Хаас Ирэн: другие произведения.

Личный враг

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.21*5  Ваша оценка:

  Глава 1
  
  Признаюсь вам честно, я не любительница каких-либо видов спорта, не стремлюсь участвовать в соревнованиях и быть запасной в них на всякий случай. Ну да, вдруг кто-то ногу подвернёт или ещё чего хуже случится. Не моё это, и всё.
  Кроме плаванья. Это единственный вид спорта, который мне действительно по душе. На уроках физкультуры я предпочитаю спокойно отсиживаться на лавочке, одиноко наблюдая за другими занимающимися. А когда всё же мои оригинальные отговорки о плохом самочувствии не помогают и приходится заниматься, тогда я делаю разминку вместе со своими одноклассниками.
  Ну и, конечно же, по традиции я выжидаю момента, когда учитель отвернётся, и я в наглую смогу стоять, ничего не делая, и смотреть, как бы он не заметил моего бездельничества. Сейчас же ситуация совершенно другая. Я просто вынуждена бежать изо всех сил, чтобы догнать одного засранца с моими вещами.
  Жалко, что сейчас меня не видит Леонид Павлович - наш учитель физкультуры, а то бы жирная пятёрка в журнале была бы мне обеспечена автоматом. Да и вообще, если так подумать, пятёрка мне нужна, пусть даже и одну тройку, но всё же я закрою её. А насчёт остальных плохих оценок не знаю. Хотя о чём я? Сейчас мне важно думать не об оценках по физкультуре. Сейчас мне надо думать о том, как я поступлю с этим придурком Тереховым. Догоню и убью или лучше будет помучить сперва, а потом убить.
  - Терехов! - крикнула я на весь школьный коридор, ускоряя при этом бег. В боку начало покалывать, с каждой секундой становилось всё тяжелее дышать.
  Вот что значит, не ходить на уроки физкультуры. Все, кто стоял в коридоре, со смехом и шоком смотрели на то, как я бегу. И нет, дело совершенно не в скорости бега, а в том, что бегу я вся мокрая, в одном полотенце, да еще и без обуви. Ну разве не ужас, когда тебя видит почти полуголую вся школа?! Стыд, срам и позор! А виновник всей этой ситуации сейчас бежит впереди меня вместе со всей моей одеждой. Вот правда, догоню и убью этого тупого идиота.
  - Мосина! Я повешу твой лифчик, как трофей у себя в комнате, - закричал он мне в ответ, громко смеясь и для большего эффекта специально крутя на пальце мой бюстгальтер. Вот тут меня и прорвало. Руки сжались в кулаки, всё тело напряглось, глаза прищурились. Я была готова разорвать его на куски, не оставив даже мокрого места. Он заплатит за свои слова. Пусть не сегодня, но завтра я отомщу ему точно.
  - Терехов! Отдай мою одежду, - крикнула я, надрывая горло, пока он бежал и, смеясь, оглядывался на меня.
  - А ты попробуй догнать меня, Мосина! - моя одежда оказалось у него очень просто. Он мстит за вчерашнюю испорченную футболку, которую, конечно же, испортила я, специально вылив на неё стакан морковного сока.
  Ох, сколько гнева было в его глазах, когда я это сделала. Мне даже показалось, что он готов был ударить меня в любую секунду, но вместо этого он молча развернулся и ушёл из столовой, так громко хлопнув дверью, что даже все сидящие за столами вздрогнули. Ещё тогда я поняла, что он отомстит мне, впрочем, как это было всегда в нашей личной войне.
  Сегодня, после кошмарного урока физкультуры, я решила принять душ, как и многие другие девчонки. Женская раздевалка никогда не бывает закрытой, а шкафчики, в которых мы оставляем свою одежду, всегда открыты. От кого их закрывать, когда тут все свои? Пока я принимала душ, этот засранец каким-то образом добрался до моего шкафчика и забрал оттуда всю сменную одежду. Так потом еще и наглым образом дождавшись, когда я выйду из душа, окликнул меня возле входа, показывая, чья одежда находится у него в руках.
  Вот и начиная с той самой секунды, мы играем в догонялки, которые мне уже порядком поднадоели. Но что поделать, одежда мне очень нужна. Потому что кроме полотенца больше ничего нет, а идти в таком виде домой не самый лучший вариант. Я даже не хочу представлять себе, как это будет выглядеть со стороны. Хотя, думаю, тогда популярность моей личности будет обеспечена, причём не очень хорошая. С каждой секундой бега я всё больше уставала и всё больше отставала от Терехова, что меня очень разочаровывало и немного пугало. Что-что, а проигрывать ему я точно не собиралась.
  - Терехов, отдай мои вещи! - вновь прокричала я, задыхаясь.
  Ответом мне был его довольный и наглый смех, который я ненавидела всей душой и мечтала, чтобы когда-нибудь, в один прекрасный момент, он подавился от него. Да и вообще, я уже много раз мечтала и представляла себе, как с ним что-то случится. Не исключаю, что он об этом иной раз думал. Мы же враги друг другу и будем биться в этой войне до конца, пока кто-нибудь из нас двоих не сдастся. А я уж точно не собиралась этого делать.
  В какой-то момент, пока я бежала, чья-то крепкая рука обхватила меня за талию и резко дёрнула в сторону, от чего я чуть не упала, потеряв равновесие. Во мне бурлила злость, как лава в жерле вулкана. Не посмотрев даже на того, кто меня остановил, я принялась упрямо вырываться из его рук и кричать, чтобы меня отпустили. Но шансы мои были малы. Я довольно сильно устала от бега, и сил на дальнейшую борьбу у меня уже не было, а Терехов, пока я боролась, успел скрыться из виду. Мне пришлось сдаться. Но это ещё не конец. Я обязательно отомщу ему.
  - Марин, успокойся, пожалуйста. Прекрати за ним бегать. Тебе ведь всё равно не догнать его, признай это, - рядом послышался знакомый голос. Не теряя ни секунды, я резко выскочила из кольца рук Дениса и толкнула его в грудь, так, что он пошатнулся.
  - Ты! - прошипела я, сжимая кулаки и грозно прожигая взглядом бедного Дениса, который трясся от страха. - Зачем ты остановил меня? Я уже почти догнала его, а ты помешал мне. Что мне теперь делать, когда вся одежда сейчас находится у этого придурка Терехова. В чём мне, по-твоему, теперь ходить? В этом полотенце?
  - Я тебе дам одежду, - воскликнула подходящая к нам Соня. Я перевела на неё свой грозный взгляд и недовольно фыркнула, на что она усмехнулась. - Перестань кидаться на Дениса, он правильно сделал, что остановил тебя. Нечего бегать по всей школе в одном полотенце, - сказанные Соней слова медленно, но всё же дошли до меня.
  Бегать перед всеми в школе полуголой не самое лучшее занятие, особенно, когда ты бежишь за тем, у кого твоя одежда. Но с другой стороны, что мне ещё оставалось делать, как не попытаться вернуть её обратно. Другого варианта не было. Да и если бы я не побежала за этим придурком, тогда он засчитал бы победу себе, чего точно не должно было случиться. Разжав кулаки и сделав глубокий вдох, я с извиняющим взглядом посмотрела на Дениса. Он до сих пор со страхом смотрел на меня, ожидая моих дальнейших действий.
  - Прости меня, пожалуйста, Денис, - говорю я извиняющимся тоном. Не знаю, простит ли он меня за такой резкий всплеск эмоций, из-за которого я ему нагрубила, или нет. Надеюсь, что да. Мы ведь давно дружим, и он должен понять меня, как никто другой.
  - Ничего страшного, Марин. Я всё понимаю. Просто... - он сделал паузу, опустив взгляд на мои босые ноги.
  - Что просто? - спросила я у него, одновременно с тем переглянувшись с Соней. Кажется, она тоже не поняла, что он имел в виду. Спустя несколько мгновений он ответил:
  - Просто тебе уже пора перестать мстить Артёму. Каждый раз вы пытаетесь задеть друг друга за живое, что-то доказать друг другу, но кроме нарастающей ненависти вы не получаете никакого результата.
  - Денис, только в наши разборки с Тереховым не лезь. Мы и без тебя разберёмся, - наши взгляды встретились. Я заметила, как в его глазах промелькнула обида.
  - Ну ладно, всё. Прекратите, ребят! - между нами резко встала Соня. - На сегодня хватит ссор. Денис, ты давай иди, куда шёл, а мы с Маринкой пойдём переоденемся. Правда, Марин? - повернувшись ко мне, она вопросительно приподняла левую бровь, как бы говоря, что нам и правда пора уходить отсюда. На меня уже и так многие смотрят, смеясь и показывая пальцам.
  - Да, - тихо согласилась я с ней, оглядевшись вокруг.
  - Вот и отлично! - схватив меня за руку, Соня в темпе направилась обратно в женскую раздевалку.
  Всю дорогу до неё я шла, опустив взгляд в пол, не обращая внимания на мимо проходящих учеников. Какой же это позор. Сейчас, наверное, вся школа знает о том, кто бежал по коридору в одном полотенце. Не прощу Терехову такого унижения. Отомщу. Сделаю ему ещё хуже, чем он мне. Что бы он понял, какого мне было чувствовать себя посмешищем для всей школы, в которой мне ещё учиться целый год вместе с ним. Я не останусь в долгу и сделаю такую пакость, которую он запомнит на всю свою жизнь.
  - Тебе стоит прислушаться к словам Дениса, - начала Соня, как только мы зашли в раздевалку. - Он сказал сейчас ту правду, которую ты всеми способами отрицаешь. Так нельзя, Марин. Пойми ты это уже наконец.
  Открыв дверь шкафчика, она достала пакет с одеждой и грубо сунула мне его в руки.
  - Артём наглый сукин сын, и ты прекрасно об этом знаешь. Он пойдёт на всё, чтобы довести тебя и не собирается останавливаться, впрочем, как и ты. Будь умнее. Попробуй первой закончить вашу игру в личных врагов.
  - Я не собираюсь сдаваться таким образом. Только не сейчас. Я отомщу ему, Соня. Завтра. А насчёт игры, скажу тебе так: это не игра. Мы и есть личные враги, - тяжело вздохнув, она взяла меня за руку и растянула губы в улыбке.
  - В любом случае, что бы ни случилось, мы с Денисом всегда за тебя. Но поверь, добром ваша война не кончится.
  - Я знаю, - ответила я, улыбнувшись в ответ.
  - Мы с тобой дружим с самых пелёнок, Марин. Ты, я и Денис через много прошли вмести. Если что, то мы все вместе надерём задницу этому засранцу.
  - Я буду первой. - Мы обе засмеялись, представляя себе эту картину.
  Заглянув в пакет, я нахмурила брови, не уверенная в размере одежды, которую мне дала Соня. В отличие от меня - коротышки, она всегда была длинной, с красивыми ногами и идеальной талией. Я ей даже иногда завидовала, ведь быть маленького роста не очень-то и классно. Пример тому уроки физкультуры.
  - Ты уверена, что твоя одежда подойдёт мне? - спросила я, смотря на Соню и всё так же хмурясь.
  - Больше, чем просто уверена. Не переживай и иди переодевайся уже, - кивнув, я двинулась обратно в душевую.
  
  Глава 2
  С утра, как только я зашла на кухню и села за стол, мамины каблуки надоедливо застучали по полу, пока она готовила мне завтрак, торопливо бегая от стола к газовой плите, на которой жарилась яичница. Этот стук вместе с шипением масла на сковороде немного раздражал и отвлекал от важных мыслей. Ведь сегодня я собиралась отомстить Терехову. У меня уже готов план, который не терпелось привести в действие. Не зря же я всю ночь не спала, думая о том, что можно такого сделать этому гаду, чтобы он получил по заслугам. А тут ещё эти мамины каблуки, мешающие до конца обдумать мои действия.
  - Мам, сними ты их уже! - воскликнула я, не имея больше сил терпеть этот раздражающий звук. Выключив яичницу, она с непонимающим выражением лица повернулась ко мне.
  - Кого снять?
  - Туфли свои, мам, сними, - улыбнувшись она отвернулась от меня, открыла шкаф и достала из него тарелку. После чего положила на неё яичницу и, подойдя к столу, поставила её передо мной.
  - Чай будешь? - спросила она, опять простучав своими каблуками до раковины. Не понимаю маму. Неужели ей нравится целое утро ходить в этой неудобной обуви?
  - Нет. Ты мне лучше скажи, зачем ты так оделась на работу. Я знаю тебя все свои семнадцать лет, мам, а платья ты одевала только по особым случаям. Сегодня вроде не должно быть этого случая. Ты идёшь с утра на работу, а не куда-нибудь ещё, - мама сегодня и впрямь была одета в неподходящую для работы одежду.
  Чёрное платье с большим вырезом декольте, которое она после развода с папой держала в самом дальнем углу своего шкафа, сейчас было на ней и это первая странность. Она всегда ходила с обычной причёской, сегодня же волосы вместо хвоста накручены и распущены. Губы с глазами накрашены, и одеты эти каблуки, которых, кстати, раньше я у неё не видела. Хотя я ничего не имею против. Мама выглядит шикарно, как никогда. Но это странно.
  - Поверь мне доченька, сегодня тот самый особый случай, - ответила она с сияющей улыбкой. Нет, ну вот с ней точно что-то не так. Мама вела себя так только тогда, когда папа еще жил с нами, но после их развода она поникла и начала уделять больше внимания своей работе секретаря.
  - Давно я тебя не видела такой, - пробубнила я себе под нос беря вилку и начиная есть.
  - Да, Марин, забыла предупредить. Сегодня я не смогу отвезти тебя на плаванье, - от услышанного я поперхнулась бедным куском яичницы.
  - Почему? - такое резкое мамино заявление удивило меня больше всего произошедшего за сегодняшнее утро. По четвергам она всегда отвозила меня на плаванье, забирая после школы. Что с ней произошло сегодня такого, что она не сможет этого сделать?
  - Понимаешь, милая... Сегодня я задержусь на работе и надолго.
  - Насколько долго? - я запереживала. Внутри появилось маленькое предчувствие того, чему я точно не буду рада.
  - Думаю, к часу ночи я вернусь. Марин, дело в том, что меня пригласил в ресторан после работы очень хороший человек, - её извиняющийся взгляд встретился с моим обиженным, будто новость о каком-то там 'хорошем человеке' заставит меня смириться с причиной, по которой она не сможет отвезти меня на тренировку. Я не верила своим ушам: моя мама кого-то нашла.
  - И кто же этот хороший мачо? - спросила я маму, одновременно с этим вставая из-за стола.
  - Милая, давай не будем сейчас ссориться. Я тебя обязательно с ним познакомлю и расскажу о нём, но только не сейчас. Тебе пора в школу, а мне на работу.
  - И как мне теперь одной добираться до бассейна? - спросила я как обиженный ребёнок, которому не дали конфетку. Подойдя ко мне, мама аккуратно поправила мою выбившуюся кудрявую прядь волос.
  - На автобус сядешь и доедешь. Деньги я тебе дам. Вечером вернёшься обратно. Если что, ужин в холодильнике, можешь заказать пиццу. Я разрешаю, - взяв тарелку, я обошла маму и поставила её в раковину, после чего двинулась за рюкзаком.
  - Поехали, мам. Не хочу опоздать, - крикнула я ей уже из комнаты, быстро хватая ножницы, которые мне будут сегодня нужны как никогда.
  Всю дорогу до школы мы ехали молча. Я замечала на себе её короткие взгляды, но отвечать на них не собиралась. Я обижена на неё. Она должна была меня предупредить об этом заранее, а не сегодня с утра. Я не хочу, чтобы у неё был какой-то там мужчина. Она любит папу, пусть и не хочет признать этого, но я-то вижу это и чувствую. Подъехав к школе, я сразу же вышла из машины, как только мама дала денег. Она провожала меня взглядом ровно до того момента, пока я не переступила порог школы, после чего уехала. Мамы они и есть мамы. Подойдя к своему шкафчику, я принялась доставать из сумки книги по тем предметам, которые сегодня должны быть. Первый урок - русский, его я и оставила в сумке.
  - Привет, Мосина! - неожиданно произнёс Терехов рядом с моим ухом, отчего я вздрогнула и, резко хлопнув дверью шкафчика, повернулась к нему. Вот только его мне тут не хватало для ещё больше испорченного настроения. Как и всегда, губы его били растянуты в ленивой улыбке, на что я усмехнулась.
  - Что тебе нужно, придурок? - бросила я ему, наигранно приподняв левую бровь. - Пришел вернуть мои вещи или как?
  - Что ты так грубо? - спросил он, продолжая улыбаться и тем самым раздражать меня. - Твои вещи я не собираюсь возвращать, а особенно лифчик и трусики с покемоном, - последние слова он произнёс шёпотом, немного наклонившись ко мне. Моя вчерашняя злость вспыхнула с новой силой, вырываясь наружу и желая убить этого идиота прямо здесь и сейчас, перед всеми. Мерзавец! Он поплатится за это.
  - Извращенец! Только попробуй притронутся к моим вещам, - прошипела я, сжимая кулаки. Улыбаясь и радуясь, что ему так легко удалось вывести меня из себя, он приблизился ко мне ещё ближе, настолько, что наши носы почти касались друг друга.
  - А что, если я уже притронулся к ним? - произнёс он, растягивая каждое слово. Смотря в его серые глаза, я еле сдерживала себя, чтобы не накинутся на него и не убить. Он же в свою очередь наслаждался сложившейся ситуацией, наблюдая за мной. В итоге, не выдержав, я оттолкнула его от себя.
  - Проваливай отсюда. Ты меня раздражаешь.
  - Взаимно, - ответил он, отступив на шаг. - В чём дело, Мосина? Я с самого утра жду от тебя ответного удара за вчерашнее, но ничего не происходит. Не находишь в этом ничего странного? Ты не пытаешься отомстить. Милая, ты что, решила сдаться? - поинтересовался он, скрестив руки на груди.
  - И даже не мечтай, Терехов! - фыркнула я, улыбнувшись ему в ответ. - Я ни за что не сдамся и попрошу тебя не называть меня 'милой', - тут же заявила я ему, пытаясь уйти, но не тут-то было. Мне не удалось и шага сделать, как его руки стукнули по обеим сторонам от меня. Он навис надо мной, перегородив все пути к отступлению.
  - Пытаешься сбежать? Это так на тебя похоже. Я знаю, что ты что-то задумала. И тебе не скрыть этого от меня, Мосина, - наши взгляды встретились, не желая разрывать контакт. - Я буду ждать, когда ты сделаешь свой ход и знай, что я буду готов.
  - Мне нужно на урок идти. Отпусти меня, или я закричу, - грозно предупредила я его, ожидая, когда он отойдёт от меня.
  - Вот скажи мне, почему ты такая?
  - Такая - это какая? - задала я встречный вопрос, гордо приподняв голову.
  - Глупая, как маленький ребёнок. Даже ничего...
  - Артём! - перебила его приближающаяся к нам бестия. Он явно был расстроен появлением своей девушки. Прикрыв глаза и тяжело вздохнув, Терехов нехотя отошёл от меня и, натянув улыбку счастливого парня, стал ждать когда его курица Света дойдёт до него на своих высочайших каблуках. - Милый мой, ты что здесь делаешь? - её недовольный взгляд сразу же метнулся в мою сторону. - Опять возишься с этой? - в этот момент мне захотелось врезать по её намалеванному личику.
  - Нет. Я просто проходил мимо.
  - Ну да, конечно. Я видела, как вы стояли, - не став их слушать, я двинулась в кабинет русского. Сев на своё место рядом Денисом, я приветливо ему улыбнулась.
  - Привет, - поздоровался он, улыбнувшись в ответ.
  - Привет, Денис. Где Сонька?
  - Думаю, она сегодня как всегда проспит, а там кто её знает, - ответил он повернувшись ко мне. Вот так всегда. Соня постоянно опаздывает в школу, а всё потому что любит поваляться в кровати. Я всегда считала, что её имя ей подходит в самый раз. Пока я доставала учебник с тетрадью, Денис смотрел на меня, наблюдая за каждым моим движением.
  - Что так на меня смотришь? - решила поинтересоваться я. После моих слов Денис, растерявшись, резко отвернулся.
  - С чего ты взяла, что я именно на тебя смотрю? - спросил он почти дрожащим голосом. Мне даже стало как-то не по себе. В последние время я часто замечаю на себе его взгляды. Не знаю, с чем они связаны, но как только я их замечаю, Денис сразу же отворачивается. Может, он просто боится у меня что-то спросить?
  - Денис, ты чего? Я просто спросила, - попыталась я его успокоить.
  Ответом мне было молчание. Решив больше не трогать его, я перевела взгляд на открывающуюся дверь. И знаете, кто вошёл? Терехов со своей супер дивой. Он держал её за талию и одновременно с тем смотрел на меня, хитро улыбаясь, пока Света ему что-то увлечённо рассказывала. Эта парочка точно подходит друг другу.
  - Что сегодня Артёму от тебя понадобилось? - задал вопрос Денис, немного наклонившись ко мне. Кажется, обида прошла.
  - Ты ведь знаешь, он как всегда пытался вывести меня из себя. И на этот раз у него получилось. Ты нас видел в коридоре?
  - Да. Вещи он тебе вернул?
  - Нет, - ответила я. В мыслях всплыли слова Терехова про моё нижнее бельё.
  - И что ты собираешься теперь делать?
  - Отомстить, - торжественно произнесла я, вспоминая про ножницы, лежащие в сумке. Сегодня я посмеюсь над Тереховым.
  - И как же? - всё не отставал от меня Денис со своими вопросами.
  - У нас сегодня занятия по плаванью, - да, мне так не повезло, что я хожу на плаванье вместе с этим придурком. Даже там он достаёт своими тупыми подколами. У меня сложилось такое впечатление, что он преследует меня, причём с самого детства. Где я, там и он. Вот и здесь мы ходим вместе на плаванье в одни и те же дни. Только в разные группы, что меня не может не радовать.
  - Ты что-то задумала?
  - Да, День. Сегодня свершится великий суд над засранцем Тереховым, - улыбаясь, я представила себе, как он опозорится, а особенно перед своими друзьями. Вот будет потеха. После школы я еле-еле доехала до бассейна. Вот, что ни говорите мне, а в машина в сто раз лучше ехать, чем в этом аду на колёсиках.
  В машине хотя бы пахнет лучше, да и места больше, и ещё там можно открыть окно, чтобы подышать свежим воздухом, в отличие от автобуса, где все толкаются, ругаются и плохо пахнут. Как вспомню этот ужас, сразу хочется бежать в ванну и тереть себя мочалкой, пока кожа не покраснеет. Больше ни за что на свете не сяду в этот автобус. Пойду пешком, но только не туда. Зайдя в здание, я молилась, чтобы по дороге мне не встретился Терехов. Не хочу видеть и слышать этого засранца. Но это пока!
  Урок плаванья прошёл на отлично. У меня, конечно, как и всегда, были косяки, но не без этого. Ведь я уже говорила, что не люблю спорт. Зайдя в раздевалку, я по-тихому переоделась и быстренько вышла, направившись в сторону другой раздевалки. И я думаю, вы уже догадались, в чью и зачем. Зайдя в неё, я осмотрелась. Пусто. Никого. Радостно крикнув про себя, я стала искать шкаф с именем Терехова.
  Спустя пару минут спешки он был найден. Открыв дверцу, я аккуратно достала из него вещи и, выудив ножницы из кармана сумки, приступила к делу. Пришлось немного поторопиться, но вскоре моя работа была готова. Последний раз посмотрев на топик, сделанный из футболки, и джинсы, превратившиеся в самые короткие шорты, я зловеще улыбнулась и положила всё обратно.
  Выходя из раздевалки, я столкнулась с незнакомым парнем. На нём были одеты плавки, он был мокрый, а в руках держал шапочку с очками. Я подумала, что он может быть из группы Терехова, и их тренировка уже закончилась, поэтому бросилась скорей бежать, пока меня не поймали на месте. Улыбнувшись, парень проводил меня заинтересованным взглядом. Ничего, это нестрашно, что он меня заметил. Пускай этот гад знает, кто ему порезал одежду. Ведь как ни как, а ему придётся одевать это при друзьях и идти в этом домой. Вот будет потеха. Только одно жаль. Я не увижу этого позора.
  
  Глава 3
  Уже с самого утра вся школа гудела о новом, мною придуманном стиле одежды Терехова, который даже кто-то успел запечатлеть на камеру и выложить в соцсети. Все только ходили и обсуждали это, смеясь над тем, как Терехов опозорился. Ну а я, гордо задрав голову, радовалась своей новой победе. Ведь для меня узнать, как этот гад упал лицом в грязь перед всеми, самая величайшая новость этого дня. И пусть эта месть не самая худшая из всех, которых я когда-либо совершала, но она произвела определенный фурор, и теперь Терехову будет не очень сладко ходить по школе, слыша смешки за своей спиной или то, как его имя звучит на задних партах.
  Он всегда мечтал о популярности. Теперь пускай хоть подавится ей. Я помогла ему самым быстрым и позорным способом, зато он стал обсуждаем, что не менее важно в его мечте. Пускай теперь испытает то, что испытывала я, догоняя его в одном полотенце перед всей школой. Ему было тогда забавно бежать от меня и кричать, что он сделает с моим лифчиком. Теперь же мне забавно наблюдать за тем, как все смеются над ним, показывают его фото друг другу, постепенно начиная распространять разнообразные слухи о его странно-короткой одежде. Кто ещё кому хуже сделал.
  - Маринка! - запищала рядом Соня, схватив меня за руку. - Ты видела это? - спросила она, следом протянув мне телефон. На экране был изображён Терехов в своём суперкоротком топе и мини-шортиках. Он стоял полубоком, но его искривившиеся от злости лицо было прекрасно видно, и это просто не могло не радовать. Так же, к несчастью, было видно его тело, которое ни могло ни привлечь любую девчонку.
  И как тяжело мне не было бы это признавать, но моё внимание оно тоже привлекло, хоть и самую малость. Усмехнувшись, я ещё раз поздравила саму себя с удачно выполненной работай и передала телефон обратно Соне.
  - И это вся твоя реакция? Простая усмешка? Марин, ты видела кто изображён на фото?
  - Да.
  - Видела, в чём он был одет?
  - Да.
  - Ну и? Разве ты не должна сейчас радоваться, бегать и кричать, что над Артёмом смеётся вся школа? - переведя взгляд на Соню, которая ожидающе на меня смотрела, я просто улыбнулась ей, радуясь, бегая и крича только в душе.
  - Я и так это делаю, - ответила я.
  - По тебе что-то не очень заметно, голубушка. Твоя реакция на такое бывает совершенно другой. Чаще всего ты хвалишься нам с Денисом, как ты Артёма сделала в очередной битве между вами. Так почему же именно сейчас ты спокойно стоишь и улыбаешься? Почему не подбежала ко мне первая и не рассказала, как тебе удалось провернуть это дельце?
  - И многие уже знают, что это именно я порезала Терехову одежду? - решила уточнить я, удивившись и одновременно с тем испугавшись. Хотя с чего мне бояться. Ведь именно этого я и хотела.
  - Ты что, серьёзно об этом спрашиваешь? - её брови как по команде поднялись вверх, а глаза широко раскрылись. - Вся школа знает, что его одежду порезала именно ты. Да и сама подумай, кто кроме тебя это ещё мог сделать? - вот та причина, благодаря которой можно легко догадаться, кто поиздевался над Тереховым. Другого варианта просто никогда не могло быть.
  Ведь на протяжение девяти лет нашей личной войны люди, окружающие нас, просто привыкли к такому роду поведения, а некоторые даже ждали, кто из нас двоих нанесёт первый удар и кому достанется больше всего неприятностей.
  - Я же говорила тебе, что отомщу ему, - ответила я, на этот раз улыбнувшись. - И да, пусть я отомстила, взяв его идею насчёт одежды, но сама посмотри, он опозорился намного сильнее, чем я, бегущая в полотенце. Сейчас Терехова обсуждает вся школа, уже не вспоминая про этот случай со мной. И мне это на руку, Сонь.
  - Я ничего не имею против, - тут же начала подруга. - Твоя идея с одеждой получилась довольно-таки смешной. Только вот теперь, раз вся школа знает о том, кто порезал одежду Терехова, он тоже в курсе и скорее всего уже готовит план мести. Ты не боишься? - от такого глупого и бессмысленного Сониного вопроса мне захотелось громко рассмеяться, ухватившись при этом за живот.
  Да, у меня есть маленькая доля страха, от которой я пытаюсь избавиться, но в остальном я смело жду ответной мести. И если честно, то мне даже любопытно узнать, что Терехов задумал или будет задумывать против меня. Смогут ли его тупые мозги придумать хотя бы что-то?
  - Что за глупый вопрос? Я не боюсь и никогда не буду бояться этого придурка. Он не способен ни на что, кроме как на выходных собраться со своей командой по баскетболу и напиться. Или ещё лучше - потусить со своей курицей, которая не умеет ходить на каблуках, - именно так всё всегда и было.
  Терехов каждые выходные проводил в компании друзей, ведь он же тот самый всеми любимый капитан команды, без которого просто никуда. Каждая игра благодаря ему проходит успешно. Нет его - значит нет победы, так считают все, кроме меня. Этот напыщенный индюк возомнил из себя непонятно кого. Думает, выиграл, и теперь он славный малый. Может и так, только в голове пусто, а вместо мозгов одна паутина. А когда увидишь его раскрашенную курицу Свету и самого его на крыльце школы, да и ещё целующимися, сразу хочется бежать в кусты от такой тошнотворной картины.
  - Не понимаю я тебя, - тяжело вздохнув, сказала Соня. Конечно, ещё бы, она меня поняла. У неё ведь нет такого надоедливого врага, как у меня. - Зачем тебе это нужно, Марин? Наплюй ты уже на этого Артёма, сдался он тебе. Каждый день ты только ходишь и говоришь о том, какой он придурок, какой он урод, какой он идиот и так далее. Ты хоть минуты можешь не думать о нём? - последние слова прозвучали для меня каким-то странным намёком. Даже можно сказать, через чур странным и очень пугающим намеком. Прищурив глаза, я внимательно посмотрела на Соню.
  - Что? - спросила она в ответ, непонимающе глядя на меня.
  - Ты на что намекаешь? - мой голос получился настолько грубым, что Соня испуганно вздрогнула. Кажется, я немного перестаралась.
  - Марин, ты чего? Я просто задала вопрос, ни на что не намекая. Успокойся, - её глаза заметались по сторонам. Нет, всё-таки я перестаралась, раз она так запереживала.
  - Запомни, Сонь! Я и Терехов - враги. Между нами никогда не будет примирения и добрых словечек, - посчитав нужным закончить на этой ноте наш с Соней разговор, я, развернувшись, направилась на урок.
  Она последовала за мной, но уже молча. Вот и правильно. Говорить мне с ней уже было не о чём. После двух уроков вся старшая школа собралась в столовой, наполнив помещение громким шумом. Кто-то из школьников смеялся во весь голос, забыв про правила приличия, кто-то обсуждал новые сплетни школы, не забыв упомянуть новый стиль Терехова. (Ведь эта новость обошла каждого.)
  Некоторые просто болтали между собой, не привлекая особого внимания. Можно сказать, сегодняшний завтрак в столовой начался как обычно. Наша компания из трёх человек сидела за своим столом. Денис и я спокойно завтракали, пока Соня жаловалась на несправедливость учителя русского языка. Ей поставили два в дневник за неподготовленное домашнее задание. Теперь нам с Денисом придётся терпеливо выслушивать её жалобы. Такое уже было не впервые.
  - Нет, ну вы представляете? Этот козёл поставил мне два. Ну подумаешь, забыла сделать домашнюю работу, и что тут такого страшного? - возмущалась она, жестикулируя руками в разные стороны, что выходило у неё очень смешно и так похоже на Соню.
  - Во-первых, не козёл, а Евгений Сергеевич, - поправил её Денис, кашлянув. - Во-вторых, ты сама виновата. Надо не сидеть в компьютере до трёх часов ночи, а садиться и делать уроки. Тебе скоро экзамены сдавать.
  - Нет, Марин ты слышала этого зануду-ботаника? - спросила она, бросив на меня умоляющий взгляд спасти её, но Денис сказал правду, каким бы он там не был ботаником.
  - Он прав, - её рот немного приоткрылся от удивления.
  - Я не поняла. Вы что, сговорились тут оба? Решили направить меня на путь истинный?
  - Нет. Мы просто говорим тебе, что ты не права по отношению к учителю. Двойку ты получила заслуженно, - продолжал Денис винить Соню в её же полученной двойке, пока я тихонько смеялась над ними. Нет, ну эту картину их ссоры просто надо было видеть.
  - Ух ты чёрт! - резко воскликнула Соня. - Вы только посмотрите, кто направляется к нашему столику, - медленно повернув голову в сторону, я встретилась взглядом с Тереховым.
  Только этого урода ещё здесь не хватало. Держа в руках поднос, он уверенно приближался к нам со своей фирменной улыбкой короля. Казалось, что ему плевать на то, как шумно его начали обсуждать в столовой, показывая пальцам и смеясь, но меня ему не обмануть. Я вижу, как в его глазах вспыхнуло пламя злости, а пальцы буквально впились в пластмассовый поднос. Интересно, сломает он его, пока дойдёт до нас?
  - Здравствуй, моська, - бросил мне он, как только плюхнулся на один из свободных стульев рядом со мной. - Надеюсь, не помешал вашей компании отбросов, - от его усмешки напыщенного индюка мне захотелось повторить то, что я сделала ему не так давно. Вылить морковный сок. Только уже не на футболку, а прямо в лицо.
  - Закрой свой рот Терехов. То, что ты теперь носишь укороченную одежду не делает тебя борзым идиотом, который имеет право меня обзывать. Придумай другой вариант модного стиля, и может тогда твоя курица на каблуках примет тебя в их команду королев школы, - сидевшие рядом Соня с Денисом, не выдержав, засмеялись, и их негромкий смех заставил Терехова покраснеть от злости. Улыбаясь, я немного наклонилась к нему. - Не расскажешь свой секрет швеи? - прошептала я, сделав ударение на последнее слово.
  Желваки заходили на его скулах, ясно обозначая то, как он зол и как он сильно теперь хочет уничтожить меня. Специально хихикнув, я отвернулась от него, не желая дальше злить этого индюка. Но не тут-то было. Схватившись за мой стул, он резко дёрнул его, тем самым придвинув меня к себе и развернув лицом. Я лишь пискнула от испуга и неожиданности. В столовой повисла гробовая тишина. Всё внимание учеников было приковано к нам.
  - Дорогуша, - зло прошипел он мне в ухо, обдавая кожу жаром. По телу побежали предательские мурашки. Я вся напряглась. - Твоя шуточка с моей одеждой не сойдёт тебе так просто с рук. И если ты думаешь, что своими тупыми словами сможешь вывести меня из себя, то ты глубоко ошибаешься. Я зол, но недостаточно.
  Он делает паузу и, специально обвив талию своей рукой, прижимает меня к себе. Я, лишь приоткрыв рот, смотрю на него.
  - Ты плохо постаралась, - еле слышно шепчет он. Уголок его губ приподнимается вверх. - Твой план провалился, - я, упираясь руками ему в грудь, пытаюсь отодвинуться, но всё безуспешно. - Теперь жди от меня ответного удара. И поверь, на этот раз я отомщу тебе со всей своей искренностью, - с этими словами он встаёт, убирая руку с моей талии. У меня в горле будто встал ком, который я только сейчас с усилием проглотила и смогла сделать глоток воздуха.
  - Прошу прощения, - говорит он, одновременно с этим глядя на меня. - Мосина, ротик закрой, а то некультурно сидеть с открытым ртом, - и тут мне будто дали внезапную пощёчину, благодаря которой я очнулась, взяв в руки самообладание. Я резко встала.
  - Катись отсюда, Терехов. Придуркам вроде тебя место за тем столом, - говорю я, указывая пальцем на стол, за которым сидит вся компания его друзей.
  - Мой завтрак можешь оставить себе. Я угощаю, - кричит он мне вслед. Сжимая кулаки и скрипя зубами, я замечаю на себе разъярённый взгляд Светы, сидящей не так далеко от нас со своими мымрами. Кажется, она готова сейчас прыгнуть на меня и выдрать все мои волосы.
  - Вот урод, - выдохнув, говорит мне Соня. - Не обращай внимание, Марин, - поворачиваюсь к ней и медленно сажусь на стул.
  - Я тут единственный кто не понял, в чём дело? Он распустил руки, - зло начал Денис, переводя взгляд с Сони на меня. Да, точно. Денис прав. Терехов распустил руки, решив, что таким образом сможет сделать меня слабачкой и унизить перед всеми. И у него это получилось на ура. У чертово сукина сына получилось пробить во мне трещину. Но я не сдаюсь. Я буду ждать ответного удара. Хоть теперь мне не терпится сделать его первой.
  
