Сфинкский: другие произведения.

Частное мнение преноминатора конкурса абсурда/cюрреализма "Здесь водятся..."

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Частное мнение Сфинкского для себя и преноминации на нашем конкурсе - не больше. Наверное с грамматическими ошибками :)
  
   СЮРРЕАЛИСТИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ МИРА
  
   Основное: В действии наблюдения можно выделить несколько разных части (Википедия): Ощущение, восприятие, фильтрация, запоминание. Мир дан нам во-первых в ощущениях, а мы их стараемся изменить.
  
   Возможности для наблюдения мира условно одинаковы для всех. Более того, все видят мир условно одинаково. Условий может быть много, но главное одно - нет существенных отклонений от нормальности.
   Мы наблюдаем мир, потом его описываем для себя или творчески - для других. Мир дан нам во-первых в ощущениях, а мы их стараемся изменить. Во-вторых в продуктах нашего мышления, мы стараемся их (ощущения) запомнить. Разум, обладая возможностью логично или не логично воспроизводить реально любые изображения на выходе, "стремится" "забыть" информацию на входе!
   Отсюда нелогичные и необычные сверхреалистичные изменения первичной информации. Попробуйте увидеть корову, забыть как они выглядят вообще и начните рисовать корову с вымени. Допустим это единственное, что вы запомнили. Тоже самое с ощущениями и осознанием их! Другими словами - абстрагирование (противоположное понятие конкретизированию) от запомнившихся ощущений. И... разумеется от нашей (писательской) воли зависит, на чем остановить свою мысль для запоминания". По моему мнению, - это и есть суть "психофизической проблемы". 
   Методами и приёмами сюрреализма считаю: Абсурд, Абстракцию, Интуицию, Аллюзию, Парадоксальность.
  
   ОПРЕДЕЛЕНИЕ СЮРРЕАЛИЗМА ПО СФИНКСКОМУ
   1. Сюрреализм - это искуство наблюдения и психологизма восприятия мира, суть - работа интуиционной и сознательной фильтрации восприятия ощущений для суъективной и обьективной самоидентификации в реальном времени. СФИНКСКИЙ 
  
  
   ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ СЮРРЕАЛИСТИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ
   1. Схема наблюдения - ощущение, восприятие, фильтрация, запоминание (Википедия)
   1.1 Ощущение - дифференцированное восприятие субъектом стимулов при участии нервной системы (Википедия).
   Виды ощущений:
   Дистантные ощущения
   * Зрение
   * Слух
   * Обоняние
   Контактные ощущения
   * Вкус
   * Тактильные ощущения
   * Осязание
   * Боль
   * Температурные ощущения
   * Вибрационные ощущения
   Глубинные ощущения
   * Чувствительность от внутренних органов
   * Мышечная чувствительность
   * Вестибулярная чувствительность
  
   1.2 Восприятие - процесс формирования субъективного целостного образа объекта, воздействующего на анализаторы, через совокупность ощущений, инициируемых данным объектом. (Википедия)
   2. Фильтрация восприятия ощущений (сюрреализм) - субьективное или обьективное разделение форм, качестви или количеств. (СФИНКСКИЙ)
   3. Запоминание
   Запоминание -- совокупность видов деятельности, включающих в себя как биолого-физиологические, так и психические процессы, осуществление которых в данный момент обусловлено тем, что некоторые предшествующие события, близкие или отдалённые по времени, существенным образом модифицировали состояние памяти. (По моему Википедия?)
   4. Методы восстановления "памяти" - Абсурд, Абстракция, Интуиция, Аллюзия, Парадоксальность и т.п (СФИНКСКИЙ)
  
  
   КАК Я ПОНИМАЮ АБСУРД...
   (Использованы материалы статеи "Введение в Поэтику абсурда" Ольги Чернорицкой, "О национальных традициях в абсурде" Е. Косилова и "ЧТО ТАКОЕ АБСУРД, ИЛИ ПО СЛЕДАМ МАРТИНА ЭССЛИНА" О. Буренина)

