Самохин Валерий Геннадьевич: другие произведения.

глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наверное придется вернуться к прежней - скелетной - схеме. Буду выкладывать главу,и,после обсуждения на читательском литсовете, добавлять в общий файл.

   ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  
   Москва. 15 апреля. 2009 год.
   "Президент России Владимир Жириновский
   отдал приказ о введении военного положения
   на территории Сибирской республики...".
   (Первый канал ГРТК)
  
   ***
  
  
  
   Резиденция торгового дома "Черников и сын".
   Петербург. 02 июня. 1897 год. 11-30 мск.
  
  
   Летнее утро пробиралось в кабинет изнуряющим зноем. Вторую неделю стояла жара, и на высоком небе не было ни единого облачка. Булыжные мостовые мерцали легкой дымкой восходящих потоков обжигающего воздуха.
   Привычная деловая суета торгового дома сменилась напряженным ожиданием. Шел завершающий день крупной биржевой игры.
   - Денис Иванович, Либман телефонирует.
   Решительно вошедший в кабинет шефа Мишка Хвостов был предельно собран и деловит.
   - Что там? - лаконично спросил глава торгового дома.
   - Бумаги идут по три с полтиной, спрашивает - начинать покупку?
   Застыв в ожидании, он чем-то напоминал охотничью гончую, готовую сорваться в стремительном беге по команде своего хозяина.
   - С какой отметки началось падение? - уточнил Денис начальную котировку.
   - Четыре восемьдесят.
   Заглядывать в отчет свежеиспеченный начальник отдела ценных бумаг не стал...
   Мишкой его называли все. Язык не поворачивался обращаться по имени-отчеству к рыжеволосому, конопатому мальчонке, двадцати двух лет от роду и ростом около метра шестидесяти. Маленькая собачка - до старости щенок.
   Все это с лихвой перекрывалось природной смекалкой и потрясающей работоспособностью. Когда Денис попросил отпустить его в Петербург, старший Черников еще долго кряхтел и охал: потеря была существенной. Но, несмотря на катастрофический кадровый голод, брать первого попавшегося, не хотелось. Нужны были свои люди...
   Денис подошел к окну и полностью распахнул створки. Легкий ветерок, пришедший со стороны залива, освежил долгожданной прохладой тяжелый воздух кабинета. Внимательно посмотрев на нетерпеливо переминавшегося с ноги на ногу Мишку, он спросил:
   - Объемы большие?
   - Не очень, - чуть замешкавшись, ответил Хвостов.
   Это было уже странно. Обычно, при резких и сильных падениях котировок, начинается пресловутый паник-селл. Или - на цивилизованном языке - тотальная распродажа бумаг перепуганными инвесторами. Пока этого не происходило.
   Задумчиво потерев указательным пальцем лоб, Денис отдал команду:
   - Передай ему - пусть начинает скупку от трех рублей.
  
   ***
  
   Резиденция торгового дома "Черников и сын".
   Петербург. 25 апреля. 1897 год.
  
