Самокрутов Павел Владимирович: другие произведения.

Кострома

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В основу легли мои впечатления от старого Лисихинского кладбища

  Кострома.
  
  Студентка мединститута Анна шла к остановке автобуса. Она решила срезать путь через старое кладбище, по нему было ближе. Она знала о том, что на этом кладбище не хоронили уже лет пятьдесят, оно было организовано примерно в начале двадцатого века и хоронили на нем, ориентировочно, до начала шестидесятых. Оно давно уже не воспринималось как кладбище, большинство могил на нем было заброшено, и местные жители его считали за парк, а зимой по нему катались на лыжах.
  Девушка прошла через давно никем не охраняемые полуоткрытые железные, проржавевшие ворота и пошла по тропинке вглубь. Остановка находилась за кладбищем внизу, под горой, и она направилась по давно протоптанной широкой дороге; вероятно, многие люди здесь срезали путь и шли к остановке напрямик. Никакого суеверного страха перед погостом Анна не испытывала, лишь в детстве слышала всякие страшные истории о вампирах и упырях, но в них не верила. Еще кто-то из современных эзотериков говорил, что старые кладбища обладают негативной энергетикой, но это опять же не вызывало интереса у современной, образованной девушки. Правда, не так давно она слышала городскую легенду о том, что на этом кладбище бесследно исчезали люди...
  Человек так устроен, что, идя по кладбищу, невольно обращает внимание на надгробия. И сейчас, углубляясь по тропинке в кладбищенский лес, она автоматически смотрела на памятники. Все памятники были поставлены очень давно. Бывает на кладбищах и вандализм, но самый страшный вандал - это время. Даже нетронутые памятники давно обветшали, тем более, что в те времена люди были не такие богатые и капитальные надгробия из мрамора ставили редко. В 50-60 е годы чаще ставили пирамидки-обелиски из жести с табличкой, полые внутри, и от дождей и ветров стенки пирамидок давно проржавели и от большинства памятников остался лишь каркас. Таблички с именами и датами жизни часто были потеряны. Деревянные кресты тоже сгнили, и нередко о том, что здесь был похоронен человек, говорил лишь холмик земли. Поэтому две трети могил были уже безымянными.
  Путь Анны лежал через относительно "новую" часть кладбища, где хоронили в 50е годы. Вот тут еще многие памятники сохранились неплохо, и девушка, от нечего делать, стала изучать даты рождения и смерти. Она была медиком, и вопросы болезни и смерти были ей близки.
  "Ну надо же, -- удивилась Анна.-Сколько здесь похоронено молодых людей! --- Девушка автоматически определяла возраст по датам рождения и смерти - 1939-1959, красивая молодая девушка...1925 -1959, рядом с ней, красавец молодой мужчина в хорошем костюме...1920 - 1940, парень со значком "Ворошиловский стрелок"..."Шурик", два годика, умер еще до войны, этому Шурику было бы сейчас лет восемьдесят... Впрочем, тут удивляться не приходится, болезни в те годы косили детей, как траву, антибиотиков же не было, любая корь или скарлатина, а то и банальный грипп могли свести ребенка в могилу...Матрос в бушлате, рядом девушка такого же возраста, 24 года..."
  Анна невольно задумалась.
  "В наши дни погибает много молодежи, -- думала она. - Наркотики, криминал, автомобильные аварии. Но почему так умирала молодежь в 50-е годы двадцатого века? Не было столько автомобилей, не знали наркоты... Впрочем, только одна мысль на ум приходит - криминал. Наш город во все времена был городом неспокойным в смысле бандитизма. На многих памятниках была надпись "Трагически погиб", "Погиб трагически"...Весьма размытая формулировка. Трагически погибнуть можно и от ножа убийцы, и от кирпича, упавшего на голову, или запнувшись и ударившись головой...Как это в судебной медицине? "Насильственная смерть включает в себя убийство, самоубийство и несчастный случай"...
  Рассуждая так, Анна продолжала идти по тропинке и внезапно остановилась. Тропинка раздваивалась, одна часть ее вела в сторону остановки, а другая уходила вправо. Но поперек той тропки, что вела к остановке, лежало поваленное дерево.
  "Ветром повалило" -- отметила девушка. Поваленная крупная береза словно преграждала путь, как шлагбаум. Отчего-то это дерево вызвало у Анны ассоциации с фильмами ужасов, где героев предупреждают "Не ходи туда". Разумеется, они игнорируют эти предупреждения и попадают в страшные передряги. Но жизнь - не ужастик.