   Понятие логического абсурда фиксировало у древних греков ситуацию рассогласованности в поведении и в речи. Далее оно передвинулось в математическую логику и стало обозначать несоответствие каких-либо действий (или рассуждений) их результатам. Попав далее в латинский язык, греческое слово получило там известную сегодня во всех европейских языках форму (ср. англ. absurd; нем. das Absurde; фр. absurde, итал. assurdo и т. д.). Первоначально оно, как и в греческом языке, относилось к области музыки и акустики, обладая семантикой "неблагозвучного, несообразного, нелепого или просто еле слышного (совсем неслышимого) звучания". Таким образом, понятие абсурда начиная с античности выступало в трояком значении. Во-первых, как эстетическая кaтегория, выражающая отрицательные свойства мира. Во-вторых, это слово вбирало в себя понятие логического абсурда как отрицание центрального компонента рациональности - логики (т. е. перверсия и / или исчезновение смысла), а в-третьих - метафизического абсурда (т. е. выход за пределы разума как такового). Но в каждую культурно-историческую эпоху внимание акцентировалось на той или иной стороне этой категории. В Средневековье абсурд трактуется как категория математическая (появление в математике понятия "абсурдные числа" в значении "отрицательные числа") и логическая. Средневековые схоласты воспользовались приемом приведения к нелепости, обозначив его как reductio ad absurdum. В эпоху барокко - как категория эстетическая. Все, что не вписывалось в эстетические представления о гармонии, объявлялось в это время не просто какофоническим, вздорным, а значит абсурдным, но, сверх того, связанным с инфернальным миром в силу искажения божественного образца. Следовательно, понятие абсурда, обладая в рамках этих эпох демонологическим значением, противопоставлялось божественному канону. В таком же значении негативного подобия божественного канона или негативного подобия абсолютного образца проявляется абсурдное в романтическую эпоху. В XIX в. стратегию понимания абсурда как эстетической категории продолжает в книге "Эстетика безобразного" Карл Розенкранц, понимая под абсурдом одно из воплощений безобразного. Важную роль в актуализации понятия абсурдного в XX в. сыграла философия экзистенциализма Мартина Хайдеггера, Альбера Камю, Жан-Поля Сартра. В интерпретации абсурда они усваивают как теологическую концепцию Кьеркегора, так и философские позиции Ницше и Шестова. Не без подачи Камю философский дискурс обретает понятие "философия абсурда". радиционное разграничение в философии и науке субъекта и объекта повлекло за собой, с точки зрения экзистенциализма, разделение человека и мира. Человек стремится к согласию с миром, а тот, в свою очередь, остается либо равнодушным, либо враждебным. Поэтому человек, внешне вписываясь в окружающую действительность, на самом деле ведет в ней неподлинное существование, разрыв которого может произойти благодаря абсурду. Таким образом, абсурд, в понимании философов-экзистенциалистов, становится индексом разлада человеческого существования (=экзистенции) с бытием, обозначением разрыва, именуемого экзистенциализмом 'пограничной ситуацией". Абсурдное сознание - это переживание отдельного индивида, связанное с острым осознанием этого разлада и сопровождающееся чувством одиночества, тревоги, тоски, страха. Окружающий мир стремится обезличить каждую конкретную индивидуальность, превратить ее в часть общего обезличенного бытия. Поэтому человек ощущает себя "посторонним" (Камю) в мире равнодушных к нему вещей и людей. Абсурдное же сознание является толчком к возникновению экзистенциального мышления, отказывающегося от различения субъекта и объекта, мышления,в котором человек выступает как экзистенция, как телесно-эмоционально-духовная цельность, так как экзистенция находится в неразрывном единстве с бытием. Сизиф Камю, вкатывающий камень на вершину горы, осознает тщетность всех своих усилий, но вместе с тем он чувствует себя счастливым и отвергает правомерность самоубийства. Совершенно очевидно, что драматурги театра абсурда переосмысляют аристотелевскую логику, не приспособленную для 'истинного' понимания мира. Расчленив целостные элементы театрального представления на антиномичные, создав напряженное противостояние раздробленных частей, каждая из которых образует на сцене реально зримый мир, они предлагают иную систему логики, как без закона противоречия, так и без принципа исключения третьего. Они создают средствами искусства мир абсурда, в котором воображаемое существует параллельно с реалистическим, их полярные противоположности не поддаются тождеству (что возможно, скажем, в диалектическом методе), а обладают собственными объективными закономерностями, правом на автономное существование. Авторы пьес абсурда констатируют, что на сцене, как и в действительности, все антиномии должны восприниматься как истинные. Метод антиномий, ограничивая сферу логического мышления, диалектической логики, рационально-системного анализа, подвергает разрушению в театре абсурда провозглашенное Никола Буало и со времен классицизма привычное для драматургии "единство" места, времени и действия. Возникает абсурдная бесконечность, не поддающаяся нально-логической реконструкции. В пьесе Ионеско "Лысая певица" часы на стене бьют "семнадцать раз", "семь раз", "три раза", "ноль раз", они могут бить "то громче, то тише" в зависимости от содержания реплик героев. Короче!... Абсурд неизбежно появляется там и тогда, когда возникает кризис бытия, а следом за ним кризис мысли и языка.

