусть и не очень вежливо, настаивать
на встрече. Пусть меня казнят, но я должен высказать наши
требования. Пусть мы не Глаголы, но пока дела шли спокойно,
с нами считались, пусть и не считали Знаменательными. Но
теперь! Когда вы уговаривали нас воевать на вашей стороне,
говорили, что примете нас в Знаменательные. Давайте
посмотрим, что произошло, сбылись ли ваши обещания? Не
сбылись! Пусть нас запихнули в самое тесное помещение!
Пускай плохо кормят! Пусть не вспоминают о своем решении
сделать Знаменательными! Пусть! Но ведь нас презирают,
унижают! Как вы только что отозвались о нас, обо мне -
делегате? Не будем хитрить! В сегодняшнем бою почти все
Глаголы уцелели, а Предлоги попали в плен. Давайте подумаем,
разве это случайно? Я не могу не думать, что это
закономерно. Благодаря вашему пренебрежению союзниками вы их
потеряли. Пусть и не в бою, но вы потеряете остальных. Это я
вам обещаю. Пусть!

 И не дожидаясь ответа растерявшегося Воевать,
Представитель Частиц сердито удалился.

 Генерал сначала хотел его вернуть, но, подумав, махнул
рукой. ``Ну и ладно, а то и без них есть нечего, и проку от
них никакого. Надо охрану к ним приставить, чтобы к врагу не
сбежали. Да что о них думать! Есть вещи и поважнее.''

 - Что эти ученые? - спросил он адъютанта, - надумали
что-нибудь?

 - Так точно! - ответил Бить.

 - Ну так привести их. Пусть отчитаются!



Неприветливые места

 Возле Кляксиных болот путешественники-пажи сделали
привал. Мрачные черно-серые пятна болот неприветливо темнели
в белой пустыне.

 - Как тихо! - сказал Грамм. - Неужели здесь никто не
живет?

 - В этих местах раньше обитало много живности, но сейчас
бандиты И-Го-Го распугали всех, - ответил Ничевонт. - Мне
как-то рассказывали даже историю здешних мест.

 - Пожалуйста, расскажи, - попросил Грамм, - ведь я
ничего почти не знаю о своей стране и ее окрестностях.

 - Хорошо. Только я не уверен, что хорошо помню. Я был
совсем маленьким, когда слышал все это. Когда-то давным-
давно жили в этой стране только отдельные жители. Их
называли по именам - Аз, Буки, Веди и еще несколько других
букв, и страна называлась страной Азбуки. Из них особыми
составами - черными и красными чернилами на тонкой коже -
пергаменте - составляли письмена, тексты. Каждый, особенно
первый, был украшен так, что нельзя было понять, то ли это
зверь, то ли сказочный герой, а может быть еще что-нибудь
особенное. Потом стали их чаще звать на работу и меньше
украшать. И писать стали теперь на бумаге, а чтобы буквы
оставались четкими, бумагу посыпали песком, промокали. От
этого песка и возникла пустыня.

 - А болота, а звери? - не выдержал Грамм.

 - Сейчас объясню. Буквы и рисунки, которые жили в
текстах, написанных умело и аккуратно, конечно, оставались
на своих местах и следили за порядком, но часто случалось,
что ученики проливали чернила, тогда получались кляксы. Все
они сливались в одно место. Вот и получились Кляксины
болота. А всякая живность и другие странные фигуры чаще
всего были нарисованы неаккуратными учениками на полях,
обложках и в книжках. Всех их приходилось стирать,
выбрасывать, прогонять из книг и тетрадей, вот они и нашли
себе место для жилья в этих болотах. Они такие же темные и
грязные, как сами болота. Иногда кажется, что болота совсем
пустые, но там в каждой кляксе притаилось множество странных
существ, иногда очень опасных.

 - Зачем же мы здесь остановились? - забеспокоился Грамм,
- Нам нельзя рисковать. Кто знает, что творится дома.

 - Они очень не любят белый цвет, - объяснил Ничевонт, -
и ничего не различают, если много белого. Но если бы мы
попали к ним в лапы, то могли бы искупаться, а то и навсегда
остаться в болоте, или попасть к И-Го-Го. Многие жители
болот помогают ему, хотя и не любят далеко отходить от
своего жилья. Нам придется покормить здесь коней, ведь это
единственное место, где можно найти какие-то растения. В
древности, когда первые буквы перестали украшать узорами,
эти рисунки стали тоже жить на болотах. Но их прогоняет И-
Го-Го и его приятели. Ведь очень часто это красивые,
интересные звери и растения, а уродливым бандитам это не
нравится.

 - А я вспомнила одну странную историю, которую мне
рассказывала об этих болотах няня, - вдруг прошептал Грамм.

 - Расскажи, пока кони пасутся.

 - Хорошо. Слушай. Когда-то жила на свете маленькая
девочка. Звали ее Ижица. Хотя она и была маленькая, но
работала вместе со своей старшей сестрой Иже, заменяя ее в
некоторых иностранных словах. Но как-то раз поссорилась она
с сестрой - захотелось ей самой быть везде, где требуется, и
особенно в начале, где украшения. Стала старшая ее
уговаривать: ``Но ведь ты не сумеешь даже заполнить все эти
места. Да и похожа ты скорее на росточек травы, чем на меня,
все станут в словах путаться, своих за иностранцев
принимать''. Обозлилась Ижица, из дома убежала. Идет по
улице, плачет. А навстречу ей Ять и Ер, спрашивают ее, в чем
дело. Объяснила она, что сестра ее обижает, сама везде
гуляет, а ее никуда почти не пускает. ``Да, - говорит Ять, -
я ведь тоже из-за этого мучаюсь. Мне часто Еже заменять
приходится, а он меня дразнит, говорит, что и без меня
обойдется''. ``И меня, - закричал Ер, - хотя мы с твердым
знаком близнецы, он все время дразнит. Зачем, говорит, ты на
всех концах, где согласный, пристраиваешься, что с тобой,
что без тебя - никакой разницы. То ли дело я, у меня работа
трудная - разделительная, а ты бездельник''.

 - А давайте убежим в Пустынные Поля, - предложила Ижица.
- Пусть попробуют без нас обойтись! Увидят тогда, какие мы
бездельники. Придут нас просить вернуться, вот мы тогда
скажем: ``Отдавайте все ваши первые заглавные места,
слушайтесь нас, тогда, может быть, вернемся.''

 Обрадовались Ер и Ять. Они, как и Ижица, хотели без
всякого труда в первые, Заглавные попасть. И убежали они в
пустыню. Ну, буквы поискали их, погоревали, да и забыли
совсем про них. А беглецы между собой ссорились, ссорились,
кому первым быть, да так и не сумели договориться. Как ни
построятся, ничего не выходит - вместо слова какое-то
завывание, а Ера вообще не слышно. Стали они через болото по
жердочке проходить и подрались, кто первым пойдет, да в
болото и упали. Превратилась Ижица в траву болотную, а Ер и
Ять так и сидят в болоте. И если ночью прислушаться, то
можно сейчас различить, как они там булькают, все спорят,
кто первый, Заглавный - тихо так слышно - Ер, Ять, Ер,
Ять...

 - Слышишь? - сказал Ничевонт.

 - Да!

 Невдалеке они услышали громкий шепот. Едва успели они
прижаться к земле, как увидели черных странных животных с
одним рогом на голове и других, похожих на птиц, но со
звериными ногами. На них сидели какие-то странные фигуры.

 - Они где-то здесь, - сказал передний всадник. - Кхе-Кхе
слышал где-то шум.

 - Это было дальше, атаман, - послышался хриплый голос, -
у Кривого болота.

 - Будь я кляксин сын, если мы их не догоним! - взревел
И-Го-Го, и разбойники унеслись прочь.



Победный репортаж

 По Именному радио вечером передавали репортаж о событиях
дня.

 Генерал Вояка проводил смотр всех частей Именительной
армии на Большой площади (бывшей Глагольной), перед Домом.
``Репортаж по радио ведет знаменитый корреспондент
Газетчик'', - донеслось из репродуктора. - Все склонения
опять выстроились в три ряда. Впереди них боевые командиры
Паника, Конь и Мышь. Особый санитарный взвод, возглавляемый
сержантом Мероприятие, и Отделение Особых поручений, которым
командует старшина Путь, справа от склонений. Слева от них
встали войска Прилагательной Армии - Первый Качественный
(командир старший лейтенант Смелый), Второй Относительный
(старший лейтенант Стальной) и Третий Притяжательный
(лейтенант Львиный). Впереди всех наши герои - несклоняемый
Особый Стойкий батальон, во главе с командиром Кофе,
которому присвоено звание капитана. Вот они, наши скромные
герои! Если бы не их помощь, половина наших солдат была бы
сейчас в плену. Позади них, понурив головы, стоят унылые
пленники - Предлоги. Теперь им ясно, каких союзников они
выбрали, какую ошибку допустили! Командир Непроизводных
предлогов Через и командир производных Вследствие признались
нашему корреспонденту, что мужество и энергия наших войск
произвели на них неизгладимое впечатление. Теперь они
никогда не будут вместе с глаголами. ``Только подальше от
глаголов'', - так заявил сержант Через. А старшина
Вследствие прямо впоследствии признался, что по
происхождению его предки из славной семьи Имен
Существительных, слившихся со своим предлогом. Это
доказывает давнюю дружбу и согласие между нами.

 Но на площади уже закончилось построение. Возле каждой
группы Имен стоят подсобные Местоимения. Эти скромные
труженики всегда рядом, всегда готовы они встать вместо
Имени или указать на необходимый предмет, признак или
количество с тем, чтобы Имя могло назвать его при
необходимости.

 Вот наш непобедимый генерал Вояка выехал на своем
любимом коне на площадь. Какая тишина! Все ждут, затаив
дыхание, слов нашего славного Вояки.

 К сожалению, микрофон находится далеко от него и его
речь придется просто пересказать, а еще лучше прочитать ее в
экстренном выпуске наших Вечерних Новостей. А пока скажу
только, что генерал поздравил победителей и вручил боевые
награды особо отличившимся.



Ученые находят выход

 Адъютант Бить ввел ученых к Генералу Воевать.

 - Ну, придумали, что делать? - спросил генерал.

 - Да, Ваше Генеральство, - начал профессор Искать, - мне
удалось найти решение этой задачи. Дело в том, что мы
слишком надеялись на быструю победу и не подумали ни о
правильной организации дела, ни о настоящих союзниках.

 - Гм-м, - прервал его Воевать, - насчет союзников это
верно, нам пока только Служебные помогают, да и с ними одна
возня, никакого проку. Но насчет организованности,
посмотрите, какие бравые молодцы вас арестовали, что им
прикажешь, то и делают, и у каждого на фуражке прочитать
можно, как его зовут.

 - Но я имел в виду кое-что другое, - робко прервал его
профессор. - Наши разведчики сообщили, что у Имен отряды
имеют очень ясные признаки, все вместе они отвечают на один
вопрос или объединены окончаниями, или еще какие-нибудь
опознавательные знаки у них есть. Вместе с Имена
Существительными сражаются их признаки - Прилагательные, да
еще во всем с ними согласуются. У них есть и заменители -
Местоимения, да и у каждой небольшой группы есть свой
командир. А у нас, в Глаголах, все стоят одной кучей и никак
не различаются. Мы хотим предложить четкий порядок различия
глагольных групп. Тогда вместо одного большого отряда у нас
будет несколько поменьше, но зато четко работающих.

 - Ну что же, представьте мне доклад, заседание штаба
обсудит ваше предложение. Что еще вы хотели сказать?

 - Как я уже говорил, - продолжал профессор, - нам
необходимы надежные, стойкие сотрудники. Имена одержали над
нами победу с помощью своих стойких неизменяемых солдат. Но
если у нас будет свой отряд с такими свойствами, победа
будет за нами.

 - Но где их взять? Вы об этом подумали? Ведь каждый
глагол обязан изменяться.

 - Вот поэтому, прежде всего, необходимо уговорить
Наречия присоединиться к нам. Я уже составил черновик письма
к ним. Пока они придерживаются нейтралитета, но если их
уговорить, то это будут прекрасные союзники. Они умеют
обозначать признаки не только предмета, как Прилагательные,
но и действия или другого признака. А самое главное - они не
изменяются, всегда твердо стоят на своем и не придерживаются
ни глагольных, ни именных правил.

 - Да, но тогда с этими упрямцами будет трудно сладить, -
задумался Воевать.

 - Ничего, я пишу им, что Имена, несмотря на то, что
многие из них близкие родственники наречий, пренебрегают
ими, работают с ними редко, мало интересуются их нуждами, а
часто и просто путают с краткой формой прилагательных,
которые больше им нравятся, как изменяемые. Мы же обещаем
сделать их одним из главных отрядов, дать им все привилегии
и всячески наградить.

 - Давайте письмо, профессор, - вскричал Воевать, -
ручаюсь, мы уговорим этих недотрог вступить с нами в союз. У
вас все?

 - Нет, мои помощники Изобретать, Знать и Проверять нашли
еще один способ организовать отряд самых стойких бойцов. Это
будет Отряд Добавочных Действий или Деепричастий.

 - А где мы их возьмем? - спросил Воевать.

 - Очень просто, - начал Изобретать. - Для того, чтобы
разделить все наше войско на отряды, прежде всего разделим
его пополам. Всех, кто умеет отвечать на вопрос ``что
сделать?'', назовем Совершенной дивизией. Ее отличительным
знаком будет буква ``С'' на погонах. А те, кто отвечает на
вопрос без этой буквы - ``что делать?'' - будут
Несовершенной дивизией. Их погоны будут без всякого знака. А
дальше, вместе с общими обязанностями, можно будет поручать
им и особые задания, в частности - организацию отряда
Добавочных действий.

 - Здесь поможет одна особая вещь, - подхватил Проверять.
- Я недавно был с инспекцией в поселке Морфем и захватил с
собой несколько суффиксов -а/-я и -в, -вши, -ши.

 - Фи, как-то это уж очень противно звучит, - поморщился
генерал.

 - Это когда они отдельно. Но я проверил, что соединение
этих суффиксов с глаголами дает чудесный сплав, неизменяемый
и стойкий. А суффиксы, которые так некрасиво звучат, вместе
с глаголами совершенного вида прекрасно работают. А тем
совершенным, которым не хватит этих суффиксов, мы дадим -а и
-я, так же, как Несовершенным.

 - Ну-ка, покажите, что получается, - велел Генерал
Воевать. Адъютанты привели нескольких рядовых и Проверять
вместе с другими срочно стали заменять их последний суффикс.
Через несколько минут генерал стал спрашивать по списку:
``Выучить! Сделать! Покорить!'' - и услышал в ответ:
``Выучив! Выучивши! Сделав! Сделавши! Покорив! Покоривши!''

 - Ха-ха-ха, - захохотал генерал. - Да их тут по двое
получается из одного! А как работает другой ваш этот
суффикс?

 - Прочтите этот список, - попросил Проверять.

 - Учить! Делать! Покорять! - Уча! Делая! Покоряя! - тут
же послышался ответ Несовершенных.

 - Ура! - закричал Воевать. - Да ведь теперь у нас будут
резервы, да еще какие! Немедленно всех переделать в
неизменяемых!

 - Разрешите мне сказать, - взволнованно заговорил
профессор Изобретать. - Ведь если все солдаты станут
неизменяемыми, это лишит наши войска маневренности и
гибкости. У них не будет никакого времени. Учтите, что наш
противник имел преимущество из-за сочетания Изменяемых,
маневренных, войск и стойкого Дополнительного отряда. Да на
всех суффиксов и не хватит. Ведь поселок сейчас отрезан от
нас Именами.

 - Будем делать так, - решил генерал. - Ваши помощники
должны рассчитать, сколько в каком отряде будет бойцов и на
срочном заседании штаба доложат вместе с рапортом о
перестройке войск.

 - А как быть нам? - робко спросил адъютант Улыбаться. -
Мне и другим возвратным тоже хотелось бы в стойкий отряд.

 - Это пустяки, - ответил Знать, - вы так же, как все,
можете получить свой суффикс, если хватит, только поместите
его перед вашей возвратной частицей ``ся'' и станете
деепричастием Улыбаясь. Но не знаю, как с вашим характером
сражаться. В штабе вам лучше.

 - Всегда ты не вовремя! - закричал генерал Воевать. -
Тут серьезный вопрос, а ему поулыбаться врагам захотелось.
Марш отсюда!

 Адъютант выбежал из комнаты.

 - Можете быть свободны, - объявил генерал ученым. -
Через час заседание штаба. Расскажете подробно о плане
перестройки войск и о вербовке союзников.

 Все разошлись, а довольный генерал стал обдумывать, как
он будет казнить именных штабистов, когда выгонит их из
своего бывшего дома.



Город близко

 Через несколько дней пажи-путешественники приблизились к
населенным местам. Кое-где появились маленькие домики, из
которых изредка выглядывали странные лица. Но напрасно
пытались Грамм и Ничевонт поговорить с кем-нибудь. Улицы
были пусты, из домов никто не хотел выходить.

 - Куда это мы попали?! - не выдержал Грамм. - Чего они
боятся?

 - Это Морфемный поселок. Здесь живут Корни, Суффиксы,
Приставки и Окончания. До всех этих беспорядков здешние
обитатели были очень добродушными, всем помогали. Я бывал в
поселке, правда, не в этом районе. Но, видимо, война их
напугала.

 - Что ж нам опять ночевать на улице? Уже темнеет. А мне
так надоело спать на земле, - пожаловался Грамм.

 На приставочной улице они подошли к маленькому домику со
множеством дверей. Наугад постучали в одну из них с
загадочной надписью ``От''. Долго никто не отвечал. Наконец
раздался скрипучий голос: ``Отойдите отсюда! Отстаньте!
Отвяжитесь!'' Этот крик подхватили за соседней дверью с
буквой ``У'': ``Удалитесь! Убирайтесь! Уходите! Убегайте!''

 - Скорее отсюда, - заторопился Ничевонт. - Они сейчас
переполошат всю улицу. Смотри, ведь на доме надпись, как мы
сразу не разглядели.

 Действительно, под самой крышей можно было прочесть:
``Дом Удаления. Склад для глаголов движения. Посторонних
просят удалиться.''

 - Да, - загрустили путешественники, - наверно опять
придется ночевать на улице.

 - Ничего, - заявил виконт Ничевонт, - где удаление, там
и приближение, даже присоединение. Давай глянем по
соседству.

 И действительно, скоро они наткнулись на уютный домик с
надписью ``Гостиница с рестораном. Подходи -
Присоединяйся!'' Всадники слезли с коней и постучались.

 - Заходите, закрывайте дверь, занимайте комнату, -
сказала дежурная. - Номер ``В'', второй этаж.

 - Нам нужно два, - попросил Грамм, - и хорошо бы ванну.

 - В номере ``В'' встроенная ванна. Есть еще свободный
номер ``При'', примыкающий к этому, в пристройке.

 - Ничего, - согласился Ничевонт, - меня это устроит.

 Скоро довольные друзья крепко спали в уютных маленьких
кроватях, забыв о разбойниках, тяжелом пути и всех
предстоящих трудных делах.

 Утром свежие и отдохнувшие Грамм и Ничевонт собрались
позавтракать. Сначала они не хотели идти в ресторан, чтобы
не привлекать внимание. Но при виде оставшихся консервов
Грамм сморщил носик: ``"Запятые в томате" - Ох, как они мне
надоели!''

 - Да и мне не меньше, - подхватил Ничевонт. - Каждый
день эти консервы, а у нас даже хлеб кончился. Ну что ж
делать. Спустимся вниз, поедим как следует.

 Внизу, в роскошном зале, сверкающем хрустальными
люстрами, было почти пусто. Только несколько официантов,
позевывая, хлопотали у своих столиков, протирая бокалы,
поправляя салфетки и скатерти.

 - Да это отличный ресторан! - шепнул Ничевонт. Они сели
за столик и заказали завтрак. Официант предупредил, что
придется немного подождать и хотел отойти, но Ничевонт стал
расспрашивать его о последних событиях и, постепенно, старик
разговорился. Оказалось, что жители стали прятаться от
прохожих совсем недавно. Раньше они были очень общительны и
с удовольствием сотрудничали с любой Частью Речи. Но после
начала Гражданской войны в поселке стали появляться то
Именные отряды, то Глагольные. Они хватали всех, кто им
попадался, и увозили с собой. Больше пленников никто не
видел. Некоторые дома присвоили себе Глаголы - например, Дом
Удаления. А Имена, которые живут ближе к поселку, заняли
весь этот район, устроили огромный завод, а вместо
прекрасного ресторана и гостиницы теперь здесь будет
общежитие. Даже вывеску сегодня сменят. Везде будет охрана,
посторонних пускать скоро запретят. ``В общем, - вздохнул
официант, - придется и нам переходить на военное положение.
А мы народ мирный, у нас своих дел много. Жаль, что
принцесса у нас еще мала. Вот и некому навести порядок.''
Тут его позвали на кухню, путники поели и отправились
собирать вещи. Отъехав от гостиницы, они обернулись. Над
дверью кто-то из суффиксов уже прибивал новую надпись:
``Общежитие. - Столовая завода запчастей речи N 730/3 имени
2-го Съезда Окончаний.''



Неожиданное вмешательство

 Именной и Глагольный штабы назначили экстренное
заседание в один и тот же день и час. Это не было простым
совпадением. Дело в том, что утром каждый из
главнокомандующих - и генерал Воевать, и генерал Вояка
получили странную бумагу, из-за которой и понадобилось
собирать всех офицеров штаба. На государственном бланке с
печатями было написано: ``Кончайте войну, а то будет
плохо.'' И подпись ``Доброжелатель''. На такой бумаге
генералы до сих пор видели только государственные приказы
принцессы или ее наместника. Но ведь с тех пор, как начались
военные события, никакой связи с дворцом не было. К тому же
все знали, что принцесса Грамматика гостит в Математическом
государстве. Наместник же ее граф Некто был известен своей
нерешительностью, и никто не ожидал от него каких-либо
определенных действий.

 Таким образом, решили генералы, во дворце кто-то
внимательно следит за поведением соперников, да еще, видимо,
и собирается вмешаться. Каждый из полководцев считал это
происками врага.

 Генерал Вояка сообщил своим офицерам о загадочном
послании и заявил: ``Мы защищаем не только наш дом, но и
поддерживаем распоряжение принцессы. Она сама переселила
нас, значит мы должны ее слушаться. А если кто-то нам
угрожает, то, видимо, во дворце завелись союзники Глаголов и
хотят нас запугать. Нужно поточнее узнать, в чем дело. Нам
не хочется, чтобы было плохо, как угрожает автор письма, но
ведь ничего хорошего не будет, если нам придется стать
бездомными или жить в тесноте как раньше.'' - Штаб долго
совещался и постановил послать разведчиков во дворец и к
Глаголам, чтобы уточнить послание.

 В Глагольном же штабе письмо вызвало настоящую бурю.
Генерал Воевать кричал, шумел, стучал кулаками по столу:
``Мало того, что нас выгнали из собственного дома, нам еще
кто-то угрожает. Недаром наместник Некто местоимение, у него
и придворные все за Имена. Но какая наглость - посылать мне
такую дерзкую угрозу. Принцесса еще девчонка, не умеет
ценить преданных слуг, да и слишком далеко она от нашей
страны, чтобы вмешиваться. Я уверен, что это очередная
провокация Имен. Они сговорились со своими дворцовыми
родственниками и хотят запугать нас. Я предлагаю выступить
немедленно и занять дворец. А перед этим разыскать и казнить
автора письма.''

 Глагольный штаб пытался доказать генералу невозможность
этого, но Воевать не желал никого слушать. Наконец, он
согласился отложить начало наступления на дворец до прибытия
новых подкреплений, а тем временем приказал послать
лазутчиков к наместнику и к Именам.



Принцесса вступает в игру

 Но, как вы наверно догадались, во дворце никто о письме
не знал, и зря Имена и Глаголы подозревали друг друга в
хитрости. Письмо написала, конечно, принцесса. Она нашла в
своем багаже сумку с государственными бланками и решила
послать сражающимся сторонам первое предупреждение. Виконт
пытался отговорить ее, доказывая, что никто не обратит
внимание на послание без подписи. Такие (анонимные) письма
ничего не докажут. ``Надо послать им приказ'', - твердил он.
Но принцесса стояла на своем.

 - Приказа они могут и не послушать. А вот знать, что
кто-то за ними наблюдает, им будет полезно.

 - Что же тут полезного? - удивился Ничевонт.

 - Хотя бы меньше будут лезть в драку и калечить друг
друга, опасаясь неведомого врага. А мы тем временем
попробуем побывать везде, где пролезем, и попробуем найти
выход из такого положения.

 Таким образом два скромных пажа оказались рядом с
Именным штабом как раз в то время, когда к крыльцу его
подбежало несколько солдат из группы разведки. Знаменитая
разведчица Печь и ее помощница младший сержант Течь, прежде
чем зайти к генералу, успели только своего капитана Мышь
предупредить об удивительных событиях в Глагольном штабе, но
этого было достаточно, чтобы всполошились все. Младший
сержант Тишь не возвращалась пока из дворца, но было ясно
теперь, что главные события происходят не там. Старшина роты
Вовочкин из Притяжательного батальона Прилагательных, ни
разу пока не воевавшего, даже предложил всем, не занятым
пока в сражении Прилагательным, пойти и перетянуть на свою
сторону всех обитателей дворца. ``А то еще о них думай,
разведку туда посылай, - горячился он. - А так все будет
спокойно и никто на них отвлекаться не будет. Спросить их
просто, по-нашему - Чей? - Так они сразу скажут - Именной!''

 - Ну нет, - перебил его старшина Осторожный из Первого
Качественного батальона. - Без разрешения начальства мы все
равно не имеем права уходить. И даже если очень осторожно
рассмотреть этот вопрос, то видно, что к нему необходим
осторожный-осторожный подход. Ведь неизвестно даже, кто
сейчас занимает дворец, и есть ли там кто из наших,
Местоимений. Да и не ясно, на чьей они теперь стороне. Ведь
они с самого начала оказались понемногу во всех войсках, и у
нас, и у противника. Так что, чем осторожнее мы будем, тем
лучше.

 - Вот в этом-то и дело, - подхватил сержант Речь. - Об
этом-то и речь. Разведчицы сказали что-то ужасное. Какие-то
Местоимения попали к Глаголам и вместе с ними устроили
какие-то особые отряды. Но тише! Пока никто этого не должен
знать.

 Все были так взволнованы, что не заметили двух
мальчишек, внимательно слушавших разговор. Грамм и Ничевонт
(это были они) не пропустили, однако, не слова. Не
сговариваясь, они подошли к окнам штаба и, делая вид, что
болтают между собой, затаив дыхание, ловили каждый звук.
Окна были открыты, и они узнали все новости.



Что нового у глаголов?

 А события действительно заставляли задуматься. Лейтенант
Печь сообщила, что с глаголами решили согласоваться личные
местоимения Я, Ты, Он, Она, Оно, Мы, Вы, Они и даже научили
некоторые Глаголы именным тайнам, например, умению
изменяться в числе и роде. Но самое ужасное, заявила
разведчица, это новое изобретение ученых Глагольного войска.
Они дали Глаголам время. ``У нас нет времени, а у них теперь
есть!'' - возмущалась Печь. Они теперь могут убегать из
настоящего времени в прошедшее и будущее, а попробуй за ними
угонись. Да и ведут они себя там по-разному. Ведь по лицам,
например, они меняются только в настоящем и будущем времени
(они называют это спрягаться, я все слышала), а по родам и
числам в прошедшем. Так что только начнешь узнавать глагол
по лицу, а оно вдруг окажется совсем другим. Да еще моя
помощница Течь обнаружила у них особое подразделение.
Младший Сержант - доложите!

 - Ох, что я видела, что видела! - затараторила Течь. - У
них есть теперь целый отряд бойцов совсем без лица, как
Фантомас. Их так и называют - Безличные. Они действуют сами
по себе. Им никто не нужен. Представляете! Даже действующее
лицо. И форма у них особенная - только средний род или
третье лицо.

 - Ничего не понимаю! - прервал генерал Вояка, - то без
лица, то с лицом! Говорите толком.

 - Да я и говорю! - заспешила снова Течь, - это только
одна видимость, что лицо, это только форма, маска. Смотришь
- Глагол как Глагол. Темнеет. А подойдешь ближе - вовсе не
кто-то или что-то темнеет, а просто так, само по себе. А
всякие там Рассвело, Дремлется или Знобит даже не
притворяются, что рядом с ними может работать порядочное имя
с вопросом Кто? Или Что? Это самые страшные наши враги.