  "До остановки недалеко осталось", -- решила Анна, -- перешагну через дерево, и скоро выйду к другому выходу кладбища."
  С некоторым усилием перешагнув через дерево, девушка пошла дальше.
  За деревьями уже замаячила дальняя железная ограда. Она по-прежнему уверенно шла по дорожке, но внезапно ей стало не по себе.
  "Тьфу, черт, -- остановилась Анна. - Точно говорят, у этих старых погостов негативная энергетика. Противное ощущение...Будто за тобой смотрят...."
  Она не первый раз ходила через кладбище, и визуально помнила некоторые могилы. И снова появилось странное чувство. Словно бы некоторые портреты на памятниках слегка изменились. Вот у этой двадцатилетней девушки на овале раньше было милое выражение лица, а сейчас будто бы стало какое-то злое. Словно покойники недовольны, что их беспокоят. А оградки некоторых памятников...
  Девушка снова поморщилась, отгоняя дурные мысли. Но голова додумала: " У некоторых оградок были калитки. Могилы давно не посещаются, и калитки никто не открывает. А вот у некоторых могил...Они приоткрыты. Скорее всего, ветром..."
  "Триллеров начиталась... Не забивай себе голову. Обычный старый погост, каких много. Скоро его вообще снесут..."
  "Скорей бы его пройти, надоело это дурацкое ощущение...Покойтесь с миром, люди, а я ухожу в мир живых...Как говорится, живому живое..." Она ускорила шаг, направляясь к дальней калитке и вдруг запнулась. Оглянулась, и увидела поперек дороги небольшой камень. Готова была поклясться, что раньше его здесь не было.
  Небольшой, поросший мхом гранитный камень с нечитающимися надписями. Отчего -то в сердце вошел страх.
  "Спокойно...спокойно... Всего-то старый камень...Обойди его и иди дальше...Время поджимает, в институт пора..."
  Девушка ступила в сторону, чтобы обойти камень, и тут она почувствовала, как подступает ужас. Камень слегка сдвинулся и перегородил ей дорогу.
  "Нет. Нет, это галлюцинация...!" Она мотнула головой и снова глянула вперед. Никакого движения. Все на месте.
  "Насмотришься этих ужастиков, и не такое привидится... Пора завязывать с фильмами и романами ужасов, психику травмируют... И без них в жизни полно всего..." Она снова мотнула головой, закрыла и открыла глаза. Ничего.
  Девушка несколько успокоилась и решила, что больше здесь ходить не будет. "Надо будет успокоительное попить, -- думала она, -- с этими учебными нагрузками можно свихнуться".
  Она решила поскорее выйти за забор и забыть о кошмарах. Она чувствовала, что нахождение на кладбище для нее не очень хорошо. "Не смотри и быстро иди к выходу" -- сказала она себе и резко пошла вперед, одним быстрым движением перешагнула через камень и стала идти быстрым шагом, чуть не бегом. Забор и за ним улица уже маячили впереди, и она, приободрившись, резко направилась туда. Сзади раздался треск. Ее охватила паника, и она побежала.
  "Быстрее, к забору и калитке!" Девушка бежала резво, но забор и улица отчего-то не приближались. У нее возникло ощущение, что она бежит на месте. Хотя деревья и памятники неслись мимо, под ногами трещали сухие ветки. Но к их треску словно примешивался еще какой-то звук..."
  Она подбежала к забору, оглянулась, и...
  Вот теперь ужас совсем охватил ее...
  Камень-памятник двигался за ней следом. Он перемещался, словно движущаяся мишень в тире, от его движения трещали брошенные ветки и разлетались прошлогодные листья. За ним тянулась, как от плуга, полоса свежевывернутой земли. Она пошла задом, невольно замедлив шаг, и камень тоже замедлился, словно выжидая.
  "Ты, что...Ты, что...Ты же мертвый, не двигайся, спи спокойно, покойся с миром..." - понеслись в голове девушки судорожные мысли... Она совсем остановилась, камень тоже. Она откинулась спиной к прутьям ограды.
  "Нет, нет, это...глюки? Хотя..." Тут она даже нервно засмеялась. "Да это же розыгрыш!"