  Глава 4
  Резкий удар, обрушившийся на меня, пока я спокойно шла и разговаривала с Соней, чуть не сбил меня с ног и будто выбил воздух из груди. Чьи-то руки сразу же легли на мою талию и нагло придвинули к себе, видимо, пытаясь поддержать, чтобы я не упала, но я и так стояла на ногах. Мне не нужна была ничья поддержка. Вот только тот, кто схватил меня, решил сделать по-своему. 
  Первое, на что я посмотрела, это на обтянутую футболкой мужскую грудь, в которую на данный момент упирался мой нос, и это немного удивило меня. Какой урод рискнул притронуться ко мне? Подняв голову, я встретилась с хитрым взглядом Гоши, который достаточно радостно улыбался, и всё крепче прижимал меня к себе. Что-то я не поняла. Что здесь вообще происходит? 
  Один из дружков Терехова, который ничем не отличался от него самого, сейчас прижимает меня к себе? Чувствую я, что это столкновение произошло не по случайности. Здесь точно замешан напыщенный индюк. Упершись руками в грудь Гоши, я попыталась оттолкнуть его от себя как можно дальше. В итоге у меня ничего не получилось. Спустя минуту моего пыхтения и упорного старания я сдалась.
  - Маринка! - воскликнул, он радостно улыбаясь. - А я и не заметил твою мимо проходящую красивую попку, - удивляться тут уже было нечему. Типичный бабник, у которого кроме пошлых мыслей в голове больше ничего толком нет. Как ни странно, но мне его жалко.
  - Ой! Прости, Гош, а я не заметила тебя, извращённого придурка и надоедливого идиота. Пусти меня! - снова упершись руками в грудь Гоши, я попыталась оттолкнуть его от себя и у меня это легко получилось, несмотря на первый раз, когда мне пришлось прикладывать большие усилия.
  - Не груби, малышка. Я ведь не всегда могу быть таким 'Мистером вежливым обояшкой', - сказал он, наклонившись ко мне. В тот же момент я решила использовать шанс и дала ему громкую пощёчину. Рядом стоящая Соня ахнула, а удивлённый Гоша, приложив ладонь к своей красной щеке, сразу же отшатнулся от меня.
  - Ты чего? Сдурела?!
  - Это ты сдурел, - фыркнула я, сделав лицо обиженной девочки. - Нечего было лапать меня и называть 'милой'. А если тебе недостаточно, могу ещё добавить, только уже рюкзаком и по башке, - сняв с плеча сумку, я угрожающе шагнула навстречу к Гоше, от чего тот заметно напрягся и немного отступил. На его лице заиграла хитрая улыбка, а в глазах заплясали чёртики.
  - Тебе захотелось побегать за мной, как за Артёмом? - я яростно взглянула на Гошу, желая разорвать его на мелкие кусочки. Прямо сейчас, на этом месте, всего лишь за одно упоминание моего недавнего позора перед всей школой. - Я бы не отказался побегать от тебя, только если бы ты была в полотенце, малышка, - на этом терпение лопнуло. 
  Окончательно разозлившись на Гошу, я метнула в него рюкзаком. Однако стоит напомнить, что физическая подготовка у меня почти на нуле. Поэтому я промазала. Не став ждать дальнейших действий, он спокойно развернулся и направился в класс, бросив мне на прощание хитрую усмешку. Вот ведь гадёныш. Чувствую я, что это точно было не случайное столкновение.
  - Ты за что его так? - спросила Соня, улыбаясь и провожая уходящего Гошу долгим взглядом. Видимо, её эта ситуация забавляла не меньше меня.
  - Этот безмозглый бабник заслужил пощёчины, - ответила я, поднимая рюкзак с пола. - А ещё хорошего пендаля под зад. Жаль, что он убежал, не дождавшись этого. 
  Уже в классе, перед началом урока, плюхнувшись на стул рядом с Денисом, я почувствовала неладное. Уж больно странно на меня смотрел Терехов. В его взгляде читалась победа и великое торжество. Мне же было интересно, что он задумал или, точнее, что он уже успел сделать такого за сегодняшнее утро. Впрочем, я готова принять удар. Только вот не думаю, что у Терехова получится задеть меня. 
  Открыв учебник, я принялась повторять заданный на дом параграф. Не знаю, спросит ли меня сегодня учитель на уроке или нет, но перестраховаться на всякий случай нужно. Не прошло и двух минут, как меня потревожили. Рядом с учебником кто-то положил мой телефон. Именно мой телефон, который должен сейчас находиться в кармане джинсов, а не в чужой руке.
  Моя реакция была мгновенной. Бросив быстрый взгляд на карман и убедившись, что телефона там нет, я резко подняла голову. И какого было моё удивление, когда я встретилась с уже знакомыми, наглыми и хитрыми глазами Терехова. Скривив лицо, я вскочила со стула, как ошпаренная. Сидящий рядом Денис вздрогнул. Мозг медленно, но чётко выдавал картинки смерти Терехова. Пальцы всё сильнее и сильнее сжимались в кулаки, которыми хотелось проехаться по роже этого гадёныша.
  - Я нашёл телефон, - начал он без капли испуга или волнения. Его голос был спокоен и расслаблен, впрочем, как и он сам. Его не волновала моя через чур эмоциональная реакция, наоборот, она его забавляла. - Решил вернуть его законному владельцу, - на минуту между нами повисло напряженное молчание, на которое обратили внимание все присутствующие в классе. 
  Я - злая, готовая разорвать Терехова на кусочки, и он - само спокойствие. Может я бы и поверила ему, лишь раз взглянув его глаза, так и лучащиеся добром, вот только я не как те, кто верит ему. Я знаю, что скрывается под этой добротой и знаю, что он уже подготовил для меня свою месть.
  - Спасибо, - озлоблено прошипела я ему прямо в лицо. После чего, крепко перехватив телефон, села на стул и принялась снова читать параграф. Получалось плохо. 
  - Не за что, - прозвучало над моей головой. 
  За спиной послышались едва слышные шаги. Тяжело выдохнув, я попыталась мысленно себя успокоить. На телефоне стоял пароль. Терехов его не знает. Поэтому волноваться не стоит. Ну если только чуть-чуть. 
  В мыслях появились мои неудачные фото в пижаме, которые я почему-то ещё не удалила, а вспомнив про ещё одно фото, где я стою перед зеркалом в одном нижнем белье и фотографирую себя, я готова была как следует приложиться обо что-нибудь тяжелое. 
  Чёрт! Почему я не удалила эти глупые фотографии. Вдруг Терехов смог залезть в мой телефон? Нет, я, наверное, просто преувеличиваю. Просто испугалась и теперь поднимаю из-за этого панику. Единственное, что мне непонятно из всей этой ситуации, это то, каким образом мой телефон мог оказаться у Терехова? 
  Вот не поверю, что он его где-то случайно нашёл и решил вернуть мне. Чистое вранью. Я это чую. Терехов просто так бы не вернул мой телефон. Тогда как он оказался у него? Звонок на урок вывел меня из раздумий. Чтобы и дальше не загружать мозг этим вопросом, я решила отложить его на потом. 
  В класс зашёл учитель. Все ученики лениво встали со своих мест, а потом сели обратно, всё так же тяжело вздыхая. Посмотрев на наш одиннадцатый класс, можно было сказать только одно: измученные школой дети хотят домой. Нет, ну правда. Вот у кого не спроси - все хотят побыстрее отучиться и убежать домой, а потом, бросив сумку у себя в комнате, хорошенько поесть, сделать дела по дому и бежать гулять. Уроки подождут. 
  К середине урока, когда учитель начал вызывать к доске ребят, я услышала сзади себя тихий, но очень радостный смех. Нетрудно было догадаться, что он принадлежит Терехову через одно парту от меня. На душе сразу заскребли кошки. Мне стало как-то не по себе от его смеха. Казалось, что вот-вот что-то случится, точнее будет сказать, что план этого идиота против меня придёт в действие прямо сейчас. Чёрт! 
  А страшно ведь и интересно, что он там задумал. В его голове всегда творится то, что мне не под силу узнать. Хотя знаете, может быть, это и к лучшему - не знать, что он думает обо мне. Ведь и он не знает, что я думаю о нём. А если бы узнал, тогда бы близко не подошел ко мне, и я, как человек, освобождённый от надоедливого груза, жила бы себе спокойно, с гордостью думая о победе над Тереховым. 
  В какой-то момент, пока я была погружена в свои мысли, в классе заиграла музыка мобильного телефона. Шла она будто бы из динамика. Точнее сказать, на мелодию это походило весьма отдаленно. Голоса - ахающей женщины и что-то бормочущего мужчины - заставили меня подпрыгнуть на стуле. В классе сразу же наступила мёртвая тишина. Все, замолчав, стали прислушиваться к голосам людей, явно получающих огромное удовольствие от кое-какого дела. Я была в их числе. 
  Оглядываясь по сторонам и обводя всех заинтересованным взглядом, я искала этого неудачника, над которым после минутного молчания будет смеяться весь наш класс. И какого было моё удивление, когда один взгляд за другим начали останавливаться именно на мне. Такого ведь просто не могло быть. Сглотнув ком в горле, я медленно повернулась лицом к Денису. Непонимающе взглянув на меня, он опустил взгляд на карман моих джинсов, где находился телефон. Не чей-либо, а именно мой телефон, который сейчас трезвонил на весь класс.
  - Мосина, мне нравится твой новый рингтон. Ты его сама записывала или кого-то просила тебе помочь? - сказал Терехов, не упуская шанса унизить меня перед всеми. 
  Радостный смех моих одноклассников разнёсся по всему помещению, оповещая о том, что я и есть тот самый неудачник, у которого играет эта музыка. Меня сразу же бросило в краску от стыда. Быстро вытащив телефон, я отключила вызов. Звонили с неопределённого номера. И я прекрасно знала, кто всё мне это устроил. Терехов. Тут и думать-то не надо. Мой телефон находился у него всю перемену, за которую он успел не только узнать мой пароль, но и залезть ко мне в телефон. Вот его месть для меня. Скотина. Ненавижу.
  - Марина, - окликнул меня Евгений Денисович, недовольно нахмурив брови. Закинув мобильный обратно в карман, я с опаской посмотрела на учителя. В классе ещё были слышны смешки, которые одновременно надоедали и заставляли вжиматься в стул, будто он мой спасательный круг.
  - Да, Евгений Денисович, - пропищала я, готовая выбежать из класса в любой момент. Чья-то горячая ладонь под партой легла на мою руку и крепко сжала её. Денис. Он единственный, кто не смеялся надо мной. И он единственный, кто сейчас поддерживает меня в отличие от Сони, той, которая сейчас находилась в числе смеющихся.
  - Думаю, тебе стоит сегодня после урок зайти ко мне, - строгий голос учителя не обещал ничего хорошего. - Мне нужно будет с тобой поговорить, - все снова засмеялись, глядя на меня. Не знаю, как объяснить вам то, что я чувствовала в этот момент. Боль или, может быть, стыд. 
  Все чувства смешались в один большой ком, который с каждой секундой всё сильнее давил на меня, заставляя краснеть и больно сжимать кулаки. Но это ещё не конец. Терехов заплатит за сегодня. А уж о том, как он заплатит, я хорошо позабочусь.
  - Не переживай, - слышу я шёпот Дениса рядом с моим ухом. - Всё будет хорошо, - он пытается успокоить меня. И мне хочется сказать ему за это 'спасибо'. Но я молчу. И всё потому, что я зла. Мне стыдно, и я опозорилась не только перед одноклассниками, но и перед учителем, который теперь желает увидеть меня после уроков. Что может быть ещё хуже этого? 
  Дальше день проходил совсем плохо. Всякий раз надо мной подшучивали, показывали пальцем и о чём-то шептались, при этом косясь на меня. Слух разнёсся по школе быстро. Кто-то поверил в мой позор, а кто-то нет. Так что смеялась надо мной не вся школа. Денис все перемены ходил рядом со мной, пытаясь рассмешить своими шутками, но, к сожалению, смеялся над ними только он. 
  Соня пыталась подойти ко мне пару раз. Только вот при виде моего взгляда она сразу же куда-то пропадала. Скорее всего, ей просто не хватало смелости. Подруга ещё называется. После уроков я получила выговор от учителя. Опустив голову, как провинившийся ребёнок, я тихо стояла и слушала Евгения Денисовича, после чего попыталась убедить его в том, что надо мной решили таким способом подшутить. 
  В итоге учитель поверил, но я прекрасно видела сомнение в его глазах. Уже придя домой, я обнаружила, что мамы в её выходной нет дома. Звонить ей было бессмысленно. Тут и дурак поймёт, где она сейчас может быть. Запах её духов в коридоре говорил о многом. Уже под вечер, когда все уроки были сделаны, я со спокойной душой легла на кровать.  Но кто бы мог подумать, что за ужас меня ждёт впереди. На столе завибрировал телефон. Пришлось нехотя встать и ответить на звонок. Увидев на экране имя Сони, я засомневалась: отвечать на звонок или нет. Неужели в ней совесть проснулась?
  - Маринка, тут такое! - сразу же закричала она мне в трубку, даже не дав сказать 'алло'.
  - Что случилось? Решила снова посмеяться надо мной? - обижено ответила я, с недовольством вспоминая о сегодняшнем дне.
  - Марин, ну не дуйся. Я не специально, - ну да, конечно же она не специально смеялась, как и все остальные в классе. - Давай с этим разберёмся потом. Сейчас есть проблема поважнее. Зайди в Интернет на страницу Терехова.
  - Зачем мне заходить на страницу этого идиота?
  - Марин, ты просто должна это увидеть, - почти шепотом сказала Соня. Интересно, что там такого могло случиться на его страничке? Включив компьютер, я подождала пока, он загрузится, после чего зашла в интернат и, найдя в соцсетях страницу Терехова, зашла на неё.
  - Ну и что дальше? Я зашла на его страницу, как ты и сказала, - спокойно ответила я, нарушив наше с Соней напряженное молчание.
  - Ты сейчас сидишь? - серьёзно спрашивает она меня. Кажется, я начинаю злиться.
  - Ну конечно я сижу, что я ещё по-твоему должна делать?
  - Ладно. Хорошо. Теперь сделай вдох-выдох, - голос подруги звучит настораживающим, что заставляет меня испугаться.
  - Соня, говори уже, что здесь не так, - не выдержав, кричу я в трубку. На том конце телефона слышится, как Соня нервно сглатывает, что делаю и я после неё.
  - Пролистай его стену, - быстро хватаюсь за мышку компьютера и делаю то, что она мне сказала. И тут моя челюсть с громким стуком падает на стол. Чего, чего, а вот такого поворота событий я точно не ожидала. Все мои неудачные фотографии в пижаме, которые я всё никак не могла удалить с телефона, сейчас красовались на стене у Терехова. А самое страшное то, что их видят все. Кто-то лакает, а кто-то комментирует. Некоторые даже публикуют у себя на стене. 
  Я молчала, но каждый нерв в моём теле просто кричал о том, что я безумно зла. Так же я уже готовила план мести, который Терехову очень сильно не понравится и который принесет ему болезненный удар прямо в пах. Этот придурок ещё не знает, на что я могу быть способна во время бушующего внутри меня урагана злости. 
  Я готова стереть его в порошок, прямо сейчас, не вставая с места. Он зря разместил мои фото у себя на стене в соцсетях. Теперь ясно и то, кто вынул мой телефон при столкновении. Гоша тоже заплатит за это. И я с удовольствием посмотрю, кто за кем будет бегать.
  - Марин, ты там как, в порядке? - слышу я испуганный голос Сони. Зловещая улыбка сама по себе растягивается на моём лице.
  - Да. Мне лучше как никогда.
  
  Глава 5
  Проснулась я от надоедливого будильника, трезвонящего чуть ли не на весь дом самым противным пиликаньем, который я когда-либо слышала. Вот угораздило же маму купить этот дурацкий кусок металла и поставить мне в спальню. 
  Зло проворчав себе под нос, я быстро выключила его и, свесив одну ногу с кровати, продолжила сладко спать. Но не тут-то было. С кухни послышался мамин радостный голос.
  - Марина, давай уже, вставай! Время идёт, а ждать я тебя не собираюсь, - кричала она мне, чем-то призывно гремя. Уткнувшись в подушку лицом, я страдальчески простонала. Мне так не хотелось вставать со своей любимой и тёплой постельки, но видимо, этому не суждено было сбыться.
  - Ещё минуточку, мам, - крикнула я ей в ответ. 
  Хотя какая минуточка? Мне бы ещё часик поспать для того, чтобы действительно выспаться. Ведь сон - это самое главное в моей жизни. Без него не будет идей. 
  Вчерашний вечер вспыхнул в моей памяти, как бы напоминая, что меня сегодня ждёт в школе. Новые шуточки моментально распространятся среди всех учеников, ведь сейчас мои фотографии красуются на странице Терехова. Скорее всего, он их и не собирался удалять. Думаю, сегодня с утра я жаждала отомстить этому индюку как никогда раньше. Мне хотелось показать ему, что я так просто не сдамся и сделаю ему такую подлянку, которая сможет глубоко задеть его самолюбие. Но проблема была в том, что у меня нет плана. Я собиралась мстить ему, не зная, как. Ни одна мысль в голову не приходила.
  Я всё переживала из-за своих фотографий, которые сейчас может посмотреть любой человек, зашедший на страницу Терехова. Возможно, как раз это меня и сбивало с нужной мысли. Придя на кухню к маме, я почувствовала приятный запах моих любимых жареных блинов с творогом. Мама же, не замечая моего появления, во всю занималась приготовлением завтрака. 
  Ещё в детстве я часто наблюдала за тем, как она готовит. Мне было настолько интересно глядеть на это, что сейчас, вспоминая детство и смотря на неё, я невольно улыбаюсь. Возможно, когда-нибудь я точно так же буду стоять на кухне и готовить своим детям завтрак.
  - Доброе утро, мам, - присев на стул, я схватила с тарелки один из блинов и поспешно его укусила. Вкус был потрясающий.
  - Доброе, - ответила мама, повернувшись ко мне. Её губы были растянуты в счастливой улыбке, а в глазах горел огонёк радости. - Может, тебе чаю налить или будешь есть в сухомятку?
  - Буду есть в сухомятку, - ответила я с набитым ртом. Посмотрев на меня ещё пару секунд, она отвернулась.
  - Как прошло свидание? - как бы невзначай спросила я, хотя меня раздирало любопытство. 
  Я не знаю, во сколько мама вернулась домой, но по её счастливой улыбке можно было догадаться обо многом. Этот её новый принц на белом коне с каждой встречей производи на маму всё большее впечатление. Я могу с уверенностью сказать, что мне это не нравится. Возможно я даже ревную. В любом случае, я уже недолюбливаю этого мужчину.
  - Откуда ты знаешь про свидание?
  - Вчера вечером, в твой выходной, тебя не было дома. А ещё в коридоре пахло твоими духами. Мне нетяжело было догадаться, где ты, - ответила я ей, опустив обиженный взгляд на тарелку с блинами. Послышался тяжёлый вздох.
  - Ты на меня обиделась? - спросила мама. В её голосе чувствовались нотки вины, и я невольно задумалась о том, правильно ли я поступаю, предъявляя ей упреки. 
  - Нет, что ты, никакой обиды. Просто я не в восторге от твоего нового парня, - с губ сорвался едва слышный смех. 
  Возможно, я преувеличила, назвав мужчину 'парнем', но это прозвучало смешно и не так унизительно. Спустя пару минут молчания мама подошла ко мне и, отодвинув стул, села рядом. Её тёплая рука нежно легла на мою.
  - Я понимаю, что тебе тяжело, Марин. Окажись я на твоём месте, возможно, я повела бы себя точно так же. Просто пойми: твой отец выбрал другую семью, и как бы я не старалась его вернуть ради тебя, он этого не хотел. Сейчас я свободная женщина и могу принимать ухаживания со стороны мужчин, но по мимо этого я хочу, чтобы ты знала: я всегда прислушаюсь к твоему мнению, мне оно не безразлично. Просто я не хочу, чтобы ты делала поспешных выводов, - пока мама говорила, моё сердце всё с большей силой сжималось при воспоминаниях об отце. 
  Да, после развода с мамой он ушёл к другой женщине, которая родила ему сына, но несмотря на это папа продолжал общаться со мной. Он не забывал про меня и интересовался, как у меня дела. Я люблю его и каждый день мечтаю о том, что он вернётся обратно. Но видимо, мама права: у папы другая семья. Бессмысленно его ждать. Пора уже смириться с этим и признать, что она имеет полное право встречаться с мужчиной, который ей нравится. Наклонившись, мама поцеловала мне в макушку и слегка приобняла.
  - Ну что, мир? - спросила она тихим голосом.
  - Мир, - ответила я после недолгого молчания. Выпустив меня из объятий, мама опять вернулась к жарке блинов, а я продолжила кушать. 
  В какой-то момент мой взгляд остановился на упаковке открытой муки, одиноко ютившейся на столе. И возможно, я бы не обратила на неё никакого внимания, если бы в моей голове не заработали колёсики. В тот же момент на моём лице растянулась улыбка хитрой лисы, ведь в голову пришла мысль, за которую я моментально ухватилась. Этот день и вправду обещал быть весёлым.
  - Мам, - воскликнула я, одновременно вставая со стула. Она же, после того, как перевернула блин, оглянулась на меня, бросая в мою сторону вопросительный взгляд. - Я тут подумала... Может ты меня сегодня пораньше в школу завезёшь? У тебя будет больше времени перед работой, да и у меня перед первым уроком, - долго мне ожидать ответ не пришлось.
  - Ну если ты так хочешь, то я не против. Как раз успею заехать в магазин и купить кофе на работу, - подбежав к маме и с улыбкой поцеловав её в щёчку, я быстрей бросилась в комнату одеваться. 
  Перед выходом из дома, пока мама садилась в машину, я в спешке зашла на кухню. Открыла шкаф, где по моим догадкам должна была находиться мука и, обнаружив её там, сразу же приступила к делу: аккуратно взяла упаковку и переложила в заранее приготовленный пакет. Посмотрим сегодня, кто кого.
  - Зачем взяла ещё один пакет? Тяжело же наверное, - спросила мама, когда я захлопнула дверцу машины.
  - Книги, - резко ответила я. - Обещала Соне дать почитать кое-что из своей маленькой библиотеки, - вру родной маме и при этом даже не краснею. Позор тебе, Марина! Взяла целую упаковку муки, не сказав об этом ни слова.
  - Соня такой же любитель почитать?
  - Да, мам, - продолжаю я врать, одновременно пристёгивая ремень безопасности. Прямо не по себе от этого. Раньше мне не доводилось что-то скрывать от мамы, а тут из-за какой-то муки переживаю. Может, во всём виноват страх за сегодняшний день?
  Вдруг у меня ничего не получится, или Терехов узнает о моём плане? Всю дорогу я думала над этим. Можно сказать, что я продумывала каждый шаг, который хотела сделать. Так же я думала над тем, что будет в школе. Мои фотографии уже давно успели обсудить, а про музыку на вызове, которая прозвучала в классе, я вообще молчу. Некоторые скорее всего придумали смешные шутки про меня. Очень обидно. Всё же он нашёл то, чем меня можно задеть.
  - Удачи, Марин, - сказала мама приглушённым голосом, когда я выходила из машины.
  - И тебе, мам, удачи, - она быстро уехала, не став ждать, пока я дойду до дверей школы. 
  Нести муку вместе со сменкой и рюкзаком на плече было трудновато. Некоторые болтающие перед школой ученики уже начинали на меня косо поглядывать, и причина была не в пакете, который я несла. Причина была в моих фотографиях, размещённых у Терехова на странице в социальных сетях. 
  Шагая к дверям школы, я старалась не обращать на это внимание. Устремив взгляд вперёд, я просто шла, ощущая на себе многочисленные взгляды и слыша неприятные смешки за спиной. Захотелось отмотать время обратно, к тому моменту, как я проснулась, и просто остаться дома, притворившись, будто у меня болит голова. Жалко, что этого сейчас нельзя сделать.
  - Каких людей я вижу, - послышался знакомый голос за спиной. Меня аж перекосило от осознания того, что он сейчас приблизится ко мне. - Я думал, ты останешься дома выжидать, когда про твои фотографии забудут, - со смешком продолжил Терехов, нагнав меня.
  - Успокаивай себя надеждами, - бросаю я ему, не скрывая своей злости.
  - И всё же, позволь проводить тебя до класса. Тем более нам по пути.
  - Не позволяю. Мне неприятно твоё общество, Терехов! - с каждой секундой я ускоряла шаг, но видно, этому напыщенному индюку было всё равно. Он продолжал идти совсем рядом и нагло посмеиваться надо мной.
  - Ты злишься из-за опубликованных фотографий или из-за вчерашнего звонка? А хотя нет... Я знаю. Ты злишься из-за всего этого, Мосина, - в этот момент мне безумно захотелось развернуться и ударить Терехова в лицо. Да так, чтобы он понял, как я его терпеть не могу. 
  Он же сейчас специально это говорит, ради того, чтобы вывести меня из себя. И сказать честно, у него это хорошо получается. Без особого на то труда Терехов успел испортить всё хорошее начало дня. Аплодисменты ему и пинок под зад.
  - Иди куда шёл. Боюсь заразиться от тебя тупостью и ленью, - огрызаюсь я, не скрывая улыбки. Ещё не всё потеряно. Свои позиции я сохранила. Впереди его ждёт ответный удар. Тогда и посмотрим, кто кого.
  - Я тоже боюсь заразиться от тебя бешенством и нервозностью, но как видишь, я смелый человек, в отличие от некоторых, и поэтому иду рядом с тобой, - вот же сукин сын. 
  Умеет выходить из таких вот ситуаций, что в особенности и раздражает. Как только мы зашли в школу, между нами наступило молчание. Продолжать нашу 'беседу' не очень-то хотелось. Точнее будет сказать, у меня нет настроения говорить ему о том, что я думаю. 
  Одним своим видом он раздражает меня, а когда нагло ухмыляется или пытается задеть, то появляется желание ударить его в лицо, да и ещё со всей силы, чтобы знал, насколько он мне противен. Была бы в его мозгах хоть капля ума, я бы не имела о нём такого мнения. Видно, не судьба быть умным такому испорченному индюку, как Терехов.
  - Чего такое тяжёлое несёшь? - спросил он, оторвав меня от размышлений. Его заинтересованный взгляд упал на пакет с мукой. - Может тебе помочь? - тут же моей руки коснулись его тёплые пальцы. 
  Как по команде по телу прошлась приятная волна дрожи. Клянусь, это было не специально. Я вообще не поняла в тот момент, что со мной произошло. Какое-то необъяснимое чувство всего лишь на пару секунд захватило меня в свои цепкие лапы, а потом быстро пропало. На его место пришёл шок, а потом злость на саму себя.
  - Нет, - хрипло вскрикнула я, отшатнувшись от Терехова. Что-то напугало меня. То ли то, что я боялась раскрытия плана, то ли неясное чувство, возникшее всего на секунду. Глаза парня округлились, на лице появилось удивление и непонимание.
  - Ты чего, Мосина? - спросил он, отступая на шаг и приподнимая руки вверх, как бы говоря, что сдается. - Я всего лишь хотел помочь тебе.
  - Мне не нужна твоя помощь. Ещё раз говорю иди куда шёл.
  - Я шёл в класс, на урок, - нахмурившись, Терехов медленно опустил руки и придвинулся ко мне ближе.
  - И что дальше? - спросила я, сделав серьёзный вид, хотя сама понимала, что это только маска, под которой я пыталась скрыть испуг от произошедшего. Так, Марина, спокойно, надо держать себя в руках. Это было простое касание. Подумаешь, его рука коснулась твоей. Что в этом такого?
  - И то дальше, Мосина. Если ты не забыла, мы учимся в одном классе. Нам по пути. Да и я пообещал проводить тебя, - его губы растянулись в довольной улыбке хитрого кота. 
  Вот точно сейчас не сдержусь и ударю его. Перекинув пакет из руки в руку, подальше от Терехова, я решила продолжить свой путь, ускорив при этом шаг. Но не тут-то было. Напыщенный индюк шёл рядом, прямо как личный сопровождающий или жвачка, которая прилипла к моему ботинку и всё никак не отклеивается. 
  Перед входом в класс Терехов схватил меня за локоть и дёрнул на себя, буквально впечатав меня в стену. Не успела я возмутиться, как рядом с ухом раздался его голос. 
  - Ту фотографию в сексуальном белье чёрного цвета я решил не выставлять на публику, а оставить себе на память. Думаю, скоро мне придётся открывать музей по трофеям от тебя, - сказав это, Терехов с ухмылкой на лице отпустил наконец мою бедную руку и зашёл в класс. Я осталась одна, сжимая от злости кулаки и краснея от злости. 
  Вот сейчас он точно нарвался. Пощады не будет. Он получит то самое, что заслужил. Сделав глубокий вдох, я с трудом пересилила желание отомстить Терехову именно сейчас. Зайдя в класс и не обращая ни на кого внимание, я прошла до парты и села на своё место рядом с хмурым Денисом.
  - Доброе утро, - начал он, улыбнувшись мне. Ну вот, хоть одна приятная улыбка за это утро, не считая маминой.
  - Доброе, Денис, - хотя кого я пытаюсь обмануть, сегодняшнее утро было добрым в самом начале, а сейчас, после разговора с Тереховым, оно превратилось самый настоящий кошмар. Вот же, этот кусок идиота всегда находит способ всё испортить. - Чего такой хмурый?
  - Не выспался, - коротко ответил Денис, устало проведя ладонью по лицу. - А ты себя как чувствуешь после вчерашнего?
  - Про что именно ты спрашиваешь?
  - Я и про звонок, и про фотографии, - едва слышно произнёс парень. Казалось, что он боялся задавать мне этот вопрос, но видимо, любопытство пересилило его страх.
  - Я буду мстить, - ответила я, устремив уверенный взгляд вперёд. Внутри меня загорелся огонёчек торжества, хоть я и понимала, что ещё рано чему-то радоваться.
  - Мой тебе совет, прекращай вашу с Артёмом войну, - прямо передо мной, на соседний стул, села Соня. Наши взгляда встретились. Мне безумно хотелось ответить ей, сказать что-то колкое, но язык не поворачивался. Обида на неё после вчерашнего ещё сидела внутри меня. - Я хотела извиниться, - тут же продолжила она, перебив мои мысли. Недолго думая, я улыбнулась ей, показывая этим, что извинения приняты. Глупо продолжать и дальше дуться на Соню. Смысла в этом я не видела. 
  - И что у тебя за план? - продолжила подруга.
  - А вы поможете мне? - спросила я, улыбаясь, после чего услышала тяжелый вдох Дениса. 
  - А куда мы денемся, - буркнула Соня. Вот и всё. Теперь дело оставалось за малым. 
  По окончанию пятого урока, на перемене, зайдя в женский туалет, я принялась готовиться к задуманному. Соня с Денисом в это время стояли в нужном месте, ожидая своего часа. Достав из пакета муку, я аккуратно открыла её, так, чтобы было удобно её высыпать, не запачкав при этом себя. 
  Всё должно пройти идеально, главное только в самом конце вовремя среагировать. Не очень хочется попасться Терехову в руки. Когда до звонка на урок оставалось пять минут, я решила начать действовать. Нечего ждать, иначе не успею толком всё сделать. 
  В последний раз поглядев на хитро улыбающуюся себя и взяв в руки пакет с мукой, я двинулась в наступление. Сейчас свершится великий суд. Мимо проходящие школьники бросали в мою сторону заинтересованные взгляды, глядя то на упаковку, то на счастливую меня. Сзади шла Соня вместе с Денисом. 
  Я это знала, ведь так должно было быть по плану. Когда в поле моего зрения появились виновники всего произошедшего, я ускорила шаг, с каждой секундой всё приближаясь к Гоше и Терехову. Пока что они ничего не замечали. В тот момент время будто специально замедлилось, предоставляя возможность насладиться представлением. Так Марина, тихо, ты должна это сделать, нет, ты просто обязана надрать задницы этим петушкам. 
  Глубокий вдох. Шаг и ещё шаг. Рывок руками, и вся мука в мгновение ока оказывается на парнях, с ног до головы осыпав их. Сначала в коридоре наступила тишина. Все столпившиеся вокруг за какую-то долю секунды ребята смотрели на всё широко раскрытыми глазами, а потом коридор сотряс всеобщий смех. 
  - Мосина! - закричал Терехов. Кажется, он разозлился не на шутку и сейчас готов убить меня, пока я ликующе улыбалась, стоя недалеко от него. Получили, индюки, гранату?! Не медля больше ни секунды, я ринулась на утёк, бросив пустую упаковку в сторону. Терехов, весь в муке, тут же бросился вдогонку. Если не убегу, мне конец.
  
  Глава 6
  Признаться честно, Терехов очень хорошо бегал; я бы даже сказала чересчур хорошо, в отличие от меня, медленной черепахи. Это лишний раз доказывает то, что мне срочно нужно начать заниматься спортом, а иначе толку от меня никакого не будет. Сама за себя постоять не смогу. Позор, а не молодец, Марина.
  В то время, пока я замедлялась в беге, пыхтя, как паровоз, готовый в любую минуту съехать с рельсов, индюк в муке набирал скорость и тем самым меня догонял. Пробегая мимо кабинетов, я бегло искала, где будет лучше всего спрятаться. Ну или хотя бы попытаться скрыться от этого ненормального, который уже почти нагнал меня. В эту секунду я как раз успела завернуть в пустой класс географии.
  Быстро захлопнув за собой дверь, я тут же пожалела, что не имела при себе ключа от кабинета. Он бы в данный момент был спасательным кругом для утопающей меня, однако закрыться здесь от Терехова было очень даже неплохим выходом из сложившейся ситуации. С нескрываемым страхом оглядев помещение, я машинально бросилась в самый дальний угол. Сердце в груди бешено колотилось, дыхание сбилось, а в горле и лёгких неприятно жгло от быстрого бега. В класс забежал разъярённый Терехов, готовый снести всё на своём пути (а точнее, четыре ряда парт и стульев). Да, нелёгкая выпала задача. Но несмотря на это, боюсь, ему это будет под силу.
  -Ты! - рявкнул он, ткнув в меня пальцем.
  -Я, - ответила еле я, с трудом сдерживая смех. В конце концов, в другом конце класса стоял мой самый что ни на есть личный враг Терехов, весь обсыпанный мукой.
  При малейшем движении мука сыпалась на пол, а это со стороны выглядело очень смешно и даже немножко печально. Особенно растрепанные белые волосы и такое же белое лицо. Как у привидения, ей Богу. Ему бы в театр идти с таким видом. Роль призрака досталась бы ему сразу же, а актёрских данных у него хоть отбавляй.
  Иногда мне кажется, что благодаря моим усиленным 'стараниям' его мечта стать звездой и в правду может сбыться. Даже немного обидно. Получается, я ему только и делаю, что помогаю. Неблагодарный он.
  - Иди сюда, - грозно продолжил он, всё также тыкая пальцем в мою сторону.
  Оставшись стоять на месте, как прикованная к полу, я отрицательно покачала головой. Ишь чего захотел. Да от него сейчас нужно держаться как можно дальше, если своя жизнь дорога. Зловеще что-то прорычав, парень двинулся ко мне, с твёрдой уверенностью огибая парты. Мне не на шутку стало страшно. Недолго думая, я дёрнулась в другую сторону и вновь оказалась на безопасном от него расстоянии.
  - Мосина, не советую тебе злить меня ещё больше, - в помещении наступила тишина, только слышалось наше с Тереховым шумное дыхание и чувствовалась леденящая душу напряжённость между друг другом.
  Казалось, мы мысленно вели жестокую борьбу, которая в любом момент могла лишить жизни и меня, и его; но сдаваться никто не собирался, даже жертвуя такой ценой. Думаю, если бы нам дали оружия, мы без раздумий поубивали бы друг друга. Так поступали и первобытные люди, за кусок мяса; только в нашем случае этим самым куском было доказательство того, кто из нас сильнее. Я до сих пор помнила тот кошмарный день в моей жизни, когда всё началось. Как будто это произошло только вчера.
  - Ты ведь прекрасно понимаешь, что тебе не сойдёт это с рук так просто, - зло бросил Терехов, немного наклонив голову в бок, от чего с волос тут же посыпалась мука. Не выдержав больше, я громко рассмеялась, схватившись за живот.
  Неудивительно, что это разозлило парня ещё больше. У него желваки заходили на скулах, я заметила. - Чего тут такого смешного? - Терехов опять проявил попытку приблизиться ко мне, но я вовремя успела отскочить в другую сторону.
  Безопасность сейчас важнее всего. Нельзя терять бдительность, а иначе быть беде.
  - Кажется, нашего напыщенного индюка в муке задели за живое, - начала я, специально хихикая над ним, от чего тот разозлился пуще прежнего и вновь кинулся ко мне.
  Около пары минут мы играли в догонялки, бегая друг от друга и задевая на своём пути стулья, которые тут же с грохотом падали на пол. Как бы Терехов ни старался, но догнать меня он не мог. Я каждый раз успевала увернуться от его рук, пытающихся схватить меня. Набегавшись, мы всё-таки решили остановиться и прежде всего отдышаться. Вариант быстро выбежать из класса я сразу отбросила, ведь если я это сделаю, Терехов меня точно сможет поймать, а мне сейчас этого меньше всего хочется. В коридоре послышался звонок на шестой урок. Тут же мой взгляд встретился с Тереховым.
  - Иди хоть умойся ради приличия, - сказала я, усмехнувшись. - Не думаю, что учителю истории понравится твой вид бледного придурка, испугаешь ещё бедного дедушку, ночью в кошмарах будешь сниться.
  - Не хочешь ли ты мне помочь, ведь это твоих рук дело, Мосина, - Терехов сделал ко мне шаг, хитро изогнув белые губы в улыбке. Странно, но я вдруг почувствовала неладное, и меня запоздало посетило чувство тревоги. Сощурив глаза, он сделал ещё один шаг. Совсем как настоящий хищник, медленно подкрадывающийся к своей добыче и готовый в любую минуту накинуться на неё. Поэтому я стояла наготове, вся напряглась и внимательно следила за этим чудиком.
  - Может мне ещё набрать тебе ванну с пенкой и маленькими жёлтыми утятами, а потом мочалкой потереть спинку? - съязвила я.
  - Я только за.
  - Значит всё же принимаешь ванну с утятами? - констатировала я факт.
  - Если бы ты была вместе со мной в одной ванне, тогда бы я без сомнения стерпел и утят, и любую другую ерунду, - говорит он приглушённым голосом, в котором слышится неподдельный интерес и желание. Вот же хренов говнюк.
  - Засунь свои извращённые шуточки куда подальше, твоя озабоченность меня совершенно не волнует. Для таких дел у тебя есть Рита, вот её и приглашай к себе в ванную, - стоило мне договорить, как в глазах Терехова всего на секунду промелькнуло некое чувство разочарованности. И сказать точно, показалось мне или нет, я не могла. А даже если так всё на самом деле и было, то с чего бы ему реагировать на мои слова?
  - Извращённые шуточки, говоришь?
  - Да, именно, извращённые, а ещё с тупым смыслом. Хотя о чём это я? Это же в твоём стиле, ничего умного ты больше сказать не сможешь, - ответила я, продолжая не без удовольствия в наглую усмехаться над Тереховым. Пусть знает правду о том, что я о нём думаю. Может, подтолкну его на путь истинный.
  - Ну знаешь, Мосина, я не один такой, твои фотографии доказательство этому, - меня как громом прострелило от его слов. - Любительница себя фотографировать в нижнем белье. Должен сказать, что это определённо что-то новенькое, - опять эта наглая улыбка и нескрываемые прыгающие бесенята в глазах.
  - Кусок тупого идиота, - чего и следовало ожидать от меня. Как же я ненавижу свою реакцию на слова этого индюка. Каждый раз у него просто мастерски получается задеть меня. Знает же гад, на что нужно надавить.
  - Я тут подумал, пока ты кидала в мою сторону разнообразные оскорбления, - он сделал паузу, присев на край парты и важно скрестив руки на груди. Чувствует моя попа, не к добру это. Нехорошие разговоры все так начинаются. - Может ту фотографию, перед зеркалом, тоже опубликовать в интернете? Готов поспорить, ты наберёшь большую популярность в школе, - мне будто дали под дых, разом выбив весь воздух из груди.
  В горле застрял ком, который я тяжело сглотнула. Сейчас, стоя перед Тереховым и понимая всю серьёзность его намерений, я понимала, что мне уже совсем не смешно, как несколько минут назад. Сейчас меня охватил панический страх. Я всерьёз испугалась, представив, что тогда будет; и видимо, эти эмоции отразились у меня на лице, раз Терехов так расцвёл в улыбке.
  - Ты не посмеешь, - еле слышно вымолвила я, отступая на шаг.
  - С чего ты так решила? Я посмею сделать многое, - его голос эхом отдавался в моих ушах, внушая страх. Он, довольный собой, забавлялся сложившейся ситуацией и насмехался над моей запуганностью. - К чему я это всё? Просто хочу, чтобы ты не сильно сыпала оскорблениями в мою сторону.
  - У меня есть фотографии, которые тоже могут оказать в Интернете, - выпалила я с надеждой, что его это остановит.
  - И какие же у тебя есть фотографии?
  - Как ты с Гошей в муке стоишь, - сначала повисла тишина.
  Мы оба смотрели друг на друга не отрывающимися взглядами, и я подумала, что у меня получилось пригрозить Терехову, но как же я сильно ошибалась. После недолгого молчания в помещении раздался его смех, и именно в тот момент все мои надежды разбились вдребезги на маленькие кусочки, разлетавшиеся в разные стороны. Теперь я поняла, в каком дерьме оказалась. Пока Терехов смеялся, я раз сто мысленно ударила себя по голове за то, что не удалила эти фотографии в нижнем белье. Какой чёрт меня вообще дёрнул делать их?
  - Думаю, переживу фотографии, где я в муке. Насчёт Гоши не знаю, но насчёт себя я уверен. Другое дело ты, - встав с парты, Терехов стал медленно приближаться.
  На этот раз я не бежала, посчитав эту попытку бессмысленной тратой времени. Какая разница, что он сейчас задумал, главное, что хуже уже не будет. Подойдя ко мне и встав напротив, Терехов протянул руки, облокотившись об парту и блокируя все мои шансы на совершение побега. Из-за моего маленького роста пришлось смотреть на него снизу-вверх.
  В серых глазах читалось непонятное мне чувство. Загадка, которую тяжело разгадать. Немного муки с его волос упало мне на щеку, от чего несколько раз пришлось моргнуть. Казалось, что время остановилось, когда его горячие пальцы коснулись моей щеки в том самом месте, куда осыпалась мука. Он провёл по ней большим пальцем, немного задержав взгляд на моих губах, после чего слегка улыбнулся самой искренней улыбкой без привычной ему хитрости. Той самой улыбкой, которая, возможно, сейчас показывала мне настоящего Терехова, того, кем он был на самом деле.
  Я будто открывала тяжелый занавес, за которым лукаво пряталась тайна, довольно долго скрывавшаяся в глубине его серых глаз. Такую нежную улыбку я видела у него впервые и, признаться честно, меня это сбило с толку. С трудом верилось, что это не окажется его очередной ловушкой. Но мне ведь не дано знать, что сейчас творится в его голове.
  В то же время меня пленяла эта улыбка. Доверять ему - это как оказаться на острие ножа, внизу которого меня может ожидать всё, что угодно. Сейчас мне было всё равно. Хотелось стоять так вечно и любоваться им одним, запоминая эти красивые черты лица и наплевав на разум, твердивший мне взять себя в руки и немедленно прекратить пялиться. Поэтому я продолжала стоять как статуя, неотрывно глядя на этого милого парня в муке.
  - Ты такая дурочка, - с нежностью в голосе сказал он, разрывая тишину между нами. Улыбка его тем временем не погасла.
  Интересно, что он имел ввиду, говоря, что я дурочка? Хотя какая разница. Он сейчас стоит передо мной весь в муке, такой красивый, и я и вправду дурочка, раз считаю так. Я ненавижу его. Постоянно оскорбляю и желаю ему много чего плохого, но что произошло со мной сейчас? Куда пропала та ненависть, неприязнь к этому человеку, доставляющему мне лишь одни неприятности?
  Где та гордая Марина, куда она исчезла? Почему я лишь от одного прикосновения этого парня теряю голову, забывая, кто мы друг другу? Такого не может быть. Я не верю себе самой, только не сейчас. Какая же ты и вправду дурачка, Марина. Собравшись с силами, я всё же решаю оттолкнуть от себя Терехова как можно дальше, и, поверьте, мне стоило больших усилий вернуть над собой контроль. Пошатнувшись, он отступает от меня на шаг и в удивлении приподнимает левую бровь.
  - Больше никогда не смей так делать, - говорю я и уже сама тыкаю в него пальцем.
  - Делать что? - непонимающе спрашивает он.
  - Свой трюк, который ты применил на мне сейчас. Больше это не сработает, даже не думай приближаться ко мне.
  - Точно дурочка!
  - Ты сам дурак! - выкрикиваю я, замечая краем глаза, как дверь класса открывается, впуская внутрь нашего учителя истории - Валерия Константиновича - с очень недовольным выражением лица.
  - Вот вы где! - начинает он, поправляя очки. - А я вас обыскался, молодые люди. Думал, уже не найду. Решили оба прогулять мой урок? Зря, ребята. Сегодня мы должны проходить очень интересную тему 'Гражданская война в России', но из-за поисков ваших персон пол-урока пропало. Прошу вас обоих пройти в кабинет директора, - вот мы и добегались. Мало того, что чуть не поубивали друг друга, так ещё схлопотали вызов к директору. Ну разве не отличный день для проблем?
  В кабинете директора нас отчитали по полной программе. Пришлось извиниться и пообещать, что такого больше с нашей стороны не повторится. Также меня заставили убрать высыпанную в коридоре муку, а Терехов не обошел это стороной, вызвавшись добровольцем мне в помощь. Ещё он клятвенно пообещал Валентине Петровне как следует умыться и почистить одежду.
  Я была категорически против такого помощника, но моё желание не учли, так как решили, что мы оба виноваты. Поэтому я была вынуждена вместе с этим индюком подметать муку с пола, при этом стараясь не обращать на косые взгляды в мою сторону никакого внимания. Когда дело было сделано и мука выброшена в урну, Терехов остановил меня, схватив за руку перед выходом из уборной. Сжав губы, я бросила на него недовольный взгляд.
  - Я удалю все фотографии, - тихо сказал он, приблизившись лицом ко мне. Во мне зародилось сомнение насчет того, говорит ли он правду или опять обманывает.
  - Обещаю, - добавил он, заглянув мне в глаза.
  - Спасибо, - ответила я. Кивнув, Терехов отпустил мою руку.
  - Но одну фотографию, где ты в нижнем белье, я оставлю себе, - услышала я, как только вышла из уборной. Без сомнения, он улыбался, говоря эти слова. Ну почему он такой поганец?
  - Ты говнюк, Терехов, - ответила я, шагая в сторону раздевалки и слыша его смех за спиной, от чего невольно сама улыбнулась.
  