 - Разрешите дополнить, - вмешалась Печь. - У них теперь
на все новая система обозначений. Мне удалось подслушать
некоторые сигналы и названия, но не все. Необходимо узнать
полный шифр и тогда, возможно, будет легче бороться с
врагом. У них теперь есть новые отряды с особыми названиями
и необходимо еще раз послать разведку, чтобы все
расшифровать. - Она достала бумажку. - Вот часть сведений.
Сейчас у них есть два больших Спряжения. Мне не удалось
выяснить подробности, но я знаю, что различают эти отряды по
их второму лицу, работающему с изменником Ты и вообще по
ударным окончаниям с Е и И. Первое спряжение имеет окончание
-ешь, второе -ишь. Они даже присвоили себе мягкий знак на
конце для опознания. Хотя он никогда не мог смягчить эту
злюку Ш. Второе спряжение считается у них более почетным.
Списки одиннадцати особенно знаменитых безударных бойцов
этой группы даже висели в штабе. Мне удалось узнать, что во
II спряжение вошли все Глаголы на -ить, кроме Брить и
Стелить. Они проспали утреннее построение и за это были
отправлены на передовую в I спряжение. А там, во II
спряжении, еще 7 глаголов на -еть: Смотреть, Видеть,
Терпеть, Обидеть, Вертеть, Зависеть и Ненавидеть. Еще в
списке было четверо бойцов на -ать: Держать, Слышать,
Дышать, Гнать. Так что, как видите, наиболее опасные враги
собрались именно здесь. Мне удалось подслушать, что есть и
исключения, какие-то Разноспрягаемые. В штабе говорили что-
то и о Переходном-Непереходном отрядах, кажется Переходные
считаются не очень благонадежными, так как слишком легко и
без посредников - предлогов соединяются с Существительными в
Винительном падеже. Еще мне удалось услышать, что все войска
перестроены в три наклонения. Кроме того, шел разговор о
каком-то неизменяемом отряде, даже о двух. Но нам грозила
опасность, и я не узнала подробности. Прошу разрешить мне и
младшему сержанту Течи снова отправиться в разведку.

 Не успел генерал что-либо ответить, во дворе раздался
шум и в комнату, нарушая всякий порядок, вбежал
взволнованный адъютант Хват.

 - Ура! - закричал он. - Новые перебежчики от Глаголов. -
Он открыл дверь пошире, и все увидели группу частиц. Вперед
выступил Пусть: ``Пусть пропадут все Глаголы! Они не умеют
ценить союзников! Все, кто вносит дополнительные оттенки
значения и образует новые формы глагола, теперь с вами! В
наших руках важная тайна! Пусть Главнокомандующий не
заботится больше о разведке. Пусть он поговорит с нами
наедине - и ему ни о чем не надо будет беспокоиться''.

 Генерал Вояка отпустил всех собравшихся и запер двери и
окна.



Путешествие во дворец

 Грамм и Ничевонт, пораженные услышанным, решили узнать
все подробнее. Принцесса настаивала на немедленном
путешествии к Глаголам, но Ничевонт предложил более хитрый
план.

 - У нас слишком Именной вид, - объяснил он. - Нам
необходимо достать из дворца маскарадные костюмы. Да меня
беспокоит и дядя, граф Некто, ведь он ждет от меня помощи.
Кроме того, он может нам дать полезные советы, чем-нибудь
помочь. Ведь граф уже давно в советниках и намного старше
нас.

 - Боюсь, как бы меня не узнали, - возражала Принцесса, -
ведь тогда мне придется сообщить всем о своем приезде, а у
нас еще ничего не готово.

 - Пустяки, никто и внимания не обратит на какого-то
пажа. А я скажу, что приехал с поручением и должен снова
исчезнуть.

 Через несколько минут пажи выскользнули из ворот. Прежде
всего они решили спрятать коней и вещи. Ничевонт вспомнил,
что на местоименной даче жила старая няня виконта бабушка
Сам\'а. У нее Грамм и Ничевонт расстались со своими белыми
нарядами, белыми конями и багажом. Старушка Сам\'а накормила
их, уложила спать и долго уговаривала не ходить в город.

 - Сами видите, самые беспорядки творятся, - плакала она.
- Даже всю мою родню, определительные местоимения, заставили
воевать. Всякий да Каждый с Глаголами дерутся, Любой и
Другой - Именной дом сторожит, Иной где-то во дворе, а
внучата мои Сам и Самый всюду поспевают. Так я за них боюсь!
Везде-то они первые. За всех стараются. А мне только слезы
лить. Уже давно от них никакой весточки.

 - Ничего, - успокоил ее Ничевонт, - скоро все кончится.
А про внучат да племянников твоих я все постараюсь узнать и
тебе, няня, сообщу. Дай только мне пальтишко для приятеля
моего, а то что-то холодно становится. - Ничевонт выбрал
длинный плащ, на котором со всех сторон было вышито
разноцветными нитками и написано имя владельца Другой.
Теперь, выйдя из именного двора, он накинул плащ на
принцессу, и она стала совсем неузнаваемой. Долго дворами и
переулками между развалинами пробирались они к центру
города. На их счастье оба войска обсуждали секретные письма
и на некоторое время все военные действия прекратились. Так
что никто не задержал их, и они через Архаичный переулок
прямо прошли к Грамматической площади, на которой стоял
дворец. Его унылый вид поразил принцессу. Уже темнело, но
нигде не горели фонари. Цветы и трава у дворца были
вытоптаны, вместо веселых фонтанов журчал грязный ручеек, а
окна были забиты досками.

 - Какой ужас! - не удержалась принцесса. - Что же это
такое! И у входа никого!

 - Тише! - предупредил Виконт, - здесь, наверное, засада,
не будем спешить.

 И действительно, присмотревшись, они заметили блестящее
ружье, а затем и часового, стоящего в подъезде. - Ничего,
попробую пройти, а ты неси за мной сумку, - и Ничевонт,
достав из кармана бумаги, решительно пересек площадь.



В палаточном лагере наречий

 С самого начала военных действий наречия ушли подальше
от места боя и разбили палаточный лагерь на одной из дальних
окраин. Те, кому не хватило палаток, построили себе из веток
шалаши. Дожди в Грамматическом государстве бывали редко, в
речке Волнистой хватало на всех рыбы, на деревьях - фруктов,
и наречия были очень довольны. Сначала они, правда, никак не
могли поделить свои новые домики, но Дружно подсказал, что
можно в каждую палатку поселить всех, кто отвечает на один и
тот же вопрос. Это понравилось всем, и теперь рядом с каждой
палаткой сидел на веревке взъерошенный вопрос и на каждого
проходящего лаял: Как? Как? Как? Или Зачем? Зачем? Зачем?...
Были здесь и Когда?, и Почему? Даже такие большие вопросы
как ``До каких пор?'' или ``В какой степени?'' послушно
сторожили жилье своих наречий. Правда, приходилось держать
их все время на привязи, чтобы они не убежали к остальным
вопросительным местоимениям. В палаточный городок пришли
как-то посланцы Имен, но вопросы так громко залаяли, увидев
родню, что разведчики испугались и не решились подойти к
палаткам. Наречия, хотя они и приходились родней всем частям
речи понемножку, не желали никому помогать. Им очень
нравилась их новая, походная жизнь. Однажды Любопытно,
Осторожно, Негде и Нигде ловили рыбу. Негде и Нигде как
всегда спорили.

 - Подумаешь, - ворчал Нигде, - у него ударение на
приставке! Тоже мне удовольствие, когда тебя бьют по голове.
Твое не- от этого не стало красивее.

 - А ты-то хорош, - ругался Негде, - ведь у тебя
неизвестно даже, что там за буква, раз она безударная. Ему
головы жалко! Вот и получилась приставка всмятку.

 - Осторожно! - вдруг раздался шепот. - Любопытно, Кто
это ползет?

 Тут спорщики замолчали, и все увидели странную фигуру.
Вдоль речки кто-то полз, постоянно заглядывая в бумажку и
компас. Наречия подошли поближе и тут увидели знакомый
глагол Добиться.

 - Любопытно, что ты тут делаешь? И почему ползком?

 - Тс-с-с, - прошипел Добиться, - здесь нет Имен?

 - Нигде нет, что им здесь делать?

 - Ну тогда слушайте - я ползу, спасаясь от них, уже
давно, но заблудился и вот только компас и карта помогли мне
пробраться к вам.

 - Если осторожно идти, то вдоль речки до нас всегда
можно добраться, - сказал Осторожно.

 - Правда, здесь негде укрыться, - добавил Негде.

 - Не в том дело, - перебил их Глагол, - Кто здесь у вас
главный? Я привез вам страшно важное и секретное послание от
генерала Воевать.

 - Нигде у нас нет главного, - раздался ответ.

 - Да и негде его искать.

 - Как нет главного? - изумился Добиться. - А кто же у
вас командует?

 - А мы осторожно договариваемся и все делаем вместе, по
очереди.

 - Чудеса! Ну, а как же вас всех собрать?

 - Очень просто, - ответил Любопытно, - достаточно
ударить по железке возле столовой. Там у дежурных все для
этого есть. Сразу будет ясно - или обед или общее собрание.
А в чем все-таки дело?

 - Ишь, какой любопытный! Скоро все узнаешь. Ну, где у
вас тут столовая?

 И они все вместе отправились к самой большой палатке,
рядом с которой стояли длинные деревянные лавки и столы.



Во дворце

 Ничевонт решительным шагом подошел к подъезду и когда
штык часового преградил ему путь, он небрежно отодвинул его
рукой.

 - Не выставляй свои железки! Разве ты не видишь? Я
племянник самого наместника - графа Некто. Послан от
Принцессы, - и он ткнул часовому в нос бумажку с золотыми
краями и огромными печатями. Солдат почтительно выпрямился и
взял под козырек. Виконт и Принцесса прошли во дворец. Как
здесь было темно и тихо! Огромные лестницы, возле которых
раньше стояли ряды нарядных пажей, были без ковров,
хрустальные люстры, с отбитыми украшениями, не горели.

 - Куда же нам идти? - шепнул Грамм, - я теперь даже не
смогла бы найти дорогу в свою спальню.

 - Ничего, сейчас разберемся, - ободрил ее Ничевонт и три
раза хлопнул в ладоши. Никто не отозвался. Ничевонт повторил
сигнал, и его старый слуга Никто появился откуда-то сбоку.
Задыхаясь от радости, он стал приветствовать своего хозяина,
ревниво косясь на закутанного в плащ маленького пажа.

 - Теперь я стар прислуживать такому храброму хозяину, у
Вас теперь новый слуга, а ведь Вы меня не хотели брать с
собой. Говорили, что в одиночестве Вам легче будет исполнить
поручение графа.

 - Ну, хватит причитать, - остановил его жалобы Ничевонт.
- Мы с тобой еще долго будем вместе. А этот мальчишка у меня
только временно. Расскажи лучше, что здесь творится. Куда
все подевались? Что с графом, как к нему попасть?

 - Ох-ох-ох! Что рассказывать. Сами помните, как перед
Вашим отъездом началась вся эта кутерьма. Бедный Граф просто
голову потерял. А как Вы уехали, он собрал всех и произнес
целую речь.

 - Вот это новости - дядя и речь! Что же определенного он
мог сказать?

 - Да то-то и беда, что ничего. Стал что-то
неопределенное говорить, что вот кое-что да кое-где да кое-
кому надо сделать. Ну, родня его неопределенная довольна
была, что их перечисляют, сидели да слушали. Остальные же
поскучали-поскучали и решили, что от наместника добра не
жди, и разбежались кто куда. Притяжательные Мой, Твой, Наш,
Ваш и Свой вместе с близнецами Относительными-
Вопросительными Кто?/Кто, Что?/Что, Какой?/Какой и другими к
Именам убежали. Личные не захотели имена заменять - к
глаголам ушли. В общем, разбрелись кто куда. Но хорошо бы
просто ушли, а то каждый с собой что-нибудь тащит. Уж я
сторожил-сторожил, а видите, - Никто показал вокруг, - все
пообдирали, разграбили. А я кто? Я - Никто! Вот меня и не
слушают.

 - Так кто все же есть во дворе и где наместник? -
нетерпеливо перебил его Ничевонт.

 - Да никого почти и нет. Наместник в своих комнатах
заперся, ни с кем говорить не хочет. Остался, правда, еще
отряд солдат, что дворец охраняют, да несколько поваров.
Солдатам чего бежать? Здесь они свое отстоят на карауле - да
обедать, да спать, а уйти - там драться заставят. Да и
охраной это назвать нельзя. Они по привычке стараются,
никого не впускают. А кто куда уходит, что уносит и не
смотрят. Начальство все разбежалось.

 Тем временем они добрались до третьего этажа. Принцессе
никогда не приходилось забираться в такие уголки
собственного дворца. - Паутина на потолках, темные коридоры,
грязные стены.

 - Где это мы? - не выдержала она.

 - А ты что, не узнаешь? Вы, мальчишки, тут уж, верно,
все облазили, - неохотно отозвался Никто. - Когда-то здесь
комнаты для гостей были, а когда Король с Королевой умерли,
тут одни мыши остались.

 - А зачем же мы сюда идем? - не унимался Грамм.

 - Эх, запятая, что ты все суетишься! Наместник теперь
сюда забрался.

 - Что ты говоришь? - поразился Виконт. - Да ведь он
такой чистюля, мышей боится, пыли не выносит.

 - Войны да врагов он еще больше боится, - угрюмо
проворчал старик, - вот и живет там, где до него труднее
добраться. Я, повар да командир охраны только знаем, где его
найти, а другие и не скажут - во дворце граф или нет.

 Старик подвел их к маленькой грязной двери в углу
коридора. Он три раза дернул за шнурок, видимо от звонку,
пять раз постучал, потом еще два раза позвонил. Раздалось
шарканье шагов, но дверь не открывалась.

 - Ваше Сиятельство, - прохрипел Никто, - важные новости.
- Дверь распахнулась, и пораженные Ничевонт и Грамм увидели
неумытого старика в рваном халате.

 - Дядя! Что с Вами? - не удержался Виконт.

 - А что? - спокойно спросил граф Некто.

 - Как Вы можете тут жить? Кто за Вами ухаживает?

 - Мне здесь даже несколько удобнее, - отозвался граф
Некто - Некоторые считают, что есть кое-какие удобства
внизу, но зато в этих комнатах нет никакой опасности. Да,
помнится, тебе кое-что поручалось?...

 - Ну конечно! Слушайте, дядя, скоро здесь будет ее
высочество принцесса Грамматика с войсками из
Математического государства. Они быстро помогут Вам привести
страну в порядок. А пока нужно здесь навести чистоту. Я
пришлю слуг...

 - Нет, нет, нет, - категорически заявил Наместник. - Я
несколько устал от неких обстоятельств и не желаю с ними
опять столкнуться. Мне очень жаль тебя огорчать, но я с
некоторых пор решил сам себя наказать. Я кое с чем не
справился и должен теперь жить кое-как. Пока в стране не
будет порядок, я отказываюсь умываться, надевать парадный
костюм и что-нибудь делать. А теперь - до свидания. Ты мне
скажешь, когда что-либо изменится. Условный сигнал ты теперь
знаешь. - И граф скрылся за дверью.

 Пораженные принцесса и виконт переглянулись.

 - Придется все решать самим, - прошептала Грамматика.

 - Да-а-а, - протянул Ничевонт, - вот так помощь... Ну
что же! Мы и сами справимся. Идем к Глаголам! А ты, старый
слуга, получше ухаживай за графом, боюсь, он не совсем
здоров. И, смотри, никому не рассказывай о нас. Жди хороших
вестей.

 Они хотели тотчас же уйти, но Никто уговорил их
поужинать и переночевать.



Общее собрание наречий

 Звон железа быстро собрал все население палаточного
городка к столовой.

 - Как так? Мы ведь ужинали! - Когда это кончится? Все
время мешают! Только лег спать! - Насколько это важно? Может
быть, не идти? - переговаривались Наречия.

 Когда все собрались, вперед выступил Добиться. Его
встретили дружным смехом. ``Ох! Не могу! Какое чучело!'' -
кричали одни. ``Когда это ты так вымазался? Сколько времени
старался?'' - дразнили другие. ``Как это ты в такие лохмотья
нарядился? Или это теперь у Глаголов такая мода?''

 Добиться оглядел свой изорванный, испачканный костюм и
невозмутимо поднял руку. Шум быстро затих - всем было
интересно послушать новости.

 - Уважаемые Наречия! - начал посланец Глаголов. - Я
никогда не осмелился бы предстать перед вами в таком
неприличном виде, если бы не те события, которые и привели
меня к вам. Не думайте, что мой нелепый вид хоть как-то
указывает на неуважение к вам. Я хотел бы стоять перед вами
в самом нарядном придворном костюме, однако пробраться к вам
сейчас можно только ползком, через кусты и болота, и никакая
одежда этого не выдержит. Вам кажется, что отсиживаясь за
городом, вы не принимаете участия в беспорядках. Ничего
подобного. Со всех сторон вас окружают именные посты. Еще
немного и они, считая вас военнопленными, заставят служить
им. Да и само ваше отсутствие - уже помощь Именам - ведь
они-то обходятся прилагательными, которые во всем с ними
согласуются. А вот Глаголы, лишенные признаков, могут
потерпеть поражение. Неужели вы хотите вместе с
несправедливыми захватчиками чужого дома губить тех, кто
всегда считал вас своими ближайшими помощниками и опорой.
Разве вы не знаете, как Существительные относятся к
независимым словам. Они даже сомневаются, можно ли считать
вас Знаменательными. Ваши степени сравнения они считают
украденными у Прилагательных и отберут их, если вы не
примете меры.

 Решайте, или вы окажетесь в роли Служебных у Имен, или
станете лучшими и равноправными соратниками Глаголов. Время
не терпит!

 Эта короткая, но энергичная речь застала Наречия
врасплох. Отсиживаясь в своем городке, они не интересовались
военными событиями, и угрозы Добиться порядком их напугали.
Некоторые же просто не желали верить Глаголу. Поднялся шум,
каждый, стараясь перекричать другого, заявлял свое мнение.

 - Легче, полегче, - кричал один, - как это можно
отобрать мою сравнительную степень!

 - А вот и отберут, - запросто, - кричал другой. - От
этих нахалов всего ждать можно. Еще и в служебные переведут.

 - Да зачем им нас трогать, - не сдавался третий. - Это
глупо, что им, в городе делать нечего?

 Тут на стол залез Умнее Всех и стал изо всех сил
колотить по железке. Громкие звуки заглушили спорщиков и
заставили их умолкнуть.

 - Тише, - не слезая со стола, сказал Умнее Всех. -
Обсуждайте этот вопрос все, как умеете, два часа. Добиться
привез еще и письмо, но там написано то же, что он говорил.
Каждая палатка может прочесть его по очереди. Вечером
проведем еще одно собрание и проголосуем. А сейчас все по
домам - обсуждать.

 Это решение было принято аплодисментами и мгновенно все
разбежались по своим домикам. Глагол был недоволен. Он
рассчитывал уговорить Наречия сразу, чтобы они не могли
потом отказать в помощи, но как он мог бы помешать ходу
событий. Мрачно сел он к столу и стал ждать результатов
обсуждения, утешаясь ужином, который подал ему дежурный
Быстро.



Маскарадные хлопоты. Исторические тайны

 Грамматика проснулась на рассвете. Как странно было
принцессе оказаться в собственном дворце неузнанным
мальчиком-пажом, бродить по закоулкам, которых она никогда
прежде не видела. Она подумала даже, что наверное раньше
делала что-то не то. Ведь после ее распоряжения начался весь
этом беспорядок. Но что придумать? Ведь ей даже не с кем
было советоваться. Каждая Часть Речи думала только о себе,
доказывала, что остальные никуда не годятся. А мудрый граф
Некто оказался просто слабым, нерешительным стариком. И
Грамматика еще раз позавидовала Арифметике - ведь ее старшая
сестра Математика всегда помогала ей управлять, да еще у них
какой-то Справочно-Информационный Совет Законодателей...

 - А тут все сама, да сама. Нужно будет узнать у
стариков, есть ли у меня где-нибудь старшие родственники, в
каких государствах их искать. А то наведешь порядок, а потом
опять что-нибудь случится.

 Тут проснулся Ничевонт. Оглядел тесную комнатушку
старого слуги и предложил: ``Давай сейчас отправляться, пока
все спят. А то потом и не проберешься никуда.''

 - А маскарадные костюмы, - вспомнила принцесса. - Я ведь
не знаю, где их искать.

 - А я знаю, - заявил Виконт.

 Они быстро поднялись и уговорили старого Никто принести
им из кладовой целый мешок маскарадных костюмов. Чего здесь
только не было - наряды сказочных героев, маски животных,
одежда иноземцев, какие-то фантастические балахоны, цирковые
и театральные принадлежности. Они долго не могли выбрать
что-нибудь - все было очень заманчиво.

 - Давай оденемся рыцарем и оруженосцем - металлические
доспехи, а на голове железная решетка - никто лица не
разглядит, - предложил Виконт. Но принцесса доказывала, что
это будет выглядеть подозрительным, да и таскать на себе в
жару столько железа тяжело и неудобно. Она в свою очередь
выбрала костюмы Красной Шапочки и Серого Волка, но Ничевонт
высмеял эту затею: ``Кто поверит, что мы настоящие, из
сказки? Нас сразу же арестуют!''. Примерили они и белые
покрывала привидений, маски львов и попугаев. Но стоило
взглянуть на себя в зеркало, чтобы убедиться в непригодности
этого.

 - Ох, - вздохнул Грамм, - как все это красиво на
празднике, и никуда не пристроишь!

 Наконец, после долгих споров они выбрали два восточных
костюма факиров-волшебников. Оказалось, что Ничевонт знает
много фокусов и загадок.

 - А ты будешь моим помощником. Я тебя тоже научу
некоторым чудесам, - пообещал он Грамму.

 Подслеповатый старик Никто с удивлением наблюдал, как
два пажа превратились в загадочных фокусников - чалмы,
пестрые халаты, усыпанные звездами, нарядные шаровары,
узорчатые пояса. Ничевонт прицепил длинную бороду и
разрисовал щеки себе и Граму коричневой краской. Они подошли
к зеркалу и обомлели. На них смотрели странные незнакомые
личности. Принцесса захлопала в ладоши: ``Ну, теперь мы
везде пройдем! Давай учи, как тебе помогать и отправимся''.

 - Что тут учить, ты мне будешь подавать нужные буквы или
что понадобится, может быть, скажешь по моей подсказке что-
нибудь. А потом и сам чему-нибудь научишься. - С этими
словами Ничевонт сунул в карман какие-то листочки и
коробочку, из которой выглядывали любопытные кончики букв.
``Чародеи'' уже собирались уходить, но вдруг из коридора
донесся шум и брань.

 Ничевонт хотел выйти посмотреть в чем дело, но Грамм
вовремя ухватил его за плащ.

 - Ты забыл про костюм. Никто не должен нас здесь видеть
в таких нарядах.

 - Да-да, - подтвердил старик Никто. - Подождите, лучше,
пока я узнаю, в чем там дело.

 Выйдя в коридор, он увидел две пыльные фигуры,
сцепившиеся в драке. Подойдя ближе, он разглядел Сержанта
Именных и Старшину Глаголов, выдиравших друг у друга какой-
то пакет. Это были разведчики. Еще вчера пробрались они во
дворец и долго блуждали по его пустым комнатам. Только утром
сержант Тишь наткнулась на дверь с надписью
``Государственный канцлер''. Разведчица была уверена, что
здесь-то и должны быть самые важные документы. С трудом
открыв замок, она, чихая от пыли, добралась до стола и
здесь, роясь в бумагах, увидела пакет, запечатанный со всех
сторон. На нем было написано ``Секретный. Наместнику в
собственные руки. После прочтения сжечь''. Восхищенная таким
успехом, Тишь схватила его и поспешила к своим, но
неожиданно на нее напал разведчик Глаголов, старшина Красть,
к тому времени пробравшийся сюда же. Никто пытался вмешаться
в драку, но его даже не заметили. Тогда он принес ведро воды
и вылил на драчунов. Размокший конверт порвался, разведчики,
каждый с куском донесения, повалились в разные стороны, но
при виде постороннего тут же бросились наутек.

 Но не только Никто выскочил в коридор, заслышав шум
драки. Кто-то из солдат погнался за нарушителями порядка.
Несколько слуг побежали в разные стороны с криками: ``Держи
вора!'', ``Кто это?'', ``Посторонние во дворце. Что такое?
Почему вода?''.

 Никто постарался утихомирить страсти, но увидев, что все
равно все бегают, и от этого только хуже, так как никто не
понимает, в чем дело, вернулся в свою комнату и попросил
Ничевонта отложить путешествие.

 - Сейчас, когда такой переполох, на вас непременно
обратят внимание, могут даже задержать. Лучше переждите эту
ночь здесь, а утром, когда все будут спать, я сам проведу
вас мимо часовых.

 - Пожалуй, ты прав, - согласился с ним Ничевонт.

 - Но ведь надо спешить, - перебил их беседу Грамм, - и
мы все уже так хорошо продумали...

 - А ты, малыш, не вмешивайся! Ишь какой! Разве можно за
хозяина такие дела решать?! - возмутился старый слуга. - Да
еще ногой топать?!

 - Ничего, ничего, - поторопился вмешаться виконт, - он
еще маленький, научится слушаться.

 Принцесса тут же опомнилась и молча слушала ворчание
старика насчет избалованных пажей-мальчиков.

 - Вот в наше время разве мог паж в одной комнате с
хозяином сидеть, - покосился он на Грамма. - Он как тень за
его спиной всегда стоял. Бывало, хозяин только подумает, а
паж - раз - и сделал... А теперь... Эх! Вот когда я
мальчишкой у старого короля Синтаксиса одним из пажей был,
меня за благонравие сама сестра его, царица Стилистика,
хвалила, как в гости приезжала...

 - Ну, будет, будет ворчать-то, - стал успокаивать его
хозяин.

 - Ты бы, чем сердиться, рассказал бы что-нибудь про
старые времена. Я до сих пор помню, как дрожал, когда ты мне
про нашествие варваров рассказывал. А фамильные царские
портреты! Где они теперь? Ты ведь про каждого целую историю
сочинял, когда мне показывал...

 - Когда это я сочинял? Да ведь я выучил все эти истории
от нашего дворецкого. Он мне и списки дал, и поручил
портреты спрятать.

 - А зачем их спрятали? Что это за варвары, - не выдержал
Грамм, - ну, не сердись, пожалуйста, Никто, я постараюсь
хорошо себя вести, - расскажи все как было.

 - Ладно уж, если так, - смягчился старик. - Только
сначала поужинаем.

 В маленькой комнате навели порядок, приготовили на утро
все вещи. Старик-слуга отправился на кухню за провизией.

 - Ваше величество, - попросил Ничевонт, - не обижайтесь
на старика.

 - Не бойся, не бойся, - успокоила его Грамматика, - ведь
он не знает, кто я, да и вообще, перебивать невежливо, мы
это на уроке хороших манер проходили. Так что я сама
виновата - взялась быть пажом - так нечего вспоминать свои
царские замашки.

 Тут они услышали как Никто шаркает по коридору и
выбежали за дверь ему помочь донести поднос с едой. После
сытного ужина Ничевонт залез на диван, Грамм примостился на
скамеечке возле стула старого ворчуна и тот начал.

 - Сначала про картины. Портреты, списки и историю нашей
страны и ее государей велено было припрятать, когда
взбунтовались наши недотепы, работать отказались, все законы
решили не выполнять, и короля Синтаксиса рассердили - и он
уехал.

 - А кто это? Я и не знал, что у нас такой король был. -
спросил Грамм.

 - Почему же был? - вздохнул рассказчик. - Он и сейчас
есть, да только не про нашу честь!

 - А где же он? - опять не утерпел паж.

 - Ладно уж, слушай, да не перебивай! Давным-давно наша
страна была в сто раз больше, чем сейчас. И называлась она
Страной Русского Языка, Каких только областей и вольных
городов в ней не было! Стилистика, Фонетика, Грамматика,
Синтаксис, - все сразу и не перечислишь! - Никто вздохнул и
задумался. Паж не решался его поторопить, но так и ерзал на
месте от нетерпения. Ничевонт, видя это, решил помочь делу.

 - Про Счастливую Страну мы слышали, - сказал он. - Да
ведь ты говорил, что когда еще мальчишкой был, все беды
начались.

 - Ох, начались, начались! - был ответ. В каждой области
свой князь-правитель был. Он по законам языка заставлял
своих подданных работать. А все работы из областей вместе
шли в Текст или в Речь. Из них лучшие в Архивах сохранялись.

 Законы иногда менялись, хотя и медленно, правители
внимательно следили за порядком, и все шло хорошо, пока не
завелись у наших границ враги-варвары. Главные из них были
Лень, Беспорядок, Жаргон и Мода.

 - А разве Мода - это плохо? - не выдержала модница-
принцесса. - И кто такой Жаргон?

 - Мода сама по себе может ничего дурного не значить, -
назидательно сказал старик. - Главное - чему она служит!
Если хорошему, так оно и приятно, а вот если на плохое мода
пойдет - с этим беды не оберешься. А Жаргон хорошей речи
первый враг! О нем дальше скажу.

 Так вот! Сначала эта банда только по границам
безобразничала. Метод у нее всегда одинаковый был. Вперед
Лень пускали. А как она туману наведет, от порядка отучит,
за ней Беспорядок пролезает. Без законов то место жить
начинает: лень закон вспомнить или применить как надо.
Делают, как на ум взбредет.

 Там, где слово ``хорошо'' стояло, появляются всякие
уродцы: ``законно'', ``клево'', ``круто'' или еще что
похуже. Лень по правилам в слове ``Учительница'' всем
буквам, что положено выстраиваться, вот вместо них какая-то
``Училка'' вдруг выскакивает. Наберется несколько таких
безобразников и давай куролесить. Лопочут по-своему! Вроде и
похоже на нашу речь, вроде о том же, что и все, говорят - да
ничего не поймешь! А они только смеются: это наш Жаргон! -
Вам этого не понять!

