Самсонова Юлия Викторовна: другие произведения.

Седьмой рассказ. Танцы - это маленькая жизнь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление за 15 октября! Глава планируется ОЧЕНЬ большой


* * *

Танец это маленькая модель жизни в несколько минут, со своими эмоциями и переживаниями. Вавилин Андрей Валерьевич

Тело никогда не лжет. Марта Грэм

Танец - единственный вид искусства, в котором мы сами являемся инструментом. Рахель Фарнхаген

   В большом полутемном зале никого не было, и лишь на центральной сцене стояла тонкая девичья фигурка. Напротив, на высоком барном стуле, сидела уже не молодая, но все еще не утратившая своей прелести женщина.
   - Ну, милочка, что вы можете мне показать? - прозвучал в тишине ее хрипловатый с придыханием голос.
   Девушка на вопрос никак не отреагировала, она по-прежнему стояла молча. Когда пауза достигла апогея и хозяйка уже собиралась встать со стула и выгнать неудавшуюся замену танцовщицы, фигурка на сцене зашевелилась. Всего одно движение новой танцовщицы и Тальтана уже не смогла оторвать от нее взгляда расширенных от удивления глаз.
   Ленивое движении плеча - будто девушка пытается отогнать навязчивую муху. Томный взгляд из-под тонких угольно-черных бровок. Отблески наступающего экстаза в черных бархатных глазах и снова движение. На этот раз плавный разворот бедра. Вслед за бедром откуда-то донеслась легкая ненавязчивая мелодия. И вновь остановка. Мгновение и разворот головы, глаза танцовщицы охватывают страстным взглядом весь зрительный зал. Секундная остановка и теперь уже другое бедро плавно приподнимается и тут же опускается. Правая нога становится на мысочек и резко опускается на пятку - раздается трезвон бубенцов.
   Тальтана переводит взгляд на ноги девушки. Откуда этот звук? Ее цепкий взгляд останавливается на татуировке. Тонкая цепочка с маленькими бубенцами. Неужели это она так заманчиво звучит? Вновь раздавшийся трезвон бубенцов заставил Тальтану поднять голову.
   Правая рука девушки обвила тонкий стан, левая устремилась вверх над головой. На обеих руках танцовщицы так же, как на ногах, змеились серебристо-черные тонкие паутинки татуировки. Вот рука девушки начала опускаться. Достигнув груди, она потянулась вперед, будто хотела до чего-то дотронуться. Глаза танцовщицы наполнились страданием, будто то, что она хотела поймать не давалось ей в руки. Вслед за рукой девушка потянулась и остальным телом. Казалось еще чуть-чуть и она сорвется вниз со сцены. Но вот новый поворот - танцовщица отвернулась от зала и обхватила себя обеими руками.
   Плавные движения бедрами: вправо-влево, вправо-влево - с постепенным наращиванием темпа. Непонятно откуда взявшаяся мелодия так же убыстряется, становится громче, движения резче. И снова поворот. Бедра продолжают двигаться в неистовом танце, руки девушки оказываются на уровне груди и с каждым новым движением ладони принимают все более причудливые фигуры. Вместе с руками начинают подрагивать полные, несмотря на худобу всего остального тела, груди. Снова разворот - девушка стоит боком ни на миг, не прекращая завораживающих движений.
   Ее тело начинает изгибаться, движения бедер замедляются, теперь они просто легонько покачиваются, спина отклоняется назад. Ниже, еще ниже, длинные волосы уже во всю подметают пол, а девушка все не останавливается. Руки уже давно танцуют свой собственный танец над ее гибким телом.
   Мелодия становится тише, плавней. Девушка выпрямляется. Медленные движения бедрами переходят в томные покачивания. Глаза танцовщицы прикрыты, но на лице отражается только что испытанный экстаз, подобный восторгу оргазма. Вскоре покачивания прекращаются, и девушка замирает хрупкой фарфоровой статуэткой.
   Молчание продлилось недолго, всего пять минут, но тишина в зале стояла такая, что было слышно, как под потолком жужжит муха.
   Очнувшись, Тальтана подошла к сцене, вперилась напряженным взглядом в девушку и, задумчиво, произнесла:
   - Какая редкая находка... Никогда не думала, что мне может так повезти...
   Прогоняя задумчивость, она тряхнула головой. Ее волосы орехового цвета взметнулись над плечами и тут же опали пушистой пелериной. Ее взгляд прояснился и, теперь уже совсем другим тоном, она поинтересовалась:
   - Что же нужно от меня мастеру Завораживающего танца?
   Девушка вскинула свою прелестную головку и произнесла:
   - Может, вы предложите мне присесть? Там и поговорим.
   - Хорошо, - Тальтана согласно кивнула головой и пошла к ближайшему столику.
   Устроившись, женщины не спешили затевать разговор. Они будто присматривались друг к другу, пытались понять, что можно ожидать от оппонента. Наконец, Тальтана не выдержала и вновь поинтересовалась:
   - Так чем я могу помочь мастеру?
