Самойлов Юрий: другие произведения.

вирус 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ГЛАВА 18.
  
  - Системные папки вороши, я чувствую, он там.
  - Если там, то нам писец. Придется все переустанавливать.
  - Голова боится - руки делают.
  - Оборвать бы эти смелые ручки, по толстые гланды...
  
   Замечательно начинать очередную главу жизни с раннего утра нового дня. Вчера - позади, а что произойдет до вечера никому не известно. Пути открыты. Планы есть, но как осуществляться - вековечный вопрос обывателя. Направление выбрано, но... Упал, сломал ногу и планы завершил в больнице. Съел прокисший салат и просидел под кустом, избежав других неприятностей на голую задницу. Напали разбойники - история личной жизни закончена, началась загробная. Суетиться челевяк, счастье придумывает, планирует. Пуговицы зарабатывает, на пропитание, на черный день. Работы непочатый край.
   Лучшее время для начала новой жизни - вечер воскресения. Настроил перед сном планы на предстоящую неделю. Решил начать жить по-новому, по-особому. Бросить курить, пить, жену. Послать перед планеркой на три буквы директора и найти новую работу - высокооплачиваемую и непыльную.
   Планы во сне кипят до утра понедельника, но встал злой, невыспавшийся, сходил на горшок, выпустил желчь, позавтракал чем бог послал и жена приготовила. Плюнул на проклятую судьбу и опять поплелся на нелюбимую работу, закуривая ненавистную сигарету и мучительно раздумывая, где найти вечером деньги, что бы принять на грудь пару стаканов и забыться в дурмане до утра вторника.
   Вася, ты снова пошел в неправильном направлении. Будь оптимистичней. Гляди на мир веселей. Да воздастся каждому по делам его, да вернется воля твоя, и пусть жизнь когда-то станет замечательной. Во имя абзаца и крепкого, непечатного словца - полный аминь всем.
   Херки внимательно пересчитали шубы, накормили лошадей и нас со Светкой запаренным овсом, скромно перекусили сами, бутербродами с колбасой, горячей, приличной кашей на молоке, чашечкой кофе со сливками. Помолились херки - матери Хере, обсудили маршрут дальнейшего следования, подвели баланс расходов, подсчитали - прослезились лишним расходам, запрягли повозку и предложили отработать вчерашний ужин и утренний завтрак.
   Мы не растерялись, проявили коммерческую смекалку и выторговали дневной обед. Ударили с горбоносой старухой по рукам и отправились в путь-дорогу...
  
   Повозка натужно скрипела и норовила угодить деревянным колесом в глубокую колею. Работа заключалась в выталкивании телеги и если колымага не трогалась с места, таскать из придорожного леса ветки для подкладывания под колеса. Тяжелая, грязная, нудная работа - из болота тащить бегемота...
   Как хорошо, что нет пасынка. Увидеть унижающегося за кусок хлеба и пайку каши приемного отца, Кузя бы не перенес. Поднял бунт, наговорил хречкам кучу гадостей, поднял революцию, а сам бы ускакал в кусты, привычным маршрутом. Дай ему Моно, сохранить редкую способность провоцировать гадости и выходить сухим из воды. Пусть другим будет хорошо, пока нам плохо. Не переживай Кузя, отец идет к тебе на помощь, вот только вытащит в очередной раз телегу из ухабины.
   Дорогая начальница проявляла необыкновенную активность, все время крутясь рядом с повозкой и не отходя от нее ни на шаг. То поправляла ремешки на ткани, то стряхивала прилипшую грязь. Неужели стоит прогибаться перед скупыми хозяевами, в надежде заработать лишний кусок хлеба? Удивительные дела, узнаем руководство с неожиданной стороны. Неплохой пейзаж...
   Отработали обед сполна, но получили жалкие крохи с барского стола. Хотели поднять революцию и совершить кровавый пролетарский бунт, судьба не благоволила - херчанки имели численный перевес. Затаили обиду до ближайшего села.
   Начальница херок, отобедав теплым наваристым супом, выпив пару бокалов красного вина, неожиданно подобрела, и ковыряясь в редких зубах острой веточкой, решила ударится в наставничество. Наставить заблудших в ереси, на путь истинный, правильный. Мне что до Херы, что до Моно - одинаково перпендикулярно, пусть пытается. Лишь бы до деревни добраться, а там все припомним эксплуататорам трудового народа.
  - А что подруга все время молчит? Язык проглотила?
  - После сытного обеда? - Уточнила ядовито Светлана. - Не только язык проглотишь, но и траву начнешь жевать.
  - Сколько натопаешь, столько и слопаешь. - Старуха равнодушно пропустила мимо ушей, ядовитую Светкину шпильку. - Еще в древности великие херки изрекли - Что положено деве, не положено быку.
  - Знаем, проходили. - Отмахнулась Светка. - Но если положено, то класть надо по справедливости, а не по жадности.
  - Скотину перекормить, работать не сможет. - Парировала старуха, шмыгнув крючконосом. - Мы - потомки демократок, силой никого не заставляем работать. Не хотите, не надо. Договаривались на берегу.
  - Мы рабочая скотина? Вот так относитесь к паломникам? Ясно... - Светка вскочила с земли и гордо встряхнула волосами - Договаривались до обеда? Значит, мы свободны от договоренностей и уходим. До свидания херки. Удачной торговли шубами. Пошли Василия.
  - Света, давай посоветуемся, поторгуемся. Найдем консенсус. - Я растерялся. Пусть обед был скудным, но лучше что-то, чем ничего. - Не будем пороть горячку. Опять идти голодными...
  - Не переживай, самостоятельно дойдем. Полдня потеряли.
  - Как скажешь. - Покорно согласился. Начальство закусило удила. Вечерний ужин промелькнул мимо носа...
  - А как же многотерпение и покорность в святом обете? Моно не простит. - Влезла старая херчанка. Какой склочный, мелкий народишко. Неужели именно их предки, оставили высокую культуру потомкам? Досадно.
  - С Моной разберемся без посторонней помощи. - Презрительно бросила через плечо Светка. - По крайней мере Мона, всегда предлагала милосердно относится к людям. Гуманно.
  - Да? А наша Хера благосклонна к благодарным Хамосапиенсам.
