Самусенко Евгений: другие произведения.

Кризис психологии или представление нового направления

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Революция в психологии! Новое направление - равновесная психология

  "Никакой критик не в состоянии лучше меня самого ясно увидеть диспропорцию между проблемами и тем, как я их разрешаю, и в наказание ни одна из доселе не исследованных областей психики, куда я проник первым из смертных, не будет носить моего имени или подчиняться открытым мною законам".
  Из письма З. Фрейда В. Флиссу, май 1900 г.
  
  В повседневной жизни любой человек сталкивается с проявлением законов, открытых точ-ными науками - физикой, математикой. Знание этих законов позволяет ему глубже проникать в тайны окружающего мира. Современная наука знает об этом материальном мире очень много, почти все, от строения атомного ядра до строения Вселенной. В физике есть законы Ньютона, теория относительности Эйнштейна, модель атома, другие законы и модели, которые развиваются и поступательно накапливают информацию соразмерно с развитием науки. Ученые изучают явления материального мира и соревнуются между собой в разработке теорий, наиболее полно их описывающих. Так принято в точных науках. Если существует гравитация, свет, радиация, электрический ток, излучение лазера, то точные науки изучают эти явления и предлагают Законы и теории, описывающие их наиболее полно.
  Существуют ли законы, которые описывают закономерности в работе психики человека? Ведь она, хотя и не относится к материальным объектам, является продуктом вполне материального органа человеческого тела - мозга. Таких законов нет. Были ли определены эти законы отцами-основателями психологии - Зигмундом Фрейдом и Карлом-Густавом Юнгом? Нет, не были. Но явления психического мира человека, хотя и отличаются от явлений мира материального, тем не менее, имеют право на то, чтобы называться явлениями мира психического, и претендовать на то, чтобы их изучали и предлагали теории и законы, которые будут их описывать.
  Какие же явления возможно отнести к миру психическому?
  1. Сексуальное влечение, Любовь, Ревность.
  2. Вера, Обида.
  3. Совесть, Долг.
  4. Сновидение, Интуиция, Озарение.
  Физические явления не подчинены законам, сформулированным физиками, эти законы описывают объективно существующие физические явления материального мира. Если отдельно от материального мира существуют психические явления - должны существовать и отдельные законы, их описывающие.
  В точных науках теория, которая не способна описать ни одно из явлений материального мира, не может претендовать на статус научной и рассматриваться научным сообществом. Крите-рий отбора любых теорий материального мира очень прост - наличие новизны и продвижение вперед в описании явлений материального мира.
  Описывают ли теории Фрейда и Юнга приведенные выше явления психического мира чело-века? Нет, не описывают, но хотя бы пытаются это сделать. Ни Фрейд, ни Юнг не смогли оставить нам ни одного варианта законов, описывающих закономерности функционирования психики любого человека. Хотя в письмах Фрейда мы и видим его стремление к открытию таких законов. Если у физиков есть модель атомного ядра и модель Вселенной, то у психологов нет модели структуры психики человека, тем более - модели его личности.
  Для того чтобы добраться до глубин атома и предложить теорию атомного ядра, необходи-мо было вначале открыть десятки законов, описывающих закономерные явления материального мира, и только знание этих законов позволило сделать обобщения, описывающие структуру атомного ядра. Увидеть ее в реальном масштабе невозможно, но можно проверить теорию по косвенным проявлениям такой структуры.
  Современная психология, как и психология времен Фрейда, представляет собой набор раз-личных несовместимых между собой теорий, знакомство с которыми заставляет вспоминать вос-точную мудрость о слепых мудрецах, которые пытались описать слона, прикасаясь к различным частям его тела. Каждый мудрец, ощупывая слона, приходил к собственному заключению:
   один, держась за хвост, сказал: "Слон - это хлыст";
   другой, потрогав ухо, произнес: "Слон - это опахало";
   третий, ухватившись за хобот, проговорил: "Слон - это огромная змея";
   четвертый, упершись в туловище, молвил: "Слон - это стена";
   пятый, обхватив ногу, изрек: "Слон - это колонна".