   - Не хочу вас огорчать, но я не мастер. Мои жизненные обстоятельства сложились таким образом, что я не доучилась искусству. Средств продолжить обучение у меня в данный момент нет, мне нужно кормить и воспитывать сестру, а это требует довольно приличных сумм. Поэтому я вынуждена искать работу. Так как танцы - это единственное в чем я преуспела, я и стремлюсь найти себе работу, связанную с ними. К сожалению, у меня не особо выходит. В наше время недоученному танцору сложно найти хорошую работу. Однако недавно я повстречалась со своей старой знакомой, которая вспомнила меня и, узнав мои обстоятельства, предложила наведаться к вам. И вот я здесь.
   Объяснения танцовщицы прозвучали уверенно и правдиво.
   - Хм, что ж, я могу предложить вам место танцовщицы в моем заведении. Я просто не могу упускать такую возможность. Хоть, как вы говорите, вы и не доучились мастерству, вы уже сейчас способны завораживать.
   - Знаете, проблема еще в том, что я выдвигаю ряд требований, без выполнения которых никогда не соглашусь на предложенную мне должность.
   - Да? Могу я узнать, что же это? - Хозяйка клуба хищно прищурилась, ее ноздри раздулись в ожидании ответа.
   - О, все очень просто. Дело в том, что я в курсе того, что это за заведение, - девушка, подняв руку, обвела помещение. - Сами понимаете, пока я недоучусь мастерству, я не имею право вступать в половой контакт с вашими клиентами, да и вообще ни с кем. Это первое. Поэтому я, во избежание проблем, хотела бы, как только возможно, ограничить количество приватно исполненных танцев. Ими можно заворожить очень надолго. Поэтому, и это второе мое требование, я хотела бы заранее с вами оговорить тот момент, что выступать я буду только в маске или чадре.
   - Хорошо, с этими требованиями я согласна. Не хотелось бы мне потерять такую танцовщицу. Это все?
   - Последняя моя просьба: на работу я буду проходить и уходить через черный ход. Однако, мне нужна или комната, или гримерка, в которой я буду готовиться к выступлению.
   - Что ж, это вполне выполнимые требования. Вы не просите у меня ничего сверх меры и поэтому я согласна. К работе вы приступите завтра. Зайдете ко мне перед выступлением, я отдам вам вашу копию договора о найме. - торопливо произнесла Тальтана, опасавшаяся, что девушка выдвинет еще какое-либо требование или просьбу. И она не ошиблась.
   - Боюсь, что завтра - это слишком быстро. Нужно ведь подготовить костюм, грим, продумать танцы. Между прочим, вы не сказали, сколько танцев я обязана буду исполнять за вечер.
   - Если честно, то я думала, что вы будете исполнять только один танец. Я хотела бы приберечь его на финал шоу. Ах, зрители будут в полном восторге.
   - Один, так один. Возможно, со временем вы передумаете. - Девушка безразлично пожала плечами.
   - Я как-то даже и не подумала, что вы согласитесь на исполнение нескольких... - сконфузилась Тальтана. - Скажите, если не завтра, то когда вы будете готовы?
   - Думаю, что через неделю я буду в вашем распоряжении. Наряды сшиты, маски сделаны, туфли куплены. Да и у вас будет время ознакомить клиентуру с изменениями в вашей программе.
   - Хорошо бы еще сделать несколько плакатов с вашим изображением... - Тальтана сузила глазки. - Хм, хороший был бы ход: на плакате вы в шикарном костюме, маске и подпись огромными буквами: Только у нас, завораживающая и загадочная... Как вас зовут?
   - Пусть будет Тельтея, - произнесла девушка, - а вообще меня зовут Мирайя.
   - Хорошо звучит: завораживающая и загадочная Тельтея! - Тальтана протянула девушке руку, и та ответила ей крепким рукопожатием. Хозяйка клуба даже немного сморщила свой миленький носик.
   "И почему дядя сказал, что она безумно красивая? Вполне себе обычная, я видела и красивее. Хотя о вкусах не спорят..." - подумала Мирайя.
   - Что ж, значит, жду вас завтра. Возьмете свой договор, и приходите с одним из ваших костюмов... У вас же есть костюм? Если нет, то мы подберем здесь. Сделаем несколько ваших снимков, для рекламного плаката. - затараторила Тальтана.
   - Костюм есть, не беспокойтесь, - ответила девушка. - Всего вам доброго, увидимся завтра.
   Выходя из клуба девушка столкнулась в дверях с двумя амбалами, держащих под руки чье-то обвисшее тело.
   "Интересненько..." - пронеслось в голове у Мирайи, когда она выходила из клуба.
   До дома девушка шла окольными путями. Словно не желала чтобы кто-либо видел, где она живет. А потому дорога до квартиры заняла на полчаса больше времени, чем можно было ожидать. Да и шла она прогулочным шагом, никуда не спеша.