  - Вот и сопите с хамами, ноздря в ноздрю.
   Хорошо что херки пользуясь численным преимуществом не набили морду и отпустили с миром. Наорали вслед обидных слов, но руки не распустили. Житье в женском мире имеет небольшие преимущества. Народ дерется редко, обходится погаными словами. Склочные, но миролюбивые. Бояться макияж и маникюр попортить? Прическу истрепать?
   Тривиальнее - нет гормона, тестертерона. Злость есть, а ярости нет. Голову обида не сносит.
   Отойдя на безопасное расстояние, Светка неожиданно успокоилась и весело подмигнула.
  - Что Вася? Страдаешь?
  - Представляю вечерний ужин. - Печально вздохнув, выдал очередную сентенцию. - На голодный живот и сухой овес - за фруктовый мармелад. Давай вернемся к херчанкам? Договорюсь.
  - Поздно и стыдно. - Притворно вздохнула Светка. - Не примут. Не простят.
  - Стыд глаза не ест, позор шею не ломает. - Прижав руку к груди, торопливо но горячо объяснил позицию начальнице. - Я, как и ты, плохо отношусь к жлобству и скупердяйству херовой старухи-спекулянтки, но при тяжелой жизни, гордость засовывают глубоко-глубоко в..., сама знаешь куда.
  - Разрешаю скрученную гордость выковырять обратно на свободу. - Светлана залезла рукой в глубокий вырез драного платья и неожиданно извлекла, небольшой кошелек. - Будем жить, пить и продолжать экспедицию!
  - Ты нашла деньги? Отыскала и молчала?!
  - Сегодня утром, случайно в повозке обнаружила. - Деловито объяснила Светлана, пряча кошелек обратно в вырез платья. - Остальное, ловкость рук и никакого мошенничества. Учись салага.
  - Конечно не мошенничество, а натуральное воровство. - Рассерженно сплюнул на землю, но от злости промахнулся и угодил плевком в личную, левую ногу. - Докатились до банального преступления. Дожили...
  - Слушай Вася - чистоплюй, даже плюнуть по-человечески не в состоянии, непременно себе на ногу, а в праведники лезешь. - Рассердилась Светка. - Осуждать легко, когда жизнь благоустроена и сыта. Просить и унижаться перед жлобами, гордость не мешает, а как честно тайком взять свое, заработанное - неожиданно запротестовала? Применяем двойные стандарты?
  - Чего? Какие стандарты?
  - Не важно. - Отмахнулась Светка. - Когда стоит вопрос между жизнью и смертью, мне по барабану как, но обязана довести начатое дело до конца.
  - Утрируем девушка. - Недовольно поморщился и перешел на высокий слог. - Если упрощать до крайности сложные нравственные ситуации, то всегда договоришься до любого абсурда и оправдаешь кого угодно. Да, если жизнь тела в опасности, то любые попытки спастись заранее оправданы совестью. Но разве мы, в безвыходном положении? Еще можно несколько дней терпеть унижения и пресмыкаться перед сильными, мира сего. На ягодах выживем.
  - Сам-то понял что сказал? - Усмехнулась снисходительно начальница. Смутился и пожал плечами.
  - Догадываюсь.
  - Короче Вася, если не хочешь пользоваться ворованными деньгами, остаешься наедине с чистой совестью, но без обеда. Выбирай.
  - За горло взяла? - Гордо вздернул подбородок, но живот обиженно булькнул, рот сглотнул обильную слюну. Оголодавший организм свело спазмами от приступа голода и высокая мораль, махнув раздраженно рукой, спряталась в уголках разума до лучших, сытых времен. Сжав зубы, попытался сдаться на милость победителя красиво. - Хорошо, согласен. Уступаю диктату, но знайте девушка, это идет в разрез с жизненными принципами. - Не удержался и уточнил. - На мясо денежек хватит?
  - И на мясо, и на суп с пирожками. - Начальница залезла в разрез платья и из-под другой груди извлекла небольшую косметичку. Достала зеркальце и оглядев внимательно потрепанную внешность, решительно добавила. - Приводимся в небольшой порядок и быстренько делаем ноги до ближайшей деревни, пока херчанки не обнаружили пропажу кошелька.
  - Согласен. - Понурил голову. Если совесть еще может смирится с чужими несправедливыми делами, то физиономия категорически не согласна отвечать за чужое воровство.
   Ускорили шаг по пыльной дороге, выглядывая укромное место для приведения внешности в порядок. Время шло, ручейка - нет, тревожные мысли успокоились, голова переключилась на необыкновенные возможности женской груди.
   Чем дольше общаюсь с женским полом, тем в большее восхищение прихожу от широких возможностей применения замечательных выпуклостей. В моральном, физическом и хозяйственном плане.
   Не скажу, что девы придают особое внимание естественным преимуществам, скорее относятся как к должному, и необходимому злу. Для девы грудь - секретный кошелек, возможность отложить что-то на черный день и как предмет для украшений, но используемый не во всю потенциальную мощь и красоту. Узко мыслят. Традиционно-тривиально.
   Начнем по порядку. Как бы использовал большую грудь изобретательный мущинка? Правильно, в первую очередь, как предмет для гордости и зависти перед самцами-соперниками. Мы всегда должны что-то, с чем-то сравнивать. Зарплату. Машину. Прочее и второстепенное. Но! Самый главный критерий для сравнения? Правильно - он. Рудимент. Отросток, друг, младший брат. Да назовите самого завалящего прынца, который не мечтает, что бы его драгоценный отросток, стал немного больше чем сейчас. Ну чуть-чуть, сантиметров на пять-шесть в длину и пару-тройку в диаметре...
   Но в чем главная проблема? Просто так, отросток в многолюдном, разнополом обществе не выставишь на всеобщее обозрение. Неприлично и пошло трясти опавшим, дремлющим отростком. Не показывает истинные размеры. Чтобы все время упруго и гордо торчал параллельно земле, нужны дополнительные стимулы и возбудители. А была бы грудь? Выпуклость под пиджак, пальто не спрячешь. Грудь какая есть, такая и есть. Всегда. Завидуйте малогрудые - мелкомешочные. Мало ли что у соседа машина классная и зарплата в пять раз больше. Зато у меня, без силикона на два размера шире. Еще бы размер груди соответствовал размеру рудимента. Двойная радость, для черной зависти конкурентов.