  Мудрецы долго спорили, что такое слон, но так и не смогли ничего доказать друг другу. Все они были правы и по-своему верно указали на особенности отдельных частей сложной системы под названием "слон", но если даже сложить все их описания вместе, представления о слоне не появится. Целое не равно простой сумме отдельных его частей. Чтобы получить полное и правильное представление о слоне как целостной системе, необходимо понять закономерности взаимодействия отдельных его частей и их функции в системе.
  Так как же стороннему наблюдателю, никогда не видевшему слона, составить представле-ние о нем, используя не связанные друг с другом описания отдельных его частей? Обратим внима-ние на результат исследования слона мудрецами. Мы получили набор мнений, опирающихся на изучение лишь малой части слона, но каждый из мудрецов счел возможным на основе этой части сделать обобщение о целом. Удастся ли стороннему наблюдателю, по?лучившему мнения мудрецов, определить, что же скрывается за этими описаниями? Как ни странно, это возможно, если отнестись с уважением к результатам работы всех мудрецов и считать, что большая часть собранного ими материала объективна. Необходимо только одно - отказаться от выводов и обобщений, которые каждый из них сделал на основании собственного исследования. Сторонний наблюдатель не сложит общую картину из отдельных "паззлов", если примет заключение каждого из мудрецов за абсолютную истину и будет собирать результат, соединяя между собой хлыст и опахало, змею, колонну и стену. Сторонний наблюдатель должен изначально понимать, что работает с материалом, описывающим различные части одного целого.
  Каким образом наблюдатель поймет, что полученный им результат и есть абсолютная исти-на? Какой критерий отделит ложную исходную информацию от истинной? Этим критерием может стать допущение, что только истинная модель объекта, который исследовали мудрецы, будет соот-ветствовать наибольшему количеству исследовательского материала, полученного ими, и вызывать наименьшее количество противоречий между отдельными его элементами.
  Описанный выше прием мы и применим в данной работе. Я с уважением отнесусь к изуче-нию проявлений человеческой психики, которые проводили любые школы и исследователи в психологии, но откажусь от обобщающих выводов, которые были ими сделаны на основании всего доступного им, но ограниченного материала. История психологии накопила столько экспериментального материала, что в новых экспериментах нет никакой надобности. Необходима теория, которая сможет обобщить весь этот материал, а не соединить отдельные заключения, сделанные каждым из исследователей.
  Невозможно из отдельных частей работ главных психологических школ собрать единую теорию. Но возможно попытаться предложить теорию, которая будет удовлетворять отдельным частям всех известных теорий, и она окажется ближе всего к истине, чем каждая из существующих разрозненных теорий.
  Психологии недоставало и недостает сейчас понимания взаимодействия между частями, из которых состоит психика человека и которые изучаются отдельными учеными. Основное внимание в моей работе уделено именно установлению такого взаимодействия между отдельными элементами психики человека. Я делаю попытку объединить элементы психики, обнаруженные моими предшественниками, соединить их в схеме, которая превратит разрозненные элементы в единую сложную систему - в функциональную модель психики. При этом некоторые элементы окажутся ненужными, а некоторых будет не хватать для формирования целостной картины.
  И все же для реализации изложенного подхода к работе необходимо иметь стержень, на который в дальнейшем будет нанизана вся структура. В качестве стержня я буду использовать теорию психотипов Юнга (она входит в мою теорию с минимальным количеством изменений, не меняющим сути определений Юнга, а только корректируя их и уточняя).
  Фрейд отказался взять на себя функцию независимого арбитра и попытаться сложить во-едино результаты, полученные его учениками и различными школами. Он считал, что у каждого исследователя свой "слон", и только его личный "слон" - самый правильный.
  Я использую "новый" для психологии принцип исследования - уважение к эксперимен-тальному материалу любых школ и направлений. Ранее этот принцип в психологии не использовался, как это ни странно звучит. Учитывался материал только своей школы и игнорировался материал других исследователей, что наносило ущерб развитию психологии как единой науки.