  Сейчас символом абсурда принято считать корень из минус единицы. Но сами по себе "корень" и "минус единица" не абсурдны. Но с ними производят действие! Оно делает не абсурдные вещи абсурдными. Эффект действия короткого замыкания понятийно близок абсурду. А если следовать логике, то необходимо и напряжение и замыкание!
  
  
     Традиционно, выделяют 2 типа абсурда: лингвистический и экзистенциальный. Различить два типа абсурда можно так: лингвистический абсурдистский текст отличается странными высказываниями, странность которых заключена именно в них самих; относительно них обычно не возникает предположений, будто они описывают нечто реальное, существующее помимо них. А экзистенциальная абсурдистская проза повествует обычным, стандартным языком о вещах, абсурдность которых отнесена к некоторой условной иной реальности, не совпадающей с реальностью высказывания.
  
  
      Абсурд в художественном произведении - это образ, данный как реальность, выходящая за пределы здравого смысла, reductio ad absurdum некоей идеи. Чаще всего он возникает на основе отождествления элементов метафоры или ее разновидностей (оксюморона, гротеска, парадокса, олицетворения и т.д.) с введением данного тропа в профанную реальность вещного мира. В результате образуется эквивалент истины, способный при определенных художественных или исторических условиях зарекомендовать себя как абсурд.

  Среди философских текстов ситуация, видимо, проще. Лингвистическая ветвь философии абсурда занимается вопросом о смысле/бессмысленности высказывания, а экзистенциальная - о смысле/бессмысленности бытия.
  
  Однако как быть с такими типами абсурда, как сюрреализм и вообще абсурдистское искусство невербальных жанров? Мне кажется, в чистом виде лингвистический абсурд, особенно в живописи, вряд ли возможен. Искусству ведь мало быть интересным чисто за счет необычности и новизны, оно еще должно быть красивым. Не изображать совсем ничего ему трудно. Чтобы нравиться, насколько я понимаю, оно должно чем-то задевать внимание. Поэтому обычно оно изображает что-то привлекательное само по себе. Тем более это так в случае Дали, который изображал хорошо знакомые предметы, лишь незначительно изменяя их обычный вид. Стекающие со стола часы или слон на ходулях - это совсем не жесткий тип абсурда, который распространился в живописи конца 20 века, то есть разноцветная бессмысленная мазня (впрочем, судить о художественных достоинствах которой я не берусь ни в коем случае - я лишь констатирую ее большую абсурдность по сравнению с картинами Дали). Как я уже сказала, общий синтаксис у Дали сохранен. Судя по этому критерию, абсурд такого типа относится скорее к экзистенциальному.

