Вавилонов Матвей: другие произведения.

Путевая записка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О поиске правды и шахтерах.

  Так уж повелось, что в нашей необъятной стране поезда для многих стали чем-то вроде календарей, отправных и конечных точек, средством периодизации жизни. Поезда на заработки. Поезда в отпуск. Поезда домой. Поезда к друзьям. Поезда, поезда...
  
  Состав покачнулся, дернулся, заскрипел и пополз в сторону столицы. За мутным окном остался родной город, родители и ожесточенно машущий левой рукой лучший друг. На лице у меня улыбка, которая с окончанием гримасы сменится на скучающую, изредка циничную гримасу - мое повседневное выражение лица в Москве.
  В этот раз я оказался счастливым пассажиром верхней полки чистого купе фирменного поезда "Ростов-Москва" и как только родная плитка перрона, плывущая за окном, кончилась, я вернулся на место. Мои соседи - стареющая женщина, с лица которой еще не сошла улыбки после веселой фразы моего лучшего друга - "Не обижайте его", и мой ровесник, парень лет двадцати - двадцати пяти в здоровенных наушниках "Sennheiser". Не успел я приземлиться на свое законное место, как женщина проявила свою любознательность:
  - Вы, наверное, студент.
  Я ответил утвердительно, справедливо расценив, что попутчица большая охотница до поездных разговоров.
  - Да? - с деланным удивлением ответила она, как будто ожидала другого ответа. - А где учитесь?
  С легкой душой использовал свою стандартную отмазку - МГИМО.
  - Правда? А на каком факультете.
  Я ответил, что на юридическом.
  - Неужели? А у меня там племянница...
  Чтобы предупредить неприятную ситуацию, в ходе которой мы можем оказаться с этой самой племянницей одногруппниками и самыми закадычными друзьями, я ввел в разговор свой козырь, сказав, что учусь я на заочном. Тогда я еще не знал, что в МГИМО заочки не существует.
  Выражение лица моей собеседницы стало значительно менее воодушевленным, и я уже было понадеялся, что она от меня отстанет, но нет, она решила рассказать о том, как счастлива учебой ее племянница. Наверняка этот рассказ звучал в каждом купе, где только не оказывалась моя попутчица, но я решил, что вполне переживу, если не стану его слушать, а только изредка буду говорить - "Ага" и кивать головой. Мой сплин был непоколебим, как девственность Жанны Д`Арк. За время ее рассказа я вполне успел привести свою койку в спальное состояние, убрать сумку, достать книжку и наушники. Оставалось только дождаться окончания чудесной истории про племянницу. Но, увы, моя попутчица решила тему переменить:
  - Раз вы - заочник, то у вас наверняка много свободного времени? Чем вы занимаетесь?
  Решив, что вранья с меня на сегодня достаточно, я ответил, что я - писатель, заранее приготовившись к н-му числу стандартных банальных вопросов.
  - Да, а про что пишете?
  Вот он, самый скучный стандартный и, как правило, первый из списка вопросов к молодому писателю. Я ответил, что в основном пишу социальную прозу.
  Потом последовала вся остальная братия из этой череды: "Давно пишете?", "Как начали?" "Печатались ли?". И так далее. На все это я отвечал безучастным голосом, в душе уже пожалев, что подарил словоохотливой попутчице такую обширную тему для разговоров. В ее глазах так и читалось, как она потирает свои руки в ожидании наиинтереснейшей беседы, которая займет весь путь. Впрочем, один интересный вопрос она выдала. Ну как интересный, на самом деле мне его задали впервые:
  - А как к вашему творчеству относятся ваши родители?
  - Родители? Да как относятся... Не очень. Считают, что это мешает учебе.
  После моего ответа она стала размышлять о том, что это неправильно, даже не подозревая, что мне плевать на ее мнение. Но если она и догадывалась об этом, ей тоже было плевать, она была на коне, я попался в ее сети. Наконец она попросила меня дать ей что-нибудь почитать и даже возликовал, когда протянул ей свой ридер с открытым рассказом, а сам, под ее трепет о том, как она относится к современной технике и как она рада прочесть мою работу, отправился в тамбур.