   Оказавшись в прихожей она поспешно закрыла за собой дверь и прислонясь к стене устало сползла на пол. Тут же раздался торопливый топот и в коридоре зажегся свет. Свелана присела перед сестрой на корточки и, газлянув ей в глаза, спросила:
   - Мира, ты в порядке?
   Мирайя подняла голову, протянула руку к сестренкиному лицу и погладила ее по бархатистой нежной щечке.
   - Все хорошо, не волнуйся.
   - Тогда вставай с пола, а то вдруг замерзнешь! Что я тогда делать буду, если ты заболеешь? - помогая сестре подянться на ноги, поинтересовалась Свеа.
   - Вылечишь, ты ведь меня уже лечила. - Взлохматив золотистые волосы сестры, произнесла Мира.
   - Пойдем кушать, я суп приготовила! - и Свеа потянула сестру в сторону кухни.
   Хмыкнув, Мирайя пошла вслед за сестрой. На кухне все было чисто убрано и только лишь стоящая на плите кастрюля говорила о том, что здесь кто-то хозяйничал. Мирайя открыла крышку, нагнулась и вдохнула поднимающийся к потолку пар.
   - Ммм, моя сестренка научилась готовить? И когда только успела?
   Свелана пожала хрупкими плечиками и ответила:
   - Ну, надо же мне чем-то тебе по дому помогать. Да и вспомни сама, сколько раз я уже наблюдала за тем, как ты готовишь обед? Вот так и приговила, по памяти.
   - Ты умница. - Мирайя достала с полки над мойкой две глубокие тарелки и наполнила их ароматным супом. Пока она разливала суп, Свеа вытащила из тумбочки пару ложек. Поставив тарелки на стол девочки удобно уселись и, не тяготясь опустившейся тишиной, молча принялись за обед. Облизав остатки супа с тарелки, Свеа откинулась на спинку стула, похлопала себя по животу и довольно произнесла:
   - А не плохо у меня получилось, правда?
   - Правда! - улыбнувшись сытой улыбкой сестре, подтвердила Мирайя. - Спасибо тебе за вкусный обед! Свеа, я пока вымою тарелки, а ты принеси мне телефонную трубку сюда на кухню. Мне нужно переговорить о деле с нашим дядей, хорошо?
   - Хорошо, - ответила Свелана и выбежала из кухни.
   Не успела Мирайя сполоснуть первую тарелку, как сестренка уже стояла перед ней, и протягивала трубку.
   - Давай я домою, - предложила Свеа, - а ты как раз с дядей переговоришь.
   - Хорошо, уговорила, - ответила ей Мира, положив мокрую тарелку на полотенчико для просушки.
   Усевшись за обеденный стол, девушка набрала номер, который ей дал дядя Робер для связи. После пары длинных гудков абонент, наконец, взял трубку.
   - Да? - ни имени, ни названия куда попала, Мирайя не услышала.
   "Хм, раз тут так шифруются, то и я ничего лишнего кроме главного не скажу" - мелькнула мысль и девушка произнесла:
   - Все получилось, как и планировалось!
   - Приходи в гости к сестре, получишь подарок, - прозвучало в ответ. На этом разговор оборвался, в трубке раздались короткие гудки.
   "Ну, и когда мне идти в гости? Неужели нельзя было назвать время встречи?" - раздраженно постукивая пальцами по столешнице, подумала Мирайя.
   "Хм, завтра нужно будет попозировать для рекламы, спасибо папе за то, что я к каждому выступлению свои костюмы шила. Да и договор нужно будет забрать. Стало быть лучше сегодня к дяде сходить. Интересно, что это за "подарок" он имел в виду?"
   - Вот и ладненько! Вечерком к дяде схожу, а пока у нас целый день свободен. - Мира хлопнула себя по коленям и поднялась из-за стола.
   - Чем займемся? - поинтересовалась она у Свеланы.
   - Не знаю, может, погуляем? - предложила та.
   - Гулять? А может быть, сходим в кино? - сделала Мира встречное предложение.
   - В кино? - переспросила Свеа, - Я согласна! Только с тебя мороженое!
   - Хорошо! - рассмеялась девушка. - Будет тебе мороженое!
   За прогулками по парку и мороженым девочки не заметили, как прошел целый час. Как раз подошло время очередного сеанса в кино. Это оказался новый мультфильм про зверей. И Мирайя и Свеа с большим удовольствием его поглядели. Когда они вышли из кинотеатра, небо заволокло облаками.
   - Свеа, давай мы с тобой еще в одно место сходим? - спросила вдруг задумавшаяся Мира у сестры.
   - Ты же не собиралась меня с собой в гости к дяде брать. Неужели передумала? - подняв глаза на старшую сестру, поинтересовалась Свелана.
   - Точно, там тебе делать нечего. Ладно, сейчас отведу тебя домой и пойду.
   До дома девочки дошли без приключений. Приготовив на ужин оладушки и накормив малую Мирайя отправилась к дяде.