  Метод как приведения к абсурду - это метод, когда за истину первоначально берется то, что хотят отрицать. Мы берем ложное суждение и делаем его истинным всем своим существованием в соответствии с методом приведения к абсурду.

  Парадокс возникает только в результате применения косвенных доказательств. . Мы берем ложное (неполное) суждение и делаем его истинным в соответствии с методом приведения к абсурду.

  Образуется абсурдная реальность, построенная на парадоксе. Поэтому не случайно сама художественность как таковая Гегелем понималась как недостаточность философии. В полноту гегелевской мысли неистинные рассуждения входят как недомыслие, недополнота.

  "Абсурд таков, он МИРОСОТВОРЯЕТ. Сотворяет мир человека исходя из абсурдного представления, что Земля - планета, созданная чтобы человек ее всю заполнил. Чтобы он ее всю освоил, распространился, что она была как бы создана мирозданчески, чтобы человек, заполнив ее, сделал ее существующей лишь для себя. Это - само по себе - величайший абсурд, за который приходится расплачиваться, и величайшая нелепица. Но эти представления тем не менее человек не отметает, а исходит из названного выше и действует, переводя их в жизнь. В итоге наступает момент, когда нелепое предположение начинает соответствовать реальности. Пусть негативной, но реальности".

  Верно и обратное: реальность зла делает самые нелепые теории верными. Об этом говорит Фазиль Искандер в своем эссе "Совесть": "Ничего так не тоскует по теории, как зло. Дай человеку систему взглядов - и он убьет свою мать. На это обратил внимание еще Достоевский. Непойманный убийца совершает новые убийства не из патологической склонности к убийствам, но для того, чтобы освободиться от тяготящего его чувства чудовищной исключительности самого первого убийства. Новые убийства выстраивают все убийства в новую систему взглядов, в теорию самооправдания".

  Гефтер исходит из теоретического обобщения, полученного именно этим самым путем - путем практики, которая породила абсурдную теорию: вся земля должна быть заполнена всем человеком (по факту уже реального и неизбежного заполнения-переполнения) и это осуществляется как абсурд. Но именно отказ ограничиться отведенной природой территорией и жажда абсолютного признания и породила, согласно Гегелю, человеческий разум.

  Выходящая за пределы "возможного" реальность - это амбивалентная реальность существования человеческого разума. С одной стороны это стремление к осуществлению человека в его целостности - вполне разумное. С другой стороны это стремление к единственности и абсолютному признанию - совершенно невозможное, абсурдное, отказывающее любой иной бытийственности в праве существования. То есть Бог, религия... Но вряд ли бессмысленное.

  Абсурд в национальном
  Для Англии традиционна нонсенс-поэзия. Поэмы в этом стиле появляются, если я не ошибаюсь, приблизительно с 16 века. В 19 веке написаны лимерики Э. Лира, которые можно назвать апофеозом первого этапа нонсенс-поэзии, Л. Кэррол пишет "Алису", вообще в Англии примеров абсурдной прозы очень много, прежде всего надо назвать пьесы С.Бэккета (хотя, возможно, они родственны скорее французской традиции). Хотелось бы упомянуть и тексты Джойса, в прямом смысле к абсурдной литературе они не относятся, но по духу имеют с ней нечто общее.

  В середине 20 века появляется вторая волна нонсенс-поэзии, в качестве примера можно взять рок-лирику, например, песни Битлз (I Am the Walrus).