  Там уже смолили двое. Один из них пузатый темный мужик с кучей цепей на шее, которые вместе напоминали собачий ошейник, и второй - старичок с отвратительными папиросами. За окном колыхалось степное море, разрубленное железной дорогой пополам, но по-прежнему бескрайнее и свободное. Периодически виднелись небольшие деревушки и станицы. Старые разваливающиеся дома соседничали с громадными сверкающими красным кирпичом коттеджами, поместьями богатых крестьян, что редкость, или дачами братков, которым периодически становится скучно вращать деньги в городе и хочется чего-нибудь натурального, простого. Правда в том, что "простое" у всех разное.
  Покурив, я думал вернуться в вагон, но решил умыться и оказался в очереди в туалет. Передо мной стоял мой второй сосед по купе, счастливый обладатель огромных черных наушников "Sennhaiser". Мои капельки относились к этой же фирме, и это привлекло его внимание:
  - У тебя тоже "Sennhaiser"? Нормальные уши.
  - Да, неплохие, - отвечал я.
  - Но полноформатные, это реально тру.
  - У меня полноформатные другой фирмы. "Skullcandy", - уточнил зачем-то я.
  - Нет, это не тру. Тру только полноформатные "Sennhaiser", - уверенно ответил он и пошел в освободившийся туалет.
  Как только за ним захлопнулась дверь, я понял, что не было правды в тех, кто отдал жизнь в боях за Родину, а правда на самом деле именно там, на шее высокого парня в черной майке и, может быть, еще в одном из городков Германии, где эти наушники делают.
  Когда я вернулся в купе, моя попутчица уже дочитала мой рассказ и уже была наготове выложить свою бесспорно конструктивную критику, сплошь состоявшую из похвал и редких замечаний, показывающую тонкий вкус читательницы. Что она и сделала. Ее слова я слушал, вежливо кивая, но под конец она пару раз втянула воздух и удивленно спросила:
  - Вы курите?
  Я ответил утвердительно.
  - Ну вот, подпортили идеал, - сказала она, и в ее голосе я услышал искреннюю досаду.
  С одной стороны мне было приятно слушать ее слова, ведь в мире нет ничего более скучного и надутого, чем идеалы, но эта ее досада портила приятную для меня весть. Затем моя попутчица стала рассуждать о литературе, а я стал тайком читать повесть своего друга о нашей веселой летней поездке на море. Хорошо пишет. Но мало и редко, что объясняет отсутствием у него трудолюбия и целеустремленности, которого у меня, по его же словам, хоть отбавляй. Но эта его повесть вышла просто отменной, хотя вещь эта была написана для очень узкого круга людей, которые, так или иначе, причастны к описываемым событиям. Впрочем, часто случается, что такие книги особенно хороши и эта была из таких.
  Минут через двадцать я вновь отправился в тамбур, но не успел я до него дойти, как встретил своего однокурсника Лешу, спортивного и веселого парня, с которым мы несколько раз пили пиво на землячестве. Увидев знакомое лицо, он улыбнулись, и мы тепло поздоровались. От него шел легкий запах пива, а в пакете в его руке улеглись еще две бутылки этого напитка.
  - Ты к кому-то? - спросил я его.
  - Нет, к вагону-ресторану, а ты?
  - В тамбур.
  - Бросай курить, вставай на лыжи. А лучше пошли пива попьем.
  Я согласился и уже через минуту мы отправились в место назначения Леши. Но с внезапными встречами на сегодня было не покончено: едва мы прошли пару вагонов, как в коридоре я заметил еще одну свою знакомую - Аллу. Она была из той же школы, что и я, правда на год младше и данный момент, жестикулируя, что-то воодушевленно рассказывала кому-то сидящему в купе.
  - Опа, какая встреча! - сказала она, окинув меня радостным взглядом.