  Глава 7
  Он сдержал данное обещание. Фотографии были удалены. Все до одной, присутствующих в публичном доступе. Я даже ради собственного любопытства зашла на его страницу поздно вечером, чтобы убедиться в правдивости данного несколько часов назад обещания.
  Как же я была удивлена, когда не обнаружила ни одной своей фотографии, красовавшейся у него на стене буквально вчера. Стоит заметить, что этот дружок, несмотря на свой жуткий характер, умеет держать слово. Но всё же это не придаёт мне полной уверенности в том, что я могу доверять ему.
  Терехов был засранцем, есть засранец и продолжит быть таким же засранцем. Таково его величество. С этим, к огромному сожалению, ничего не поделаешь. Человека нельзя изменить, если он сам того не захочет. Можно, конечно, попытаться, только вот не думаю, что эта попытка окончится удачей. Против воли не пойдёшь.
  Поэтому лучше вообще не совать свой нос в такие серьёзные дела. Для начала попробуйте изменить себя самого, а потом уже приступайте к другим. Иногда нам и вправду стоит что-то поменять в своей жизни. Ведь кто знает, возможно перемены пойдут нам на пользу.
  По приезду в школу я узнала, что свидетели вчерашнего триумфального выброса муки на Терехова и Гошу успели распространить этот инцидент среди учеников. Когда я шла по коридору школы, направляясь в класс, некоторые мимо проходящие здоровались со мной, между тем посмеиваясь над тем, как круто смотрелась со стороны моя идея с мукой.
  Я была приятно удивлена этому. Ну, если не считать того, что меня потом заставили убрать с пола все следы небольшого преступления. В остальном же я искренне радовалась успешно выполненной миссии. Одним выстрелом убила двух зайцев, как тут не быть довольной!
  Интересно, как там Гоша? Наверное, вчера весь день злющий ходил и проклинал меня всем, чем только можно. Впрочем, мне должно быть всё равно. Он заслужил это. Нечего было воровать телефон, да при этом ещё и в наглую прижимать меня к себе. В следующий раз, прежде чем что-то делать, может, хоть подумает головой. Хотя о чём я? Такие как он думают только об одном: пиве, футболе и флирте с девушками из группы поддержки.
  Подходя к классу русского языка, я заранее знала, что сейчас он сидит на своём законном месте рядом с курицей по имени Света и небось дожидается моего прихода. Мне было немного не по себе, когда я коснулась дверной ручки. Замерев на несколько секунд, я призадумалась: как лучше всего будет отреагировать на его убийственный взгляд. Пройти до своей парты, не обращая внимания, или лучше скривить довольную улыбку, показывая этим, что я опять в рядах победителей?
  Делаю один глубокий вдох для смелости и открываю эту чёртову дверь, стоящую на моём пути. Стоило только один раз пройтись взглядом по одноклассникам, чтобы заметить среди них самодовольного Терехова и тут же быть увиденной им.
  В памяти поневоле стала всплывать его вчерашняя улыбка и моя странная реакция на неё, за которую я себя долго ругала в попытке всё забыть. Ведь тогда смотрящая на него низенькая девчонка не была настоящей Мариной. Вместо неё была слабая девочка, которая поддалась обману собственных эмоций. Я убедила себя в том, что такого больше никогда не повторится в присутствие этого надменного засранца.
  Не позволю эмоциям взять верх над разумом. Сжав ручку рюкзака, я через силу сумела оторвать взгляд от Терехова и сразу же направилась к своему месту. Как ни в чём не бывало. Чувство, что он продолжает смотреть в мою сторону, никак не хотело меня покидать. Краем глаза я успела заметить Свету, сидящую рядом с ним и что-то рассказывающую с привычным ей писклявым смехом. Неудивительно.
  - Привет, - улыбаясь, поздоровалась я с ребятами, садясь за парту.
  - Как начался день? - спросила Соня, повернувшись к нам с Денисом. Тот перевёл на меня взгляд своих добрых карих глаз, изогнув губы в лёгкой улыбке.
  - Ну, - начала я, сделав паузу, - если не считать плохой погоды за окном, то очень даже хорошо. - На улице сегодня шёл дождь. Всё небо заволокло тучами, в воздухе чувствовался запах мокрого асфальта. Не люблю дождливую погоду. Она всегда умеет нагнать на меня грусть.
  - Говорят, тебе вчера пришлось убирать рассыпанную муку, - напомнил Денис, наблюдая за тем, как я доставала учебники из рюкзака.
  - Валерий Константинович очень разозлился на тебя и Артёма. Вчера пошёл вас искать с таким видом, будто вы не пропускаете урок, а делаете что-то ужасное. Потом мы узнали, что вы у директора, - добавила Соня с серьёзным выражением лица. - Начудили же вы оба. Тебе хоть удалось убежать от него?
  - Не совсем, - честно призналась я.
  - Если что, мы успели сфотографировать их, и сейчас эти фотографии у меня на телефоне, - тут я вспомнила про то, как попросила Дениса и Соню запечатлеть на фото Терехова с Гошей в муке.
  Конец моей мести заключался в том, чтобы потом опубликовать эти фотографии у себя на стене, отомстив Терехову тем же, чем и он мне. Вчера, после случившегося, это как-то вылетело у меня из головы. Я просто-напросто забыла об этой важной детали.
  - Можешь удалять их, они мне больше не нужны. Я сделала то, что хотела, - говорю я после недолгого раздумья. На лице Сони появляется нескрываемое удивление. Денис похоже просто решает промолчать.
  - Мне казалось, ты хотела опубликовать их.
  - Теперь нет. Я передумала. Ведь кроме вас ещё есть те люди, которые успели сфотографировать всё на камеру, - между нами наступило молчание, особо не успевшее затянуться на долгое время.
  - Дорогие миледи, вы на выходных будете свободны? - попытался разредить обстановку своим вопросом Денис. Мы вместе с Соней отрицательно покачали головой. - Тогда позвольте пригласить вас ко мне на яблочную шарлотку. Мама в воскресенье будет печь. Мы с ней вчера поговорили, придя к общему решению, что мне стоит пригласить вас. Пироги мама печёт великолепные, просто пальчики оближешь. Да и мы с вами уже довольно давно не собирались вместе. Как вы смотреть на это предложение?
  - Тётя Юля будет печь пирог? - заулыбавшись, воскликнула Соня. Её глаза заблестели от радости. Без сомнения, она прибежит к Денису самая первая.
  - Твою любимую яблочную шарлотку, Сонь.
  - Тогда я обязательно приду. Передай маме, что я специально буду очень голодной. Пусть она испечёт пирог побольше.
  - А что ты думаешь по этому поводу, Марин? - теперь Денис обратился ко мне. Я лишь пожала плечами, не зная, смогу ли прийти. Врать не хотелось. Да и загадывать я раньше времени не любила.
  - Марин, вот попомни моё слово... Если ты не придёшь, мы придём за тобой сами. Посадим в мешок и потащим к Денису есть вкусный пирог его мамы. Ты меня слышала, любительница пропускать всё самое вкусное? - говорит Соня - самый главный любитель пирогов тёти Юли.
  Помню, в детстве, когда мы приходили к Денису, а у него на кухне стоял только что испечённый пирог, Соня сразу же бежала к столу, хватая отрезанный кусок, и спешно запихивала его себе в рот.
  Такое поведение совсем не считалось наглостью. Мы изначально знали, что тётя Юля испекла пирог специально для нас. Единственное, чему я удивляюсь по сей день, это тому, почему Соня остаётся худой, имея такой хороший аппетит. Я ей даже немного завидую. Не каждой девушке может так посчастливиться.
  - Ладно, хорошо, я приду, - говорю им, сделав тяжёлый вдох, и вижу, как Соня растягивает губы в торжественной улыбке.
  Ещё бы, ведь у неё получилось уговорить меня за такое короткое время. Сзади послышался громкий смех Светы, от которого по телу прошлась неприятная дрожь, а лицо скривилось от отвращения. Мы втроём повернулись в ту сторону, чтобы всем месте лицезреть картину, как Терехов целуется со своей курицей.
  Ужас какой. Лучше бы и не поворачивалась. Всегда недолюбливала целующихся на публике людей, а уж к этой парочке всегда испытывала один лишь негатив. Курица на каблуках и напыщенный индюк с мечтой стать местной звездочкой. Ну разве не пара? Похоже, у них это судьба. Закончив свою показушку, они опять продолжили что-то обсуждать.
  Света увлеченно говорила, в то время как Терехов слушал её очень даже нехотя. По-моему, ему вообще было не интересно то, о чём так активно распиналась Света. Он слушал эти бредни только из-за уважения к ней, но она этого не понимала.
  - Вот же мерзость, - выпаливает Соня, морща нос. - это сладкой парочке надо идти в зоопарк. Там бы они были экзотическим видом мерзко целующихся.
  - Тебе правда интересно обсуждать то, как они целуются? - спрашивает Денис, и я с ним соглашаюсь. Обсуждать эту пару ещё большая мерзость.
  - Нет конечно! Просто смотришь на них и понимаешь, насколько фальшивы их чувства друг к другу. Встречаются только ради своей выгоды.
  - А вдруг у них настоящая любовь? - решила предположить я, сама же вместе с ребятами посмеявшись над своими словами. Поворачиваясь обратно, я заметила на себе короткий взгляд Терехова, и тут же решила проигнорировать его. Возможно, мне показалось.
  - Какая бы не была их любовь - настоящая или нет - это не наше дело, - сказал Денис, посмотрев сначала на Соню, а потом на меня. В его словах была доля правды, которая, к сожалению, не всем нравилась.
  - Денис, перестань тут философствовать. Нашёлся умник. Ты что, не видишь: им же на руку то, что их обсуждают, - начала объяснять Соня, жестикулируя руками.
  - Они друг друга стоят. Возможно Марина поступает правильно, надирая задницу этому зазвездившемуся Терехову.
  - Недавно ты была против, - как бы случайно напомнила я, подняв взгляд на подругу.
  - Я поменяла своё мнение.
  - А по-моему, это глупо. Даже очень глупо, - ответ Дениса немного задел меня, заставив задуматься.
  Я всё прекрасно понимала и не раз приходила к выводу, что со стороны это правда может выглядеть глупо. Мы с Тереховым словно маленькие дети, не поделившие между собой райское место в песочнице, из-за чего теперь пытаемся как следует поиздеваться друг над другом. Мной всегда двигала одна цель: победить и не быть побеждённой. Что двигало Тереховым, я не знала, хотя предположения были.
  По окончанию учебного дня, стоя у своего шкафчика, я торопливо искала ключи от дома. Сегодня мама успела предупредить, что опять задержится на работе, и мне придётся добираться до дома на автобусе. А так как в прошлый раз я была слишком потрясена поездкой в плохо пахнущем железном куске на колёсах, я решила пройтись пешком, даже несмотря на то, что на улице после дождя было сыро и грязно.
  Лучше наступить в лужу, чем ощущать невыносимую давку со всех сторон и неприятный запах. От воспоминаний аж мурашки по коже бегут. Найдя, наконец, ключи, с лёгкостью выдыхаю и, закрыв дверцу шкафчика, направляюсь к выходу из школы, где меня уже ждёт Соня с Денисом. Но не успеваю я пройти и половины пути, как слышу тяжёлый топот за спиной.
  Мгновение, и на меня выливается до жути ледяная вода. Я вскрикиваю, да так громко, что, наверное, все, кто находился поблизости, оглох от такого сильного визга. Сначала я просто стояла, не понимая, в чём дело. В голове крутилась лишь одна мысль: я мокрая. Вода продолжала стекать с меня на пол, оставляя большую лужу.
  А я всё стояла, промокшая до нитки и ошарашенная. Одежда неприятно прилипла к телу. Потом я поняла, что начинаю замерзать, сами по себе застучали зубы, и всё тело потряхивало. И только в самом конце, когда я повернулась к человеку, вылившему на меня воду и тут же получившему смертельный приговор, я увидела ухмыляющуюся физиономию Терехова, держащего в руках ведро.
  - Дневной душ, - оповестил он меня как ни в чём не бывало. - Водные процедуры всегда полезны.
  Я уже собралась высказать ему в лицо всё, что думаю об этом засранце, после чего наброситься и убить гадёныша, но, к сожалению, я не успела.
  - Терехов! - воскликнула директриса, подходя к нам и громко стуча каблуками. Её рассерженное выражение лица говорило о том, что кому-то сейчас достанется больших люлей. И это точно не мне. - Быстро ко мне в кабинет. И ты, Марина, - она окинула меня оценивающим взглядом, и увиденное ей явно не понравилось.
  - Попрошу тебя тоже зайти в мой кабинет. Тебе надо переодеться в сухую одежду.
  Мы оба двинулись за Марией Ивановной, косясь друг на друга уничтожающими взглядами. Хотел посмеяться надо мной, а в итоге сейчас сам получит по заслугам!
  
  Глава 8
  Кабинет нашего директора выглядел очень даже неплохо и уютно. У Марии Ивановны определённо был вкус в этом деле. Переступая порог, сразу можно было без труда понять, что здесь, сидя за столом, работает женщина. Стоять в мокрой одежде перед всей красотой этой комнаты было как-то не очень удобно. Глаза то и дело бегали от белых штор к замысловатой картине в тёмных тонах, висевшей на стене приятного серого цвета.
  Этот серебристый оттенок напоминал мне глаза Терехова, может, если только они у него были бы чуть потемней. На дубовом столе стоял компьютер, стопка каких-то папок с документами, телефон и большой стакан с ручками, карандашами и прочей канцелярией. Рядом примостились два стула с красивой белоснежной обивкой, сделанные в стиле барокко.
  У стены расположился вполне вместительный стеллаж, наполненный разными книгами, названия которых я не могла прочесть из-за большого расстояния. Одним словом, красотища. Мне не часто доводилось быть в кабинете у директрисы, но, когда всё же выпадала такая возможность, я с удовольствием любовалась интерьером.
  Знаю, со стороны это выглядит странно, но зачем скрывать, что я люблю красиво подобранную мебель? А ведь не у каждого человека есть вкус в подобном деле.
  - Прошу, присаживаетесь, - говорит Мария Ивановна. - Я сейчас вернусь, никому не выходить из кабинета, в особенности это касается тебя, Артём. Мне нужно сходить за сменной одеждой для Марины, - в знак согласия киваю и провожаю директрису взглядом.
  Дверь захлопывается. Наступает тишина. Терехов непрерывно пялится на меня, и в какой-то момент это начинает раздражать. Пытаюсь игнорировать его, внимательно рассматривая ту самую картину в тёмных тонах. Интересно, что хотел изобразить художник, рисуя кривые линии с неровными геометрическими фигурами?
  - Ты злишься? - осторожно спрашивает Терехов, прекрасно зная, что так оно и есть.
  - Нет, что ты, дневной душ - очень хорошая вещь, особенно ледяной, так освежает! - отвечаю с сарказмом. Вот же придурок. Зачем задавать вопрос, если знаешь на него ответ?
  - Я всегда делаю людям только хорошее и приятное. Для тебя, как видишь, решил постараться. Приложил большие усилия. Рад, что оценила.
  - Ты сейчас специально строишь из себя дурачка или на самом деле таким являешься? - тут же начинаю я, не выдержав больше его наглой самоуверенности.
  - Ты хоть понимаешь, какую чушь несёшь? Ты вправду думаешь, что, облив ледяной водой, сделаешь мне приятно? Если так оно и есть, тогда я точно могу сказать, что ты самый большой дурак из всех дураков, которых мне когда-либо доводилось видеть. По твоей вине я сейчас стою вся мокрая и дрожу от холода, а на улице дождливая погода, и дует ветер. Если ты и доберёшься домой в тепле и сохранности, то я замёрзну и скорее всего заболею. Спросишь почему? Потому что какой-то идиот, с которым я учусь в одном классе, облил меня ледяной водой, не подумав о последствиях, - терпеть я больше не могла. Эмоции рвались наружу, и я буквально срывалась на крик, глядя в наглые глаза Терехова.
  Облокотившись о стену, он с абсолютно бесстрастным видом слушал мои возмущения, и именно это бесило больше всего. Была бы моя воля, убила бы его прямо здесь! Как можно быть таким пофигистом? Ненавижу его. Всей своей душой ненавижу. Каждый раз он умудряется всё испортить.
  Каждый раз он выводит меня из себя и заставляет злиться, но вины за сделанное не чувствует. Вот, например, сейчас, выслушал мой взрыв эмоций, но реакции - ноль. Будто я ничего не говорила, только стояла и молча шевелила губами. Как ведущая из телевизора с выключенным звуком.
  - Чего молчишь? Стыдно стала за свой дурацкий поступок?
  - Нет, - отвечает Терехов, выдержав небольшую паузу. - Просто ты выглядишь потрясающе, когда злишься. Извини, залюбовался, - продолжает он, улыбаясь и пожимая плечами. Как ни в чём ни бывало.
  Сделав тяжёлый вдох, решаю отвернуться от него, чтобы не видеть этого довольного, хитрого и в тоже время красивого лица. Медленно провожу рукой по мокрым волосам.
  - Я так устала от тебя, - в ответ слышу тишину и его спокойное дыхание.
  Становится немного не по себе от того, что он молчит. Может, правда сдаться, прекратив всю эту бессмысленную войну между нами? Всё равно от неё нет никакого толку. Только зря портим друг другу нервы.
  - Сдайся, - предлагает парень с восторженной готовностью, будто прочитав мои мысли.
  - А почему бы для начала не сдаться тебе?
  - Потому что я не устал от тебя, - едва слышно отвечает он.
   Его слова, произнесённые с какой-то странной интонацией, больше похожей на намёк, заставляют меня обернуться. Его плечи немного напряжены, губы сжаты, а в глазах горит едва уловимый огонёк чего-то такого, что он сейчас пытается скрыть от меня, отвернувшись в другую сторону.
  Я молча стою и смотрю на него, так до конца и не поняв, какой Терехов на самом деле. На публике он один, но стоит нам остаться вдвоём, как он меняется, становится совершенно другим человеком, которого я не знаю. Он что-то скрывает, это можно заметить, но только что?
  - Я конечно понимаю, что красив, очарователен и от меня тяжело оторвать взгляд, но прекрати так пялиться на меня, - язвительно говорит Терехов, ухмыляясь и вместе с тем разбивая мои надежды на то, что он может быть нормальным парнем.
  Вот ты, Марина, снова повелась на его театр. Чего и следовало ожидать: он стал прежнем придурком.
  - Не льсти себе, а то окружающим уже противно от этого.
  - Окружающим, то есть тебе одной.
  - Мне в первую очередь, - фыркаю я, важно скрестив руки на груди.
  - Не удивлён, - добавляет парень, лениво пожимая плечами.
  - Лучше закрой свой рот и стой-помалкивай, если не хочешь получить удар кулаком по смазливому личику, - угрожающе шиплю я. Моё терпение готово было лопнуть в любую минуту, а всё из-за этого индюка, который не может хотя бы минуту постоять молча. Вечно ему надо вставить своё слово куда не надо.
  - Так-так, кто-то сейчас признался, что я красивый? - одна его бровь приподнимается вверх... и, чёрт побери, как же со стороны это выглядит сексуально.
  - Тебе показалось, - выплёвываю я, злясь на саму себя. О чём я вообще только думаю? О том, как сексуально он приподнимает бровь. Чёрт! Я сейчас себя ударю, если не прекращу пялиться.
  - А мне кажется, что не показалось, - настойчиво продолжает спорить он. - Не обманывай сама себя, Мосина.
  - Закройся ты уже! Бесишь!
  - Взаимно, - нервы на пределе. Я уже собираюсь подойти и ударить его, как дверь в кабинет открывается. Мы тут же замолкаем. Мария Ивановна переступает порог, держа в руках одежду серого цвета вместе с полотенцем.
  - Надеюсь, я не слишком долго отсутствовала, - говорит она, пройдясь по нам заинтересованным взглядом. - Держи, Марин, - она делает шаг ко мне и протягивает одежду. Беру её из рук, говорю спасибо и замечаю, что это чья-то спортивная форма. - Можешь пока сходить в раздевалку переодеться, позже вернёшь, и мы обсудим, что будем делать дальше. На улице довольно прохладно, пальто твоё мокрое, а в одной спортивной форме я тебя домой не отправлю, - директриса и вправду обеспокоена тем, как я доберусь домой.
  В знак согласия киваю, после чего выхожу из кабинета, напоследок бросив недовольный взгляд в сторону Терехова. Тот лишь приподнял уголок губ, тем самым показав милую ямочку на щеке. Точно надо будет себя стукнуть.
  В женской раздевалке никого не было, все ушли по домам, стоило прозвенеть звонку с последнего урока. Поэтому, воспользовавшись шансом, я принялась снимать с себя мокрую одежду. Пришлось даже снять нижнее бельё. Когда я уже стояла в сменной одежде, подошедшей мне по размеру, а мокрую отложила в сторону, я решила заглянуть в рюкзак.
  Он тоже был промокший до нитки. Я испугалась за лежащие внутри учебники вместе с телефоном. Стоило мне расстегнуть молнию, как я ахнула, закрыв рот рукой. Все книги находились в жутком состоянии, насквозь промокшие и потрепанные, а про телефон мне вообще стоило забыть раз и навсегда. Он тоже был испорчен водой.
  Теперь мама меня точно убьёт, как я Терехова. Тупой идиот, вот что с ним не так, почему он не хочет думать о последствиях своих действий? Убить его будет мало. Надо будет хорошенько помучить такого дурака, как он.
  Тоже мне, придумал водные процедуры. Кусок тупицы, ничего больше не скажешь! Если бы его облили, он бы всех на уши поднял, а мне теперь что прикажет делать с неработающим телефоном? Феном сушить или, может, на батарею положить? Ненавижу! Засранец хренов!
  Швыряю телефон обратно в рюкзак. Беру мокрые вещи и иду обратно в кабинет директора. Я зла, очень. Глаза слезятся от обиды. По дороге пытаюсь успокоить себя, но понимаю, что у меня это плохо получается, слёзы продолжают наворачиваться сами по себе.
  Пришлось замедлить шаг. Не хотела появиться перед ним в таком расклеенном виде. Перед тем, как зашла в кабинет, постучалась в дверь, спросив разрешения войти. Мария Ивановна сидела за рабочим местом с не очень дружелюбным видом, чем заставила меня забеспокоиться. Терехов тоже не отличился. Нахмурившись, он сидел на стуле, немного наклонившись вперед, и выглядел темнее тучи. Кажется, я что-то пропустила.
  - Присаживайся, Марин, мы как раз тебя ждали, - прохожу к столу и сажусь рядом с парнем, чувствуя влажную тяжесть одежды в руках. Некомфортно, но ничего поделать не могу, пакета мне не дали.
  - Я бы хотела позвонить твоей маме, - начинает директриса, вгоняя меня этим решением в ступор. - Сообщить ей о случившемся и попросить приехать за тобой, - она делает паузу и достает небольшой блокнот из ящика в столе.
  - Надеюсь, ты не будешь против, потому что у меня нет другого выхода. Не хочу завтра узнать, что ты заболела почти в самом начале учебного года.
  - Мария Ивановна, спасибо вам большое, но мама сегодня на работе, она говорила, что будет занята какими-то важными делами, не хочу её отвлекать, - говорю я, вспоминая, чем мама будет занята.
  От этого я вновь начинаю злиться, в который раз ругая себя за то, что не могу сорвать её сегодняшнее свидание с новым ухажёром, а всему виной моя совесть, чёрт бы её побрал. Лицо Марии Ивановны озадачено. Она думает, не зная, как поступить дальше.
  - Ну ты ведь понимаешь, что я не могу отправить тебя в таком виде, да ещё и при такой погоде, домой.
  - Мой папа довезёт её, - неожиданно выпаливает Терехов, заставляя обратить на себя внимание. - Он сейчас подъедет забрать меня, я попрошу его, чтобы мы по дороге завезли Марину домой, - мне точно не показалось, он сейчас предложил свою помощь?
  - После совершенного тобой это было бы очень хорошо с твоей стороны, Артём, - Мария Ивановна едва заметно улыбнулась.
  Похоже, ей нравится предложение парня, а ещё их не волнует моё мнение по поводу этого. Я не давала своего согласия ехать в одной машине с этим засранцем, почему все решили за меня? Посмотрев на циферблат наручных часов, парень встал с места.
  - Тогда нам пора, - выходя из кабинета, я ещё раз поблагодарила директрису за одежду, пообещав вернуть её уже завтра с утра.
  Всю дорогу до выхода из школы мы шли молча, что было странно со стороны Терехова. Обычно он пытался подшутить надо мной или чем-то задеть, а сейчас, засунув руки в карманы, молча шёл рядом. У дверей он остановился, снимая с себя кожаную куртку и протягивая её мне.
  - Спасибо, но не нужно, - решила отказаться я, показывая ему своё упрямство. В итоге, отобрав у меня рюкзак с мокрой одеждой, он накинул мне на плечи эту куртку, едва заметно улыбнувшись. От приятного тепла, исходящего от неё, по коже побежали мурашки, а от духов и запаха цитруса, смешанного со свежестью леса, у меня буквально закружилась голова. Боже, как приятно.
  - Не стоило этого делать, - смущённо говорю я, получше укутываясь в куртку и тайно получая от этого удовольствия.
  - Выходи уже, - грубо отвечает он даже, не смотря в мою сторону. Ну и фиг с ним. Больно нужно его внимание.
  - Здравствуйте, Владимир Семёнович, - дружелюбно поздоровалась я с отцом Терехова, садясь на заднее сидение машины. Вперед наглый индюк сел после того, как поговорил с папой обо мне. Было немного неловко соглашаться на эту поездку, но Терехов не дал мне препятствовать этому.
  - Здравствуй, Марин, - ответил мужчина, улыбаясь. - Давно тебя не видел. Ты так подросла. Прямо и не верится, что вам с Артёмом уже в следующем году будет восемнадцать. Кажется, только вчера учил кататься на велосипеде этого упрямца, - продолжил Владимир Семёнович, кивая в сторону Терехова. Тот лишь недовольно фыркнул, отвернувшись к окну.
  Всю поездку до дома мы молчали. Лишь только пару раз заводили разговор, и то, говорил со мной Владимир Семёнович, а король королевич игнорировал нас, обидевшись на что-то. Когда мы подъехали к дому, я вежливо поблагодарила за помощь, поспешив выйти. Терехов двинулся за мной. Спрашивается, зачем? Чтобы напоследок кинуть идиотскую фразочку?
  - Можешь возвращаться обратно в машину. Я большая девочка, до двери сама дойду без сопровождающих, - говорю я, краем глаза замечая мокрую одежду в его руках. Поворачиваюсь и резко вырываю её из рук парня. - Спасибо, но вся эта странная доброта с твоей стороны не сможет исправить того, что ты сделал. Ах, да! Чуть не забыла, благодарю за утопленный в воде телефон. Теперь он не работает, - глаза Терехова округляются.
  Он удивлён. Пользуясь случаем, пытаюсь быстро уйти. Открываю ключом дверь, после чего захожу в дом, тут же громко хлопая ею. Бросаю вещи на пол.
  Облегчённо выдыхаю, устало проведя руками по лицу. На этом всё. Сейчас он сядет в машину к отцу и уедет, так и не попросив прощения. Я точно дурочка, раз ждала от него извинений. Терехов не способен на такое. Навряд ли его будет мучить совесть в тишине тёмной ночью. Ещё одно очко победы в его пользу.
  Только собираюсь отойти, как слышу стук в дверь. Поворачиваю ручку и открываю её. На пороге стоит он, смотря на меня, хмурым взглядом.
  - Что тебе ещё надо? - спрашиваю слишком грубо.
  - Куртка.
  - Какая куртка?
  - Моя куртка, - спокойным тоном отвечает он, кивая в мою сторону. Точно! Я забыла отдать ему куртку. Снимаю её с некой печалью и сожалением. Она всё ещё тёплая и пахнет им.
  - Спасибо, - протягиваю её Терехову, собираясь закрыть дверь, но не успеваю.
  Он не даёт мне этого сделать, протягивая свой телефон. Непонимающе смотрю на него.
  - Держи, - говорит парень.
  - Зачем мне нужен твой телефон?
  - Я испортил твой, взамен дарю свой, - до меня медленно доходит, что он сказал, но всё же, когда это случается, я впадаю в ступор, не имея ни малейшего понятия о том, как поступить в такой ситуации.
  - Я не возьму его.
  - Возьмёшь, - не отступает он. - Я вынул свою SIM-карту. Теперь он твой.
  - Вставь обратно. Я всё равно не возьму твой телефон.
  - Если не возьмёшь, я снова оболью тебя ледяной водой, - его губы растягиваются в слабой улыбке, а серые глаза смотрят с уверенностью.
  - Угрожаешь?
  - Нет, просто предупреждаю, - слышу, как сигналит Владимир Семёнович, видимо намекая, что Терехову пора ехать домой. - Бери, и я наконец пойду.
  - Нет, - продолжаю настаивать на своём.
  - Я оставлю его на пороге.
  - А я его выкину.
  - Мне не важно, что ты с ним сделаешь, - наклонившись, он кладёт свой телефон прямо перед моими ногами, после чего, развернувшись, быстро уходит.
  - Я верну его тебе обратно, - кричу я, когда он доходит до машины.
  - Тогда знай, я выкину его, - кричит он в ответ, повторяя мои слова. В последний момент полуобернувшись ко мне, Терехов нагло улыбнулся, явно довольный собой. В ответ мои губы тоже растягиваются в улыбке. Вот же идиот. Хотя я сейчас повела себя не лучше.
  
  Глава 9
  Я всегда знала, насколько сильно Терехов может быть упёртым бараном. Этот человек никогда и никому не уступал практически ни в чём, каждый раз принимая заслуженную победу с гордо поднятой головой. Его невозможно было переубедить в чём-либо или попробовать навязать своё мнение. Хоть тресните ему по голове, он всё равно останется стоять на своём. Такой вот он противный человек.
  Если говорить моими словами, то он кусок идиота, считающий себя идеалом. До самых выходных он категорически отказывался забирать изначально принадлежащий ему телефон, отнекиваясь тем, что он ему больше не нужен.
  Возможно так-то оно и было на самом деле, но я не собиралась сдаваться без боя. Первая попытка была такова: я положила телефон ему на парту, перед самым носом, после чего вернулась на своё место. Не прошло и двух минут, как этот телефон оказался лежащим у меня. Второй попыткой стало незаметно сунуть телефон в его рюкзак. Всё получилось, как по маслу.
  На перемене я дождалась его ухода из класса и приступила к делу. В конце учебного дня, открыв рюкзак, я обнаружила внутри всё тот же телефон, незаметно вернувшийся ко мне обратно. Третья попытка была угрозой выкинуть телефон в мусорное ведро. Я уверенно клялась ему, что подойду к мусорке и прямо на его глазах выкину телефон в урну.
  И да, я вставала с места, подходила к ведру и держала над ним телефон, но Терехову хоть бы что! Со скучающим видом посмотрев на моё представление, он отвернулся, даже слова не проронив, будто и не наблюдал картину моего унижения.
  В который раз этот чёртов телефон оставался у меня в руках. Все попытки провалились в глубокую чёрную бездну неудач, и скоро мне тоже не составит труда туда попасть.
  Но у меня была четкая цель: я должна вернуть телефон его законному владельцу. Проблема была в том, что толком ничего не получалось. То ли я что-то делала неправильно, то ли судьба вновь решила надо мной подшутить... В одном я была убеждена точно: как бы усердно я ни старалась, телефон Терехову мне не вернуть.
  Упрямый глупец каждый раз возвращал его обратно, при этом мастерски игнорируя меня. Я злилась. Нервничала. Представляла, как буду медленно убивать его. В итоге, засунув телефон в самый дальний угол шкафа, я просто решила про него забыть. Моя гордость не давала воспользоваться этой дорогой вещью, подаренной Тереховым. Лучше ходить без сотового, чем отдать победу наглому засранцу. Я тоже умею высоко задирать нос.
  О испорченном телефоне мама узнала вечером того же дня. Я сама сказала ей об этом, сильно боясь, что мне попадет. Кто его испортил, раскрывать я не стала, возможно, не хотела лишних проблем. Все мои волнения и страхи были напрасными. Мама ругалась, но не сильно, она больше расстроилась, чем разозлилась, а ещё пообещала купить новый телефон в следующем месяце.
  Надеюсь, так оно и будет. В итоге прошла почти целая неделя. Наступили долгожданные выходные и воскресенье - день, когда нужно было идти к Денису на пирог, испечённый его мамой. Особого настроения идти туда не было. Хотелось упасть на кровать и полежать в полной тишине, наслаждаясь любимым отдыхом. Но видимо, провести этот выходной вечер таким образом была не судьба.
  Маму не пришлось долго уговаривать, она согласилась отпустить меня почти сразу же, как только услышала имя моего друга. Ну, а если быть честной, то лучше бы она отказала в этом вопросе. Накинув на себя джинсовую куртку и крикнув маме, что к десяти вернусь, я двинулась в сторону дома Дениса, находившегося не так далеко от моего.
  К вечеру на улице было уже прохладно, и солнце садилось быстрее обычного. Как ни как, осень на дворе. Шла я без спешки, желая насладиться красивым небом приятного голубого оттенка, смешанного с розовым. Красотища! Если бы была возможность любоваться такой красотой вечно, то я бы без раздумий согласилась занять первый ряд. Жалко лишь одно: не все замечают это великолепие природы.
  Подойдя к дому Дениса, я заметила горящий в окнах свет. Там уже явно ждали гостей. И мне кажется, что вдохновлённая пирогом Соня пришла быстрее меня.
  Поднявшись по ступенькам на маленькое крылечко, я аккуратно постучала в дверь дома. Интересно, что сейчас делает Терехов? Наверное, проводит время со своими ненормальными друзьями или ещё лучше - с курицей Ритой.
  Так. Стоп. Что-то меня тянет не туда, куда надо. И к чему вообще всплыл этот вопрос?
  - Привет, Марин, - поприветствовал меня улыбающийся Денис. Одет он был простенько, по-домашнему, но в то же время со вкусом. Волосы были уложены, а в карих глазах плескалась радость.
  - Привет, - ответила я, заходя в дом. - Там Соня случайно для меня не готовит мешок?
  - Нет, но она собиралась, - улыбнулся Денис моей шутке.
  - Марина! - воскликнула тётя Юля, в спешке подходя к нам. Её лицо светилось от озарявшей его улыбки, а руки так и тянулись заключить уставшую меня в знакомые с детства объятия. Неужели мой приход её так обрадовал?
  - Здравствуйте, тёть Юль, - поздоровалась я, улыбнувшись в ответ.
  - Как я рада тебя видеть, - продолжила женщина, звонко чмокая меня в щёки. Её ладони ласково легли на мои плечи. - Ох, ну и красавица же ты. Залюбуешься!
  - Мам! - послышался рядом недовольный голос Дениса.
  - А что я такого плохого сказала? - удивилась тётя Юля, поворачиваясь к сыну.
  Тот лишь нахмурил брови, дав ей понять, что нам пора идти на кухню.
  - Он частенько мне нахваливает тебя, - чуть наклонившись, прошептала мне женщина, словно раскрывая тем самым одну из страшнейших тайн.
  - Мам! - на этот раз Денис был удивлён не меньше меня. Он что, правда нахваливает меня тёте Юле? Обалдеть! Такой новости я не ожидала узнать.
  - Всё, всё. Не буду вам мешать. Пойду лучше смотреть свой сериал, - когда мама Дениса скрылась за углом, парень облегчённо выдохнул, будто и вовсе не дышал эти несколько минут.
  - Извини, - начал он, пожав плечами. - Она жуткая болтушка.
  - Я знаю, - хмыкнула я.
  За небольшим столом в центре кухни сидела Соня, важно выстукивая длинными ногтями какой-то ритм. Кода мы зашли, её глаза недовольно сощурились, а стук мгновенно прекратился. Скрестив руки на груди, она метнула в меня злой взгляд.
  - Что-то вы запоздали, мадам, - она определённо злилась. - Пока мы тебя ждали, я тысячу раз успела проголодаться и пустить слюни от вкусного запаха шарлотки, стоящей прямо за моей спиной, - указательным пальцем Соня ткнула себе за спину.
  - В чём проблема? Могли начать и без меня.
  - Проблема в том, что наш Денисочка запретил мне прикасаться к пирогу до твоего прихода, - сказанные Соней слова парень решил пропустить мимо ушей. С неким подобием улыбки на лице он молча двинулся к пирогу. Пройдя к столу, я села за него, следя за тем, как Денис наливает в кружки свежезаваренный чай.
  - Тебе не нужна помощь? - обратилась я к нему с вопросом.
  - Спасибо, но нет. Сегодня вы мои гостьи, поэтому позвольте поухаживать за вами, - ответил Денис, повернувшись и слегка улыбнувшись мне.
  - Боже! Какой вы сегодня джентльмен, вот бы так всегда, - рассмеялась Соня, театрально жестикулируя руками. - Не хочешь завтра носить мою сумку по школе? Понедельник, всё-таки, а это значит, что учебников будет много и нести мне - хрупкой девушке - все эти кирпичи будет тяжело. Вот тебе и шанс поухаживать за девушкой, - я едва слышно хихикнула, увидев за Сониной спиной Дениса, у которого хорошо получалось пародировать её.
  - Он что там, кривляется? - она стремительно повернулась в сторону парня, но он к тому времени с серьёзным выражением лица брал кружки с горячим чаем.
  - Иногда мне кажется, что у тебя, моя дорогая Соня, две пары глаз. Одна спереди, другая сзади, - предположил он, ставя кружки перед нами. Тарелка с пирогом торжественно опустилась в центр стола.
  - Я экстрасенс, мой дорогой, - передразнила она, довольно улыбаясь. - Пожалуйста, скажи мне, что теперь можно взять кусочек? Я больше не могу сидеть и пускать на него слюни.
  - Бери, если тебе так невтерпёж, - разрешение было дано. В тот же миг Соня схватила отрезанный кусок пирога, откусила его и с наслаждением пробормотала:
  - Просто потрясающий вкус. Боже! Это самое вкусное, что я ела за всю свою жизнь, - мы с Денисом понимающе улыбнулись, после чего потянулись за своими кусками.
  После двух часов углублённой болтовни и поедания пирога Соня поспешила в туалет, оставив нас с Денисом вдвоём. Большая часть пирога была съедена именно ею. Не скажу, что я удивлена, если только немного. После одного куска яблочной шарлотки я была вдоволь сыта. Тётя Юля не зря старалась.
  - Марин, - неожиданно позвал меня Денис. - Ты не хочешь как-нибудь сходить в кино?
  - Можно было бы, - ответила я, облокотившись о спинку стула. - Ты Соню спрашивал насчёт этого?
  - Соню... - замялся он, опустив взгляд на пустую кружку. На лице парня читалось волнение, смешанное с неуверенностью, будто он боялся мне что-то сказать, но в тоже время старался переступить возникшую преграду. - Я имел ввиду совсем другое, - едва слышно продолжил он. - Я хотел пригласить в кино только тебя.
  В тот же миг он поднимает голову, и наши взгляды, как по команде, встречаются. Меня как молнией ударило, а потом оглушил громом и всю затрясло. Замерев на месте, как статуя, сделанная из камня, я пыталась заставить свой мозг работать.
  Мне ведь не послышалось. Денис предложил сходить с ним в кино. Только я и он.
  Да и ещё этот нежный взгляд карих глаз. Либо я дура и поняла всё совсем не так, либо я права и остаюсь всё той же дурой, крепко-накрепко приросшей к бедному стулу. Всё идёт не так, как надо. Мне нечего ответить Денису, а он ведь ждёт. Я вижу по его глазам, как ему нужно знать мой ответ.
  - Ты приглашаешь меня в кино? - неуверенно спрашиваю я, тут же отгоняя всякие глупые мысли. В голове происходит настоящее землетрясение. Лучше бы молчала.
  - Да, - отвечает он коротко и ясно. Мы смотрим друг на друга, не отрываясь.
  Кажется, я сейчас не выдержу и отвернусь. Вытираю вспотевшие руки об ткань джинсов.
  - Я даже не знаю, - мямлю я. - Смотря в какой день.
  - Выбирай, я соглашусь с любым твоим выбором, - перебивает он, немного улыбнувшись. Сейчас его черты лица не так напряжены. Похоже, в отличие от меня, Денис взял себя в руки, пока я пыталась проглотить застрявший в горле ком.
  - Надо будет подумать, - делаю паузу, первой разрывая наши с ним гляделки. Кто-нибудь, ударьте меня тяжёлым предметом по голове. - Трудно сказать так быстро. Может, Соню тоже пригласим? - замечаю, как Денис хмурится. Он меняется в лице.
  - Ладно, извини, плохая была попытка, - слышу тяжёлый вздох и в тот же момент чувствую, как сердце больно сжимается. Мне стыдно за сказанные слова. Я чувствую вину, но исправлять сделанное не хочу. Денис хотел, как лучше, набрался смелости, а я всё испортила. Бесчувственная и глупая Марина.
  - Потрясающий пирог, великолепный вечер и довольная я, - в дверях с широкой улыбкой появилась Соня, и я была рада её возвращению. Ещё бы чуть-чуть моего нахождения рядом с Денисом, и я бы убежала отсюда, не выдержав напряжения. - Прости, Динь, но мне пора домой.
  - Думаю, мне тоже, - резко встаю со стула. Денис делает тоже самое, не отводя от меня взгляда, в то время как я пытаюсь смотреть куда угодно, лишь бы не на него.
  - Я вас провожу, - расстроенно говорит Денис.
  Поблагодарив и попрощавшись с тётей Юлей мы, взяв свои вещи, вышли на улицу. На дворе было темно. Холод коснулся горячей кожи, заставив покрыться мурашками и застучать зубами.
  - Спасибо за этот вечер. Должна признаться, что идея собраться вместе была отличной, - прощебетала Соня, когда мы уже подошли к калитке. Неожиданно она наклонилась вперёд и чмокнула Дениса в щеку. Парень в ответ стеснительно улыбнулся. - Ещё одно маленькое спасибо. До завтра, ребят, - помахав нам, Соня зашагала домой, опять оставляя нас одних среди холодной ночи и ярко горящего фонаря напротив. Денис повернулся ко мне.
  - Спасибо, - решила начать я первая. - Мне понравился сегодняшний вечер.
  - Тебе спасибо за то, что пришла, - мы замолчали, продолжая сверлить друг друга испуганными взглядами. Падающий свет от фонаря освещал половину лица парня, пока другая скрывалась в темноте. Я знала, что он ждал. И совсем не ответа на предложение сходить с ним в кино. Чёрт! Я должна срочно бежать домой.
  - Пока, - прошептала я, разворачиваясь, чтобы уйти. Но не успела.
  - Постой, - горячая рука Дениса аккуратно схватила меня за запястье.
  Я обернулась, чувствуя его приятное тепло на коже. Денис сделал шаг, сокращая расстояние между нами. Заглянув в мои испуганные глаза, он стал медленно наклоняться к моему лицу. Готовая ко всему, я закрыла глаза. Левой щеки едва ощутимо коснулись мягкие губы парня, заставляя меня позабыть, как нужно дышать. Та нежность, которая была в поцелуе, вызвала приятные чувства, захватившие меня в свой кокон. Я открыла глаза. Денис отпустил мою руку и смотрел, счастливо улыбаясь.
  - Пока, - произнёс он, уходя в дом. Постояв в ступоре пару минут, я быстрее двинулась домой. Мне нужно срочно взять что-нибудь поесть, включить какую-нибудь комедию и смотреть до того, пока не усну. Я должна себя отвлечь.
  