  Я морж

  Я - это он и ты - это он и ты - это я, и все мы вместе.
  Смотри, как они бегут как свиньи от ружья, смотри, как летят, я рыдаю.
  Сижу на кукурузе, жду машину.
  Майка от корпорации, вторник гребаный
  Не слушался, парень, лицо у тебя вытянулось
  Я яйцечеловек, они яйцелюди,
  Я морж, гы-гы-гы
  Господин городской полицейский, такой славненький полицейский сидит в канаве.
  Смотри, как они летят, как Люси в небесах, смотри, как бегут, я рыдаю желтый гной капает из глаз дохлой собаки

  Баба с клешнями, звезда порнографии
  не слушалась, мальчик, снимай штаны
  Я яйцечеловек, они яйцелюди,
  Я морж, гы-гы-гы
  Сижу в английском саду, жду солнца

  Если солнце не выглянет, то под английским дождем можно и загореть
  Я яйцечеловек, они яйцелюди,
  Я морж, гы-гы-гы
  Эксперт-тексперт, курят до удушья, а тебе не кажется, что над тобой смеются?
  Смотри, как они улыбаются, как свиньи в стойле, смотри как они снуют, я рыдаю
  Шпроты в манной каше лезут на Эйфелеву башню.
  Одинокий пингвин поет Харе Кришна
  Знаешь, надо было видеть, как они пинали Эдгара Аллена По

  Я яйцечеловек, они яйцелюди,
  Я морж, гы-гы-гы

  От нонсенс-поэзии первого этапа эта лирика отличается значительно большей жесткостью абсурдности, большей бессвязностью текста, неопределенностью формы и часто отсутствием элемента юмора, который всегда был в традиционной нонсенс-поэзии. Абсурд первой волны был не жесткий.

  Во Франции абсурдистские традиции другие. Чисто лингвистической нонсенс-поэзии там, возможно, совсем не было, или, может быть, она была как маргинальная ветвь фольклора. В первой половине 20 века абсурд представлен в живописи дадаизмом. Тогда же появляется театр Арто, который, насколько я понимаю, в прямом смысле нельзя назвать театром абсурда, но он (как в предыдущем примере тексты Джойса) имеет с ним нечто общее. Начинается театр абсурда, по-видимому, с француза Жарри: "Король Убю" (1896), "Убю в цепях" (1900), "'Укрощение Убю" (1910) и др. Его апофеоз, как кажется мне - постановка пьес Беккета в начале 50-х. Проводить анализ творчества Беккета я здесь не буду, однако надо сказать, что хотя Беккет и англичанин, его тексты написаны в русле не лингвистического, а скорее экзистенциального абсурда.

  Философия абсурда во Франции в середине 20 века - чисто экзистенциальная. Самая знаменитая вещь - безусловно, текст Камю "Миф о Сизифе". Экзистенциализм во Франции был преимущественно атеистический. Это существенно для его трактовки абсурдности, потому что фактически мысль Камю отождествила абсурдность существования с отсутствием Бога и тем самым, косвенно, приравняла смысл к Богу, во всяком случае, к чему-то трансцендентному. Такая трактовка смысла, мне кажется, во многом открыла двери постмодернистскому мышлению, которое, конечно, не видит в смысле Бога, но считает смысл (дискурса) предшествующим субъектности, конституирующим ее.

  Возникший в последней трети 20 века во Франции постмодерн обратился к вопросу об абсурде в одном контексте с вопросом о смысле (откуда берется смысл? В какой мере он зависит от предмета, о котором речь, в какой мере от субъекта и в какой мере от дискурса?). Постмодерн практически совершенно отказался от экзистенциальной трактовки абсурда и перешел к лингвистической. Видимо, какое-то влияние на Францию в этом смысле оказала англосаксонская аналитическая философия (сужу об этом по тому, что Делез обращается к анализу текстов Кэррола), кроме того, во Франции существовали национальные семиотические традиции, прежде всего структурализм, полемика с которым была важна для постмодернистов. К сожалению, если для англичан характерна ясность и плоскость, для французов, наоборот, глубина и темнота. Прежде всего, конечно, речь о книге Делеза "Логика смысла", в которой об абсурде сказано много, но очень неясно. В общем, примерно можно понять, что Делез считает абсурд не антонимом к смыслу, а, наоборот, чем-то неотъемлемым для смыслопорождения.

  Итак, осмысление абсурда во французской традиции неодносторонне, есть как экзистенциальная, так и лингвистическая традиция.