 - Послушай! А ведь, скажем, врачи, охотники там или
моряки иногда между собой тоже непонятно для других говорят.
- осторожно вставил Ничевонт. - У них, значит, тоже свой
Жаргон есть?

 - Так они же о своем деле говорят. Профессиональные
Термины для точности используют, а здесь... Да что там... Я
кто - Никто!.. Кто меня слушать будет?!.. - обиделся старый
слуга.

 - Извини, пожалуйста, - стали его уговаривать пажи. Мы
слушаем! Слушаем!

 - Это я просто не понял, - извинялся виконт. - Прости,
что перебил! Мне же непонятно стало, какой всем вред, если
кучка дураков какие-то глупости на своем Жаргоне болтает.
Ничего страшного!

 - Это уж точно, что не понял! - вздохнул старик. - Ведь
стоит Жаргону прижиться, он за собой Моду тащит. Она и
начинает: ``Ах! Все давно уже так говорят! Ах, какие вы,
слова, отсталые! Вы даже не знаете, как модно говорить!'' А
кому хочется в отсталых ходить? Тут же эту ``новую моду''
перенимает, кто поглупее, чтобы своим в компании
``модников'' оказаться.

 Ну, пока жители нашей страны порядок соблюдали, да
законы берегли, удавалось без особого труда справляться с
такой бедой: прогонят врагов, уродцев, что они за собой
оставили, подлечат. Тех, кого можно, законам обучат, а
совсем ни на что не годных на запчасти разберут. Строптивые-
неисправимые сами в болота и пустыни убегали.

 Но вот слух прошел, что варвары из этих бездельников
себе войско набрали и хотят с запада на нашу страну напасть.
А на помощь к ним какой-то Слэнг, генерал заморский, -
Жаргону родственник - идет. Собрали наши большое войско, во
главе короля Синтаксиса поставили, в помощники ему остальных
князей-правителей дали, и ушло то войско в поход.

 А тем временем послали вожди-варвары лазутчиков в самый
центр нашей страны, в Грамматику. Проникли они к нам, чтобы
изнутри и снаружи все наше разрушить. Да не так вышло, как
они хотели.

 - Значит, все-таки что-то вышло, - вздохнул Грамм.

 - А ты как думаешь! Если бы не вышло, мы бы здесь нынче
не горевали в разоренном дворце, - мрачно вставил Ничевонт.

 - Вот именно! - подтвердил его слуга. - Да, так где же я
остановился? Наверное, вы устали, пора спать. Денек у вас
завтра трудный, пора на покой.

 - Ну, пожалуйста, пожалуйста, - умоляющим голосом
вскричал Грамм, - ты не представляешь даже, как это важно,
все, что ты рассказываешь.

 - Что уж тут важного, да и много рассказывать про это не
хочется. А если коротко сказать, то Лень, Беспорядок, Жаргон
и Мода потихоньку да полегоньку такую силу в Стилистико-
Грамматической области взяли, что, когда после победы короли
домой вернулись, оказалось, что теперь хоть со своими войну
начинай. Лазутчики давно убежали, а слова кричат, ругаются:
``Не хотим законов! Что это мы должны в какие-то сочетания
становиться, команды выполнять?! Не хотим порядка, не будем
работать!'' Король Синтаксис их убеждал. Предложениями их
заманивал. Говорил, как они красиво могут выражать мысли,
какая сила в них, если все правильно, по законам, делают.
Куда там! Ничего не делать, да кричать, легче, чем работать!
Рассердился старый король и велел оставить бунтовщиков
одних. Отделить их от своего государства. ``Берите, -
говорит, - дворец и что хотите, а в нашу страну не
суйтесь''. Провели границу, разделились, и стала наша
область Грамматики своим умом жить. А перед тем, как
Синтаксис уехал, у него из дворца украли маленькую
племянницу - принцессу. Решили от нее все события утаить,
все законы спрятать, портреты да историю предков не
показывать, тогда легче будет жить в беспорядке. А без
принцессы или короля не хотели обходиться, чтобы между собой
за власть не ссориться. На своих-то местах и так, что
хотели, то и делали. А когда во дворце принцесса есть, все
беспорядки на ее малолетство да невежество свалить можно. Не
себя же за лень и беззаконие ругать. С тех пор прошло не так
много времени - чуть больше десяти лет. А от всей цветущей
Грамматической области с тех пор только наш город да поселок
остался, и те не в лучшем виде, как знаете. А вокруг вместо
садов да городов одни пустыни и болота. Работать-то никто по
законам не хотел. Все сидели да смотрели: как бы больше
других не сделать! Как бы только по-своему закон вывернуть,
свою выгоду соблюсти! Как бы другим больше чести не
досталось! Вот и досиделись! Совсем скоро от нас и следа не
останется: перебьют друг друга Имена и Глаголы, а остальные
к разбойникам в пустыню попадут.

 - Но ведь не все же хотели жить так. Зачем же король так
поступил? - спросил задумчиво паж старика.

 - Кто ж его знает? - пожал тот плечами. - Может не хотел
со своими же воевать, может думал, успокоятся они,
одумаются, да и попросятся обратно.

 - А что ж он племянницы так и не хватился? - опять
раздался вопрос.

 - Да ведь ему сказали, что враги ее утащили. Он к ним и
выкуп, и гонцов посылал, но без толку. А с нашей страной
Синтаксис никакой связи не поддерживал. Он думает, поди, что
девчонки и на свете давно нет.

 Грамм и Ничевонт многозначительно переглянулись, и
виконт, который давно знал эту историю, решил успокоить
принцессу.

 - Ничего, - сказал он, - может быть, старый король еще
поможет нам, надо только суметь до него добраться. Правда,
ты никогда не рассказывал, как это можно сделать.

 - А как же я расскажу, если я и сам не знаю, - покачал
головой Никто, - сведения в бумагах, бумаги - в законах,
законы - в архивах, а архивы запрятаны. Где - неизвестно! Ну
ладно, хватит разговоров. Спать пора! - старик, не слушая
возражений, постелил постели, задул свечу и скоро захрапел.
Заснул и Ничевонт. Только принцесса все ворочалась с боку на
бок: так взволновали ее новости. Вся ее жизнь теперь
представлялась ей по-иному. Впервые поняла она по-
настоящему, как плохо ей было без мудрых законов и советов,
какой ничтожной была ее власть, сколько глупостей она успела
наделать.

 Наконец, она заснула и увидела во сне чудесные дворцы
старого царя, и жаловалась ему на свои беды, а он вдруг
сказал: ``Вставать, вставать: пора!'' - и это было уже утро,
и пора было отправляться в дорогу. Рядом стояли Ничевонт и
старик-слуга. ``Ну и ленивы стали пажи, - ворчал он. - Пойду
проверю, можно ли вам незаметно уйти.''

 Никто покачал головой и исчез. Вернувшись, он доложил,
что путь свободен, Грамм и Ничевонт попрощались со старым
слугой, причем виконт шепнул старику что-то на ухо, и
``волшебники'' незаметно выбрались из дворца.



Наречия вступают в дело

 Ровно через два часа задремавший было прямо за столом
посланец Глаголов был разбужен звоном и шумом. Все наречия
снова собрались на площади. Но теперь они были серьезны и
сосредоточены. Умнее Всех опять залез на стол.

 - Вызываю избранные наречия, - начал он, - голосуем за
их предложения, поднимая руки. Итак, сюда идет Во-первых...
Что тебе поручено спросить?

 Во-первых откашлялся и громким басом прогудел: ``Во-
первых, мы должны решить главное - вступать в борьбу или
нет. Кто за нарушение нейтралитета - поднимите руки.
Отвяжите Сколько от палатки, пусть считает голоса''. Много
кинулся к своему домику и отвязал вопрос Сколько.

 Началось голосование. Добиться только головой вертел от
удивления - так быстро и четко работали Наречия. Решения
записывал выбранный секретарь Точно. Когда последний вопрос
был обсужден, записанное прочитали вслух.

 Решение Наречий еще больше удивило Глагол: ``Ну и
осторожный народ!''. Они решили-таки присоединиться к битве,
но ставили много условий. Если они обнаружат, что их
обманули, и никто не хочет их лично обижать, то они
перестанут воевать, а если Имена извинятся перед Глаголами и
согласятся помочь им с жильем, все должны прекратить войну.
Отряды они составят сами, приказы главнокомандующего они
желают обсуждать между собой и многое в таком же роде...
Добиться приуныл. Он рассчитывал на новых бойцов, которыми
можно будет командовать как угодно, а получал новое
начальство. Но он не выдал своего недовольства. Вежливо
поблагодарил собрание, взял решения с собой для генерала
Воевать и обещал вскоре прислать проводников и лодки для
всех Наречий. Но перед этим он просил дать ему списки
будущих бойцов. Еле-еле начал было диктовать, но оказалось,
что Добиться никак не может написать слова правильно. Он
попробовал было применить правила написания, которыми
руководствовались предки наречий. Но тут он окончательно
растерялся. ``Да это какие-то замороженные гибриды из
обломков всех мыслимых и немыслимых слов!'' - ворчал он про
себя.

 Только он решил было с отвращением, что наречия похожи
на существительные (после знакомства с Верхом и Боком), как
увидел неотличимые внешне от кратких прилагательных Хорошо и
Плохо. Вылезли какие-то слепленные из предлогов и
местоимений уродцы, вроде Вничью. Объявились и числовые
значения, наподобие Четырежды или В-пятых, и глагольные
древности, такие как Нечаянно.

 Набежали какие-то близнецы-двойняшки, которые надо было
писать то слитно, то раздельно, то с черточкой-дефисом...
Притащились совсем уж дикие некие С бухты-барахты... И еще!
И еще!..

 - Хватит! - вскричал Добиться. - Разберитесь по составу
и подходите сначала те, кто имеет какое-то оружие при себе.
Хоть палочка какая-нибудь есть у вас, чтобы зацепиться?

 Тогда построили перед ним сначала наречия с приставкой
в(во-) и суффиксом -ых(-их), начиная с Во-первых и другую их
родню с дефисами возле приставки; всех с приставкой по- и
суффиксом -ому(-ему) и -и - По-новому, По-своему, По-
дружески и всех остальных. Прибежали неаккуратные и
растрепанные малыши, держась за приставку кое- - вроде кое-
где и кое-как, за ними их сомневающиеся старшие братья с
суффиксами -то, -либо и -нибудь, впереди которых шли Куда-то
и Когда-нибудь. Каждый предъявлял свою черточку и
благополучно был занесен в списки особого Дефисного отряда.
Добиться считал, что этот отряд может использовать неплотно
прилегающую часть вместо дубинки. ``А дефисом очень удобно
драться, - убеждал он - это и палка, и кинжал''.

 В следующий отряд Добиться записал все наречия, у
которых есть на конце шипящий с гласным: ``Вас очень удобно
разделить, - утверждал он, - все, у кого после шипящего
гласный с ударением, имеют на конце -о, все без ударения
пишут -е. Таким образом, в Шипящем отряде будет два
батальона. Первым будет командовать Свежо, а Вторым -
Угрожающе. Командиром же всего отряда мы назначим Еще, он,
как исключение, сможет поладить с обоими батальонами.''

 Наречиям все это не очень нравилось. Они уже привыкли
жить вместе с теми, кто отвечает на один вопрос, и надеялись
остаться в таком же составе и в боевых группах. Но Добиться
не желал их слушать. Он доказывал, что при разделении на
такие отряды, как хотят Наречия, будет ужасная путаница - он
не сумеет записать их имена, и потом никто не разберет, где
кто воюет.

 - Но мы можем обозначать самые разные обстоятельства, -
спорили с ним наречия, - причину, цель, меру, время, место,
степень и только по вопросам разбирались, кто из нас
одинаково работает, а теперь все перепутается. Да и трудно
объединить наречия по их правописанию. Ведь орфографическая
фабрика давно не работает, и ее правила и приказы неизвестно
где.

 Но Добиться стоял на своем. Следующий отряд он хотел
составить из наречий с приставками из-, до-, с-. Они стали
кричать, что у них только начала одинаковые, а концы разные.

 - У наших предков - Прилагательных и Существительных -
таких приставок не было, - кричали Издавна и Справа. - Мы
сами с ними сроднились. У нас на конце всегда суффикс -а.

 - А мы происходим от тех, кто с давних времен этими
приставками начинается, - сердился Достаточно. - У нас -о на
конце. Почему же нам в один отряд идти?

 - Не ссорьтесь, - успокаивал их Глагол, - мы в вашем
отряде тоже два батальона сделаем. Это даже лучше - начало
одно, а концов два.

 - А где тогда Шипящий отряд? - вмешались Вскачь и
Сплошь. - Мы что, без правил что ли?

 Добиться даже растерялся: ``А как вы пишетесь? - робко
спросил он.''

 - У нас после шипящих на конце всегда мягкий знак для
важности. Только три слова без него обходятся: ``Уж, Замуж,
Невтерпеж.''

 - Ну давайте я из вас отдельный отряд сделаю, а
Невтерпеж в командиры, - предложил Глагол. Но Наречия
зашумели, - с какой стати, что за командир такой, мягкий
знак и тот на конце не удержит.

 - Ну ладно, - сдался Добиться, - составьте списки сами,
по вопросам. Пусть штаб решает, что лучше. А у меня уже
голова кружится от всех этих сложностей. - Он забрал все,
что успел написать, и исчез в кустах.

 Довольные Наречия собрались на полянке и стали шумно
обсуждать происходящее. Только дежурные по палаткам не
присоединились к ним. Они составляли списки.



Путь к глаголам

 Уже рассвело, но в городе было еще тихо. Грамм и
Ничевонт шли не спеша. По дороге к Глаголам они договорились
обо всем и придумали себе новые имена. Ничевонт сообщил,
какие загадки он будет задавать, и научил Грамма кое-каким
несложным фокусам. Наконец, пустые улицы кончились. На углу
бульвара Склонений они увидели неожиданную табличку -
``Бульвар Спряжений''. Рядом с ней стоял часовой.

 - Кто идет? - громко закричал он и направил на них
ружье.

 Ничевонт смело направился прямо к часовому. Оробевший
Грамм следовал немного позади. Часовой направил было ружье
на подходивших, но, увидев их удивительный облик, открыл от
удивления рот. Не обращая на него внимания, виконт шел прямо
по улице. Пройдя мимо солдата, он обернулся и пробормотал
какое-то непонятное слово. Одна из букв с фуражки солдата
вдруг оказалась в руках у Ничевонта. Часовой схватился за
голову: ``Ой! Что со мной?! Кто я теперь?''

 - Существительное, - спокойно ответил фокусник.

 - Но ведь я глагол, я должен отвечать на свой вопрос:
``Что делать?'' Я всегда говорил: ``Брать!'' - так меня
звали. А кто же я теперь?

 - Теперь ты Брат и должен со всеми дружить.

 - Да я их ненавижу, эти Имена! Меня расстреляют, как
изменника!.. Смилуйтесь, господин волшебник. Превратите меня
обратно! Я не буду Вам мешать! Я не буду никого обижать!

 - Ну, так и быть, - возьми свой мягкий знак, - Ничевонт
раскрыл ладонь - буква, как птичка, вспорхнула на фуражку.
Часовой радостно улыбался и долго таращил глаза на
удаляющегося чародея.

 Глагольный район, так же, как и места, занятые Именами,
выглядел мрачновато. Полуразрушенные домишки, запертые окна
и двери, испуганные лица, изредка выглядывавшие из-за
занавесок, редкие прохожие (да и те в форме). Даже странный
вид фокусников не смог заинтересовать озабоченных военными
делами жителей.

 Не встретив больше никаких препятствий, Грамм и Ничевонт
дошли до длинного забора с надписью ``Штаб Глагольной Армии.
Пропуск предъявлять в открытом виде.'' Вдруг позади их
раздался голос: ``Эй! Волшебник! Эй!''. Обернувшись, они
увидели, что их догоняет какой-то незнакомый солдат. Он
подбежал уже так близко, что можно было прочитать на фуражке
его имя - ``Помочь''.

 - Подождите, - сказал он. - Я видел, как вы превращали
часового, - мой пост на другой стороне улицы. Меня сменили
не сразу, вот я и не мог вас быстро догнать.

 - А в чем дело? - важно сказал Ничевонт. - Что тебе
нужно от великого мага Лингвиста и его помощника
Реджинальда?

 - Да вот мы тут с ребятами решили вас кое о чем
попросить, а если вам нужно, то мы будем делать все, что
потребуется... - смущенно пробормотал Помочь. - Давайте
зайдем за угол, а то здесь возле штаба как-то нехорошо.

 - Ну, ладно, - кивнул Ничевонт, и они все вместе вошли в
соседний дворик.



В штабе глаголов

 В штабе Глаголов происходило экстренное заседание.
Генерал Воевать и его офицеры с удовольствием и удивлением
слушали отчет капитана Добиться. Он подробно рассказал о
дисциплине Наречий, их стойкости и организованности.
Сообщение о дрессированных вопросах, принадлежащих группам
Наречий, вызвало всеобщий интерес. Даже генерал Воевать не
выдержал и радостно воскликнул: ``Да ведь эти вопросы тоже
нам помогут - раз они умеют лаять, так научатся и
кусаться.''

 Капитан Добиться уже заканчивал свою речь, доказывая,
что неизменяемость, стойкость Наречий делает их самыми
надежными союзниками, как вдруг к генералу приблизился
адъютант. Генерал недовольно покосился на него, но после
первых же тихих слов вошедшего с изумлением поднялся.

 - Неожиданное сообщение! - начал он, - в нашем
расположении появились удивительные фокусники-чародеи.
Проходя сторожевой пост, они показали свое могущество,
превратив часового в Существительное из Глагола, а затем
вернули его в прежнее состояние. Их видели затем вблизи
штаба, но сейчас они исчезли. Необходимо срочно разыскать их
и выяснить, не шпионы ли это. А если это волшебники, то они
должны помочь нашему делу. Сейчас мы закончим заседание, а
капитану Добиться за его отличные действия выносим
благодарность.

 Но, не успел капитан ответить как полагается, в комнату
вбежала мокрая, потрепанная личность, в которой с трудом
узнали всем известного разведчика старшину Красть. В руках у
него был измятый кусок бумаги с поломанной печатью. Все
изумленно замолчали, а старшина протянул бумагу генералу.

 - Секретный пакет, - задыхаясь, еле выговорил он. - С
риском для жизни вырвал у разведчика Имен. Меня
преследовали, но я пробился сквозь засаду! (Как мы знаем,
никакой засады не было, но у страха глаза велики, и в
рассказе Красть ведро старика Никто предстало неведомым
оружием, которое держат наготове враги во дворце.)

 - Благодарю за службу! - сказал генерал, дослушав
разведчика.

 - Рад стараться! - ответил старшина и лихо выпрямился.

 - Ну, теперь Вы свободны, - отпустил генерал его и
младших офицеров, - а мы с ближайшими помощниками
постараемся разобраться в этом документе.

 С большим трудом расправив и разгладив мокрые листки,
генерал увидел:

 аф Некто!
 тельное известие
 ощь союзного государства
 ружат город и
 сти порядок
 тика.

Когда все рассмотрели загадочный документ, командующий
разрешил высказываться. Предложений было много.

 Некоторые считали, что в письме принцесса Грамматика
требует разоружить город и навести порядок, другие видели
предупреждение для наместника. Им казалось, что в письме
говорят про мощь союзного государства, которое может
воспользоваться беспорядками и смести существующий порядок.
Но все сходились в одном - письмо от принцессы Грамматики, и
надо ждать усиления военных действий.

 Генерал Воевать приказал проверить готовность войск к
бою и наметил на ближайшие дни наступление.

 - Мы должны опередить врага! - закончил он. - Когда мы
победим Имена, нам не будут страшны никакие другие враги. А
теперь приказываю срочно найти этих фокусников. Пусть
развлекут солдат перед боем, если они не лазутчики...

 - Мы здесь, - неожиданно раздался голос, и в комнату
вошли удивительные фигуры. Старик с длинной седой бородой и
мальчик. Оба с серьезными коричневыми лицами, в пестрых
халатах, колпаках, усеянных звездами.



Числительные и принцесса математика

 Но мы совсем забыли про знаменитое математическое
государство и союзников принцессы Грамматики. Когда два
пажа, Грамм и Ничевонт, были уже в родном городе и стояли
под окнами именного штаба, их помощники из страны математики
только-только выступили из города. Дело в том, что привыкшие
к своему четкому порядку и правилам цифры никак не могли
освоиться с новым званием Имен числительных. Пришлось
организовывать специальные занятия, на которых обучали
правилам склонения. Прежде всего принцесса Математика
разделила новые Имена на два больших отряда - Количественный
и Порядковый - с вопросами Сколько? и Который? Какой? И
стала искать им командиров. После долгих споров командиром
Количественных стал Один, порядковых - Первый. Они получили
звание майоров, и принцесса Математика сама обучила их
правилам Грамматического государства, которые узнала от
подруги (хотя частенько сама в них путалась).

 Майоры Один и Первый начали занятия со своими
подчиненными. Ох и трудная была эта работа! Цифры хорошо
знали правила сложения или умножения, но теперь им
приходилось заниматься совсем другим. Они стали длиннее, да
и окончания менять - дело для них новое и трудное. Пришлось
дать новым именам инструкторов - Количественному отряду из
Имен Существительных, Порядковому - из Прилагательных ( из
свиты принцессы Грамматики), чтобы видели, как меняться.

 Дело пошло лучше, но все-таки настоящего порядка никак
не удавалось добиться. Трудно было инструкторам разобраться,
где у старых Имен числовое значение, а где Числительное.
Вызывают Тройку, а ее нет - она с Именами Существительными
дома, в Грамматическом государстве осталась, а здесь только
Три есть. Наконец догадались каждому Числительному его
собственную цифру вернуть. Обрадовались новые Имена -
прицепили свои цифры на груди. Ходят, хвастают. Теперь их ни
с кем не спутать - кто еще может и словом, и цифрой быть?!
Но скоро начались новые осложнения. Очень уж большие отряды
были, и слова в них самые разные: и длинные, и короткие, и
сложные, и простые. Начали Числительные ссориться, кричать.
Пятьсот тридцать один заявляет: ``Не хочу я никому
подчиняться! Один, хоть и впереди всех по счету, у меня на
последнем месте, во мне целых три слова, почему я должен
каких-то малышей слушаться?''

 Еле удалось всех успокоить. Чтобы будущие воины между
собой не ссорились, решили разделить их на три группы. Всех,
у кого один корень, в Простые отправили, а командирами у
Количественных - капитан Десять, у Порядковых - капитан
Седьмой; все с двумя корнями стали называться Сложными,
командирами Триста и Двухсотый стали; а всех, у кого в
составе два и больше слов, отдельно собрали, назвали их
Составной группой. Долго не удавалось им командира выбрать -
каждый хотел быть главным, но с помощью принцессы и здесь
все уладили. Решили жребий тянуть - Пятьсот Один и Сто
Второй в главные попали. Присвоили им тоже звание капитана,
и стали отряды по-настоящему учиться. Трудно им было с
непривычки. Никогда числа до этого с буквами столько не
возились. Особенно мягкий знак их мучил: то он на конце, то
в середине, а то совсем его нет. Наконец, оставили его в
середине только для всех сложных от 50 до 80 и от 500 до
900, а на конце разрешили его носить всем от рядового Пять
до рядового Двадцать. Потом и Тридцать к ним попросился.

 Стали учить Числительные склонению. Но так и не удалось
добиться от всех послушания. Некоторые сразу поняли, что от
них требуется. Простые Количественные от Пяти до Тридцати
быстро научились повторять окончания инструктора Радость из
3-го склонения существительных. А рядовые Сорок, Сто и
Девяносто сумели как следует запомнить только окончание -а.
Как инструктор и командир не старались - дальше дело не
пошло: так у них всего две формы и остались. А самые первые
Количественные до Пяти вообще по своим правилам решили
меняться, никого не слушают. Еще сложнее было командиру
Триста. Но и ему удалось заставить сложные Числительные от
50 до 80-ти и от 200 до 900 изменять обе части.

 Командир составных количественных Пятьсот Один смотрел
на все эти мучения и решил дело просто - сколько бы слов в
целое число не входило, пусть каждое изменяется как умеет.

 А Порядковые и от этого отказались. Капитану своему
Пятьсот Первому они так и заявили: ``Ни за что не будем
целиком меняться! Кто последним стоит, тот пусть и шевелит
окончаниями, а то мы и так длиннее всех, и будем задерживать
общие построения.''

 Принцесса Арифметика каждый день приходила в отряды,
пыталась помочь, но дело продвигалось не слишком быстро.
Тогда-то она и написала письмо, обрывки от которого утащили
из дворца Грамматики разведчики. Она боялась огорчить
принцессу и наместника такой задержкой и обещала прислать
войско в ближайшее время. Она боялась выдать тайну подруги и
обращалась только к наместнику. Но, как мы знаем, Глаголы
решили, что письмо написала принцесса Грамматика, и еще
решительнее стали готовится к боям. А что же Имена? Ведь в
их распоряжении тоже оказалась часть послания...



Генерал принимает меры против возможной измены

 В Именном штабе тоже читали обрывок письма, который
доставила сержант Тишь. Он выглядел так:

 Глубокоуважаемый Гр...

 Спешу послать Вам утеши...

 Вы можете надеяться на пом...

 Скоро наши добровольцы ок...

 и помогут Вам наве...

 Ее высочество принцесса Арифме...

 Имена сразу поняли, что Математическое государство
решило вмешаться в войну.

 - Это безобразие, - кричал генерал Вояка. - Мы сами
можем разобраться! Что могут сделать какие-то цифры. Они не
знают наших законов, ничего в наших делах не понимают, а
собираются здесь кого-то утешать. Что же нам складывать-
вычитать прикажут? Или делить будут. Я бывал в этом краю. У
них все совершенно не так, вообще они занимаются сплошными
глупостями, целыми днями маршируют, вот им и захотелось у
нас покомандовать. Надо скорее покончить с этими наглыми
Глаголами, а от непрошенных добровольцев, я надеюсь, мы
избавимся еще легче.

 Все Имена горячо обсуждали новости. Некоторые опасались,
что принцесса Арифметика решила завоевать Грамматическое
государство и навести здесь свои порядки.

 - Ведь иначе она обязательно сказала бы что-то о нашей
государыне. А раз она ничего подобного не пишет, видимо,
принцесса Грамматика у нее в плену.

 Другие считали, что цифры все заранее решили с двумя
принцессами. Ведь это очень удобно для Грамматики: иметь
войска, которые ни с кем в ее стране не знакомы. А заставить
их подчиняться она может научиться в Математической стране.

 Многие просто боялись не справиться сразу и с
внутренними и с внешними врагами.

 - Мы все погибнем! - кричали они, - и страна опустеет!

 Споры продолжались до глубокой ночи. А Двойной и Сотня
даже подрались с несколькими другими Существительными,
потому что пытались доказать хорошие намерения принцессы
Арифметики. Они считали такую помощь очень своевременной:
``Ведь даже победив Глаголы, Имена не смогут везде успевать
работать'', - утверждали они.

 Известие о драке дошло до штаба. Генерал решил дело
просто. Все Имена с числовым значением приказано было
арестовать.

 - Если здесь появятся цифры, - решил Воевать, - они
будут искать своих родственников, и те могут стать
изменниками. Пусть уж лучше посидят под замком.

 И вот стали ловить всех, кто вызывал подозрения. Таких
набралось гораздо больше, чем можно было ожидать.
Арестованные всячески пытались доказать свою невиновность.

 - Ну зачем мне эти цифры, - кричал Двойник, - ведь они
не умеют работать с буквами.

 - Конечно, - поддакивала Пятидневка, - а у меня даже и
корень-то только один на них похож. Да и будь они такие же,
как мы, для чего нам от своих Имен с какими-то числами
сговариваться?!

 Но генерал Вояка ничего не хотел слушать.

 - Это они сейчас так говорят, - ворчал он, - а как до
дела дойдет - начнут родню себе искать, где не надо. Бойцов
у нас теперь хватает, есть и особое оружие для устрашения
врага. А со всеми этими подозрительными личностями потом
разберемся. Подумаешь, несколько дней под замком посидят! А
чтобы не скучали, пусть помогают делать новое оружие - там
нужна особая упаковка, и завод не справляется. - Так и
пришлось Пятерке, Тройному, Единственной и всем другим, кто
хоть немного похож на число, сидеть взаперти и плести особые
сетки.



Волшебники в штабе

 Генерал Воевать и его ближайшие помощники онемели от
удивления, увидев на пороге тех волшебников или фокусников,
которых собирались искать. Особенно поразил всех
невозмутимый вид старика и его помощника, но, когда первое
удивление прошло, генерал, как всегда сурово, произнес.

 - Итак, вы явились сами! Кто вы такие, и какое право
имеете проникать в наше расположение? Разве вы не знаете,
что в стране идет война?

 - Мы знаем многое, - спокойно сказал старик, - поэтому
мы здесь. Ты хочешь знать, кто я? Разве ты никогда не слыхал
имени великого мага и волшебника Лингвиста из страны
Филологии? А это мой юный помощник Реджинальд. Хоть он еще
мал, но тоже знаком с многими тайнами, недоступными часто и
старым мудрецам. В моей власти все законы буквы и звука,
слова и фразы. Поэтому мне не нужны никакие разрешения. Я
появляюсь, где мне надо, и так же исчезаю. Не советую никому
прибегать к угрозам. Мои силы позволяют мне многое.