   Теперь по поводу физических возможностей. А принять на грудь алкоголя? В два! В три раза больше! Сколько не выпил, лицо при падении не разобьешь, грудь помешает, амортизирует.
   В хозяйственном плане? Заначку затырить? Милое дело. Плоскогубцы положить на грудь, пока руки отверткой заняты? Гвозди антисанитарно в рот не класть, при обивке дивана, а на широкую грудь. Тяжести переносить удобнее, не придавит шифоньером в узком коридоре малогабаритной квартиры.
   Книги читать лежа - вместо подставки используем. Да в умелых руках, да с мущинской сметкой и изобретательностью, неужели ограничимся в творческих поисках? Лишим женщин предмета мужской зависти, ну и куда побегут? Ревут, обижаются нервы треплют, тоскливо обвиняют - Ты меня любишь только за грудь... Чаще да, но иногда и без разницы.
   - Света, разреши задать нескромный вопрос. - Не удержался от вопроса, шагающей чуть впереди начальнице. - Только пожалуйста, честно и откровенно.
  - Да? - Удивилась начальница, не оборачиваясь. - С каких пор Вася стал деликатным и скромным? Хорошо, задавай. Когда беседуешь о ерунде, меньше кушать хочется и дорога становится короче.
  - Ты никогда не задумывалась, что в природе все рационально и продуманно? Лишнего ничего не создается, все для чего-то предназначено.
  - Ты так думаешь? Ну и?
  - Какую функцию выполняет девичья грудь? Для чего предназначена?
  - Ты уже спрашивал. - Светлана пожала недоуменно плечами. - Дурацкий вопрос, из той же оперы для чего на небе звезды. Пусть будет.
  - Определенная логика есть, но смысла нет. - Догнал начальницу и зашагал рядом. - Огляди себя, что видим? Руки - хватать, таскать, ноги - ходить бегать. Голова думать и есть, слушать и нюхать. . Живот - что бы набивать пищей, внутрь не заглядывал, но представить что именно там происходит могу. Даже волосы на голове имеют смысл, что бы мозги не простудить. А большая грудь? Что-то же там находится? Для чего-то служит?
  - А у тебя зачем плоская, волосатая грудь?
  - Волосатая - чтобы не мерзла, а твердая, для мышц крепких рук. - Охотно продемонстрировал, выпятив костлявую грудь и пошевелил мышцами рук. Вышло неубедительно, но наглядно.
  - Ну и здесь для мышц. - Начальница попыталась повторить. Грудь приподнялась. Недоверчиво потрогал, проверяя, но она как была так и осталось мягкой.
  - Тогда бы стала твердая. Сильная.
  - Я и так сильная. - Обиделась Светка и запахнула вырез на груди. - Задаешь глупые вопросы, в смущение вводишь. Откуда могу знать для чего грудь? Немного для красоты, остальное для мучений. Отстань.
  - Извини. - Смущенно пробормотал и окончательно заткнулся.
   Детский лепет. Как маленький, смутно озабоченный пацан, выясняю то, что надо знать с пеленок. Мучительно стыдно. Как будут реагировать взрослые читатели, читая бредовые мемуары? Вася Кастрюлькин вместе с соавтором - какавтором, пишут мелкие пошлости на протяжении половины произведения, ни разу не расставив точки над и? Отбросят раздраженно книжку под диван, переплюются и уйдут на кухню, восстанавливать истрепанные нервы колбасой с чаем.
   Извините товарищи, дайте еще пару шансов, немного помучайтесь в неизвестности, непременно найду, выясню и попробую. Торжественно обещаю, мало всем не покажется. Поимею до конца, выясню до дна. Исследую все скрытые точки, черточки и закорючки с загигулинами....
   Но! Пусть некоторым представителям противоположного пола неприятно будет услышать, вывод сделаю категорический: Без полноценной женской груди, - нет замечательной любви!
   Как далеко уносит бурная фантазия, не имеющая практического воплощения в нудной реальности. Конечно. Не нужны мущинкам девичьи тити, на широкой груди. Мучайтесь сами, но иногда позвольте нечаянно потрогать. Провести ладонью по атласной коже и неожиданно крепко, но осторожно сжать. Зарыться лицом и прикоснутся губами к твердому соску. Вспомнить, беззаботную молодость, прекрасные мгновения младенчества...
  
  - Вася. Мясо. - Тихие Светкины прозвучали как выстрел. Голодный живот прореагировал на слова быстрее, чем мозги.
  - Где? - засуетился, оглядываясь по сторонам и сразу успокоился. Впереди по курсу шла пестрая корова. Плыла говядина в голодные руки. Сама.
   Упитанные бока плавно покачивались с такт. Черные рога, острыми вилами упирались в небо, невозмутимая физиономия неторопливо работала челюстями, пережевывая травяную жвачку. Большое, розовое вымя, полное молока, едва не касалось сосками пыльной дороги. Хвост с черной кисточкой лениво обхлестывал спину, отгоняя назойливых мух.
  - Осторожнее, не спугни смирную скотинку. - Тихо предупредила Светка. - Идем как не в чем небывало. Твое задание - слушать приказы начальства, и не путаться под ногами. Усек?
  - Так точно. - Беспрекословно согласился с начальством, пытаясь унять дрожь в теле. Корова - это не только полтонны замечательного мяса, но и питательное молоко, из которого можно приготовить много полезных продуктов. Например - масло, на котором, так замечательно жарить куски говяжьего мяса...
   Корова нас заметила, но спокойно продолжала идти по дороге. Домашнее животное, молодец. Шевели копытами, скоро познакомимся ближе... Подоим, утолим голод, и долгожданная развязка.... Колбаса, котлеты и окорок закоптить. Рога на стаканы, хвост - на плетку. У хорошего мясника - кроме предсмертного коровьего мычания, ничего не пропадет. Ха-ха. Какие мы кровожадные...
   Когда до долгожданной встречи осталось несколько шагов, корова остановилась на месте, и расплылась в широкой, коровьей улыбке.
  - Ой, кого мы видим.... Привет гои.