  В Германии исследователи отмечают появление поэзии абсурда в эпоху барокко, у Ангелуса Силезиуса. Поскольку, мне кажется, надо считать за одно целое всю немецкоязычную культуру, следует назвать Кафку. Его абсурд оригинален, он представляет собой одно из наиболее ярких выражений экзистенциального типа. В начале века был распространен абсурд в изобразительных жанрах, который я бы отнесла к лингвистическому. Второй, послевоенной, волны абсурда в Германии, если я не ошибаюсь, не было.

  Философия абсурда как таковая в Германии до сего дня по большому счету отсутствует. Вероятно, это связано с политической реальностью: в тридцатые годы 20 века, когда она реально могла появиться, в Германии установился тоталитарный режим, при котором любой философии не хорошо, за исключением философии Хайдеггера, а уж философии абсурда совсем плохо. После поражения Германии во второй мировой войне самобытная немецкая философия вообще чрезвычайно ослабла. Однако в Германии начала 20 века существует определенная тенденция к осмыслению абсурда в рамках феноменологии и экзистенциализма. Гуссерль в "Логических исследованиях" пишет о смысле, касаясь при этом и вопроса о бессмысленности, в частности, он анализирует вопрос, бессмысленны ли понятия типа "круглый квадрат" и приходит к выводу, что нет, в них есть смысл, но этот смысл некоторым образом неосуществим. Гуссерль разводит два типа бессмысленности: невозможная грамматически, наподобие "круглый квадрат есть или", и возможная грамматически, наподобие "круглые квадрат легкомыслен".

  В Испании, по-видимому, наиболее яркое явление абсурдного искусства первой половины 20 века - Дали, на примере которого хорошо видно, как точно сюрреализм укладывается в формулу, заданную Гуссерлем: высказывание, синтаксически допустимое, имеющее собственный смысл, но этот смысл некоторым образом (в некой реальности, отличной от реальности высказывания) "неосуществим". То же характерно и для картин Дали: основные законы изображения в них не нарушаются, они - не абракадабра, не мазня. Они - синтаксически допустимое высказывание, семантически неосуществимое в реальности. По "синтаксическому" мастерству картины Дали великолепны, однако их собственно абсурдистское, семантическое содержание, мне кажется, не слишком глубоко; я бы не назвала их затрагивающими экзистенциальные глубины. В подобном же жанре созданы и произведения Бунюэля.

  Первая волна авангарда в России настолько хорошо известна, что я об этом много писать не буду. В качестве примера лучше всего могут служить обэриуты. Традиция абсурда обэриутов ближе к лингвистической, хотя у Введенского и особенно у Друскина легко найти экзистенциальные мотивы.

  Интереснее вторая волна, которая у нас, в отличие от Англии, была не в 60-х, а в 80-х годах. В основном она представлена так называемым "ленинградским роком" (это настолько яркое культурное явление, что оно почти сразу получило это свое название). Наилучший пример - Аквариум. Абсурдные стихи писал не основной автор Аквариума Гребенщиков (который писал загадочно, но совсем не абсурдно), а Анатолий Гуницкий; доля их в общем количестве песен Аквариума невелика. Абсурд у Гуницкого лингвистического типа, довольно жесткий, с обрывами связей между словами иногда в каждой строке или между строками. Идеологически Аквариум был близок к английскому року, но тип абсурда у него другой. Рок-поэзия относится ко второй волне абсурда, для которой характерна большая доля экзистенциальных мотивов. Что касается Аквариума, их абсурд не экзистенциального, а типично лингвистического типа. Некоторые попытки ввести экзистенциальные элементы в свое творчество Гуницкий делал в своих пьесах, однако, к сожалению, они вторичны по отношению к Беккету. Я затрудняюсь сказать, в чем принципиальная разница между первой и второй волной абсурда в России. В Англии все было понятно: 1-я волна мирная, юмористическая, 2-я - жесткая, психоделическая, трагическая. Между обэриутами и Аквариумом подобной разницы нет. Похоже, что вторая волна абсурда в России без разрыва подхватывает наследие первой, но пока этот вопрос остается без окончательного ответа.