  Я не считаю, что мне удалось открыть все законы функционирования психики. Но главное, что сделано - это использование всего разумного из теорий и идей Фрейда, Юнга и Павлова, до-бавление нового материала и формирование теории, которая развивает теории моих предшественников, а не заменяет их. Моя работа позволяет вернуть основателям психологии их заслуженное место.
  Читателю будет предложена структура психики живых существ и теория личности человека. Приведенную ниже структурную схему психики можно будет считать завершенной, когда она сумеет описать все известные психические явления и когда для этого не понадобится введение в нее новых элементов.
  Необходимо уточнить отличие структурной схемы от модели психики - модели, конечно, не математической. Модель, в отличие от схемы, предполагает возможность моделирования любого психического явления. Модель всегда является завершенной, а структурная схема может позволить себе быть частичной. В предлагаемой работе представлены структурные схемы психики в исполнении классиков психологии - Фрейда и Юнга и физиологии - Павлова. Эти схемы не описывают ни одно из явлений психики, поэтому не могут претендовать на моделирование этих явлений, но как схемы они вполне имеют право на существование.
  Предлагаемая структурная схема - это завершенная модель психики. Она позволяет моде-лировать любое психическое явление, причем объективно, с учетом всех известных проявлений этого явления. Безусловно, предлагаемая модель не абсолютна, и доведение ее до совершенства может занять не одну человеческую жизнь.
  Почему я использую только работы З. Фрейда, К. Г. Юнга и И. Павлова? Потому, что они содержат структурообразующие принципы и отдельные элементы структуры психики, они смогли прикоснуться к упомянутому выше "слону" в наибольшем количестве точек. Хотя эти труды и удивляют отсутствием рациональности и последовательности в изучении психики. Их авторы не пытались работать последовательно и от простого к сложному, они шли от вдохновения. Фрейд и Юнг так и не смогли сформировать систему взаимодействия между всеми открытыми ими элементами психики и определить законы этого взаимодействия. В моей работе важные ссылки на первоисточники даны в виде цитат, чтобы не вносить субъективного искажения исходного текста при пересказе.
  Я предполагаю, что у многих моих оппонентов возникнет желание отделить мой личный вклад от вклада всего психологического сообщества в построение общей структуры психики. Поэтому я подробно показываю, как моя теория связана с наследием Фрейда, Юнга, Павлова - я подчеркиваю преемственность предлагаемой теории, а не рождение ее в пустыне психологической мысли.
  В отличие от Фрейда, Юнг первым начал учитывать в своих исследованиях существование в общественном сознании определенных представлений о психических процессах и о перечне явлений, которые можно отнести к категории психических. Так, в психологии Юнга появились интуиция, ощущение, чувство. До конца своей жизни Фрейд отказывался принимать интуицию как психическое явление. Пытаясь сформировать общую структуру психики, невозможно игнорировать психические явления, которые известны и "понятны" любому человеку.
  Я предлагаю психологию для здоровых людей, у которых нет фобий, нет неврозов. Они жи-вут, влюбляются, умирают, у них есть Душа и есть проблемы обыденной жизни, кото?рые выводят их из состояния равновесия и которые действующая психология не может объ?яснить и предотвратить, ибо эти проблемы находятся вне сферы ее понимания. Современная психология - это в основном набор терапевтических приемов лечения и методик воздейст?вия на психику человека, полученных опытным путем и не зависящих от теорий, их описы?вающих. Гипноз существует и будет существовать как прием воздействия на психику, незави?симо от наличия теории, которая его описывает.
  Ценность предлагаемой теории заключается не в ее абсолютности, что недостижимо, а в ее последовательности и завершенности, что позволяет ей претендовать на статус мировоз?зрения на внутренний мир человека. Это место вакантно, его еще никто и никогда не занимал, не считая попытки, сделанной Фрейдом, не понимавшим значимости своих действий и не су?мевшим довести их до конца. Внутренний мир человека и мировоззрение, его описывающее, не участвуют в "бескомпромиссной" борьбе между религиозным и научным мировоззрением за описание внешнего мира, окружающего человека.