  - Здравствуйте корова. - Хором поздоровались, продолжая медленно приближаться. Охотится на говорящую корову, не входило в планы, но от судьбы не уйдешь, отодвинем в сторону гуманистические принципы, голод не тетка. - Только не гои,, а два усталых паломника.
  - Верующие что ли? Таки в Моно-Стерео веруете? Или Херу Хреческую? Бывает. Наверное, устали в дороге? Кушать-хавать желаете? Молочка на халявку попробовать? Говядинки отведать? Ну-ну...
  - Не... Почти. - Энергично запротестовала Светлана, резко остановившись на дороге. Горячо поддержал руководство. Умная скотина попалась. Ничего, перетерпим издевательства. Только бы до вымени добраться.
  - Ой, так и поверила гоям. Кто ж от мяса отказывается? Молоко опять же свежее. Диетический продукт высшего качества. А шкура, копыта и хвост? Все свое, все натуральное. Неужели не хотите попробовать?
  - Ну если вы настаиваете. - Вмешался в разговор, перехватывая инициативу у начальницы. - Не возражаем.
  - Я ж говорила? Таки знала. Как чувствовала рогами беду. - Корова удрученно покачала мордой. - Куда катится мир, мама дорогая... Каждый встречный гой, норовит обидеть бедную коровку. Обмануть, обсчитать.
  - Да не гои мы. - Возмутилась Светка. - Путники. Слово-то такого и слыхом не слышали. Вначале объясните, а потом выражайтесь.
  - А известно ли вам, дорогие гои, что есть священная корова? - Не унималась говорливое животное. Не дожидаясь ответа на вопрос, облизнула влажным розовым языком, черный нос. - Таки не знаете? Тю... как далеко зашла всеобщая неграмотность и дремучесть современного гойского общества. Даже не думайте, - вам не идет. Девушка, как я вас понимаю, но простить не могу.
  - Но позвольте...
  - Позволяю помолчать и послушать мудрые слова, умной тети Муры. Я таки не с печки упала и не первый год живу на белом свете. Что бы не затягивать разборки, предлагаю честно со мной расплатиться и разойтись по мирному...
  - С чего это? - Не поняла Светка.
  - Как таки с чего? - Корова удивленно выкатила карие глаза. - Вы ж меня убить хотели? Ограбить. Молоко забрать, шкуру снять. Покушение на убийство, плюс не осуществившееся ограбление, действовали сообща, в сговоре - значит уголовная банда, срок удваивается. Таки не понятно?
  - Но мы ничего не сделали.
  - Но злые помыслы имели? Имели. Намерения питали. Даже мысленное покушение на честь и достоинство Священного животного, то есть меня, усугубляет гойскую вину. - Перебила начальницу, внезапно посуровевшая корова. - Неосуществленное, преступное действие, не освобождает от уголовной ответственности. По совокупности намерений, преступления тянут на вечный пожизненный срок. Да что объясняю, как маленьким детям? Трачу драгоценное время? Мы будем платить, или дальше беседу базарить? Вину усугублять?
  - Ничего себе, дела. - Удивленно переглянулись с начальницей. - Едва поздоровались, как заплатить должны, за то чего не делали. Несправедливо.
  - Ой, кто бы говорил о справедливости. На себя поглядите. У вас же на лицах написано, что думаете и кого хотели. Послушайте старую Муру, не тяните кота за хвост и платите бабки. То я всех не знаю. Одним местом думаете. Каждый норовит обидеть бедную Священную скотинку, поиметь, чего ни будь. Лучше не заводите, не расстраивайте нервы, потом оставшуюся жизнь не отмоетесь. Кто со священными коровами связывался, никогда безнаказанно не отмазывался. Да если хоть одну корову тронуть, то все стадо прибежит на помощь. Не то что трогать, про думать плохо нельзя. Вот такие мы безобидные Священные животные. Девушка, как я погляжу, вы иногда умная? Пятьдесят монет и разойдемся как в море корабли.
  - Но у нас нет...
  - То не чувствую, не понимаю. - Корова снисходительно мукнула и скосила глаз на Светкину грудь. - Таки еще не знаете, какие будут проблемы, а я знаю. Молодой человек, помогите дорогой подруге, избавится от лишних финансовых проблем. Честная Мура много не просит. Только очередь не задерживайте. Учтите, Моня рядом, не хотелось бы беспокоить по пустякам...
  - Света, давай дадим денег, что бы отвязались. - Шепотом попросил Светку. - Черт с ней, лишние неприятности не к чему.
  - Правильно молодой человек. - Встряла корова. - Можешь думать, когда захочешь. Ладно, ладно, не мешаю, советуйтесь дальше. Мура умеет быть терпеливой, но недолго, проценты капают.
  - Прибьем? - Неуверенно прошептала-предложила Светлана.
  - А если не врет?
  - Я таки вру? - Опять влезла в разговор Священная корова. Подслушивала? - Разве вру? Вот Моня, тот горазд. И хорошо наврать. Свидетель мой, дорогой. Ой, дорогой... Берет за услуги двадцать процентов, но деньги отрабатывает. Прирабатывает чистосердечными признаниями в судах. Ему, - Моне то есть, сказать, что меня изнасиловать хотели, как копытом об пень постучать. Кристальной честности бык. Последнее уважение потеряете. Прокляните тот день и час когда вздумали торговаться с Мурой. Я таки не поняла, где мои деньги?
  - Отдавай. - Умоляюще поглядел на начальницу. - Черт с ними. Как пришли, так и ушли. Зато быстрее от коровы избавимся.
  - Не грубите молодой человек. Я Священная корова и требую соответствующего рангу обращения. Хотите штрафа? Он есть для вас.
  - Поняли, поняли. - Буркнула Светка и вытащила кошелек из выреза на платье. Отвернувшись в сторону, пересчитала деньги и отсыпала меньшую часть обратно. Тяжело вздохнув, протянула горстку монет корове. - Забирайте. Но как догадались, что деньги лежат там?
  - Девочка моя, когда станешь старой и умной как я, то поймешь, а куда еще можно спрятать честно заработанные деньги? - Усмехнулась корова, вставая на задние ноги и подставляя переднее копыто под деньги. Удивленная Светлана положила деньги на лапу. Корова чем-то щелкнула, розовое вымя наполовину отстегнулось и деньги исчезли внутри. Неторопливо почесав толстое брюхо, корова осторожно опустилась на четыре копыта. - Детки, учитесь жизни, иначе жизнь научит вас. Шалом дорогие.