  Она вспомнила, что с ней в группе учился студент по имени Денис, страшный приколист. Однажды в анатомке он подшутил над ее подругой, привязав к трупу электрический провод. Она наклонилась над ним, изучая анатомию, а разряд тока заставил руку дернуться. Визга было... Вот и сейчас он явно подкараулил ее на кладбище и выкинул одну из своих штучек. Ну, она ему даст...
  -- Ага, напугал! Думаешь, испугаюсь? Ага, щас!
  Девушка развернулась и спокойно пошла дальше. Ей все это уже надоело. Выход уже был виден, и она демонстративно не спеша направилась к воротам. Да, это точно розыгрыш. Она почти успокоилась, тем более что сзади не слышалось больше никаких звуков. Наверное, ее однокашники поняли, что она их раскусила, и отказались от своей дурацкой шутки. Но спокойствие почему-то не приходило. И тишина настораживала, напоминая затишье перед бурей.
  "Быстрее к выходу" -- решила Аня и вдруг пустилась бегом. Она подбежала к заброшенным, полуоткрытым воротам, но в следующее мгновение произошло невероятное: правая створка ворот, к которой, казалось, последний раз человеческая рука прикасалась лет 40 назад, резко, с невероятной быстротой, закрылась. Железная створка со звоном стукнулась о другую створку, явно перекосившуюся от времени, и она отчетливо увидела, как с ворот посыпалась ржавчина. Створки наглухо перегородили выход.
  Почему-то в этот момент она уже не подумала о розыгрыше. Иррациональный ужас охватил ее. В подобные моменты у человека исчезает разумная, интеллектуальная составляющая жизни, и включается древний инстинкт самосохранения. И, возможно, включаются какие-то иные контуры психики, которые лучше коры больших полушарий чувствуют опасность. В этот момент она поняла, что попала в страшное место, и что ее жизни угрожает нешуточная опасность. Нет, ее разум не отключился, в голове мелькали обрывки каких-то мыслей, клочки воспоминаний, даже моменты из фильмов... Она оглянулась, и увидела, что камень, двигавшийся за ней, стал намного выше. Он словно поднялся из земли, и снова пришел в движение. Он уже был выше человеческого роста, и на нее упала его тень. Мелькнула разорванная мысль, что призраки тени не отбрасывают... Но, видимо, не все. Она побежала к забору, решив, что где-то должен быть выход. Запинаясь о камни и перепрыгивая через них, она бежала вдоль забора. Шум за ее спиной не обнадеживал. Она даже боялась оглядываться, просто бежала. Краем глаза она увидела кладбищенскую свалку, около которой забор покосился. Она кинулась туда, перепрыгивая через выброшенные памятники и горы мусора. Внезапно она сильно запнулась, острая боль пронзила ногу, и она рухнула на что-то мягкое, которое сразу же провалилось. Девушка почувствовала, что летит вниз, в глубокую яму. Сознание ее помутилось...
  ...Она пришла в себя в полумраке. Глаза привыкли к темноте, она почувствовала запах сырости, плесени и гнили. Вокруг лежали человеческие кости. Она находилась в глубоком подземелье, свет дня был виден где-то вверху. Анна посмотрела вперед, и увидела темный тоннель, которому не было видно конца. Но тоннель был хорошо различим, потому что его подсвечивало голубоватое сияние.
  "Точно так пациенты, пережившие клиническую смерть, описывают умирание", -- подумала она. "Тоннель, и в нем свет." Но она чувствовала свое тело, сильно болела поврежденная нога. Она ощущала, что жива, просто провалилась в это подземелье. Почему-то ей стало лучше. Мысли стали приходить в порядок.
  "Слушай, так ведь ничего особенного и не произошло, -- подумала девушка. - Ты шла по кладбищу, насмотрелась всяких памятников, вообразила себе черт знает что, тебе в голову пришли галлюцинации, и ты вне себя от ужаса бросилась наутек, забежала на свалку и провалилась в глубокую яму. Надо просто выбраться наружу."
  Она приподнялась, и боль в поврежденной лодыжке резко усилилась. Все тело было в ушибах. Она взглянула наверх, и увидела лишь небольшое пятно света наверху. Глубоко под землей она оказалась.
  "Это не просто яма, -- решила она, -- это подземный лабиринт. Где-то она слышала, что под всеми старыми городами есть подземелья. Должно быть, это дореволюционные подземные ходы."
