Самохин Валерий Геннадьевич: другие произведения.

глава 16

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Комменты,плиз,в основную ветку...Спасибо читателям,помогавшим с расчетами

  
  
   ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
  
   Берлинский экспресс отходил в полночь, и молодой Либман, приехав на вокзал заблаговременно, занялся такими же важными делами, что и многие другие пассажиры. Купил свежих газет в дорогу, выпил чашечку турецкого кофе, пересчитал голубей, снующих под ногами в ожидании хлебных крошек или горсти семян подсолнуха, и побродил по перрону, наблюдая за прибывающими и отходящими поездами.
   Когда тужащийся черным дымом паровозик подал состав и объявили посадку, уже хотелось поскорее добраться до купе, завалиться на мягкую полку и, под мерный стук колес, спокойно переосмыслить сегодняшний день. День, который принес серьезный поворот в его судьбе - уже второй, за всю его недолгую жизнь.
   Первый раз это произошло двенадцать лет назад. Маленький еврейский мальчик тогда впервые услышал страшное слово - погром. Небольшой, уездный городок южных окраин империи за один день превратился из тихого захолустья в кромешный ад.
   Известный душегуб, с незамысловатой кличкой Жид, всего неделю как вернувшийся с каторги, вырезал все семейство местного судьи, пятнадцать лет назад выписавшего ему билет в Сибирь. В обед по городку поползли слухи, перемежаемые угрозами и проклятьями, а местная еврейская община спешно закрывала винные лавки, аптеки и магазинчики.
   Вечером, тысячная толпа, пьяная от вина, ярости и собственной безнаказанности, принялась за нелегкий труд восстановления справедливости. Вдребезги разлетались осколками витрины, пухом из разодранных перин покрывались мостовые, а многолетний коньяк мешался с молодым портвейном в осипших от крика глотках.
   В меняльную лавку Аарона Либмана вломились пятеро совершенно трезвых погромщиков. Незлобно тюкнув по макушке хозяина, на коленях молившегося в углу перед иконой Богородицы, они деловито разделились. Двое направились в незаметную конторку под лестницей, где находился сейф, оставшиеся трое - в спальные покои на втором этаже.
   Десятилетний Исайя забился под приемную стойку, заткнув уши, чтобы не слышать рыдающих стонов старшей сестры. Худенькое тельце окаменело, а из прокушенных губ алой струйкой стекала на подбородок кровь...
   Мир стал другим. В этом мире появились боль и несправедливость. Но, не страх. Страх ушел вместе с детскими играми и спешно покинутым городком... В столице началась другая жизнь.
   Уже тогда он понял, что есть только один способ избежать в дальнейшем пережитого ужаса. Нужна была власть. И случай, который поможет вознестись на самые вершины. Но для этого мало было просто ждать - надо было готовиться, чтобы не оказаться застигнутым врасплох.
   Исайя готовился. После классных занятий в гимназии, он яростно штудировал хитрую науку биржевых спекуляций. Трижды в неделю, по два часа за раз, брал частные уроки французского и английского. Немецкий, в семье потомков переселенца, деда Аарона Либмана, знали все. В шестнадцать лет, экстерном сдав экзамены, уехал за границу - в Берлинский политехнический университет.
   На третьем курсе, получив статус вольного слушателя, устроился стажером в Дойче Банк - по рекомендации профессора экономики Гюнтнера. Полноценную стажировку проходил, перебравшись в Париж - в местном отделении банкирского дома Варбургов.
   Чопорная, неторопливая Европа ему не понравилась - малейший всплеск фантазии жестко пресекался многочисленными инструкциями и железной дисциплиной. В двадцать два года, с престижным дипломом и блестящими рекомендациями в кармане, Исайя уехал на родину. Как оказалось - не надолго.
   Дениса Черникова он уже знал заочно - нашумевший в финансовых кругах захват "Каспийской" незамеченным пройти не мог. Когда отец предложил протекцию, он долго не раздумывал и в тот же день посетил контору торгового дома. Встретивший его молодой человек, представился Михаилом Хвостовым, и тут же загрузил привычной работой. Оговорившись при этом, что окончательное решение примет лично шеф - по приезду.