   Операция готовилась месяц. Вернувшись из златоглавой, Денис собрал своих немногочисленных орлов и поставил перед ними серьезную задачу: требовалось отхватить кусок жирного нефтяного пирога. Список потенциальных жертв, после длительной выбраковки, сократился до двух товариществ: "Каспийского" - клана Ротшильдов, и " Нефтяного" - братьев Нобелей.
   Нобели, контролирующие около семидесяти процентов экспорта российской нефти, пока представлялись не по зубам. А с небольшой российской дочкой мировых финансовых заправил можно было и справиться. Младший Черников, по крайней мере, на это надеялся...
   - Значит так, бойцы - проводил инструктаж прародитель рейдерского искусства. - Соперник очень серьезный и с наскоку его взять не получится. Это вам не лопоухий банчок внезапно разбогатевшего нувориша.
   Жаргонная терминология двадцать первого столетия частенько переплетались у него с вычурной фразеологией девятнадцатого. Денис, впрочем, этого не замечал.
   - Операцию будем разрабатывать по все правилам современного военного искусства.
   И, после некоторой паузы, неуверенно добавил:
   - Коммерческого.
   Уточнения, к какой современности относятся правила, не последовало. Военное искусство или коммерческое - это так же осталось тайной для подчиненных.
   - Федор, займешься аналитикой. Вся печатная корреспонденция за последний год - на тебе. Сделаешь полную выборку. Срок - неделя!
   Непоседливый помощник взвыл в полный голос:
   - Денис Иванович. Не успею!
   - Значит, будешь меньше спать! - жестко отрезал глава торгового дома. - И больше есть.
   По загадочности построения фраз Денис сегодня был явно в ударе.
   - Степан Савельевич, займешься информацией.
   Отставной полицейский расплывчатых указаний не любил.
   - Уточните, шеф.
   Денис с сосредоточенным видом принялся загибать пальцы.
   - Первое - списки акционеров. Второе - маршруты и причалы нефтеналивных танкеров "Каспийского нефтяного товарищества". Третье - подумай, как устроить забастовки рабочих на Бакинских нефтепромыслах. Четвертое - внутренняя кухня... Будет что-то еще - добавлю.
   - Слушаюсь, Денис Иванович!
   Особым разнообразием ответы Ерофеева не отличались.
   - Вопросы есть?
   - Никак нет, ваше превосходительство!
   Вытянувшемуся в строевой стойке сорванцу Денис молча погрозил кулаком. Угроза Федьку, судя по его довольной смеющейся физиономии, не напугала. Выдержав небольшую паузу, шеф скомандовал:
   - Значит, исполняйте!
   Он обернулся к четвертому участнику совещания и негромко произнес:
   - А вас, Павел Антонович, я попрошу остаться...
   Бывший штабс-капитан российской армии Платов был зачислен в штат торгового дома три месяца назад. Получив контузию на полях баталий русско-турецкой войны, был переведен из состава 7-го пластунского батальона на должность инструктора, во вновь создаваемую охотничью команду - прообраз нынешних диверсионных подразделений.
   Своенравного и полностью лишенного способностей к лизоблюдству офицера невзлюбило полковое начальство, буквально вынудив написать прошение об отставке. Опыт боевого командира пластунов в гражданской жизни представлялся ему бесполезным. Судьба решила иначе.
   За все время это было первым, настоящим заданием. Тренировки, к которым иногда присоединялся и Черников, подготовка команды (с этим особых проблем не было: еще не старых ветеранов было достаточно), все это было не в счет. Сейчас предстояло отрабатывать немалое жалованье.
   Прекрасно понимая, что на службу его берут не бумажки писать, отставной штабс-капитан сразу же поставил жесткое условие: ничего, бросающего пятно на честь российского офицера, он исполнять не будет. Поэтому его часть плана Денис объяснял более подробно: с мотивами...
   - Хочу, чтобы вы поняли одну простую вещь. Либо российская нефть принадлежит империи, либо она останется в руках заграницы.
   Он специально говорил короткими рублеными фразами. Важен был эмоциональный фон и напор. Долгие разглагольствования могли только навредить.
   - Ваше подразделение, штабс-капитан, будет заниматься привычным делом.
   Денис сделал небольшую паузу и веско обронил:
   - Войной.
   Молчаливый собеседник внимательно слушал, перекидывая в пальцах остро заточенный карандашом.
   - Это враг, Павел Антонович. Только враг незаметный, и от этого более опасный. Деньги, полученные от экспорта нефти, идут на финансирование армий. На них покупается оружие, которое стреляет в русских солдат...
   - Денис Иванович, - перебил его Платов. - Мы с вами уже обсуждали этот вопрос. То, что творится в империи, я вижу собственными глазами. И... можете полностью на меня положится.
   Голос командира диверсионного подразделения был сух и невыразителен. Но глаза смотрели твердо и решительно.
   - Хорошо, Павел Антонович. Но позвольте повторится: работа должна быть исполнена ювелирно.
   - Не б-беспокойтесь, Денис Иванович, все будет сделано в лучшем виде.
   После контузии у Платова появилось легкое заикание.
   - И, особо попрошу - постарайтесь обойтись без жертв.
   - С-слушаюсь, ваше благородие.
   Привычное воинское обращение подчиненного въелось намертво в отставного штабс- капитана.
   Оба - и Денис, и Платов - лукавили и друг с другом, и, каждый в отдельности, с самим собой. Практика диверсионных подразделений предполагает, по возможности, проведение бескровных операций, но не делает это главенствующим фактором...
   В этот раз им повезло...
  
   ***
  
   Баку. 20 мая. 1897 год.
  