  Но как-то нужно было выбираться. Она вспомнила про телефон в сумочке. Сумочку она не потеряла, продолжала судорожно сжимать в руке. Она отработанным движением вытащила мобильник из сумочки и взглянула на экран. Но экран уже... горел. В следующее мгновение телефон завибрировал и издал резкий, отвратительный сигнал, повторяя одно и то же слово резким, действующим на нервы голосом. Она не сразу разобрала это слово.
  " Кострома...Кострома...Кострома!"
  "Что за черт! - подумала Анна , -- какая кострома!" У нее в телефоне отродясь не было такой мелодии.
  "Кострома...Кострома..Кострома...а-а-а-а!"
  Анне показалось, что она сошла с ума, но какая-то рациональная часть ее мозга вспомнила, что когда-то видела по ТВ репортаж о народных гуляниях, и там пели о какой-то костроме... В следующий момент экран сильно замерцал, и на нем появился треугольный силуэт. Она посмотрела на экран в упор, и на фоне противного розового мерцания она увидела что-то, напоминающее соломенное чучело. В следующее мгновение его охватило яркое пламя, из телефона раздался душераздирающий вопль, и во весь экран появилось изображение черепа. Она от неожиданности уронила телефон, и из него тотчас же посыпались искры и пошел дымок, его замкнуло. Затем телефон с сильным хлопком взорвался, выпустив тучу искр. Снова наступила темнота.
  ...Она снова убедилась, что ситуация страшная. Она реально попала в критическую ситуацию. Это не просто яма. Это огромное подземелье. Вверх стены вели отвесно, до поверхности земли далеко. Оставалось только попробовать пройти по тоннелю, но неизвестно, куда он ведет. А взрыв телефона показал, что здесь нечистое место. Кстати, она и без связи осталась. Надо попробовать подняться. Она осторожно поднялась по стенке, щадя поврежденную ногу, и, опираясь на стену, медленно пошла вперед. Она шла на голубоватый свет, который подсвечивал тоннель. Откуда это сияние? Может, где-то еще есть выход? Ей доводилось видеть по телевизору подземелья, и это было каким-то странным. Ведь под землей тоже есть жизнь. Ползают всякие насекомые, бегают крысы... Вот только здесь ничего этого не было, тоннель был абсолютно чистым. С одной стороны, это неплохо, но с другой... Это может указывать, что это место настолько мертвое, что здесь нет никаких проявлений жизни.
  Тут в ее голове резко прозвучало то слово, которое она слышала в телефоне: "Кострома!" Слово как будто шло извне, хотя его ниоткуда не было слышно.
  "Спокойно... спокойно... Все под контролем... Этот свет откуда-то появился, значит куда-то она выйдет..." Тут она подумала: "Наверное, этот тоннель ведет в Кострому..." Несмотря на трагизм ситуации, она нервно засмеялась.
  Девушка медленно шла вперед, опираясь на стену, и слово упорно прыгало у нее в голове. Почему-то оно не ассоциировалось у нее с названием русского города. Где-то с периферии памяти всплыло, что Кострома - это что-то из древнерусского фольклора. Какой-то персонаж легенд...
  Подземный коридор начал расширяться, и она оказалась в чем-то наподобие большого зала. Голубоватое сияние было и здесь. Она обратила внимание на то, что в потолке были большие прямоугольные углубления. Она сообразила, что это были нижние части могил, они словно вели сюда. Вот только этих углублений было намного меньше, чем наверху было могил. Она услышала шорох и шаги.
  "Вот сейчас должны появиться мертвецы, зомби и скелеты" -- не то с ужасом, не то с иронией подумала она. Страха у нее уже не было, он как-то притупился. Состояние ее было близко к апатии.
  Появились.
  Вот только не скелеты, а прилично одетые люди. Все поголовно молодые парни и девушки, а также дети.
  -- Привет! - раздался чуть глуховатый голос у нее в голове. Ужас в ее душе снова проснулся.
  -- Нравится здесь? - снова заговорил голос. - Хотела увидеть монстров и скелетов? Вы, живые, так примитивно мыслите... Ты видишь хорошо одетых молодых людей. Они одеты в свою лучшую одежду. Так ведь хоронят-то покойников в лучшей одежде, молодых ребят обычно в костюмах, девушек - в хороших платьях, детей тоже приодевают. Такими они и попадают ко мне...
  Анна похолодевшим взглядом смотрела на целую толпу молодежи, словно на дискотеке. Ее острый взгляд узнал молодую пару, парня и девушку, фото которых она видела на соседних памятниках (парень на памятнике был в морской форме). Должно быть, та сущность, которая говорила, читала ее мысли.