  Традиции французского театра абсурда в русской драме существуют на редком достойном примере. Можно упоминуть Михаила Волохова. Но философия абсурда до сего дня в России отсутствует, так что ее предстоит создать.

  Причина - видимо политические традиции. Современное понятие абсурдизма в русском литературоведении обычно связывается некоторыми с направлением авангарда 60-80 годов, и явлением, называемым "театр абсурда"; некоторые исследователи и мыслители приписывают абсурдизм также Введенскому, Хармсу, Достоевскому (Л.Шестов, А.Камю, Ж.-Ф. Жаккар, Е.М. Мелетинский), другие находят его преимущественно у классиков: Пушкина и Гоголя (В. Шмид, В. Набоков). Макс Фрай в своей 'Арт-Азбуке'- преимущественно у ОБЭРИУтов, а О.Буренина - в русском балагане. Хармс - абсурдист, его занимала абсурдность существования, действий, поступков отдельного человека или группы людей, помноженная на абсурд самой жизни, бытия. Он расставлял знаки на бумаге таким образом, что на глазах читателя начинают пересекаться параллельные прямые; непрерывность бытия отменяется; знакомые слова отчасти утрачивают привычное значение, : живые люди становятся плоскими и бесцветными, как плясуны в театре теней; да и сама реальность разлетается безжалостным пером на мелкие осколки: Хармс не так уж много придумывал, сочиняя эту 'чушь', замешивая ее на чудном, странном. Он лишь фиксировал на ней свое внимание.

  Действительно, в русской художественных произведениях метод приведения к абсурду использовался всегда, но вот доводил ли автор своих героев действительно до абсурда, действительно ли ставил читателя в тупик - это вопрос. Например, вопрос - мнение Достоевского: "В бесконечности должны слиться параллельные линии, но бесконечность эта никогда не придет. Если б пришла, то был бы конец бесконечности, что есть абсурд". По Достоевскому онтологическая метафора ("ложь") так же выступает в двух своих ипостасях: во внешней форме как "невозможное", во внутренней как "возможное" или наоборот. Но по мне мораль (Достоевский - моралист) и абсурд не вяжутся, точно также как баран с верблюдом.

  К какому типу абсурда, лингвистическому или экзистенциальному, отнести такой вид абсурда, как сюрреализм?

  Точной уверенности у меня нет, возможно, он ближе к экзистенциальному, но не в случае Дали, который мне кажется скорее серединным, промежуточным.
  
      Условно примем, что вне стилистики, в области одной лишь методологии, существует два различных пути создания художественной реальности: фабуляция и развертывание тропа. Так вот... Создание художественной абсурдной реальности требует применения обоих. Фабуляции - для напряжения. Развертывание тропа - для замыкания.
     
      Суть фабуляции - берется несколько реальных фактов и строится на них новый сюжет. Должно получиться некое навязчивое видение, содержащее в себе черты реальные. Может быть даже не конкретные, а абстрактные. Но абсурдная фабуляция - это, кроме всего прочего, небылица, которую как бы придумывает психически, социально или физически "не нормальный", чтобы обойти факты, о которых не знает сам, не знают другие или которые он и/или другие не желает принять. Здесь как раз и появляется напряжение, с которой художественная реальность становится абсурдной. Мой любимый пример на этот счёт изречение Лао-Цзы: "Если солнце всегда встает на Востоке, то это еще не значит, что однажды оно не взойдет на Западе!"
     
      Теперь второй метод - развертывание тропа. Чаще всего он возникает на основе отождествления элементов метафоры или ее разновидностей (оксюморона, гротеска, парадокса, олицетворения и т.д.) с введением данного тропа в профанную реальность вещного мира. Всё будет зависеть от того как автор художественного произведения воспринимает свои метафоры, и во вторых как читатели воспринимают их же.