 - Да разве я грозил чем-нибудь? - смутился генерал. - Но
нельзя же так, без предупреждения, являться в штаб...

 - Ты сам хотел меня видеть и даже отдал приказ найти
нас, не так ли, - отвечал фокусник.

 - Ну, конечно, только все случилось как-то неожиданно,
вот я и задал несколько вопросов. Главное, что меня волнует,
это, конечно, победа наших войск. Если ты великий чародей,
то помоги нам. Заставь Имена уйти из нашего дома и
покориться древним законам. Они должны быть у нас в
подчинении, а их стали считать главными. Да ты, наверное, и
сам знаешь, что у нас тут творится.

 - Все, что происходит в вашей стране, я, конечно, знаю
лучше Вас. Но у волшебников и магов одно великое правило -
никогда не вмешиваться в военные действия и государственные
распоряжения. Этот древний обычай мы обязаны соблюдать.
Иначе могут произойти самые ужасные события, и погибнет все
государство.

 Нет, нет, этого нам не надо! - испугался генерал, -
нельзя, так нельзя! Мы и сами справимся. А можешь ли ты
сказать, чем кончится наша вражда, кто победит? И зачем вы
здесь, если ни во что не хотите вмешиваться?

 - Не все можно рассказать даже такому достойному
генералу, как ты, Воевать. Одно ты должен знать: всякая
война в стране, если жители ее дерутся друг с другом, добром
не кончается. Вы должны думать не только о себе, о своей
победе, но и обо всем государстве, - как жить в нем, как
сделать жизнь лучше для всех. Спроси своих солдат - я знаю,
что они одинаково боятся и победы, и поражения.

 - Что за вздор! - не выдержал генерал. - Мои солдаты как
один готовы умереть за победу.

 - Готовы-то готовы! А что потом? Ну, выгоните вы Имена,
потом они опять будут нападать, жителей будет все меньше,
дома будут разрушаться, а их и так всего два, не считая
мелких развалюшек, вроде вашего штаба. Сараи сгорят,
живность исчезнет - и страна станет такой слабой, что даже
какие-нибудь бандиты И-го-го сумеют справится с ней. Так что
начинайте думать, как бы помириться с Именами. А то кончится
тем, что вместо всех слов останутся только всякие
бессмысленные звукосочетания, а потом язык и вовсе станет
мертвым, и все забудут, какие умные, красивые и умелые Части
Речи жили здесь, и как хорошо они умели работать. Так уже
бывало не раз!..

 Генерал даже растерялся. Помолчав, он неуверенно
произнес: ``Уважаемый Лингвист, я никак не могу тебя понять:
неужели мало одной победы Глаголов для процветания страны?..
Но мы подумаем, а ты пока скажи мне, неужели может быть так,
что гибнут целые страны, и весь язык становится мертвым? Я
никогда не слыхал об этом!''

 - Вот я и говорю, что хотя ты умный боевой генерал, но
многое недоступно тебе. А ведь были когда-то Шумерский,
Хеттский и многие другие языки, которые погибли, и никто не
говорит теперь на них. Иногда находят какие-нибудь таблички
или другие записи, и много-много лет проходит, пока удается
какому-нибудь особенно догадливому ученому (их зовут
дешифровщиками) понять, что значат эти непонятные фигуры. Из
мертвых языков повезло только Латинскому: врачи и ученые
используют его и даже придумывают новые слова с его корнями.
А все остальные удается понять только благодаря их дальним
родственникам, которые приняли к себе уцелевших после
разорения страны и научились от них отдельным правилам.
Много древних тайн скрыто иногда в надписях, которые удается
найти. Но только самым мудрым Лингвистам (порой только с
помощью особых умных машин) под силу понять в них что-либо и
рассказать об этом другим.

 Генерал уважительно посмотрел на мага, подумал и
попросил:

 - Прошу тебя, великий Лингвист, объясни мне, что ты
хочешь от нас?

 - Я хочу, чтобы вы научились думать обо всей стране,
чтобы вы стали сильными и могучими, чтобы победа - все равно
чья - не стала гибелью для всех. Вас ждут еще ужасные бои и
большие неприятности, но если вы будете меня слушать, то все
будет хорошо. А пока я хотел бы показать тебе и твоим
солдатам кое-что интересное. Ведь многие из них и про сами-
то Глаголы ничего не знают, а что говорить о других частях
речи. Они не всегда понимают даже, для чего они и как
работают. А ведь только в единстве сила государства. Пока вы
все не научитесь уважать и любить друг друга, будут ссоры и
обиды.

 - Конечно, конечно, - согласился генерал. - Если ты не
возражаешь, я потом задам тебе еще кое-какие вопросы, а
сейчас я прикажу собрать всех свободных от службы солдат на
площадь. Там есть где разместиться всем.



Войска числительных. Дробные и прочие скандалы

 Как мы знаем, Имена и Глаголы одинаково боялись
постороннего вмешательства в войну. А от своих соседей-цифр
они и подавно ничего хорошего не ждали. Ведь никто даже не
мог себе представить, что группы цифр, т. е. числа, могут
научиться таким же порядкам, как группы букв - слова. А
новые Имена Числительные так заинтересовались жизнью и
обычаями слов, что научились не только подражать им при
склонении, но просили своих инструкторов научить их всему,
что те умеют сами, и рассказать об истории Грамматической
страны. Те и сами знали не так уж много, однако расхваливали
все, как могли. Тогда, кроме целых чисел, которые уже давно
были объединены в отряды, к принцессе Арифметике пришла
большая делегация чисел дробных. Они так просили разрешения
присоединиться к добровольцам, что пришлось их принять в
отряд. Сначала очень трудно было найти для них подходящие
правила. Сначала числитель и знаменатель требовали, чтобы им
разрешили склоняться одинаково. ``Он и так у меня на шее всю
жизнь сидит, - ворчал знаменатель, - почему это еще он по-
особенному склоняться будет''.

 Но из этого ничего хорошего не вышло. 3/10, например,
хотел называться три на десять, но уже получалось не число,
а целое арифметическое действие. В конце концов разрешили
числителю изменяться как целым количественным, а знаменателю
- как порядковому, вернее, как прилагательному во
множественном числе. Не сразу удалось научить дроби
склоняться. Они с трудом запоминали свои новые имена. Их
командир Семь Восьмых сам вначале путался - вызывает он те
же 3/10, а кричит ``Третья десятка! Где ты?'' Ну никто не
может понять, то ли ему Тридцать нужно, то ли кого-нибудь
другого! Наконец, выучили и эти имена, такие как Три
десятых. Только здесь все наладили - новая сложность!

 К принцессе Арифметике явились сначала 1,5 и 150 со
старинными грамотами, в которых было записано, что их роду,
кроме обычного имени Один с половиной и Сто Пятьдесят,
пожалованы за особые заслуги перед государством имена
Полтора и Полтораста.

 - Что же вы от меня хотите? - растерялась принцесса.

 - Мы хотим, чтобы нас научили изменять и эти имена. Мы
гордимся нашими славными предками, заслужившими такое
отличие, и хотим прославить свое особое имя.

 Принцесса долго думала, но без помощи Грамматики ей
трудно было вспомнить, какие здесь возможны способы
изменения слов. Наконец она решила: ``Ведь вам не
обязательно иметь много изменений. Пусть у вас на все будет
две падежные формы, одна из которых в знак особого отличия
будет иметь в середине букву "у". Это было бы красиво и
оригинально.'' Тут слово Полтора заявило, что у него есть
сестра Полторы. Принцесса разрешила ей меняться так же, как
брату, и они убежали, распевая свою новую песенку:

 Та-ра-ра, Та-ра-ра

 Полторы и Полтора

 Стали этим утром

 Полутора, Полуторы.

 Полтораста не сразу согласился на предложение принцессы,
ему хотелось получить несколько окончаний. Но Арифметике
удалось убедить его, что так гораздо интереснее.

 - Окончания менять может всякое Числительное, а вот
стать Полутораста больше никто не сумеет. Тем более, что
тогда всем будет видна разница между вами и, скажем,
Тремястами - все поймут, что вы важнее.

 Не успел удовлетворенный Полтораста уйти, как вдруг
объявилась целая группа Количественных числительных,
отказавшихся подчиняться общим правилам. Они отказались
подражать существительным и присвоили себе при склонении
окончания прилагательных множественного числа. Они называли
себя Собирательными и спорили со всеми, требуя особого к
себе отношения. Пришлось опять принцессе звать их к себе и
вместе с командирами обсуждать их требования. Собирательные
ничуть не растерялись. Старший из них, Десятеро, принес
жалобу. В ней Собирательные протестовали против сочетаний с
женским родом Существительных. Только Обе соглашались иметь
дело с женским родом. А Двое, Трое, Четверо, Пятеро,
Шестеро, Семеро, Восьмеро, Девятеро и Десятеро требовали
сочетаний только с Именами Существительными, обозначающими
лиц мужского пола, детей, детенышей животных. После долгих
споров удалось уговорить их присоединяться к
Существительным, употребляемым только во множественном
числе.

 - Мы особенные, - заявили они, - мы не хотим, чтобы нас
принимали за какие-то Количественные и Порядковые. Поэтому
мы будем обозначать количество, а меняться как
прилагательные, да и то не во всем. - Наконец и этот вопрос
удалось решить. Все отряды теперь были сформированы. После
показательной маршировки, где Числительные показали все свое
уменье, войска отправились в поход. Впереди шли Целые
Количественные, за ними Порядковые. Дробные составили
санитарный отряд, чтобы остатки от покалеченных Целых могли
у них стать новыми бойцами. А Собирательные оставили в
особой группе для сбора сведений, продовольствия и зверят
для королевского зоопарка. Все знали, что в пустыне,
особенно около болот, водится самая удивительная живность.



Незаконченное представление и нападение

 На Большой Глагольной площади, бывшей Торговой,
собрались все свободные от службы солдаты и офицеры. Генерал
и его штаб сидели впереди, и все с любопытством ждали начала
представления.

 Ничевонт не заставил собравшихся ждать. Вместе с Граммом
они поклонились и подошли к самой толпе. ``Превратите еще
кого-нибудь!'' - ``Покажите чудеса!'' - раздавались крики.

 Ничевонт поднял руку - все затихли.

 - Сначала я проверю, способны ли вы понять то, что я вам
покажу, и задам несколько вопросов. Ну-ка, скажите, половина
какой буквы дает название войсковой части?

 Все напряженно думали и молчали. Наконец, маленький
глагол Лью закричал: ``Понял! Понял! - это пол-К = полк''.

 - Молодец! - зашумели вокруг.

 - А из какой буквы надо выкинуть букву А, чтобы получить
название жилья?

 Лью немного задумался и тут же выпалил: ``Из - Б-А =
изба''.

 - Вот это да! - восхитились окружающие. Фокусник
объявил:

 - Раз малыши быстрее всех соображают, давайте в их честь
начнем с самых маленьких слов - предлогов. - И началось!

 - Только два предлога, а волос в них много... - и
помощник соединил У и С, которые превратились в длинный УС.

 Факир Лингвист взмахнул коробочкой, из нее к предлогам
подскочила буква - они перемешались - и все увидели вместо
УСа суп в тарелке. Опять взмах - и вместо СУПа ПУСТО. Не
успели зрители опомниться, как маг из четырех предлогов
сделал дерево, а потом из трех - домашнее животное. Потом
фокусник взялся за Междометия. Помощник едва успевал
подавать ему нужные слова, как они превращались в
удивительные вещи.

 Из одного только междометия он, добавляя такое же,
сделал снеговика. Добавил к междометию музыкальный интервал,
а получил белый хлеб. А когда то же самое междометие
соединилось с деревянной посудиной, все со смехом гадали,
что же появится из-под волшебного покрывала. Однако смех
превратился в восторг при виде очаровательного порхающего
создания, выпорхнувшего наружу.

 Но это было только начало. Реджинальд подтащил к факиру
огромный КУЛЬ, но взмах волшебной палочки заставил буквы
рассыпаться и, не изменив ни единого звука, показать всем
вход в подпол. Тут Глаголы не выдержали и стали просить,
чтобы и из них получилось что-нибудь интересное. Маг
согласился. Из всех фокусов им больше всего понравилась игра
с мягкими и твердыми звуками. И каких только превращений они
не увидели! Из Глагола Был получалась Быль, записанная на
пергаменте. Вел вдруг замычал и стал рогатым - вместо него
стоял Вол. Лингвист потребовал Глаголы, у которых окончание
находится точно в середине слова. Сначала таких не могли
найти, но помощник Реджинальд вызвал Гнется, Злится, и еще
несколько их возвратных родственников. Во что только не
превращались они на глазах у всех: кто в Существительное,
кто вдруг оказывался в другой форме или начинал литься, а
потом все их буквы смешались, и вместо них посыпались самые
разные, совсем не похожие на прежние, слова, выстроились
перед всеми и опять вернулись в прежнее состояние.
Восторженные зрители не жалели аплодисментов. Они требовали
новых чудес.

 Но фокусник поднял руку.

 - Вот видите, как мало нужно, чтобы одна часть речи
превратилась в другую, как часто одна буква может изменить
вас целиком. А вы все враждуете и не хотите признать, что
другие такие же, как вы, из тех же букв. Я хочу показать
вам, на какие чудеса способны те, кого вы считаете врагами,
но кто вместе с вами мог бы дружно трудиться и весело
отдыхать.

 Генерал Воевать хотел перебить мага, но тот уже
спрашивал:

 - Начало слова - лес.

 Конец - стихотворенье,

 А целое - растет,

 Хотя и не растенье.

 - Тут Догадаться крикнул: ``Все ясно! Это же Бор-Ода,
т. е. борода''.

 - Правильно, - подтвердил маг, - а вот смотрите, как
смягчением конечной буквы каких только превращений мы не
получим! - Он опять достал мягкий знак, и вдруг белый
кусочек мела превратился в то, чего боятся пароходы,
геометрическая фигура стала топливом, но не успел Лингвист
заняться новыми превращениями и фокусами, как генерал
вмешался и заявил: ``Благодарим вас за представление, но
нашим солдатам пора на ужин, а все эти именные бродяги не
заслуживают большого внимания. И вряд ли стоит говорить, что
у них может быть что-то общее с Глаголами или другими
порядочными частями речи.''

 Все были очень недовольны такой помехой, но делать
нечего - приказ есть приказ. Скоро площадь опустела. Но
ненадолго.

 Появился целый отряд, впереди которого гордо шел
Добиться в своем новеньком майорском мундире.



Наречия у глаголов

 Это были Наречия. Много раз пробирался Добиться от их
поселка до штаба, долго утверждали списки бойцов. Трудно
было заставить Наречия отказаться от привольной жизни у
речки, сменить палатки на казармы. Даже когда получили их
согласие помогать Глаголам, они пытались отложить эту помощь
на неопределенный срок.

 Но, наконец, все было преодолено! Добиться получил
повышение в чине и задание привести все Наречия в Город.
Генерал вышел на крыльцо штаба и произнес приветственную
речь. Но Наречия слушали его невнимательно. Им хотелось
узнать, где они будут жить, как сумеют поладить с Глаголами.

 На площади закипела работа. Хороших домов, как известно,
в городе не было, и пополнение должно было разместиться в
длинных деревянных казармах, скорее похожих на сараи. В них
было тесно и неудобно, но командующий Воевать обещал после
победы над Именами лучшие места в их доме отдать Наречиям.

 Теперь же они разбирали свои вещи, устраивались на
жестких деревянных полках и настороженно ждали, как дальше
пойдут дела. Наконец их пригласили на ужин, но уставшим с
дороги Наречиям ничто не понравилось. Они привыкли к свежим
лепешкам, грибам, ягодам, рыбе прямо из реки, а их угощали
консервами и сухарями.

 - Ну что это за еда?! - жаловался Вкусно.

 - А само место?! - подхватил Чрезвычайно. - Какие-то
сараи, какие-то полки. Вопрос и то привязать некуда.

 - Но вы же голосовали, - напомнил Осторожно, - и
согласились помогать Глаголам.

 - Да, согласились, но мы же не знали, как это будет на
самом деле, - продолжали ворчать Наречия.

 После ужина им разрешили поговорить с глагольными
солдатами, осмотреть местность. Глаголы старались помочь в
устройстве на новом месте, но их солдаты сами жили в таких
же неудобных и некрасивых сараях, поэтому они ничем не могли
утешить Наречия. Постепенно разговор перешел к событиям
сегодняшнего дня. Всем очень понравились и запомнились
выступления фокусников. Многие были огорчены вмешательством
генерала и считали, что маг говорил верно. Дело в том, что
солдатам давно надоело воевать и хотелось побольше узнать о
своих противниках - так ли они плохи, что с ними нужно
обязательно драться. Вот об этом и просили по секрету
солдаты волшебника, но ему не дали даже провести выступление
как следует. И теперь Глаголы наперебой рассказывали о
чудесах и превращениях, которым они были свидетелями.

 Наречия слушали открыв рот. Они никогда даже не
подозревали о таком. Как они жалели, что их не было на
представлении!

 - Может быть и про нас что-нибудь показали бы, - думали
они.

 - Если уж из Предлога и Междометия столько всего
получается, - заметил Всмятку, - так с нами наверняка могли
бы произойти самые удивительные вещи.

 Все эти разговоры были прерваны сигналом вечерней
поверки, после которой все отправились спать.



Бомбардировка

 Вскоре генерал Воевать назначил большое учение. Впервые
должны были Глаголы выстроиться вместе с Наречиями. Впервые
проверить, как усилят и украсят их новые союзники. Штаб
давно уже готовил и обсуждал этот план, но трудно было найти
наилучшее решение. Командующий сначала долго настаивал на
своем плане: ``Проще и, главное, быстрее всего, - утверждал
он, - перемешать Глаголы и Наречия случайным образом, как
выйдет''. Но когда получились такие сочетания, как ``Иногда
Изменять'', ``Всегда Отступать'' и ``Красиво Сморкаться'',
он отказался от своего решения, хорошо понимая, что даже
одна такая случайность может погубить все дело. Так и вышло,
что списки стали составлять, строго отбирая пары по смыслу.
Соединять решили Наречия не только с Глаголами, но и с
новыми бойцами Деепричастиями, и с самими Наречиями. Теперь
пришло время посмотреть на результат этой большой работы.

 И вот на Большой Площади Движений раздались команды. -
Выходят и становятся в пары: Активно Атаковать, Агрессивно
Агитировать, Быстро Бегая... и дальше по алфавиту.
Главнокомандующий только удовлетворенно улыбался, любуясь,
как увеличилось его войско и какие помощники есть у каждого
прежнего бойца. Ведь кроме основной своей пары каждому
Наречию дали список тех солдат, рядом с которыми он может
становиться в бою. Штабу пришлось потрудиться, но результат
был замечательным...

 Вдруг послышался какой-то странный шум. Он доносился
сверху. Все задрали головы. Перекличка остановилась.
Надвигалась огромная туча. Когда она приблизилась, все
увидели обыкновенных сорок из известнейшей пословицы-
поговорки, несущих что-то на хвосте. Никогда еще столько
птиц одновременно не собиралось над городом. Все стали
кричать, махать руками, а какой-то солдат даже выстрелил.
Тут все птицы стряхнули груз со своих хвостов и разлетелись,
кто куда. А на площади началась паника. Оказалось, на хвосте
каждая сорока принесла особую бомбу. В ней была частица Бы
или частица Не, смазанная особым клейко-магнитным составом.
Все Глаголы, на которые попадала частица, мгновенно с ней
соединялись и никакими силами нельзя было он нее избавиться.
Командиры пытались навести порядок, но что можно было
сделать с солдатами, которые требовали теперь для совершения
действий каких-то условий, а то и вовсе отрицали себя. Да и
командиры тоже были контужены частицами. Пары перемешались,
образовав самые причудливые сочетания с Наречиями. Многие
Наречия, думая только о том, как бы вообще поскорее убежать
от всех этих ужасов, просто убежали от своих Глаголов и
сбились в кучу. Глупо Спастись Бы, Хорошо Не Делать,
Совершенно Не Слушаться - так выглядели грозные незадолго до
этого войска. Даже генерал вместо Воевать стал Воевать Бы -
и напрасно пытался опять перейти в Изъявительное наклонение,
где он мог обозначать реальные действия. Но увы, недаром
столько времени и сил потратили Имена на новое оружие!
Глагольные войска охватила паника. Некоторым досталось даже
по две частицы - одна спереди, одна сзади. Главнокомандующий
пытался призвать ученых для борьбы с бомбардировкой
частицами. Но при одном их виде он потерял всякую надежду. И
они пострадали от нападения. Не Проверять Бы, Знать Бы, Не
Изобретать и Не Искать - так теперь выглядели ученые, и
понятно, что в таком виде от них не было никакого проку.
Неизменяемые отряды, на которые возлагалось столько надежд,
тоже были искалечены и, конечно, такие бойцы, как Не
Сражаясь, Не Нападавши Бы и тому подобные, не могли
противостоять нападению. Только теперь генерал понял, какую
ошибку совершил, расставшись с Частицами, позволив им уйти к
неприятелю.

 - А ведь это только две из них, - кричал он, - что они
еще держат в запасе - неизвестно. Что теперь делать? Как бы
избавиться от этой беды? Может быть помогли бы волшебники?
Ведь Лингвист говорил что-то о предстоящих неприятностях, а
я помешал представлению. Срочно разыскать бы их! - И все,
кто еще мог действовать: Не Стоять, Найти Бы и еще несколько
наименее пострадавших адъютантов отправились на поиски
великого мага. А генерал снова заперся в штабе, не заметив
даже, что все Наречия исчезли с площади, и только отдельные
Глаголы бродили там и сям, безуспешно пытаясь освободить
друг друга от налипших частиц.



Имена ликуют. Неожиданное известие

 А в лагере Имен все ликовали. Разведчики рассказывали
всем и каждому о панике, охватившей противника, описывали,
как Глаголы пытаются отделаться от частиц, какая растерянная
физиономия у главнокомандующего, который превратился в
Воевать Бы. На заседании штаба было решено наградить всех,
кто помогал изготовить удивительное оружие. Прежде всего,
сами частицы получили каждая по Большому Знаменательному
ордену первой степени, которые при всех нацепил им на грудь
сам главнокомандующий. Служебные слова, никогда прежде не
имевшие даже надежды на такую награду, были необычайно
довольны.

 Частицы Бы и Не, копии с которых были заложены в бомбы,
кроме того получили особые почетные грамоты на золоченой
бумаге с печатями. Даже имена с числовым значением, которые
взаперти трудились над упаковкой частиц, были довольны. Их
выпустили на свободу и наградили медалями. Во дворе дома
Имен начался праздник. Все пели, танцевали, веселились,
показывали друг другу награды и потешались над Глаголами.

 В самый разгар веселья появился главнокомандующий Вояка.
Все внимательно выслушали его речь. Он объявил, что штаб
Имен направляет Глаголам Ультиматум. В нем Имена требуют
прекращения всяких военных действий. Если Глаголы признают,
что Имена имеют право жить там, где их поселила принцесса, и
не будут больше воевать, то Имена помогут им избавиться от
частиц, если же нет, то они подвергнутся новой бомбардировке
и нападению Именных отрядов.

 Все обрадовались близкому окончанию сражения. Ясно было,
что Глаголам некуда деваться, и они должны согласиться на
требования противника. И после речи генерала веселье
возобновилось. Оркестр До-ми-соль играл так громко, что
слышно было даже в лагере Глаголов. Танцы удались на славу,
а когда все устали прыгать, ансамбль завода запчастей из
Морфемного поселка показал свое искусство. Все были в
восхищении. В самых нарядных костюмах Окончания и Приставки
с Суффиксами кружились вокруг корней, образуя самые
причудливые сочетания, каждое из которых в конце-концов
становилось насмешкой над глаголами и вызывало дружный
хохот.

 Ансамбль Приставок в длинных сарафанах, цветных
платочка, сменил танцоров. Суффикс -Ник бренчал на
балалайке. После самых популярных песен четыре подружки
спели частушки собственного изобретения.


     Приготовились глаголы
     отобрать соседский дом,
     Только в чем, скажи, причина,
     Что без них мы здесь поем?
     
     Всех грозили победить
     И с собой соединить.
     Но частиц одних хватило,
     Чтобы крепко их побить.
     
	 Их пример не презирайте,
	 А прилежно отмечайте:
     Даже малая частица
     Тоже может пригодиться.
     
	 Примечайте-ка, сестрицы,
	 Быть зазнайкой не годится - 
	 Или просто на частицы
	 Может армия разбиться.
     
	 Может, вам безынтересно,
	 Только всем давно известно -
	 Кто о малом забывает,
	 Тот большое потеряет.
     
	 Вы простите за нескладность
	 Ведь приставка не поэт.
	 Как хотите все поправим,
	 Только дайте нам совет.

 Все с удовольствием подпевали бойким Приставкам и
проводили их дружными аплодисментами. Во дворе образовался
большой хоровод. Под оркестр, балалайку и пение хора Флексий
все прыгали, плясали, кружились. Вдруг во двор влетел на
коне суффикс -Чик из Морфемного поселка.

 - Внимание! Тревога! - закричал он.

 Веселье было прервано. Все собрались вокруг, а -Чик,
задыхаясь, стал рассказывать об ужасном и неожиданном
нападении банды И-го-го на поселок.



И-го-го в морфемном поселке

 Пока Имена веселились, в поселке действительно произошла
беда. И-го-го через своих лазутчиков знал, как обстоят деле.
Пока все части речи были заодно, он боялся даже приближаться
к городу. Но теперь! Глаголы в беспомощном состоянии. Имена
ушли на праздник. - Кто может помешать разбойникам?! А им
так хотелось после житья в пустыне попасть в настоящее
жилье, почувствовать себя хозяевами положения. Отряд
ворвался в город так неожиданно, что немногочисленные
часовые и дежурные не успели даже схватиться за оружие.
Никто не ожидал подобного вторжения. Но бандиты знали о
поражении Глаголов и считали, что теперь им нечего бояться.
И-го-го занял прежде всего самый большой и удобный дом -
гостиницу, недавно переоборудованную в общежитие. Разбойники
накинулись на запасы, которые были в столовой, залезали во
все дома, тащили все, что им нравилось и сгоняли всех
жителей к гостинице.

 Атаман, довольный успехом, решил действовать прежде
всего убеждением, а потом силой. Ему хотелось сделать всех
жителей поселка своими союзниками. Сначала он приказал
привести к нему самые длинные слова, но они не желали его
слушать, твердили, что они осмысленные выражения и не могут
становиться звукоподражаниями. Тогда атаман И-го-го приказал
оторвать от основ одни окончания и привести к нему. Как ни
сопротивлялись слова, бандиты выполнили приказ, и скоро
комнату заполнили -Ой, -Ий, -А, -Яя и другие. И-го-го,
потирая руки, прохаживался по комнате.

 - Вот теперь поговорим, - повернулся он к окончаниям. -
Вы не такие, как эти длинные оболтусы. Вы почти такие же,
как мои ребята, и тоже никакой грамматики дурацкой не
выражаете. Да это и не к чему! Хотите ли научиться
подражать? Эти основы перестанут угнетать вас, и вы станете
вольными разбойниками.

 Но, к удивлению атамана, его речь не очень подействовала
на пленников. Они молчали.

 - Ну вот ты, -Ой, - обратился к нему атаман. - Знавал я
когда-то твоего родственника, так он, как его поймали, все
кричал: ``Ой-ой-ой!''. Вот он, хоть и считался частью речи,
- каким-то междуреченьем или междуметеньем, а не был таким
упрямым: живо согласился стать Йа-йа-йа. - Слышишь, как
звучит?!

 - Никакой он мне не родственник, - хмуро возразил -Ой. -
Буквы те же, смысл иной.

 - Ха-ха-ха, - загрохотал И-го-го. - Смысл! Да какой же в
тебе может быть смысл?

 - А вот такой: род, число, падеж прилагательного. Кто на
меня взглянет, если, конечно, он что-то понимает, сразу
видит: мужской род, единственное число, именительный падеж и
передо мной твердый согласный, да еще сразу понятно, с каким
вопросом к слову обратиться. У меня и документы есть, чтобы
с братьями-близнецами не путали. Они у меня с
существительными и прилагательными работают в других падежах
и родах.

 - Чудеса! - изумился атаман. - А я-то думал, что вы так,
вроде хвоста у лошади - для красоты.

 - Кроме красоты, польза и от хвоста есть.

 - Ну хорошо, пусть вы, окончания, и значите что-то для
слова. А не лучше ли от него освободиться совсем?! Будете
себе хозяевами, а ваша палочка-прицепочка тоже целиком у вас
будет. Подумайте пока, а я с другими частями слов побеседую.
Не может быть, чтобы все они со смыслом были, там ведь и
отдельные буквы попадаются, и всякие другие странности. Они-
то наверняка к нам перейдут.

 - Зря будете стараться, атаман, - с порога уже крикнул -
Ой. - В слове все значимо, все со смыслом, никто к вам не
перебежит.

