Самоков А.: другие произведения.

Ребарбора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.72*24  Ваша оценка:

Необходимый по ходу действия 'шум толпы'
достигается произнесением всеми статистами вперебой
загадочного слова 'ребарбора'.
Карел Чапек
'Как ставится пьеса'
Раньше Клочков не верил в существование души, но когда она пропиталась неуловимым подозрением и стала пованивать, Клочкову пришлось ее признать - как по схожим причинам сто лет назад проклятые буржуины признали молодую Советскую Республику. Подозрение тихой сапой закралось в душу Клочкова, и не то чтобы угнездилось там в каком-то конкретном укромном уголке, но равномерно пропитало все душевное пространство, заставив душу преть и обеспечив ей пусть едва заметный, но неприятный запах грязного белья. Этот никому не слышный запах сопровождал Клочкова повсюду, и Клочковский мозг, упрямо не веря в существование души (бывает такая психоустановка - упрямо не верить в существование конкурента) втихую от Клочкова постоянно об этом запахе думал. И когда Клочков спокойненько штопал любимый домашний шерстяной носок, натянув его на деревянный раскрашенный хохломами лакированный грибок, самопроизвольно выловленная его мозгом из мутной телевизионной воды фраза чуть не разнесла Клочкову череп - словно пуля 'дум-дум', выпущенная из снайперской винтовки тонтон-макута в висок беспечному негру.
- Я не собираюсь копаться в чужом грязном белье, - равнодушно сказал кто-то за стеклом пластикового ящика - Клочков подпрыгнул, уколов себе палец, и - проснулся. То есть, это потом он говорил себе что 'проснулся', тем самым поэтически описывая свое внезапное прозрение, случайно совпавшее с классическим антисолипсистским действием.
Конечно же! 'Я не собираюсь лезть в чужую душу', подразумевал неизвестный телегерой! Но почему именно так он охарактеризовал душу? Потому что она не только есть, но и у всех пахнет как корзина с грязным бельем! Так Клочков уверовал в существование души, и, быть может, вскоре уверовал бы и в Бога, но не успел. И помешал этому Шура.
Шура позвонил в семь утра и начал чавкать в трубку. Помимо чавканья, более он никаких звуков не производил.
- Да!! - рявкнул в мембрану взбешенный недолгим ожиданием Клочков.
- Чего орешь? - меланхолично отозвался пластик трубки. - Случилось что?
- Нет пока, - сразу успокоился Клочков. - Но если ты появишься в поле моего зрения в ближайшие два часа, то случится ужасное кровавое убийство с расчленением и последующей рассылкой результата по всем медвежьим углам этого мира.
- Ты ничего странного в последнее время не замечал? - проигнорировал явную угрозу Шура. 'Только тебя', - хотел было ответить Клочков, но вдруг вспомнил о так некстати обнаружившейся душе.
- У меня есть душа, - сказал Клочков. - Оказывается. Она пахнет.
- Возьми огурцов и приезжай, - сказала трубка.
- Каких огурцов? - испугался Клочков.
- Корнишонов возьми, - ответила трубка.
- Завтра же... - заорал было Клочков, но трубка забибикала гудками, к тому же Клочков вспомнил, что завтра воскресенье, и потому обоснованной альтернативы корнишонам он предложить все равно не сможет.
Клочков по-свойски пихнул ногой пожилую, крашеную в коричневый дверь, и та нехотя отворилась, вывалив на площадку застоявшийся табачный дым.
- Сюда иди! - крикнул из комнаты Шура.
Скрючившись над столом, Шура длинным хрящеватым носом нависал над полупустой хрустальной стопкой. Бутылки нигде не было, но был совершенно сталинского вида черный и даже с виду тяжелый телефон. Тоненький провод-'лапша' соединял аппарат с плазменным телевизором.
Решив ничего не спрашивать, Клочков с тихой гордостью добытчика выставил на стол банку корнишонов, банку утомленных маслом груздей, моченую черемшу, бутылку 'Стандарта' и, театрально помедлив, завернутое в бумагу белое с розовой полоской сало.
- Стопку и приборы возьми в буфете, - обидно проигнорировал Шура роскошь закуски.
Тускло звякнув стопками, выпили. Шура болезненно сморщился, закатал корочку хлеба в ломтик сала, запихал этот рулетик в рот и, продолжая кукситься, ткнул пальцем в телефон.
- Мое изобретение.
Клочков понимающе покивал, и налил еще по одной.
- Что скажешь?
- А что тут скажешь? Мой друг изобрел телефон. И разговаривает по нему с телевизором. За это стоит выпить.
- Дурак. Это не телефон. Это универсальный электронный переводчик. Global digital translator.
- А. Назови его... 'гло-ди-тра-тор', - нагло заявил Клочков и нагло выпил водки один. - Звучит почти как 'гладиатор'.