  
   - Вот, это тебе. - На руке Робер Делийский держал небольшую брошь. Средних размеров цветок из белого золота весь инкрустированный драгоценными камнями: гранатового цвета алмазы покрывали лепестки, прозрачные бриллианты смотрелись, как мельчайшие капельки росы, а изумруды придавали яркость и насыщенность зеленым листочкам. Странный подарок, слишком дорогой, чтобы дарить его племяннице, которую увидел впервые совсем недавно...
   - Что это? - поинтересовалась Мирайя с подозрительностью глядя на дядю.
   - Мира, - дядя досадливо поморщился, - расслабься! Это всего лишь брошь с микрофоном. Так что в случае чего можешь не переживать. Мы, то есть я, всегда буду знать, где ты находишься и слышать все, что твориться вокруг тебя на расстоянии метра.
   "Метр, это не так уж и много..." - подумала девушка, а, взяв в руку украшение, вслух произнесла:
   - Спасибо, очень продуманно с вашей стороны.
   "Угу, так за мной следить легче легкого. Хорошо, конечно, что он все слышать не будет". Решив уточнить момент прослушки, Мирайя поинтересовалась:
   - Надеюсь, я не обязана буду носить ее круглосуточно?
   - Нет, дочка, конечно нет...
   - Не смейте называть меня дочерью! - девушка, сидящая напротив главы одной из самых опасных банд города зло сверкнула глазами, крепко стиснула зубы и опустила взгляд на пальцы, которыми она сильно сжала стройные колени. Сделав пару вдохов, она подняла взгляд на дядю и уже спокойней сказала:
   - Не стоит вам так меня называть. У меня есть один отец, и другого мне не нужно.
   После чего разжала правую руку и увидела выступившую на ней капельку крови.
   - Укололась, - ее губы изогнулись в горькой улыбке. - Я пойду дядя.
   Робер Делийский поднялся с места, обнял девушку за плечо и повел в коридор. Уже выходя на лестничную клетку Мирайа услышала:
   - Не переживай, дочка, все будет хорошо.
   Девушка лишь плотнее сжала губы и, не попрощавшись, направилась домой.
  
   Всю неделю Мирайя занималась тем, что пересматривала, переделывала и примеряла свои старые костюмы. Каких тут только нарядов не было... Черное обтягивающее вечернее платье до пола с разрезами просто невероятной глубины. Еще один - костюм, состоящий из плотно облегающего лифа, усыпанного каменьями и пришитой к нему бахромой, а также юбки - большого куска полупрозрачной ткани цвета спелой вишни, которая на бедрах держалась с помощью тонких полос, украшенным так же, как и бюстгальтер. Оно совсем не оставляло простора для фантазии, так как все что было можно показать, было выставлено на показ: упругая грудь, тонкая талия с маленьким углублением пупка, украшенного специальной серебряной сережкой, и широкие бедра, при ходьбе притягивающие сальные мужские взгляды.
   Тут же в коробке с туалетами лежало и совершенное по своей красоте платье: широкая нежно зеленая юбка, расшитая золотыми нитками, и блестящий желтого цвета жесткий корсаж с таким же узором. Его отличие состояло только в зеленом цвете шитья. Под ним лежало практически такое же, только бордово-фиолетовое из тяжелого плотного бархата, состоящее из корсета с рисунком из мелких цветочков. К нему в дополнение шли и длинные до локтя перчатки.
   На последней вешалке в шкафу висело белоснежное платье из гладкого шелка, по горлу и канту рукава украшенное лебяжьими перьями. По соседству с ним находился туалет болотного цвета из летящего, просвечивающегося на свету шифона. Надетое оно открывало гладкую кожу плеч, груди и спины. На талии оно собиралось с помощью широкого пояса с большой искусно отделанной пряжкой.
   И, наконец, самое ее любимое - платье безумство, платье страсть, платье песня... Верх его пошит по фигуре. Рукава не просто обтягивали руки, а обнимали их. Простой круглый вырез не открывал ничего лишнего. Скромность, вот главная его характеристика. Облегающий тело корсаж буквально ластился к телу. Широкая до пола юбка сшита в виде солнца. Начиная от талии, она все расширялась и расширялась. Если покружиться, то юбка покажет вначале стройные щиколотки, затем голени, колени, и выше... Низ платья заканчивался большим количеством довольно широких рюш. Кажется, ничего особенного в нем нет. Но Мирайя не могла согласиться с таким суждением ни за какие коврижки. Во-первых, цвет. Абсолютно черное без каких-либо оттенков. Однако если сделать резкий взмах ногой и поймать рукой край платья можно увидеть ярко алые подъюбники. Во-вторых, гладко зачесанные черные волосы, завязанные на затылке в кукишку всегда, когда девушка его надевала, украшались большой, распустившейся розой темно-красного, кровавого цвета. Такого же оттенка была и бахромчатая шаль, идущая к наряду в комплект. На ногах всегда лаковые туфли на небольшом каблучке с тонкой перемычкой в тон цветку, шали и подбою платья. И, наконец, в-третьих, стоило только сделать одно, хоть какое движение в этом костюме, как воздух начинал вибрировать. Страсть зажигалась в сердце как исполнительницы танца, так и каждого пришедшего на выступление зрителя. А музыка, растекающаяся по воздуху, заставляла кровь быстрей нестись по венам, и ноги пускаться в неудержимый пляс.