   Изучая финансовую документацию, Исайя сразу же почувствовал в месье Черникове родственную душу: ему тоже требовалось все. До самой последней крупицы. И методы, применяемые торговым домом при финансовых операциях, не преподавались ни в одном европейском университете. Дерзость и размах операций пробуждали какую-то струнку в давно очерствевшем внутреннем механизме.
   Получив, после получасового знакомства, первое, настоящее задание, молодой Либман понял - это тот самый случай, к которому он готовился долгих двенадцать лет. Сделав в Берлине пересадку, уже через сутки он был в Париже. И в двери помпезного, двухэтажного особняка, отстроенного в стиле барокко, входил уже совершенно другой человек - твердо знающий, что до намеченной цели остался только несколько шагов...
   - Salut, Исайя! - с радостной улыбкой встретил его управляющий "Лионского кредита". - Рад тебя снова видеть!
   Невысокий, полноватый господин, с хитрым прищуром умных глаз, колобком выкатился из-за стола и радушно обнял молодого человека.
   - Bongour, месье Дювуаль, - с почтением ответил Исайя. - Счастлив видеть вас в добром здравии.
   - Ох-хо, - смешливо закряхтел толстячок. - Откуда ему взяться, доброму здравию, с моим-то чревоугодием.
   Похлопав себя пухлыми ладошками по упитанному животу, он заразительно рассмеялся. Но, через мгновение, уже серьезным тоном продолжил:
   - Я получил твою депешу, Исайя, и подготовил все по твоей просьбе... "Банк дю Монд", небольшой, но с отделениями в Германии и Британии. Основной акционер - мой кузен. К сожалению, заигрался с ценными бумагами, влез в долги, и вынужден продавать свой пакет. Есть еще три крупных акционера, они против сделки возражать не будут.
   - И какова будет общая сумма приобретения?
   - Недорого, совсем недорого, - опять засмеялся управляющий. - Просмотришь балансы, отчеты, и после поговорим об окончательной цене. Комиссионный процент в договор будем включать стандартный?
   - Месье Дювуаль, - невозмутимо ответил молодой человек. - Вы уже сегодня можете начинать скупку акций банка на открытом рынке. Как только остальные игроки узнают, что в сделке участвует торговый дом Черникова, ваша прибыль будет значительно выше обычной комиссии.
   На этот раз смешливый банкир только хмыкнул:
   - Я всегда говорил, Исайя, что из тебя получится неплохой финансист... Теперь - по страховой компании. Очень неплохая - почти три тысячи клиентов. Нет проблем с акционерами - владелец единоличный. Но, на грани банкротства. Несколько крупных страховых выплат и просрочки по кредитам. Полагаю, здесь комиссия ожидается?
   - Предлагаю половину от стандартной, - теперь уже засмеялся Либман. - Заказ-то оптовый. И... как называется страховая компания?
   - "Julie", - лаконично ответил банкир.
   Исайя усмехнулся - шефу должно понравиться. Тут же поймал себя на мысли, что двухнедельное общение с сотрудниками торгового дома не прошло бесследно: европейские привычки в обращении начинают потихоньку меняться.
   - А что с паевым фондом? - задал он следующий вопрос.
   Толстячок развел руками:
   - Мои специалисты подобрали несколько вариантов, но отчет еще не готов - просто не хватило времени.
   - Просмотрю сам, - кивнул головой Исайя. - Очень признателен вам за проделанную работу. Думаю, можно начинать готовить документацию по сделкам - вашим рекомендациям я привык доверять.
   - Скажи мне, mon jeune amie, - доверительно наклонился к собеседнику банкир. - Твой chef... многие считают его просто везунчиком, но есть и те, кто называет Рембрандтом от финансов. Кто из них прав?
   У молодого человека вновь промелькнули перед глазами все схемы и инструкции, полученные им перед отъездом. Всю дорогу в поезде он рисовал, писал и строил сложные расчеты, пытаясь найти слабое звено. Звено не находилось. Зато были простота и изящество комбинации. Поэтому он своим обычным, бесстрастным тоном коротко ответил:
   - Он - гений!..
  