- Скорее как троглодит, - поморщился Шура.
- Он и выглядит как из пещеры.
- Отвали! Просто под рукой не случилось другой трубки! Я думал, доведу программу до ума через неделю, а получилось уже вчера. Короче, он синхронно переводит речь с любого языка на любой другой. Из тех, что в памяти, конечно. И воспроизводит, сохраняя интонации. Представляешь перспективы?!
- Представляю. Особенно свои как профессионального переводчика.
- Да уж... - совершенно равнодушный к безработному будущему друга, Шура потер виски. - Вот только есть одна проблема...
- Мм? Не знаешь, с кем Нобелевку пропить?
Шура помрачнел:
- Да не работает он ни хрена.
- А. Тогда молодец, что позвонил. Труп мечты стоит обмыть.
- Сначала я иностранцев переводил. Думал, ошибка с каким-либо языком. А потом решил русский перевести. На русский же. Смотри, - Шура включил телевизор и подал Клочкову трубку допотопного телефона. - Щас... звук уберу.
Затянутая в костюм как колбаса в синюгу, дикторша открывала белозубый рот, водя узкой ладошкой по синим и красным кругам на карте погоды. Клочков поднес трубку к уху:
- Ребарбора ребарбора ребарбора! - сквозь хрипы мембраны четко выговаривала дикторша. Ладонь помещалась в центре антициклона, и тон был успокаивающим. -Ребарбора ребарбора, ребарбора ребарбора... - телеколбаса перешла к зоне дождей и гроз, и голос ее выразил обеспокоенность.
- А-бал-деть! - развеселился Клочков. - А что-нибудь другое?
- Да пожалуйста.
Шура переключил канал. Серебристый внедорожник уверенно преодолевал крутые склоны и пугающие канавы, заполненные грязной жижей. Вот автомобиль омыло ливнем, и он, гордо сияя, выкатился на гравийную дорожку возле симпатичного особнячка. На экране появился логотип.
- Ребарбора. Ребарбора, - раздельно, с уверенностью превосходства выговорил густой баритон.
Шура снова переключил канал.
- Ребарбора ребарбора ребарбора! - хоккейного комментатора тошнило восторгом. - Ребарбора!! Рррррребарбора!!!
- А если выступление Пре...
- Не стоит, - твердо оборвал Шура. Он выключил телевизор и налил себе еще. - Тебе долить?
- Ребарбора!
Шура поперхнулся.
- Че дергаешься? Шучу я, - Клочков налил себе водки и выпил не чокаясь. - Ты знаешь, что означает 'ребарбора'?
- Да. В интернете посмотрел.
- В общем, что я могу сказать, Шура? Ты - гений! Тебе когда-нибудь это говорили?
- Часто. Но всегда неискренне.
- Твой слепленный из старого телефона и новой плазмы 'глодитратор' доказал одну из главных философских теорий. Мир - театр! И все они там, - Клочков обвел рукою какие-то неопределенно-широкие дали, - статисты.
- Угу, - окончательно приуныл Шура. При таких раскладах коммерческий успех 'глодитратора' был сомнителен. - А кто зритель?
- О! Сейчас ты задал Вопрос Вопросов! Версий много, но ответа пока не нашли, - Клочков зашагал по комнате, отмахивая рукою, словно дирижировал оркестром враз задудевших и заскрипевших в его голове разномастных мыслей. Внутри Клочкова подпрыгивал холодный, но приятный шарик затаенного до поры восторга: так случайный покупатель лотереи начинает внутренне суетиться, когда открываемые номера вдруг сходятся один за другим. - Ты лучше спроси, кто Главный Герой!
Но Шура насупился, и не спросил. Укоризненно взглянув на товарища, Клочков поднял палец к люстре и изрек:
- Главного Героя должно отличать существование души!
Шура скептически осмотрел Клочкова - Клочков был горд, и глядел на Шуру снисходительно. Душа Клочкова торжествовала окончательную победу над мозгом. Оказывается, только она и оправдывала все судорожные метания, всю судьбинную бестолковщину и неуклюжесть Клочковской жизни. Все это могло окупиться сторицей и прямо сейчас.
- Щас мы заставим это око дьявола посмотреть нам в душу... - так мрачно выговорил Шура, что Клочков вздрогнул. Но Шура имел в виду телевизор. Он метнулся и припер ноутбук. - Была у меня разработочка... для дешифровки визуальных образов... - Шура подключил ноут к телефону и к телевизору, побарабанил по клавиатуре.
- Включай.
Телевизор изобразил популярное ток-шоу, но экран ноута зарябил 'снегом'. Шура переключил на другой - аналитическую передачу ноут тоже показал как 'снег'. Шура тыкал в пульт, и везде одно и то же.
- По всем каналам пурга какая-то, - подытожил Клочков.