  Глава 10
  В комнате стоит ночная тишина. Она настолько безмолвная, что в голову с каждым разом лезет всё больше и больше посторонних мыслей, о которых сейчас хотелось думать в самый последний момент. Попытки отогнать их куда подальше проваливались, даже не успев начаться.
  Тишина будто специально давила, лишая шанса сладко прикрыть глаза и отправиться, наконец, в замечательный мир снов, где на время можно будет позабыть о проблемах, которых у меня накопилось немало. Лёжа на кровати, я не переставая кряхтела и пыхтела, ворочалась с одного бока на другой, пока мне это окончательно не надоело. Тогда я, нервничая, решила сесть, уперевшись спиной об холодную стену. Вот так стало намного лучше. Вот так и буду теперь сидеть.
  Часы мобильного телефона показывали полшестого утра. Обычно в такое время я ещё сплю, развалившись на всю кровать, а сегодня, по причине воспоминаний вчерашнего вечера, слишком рано проснулась и до сих пор не могу сомкнуть глаз.
  Чувствую себя отвратительно. Мысли в голове путаются настолько быстро, что из-за этого я судорожно сжимаю кулаки, готовясь в любой момент удариться затылком об стенку. Воспоминания пытаются вернуть меня во вчерашний момент, когда я прощалась с Денисом.
  Немало времени ушло на то, чтобы противостоять этому, но теперь я больше не могла сдерживать свои мысли. Если сейчас всё хорошенько не обдумаю, значит, придётся мучиться так каждое утро, просыпаясь раньше назначенного времени. От чего-чего, а от такого 'счастья', выпавшего на мою голову, я, пожалуй, откажусь.
  Дениса я знаю с семи лет как неуклюжего парня, вечно боящегося сделать что-то не так. Если с Соней мы дружили с самых пелёнок, то с Денисом познакомились после его переезда в наш небольшой посёлок. Тогда, заведя разговор на детской площадке, мы ещё не знали, что вместе будем ходить в одну школу, учиться в одном классе и станем лучшими друзьями.
  Я сама подошла к сидящему на лавочке мальчику. Он со скучающем выражением лица катал по доске свой игрушечный трактор, что-то неразборчиво бубня себе под нос, и, когда я - маленькая девочка с двумя золотистыми косичкам - встала перед ним, он не спешил обратить на меня внимание.
  Стеснялся, наверное, а может был увлечён игрой и не заметил сразу моего присутствия рядом. Протянув ему свою руку и с улыбкой предложив дружить, я наблюдала, как карие глаза внимательно уставились на меня, после чего лицо мальчонки нахмурилось, руки крепко сжали игрушку, будто я собиралась отнять её у него. Я уже было собралась уйти спустя минуту наших гляделок и бессмысленного молчания, но руку крепко сжали, тем самым не дав сделать шаг.
  - Денис, - тихо назвал он своё имя, со страхом смотря на меня.
  С тех самых пор и началась дружба нашей троицы. Мы всегда были неразлучны: гуляли вместе, учились вместе, хулиганили, а потом получали за это совместных тумаков. Денис мой лучший друг, тот человек, которому я доверяю, с которым могу посмеяться, он никогда не осудит меня, всегда поймёт и выслушает.
  Вчера он сделал то, во что я до сих пор не могу поверить. Хотя на самом деле ничего ведь такого не было: подумаешь, лучший друг на прощание поцеловал в щечку, зачем паниковать? В то же время я поняла, что хотел сказать Денис этим поцелуем. Достаточно было посмотреть в его глаза, с первых секунд всё сразу же становилось понятно. Как я могла не замечать этого раньше?
  Каждый день ходила с ним рядом, разговаривала, смотрела на него и совершенно не видела, что он пытался держать в тайне от меня. А эти недовольные выражения лица каждый раз, когда рядом появлялся Терехов. Возможно, он недолюбливал этого индюка так же сильно, как и я, но точно могу сказать, что большая половина злости Дениса была вызвана другой проблемой.
  Может, мне показалось, может, я зря себя накручиваю, не знаю. Сегодня придётся увидеться с ним, хочу я этого или нет. Пропускать школу из-за испытываемого страха перед встречей не вариант. Пусть будет так, как должно быть. Притворюсь дурочкой, которая ничего не поняла. Буду стараться играть отведённую мне роль глупой Марины. Надеюсь, всё получится, надо только постараться.
  Часы показывают ровно шесть утра, через ещё один час прозвенит будильник и надо будет поднимать свою ленивую задницу с постели. Делаю тяжёлый вдох, плюхаясь обратно на подушку. В комнате всё так же тихо. Прикрываю глаза в сотой попытке заснуть. На щеке всё ещё чувствуется лёгкий поцелуй Дениса.
  Чёрт! Нельзя же всё так близко к сердцу принимать. И чего меня вообще тянет думать об этом поцелуе? Пора уже забыть. Я ведь могу быть не права в своих утверждениях, тогда зачем нагоняю на себя столько паники? Идиотка! Долгое время ворочаясь с одного бока на другой, со спины на живот, нервно рыча себе под нос, я в итоге не выдерживаю и окончательно решаю встать с кровати. Не судьба мне заснуть. Включаю в комнате свет и тут же щурюсь. Заправляю кровать, стараясь шуметь как можно тише: в соседней комнате спит мама, не хочу разбудить её раньше времени. Надеваю свои мягкие тапочки и едва слышными шагами иду на кухню, чтобы приготовить завтрак.
  Обычно этим занимается мама, но сегодня я решаю нарушить общепринятую традицию. Да, мне больше нечего делать кроме как готовить в шесть утра завтрак. Включаю свет на кухне и опять щурюсь. Слишком яркая лампочка. Подхожу к газовой плите, зажигаю одну конфорку, после чего набираю воды в чайник и ставлю его кипятить. Почесав затылок, перевожу задумчивый взгляд на холодильник. Жареная яичница с колбасой. Звучит неплохо и одновременно с тем вкусно. Достаю сковороду, готовясь приступить к выбранному делу.
  - Не верю своим глазам, ушам и носу, - за спиной послышался удивлённый голос мамы. - Марина! - восклицает она, подходя ближе. - Ты приготовила нам завтрак?
  - Ничего особенного я не сделала, - беру наши тарелки с едой, ставя те на стол.
  Краем глаза успеваю заметить лучезарную улыбку мамы. В её глазах горят огоньки радости, что заставляет меня в следующие секунды так же улыбнуться в ответ.
  - С чем связан такой приятный сюрприз? - говорит она, не переставая восхищаться моей проделанной работой.
  - Рано проснулась, - коротко отвечаю я, садясь за стол. Мама делает то же самое.
  Смотрю на неё и понимаю, что готова каждое утро вот так вот рано вставать, приходить на кухню и готовить нам завтрак, лишь бы она улыбалась, как это делает сейчас. Жаль папы нет рядом. Его улыбку я тоже хотела бы сейчас видеть.
  - Обычно тебя не поднять с кровати, - говорит мама, делая глоток горячего чая.
  - Видимо сегодня особый день, - пожимаю я плечами. - Как спалось?
  - Выспалась и даже успела посмотреть сон.
  - И какой? - решила поинтересоваться я. - Коняшки с радугой или твой новый бойфренд? - от услышанного мама аж поперхнулась, прожевывая в это время кусок колбасы. Она бросила на меня непонимающий взгляд, моё резкое напоминание о её новом ухажере дало определенный толчок. Мама не ожидала от меня вопроса такого характера.
  - Марина, - её брови нахмурились, взгляд стал серьёзнее. - Что за вопросы ты задаёшь? - смотрю на маму и вижу, как она недовольна. Наверное, всё же стоило промолчать. Ох уж этот мой болтливый язык.
  - Извини, - говорю я, виновата опуская голову. - Не с той ноги встала, - накалываю кусок яичницы и отправляю в рот, стараясь не смотреть на недовольную женщину, сидящую напротив меня. Беда мне, если в кратчайшие сроки не научусь держать язык за зубами.
  - Марк Сергеевич хочет с тобой познакомиться, - на этот раз поперхнулась я, уставившись на маму в полные глаза чистого неверия.
  Моим ушам сейчас точно не послышались эти страшные слова, прозвучавшие из её уст слишком радостно. Чудак хочет познакомиться со мной. Интересно - интересно. Хотела бы я посмотреть на преуспевшего за моей мамой красавца, но не более. Вести с ним мирные домашние беседы категорически не хотелось, а уж знакомиться и подавно. Лучше просидеть целый день, заперевшись в комнате, чем слушать его сладкие подлизывания ко мне в присутствии любимой матушки.
  - А он учёл моё желание с ним знакомиться, или этот Марк одним махом всё решил за меня?
  - Марина! - тут же воскликнула мама. Её лицо выражало недовольство и последние нотки терпения с минуты на минуту готовы были лопнуть. - Хватит показывать свой характер. По-моему, мы уже говорили на тему, касающуюся Марка Сергеевича. Неужели сейчас тебе так тяжело принять всё происходящие с нами?
  - Мне не тяжело. Просто я ещё не готова знакомиться с твоим новым бойфрендом.
  - Ты так говоришь, будто у меня их была сотня, и это очередной товарищ из списка, - я прекрасно знала, что это не очередной мужчина в маминой жизни.
  Как я и говорила, после развода с папой она погрузилась в работу. Какой уж тут нормальная личная жизнь, когда почти каждые сутки проводишь на рабочем месте, перебираю стопку бумаг и усердно печатая на компьютере новый документ, потом с дочерью готовишь кушать, убираешься или на праздники ходишь с подругами в ресторане, но долго не задерживаешься, спешишь скорее домой, чтобы такая дочь, как я не волновалась и не подумала чего лишнего. Опять, получается, я неправа.
  - Он не очередной, а первый... - делаю паузу. - После папы, - затем встаю из-за стола и как можно быстрее направляюсь в комнату. По дороге на глазах предательски навернулись слёзы. Довольно тяжело признаться самой себе, что я её впервые за время развода с отцом ревную к мужчине, которого даже не видела в лицо.
  Я ещё не готова переступить через себя и наконец принять то, что должно было случиться рано или поздно независимо от нас самих. Это всё очень тяжело для меня, как ложка невкусной каши, которой пытаются меня накормить. Нужно хотя бы немного времени. Ведь рано или поздно я должна буду принять нового папу в нашу семью.
  После неудачного завтрака мама довезла меня до школы. Всю дорогу она молчала, лишь только пару раз бросила в мою сторону печальный взгляд. Для меня же весь путь до школы был настоящей пыткой. Я хотела многое сказать и за многое уже сказанное извиниться, но нарушить молчание между нами обеими для меня было слишком непреодолимой преградой. Каждые пять минут я собиралась с новыми силами и в итоге не решалась сказать то, что хотела. Я трусиха.
  Возле школы, пожелав удачи и попрощавшись с мамой, я быстро вышла из машины, продолжая чувствовать вину. Погода сегодня была ветреной. Всё небо заволокло тучами, казалось, что с минуты на минуту начнёт лить дождь. Шагая ко входу, я решила обернуться. Мама всё ещё продолжала сидеть в машине, внимательно наблюдая за мной. Подняв руку, я помахала ей, слегка улыбнувшись, что потом в ответ сделала и она. Да, именно это мне нужно было увидеть прямо сейчас: её улыбку. Она не обиделась на меня.
  Посильнее укутавшись в куртку, я продолжила свой путь. В школе, как и всегда, стоял жуткий шум. Трое мальчишек из начальных классов чуть не сбили меня с ног, даже не извинившись. Зло буркнув себе под нос, я неспешно поднялась на второй этаж, где шум был не таким громким. Маленькое чувство страха увидеть сейчас Дениса неприятно заскребло в душе. Воспоминания вчерашнего дня всё ещё не отпускали меня, как и утренние мысли. Боже, за что мне столько много новых событий за это короткое время? Теперь, Марина, ты точно трусиха! Открыв шкафчик, я поспешила достать всё нужное, пока не прозвенел звонок на урок.
  - Привет, Марин, - послышался рядом радостный голос Денис. Как по команде я приросла ногами к полу. Надо взять себя в руки, а иначе всё это кончится плохо.
  - Привет! - воскликнула я, поворачиваясь к рядом стоящему парню. Моей фальшивой улыбке сейчас мог позавидовать любой прохожий, так искусно скрывать своё жуткое волнение могла только я. - А где потерял Соню?
  - Ещё не пришла. Ты ведь знаешь, она опять опоздает, - ответил он, пожав плечами. Кивнув, я нервно закусила губу. Карие глаза Дениса с тёплой нежностью смотрели на меня в то время, как я испытывала неловкость. Чёрт, это мучительная пытка стоять рядом с ним и не чувствовать то, что чувствует он ко мне, сводила с ума.
  - Знаешь, Марин, - замявшись, начал Денис, переступая с ноги на ногу. Я видела, как он заволновался и немного приблизился ко мне. - Может сходим сегодня вместе в кино?
  - В кино, говоришь? - облегчённо выдохнула я. - Почему бы и нет, я только 'за'. Думаю, и Соня будет рада сходить.
  - Нет, - будто специально кашлянув, Денис встретился со мной взглядом. - Я бы хотел провести этот вечер в кино только с тобой, - от услышанного я с шумом захлопнула дверь шкафчика. Сглотнув ком в горле, я в сотый раз убедилась, что была права, но в то же время я отказывалась верить в услышанное и одновременно увиденное в глазах моего самого лучше друга с детства. Денис, слегка улыбнувшись, аккуратно взял меня за ледяную руку.
  - Ты замёрзла, - прошептал он, продолжая мило улыбаться.
  - Да, - пискнула я в растерянности.
  - Ну так что, ты согласна сходить со мной в кино?
  - Да, - мой ответ сделал сразу два дела за один раз.
  Первое: Денис явно радовался данному согласию, казалось, он был на седьмом небе от счастья, когда услышал моё писклявое 'да'. Держа мою замёрзшую руку в своей, он улыбался ещё радостнее, а его блестящие от счастья глаза смотрели на меня самым настоящим влюблённым взглядом, в который я до сих пор не могла до конца поверить.
  Второе было то, что я-то не совсем радовалась своему ответу. Получается, я дала парню надежду, чего, по сути, не должна была делать. С моей стороны так поступать было неправильно, но в тоже время я не могла обидеть моего Дениса, отказав ему в этом предложении, о котором он боялся мне сказать, так нервно переступая с ноги на ногу. Я в растерянности и в полном тупике из-за своих страхов. Слишком много мыслей посещает голову, но не одна не несёт в себе что-то правильное. Оставить всё как есть и пусть будет то, что должно быть.
  - Сегодня вечером в восемь я зайду за тобой? - сказал Денис, оторвав меня от мыслей.
  - Хорошо. Договорились, - я боялась, что он по моему неуверенному голосу всё поймёт. Но парень, видимо летая в облаках, даже не замечал этого.
  - Если хочешь, я могу в другое время зайти?
  - Нет-нет, в восемь часов самое то, - в какой-то момент я почувствовала на себе чей-то прожигающий взгляд.
  - Ну тогда договорились? - кивнув Денису в знак ответа, я отпустила руку парня, повесив рюкзак на плечо и, перед тем как пойти в класс, всё же решила повернуться. Недалеко от нас, облокотившись о стенку и важно засунув руки в карманы джинс, меня сверлил недовольным взглядом само величество Терехов.
  Он явно сегодня не был в хорошем настроении, раз так недовольно смотрел в мою сторону. Прозвенел звонок. Терехов тут же оттолкнулся от стены, быстрым шагом двигаясь в мою сторону, вот только я ошибалась - его целью была совсем не я.
  Проходя мимо, он даже не взглянул в мою сторону, гордо задрав нос. Он лишь специально столкнулся плечом с Денисом, отчего тот пошатнулся, пока сам Терехов уверенно продолжал свой путь.
  Зло смотря в спину этому гордому индюку, идущему по школьному коридору как по ковровой дорожке, я и не услышала тихое возмущение рядом идущего друга.
  - Идиот, - только и буркнула я Денису.
  
  Глава 11
  Стрелка весящих на стене часов медленно, но верно близилась к цифре восемь. Совсем скоро мне предстоит отправиться в кино под ручку с Денисом. Осмелюсь ли я? Нет, я совсем не готова идти со своим лучшим другом смотреть кино.
  В голове всё ещё гуляла мысль о том, чтобы пожаловаться на плохое самочувствие маме, после чего поспешить запереться в своей комнате, а там уже весь план бегства доведёт до конца она сама. Расскажет Денису о моих жалобах на головную боль, и он уйдёт обратно к себе домой. Но в то же время я прекрасно осознавала всю серьёзность ситуации, парень мог просто-напросто обидеться, что никак не должно было случиться.
  Он, небось, сейчас бегает по дому, готовится к нашей встречи и жуть как волнуется, а я тут в наглую думаю всё испортить напрочь. Сидеть в собственной комнате, ожидая стука в дверь, с каждой минутой становилось всё невыносимей. Да и ещё мамин разговор по телефону с новым ухажером не давал успокоиться, будто специально натаскивая на меня ещё больший груз тяжести. Сегодня явно был не мой день, раз всё выпало таким образом.
  Встав с кровати, я медленно приблизилась к зеркалу у шкафа. Моё отражение показывало напуганную девчонку с бледным лицом, и тут я могла бы обвинить во всём тональный крем или пудру, лежащую у мамы в сумке, но я не пользовалась этими косметическими средствами, так что бледный цвет кожи был моим натуральным цветом на данный момент.
  Переведя взгляд на причёску, я тут же вспомнила, как сегодня пришлось попыхтеть над непослушными волосами, чтобы выпрямить их и заколоть в аккуратный пучок. Вся сложность состоит в том, что мои волосы с самого рождения от природы вьются, и, чтобы сделать причёску или обычную укладку из этой пышной копны золотистых волос, мне приходится потратить много нервов, усилий и времени перед тем, как добиться желаемого результата.
  С выбором одежды заморачиваться не пришлось. Давно висящее в моём шкафу красное платье сразу бросилось в глаза. И вот, казалось, я готова идти в кино вместе с Денисом, но мой мозг со своими размышлениями опять всё портил, вводя в заблуждение. Когда-нибудь я точно объявлю самой себе войну, ибо не получается у меня сладить с собой мирным путём.
  Последний раз посмотрев на своё отражение в зеркале, я с тяжелым вздохом решаю развернуться и сесть обратно на кровать. Сквозь полупрозрачные шторы, висевшие на окне, виднелось небо, окрашенное в нежно-розовый цвет. Дождливая погода продержалась сегодня не долго; хотя дождь немного и намочил асфальт, но ближе к обеду распогодилось. Солнце уже почти село за горизонт, а это значит, что совсем скоро на улице стемнеет, зажгутся фонари и заблестят звёзды с ярко светящейся луной. Красота, если не брать во внимание один момент.
  Денис после фильма захочет проводить меня до дома, от чего я точно не откажусь, мы будем идти наедине с друг другом среди этой красоты, и тогда может произойти самое страшное. Так, Марина, спокойно, ты себя накручиваешь. Вдруг Денис пригласил тебя в кино по дружбе, и за руку держал тоже по дружбе, и в щёку вчера поцеловал по-дружески? А может и вовсе нет этого 'дружески'? Из раздумий меня выдернул едва слышный стук в дверь. Не тяжело догадаться, кто пришёл.
  - Марин, я открою, - крикнула мама на выходе из зала.
  Её тихие подходящие ко входу шаги отдавались в ушах вместе со стуком сердца. Ну вот, настал момент взять себя в руки, не быть тряпкой и наконец дать делу идти так, как оно должно было идти с самого начала. В коридоре послышался радостный голос Дениса. Я не могла видеть всего происходящего за чуть приоткрытой дверью комнаты, но я могла с точностью сказать, что парень светился от счастья, а моя мама с улыбкой на лице уже начала задавать ему вопросы, касающиеся тёти Юли и её огорода.
  - Мариш, за тобой Денис пришёл, - мамины слова, сказанные весёлым голосом, прозвучали для меня как-то устрашающе. Будто Денис пришёл забрать меня с собой навсегда. Схватив сумку с пиджаком, я быстренько покинула комнату, несмело выйдя в коридор. Нервишки ещё продолжали шалить. На ватных ногах и со лживой улыбкой самой настоящей трусихи я подошла к Денису с мамой. Первый этап теперь был пройден.
  - Привет, - вежливо поприветствовала я Дениса, крепко сжав в руках ремешок от сумки. Взгляд мамы плавно перешёл с парня на меня.
  - Ну что, к скольки мне сегодня ждать вашего возвращения? - мамин вопрос был адресован не мне, но я всё же решила ответить на него сама.
  - Тёть Зой, - перебил меня Денис, не дав даже слова вымолвить. - Обещаю к одиннадцати вернуть её здоровой и невредимой, - сколько же нежности и уверенности звучит в его голосе, невольно я немного засмотрелась на Дениса.
  Определённо я питала к этому самому доброму человеку большую любовь и готова была поклясться, что он очень дорог мне, но представить его кем-то больше друга я не могла. Чмокнув нас на прощание в щёки, мама решила не задерживать нас больше и отпустила в кино. Этот вечер обещал быть насыщенным.
  - Ты выглядишь волшебно, - немного запнувшись, произнёс Денис по дороге на остановку. Мы шли не спеша, иногда касаясь друг друга плечами и встречаясь на мгновение взглядами.
  - Хочешь сказать, что эта причёска с платьем придаёт мне волшебности? - мои слова заставили парня смутиться; если мне не показалось, то на его щеках выступил румянец.
  - Даже не знаю. Я думаю, ты сама по себе, как девушка, очень красива и волшебна, - в сердце что-то предательски ёкнуло.
  - Ты Соне говорил, что мы собрались сегодня идти в кино? - решила я мигом перевести тему, ибо от комплиментов Дениса неловко чувствовала себя не только я одна, но и он сам.
  - Признаться честно, она всё и так прекрасно знала, - усмехнувшись, ответил парень. Вот же Соня, а сегодня по телефону так реалистично играла удивление, говоря, что безумно желает пойти с нами, но не сможет из-за головной боли. Врушка!
  - Да?! - подыграла я. - Ты её заранее предупредил, что в кино пойдём только мы с тобой?
  - Можно сказать и так.
  - Всё ясно, - пробубнила я, уже готовя план разговора с Соней.
  - Что-то не так, - испугавшись, Денис придвинулся ко мне ещё ближе, из-за чего наши руки будто специально соприкоснулись, заставив нас обоих обратить на это внимание.
  - Нет, всё в порядке, - протараторила я, сглотнув ком в горле. Наши взгляды в который раз за всё это время встретились. Мы незаметно для самих себя остановились, повернувшись друг к другу.
  - На самом деле, Марин, я хочу сегодня многое тебе сказать, но, видя в твоих глазах волнение, я сам начинаю волноваться и думать, что мне лучше продолжать делать то, что я делал уже довольно долгое время нашей дружбы, - он делает паузу, наклоняясь ко мне и почти касаясь своим носом моего. - Молчать, - едва слышно срывается с его губ, и я всё прекрасно понимаю. Нечто тяжелое появляется в груди, всячески мешая сделать полноценный вдох. Я молчу, прекрасно понимая, что виной тому близость Дениса и собственные мысли, желающие мне вернуться домой.
  - Ладно, пошли, а-то опоздаем на автобус, - схватив мою руку, Денис оживлённо двинулся в сторону остановки, стремительно ведя меня за собой. Я же с большей силой погрузилась в собственные раздумья над тем, что я скажу этому парню, когда он решится признаться мне в чувствах.
  Наш городской кинотеатр с большой светящейся вывеской 'Октябрь' за вечер успел собрать довольно много желающих побыстрей пройти в большой зал, занять место согласно купленному билету и начать просмотр долгожданного фильма с большой миской попкорна. Мы с Денисом были не исключением. Пока я внимательно рассматривала висевшие на стенах различные афиши, парень успел сходить за билетами на фильм 'Большой и добрый великан'. Фильм обещал быть интересным и захватывающим.
  - Нам предстоит ждать начало фильма ещё около двадцати минут, - сообщил Денис, подойдя ко мне с двумя билетами в руках. - Может, ты хочешь чего-нибудь перекусить или попить?
  - Большое спасибо, но я откажусь. Дома перед выходом успела покушать, так что не голодна, - ответила я, понимая, что за весь сегодняшний день впервые говорю ему правду, и это напоминание сильно меня огорчает.
  - Тогда, может, пойдём пока присядем? - кивнув, соглашаясь с предложением, я иду к стоящим недалеко от нас диванам.
  - Если так подумать, то я довольно давно не был в кино, - начал Денис спустя минуту напряжённого молчания. Моё внимание обратилось на него и его милую улыбку. - Долго не решался пригласить тебя.
  - Это ведь не просто поход в кино, это свидание? - перебила я его, в сотый раз сжав бедный ремешок от сумки. В ногах до сих пор чувствовалась дрожь, а в голове была каша.
  - А ты как думаешь? - задал он встречный вопрос, на который я лишь смогла скромно пожать плечами.
  Его взгляд переместился с моих глаз на губы, и я, тут же смутившись, отвернулась в надежде каких-нибудь действий с его стороны. Но каково было моё удивление, когда мой взгляд по чистой случайности остановился на человеке, которого я меньше всего ожидала здесь увидеть. Внутри меня всё сковало, на какой-то миг вводя в чувство полного неверия всей ситуации.
  Не было и мысли, что он сможет оказаться в том самом месте, где я, да и ещё в то же время. Это точно не случайность и никак не стечение обстоятельств, это самое настоящее преследование. Для достоверности увиденного я ущипнула себя за руку, тут же ощутив сильную боль, и, чтобы не выдать себя, до глухого скрипа сжала зубы.
  Если бы я ещё сильнее на них надавила, они бы точно рассыпались. Он смотрел в нашу сторону, прожигая меня своим недовольным, злым взглядом человека, чьи мысли сейчас кружились вокруг нас обоих. Как вообще такое могло случиться именно сегодня, именно в момент моих не самых лучших мыслей? Я ведь не готова к встрече с самым неприятным мне человеком: Тереховым!
  Он будто чертёнок в неожиданный момент выпрыгнул из табакерки, разом всё испортив. Ладно он и его злобный взгляд чем-то задетого идиота, но присутствие рядом с ним бестии Светланы напрочь отбило у меня весь страх с переживанием, наоборот, я ощутила прилив возмущения, рвущегося наружу.
  Хотелось схватить Дениса за руку и вытолкать его отсюда на улицу, после чего убедить вернуться домой по причине плохого самочувствия, а эти двое парочковидных пусть уделяют друг другу внимание, не портя мне и так не весёлое настроение.
  - Думаю, нам пора заходить, - всполошилась я, встав с места. Индюк позади продолжал буравить взглядом мою спину. Я это прекрасно чувствовала.
  - Но ведь ещё не позвали, - непонимающе начал Денис, совершенно не заметивший Тереховское присутствие недалеко от нас.
  - Ничего страшного. Раньше всех зайдём и не будем толпиться с кучей толкающего народа, - парень нахмурился, но ничего не сказал, что меня очень успокоило.
  Молодая девушка чуть старше меня проверила наши билеты и, пожелав хорошего просмотра, пустила в большой коридор, где были расположены пронумерованные двери в залы для просмотра кино. Найдя наш зал, мы первые из всех зашли внутрь. Нашли наши места и со спокойной душой приготовились ждать начала сеанса. И вот я вроде должна успокоиться, ведь теперь не придётся лицезреть персону Терехова, теперь остаётся только наслаждаться просмотром с рядом сидящим Денисом, но...
  Но не могла закончиться наша встреча хорошим поворотом, что-то должно было испортить обстановку, и это что-то прямо сейчас зашло в зал с остальной толпой людей. До боли сжав кулаки, я стала судорожно молиться, чтобы Терехов со своей мадемуазель не сел где-то рядом с нами. Вся на иголках, я старалась не смотреть на их парочку, я старалась смотреть только перед собой. Руки бережно коснулась чья-то ладонь.
  - Марин, всё хорошо? - рядом с ухом послышался тихий голос Дениса. Кожу опалило горячим дыханием, от чего по тело побежали мурашки.
  - Да, всё в полном порядке. Просто кое-что вспомнила, - солгав, ответила я, повернувшись к нему лицом. Совсем близко, я бы даже сказала, очень близко, скрипнуло сидение. Рядом со мной кто-то занял своё место. Меня сразу же прострелило неприятное чувство, и на этот раз я повернулась к севшему рядом со мной человеку.
  - Почему я не удивлён? - Терехов лукаво улыбался, не сводя с меня взгляда. - Думаешь, совпадение? - на долю секунды мне показалось, что он умеет читать мысли, ведь именно этот вопрос крутился в моей голове.
  - Нет, - ответила я после минутной паузы. Желваки на его скулах так и ходили ходуном, не скрывая вспышку злости. - Терехов, что ты здесь делаешь?
  - Я пришёл смотреть фильм, а вот ты что здесь делаешь?
  - Пришла отдать свои вещи в химчистку, придурок, - произнесла я с сарказмом.
  - Вместе с Денисом? - его левая бровь вопросительно приподнялась вверх.
  - Именно! - усмехнулась я. Терехов вмиг побледнел и отстранился от меня, открыв моему взору скрывшиеся лицо самой гусыни Светы.
  - Боже, и тут Мосина, - брезгливо бросила она. - Знала бы заранее, что наши места будут рядом с этой, выбрала бы другой фильм или лучше всего ушла бы отсюда.
  - Свет, замолчи, - бросил Терехов, откидываясь на спинку кресла.
  - Но Артём! - возмутилась та, удивлённо хлопая накрашенными ресницами. Сам парень промолчал, уставившись на белый экран. Решив больше не слушать их, я вернуло своё внимание к растерянному Денису.
  - Извини, я не знал, - виновато проговорил он, замявшись.
  - Ты тут совсем не причём, Динь. Так что наслаждаемся просмотром фильма, - я растянула губы в улыбке, при этом машинально сжав руку Дениса. Сбоку от меня послышался наигранный кашель. Не тяжело было догадаться, кому он принадлежит.
  На протяжении всего фильма я сидела, как на иголках, не находя себе места. Мы ни один раз, ни два и даже ни три раза встречались взглядами с Тереховым. Это случилась через каждые пять или десять минут. А главное, я сама поворачивалась к нему с неким любопытством узнать, смотрит ли он фильм или удачно продолжает сверлить во мне дырку.
  Денис со Светой всё это время наших с Тереховым гляделок были поглощены фильмом. Наконец, когда закончился мучительно долгий сеанс, я пулей вылетела из зала, перед этим успев нечаянно налететь на Терехова. Его руки, незаметно оказавшиеся на моей талии, удержали меня от падения. В тот момент я испытала приятное чувство защищённости, которое сразу переросло в испуг.
  - Марин! - окликнул меня бегущий следом Денис. - Ты куда так рванула?
  - Прости, Денис, но я очень хочу домой. Голова как назло заболела. Пожалуйста, давай поедем домой, - вру я, смотря парню в глаза.
  - Да, конечно, - он расстроился. Я успела заметить перемену его настроения. Если бы он только мог знать, что мне небезразличны его чувства, но я их не могу принять...
  Денис проводил меня до самого дома, всю дорогу волнуясь и спрашивая, как моё самочувствие и не становится ли мне только хуже. А я в наглую врала этому человеку, чувствуя себя отвратительно из-за того, что приходится так поступать. Сердце с болью сжималось, втягивая меня в тиски лжи.
  На прощание я лишь смогла поцеловать Дениса в щеку, едва коснувшись губами его кожи. Он улыбнулся своей милой улыбкой и, пожелав спокойной ночи, ушёл. Ушёл, оставив меня с пониманием того, что вечер испорчен напрочь из-за одного единственного человека, с которым мне ещё предстоит поговорить.
  
  Глава 12
  Сегодняшний день прошёл слишком быстротечно, и время уносило пройденные часы жизни. А потом незаметно наступил вечер, принеся за собой долгожданную тишину. После того, как наш тренер по плаванию объявил об окончании тренировки, я решила неспешно идти вместе со всеми в раздевалку, мне захотелось ещё немного побыть здесь, чтобы посидеть в тишине.
  Пообещав Любовь Николаевне не лезть в воду, я наконец осталась в зале одна. Наедине сама с собой. Для меня всегда это место казалось единственным спасением от усталости. Вода помогала на некоторое время забыть о приставучих проблемах, выкинуть из головы надоедливые мысли, оставить всё за стенами этого помещения. Здесь можно было почувствовать свободу и просто чисто для себя расслабиться.
  Аккуратно присев на краешек бассейна и опустив в прохладную воду ноги, я сняла с головы шапку, тем самым освободив кудрявые волосы от тесноты. Сразу стало свободно. По коже продолжали стекать последние капли воды, напоминая о сегодняшнем уроке плаванья. Я невольно улыбнулась своим воспоминаниям.
  Сейчас придётся опять добираться до дома пешком. Как бы я не противилась этому, но я вынуждена устроить себе вечернюю прогулку. Вся причина заключалась в мамином готовящемся сюрпризе для меня. Она сказала, что именно из-за него не сможет за мной приехать. А ещё я заметила в её голосе странные нотки волнения, когда мы с ней разговаривали сегодня с утра. Мне показалось это странным.
  Неужели сюрприз может настолько разволновать маму? Впрочем, она могла проявить волнение по другому, неизвестному мне поводу. Неожиданно в дверях появился Терехов, одетый в одни только плавки и с полотенцем на плече. Он смело зашёл в зал, направившись прямо в мою сторону. Сначала я подумала, что он мне показался, но спустя несколько секунд стало ясно, это самый настоящий Терехов, идущий прямо к месту, где я сижу.
  Его только тут не хватало для порчи настроения. Как и всегда, он шёл вальяжной походкой уверенного в себе человека. Его радостная улыбка на лице переливалась всеми цветами радуги, а в глазах бегали бесята. Ну прямо сам засранец во плоти.
  - Только не говори, что ты пришёл ко мне, - первая проявила я смелость в нашей начинающейся беседе.
  - Я не скажу этого, но и отрицать не буду, - ответил он, разведя руками. Окатив его с ног до головы недовольным взглядом, я собралась было подняться на ноги, но не успела сделать и одного движения, как Терехов уже пригнездился рядом, сняв с плеча полотенце.
  - Неужели сидеть здесь одной так весело? - спросил он с усмешкой.
  - До твоего прихода было весело, сейчас же стало невыносимо. Не мог бы ты покинуть это помещение, вернув мне прежнюю спокойную обстановку, где нет тебя? - последние слова прозвучали из моих уст как-то враждебно, но Терехову хоть бы что. Боже, ну почему он такой непробиваемый, словно ему на всё пофиг.
  - Мне серьёзно уйти? - иронично спросил он, переведя на меня взгляд. Не люблю, когда он так делает. Появляется странное чувство, которое я не могу объяснить. Или просто не желаю.
  - Да!
  - Тогда, пожалуй, я останусь, - говорит он после выдержанной паузы.
  - Ты не выносим, - сжимая шапку в руке, решаю встать и уйти поскорее отсюда куда-нибудь подальше от этого клоуна и его шуточек.
  - Погоди, - Терехов реагирует в мгновение ока, цепко хватая меня за запястье. Попытки вырвать руку проваливаются одна за одной, не оставляя шанса на победу.
  - Я пришёл поговорить. Не беги ты так быстро, как солдат с поля боя. Я обещаю не кусаться, - говорит он, посмеиваясь, что выводит меня из себя ещё больше прежнего. Боюсь, если он сейчас же не прекратит пускать свои идиотские шуточки, я убью его прямо тут, на месте.
  - Пусти, мне пора идти.
  - Если бы тебе было пора идти, ты бы тут не сидела, - довольным тоном замечает он, продолжая держать меня за руку.
  - Я сказала, отцепись от меня, - процедила я сквозь сжатые зубы. По выражению лица Терехова было понятно, что он забавлялся ситуацией, как только мог. В нём не было ни капли здравого ума. Ненормальный человек со своими ненормальными амбициями. Самое глупое чудо в перьях, а если говорить напрямую - напыщенный индюк.
  - Я пришёл с временным миром, без каких-либо там целей. Ты ведь в первую очередь подумала об этом? - всё-то ему нужно знать. Любопытная птица низкого полёта.
  - Я подумала только то, что ты глупый идиот, чьи мысли забиты всякой дурацкой глупостью и желанием отомстить мне. Но позволь напомнить: сейчас не твоя очередь для осуществления глупых планов в мою сторону. Говорить с тобой мне не о чем, потому что твои шутки-минутки - это не разговор, который ты хочешь завести. А теперь, наконец, отпусти мою бедную измученную руку. Мне больно, - услышанное не очень понравилось Терехову, скорее заставило задуматься над чем-то, но руку он так и не выпустил, продолжая упорно прожигать меня недовольным взглядом.
  - Достаточно впечатляюще. Я бы даже, наверное, похлопал в ладоши стоя. Надеюсь, ты всё сказала и теперь сможешь сесть рядом со мной для простого разговора, не касающегося ничего плохого.
  - Не смогу.
  - Подумай хорошо, я всё равно не отпущу тебя, - клянусь, мне это далось очень тяжело. Скрепя сердце, я села на своё место возле парня, бурча себе под нос кучу проклятий. Чувствую, как рука освобождается от его хватки. Возникает ощущение, что я совершила большую ошибку, о которой, возможно, буду жалеть.
  - Я тебя слушаю, - говорю я, бросив на него ожидающий взгляд. Терехов улыбнулся, судя по всему, довольный победой. Ну и пусть радуется. Это ещё ничего не значит.
  - Вчера произошла та самая встреча, которой я не ожидал. Признаться честно, я был немного удивлён, когда увидел тебя с нашим Денисом.
  - Я тоже была удивлена, увидев тебя сначала в месте ожидания, а потом в зале. А уж когда ты сел рядом, так вообще хотела скорее встать с места и выбежать из помещения, как можно дальше от тебя. Почему? Да потому что я хотела провести тот вечер в хорошей обстановке с нормальным человеком, не желающим мне чего-то плохого, а не рядом с тобой. И то, что нам выпали места сидеть с друг другом - всего лишь случайность, ошибка, испортившая мне весь просмотр фильма, - я говорила без остановок, высказывая всё, что только приходило в голову.
  За сегодняшний день мне выпало столько раз поразмышлять над этой темой. Хотелось найти свою пропавшую без вести смелость, крепко взять её в руки и самой подойти к Терехову для того, чтобы обрушить на него мешок накопившегося негатива. Вот только не получалось. То ли из-за страха, то ли из-за принципа.
  Сейчас, высказав ему это всё в лицо, я испытала облегчение, в отличие от самого парня, резко поникшего и ушедшего в собственные мысли. Он смотрел на меня такими грустными глазами, полными обидой и печали, что я ощутила неловкий укол вины за сказанные слова. Неужели я серьёзно смогла задеть Терехова своей эмоциональной речью? Так, главное теперь не мучиться, ведь это не моя забота.
  - Я сам не думал, что всё пойдёт таким образом. Изначально я шёл отдохнуть с целью занять своё внимание просмотром фильма, а потом я увидел тебя, сидящую рядом с Денисом. Тогда я не придал этому особое значение, но когда мы встретились все вместе в зале, моя первая мысль была: это что, шутка? Ты думаешь, я следил за фильмом? Да я только и смотрел в вашу с Денисом сторону. Думаешь, интересно было наблюдать за тем, как Солнцев держит тебя за руку, и как он, глядя на тебя, улыбается улыбкой счастливого парня. Вы оба, особенно ты, Мосина, отвлекали меня своим присутствием. Так что не кати все бочки на меня. Ты тоже испортила мне вечер, - на такой ноте закончил Терехов массовое обвинение в мою сторону.
  Вот вам и результат, тут не только я одна бушевала из-за случившегося. Вот только возникла единственная неувязочка: Терехов злился не из-за испорченного вечера, как он сказал ранее, здесь стояла совсем другая причина, о которой мне неизвестно. Парню не так был важен вечер, как что-то другое, более интересное. Я заметила это с самого начала нашего разговора и только сейчас убедилась в правильности мысли.
  - Наш разговор не закончится хорошо, - начала я предупреждающе. - Лучше будет, если мы прямо сейчас разойдёмся для предотвращения намечающийся драки.
  - Я не собираюсь тебя трогать, - воскликнул он, вставая следом за мной.
  - Зато я собираюсь настучать тебе по голове.
  - Наши разговоры никогда не могут закончится нормально, потому что ты не можешь без ругачки, - Терехов ткнул в меня пальцем, на что я разозлилась пуще прежнего, готовясь налететь на него с кулаками.
  - Потому что ты меня бесишь, - выкрикнула я, сократив между нами и так маленькое расстояние, - всегда бесил.
  - А сама ты себя случаем не бесишь?
  - Идиот!
  - Дура!
  - Осёл!
  - Истеричка! - в какой-то момент крики прекратились.
  Наступила тишина, дававшая возможно услышать наше тяжёлое дыхание. Мы явно перегнули палку, начав друг на друга повышать голос. Я удивлена, что эта ссора и вправду не дошла до драки. Думаю, тогда бы Терехов ушёл отсюда с красивым синяком под глазом.
  Сейчас же я успокоилась внимательно, смотря на этого глупца снизу-вверх (всему виной маленький рост). Я стояла практически вплотную к нему, едва касаясь носом его подбородка. От Терехова исходил дурманящий аромат свежести, смешанный с мятой. Где-то глубоко внутри меня появилось знакомое чувство, заставляющие сердце в груди биться в быстром темпе.
  Захотелось вот так рядом с ним и простоять всё последующее время, без стеснения вдыхая запах моего личного врага. Лицо парня перестало быть хмурым. Вся злоба ушла куда-то далеко на задний план, оставив мне совершенно другого открытого парня, в чьих глазах я видела нечто новое и манящее к себе. Я готова была в любой момент упасть в эту пучину серости, тем самым подвергнув себя неизвестности.
  Его пухловатые губы приоткрылись, из-за чего я почувствовала тёплое дыхание у себя на лице. По телу прошлась волна мурашек. Он будто вместе со мной почувствовал невидимую связь между нами. Он будто смотрел в мои глаза и знал, о чём я думаю. Разве такое могло быть? Разве он мог быть другим?
  Опять это чувство, продолжающее толкать меня к нему с новой силой. Когда парень начал медленно приближаться к моему лицу, я сразу же взяла себя в руки, избавившись от тумана в голове, и решила сделать то, что первое пришло в голову. Я с силой оттолкнула Терехова от себя прямиком в бассейн, думая, что таким образом смогу побыстрее отсюда убежать. Но не могло всё быть так, как я задумала.
  Терехов упал в воду вместе со мной. Его рука в миг схватила мою и потащила вниз. Не успела я пикнуть, как вода заключила меня в свои прохладные объятья. Она тут же ударила мне в нос, вызвав неприятные ощущения. Начав усиленно грести руками, с надеждой глядя вверх, я поспешила выплыть на поверхность и наконец вдохнуть полной грудью воздух. Краем глаза удалось увидеть плывущего рядом Терехова. Этот наглец опять улыбался, весело помахивая мне рукой.
  Недолго думая, я сама растянула губы в улыбке. Какой же он всё же хитрюга. Когда цель была достигнута, и воздух поступил в лёгкие, я огляделась по сторонам. Нужный человек был найден сразу. Окликнув того, не скрывая веселья, я тут же бросилась в его сторону. Первый всплеск воды стал для Терехова знаком продолжить то, что началось.
  Вода летела во все стороны, обрызгивая то меня, то смеющегося парня. В такие моменты всегда приходят воспоминания из детства, где ты мог вот так вот беззаботно веселиться с друзьями, где ещё мог получить по полной программе от мамы и знать, что она всё равно простит тебя и отпустит гулять. Пока я пыталась заплескать Терехова водой, он успел незаметно подплыть ко мне. Его руки скользнули по моей талии, крепко подхватив и резко подняв меня вверх, как поднимают балерин на сценах знаменитых театров.
  Мои руки опёрлись о его крепкие плечи в желании сохранить равновесие, а не плюхнуться обратно в воду. Мы смотрели на друг друга, тяжело дыша, но в то же время не разрывая эту тоненькую связь между нами. Медленно Терехов начал опускать меня обратно вниз, не разжимая рук, а наоборот удерживая возле себя ещё крепче.
  Когда наши лица оказались всего лишь в паре опасных сантиметров друг от друга, я почувствовала на губах его горячее дыхание. Мысли в голове затуманились, по старому сценарию погружая меня в те самые чувства, от которых стоит держаться подальше. Нужно срочно брать ноги в руки и бежать отсюда на всех парах без оглядки. Вот только не получается этого сделать, как будто что-то усилено мешает, одновременно с тем блокируя разум.
  Терехов долго изучал моё лицо. Он без стеснения разглядывал каждый миллиметр кожи, вскоре начиная приближаться ко мне, с неким страхом глядя в глаза, но в последний момент он, нахмурившись, отпрянул, разрушив окружавший нас кокон чувств. Его руки покинули мою талию.
  - Извини, - едва слышно произнёс он, разворачиваясь и начиная плыть к порожкам. Терехов, не оборачиваясь, подхватил своё полотенец с пола и ушёл, оставив меня одну в непонимании того, что с ним могло произойти.
  Когда я зашла в пустую раздевалку, я сразу же бросилась к шкафчику, переодеваться в сменную одежду, после чего, быстро посушив феном волосы, отправилась домой. По дороге меня не оставляли мысли о Терехове, напоминая о сегодняшнем разговоре, да и не только о нём. В голове была самая настоящая каша, которая не давала покоя, с каждым разом сгущаясь во всё большую массу.
  К тому времени, как я открыла дверь дома, на улице успело стемнеть. Где-то вдалеке одиноко гавкала собака, возможно, на мимо пробегающего ёжика, а возможно, на пришедшего гостя. Разуваясь в полутьме прихожей, я почуяла вкусный запах еды, смешанный с мужскими парфюмом, чей аромат был мне незнаком. Прямо рядом со мной стояли чьи-то мужские туфли, что меня в конечном итоге насторожило.
  Может, это папа пришёл, ведь мама говорила о сюрпризе. Неужели отец правда приехал? С улыбкой я бросилась бежать в зал, откуда шёл манящий запах и где сейчас горел свет. Но стоило мне завернуть за угол, как улыбка тут же пропала с лица. Увиденное стало для меня концом всех концов. К такому я не была готова.
  