  
   Потомственный шляхтич Станислав Закржевский был человеком чести. Что абсолютно не мешало ему в его профессиональной деятельности. Деятельности карточного шулера. Поэтому понятия чести пан Станислав трактовал своеобразно.
   За свою пятилетнюю карьеру он побывал во всех крупнейших столицах Европы. Среди его клиентов числились банкиры и аристократы, богема и политики. Умение поддержать светскую беседу, изысканные манеры, всегда безупречно подобранный гардероб - все эти качества молодого пана, дополненные поистине гроссмейстерской виртуозностью, приносили очень неплохой доход.
   Еще ни разу ловкий пан не попадал и в поле зрения полиции. Никому и в голову не приходило заподозрить в столь обходительном, аристократичной внешности молодом человеке, профессионального игрока. Но четыре года назад, когда он только начинал осваивать зеленые, суконные поля игровых домов, случился казус.
   Гастролируя по богатой и наивной России, пан Станислав встретил варшавских промышленников. Они-то и пригласили его на вечеринку в ресторации - на празднование удачной сделки. Московские ресторации - это что-то. Нигде в Европе не отведаешь таких восхитительных блинов с черной икрой. А кулебяки с белугой... В общем, ничего удивительного, что молодой пан принял приглашение соотечественников...
   За обильным столом их и арестовали. Промышленники оказались налетчиками и гнить бы сейчас Закржевскому в сырых московских казематах, если бы не этот пан полицейский, командированный из столицы. Он сразу же разобрался в невиновности пана Станислава, и (о, чудо!) сумел в этом убедить следователя. Две недели назад пан полицейский его нашел...
   Ну что ж - долги надо отдавать. Вчера пан Станислав рассчитался по всем счетам. Никто не посмеет назвать Закржевских бесчестными.
  
   ***
  
   Штаб-квартира "Каспийского нефтяного товарищества".
   Петербург. 02июня. 1897 год. 12-30 мск.
  
   Где-то в недрах бескрайних просторов всемирной паутины покоится любопытное исследование, проведенное в шутливой форме, На основе сравнительного анализа между русским матом и зарубежными аналогами, используемыми в сражениях военачальниками, делается вполне логичный вывод. Более короткая форма приказов является одним из факторов победы.
   Два собеседника, расположившиеся в уютных креслах небольшого кабинета, этого исследования, в силу объективных причин, не читали. Но в диалоге, учитывая сложившуюся ситуацию, придерживались сходных принципов.
   - Падаем дальше.
   Высокий широкоплечий мужчина с резкими чертами лица сопроводил фразу решительным жестом любителей гладиаторских боев.
   - Сколько уже?
   Молодой человек с обрюзгшим лицом и безвольным подбородком равнодушно смотрел в окно.
   - Больше двадцати процентов.
   - Баку известили?
   Грузно поднявшись из кресла, молодой собеседник подошел к кабинетному столу и наполнил водой бокал из вместительного графина.
   - Еще утром. Рекомендуют выкупить десять процентов.
   - Зачем? Про защиту никто не знает.
   Широкоплечий мужчина терпеливо пояснил:
   - Для страховки.
   - Хорошо. Дай приказ на скупку...
   В любой войне всегда участвует несколько игроков. Через полчаса, на фондовом отделе Петербургской биржи, к процессу покупки акции нефтяной компании подключился и сам эмитент.
  
   ***
  
   Резиденция торгового дома "Черников и сын".
   Петербург. Второе июня. 1897 год. 13-15 мск.
  
  
   В кабинет главы торгового дома, напоминающий деловым беспорядком штаб наступающей армии, в который раз уже забежал начальник отдела ценных бумаг. Мишкины руки были заняты обрывками телеграфных лент, поэтому пот вытирался рукавом новенького пиджака. Едва переступив порог, он взволнованно доложил:
   - Рост начался!
   - Сколько?!
   Сегодня в ходу были односложные фразы - времени на сантименты не было.
   - Почти четыре рубля!
   Как только цены опустились до трех рублей, опытный биржевой маклер Аарон Либман по приказу торгового дома начал скупку акций "Каспийского нефтяного товарищества". Ситуация была стандартной: видя начавшийся рост, к процессу подключились мелкие спекулянты. Противоядие было элементарным и на сленге биржевых игроков называлось "высадкой пассажиров".
   - Какое количество выкупили?
   Нервное возбуждение выдавалось машинальными штрихами карандаша на дорогой лощеной бумаге.
   - Около двадцати двух процентов.
   Дикий взгляд и взлохмаченные рыжие вихры заставляли усомниться в бесстрастности начинающего спекуля.
   - Продаем пять процентов!
   Резкий сброс крупного пакета акций обычного трактовался мелкими спекулянтами как окончание игры на повышение. Теперь следовало ждать новой волны распродаж.
   Денис взглянул на свое непроизвольное творение. С белоснежного листа штрихами черно-белого графического стиля улыбалась Юлька.
  