   Именно его Мирайя и вытащила из шкафа. Положив его на кровать и присев рядом, нежно провела ладонью по ткани корсажа. Стоящая позади девушки сестренка подошла и погладила по плечу.
   - Мира, примерь его, - попросила Свеа. Мира этой просьбе сопротивлялась недолго. Скорее она закончила облачаться и повернулась к сестре, которая стояла рядышком склонив голову к плечу.
   - Ммм... нет. Чего-то не хватает! - заявила она через минуту придирчивого разглядывания. - О! Знаю!
   Девочка подбежала к туалетному столику, на котором стояла шкатулка с украшениями. Открыв одну полочку, она, недолго покопавшись в ней, извлекла большие золотые кольца и, протянув их Мире, попросила:
   - Вдень их в уши, - когда старшая сестра исполнила требование младшей, та сделала одобряющий жест головой и произнесла: - Так намного лучше!
   Посмотрев на себя в зеркало, девушка мысленно согласилась с сестренкой. Внезапно она резко вскинула ногу. Край платья, словно сам того хотел, оказался в правой руке девушки. Крепко зажав его ладонью, Мира подняла кулачок и опустила его на крутое бедро. Левая рука устремилась вперед. Кисть стала совершать манящие кого-то движения. В комнате раздался мерный перестук каблуков, а в комнате разлился страстный перебор гитары.
   Это волшебство прервалось так же внезапно, как и началось. Раздался громкий металлический стук, а за соседней стенкой прозвучал недовольный мужской крик:
   - Прекратите безобразие! Ночь, а вы людям спать не даете!
   Мира тут же остановилась. Бросив еще один взгляд в зеркало, будто запоминая, впитывая в себя созданный ею образ, она подошла к шкафу и начала снимать с себя танцевальный костюм. Оглянувшись на замершую мышкой сестренку, девушка делано сурово нахмурила брови и произнесла:
   - Что это мы не спим? Столь поздний час, а мы не в кроватке?
   Свеа закатила глаза и подняла взгляд к потолку.
   - Мира, ну я же уже не маленькая! - девушка в это время запахивала и завязывала на талии пояс от шелкового халата с драконом. Подойдя к сестре, она опустилась перед ней на колени, прижала к себе и прошептала на ухо:
   - Ты всегда будешь моей маленькой сестренкой Свеа! - затем девушка поднялась и, шутливо взлохматив распущенные волосы, добавила: - Давай по шустрому в кровать, а то и, правда, уже поздно!
   На сей раз Свеа послушалась. Не прошло и часа, как в квартире наступила мертвая тишина - обе хозяюшки спали.
   Костюмы есть, но когда Мира говорила хозяйке Шалуньи о том, что маски к ним у нее тоже готовы, она блефовала. А потому всю ночь девушка посвятила тому, что из всевозможных лоскутов ткани, кружев, перьев, бисера и страз, с помощью картона, бумаги, клея и красок мастерила всевозможные маски. К каждому наряду своя личина. Она прервалась лишь на пару часов, чтобы хоть немного отдохнуть перед следующей встречей с Тальтаной.
   Для выбранного к первому выступлению платью была сделана небольшая маска из черного бархата и алых кружев с широкими прорезями для глаз.
   Примеряя свой законченный наряд за день до фотосессии Мирайя не удержала удовлетворенного вздоха. Повернувшись пару раз вокруг собственной оси и взметнув в воздух юбки, девушка спросила у Свеа:
   - Ну, как я тебе? - та сжала ладошку в кулачок и отогнула большой палец вверх. Мирайя рассмеялась, - Ну вот и хорошо!
   Следующим утром девушка уложила свой костюм в рюкзачок, напялила на себя джинсы, майку, сверху нацепила толстовку на пару размеров большую, чем надо, обулась в кроссовки и вышла из квартиры. Свелана оставалась дома одна, но Мира уже не волновалась. Несколько дней проведенных в детском доме, казалось уже навсегда, изменили сестру. Она и раньше была тихой, но сейчас плюс к этому добавилась настороженность и излишняя недоверчивость. Не заметные дома, на улице, когда сестры гуляли, они были очевидны. Но Мира не унывала. Она рассчитывала, что со временем Свеа отживет и вновь начнет радоваться жизни.