  - До свидания. - Хором ответили мы, провожая взглядом медленно уплывающий коровий зад. Хвост изогнулся, задрался вверх и весело нам помахал кисточкой. Ура, мы свободны.
  - Мне кажется, нас откровенно поимели. - Сделал неутешительный вывод. - Согласна Светлана?
  - Красиво и элегантно. - Согласилась Светка. - Ничего плохого не сделать не успели, но отдали последние деньги и чувствуем себя замечательно.
  - По уши в навозе ...
  
   Разбитая дорога привела к полуразрушенному мостику, через мутный ручей. Воспользовались предоставленной возможностью и приняли водные процедуры. Вода холодная, мутная, полная лягушек и пиявок. Светка безответственно визжала, а я мужественно крякал от омерзения, но потом осененный кулинарной мыслью, бросился на речную охоту.
  - Вася, выброси немедленно лягушек обратно. Зачем тебе сдались мерзкие твари?
  - Сейчас узнаешь. - Ловко бросился вперед и очередная квакушка, полетела на берег. - Светлана, помогай.
  - Что делать?
  - Не давай разбегаться по сторонам. Собирай в кучу.
  - Этих мерзких, голых, холодных лягуш?! - Светлану передернуло от отвращения и дева выскочила из ручейка, как ошпаренная кипятком. - Хоть убей Вася, ни за что не прикоснусь, они мерзкие и вонючие.
  - Зато вкусные! - Еще одна жирная лягуша испуганно квакнув, вылетела на берег, смачно шлепнувшись брюхом о землю и потеряла сознание от боли.
  - Ты что, их пробовал?
  - Знаю. Наследственная память. Моя мама-кастрюля, где в муках родился, была из французского тефлона.
   Лягушки пришли в себя от наглой неожиданности рыболова и бросились в рассыпную, как дикие кролики, от голодного волка. Непуганые охотниками и рыбаками пресмыкающиеся рептилии, живо сообразили недоразвитым инстинктом, что если ловят, то надо непременно сматываться, ничего хорошего не ждет. Не целовать же лягушек собрались, превращая в красавиц-царевен, да и я - увы, не царевич.
   Начальница оказалась нерасторопным помощником, пришлось в одиночку проводить грязную работу. Ловить, собирать в большую кучу, связывая лапы крепкими травинками. Через полчаса упорной, азартной охоты, пару десятков толстых лягушек, испуганно моргали выпученными глазами, повиснув вверх лапами, на толстой палке.
  - И что хочешь сказать? Удачная лягушалка завершена? - Брезгливо спросила Светлана, оглядывая шевелящийся, лягушачий улов.
  - Ужин есть. - Самодовольно подбоченился, разглядывая улов. - Не отварная, парная свинина, но некоторые цивилизованные народы держат лягушек за десерт.
  - С ума сошел? - Светлана испуганно отскочила еще дальше от меня. - Что бы я стала есть эту гадость?! Не смеши.
  - Ничего смешного не наблюдаю. Возвращаю долги.
  - Какие долги? - Не поняла Светлана, потом сообразила и рассмеялась. - За птичьи яйца извиняешься? Ну сравнил...
  - А что сравнивать? - Встряхнул ветку, лягушки задергались. - Там семь маленьких яичек, а на ветке двадцать жирных, питательных пресноводных.
  - Сейчас вырвет от твоих слов. Как можно есть гадость?! Они противные.
  - А кушают то, что имеет приятный вид? - Усмехнулся на слова начальницы, искренне не понимая Светкиного непритворного ужаса. - Но мы же едим разных костлявых рыб, раков, птиц?
  - Как можно сравнивать свежую рыбу с противной лягушей? Нежную курятину с зеленой, квакающей тварью?
  - В супе квакать не будет. Сварится - заткнется.
  - Ты Вася непереносим. - Объяснила как тупому. - Они же зеленые! А запах чувствуешь? Мерзость в рот толкать? Отравимся!
  - А лошадиный овес? Не рахат-лукум, но съели, не умерли, не отравились, не заржали по скотски? На тебя Светлана не угодишь. Грибы жаренные, скользкие, для нее объедение, пресная трава - вкуснятина, колбаса на сое с требухой - деликатес, а свежее, чистое мясо - вызывает отвращение. Да если б вы знали девушка, лягуши живут в экологически - чистой среде, питаются исключительно мясом комаров, гусениц и пиявок...
  - Ну... - Светлана инстинктивно зажала рот руками, пытаясь сдержать приступ рвоты. Удалось. Переждав, когда начальница придет в себя, с жаром продолжил убеждать непокорную гурманку.
  - Между прочим, свинина питается отбросами, а курица - червяками, что не мешает людям с удовольствием их поглощать, в жареном, пареном, сырокопченом виде. А любая рыба? Мало того что торчит чешуя, а сама костлявая, как подушечка для иголок. Напомнить что рыба ест, чем брюхо набивает? Друг друга жрут, траву, личинок и мух, если повезет. Сомы, так те вообще мертвятиной, да трупами животных питаются, лягушами с жабами. Угри - как змеи, жрут что не попадя. Корова траву жует вместе с насекомыми, жуками, не ковыряется брезгливо, а все подряд в пасть тянет. А собака любая, особенно домашняя? При первом удобном случае непременно отведает человеческого дерьма, впрочем, о собачках не будем, что бы не испортить хорошее мнение о первом друге челевяка. Не переживай Светлана, лягушек полностью есть не будем, только лапки и без зеленой кожи. Представь что грызешь птичье бедрышко, маленькой птички. Жареное.
  - Сравнил. - Светка мечтательно закатила глаза. - У птички мясо диетическое, белое. Грудка, шейка, ножка, куриный бульон...
  - Обещаю, хуже не будет. Мы же не бородавчатых жаб поймали...
   Упоминание о жабах и бородавках, стало последней каплей терпения и начальницу банально вырвало наизнанку. Дневной обед из овса и хречки, побрезговал оставаться в желудке и деловито попросился наружу. Ничего. Пройдет некоторое время. Голод возьмет свое и Светка перестанет брезгливо выделываться. Куда деваться? Ням-ням всегда, ням-ням везде вот лозунг мой и революционного поэта-маяка, сверяющего жизнь, по пролетарским вождям. Разок попробовал не сверять, так тут же и застрелился в ужасе. Испугался самого себя, увидел истинное лицо в краснокожей паспортине, вынутом из широких штанин.