   ***
  
   Российская империя. Губернские полицейские
   управы. 01 июня. 1897 год.
  
  
   Из циркулярной депеши министра
   государственных имуществ России
   Островского Н.М. в особые инспекции по
   судоходному надзору:
  
  "...в связи с небрежение к правилам водоходства ...участившимися случаями утечки продуктов нефтепереработки из резервуаров нефтеналивных танкеров...ужесточить надзор...нещадно штрафовать...злостном, неоднократном нарушении подвергнуть аресту имущество до судебного разбирательства..."
  
   ***
  
   Баку. 18 мая. 1897 год.
   Локанта "Чанах гала".
  
   Освещение зала медленно угасало. Когда воцарился полумрак, за тончайшей занавесью сцены появились обнаженные девушки. Под негромкий аккомпанемент восточной мелодии прекрасные танцовщицы сделали первые движения завораживающей пластики. Зал взорвался рукоплесканиями.
   Золотая молодежь и богатые заправилы южного города собирались по вечерам в знаменитой локанте. Многие приходили, чтобы посмотреть на обольстительную Яну, юную приму местного кабаре. Четверо мужчин лишь на мгновение отвлеклись на начавшееся представление. Их взгляды были прикованы к предстоящей раздаче.
   - Извините, ради бога.
   Красивая девушка, мило улыбнулась Юсуфу Мамедову. Она случайно подтолкнула его, когда он наливал вино в бокал, и несколько капель попало на зеленое сукно карточного стола.
   - Вай, красавыца! Нэ пэрэжывай ты так - дэтэй нэ будэт!
   Жгучий брюнет с хищным носом радостно засмеялся. Засмущавшись, девушка удалилась, призывно покачивая бедрами. Три пары мужских глаз во второй раз за последние минуты отвлеклись от игры. Моментальная замена колоды, произведенная четвертым участником, осталась незамеченной...
   - Добавляю десять.
   Аристократичного вида господин, представившийся паном Закржевским, нервным движением двинул фишки.
   - Поддерживаю.
   Лев Давидович сделал короткую запись в блокноте...
   В банке лежало пятьдесят тысяч. Игра велась на запись. Вчера вечером, он со своим напарником Юсуфом выиграл у двух богатых польских промышленников пять тысяч рублей. Сегодня они пришли отыграться.
   Революции требовались финансы, и Бакинские подпольщики частенько пользовались услугами шулеров для пополнения партийной казны. Обыгрывали в основном заезжих гостей, но бывало, что страдали и местные представители нефтепромышленной элиты.
   Прибыв с инспекцией в местное отделение "Южно-российского рабочего союза", молодой профессиональный революционер Лев Давидович Бронштейн был встречен со всей щедростью кавказского гостеприимства. Полезным оказался и опыт местных товарищей...
   - Я пас.
   Высокий господин с жестким, цепким взглядом сбросил свои карты. Подошла очередь Юсуфа. Свое дело он сделал: колода перед раздачей была "заряжена" и каре из четырех тузов в руках Бронштейна дожидалось своего триумфа.
   - Нэ вэзет!
   Огорченный брюнет вздохнул и отодвинул карты в сброс.
   - Прикупаю.
   Закржевский добавил фишки в банк и сбросил одну карту. Задержав на мгновенье руку над колодой, он плавным движением пододвинул прикупную карту к себе. Она осталась лежать на столе рубашкой вверх, приковывая внимание остальных игроков.
   Лев Давидович усмехнулся про себя. Пора было заканчивать игру. Отсчитав фишек на пятнадцать тысяч, он решительно двинул их в центр стола.
   - Добавляю.
   На польского аристократа было жалко смотреть. Его рука тянулась к лежащей карте, неуверенно замирала и отдергивалась обратно. Крупные капли пота выступили на высоком лбу и дрожащие пальцы судорожно искали носовой платок. Наконец он решился. Так и не перевернув карту, он твердо произнес:
   - Открываемся!
   Бронштейн медленно, растягивая удовольствие, выложил одну за другой четыре карты поверх стотысячного банка. Гордые тузы, казалось, ухмылялись невезучему противнику. На лице поляка не дрогнул не один мускул.
   На стол неторопливо легла трефовая десятка. Затем король, той же масти.
   Лев Давидович спокойно ждал - у соперника оставалось на руках еще три короля.
   Дама треф.
   Появилось беспокойство.
   Валет треф.
   Юсуф ошибся?
   Девятка треф!!!
   Потомственный шляхтич спокойно произнес.
   - Стрит-флэш, господин Бронштейн. Когда я смогу получить свой выигрыш?
   Это у аристократа в двадцатом поколении слова "карточный долг" могут вызвать смертельный приступ. У них в крови память проигранных за зеленым сукном имений и фамильных замков. У молодого Лейбы кровь была другая - революционная.
   - Завтра к вечеру, пан Закржевский.
   - Вас не затруднит написать расписку?
   - Отчего же? Извольте...
   Дитя гор долго извинялось за ошибку и горячо размахивало руками. Лев Давидович его не слушал: пусть с ним разбираются местные товарищи. Утром следующего дня он отправился на вокзал - пора было возвращаться в родной Николаев. На перроне его ждали...
   Ну, кто же знал, что аристократичного вида господин окажется связан с местными уголовниками? А с этим людом шутки плохи: кровь у них тоже другая. Не дворянская. Придется соглашаться на их условия. Заодно и бакинских товарищей в деле проверим.
  