   Подойдя к клубу, девушка увидела на двери табличку с надписью закрыто. На громкий стук отреагировали почти моментально. Будто кто-то стоял и только и делал, что кого-то ждал. На вид привратнику было немногим больше тридцати. Короткий ежик волос на голове, скуластое лицо, крепкая, но не бычья шея, распахнутая на груди рубашка открывала светлую поросль широкой, мужественной груди. Сорочка была заправлена в обтягивающие стройные мускулистые ноги черные джинсы. На ногах - черные ботинки.
   - Ммм, новенькая? - оглядывая меня с головы до ног лиловыми глазами, вопросил он.
   Девушка гордо вскинула подбородок. Это не осталось незамечено мужчиной. Его взгляд, ни на минуту не отрывающийся от Миры, зажегся просто неистовым интересом.
   - Мне к хозяйке, - глядя прямо ему в глаза, ответила она.
   - Ну раз к хозяйке... - мужчина склонился в шутовском поклоне, - тогда милости просим.
   Распахнув пошире дверь, мужчина не отошел, как на это рассчитывала Мирайя, а остался на месте. Поэтому девушке ничего не оставалось делать, как, втянув в себя живот, протиснуться мимо него. Но как она не старалась ее пышная грудь все равно задела мужчину. Услышав резкий вдох, сделанный сквозь крепко стиснутые зубы Мира подняла глаза на привратника, но тут же их опустила и быстренько прошмыгнула внутрь. Отойдя подальше от незнакомца, девушка возмущено воскликнула:
   - Могла бы и пропустить даму!
   Мужчина ехидно хмыкнул и скривил полные губы в язвительной усмешке:
   - Милочка, если вы ожидаете, что здесь с вами будут обращаться как с дочкой мэра или хотя бы как с леди, но вы пришли не по адресу! Это клуб...
   Девушка, не дослушав, бросилась в атаку:
   - Я в курсе того, что это не особняк мэра, и королевский дворец! Я знаю, куда я пришла и зачем! Но, чтобы вы о себе не думали, я не позволю вам так с собой разговаривать. Мало ли кто чем зарабатывает на жизнь. Профессия в нашей жизни ничего не значит! Важно, что у человека здесь! - Мира ударила себя по груди.
   - Что за шум, а драки нет? - из темноты пустого зала раздался голос хозяйки. - А, Тельтея! Я, если честно, ждала тебя немного позже. Ну ничего, заходи. - Женщина посмотрела на наручные часы. - Тем более что фотограф скоро уже будет.
   Подхватив девушку под руку, повела ее в ту залу, в которой проводился просмотр. Мужчина молча последовал за ними. Кивнув головой назад, Тальтана произнесла:
   - Как я вижу, ты уже познакомилась в Кимиром. Не обращай внимания на этого грубияна, - в отличие от слов интонация была несколько иной. Мире она показалась если не любящей, то, по крайней мере, ласковой. - Он всегда такой бука.
   Тут Мира услышала довольно громкий хмык, раздавшийся за их спинами.
   - Кимир - управляющий, а еще по совместительству и бармен. Хобби у него такое, напитки по стаканам разливать. Он следит за бухгалтерией, поставщиками, порядком. Остальным занимаюсь я. А теперь, позволь поинтересоваться, у тебя все готово?
   - Да, - девушка кивнула, - все готово. Костюм у меня вот здесь.
   Мирайя сняла с плеча рюкзачок и показала его хозяйке. Та удовлетворено кивнула.
   - Где мне можно привести себя в надлежащий вид? - поинтересовалась девушка.
   - О, совсем забыла. - Тальтана ткнула пальцем в одну из дверей и сказала: - выйдешь туда, свернешь направо, поднимешься на один пролет вверх. Первая комната по правую руку на этаже - твоя гримерка.
   Когда Мирайя вышла из зала, мужчина не спеша подошел к Тальтане и, глядя на нее с высоты своего роста, поинтересовался:
   - Гримерка? С каких это пор танцовщицам стриптиза нужны отдельные комнаты? Может объяснишь мне, что здесь происходит?
   Женщина, не желая отвечать, поджала губы, - тогда мужчина взялся за ее подбородок своими длинными пальцами и приподнял ей голову, чтобы посмотреть в глаза. Тальтана обвела сухие губы влажным языком. Кимир проследил за ним жадным взглядом внезапно потемневших глаз. Его голова стала медленно накланяться к лицу Тальтаны. Почти у самых губ он выдохнул:
   - Что все это значит?
   Глаза женщины подернулись мечтательной поволокой, но, тем не менее, нервно сглотнув, она ответила:
   - Это не стриптизерша.
   Мужчина прикоснулся к нижней губе партнерши языком и поинтересовался:
   - А кто?
   Тальтана в попытке устоять на ногах, схватилась руками за отвороты мужской рубашки и еще тише прошептала:
   - Это сюрприз...