  -- Узнала? Красивая пара, правда? Парень вообще красавец, в приличном костюме. Вот только под костюмом не видна ножевая рана у него в спине. На них напали в роще. Парень получил удар ножа в почку. Долго не мог умереть, полз к домам, да вот только не повезло, никто не пришел на помощь. Умер от шока в больнице. А вот девушке его досталось, убийца ее долго резал...
  Анна взглянула на девушку, и поняла, что та сильно изуродована. Все ее лицо и грудь были в резаных ранах. И когда Анна взглянула на других покойников, она поняла, что не все так красиво выглядят. И среди них попадались изуродованные люди. Вот, например, четыре стоящих вертикально обгорелых человека, потерявших часть рук и ног. Вероятно, жертвы пожара...
  -- Экипаж военного самолета, -- отозвался голос. Он явно читал ее мысли. - Вместе погибли в катастрофе.
  Она стала приглядываться, и у многих молодых людей она видела всевозможные ранения, но они большей частью были прикрыты одеждой, да и грим, который делают в морге, делал свое дело. Ведь в гроб человека чаще всего кладут так, чтобы он хорошо выглядел... Но, если приглядеться, можно понять, что у одного парня голова держится неестественно криво. Можно заметить на шее грубый шов. Вероятно, ему отрубили голову топором. Рядом стояла маленькая девочка в красивом платье, но по неестественному положению рук и головы можно было понять, что ее тело все изломано. Вероятно, выпала из окна.
  -- Ты уже поняла, что все здесь присутствующие - не жертвы старости или болезней. Все они трагически погибли при разных обстоятельствах, но причина их смерти одна - травма. Все они погибли молодыми. Именно таких мертвецов на этом погосте очень много. Поэтому здесь и появилась я. Кострома, позвольте представиться.
  -- Кострома? - переспросила Анна. - город такой? Это ты в моем телефоне...
  -- Ага, -- не без иронии ответил голос. - К городу никакого отношения. В вашем русском фольклоре я символизирую насильственную смерть. Почти такой же символ, как Масленица, только символизировал он, с одной стороны, плодородие, а с другой - души людей, погибших безвременно. Смерть во все времена не нравилась людям, а гибель в молодом возрасте, преждевременная, во всех религиях мира считалась противоестественной. В старину утопленников и людей, погибших от несчастных случаев или убитых разбойниками даже хоронили отдельно, вне кладбищ, как и самоубийц. Нехристианской считалась такая смерть. И еще язычники придумали фигуру Костромы, которую принято было сжигать или топить в речке в начале лета... А в вашем городе очень много погибало и погибает молодых людей. Испокон веков здесь нравы были бандитские. И поэтому на этом кладбище очень много хоронили молодежи. Вот я здесь и объявилась. Очень много энергии от рано умершей молодежи я здесь получаю...
  Почему-то любопытство у Анны взяло верх над страхом.
  -- Покажись, как ты выглядишь, -- спросила она.
  Голубое сияние усилилось. Все молодые мертвецы дружно пали ниц. Ярко блеснуло голубое пламя, потом глаза Анны несколько привыкли к свету и перед ней предстало огромное чучело наподобие тех, которые делали в старину на языческих праздниках. Тот самый силуэт она видела на экране телефона. Формы его были некрасивы, оно выглядело так, как будто в мешок натолкали соломы и придали ему форму человека. Из боков торчали руки-ветки. На неправильной формы голове светились нестерпимым голубым светом два глаза, и хотя они были ненамного больше обычных человеческих глаз, смотреть в них долго не получалось, их свет пронизывал насквозь. Рта и носа не было, голос шел словно изнутри тела-мешка. Ноги тоже напоминали ноги тряпичной куклы. Это, по сути, и была сделанная из тряпок кукла-монстр, только ее тело было выполнено той голубоватой субстанцией. Анна заметила, что от мертвецов периодически отлетали сгустки этого голубого вещества и, описав дугу, присоединялись к телу сущности, и ее сияние усиливалось. Видимо, это и была та энергия, которой питалась Кострома.
  Зрелище было фантасмагорическим, но в следующий момент Анна задумалась о своей судьбе. Она-то живая...