  Каким образом предлагаемая теория может быть введена в действующую систему психоло-гических знаний? Кто должен подтвердить ее достаточную для этого истинность? Принять или не принять новое мировоззрение - каждый человек решает для себя сам и со?вершенно самостоя-тельно, никто в этом ему не может помочь. Это мировоззрение не нужда?ется в вере в него, оно нуждается в понимании.
  Фрейду, Юнгу и Павлову казалось, что они изучают различных "слонов", в действительности же "слон" был один, и я постараюсь это доказать.
  
  Со времен Зигмунда Фрейда и Карла Густава Юнга существует традиция: при появле?нии новой работы в области психологии придумывать новое название самой психологии. Психоанализ Фрейда, аналитическая психология Юнга, индивидуальная психология Адлера...
  Более семидесяти лет назад выдающийся русский психолог Лев Семенович Выготский на-писал:
  "Историческое состояние психологии таково, что, говоря словами Брентано, "суще-ствует много психологий, но не существует единой психологии". Мы могли бы сказать, что именно поэтому и возникает много психологий, что нет общей, единой психологии. Это значит, что отсутствие единой научной системы, которая охватывала бы и объединяла все современные психологические знания, приводит к тому, что каждое новое фактическое от-крытие в любой области психологии, выходящее за пределы простого накопления деталей, вынуждено создавать свою собственную теорию, свою систему для объяснения и понимания вновь найденных фактов и зависимостей, вынуждено создавать свою психологию, одну из многих психологий" (1).
  Л.С. Выготский считал, что появление новых фактов приводит к появлению новой психоло-гии, объясняющей эти факты. "При появлении новых данных требовалось появление новой психо-логии для их описания"(1), - говорил он. Но и во времена Фрейда существовали все факты, кото-рые натолкнули Юнга на создание "новой" психологии - аналитической, поэтому, скорее всего, несоответствие имеющейся психологии уже известным фактам, а не обя?зательно новым, и приводит к созданию нового направления в психологии.
  Читателю предлагается не новая психология, а, скорее, новый взгляд на психологию, на структуру психики человека (и любого животного), который позволяет сформировать но?вое направ-ление в психологии, теорию, которая будет совместима со всеми существующими в настоящее время теориями и может послужить объединяющим фактором для всех направ?лений и школ в психологии.
  Изменилось ли что-то за прошедшие семьдесят лет? К сожалению, нет. Возможно ли обой-тись без создания "новой" психологии для объяснения и понимания обнаруженных мною новых закономерностей в области психологии? Тоже нет, поскольку и сегодня, как семьдесят лет назад, при жизни Выготского, "не существует единой научной системы, кото?рая охватывала бы и объединяла все современные психологические знания".
  Предлагаемая вниманию читателя работа в основном продолжает и развивает аналити-ческую психологию К.Г. Юнга и психоанализ З. Фрейда. Но для того, чтобы подчеркнуть ее отличие от них, я вынужден позиционировать ее как отдельное направление и ввести для нее новое назва-ние - "равновесная психология". Основное отличие заключается в том, что и психоанализ, и ана-литическая психология были предложены Фрейдом и Юнгом узкому кругу людей - специалистам, которые своей профессиональной деятельностью избрали работу с пациентами, имеющими откло-нения от общепринятой нормы и нуждающимися в помощи (то есть, с больными людьми). Предме-том же изучения и исследования равновесной психологии являются психика живого организма в состоянии нормы и определение, какое же именно со?стояние психики можно отнести к понятию нормы.
  "Все, что я в силах сказать по вопросу о религии, целиком определяется моим прак-тическим опытом общения с моими пациентами и с так называемыми нормальными людьми" (2).