  Глава 13
  В нашей жизни встречаются моменты, которые могут быть как хорошими, так и плохими. Каждый по-разному оценивает всю серьёзность произошедшего. Но иногда, допустим, как сейчас в моей истории, встречается момент, где ты толком не понимаешь: а где-то самое хорошо и где-то самое плохо. Почему эти два критерия присутствуют либо сразу в одном случившемся деле, либо вообще не дают о себе знать, поджав хвосты и прыгая за кусты.
  Замерев на месте в стойке 'смирно', я до конца не могла осознать того, что увидела. Может, лучше будет протереть глаза для точной уверенности или сразу залететь в комнату, заперевшись на сто замков, чтобы предотвратить попытки быть вытащенной обратно в зал для знакомства и долгого разглядывания.
  - Марина! - радостно прощебетала мама, вставая из-за стола. Именно в этот момент произнесённое устами мамы имя прозвучало как-то предупреждающе среди образовавшейся тишины. - Я так рада, что ты наконец-то вернулась домой, - жалко, что я не испытывала такой большой радости в отличие от неё. - Наверное, стоит вас познакомить друг с другом, раз уж произошла долгожданная встреча. Марина, знакомься, это Марк Сергеевич.
  Мужчина сорока пяти лет, немного выше меня, с уложенными светло-каштановыми волосами и идеально побритым подбородком, поправляя на шее чёрный галстук, элегантно встаёт со стула, делая в мою сторону несколько небольших шагов.
  Вот не думала, что ради мамы он из кожи вон полезет, чтобы выглядеть идеально. Мужчина, с явно хорошей фигурой в его годы, подаёт мне правую руку в знак нашего знакомства, одновременно с тем смотря на меня тёплым взглядом, наполненным заботой. Его глаза красивого миндального цвета не отталкивали, а наоборот притягивали к себе, создавая первое приятное впечатление.
  - Здравствуйте, - тихо произнесла я, подавая ему руку. Чуть наклонившись, он поцеловал её, вызвав у меня ещё больший шок с испугом.
  - Здравствуй, Марина. Приятно познакомиться, - ответил он, отпустив мою бедную дрожащую руку. С ответом я не спешила, продолжая всё так же стоять в одной позе, упорно смотря на маминого мужчину. В воздухе даже успела образоваться давящая напряжённость. Почувствовав это, мама подошла к нам, следом положив на плечо Марка Сергеевича свою тоненькую руку.
  - Марина! - шепнула она, забеспокоившись.
  Я видела, как она волнуется и переживает не меньше этого 'идеального' Марка. Она хочет, чтобы наше знакомство прошло пусть не отлично, но хотя бы нормально. Для первой встречи этого было бы достаточно. Всё, что мне нужно, это показать достаточно хорошее поведение, благодаря которому все будут счастливы. Но я не могу лгать самой себе. От меня ведь сейчас не отходят радужные лучики, вместо них одно тёмное недовольство.
  - Не могу сказать того же, - нахмурившись, процедила я, собираясь уйти из образовавшегося голубятника.
  - Марина! - кажется, мамино терпение начинало потихоньку лопаться. - Не будь такой, извинись и давай садиться за стол.
  - Зой, ничего страшного, - обратился Марк Сергеевич к моей маме, тут же ласково беря её за руку. Я точно здесь лишняя. - Марина, я не хочу и не требую, чтобы ты извинялась. Единственное, что я попрошу: присоединиться к нам за стол. Твоя мама приготовила великолепный ужин, - продолжил он.
  Мама аж расцвела в улыбке и немного смутилась. Боже, дай сил не ляпнуть чего-нибудь лишнего. Важно скрестив руки на груди, я кивнула, соглашаясь с предложением. Всё это было только ради мамы. Мы прошли в середину зала, где стоял накрытый стол с разными вкусностями, после чего каждый сел на своё место.
  - Я так рада, - протараторила мама, тихо хлопнув в ладоши. От сладковатой улыбки Марка в сторону мамы у меня сводило зубы, так и хотелось выпроводить его из-за стола. Пусть продолжает улыбается другим женщинам за границей нашего дома. - Мариш, накладывай себе кушать, - проговорила мама, немного наклонившись ко мне.
  В отличии от их наполненной едой тарелок моя была пуста. От всех этих вкусных запахов желудок подавал признаки голода, но сам аппетит, пришедший ещё по дороге сюда, куда-то улетучился, оставив один лишь только ком в горле. Положив себе ложку картофельного пюре, я потянулась за миской салата, стоящего прямо напротив супермачо в перьях.
  - Я помогу, - отозвался он, беря первым этот проклятый салат и протягивая его мне.
  - Спасибо, но что-то перехотелось его есть, - тут же съязвила я, отклонившись на спинку стула. Обиженно вздохнув, Марк поставил тарелку с салатом обратно. - Почему вас зовут именно Марк, разве вы не из России? - задала я интересующий меня вопрос.
  - Дело в том, что моя мать по национальности француженка, а отец как раз-таки русский. Началась эта история совсем обычно. Когда-то давно мой отец, гостивший у своей тёти в Москве, познакомился с красивой девушкой, в которую влюбился сразу, как только увидел. Тогда он понял, что если не сделает ей предложение, то будет полным дураком, - моя мама радостно засмеялась, перебив улыбающегося Марка. - Так вот, спустя год их отношений он предложил ей руку и сердце, после чего они сыграли свадьбу, а потом на свет появился я. Моя мама имела французские корни, вследствие чего мне было дано имя Марк.
  - Довольно интересная история, - с сарказмом ответила я. Марк похоже даже не заметил этого, раз улыбнулся ещё шире. Настоящая непробиваемая скала. Для начала держится хорошо. Посмотрим, что будет дальше.
  - Она дала тебе замечательное имя, - подключилась мама к нашей беседе. - Кстати, когда Марине было одиннадцать лет, она мечтала побывать в Париже, а я только дарила ей свои обещания, почти каждый день пропадая на работе. Если бы у меня было свободное время, я бы её туда свозила посмотреть хотя бы на Эйфелеву башню, - ну зачем она сказала ему про это?
  Я тогда была маленькой девчонкой, которая много чего могла ляпнуть. Вот и с этим Парижем так приключилось. Посмотрела программу, а потом целую неделю бегала за мамой по пятам, прося купить билет на самолёт. Теперь об этом знает и он. Жуть какая!
  - Если Марина всё ещё хочет в Париж, то я могу организовать туда небольшую поездку, - сказал Марк, переведя на меня взгляд.
  - Не хочу, - плохая ты врунишка, Марина. Не возьмут тебя в секретные агенты.
  - А я думаю, что она хочет, просто стесняется, - добавила мама.
  - Зой, если вы правда решите туда с Мариной съездить, скажи. У меня там живёт двоюродная сестра, она будет только рада нашему приезду.
  - Марк, как-то не ловко будет с нашей стороны, - застеснялась мама.
  - Не говори так, я сам предложил, - закончил Марк, накрывая мамину руку своей ладонью. Им бы двоим только и снимать в мелодрамах. Настоящие голубки в брачный период. Теперь точно-приточно я здесь лишняя. - Марина, твоя мама рассказывала мне, что ты ходишь на плаванье.
  - Да, по понедельникам и четвергам.
  - И как тебе занятия? Любишь плавать?
  - Обожаю плавать и занятия очень даже нравятся. Единственное что, в последнее время после окончания приходится добираться домой самостоятельно, - последние слова принадлежали сразу им обоим.
  Мама не могла меня забрать с занятий именно из-за этого французского джентльмена. Видите ли, у них романтическое свидание в то время, как я должна страдать поездкой в автобусе или тренировочной ходьбой до дома. Пускай знают, что их голубячьи нежности могут подождать. Моя мама должна быть со мной дома и отдыхать после тяжелого дня работы, а не сидеть с ним. Кажется, опять моя ревность всё затопила.
  - В следующий понедельник я приеду за тобой, - сказала мама, плохо скрывая расстроенность в голосе. Вот кто меня за язык тянул.
  Лучше бы сидела, молчала и держала свои мысли при себе. Дальнейшее время прошло в тишине. Каждый из нас ужинал молча, лишь изредка в тайне поглядывая друг на друга. Скажу правду, такая тишина мне нравилась больше, чем разговоры по душам.
  Марк Сергеевич не пытался больше подлизаться ко мне, что по-своему радовало. Мама же ушла в свои мысли. На лице появилась тень грусти, виновницей которой была я. Чувство вины сковало меня со всех сторон, с каждой секундой сжимая в тиски. Опять всё неосознанно порчу. Ну разве я не молодец, вот только среди овец.
  - Знаете, - начала я, нарушив протяжное молчание. - Я всё ещё хочу съездить в Париж и посмотреть на Эйфелеву башню тоже, - мама тут же повернулась ко мне. Её глаза заблестели от радости, а тоненькие губы растянулись в искренней улыбке, сообщая о правильности сказанных слов.
  - Тогда нам осталось выбрать день, - добавил Марк, не заставив себя долго ждать. - Билеты я куплю, да и за одно позвоню сестре, сообщу о скором приезде в гости.
  - Я думаю, будет лучше поехать в июле. Марина как раз сдаст экзамены, подаст документы в институт. Да, Мариш?
  - Да, мам, - коротко даю ответ, кладя в рот кусок жареной курицы. Все счастливо расплылись в улыбке, кроме противной меня.
  - Куда собираешься поступать? - спросил Марк, обращаясь ко мне.
  - Я думала пойти на ветеринара, но особого желания на него учиться нет.
  - Почему? - удивляется мужчина. - По-моему, хорошая профессия, при желании сможешь открыть собственную клинику, как это сделал мой знакомый. Сейчас зарабатывает довольно большие деньги, хотя начинал с малого.
  - Возможно, - только и сказала я, беря в руки стакан с прохладной водой.
  Делаю из него всего лишь пару глотков, после чего возвращаюсь к еде. Из прихожей раздаётся телефонный звонок, заставляя маму встать со стула и в спешке покинуть комнату, оставив нас с Марком один на один. За стенкой послышался приглушённый голос. Видимо, разговор будет долгим, что не очень хорошо.
  - Марин, пока нет твоей мамы я должен тебе сказать кое-что очень важное, - волнующе сказал мужчина, одновременно с тем сцепив руки в замок.
  Насторожившись предстоящим разговором, я вытерла вспотевшие ладони о ткань джинс. Наши взгляды, ожидающие чего-то плохого, встретились. Создавалось впечатление, что всё это время, проведённое за столом, между нами с Марком шла невидимая битва за маму. Я нападала со злостью, а он защищался добротой и вежливостью. Тем не менее, каждая сторона держалась до последнего, пока не наступил вот этот самый момент. Марк Сергеевич решил окончательно подвести черту в нашей войне. Да будет так.
  - Я вас слушаю.
  - Даже не знаю, как правильно начать, - замялся он. - Я не такой уж и дурак, понимаю, что не нравлюсь тебе, и ты не хочешь, чтобы мы с твоей мамой были вместе. Наверное, для тебя я сейчас тот самый чужой дядька, посмевший украсть сердце самого дорогого тебе человека, да и ещё к тому же посмевший сесть за стол вашей семьи, - он выдерживает минуту паузы, потом шумно вздыхает, проведя ладонью по лицу, и продолжает. - Просто хочу сказать тебе, что мои чувства к твоей мама искренни, я встретил эту женщину и потерял голову. Мой первый брак был неудачен, бывшая жена бросила меня, уехав к другому мужчине. Тяжело было отпустить её, при этом забыв все наши восемь лет совместной жизни. Я потерял себя. Работа вышла на первый план. Казалось, что вот и наступил конец, но потом появилась Зоя... - имя мамы прозвучало по-настоящему с любовью. Он опять делает короткую паузу, смотря на меня самыми искренними глазами, наполненными чувствами. - Я влюбился в твою маму. Я люблю её, Марина, - говорит он самые главные слова из всего разговора. - Я не обижу её, клянусь, и я сделаю всё, чтобы вы с ней были счастливы, даже если придётся переплыть через весь океан, - усмехаюсь про себя, представляя эту картину. - Поверь, мне бы хотелось стать для тебя хотя бы просто другом, к которому ты сможешь в любую минуту обратиться за помощью, - заканчивает Марк.
  Теперь моя очередь что-то говорить, но Боже! В горле стоит ком. Язык словно занемел, отказываясь меня слушаться. Он правда хороший кавалер моей маме. Теперь я это точно знаю, понимая, как была неправа по отношению к нему. Сколько колкостей наговорила, не зная, какой человек есть на самом деле. Стыдно. Жутко стыдно за своё поведение. Всегда спешу раньше времени, получая в конце мучение совести.
  - Тогда, Марк Сергеевич, я рада быть вашим другом, - привстав со стула, протягиваю ему руку для пожатия, улыбаясь краем губ. В ответ он протягивает свою.
  - Просто Марк, - добавляет он, не подозревая, что я его уже так называю. Ему и не надо знать об этом.
  Спустя пару минут в комнату возвращается мама, сообщая нам, что ей звонили по работе уточнить на счёт выходных дней. Дальнейший вечер прошёл в домашнем уюте и тёплом общение. В конце ужина мы с мамой проводили Марка домой, после чего занялись мытьём посуды.
  Она поблагодарила меня за помощь, не забыв упомянуть о своём бойфренде. Мы даже немного посмеялись, вспоминая моё перепуганное лицо, когда я только увидела нашего гостя. Рассказывать о нашей дружбе с Марком я не стала, лишь ляпнула, что он мне понравился. Мама тут же расцвела от счастья. Пожелав друг другу спокойной ночи, мы разошлись по комнатам, где я в миг погрузилась в сон.
  
  Глава 14
  - Значит, его зовут Марк, - сказала Соня, будто пробуя на вкус имя маминого 'паренька'.
  - Именно, а ещё он француз с самой доброй кошачьей улыбкой, - добавила я, в спешке завязывая на кроссовках шнурки.
  По расписанию последним уроком у нашего класса должна была быть физкультура. Идти в спортзал совсем не хотелось. Меня воротило от него. Желание схватить в охапку вещи и убежать куда подальше не покидало мои мысли очень долгое время. Переступая порог раздевалки, я молилась на удачу. Надежда о хорошем расположение духа Леонида Павловича горела во мне, как олимпийский огонь. Ведь, если он будет чем-то недоволен или на крайний случай разозлён, мне кранты.
  Мы с Соней сразу же заняли своё привычное место в дальнем углу, начав разговор о моей неожиданной встрече с Марком Сергеевичем. Я не сразу призналась ей.
  Может, потому что в голове не могла уложиться мысль об этом мужчине в охапку с сильными чувствами к моей маме, а может, просто во мне всё ещё гулял остаток ревности, и я старалась не думать на эту тему. Отгонять мысли гораздо проще, чем держать их в себе.
  - Он симпатичный? - улыбнулась Соня, доставая из сумки резинку с расчёской.
  - Как по мне, так обычный мужчина, - ответила я, следя за подругой и тем, как та подходит к зеркалу и начинает расчёсывать свои шелковистые волосы. Не сравнится им с моим кошмарным пуделеобразным пучком.
  - Обычный мужчина не может быть с кошачьей улыбкой, - усмехнулась она, завязывая хвост. Пару наших одноклассниц бросили в Сонину сторону непонимающие взгляды. Они точно не о том подумали. Чтобы разговор больше никто не услышал, пришлось подойти и встать рядом с девушкой.
  - Он вчера целый вечер улыбался, что мне, что маме. Держался молодцом, когда я нападала на него. Будто скала, которую не пробить, - говорила я как можно тише.
  Чем меньше люди знают, тем больше спят.
  - Слушай, Марин! - воскликнула Соня рядом с ухом. Зачем же так кричать? - А может он хитрый вор? - спросила она шёпотом, приподняв уголки губ. - Хотя нет. Скорее всего, он маньячина!
  - Да ну тебя, Сонька! Не говори чепухи. Из него настоящего маньяка-то не получится.
  - Вот откуда ты знаешь? - хитро спросила подруга, протягивая мне расчёску. - Этот вид мужиков хитрый. Сразу не поймёшь, кем они являются на самом деле. Запудрят мозги, и всё.
  - Что - всё? - испуганно сглотнула я.
  - Да в том-то и дело, что ничего хорошего не будет, - заключила она, возвращаясь обратно на лавку.
  Застыв в одной позе возле зеркала, я не на шутку запереживала. Вдруг Соня права? Случаи разные бывают, у кого-то получается спастись, а у кого-то нет. Аж страшно как-то стало. Картинки одна за одной стали появляться перед глазами, всё больше тревожа мою бедную нервную систему.
  - Боже, Марин! - окликнула меня девушка, важно расставив руки по бокам. - Ты правда поверила мне? - хотелось сказать 'конечно же нет', но пора разучиваться врать людям. Опустив взгляд на свои кроссовки, я решила промолчать, на что Соня рассмеялась. - Я шучу.
  - Дурацкие у тебя шутки, - зло бросила я, поворачиваясь к зеркалу.
  И как только приходит ей в голову такой бред? Нет, чтобы поддержать, она наоборот заставляет себя сомневаться в Марке. А я ведь ей чуть не поверила, чуть не кинулась паниковать и строить планы разоблачения. Слишком доверчива.
  Интересно, сколько ещё людей успели втереться ко мне в доверие? Вот же! Пожалуй, оставлю этот вопрос на потом в целях сохранения спокойствия. С трудом расчесав свои кудри, я наконец отдала расчёску её законному владельцу, после чего с тяжелым вздохом опустился рядом с Соней.
  - Я тебе должна кое-что сказать очень важное, - начала я, снова опустив взгляд в пол. - Мы с Денисом ходили в кино.
  - Знаю, - коротко бросила Соня, при этом странно улыбнувшись. Что-что? Мне не послышалось? Она в курсе нашего с Денисом невинного похода в кинотеатр? Не может того быть. Я все эти дни сохраняла молчание, упорно борясь с каждым соблазнительным желанием, а тут на тебе новость. Получите неожиданный сюрприз и распишитесь. Сонька всё знает.
  - Откуда? - мои брови метнулись вверх, показывая удивление, смешанное с щепоткой шока. Та, лишь пожав плечами, добавила:
  - Денис уже довольно давно планировал позвать тебя в кино, но из-за своей неуверенности и твоей занятости Тереховым парень стеснялся. Боялся, что откажешь или пропустишь его слова мимо ушей, - слишком спокойно сообщила мне обо всём и сразу Соня. Подумаешь, она посвящена в тайны Дениса, что в этом такого ужасного. Ничего необычного. - Не смотри на меня, как на врага всего народа, - продолжила подруга с виноватым вздохом. - Денису нужна была поддержка и совет...
  - И ты решила исполнить роль матери Терезы! - перебила я, даже не дослушав до конца. Где-то глубоко внутри создавалось такое неприятное ощущение, будто меня предали, обманули. Вот и как теперь после этого доверять им? Ладно Денис, его влюблённое сердце ещё можно было понять. Но Соню, не давшую даже намёка о чувствах парня?!
  - Марин, Денис всего лишь попросил у меня помощи. После чего мы решили, что будет лучше держать это в тайне от тебя. Ну извини! Я правда не могла рассказать.
  - Значит, о Денисе ты подумала, а какой будет удар для меня - нет, - во мне кипело возмущение, с каждым разом нарастая по своему объёму и силе. Казалась, что хватит всего лишь пару секунд на то, чтобы потерять самообладание.
  - Не знала, что с тобой будет так тяжело, - не знала она, врушка! - Я ведь не собиралась вечно молчать. Ждала, когда ты сама созреешь для этого разговора.
  - Считаешь, я сейчас созрела для того момента, когда можно будет тебе раскрыть перед моим носом все карты?
  - Можно сказать и так, - ответила подруга, наклонившись ко мне. - Могу успокоить твои нервишки: я не знаю, как вы провели тот вечер. Денис не поделился со мной этими знаниями, хотя я спрашивала его, - ответом на услышанное было моё обиженное молчание.
  В мыслях возникали разные идеи, как им двоим можно будет отомстить, но каждую из них я оставляла без внимания, упорно смотря на свои кроссовки. Спустя минуту Соня бросила надоевшие игры в гляделки и собралась было уходить, оставив меня здесь одну. Точно обиделась, раз даже в мою сторону больше не смотрит.
  - Мы встретили Терехова, - быстро проговорила я, заметив, как девушка в тот же миг замерла на месте. Повисла тишина. Надежда, что она ответит, медленно, но правильно угасала.
  - Терехова! - воскликнула Соня, заставив меня подпрыгнуть на лавке. Две недалеко сидящих девушки, услышав фамилию засранца, сразу повернули лица в нашу сторону.
  - Да тише ты, тише, - предупреждающе шепнула я.
  - Он-то что там забыл? - не менее удивлённо спросила она уже тише.
  - Не знаю, - пожала плечами я. - Мы тогда с Денисом ждали фильма, когда я и увидела Терехова со Светой.
  - Там ещё Света была?!
  - Самое удивительное было то, что, когда народ начал собираться в зале, Терехов сел прям рядом со мной, - от воспоминаний меня передёрнуло, а Соня аж открыла рот от услышанного. Видимо не только я одна считаю это совпадением.
  - Не может быть такого, - промямлила подруга, смотря на меня во все глаза.
  - Весь сеанс у меня были такие же мысли, - сказала я, вспоминая тот вечер в роли злой шутки, оставшейся в моей памяти надолго.
  - И как всё прошло?
  - Пришлось сбить все планы Дениса, а если говорить точнее, мы сразу после окончания фильма ушли. Я сама захотела сбежать, в чём Денис меня поддержал.
  - Обалдеть! - пробормотала подруга, не скрывая эмоций.
  - Сонь, - начала я, оторвав ту от размышлений. - Ты мне скажи, я правда нравлюсь Денису? - вопрос прозвучал как-то испуганно, не удалось сделать его более уверенным, что не ушло от Сони, а меня ещё больше смутило. Самой не верится, но я боюсь услышать ответ, после которого придётся принять нелёгкое решение. Слышу рядом тяжёлый вздох, не предвещающий ничего хорошего.
  - Ты правда хочешь знать ответ? - осторожно, почти что мягко спрашивает подруга.
  - Зачем задаёшь глупый вопрос, раз всё прекрасно знаешь?
  - Да вот сейчас смотрю на тебя и думаю, что, наверное, ошиблась в своих суждениях. Всё получилось совсем не так, как виделось мне, - подняв на неё умоляющий взгляд, я для самой себя решила, что отступать уже некуда. Рано или поздно это бы случилось, не завися от людей и времени.
  - Ты ему сильно нравишься, Марин, - она делает паузу, внимательно следя за меняющимся выражением моего лица. - Достаточно долго, чтобы влюбиться в тебя по уши. Пусть Денис всегда скрывал свои чувства, постоянно стеснялся в твоём присутствии и усердно пытался не выдать себя своим поведением или взглядом, да даже простым движением, он всё равно ходил, думая о тебе все наши годы совместной дружбы. Сама должна понимать - срок немаленький, а этот скромняга-паренёк ещё влюблён в девчонку, которая не замечает его чувств, - сердце предательски сжалось, ладони вспотели и захотелось отмотать время обратно, чтобы только не задать Соне этот чёртов вопрос, разрушивший всё.
  Абсолютно всё на своём пути, оставив мне лишь одну безысходность. Как теперь быть дальше? Что сказать Денису? Я сама себя завела в тупик, из которого не могу выбраться. Надо что-то решать, но что у меня после услышанного получится изменить? Ничего! Ведь, если скажу Денису о своих чувствах, то просто-напросто обижу парня, а себе устрою бессонную ночь, наполненную переживаниями и размышлениями над случившемся.
  Мне очень дорог Денис. Много лет дружбы сделали между нами троими невидимую связь, которая была настолько крепкой, что мы могли, заглянув в глаза друг другу, понять, какие испытывает эмоции один из нас. Значит, ощутить на себе переживания Дениса не составит труда.
  - Эй, - окликнула Соня, схватив меня за руки. - Неужели всё настолько плохо?
  - Всё очень, очень плохо. Я не смогу ответить Денису тем же. Я привыкла к нашей с ним дружбе, ты сама это знаешь, Сонь. Он для меня как брат. Самый скромный, безобидный парень, которому не побоишься рассказать свои самые сокровенные секреты, потому что знаешь: он их сохранит в тайне. Но он не может быть мне кем-то большим. Просто никак не может, - говорю дрожащим голосом со скрытой мольбой о помощи, только непонятно: кому и зачем.
  Неужели я правда такая трусиха? Любительница накручивать себя? Разве не должно быть всё по-другому? Денис хороший, умный, добрый парень? готовый помочь в любой беде. Он не оставит тебя, никогда не обидит и в скучные дни рассмешит придуманными шутками.
  Он обнимет, скажет пару приятных слов, от чего на душе станет вдруг тепло. Он поддержит в трудную минуту, накроет ладонью твою руку и пообещает, что всё будет хорошо. Разве я не должна быть сейчас рядом с таким человеком, как он?
  - Думаю, если ты ему скажешь правду, он не обидится, а поймёт, - начала Соня, продолжая сжимать мои замёрзшие руки. - Наш Динька из доброй сказки.
  - Ты так в этом уверена?
  - Уверена на все сто процентов, я тебе даже больше скажу: я точно знаю, как он поступит, - её подающим надежду словам хотелось верить, Соня всегда заранее знает, что говорит.
  Она будто заглядывает одним глазком в будущее, после чего становится в курсе предстоящих событий. За дверью раздевалки прозвенел звонок на урок. Улыбнувшись друг другу, мы вместе с остальными девчонками зашагали в сторону спортзала.
  Обычный урок физкультуры показался мне самым лучшим. Леонид Павлович, будто читая мои мысли, постоянно переводил своё внимание на парней, играющих в баскетбол на первой половине зала. В такие удачные моменты я просто стою себе, ничего не делая, но продолжая следить за учителем.
  Вдруг он неожиданно повернётся и заметит моё бездельничество. Всегда нужно быть на чеку. Личность Терехова так же не раз попадалась на глаза. Всё та же довольная улыбка, блеск серых глаз, немного розоватые щёки и растрепанные волосы. Настоящий капитан школьной команды по баскетболу. Кому-кому, а в спорте ему всегда везло. Ничего, на сегодня запланирована месть.
  Посмотрим, как он будет улыбаться, когда увидит созданный мною шедевр. Мысли о предстоящем деле медленно заставляли забывать Дениса вместе с моим решением, касающимся серьёзного разговора между нами. Под конец урока я напрочь забыла о всех проблемах, готовясь исполнить свой коварный план. За двадцать минут до звонка я с ангельскими крылышками отпросилась у Леонида Павловича в туалет. Тот, недовольно пробурчав себе что-то под нос, отпустил меня и вернулся к ребятам.
  Оказавшись за пределами спортзала, я кинулась бежать за лежащим в моей сумке баллончиком краски, который удалось купить сегодня в местном магазинчике. Сразу, как инструмент для мести оказался в руках, я побежала к мужской раздевалке, предвкушая предстоящее дело. Приоткрыв дверь, огляделась по сторонам, словно настоящий вор из голливудских фильмов, и, убедившись, что поблизости никого нет, ловко юркнула внутрь, где находилась долгожданная цель.
  Без труда отыскав шкафчик Терехова, я достала из него первую попавшуюся вещь, а это была рубашка. Мой нос сразу учуял приятный запах духов, которыми пользовался наш индюк. Положив ту на лавку, я решительно полезла за джинсами, и, когда всё было готово, я открыла баллончик с краской, приступив к художеству. Пришлось каждое распыление делать аккуратным из-за маленьких капель чёрной краски, летящих во все стороны.
  За работой вспомнились другие случаи, где приходилось портить одежду Терехова. Наверное, это мой конёк делать такие ювелирные проделки. Улыбнувшись коварной улыбкой, я отступила на шаг от лавки с одеждой, любуясь сделанным художеством. Красота! Больше ничего не скажешь. Плюс ещё бесплатно, своими руками и с любовью.
  На футболке надпись гласила: 'Гордый индюк в расцвете сил'. А на штанах были выведены милые звёздочки. То, что я хотела! Дверь в раздевалку едва слышно приоткрылась, впуская сюда того, кого здесь точно не должно было быть сейчас.
  Не понимающий в чём дело взгляд сначала прошелся по мне, уделив большое внимание баллончику. Потом он плавно перешёл на испорченную одежду. Через пару секунд глаза вошедшего потемнели от злости, а мой желудок неприятно сжался явно, почувствовав опасность.
  - Я всё объясню, - пискнула я, приподняв руки в сдавающемся жесте.
  - Ну попробуй! - зло бросил Терехов, прожигая меня взглядом.
  
  Глава 15
  От страха внутри всё больно сжалось, с каждым биением сердца возвращая меня обратно в реальность, к Терехову и его устрашающему взгляду злого волка. Настоящий хищник, следящий за каждым движением своей жертвы. И ладно, если бы это была какая-нибудь другая дурёха, провалившая весь свой план, но, к сожалению, из-за своей глупой невнимательности на месте этой самой дурёхи оказалась я, причём без единого шанса на спасение.
  Оставалось только продолжать стоять, словно статуя в музее, и молиться, чтобы Терехов не подошёл близко. Сейчас самое безопасное - держаться подальше от критически взбешенного индюшилы, чьи мысли явно летали с идеей прикончить меня как можно скорее. Хотя, может всё же ради интереса стоит рискнуть и убежать из сработавшего минуту назад капкана?
  Слишком тяжёлый выбор. А вдруг не успею добраться до заветной двери, что будет тогда? Терехов с ловкостью поймает меня или ещё хуже - сразу прибьёт на месте. Вот уж незадача. Почему именно моей попе всегда 'везёт' попасть на самое горячее?
  - Ты так и будешь стоять, как истукан? - нахмурившись, спросил Терехов.
  Невидимые лучи опасности, исходящие в данный момент от парня, естественно были адресованы главной виновнице разборок: мне, что не совсем радовало. Наоборот, заставляло искать любые пути отступления.
  - Я не истукан! - возразила я, будто ничего не случилось, и Терехов просто так кинул в мою сторону обзывательство. Опустив руки в прежнее положение, я аккуратно отступила на шажок назад. Отлично! Ещё на несколько сантиметров дальше от нашего чёрного солнышка.
  - Перед тем, как ты получишь по своей смелой заднице, я хочу услышать объяснения о том, что случилось с моей одеждой, - строгий тон, которым говорил Терехов, действовал на меня не так пугающе, как того хотел парень. Он больше веселил, чем пугал. Я усмехнулась на удивление самой себе, что не ушло от глаз моего личного врага. - Я жду, - предупредил он, вальяжно облокотившись о стену и в своей манере скрестив руки на груди. Ох уж эта его театральность! Мало того, что покорил своей позой звезды, так ещё перегородил выход. Наглый индюк! Всегда своими действиями выигрывает себе шансы на победу.
  - А вот и нет! Я не получу по своей смелой заднице, - сказала я, хитро сощурив глаза.
  - Ты уверена в этом? - спросил он, приподняв уголок губ в усмешке. В моей руке ещё находился баллончик, и я готова была поклясться, что краску удалось израсходовать не всю. Значит, есть один вариант побега с поля боя.
  - Больше чем просто уверена, Терешочек. Пускай лучше получит твой зад за недавно утопленный телефон, а мой даже и не смей трогать, иначе огрею по головушке ведром.
  - Терешочек?! - удивился парень, взметнув вверх бровями. Говорю же, по нему наш городской театр плачет.
  - Что-то не нравится? - спросила, в наглую ухмыляясь его радостной физиономии, с которой не слезала улыбка хитрого кота, напоминающего довольного Снежка нашей соседки тёти Вали.
  Думаю, каждая девушка в округе мечтала бы завести себе такого котика, как Терехов. Вот только один минус в этой простой мечте: таких котов не существует, но зато есть во всей своей красе и грациозности напыщенный индюк Терехов.
  - Почему же сразу не нравится? Просто впервые слышу, чтобы ты корявила мою фамилию. Но знаешь, мне понравилось. Можешь ещё разок?
  - С удовольствием, дурачок Терешочек, - сказала я, восхитившись своим умением всякий раз придумывать этому глупцу всё новые и новые прозвища, а он настоящий бедный герой, раз вытерпел весь поток моих словечек. Медаль ему!
  - Мосина, если бы ты знала, как из твоих уст приятно слышать это, - с иронией ответил парень, как-то мечтательно прикрыв глаза. С лёгкостью выдохнув воздух из лёгких и положив правую руку на сердце, он продолжил, - ты покорила меня.
  - Ох! Только не надо включать тут свои актёрские данные. Если хочешь сыграть дедушку, у которого сердечный приступ, мой тебе совет: беги в театр. Там хватит одного твоего хитрющего взгляда, и роль без труда достанется тебе.
  - А ты будешь приходить смотреть мои выступления?
  - Всегда мечтала видеть тебя на сцене в роли короля-дурочка, - восторженно произнесла я, делая ударение на последние слова.
  - Значит, я есть в твоих мечтах? - чересчур радостно спросил Терехов, сразу оживившись, будто узнал счастливую новость. Меня перекосило от услышанного.
  Сама мысль о том, что этот паренёк мог быть в моих мечтах, пугала и одновременно с тем заставляла пошатнуться на ровном месте. Такого 'подарочка' даже самому злейшему врагу не пожелаешь.
  - Губу обратно закатай и слюнки подотри. Кого-кого, но тебя в моих мыслях нет, а точнее, никогда и не было. Даже представлять себе этого не хочу! Убавь свою прыткость хотя бы на немного, может, тогда начнёшь понимать, что возомнил из себя непонятно кого, - тычу в него пальцем, наблюдая за неменяющимся выражением лица. Всё тот же самоуверенный козлик, чьи глаза с маленькими бесятами внутри неотрывно стараются следить за каждым моим движением.
  - А мне кажется, что это ты возомнила из себя непонятно кого, - его слова окончательно сбивают меня с ног, нанося самый сильный и болезненный удар прямо в грудь.
  Он же в свою очередь стоит со серьёзным видом джентльмена, выигравшего эту чёртову дуэль. Хочу что-нибудь сказать, дать отпор или просто доказать, что он не прав, но в горле пересохло. То и дело открываю безмолвно рот, словно рыба, и прихожу к не самому хорошему выводу.
  - Нет, ну, а что ты хотела услышать, Мосина? - продолжает тот, оторвавшись от стены и сделав в мою сторону единственный опасный шаг. - Сейчас ты стоишь и даёшь лёгкий намёк на то, что я не достоин твоего мизинца, а про мечты так уж вообще можно не говорить. Будто какая-то Королева, сошедшая только-только с золотого трона на землю к крестьянину, чей вид брезглив ей. Да и вообще, кто он такой? - говорит Терехов, приближаясь ко мне ближе шаг за шагом в неизбежной попытке сократить расстояние. - Так вот, знай, я пошутил. Всего лишь решил чуточку посмеяться над тобой, а ты дала понять, что я никто, чтобы занимать хотя бы сантиметр места в твоих мечтах. Так кто же здесь из нас двоих возомнил из себя короля или королеву? Ты или я?
  Сейчас мы стоим друг напротив друга, на опасно-маленьком расстоянии, которое в любую секунду может исчезнуть. Глаза предательски смотрят на парня не в силах оторваться от пленяющего, глубокого, такого нужного серого цвета его радужек. На лице чувствуется тёплое, почти неощутимое дыхание.
  Появляется некое знакомое чувство, действующее на меня совсем неправильно. Вся кожа покрывается мурашками, как и всегда это бывает, когда мы с Тереховым переступаем отведённую границу между нами.
  Реакция ведь должна быть не такой. Я должна дать отпор! Взять, оттолкнуть его и убежать отсюда куда подальше. Неважно, куда, главное скрыться с места преступления. Но я не могу этого сделать. Будто невидимая сила окутывает меня со всех сторон, намереваясь не отпускать с места. Даже шаг не давалось сделать. А может, Терехов колдун, решивший заколдовать меня.
  - Я имела в виду совсем другое, - с трудом выдавливаю я из себя.
  - Нет, ты как раз имела в виду это, - прошептал он, нагнувшись прямо к самому лицу.
  Теперь в цвет его глаз можно было погрузиться полностью, утонуть без сожалений, отбросив все проблемы, все мысли, застрявшие в голове. И плевать, что сейчас передо мной стоит Терехов - тот парень, которого я считаю говнюком. Плевать, что он может заметить изменения в выражении моего лица и счесть это странным. Пусть смотрит, раз хочет.
  Впервые останавливать его не стану, руки не подниматься оттолкнуть от себя серый омут этой красоты. Каким-то далёким нутром чувствую, что образовавшееся между нами молчание затянулось на очень долгое время.
  И как бы ни хотелось прерывать контакт наших глаз, я должна была перебороть саму себя ради спасения собственной шкуры. В любой момент Терехов мог с лёгкость поймать меня, а значит, нужно срочно убегать, пока не поздно. Слишком уж близко он подобрался ко мне, прямо как никогда раньше. Надо бы это исправить.
  - Ну, - окликнул меня парень, хитро прищурившись, - чего молчишь, язык проглотила или совесть дала о себе знать?
  - Болван, - почти неслышно прошептала я, но надо быть дурочкой, чтобы посчитать, что Терехов глухой и у него не будет шанса услышать слетевшее с моих губ оскорбление. Ну точно задела его, раз его губы так многообещающе дёрнулись.
  - Возможно, я болван, но заметь, ты такая же болванка, - говорит он, упрямо глядя мне в глаза.
  - Ошибаешься, - не смогла промолчать я. - Тупица! - фыркнув ему в лицо, делаю быстрый шаг влево и только хочу бежать от превосходящей меня во всём акулы, как крепкие руки успевают словить мою талию, ловко приподнимая вверх и вешая на плечо. Реакцией служит мой громкий визг, а затем целая сотня ругательств в сторону этого древнего человека, чья ладонь ударила мою драгоценнейшую попу.
  - Кому говорю, отпусти! - шиплю я, словно злая кошка из соседнего двора, настойчиво стуча парня по спине. - Клянусь, как только мои ноги окажутся на земле, я тебе эту руку сломаю.
  - Ой-ой, боюсь-боюсь. Глянь, аж коленки затряслись, - он решил притвориться испугавшимся, после чего ещё раз шлёпнул меня. Мерзавец. - Я жду извинений, - настойчиво бросил он, разворачиваясь к выходу, но пока не делая в ту сторону шагов.
  - Каких извинений? - удивляюсь я, приподняв немного голову. Висеть вниз головой, да и ещё когда собственная шевелюра лезет тебе прямо в лицо, закрывая глаза, не самое лучшее положение.
  - Извинений за испорченную одежду, Мосина, - он произносит мою фамилию так протяжно, что зубы сводит от такого. Врезать бы ему сейчас по лицу. В ответ я лишь весело хмыкаю. Нашёлся, тут перед кем ещё нужно извиняться. Наглеет, пудель.
  - Размечтался, - ухмыляюсь, нанося удар прямо по его упругой заднице. Слышится пронзительный хлопок. Ладонь начинает больно жечь. - Ауч! - пищу я, берясь за потерпевшую поражение руку. - У тебя что, зад из железа сделан?
  - Нет, - смеётся тот, чуть не забыв про меня, медленно соскальзывающую с его плеча. Рано я обрадовалась, Терехов вовремя перехватил моё тело и поправил так, как ему удобнее. - Достаточно сильный у тебя удар.
  - Надеюсь, отпечаток останется, - пытаюсь съязвить.
  - Могу потом его сфотографировать и по почте прислать тебе на память.
  - Извращюга! - не сдаюсь, продолжая держать свою позицию бесстрашной девчонки. В рот попадает несколько волос, приходится стремительно выплевывать их назад. Запыхавшаяся и уставшая от борьбы с этим индюком, я желаю только одного - оказаться как можно дальше.
  - Я жду извинений, - не успокаивается он, действуя мне на нервы.
  - Продолжай мечтать в том же духе. Извинений ты не услышишь, - после моих слов следует тяжелый вздох Терехова. Кажется, кто-то устал со мной бороться.
  - Это твои последние слова? - подозрительно спрашивает он. Моё бедное сердечко от страха начинает биться быстрее. Нервно сглотнув, решаюсь пойти на самый страшный шаг: дать ему ответ.
  - Да, Терехов! - ухватив меня крепче, парень уверенно зашагал к выходу, намереваясь сделать мне что-то неприятное.
  Когда мы уже почти достигли двери, выходящей в коридор, он неожиданно завернул прямиком в школьную душевую, при этом насвистывая себе под нос незнакомую мне мелодию. Самозащита сработала мгновенно, всего лишь от одного понимания, что сейчас со мной сделают.
  Сжав пальцы в кулаки, я начала бить Терехова по спине, прося отпустить меня, и, хотя мои удары были не такими сильными, этот пудель пару раз успел зашипеть из-за получаемых шлепков. Рядом послышался шум льющейся воды.
  Замерев на пару секунд, я поняла одну простую вещь: мне не избежать мести. Как бы того ни хотелось, этого сильного идиота не остановить, раз он наметил себе цель затащить меня под многочисленные струи воды.
  Бешено стучащее сердце громко требовало умолять его не делать этого, собраться с силами и извиниться, но слишком гордый разум настаивал быть упрямой до конца, даже если через несколько секунд я буду промокшей до нитки. Очередная глупость привела к вот такому не смешному и провальному исходу, а виной тому послужила моя неудачливость.
  - Терехов, стой! - срываюсь на крик, тем самым успевая остановить готовящегося поднести меня под душ парня. - Хочешь... Хочешь, я куплю тебе новую одежду? - выпаливаю я, сжав в кулаках ткань его футболки и задыхаясь от страха. Ну же, соглашайся, Терехов.
  - Интересное предложение, - задумчиво протягивает он. - Но, пожалуй, я откажусь, - и в следующую секунду я оказываюсь под тёплыми струями воды, с бешеной скоростью льющихся мне на голову.
  Слышу собственный писк и, зажмурив глаза, пытаюсь вырваться из крепких рук парня, чьё имя стремительно рвётся слететь с моих уст в злом крике. Спустя несколько секунд вода прекращает течь из душа. Слышится, как он не спеша закрывает кран, продолжая одной рукой держать меня за талию.
  - Ненавижу, - шиплю я, открыв глаза.
  Замечаю, что его футболка и штаны тоже успели немного промокнуть, но от этого не становится легче. Он сейчас так просто стоит с наглой ухмылкой на лице, что хочется стереть её раз и навсегда.
  За дверью звенит звонок. Воспользовавшись моментом, я с силой отталкиваю от себя засранца, после чего бегу отсюда прочь. В голове крутятся только две мысли: поскорее переодеться в сухую одежду и отомстить Терехову.
  