   ***
  
   Первого июня 1897 года, сначала бакинские, а за ними и столичные газеты вышли с сенсационной новостью: на нефтепромышленных предприятиях "Каспийской нефтяной компании" рабочие объявили бессрочную стачку...
   Два нефтеналивных танкера, принадлежащие ротшильдовской компании "Мазут", в результате аварии, допустили утечку большей части керосина в воды реки Волга...
   Нефтехранилище "Каспийской нефтяной компании" под Самарой сгорело дотла, в результате поджога неустановленными злоумышленниками...
   Акции российских дочек самой могучей торговой империи мира рухнули с начала торгов следующего дня более чем на двадцать процентов...
   Рейдерская операция торгового дома "Черников и сын" подходила к завершающей фазе.
  
   ***
  
   Резиденция торгового дома "Черников и сын".
   Петербург. 02 июня. 1897 год. 16-25 мск.
  
  
   - Денис Иванович! Заявок на продажу нет!
   От вопля начальника отдела ценных бумаг взлетала небольшая стайка воробьев, мирно клевавших из кормушки за окном кабинета.
   - Как нет? Ни одной?!
   Голос предательски сорвался. От предчувствия провала холод стал расползаться по груди.
   - Ни одной, шеф!
   - Совсем?
   Глуповато-привычный вопрос, на который Мишка не стал даже отвечать, только горестно махнув рукой.
   Все было ясно: провал был полный. И вина в этом была лично Дениса. Нужно было всего лишь поинтересоваться защитными способами, известными в этом времени. Он же просто доверился реестру акционеров, добытому Ерофеевым.
   Блестящее нападение разбилось о железобетонную стену тусклого каттеначо. Защитный прием "Каспийской нефтяной" был примитивен, но эффективен. Часть акций была оформлена на подставные или дружественные компании. Когда рейдерская атака торгового дома "Черников и сын" обвалила рынок, в панической распродаже эти компании участия не приняли. Акций на продажу не осталось...
   - Сколько мы успели выкупить?
   - Двадцать восемь процентов, Денис Иванович.
   - Все, Миша, закрываем лавочку...
   Неудавшаяся атака, тем не менее, принесла чистой прибыли больше двух миллионов рублей золотом. "Каспийскому нефтяному товариществу" не улыбалось иметь в крупных акционерах столь недружественную компанию. После недели переговоров, акции были выкуплены собственником практически по рыночной цене.
   Защищающаяся сторона также не осталась в накладе. Скупка собственных бумаг по низким ценам принесла в копилку нефтяного товарищества около миллиона рублей. Проигравшими, как обычно, оказались рядовые акционеры. Когда дерутся паны, чубы летят у холопов. Все, как всегда.
   Первое сражение было проиграно. Но война продолжалась. Срочно требовался союзник.
  
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"