  Как видно из этого высказывания Юнга, пациенты для него - наиболее привычный круг об-щения и исходный материал для изучения. Даже для анализа такого явления как религия Юнг в первую очередь обращается к своим пациентам. А если учесть, что он был практикующим психиатром, можно представить, какой объем исследовательского материала обеспечивали ему пациенты. Более того, из другого его высказывания следует, что наличие сновидений не только у невротиков, а еще и у нормальных людей - для Юнга является результатом специ?ального исследования и удивления.
  "Вместе с тем сновидение является, когда сознание и воля в значительной степени по-гасли. Это естественный продукт, мы обнаруживаем его не только у невротиков" (2).
  В отличие от Фрейда и Юнга - меня не интересует лечение нервных болезней. Я счи?таю, что использование какой-либо теории психологии в лечении может осуществляться только когда, когда эта теория полностью построена для состояния нормы человека, и не "так называемого нор-мального", а действительно - для нормального состояния. В этом случае отклонение от нормы будет являться предметом отдельного исследования и построения мо?делей всех возможных вариантов отклонений.
  Я предлагаю к рассмотрению структуру и модель психики живых существ, предназна-ченную не для узкого круга специалистов, а для любого, даже не подготовленного человека, который в своей повседневной жизни руководствуется решениями, принятыми в результате работы его психики. Моя работа предназначена не для применения ее результатов в лечении больных людей, а для того, чтобы обычные здоровые люди, познакомившись с основами работы своей психики, могли избежать в своей жизни многих ошибок и возможного последующего появле?ния "нервных болезней".
  Если Фрейд и Юнг стремились к тому, чтобы излечить болезнь, я стремлюсь к тому, чтобы не допустить ее появления, предлагая читателям сделать бессознательную жизнь своей психики доступной и понятной для их сознания. С точки зрения конечного результата, наши цели различаются, но направление движения совпадает.
  К сожалению, многие работы Юнга имели мистический характер. Он сам не отрицал, что мифологический способ мышления представляет для него большый интерес - : "...при описании процессов жизни психе (души - прим. автора) я намеренно и сознательно отдаю предпочтение драматическому, мифологическому способу мыслить и говорить: он не только более выразите-лен, но и более точен, чем абстрактная научная терминология, привычная игра которой - думать, что ее теоретические формулировки в один прекрасный день ста?нут алгебраическими уравнениями" (3). Из-за подобного подхода понимание большей части его работ и интерес к ним угасли на долгие годы.
  Аморфные, расплывчатые и мистические определения Юнга мне удалось заменить четкой научной терминологией, теоретические формулировки которой действительно стали алгебраиче-скими уравнениями психологии. Пришло время отказаться от использования мистических понятий в психологии и перевести ее с околонаучных задворок на передний край современной науки.
  Какое именно состояние человека в психологии принято относить к состоянию откло?нения от нормы - общеизвестно, но какое состояние можно считать нормой, состоянием равновесия? Чтобы это понять, придется обратиться к опыту такой точной науки, как физика.
  
  Рассмотрим обычный маятник, представляющий собой жесткий стержень, один конец кото-рого неподвижно, но не жестко закреплен, а другой имеет груз и может совершать коле?бания с произвольной амплитудой. Если вывести такой маятник из состояния покоя, несильно качнув его груз, то в конце концов маятник остановится в первоначальном (самом нижнем) положении. Это хорошо изученное устойчивое (равновесное) явление, для которого любому человеку понятно, какое состояние, в этом физическом явлении является нормой, и какое от?клонением от нормы. Для состояния нормы в физике принят критерий - устойчивое состоя?ние, т. е. состояние, которое может удерживаться системой бесконечно долго.
  Если же расположить маятник так, чтобы груз оказался в точке, противоположной са?мому нижнему положению, то рано или поздно он упадет либо вправо, либо влево, причем достаточно будет очень малой вибрации, чтобы направить его падение в ту, а не в другую сторону. Верхнее (неустойчивое, неравновесное) положение маятника долгое время не привлекало внимания иссле-дователей, и это несмотря на то, что с появлением первых работ по механике движение маятника изучалось с особой тщательностью.