  Глава 16
  Крепко зажав в зубах колпачок ручки и устремив задумчивый взгляд на тетрадку с домашней работой по геометрии, я пыталась решить задачу, которая лично для меня состояла из одних запутывающих мысли слов. Попытка вникнуть в смысл поставленной задачи постепенно затихала, не давая даже возможности вернуться к началу. Ох уж эта геометрия!
  Я явно начинаю питать к этому предмету особый негатив, связанный с не доходящего до моего ума смысла решения. И ведь залезала в решебник, находясь в поиске нужного номера задачи, но всё равно ничего не поняла из составленных букв и рисунков. Видно не преодолеть мне сегодня этого порога знаний.
  Закрыв тетрадь, собираю со стола канцелярию, тут же хватаю учебник и кладу всё в рюкзак с мыслью, что завтра обязательно подойти к учителю, чтобы спросить решение. Встав со стула, лениво потягиваюсь. Конец сегодняшнего дня прошёл на отлично. Пусть я немного и подустала из-за длительного раздумья над геометрией, зато по-настоящему была счастлива закончить все дела.
  Взяв мамин старенький сотовый, которым она мне дала попользоваться до покупки нового, я плюхаюсь на кровать, вспоминая, что на полке рядом со столом лежит ещё один телефон, в чьей работе я до сих пор не нуждалась. За всё время его нахождения на том месте я ловила себя на мысли, что часто смотрю в ту сторону, где лежит его телефон.
  Рука иной раз тянется за ним, но я обрываю себя, не давая сделать ошибку. Ничего страшного, похожу и с маминым кнопочным телефоном. Не проблема, если не брать во внимание все мои возможности с помощью более усовершенствованной техники.
  Грустно, печально, а ничего поделать не могу. Гордость не даёт и шагу ступить, диктуя свои правила.
  Вот так незаметно Терехов просачивается ко мне в мысли, полностью накрывая своими образами и воспоминаниями о сегодняшнем душе в мужской раздевалке. Я точно счастливица лотерейных билетов неудач. Причём везёт мне с этим каждый раз при нашей встрече с Тереховым.
  Сразу выползает толстый билетище с жирной надписью: 'неудачница Марина'. Не обидно, просто несправедливо. Я за столько лет заслужила хотя бы один единственный раз не попасться на глаза Терехову во время своих проделок. После стольких усилий, потраченных на отмщение выпендрёжнику, а в конце концов всё портится из-за не вовремя пришедшего хозяина вещей.
  Можно было бы предположить, что он подозревал о задумке, заранее успев разгадать все действия с моей стороны. Но ведь почти каждый раз происходит одно и то же, и становится страшно подозрительно: не читает ли он чужие мысли? Будем надеяться на отрицательный. Не хочется оказаться на месте той, в чьи мысли залезал сам Терехов.
  Устроившись поудобнее на кровати, я решила набрать номер Сони. Интересно, она говорила с Денисом? Ведь сегодня они шли домой без меня, так как мне нужно было бежать подальше от Терехова с пакетом мокрой одежды. У меня даже мысли не было остаться и подождать их каких-то несколько минут. Пришлось, не объяснившись, в спешке переодеться, после чего скрыться от ненужных любопытных глаз. Спустя пару гудков Соня поднимает трубку.
  - Алло, - говорит она.
  - Ещё раз привет, Сонь, - как-то весело произношу я, начиная увлечённо теребить краешек своей футболки.
  - Думаю, сейчас ты расскажешь мне, почему после звонка с урока физкультуры ты была вся с ног до головы промокшей, будто пробыла под ливнем, - Соня не скрывает до сих пор присутствующего удивления в голосе. Её интерес так же даёт о себе знать, давая понять, что промолчать не получиться. Слышу собственный смешок, готовясь к интересному рассказу о своей провальной работе.
  - Я попалась Терехову на глаза, когда баллончиком краски вырисовывала буквы на его одежде, - наступает неловкое молчание. На другом конце провода слышится Сонино дыхание, заставляющее начать меня нервничать и думать, что я могла незаметно для себя сказать что-то лишнего, ненужного. А может, у неё что-нибудь произошло, раз она так резко замолчала?
  - Что-то случилось? - осторожно спрашиваю, делая первый шаг к нарушению затянувшегося молчания.
  - Ты серьёзно строчила на его вещах баллончиком с краской? - усмехается подруга.
  - Ну да, - бросаю я, вместе с тем хмуря брови. - Мне больше ничего другого в голову не пришло. Баллончик с краской стал единственным выходом из ситуации.
  - И что же ты написала?
  - А разве Терехов не красовался исписанной одеждой перед всей школой?
  - Нет, - коротко отвечает Соня, в миг расшибая об пол моей спальни все надежды на хорошо законченную миссию. - Он вышел в спортивной форме.
  - Чёрт! - шёпотом выругиваюсь я, накрывая лоб ладонью и зажмуривая глаза.
  - Значит, никто не видел моего художества.
  - Лично я ничего не видела, Марин, - с моих губ слетает стон разочарования, сравнимый с причинённой болью. Кажется, я проиграла этот бой, даже не убедившись в правильности и верности своих действий. Так хочется сейчас стукнуть себя по голове. - Ну так что ты написала? - не унимается подруга, давя на меня сильнее прежнего.
  - Гордый индюк в расцвете сил, - с грустью пробубнила себе под нос, не надеясь, что Соня услышит, но до её уха дошло каждое сказанное слово.
  - Серьёзно? - испустила она короткий смешок.
  - Серьёзно.
  - Это он тебя облил водой.
  - Тут больше подойдут слова: искупал под душем, - злость на Терехова опять напомнила о себе, закипев глубоко внутри.
  Пусть в этот раз она не была сильна, но зато обрела желание в ближайшее время надрать задницу индюшку, слишком рано распушившему хвост. Значит, решил выкрутиться из поставленной ловушки, да и потом ещё умудрился меня поймать в капкан. Ну ничего-ничего, совсем скоро посмотрим, на чьей стороне будет праздник.
  - Как хоть у тебя получилось попасться ему на глаза? - продолжает возбуждённо засыпать меня вопросами Соня.
  - Моя невнимательность сыграла со мной злую шутку, - признаюсь я, печально вздыхая. Соня опять смеётся. Не думала, что признать собственное поражение станет непреодолимой трудностью.
  - И когда ты только всё успеваешь? Не думала над моим предложением сдаться? - последнее слово звучит для меня, как самый страшный кошмар, понимание которого доходит до меня в одно мгновение, заставляя все мышцы тела напрячься.
  - Ты чего?! - восклицаю я, резко привстав на кровати. - Конечно же нет и ещё раз нет! Ни за что на свете я не сдамся этому засранцу.
  - Как всегда, не переубедить упрямую, - следует тяжёлый вздох. - Ну правда, Марин, что вы, как малые дети бегаете друг за другом, будто идёт делёжка найденного сундука с золотом? Почему нельзя договориться о мире?
  - Потому что между нами его не может быть, - отвечаю я, уверено подводя жирную черту под Сониным предложением.
  - Может! - упрямо твердит она. - Просто признай, что вы с Артёмом не хотите этого или, ещё хуже, не думали об этой жизненно важной проблеме, -в какой-то степени Соня была права.
  Тяга подруги к нашей с Тереховым дружбе всеми силами старалась направить меня на правильный, по её мнению, путь. Если мы с ним пожмём друг другу руки, искренне поклявшись прекратить разгоревшейся между нами конфликт, то, возможно, я буду более спокойна, а Терехов так и останется придурком. Но нет.
  Такой итог мне совсем не нужен. После стольких сделанных мной подсечек он слишком просто выкрутиться из проблем не может. А это значит, что не стоит прислушиваться к советам Сони.
  - Между нами не будет мира! - заканчиваю назревающий спор грубым ответом. В трубке слышится тяжёлый вздох. Пробубнив себе под нос пару плохих словечек, Соня прошуршала чем-то, по звуку больше похожему на фантик от конфеты.
  - Конфета? - улыбнулась я.
  - Между прочем, очень вкусная шоколадная конфета, - произнесла она с набитым ртом. - Решила, что будешь делать с Денисом?
  - Ты так говоришь, будто он для меня всего лишь надоедливая мошка, - обиделась я, недовольно нахмурив брови. Мысли о друге, пытавшемся стать ближе, вернулись новой волной эмоций, напоминая о недавних днях.
  - Ты сама сейчас так о нём подумала, - упрекнула она. - А на меня все бочки катишь.
  - Пока не поздно, я скажу ему правду, - от сказанных слов внутри всё больно сжалось. Самой не верилось в то, что собираюсь сделать. Правильно ли поступаю?
  - И в чём смысл твоей правды? - на другом конце линии всё так же продолжают шуметь фантики от конфет.
  - Я люблю его, - делаю паузу, пытаясь собраться с мыслями. В руке сжимая телефон, молюсь, чтобы тот выдержал напряжённость нервов и не расплющился прямо у меня в руке. - Но только как друга, - тяжело заканчиваю, чуть понизив голос.
  - Тогда ты идёшь по правильному пути, - могу с уверенностью сказать, что прямо сейчас Соня улыбнулась.
  - И пусть будет то, что должно быть?
  - Да, - ответ подруги подействовал на меня положительно. С облегчением выдыхаю тяжёлый воздух из лёгких и лениво растягиваюсь на кровати. Взгляд обращается к потолку. От усталости зеваю Соне прямо в трубку, после чего слышу смешок.
  - Что-то я утомилась сегодня.
  - Слышу, - отвечает она, продолжая надо мной посмеиваться. - Завтра Татьяна Николаевна обещала самостоятельную по геометрии устроить. Боюсь, я опять всё завалю.
  - Что за настрой? - говорю, хотя понимаю, что у самой не лучше в этом плане.
  - Не люблю я эту геометрию. Никогда не получалось понять этот большой по своему содержанию бред. Чего стоят одни теоремы и доказательства. Выучить могу запросто, а вот применить на деле ну никак не выходит.
  - Если бы захотела...
  - Ой, только не надо вот этого! - перебила меня Соня. - Я пыталась. Честно, Марин.
  - Не обещаю, но постараюсь тебе завтра помочь, - не тяжело было догадаться с самого начала, что Соня хочет попросить моей помощи, вот только она не знала, как будет лучше это сделать. Ну, а я в свою очередь не могла ей отказать, даже если у самой ничего не получалось.
  - Маринка, спасибо! - запищала та в трубку. Не прошло и 5 секунд, как радостный писк оборвался. Послышался громкий грохот, будто кто-то упал, и после наступила тишина.
  - Соня! - окликнула я её, перепугавшись. Внутри всё замерло в ожидании. На душе появилось неприятное предчувствие плохого, после чего в голову полезли страшные мысли.
  - Чёрт, - раздался в трубке глухой голос Сони. - Больно-то как, - простонала она, от чего у меня сердце сжалось, а в груди зажглась с новой силой паника.
  - Сонька, ты там жива? - послышалось кряхтение, ещё парочку стонов, и наконец она ответила.
  - Я споткнулась, - зло возмутилась та. - Чёртов порог в мою спальню каждый день становится для меня сплошной неудачей. В который раз моё тело соприкасается с полом. Жуть! - жаловалась она, делая небольшие паузы между словами. Мне правдой было её жалко, но я не смогла удержаться от смешка. - Между прочем, здесь нет ничего смешного. Если у тебя нормальный вход в спальню, то это не даёт тебе права смеяться надо мной. Я жертва.
  - Жертва чего? - спросила я, смеясь.
  - Порога! - фыркнула она.
  - Бойтесь! Страшный порог может прийти и к вам, - с сарказмом произнесла я. Не выдержав, Соня засмеялась вместе со мной. Мы бы так просмеялись ещё очень долго, если бы не вошедшая в мою комнату мама.
  - Марина, - обратилась она ко мне. Смех пропал мгновенно. Всё внимание было направленно на маму и даже дикое похрюкивание Сони не могло отвлечь. - Ты разве не за уроками сидишь?
  - Кому-то сейчас будет наваляй, - прошептала в трубку Сонька.
  - Мам, я уже всё сделала, - уверенно говорю я, вспоминая геометрию. - Могу показать тетрадки, - мама с сомнением посмотрела в мою сторону, будто могла видеть насквозь, после чего черты её лица разгладились, и она в знак того, что поверила, просто кивнула.
  - Не забывай, завтра тебе в школу, где ты увидишься с Соней и так же, как и сейчас, сможешь с ней посмеяться.
  - Да-да, - закивала я.
  - Тёть Тамар, здрасьте, - закричала подруга, чуть не оглушив меня на одно ухо.
  - Передай ей от меня 'привет', - добавила мама, выходя из комнаты.
  - Тебе тоже привет, - передала я в трубку. - Ну что, Марин, до завтра?
  - До завтра, Сонь. Прошу тебя, ты только не убейся там об свой порог, - последний раз усмехнулась я над ней.
  - Можешь спать спокойно.
  Пожелав друг другу спокойной ночи, мы неохотно положили трубки.
  Совсем скоро собирался наступить новый день, который готовился стать для меня тяжёлым. Всё ли будет хорошо или случится что-то плохое, я не знала. Но надежду на хорошее пока ещё никто не отбирал.
  
   Глава 17
   Всё началось с одной очень неожиданной новости. Казалось, в этот день ничего больше не удивит, кроме как хорошо написанной самостоятельной работы по геометрии.
  Потрясена была не только я одна. Вся школа гудела про случившееся, буквально на каждом шагу обсуждая новость дня. Все стремились передать информацию из одних уст в другие, при этом не забыв чуточку приукрасить по-своему. Никто не мог поверить в это, и я не была исключением. Разве такое могло произойти на самом деле?
  А самое главное то, что причина расставания Терехова со Светой неизвестна: вот взял он и оборвал с нашей дивой все верёвки. Кто-то даже сказал, что она плакала. Горько плакала в отличие от него, свободно уходящего гордого жеребца. Я не защищала Свету, но этот парень поступил нехорошо. О чём он вообще думал, когда решил с ней расстаться? Неужели на смену одной курицы пришла другая? Или, может, она ему весь мозг вынесла своим нытьём?
  Слухов о причинах расставания этой термоядерной парочки ходило много, но настоящей никто не знал: лишь только придумывали разные мифы на сказанные соседом слова. Впрочем, как обычно. Ничего дельного, зато много лишнего.
  Сообщила мне обо всём этом Соня. Налетела на меня, как и всегда, затараторила, да так, что не разобрать всех слов. Главное, говорила ей, чтобы не спешила, я ведь не понимаю её. Едва удавалось различить отрывки слов, но ей хоть бы что: стояла напротив меня и продолжала говорить, при этом не забывая жестикулировать руками.
  В итоге, когда Соня чуть сбавила темп, она смогла рассказать всю накопившеюся за последние часы информацию более понятно. Поначалу я и не совсем поверила, подумала, что распустили по школе бредни ради сплетен. В итоге я оказалась не права. На уроках Терехов не сидел, как обычно, за одной партой со Светой.
  Эти двое расселись друг от друга по разным углам. Один сидел хмурее тучи, пока другая при каждом удобном моменте бросала на него печальные взгляды брошенной девушки. Настоящая Санта-Барбара. Что касалось меня, я была всего лишь зрителем этой картины, как и многие другие ученики школы. За весь учебный день мы с Тереховым успели несколько раз встретиться взглядами, такими короткими, что навряд ли они были кому-нибудь заметны.
  Единственным непонятным мне пятном на этом холсте было то, что действия разворачивались в неизвестную сторону: то ли плохую, то ли хорошую. И хотя было рано пока о таком говорить, но теперь Света избавила меня от ещё одной проблемы: постоянного с ней цапанья, которое уже успело надоесть.
  Осталось устранить самого главного противника из всей этой своры выпендрёжников - Терехова. Чем быстрее с ним покончу, тем будет лучше. Мозг мгновенно начал придумывать новый план атаки, и желание нанести глобальный удар с большими для него потерями. В голове постепенно выстраивался целый список, который надо будет привести в действие. Замечательно! Ещё бы добавить ко всему этому злобный смех, и всё в идеале.
  На большой перемене, после скучного урока информатики, я помчалась в нашу школьную библиотеку, находящуюся рядом с главным зданием школы. Нужно было срочно отнести книги по литературе, взятые мною месяц назад и до сих пор не отданные обратно. Держа в руках собственность библиотеки, я быстрым шагом приближалась к нужному месту.
  На улице ярко светило солнце, чьё тепло можно было ощутить на себе. В воздухе чувствовался пряный запах уходящей осени. Вдохнув полной грудью, я улыбнулась самой счастливой улыбкой: разве может принести хорошее настроение что-то кроме окружающей нас природы? Уже подходя к дверям библиотеки, я неожиданно для себя заметила одиноко сидящего на лавочке Терехова.
  Держа в руках неизвестную мне книгу, он с хмурым лицом увлечённо читал страницы, поглощая одну строчку за другой и совсем не замечая меня. Увиденная картина произвела на меня большое впечатление, ведь я не знала, что Терехов читает. Да у меня вообще не было и мысли, что этот парень хоть раз открывал книгу, а тут такой сюрприз.
  Не буду лгать, я залюбовалась увиденным. Всё моё внимание было обращено именно на того человека, о существовании которого я не знала. Здесь и сейчас Терехов казался совсем другим, не таким, каким его привыкли видеть друзья и уж точно не таким, каким привыкла видеть его я. Передо мной находился другой парень, искренне заинтересованный в истории, которую он читал.
  Он так и манил узнать себя настоящего - такого, какого ещё его никто не видел. Крепко сжимая в руках книги, я уже давно забыла, куда шла, мои мысли были заняты именно Тереховым, что без сомнения пугало.
  Оглядевшись по сторонам в поисках проходящих мимо учеников, я убедилась, что мы здесь одни и на удивление самой себе не спеша направилась к лавочке. Стоило только присесть на местечко рядом с парнем, как он тут же перевёл свой задумчивый взгляд на меня, тихо притаившуюся возле него.
  - Привет, - начала я разговор, не сразу сообразив, какую допустила глупость. В миг ладони вспотели, а сердце в груди забилось в бешеном ритме. Бедные учебники в моих руках были стиснуты ещё сильнее. Прошло не больше минуты, прежде чем Терехов ответил:
  - Привет. Скажу сразу, я сейчас не готов для твоих сюрпризов в виде баллончика с краской или пшеничной муки, поэтому можешь возвращаться в класс и исполнить свою месть в другое, более подходящее время, - слишком грубо ответил он, тут же уткнувшись в книгу. Ну что за упёртый баран!
  - Вообще-то, я просто проходила мимо и решила сюда сесть, - последние слова я специально произнесла тихо, глупо надеясь на, что Терехов их не расслышал.
  Серые глаза снова вернулись ко мне.
  - И решила сесть прямо рядом со мной, хотя здесь стоят ещё три свободных лавки, - уверенно произнёс парень, сверля во мне дырку. Вот зачем ему надо было всё портить? И какой чёрт меня потянул к этой лавочке? Шла бы себе спокойно в библиотеку, но нет, свернула в эту сторону. - Не находишь в этом ничего странного?
  - Почему ты всегда всё портишь? - не выдержала я, желая ударить Терехова по затылку.
  - Потому что просто так ты бы сюда ни за что на свете не села.
  - Слишком умный?
  - Слишком знающий тебя, - бросил он, усмехнувшись.
  - Что за детский сад? - возмущённо вскрикнула я. Злость во мне постепенно начала закипать.
  - У меня к тебе тот же вопрос.
  - Ты невыносим! - резко вскочила с места.
  Терпеть его уже не было сил. Мало того, что он портил настроение мне, так ещё успевал и себе в придачу испортить. Неужели в нём не было хоть капли совести? Чего ему только на месте не сиделось, везде надо было натворить дел.
  Пока я в мыслях возмущалась на этого тупицу, он продолжал следить за мной, закрыв в какой-то момент книгу и отложив ту в сторону. Кулаки невыносимо зачесались в мольбе ударить парня, но я вовремя себя остановила. Не самый лучший момент для драк с Тереховым. Шумно вздохнула и, прикрыв глаза, стала молиться Богу, чтобы он дал мне терпение. В итоге я решила вернуться на место рядом с этим балбесом.
  - У тебя самый жуткий характер из всех, - раздраженно произнесла я, пытаясь удержать последние остатки спокойствия. - Ты не меняешься, а наоборот продолжаешь оставаться таким же говнюком. Терехов, ты настоящая заноза.
  - Говоришь так будто сама ангел, спустившийся с небес, - добавил он.
  - Я не говорила, что я ангел. Просто в отличие от тебя у меня получается контролировать наш разговор, пока ты превращаешься в чертёнка с рожками, - парень недовольно фыркнул, тем самым показывая своё несогласие со мной.
  - Так каким ветром тебя сюда занесло, Мосина? - не отставал он, без стеснения развалившись на лавке, словно царь-батюшка.
  - Я же сказала: шла мимо и решила присесть... - сглотнула образовавшийся ком в горле. - К тебе.
  - Зачем?
  - Что значит зачем? - удивилась я, повернувшись к нему. Его левая бровь медленно приподнялась вверх, делая взгляд парня более заинтересованным. - Ну ладно, - всё же не выдержала я ту силу давления, направленную в мою сторону. - Я была удивлена, что ты читаешь, ведь сейчас редко встретишь парня, который любит проводить время за чтением. Да и плюс, я не ожидала увидеть читающего тебя. Это как-то странно и совсем не похоже на того тебя, которого я знаю. Ты читаешь, - тихо закончила я, задумавшись над собственными словами. - Что за книга-то?
  - Эрих Ремарк 'Триумфальная арка', - ответил парень, совсем не спеша с ответом. В его голосе явно читалась гордость, ведь я только что сделала ему лёгкий комплимент.
  - Значит, любишь Ремарка, - он слегка кивнул мне. - Я тоже люблю, но Триумфальную арку ещё не читала. Интересно? -я улыбнулась, не сводя с Терехова глаз. Тот вдруг стал серьезным.
  - Очень, - коротко произнёс он, неожиданно придвинувшись ближе ко мне. - Значит, не знала, что я люблю читать?
  - Даже в мыслях этого не было, а теперь как-то и не верится в увиденное, -
  Терехов улыбнулся, провёл рукой по волосам и зачем-то покачал головой, будто мои слова были всего лишь глупостью. Опять я оказалось виноватой: обидела нашего бедного мальчика.
  - Неужели я так похож на глупого гуляку? - его вопрос стал для меня неожиданным. Разве у него может быть о себе другое мнение? Мне всегда казалось, что он был в курсе того, кем являлся на самом деле и кем его считали окружающие, но видимо, я очень ошибалась.
  - Да, - бросаю я, замечая, как губы парня резко дрогнули и немного приоткрылись. Он явно не ожидал такого ответа. Интересно, о чём Терехов думал.
  - Говорят, ты расстался со Светой, - я незаметно постаралась перевести тему разговора. Возможно, я не с того начала, да и вообще об этом, наверное, стоило помалкивать, но мне было интересно узнать правду, а не школьные слухи, собранные в одну кашу. Вместо ответа Терехов молчал, задумчиво смотря куда-то вдаль. - Если тебе не хочется об этом говорить, так и скажи. Я не настаиваю на ответе.
  - Ну, если говорят, значит правда, - он замолк и посмотрел на меня, как когда-то давно, ещё в детстве, перед нашей ссорой. Тем же самым спокойным взглядом, внушающим доверие. Меня передёрнуло.
  - Ты, наверное, расстроен, - сказала я.
  - Есть немного, - произнёс он, лениво почесав затылок. - В любом случае, что было, то прошло, и возвращаться обратно для изменения принятого решения я не хочу. Пусть будет всё именно так, как сейчас.
  - Света переживает, - как бы невзначай заметила я, а про себя подумала о том, нужно ли мне это вообще? Зачем я напомнила ему про Свету? Сидела бы лучше и держала рот на замке, потом ещё виноватой останусь.
  - Тебе откуда известно про Свету? - удивлённо спросил парень.
  - А ты разве сам этого не замечаешь? Она места себе не находит без тебя. На каждом уроке её взгляд прикован только к тебе одному, -я говорила это, не веря в то, что он ещё не заметил этого сам.
  - Я замечаю крутящегося возле тебя Дениса. Этот парень словно бегает рядом с тобой словно окрыленный. Неужели влюбился? - от услышанного я поперхнулась. Готова поклясться, что мои глаза были по пять рублей, а челюсть со звоном упала к ногам.
  - Что за глупость?! - нервно усмехнулась я. - С чего ты взял, Терехов? Опять пытаешься всё испортить.
  - Я лишь сделал предположение, а ты сразу панику поднимать, - сказал он, приблизившись к моему лицу. Граница личного пространства сразу была разрушена. - Значит, я прав, - его губы растянулись в знакомой хитрой улыбке.
  Сам он замер на месте, продолжая выжидающе смотреть в мои перепуганные глаза. От близости этого парня я дрожала, словно осиновый лист на ветру. Запах его духов тут же ударил в нос, и я медленно начала превращаться в растаявшую лужицу.
  Под гипнозом серых глаз Терехова я пыталась взять себя в руки, надо было срочно выходить из образовавшегося тумана. Голова начинала кружиться, и я готова была поклясться, что из нас двоих не я одна испытывала эти чувства.
  - Хватит, - испуганно выкрикнула я, резко толкнув Терехова в грудь, но тот лишь немного отодвинулся и перестал улыбаться. - Ты неправ. Во всём неправ.
  - Тогда я, может быть, прав в том, что ты как масло плавишься под моим взглядом или стоит мне приблизиться к тебе, как ты сразу теряешь дар речи? А может, я прав в том, что ты частенько думаешь обо мне и пытаешься узнать меня ближе, не теряя свой интерес? Скажи правду, тебе же есть что скрывать от меня, - уверенно говорил Терехов, и с каждым его словом смысл доходил до меня всё больше.
  Я прекрасно знала и понимала, о чём он пытался мне сказать, но верить в это или принимать как правду я категорически отказывалась. Терехов - мой личный враг. Тот, кто доставлял мне одни неприятности. Тот, кого я считала самым испорченным человеком и, наконец, тот, с кем у нас никогда не будет мира.
  Но почему сейчас всё это казалось выдуманной глупостью? Почему я металась между двух сторон, не зная, какую выбрать? Неужели мой страшный кошмар начинает приходить в действие? Незаметно, пока я была в своих мыслях, горячая рука парня схватила мою и крепко сжала.
  - Ну же, - глухо произнёс он. - Скажи, что я прав.
  - Иди ты к чёрту, Терехов! - воскликнула я, выдернув из его ладони свою руку. В спешке я вскочила с места, готовая бежать в любой момент, но не успела сделать и шаг, как он схватил меня за руку, резко разворачивая к себе лицом.
  - Мосина, я же знаю тебя, - прошептал он, дыша мне прямо в губы.
  - Ничего ты не знаешь, - сквозь зубы произнесла я и, тут же вырвавшись из его хватки, понеслась к зданию школы. Терехов так и остался стоять на том же месте, возле лавки, глядя на убегающую меня.
  Сама же я злилась. Очень злилась то ли на него, то ли на себя и правду, которую он сказал.
  
  Глава 18
  Разговор с Тереховым на той лавочке до сих пор не выходил у меня из мыслей, а его последние слова, сказанные с явным намёком, пугали. Достаточно было предположить о том, что он может знать, как сразу появлялись жуткие мысли, заставляющие ходить и шарахаться от Терехова. Мне ли не знать, что часть сказанных им слов были моим самым тайным кошмаром, который находился глубоко во мне под самым крепким замком. Подальше от всех, а самое главное подальше от этого болвана.
  Он не должен был заметить в моём поведении ничего странного, ведь я старательно пыталась скрыть все свои чувства и эмоции. Я даже мысли удерживала подальше от всего, старалась не думать о том, что со мной происходило в последнее время, когда выпадал момент встречи с Тереховым. Кто бы могу подумать, Марина глупо проиграла в этой игре. Провалилась прямо в яму собственных страхов. Обманула саму себя надеждами в неизбежное.
  До последнего верилось, что это могло случиться с любым, но только не со мной и не таким образом. Я самая настоящая дурачка. А он! Что теперь он будет делать он? Смеяться или, может быть, использовать эту информацию в качестве мести? Но с другой стороны навряд ли ему кто-то поверит, если он попытается об этом рассказать.
  Долгая вражда между нами не позволит людям подумать о заключённом мире, а уж о чём-то больше, так тем более. Нужно просто вести себя как обычно: излучать в сторону Терехова только негатив, устраивать ему подлянки, всячески злить и выводить из себя. А ещё можно наконец-то исполнить мечту всей моей жизни: ударить его со всей силой в лицо кулаком. Думаю, тогда никто ничего не заподозрит.
  Мы так и останется личными врагами, чьи мысли будут заняты составлением плана мести друг другу. Остаётся только решить вопросы с Денисом.
  С наступлением вечера я решила позвонить парню с намерением позвать его погулять. И если ему эта прогулка могла бы показаться ответным шагом на его чувства, то для меня она обещала стать тем моментом, когда я соберу всё свою смелость в кулак и скажу Денису правду, о которой приходилось молчать, скрепя сердце.
  Парень ответил сразу же после двух гудков, и его счастливый голос заставил меня вновь задуматься над тем, что я собиралась ему сказать. Мы договорились встретиться возле моего дома около девяти часов вечера, после чего доехать до парка и уже там погулять. Страх преследовал меня по пятам, обволакивал со всех сторон и заставлял думать о плохом. Но раз я всё точно решила, значит назад дороги не было. Пусть будет то, что должно быть. Навряд ли уже получится что-то изменить.
  Последний раз посмотрев на себя в зеркало, я попрощалась с мамой, пообещав надолго не задерживаться, и вышла из дома, тихо закрыв за собой дверь. Денис не подвёл. Стоило повернуться, как мой взгляд незамедлительно нашёл его. Он скромненько стоял возле порожка, светясь от счастья. Его добрая улыбка, предназначенная мне, заставила улыбнуться в ответ и поспешить спуститься к нему.
  - Привет, - как-то зажато поприветствовала я парня, но тот, похоже, не заметил этого, продолжая смотреть на меня влюблёнными глазами.
  - Скорее добрый вечер, - поправил Денис, делая ко мне шаг.
  Его близость ввела меня в ещё больший ужас. Я будто приросла ногами к земле, мысленно не желая идти на прогулку. Всем своим нутром я чувствовала, что лучше всего было сегодня остаться дома, среди тепла и уюта. Только вот теперь поздно об этом думать. Не бывать спокойному вечеру. Мне надо ему сказать правду.
  - Ты потрясающе выглядишь, - добавил парень, нервно переступая с ноги на ногу. Опять занервничал. Это плохо.
  - Спасибо, Денис. Ты тоже сегодня хорошо выглядишь, - я решила сделать ему комплимент, дабы разбавить образовавшуюся между нами напряжённость. Мои слова подействовали на него мгновенно. Он сразу же посмелел, блеснув радостным взглядом. Да уж, чего только не делают с парнями приятные комплименты.
  - Пойдём? - спросил он, показывая на дорогу.
  Сглотнув, кивнула вместо ответа. Он пропустил меня вперёд, позволяя ощутить мне его заботу. Я же чувствовала себя последней сволочью, не способной проявить симпатию к по-настоящему хорошему человеку. Интересно, почему в жизни всегда так тяжело?
  Стоило нам выйти на дорогу, как Денис поравнялся со мной, слегка, как бы нечаянно, коснувшись рукой моих пальцев. В груди больно кольнуло. Опять появилось гадкое чувство, не дающее покоя. Пришлось сделать шумный вдох и выдох.
  - Всё в порядке? - заволновавшись, спросил Денис.
  - Да, - коротко ответила я, хотя на самом деле прекрасно понимала, что это не так. Ничего здесь и сейчас не в порядке.
  Сев в нужный нам автобус, мы молча ехали до самой остановки, лишь изредка встречаясь взглядами. Мне казалось, Денис от волнения будет много болтать, тем самым не давая мне уходить в мысли, но молчал и он. За окном виднелись огни ночного города, яркие фары проезжающих машин. Вся эта красота успокаивала, понемногу даря надежду.
   Иногда в голове всплывал Терехов со своими загадочными словами, смысл которых знал только он один. Из всего получившегося образовывалась какая-то каша, везде были свои трудности, везде их было тяжело решить.
  Вот почему каждый раз все проблемы связаны с парнями? Они словно эпицентр всех неудач. На кого ни посмотри, от каждого за километр веет опасностью. И сначала ничего такого не происходит, они, будто притаившись за кустом, специально выжидают нужного момента, а потом бац! Все неудачи перекидываются на нас. Несправедливо.
  Выйдя на нужной остановке, мы с Денисом направились прямо в наш городской парк. Тяжёлое молчание между нами длилось не так долго, как я ожидала. Первым заговорил парень.
  - Честно сказать, я не ожидал, что ты первая позвонишь и предложишь прогуляться вместе, - ну конечно же, он не ожидал. Ещё бы! Жалко только, что он не знал, каких усилий мне это стоило. - Я очень рад, - добавил он, улыбаясь.
  - Я тоже, - зачем-то соврала я.
  - Представляешь, Леонид Павлович сегодня предложил мне побыть запасным, когда будут проходить игры по волейболу. Не думал, что он возьмёт меня. Я ведь не так хорошо играю в волейбол, как наши ребята, - пробормотал он восторженным тоном, при этом глядя куда-то в даль.
  - Просто Леонид Павлович заметил в тебе потенциал.
  - Ты правда так думаешь? - не прекращал он радоваться.
  - Я в этом уверена на все сто, - мне показалось, или у парня покраснели щёки от моих слов? И что я только делаю? Вместо того, чтобы подготовить Дениса к правде, наоборот всё порчу, настраивая его совсем на другое. Дура ты, Марина! Только и знаешь, как молоть языком не по делу.
  - Денис, я должна тебе кое-что...
  - Сегодня целый день думал о тебе, Марин, - перебил меня Денис, не дав договорить самое главное. Я сильно сжала кулаки, при этом растягивая губы в совсем не счастливой улыбке, больше похожей на идиотскую. - Ты никак не выходишь у меня из головы, - он меня явно 'осчастливил' этой новостью. Я даже больше скажу: он заставил меня пятиться в самый дальний угол. - Хотя я и сам не хочу, чтобы ты выходила оттуда. О Боже! Я, наверное говорю, глупость, - бормочет Денис, чуть замедлив шаг.
  От волнения он сунул руки в карман и виновато опустил голову. Его щёки приобрели ещё более красный оттенок, тем самым делая парня милее прежнего. Да что же это за несчастье-то такое!
  - Денис, твои слова не глупость, - пробормотала я, в тайне желая успокоить парня. Будет лучше, если он убавит своё волнение.
  - У меня такое впервые, - усмехнулся он. - Совсем ничего не смыслю в этом, - не тяжело было догадаться, о чём парень ведёт речь. Поставленная задача с каждой минутой всё больше имела возможность обратиться в пыль. Мне так никогда ему не сказать.
  - Денис! - я вновь решила обратиться к нему, но вновь была не услышана.
  - Марин, послушай, - перебил он, не обратив внимание на моё желание сказать ему что-то важное. - Я должен тебе кое в чём признаться, - эх, Денис. Если бы ты знал, что я тоже хочу тебе признаться. - Чёрт! Даже не знаю, с чего будет лучше начать.
  - Денис, - едва слышно произнесла я.
  Мы вмиг остановились друг напротив друга, дыша так тяжело, будто пробежали несколько кругов. Парень пристально посмотрел в мою сторону, опять переступая с ноги на ногу и пытаясь взять себя в руки. В груди всё сжалось до боли, скручиваясь и разрываясь на части. Смотреть в ясные глаза Дениса становилось всё сложнее, это словно пытка для меня.
  Самое тяжёлое решение. Я была в тупике. Куда идти и что делать дальше, не знала. Каждое сказанное мною слово будет расцениваться как удар по самому больному месту, а молчание может привести к ещё худшему концу. Ну за что мне такое наказание? Я не могла сказать парню правду. Трусиха, ты Марина. По голове тебе надо настучать.
  - В общем, я думаю, ты заметила, - пальцы сами по себе стали сжиматься в кулак.
  - На самом деле я довольно давно не решался тебе об этом сказать, - говорил он, пока я чувствую, как больно впиваются ногти в ладонь. - Если что, я не буду настаивать и приму любой твой ответ, какой бы он ни был. Я просто не могу больше молчать. Марин, ты мне нравишься, - заикаясь произносит Денис, не сводя с меня глаз.
  Он молчал, волнуясь, ожидая, что же теперь скажу я, а у меня вместо слов в горле встал ком. Ни пикнуть, ни вздохнуть, можно лишь смотреть в глаза Дениса и наблюдать мучительную для себя картину. Я прекрасно знаю, что должна ему сказать, но на это нет сил, на это не хватает смелости. Всё тело дрожит, и виной тому не холод, а моя предательская совесть, которая отказалась подчиняться своей хозяйке.
  Разум вообще ушёл в туман, оставив меня ни с чем. Одно только сердце, обливаясь кровью, твердило, что лучше будет сейчас выложить парню всё, как есть на самом деле, потому что он не тот человек, в присутствие которого я могу прочувствовать нечто необычное. Денис всего лишь мой самый лучший друг. Человек, ставший мне братом. Мой личный ангел-хранитель. Разве я могу обмануть саму себя?
  - Знаешь, а да ну эти все слова, - не успела я опомниться, как Денис дёрнулся в мою сторону и, крепко зажав в своих объятиях, поцеловал.
  В ту же самую секунду из лёгких будто весь воздух выбили. Глаза широко раскрылись, а ослабевшие руки упёрлись парню в грудь. Поцелуй был не настойчивый, совсем как обычное касание губ, но даже оно затуманило всё в голове. Сердце бешено заколотилось, словно птица, рвущаяся из клетки.
  Ощущать его мягкие губы на своих было для меня чем-то неправильным, запретным и приятным чувством. Оттолкнуть от себя Дениса не получалось даже при сильном желании разрушить его мечты. Тогда получается, что вся проблема состоит во мне. Я подло даю человеку надежду на то, чего не может быть, и, если случится худшее, винить я буду в этом только саму себя. Ведь я сама довела эту историю до разрушительного конца.
  Медленно и нехотя Денис разорвал наш поцелуй. Он не сразу открыл глаза. Тяжело дыша, парень продолжал держать меня в кольце рук, словно боялся, что я могу исчезнуть как хороший сон, приснившейся ему сегодняшней ночью.
  - Не верю, - прошептал Денис мне в губы, будто подтверждая мои мысли и опаляя горячим дыханием кожу. Вскоре на его лице растянулась настоящая улыбка счастья, после чего он наконец-то открыл глаза. - Марин, скажи что-нибудь, - умоляюще произнёс он. Вместо слов я лишь слегка приоткрыла губы в слабой надежде вымолвить хоть слово. - Я пойму. Всё, что бы ты сейчас ни сказала, я пойму. Приму твой выбор с уважением.
  - Боже, Денис, - усмехнулась я, делая шаг назад и кладя ладонь на лоб. - Всё слишком быстро, - прошептала я сама себе, до сих пор не веря в произошедшее.
  - Марин, извини. Я всё испортил, да? - Денис занервничал. Казалось, он начинал жалеть о произошедшем поцелуе, я же впала в ещё большую растерянность, абсолютно сбившись с нужной мысли.
  - Денис, ты всё не так понял, - начала я успокаивать перепуганного парня. - В смысле, мне, как и любой другой девушке, нужно подумать. Тяжело сказать что-то после такого неожиданного признания, - ну молодец, Марина.
  Лучше ничего придумать не могла. Будто он дурак и сразу не поймёт, что значит фраза 'нужно подумать'. Молодец я. Сделала хуже не только для Дениса, но и для себя. Опять начнётся тянучка правды. Самая настоящая беготня из одного конца в другой.
  - Я думаю, нам пора возвращаться домой, - неожиданно выпалила я. Паника набирала обороты, посылая сигнала о том, что пора бежать отсюда куда подальше.
  - Ты замёрзла?
  - Если сейчас не окажусь в тепле, то точно замёрзну, - я соврала, уже ища путь отступления.
  Расстроенный Денис, не дожидаясь, больше ни секунды, повёл обалдевшую меня домой. Перед самым домом мы скромно попрощались с друг другом, пожелав спокойный ночи. Каждый из нас боялся сказать что-то лишнее и всё испортить, поэтому мы быстро разошлись. После всего случившегося я с уверенностью могла сказать, что впереди меня ждёт бессонная ночь.
  