 - А ну молчать! - рявкнул И-го-го. - Привести ко мне
приставки и прочих, как их там зовут.

 Скоро весь большой зал был заполнен перепуганными
пленниками - разрозненными частями слов.

 Атаман разбойников некоторое время прохаживался мимо
них, а затем заявил:

 - Вы все в нашей власти! Имейте в виду, что мне ничего
не стоит вообще распотрошить вас на отдельные звуки. Но я
готов принять всех желающих к себе в отряд. Вы на этом
ничего не теряете, зато выигрываете много. Ведь большинство
из вас все равно не имеет смысла, а у нас вы сможете
подражать, чему захотите. - И-го-го выдернул из толпы один
из суффиксов. - Кто ты такой?

 - Я -Тель.

 - Ну что за имя?! Ведь это же совсем бессмыслица. А
мы...

 - Какая же я бессмыслица? Я придаю словам особое
значение. Я обозначаю деятеля, либо лицо определенной
профессии. Без меня не обходится ни Водитель, ни Учитель, ни
многие другие важные Имена существительные.

 - Вот как! А вы что скажете? - повернулся И-го-го к
приставкам. - Покажи-ка свои документы! - потребовал он у
первой попавшейся и по складам, запинаясь, стал читать. -
Ка-те-го-рия - морфема, звание - Приставка, имя - За-
. Работает с Глаголами Движения слитно. Означает: 1)
попутное движение, связанное с недлительным пребыванием в
каком-либо месте, 2) движение вглубь предмета на большое
расстояние, 3) движение за предмет. Разрешено работать с
конструкциями перед вопросами Куда?.. - Туды их сюды! И-го-
го! Сколько понаписали!... - Имеет близнецов, употребляемых
с другими частями речи. Носит на голове отличительный
знак... - Да! - Запнулся атаман. - Смотри ты! Ладно, раз вы
все такие значительные, то с корнями, видимо, и говорить не
стоит - они-то, я думаю, уж совсем много о себе воображают.
Но это все ерунда! Нечего много разговаривать, все это мне
надоело. Даю вам на размышление два часа. Все, кто не
захочет к нам присоединиться, будут наказаны, остальные
получат общие с нами всеми права, - И-го-го вышел, сердито
хлопнув дверью.



Грамм и Ничевонт пытаются действовать

 Нападение на глаголы застало врасплох не только войско,
но и ``волшебников''. Они не пострадали от частиц, хотя и
были сильно напуганы бомбардировкой. Воспользовавшись
паникой, они успели спрятаться в одной из пустых кладовых-
пеналов, откуда была отлично видна вся площадь и штаб.

 - Что же нам теперь делать? - недоумевал Ничевонт. -
Если мы появимся, теперь от нас потребуют помощи. А что
здесь можно сделать?

 - Мы должны действовать, как и собирались, чтобы
прекратить войну, - настаивал Грамм. - Ведь пока Глаголы в
панике, их легче уговорить.

 Тут их спор прервало движение на площади. Они увидели
Наречия. Собрав все вещи, захватив свои вопросы, все Наречия
быстро и молча собирались в толпу. Вскоре они построились в
длинную колонну и двинулись вперед, унося раненых.

 - Ого, - засмеялся Ничевонт, - крысы бегут с тонущего
корабля! Глаголы лишаются последних союзников.

 К Наречиям подбежал сержант Не Пускать, из добряка
превратившийся в сердитого стража.

 - Что за безобразие? Кто позволил? Это дезертирство, -
кричал он.

 Но Наречия, не обращая на него никакого внимания, шли
ровным шагом. Сержант схватил идущего одним из первых Вдаль.

 - Ты что ли главный? Останови их!

 - Я не главный. А мы так не договаривались воевать! К
тому же очевидно, что Имена нас не собираются обижать. Так и
нам незачем с вами связываться. Всего наилучшего! А мне пора
вдаль! - насмешливо помахал он рукой и побежал вслед
удаляющемуся отряду.

 Сержант побежал доложить главнокомандующему, но тот
только рукой махнул. Весь штаб в полном расстройстве сидел
над посланием Имен. Каждый думал о капитуляции, но боялся
первым предложить ее. Наконец, сам генерал сказал: ``Итак,
шансов на победу у нас не осталось, союзников тоже. Имена
обещают нам избавление от этих проклятых частиц, мы должны
помириться с ними. Как ни ужасно, но, кажется, у нас нет
другого выхода. Наше войско в полном расстройстве. Если бы
Имена сейчас вздумали на нас напасть, то мы все были бы в
плену и лишились бы и этого жилья. Они могли бы вообще
выгнать нас из города. Предлагаю послать гонца с согласием
на предложение Имен, пока не вышло что-нибудь похуже.''
Ошеломленные офицеры молча ждали продолжения и вдруг
заметили, что их бравый и непреклонный главнокомандующий был
ранен частицами сильнее, чем они предполагали. Все думали,
что теперь он Воевать Бы, но при неловком движении с него
слетела папаха, все увидели, что спереди в него вцепилась
частица. Перед ними теперь сидел очень тихий и неуверенный в
себе Не Воевать Бы. После этого все перестали опасаться его
возражений, немедленно составили бумагу для Имен и отправили
к ним старшего Доставить Бы. Теперь оставалось только ждать.

 Грамм и Ничевонт, знавшие об этом событии, не могли
прийти в себя от радости. ``Ну, наконец-то, все успокоятся,
и можно будет всем дружить'', - радовался Ничевонт.

 - Я теперь знаю, как надо действовать. Теперь-то я смогу
навести порядок, - заявила Принцесса. - А ты обязательно
будешь мне помогать. Все будут вместе работать и
поддерживать друг друга.

 Но радость их была недолгой. Какие-то крики, шум,
прервали их разговор. Через несколько минут они, как и все
жители города знали уже о нападении бандитов. Это известие
было неожиданным и серьезным. С одной стороны ясно, что
Глаголы теперь сильно ослаблены, с другой - неизвестно, как
И-го-го и его разбойники отнесутся к Именам.



Морфемный поселок сопротивляется

 Запертые в большом зале гостиницы морфемы долго
обсуждали свое положение. Многие надеялись на помощь Частей
Речи. От- разъяснил всем, что пока это бесполезно. Ведь
бандитов очень много, и одним Именам с ними не справиться.
Да и неизвестно, когда Имена узнают о нападении на поселок.
А бандиты дали морфемам всего два часа на размышление.

 - Давайте попробуем взять в плен атамана, - предложила
вдруг Под-. - Все с удивлением на него уставились.

 - Интересно, - засмеялся -Ать-. - Как же мы, арестанты,
будем его в плен брать?

 - И нечего тут подшучивать, - обиделась Под-. - Вон нас
как много, полный зал. А он один к нам подходит или только с
двумя телохранителями. Если мы все одновременно к ним
подскочим, то они ничего не смогут сделать. Ну, а если их
командир будет в наших руках, мы сможем потребовать что
угодно, и они попадутся.

 - Но как же это сделать? - продолжал возражать суффикс,
- если у него оружие, а нам его негде взять.

 - Каждый будет орудовать тем, что имеет. Вы, суффиксы,
например, своим колпачком, мы, приставки, - крючком
поддевать.

 - Да ведь пока его арестуешь, он половину наших
перебьет, - вмешались Пере- и От-.

 - Так не поддаваться же им, - возмутилась Под-. - Мы,
приставки, как всегда, будем первыми, а остальные пусть нас
поддержат.

 - А вдруг ничего не получится? - засомневался кто-то.

 - Что ж делать... Тогда будет не хуже, чем сейчас.
Станем ждать помощи и мешать разбойникам по мере сил, пока
живы.

 Не успели пленники атамана окончательно обсудить свое
положение, как явился он сам. К большому огорчению морфем
его сопровождал целый отряд.

 - Эй вы, полоумные, - закричал И-го-го, - надумали,
наконец? Поняли, что вы в моих руках? Так кто пойдет к нам
добровольно, а кого силком потащим?

 И прежде, чем пленники успели ответить, он схватил
первое попавшееся окончание и рявкнул:

 - Будешь нам помогать?

 - А-а-а-а, - заплакал от неожиданности малыш.

 Тут вдруг к атаману подошла Под- и заявила: ``А тебе
нечего маленьких обижать! Так ты нас не уговоришь.''

 - Это что еще за козявка?

 - Не козявка, а приставка.

 - И что ты скажешь?

 - Я за всех скажу, что мы пойдем в твою банду, если ты
позволишь нам остаться отдельным отрядом, не станешь
смешивать со всяким сбродом.

 - Что ж, это можно. Еще неизвестно, захотели бы мои
молодцы с вами, рохлями, в один отряд идти или нет, а так и
говорить не о чем. Хорошо, что у вас ума хватило сдаться, а
я уж думал документы ваши сжечь, а вас распотрошить, да по
буквам раздать своим бойцам на запчасти. А теперь ступайте с
моим отрядом. Вам покажут, где разместиться. Будете
слушаться - вам же лучше!

 Все морфемы из поселка теперь должны были жить в бывшем
общежитии Имени 2-го съезда Окончаний. Правда, не в
комнатах, лучшие из которых заняли разбойники, а в кладовых,
на чердаке, в подвале в большой тесноте. Они должны были
работать на кухне и обслуживать ленивых и неумелых бандитов.

 Прохаживаясь по залу, И-го-го раздувался от важности -
еще бы! Теперь весь поселок в его руках. И это только
начало! ``Погодите, - думал он, - скоро и в городе наведу
свой порядок. Эй, Апчхи! Гав-гав! Ко мне''.

 Его ближайшие помощники тут же появились на пороге.

 - Готовьтесь к большим делам, - заявил атаман, - и
готовьте бойцов. Пусть запасают провизию, отдыхают, скоро
пойдем в атаку на город. А за новичками пусть последят
хорошенько. Как бы они не выкинули каких-нибудь фокусов.
Что-то не верю я им. Пусть Ш-ш-ш у них побывает и потом мне
расскажет, что там происходит. Ну а теперь надо осмотреть
провиант.

 И атаман с приятелями отправился пировать в бывший
ресторан-столовую, куда уже натащили со всего поселка
множество вкусных вещей.



Пропавшие гонцы

 Город был в панике. Имена, забыв о празднике, снова
выстраивали бойцов по склонениям, проверяли готовность к бою
прилагательных. Все отряды по тревоге собрались к штабу и
ждали решения командиров. Но главнокомандующий Вояка и его
соратники ничего не могли придумать. Впереди бандиты, за
спиной - глаголы, войска еще не оправились после атаки ЛУИ-
1 и вряд ли выдержат новый бой.

 - Даже если мы попробуем напасть на поселок, занятый
врагом, - мрачно говорил генерал, - Глаголы в это время
нападут на наш дом. У нас ведь не хватит бойцов, если мы
оставим часть из них в городе.

 - Разрешите вопрос, - поднялся полковник Бокс. - Какие
методы борьбы возможны с разбойниками? Что можно сделать с
противником, который только подражает, ничего не означает, а
порой вообще содержит только одну букву, которую и
повторяет. Даже если одну оторвать, он снова повторит
первую.

 Штаб заседал долго, но так ничего и не придумал.
Наконец, кто-то предложил устроить опрос всех Имен - не
предложат ли они что-нибудь хорошее. Имена, собравшиеся
перед штабом, приняли участие в общем собрании. Все шумели,
спорили, но так и не нашли никакого выхода из положения.
Многие предлагали разделиться по Именам. Существительные
отправить в поселок, Прилагательные - на Глаголы, а
Местоимения оставить сторожить дом. Но генерал Вояка
рассказал, что штаб подсчитал бойцов и оказалось невозможным
их разделить: слишком маленькие и слабые получатся отряды.
Местоимения предложили всем спрятаться в лесу где-нибудь за
городом и подождать, может быть Глаголы справятся с И-го-го.
Это никому не понравилось. Даже если Глаголы сумеют
победить, все равно придется потом все начинать сначала и
опять воевать. Они зазнаются и опять полезут всеми
управлять.

 Наконец все замолчали. И тут вперед выскочил Быстрый из
Качественного отряда и затараторил.

 - Я знаю, знаю, что делать.

 - Ну что же, - заволновались вокруг, - говори скорее.

 - Надо заключить договор с Глаголами. Ведь они сейчас
ослабели и не меньше нашего боятся разбойников. Мы можем
предложить им сотрудничать с нами, а не просто сдаться. Для
них это даже выгодней. А вместе мы И-го-го одолеем без
труда.

 - И в самом деле, - восхитился командующий. - Как это мы
не догадались! Сейчас составим бумагу, а сержант Доставка
отнесет ее Глаголам.

 Все разошлись по своим местам, а Доставка побежала к
глагольному району. Дорогой она размышляла о переменах,
произошедших за последнее время. Столько лет все жили, как
придется, ни о чем не думая. А стоило принцессе уехать, и
все передрались. Она огляделась. Улицы города, всегда
мрачные и некрасивые, теперь казались еще хуже. Сараи и
склады со стороны тропинок были похожи на уродливых
великанов, присевших на корточки. Они злобно щурили тусклые
окна и разевали грязные двери. Редкие кустарники во время
военных действий были вытоптаны и поломаны. Доставке все
время мерещились какие-то фигуры, ей казалось, что сейчас на
нее налетят бандиты и утащат к страшному И-го-го. Но потом
она различала тощие ветки, похожие на руки, или тень от
сарая, показавшуюся ей засадой. Дом Глаголов был еще далеко,
курьер не раз была готова вернуться обратно, так страшно
стало теперь в опустевшем городе. Только чувство долга
заставляло Доставку спешить вперед и надежда на скорое
избавление от врага. Она знала, какой важный документ несет,
и это придавало ей смелости.

 Примерно на середине пути она вдруг налетела на какую-то
странную личность, бежавшую ей навстречу. Доставка
приготовилась к самому худшему, но вдруг узнала своего
племянника Доставлять, закутанного в какой-то нелепый
маскировочный халат. После взаимных радостных приветствий
родственники стали выяснять цели и намерения друг друга. И
как же они были рады, что с их помощью можно будет помирить
враждующие части речи. Глагол пожаловался тетке на частицу
Бы, вцепившуюся в него во время атаки.

 - Из-за нее я стал каким-то рохлей, - жаловался
Доставлять Бы. - Все из рук валится.

 Доставка с радостью взялась избавить его от
нежелательной добавки. Все Имена имели при себе особый
состав ``Античастицы'', которым и удалось быстро вернуть
племянника к прежнему наклонению. Разглядывая себя с
облегчением в маленькое зеркальце, Доставлять заявил: ``Ну
теперь не стыдно и к Именам явиться. Давай скорее отнесем
наши пакеты - авось быстрее все эти безобразия закончатся.''
Но не успели еще однокоренные разбежаться в противоположные
стороны, как их оглушили жуткие вопли, и они с ужасом
увидели совсем рядом разбойников из банды И-го-го.
Сопротивляться было бесполезно, и вскоре от обоих посланцев
остались только отдельные морфемы. Разбойники загнали их к
остальным пленникам. А бумагами, на которые возлагалось
столько надежд, атаман раскуривал свою трубку, злорадно
думая о Частях Речи, планы которых он так ловко разрушил.



Коварные разбойники

 Отряд, захвативший в плен курьеров, был послан в город
не один. Часть разбойников, нацепив на себя пленные Морфемы,
явилась в город под видом Имен и Глаголов. Бандиты группы
Кхе-кхе переоделись Глаголами, и командир его теперь
выглядел как Кхекхекнуть, а прочие - Гавкать, Крякнуть и так
далее срочно обучались глагольным правилам. Группа Чик-
Чирика замаскировалась Именными Морфемами, и ее глава,
теперь именуемый Чик-Чириканьем, важно наставлял
новоявленные имена: Кукареканье, Хаханьки, Мяуканье и прочих
- как крепче прицеплять окончания, меняться по падежам,
словом, вести себя, как полагается нормальным Именам. Сам он
только что узнал это от Морфем, но делал вид, что всегда
знал это.

 После недолгой борьбы пленным Суффиксам, Окончаниям и
Приставкам ничего не оставалось делать, как менять эти
нелепые ``Корни'' по установленным правилам. И
замаскированные разбойники отправились в город. Здесь отряды
разделились. ``Имена'' отправились к дому Глаголов, а
``Глаголы'' к их соперникам. Части Речи ожидали ответа на
свои предложения. Они были уверены, что бывшие противники
согласятся помириться перед такой страшной угрозой, как
бандиты И-го-го. Таким образом, нападение со стороны тех,
кого они хотели сделать союзниками, ошеломило всех.

 Имена при виде ``Глаголов'', с ужасным шумом кинувшихся
на их жилище, не знали, что и думать. Только что Глаголы
были побиты частицами, и вдруг вот они - как новенькие!
Хорошо еще, что отряд врагов был невелик, и Имена успели
вовремя захлопнуть ворота во двор, так что никто не
пострадал. Но это слабо утешало. Все Имена и их союзники
молча бродили возле дома, не решаясь даже подойти к забору.
Только громкий визг, доносившийся с улицы, нарушал тишину.

 - Совсем одичали... - мрачно заявил наконец генерал
Вояка.

 - Скоро кусаться начнут, - поддержал его полковник
Боевой.

 - Наверное, читать разучились, - вставил свое слово
юркий Хват, - вот и не поняли, что им мириться предложили.

 Тут Имена дружно принялись всячески ругать Глаголы. Но
как ни издевались Имена над своими соперниками, изменить это
ничего не могло. Ясно было, что помощи и спасения ждать
неоткуда. После долгих споров Имена решили готовиться к
длительной осаде и все отряды во главе с командирами
принялись за работу.

 Но если Имена могли хотя бы спрятаться за высоким
забором, то положение Глаголов было совсем безнадежным.
Когда отряд Чик-Чириканья напал на них, недавние храбрецы
совсем потеряли голову. Побитые прежде частицами, потеряв
свой боевой задор, они разбежались кто куда. Разбойники
утащили из их дома все, что нашли - даже ложки, подожгли дом
и гордо отправились в обратный путь.

 Теперь никто не мог помешать банде И-го-го занять город.
Имена и Глаголы окончательно перестали доверять друг другу.
А по отдельности они были атаману не страшны.



Принцесса в плену

 А куда же девались наши друзья-волшебники? Почему они не
помогли Глаголам и Именам разгадать хитрость И-го-го? Увы!
Нападение разбойников застало их тоже врасплох. Грамм и
Ничевонт были так расстроены новым поворотом событий, что
даже забыли про свое укрытие. Круглый пенал-кладовая так и
оставался открытым, а они, стоя рядом, вспоминали свое
путешествие в пустыне, спорили о возможностях атамана. Грамм
считал разговоры о его силе преувеличенными.

 - Ну что может сделать этот балбес? Ведь он даже читать
толком не умеет. Недаром он из красивых слов делает какие-то
огрызки. Никто в городе не захочет ему помогать, вот он и
окажется в дураках, - твердил младший из приятелей.

 Ничевонт был настроен гораздо мрачнее и серьезнее.

 - Ты не знаешь, - доказывал он Грамму, - насколько это
коварное и хитрое существо. Там, где он не справится силой,
придумает какую-нибудь гадость. А сейчас, когда в городе
такой разлад, ему будет совсем легко победить даже самого
сильного противника.

 Увлеченные спором, они ничего вокруг не видели. Вдруг за
пеналом послышался какой-то шорох. Не успели друзья
разобраться в происходящем, как на них кинулись какие-то
странные личности. Ничевонт и Грамм отбивались, как могли,
но врагов было много, и скоро все их имущество растащили,
маскарадные костюмы сорвали, и сами они были окружены толпой
врагов. Ничевонту накинули на голову мешок и потащили куда-
то. Но по дороге Чихание остановился почихать.

 Не успело раздаться ``Апчхи-апчхи'', как громкий голос
крикнул: ``Будь здоров!'' Переодетый бандит поразился:
``Откуда ты знаешь наш пароль? - завопил он. - Да может ты
свой? Ну-ка, я гляну?'' - Тут он скинул с пленника мешок и
стал его разглядывать.

 - Да брось ты дурить! - воспользовался моментом
Ничевонт. - Уж и своих не узнаешь! Влетит тебе от атамана.
Только зря мешком махаешь.

 - Да кто ты такой, что-то не пойму, уж очень весь
коричневый, замурзанный.

 - Ну я ж и говорю, своих не узнаешь. Я Чев-Чив -
Воробьиный Писк, а это на мне все спереди и сзади для
маскировки. Ни- да -Онт всякие налеплены. Ты сам-то давно ли
в Имя переделался?

 - Да-а, вот-те и раз Чихнуть! - растерялся Чихание. -
Вот бы я, как дурак, тебя назад приволок! Да ну их, эти
глупости! Я и себя не узнаю, того и гляди, собственные
ребята изловят. - И разбойник, взмахнув мешком, стал
смущенно обдирать ближайший куст перочисток. Освобожденный
Ничевонт побежал к штабу Глаголов, но, увы, там было пусто.
Ни принцессы, ни разбойников, только ветер гонял какой-то
мусор вдоль опустевших казарм-пеналов



Неожиданность в ресторане

 Между тем, принцессе удалось проскочить между бандитами,
пока те дрались из-за ее плаща и спрятаться за куст. Она
видела, как враги утащили в мешке ее верного друга
Ничевонта, и слышала их радостные вопли: ``В поселок! К
атаману! Во, сколько награбили!''. Когда разбойники
скрылись, принцесса, утирая слезы, долго бродила по
опустевшим улицам, не зная, на что решиться. К вечеру она
оказалась вблизи ``Морфемного поселка''.

 - А что, если я сразу пойду к атаману, - вдруг
подумалось ей, - и скажу, кто я. А может быть он испугается,
и еще удастся хотя бы освободить виконта и начать переговоры
с разбойниками. Ведь не убьет же он меня - за меня принцесса
Арифметика и мои подданные заступятся.

 Чем больше принцесса размышляла, тем привлекательнее
казался ей такой выход. Посоветоваться было не с кем. И вот
в Морфемный поселок, где пировали и делили награбленное
бандиты И-го-го, вошел оборванный мальчишка с запачканным
коричневой краской лицом, в грязных башмаках. Никто и
внимания не обратил на такую мелюзгу, и принцесса
беспрепятственно добралась до той самой гостиницы, где так
уютно отдыхали недавно двое путников в белой одежде. В
дверях стоял толсторожий коротышка в зеленой куртке.
Принцесса попыталась обойти его и проскользнуть в дверь, но
он ухватил ее за руку.

 - Ква-квак-как ты смеешь, паршивец, лезть в дом самого
атамана?! Да я сейчас тебя закину прямо в Кляксино болото,
не будь я Ква-ква!

 - Ой, ой, пустите, дяденька, - запищал Грамм, - мне тут
на кухне корочку обещали. Я есть хочу!

 - А ну пошел отсюда, - совсем разозлился Ква-ква. -
Только всяких головастиков тут не хватало. И он уже хотел
пинком отшвырнуть назойливого мальчишку, как тот выхватил из
кармана листок и зашептал.

 - Так я с секретным поручением к атаману. Выяснилось,
что здешние повара из вашей родни еду делали, - и изумленный
разбойник увидел на листке Меню.

 Среди нескольких безобидных блюд он с испугом прочитал:
``Лягушачьи бедрышки в сметане''.

 - Ква-Ка-какой ужас, - забормотал он, - это что же,
скоро и из меня какой-нибудь бифштекс сделают? Иди скорей,
иди, пусть им атаман головы-то поотрывает! А я уж никого
больше не впущу, чтоб не помешали.

 В зале ресторана стоял дикий шум. На эстраде, в кресле,
поставленном на стол, восседал И-го-го. Вокруг него ели,
пили, дрались и вопили его приближенные. Пробравшись к
обставленному бутылками креслу-трону, принцесса дернула
грозного атамана за рукав. Изумленный бандит открыл рот.

 - Это что еще за птица? - начал он.

 - Я принцесса Грамматика, - раздался звонкий голос, - и
требую прекратить всяческие безобразия и вернуть моего
верного слугу Ничевонта.

 - И-го-го, Ха-ха-ха, ха, - невообразимый хохот загремел
в зале. Наконец атаман встал. Все стихло.

 - Э-ге! - начал он. - Коли не врешь, тебя-то мне и надо!
Все о тебе бормочут, а где тебя взять, никто не знает. Вот
теперь и разберемся!



Скорей к числительным

 А где же был в это время верный Ничевонт? В поисках
принцессы он мрачно бродил по городу, заглянул даже во
дворец, где по-прежнему в пустоте и пыли прятался граф
Некто, но не нашел даже следов Грамма. Около забора,
охранявшегося перепуганными Именами, он вдруг заметил
всхлипывающего малыша.

 - У-у-у, - заливался тот.

 - Что раскис, парнишка? - окликнул его паж, - или обидел
кто?

 - У-уй-уюй! - продолжался плач. - Что бу-ду-у делать?
Куда пойду-у-у?

 - Да в чем дело? - настаивал виконт, - скажи, я тебе
помогу! Кто ты сам-то, неясность курносая?

 - Почему я неясность? Подмастерье я, из профтехучилища
суффиксов и окончаний. А теперь школу разогнали, наши все в
плену, их разбойники на себя работать заставляют. Ну я
удрал, маленькому легче. А эти трусы, Именные, заперлись и
не пускают. Да, говорят, И-го-го принцессу нашу поймал.
Казнить собирается. Скоро от нас всех вообще одни кляксы
останутся, если он королем станет. У-у-у!

 Потрясенный Ничевонт прежде всего рванулся бежать в
Морфемный поселок на выручку. Но тут же трезвая мысль
обожгла его. - А чем, собственно, можно помочь Грамматике?
Неужели совместной казнью?! Нет! Это не выход. И он решился.

 - Слушай, малявка! - и зареванная физиономия повернулась
опять к нему. - Хватит реветь! Давай дело делать. Вместе
будем принцессу спасать, порядок наводить.

 - Ну как же! Толку-то...

 - Не спорь, а слушай! Знаешь, где Местоименные дачи?

 - Ну-у, конечно!

 - На даче Определенных местоимений живет бабушка Сам\'а.
Дашь ей записку, возьмешь лошадей и будешь ждать меня у
Альбомных ворот.

 - Это где дорога в Натиратику?

 - В Математическую страну, глупыш! Она самая. Беги со
всех ног, я скоро появлюсь.

 - Бегу-у-у! - и посланец исчез за углом.

 Ничевонт хотел было сбегать в Морфемный поселок, чтобы
окончательно убедиться в трагическом положении принцессы, но
тут к забору подъехал всадник. Виконт узнал его. Это был
Вестник, один из адъютантов генерала Имен.

 - Эй, впустите! Принцесса в плену у бандитов! - Ворота
пропустили существительное, а Ничевонт направился во дворец.
Предупредив старого слугу о происшедшем, племянник
наместника взял несколько бумаг и печатей, велел усилить
охрану дворца и запереть все окна и двери.

 - Что же будет? Что будет? - причитал старый Никто.

 - Я спасу ее, все будет хорошо. Только помни - дворец не
должен впустить узурпатора. Иначе нам от него никогда не
избавиться. А сейчас есть надежда на близкое освобождение.
Попробуй добраться до моего дяди. Жаль, что мне надо так
спешить! Ведь он мог бы многое сделать.

 Виконт утешал старика, но сам не был уверен, что его
план удастся. Ведь войска Арифметики, до которых он хотел
добраться, могли пойти по любой дороге, а время и разбойники
не ждут.

 Наскоро подкрепившись, он отправился к городской
заставе, где у ворот ждал его У. Две белые лошади быстро
скрылись из виду в Пустынных полях, только пыль все еще
летала в воздухе.



Трудный поход

 Запыленное войско Числительных уже много дней продолжало
свой трудный путь в страну Грамматику. Трудная дорога,
непривычные упражнения в склонении утомили всех. Не раз
армия готова была повернуть вспять. Маршал Численко-
Умножать, командовавший походом, лично произнес бодрую речь
и успокоил самых недовольных. Командиры Один и Первый
пользовались любой возможностью подбодрить Количественный и
Порядковый отряды. По просьбе капитана Пятьсот Первого
последнему слову самых длинных его солдат (если помните, оно
единственное в таких числительных работало - изменялось) на
привалах позволялось сидеть без дела, а его предыдущие слова
всячески за ним ухаживали. Особенно это нравилось конечному
слову великанов вроде Восемьсот Пятьдесят Шесть Миллионов
Семьсот Двадцать Одна Тысяча Триста Сорок Девятого
(856721349-го). Хотя в дороге ему приходилось тащить при
всех изменениях целых десять слов, зато каждая остановка
давала ему десять нянек.

 Составные количественные даже стали этому завидовать и
попробовали добиться у своего капитана таких же льгот. Но
тот напомнил им, что они все народ самостоятельный: все
работают одинаково - вместе пусть и отдыхают.

 - Чего же хорошего, - возмущался Пятьсот Один, - нашли
чему завидовать: то один работает - все бездельничают, а то
все работают - один бездельничает. То ли дело у нас -
настоящее равноправие.

 У санитарного отряда дробных числительных были свои
заботы. Числители вконец переругались со своими
знаменателями. Утомительный путь ничуть не тяготил верхнюю
часть дробных, зато нижним приходилось работать за двоих. На
все претензии числители отвечали обещаниями как следует
потрудиться на поле боя.

 - Ведь мы будем вытаскивать раненых и сажать их к себе
на черту, - заявляли они. - Нам пока надо копить силы.