     
      Кафка, например, воспринимает метафоры буквально. Обезьяничая, герой становится обезьяной; выражение "жить как собака" превращается в реальность собачьей жизни. Абсурд возникает на стыке авторского и читательского понимания: читатель воображает, что он углубляется в символический смысл авторского повествования, различая более глубокую реальность. Автор, соответственно, имеет её ввиду too.
  

   Лично для моей литературной техники, абсурдизм - это сторона философии экзистенциализма с темой бессмысленности жизни. Абсурдное сознание, для таких товарищей как Мартин Хайдеггер, Альбер Камю, Жан-Поль Сартр, мы все знаем - это переживание отдельного индивида, связанное с острым осознанием этого разлада и сопровождающееся чувством одиночества, тревоги, тоски, страха. Абсурдный человек пытается соединить несоединимое: поиск человеком осмысленности бытия и принципиальную отчужденность бытия от человека и, соответственно, бессмысленность бытия. Философия осознания бессмысленности жизни с её острыми противоречиями между интересами индивидуума и условиями его существования, утратой жизненного смысла! А сама философия в абсурдной литературе для меня - это техника. Но это не единственная техника абсурдизма. Антиномии как нарушение законов логики - это Хармс. Или языковые отклонения, которые уводят абсурдизм в поэзию из несуществующих слов. (Бармаглоты, например, - это пример абсурдизма в форме нонсенса и риторических фигур оксюморона - "дефектной" коммуникации как у Кэрролла!). Ещё один пример абсурдизма - это Гамлет. Причём не как литературная форма, а как онтологическая ситуация: когда рефлексирующий герой выходит за рамки установленных жизненных норм - поведенческий абсурдизм.

   Немного философско-метафизической отсебятины по поводу экзистенциализма. Можно не читать: Вся бодяга экзистенциализма заключается в том, что смысл жизни - это эффект Кота Шрёдингера, смысл определения живучести которого в газовой камере становится очевидным, только для наблюдателя со стороны. В закрытый ящик помещён кот. В ящике имеется механизм, содержащий радиоактивное ядро и ёмкость с ядовитым газом. Параметры эксперимента подобраны так, что вероятность того, что ядро распадётся за 1 час, составляет 50 %. Если ядро распадается, оно приводит механизм в действие, он открывает ёмкость с газом, и кот умирает. Согласно квантовой механике, если над ядром не производится наблюдения, то его состояние описывается суперпозицией (смешением) двух состояний - распавшегося ядра и нераспавшегося ядра, следовательно, кот, сидящий в ящике, и жив, и мёртв одновременно. Если же ящик открыть, то экспериментатор обязан увидеть только какое-нибудь одно конкретное состояние - "ядро распалось, кот мёртв" или "ядро не распалось, кот жив".
   Вопрос стоит так: когда система перестаёт существовать как смешение двух состояний и выбирает одно конкретное?
   Пока ты участник жизни как эксперимента, смысла нет, как нет решения жив кот в душегубке или нет то есть есть все возможные варианты существования кота. Смысл - это Кот Шрёдингер в жизни. Смысл появляется только когда становишься наблюдателем со стороны. И он - субьективный! А обьективно существует только разнообразие смыслов. Когда имеешь дело с виртуальными величинами надо всегда помнить что смысла нет, пока ты участник виртуальной системы, а Кот Шрёдингера - это как раз о квантовых состояниях. Ребята типа тех же Мартина Хайдеггера, Альбера Камю, Жан-Поля Сартра не рюхали в физике и потому создали парадоксы типа экзистенциализма. Но мы - то рюхаем и понимаем, что смысл заключается в том, что его нет. Также как и истины - нет. Истина тоже заключается в том, что её нет. А если ещё глубже копнуть, то нет её потому что она не ограничена внутри системы. А потому не опредилима. Типа того, как нельзя самого себя увидеть не выйдя из себя.
  
   Успехов - выйти!
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"