  -- Пока живая, -- Кострома прочитала ее мысли. - Я использую энергию погибших, но иногда мне требуются и живые люди. Их энергия сильнее. Видишь, вон обгорелый человек? Это не жертва пожара, он попал ко мне живым. Бомж, живший на кладбище. Я с ним сделала то же, что сейчас сделаю с тобой.
  -- Он сгорел? - оторопело спросила Анна.
  -- Я его живьем сожгла, -- ответила сущность. Она подняла свои руки-ветки, и между их пальцами-ветвями затрещал заряд тока, как между электродами. - Мне это доставляет удовольствие. Вы, люди, в древности сжигали мое чучело или топили в реке. И, когда я сжигаю человека живьем, получаю двойное удовольствие. С одной стороны, мщу за свои сожженные людьми изображения, а с другой - сгорающий заживо человек сильно кричит, и выделение энергии резко усиливается...
  Думаю, что от красивой, здоровой молодой девушки я много силы получу...
  Анну охватил панический ужас, и она, забыв про поврежденную ногу, бросилась бежать. Боль в ноге резко усилилась, но она, слегка подпрыгивая на здоровой ноге и держась за стенку тоннеля, побежала в сторону от страшного зала. Ее не преследовали. Голос Костромы в голове насмешливо хмыкнул:
  -- Беги, беги... Здесь все тоннели все равно ведут в одно место - зал, где ты сейчас находилась. Побегай, если хочешь, энергии набери, мне больше достанется... Все равно здесь до поверхности высоко, наверх ты всяко разно не выберешься... Но набегаешься вдоволь - здесь старые катакомбы рядом.
  Девушка, стараясь не обращать внимание на боль, изо всех сил старалась идти дальше, чтобы подальше отойти от проклятого места. Ее голова не сразу проанализировала слова сущности. Она выбилась из сил и опустилась на пол тоннеля. Она задыхалась, бока болели, натруженная поврежденная нога сильно ныла; но у организма, как известно, есть противоболевая система, и даже при сильных травмах через какое-то время боль хоть немного, но притупляется... Она оглянулась назад. Голубое сияние виднелось позади, и впереди ничего не было видно, тоннель явно не имел связи с внешним миром. Она поднялась и пошла вслепую, ощупывая стены руками.
  ...Внезапно ее нос почувствовал струю свежего воздуха. Она появилась среди затхлой плесени подземных коридоров. Совсем небольшая, но все же свежая. Сразу она подумала, что ей показалось, но обостренное обоняние не могло ее подвести. Вспомнилась фраза Костромы о катакомбах. Но из катакомб и выходы должны быть.
  Ее голова начала работать быстро. Надо было найти место, откуда поступал свежий воздух. Ей совсем не хотелось погибнуть в этом затхлом кладбищенском подземелье. Глаза здесь все равно ничего не видели, она принялась ощупывать руками стены. Земля была твердая, почти нигде не поддавалась. Она медленно двигалась дальше по тоннелю, которому, казалось, не было конца. И внезапно струя свежего воздуха усилилась, она пальцами нащупала сверху углубление. Попробовала разгребать руками землю, и заметила, что в верхней части стены тоннеля земля стала поддаваться. Анна поняла, что там находится ход наверх. Она стала грести усиленно, и впереди образовалось свободное пространство. Сверху отчетливо ощущалось дуновение ветерка. Анна принялась лезть вперед, разгребая землю руками и сумочкой, которую она так и не выпустила из рук. Ход вел вверх. В памяти отчетливо всплыл момент, что рядом с кладбищем недавно прокладывали подземные коммуникации. Вероятно, их проложили рядом с теми тоннелями, где обитала Кострома. Это придало ей новых сил, и она продолжала лезть и копать.
  В ее голове словно что-то завибрировало, и послышался противный голос Костромы:
  -- Ты где?
  Анна подумала, что Кострома прекрасно знала свои тоннели, и контролировала все, что в них находилось, но сейчас она незапланированно ушла в сторону, и, похоже сущность ее потеряла. Она почувствовала что-то вроде нездорового ликования. Интересно, можно ли мысленно ей ответить? Она напрягла мысли и на вопрос сущности ответила нецензурно.
  -- Аааа...-- раздался ответный голос, и голову Анны расколола боль. - Я тебе покажу!!! -- Она не слышала никакого голоса, но ответная мысль демона ударилась ей в голову, словно отбойный молоток. - Не уйдешь!