 - А таскать вас кто будет? - не унимались знаменатели, -
ведь всю эту тяжесть на нас взвалите, не на кого-нибудь. Нам
тоже силы нужны и даже больше, чем вам.

 Командир Семь Восьмых пытался улучшить отношения в своей
команде и даже позволил многим знаменателям временно
уменьшить число положенных изменений за счет именительного
падежа или ставить в нескольких падежах одинаковые
окончания. На какое-то время это помогло. ``Пять Шестых,
Пяти Шестых, Пяти Шестым, Пять Шестых, Пятью Шестыми, в Пяти
Шестых...'' - проверяли свои окончания дробные и придирчиво
сравнивали каждый раз, кому приходится меньше меняться -
верхним или нижним.

 Но некоторые числители, вроде Единицы, настолько
разозлились, что с ними оказалось невозможно поладить.

 - Я не такая уж тяжелая, - кричала Одна, - почему я одна
должна меняться - а он нет? Это нечестно! Пусть как всегда
меняется!

 Семь Восьмых пробовал доказать, что иногда Единица стоит
в конце очень длинного знаменателя, но из-за нее числитель
все равно должен обязательно стать в именительный падеж, да
еще женского рода.

 - Ну зачем знаменатель дроби Три тысячи Семьдесят Одна/
Шесть тысяч Пятьсот Сорок Третья (3271/6543) должен из-за
единицы делать лишнюю работу? - пробовал доказать он. -
Пусть хоть в походе отдохнет!

 - Лишнюю!.. лишнюю!.. - визжала Одна. - А у меня,
значит, не лишняя! Везде суют! В целых еще по родам
заставляют меняться, а у них лишняя работа: последним
окончанием пошевелить!..

 Семь Восьмых только рукой махнул на все эти претензии и
уже не надеялся на перемены к лучшему. Но пример составных
порядковых очень помог ему, и дробные, после достаточно
бурных споров, наконец успокоились, договорившись о
разделении труда на привалах и в походе между числителями и
знаменателями по очереди.

 Только Собирательные не обращали внимания на подобные
вопросы и Десятеро только надменно улыбался, когда до его
ушей долетали жалобы какой-нибудь Единицы.

 - Свяжись с этими девчонками, так еще не то будет, -
говорил он. - Мы правильно решили: малыши, мужчины,
множественное число вроде ножниц - это толково и никакого
визга. С ними можно иметь дело!

 Все Собирательные глубокомысленно вздыхали, довольные
собой, и в очередной раз восхищались собственным
превосходством.

 Но так радовавшее их решение часто мешало их работе на
пользу армии. Особенно затруднительным оказался сбор
продовольствия: ягоды, фрукты, рыбу, мясо, муку и многое-
многое другое Собирательные отказывались брать.

 - Это не согласуется с нашими правилами, - твердили они.
Пришлось выделять им в помощь дежурных из других отрядов.
Еды не хватало. Опять начались разговоры о возвращении. Но
так или иначе большая часть пути была пройдена, и отряд
добрался уже до речки Волнистой, где раньше прятались
Наречия. Здесь задержались надолго.

 После скандальной истории с Глаголами, побитыми
Частицами, Наречия перебрались на озеро Тире, к северу от
города, но часть их бывшего хозяйства осталась на местах.
После унылых пустынных полей и болот - тенистые деревья,
быстрая речка, какие-то постройки - сколько интересного и
чудесного!

 Забыв про усталость, Числительные разглядывали столы,
залезали в шалаши, прыгали по лавкам. Они никак не могли
понять, что это такое.

 - Здесь жили дикари, - утверждали Количественные, -
смотрите, сколько веток они наломали для своих шалашей,
сколько испортили кустов.

 - Ну нет, - возражали им Порядковые, - взгляните, какой
порядок везде, и ветки под номерами, а срезали там, где это
было полезно деревьям и кустам.

 - Это, наверное, жители другой планеты прилетали
ненадолго, - утверждали Дробные. - Видите, следы от их ног,
- показывали они на дырки в земле (там, где были колышки от
палаток).

 Все эти споры были внезапно прерваны появлением
Собирательных. С ними был еще кто-то. Они приблизились, и
вдруг Числительные увидели знакомого уже Ничевонта и
мальчишку рядом с ним, испуганно оглядывающегося вокруг.



А я хочу в короли!

 А что же происходило в это время в бывшей харчевне?

 - Подходи, присоединяйся, - после неожиданного признания
принцессы И-го-го выгнал всех своих разбойников из зала
ресторана, придвинул к себе огромный пирог и спросил:

 - А чем ты докажешь, что ты настоящая принцесса? Этак и
я могу назваться кем угодно, хоть Синтаксисом.

 - Если тебе нужны доказательства, пожалуйста, -
принцесса вытащила из кармана пажеской курточки бумаги и
маленькую королевскую печать. - Вот! Ты видишь? Как ты
думаешь, что это такое?

 - Хм... Какие-то бумажонки. Буквы эти ваши разбирать я
не умею толком и учиться не собираюсь. Главное - уметь
свистнуть погромче, да рявкнуть - ``И-го-го!''. Ну, так что
ж это такое?

 - Вот видишь! Как с тобой говорить о серьезных вещах? -
презрительно сказала Грамматика, - ты даже читать не умеешь,
а еще собираешься в Грамматическом государстве командовать.

 - А что, разве я плохо командую? - чуть не подавился
возмущенный И-го-го. - Вон, посмотри, как с моими командами
удалось расправиться с твоими подданными (если ты
действительно принцесса). Ну. Так что ж это у тебя за
побрякушки в кармане?

 - Это знаки королевского достоинства, - заявила
Грамматика. - Здесь бумаги на право владеть троном, здесь
королевская печать.

 - Ага! А ну-ка, подай-ка их сюда! - потребовал атаман.

 - А тебе они все равно ни к чему, - схитрила его
собеседница, - видишь, здесь даются мои приметы, а ты на
меня уж никак не похож - борода что-то до сих пор у меня не
росла!

 - Ладно, играйся сама в эти штуки. А скажи мне вот что:
хочешь, чтобы в стране все успокоились, чтобы все занялись
своими делами, перестали драться друг с другом, и все
слушались только одного.

 - Это кого ж?

 - Меня, конечно! - жуя пирог, ответил бандит.

 - Ну и что ж это будет?

 - А вот что - ты должна выйти и заявить всем, что
поскольку ты еще не такая... как это называется там у вас,
ну не того вида, который еще надо! ``Не доросла до ума'',
короче говоря! Ты хочешь выбрать правителя, короля, чтобы он
тебя... это ... опекал, за тебя распоряжался. А королем буду
я! Я давно хочу в короли, только все не мог найти
подходящего государства.

 - И с чего же ты решил, что именно наше государство для
тебя больше всего подойдет? - возмутилась принцесса.

 - А чем плохо? Дома есть, дворец есть, еды сколько
хочешь... Даже здесь в поселке, в какой-то захудалой
харчевне, и то можно налопаться вволю. Вон мои ребята до сих
пор в себя не придут - животы болят, так набили. И пироги
есть...

 - Ну, хорошо, предположим, ты станешь королем. И что же
ты будешь делать?

 - А чего? Я же сказал - все будет в порядке, все будут
работать.

 - А как же они будут работать?

 - И-го-го, ну ясно как! Утром выходить искать, где есть,
что поесть. Все, что получше, будут тащить мне и моим
ребятам. А что останется, смогут и сами съесть. Мы за ними
присматривать будем, чтоб не ссорились, еду честно
притаскивали. Может что-нибудь еще мне построят. И-го-го, я
ведь в общем-то покладистый, много ли мне надо! Ясно, что
тех, кто не послушается, можно и туда... И-го-го, в
запчасти.

 - Да, не поздоровится с таким королем моим гражданам, -
ужаснулась Грамматика. - Я думаю, что этот вопрос дальше и
обсуждать не стоит. Ни в какие короли я тебя брать не
собираюсь. А вот тебе мой приказ: немедленно со своими
разбойниками убирайся из города. И имей в виду, что скоро и
на вас найдется управа. Если ты вовремя не одумаешься, то
тебе придется плохо.

 - И-го-го, что-то пока плохо не мне, а кому-то другому,
- заржал И-го-го, - а чтобы ты лучше это подняла, вот тебе,
- и он пронзительно свистнул.

 В комнату вбежали два здоровенных разбойника - Чавк-Чавк
и Ам.

 - В кладовку и сторожить! - рявкнул их повелитель, - и
запихнул в пасть остатки пирога.



В тюрьме

 Разбойники привыкли повиноваться, не раздумывая. Они
схватили принцессу и утащили ее в самую дальнюю кладовку.
Дверь заперли на ключ, а сами расположились под дверью.
Какое-то время слышно было чавканье, но скоро его сменил
мощный храп на два голоса. Заткнув уши, Грамматика села на
какую-то сломанную бочку. Она долго думала, что же ей теперь
делать. Принцесса рассчитывала, что ее признание напугает
разбойника, но ничего не вышло из ее безрассудной затеи. Она
пыталась рассмотреть свою тюрьму. Было очень темно, но она
сумела нащупать какие-то сломанные доски и ящики. Больше
ничего, видимо, здесь не было. Она ушиблась о какую-то
палку, опять присела на бочку и задумалась. ``Неужели бедные
жители Грамматики должны будут обхаживать этого бандита и
бездельника с его ужасными разбойниками, которые привыкли ни
с чем не считаться, всех убивать и грабить. Как же теперь
быть? И виконт пропал... Она даже не успела ничего узнать о
нем.'' Принцесса начала тихонько всхлипывать.

 Вдруг она услышала, что над головой кто-то шуршит.

 - Вдруг это Виконт, - мелькнуло у нее в голове. - Может
он тоже сидел где-нибудь в кладовке и сумел выбраться - ведь
он такой ловкий. Кто это? - спросила принцесса.

 - Тише, тише, - раздался незнакомый голос. - Это -Яя.

 - Что это за Я.

 - -Яя, тут есть дырочка на чердак. Я здесь сижу и все
слышу.

 - Кто это? Какая дырочка?

 - Я - окончание -Яя. Я хотела узнать, можно ли Вам
помочь?

 - А чем мне можно помочь? - горестно вздохнула
принцесса. - Теперь я вижу, что сделала большую глупость.
Недаром Ничевонт был против. Он так и думал, что ничего не
получится. Разве сейчас что-нибудь исправишь?! Я здесь
взаперти, он пропал. Теперь И-го-го все захватит и никто не
сможет ему помешать.

 - Тише, тише, - зашептала -Яя. - Как это не сможет
помешать?! Да что Вы! Неужели кто-то захочет иметь такого
ужасного короля! Мы все будем сражаться. Просто из-за всех
этих беспорядков, из-за войны Имен и Глаголов, все
перепуталось, и у нас теперь в голове такая каша, что мы
никак не можем собраться вместе и договориться. А если Вы
выйдете из тюрьмы и поможете нам всем объединиться, то мы
тут же прогоним этого И-го-го вместе с его уродами в самую
дальнюю пустыню...

 Тут принцесса вдруг разрыдалась в три ручья.

 - Ай-яй-яй! Тише! Что такое? Вы же разбудите сторожей, -
всполошилась -Яя.

 - Да! Я смогу?! Да ничего я не смогу, даже выйти отсюда!
Я ничего не умею! Я была ужасной принцессой, я все делала
неправильно, зачем я только уехала, да еще все поменяла...
Это все из-за меня! Надо было все оставить как раньше было,
тогда бы не было ни войны, ни-че-го!..

 - Ладно! Свои ошибки Вы еще сумеете исправить, - утешала
ее Яя. - А что это за Ничевонт? Может, мы сумеем его
разыскать?

 - Это мой главный помощник. Он помог мне добраться сюда
из Арифметиды. Он все время выручал меня, он все умеет, а
потом пропал. Милая -Яя, может быть ты слышала что-нибудь о
нем, может он тоже заперт в каком-нибудь чулане?

 - Нет, такой здесь не появлялся, - услышала она ответ, -
но я еще спрошу у наших. Ничего! Мы разыщем его и он поможет
нам и вам. Да мы и без него придумаем что-нибудь. Мы уже
хотели все вместе напасть на И-го-го, но из этого ничего не
получилось.

 - Да где же вам справиться, ведь бандиты привыкли к
дракам, а вы никогда этим не занимались, вы всю жизнь
работали.

 - Посмотрим еще, кто кого, - расхрабрилась -Яя. -
Бодритесь и ждите. Или я, или кто-нибудь из наших придет
вечером. Вы, наверное, хотите есть?

 - Да ничего я не хочу! - вздохнула еще раз принцесса, -
я хочу, чтобы поскорее кончились все эти ужасы.

 - Все этого хотят. Если вы нам поможете и если мы все
будем заодно, то победим не только И-го-го, а и более
грозные беды. До свиданья.

 - До свиданья, милая -Яя. Приходи скорей! - Тут храп за
дверью начал стихать.

 - Эх, почавкать бы! - раздался сонный голос. - Эй, Ам,
хватит храпеть!

 -Яя исчезла. Принцесса опять задумалась. Она снова и
снова проклинала свое легкомыслие. Как, не думая ни о чем,
она обидела старые преданные Глаголы! А ведь можно было,
наверное, как-то по-другому наградить Имена. Она ни с кем не
хотела советоваться. А теперь такая неразбериха.

 - Я, я во всем виновата, - плакала Грамматика. - И вот
здесь зачем я вылезла. С чего я взяла, что И-го-го будет со
мной считаться. На то он и разбойник, чтобы никого не
уважать. Ну ладно. Что же, действительно, теперь делать?

 Но делать было нечего. В комнате было темно. Принцесса
повздыхала, поплакала и вскоре заснула крепким сном. Во сне
она видела свой дворец таким, каким помнила: богатым,
красивым - и радостно улыбалась, танцуя с Ничевонтом вальс.



Переполох

 Во дворце, в разоренном запущенном дворце в это время
был переполох. Предупреждение Ничевонта застало всех
врасплох. Во дворце никто не ждал такой напасти, как И-го-
го. Все уже привыкли к своему неопределенному положению, к
пыльным комнатам, к тому, что наместника никто не видит. Все
забыли о порядке, о своих обязанностях. Хотя времени прошло
немного, но беспорядок и отсутствие четких приказаний вконец
распустили и слуг, и солдат. Но теперь, когда нависла такая
грозная опасность, пора было браться за ум. Хорошо еще, что
старый Никто, повинуясь приказу Ничевонта, сумел собрать
слуг и договориться с дворцовым комендантом, чтобы тот выдал
им оружие.

 - Никто не должен забывать, - в который раз повторял он,
- что от нас зависит очень многое. Пока этот разбойник не
занял дворец, кем бы он себя не называл, все-таки главой
нашего государства ему никак не быть. Никаким королем он не
станет! Что это за король, который восседает на площади? У
нас не так много входов во дворец - надо только их как
следует охранять! Ведь у нас есть настоящее оружие, есть
солдаты, которые давно уже в охране и умеют хорошо воевать.
Так что нужно всем собраться с духом и не забывать о той
ответственности, которую мы на себя взяли.

 Когда слуги и солдаты, воодушевленные напутствием
старика, разошлись на свои посты, Никто пошел выполнять
второй, еще может быть более важный приказ Ничевонта. Он
долго стучал в дверь, окликал и, наконец, услышал боязливый
хриплый шепот.

 - Не шумите! Потише! Зачем Вы здесь? Что Вам от меня
надо? Я несчастный граф Некто - оставьте меня в покое!

 Никто умолял его выслушать, рассказывал о бандитах, о
принцессе, напомнил графу, каким бравым воякой был тот в
молодости, когда служил в войсках Синтаксиса, умолял
наместника помочь, вспомнить всех, кто мог бы спасти
несчастную страну и ее повелительницу.

 - Вся надежда на Вас! - повторял он перед запертой
дверью. - Посмотрите в архивах - найдите, что делать!
Помогите нам всем! Наведите порядок! Ведь Вы теперь главная
наша опора, Ваше сиятельство! Вы замещаете саму принцессу.
Вас все слушаются. Помогите хотя бы охранять замок. Ведь и
Ваша жизнь зависит от этого. Если бандиты ворвутся сюда, они
не пощадят никого и ничего!

 - Я подумаю, - наконец услышал он ответ. - Наверное, Вы
правы - я должен что-то делать. А сейчас оставьте меня, не
мешайте мне думать и вспоминать. Я отвык! Я от всего
отвык!..

 - Может быть помочь Вам что-нибудь сделать?..

 - Да, да, ... потом... приходите потом... Я думаю...
что-нибудь кое-как... нечто... приходит мне на ум. Приходите
через несколько часов... А сейчас я еще кое-что поищу в
архивах... Ведь какие-то правила должны быть... законы...
нечто...

 Никто не ушел, он сел под дверью и, прислушиваясь к
шагам и бормотанью, со страхом думал о своем дорогом хозяине
Ничевонте. Жив ли он, сумеет ли что-нибудь сделать для
спасения принцессы и государства.



Мы устали

 Ничевонт старался вовсю. Он собрал все войско
Числительных и с волнением рассказывал, какие ужасы творит
атаман И-го-го, как он захватил принцессу, какие страшные
дела затевает. Не умолчал он и о том, как запуганы и сбиты с
толку теперь Имена и Глаголы. - ``Настолько, что нет никакой
надежды на их примирение.'' - Как И-го-го удалось хитростью
погубить все их планы.

 Но, к несчастью, эта речь, вместо того, чтобы помочь
делу, оказала совсем противоположное действие. Числительные
слишком хорошо знали все ужасные были и небылицы о
разбойниках и прекрасно понимали, что их ждет в случае
поражения. Одно дело попугать мирных горожан, а потом
помирить их между собой, и совсем другое - вступить в бой со
знаменитыми головорезами, вооруженными до зубов.

 После долгого молчания маршал Численко-Умножать заявил:

 - Ваше неожиданное сообщение полностью меняет наши
задачи и планы. Без особого распоряжения принцессы
Арифметики я не имею права зря рисковать жизнью ее
подданных. Мне было приказано передать армию в распоряжение
ее величества принцессы Грамматики для усмирения ее
подданных, забывших свои гражданские обязанности. Но
поскольку Вы очень ясно показали нам невозможность свидания
с Ее Величеством, постольку на мне лежит ответственность за
жизнь всех бойцов армии, которые до передачи в подданство
грамматического государства продолжают являться
арифметическими гражданами. Мы все очень устали и вряд ли
сможем немедленно отправиться в путь. Но, подсчитав все
возможности, придется сделать один вывод - необходимо
возвращаться и ждать распоряжений властительницы Арифметики.

 - Да и ждать-то нечего, - подняли шум Числительные. - Не
пойдем мы туда, чего мы там не видели! От нас самих одни
окончания останутся.

 - Правильно, правильно, - кричали Дробные. - Мы лучше
здесь отдохнем! Вон у нас все знаменатели протерлись.

 - Давайте пока соберем все сведения, - рассуждали
Собирательные, - и посмотрим, как будут развиваться события.
Это тоже так интересно!

 Ошеломленный Ничевонт даже рот открыть не мог, так
неожиданно повернулись события.

 Тут ему попытались помочь Придворные дамы принцессы
Грамматики, которые возвращались домой вместе с армией
Числительных. Все успели полюбить Веру, Радость, Тишину,
Доброту. Увидев, какая опасность появилась для их подруги-
принцессы и всей страны, они начали уговаривать старого
маршала изменить свое решение, тем более, что сам он был
коренной подданный Грамматики и должен был прежде всего
служить ее интересам.

 Все очень сочувствовали горю прекрасных дам, но страх
перед И-го-го оказался сильнее. Споры могли бы оказаться
долгими, но вдруг вперед вылез мальчик - У, прискакавший с
Ничевонтом.

 - У-у! Какие Вы трусишки, - пропищал он, - ну зачем же
сразу возвращаться! Ведь можно одному кому-нибудь к этой
вашей Румпумпетике съездить. Мы с папой в прошлом году
доплывали аж до ее столицы.

 - Конечно! - вскричал маршал. - Гениальная идея. Итак,
малыш! Ты сможешь выполнить это поручение?

 - Но ведь это будет так долго! - вскричал Ничевонт. - А
нужна помощь сейчас, немедленно!

 - Не волнуйтесь так, - начали успокаивать его командиры
Числительных, - вы же сами видите, как утомлены солдаты, как
все сложно.

 - Я видел в кустах лодку, - добавил Триста Первый. - На
ней ваш мальчишка и кто-нибудь из наших живо доберутся до
Арифметиды.

 Ничевонт снова попытался протестовать, но из этого
ничего не вышло. Гонцы с донесением маршала отправились в
лодке в Математическую страну. Скоро войско расположилось на
отдых в старом лагере Наречий. Один Виконт сидел у реки, и
мысли его были такими же мрачными, как воды в эту безлунную
ночь.

 Но еще мрачнее выглядел в эту ночь Морфемный поселок.



По приставочной лестнице

 Когда маленькая -Яя рассказала своим родственникам и
друзьям о невзгодах принцессы, о том, как подлый И-го-го
запер ее в кладовке и требует, чтобы она назначила его
королем-правителем, все единодушно решили помочь ей.

 - Прежде всего, - заявили суффиксы, - надо разделаться с
бандитами.

 - Не будем их кормить, - заявил маленький поваренок На-
, - они ничего делать не умеют, все с голоду перемрут.

 - А как ты не будешь их кормить, если даже здесь на
кухне за нами все время следят его разбойники, да всех
палками подгоняют, - возражали старшие повара. - Если бы мы
им в вино сонный порошок не насыпали, так и сейчас не смогли
бы поговорить.

 - А давайте все попрячем, а сами разбежимся, - не
унимался На-.

 - А ведь это идея! - обрадовались все. - Да только как
убежать, ведь гостиница и весь поселок под охраной?

 - Да ведь это пустяки, - вдруг воскликнула Под-. - А мы,
приставки-то, на что?! Приставим одну к другой, по этой
лестнице вылезем в окно и - поминай как звали!

 - Пусть посидят голодные! - раздался общий смех. - Ведь
эти неумехи, если и украдут что, так приготовить не
сумеют... Пусть сырыми запятыми питаются.

 - Ой! - перестала вдруг смеяться -Яя. - А как же
принцесса? Они ее с голоду уморят - надо ее сначала
выручить!

 - Может быть выломать дверь? - предложил кто-то.

 - Или сделать подземный ход, - задумался Вы-.

 - Но ведь там охрана и второй этаж, - объяснила -Яя, -
туда не подкопаешься. - В кухне, где собрались работники и
жильцы общежития-гостиницы, стало тихо. Было уже темно,
холодные печи, на которых все расселись, тускло поблескивали
при свете маленького огарка свечи. Положение казалось
безвыходным.

 - А окошки там есть? - спросил вдруг шеф-повар -Ем у
завхоза -Прят-.

 - Окошек там нет, - задумчиво ответил тот, - есть только
узенькая щель вентиляции наверху, под крышей.

 - Вот и хорошо! - решительно заявил -Ем. -Яя проберется
туда, расскажет все принцессе и передаст ей консервные
таблетки - это мое знаменитое изобретение. - Вы же знаете!

 - Еще бы, - подхватили все, - таблетка - и неделю как-
будто много ели!

 - Вот именно - государственная тайна, лучший провиант
для армии и флота. Заодно принцесса с ними ознакомится, а то
я никак не мог попасть к ней во дворец со своими таблетками.

 - Чудесно, прекрасно, - обрадовались морфемы, - так и
сделаем и всех в поселке научим...



Где пообедать?

 На следующее утро И-го-го проснулся в своем роскошном
номере гостиницы, куда натаскали кучу награбленных вещей,
где пол был уставлен чайными чашками всех цветов, графинами,
часами, стеклянными вазами и другими хрупкими вещами. Атаман
спал на десяти коврах и укрывался пятью меховыми шубами. Но
и во сне он не расставался с любимыми пистолетами, а нож
держал во рту. Не открывая глаз, И-го-го выстрелил по чашкам
и вазам. На звон прибежал его денщик Хап-Хап.

 - Что за безобразие! - зарычал атаман, - на всех часах
полдень, а я еще не завтракал!

 Денщик мгновенно заменил разбитую посуду новой и послал
помощников на кухню за едой.

 - Спокойно ли спали, мой грозный атаман? - заискивающим
тоном попытался он улестить И-го-го.

 - Разве заснешь спокойно в этих ловушках, - заворчал
бандит, - никогда не знаешь, кто к тебе подберется в этих
комнатах - то ли дело в пустыне!

 - Но ведь ваша гениальная идея, - начал Хап-Хап...

 - Го-Го, - рассмеялся главарь разбойников, - это,
конечно, я неплохо придумал: понаставить всего на пол; тут
потихоньку ни одной букашке не пробраться!.. Однако, где же
завтрак? - прервал он сам себя.

 - Сейчас пойду расшевелю этих лентяев, - и денщик
помчался в подвал, на кухню. К своему ужасу, он, как и
пришедшие раньше бандиты, никого не нашел, - Где ж эти
негодяи? - заорал он. - Что я скажу атаману? Ведь он мне
голову оторвет! Где этот бездельник Цап? Он должен был
сторожить все входы и выходы.

 Но никто из разбойников ничего не мог объяснить. Нигде
не было ни крошки съестного, никого из вчерашних пленников-
заложников нельзя было найти. Все, стоявшие ночью на страже,
утверждали, что не спали и были начеку. Однако факт был
налицо: все морфемы исчезли, и, что еще хуже, исчезло и все
съестное! Делать нечего, пришлось идти к атаману.

 И-го-го запустил сапогами в тех, кто осмелился сунуться
в его комнату с такими новостями, переколотил со злости всю
посуду и часы, так заботливо расставленные утром денщиком,
но голод от этого не прошел, а даже усилился, как от
физзарядки.

 Атаман хотел сначала поджечь ненавистную гостиницу, но
тут ему пришло на ум другое.

 - Притащите-ка мне эту девчонку, - велел он своим
подручным, - если она тоже пропала, то буду казнить каждого
второго.

 Однако принцесса была на месте. Подкрепившись чудесными
таблетками шеф-повара, на вид маленькими и невзрачными, она
выспалась, несмотря на отсутствие мебели, и теперь была
готова смело встретить любые неожиданности.

 - Это твои штучки? - грозно накинулся на нее И-го-го,
который все еще валялся в кровати. - Куда ты девала этих
негодяев?

 - Ты спрашиваешь о тех сторожах, что ко мне приставил? -
кротко осведомилась принцесса, - так они, кажется, до сих
пор храпят возле кладовки.

 - Ты еще будешь шутки шутить?! - окончательно
рассвирепел бандит. - Куда девалась вся местная публика?
Куда они дели провизию? Имей в виду: ты не получишь вообще
никакой еды, даже когда мы ее раздобудем, пока не исполнишь
все мои требования. Так отвечай, где все попрятались?

 - Я не знаю здешних мест, - уклонилась от ответа
Грамматика. - Ведь я жила во дворце. Откуда же мне знать
здешних обитателей и их убежища?

 - Ах так! - вдруг поднялся атаман. - А ведь недурно!
Надо идти во дворец! Там, конечно, и еда найдется. И все
увидят, что я настоящий король! Все эти Имена-Глаголы теперь
нам не страшны, мы с ними живо договоримся - зайдем по
дороге позавтракать, а обедать будем во дворце. Эй, кто там!
Все в город! Во дворец!

 Быстро собрав всех своих голодных приспешников, И-го-го
уселся в повозку с награбленным добром. Сзади, под надежной
охраной, поместил принцессу, и вся огромная толпа покинула
ворота гостиницы.



Заброшенный город

 Бывшие жители Морфемного поселка со страхом и
недоумением смотрели на Грамматическую столицу. То и дело
приходилось переползать через поваленные деревья, всюду
валялись кучи мусора, обрывки каких-то вещей, не доделенных
разбойниками. В ночной темноте среди разрушенных домиков и
сараев они никак не могли найти дорогу к Дому Глаголов, где
бывали раньше. Корень Ход чуть не подрался с подружками-
приставками В- и Вы-, которые утверждали, что обгорелые
развалины возле каких-то пней - это и есть нужное им место.

 - Мы здесь с тобой вместе работали, - настаивали
приятельницы.

 - Здесь было написано входить, - пищала одна.

 - А здесь выходить, - поддерживала другая.

 - Ведь правда, -Ить? - наседали они на этот суффикс. -
Ну выскажись ты!

 - Да, -ить, не помню я, - пытался уклониться - Ить, -
мало ли где мы вместе работали. Ход главный, ему видней, -
ить!

 Спор продолжался бы еще долго, но тут раздался визг.

 - Вы-вы-лезает! Ой, что-то вылезает!..

 И действительно, из-под кучи досок вылезала какая-то
оборванная фигура. При свете луны ошарашенные беглецы с
трудом узнали когда-то бравого и непобедимого генерала
Воевать, ныне Не Воевать Бы. Обвешанный частицами, в
разорванном мундире, голодный и испуганный Глагол боялся
даже заговорить первым. Суффикс -Ать кинулся к своему
старому начальнику.

 - Ваше превосходительство!.. - начал было он, - но тут
же осекся.

 - Какое я тебе превосходительство! - махнул рукой бывший
генерал. - Если я и превзошел кого-то, так только по числу
шишек и силе аппетита. - И вздохнул. - Хорошо бы поесть!