  Глава 19
  - Прям так и поцеловал?! - воскликнула Соня, чуть пристав с дивана. Её большие карие глаза округлились в тот же миг. Брови взлетели вверх, а нижняя челюсть непроизвольно опустилась вниз. Выражение лица подруги вместе с позой вызвали у меня смех, но, чтобы не испортить всю важность нашего разговора, я попыталась скрыть усмешку, что у меня получилось.
  - Я сама не поверила в это, когда он приблизился ко мне, - пожала я плечами.
  - Ну Дениска даёт! - присвистнула Соня. - Никогда бы не подумала, что этот тихоня и человек, любящий ляпнуть какое-нибудь умное словечко, вот так возьмёт и осмелится поцеловать девушку. Да он, я смотрю, совсем не тот, каким мы привыкли его видеть, - тараторила подруга, то и дело жестикулируя руками во все стороны. С губ чуть не сорвался смешок, который я вовремя успела подавить.
  - Не знаю, что теперь делать. Вроде обещала подумать об этом, вот только уже знаю ответ, как и знала его ещё до поцелуя, но сказать не могу. Я трусиха, Сонь.
  - Хватит тебе, Маринка. Что ты заладила. Я тебе говорила, Денис парень смышленый, не дурак, поймёт всё. Как бы и уже не понял.
  - Вот я тоже так думаю, - произнесла я, бросив на Соню испуганный взгляд ребёнка, натворившего всяких дел.
  - Скажи ему правду. Прям сегодня позвони и скажи, если не можешь в лицо. Ты только будь мягче. А я, как ангел успокоения, выполню остальную работу: утешу нашего малого. Хотя, мне кажется, Денис сам со всем справится, - уверенность в сказанных словах так и сквозила. Только что-то мне подсказывало, что всё будет намного тяжелее. Вдруг Денис обидится?
  - Чёрт, - выругалась я, устало проведя ладонью по лицу. - Будет трудно справиться со всем этим. Боюсь, я опять потеряюсь в собственных мыслях, тем самым забыв про нужное. Опять ляпну что-нибудь дурное, а потом буду жалеть о сказанном, - запротестовала я, разведя руками в стороны.
  Мой разговор с Соней о вчерашнем поцелуи с Денисом начался не так давно, и вроде пора бы сделать правильный выбор, сложить все плюсы и минусы принимаемого решения, но продвижения пока ещё не было. Стоим всё на одном и том же месте, уже как пол часа решая проблему моей неуверенности на пару с Сониными утверждениями. Я, конечно, не против долгой болтовни, но в нашей ситуации пора ставить окончательную точку.
  Вечно удерживание темы моих чувств к Денису, как и его ко мне, может привести к глобальной катастрофе, результат которой я бы не хотела знать. Позвать подругу в гости для рассказа нашего с Денисом маленького секрета была моей идеей. Я просто не могла ходить с головой, набитой мыслями о поцелуе с лучшим другом.
  Надо было срочно кому-нибудь рассказать, поделиться тяжестью своей ноши и, конечно же, получить правильный совет для дальнейших действий. Сложно самой настроиться на нужную волну, всегда найдется что-нибудь, что испортит её, нагло ворвавшись туда, куда не надо. И, конечно же, Соня оказалась моим ангелом-спасителем, сумевшим выслушать тяжёлый рассказ, вынести моё жуткое нытьё и решить после этого помочь.
  - Не будь паникершей. Зачем поднимаешь панику раньше времени? Ну вот честное слово, из тебя бы вышел отличный пессимист. Знаешь, такой маленький эльф с милыми золотистыми кудряшками, - улыбнулась подруга, явно представив меня в образе мелкого эльфа.
  - О нет-нет! Только не надо обсуждать мой рост. Я и так от него не в восторге.
  - А по-моему, с таким ростом ты выглядишь мило, - как-то сладко произнесла Соня. Жалко, что я не разделяю с ней этого мнения.
  - Мы уходим от темы, - напомнила я слишком замученным голосом. Тем временем с кухни послышался свист кипящего чайника. Пришлось встать с дивана и выключить газ. Раздражающий звук затих.
  - Марин, скажу тебе лишь одно: если не разберешься в ваших с Денисом отношениях сегодня или, на крайний случай, завтра, то ты так и будешь бегать от одного решения к другому, - ответила Соня, следом за мной заходя на кухню.
  Поставив на стол две кружки заваренного чая, я поспешила сесть напротив подруги.
  - Думаешь, я сама не понимаю этого? Как представляю сначала одну ситуацию, потом другую, а следом и ещё одну, аж жутко становится.
  - А ты не представляй, - бросила Соня, будто это было так легко сделать.
  Возможно, если бы она оказалась на моём месте, то в отличие от меня смогла бы признаться Денису в честности своих чувств. Но Соня на своём месте, а значит, всё сильно усложняется.
  - Вот иди и сама ему скажи.
  - Вот пойду и скажу, тоже мне, нашла преграду, - воскликнула подруга, хватая из вазы печенье. Ловким движением запихнув его в рот, она сделала глоток горячего чая и кинула в мою сторону вопросительный взгляд.
  - Я сама ему скажу, - обиженно пробубнила я. - Сегодня же позвоню и скажу.
  - Вот! - поддержала меня подруга, торжественно приподняв кружку с чаем вверх.
  - Хороший настрой, Маринка. Так держать, и у тебя обязательно всё получится. После разговора с Денисом не забудь позвонить мне, - в знак ответа едва заметно кивнула, чувствуя, как собственное сердце делает резкое сальто.
  Ох, чуется мне, что я опять не скажу парню главного. Или, чего хуже, Денис сам не даст мне этого сделать. Тяжело вздохнула, всем своим видом показывая, какое у меня напряжённое состояние, сравнимое с натянутой струной, готовой в любой момент порваться.
  - Не поверишь, - начала Соня, тем самым заставив обратить внимание на неё. - Ходят слухи, что Светка собирается вернуть Артёма, - ещё чего не хватало. Зачем она напомнила о Терехове? И так этот индюк не выходил из головы, каждый раз приходя в воспоминаниях, связанных с разговором возле библиотеки. А тут ещё Соня завела о нём разговор. Помимо одной проблемы обязательно должна была появиться другая.
  - Если хочет, пусть возвращает, мне-то что до этого. Их разборки. Пусть сами и возюкаются в них, - нахмурилась я, а у самой внутри разгорелось любопытство.
  Соня в ту же секунду как-то странно приподнята уголок губ. Словно хитрая лиса со странным блеском в глазах, она наклонилась ко мне, тем самым сократив расстояние.
  - Неужели всерьёз не интересует эта новость?
  - А разве она должна интересовать?
  - Ну, а как иначе! - воскликнула Соня. - Мне казалось, тебе будет интересно узнать что-нибудь про Артёма, - пропела она медовым голосочком. Меня как молнией прострелило от услышанных слов. Кружка с чаем чуть не выпала из рук, а бедное сердце подпрыгнуло от волнения.
  - С чего ты взяла? - гораздо тише спросила я. Мои глаза смотрели на всё, чем была обустроена кухня. Это был чайник, шкафы, посуда, полотенца и даже цветок, стоящий на подоконнике. Всё, кроме Сони, жаждущей что-то у меня вызнать. Её невидимые цепкие ручонки так и стремились добраться до правды, которую я сама не могла признать. - Не имеешь ли ты ввиду...
  - Возможно-возможно.
  - Да ну тебя, Сонька. Не неси чушь. Чтобы я... Терехов... Вот так... Мы враги... Тьфу! Ты всё неправильно поняла, да и что за намёки глупые? Какой тебе вообще повод дал об этом подумать?
  - Шутка! - запереживала она. Её руки в знак поражения неспешно приподнялись вверх, вот только лёгкая улыбка с лица не ушла, что не дало мне успокоиться, лишь ухудшив и без того серьёзность всей ситуации.
  - Нельзя шутить такими вещами, - недовольно бросила я, а у самой сердце пустилось в бешенный пляс, пока мозг искал пути для отступления.
  Главное, не дать заметить этого Соне. Крепко сжав в кулак бедную ткань футболки, я мысленно послала подруге сигнал, чтобы та успокоилась, перестала мучить меня намёками о Терехове и наконец сменила тему разговора.
  Уж больно мне не нравится наша нынешняя. Не знаю, какое чудо произошло дальше, но Соня, будто прочитав мои мысли, вернулась в свою прежнюю позу ни в чём неповинной девочки и начала разговор о другом.
  - Моя мама хочет отправить меня после окончания школы в юридический, - произнесла она поникшим голосом. Её плечи опустились, а глаза вдруг погрустнели.
  Вот в который раз меня угораздило всё испортить. В последнее время со мной слишком часто такое случается. И я знаю виновника моих неудач. Терехов!
  - Дай угадаю, ты туда не хочешь? - спросила я, боясь опять сказать что-нибудь лишнее.
  - Я не просто туда не хочу, я категорически не желаю туда поступать. Это всё не моё. Не чувствую я к такой работе тяги. Сказала вчера маме о своих планах насчёт выбора профессии, а она напрочь отмела в сторону институт культуры. По её словам, это мои глупости, о которых я в будущем пожалею. Но это не глупости, это именно то, чего мне бы хотелось.
  - А папа?
  - А папа поддерживает маму, - расстроено продолжила подруга, смотря на почти опустевшую кружку с медовой жидкостью. - Марин, ты можешь представить меня юристом? - её вопрос выбил меня из колеи. С одной стороны, я была полностью за Соню, ведь, что может быть плохого в исполнении мечты? С другой же, я боялась, что Сонька может разругаться с родителями из-за моего мнения. Поэтому ответ был дан с задержкой в несколько секунд.
  - Возможно, - как-то пискляво ответила я. И мне тут же захотелось ударить себя по лбу сковородой. Почему именно ей? Потому что она оказалось первой попавшейся мне на глаза.
  - Да ну, - простонала подруга, махнув рукой. - Из меня получился бы самый плохой на свете юрист. Человеку, мечтающему о сцене, не нужны вёдра бумаг.
  - Может, тебе стоит ещё с ними поговорить? Может, они поменяют своё решение? - тут, скорее всего, на такой расклад событий рассчитывала только одна я, что уж там говорить о Соне.
  - Ага, конечно! Это случится лишь тогда, когда метеорит с неба упадёт. И то, если он шлёпнется прямо перед носом моих родителей, - усмехнулась она, бросив в мою сторону весёлый взгляд. - Подумываешь о том, как сконструировать этот метеорит?
  - От лишней помощи не отказалась бы, - рассмеялась я.
  - Только чур Дениса с собой не брать. Он со своей правильностью не даст нам выполнить работу.
  Допив последний глоток чая, Соня решила, что ей пора идти домой. Перед самым уходом она ещё раз напомнила о данном мною обещании сказать Денису правду. Мне оставалось ей только кивнуть в знак согласия и прогнать свою трусость вон, чтобы зря не болталась под ногами.
  
  Глава 20
  Да, я паникёрша. Жуткая, страшная и опасная паникёрша. А ещё безумная трусиха, которая не смогла сдержать своё обещание, которая просидела час над собственным телефоном, дрожа от страха и волнения, словно напуганная овечка. Я так и не позвонила Денису.
  Не смогла набраться смелости, чтобы сказать другу правду. Подружка-трусость ворвалась обратно в дом и окружила меня со всех сторон. Весь вечер я ругала себя за это, даже рискнула слегка ударить пару раз подушкой по голове. Из моей комнаты можно было услышать тихие стоны, разговоры с самой собой и нервный топот шагов из стороны в сторону.
  Глубоко в моём личном мире от безысходности всё взрывалось оглушительными хлопками. Сердце колотилось немыслимо быстро, а руки то и дело хватались каждые пять минут за телефон в попытке набрать заветные цифры. Но сколько бы я ни мучилась, сколько бы ни пугала себя, ничего не помогало позвонить Денису.
  Будто кто-то специально решил поставить преграду и отрубить все концы связи.
  Возможно, это был знак свыше, а возможно, я просто наивная дурочка, придумавшая себе чудаковатую историю. Надо же, все эти жертвы ради одного признания. Всего лишь ради него я страдаю расстройством своих шатких нервишек. Но знаете, конец должен был наступить. Как ни крути, а точку ставить придётся. И если не рано, то как сейчас, поздно.
  Целый день в школе я безумно ждала удобного момента для поимки Дениса. Пришлось опять сто раз подумать, передумать и даже перевернуть всё кувырком. Что же я вообще творю? Меняюсь у себя же на глазах. Плюс ещё Терехов сегодня как назло перед глазами слишком часто маячил. Ох, не к добру творятся эти странные делишки.
  Когда наступил обед, и вся школа ринулась в столовую уминать за обе щеки пирожки нашей тёти Кати, я решила действовать и не по-детски. Знаете, как Рембо! Мне бы ещё его одеяние, боевой раскраски, крутую пушку, да и пару кустиков с острова. Самая настоящая Рембо, отправившаяся на охоту за Денисом. Пока Сонька болтала с моей целью, я незаметно съела обед и быстренько, без объяснений, покинула столовую, тут же затаившись за дверью как невидимая ниндзя.
  Всё должно было сработать по плану. Денис выходит с Соней. Я его быстро хватаю и тащу за собой, туда, незнамо куда. Чёрт! Я не подумала о месте, где мы будем говорить. Получается разработанный план летит коту под хвост. Не успеваю опомниться, как Денис уже шагает мимо меня. Ну была не была. Набрав в лёгкие побольше воздуха, я цепляюсь рукой за предплечье парня и мигом тяну его в свою сторону.
  Тот в шоковом состоянии бежит за мной, словно муха за маслом. Что я могу сказать, парни. Что касается Сони, думаю, она всё поняла с первой же секунды всей этой разыгранной операции под названием 'Украсть Дениса'. Она не стала следовать за нами или как-то пытаться остановить, Соня просто решила вернуться обратно в класс.
  Пока мы бежали, мой взгляд поймал табличку женского туалета, и я самопроизвольно бросилась в ту сторону. Когда наконец дверь была закрыта, а мы с Денисом отдышались, я решила рискнуть начать долгожданный, измучивший меня разговор.
  - Денис, я должна тебе кое-что сказать, - начала я, всё ещё тяжело дыша и трясясь от волнения. - Это правда очень важно. И я хочу, чтобы ты меня сейчас выслушал без перебиваний.
  - Я думаю, если бы это было несерьёзно, ты бы не похищала меня таким способом и не пыталась скрыться в женском туалете, словно мы дети, успевшие нахулиганить, - сказал он, улыбаясь мне всё той же милой улыбкой Дениса, от
  которой на душе теплеет, а в мыслях цветут прекрасные цветочки, распускаясь в сладком бутоне красоты. Тьфу! Да что же это я?! Опять ухожу не в то русло.
  - Денис, - начала было я, но вдруг остановилась, оставшись стоять с открытым ртом и приподнятой рукой. Хлопая глазами в ожидании того, что я скажу, парень слегка нахмурил брови, и это только ухудшило ситуацию.
  - Я тебя слушаю, Мариша, - он придвинулся ближе, но не для сокращения расстояния между нами, а лишь для того, чтобы дать мне некую поддержку, которая, впрочем, не хотела на меня действовать. Да и ещё это его 'Мариша' ну совсем всё убила.
  - Не могу, - начинаю хныкать я. Устало провожу ладонью по лицу, собираясь убежать. Трусливая Марина!
  - Можешь, просто не хочешь, - улыбается он.
  - Ты не прав, - говорю я. Знал бы ты, Денис, как я сильно хочу тебе об этом сказать.
  - У тебя что-то произошло? - настороженно спрашивает он, только в глазах его искренних видны лишь одни чувства ко мне. Чёртова влюблённость со всей её жалкой трагедией.
  - Нет, Динь. У меня ничего не произошло. Просто ты должен знать, - мямлю, нервно бегая глазами по помещению.
  - Ну так скажи, что я должен знать, - парень разводит в стороны руками. Впервые у меня появляется необъяснимое чувство страха, такое сильное и ощутимое, что ладони начинают потеть. Ничего не могу с собой поделать. Я как в клетке. В своей собственной клетке сомнений. Где здесь выход, неизвестно. А вот появится ли он здесь, зависит только от одной меня.
  - Денис, мы дружим с тобой довольно много лет. Пусть не с самых пелёнок, как любят говорить наши родители, зато с самого начала весёлого детства. Ведь я права? - внимательно слежу за тем, как он неловко кивает, и решаю продолжить дальше. - Помнишь тот 'неправильный день', мы тогда ему сами придумали это название. Помнишь, как я всё не могла научиться кататься на двухколесном велосипеде, а ты не мог научиться играть в бадминтон? Мы пообещали научить друг друга тому, что умеем делать сами. А когда я благодаря тебе во всю каталась на велосипеде, а ты обыгрывал меня в бадминтон, мы пообещали ещё кое-что друг другу. Очень важное и нужное. Мы пообещали оставаться друзьями до конца, что бы ни случилось и кто бы нам ни помешал. До конца! - с каждым разом мой голос становился тише. Дыхание сбивалось, а ноги становились ватными. В голове все тараканы затихли, ожидая следующих слов. - Я должна тебе сказать, что помню тот день до сих пор. Помню о нашей дружбе. И я очень бы хотела принять твои чувства ко мне, попробовать ответить тебе тем же, но как бы я ни пыталась, я просто не могу это сделать. Денис, ты мой самый лучший друг. Без тебя наша троица никогда бы не была такой классной. Я очень дорожу нашими отношениями. Для меня дружба с вами - это всё. Я правда люблю тебя, люблю как самого близкого друга и не хочу тебя потерять. Поэтому мне нужно было тебе признаться во всём ещё тем вечером. Но увы, я испугалась. Побоялась тебя потерять, - последние слова дались мне тяжело.
  Создавалось чувство боли, смешанной с облегчением. Казалось, вроде теперь всё позади. Денис знает правду, я осмелилась ему об этом сказать. Но с другой стороны понимание всего разрушенного давит со всех сторон, не даёт продохнуть.
  А Денис стоит напротив и молчит. Ни одной малюсенькой эмоции на лице. Ни одного движения. Даже знакомые медовые глаза смотрят с задумчивым блеском. Неужели время остановилось? Ну же, Денис, улыбнись снова! Скажи, что ты не обиделся, скажи, что понял. Только не молчи так мучительно опасно.
  - Марин, ты чего застыла? - произносит он первые слова после долгой паузы, и я с большим облегчением выдыхаю тяжёлый воздух. - Ты меня никогда не потеряешь, - продолжает он, приподняв один уголок губ.
  - Ты правда не обижаешься? - парень отрицательно качает головой. - И не будешь злиться?
  - Нет, не буду, - от услышанного захотелось пустить слезу прямо тут, в стенах школьного женского туалета. Плевать, если кто-нибудь зайдёт, главное, что я наконец-то избавилась от долго сидевшей внутри правды. С плеч будто свалился большой мешок камней, мешавший мне всё это время. Дышать сразу стало легче.
  - Ты не представляешь, как долго я собиралась тебе об этом сказать, - говорю я не скрывая своего счастья. Денис меняется в лице на глазах, но пытается неумело скрыть это от меня. Опять ляпнула лишнего. - В смысле... Нет, Денис, ты неправильно понял. Я не в плохом смысле... - заикаюсь я, размахивая руками.
  Хочу исправить смысл сказанных слов, но не успеваю договорить до конца, как Денис заключает меня в свои объятия. Слова тут же теряются в потоке мыслей, и настоящее перестает существовать. Он крепко держит моё ватное тело, не способное на данный момент к каким-нибудь движениям. Я могу поспорить, что сейчас его глаза прикрыты, а губы растянуты в милой улыбке. Слышу, как он глубоко вдыхает запах моих волос и прижимает меня ещё ближе, явно не желая отпускать.
  Приятно чувствовать рядом его тепло, ощущать подбородком шероховатый свитер, знать, что эти объятия совсем не дружеские, но в эту минуту они станут последними. Тихонечко я кладу ему руки на плечи и так же прижимаю парня к себе.
  Какая глупая получилась ситуация. Я обнимаюсь с Денисом в женском туалете. Словно влюблённая парочка, не нашедшая другого места для уединения.
  - Я рад, что ты призналась, - едва слышно шепчет возле уха Денис. - Не буду врать, мне был важен твой ответ. Я принял твоё решение, как и обещал тем вечером, - он замолкает, после чего отступает на шаг, протягивая ко мне руку. - Друзья навсегда?
  - Навсегда! - восклицаю я, пожимая руку парня.
  По коридору разносится звонок на урок. Не задерживаясь больше ни секунды в туалете, мы с довольными моськами кидаемся бежать в класс. Последние два урока прошли, как в сказке. Я даже успела в отсутствие Дениса рассказать про случившееся Соне, на что та отреагировала спокойно, с поздравлениями и долгой речью о том, что она была права, а я лишь зря её не захотела слушать с самого начала. Так же мне совершенно случайно удалось заметить частые переглядывания между подругой и Тереховым, не далеко сидящим от нас в одиночестве.
  Увиденное навело меня на странные мысли. Их немое общение ввело в замешательство. На последнем уроке было решено поговорить с Соней, узнать, чего это она глазами стреляла в этого индюка. Сам же Терехов сегодня вёл себя довольно тихо, неприметно. Шуточек в мою сторону от него не было слышно, что добавляло ещё большей загадочности и неверия в происходящее.
  Неужели сдался? Но тогда бы он не умолчал об этом, сразу сложил все свои доспехи и корону к моим ногам. Готовить план он точно не может, ведь сейчас ещё висит моя очередь мщения. Вариант, что он страдает таким образом по Свете, тоже отпадает. Не похоже это на него. Тогда что могло случиться с таким парнем, как Терехов?
  Серьёзный вопрос, требующий незамедлительного ответа. Вызнать проблему будет не так просто, да и времени сейчас не хватит на план достаточно большого масштаба.
  Эх, оставлять такое дело без внимания не по мне. Вдруг он затевает что-то по-настоящему эпическое, а я ещё не в курсе всего происходящего. Решив забросить это дело далеко за границу мыслей, я, дождавшись окончания учебного дня, прошу Соню задержаться для разговора.
  - Сонь, постой. Мне нужно с тобой поговорить, - окликаю её, выходя из класса.
  Подруга быстро настигает меня, крепко хватая за руку.
  - Марин, тут такое срочное дело! - начинает щебетать она, плавно выводя меня из толпы в совершенно другую сторону от раздевалки. - Пойдём быстрее, у нас мало времени, - в недоумении я спешно следую за ней, не понимая, что вообще происходит. Что ещё за дело-то такое?
  - Сонь, может объяснишь? - задаю я вопрос, поправляя на плече лямку рюкзака.
  - Ой, долго объяснять. Пошли быстрее, у нас мало времени.
  - Я тебя не понимаю.
  - Пошли-пошли, - тараторит подруга, не отпуская моей руки. Пройдя почти весь коридор, мы заворачиваем направо, в ту сторону, где у нас обычно проводятся уроки физики. Мне становится страшно и одновременно с тем интересно.
  - Марин, если сможешь, прости, - волнуясь, говорит Соня, следом открывая дверь кабинета. - Думаю, это нужно было сделать давно. Надеюсь, ты поймёшь меня и оставишь все мои волосы на месте, - закончив, она толкает меня в кабинет, резко захлопывая дверь.
  Я тут же начинаю стучать кулаками по двери, но та не хочет поддаваться моей силе. Проходит пару секунд, прежде чем послышались щелчки закрываемой двери. Вот тогда я ужаснулась и была готова выбить эту чёртову дверь ногой, а потом лишить Соню всех её красивых волос.
  - Сонь! - кричу я. - Ты что там, с ума сошла?! А ну открой, кому сказала. Я не хочу здесь ночевать, - мой вопль разозлившейся девчонки был прерван голосом, который показался знакомым.
  - Привет, Марин! - могу поклясться, мои волосы стали дыбом от понимания того, с кем меня заперла собственная подруга.
  Слова так и застыли на губах, не прозвучав. Я пришла в жуткий шок, не решаясь повернуться к человеку, стоящему у меня за спиной. Я не могла поверить. Возможно, если бы это было приветствие кого-то другого, я бы не обратила на это ровно никакого внимания, но это было просто невозможно. Сейчас он впервые обратился ко мне по имени, что просто не могло быть. Терехов никогда не звал меня по имени. Никогда!
  
  Глава 21
  Думаю, сейчас настал тот самый долгожданный момент, когда я решилась рассказать давнюю историю, ставшей началом нашего с Тереховым конфликта. Как помню, тогда на дворе было жаркое лето. Солнце достаточно сильно припекало, и моя мама заставляла меня одевать соломенную панамку. Та была настолько неудобной и одновременно с тем некрасивой, что приходилось иногда рукой залезать под неё и с наслаждением чесать голову.
  В тот день, когда всё произошло, мама купила мне новое красное платье в белый горошек. Я тогда была так рада этой покупке, что после приезда из магазина решила, не снимая его, пойти гулять, ну и, конечно же, по приказу мамы пришлось нацепить на голову надоедливую панамку. Но продержалась она на моей голове недолго.
  Я замыслила схитрить, поэтому, когда отошла от дома, быстренько её сняла, мечтая выбросить куда-нибудь подальше. Раз было куплено новое платье, значит надо было похвастаться им друзьям. В спешке я ринулась к дому Соньки, чтобы позвать ту гулять, заодно показав платье. Тот день не предвещал никакой для меня беды, как и ехавший навстречу Терехов.
  С самого детства он был доставучим, невыносимым мальчишкой, любившим приставать ко мне со своими наиглупейшими шутками. Поэтому увидеть его, едущего на своём велосипеде, стало для меня самым настоящим кошмаром, но я, гордо задрав нос вверх, шла себе как ни в чём ни бывало и лишь молилась, чтобы этот ненормальный проехал мимо.
  На будущее знайте, что, чем сильнее вы чего-то не хотите, тем больше вероятности, что это произойдёт. Конечно же, Терехов не проехал мимо. Вместо мира он выбрал войну. Остановившись прямо напротив меня, тем самым нагло перегородив путь, он с хитринкой в глазах улыбнулся.
  - Маринка-балеринка! - радостно воскликнул мальчуган. Для безопасности я отступила на шаг назад, соблюдая между нами дистанцию. - Куда идёшь?
  - Не твоё дело! - недовольно фыркнула я. Так и хотелось запустить в него соломенной шляпой. Должна признаться, он с самых пелёнок не взлюбился мне.
  - Не будь противной, а-то за хвост дёрну, - сказал он, не прекращая улыбаться.
  - Это ты кого за хвост собрался дёргать, - грозно бросила я, важно расставив руки на бока. - Сейчас в глаз получишь! - на мои слова Терехов лишь рассмеялся, театрально хватаясь рукой за живот.
  - Противная Маринка с хвостом, как у мышонка, - заливаясь смехом, произнёс он.
  - Замолчи, ты... Ты... - не унималась я. Бедная соломенная шляпа уже была готова лететь прямо ему в лицо, а сжатые до боли кулаки рвались в бой.
  Настроение было безвозвратно испорчено, поэтому я решила идти дальше, не обращая на Терехова никакого внимание.
  - Пугало, - обиженно выплюнула я, после чего быстро зашагала к Сонькиному дому, который стоял не так далеко.
  - Ну Маринка, сама напросилась, - послышалось из-за спины, и в тот же миг мне на голову полилась прохладная вода, делая мокрыми волосы, шляпу, тело и моё новое красное платье в горошек.
  Только представьте, какой это был ужас для десятилетней девочки. Мало того, что я могла получить от мамы нагоняй, так ещё теперь похвастаться платьем Сони не смогла бы, а всему виной жуткий Терехов с пустой бутылкой. По окончанию 'летнего душа' я уж точно была настроена на драку.
  Со злостью вырвав бутылку из рук улыбающегося мальчишки, я бросилась его бить. Конечно же, удары были слабыми и не приносили боли, но Терехов, отступая назад, активно отмахивался руками, что-то невнятно крича. В порыве злости я, споткнувшись, упала на колени. Бутылка, вылетев из рук, укатилась куда-то в сторону. Послышался треск рвущейся ткани. Ладони и область левой коленки неприятно засаднило. Из глаз брызнули слёзы. Перепуганный Терехов мигом бросился на помощь. Подхватив меня под руку, он помог подняться.
  - Эй, Марин, ты как? - спросил мальчуган, явно нервничая. Увиденная мною дырка на платье привела меня в ещё большую раздражительность. Для полного образа разозлённой Марины не хватало только рожек, миленького хвостика и трезубца, пылающего огнём. Вся мокрая, с порванным платьем, я готова была стереть Терехова в порошок.
  - Ненавижу, - взвизгнула я, отталкивая от себя ложного спасителя. - Достал! С сегодняшнего дня я объявляю тебе войну! Здесь и сейчас ты официально становишься мне личным врагом. Я отомщу тебе, Терехов! - с тех самых слов началось наше противостояние длиною в семь лет.
  С того самого момента мы прочертили между нами границу отношений. Для нас двоих больше не существовало Марины и Артёма, вместо них была Мосина и Терехов. Именно поэтому я так сильно удивилась своему имени, услышанному из уст злейшего врага. Добром тут точно не пахло, больше веяло построенной ловушкой.
  Медленно, с большим страхом я всё же решилась повернуться к парню лицом. Увидеть его скромно стоящего в десяти шагах от себя было удивительно. Он не ухмылялся, как это могло быть обычно, не держал в руках что-то из того, что может стать для меня его местью. В глазах не бегали весёлые чертята, а поза выглядела слишком безопасно. Тут явно случилось нечто. Ну не может этот человек быть Тереховым.
  - Ты кто? - выпалила я, приподняв левую бровь вверх, при этом не забыв сделать заинтересованное выражение лица. Мой вопрос сбил Терехова с толку. Не понимая в чём дела, он не сразу дал ответ.
  - В смысле, кто я? - непонимающе спросил он, не готовый к такому повороту событий.
  - Пахнет ловушкой, бессовестный негодяй, - заподозрив неладное, я в миг прищурила глаза, будто знала, что он задумал, ну или хотя бы предполагала о подготовленной ловушки.
  - Ты серьёзно? - усмехнулся тот.
  - Ага! - торжественно воскликнула я, тыкнув в него пальцем. - Попался!
  - О чём ты, я не понимаю тебя.
  - Ещё бы ты понимал. Твоя улыбка только что рассекретила тебя, идиот. Сам же попался в свои сети. Я так и знала, что ты что-то задумал. Слишком странное у тебя было поведение последние дни. Только я не понимаю, при чём здесь Соня?
  - Приятно знать, что ты... - задумавшись, он сделал недолгую паузу, словно ища подходящее слово. - Скажем так, что ты частенько наблюдаешь за мной.
  - Что?! Я не наблюдаю за тобой, - его хитрая улыбка дала понять, что он ни капельки не верит мне.
  - Я хочу с тобой просто поговорить. Для этого пришлось увязать в это дело Соню.
  - Скажи честно, если я сейчас сделаю шаг, на меня ничего не выльется? - настороженно спросила я, продолжая стоять на том же месте.
  Ни шагу назад, ни шагу вперёд, а лево и право отмечены красным крестом. Лучшая планировка для того, чтобы быть в безопасности. Тяжело вздохнув, Терехов решил ответить.
  - Нет.
  - А подошва кроссовок не приклеится к полу?
  - Нет, не приклеится.
  - Значит, где-то здесь стоит банка с краской.
  - Никакой банки нет, - на этот раз он ответил более раздраженно, точно пытаясь скрыть своё терпение, готовое лопнуть в любую минуту.
  - Хм, ну тогда это очевидно. Ты что-то умело спрятал у себя в одежде и просто терпеливо ждёшь нужного момента. Хитрый Терехов, - не унималась я, продолжая во всём искать подвох. Мне начинала нравится эта игра в Шерлока Холмса.
  - Да нет же! - Терехов сорвался на крик. Пух! Пузырь терпения лопнул. - Прекрати нести чушь и, наконец, послушай то, что я хочу тебе сказать.
  - Я тебя не понимаю, - опять перебила его я, замечая, как воздух в помещении начинает накаляться. - Ты собираешься напасть на меня? Вот в чём твой секрет.
  - Мосина, замолчи ты уже! - в ту же секунду прозвучал резкий удар об парту. От испуга и неожиданности я аж подпрыгнула и во все глаза уставилась на злющего Терехова, даже не ойкнувшего от боли из-за удара рукой об парту. Ну прямо настоящий титан. Тем не менее, он заставил меня замолчать. После такого не только говорить перехотелось, после такого даже пикнуть стало опасно. - Вот, уже лучше, - выдохнул он, не забыв при этом едва заметно поднять уголки губ. Оглядевшись по сторонам, я решилась сделать первые шаги навстречу.
  - Давай, говори. Я тебя невнимательно, но буду слушать, - решила съязвить я, как только оказалась лицом к лицу с Тереховым, а точнее едва доставая ему до подбородка.
  - Всё пытаешься задеть меня, - усмехнулся он, правильно подметив мою цель.
  - Ты что-то там хотел сказать...
  - Не терпится узнать?
  - Наоборот, я желаю уйти отсюда как можно скорее. Поэтому начинай читать заготовленную лекцию, - наши взгляды встретились. Я нервно сглотнула, крепко ухватившись за ручку рюкзака.
  - Скажи, неужели ты до сих пор ничего не поняла? - своим вопросом этот парень сбил меня с толку. Я смотрела на него, нахмурившись и не понимая, что он имел ввиду. - Знаешь, почему я в детстве тебя доставал?
  - Да, ты был ещё тем мелким засранцем, любившим поиздеваться над другими, - мой ответ вызвал у парня смех, что ввело в ещё большее непонимание.
  - Ладно, тогда как ты думаешь, почему с того самого момента, как мы стали друг другу врагами, я продолжаю поддерживать объявленную тобой войну?
  - Это же очевидно, кому захочется проиграть? Правильно, никому. Ну, а для тебя это вообще невозможно. Ты же любитель побеждать всегда и во всём. Только вот знай, что я тебе не по зубам. Ты проиграешь, - слишком радостно произнесла я.
  - Неужели? - наигранно удивился он. - Самоуверенность так и плещет из тебя.
  - А из тебя потоком льется завышенная самооценка, - фыркнула я, ловя себя на мысли, что мне нравилось наблюдать за тем, как его губы после моих слов растянулись в улыбке.
  Божечки! И о чём я только думала. Мне совсем не нравились губы этого индюка, и глаза у него были совсем обычные. А запах парфюма был такой же, как и у всех парней, и я совсем не хотела вдохнуть его как можно глубже.
  - Не обзывайся, Мосина.
  - Не наглей, Терехов.
  - Ты самая настоящая дурёха, которая ничего не замечает вокруг себя. Разве не очевидно, для чего мы с тобой оказались здесь наедине? - его слова прозвучали слишком подозрительно. Терехов аж поменялся в лице, откуда-то взяв серьёзность. До меня же до сих пор не мог дойти смысл. Хоть головой об стенку бейся, я не понимала, чего он хочет, если не мстить.
  - Я должна бежать домой, - интересно, почему чаще всего в вранье я использовала дом, таким способом пытаясь убежать? - Говори, что хотел, и я пойду.
  - Дверь закрыта, - едва уловимо оповестил он об очевидной вещи.
  - Так пойди, открой.
  - Не хочу, - вот это поворот. Неужели Терехов собрался держать меня здесь насильно? В мимолётном страхе я отступила на шаг назад.
  - Марин, - выдыхает парень, будто моля остаться стоять на месте, но того, кто много хочет, лучше не слушать для своей же безопасности.
  - Опять ты произнёс моё имя, - специально заметила я, не забыв сделать ударение на последнее слово.
  - Я сдаюсь, - быстро бросил он, приподнимая руки вверх.
  Эти слова медленно, но всё же дошли, до меня заставляя вздрогнуть. Нижняя челюсть с грохотом ударилась об пол, глаза стали по пять рублей, и я смотрела на Терехова, как на приведение. Дар речи куда-то убежал, а мозг ни в какую не желал продолжать работу. Осознание услышанного всё никак не могло уложиться в моей голове: Терехов только что объявил о своём поражении.
  - Подожди... Стоп! Это как понимать?
  - Я выхожу из игры. Я проиграл, - говорит он, а мне становится как-то не по себе от этих слов.
  Да, я знаю, что довольно долго ждала этого момента, желала поскорее насладиться победой, вкусить плод победителя и наконец утереть нос Терехову. Хотелось доказать ему, что не всегда дано быть лучшим, рано или поздно кто-то обязательно поставит тебя на место. Эта война, разразившаяся между нами, должна была показать Терехову его уязвимость.
  Но я не ожидала такой легко пришедшей победы. Не думала, что сам гордый индюк добровольно сложит крылышки, впервые заработав себе проигрыш. А самое главное, я почему-то не чувствовала долгожданной радости. Почему-то мне было совсем не весело.
  Вместо дикого восторга меня наполняла горечь, утрата того, к чему я успела привыкнуть. Сама мысль о том, что больше не будет наших прежних отношений и тех дней, когда можно было повеселиться, несясь сломя голову по школьному коридору, стала невыносимой.
  - Ты не можешь! - неожиданно выкрикнула я. - Ещё ничего не закончено.
  - Я начал это когда-то, я и закончу, - пожал тот плечами, незаметно сокращая между нами расстояние.
  - Терехов, опять твои шуточки? Ты что, собрался таким образом вырвать у меня победу, сначала усыпить мою бдительность, потом незаметно подкрасться и на последки ударить в поставленную цель? Даже не надейся. Я не верю ни одному твоему слову, - сама для себя я, поддаваясь панике, всё же соорудила вокруг кое-какую защиты. Отговорки о проигрыше Терехова приходили на ум довольно быстро, но это смогло успокоить лишь немного.
  - Ты глупая, Марин, раз до сих пор ничего не поняла, - парень снова стоял в опасной близости от меня, и на этот раз волна знакомых, но опасных чувств накрыла с ещё большей силой. - Дура, раз не видишь очевидного.
  - Вот ещё! Сам дурак! - тихо пробормотала я от переизбытка эмоций.
  Наша гляделка друг на друга превращалась в очевидную борьбу за право не переступить черты. Проходит около минуты волнующего разглядывания лиц, слишком явного внимания на чуть приоткрытые губы и сносящего весь разум океана чувств, перед тем, как я первая подорвалась вперёд, схватила Терехова за рубашку и притянула того к себе. Наши губы в тот же миг слились во что-то обжигающее, опасное, как лава.
  Моя талия, а вместе с ней и спина чувствовала горячее касание рук этого парня, сумевшего вскружить мне голову одним касанием губ. Внутри меня в немыслимой силе чувств взорвался тот самый шарик правды. Руки сами по себе перешли на его лицо, чувствуя кончиками пальцев едва выступающую щетину. Вокруг витал свежий аромат морской волны, заставляя кожу покрываться мурашками, а бедному сознанию таять под поцелуем. Сладковато-мятный вкус мягких губ Терехова сводил с ума, кружа голову и учащая пульс.
  Оторваться было невозможно, да и делать этого не хотелось. Плевать, что он мой личный враг. Всё равно, что он скажет потом. Я наконец-то призналась себе в том, чего боялась. От этого ещё страшнее и прекрасней.
  Незаметно мои пальцы погрузились в волосы Терехова, наслаждаясь приятным ощущением. За последние секунды поцелуй успел углубиться. От нехватки воздуха нам всё же пришлось нехотя оторваться друг от друга. Опухшие губы чувствовали на себе чужое дыхание, руки продолжали обнимать парня, а глаза с мутным блеском смотрели в серый омут напротив.
  - Марин, - шепотом произнёс Терехов, прижимая моё ослабевшее тело к своему. - Ты мне нравишься, - снова пауза, вгоняющая меня в краску. - Я влюблён в тебя.
  - Артём, - с моих уст наконец сорвалось долгожданное имя, что подействовало на парня с положительной силой, но продолжить мысль дальше у меня не вышло. В горле будто стал ком, пока Терехов терпеливо ждал ответа. Сейчас всё казалось таким тяжёлым, глупым, сумасшедшим. В голове одна мысль путалась с другой, подводя меня к краю истины. - Открой, пожалуйста, дверь, - произнесла я, прикрыв глаза. Руки безвольно упали с плеч парня.
  - И это всё, что ты скажешь? - Артём напрягся, а моё предательское сердце болезненно кольнуло. - Ну же, Марин? - взмолился он, коснувшись моего лба своим. - Разве у тебя ко мне не то же самое?
  - Просто открой дверь, - твердила я. Чёрт, на глазах начали наворачиваться слёзы. Отступила на шаг, покидая его тёплые объятия и в сотый раз ругая себя за это.
  Терехов, тяжело сглотнув, достал из кармана ключ и подошел к двери. Слышатся щелчки, скрип двери, после чего я пулей вылетела из кабинета, оставляя свою правду вместе с личным врагом.
  