  Это послужило еще одним мощным стимулом копать дальше. Рыхлая земля хорошо поддавалась. Поврежденная нога не опиралась здесь на землю, и боль в ней почти исчезла. Она чудовищно напрягала руки и подтягивала тело к рукам. Она неплохо плавала, и это ей помогало. Сзади нее земля обвалилась, слегка присыпав ей ноги. С одной стороны, это было опасно, обратного пути у нее уже не было, а с другой, это давало ей шанс выбраться, потому что Кострома не могла ее преследовать. Хотя кто знает, может, у нее есть какие-то свои пути...Интуиция подсказывала ей, что где-то здесь проходит какое-то подземное сооружение, из которого может быть выход на поверхность.
  В голове снова завибрировало.
  -- Где ты, дрянь такая? Куда ты исчезла? Думаешь, сумеешь от меня спастись? Все равно тебе не выбраться!
  Анна чувствовала, что путь, который она себе прокладывала, лежал вверх. И она не позволяла себе расслабиться, лезла и лезла, разгребая землю руками и сумочкой. Земля попадала ей в рот, в волосы, в ноздри, она отплевывалась, но продолжала лезть, подобно кроту. Еще несколько раз в ее голове появлялся голос Костромы, который грозил ей медленной смертью, но она уже не обращала на него внимания. Она ощутила некоторое торжество, хотя еще неизвестно было, сумеет ли она выбраться. Вероятно, впервые эта подземная древняя тварь, привыкшая получать все, что хотела, столкнулась с проблемой.
  ...И, наконец, очередной раз разгребая землю, ее руки почувствовали пустоту. Она заметила пусть слабый, но свет. Она пролезла дальше и натолкнулась на что-то твердое. Затем она вылезла в подземную полость и поняла, что здесь проходит огромная железная труба. Теперь нужно пройти по трубе, и она выведет ее к колодцу... Она почувствовала непроизвольную радость и прилив сил. Хотя она уже сильно устала, но желание выбраться придало ей новой энергии. И к тому же у нее возникло чувство, напоминающее злость. Остро возникло желание насолить Костроме.
  "Ну что, сука, потеряла меня!" -- умышленно подумала она, рассчитывая, что Кострома услышит ее мысли. "Думаешь, все можешь? Думаешь, люди такие уж беззащитные? Знаешь, чучело ты соломенное, человек в экстремальной ситуации может горы свернуть, чтобы спасти свою жизнь. Сиди в своем вонючем подземелье и питайся покойничками, если хочешь, а с живыми тебе лучше не связываться."
  Снова в ее голове появилась жуткая дрожь. Видимо, ее мысли дошли до монстра. Должно быть, сущность сильно недооценивала людей, и сейчас ее страшно задело, что жертва уходит.
  "Не-е-е-ет! Не уйдешь! Думаешь, я такая глупая? Ты полагаешь, я не знаю про подземный коллектор, куда ты выбралась? Я все ходы вокруг знаю. Не надейся, живой отсюда не выйдешь!"
  Эта фраза вызвала у Анны дрожь. Не нужно больше контактировать с ней, еще запеленгует и выяснит, где она находится. Надо перестать активно думать. Надо думать только о том, как выбраться.
  Впереди забрезжил слабый свет. Анна стала активно пробираться вдоль трубы и, наконец, вылезла в подземный колодец; в нем труба прерывалась, ее еще не приварили к другому концу. На другой стороне колодца находилось продолжение трубы, в которое был вмонтирован огромный вентиль. А на стенке колодца находились металлические скобы, и вверху был закрытый люк, ведущий наверх. От радости Анна закричала.
  Но тут произошло то, от чего радость исчезла сразу. Она оглянулась на трубу, мимо которой только что вылезла в колодец, и увидела около нее до боли знакомое голубоватое сияние. Кострома вычислила ее маршрут, и сейчас выйдет за ней. Ужас охватил девушку. Словно отвечая на ее страх, в голове закрутились мысли, пришедшие снаружи.
  "Хи-хи, страшно тебе, правда! Сейчас я приду к тебе! Не надейся, быстро не умрешь! Еще погоришь вдоволь, пока я из тебя буду высасывать твою молодую энергию!"