  
   Брели до позднего вечера, пока редкие звезды не проявились на темном небе. Опасность миновала, хречки не догонят и имеем законное право расположится на долгожданный отдых.
   Пока тащились до стоянки, лягуши отдали лягушачьему богу наивные души и умерли. А повеси-ка несколько часов верх лапами? Любой зверь коньки откинет. Кровь к мозгам приливает, мысли выдавливает. Хоть башка маленькая, хоть большая, а мысли-то есть. Чаще похабные, озабоченные, черные, чем светлые и пушистые. Мысль - как пуля-дура, залетает в голову не вовремя, а когда непременно вверх тормашками, и выгнать возможности нет - прилив крови мешает.
   Вначале о хорошем помечтаешь-вспомнишь, потом о скабрезном, немного о порнухе, но время идет и черные мысли вход пошли. Осознаешь внезапно - вот дорогая лягушка, пришел последний лягушачий час. Пора умирать. Промелькнет в секунды короткая жисть, вспомнится розовое однояйцовое детство, головастиковая тревожная юность, счастливая взрослая, лягушачья жизнь. Вспомнишь с грустью, как метала икру любимая супруга, как тайком покрывал семенем соседку по болоту. Длинные, летние вечера, полные комаров и разухабистого кваканья на топком берегу. Как вмерзал в лед, дожидаясь весны, а потом долго оттаивал, в то время, как другие лягушки, уже скакали по берегу. Как ловко избежал опасности быть проглоченным, выскочив в последнее мгновение из клюва цапли, как один раз нализался муравьиного ядом в дрыбаган, а потом долго мучился похмельем и все. Больше вспомнить нечего - жисть закончилась, примем достойно неизбежную смерть...
   Прощай лягушачья, веселая семья, прощай дорогая болотная тина Родины, прощайте дорогие детки-икринки, придется вам расти сиротками, без дорогого папаши. Последнее - прости, последнее - ква-ква...
   Едва сдержался от нахлынувших чувств, но вовремя вспомнил, что лягушки не мыслящие существа и разумом обладать по статусу не положено - голова маленькая, а извилины только на лапках.
   Начальница синела лицом, бросая мельком взгляды на кулинарные приготовления, а я не терял времени зря. Натаскал дров, приготовил лежанку, попросил Светка развести костер, и попытался приступить к деловитой разделке лягушек. Разложил первую лягушку на пне, занес нож, над распластанным, зеленым телом...
   Мясник, или палач? Убийца, или спаситель? Спасаем себя и Светку, от голодной смерти, за счет чужой жизни? Нам делаем хорошо, до прочих дела нет? Мы венец природы, венец пищевой цепочки? Все прочие, обязаны покорятся, добровольно лезть под нож и в кастрюлю? Мы всех, но никак не наоборот. Попробуй крокодил, или лев, защищая жизнь откуси челевяку голову? Сразу объявим бессовестным убийцей, кровожадным людоедом - ответим беспощадным террором. Голову за ухо, живот за ногу, смерть за смерть. А если убьем крокодила, бегемота, кролика, корову, курицу? Ничего особенного, мы же не со зла, а по производственной необходимости. Мясо в суп, кожу на сумочки, челюсть на каминную полку. Ничего личного господа животные. Мы вас очень любим. Всех. На природе на безопасном расстоянии, в зоопарке, на ферме. В любом кулинарном виде - жареном, пареном, вареном. Диалектика мать ее...
   Если буду рассуждать еще несколько минут, то народ останется без ужина. Госпожа Моно, дай сил Стерео, Хера помоги нахер.
   Что ты Вася, как слюнтяй? Представь, стал великим медицинским ученым и препарируешь учебный муляж. Во имя науки. Во имя знаний. Неужели не интересно, что у лягушки находится внутри? Вскроем, узнаем и на основании полученных знаний, будем представлять науку анатомию. Лягушка - пустяк, настоящие ученые во имя науки мышей режут, собак, свиней, обезьян, себе подобных. Всех подряд режут. Мясо и органы под микроскоп, кожу и кости на чучело. Всем замечательно.
   Какая разница, где лабораторной крысе погибать? В канализации в зубах злобных котов, или в теплой клетке? Я думаю, что крысе приятнее погибать в лаборатории, в чистоте и уюте. Провел короткую жизнь достойно, и смерть пришла красивая - в белом, коротком халате, с ваткой хлороформа в накрашенных ногтях. Уснула с чистой совестью, скальпель вжик по шее, а крысиная душа ушла наверх. На очередную ренкорнацию. Грехи прошлой жизнью искупила достойно - послала Мона в новом качестве, обратно на грешную землю. Теперь ты всех подряд режешь. Круговорот. Вначале мы их, потом они нас.
  - Уя, уя, что-то рука заболела. - Скорчив болезненную физиономию, решил немного симульнуть. - Внезапный вывих верхней конечности. Света, не поможешь мясо разделывать?
  - В родном, клоунском репертуаре? - Не поверила начальница, наблюдая за моими потугами. - Нет, Вася, уж мучайся сам. Выполняй обязательства.
  - Почему, так предвзято Светлана? - Побаюкал руку, усиливая симуляцию. - Неужели не могу вывихнуть руку и заболеть?
  - Кто другой, только не ты. По физиономии вижу, сачкануть хочешь. Думаешь, сердобольная и выполню грязную работу? Не дождешься.
  - Ладно, ладно, дорогая начальница, взаймы берешь. - Обиженно пообещал начальнице, возвращаясь к работе. - Вот справлюсь с лягушами, приготовлю жаркое, еще добавки попросишь. Пальчики оближешь. Не проси, не дам. Вообще ничего не дам.
  - Яя и не прошу. - Светка помахала ладошкой. - Мешать не буду. Успехов и приятного аппетита. Если что, в лесу, на охоте. Свисти.
  - Попутного ветра.