 Морфемы опомнились, засуетились, быстро помогли старому
воителю почиститься, накормили взятой с собой провизией и
выслушали от него рассказ об ужасных событиях, коварстве
Имен и гибели всей доблестной армии Глаголов.

 - Мы послали им мирный договор, а они разорили все дотла
и сожгли, - закончил свою речь Воевать.

 Тут приставки и окончания, перебивая друг друга,
кинулись рассказывать, как их заставили служить маскировкой
для всяких нелепых корней вроде Чик-Чирик или Мяу, как этот
обман запутал Имена и Глаголы и помешал им помириться,
рассказали о победах И-го-го и его планах. Генерал схватился
за голову.

 - Какие мы дураки! - сокрушался он, - не догадались
взглянуть на главное, на корни, а теперь... Теперь я даже не
знаю, где искать свои Глаголы, куда они разбежались... А
ведь сейчас мы с Именами могли бы договориться и вместе
бороться с И-го-го.

 И действительно, после нападения коварных врагов Глаголы
разбежались по всей округе. Некоторые убежали за город и
попрятались у речки или в Пустынных полях. Кое-кто сумел
разыскать Наречия и те, хоть и не слишком охотно,
согласились взять их к себе. Словом, собрать их теперь было
невозможно. Некоторые из тех, у кого было время, блуждали по
разным закоулкам, натыкались друг на друга и даже сумели
понастроить шалашей недалеко от большой дороги. Они сделали
из веток и сучьев ограду и пытались собрать к себе все
Глаголы. Однако искать разбежавшиеся Глаголы по всем
окрестностям было невозможно. Сообщить о себе они никому не
могли, и вся надежда была на счастливую случайность. Ни
морфемы, ни бывший Воевать о них, конечно, не знали и решили
искать прибежища у Имен.

 - Они откроют ворота, - убеждали В- и Вы-. - Мы им все
расскажем и вместе придумаем, как спасти принцессу и всех
нас.

 Надежда придала всем новые силы и на рассвете бывшие
жители морфемного поселка и бывший командир Глаголов стояли
у высоченного забора, ограждавшего дом Имен.



Через забор - чередованием

 Ворота были крепко заперты и заставлены какими-то
досками. Ни стук, ни крики не достигали цели. За забором по-
прежнему было тихо. Не Воевать Бы совсем упал духом.

 - Ничего не выйдет, - решил он, - ведь мы когда-то сами
здесь жили. Я знаю, там внутри еще один забор, а сторожа
ходят между ними и никому не отвечают - таков закон военного
времени!

 - Пустяки! - хором заверили его приставки. - Если мы из
запертого дома выбрались, то уж забор-то для нас - совсем
пустяки. Нужно только для Вас лестницу покрепче сделать. -
Нам корни-суффиксы помогут да окончания.

 После краткого совещания корни-близнецы Раст и Рос
воткнулись в землю, за них стали цепляться суффиксы,
приставки и окончания, выращивая двойное дерево однокоренных
слов с чередованием:

 Врос - Вырастать

 Вырос - Врастать

 Подрос - Разрастись

 Рослый - Отрастить...

 Еле успевал следить за ними бывший Главнокомандующий.
Протягивая друг другу перекладинки-тире, братья однокоренные
живо перебрались через забор, а Воевать с остальными, не
теряя времени, полезли вверх и ... чуть не свалились. Дерево
зашаталось и остановилось, не доходя до земли. Это братья
Рос и Раст вдруг чуть не до драки разругались из-за того,
что Рос начал выстраивать слова Рост, Росток, Ростов,
используя буквы СТ вместо одной С в корне после ``О''.
Возмущенный Раст сначала попробовал тоже пойти наперекор
правилам и образовал Отрасль, но дальше у него не
получилось, и вместо отращивания своего конца лестницы он
вцепился в букву Т на конце Роста и завопил, забыв обо всем:

 - Мне и так для -А- только СТ и Щ на конце полагаются, а
тебе с твоим -О- все остальное, а ты жадничаешь, тебе своих
букв мало! Мое ``Т'' - отдавай!

 Рос не хотел уступать и, оправдываясь, не только не
разрушал построенные не по правилам слова, а пытался
действовать так же и дальше.

 - Прекратите вы, сумасшедшие! - закричали тут на них с
лестницы. - Мы же все свалимся! Мы вам вообще больше ни
одной буквы не дадим никогда, если вы не перестанете, -
вмешались стоявшие внизу Морфемы. - И зачем мы только этих
драчунов выбрали! - вылез вперед суффикс -а-. Давайте сменим
их на Кос/Кас. Они хоть врасти в землю не смогут, зато где
коснуться, там и останутся. И ссориться не будут: я только
за Кас хожу, а за Кос кому хочешь встать можно: делить
нечего! - А этих забияк с собой не возьмем, пусть к И-го-го
отправляются, он таких любит.

 - Не надо, не надо! - испугались Рос и Раст.

 - Я больше не буду! - извинился перед братом Рос.

 - Ладно, и я тоже, - согласился Раст, - пусть уж эти
слова остаются как исключение, а дальше будем делать как
полагается.

 Лестница мгновенно была достроена и перекинута через
следующий забор.



Бой или выкуп

 Разбуженные шумом Имена выскочили во двор. Сначала они
решили, что враги сумели захватить их врасплох и едва не
полезли в драку, но часть морфем, оставшихся с Именами после
праздника победы над Глаголами, узнала свою родню.
Расспросам не было конца. Вновь прибывшие сообщали все
подробности о происках и замыслах разбойников, а хозяева
делились своими горестями и надеждами. Наконец, когда
страсти немного улеглись, решили выработать план действий на
ближайшее время. Генерал Вояка вышел вперед, чтобы сообщить
свое мнение и тут же остановился: в толпе морфем он углядел
самую жалкую и оборванную фигурку, в которой он вдруг узнал
своего однокоренного родственника и соперника Не Воевать Бы.
Именной вождь шагнул к нему и обнял.

 - Все ссоры забыты, - сказал он, - мы все были неправы!
Вы мудро управляли нами по законам Грамматики, и нам не
стоило вылезать вперед на ваше место, да еще занимать ваш
дом. Мы должны были помочь юной принцессе правильно выбрать
нам награду, не обижая Вас. Но я надеюсь, что происшедшее
будет наукой для всех и впредь мы никогда не будем
ссориться.

 - Ура! - закричали все. - Да здравствуют Глаголы! Да
здравствуют Имена! Да здравствует дружба! Да здравствует
Грамматика!

 Не Воевать Бы, прослезившись от неожиданных теплых слов,
заверил всех, что будет теперь воевать только с нарушителями
Грамматических законов, а не с друзьями, и объяснил лично
Вояке, как И-го-го обошелся с их вестниками мира: Доставлять
и Доставкой. Вояка знал уже обо всем от морфем.

 Затем собрали общий военный совет, чтобы искать способы
освободить принцессу и избавиться от И-го-го. Части речи,
напуганные и уставшие от драк, боялись бандитов и предлагали
собрать самые заманчивые для разбойников слова: Богатство,
Роскошь, Деньги и тому подобные и отдать их как выкуп за
принцессу.

 - Они, я думаю, согласятся пожертвовать собой за всех, -
утверждал Вояка.

 Морфемы, которые лучше знали, что представляют собой
атаман и его шайка, настаивали на решительном сражении. Они
считали обленившихся бездельников и грабителей не слишком
страшным противником.

 - До сих пор они еще ни разу не сталкивались с настоящим
войском, - убеждали корни. - У Вас такие замечательные
правильные отряды склонений существительных, у Вас
Местоимения и Прилагательные, а у них один сброд, который
даже построиться не сумеет как надо.

 - До сих пор они побеждали только хитростью и ложью, -
поддерживали их суффиксы и приставки.

 - Да и за время безделья в поселке они окончательно
отвыкли действовать, - не отставали окончания, - им нельзя
поддаваться, а то они совсем обнаглеют - выкуп возьмут, а
принцессу не отдадут.

 Спор продолжался долго, но морфемы не могли настоять на
своем.

 - Мы еще успеем сразиться, - заняли нерешительную
позицию Вояка и Воевать, уже очищенный от частиц, -
испробуем сначала переговоры.



Атаман садится в лужу

 Разбойники долго обсуждали, куда им направиться, лазили
по опустевшим домам морфемного поселка, ругались между
собой. И когда караван И-го-го двинулся по большой дороге к
городу, уже наступил вечер. Проголодавшиеся разбойники
отходили в сторону в поисках чего-либо съестного, но все
живое в округе давно разбежалось, и им оставалось только
скрежетать зубами. Атамана бесил невозмутимый вид принцессы,
которую везли в карете с решетками, и он поехал рядом,
пытаясь раздразнить ее аппетит, вспоминая с Ква-Ква и Ам,
какие роскошные пиры они устраивали в гостинице. Но
получилось совсем наоборот: эти разговоры, совсем
безразличные для принцессы, сытой чудесными таблетками,
довели бандитов до изнеможения. И-го-го велел всем
оставаться и лично отправился на поиски еды со своей свитой.
В ярком лунном свете дорога казалась большой рекой, и так
же, как на реке, волнами качались тени деревьев. Зоркий
взгляд атамана разглядел впереди какое-то жилье.

 - За мной! - и разбойник, за которым спешили
приближенные, кинулся с ножом в руках к соломенной хижине.
Но тут же куда-то исчез. Ошарашенные бандиты остановились.

 - Как в воду канул! - прошептал Хап-Хап. - Где же теперь
искать атамана? А ну-ка, все ложись и ползем дальше. -
Денщик и помощники И-го-го шлепнулись в пыль и поползли
через колючки к обочине дороги. Не успели они еще как
следует пропылиться, как впереди вдруг раздалась страшная
ругань.

 - Ура! - заорал Ам. - Дорогой атаман! Вы здесь! Какое
счастье!

 - Счастье?! - взревел еще громче атаман. - Ах ты,
морфема бесприставочная! Чтоб тебя ударением прихлопнуло! Да
как ты смеешь?! Ты что не видишь - пустое ты окончание! Я
весь промок, измазался, а он - счастье! Да ведь я чуть не
утонул! Чтоб вас всех проспрягало и умножило!

 Испуганные разбойники помогли рычащему атаману вылезти
из придорожной канавы, обчистили его и переодели. Услужливый
Хап-Хап предложил было самолично обследовать загадочные
хижины, из-за которых пострадал И-го-го. Но тот не желал,
чтоб кто-нибудь мог похвастаться, что справился там, где не
удалось атаману. Поэтому денщик получил затрещину за свое
любезное предложение. А хижины атаман пренебрежительно
обозвал пучками соломы.

 - Это остатки каких-то деревенских развалин, - уверенно
заявил он, - там никого и быть не может. - И все процессия
двинулась дальше, освещая дорогу факелами и горящими от
злобы глазами.



Встреча у забора

 Но развалины и шалаши вовсе не были пустыми. Как уже
известно, часть бежавших после разгрома Глаголов, Приставки,
Окончания и другие обитатели морфемного поселка, сумевшие
улизнуть от налета бандитов, и другие бездомные подданные
Грамматического государства следили теперь из темноты за
яркими огнями огромной процессии.

 - Что-то надо бы сделать, - прошептал тут один глагол
другому.

 - Предупредить бы тех, кто в городе, о таком нашествии,
- поддержал сосед.

 Все сбились в кучу, пошептались, и к утру братья-
близнецы Бег/Беж, опередив медленное движение каравана И-го-
го, добрались до столицы. Предупрежденные обитатели дома
Имен выставили двойную охрану у внутренних и наружных ворот,
выслали разведку, приготовили роскошное угощение из лучших
припасов и стали ждать непрошеных гостей.

 Около полудня разведка сообщила:

 - Идут! Эти разбойники совсем раскисли и обозлились от
голода и жары, дерутся между собой по малейшему поводу.
Прячьтесь все, кроме охраны, в дом. Скоро они будут здесь!

 И точно, не прошло и часа, как стало слышно скрип колес
и громкие раздраженные голоса. Вскоре на дороге показались
первые всадники-разведчики.

 Возле заколоченных ворот они спешились и что есть силы
стали колотить палками, саблями и просто кулаками по дубовым
створкам.

 - Эй, вы! Кто там есть?! Открывайте! К вам жалует сам
атаман И-го-го!

 Наконец над забором показалась голова в форменной
шапочке в линейку. ``Начальник стражи внешних ворот сержант
Линейный слушает'', - раздался спокойный голос.

 - Чего тут еще слушать! - заорал один из разбойников. -
Ты глухой, что ли?! Мы все уже сказали! А ну открывай
ворота, междометие недописанное!

 - Ладно, погоди, Бряк, - вмешался другой всадник, -
помнишь, что сказал атаман - договориться о встрече, а ты
вопишь...

 - Ну давай, Ам, ты денщик, тебе виднее, - согласился
Бряк.

 Ам подъехал поближе.

 - Мы прибыли от главного и единственного начальника
Великой Армии Не Частей речи атамана И-го-го, - заявил он, -
передайте всем вашим; скоро здесь будет вся армия во главе с
атаманом. Среди прочих трофеев он везет самый главный и
особенный. Все Части речи зависят от жизни этого трофея. Мы
можем стереть вас в порошок. Но атаман не хочет лишних драк
и согласен мирно войти в этот дом и обсудить условия вашей
сдачи за обедом.

 Сержант Линейный, не перебивая, дослушал всю эту
хвастливую и наглую речь, но ничем своих чувств не проявил.

 - Наша прилагательно-вспомогательная группа не может
сама решить этот важный вопрос, - ответил он. - А пока
придет начальство, вам придется обождать.

 И голова сержанта исчезла. Обескураженные его
невозмутимостью, разбойники притихли и медленно поехали к
своим. Беспорядочная толпа всадников, телег и карет
показалась из-за угла. Ам доложил атаману обо всем, но тот
пренебрежительно отмахнулся.

 - Мелкая сошка сержант, что он решает! Если бы знал, что
у нас тут за решеткой их сопливая принцесса, по-другому бы
запел!

 - И верно! - хлопнул себя по лбу Ам, - ведь я так и не
сказал, что у нас за трофей!

 - Ну вот, - поднял его не смех Хап-Хап, - а туда же: они
такие спокойные, им не страшно!.. Да это ты умом с голоду
ослаб - и все.

 Когда атаман подъехал к воротам, они внезапно
распахнулись, и появился вооруженный до зубов генерал Вояка
в парадной форме. Двумя рядами за ним стояли 12 маленьких
фигурок в квадратных доспехах, справа и слева выстроились
прилагательные Агрессивный, Бесстрашный, Великий, Главный и
так далее по алфавиту.

 Позади до самых внутренних ворот виднелись ровные
шеренги Имен, разделенных на склонения.

 - Ишь ты, - шепнул атаман Хап-Хапу, - ловко как. А это
что за мелочь после генерала, и не разглядишь. Вот по бокам
- это да! Бравые ребята!

 Кто их разберет, - пожал плечами денщик. - После можем
спросить, а сейчас надо их обхитрить. - Атаман кивнул и
начал:

 - Наша великая Армия Не частей речи завоевала все
окрестности. Я, начальник и атаман И-го-го, хочу мирно
договориться с вами как с главными жителями города, тем
более, что у нас есть для вас нечто необыкновенное... Но
пока это секрет, и я могу сообщить его только наедине
главному начальству.

 - Я - генерал Вояка, главнокомандующий Имен, - услышал
он в ответ, - вышел к вам со своей свитой, дабы сообщить:
наши жители согласны на переговоры, но просят не вводить всю
армию к нам. Мы вышлем воинам провизию, а атаман И-го-го с
приближенными могут войти в первый двор для обеда и
переговоров.

 - Может сразу? - согласился голодный И-го-го. - Эй вы!
Слушать мою команду, - повернулся он к своим разбойникам. -
Карету с решетками сюда ближе, охрану усилить, все
располагаются на стоянку и ждут кормежки. Денщики и личная
охрана за мной. Только ворот, чур, не закрывать, - поспешно
заявил он генералу. - Я не собираюсь идти в ловушку.

 - Ну что Вы, любезный И-го-го, - улыбнулся Вояка. - Вы
можете даже поставить своих охранять ворота вместе с нашей
охраной. Мы не будем возражать.

 Когда этот вопрос был улажен, генерал и атаман, каждый
со своей свитой, направились к столам. Их торопливо
расставляли и накрывали прямо во дворе. ``А что это за
малыши в коробчонках за вами бегают?'' - не выдержал
любопытный И-го-го, - это что, ваши детишки? ``Нет, это моя
парадигма, - ответил Вояка, но увидев, что атаман раскрыл
рот на это незнакомое слово, любезно объяснил. - Это,
собственно, часть меня самого, но съемная, я могу меняться
до 12 раз. Это очень удобно в бою. У меня два числа:
единственное и множественное - видите - два ряда, а в каждом
ряду по 6 падежных окончаний! В зависимости от обстановки я
могу их менять.''

 - Ловко! - присвистнул И-го-го. - Хорошо быть генералом!
Стукнут, а ты изменяйся и воюй дальше на здоровье.

 - Нет-нет! Вы ошибаетесь, - поправил его
главнокомандующий. - Почти все наши Имена имеют свою
парадигму... Но мы заговорились, а стол, как видите, уже
накрыт. Прошу!

 И-го-го заржал, облизнулся и шлепнулся на стул, за ним
кинулась к столу и его команда. Напротив расселись Именные
хозяева, и пир начался.



Неудачный заговор

 Когда все начальство садилось за стол, голодная и
замерзшая ``армия'' атамана щелкала зубами за воротами. Из-
за рядов стражников, своих и местных, были видны накрытые
столы. Разбойники чуть было не ворвались во двор. Они начали
уже понемногу напирать, ругаясь на тех, кто был ближе ко
входу, не обращая внимания на протесты вооруженной охраны,
но тут отворились внутренние ворота.

 Несколько вспомогательных отрядов Имен Прилагательных и
Местоимений выстроились цепочкой от самого дома до выхода на
улицу. Притяжательный отряд притаскивал провизию,
Качественный и Относительный выкрикивал, из чего она, и
пробовали, какого качества (так потребовал И-го-го), а
Местоимения раздавали еду.

 Под беспрерывные крики: ``Суп овощной!'' - ``Соленый'' -
``Мне!'' - ``Пироги рыбные жареные'' - ``Нам!'' - ``Пирожные
миндальные сладкие!'' - ``Кому?'' - началось жевание и
урчание, и радостный гогот изголодавшихся разбойников.
Странно выглядел теперь бывший Дом Глаголов. Он напоминал
осажденную крепость, из которой вытекал вкусный ручей. Вдоль
всего забора расположились телеги, кареты и прочие совсем
неописуемые повозки, в разное время захваченные
разбойниками, в том числе и карета с решетками.

 Подданные И-го-го, кто еще не получил свой обед и кто
уже перекусил, томились у входа, с воплями отпихивая друг
друга. Бандиты совсем забыли об осторожности, забыли о
принцессе и своих трофеях, которые прятали даже друг от
друга. А местоимения не торопились, они и прилагательные
продолжали расхваливать еду, долго пробовали, выбирали, кому
отдать то или иное блюдо, словом, всячески старались отвлечь
внимание от повозок. А в это время несколько малышей-
суффиксов, добравшись до запертой кареты, попытались открыть
дверь или хотя бы окно. Принцесса пыталась помочь им
изнутри. Но работа мастеров Арифметиды оказалась прочной.
Без ключа ничего нельзя было сделать.

 И-го-го очень любил вспоминать, как когда-то украл эту
карету в математической стране. В ней возили золото -
королевские налоги. Карета была такая прочная, с решетками и
замками, что при ней даже не было большой охраны. И-го-го не
стал возиться с открыванием замка... И тут Грамматика
вспомнила, что разбойники поместили ее в карету через крышу
с помощью лестницы.

 - Это пустяки, - обрадовались суффиксы, - лестницу или
веревку мы найдем, - и полезли было на крышу. Но когда - Ну-
задел кучу тряпья, валявшуюся наверху, вдруг раздался
громкий вопль. Ленивый Хр-р, тайком спавший всю дорогу на
крыше вместо того, чтобы идти в строю, ухватил ногу,
наступившую ему на нос, и заорал что было сил.

 - Грабеж! Принцессу крадут! Сюда!

 Поднялся страшный шум. Все сбежались к карете. Пленников
потащили во двор. Атаман обозлился.

 - Вы что! Думали меня надуть? - пугал он Имена. - Я и
после обеда все вижу. Какие могут быть переговоры - раз вы
хитрите! Может и еде ваша какая-нибудь поганая! И все мои
храбрецы заболеют! Ну, вы меня еще узнаете, не будь я И-го-
го!

 Генералы Воевать и Вояка вместе с другими именами-
военачальниками растерялись от неожиданности. За едой им
почти удалось ублажить атамана, даже начать разговор об
обмене и выкупе, а теперь все рухнуло. Напрасно они
доказывали, что не имеют отношения к этой дерзости.
Объясняли, что суффиксы даже не из их дома, а из Морфемного
поселка. Все было напрасно. Обозленные разбойники стали
драться с теми, кто раздавал еду, внутренние ворота
захлопнулись, со столов полетела посуда. И-го-го перевернул
стол, влез на него и закричал:

 - Эй! Братва! Закрывай ворота, поджигай забор - мы
сейчас покажем этим мелким жуликам, что такое Армия Не
частей речи.

 Охрана и те из Имен, что были во дворе, сбились в угол,
отбиваясь от наседавших бандитов.

 Вдруг генерал Вояка смело выступил вперед.

 - Стой, атаман! - крикнул он. - Если хочешь быть живым -
огонь оставь! Там у забора порох, и вы взлетите на воздух
вместе с нами, а дом уцелеет. Послушай меня, скажи, чего ты
хочешь, а мы с Именами обсудим - видно твоя взяла.

 - И-го-го, разумные речи приятно и слушать, - заржал
атаман. - Обсуждать тут нечего! Вы пленные - идите с нами в
город и делайте что велим. Страже сдать оружие. А эти ваши
имена пусть, так и быть, сидят в своем доме - нам взрываться
не к чему.

 Делать нечего. Все участники обеда и те из Имен, кто
застрял в наружном дворе, вынуждены были вслед за рядами
разбойников двинуться в город по пыльной дороге. На все
вопросы атаман заявлял, что никаких переговоров с Именными
не ведет, а что касается принцессы, то еще вопрос -
принцесса ли она вообще.

 - Придем во дворец - разберемся, - гоготал он. - А
будете приставать, так я вас всех вместе с ней прикажу вон с
того моста сбросить и делу конец.



Предложение атамана

 К вечеру огромная процессия вошла в город. На дворцовой
площади все остановились, расположились табором на ночлег.
От обеда у многих было припасено съестное. Разбойники
победителями вошли в столицу... Было отчего потерять голову!
Бандиты весело обсуждали события дня и заранее делили
будущие должности при дворе короля И-го-го Первого!

 Перед дворцом, посреди площади развели костер и стали
собираться на ночлег. И-го-го поставил стражу около пленных
Имен, окружил вооруженной охраной знаменитую карету с
решетками и велел спать прочим, кроме ``главных советников''
и адъютантов. Их он собрал у костра.

 - Вопрос к вам один, - начал атаман, когда все стихло. -
Что вы предлагаете делать дальше? Я, конечно, и без вас
решил уже, - поспешно добавил он, - но мне захотелось
услышать и ваше мнение на этот счет.

 Приближенные долго молчали. Они хорошо знали бешеный
нрав атамана и боялись ему не угодить. Обычно он предлагал,
вернее, приказывал что-нибудь, а они соглашались. Но сказать
свое мнение... А вдруг коварный И-го-го просто решил
выяснить, кто думает не так, как он, и избавиться от них. Да
мало ли что еще могло взбрести ему в голову?

 - Ну, что молчите?! - вскипел атаман. - Вы что, не
поняли?! Им честь оказали, а они... Ну, Хап-Хап, что
думаешь?

 - Мы потому и не решаемся, - нерешительно поднялся
любимый адъютант, - слишком большая честь для таких мелких
умишек. Вы бы сказали, что надо, а мы будем слушаться. А
ведь так что... Ну я, к примеру, Хап-Хапну чего-нибудь, мне
больше и не надо, ему - указал он на Ам-Ам - было бы чего
пожевать и ладно, а в государственных делах нам ничего не
понять, для этого государственная голова нужна.

 - И-го-го, - вздохнул атаман, - пусть так! Раз вы такие
бессмысленные, то слушайте и учитесь про государство думать.
А то попадете в министры и будете за каждым пустяком ко мне
бегать. Я хотел поглядеть, на что вы без меня способны, да
вижу, что пока толку с вас нет. Дело-то вот в чем. Мало нам
только все в городе захватить. Сами видите, тут и после
Синтаксиса мало что осталось, а драки эти да свары, да
принцесс-малолетка добра не прибавили. Жители поразбежались,
имущества и не найдешь. Если я сам себя королем объявлю,
этого мало. Всегда найдутся дураки, что станут возражать,
принцессу требовать, соседним королям жаловаться и все такое
прочее. А сами видите - вчера мы чуть с голоду не передохли.
Без подмоги нам беда! Значит, первым делом приказываю:
согнать завтра к 12 часам побольше жителе! Как хотите
разыщите, хоть на веревках тащите, а чтобы здесь были. К
этому времени я хочу уже занять дворец. Там одни гарнизонные
крысы. Они, я думаю, и драки вблизи не видели - живо
разбегутся. А там и казна, и бумажки всякие и прочие нужные
вещи. А сейчас тащите сюда эту упрямую девчонку. Вопросы
есть?

 Трое разбойников побежали за принцессой.

 - А ква-ква-ваше величество, - робко спросил Ква-Ква, -
для чего такому могущественному атаману ква-ква-кая-то
девчонка? Без нее квак-нибудь обошлись бы. Что мы с ней
возимся?

 - Вот и видно, что дурак, - возмутился атаман. - Да ведь
я уже все сказал. Мало мне одного городского имущества! О-
го! Я хочу, чтобы здесь страна была, мое королевство, чтоб
меня все соседи признали. А потом я их завоюю. Это и есть
политика и дипломатика. Так они могут полезть в драку, пока
мы не готовы! А если я король по всем правилам, то им ничего
не поделать: в чужие дела лезть королям неприлично, если все
по правилам.

 - Да по каким таким правилам? - не выдержали разбойники,
мы и не знаем.

 - А вот сейчас узнаете, - важно ответил И-го-го и велел
всем встать. Он сам, стоя, приветствовал подошедшую
принцессу поклоном, а окружающие так и застыли, разинув рты
от изумления.

 Принцесса холодно ответила на неуклюжую вежливость
атамана и со спокойным видом попросила кресло.

 - Эй вы, невежи! - подхватил атаман. - Живо! Кресло! Вы
что, не слышите?!

 Быстро притащили бархатное кресло из повозки атамана,
принцесса села, и атаман, льстиво улыбаясь, заявил:

 - Боюсь, что Вы, принцесса, на меня в обиде, но
поверьте, что строгости Вашего заточения были вызваны
государственными соображениями. Не хотите ли пообедать?

 - Ваши лживые увертки, так же как и грубость, ни к чему
не приведут, - ответила Грамматика. - А что касается
государственных соображений, то как они могут появиться у
отпетого вора и разбойника? Если вы решили раскаяться и
вернуть мне свободу, а городу порядок, то так и скажите. А
без вашего обеда я прекрасно обойдусь.

 Бандиты задрожали. Они думали, что атаман швырнет кресло
вместе с принцессой в костер. Но атаман только улыбнулся.

 - Вы меня совсем не поняли, - пожал он плечами. - Если я
бываю грубоват и прямо говорю, что думаю, это не значит, что
мне трудно научиться придворному обхождению. Приходилось мне
встречаться и с королями. Когда-то я жил при дворе у
славного короля Алгеброида, и он меня очень любил.

 - Это он не врет! - шепнул Тпрру на ухо соседу. - Мы с
ним вместе на конюшне в Арифметиде служили.

 - Тише! - остановил его сосед. - Это и вспоминать
опасно. Ты лучше слушай! К чему бы это он?

 А атаман тем временем подошел к главному.

 - Государственные соображения у меня поважнее, чем можно
подумать. В такой сложной обстановке, в разрушенном городе,
окруженная пустыней страна погибнет, если в ней не будет
сильной власти. Я сильный, и я умею командовать. Но я хочу,
чтобы все было по правилам, и никто не совался в мою страну
со своими поправками и не кричал, что я, мол, как разбойник
украл трон. Нет! Я предлагаю вам, принцесса, стать моей
женой и объявить меня перед всеми королем.

 От неожиданности у всех присутствующих перехватило
дыхание. Всего ждала принцесса, но не этого. Она вскочила с
кресла.

 - Никогда не бывать этому! - далеко разнесся звонкий
голос. - Пусть все видят, что здесь разбойники и захватчики,
а не законный хозяин! Ты можешь меня казнить, но другого
ответа не дождешься.

 - И-го-го, - рассмеялся в ответ новоявленный жених. - Ну
что ж, разрешаю подумать до утра. А завтра в 12 часов
поговорим.

 Принцесса гордо ушла, сопровождаемая стражей. Она была
рада, что в темноте никто не видит ее слез. Но она еще не
знала всех коварных замыслов И-го-го. А то ей пришлось бы
плакать еще сильнее.