  Если устойчивый маятник раскачать, то дальнейший ход событий: груз вернется к со-стоянию с минимумом колебаний, т. е. к состоянию покоя. Если же груз находится в верхней точке, то в принципе невозможно предсказать, упадет он вправо или влево. Направление па?дения здесь существенно зависит от флюктуации, воздействия любой бесконечно малой силы, приложенной к грузу маятника.
  Исходная точка, в которую всегда возвращается маятник, если сдвинуть его груз от самого нижнего его положения, в физике принято называть точечным аттрактором. Кроме то?чечных, суще-ствуют еще периодические и странные аттракторы.
  "Так что в одном случае ситуация в принципе предсказуема, а в другом - нет, и именно в этом пункте в полный рост встает проблема детерминизма. При малых колеба?ниях, маятник - детерминистический объект, и мы в точности знаем, что должно про?изойти. Напротив, проблемы, связанные с маятником, если можно так выразиться, пере?вернутым с ног на голову, содержат представления о недетерминистическом объекте" (4).
  Физика рассматривает состояние неравновесности как состояние, открывающее воз-можность для возникновения уникальных событий, поскольку спектр возможных существо?ваний физических объектов в этом случае значительно расширяется (в сравнении с равновес?ным миром). Описание физической системы в состоянии неравновесности существенно ус?ложняется, и дифференциальные уравнения, моделирующие тот или иной процесс, стано?вятся нелинейными, имеющими более чем одно решение. Поэтому в любой момент времени может возникнуть новый тип решения, не сводимый к предыдущему, а в точках смены типов решения, называемых точками бифуркации (разветвления), может происходить смена пространственно-временной организации физического объекта.
  В некоторый момент в точке бифуркации отклик системы на возмущение становится неод-нозначным, а возврат к начальным условиям - необязательным. В неравновесной физи?ческой системе происходит расширение ее масштабов, повышение ее чувствительности к внешнему миру и возникает возможность появления других форм организации.
  "Сегодня оказалось, что малые возмущения и флюктуация на микроуровне влияют на макромасштабное поведение объекта. Конечно же, такого рода влияния действенны от?нюдь не всегда, но лишь в определенных условиях.
  Человек, зная механизмы самоорганизации, может сознательно ввести в среду соот-ветствующую флюктуацию, если можно так выразиться, уколоть среду в нужных местах и тем самым направить ее движение. Но направить, опять же, не куда угодно, а в соответ?ствии с потенциальными возможностями самой среды. Свобода выбора есть, но сам выбор ограничен возможностями объекта, поскольку объект является не пассивным, инертным материалом, а обладает, если угодно, собственной "свободой" (4).
  "Системы, близкие к состоянию равновесия, действительно ведут себя в соответст-вии с больцмановской парадигмой; структуры разрушаются. Если такую систему возму?тить не слишком сильно, она реагирует однозначно - возвращается к состоянию равнове?сия, и другого пути у нее нет, потому что она устойчива к возмущениям. А конкретный ме?ханизм, охраняющий ее иммунитет, рано или поздно найдется.
  Однако этот иммунитет теряет силу в условиях, достаточно далеких от равнове?сия. Ключевые слова здесь: нелинейность, неустойчивость, бифуркации. Сильно удалившись от рав-новесия, система может стать неустойчивой к возмущениям" (5).
  Различие между законами, описывающими равновесное и неравновесное состояние физи-ческой системы, состоит в том, что в состоянии равновесия малыми энергиями (механи?ческими), выводящими систему из равновесия, можно пренебречь, поскольку система или во?обще не выйдет из равновесия или вернется к нему незамедлительно после прекращения дей?ствия энергии. В не-равновесном состоянии малые энергии, выводящие систему из равнове?сия, приобретают доминирующее значение, и пренебречь ими невозможно хотя бы потому, что после их воздействия система не возвращается к исходному равновесию.