Они вытаращились друг на друга.
- Давай на себе, - трагически выдавил Шура, и медленно уселся перед ноутбуком.
- Что ты собираешься делать?
- Что-что... глаза у нас что? Зеркало души!
- Шура, но это же фигурально...
- Черт, Клочков! - фальцетом взвился Шура. - Если мой универсальный переводчик предпочитает аллегории, так почему бы не попробовать?! - он приблизил глаз к видеокамере и старательно таращился в нее, трудясь не мигать.
- Все, - выдохнул через пять минут Шура, и щелкнул по кнопке. - Запись прошла, сейчас программа обработает информацию... - и включил просмотр.
На экране ноутбука по-прежнему шел снег.
- Давай ты.
Клочков нерешительно сел перед ноутбуком. В конце концов, 'снег' еще ничего не доказывает... Распялив глаз, Клочков уставился в зрачок видеокамеры, и сам себя презирая за подтасовку, начал усиленно думать о духовном. Вместо духовного в голову лезли золотые купола, благовест, просвеченные солнцем березовые рощи и прочие лубки Святой Руси.
- Все. Отвали. Включаю...
Дисплей продолжал транслировать белое мельтешение, и Клочков испытал разочарование и облегчение одновременно, как вдруг появилась дергающаяся картинка. Экран был вымощен ровно уложенными золотистыми банками с ушастой телячьей головой и надписью 'Тушеная говядина. ГОСТ 5284-84'. Камера вдруг наехала на одну из банок, та заполнила весь экран, и совершенно неожиданно раздался жуткий плачущий хохот, от которого оба вздрогнули, а потом взволнованный до психоза баритон Сергея Бондарчука ясно выговорил:
- Не пустил меня солдат. Поймали меня, заперли меня. В плену держат меня. Кого меня? Меня! Меня - мою бессмертную душу! Ха, ха, ха!.. Ха, ха, ха!..
Тут банка тушенки поплыла, как мираж, звук смолк. Короткий безумный ролик кончился, и экран снова замело снегом.
- Сюр какой-то... - ошеломленно выронил Шура.
- Это не сюр, - упавшим голосом пробормотал весь красный Клочков. - Это Лев Николаевич Толстой. И немножко обрусевшего Энди Уорхола.
Клочков пришел домой затемно, уставший, вымокший и сопревший под грибным дождем, волоча на ботинках килограммы грязи с парковых тропок. Сначала он бродил по улицам, но неотвязное бормотание 'ребарбораребарбораребарбора...' от каждого прохожего, с каждой вывески мучило и давило его. Сковырнув с пяток ботинки, он надел тапочки, прошел на балкон, отыскал заначенную под жестяным подоконником два года назад сигарету и осторожно затянулся. В кармане настойчиво зажужжало. Клочков достал телефон, недоуменно посмотрел на него, потом нажал две кнопки и положил телефон на ограждение.
- Але! Але! Я все понял! Переводчик работает! Глодитратор работает! Просто у меня по умолчанию стоял перевод не на русский, а на язык дадаистов. Хармс слышал людей примерно так. Прикинь, каково было бедолаге? Але! Ты слушаешь? Ты слышишь меня?..
- Ребарбора! Ребарбора! Ребарбора ребарбора! - голосом Шуры верещала пластиковая коробочка. Клочков поморщился, и спихнул ее вниз. Он смотрел на пухнущий огнями город, курил, и думал о заточенном в жестяную тюрьму ушастом теленке. О страдающем, мятущемся, пахнущем как корзина с грязным бельем и бессмертном.
Оценка: 6.72*24  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Н.Жильцова "Узоры тьмы" К.Медведевич "Ястреб халифа" Т.Форш "Долгая дорога к трону" П.Комарницкий "Всего один шаг" Ю.Васильева "Урожай собрать не просто" В.Корн "Небесный странник" С.Кусков "Игрушки для императоров:лестница в небо" А.Гутник "Солдаты шестой заповеди" Е.Звездная "Экстремальное интервью,или Девушка для героя" И.Мороз "Сталь и песок" В.Дубровский "Ворон.Кочевые дороги" С.Василика "Обыграть темного эльфа" С.Банцер "Точка невозврата" А.Черчень "Разное счастье нам выпадает" В.Горъ "Щит" Ю.Шолох "Звериный подарок" В.Чиркова "Бегущие по мирам" Е.Никольская, К.Зимняя "Девушка для дракона" В.Крабов "Барон" К.Демина "Изольда Великолепная" К.Назимов "Рыскач.Артефакты истинных магов" Е.Щепетнов "Слава.Гладиатор поневоле" М.Михеев "Стрелок" В.Контровский "Холодная нефть с горячим запахом крови" А.Бобл "Аномальный континент" Ю.Иванович "Амазонки Янтарного мира"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"