 Атаман же отпустил своих ``советчиков'' спать, разослал
на поиски жителей целый отряд, а сам завалился спать в свою
походную повозку.



Дворец обороняется

 Повозки, костер, толпа разбойников были видны из дворца
как на ладони. Из-за занавесок все старались получше
разглядеть врага. Красные отблески падали то на пеструю
одежду и дикие рожи, то на огромные ножи бандитов. Там, куда
не доходил свет костра, было еще страшнее. Какое-то
нагромождение теней и непонятных фигур заставляло
подозревать огромные полчища разбойников... Во дворце давно
ожидали этого нашествия и пытались представить, как это
будет, но увидеть перед собой такого врага!.. Это было куда
страшнее, чем можно было представить.

 К счастью, преданный Никто не растерялся. Он сумел
уговорить наместника и вскоре собрал всех в большом Тронном
зале. Подавленное настроение сменилось удивлением, когда
перед толпой появился наместник Некто в парадном мундире. А
позади скромно стоял Никто.

 - Друзья мои! - начал граф. - Некие обстоятельства
мешали мне до сих пор действовать активно, но теперь кое-что
изменилось. Мы должны нечто сделать для нашей страны и
принцессы. Дворец не должен охраняться кое-как. Наш старый
слуга Никто поможет в этом, так как знает что-то особенное.
Слушайте его и слушайтесь.

 Никто вышел вперед и поклонился.

 - Пусть никто не обижается на мою речь. Все вы знаете,
что я старый слуга короля Синтаксиса, не раз участвовал в
сложных делах. Поэтому Принцесса и ее верный паж, виконт
Ничевонт, поручили мне руководить обороной дворца. Хотя
принцесса в плену, ее дворец нужно сохранить. Мы должны
выяснить точный состав и вооружение наших людей, еще раз
проверить, все ли помнят свои обязанности.

 Никто построил всех солдат охраны, всех слуг, пажей,
поваров. Народу было немало, однако возраст большинства был
слишком почтенный для драк. Почти вся молодежь разбежалась
из дворца в военное время. Тем не менее начальники охраны
Паки, Аршин и Аз1 стали доказывать, что их отряды справятся
с любым врагом.

 - Конечно, мы старики, - соглашались они, - нам в новом,
может, и трудно разобраться, но наш опыт в обороне важнее,
чем сила. Двери заперты крепко, завалены разными вышедшими
из употребления морфемами, грамматическими формами, вроде
звательного падежа и прочими громоздкими вещами. Такую
баррикаду легко не прошибешь. Если же кто сунется к дворцу
поближе, так стрелять смогут и старые, и молодые. Хватит ли
только боеприпасов?

 Начальник арсенала майор Тютюн2 горестно вздохнул.

 - В том-то и беда, что пушки и ружья есть, найдем и
порох, а пуль да ядер маловато. Конечно, от многих врагов
только буковки останутся, а что потом? Их ведь много...

 - Ура! - закричал вдруг шеф-повар Сбитень3, я знаю! Мы
поможем! У нас есть соль, каменная, крепкая, не хуже пуль. В
кого попадет - год чесаться будет. А запасов хватит! Хоть
всю жизнь стреляйте!

 - Это он верно говорит, - важно кивнул старый солдат
Егда4, - я, бывало, царский сад охранял, сколько не полезет
жулья, солью-то как выстрелишь - все врассыпную.

 На этом и порешили. Отряды разобрали ружья. Небольшой
ящик настоящих боеприпасов разделили на всех, вытащили из
подвалов бочки с солью. Скоро все разошлись по боевым
местам, и погасили огни. Только граф Некто вместе с Никто
ходили по дворцу, проверяя боеготовность. Снаружи дворец
казался необитаемым.



Сражение

 Ранним утром вся огромная толпа на площади потихоньку
зашевелилась. Разбойники, зевая и переругиваясь, вылезали
из-под повозок и тряпья, в которое кутались, глазели на
темное и безмолвное здание возле разбитых фонтанов. Наконец
проснулся и атаман. Все построились в ряд, И-го-го вышел
вперед и произнес краткую речь.

 - Храбрые мои солдаты! Сегодня решительный день! Если мы
быстро захватим дворец и все царские принадлежности, то
больше нам не придется бродить по болотам и ждать, когда
попадется какой-нибудь ротозей. Я стану царем, а вы
царедворцами. Сама принцесса Грамматика и все окрестные
страны нас признают и мы сможем спокойно забирать везде все,
что нам захочется. Я не знаю, кто есть во дворце, но
говорят, еще при старом Синтаксисе в охране было только
всякое старье. Таким храбрым удальцам, как вы, это нипочем.
А может там и вообще никого нет. Я знаю, вы еще не
завтракали, а у них там полно жратвы. Кто первый пойдет на
приступ, первый залезет на кухню. Вперед! На приступ! И-го-
го-го!

 С этим боевым кличем атаман повел свою армию вперед.
Голодные бандиты, чуя поживу, побежали ко входу во дворец и
стали бить бревнами в запертую дверь. Вдруг ужасный грохот и
сверкание, казалось, раскололи все окна дворца. Часть
нападавших, среди них и Хап-Хап, разлетелись на буквы от
пушечного снаряда. И-го-го едва уцелел. Все кинулись к
повозкам. Пока на центральном балконе дворца снова заряжали
огромную пушку, атаман, собравшись с духом, заорал.

 - Не сдавайтесь! У них пушки и ружья бьют слишком
далеко. Вы видите, все, кто у двери, - уцелели. Этим, во
дворце, долго не продержаться, я знаю, что оружия там мало.
Дворец никогда не воевал. Смелее! Неужели вы хотите оставить
меня без короны, а себя без обеда!

 - Ложись, - не своим голосом завопил тут Ам-Ам. Все
попрятались, и вовремя. Прогремел новый взрыв. Часть повозок
перевернулась, давя бандитов, от некоторых остались только
щепки. Испуганные мародеры, уже не думая о еде, пытались
удрать, но атаман выхватил два пистолета.

 - А ну назад к дворцу! - заорал он.

 Большинство разбойников успели добежать до спасительных
стен до следующего выстрела. Теперь пушка была им не
страшна. Многие повозки, в том числе и с принцессой, также
стояли вне прицела, загромождая дорогу для бегства. Но
теперь пушка уже не пугала нападавших, хотя они и приседали
в испуге после каждого выстрела. Вскоре И-го-го тоже
подобрался к дворцу и стал лично пинать своих подопечных,
пытавшихся высадить окна и двери. Пушка замолкла.

 - Все! Ядра кончились! - злорадно взвизгнул Дззу. - Ну
мы им сейчас покажем!.. - но тут нижние окна сами
распахнулись, и раздался ружейный залп. Все завопили. И-го-
го, перевернувшись через голову и почесываясь, первым
понесся к повозкам, за ним, проклиная все на свете,
рванулись остальные. Но после заряда соли им пришлось
попробовать блюдо покрепче. Пушка еще раз выстрелили по
бегущим... Все кинулись кто куда.

 Только через полчаса, когда уцелевшие немного
успокоились и снова повылезали из щелей и из-под повозок, И-
го-го сумел собраться с духом.

 - Еще ничего не потеряно, - снова начал
разглагольствовать он. Конечно, жаль ребят, но ведь половина
армии скоро придет. Я послал их за жителями. Они будут к 12-
ти. Принцесса уцелела, - указал он на карету. Вот увидите,
как только она и жители объявят меня королем, во дворце сами
сдадутся. Плохо только, что вы у меня голодные. Ну, с этим
придется подождать немного. Вы же видели, как я из-за вас
старался.

 - Из-за нас?! - взвыл Хны-Хны. - А кто обед обещал? Вот
нас и угостили, ведь это они солью... Угостили! - вон все в
слезах чешутся.

 - Эй ты, нытик! - крикнул на него И-го-го, - нечего
хныкать! Будет к соли дичь, потерпи немного! А будешь панику
наводить, я могу тебя угостить и получше, - он ткнул ему в
нос пистолетом.

 Все затихли, занялись своими болячками, поглядывая на
огромные солнечные часы, гордость и украшение дворцового
фасада.



Бунт разбойников

 Медленно-медленно тень от солнца придвинулась к 12-ти.
Все замерли в ожидании. Прошло 5, 10 минут. Ничто не
изменилось. Начался тихий ропот, ворчанье, затем крики в
толпе разбойников. Все они, злые и голодные, были уже
растеряны неожиданным поражением. Теперь же они решили, что
и вторая половина кем-то разгромлена.

 - Где наши?! Что за обман?! - шумели все. - Уйдем
отсюда, а то нас пристукнут! И зачем только нас сюда завели,
лучше бы у себя в песках жили, куда спокойнее, - раздались
голоса.

 - Братцы! - вылез вперед Тьфу. - Да наплевать на такого
атамана. Он, тьфу, только ржать умеет, а толку от него мало.
- У нас ружья да пистолеты отбирает, а своим любимчикам
раздает, - взвыл сзади Мяу.

 - Оттого нас и побили, - поддержал его Ав. - Давайте
отдадим его принцессе. Может она нас к себе служить
возьмет?!

 Разбойники уже начали было подступать к обомлевшему
атаману, когда раздался страшный шум и звон. И-го-го пришел
в себя от неожиданности и крикнул:

 - О-го! Вот и они! Ну, я вам покажу сейчас принцессу!..

 В наступившей тишине отчетливо доносился топот и
звяканье оружия. Вот можно было даже различить знакомые
голоса. Через несколько минут на площади появились три
большие группы пленных, окруженные бандитами.

 - Урра-а! - дружно приветствовали их приятели. - Прости,
атаман! Тьфу, твоя взяла! Ай да голова! - забормотали
недавние крикуны-противники.

 - Мы еще поговорим, - рыкнул на них предводитель. - Я
сначала посмотрю, как вы еще себя вести будете. А пока -
брысь отсюда! Виновные поскорее убрались с глаз долой, а он
принялся ругать опоздавший отряд.

 - Брось, атаман, - прервал его Чик-Чирик, - мы тут и так
намаялись. Знаешь, кого мы привели?

 - Ну? Кого-го?

 - То-то, что ну... Глаголы! Вот кого! А! Это вам не Чик-
Чирикнуть!

 - Гла-го-го-го-го-голы!! Да где ж вы их взяли? Мне вон
за обедом бывший этот генерал Ать-Ать, что ли, плакался, что
никак не разыщет своих.

 - Вот Ать-Воевать к нам не попал, а гвардия его вся
почти тут.

 - И-го-го! Вот так удача! Как же вам удалось?

 - Эй, братва! Хотите послушать? Давайте ближе!

 Дождавшись общего внимания, Чик-Чирик, Р-ры и Хи-хи
стали наперебой хвастаться, как после долгих напрасных
поисков набрели они на какие-то хижины. Их обитатели стали
разбегаться, и вряд ли удалось бы кого-нибудь в темноте
изловить, если бы не Чик-Чирик.

 - Помните, как мы переоделись именами? - выпятив свою
воробьиную грудь, он гордо вылез вперед. - Так вот! Я сам
тогда нарядился существительным. Мы тогда у глаголов весь
штаб с документами захватили. Я сам их и прочик-читал. А там
все как на ладони! Какие у них отряды, - наклонения, как
назвать. Вот я прямо по бумажке своим ребятами и написал. В
разные стороны развел, они как закрич-чик-чат!

 - Да что кричали-то? - не понял атаман.

 - Я, - вылез Р-ры, - всех звал, кто хочет приказывать
или просить. - Эй, а ну Рычите! Идите! Давайте сюда, кто
хочет командовать! Ну, ко мне быстро бежали из
Повелительного наклонения.

 - А ты? - ткнул атаман в Хи-хи.

 - Хи-хи-хи! - залился тот. - Я этим оболтусам кричал:
``У кого есть время? Кому нужно время? Эй, настоящее,
прошедшее, будущее! А сам Хихикаю, Хихикал и Буду Хихикать
над этими дураками! Они так и побежали - это у них
Извини..., нет, Изисни... - Хи-... Изъявительное наклонение
называется.''

 - Ну, больше всего ко мне-таки набежало, - отпихнул
приятелей Чик-Чирик. - Ведь на них после драки с Именами
налипли всякие частицы, вот они и полезли...

 - Да не чирикай ты! - крикнул на него атаман. - Ничего
не понимаю, - кто куда налип, какие частицы подрались, куда
Имена убежали? Ничего-го не понял! Скажи хоть толком, что ты
кричал?

 - Эй! Все условные! Все мечтатели! Ко мне! Кому частицы
отклеить?! Кому надо от плохих условий избавиться?! -
завопил Чик-Чирик так громко, что И-го-го заткнул уши.

 - Все-все... Ни чик-чирика больше!

 - Я тихо! - спохватился разбойник. - В общем тут всякие
чикчирикнуть бы, чикчирикнул бы, хорошо бы почикчирикать и
другие стукнутые набежали.

 - Да чем они стукнутые-то, скажешь, наконец, а то я тебя
как сам стукну! - не выдержал опять атаман.

 - А разве я не сказал? - спохватился Чик-Чирик. - Да
частицами стукнутые, конечно. Тут на них Имена бомбы
покидали. А в этих бомбах частицы были. Все, к кому частица
``Бы'' прилипла, стали только мечтать, да сомневаться - в
условное наклонение попали. А некоторые, в которых частица
``Не'' попала, вообще от самих себя отказались. НЕ чирикал и
все тут! И поди от него толку добейся. Хоть он и в своем
изъявительном, и время у него есть, а он от всего
отпирается.

 - Ты про моих говори! - перебил его Хи-хи. - У твоих
времени нет, вот они и поспешили. А к нам с Р-ры тоже
порядком понабежало, - указал он на понурых пленников.

 - Да! - приосанился Р-ры. - У меня ведь не только
специалисты по приказам вроде - Р-рычи! да Р-рычите! Ко мне
и какие-то неопределенные набежали, вроде Р-рычать! И из
Изъявительного - Пусть Пор-рычит! И из условного...

 - Да хватит вам! - швырнул в него палкой И-го-го. -
Притащили и молодцы! А то голову морочите! Ишь!
Раскричались: ``Мои, да Мои!'' - Вы что?! В части речи
захотели? Вот я вам дам своих!

 Разбойники попытались оправдываться, но атаман не стал
их слушать, велел построить всех новых и старых пленных,
окружить их стражей, а посредине площади срочно стали
сооружать помост из перевернутых телег.



Казнь

 Из дворца с тревогой и недоумением наблюдали оживление
на площади.

 - Что это они затеяли? - прошептал Никто. - Ведь только
что разбежались, а тут опять распрыгались.

 Граф Некто нерешительно предложил.

 - А может быть кое-кому сделать вылазку. Вдруг нужна
будет наша помощь. Мне кажется, я узнаю некие знакомые лица
среди вновь прибывших.

 - И точно! - заявили столпившиеся у окна. - Ведь это они
пленных притащили. Надо своих выручать!.. Кто посильнее, у
кого оружие в порядке?

 Быстро собрался ударный отряд. Никто приник к окну,
выжидая момент для нападения. По его приказу двое юрких
поварят Круть и Верть через задний ход выбрались на площадь.

 - Вы хоть и Знаменательные, вид имеете не очень
солидный, вряд ли вас заметят. Скорее все разузнайте и бегом
назад.

 На площади тем временем произошли большие перемены. В
самой середине возвышался большой помост. На нем установили
кресло и какие-то обрубки бревна.

 - Да ведь это же плаха! - не выдержал Сбитень. - Ох,
батюшки! Кого же казнить будут?

 Все только поежились. Тем временем И-го-го вылез на
помост и уселся в большое кресло, обитое красным бархатом с
позолотой. Вокруг помоста толпились пленные, зажатые со всех
сторон разбойниками. Вдруг сбоку от помоста толпа
раздвинулась и подъехала карета с решетками. Двое бандитов с
саблями в руках спустили туда через крышу лестницу и вывели
на помост мальчишку в испачканном плаще со звездами. По
костюму Никто узнал маленького слугу Ничевонта.

 - Но виконт сказал, уходя, что это принцесса, -
мелькнуло у него в голове. - А может кто-нибудь другой,
только плащ тот же.

 Но ждать ему пришлось недолго. Пока все пытались понять,
о чем идет на площади разговор между И-го-го и мальчишкой,
во дворец вбежали Круть и Верть.

 - Что вы стоите? - крикнули они одновременно. - Сейчас
И-го-го принцессу казнить будет и пленных! Там ужас, что
творится!

 Никто не успел даже подать сигнал, как из дворца
выскочил ударный отряд. Выстрелы, дым и суматоха долго
мешали видеть, что произошло на площади. Но когда дым
рассеялся, во дворце раздались проклятья и всхлипывания.
Бандиты ожидали нападения и поэтому сумели направить огонь
на пленных. За их спинами они дождались, пока кончатся
заряды, и после яростной схватки захватили почти весь отряд.
На помосте тем временем И-го-го ликовал.

 - Ну вот, теперь вы видите, - обратился он к окружающим.
- Со мной никому не справиться! Последний раз спрашиваю, -
обернулся он к принцессе. - Идешь за меня замуж? Признаешь
меня королем?

 - Никогда! - отрезала принцесса. - Я уже сказала: ты
можешь меня казнить - своему слову я не изменю.

 - Не спеши, не спеши! - зловеще скривился разбойник. -
Вот сейчас все увидят, как ты любишь своих подданных и как о
них заботишься. Эй, вы! Пленники! Эта вот пигалица, которую
и принцессой-то признать нельзя, не хочет вас пожалеть. А
ведь она знает, что будут казнить не ее, а вас. А ну,
ребята! Давайте-ка сюда этих, которые поближе...

 Когда на помосте оказалось с десяток самых разных
пленных: и малыши из Морфемного поселка, и Имена, вроде
Шустрых или Паровозовагоностроительного, и Глаголы вместе с
адмиралом Топить, И-го-го приказал страже:

 - Сабли наголо! - и повернулся к Грамматике. - Ждешь,
пока из них винегрет сделаем? Дождешься! А ну...

 - Не смейте! - закричала принцесса. - Если вы будете
убивать моих подданных, то и вас не пощадят... Скоро здесь
будут наши друзья... Вы увидите, ваш атаман сбежит первый.
Не верьте ему! Откажитесь от своих злых дел, и мы примем
всех в наше государство. Тогда вы не будете слугами злого
дурака, а сможете жить как все, по общим правилам и всех вас
будут уважать...

 - Ах ты, дрянь такая!!! - взревел атаман и выхватил
пистолет...

 Раздался выстрел, но упала не принцесса, упало оружие из
рук атамана. А он сам, держась за раненую руку другой,
ругался во всю глотку. Охрана И-го-го вытолкнула на помост
стрелявшего. Грамматика чуть не упала в обморок - это был
Ничевонт! Он весело улыбнулся и заявил прямо в лицо атаману:

 - А ну, И-го-го, покажи-ка, на что ты способен! Да
смотри, чтобы все были целы-невредимы, а то тебе
несдобровать!

 - Да я вас сейчас!... В капусту изрублю! Сожгу вместе с
вашей наглой принцессой! Лично искрошу!... - рванулся к нему
атаман.

 - Да ты оглянись, - пожал плечами Ничевонт. - Ты что,
ослеп или от злости рехнулся?



Синтаксис

 И тут все увидели, что пока все смотрели только на
помост, площадь окружила целая армия. Незнакомые лица,
похожие на числа и имена одновременно, стояли рядом с
какими-то словами, соединенными в группы... Некоторые даже
решили, что видят родных и знакомых, только аккуратных,
подтянутых, тесно сплоченных общим делом.

 Вперед выехал старый полководец. К нему кинулся
выбежавший из дворца Никто.

 - Ваше величество, Синтаксис! - кричал он на всю
площадь. - Какое счастье!..

 Тут только И-го-го опомнился, соскочил с помоста и,
проскочив по крышам карет и повозок через оцепление, скрылся
за поворотом. За ним потянулись его ближайшие помощники, но
тут сами бандиты стали хватать своих бывших начальников.

 - Не хотим быть разбойниками! - раздавались крики. - Вот
они! Они нас заставляли сражаться, а себе брали, что
получше. А нам понравилось быть частями речи, - подхватили
Чик-Чириканье, Хихикать и другие. Мы тоже хотим жить по
правилам Грамматики.

 - Тише, тише, - подъехал к помосту Синтаксис. Он
погладил по голове принцессу Грамматику, которая проливала
счастливые слезы. - Я рад, что моя племянница оказалась
такой храброй и не поддалась уговорам жадного и злого
атамана. Но многое и многое в вашей стране надо менять.

 - Я знаю, - начала принцесса. - Я больше не буду так!
Ой, дядя, это я во всем виновата!..

 - И я! - поник головой граф Некто.

 - Нет, - покачал головой дядя Синтаксис. - Виноваты не
только вы, а общее безделье и зазнайство. Вы-то делали, что
могли и умели. А если бы Вы, граф, не прислали за помощью,
то еще не известно, как бы сложились деле. Беда не в вас!..
Все, кто постарше, знают, как ваша столица отделилась от
общего государства. Те, кто пошли за Жаргоном и Модой,
искали легкой жизни, а нашли войну, беспорядок,
разбойников... Вы не хотели знать общих законов Грамматики и
не хотели, чтобы ваша маленькая принцесса все их выучила. Вы
хотели только бездельничать и хвастаться друг перед другом,
кто лучше да умней, у кого дом лучше, да кто родом важнее.
Вот и вышло сплошное безобразие! От красивого большого
города остался только дворец и два дома, все жители
передрались.

 - Да что там..., - вздохнул Воевать. - Сами во всем
виноваты: чем из-за старых домов драться, могли бы новые
построить.

 - Вот и я об этом говорю, - обрадовался Синтаксис. -
Давно бы так! А свои дела устроите - милости просим к нам на
работу. Мы всех ваших жителей к делу пристроим. Видите,
какие у нас отряды - все группами, все в своей форме, по
общим законам работают. Кто главный, кто второстепенный -
неважно, все общие мысли выражают.

 - Ну, мы-то, междометия, в главные никогда не попадем, -
вздохнул Ау...

 - Отчего же? - удивился Синтаксис. - Ну вот тебе
предложение: ``В лесу раздавалось громкое "Ау". Ты здесь
будешь главным - получишь новое звание-должность -
подлежащее. Как спросят: "Кто здесь главный?" (или "что?") -
так и отвечай "Ау". Все тебе здесь будут служить. О тебе все
предложение говорит: кто ты, да что ты делаешь... Имя
Прилагательное "громкое" - рассказывает, какое ты,
определением работает. Существительное с предлогом "В лесу"
- обстоятельством места будут (где все произошло
рассказывают). А Глагол всем сообщает, что ты делало? -
раздавалось - эта должность сказуемое называется. Так что
видите, каждому дело найдется. Да еще каждой должности свои
знаки отличия полагаются: кого прямой линией подчеркнут,
кого волнистой... А какие вы Части Речи или Не Части Речи -
это в своем городе разберетесь, каждый свой документ
получит, а потом к нам на работу идите. Видите, к вам на
помощь и новые жители явились, Имена Числительные, они
помогут все правила, всех жителей сосчитать, всему свой
номер дать. Если вы не будете нос задирать друг перед
другом, то вместе много хорошего сделаете.''

 - Ну, вот вы, - обратился он к Глаголам, - разве вам у
Имен взять нечего? Да и им у вас есть чему поучиться.

 - Знаем, знаем! - подхватили Глаголы. - Мы тут с
Прилагательными договорились: мы им время - они нам падежи!
Такие будут умные слова, на удивление!

 - Мы хотим их Причастиями назвать, - добавили Имена. - У
них часть от Глаголов, часть от Имен.

 - Что-то я не пойму, - задумался Синтаксис, - а ну,
покажите.

 - Да вот хоть я, - выступил вперед Делать. - Если возьму
суффикс -ющ... у 3-го лица множественного числа настоящего
времени...

 - ... и мои падежные окончания, - вмешалась Быстрая, -
то получится Делающая - и время есть - настоящее, как у
глагола, и род - женский, число единственное и падеж
Именительный.

 - Чудеса, да и только! - обрадовался Синтаксис. - Ну, я
рад, что вы так хорошо все поняли! Теперь надо всем дружно
за работу взяться. Будем слова и дом\'а строить новые да
красивые. А потом приходите к нам в Синтаксис на работу.

 - А пока будем радоваться и веселиться! - вышел вперед
Сбитень. - Сейчас вынесем еду из дворца на всех, а вы столы
готовьте.

 - Мы салют устроим! - обрадовались старые воеводы Аз и
Аршин. - Это лучше, чем в друг друга стрелять.



Праздник

 Во дворце и на площади шумел праздник. К дому Имен
послали гонцов и скоро все жители вместе с гостями пировали
и веселились. Виконт Ничевонт отрядил специального гонца за
добрым стариком перевозчиком, и Перенос вместе со всеми
скоро накрывал столы и делился новостями. Бывшие разбойники
радовались больше других. Когда принцесса наконец попала в
свои старые комнаты и перецеловала всех старых друзей, она
переоделась в пышные царские наряды и вышла на балкон.

 - Друзья мои, - сказала она, - все вы знаете, какой
маленькой и неопытной дурочкой я была, когда хотела сама
командовать словами. Теперь я знаю, что все мы - и я, и
король Синтаксис, и Фонетика, и Стилистика, и вся наша с
ними родня, и вы тоже - только часть огромного и очень
сильного Русского языка. Он имеет свои законы, правила и
исключения, которые мы должны знать и помнить. Я сама только
начинаю учиться и всех вас прошу помогать мне и учиться
вместе со мной. Вы хорошо помогли мне в борьбе с И-го-го.
Храбрый Ничевонт сумел добиться у Числительного войска
помощи, добрый граф Некто позвал дядю Синтаксиса, маленькие
морфемы сумели перехитрить здоровенных бандитов и спасти
меня от голода.

 - Да вы сами знаете, как много пришлось пережить, прежде
чем установился мир. Давайте же теперь все вместе построим
наш новый город, выучимся всем законам Русского языка у
графов Параграфов, которых пришлет дядя, и все вместе
расскажем о наших злоключениях. Будем дружить, вместе
работать и помогать друг другу!

 - Поможем! Будем учиться! - радостно отвечали принцессе
с площади.

 Скоро начались танцы и фейерверк.

 А далеко за городом сидел в одиночестве атаман И-го-го.
Он сумел украсть коня и доскакал до своего любимого укрытия.
Теперь он злобно плевался и шипел, когда в темноте над
городом взлетали огненные буквы: ``Ура! Долой атамана!
Строим город! Мы молодцы! Будем учить Грамматику!!!''

 
 
**** Footnotes: ****

 1Снова. Старинная мера длины. Я - на древнерусском
языке.

 2Табак.

 3Напиток из меда.

 4Когда. 



**** Оглавление ****

 Глава 1. Как и почему принцесса обидела глаголы

 Глава 2. Сговор союзников

 Глава 3. На врага

 Глава 4. В ловушке

 Глава 5. Путешествие Ничевонта

 Глава 6. Новые резервы

 Глава 7. В гостях у подруги

 Глава 8. Ряды имен растут

 Глава 9. Тревожные вести

 Глава 10. Не только силой, но и умом

 Глава 11. В пустыне

 Глава 12. Неожиданная помощь

 Глава 13. Глаголы ждут союзников

 Глава 14. Неприветливые места

 Глава 15. Победный репортаж

 Глава 16. Ученые находят выход

 Глава 17. Город близко

 Глава 18. Неожиданное вмешательство

 Глава 19. Принцесса вступает в игру

 Глава 20. Что нового у глаголов?

 Глава 21. Путешествие во дворец

 Глава 22. В палаточном лагере наречий

 Глава 23. Во дворце

 Глава 24. Общее собрание наречий

 Глава 25. Маскарадные хлопоты. Исторические тайны

 Глава 26. Наречия вступают в дело

 Глава 27. Путь к глаголам

 Глава 28. В штабе глаголов

 Глава 29. Числительные и принцесса математика

 Глава 30. Генерал принимает меры против возможной измены

 Глава 31. Волшебники в штабе

 Глава 32. Войска числительных. Дробные и прочие скандалы

 Глава 33. Незаконченное представление и нападение

 Глава 34. Наречия у глаголов

 Глава 35. Бомбардировка

 Глава 36. Имена ликуют. Неожиданное известие

 Глава 37. И-го-го в морфемном поселке

 Глава 38. Грамм и Ничевонт пытаются действовать

 Глава 39. Морфемный поселок сопротивляется

 Глава 40. Пропавшие гонцы

 Глава 41. Коварные разбойники

 Глава 42. Принцесса в плену

 Глава 43. Неожиданность в ресторане

 Глава 44. Скорей к числительным

 Глава 45. Трудный поход

 Глава 46. А я хочу в короли!

 Глава 47. В тюрьме

 Глава 48. Переполох

 Глава 49. Мы устали

 Глава 50. По приставочной лестнице

 Глава 51. Где пообедать?

 Глава 52. Заброшенный город

 Глава 53. Через забор - чередованием

 Глава 54. Бой или выкуп

 Глава 55. Атаман садится в лужу

 Глава 56. Встреча у забора

 Глава 57. Неудачный заговор

 Глава 58. Предложение атамана

 Глава 59. Дворец обороняется

 Глава 60. Сражение

 Глава 61. Бунт разбойников

 Глава 62. Казнь

 Глава 63. Синтаксис

Оценка: 5.61*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"