  - Я уже не удивлюсь, если встречу весь свой курс и бывших одноклассников.
  - С этим тебе повезло, - ответила она, - Катя, смотри, кого я встретила!
  Из купе показалась голова еще одной моей знакомой, одноклассницы Аллы.
  - Привет! А вы откуда и куда?
  - Мы из Ростова в вагон-ресторан, - сказал я. - Кстати, познакомьтесь, наш земляк и мой однокурсник - Леша.
  - Очень приятно.
  - А вы нам не составите компанию? - спросил у девушек Леша.
  - Может быть, попозже, - ответили они.
  Затем последовал скучный треп об учебе, обмен мнениями о Москве, новостями и байками об общих знакомых. На самом деле я хотел отоспаться, потому что уже завтра мне предстояло идти на учебу, но общение со старыми знакомыми обещало быть значительно интереснее, чем монолог словоохотливой попутчицы, тем более, что я не отказался бы выпить пива.
  - Ладно, давайте встретимся в вагоне-ресторане, через полчасика? - сказал я. - Успеете свои дела закончить?
  - Ну вы за нами зайдите, мы подумаем.
  - Договорились.
  До места нашего с Лешей назначения оставалось еще два или три вагона, и я вполне предполагал встретить еще парочку знакомых, но, увы, по дороге нам встречались только угрюмые проводники и закрытые двери купе. Зато в вагоне-ресторане было забавно - по телику крутили концерт посвященный чьему-то дню рождения, за одним из столиков посетители уже нехило разгулялись и требовали танцев, а прямо напротив нашего с Лешей места сидели двое пожилых кавказцев с чаем и угрюмыми лицами, устремленными в экран.
  Мы заказали пива, причем принесенные официанткой бутылки мы постарались выпить побыстрее, чтобы заменить их потом своими. Все-таки стоит немного экономить. Потом заказали по третьей. Разговоры про учебу и общих знакомых, словно пиво, перетекали в диспуты о политике, становились все более витиеватыми и интересными, зато веселая компания в углу вагона-ресторана поутихла - их покинула толстая тетка, самый громкий веселый и очевидно пьяный член их компании. Одновременно с ней ушли и кавказцы, их место занял скучающий тощий мужик с бутылкой пива, из которой он сделал один глоток, а затем как будто и забыл про нее.
  Допив пиво, мы, как и обещали, отправились за Аллой и Катей. После недолгих уговоров мы затащили их обратно за наш столик, себе заказали еще по бутылке, девушки же отказались даже от сока. Катя стала рассказывать об учебе, кстати, в МГИМО, а затем стала расписывать свою поездку в Лондоне и то, как хорошо там живется, какие приятные там люди, особенно тем, что прислушиваются к чужому мнению. Поначалу я встал на защиту соотечественников, но потом разговор стал откровенно скучным, и я чаще стал ходить в тамбур, погруженный в свои мысли. Уж не знаю, правда ли жителям Лондона было интересно мнение Кати или им просто было приятно поболтать с туристкой, которая на удивление хорошо шпарит на их родном языке. Да и это постоянно повторяющееся слово - мнение, причем без уточнения, по какому вопросу. Может, им было приятно слушать, как русская девушка красиво и последовательно унижает собственное отечество, что она делала сейчас, сидя напротив меня, не знаю. Впрочем, в таком случае это было бы еще и пошло с ее стороны и точно не делало ей честь. Да, приятно покритиковать власть за кружкой чая или пива с другом, сидя на кухне, но слышать это от иностранца мерзко. Хотя, если правда в наушниках "Sennhaiser", тогда...
  В конце концов, этот разговор мне откровенно наскучил, и я пересел на другую сторону столика, к Алле, похвастаться свеженьким журнальчиком со своим рассказом, предоставив Леше право самому вести беседу с Катей. Беседу, которая все равно ни к чему не приведет. Но тут случилась забавная штука - тощий мужик, сидевший за соседним столиком прихватив с собой свою бутылку пива, шустро переместился на мое место и попросил разрешения вступить в разговор. Он оказался шахтером и его очень интересовала современная экономическая ситуация в стране. Он стал живо расписывать преимущества угля перед газом и нефтью и обещал, что в скором времени его возлюбленный уголь вновь станет главным мировым ресурсом. Как ни крути, возвращение джедая. Судя по голосу мужика, бутылка пива в его руках была далеко не первой.