  
   ***
  
  
   Мокрый снег, выпавший этой ночью, остудил самый беспечный город планеты. Эйфелева башня превратилась в стройную, белую ель, а неуловимые частички ветреной любви, всегда витающие в пьянящем воздухе Парижа, прозрачными хрусталиками осыпались на мостовые.
   Вечно праздная богема Монмартра зябко куталась в клетчатые пледы шотландских искусников, забросив мольберты, партитуры и модные золотые перья. Исайя Либман, привычно не обращая внимания на мелкие неудобства, стряхнул налипший снег с промокших ботинок, и поднялся через служебный вход в свой рабочий кабинет.
   - Месье Либман, - в приемной его встретил секретарь. - Получена депеша от superieur.
   - Что там написано? - бросил он ходу, спешно снимая пальто.
   - Только два слова, месье - завтра начинаем...
   Три месяца промелькнули как один день. Больше всего хлопот принесли бюрократические процедуры и, если бы не многочисленные связи опытного банкира, то к назначенному сроку можно было и не успеть.
   Самой дорогой покупкой оказался банк: почти семидесятипроцентный пакет акций обошелся в шесть миллионов франков - меньше двух миллионов рублей золотом. Страховая компания и трастовый фонд стоили намного дешевле.
   Большой удачей было то, что удалось переманить своего старого университетского товарища: вместе с ним, за короткое время, пришли еще несколько специалистов. Мишель Ганье , так звали друга, уже три года работал в парижском отделении банкирского дома Ротшильдов. Пришлось клятвенно за него поручиться - у месье Черникова, почему-то, его кандидатура особого энтузиазма не вызвала...
   - Пригласите Ганье, - сказал Исайя. - И заварите кофе.
   После промозглого утра захотелось взбодриться горячим напитком.
   - Бонжур, шеф, - поприветствовал его Мишель, войдя в кабинет.
   - Перестань, - слегка поморщился Исайя; старая дружба не предполагала формальных отношений. - У нас все готово?
   - Небольшие проблемы с трастом, но в целом - мы готовы.
   Несмотря на, что первый фонд коллективных инвестиций был открыт еще в Бельгии в 1822 году, особого распространения затея еще не получила. Хотя обороты уже набирала. Паевый фонд, выкупленный торговым домом, включал в себя всего триста членов с общим капиталом в двести двадцать тысяч франком.
   И, если дела страховой компании и "Банка дю Монд" пошли в гору, сразу же, как стало известно об участии в сделке концерна Черникова, то фонд прозябал по-прежнему. Скоро должно было все измениться...
   - Сколько мы набрали средств?
   - Почти сто двадцать миллионов франков...
   Предстояла грандиозная биржевая игра. Если совместная атака Рокфеллера и Нобеля сорвется, то потерять можно было очень многое. Куш, в случае успеха, был очень привлекательным.
   Под вексельные закладные всех активов торгового дома брались ссуды в банкирских домах Европы. Часть средств была переведена в "Чейз Манхэттен Банк", для скупки акций "Стандард Ойл" на американском рынке. Оставшиеся предназначались для местных площадок: уже потихоньку приобретались бумаги различных компаний братьев Нобелей. Ждали только команды из Петербурга - сегодня она поступила.
   Страховая компания и паевый фонд так же принимали непосредственное участие, но их мизерные активы никакой роли не играли. На них делалась ставка в будущем...
   - Ну что ж, Мишель, - вздохнул Исайя. - Завтра будет решающий день.
   - Не переживай, Либа, - назвал его студенческим прозвищем друг. - Не зря мы эти три месяца вкалывали как проклятые. Проиграть, просто не имеем права...
  
   Утром следующего дня на европейских биржах царил ажиотаж: все началось с массированной скупки неизвестными игроками акций нескольких крупных компаний. Сначала пошли вверх котировки компаний, принадлежавших Нобелям. Затем, практически одновременно, начали расти в цене активы банкирского дома Ротшильдов: румынские нефтяные промыслы и крупный нефтеперерабатывающий завод на Адриатике. В далекой Америке резко вырос спрос на бумаги "Стандард Ойл".
   В обед по рынку поползли слухи об атаке - опытные биржевые спекулянты достаточно быстро вычислили истинную причину. Другие активы крупнейшей торговой империи мира стали падать в цене. К вечеру все было кончено: старейший банкирский дом Ротшильдов лишился еще нескольких нефтяных предприятий. Атака оказалась успешной.
   Котировки рокфеллеровской компании и предприятий братьев Нобелей показали завидную синхронность: взлет составил более сорока процентов. Еще через день, когда выяснилось участие в игре и месье Черникова, полетели вверх акции "Банка дю Монд". В паевый фонд с незатейливым названием "C.D.I." очередь занимали с ночи.
   Рыночная стоимость активов торгового дома приближалась к семидесяти миллионам рублей. Золотом...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"