   Шлангануть не получилось, придется мучится самостоятельно. Теоретические знания обо всем, помогают понимать окружающую действительность, но нулевая практика, тормозит полноценное развитие. Будь хоть семи пядей во лбу, но если не потопаешь, и лягушку не полопаешь.
   Это только первый раз страшно... Только первый раз противно. Убеждаем себя, что страдаем не зря... Руки дрожат... Прикроем лягушачьему трупу глаза... Ну? Один удар, одно движение ножом и ...
   Нож прикоснулся к лягушке, нога у трупа дернулась, испуганно отскочил в сторону. Безусловные рефлексы. Никаких условностей, все реально и тошно... Это вам, не чужое либидо языком волновать, а самому ручками работать...
   Смейтесь, смейтесь гады, вас бы на место мясника. Первый раз как в первый класс. Был бы дикарем, не тронутый цивилизацией, воспитанный как положено в диких джунглях, да с раннего детства питался червяками да улитками, разве бы испугался? Побрезговал? Живьем бы насекомых ел, да личинок жирных. Представив шевелящуюся гадость, чуть не выблевал на мертвую лягушу. Едва сдержался.
   В очередной раз набравшись духа вернулся к разделочному пню. Лягуша перестала дергаться, снова умерла? Голод, ты же не тетка? Помоги пересилить зловредную разумную натуру, придай дикости и мужества. Да лучше прыгнуть на единорога, чем ножиком хладнокровно резать лягушек. Прощай непорочная душа. Окончательно разозлился на себя и приступил к работе мясника.
   На третьей лягуше, рука перестала дрожать, голова остыла и дело пошло веселей. Действительно, чего как дурак страдал? Ничего особенного, работа как работа. Все дело в отношении. Если абстрагироваться от кровавого процесса, то гуманизм надолго затыкается. Жрать хочет наш гуманизм, вот и весь базар...
   Бынь, по башке контрольным ударом, по зеленой ляжке острым лезвием, по другой ноге - хрусть. Ноги в одну сторону, изуродованное лягушачье тело в другую. Венцам природы и эволюции не пристало слюнтяйничать и страдать по пустякам. Пока не выполним возложенную на челевячество миссию, все разрешено. Бог простит. Еще бы знать что за миссия, и в чем смысл жизни.
   Кто куда в этом вопросе. Кто в лес, кто на охоту, а кто и по дрова. Спроси Иванова - в чем Иванов лично твой смысл жизни? Не задумается товарищ, лихо отрапортует - во имя! Кого? Всего! Перейдем к следующему. Господин Ганс, а вы во имя чего, кого? Я, я, я - Радостно закивает господин и будет долго и нудно перечислять во имя чего именно и как. Остановим поток красноречия, поедем в Африку, залезем в дремучую чащу, найдем пигмея и зададим тот же вековечный вопрос. Пожмет плечами абориген, на секунду задумается кудрявой головой, но тут же выдаст кучу причин, во имя кого и для чего лазит по ядовитым джунглям.
   На самом деле все безбожно врут. Но врут искренно, горячо веря в наивные слова, но не будем их разочаровывать, пусть заблуждаются. Каждому свое. Прощайте, дорогие лягушки, вы не знаете смысла жизни, да хоть не врете, а честно бессмысленно квакаете.
   Погребение безвинно погибших во имя желудка, прошло тих, скромно, но достойно. Коварный, беспринципный убийца виновато попросил прощения и закопал лягушек в общей братской могиле, бросив сквозь скупую слезу, последнее прости. Могилка получилась скромная, небольшая. Установив на погребальном холмике плоский камень, отдал последние почести. Дорогие пресноводные - вы погибли не зря. Своей жизнью и аппетитными лапками спасли погибающую от голода экспедицию. Не переживайте, все там будем в отпущенное случаем и творцом время. На небе увидимся. Ждет вас хорошее, уютное болото на белоснежном облаке, где полно жирных комаров, пиявок и мошек, где дожидаются ваши предки-лягушки. Где икра - густая, семя - живучее, где самки взаимные и где нет проклятых вековечных врагов - цапель и Дуремаров. Пусть земля будет пухом, а ножки хорошо прожарятся на костре. Абзац, дорогие друзья.
   После лягушачьих похорон дело пошло веселее. Тризна обещала быть сытной. Нанизав на палку лягушачьи ноги и сглатывая слюни, приступил к жарке шашлыков. Их бы в уксусе, да соли, да под хорошее красное вино... Где дорогая начальница? Хоть бы свежей зелени к ужину принесла.
   Когда первая партия жаренных, лягушачьих ног, чудом не сгорев на костре, была готова, из темного леса вышла Светка. В руках ничего нет, охота прошла неудачно. Что можно найти в темном лесу, кроме неприятностей на ... Критически пригляделся к Светкиному заду. Скажем откровенно, замечательный зад. На чем остановился? Ах, да. Что можно найти на замечательный зад? Замечательные неприятности.
   Светка с независимым видом подошла к костру и усевшись с другой стороны огня, принялась насвистывать незатейливый мотивчик.
  - Не свисти, денег не будет.
  - Народная примета, только в доме работает. - Буркнула начальница, но свистеть перестала, внимательно разглядывая замечательно-пахнущий ужин. После предварительной обработки, прожаренные на костре, лягушачьи лапки, приобрели съедобный вид. Похожие на окорочка, очень маленьких куриц. Ну очень маленьких. Практически воробьев.
  - Нам бы соли, для вкуса. - Деловито пожаловался начальству, складывая жаренные лапки на лист лопуха и испытывая неописуемую гордость за приготовленное блюдо. - Придется без приправ. Готова принять участие в скромном ужине?
  - Пахнет приятно. - Вынужденно согласилась начальница. - Если только одну лапку, для пробы...
  - Ножку. - Уточнил я, протягивая лопух с горкой лягушачьих окорочков. - Это когда лягушка в воде плавала у нее лапка была, а когда в жаренном виде - окорок. Прошу вас, угощайтесь.
  - Спасибо. - Поблагодарила Светлана, неуверенно принимая приглашение и внимательно оглядывая лапку. - Действительно, как куриная ножка.
  - На вкус попробуй. Объедение. - Горячо заверил, не торопясь приступать к сытному ужину. Предстояло взять очередной рубеж. Одно дело блюдо приготовить, но еще и самому съесть. Экзотика - экзотикой, но как воспитанные люди, предоставим даме пройти вперед.