  Видимо, что-то в моем виде не понравилось ему. Наверняка отрешенность, которую он принял за несогласие с его доводами. Тогда мужик немного наклонился через столик ко мне и спросил:
  - Вот ты чем занимаешься?
  - Я? Книги пишу.
  - Писатель значит.
  - Ну типа того.
  - А ты когда-нибудь был под землей?
  Что? Что за бредовый вопрос? По крайней мере, не спросил о том, что я пишу.
  - Нет, не был.
  - А как ты можешь писать книги, ни разу не побывав под землей?
  Действительно, как так?
  - Я больше небо люблю.
  - Нет, тебе нужно недели две провести под землей.
  Я живо представил себе шахту, где висят тусклые фонари и бродят грязные шахтеры, месяцами не видя солнца. Не знаю почему, но мне показалось, что на мое творчество такое путешествие не повлияет в лучшую сторону.
  Шахтер тем временем продолжал расписывать все плюсы его работы, направив разговор в совершенно пьяное русло. Алла и Катя сидели с немного брезгливым видом, а Леша, разгоряченный выпитым, активно поддерживал беседу. Пора было заканчивать.
  - Ну что ребята, пошли? - сказал я. - А то Вася совсем заждется.
  - Да точно, - поддержала мою идею Алла.
  - Ща, погоди, - возразил шахтер, - я твоему другу мысль дораскажу.
  Ладно, сейчас уведу Катю с Аллой, потом вернусь за Лехой. Надеюсь, они не обнаружат друг в друге родственные души, обидно будет узнать через пару недель, что мой однокурсник бросил учебу и стал шахтером. Хотя, каждому свое. Мы с девушками встали из-за стола и направились к выходу.
  Но не успели мы пройти вагон, как нас догнал Леша, сверкая улыбкой. Быстро он, молодец. Бывает так, что от пьяного по часу не получается отвязываться такой у него полет мысли, что не остановишь. Ты уже сидишь, подпирая голову рукой, а он все рассказывает и рассказывает все, что душу гложет.
  Перед тем как разойтись по купе, мы немного постояли в тамбуре. Спор между Лешей и Катей был готов разгореться с новой силой, но тут в тамбур вошли двое обнявшихся дембелей. Форма их сверкала как новогодняя елка, а от сильного перегара, идущего от них, становилось не по себе, и мы благоразумно решили разойтись по вагонам.
  Открыв дверь купе, я обнаружил на нижней полке незнакомого мне мужчину с дочкой, которые смотрели, что-то на ноутбке, и тут же закрыл дверь. Перепроверив номер купе и убедившись, что я пришел на свое место я уже уверенней открыл дверь. И правда - на нижней полке, свернувшись, посапывала словоохотливая попутчица, а обладатель полноформатных наушниках Sennhaiser спал прямо в них. Как это у него получается, неудобно же!
  Я залез на свою полку и взглянул в окно. Там тянулись леса, а от родных степей ничего не осталось, и я задернул штору. Перед тем как уснуть, я подумал, что утром, когда попутчица учует мой перегар, ее идеал в моем лице разрушится окончательно. Уснул я с улыбкой.
   * * *
  Тихо хрустнув, поезд остановился. Люди на перроне куда-то бежали, спешили, и я тут же узнал столицу, вечно опаздывающую, кричащую. К метро я шел медленно, наслаждаясь, и такая легкая походка была издевательством над жителями столицы, я нет-нет да ловил на себе их недовольные взгляды.
  Клаус Майне в моих не тру "Sennhaiser" пел - "No one like you", и я, несмотря на то, что песня посвящалась девушке, решил вырвать фразу из контекста и приписать ее на свой счет.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"