  Глава 22
  Запах жареного мяса на костре, свежий воздух, прекрасный домик и окружающая со всех сторон природа - всё самое лучшее для отдыха не только физического, но и морального. Перед наступлением выходных дней маме позвонил Марк, предложив нам с ней выбраться к нему на дачу, которая уже давно ждала гостей. Предложение было поистине хорошее, поэтому с ответом мама решила не тянуть, тут же дав своё согласие.
  Была ли я против этой поездки неизвестно куда? Конечно, нет. Хоть мне и казалось это желание странным, но с другой стороны, я видела в нём смысл. В голове ещё продолжало сидеть настырное воспоминание о Терехове. Никогда не думала, что в один момент всё может так резко и неожиданно перевернуться, сделать немыслимый оборот перед тем, как образовать хаос.
  Тот поцелуй до сих пор чувствовался, заставляя меня при каждой мысли о парне касаться пальцами горячих губ. Одно мимолётное касание возвращало сознание в прошлое, показывая всё те же воспоминания, вызывающие непонятное чувство, слишком мучительное и опасное.
  Сейчас передо мной стоял главный вопрос: как теперь себя вести после случившегося? Больше всего хотелось засунуть голову в песок, как это делают страусы, и меньше всего хотелось идти на контакт с самим парнем. Собственное имя, произнесенное его устами, продолжало звучать в ушах, иногда надоедая, а иногда заставляя улыбаться. Я металась, как птица в клетке, от одного края к другому, не зная и даже не понимая, что лучше будет выбрать. Опять вернулось это состояние нерешённости. Опять я умудрилась оказаться в ловушке.
  Представить Артёма рядом с собой не получалось, да и вообще эта мысль не могла уложиться в моей голове после стольких пакостей друг другу. Я привыкла видеть его свои врагом, парнем, чьей задачей было отомстить. А тут на тебе, такое чистосердечное признание, сумевшее поставить меня в тяжелое положение.
  С Соней у меня так и не получилось поговорить. Скорее всего я сама не стремилась к этому, чувствуя маленькие, но противные остатки обиды. Одна мысль о том, что она заодно с индюком, заставляла злиться пуще прежнего. Они явно договорились обо всём заранее, продолжая как ни в чём не бывало маячить возле меня.
  И ладно Терехов, но Соня удивила больше всех. Возможно, на следующей неделе я решусь к ней подойти, дабы высказать своё возмущения, сейчас же мне просто не хотелось того делать. Интересно, а Денис теперь тоже в курсе всего или его Соня оставила в неведенье? В любом случае, на данный момент я на даче у Марка, рядом мама, что требует от меня отбросить все мысли и погрузиться в массу отдыха.
  - Марк, спасибо тебе за такой великолепный день, - прощебетала мама. - Мясо получилось потрясающим.
  Под мамины радостные выклики мы, собрав с улицы вещи, зашли домой, где нас ждал уют и тепло. Подхватив покрепче, сумки я первым делом двинулась на кухню.
  - Если вы с Мариной хорошо провели здесь время, то моя душа спокойна, - ответил Марк, сладко чмокнув маму в щеку. Я лишь сделала вид, что ничего не видела и ничего не слышала.
  - Марин, - обратилась ко мне мама, ставя на стол тарелку жареного мяса. - Ты сегодня не очень разговорчива, что-то случилось? - эх, если бы она знала, что случилось на самом деле. Но рассказывать ей об этом не было ни сил, ни желания.
  - Нет, мам. У меня всё, как обычно. Хожу себе и злюсь на некоторые моменты из жизни.
  - Милая, что за настрой? - продолжила она, улыбаясь.
  - Тебя явно что-то беспокоит, - вмешался Марк, ловко нарезая хлеб, пока моя мама, приблизившись к раковине, приступила к мытью посуды. - Выговорись, и тебе хоть немного станет легче. Поверь мне, это всегда помогает, - кухня наполнилась шумом воды и стуком тарелок. Между нами повисло неловкое молчание, на протяжение которого я нервно теребила край своей кофты.
  - Пойди, помоги мне, - с той же доброй улыбкой позвала меня мама.
  Замедлившись всего лишь на пару секунд, я всё же взяла сухое полотенце в руки и принялась протирать только что помытую мамой посуду. Мне хватило минуты, чтобы собраться с силами.
  - Кое-что произошло, - начала я, от волнения прокашлявшись. - Мальчик, который меня, можно так сказать, немного выводит из себя, недавно признался в своей симпатии ко мне.
  - Оу, - едва слышно произнесла мама, не скрывая своего удивления и интереса. Марк же едва заметно улыбнулся. - Это Денис? - совсем неожиданно выпалила мама. Но почему-то говорить ей, кто это был на самом деле, не хотелось. Казалось, это должно быть моим, а точнее нашим с Артёмом секретом.
  - Нет, мам. Денис тут совсем не причём.
  - Тогда кто же этот счастливчик? - спросил Марк, подходя к нам. Пришлось помедлить с ответом. На пути будто что-то стояло, мешая произнести вслух знакомую маме фамилию с именем.
  - Он тебе не нравится? - пришёл Марк на помощь, незаметно отводя прошлый вопрос на задний план. Именно в этот момент захотелось пожать ему руку за понимание.
  - Тяжело сказать, нравится он мне или нет. Я знакома лишь с одной его стороной, а другая для меня находится в тайне.
  - У него раздвоение личности? - настороженно спросила мама.
  - Нет, что ты. У него точно такого нет. Просто мне всегда казалось, что я хорошо знаю этого человека, но потом, как оказалось, я знаю его очень плохо, - воспоминания о Терехове снова постучались ко мне в двери. Тот самый момент нашего с ним поцелуя словно бабочка пролетел перед глазами, оставив после себя табун мурашек по всему тело и приятное чувство внизу живота.
  - Марина, твоя мама шутит, - послышался короткий смешок Марка, на что мама слегка толкнула мужчину локтем. Я же не оценила шутку про раздвоение личности.
  - Ты с этим парнем, наверное, давно общаешься, я ведь прав?
  - Не то что бы общаюсь, лучше будет сказать знаю. Я знаю его с самого детства.
  - Значит, он с нашей улицы, - отметила для себя мама, зачем-то подмигнув мне. - Хотела бы я взглянуть на того, кто собирается украсть сердце моей дочери.
  - Боже! Мам, ему не нужно моё сердце, - сказанные слова прозвучали достаточно странно. Не зная темы разговора, можно было подумать о совсем другом смысле.
  - Он тебе неприятен? - задал вопрос Марк, тем самым заставив меня серьёзно задуматься. Пока он доставал из шкафа бутылку вина, ставя ту на стол, я успела составить правильный ответ.
  - Да, думаю так оно и есть, но он мне одновременно с тем нравится, - от собственных слов меня аж передёрнуло. Неужели я только что в этом призналась?
  - Боже, я не знаю, как теперь быть. Я ведь даже не сказала, что подумаю над его словами. Я просто взяла и ушла.
  - Может, тебе стоит с ним поговорить? - Марк продолжал сыпать вопросами, успевая пригласить нас с мамой за стол.
  - Я боюсь об этом думать. Не знаю, что будет, когда мы с ним снова увидимся. Надеюсь, не убегу в панике, - усмехнулась я.
  За прошедшие дни моя фантазия смогла показать много предполагаемых вариантов нашей с Тереховым встречи. Из всего предоставленного ни один не пришёлся мне по душе. Почти в каждом варианте были свои минусы и всего лишь один единственный плюс, который не мог повлиять на ситуацию своим присутствием. Ну почему у Терехова всегда всё получается портить? И почему если он что-то портит, то это обязательно отражается на мне?
  Никогда бы не подумала, что индюк нашей школы, мой личный враг испытывает ко мне другие чувства помимо злости и раздражения. А самое главное, что я не ожидала этих самых чувств от самой себя, в тайне запихивая их куда подальше от любопытных глаз.
  Одно теперь я знала точно: Артём не зря расстался со Светой, всему виной была я. И, если бы кто знал, как отвратительно я себя сейчас чувствую из-за этого. Кошки мерзко скребут на душе. Такое чувство, будто я тоже приняла активное участие в порче всего нормального.
  - Милая, не переживай ты так сильно. Тебе стоит с ним поговорить, а не бояться сделать ответный шаг. Разве плохо, что мальчик признался тебе в чувствах? - успокаивающе сказала мама, кладя мне ладонь на плечо. - Нельзя всё время бояться, иногда лучше проявить смелость для лучшего результата.
  - Я полностью согласен с твоей мамой. Если будешь страшиться разговора с этим парнем, то от этого тебе, как и ему, станет только хуже, - добавил Марк, с глухим хлопком открыв бутылку красного вина. Пустые бокалы в миг заполнились тёмно-алой жидкостью.
  - Ладно. Думаю, так и в правду будет лучше, - не скрывая улыбки ответила я, кладя в свою тарелку кусок жареного мяса. Мама с Марком, не заставив себя долго ждать, тоже приступили к еде.
  Должна сказать, что за короткое время Марк всё же смог добиться моего доверия. Пусть я ещё испытывала некоторое сомнение насчёт него, но могла с точностью сказать, что не против их с мамой отношений, хоть ревность и присутствовала. Достаточно было увидеть телячье нежности этих двоих, и всё сразу становилось на свои места. Я смогла принять его в нашу семью, но ещё я заметила перемены в самой себе, которые явно стали ощущаться именно после поцелуя с Артёмом. Называть парня по имени стало для меня в новинку и как-то неловко, что ли. Вроде обычное имя, а сколько в нём тяжести.
  Терехов же не мог обмануть меня, или, может, он решил подшутить, подумал, что я поверю? Но стоя в тот день там, рядом с ним, находясь в опасной близости? я не заметила чего-то подозрительного. Смотря ему в глаза, я видела лишь другого человека, которого безумно хотела узнать. Мне показалось, он был искренним в своих словах.
  Терехов не смог бы сыграть роль влюблённого паренька, сумевшего долго скрывать это. А может, и смог бы... Откуда мне знать. Я запуталась. Только справилась с одной проблемой, как появилась друга, ничем не лучше предыдущей. Может, я королева проблем? Не зря же притягиваю к себе столько глупостей.
  - Вы с классом ещё не обсуждали тему выпускного? - спросила мама.
  - Пару-тройку раз заходил разговор. Мнений много, каждый хочет воплотить свою идею в реальность. Поэтому к общему решению пока не пришли, - ответила я, пожав плечами.
  - А родительское собрание когда будет?
  - Не знаю, мам, - вздохнула я, продолжая ковыряться в бедной тарелке с едой.
  Неожиданно в кармане джинс завибрировал данный мамой старенький телефон. Достав тот и увидев незнакомый номер я, как бы спрашиваясь, бросила быстрый взгляд на маму. В знак ответа она кивнула. Выбежав из кухни, я быстренько завернула в первую попавшеюся комнату.
  - Алло, - произнесла я, ожидая узнать, кто мне мог звонить с незнакомого номера. Но отвечать на том конце линии никто не спешил. - Я слушаю, - уже настойчиво добавила я.
  - Марин, это Терехов, - явно волнуясь, произнёс парень. Меня как громом прострелило, заставив замереть на месте. Я даже умудрилась на несколько секунд задержать дыхание. Первая мысль была о том, где он достал мой номер, вторая: зачем звонит, и, наконец, третья: что мне ему ответить, когда сердец в груди предательски быстро заколотилось от одного его голоса. Губы задрожали, и в горле стал ком.
  - Ты сейчас не занята? - где-то далеко от меня, в другой реальности, послышался голос Артёма. Меня опять передёрнуло, да так, что телефон чуть не выпал из рук. - Я хочу поговорить. Не молчи... Пожалуйста, - стараясь дышать тише и не создавать лишнего шума, я молилась, чтобы он бросил трубку первым, ибо мозг кричал сделать тоже самое. - Нам всё равно придётся поговорить, - он сделал паузу для шумного выдоха. - Хочешь ты того или нет, - потом он просто бросил трубку, что дало мне расслабиться и сделать долгожданный вдох.
  - Какая же я дура, - прошептала я сама себе, приложив ладонь ко лбу. Бушующее волнение медленно, но верно начинало успокаиваться. Терехов, ну почему ты не можешь оставить меня в покое? Стоит отвлечься или забыть об этом выпендрёжнике, как он тут же даёт о себе знать. Я точно этого не выдержу. Дурацкий поцелуй дурацкого Артёма!
  После ещё пары минут стояния на месте я вернулась к Марку с мамой, решив оставить это дело на потом.
  
  Глава 23
  Чуяла моя попа ещё с самого утра, что сегодняшний день станет самым настоящим кошмаром. И это слабо сказано для описания всех произошедших событий. Думаю, для начала стоит рассказать о том, как я старалась избегать Терехова, прячась по школьным углам и кабинетам, словно перепуганная влюбившаяся девчонка. При каждой нашей встрече я старалась оказаться как можно дальше от этого парня, так и сверлящего во мне дырку своим взглядом.
  Жуткой мукой оказалось сидеть с ним в одной аудитории и при этом знать, что он сейчас смотрит на тебя, выжидая, когда ты повернёшь к нему свою напуганную мордашку. Кто бы мог подумать, я впервые боюсь Терехова до дрожи в коленках. С этим надо было что-то срочно делать, только вот стояла одна значительная проблемка: я не знала, что можно было предпринять по отношению к собственному страху.
  Мне срочно требовалась кнопка 'SOS'. Но знаете, не зря говорят: от судьбы не убежишь. В моём случае не убежишь от Терехова. Случилось то, чего я боялась больше всего: этот индюк, распушив свой хвост, выследил меня и наконец поймал в свой капкан. Перед походом в столовую я решила быстренько забежать в туалет, но тогда мне даже в голову не пришло, что лучше держаться рядом с толпой. У меня и мысли не было о затаившейся опасности.
  Сполоснув руки и промокнув их бумажным полотенцем, я поспешила открыть дверь, но как уже известно я - королева неудач, а значит мне суждено было стукнуться носом об чью-то твёрдую грудь. Громко ойкнув, я было собралась кинуться на ничего не видящего человека с кулаками, но не тут-то было. Меня угораздило попасть в самую худшую ситуацию из всех, которые могли со мной произойти. Лицезреть Терехова воплоти стало для меня крахом надежды избежать с ним встречи.
  Первая попытка незаметно юркнуть мимо провалилась с первого раза. Вторая попытка оттолкнуть от себя парня провалилась с таким же успехом, что и первая. А третья даже не успела воплотиться из-за ловкости Терехова, сумевшего зайти в помещение, шумно закрыть за собой дверь и мигом прижать перепуганную меня к стенке. Его руки тут же легли по обе стороны от моей головы. Пора признать, здесь я бессильна. Он выиграл.
  - Чего ты хочешь? - поражено выдохнула я, сильнее прижавшись спиной к холодной стене.
  - Поговорить, - отрезал он.
  - Так говори, - фыркнула, а сама краем глаза смотрела на его губы. Чёртовы воспоминания!
  - Ты можешь не дерзить?
  - Не могу, когда поблизости ты, - недовольство так и сочилось из меня, стараясь убрать наглого Терехова с дороги, но он не понимал этого или просто не хотел. Уперевшись ладонями в его напряжённую грудь и приложив большие усилия, я попыталась оттолкнуть парня.
  - Почему ты такой тяжёлый? - пыхтя, возмутилась я.
  - Потому что ты слишком лёгкая, - слабо усмехнулся Артём. - Разве девчонка маленького роста с плохой физической подготовкой сможет сдвинуть с места хотя бы ведро воды?
  - Что за чушь ты сейчас сказал? Намекаешь, что я слаба?
  - Нет, просто даю ответ на вопрос, - коротко и ясно сказал он. Слишком подозрительно. Пытается казаться вежливым, неплохо для начала, но меня не проведёшь.
  - Убери свои руки, мне нужно идти.
  - Ты вроде собиралась меня слушать, не так ли? - вот гадёныш, всё то он помнит, только как всегда не по делу. Устремив злой взгляд на Терехова, я дала понять, что готова услышать специально подготовленную им тираду.
  - Я тебе звонил вечером в субботу, - начал он, придвинувшись ближе, будто специально хотел произвести больше впечатления от своего присутствия. Должна признать, у него это хорошо получилось. В коленях почувствовалась слабость. - Неужели ты не хочешь мне что-то сказать?
  - Нет, - бросила я, опустив глаза на кроссовки Терехова, которые мне тут же приглянулись. Интересно, где он такие купил?
  - Врёшь! - уверенности в его голосе было хоть отбавляй. И чего пристал, словно надоедливая мошка, разве не видит, что я пока не желаю говорить с ним? Мы замолчали. Где-то в стороне слышался стук капель, невольно заставляя обратить внимание на подтекающий кран.
  - Если ты всё, я могу идти? - я упорно продолжала требовать своего, вместе с тем успевая отрицательно влиять на нервы парня. Впрочем, он неплохо держится.
  - Я не всё, Марина, - и зачем ему надо было делать такой сильный акцент на моё имя? Ради сохранения самоконтроля я обязана была прямо сейчас бежать отсюда, сверкая пятками. - Ну пойми ты, наша так называемая война не может больше продолжаться. Я устал каждую нашу встречу держать всё в себе, настолько устал, что не нашёл другого выхода, кроме как рассказать тебе обо всём. Возможно, для тебя это сейчас звучит как бред сумасшедшего, понимаю, но раз я не молчу, стою тут в роли дурочка, признаваясь в чувствах, почему ты молчишь? - закончил Терехов, продолжая смотреть мне в глаза с таким видом, будто ещё немного и он докопается до истины.
  На его лбу выступили морщинки, челюсть вдруг напряглась, а в серости радужки блеснула нотка уязвимости. Что бы это могло значить? Я было приоткрыла рот, чтобы ответить, но вовремя остановила себя, ощутив прилив тепла к щекам.
  - Ты сама всё усложняешь только зря. Я тебя вижу насквозь, - как по команде с двух сторон от моей головы исчезли руки Терехова. Сам он, бросив в мою сторону недовольный взгляд обиженного мальчугана, ушел, громко хлопнув дверью. Я протяжно вздохнула, чувствуя наконец долгожданную свободу.
  - Жуть, - бросила я в тишину, кладя руку на сердце.
  Ещё бы немного, и я бы потеряла самообладание. На что только не пойдёшь ради сохранения правды. Скажу откровенно, стойко держаться мне сегодня удавалось плохо. Слишком сильно я погрязла в собственных страхах. Прошло пару минут или около того перед тем, как моя голова высунулась из-за приоткрытой двери.
  Внимательным взглядом, словно сканер, я прошлась по коридору и, убедившись в безопасности дальнейшего движения, не спеша направилась в столовую. Наручные часы показывали, что у меня ещё есть восемь свободных минут до начала урока. Стоит попробовать быстренько перекусить.
  Переступая порог столовой, я сразу отметила местоположение Терехова в привычной ему компании друзей, большая часть которых состояла из участников нашей школьной команды по баскетболу. Следом я нашла нужный столик и проскользнув мимо шумных учеников, болтающих о какой-то красивой кофточке с поломанным мотоциклом, и приблизилась к буфету. В спешке набросав на поднос желаемой еды и оплатив обед, я плюхнулась на свободное место рядом с Соней.
  - Где тебя чёрт носил? - тут же спросила подруга, оторвавшись от поедания салата. С ответом я не спешила.
  Пока мозг искал очередной уход от ответа мой взгляд гулял по столовой. И получилось так, что совершенно случайно он пересёкся с Тереховым. То ли судьба сыграла злую шутку, то ли я, не осознавая, сама тянулась к этому парню, но мы буквально не могли друга от друга оторваться. По телу прошлась приятная волна мурашек, и под пристальным взглядом серых глаз я вся напряглась. Спустя несколько секунд мне всё же удалось переключить своё внимание на Соню.
  - Мама звонила, - пожала я плечами.
  - Ты могла пропустить обед, - как бы невзначай добавил Денис, перестав ковыряться вилкой в тарелке с рожками.
  - Разговор был серьёзным, - продолжала я уходить от разоблачения, затылком чувствуя за собой наблюдение.
  - Что-то случилось? - обеспокоено спросил парень.
  - Нет, - коротко бросила я, приступив, наконец, к еде. Над нашим столом повисло тяжёлое молчание. Казалось, ребята поняли, что я сейчас не настроена на душевные разговоры, а особенно на раскрытие нашей с Тереховым тайны. Да, назовём это именно так. Перед последним уроком, на перемене, в отсутствие Дениса, Соня решила первой начать разговор.
  - Марин, - начала она, повернувшись ко мне. В её глазах читалось явное волнение, что немного удивило. - Ты не обижаешься?
  - О чём ты? - решила я сыграть непонимание.
  - Ну как о чём?! О Терехове, - произнесла она, как самое очевидное. - Признай, вам давно надо было нормально поговорить.
  - Нормально? - удивилась я.
  - Ну в смысле перестать 'воевать'. Кидаетесь друг на друга, как сорвавшиеся с цепи собаки, - её сравнение мне не очень пришлось по душе. Разве я похожа на собаку? - Ну так ты не обижаешься? Я правда хотела только помочь. У меня не было плохих намерений.
  - Терехов сам обратился к тебе, - зло стрельнула я в её сторону взглядом. Тут дураку стало бы понятно, что мне всё известно. Терехов успел выложить все карты на стол, да и самой нетяжело было предположить. Но Соня продолжила строить из себя ничего незнающую подругу.
  - Не помню такого, - замямлила она.
  - Помнишь! Терехов сам всё рассказал, как обратился к тебе за помощью, - Соня вдруг вся залилась краской.
  - Вот же обманщик! - воскликнула девушка, глухо стукнув кулаком по столу. - Марин, на самом деле... Да, он правда первый подошёл ко мне попросив о том, чтобы я помогла ему с тобой поговорить подальше от лишних глаз. Но опять же, я хотела, как лучше.
  - Ты сейчас сказала, что он обманщик, - решила я не уходить далеко от интересной темы.
  - О, это. Я просто пообещала ему, что не расскажу тебе, чья это была идея.
  - А идея была его, - усмехнулась я.
  - Марин, скажи, что всё прошло удачно и у вас не дошло до драки.
  - Второй ключ где достали-то? - не унималась я с расспросом.
  - Так у дяди Коли на вахте попросили запасной. Он, конечно, поворчал, но потом дал, взяв с нас обещание вернуть назад.
  - А ты случайно не знаешь, о чём со мной хотел поговорить Терехов?
  - Нет, Артём не уточнял, лишь сказал, что хочет помириться, - ангельски сказала Соня, пока я смотрела по сторонам, ища ненужных любителей подслушивать.
  - Тогда думаю, ты не знала, что Терехов влюблён в меня, - челюсть подруги со стуком упала на парту, глаза стали по пять рублей, а мне вдруг стало страшно за неё. И кто дёрнул за язык? Мы ещё долго играли в гляделки, перед тем, как Соня вышла из ступора.
  - Вау, - тяжело сглотнув, прохрипела она, на что я лишь пожала плечами. - Может, он пошутил?
  - Тяжело назвать это шуткой, когда сам гордый индюк преследует тебя сегодня целый день, требуя признаться в тех же чувствах, - нервно пробормотала я, а у самой от воспоминаний голова начинала кружиться. Так ведь не должно быть. Я не должна что-то чувствовать к такому противному человеку, как Артём... Или Терехов.
  - А ты? - спросила подруга, приблизившись ко мне ещё ближе.
  - А я ничего, - бросила я, заметив изменившийся взгляд подруги и слишком миловидную улыбку, точно являющуюся плохим знаком. - Ой, Сонь только не говори, что у тебя появилась самая глупая мысль из всех.
  - Ну не такая уж она и глупая. Вы бы неплохо смотрелись вместе, - сладко пропела подруга.
  - Сплюнь!
  - Я давно подозревала, что между вами двоими происходит особая химия.
  - Никакой химии нет и не будет. Прекращай озвучивать свои извращённые фантазии. Это не тема для шуток.
  - Разве Артём тебе не симпатичен? - более серьёзно спросила Соня. Отрицать очевидно можно кому угодно, но только не себе в попытке доказать своей гордости, что та неправа и пора бы уже сбавить обороты.
  - Я не знаю... - пробормотала я себе под нос, понимая всю глупость собственной борьбы. Разве не легче будет это принять?
  - Всё ты прекрасно знаешь, - и да, я согласна со словами Соньки, потому что понимаю, как быстро бегу от самой себя, как сильно не желаю признаться в чувствах, а самое главное, как долго я не замечала эти чувства, прячась за спиной у гордости.
  Мы не сразу увидели вошедшего Артёма. Ленивой походкой, держа на плече лёгкий рюкзак, он подошёл к своей парте, с глухим скрипом отодвинув стул и тут же сел на него. Лишь только тогда я обратила своё внимание на этого парня, признав с улыбкой, какой же он всё-таки засранец.
  
  Глава 24
  Должна сказать, что я заболела. Вот так просто взяла и закашляла. Из-за холодного ветра, частого дождя и промокших сапог мне пришлось упасть на постель с высокой температурой. Пролежать там чуть меньше недели далось мне тяжко, сравнимо с мукой. Видимо, прививка от гриппа не помогла. Конечно, как это бывает обычно, на смену мук пришли светлые дни, названные моим счастливым выздоровлением. Рада я была этому только наполовину.
  Виной всему школа и Терехов, с которым мы уже довольно давно не виделись, что заставляло меня по вечерам вспоминать его. Да, этот индюк не выходил из головы, умудряясь ещё успеть залезть ко мне в сон и навести там свой порядок. Ну не наглец, а? Или может, я сама ему позволяю слишком много. В любом случае, спасения от надоедливого придурка не было. Создавалась такое впечатление, что кто-то или что-то пытается меня подтолкнуть к тому направлению, к которому больше всего не хотелось идти.
  Неужели сама судьба желает нашего мирного союза? Аж страшно представить, какие у неё там в золотом списке планы насчёт Терехова и меня. До сих пор хочу считать тот наш разговор обычным сном, выдумкой, являющейся лишь моим больным воображением. Но моя другая сторона убеждает меня в обратном, хочет доказать, что я не права, что я напрасно строю вокруг себя бесполезный кокон обмана.
  На самом деле, мне сейчас невыносимо тяжело от всего произошедшего. Жутко тошнит от резво скачущего настоящего, словно я на быстро вращающейся карусели. Одно незаметно заменяется другим, мешая сосредоточиться, выбрать правильное решение. Я запуталась в клубке собственных мыслей, и от этого ещё тяжелее.
  В эту субботу у моей одноклассницы Лизы должно было быть День Рождения, которое она хотела отметить в большом кругу друзей. Девчонке исполнялось счастливых семнадцать лет. Наша тройка мушкетёров была приглашена на торжество, обещающее быть шумным. Конечно, то, что там будет присутствовать сам Терехов, стало для меня не новостью, а скорее очевидным фактом. Лизка не могла не пригласить этого самонадеянного болвана, портящего всю атмосферу хорошего только мне.
  Когда подарок был куплен и День Рождения подруги наступил, я с решительным настроем игнорировать Терехова собралась ехать на праздник. Как оказалось, дальше всё было ещё хуже. Приняла именинница нашу троицу со счастливой улыбкой и крепкими объятиями, успев чмокнуть Дениса в щеку. Тот засмущался, бросив в мою сторону виноватый взгляд.
  Зачем он это сделал, было известно только мне и Соне. В квартире уже успел разлететься вкусный запах еды, а в комнате, явно считающейся залом, собралось немало народу. Я заметила его сразу, как только переступила порог комнаты. Каждый из нас не задержал взгляд на другом больше пары секунд, мы будто только убедились в присутствии друг друга. Теперь можно быть спокойной или лучше начать грызть ногти от скачущих нервишек.
  Мы на другом конце стола, рядом с Костей, тем самым парнем из десятого класса, который часто любил ошиваться возле Терехова и его дружков. Выбранное место выглядело безопасно. Расстояние между нами приличное, а значит, навряд ли ему удастся меня достать. Один плюс сегодняшнего праздника есть. Лизка, встретив ещё трех гостей, наконец села за стол, объявляя о начале веселья.
  Насколько было известно, родители Лизы после оказанной помощи в готовке и накрытии стола ушли к соседям, дабы не мешать молодёжи веселиться. Шум поднялся сразу же. Зазвенели бокалы с шампанским, застучали вилки с ложками, еда с тарелок исчезала в быстром темпе. Слышался смех, разговоры, выкрики и музыка, под которую ближе к вечеру некоторые девчонки с ребятами стали танцевать. Не скажу, что мне было грустно, больше неуютно.
  Терехов после того раза так и не взглянул на меня. Сначала я не придавала этому значения, потом почувствовала испуг, следом мои нервы опять напомнили о себе знать. Кто мог подумать, что из-за этого я стану переживать. Глупая дурочка!
  - Марин, - толкнула локтем меня в бок, смущённая Соня. - Гошка смотрит на меня.
  К сожалению, в нашей компании был только один Гоша. Тот самый альфач с мерзкими шуточками, друг Терехова.
  - Чёрт, мне неловко от его взгляда, - пуще прежнего засмущалась подруга.
  - Чего он так смотрит?
  - Подойди, спроси, - дала совет, не подумав.
  - Ты что?! Я не могу, - издала она писклявый смех. - О! Он сейчас улыбнулся мне, Марин.
  Я недовольно фыркнула.
  - На твоём месте я бы не радовалась этому. Он не тот парень, которому стоит отвечать на красивые глазки и милую улыбку.
  - Ты говоришь так лишь потому, что он дружит с Артёмом, - недовольно прошептала Соня прямо мне в ухо. Замечаю, что последний бокал шампанского был для неё лишним.
  - Терехов тут не причём. Гоша сам себя прорекламировал в таком свете, - парировала я, зло стрельнув глазами в конец стола.
  - Ой, да ладно тебе. Посмотри лучше на Артёма, - опять зашептала она, пока я старалась пялиться куда-нибудь в другую сторону, только не в ту, где маячил он.
  - Зачем мне на него смотреть? - спросила я, плохо скрывая раздражение.
  - Он сегодня что-то не заинтересован тобой, больше едой и рядом болтающей Викой.
  - Мне всё равно, - слишком грубо перебила я Соню. - Меня не волнует, чем он занят.
  - Как? Ты же вроде говорила, он влюблён в тебя, - скромно сидящий через подругу Денис резко повернулся в нашу сторону.
  - Молчи, дура, - теперь стала шептать я, замечая нахмурившийся взгляд парня.
  Плохо, очень плохо. Сонька прыснула со смеху.
  - Он всё ещё смотрит таким взглядом, - мечтательно запищала она мне в ухо.
  - Ну и пускай смотрит, - бросила я, окончательно теряя интерес к этому разговору.
  Совсем скоро ритмичная музыка сменилась плавной. По началу я радовалась этому, наконец мои уши, уставшие от долгого шума, могли отдохнуть. Но потом всё перевернулось не понятно во что. С хитрым блеском в глазах и с полным энтузиазмом Гоша, больше похожий на кота из мультика 'Алиса в стране чудес' незаметно причалил к нашему краю, а если говорить конкретно, то причалил он как раз к Соне.
  Та, заметив его возле себя, сначала впала в некий ступор, наверное, не веря своим глазам, после чего засветилась вся от счастья. Перепуганный Денис отпрянул в сторону, освобождая проход. Не медля больше, Гоша по-джентельменски протянул Соне руку. В глазах продолжал плескаться океан азарта, а предательница, сидящая рядом, смело приняла руку новоиспеченного кавалера.
  Вместе они вышли к месту, где уже успели образоваться танцующие пары. Меня аж перекосило от увиденного. Куда катится мир, а вместе с ним и мой. По инерции взгляд переместился со счастливой парочки на Терехова, скромно сидящего всё на том же месте. Второй раз за этот вечер мы посмотрели друг на друга. Меня вдруг бросило в жар, во рту пересохло. Схватив рядом, стоящий стакан с газировкой, я в миг осушила его, чувствуя облегчение и непонимание того, куда мог пропасть Артём, буквально пару секунд назад сидящий на другом конце.
  Неужели успел по-тихому смыться с ребятами на балкон? В комнате его точно не было. Я внимательно осмотрела лица всех присутствующих, но того, кого искала, не нашла, лишь заметила Соню, ещё сильнее прижимающуюся к Гоше, что не понравилось мне с первой секунды. Медленно, в такт музыке, они двигались телами. Улыбка ни на секунду не сползала с лица подруги, пока Гоша ей что-то увлечённо нашёптывал на ухо. Самовлюблённый ишак подписал себе смертный приговор. Чертыхнувшись, я повернулась к Денису.
  - Жутко хочу отсюда уйти, - сказала я, в то время как парень придвинулся ближе.
  - Тогда давай убежим, - засмеялся он. Я состроила недовольную гримасу и опять попыталась разыскать Терехова. Ничего.
  - Потанцевать хочешь? - неожиданно предложила я. Уставившись на меня во все глаза, Денис не спешил с ответом, но явно хотел согласиться.
  - Ты правда этого хочешь? - спросил он, будто мы собирались сделать нечто безумное. Например, ограбить банк или спрыгнуть с парашюта. Признаться честно, меня немного смутил его вопрос. Чего он боялся?
  - Ты меня пугаешь, - чуть наклонившись вперед, сказала я ему. - Неужели моё предложение пойти потанцевать смогло так тебя насторожить? Я просто хочу пригласить своего лучшего друга на танец. Разве это плохо?
  - Ты не совсем правильно поняла, - за какую-то долю секунды щёки парня начали приобретать розоватый оттенок. Пусть в комнате освещение было не лучшим, но разглядеть стеснение друга мне всё же удалось.
  - Тогда пошли, - встав с места и уцепившись за руку Дениса, я смело потащила его за собой, сразу ловя на себя несколько заинтересованных взглядов, в числе которых был Сонин и Гошин. Пробравшись к другим танцующим, я повернулась к перепуганному Солнцеву. Мне ничего не оставалось кроме того, как улыбнуться своей самой милой улыбкой.
  И признаться честно, это повлияло на Дениса, заставив того приблизиться чуть ближе. Моя талия оказалась в кольце его рук, когда начались наши первые движения в такт медленной музыке. По телу разлилось приятное тепло, а улыбка не хотела уходить с лица.
  - Я плохо танцую, - сообщил мне он. - Прости, если наступлю тебе на ногу.
  - Денис, ты мне её уже отдавил пару раз, - сказала я, еле сдерживая смех.
  - Правда?! - удивился парень, устремляя вниз виноватый взгляд. - Прости, Марин. Я такой неуклюжий. Наверное, надо было остаться сидеть за столом.
  - Шучу. Мои ноги в полном порядке пока что, - усмехнулась я, чувствуя, как затылок неприятно обожгло.
  - Значит, ещё не всё потеряно, - улыбнулся я он мне в ответ.
  - У тебя плечи напряжены.
  - Ты, наверное, заметила. Я волнуюсь.
  - Да ну тебя. Денис, признай, ты хотел этого танца. Так зачем волноваться? - непонимающе произношу я. Бедный затылок до сих пор обжигал чей-то взгляд, но поворачиваться в ту сторону я не собиралась.
  - Я рад, что у меня есть такие друзья, как вы с Соней, - в голосе Дениса послышались нотки искренности. Вдруг музыка закончилась. Мы остановились, не спеша отпускать друг друга. - Вы самые лучшие друзья, - прошептал он, весь сияя от счастья. Стоило нам вернуться на место, как Соня накинулась на меня с рассказами о 'не таком плохом' Гоше. Раздражало.
  Жалко, что рюкзака рядом нет, а то кинула бы прямиком в этого Гошу, считающего себя Отелло. Конечно, я рада за подругу. Ей понравилось танцевать с этим хитрецом. Даже больше, она похоже погрузилась в мир прекрасных бабочек. По её огоньку в глазах без проблем можно было понять, что твориться в душе у девушки.
  Кожей я опять почувствовала недобрый взгляд чьих-то знакомых серых глаз. На этот раз я решила отомстить ему той же монетой: делать вид, что не замечаю этого упыря. Пусть смотрит, не поведусь на уловку. Хочу отомстить и показать, что не он один может вживаться в роль игнорщика. Не могу поверить, кажется, я обиделась на Терехова. Да, уж с такими темпами навряд ли получится здраво мыслить.
  Вскоре, после очередного шума, весь народ начал расходиться по домам, а уставшая Лиза, готовая завалиться спать в любой момент, из последних сил держалась на ногах, чтобы проводить ребят. Наша тройка, ещё раз поздравив именинницу, ушла следом за Тереховым и его компанией. Сонька ещё перед их уходом частенько стреляла в Гошу глазёнками, тот тоже преуспевал в том, чтобы кривить губы в улыбке.
  На выходе из подъезда произошло то, чего никто из нас не ожидал. На лавке сидел Артём собственной персоны, который при виде меня спешно поднялся с места. Я же встала, как вкопанная. Не хватало только сверкнувшей молнии и грома для полной картины. О небеса, за что мне этот парень?!
  Не знаю, куда делись друзья индюка, но мои почему-то сразу отступили от меня на пару шагов, будто намекая Терехову 'можешь её забирать'. Предатели!
  - Марин, если что, мы будем ждать тебя на остановке, - сообщила Соня с некой радостью. Значит, решили бросить меня волку на растерзание? Ну ладно. Я им ещё устрою. Постояв ещё несколько секунд и смотря то на Терехова, то на меня, ребята ушли. Наступила тишина. Лишь слабо горящий фонарь не переставая издавал звук, похожий на щелчок. Тянущееся молчание раздражало, поэтому я решила первая его нарушить.
  - Мне нужно идти домой. Давай поговорим потом, - устало произнесла я, проходя мимо Артёма. День и правда был насыщенным, безумно хотелось вернуться домой, принять долгожданный душ и лечь спать, укрывшись тёплым одеялом. Но кое-кто не согласен был с моими планами.
  Поймав за запястье, меня резко крутанули в противоположную сторону.
  Единственное, что я успела сделать, так это ойкнуть и ощутить лёгкое головокружение, перед тем, как Терехов, устремившись вперед, накрыл мои губы своими. В груди всё сжалось, а потом взорвалось фейерверком чувств.
  Прижавшись ближе к парню, я смело ответила на поцелуй, решив, что больше не буду скрывать того, о чём он сам прекрасно знает. Это наш второй поцелуй, и я не хочу опять строить из себя ничего не понимающую дурочку. Построенная мной ледяная стена медленно начинала таять. Казалось, теперь я полностью готова пустить Терехова в свой мир.
  - Это значит да? - прошептал парень, прервав поцелуй. По началу всё было словно в тумане или даже волшебной сказке. Вопрос Терехова звучал где-то далеко, в другой реальности, но уж точно не рядом со мной.
  - Что? - промямлила я, держась за плечи Артёма.
  - Я тебе нравлюсь? - спросил он, ожидая услышать то самое заветное 'да'. Куда же так время летит? Почему опять в горле будто стал ком, целенаправленно мешая сказать это чёртово 'да'?
  - Мне нужно идти, - я начала заикаться, пытаясь освободиться из рук, крепко держащих мою талию. Самый настоящий захлопнувшийся капкан.
  - Брось ты это бессмысленное бегство в никуда, - зло бросил он, и я знала, что он прав.
  - Потом, Артём, - собственный голос звучал как-то жалко. Совсем не похоже на боевую Марину. Я дрожала.
  - Что потом? Суп с котом принесёшь? Или опять будешь пичкать меня своим трусливым враньём?
  - Оно не трусливое, - защищалась я.
  - Если бы ты хотела своего 'потом', то не стала бы меня сейчас целовать.
  - Хватит! - зашипела я сквозь сжатые зубы. Терехов снова наклонился к моим губам, кладя холодную ладонь мне на затылок, тем самым притягивая к себе. Тело сразу среагировало на такое ощутимое касание, выпуская армию мурашек. Но я отталкиваю от себя парня, делая шаг назад.
  - Мне нужно домой, - настойчиво повторила я. Мы смотрели друг на друга с пол минуты, тяжело дыша.
  - Доброй ночи, - зло бросил он, обходя меня. Вот и всё...
  За спиной слышатся удаляющиеся шаги. До боли сжав кулаки и закрыв глаза, я ждала, когда они затихнут. Ждала, когда смогу пойти к ждущим меня друзьям. Ждала, когда глаза перестанут так неправильно слезиться.
  
  Глава 25
  - Надеюсь, пирог получится, - пробурчала я себе под нос, теряя всякую надежду на хороший результат. В голове уже стояла картинка пригоревшего и совсем не вкусного теста.
  - Получится! - воскликнула мама. - Вот увидишь. Ещё лучше, чем у меня, - уверено сказала она, убирая помытую мной миску в шкаф.
  - Это моя первая практика в работе с тестом, не думаю, что она будет удачной, - от меня так и веяло сомнением. Волнительно смотрю на мирно стоящую в духовке миску. Густая жидкость тёмно-коричневого цвета ещё даже не начала подниматься, а руки уже чешутся в желании вытащить пирог на стол. И зачем меня только потянуло печь этот шоколадный пирог? Чего целый день на месте не сиделось?
  - Не думай о плохом раньше времени, - улыбнулась мама, садясь вместе со мной за стол. - Мы только поставили его печься, а ты поднимаешь панику. Так нельзя делать.
  - Мам, - простонала я. - Ну хватит уже. Мне лучше знать, что из этого получится.
  - Оказывается, ты у меня жуткая паникёрша, - рассмеялась она, выглядя при этом очень счастливой. В глазах так и блестел огонёк радости.
  - Может, стоило позвать Марка? - спросила я, уже успев несколько раз пожалеть о произнесённом вопросе. Как-то не по себе. Не пойму, застеснялась я, что ли?
  - Пирог, по твоим словам, должен получиться не вкусным. Зачем мне его звать, раз ты так уверена в своей работе? - я инстинктивно закатила глаза.
  Мама сумела подловить на самом больном. Похоже, она решила, что раз у неё не получается убедить меня напрямую, значит, надо действовать моим же оружием. Неплохой вариант, если не учитывать моё упрямство. Вместо того, чтобы сказать ей хоть что-то в своё оправдание, я промолчала, через каждые несколько секунд поглядывая на горящий в духовке свет. Молчание затянулось, а пирог действовал на нервы.
  - Я могу ему позвонить, - я едва заметно вздрогнула от неожиданности. Казалось, мама не решится продолжить разговор. Подперев подбородок рукой, я с грустью перевела взгляд на стоящую перед носом вазу, до краёв наполненную нелюбимыми мной баранками. На душе словно камень повис. Хочется заняться чем-нибудь ещё, но все возможные варианты закончились ещё несколько минут назад, когда пирог был сунут печься, а в голове снова появился он.
  - Мам, ты любишь Марка? - спросила я, даже не зная, зачем, но ответ мне хотелось услышать. Он сейчас был важен.
  - Марина, ты к чему задаёшь такой вопрос? - удивилась мама, слегка наклонившись ко мне вперёд. Я смотрела на неё и не могла отвести глаз.
  В какой-то момент появилось безумное желание обнять самого родного, любимого мне человека. Захотелось прижаться к ней, как в те детские годы, и выложить все свои переживания, все свои мысли, все свои тайны. Захотелось ощутить её родные руки, услышать успокаивающие слова и почувствовать тот самый запомнившийся поцелуй в макушку. Мама тяжело вздохнула, после чего взяла мою руку в свою и крепко сжала.
  - Золотце моё, я люблю тебя больше всего на свете, - уголки её губ приподнялись вверх, пока моя душа продолжала быть зажатой в тисках нахлынувших чувств. - Марк нравится мне. С этим мужчиной, наверное, я обрела то, чего мне так не хватало в последнее время. С ним у меня получается чувствовать себя по-другому. Да, я люблю этого человека. Только тихо, это будет нашим секретом, - прошептала мама, и я не смогла удержать рвущийся наружу смешок.
  - Я люблю тебя, мам, - произнесла я, заключив маму в объятия.
  - О, девочка моя, я тоже тебя люблю, - в такие минуты ты понимаешь, что семья является самым главным в твоей жизни, ведь только родители смогут дать то, чего не даст нам никто.
  - Я просто хотела сказать, что Марк классный, - на этот раз рассмеялась мама, обнимая меня крепче прежнего. В душе сразу стало тепло. Наступило некое спокойствие, все проблемы сразу отодвинулись на второй план. Мы просидели в обнимку около минуты перед тем, как в дверь кто-то постучался.
  Я и мама тут же обменялись вопросительными взглядами, но никто из нас не дал ответ, кто может быть нашем незваным гостем. Неужели некто мимо проходящий учуял запах пирога и решил нагло заскочить на чай? Открывать дверь пошла я. Не спеша прокрутив ключ в замке, я наконец дёрнула за ручку. Дальше происходило что-то невероятное. Мои глаза отказывались поверить в увиденное. Ноги будто приросли к полу, а бедный рот от удивления открылся.
  На пороге моего дома стоял Артём. Скромно держа руки за спиной, он не решался начать первым разговор, видимо ожидая какой-то знак с моей стороны. Но к сожалению, все мои мысли внезапно ушли куда-то в другую реальность, словно бабочки разлетелись в разные стороны. Что-то там подавать я и в помине не желала.
  - Привет, - выдохнул парень, словно до этого момента он вообще не дышал. На его лице читалось явное волнение. Терехов смело смотрел мне в глаза, но боялся пошевелиться. Как ни странно, я его понимала.
  - Извини, я без приглашения, - продолжал он, не забыв усмехнуться. Всё тот же индюк. Ничего не изменилось.
  - Ну да, - единственное, что удалось мне сказать.
  Я стояла сейчас, смотрела на него и чувствовала, как теперь уж точно знакомые чувства накрывают волной. Сердце начало бешено стучать, к щекам поступила кровь, и время замедлило свой ритм. С улицы потянуло прохладой и запахом осени, который я люблю с самого детства. Я вдохнула золотистый аромат, чувствуя, как тело наполнялось жизнью.
  В последний раз я дала себе сделать выбор, после чего сделала быстрый шаг к Артёму и в миг обняла парня, прижимая его к себе так близко, как только могла. Терехов не растерялся, немного покачнувшись, он тоже заключил меня в крепкие объятия. Каждый из нас понимал всю драгоценность этой важной минуты, когда за нашими спинами рушилась целая преграда войны.
  Каждый из нас хотел вот так вот чувствовать друг друга в дальнейшем, не разъединяя крепких нитей. Мы не решались, а точнее просто не хотели возвращаться за ту границу ограниченных чувств, которая была сравнима с горизонтом. Наконец-то долго висящий занавес опустился.
  Правда стала приобретать свой оттенок настоящего, меняя меня и меняя Артёма. Мы смело поддались порыву перемен, дали свободу нам настоящим, тем самым, скрывающимся глубоко внутри нас. Дни беготни, сотня обзывательств, миллион потраченных нервов и надоевшая месть - всё это осталось позади. Мы изменились для себя самих.
  - Ненавижу тебя, Терехов, - улыбнулась я, шепча ему на ухо.
  - Взаимно, Мосина, - добавил он, опаляя кожу горячим дыхание. В нос ударил запах его духов, и я блаженно вдохнула его, не желая прерывать наши объятия. Теперь я точно знала, что нашей личной войне пришёл конец. Теперь для нас наступил новый уровень. Время чувств и беззаботных дней.
  
  Конец!
Оценка: 8.21*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) F.(Анна "Ненужная жена"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"