   Мужчина хотел было легонько прикусить зубами полную женскую губку, когда услышал за спиной смущенный кашель. Кимир с Тальтаной тут же отскочили друг от друга и уставились на появившуюся в зале Мирайю. И если хозяйка все никак не могла вернуть себе утерянное самообладание, то мужчина, казалось, его и не терял вовсе. Он, сложив руки на груди, стоял и смотрел на девушку. От него не укрылся ни румянец, растекшийся по ее щекам и шее, ни скромный вырез платья, ни смущение в потупившихся глазах, посмевших встретиться с его оценивающим взглядом. Напряженность, наполнившая помещение, по своей густоте могла поспорить лишь с растекшимся киселем или густым октябрьским туманом. Казалось, еще чуть-чуть и ее можно будет резать ножом. Разрывая повисшую в зале тишину, Тальтана прокашлялась. И тут во входную дверь кто-то постучал. Женщина, не сдержав вздоха облегчения, направилась ее открывать.
   Когда хозяйка вышла, Мира присела на стул за одним из столиков, положила ногу на ногу, сложила руки на груди и смело подняла взгляд на прислонившегося к центральной сцене мужчину, но не спешила завязывать с ним разговор. Первым, не выдержав молчания, заговорил Кимир:
   - Итак, раз ты не стриптизерша, то кто ты?
   Девушка высокомерно приподняла одну бровь и с видом превосходства посмотрела на него.
   - О, какой вы, однако, любопытный малый, - ехидная усмешка расплылась на алых от помады губах. - Вам же сказали, сюр-приз!
   И вновь взгляд лиловых глаз зажегся интересом. О, как бы он хотел подойти к нахалке и стереть с ее лица эту довольную ухмылку! Подумать только, сидит перед ним как хозяйка положения и лыбится, показывая свои жемчужные зубки. Он еще раз прошелся по ладной девичьей фигурке, сидящей напротив него. Полная грудь, которую он уже успел ощутить, пропуская девицу внутрь заведения, и зажегшую в нем страстное томление. Невозможно придумать другую причину тому, что он едва не набросился на Тальтану. Обычно Кимир не позволял себе такого поведения с хозяйкой клуба. Хорошо, что она оказалась совсем непротив такого с ней обращения. Будто только его и ждала... На его губах появилась довольно жесткая улыбка, от которой, как он заметил, вздрогнула девушка. Хм, а мы не такие твердокаменные, как хотим показаться. Ладно, скоро узнаем, кто она такая...
   Поток мыслей Кимира прервался появлением невысокого лысого мужичка в сопровождении Тальтаны. А... старик Зимин, лучший фотограф города. Все интересней и интересней. При появлении этих двоих девушка поднялась со стула. Подойдя к Зимину, она протянула ему руку и представилась:
   - Тельтея. - зажегшийся было в глазах старика свет, тут же померк. Однако это не ускользнуло от внимательного взгляда Кимира. Дрожащим от старости голосом тот ответил:
   - Зимин Теренски - лучший художник и фотограф нашего славного городка.
   - Очень приятно, - на губах девушки появилась милая полная тепла улыбка, от которой старик буквально расцвел.
   - Мне, милочка, тоже, - и ухватившись за тонкую девичью кисть, фотограф принялся ею трясти.
   - Ну все! - воскликнула Тальтана возвращая всех в деловое русло. - Господин Теренски, эта девушка наше новое приобретение, - взгляд Кимира отметил внезапно проступившую на лице старика бледность. - Наша новая танцовщица!
   Это было сказано таким высокопарным тоном, что Кимир едва удержался от того, чтобы не засмеяться в голос. Господи, кажется у Тальтаны новая блажь на уме. Его невысказанная мысль тут же нашла свое подтверждение, когда хозяйка подошла к Тельтее, обняла ее за плечи и объяснила:
   - Нет, вы просто подумайте, только у нас, - женщина сделала жест руками, будто она зачитывала заголовки газет, - в Шалунье, - еще один точно такой же жест, - выступает Мастер Завораживающего танца!
   Ого! Вот это сюрприз!
   "Ха, кажется, этот выскочка сейчас язык проглотит!" - в душе Миры зашевелилось удовлетворение. - "А то ей богу, не могу! Кто, да кто!"
   - Так, господин Теренски, нам нужны плакаты с изображением Тельтеи и тестом, примерно таким, как я сейчас сказала, - это все Тальтана продолжала заливаться соловьем.
   "Все-таки как хорошо, что старик Зимин догадался проглотить уже собирающееся выскочить из него сообщения о том, кто я. Правильно, как это может быть, чтобы лучший фотограф и не знал, кем я являюсь. Так, Мира, хватит уже расслабляться, соберись. Сейчас начнется работа".
   Когда фотограф расставил на сцене осветительные приборы и обтянутый плотной белой тканью металлический каркас, служивший своеобразным фоном, девушка поднялась на помост. Настраиваясь на дальнейшую работу, она стала покачивать бедрами и постукивать каблучками. Зимин подхватив свой цифровой фотоаппарат закружил вокруг нее.
   Тальтана и Кимир, стараясь не мешать работать фотографу и его модели, уселись на столик, стоящий напротив сцены и принялись молча за ними наблюдать.