   Внимательно оглядев жареную лапку, и внимательнее обнюхав, Светка набралась мужества. Закрыла глаза и неуверенно откусила небольшой кусочек. Осторожно пережевав, храбро проглотила. Глаза удивленно открылись и восхищенно хмыкнув, Светлана выразила мнение вслух. - Действительно, мясо как мясо. Немного на курицу похожа.
  - А я что говорил? - Самоуверенно ответил начальству. - Главное превозмочь предубеждение в голове, а желудок сам разберется, что можно кушать, или пусть выходит обратно. Приятного аппетита.
  - Угу. Взаимно. - Ответила начальница набитым ртом. Вошла во вкус. Пора и повару принять участие в поздней трапезе, пока не оставили морить голодом.
   Вначале действительно, лучше закрыть глаза и лишь потом осторожно класть жаренный кусок в нетерпеливый рот. Натуральная курица-гриль. Цыпленок табака, без приправ. Сало - як сало, чего пробовать? Прожевали. Не умерли? Берем следующий кусочек.
   Через несколько стремительных минут, от жареных ножек не осталось и следа. О былом ужине напоминала братская лягушачья могила, несколько обглоданных косточек и приятная тяжесть в животе. Нас напоили, накормили, что вы бабушка насчет кровати намекали? Залезай красавица, я готов. Лениво отвалился на охапку травы. День прошел не зря. Доведем обязательную программу до замечательного конца?
  - Ну Вася, благодарю. Уважил. - Начальница впервые за вечер улыбнулась. - Удивил и накормил. Меняешься в лучшую сторону, настоящим человеком становишься.
  - Не за что. И вам спасибо за приятную компанию, теперь готов принять участие в эксперименте по поиску.
  - Оба на? - Удивилась начальница. - На сладкое потянуло?
  - Можно сказать и так, но в действительности, на полный желудок, неприятности переносить значительно проще. Теперь полон сил и адекватен к окружающей действительности. Сытыму - любые дела по плечу. Что воевать, что любовь искать в утомительной борьбе.
  - Даже так? - И неожиданно сложив три пальца в странный знак, протянула руку в мою сторону. - А это видел?
  - Вижу. - Согласился лениво. - Но смысла не улавливаю.
  - Это называется - фигу вам Василий Инененович. Будем спать порознь.
  - В чем собственно дело Светлана? - Попытался удивится, но дрема, туманила мозги и плотские желания. - Отказываетесь от эксперимента? Фига, как закамуфлированный, вежливый отворот - поворот? С чем связанно?
  - Подумай.
  - Пусть лошадь думает, у нее голова большая, а мы собственно не возражаем, пропустить дивную ночь без нудной работы. - Смерил начальство презрительным взглядом. - Было бы предложено...
  - Вот, вот. Именно так. - Светлана поправила свою кучу травы и легла обратно. - Одолжения делать не надо.
  - Света, тогда ничего не понимаю. Практически обеспечил сытный ужин, накормил, напоил, а ты лезешь в новую бутылку. - Сон улетучился, а настроение медленно портится. - Иду руководству навстречу, преодолевая усталость и тяжелый день, а ты внезапно меняешь планы. В чем проблемы?
  - Нет проблем, я сегодня не хочу.
  - В позапрошлый раз хотела, сегодня расхотела. Где логика?
  - Вася, ты забываешь о главном. О взаимности желания.
  - Как не помню. - Пожал плечами. - Всегда и во всем. Ну и что?
  - А что делаешь? - Светка передразнила мой заспанный голос. - Пожалуйста, готов к труду и обороне... А где искреннее бурление чувств? Где искрометное желание? Ты лежишь самодовольный и гордый, а я должна пресмыкаться и работать в эксперименте одна? Интересно...
  - Ничего оскорбительного не имел ввиду, а действительно желал, но тихо и скромно. Достойно.
  - С невидимыми глазу желаниями, спи один. - Отрезала Светка и отвернулась окончательно.
  - Вот и поговорили. Спокойной ночи. - Не остался в долгу и отвернулся в противоположную сторону.
   Сон вылетел из головы, обида как изжога, наполнила горечью душу. Иногда как полный идиот, ничего не понимаю в окружающем мире, профан-фонфан. Часто теория совпадает с практикой, но гораздо чаще пролетаю мимо, стрелой из средневекового арбалета. Стоит поиграть интонациями, не вкладывая смысл и взаимопонимание разрушается. Как будто не было и нет согласия. Одно и тоже произнесенное слово, но наполненное паузами и эмоциями вызывает противоположный эффект. Кинул небрежно - Привет, старому знакомому и все, многолетняя дружна под угрозой. Но то же слово произнесенное незнакомцем, с придыханием и нежностью, пробуждают взаимную приязнь. Да дальше. В разведку, в окопы! Вовремя добавленная доброжелательная интонация распахивает любые двери. Получается что? Господа! Не доброе слово кошке приятно, а искреннее мурлыканье!
   Не верите? Проверьте же вечером. Крикни спящей кошке под ухо - Кис-кис, грозным голосом и котяра с испуга обмочится, а потом долго будет заикаться при утреннем мярганьи. Да хуже.., мурлыкать заикаясь. А погладь ласково, а в это время говори гадости - скотина тупая, тварь хитрая, сволочь волосатая, мышей не ловишь, жрешь, да спишь. Совершенно противоположный эффект. Замурлычит, спину выгнет дугой, хвост задерет трубой - ой, любимый хозяин, твоя навеки, мур-мур, дай рыбки и газетку смени на горшке...
   Наивно думаете, кошка дура и ничего не понимает в жизни? Конечно дура, конечно не понимает. В словах человеческих ни бум-бум. На разнообразные интонации реагирует. А были в роли иностранца в чужой стране, или наоборот? Абориген, что-то бормочет по импортному, ни слова не понимаешь, начинаешь суматошно разглядываешь хитрую физиономию. Пытаешься понять, что зарубежная сволочь говорит. То ли действительно вежливо здоровается, то ли - Янки - go home!
   Не начать ли следующую главу, новую жизнь? Уснем не страдая, проснемся с первыми лучами, с новыми проблемами? Рискнем, попробуем
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"