  Страх ушел. Пришла какая-то апатия. "Похоже, конец. Эта тварь не даст мне добраться до люка" -- подумала девушка. И вдруг пришла отчаянная злость. Желание выжить куда-то ушло, и вместо него появилось острое желание отомстить, сделать злобному монстру хоть какую-нибудь гадость. Хотя бы напоследок. Оружия или чего-то, что сошло бы за него, у нее не было, но ее взгляд упал на вентиль. Что, если в этой трубе находится вода под давлением? Надо открыть кран и затопить это проклятое кладбище. Может, и Костроме худо будет.
  Она, превозмогая боль в ноге, добралась до вентиля и попробовала его повернуть. Кран не поддался. Она собралась с силами, вцепилась руками в сталь вентиля и снова попыталась его провернуть, но он был намертво закрыт. Может, будь на ее месте мужчина, он бы повернул кран легко, но она все же была девушкой, и ее силы явно не хватало. Она несколько раз отчаянно пыталась открыть кран, но он даже не сдвигался с места. Краем глаза она заметила, что сияние сзади приближалось. Она снова напряглась, и внезапно что-то холодное накрыло ее руки. Будь это в другой ситуации, она бы испугалась, но ее нервы уже были измотаны страхом и она даже не среагировала, увидев рядом с собой того мертвого парня, которого, со слов Костромы, зарезали в роще. Он стоял рядом с ней, она даже ощутила запах тления, идущий от его костюма, издали казавшегося новым. И его руки, хотя и мертвые, но мужские, вместе с ее руками стали поворачивать кран. Она тоже напряглась, и кран заскрипел и повернулся. В трубе раздался шум воды. Из широкого конца трубы, которую еще не успели приварить к другому отрезку, хлынула вода. Анна откинулась назад, вода полилась вначале ей на ноги, потом стала наполнять пространство колодца. Она поняла, что сейчас колодец заполнится водой целиком. Она рефлекторно схватилась руками за верхнюю скобу, подтянулась и полезла вверх. Вода залила пространство вокруг трубы и явно потекла туда, откуда она приползла. И Анна снова почувствовала дрожь в голове, но на этот раз в голове раздался крик боли. Она поняла, что вода залила пробирающуюся за ней Кострому, и той сейчас стало плохо. Вспомнилось, что в старину чучело Костромы или сжигали, или...
  -- Топили в реке! - заорала девушка. - Ты, шлюха поганая, явно боишься воды! Сейчас тебе будет хреново!
  Вода наполняла колодец все больше и больше. Она напрягла все силы и стала карабкаться вверх, хватаясь за скобы. Она забыла обо всем, стремясь вверх и вверх... Шум воды снизу подстегивал ее, она понимала, что если не откроет крышку и не выберется, то просто захлебнется в этом тесном пространстве. Забыв про усталость, она лихорадочно перебирала руками и ногами; вода поднималась все выше и выше. Ужасный вопль Костромы снова прозвучал в ее голове, но это уже был вопль смертельно раненого зверя. Видимо, Кострома столкнулась с водой, и с ней произошло то, что с ее чучелом обычно делали в древности язычники (не такие уж глупые они были). Она и сама не заметила, как долезла до самой верхней скобы. Над ней оказалась крышка канализационного люка, за которой была свобода, наш мир, мир живых. Она отчаянно толкнула ее вверх.
  Крышка не поддавалась.
  Она поняла, что крышка тяжелая и одной рукой ее не поднимешь. Встав обеими ногами на верхние скобы, она поднялась еще выше, поднялась под самую крышку и уперлась шеей в холодный металл. Вода все прибывала и прибывала. Она подтянула ноги повыше и встала на самую верхнюю скобу, и уперлась в крышку обеими руками, головой и шеей. Она собрала все силы...Но крышка не поддавалась.
  Не сразу она поняла, что крышка приварена.
  Вода уже почти наполнила колодец. Еще несколько раз она, борясь за жизнь, движимая инстинктом самосохранения, напрягалась и пыталась вылезти наверх. Знали ли строители, заваривая на время крышку люка, чтобы туда не проникли бомжи и хулиганы, что они подписывают кому-то смертный приговор?
  Вода заполнила колодец, и девушка еще долго пыталась вылезти. Она хлебнула воды раз, другой... И темнота колодца плавно переходила для нее в смертный мрак. Должно быть, проклятый дух безвременной гибели стоял над этим местом...
   Из газет:
  "Вчера в нашем городе в районе старого кладбища произошел несанкционированный прорыв на участке строящегося водопровода. Водой была затоплена трасса и часть кладбища. В колодце был обнаружен труп девушки с признаками утопления. Ведется следствие."
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"