   В это время танцовщица отвернулась от старика, обхватила руками себя за плечи и бросила полный лукавства взгляд назад. Затем повернулась боком, выставила вперед одну руку, другу подняла у себя над головой. Вновь крутанувшись, подняла солнцем свои юбки, показав едва прикрывающий аппетитные выпуклости ярко алый подъюбник. Остановилась опять спиной к залу. Теперь у нее над головой оказались обе руки. Которые тут же оказались скрещены. До Тальтаны с Кимиром донеслись звуки - это девушка стала щелкать пальцами в одном лишь ей известном ритме. Руки опущены, прыжок на месте и толчок платья вверх по направлению ладони. И край наряда, зажатый ловкой рукой, угодил на талию. Юбка задралась, оголив стройную ногу, затянутую в шелковый прозрачный чулок. Раздался громкий перестук каблуков, вторивший щелчкам девичьих пальцев. Затем еще один подскок и теперь девушка стоит, согнув левую ногу в колене, а правую отставив в бок. Руки, разведенные в стороны, выгнуты как луки и напряжены, пальцы растопырены. Она медленно начинает переносить центр тяжести с одной ноги на другую. Теперь, стоя лицом к зрителям, девушка повела плечом, выставила левую ножку в алой туфле вперед и сделала коленом движение из стороны в сторону. Снова громкий перестук каблуков, снова платье, теперь уже с правой стороны, летит вверх. И вновь девушка поймала его кромку. Сейчас на обозрение оказались выставлены оба бедра. А звук каблуков в окутанной полумраком зале раздавался все сильней и сильней, быстрей и быстрей. Ножки обутые в алые туфли мелькали перед глазами завороженных движениями танцовщицы зрителей. Девушка резко бросила платье вниз и стала хлопать звукам, вылетающим у нее из-под каблуков.
   - Все, Тельтея. Движения нам пока хватит, - голос фотографа нарушил воцарившуюся в зале гармонию. Тальтана и Кимир пришли в движение. Женщина громко зааплодировала, а мужчина недовольно поморщился.
   "Будем надеяться, что лицо у меня все-таки недовольное, а не заворожено восторженное, как у подростка, испытавшего первый экстаз поцелуя!" - подумал Кимир. - "Однако, как чертовка двигается! Теперь-то я понимаю, почему Тальтана согласилась ее взять прежде, чем поговорит со мной"
   - Так, милочка, - обратился фотограф к хозяйке клуба, - передайте-ка сюда вон тот стул!
   Узловатый палец ткнул куда-то за спины сидящей за столом парочки. Кимир поднялся, взял указанный Зиминым стул и поставил его на сцену.
   - Тельтея, ну-ка сядь на него. Да вот так. - Девушка опустилась на стул и откинулась на его спинку. Затем сменила положение: отставив правую ножку в сторону, подалась вся вперед. Потом нога на ногу. И снова откинулась на спину и выставила конечность в алой туфле вперед. - Так, девушка, встаньте, поймайте, как вы это умеете, платье и поставьте ногу на стул. Да! Молодец! Вот так! - под шумные восклицания фотограф не забывал щелкать затвором фотоаппарата. - А теперь оседлай его. Умница, положи запястья на спинку. Нет, не так. Скрести их. Да, правильно. Попробуй взяться за бока спинки и откинуться. Здорово, то что надо! - Зимин оглянулся на хозяйку клуба и, посмотрев на нее, спросил:
   - Милочка, у вас случайно не будет веера? Может быть одолжите?
   - Да-да, конечно! - Тальтана вспорхнула со стула и выскочила из залы.
   - Тельтей, можешь пока что отдыхать. Как принесут веер можно будет продолжить. - Велел фотограф девушке, которая в этот момент вытирала со лба успевший выступить пот. Она не забыла поправить и распустившуюся розу, заколотую в волосах.
   Не прошло и пяти минут, как Тальтана влетела в залу и подскочив к фотографу отдала ему веер. Тот передал его танцовщице и единственное о чем он ее попросил, это усесться на крайчик стула спиной к залу, левой рукой держаться за его спинку, а правой обмахиваться черным, сделанным из кружева веером.
   Девушка выполнила все, что было велено, но поза несколько не устроила старика. Он подошел к танцовщице, задрал ей юбку платья с левой стороны, велел ей держать эту ногу согнутой, в то время как правая должна была оставаться прямой.
   Отступив назад, старик Зимин удовлетворенно хмыкнул и стал обходить по кругу замершую на стуле фигурку. Наконец, когда все было отснято, он повернулся к Тальтане и сообщил:
   - Ну, все, фотографии будут готовы завтра утром. К вечеру уже сможете расклеить по городу афиши.
   Тальтана рассыпалась в благодарностях. Когда фотограф собрал свое оборудование в приличных размером сумку, она повела его к выходу велев мне идти переодеваться.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) Т.Рем "Призванная быть любимой – 3. Раскрыть крылья"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"