  Опыт физики позволяет утверждать, что состоянием покоя (нормы) любой физической сис-темы считается то состояние, в котором она может находиться бесконечно долго, состоя?ние, в котором все силы, воздействующие на нее, уравновешивают друг друга. Изучение лю?бой физической системы лучше всего начинать не с состояния, которое требует использова?ния нелинейных дифференциальных уравнений и является неравновесным, а с состояний, описываемых законами Ньютона, реализуя при этом простой принцип эволюционного разви?тия - от простого к сложному. От классической механики Ньютона - к квантовой механике и теории относительности, а не наоборот.
  Неравновесное состояние психики человека принято называть неврозом, а человека в таком состоянии - нервнобольным. Пытаться изучать законы функционирования психики в неравновесном состоянии - то же самое, что изучать закон тяготения на примере одного не падающего на землю яблока, хотя множество других яблок вокруг успешно падают. Какой можно сделать вывод и какой закон природы предложить, основываясь на наблюдениях за одним или несколькими не падающими на землю яблоками? В свое время Ньютон нашел в себе силы изучать падающие яблоки и не обращать внимания на "висящие" яблоки. В резуль?тате появилась такая наука, как классическая механика, признанная физиками всего мира. Можем ли мы представить себе Ньютона, который лежит под деревом и записывает нелиней?ные дифференциальные уравнения, пытаясь определить, в какой точке бифуркации находится висящее над ним в данный момент яблоко, хотя вокруг лежат уже упавшие плоды. Безус?ловно, и "непадающие" яблоки должны подвергнуться изучению, и тогда появятся другие, более сложные направления в физике, которые будут приниматься не всеми учеными и яв?ляться только гипотезами существования условий, при которых яблоки не падают на землю.
  Альберт Эйнштейн писал:
  "Хотя мы сегодня определенно знаем, что классическая механика недостаточна, чтобы служить фундаментом для всей физики, она всегда находится в центре всего мышле?ния в физике. Причина состоит в том, что, несмотря на значительный прогресс, достигну?тый со времен Ньютона, мы еще не пришли к новому фундаменту физики, который позволил бы нам быть уверенными, что вся совокупность исследованных явлений и частично увенчан?ных успехом теоретических систем, сможет быть из него логически выведена" (6).
  Какие же законы, сформулированные Ньютоном в 1687 году, лежат в основе его клас-сической механики?
  Первый закон: Всякое тело продолжает удерживаться в своем состоянии покоя или равно-мерного и прямолинейного движения, пока и поскольку оно не понуждается приложен?ными силами изменить это состояние.
  Второй закон: Изменение количества движения пропорционально приложенной дви?жущей силе и происходит по направлению той прямой, по которой эта сила действует.
  Третий закон: Действию всегда есть равное и противоположное противодействие, иначе взаимодействия двух тел друг на друга между собой равны и направлены в противопо?ложные сто-роны.
  Законы Ньютона перестают быть справедливыми при движении объектов очень малых раз-меров (элементарные частицы) и при движениях со скоростями, близкими к скорости света.
  Но вернемся к психологии. Что же находится в ее "центре мышления"? Имеет ли пси-хология законы, которые использовались бы ею как "центр мышления"? Нет не имеет. Так почему же, не имея никакого представления о состоянии равновесия психики человека и не имея законов, описывающих это состояние, психология, в лице своих отцов-основателей, пы?талась изучать не-равновесное состояние человека, когда тот уже приобрел нервную болезнь?
  Как и в физике, в психологии применяется термин "энергия". Хотя он и подразумевает дру-гой тип энергии (не механической), но различие между равновесным и неравновесным состоянием системы (уже психической) здесь сохраняется. В неравновесном состоянии (состоя?нии невроза или фобии) малые энергии воздействия могут привести к существенным измене?ниям общего состояния системы, в случае психологии - субъекта. Таким образом, все свои усилия и возможности Фрейд направил на изучение состояния психики человека в момент ее отклонения от состояния нормы. Отклонение от нормы - это неравновесное, не?устойчивое состояние. Законы, описывающие неравновесное состояние психики, как и в фи?зике, должны существенно отличаться от законов, описывающих ее равновесное состояние. Ведь неравновесное состояние повышает значимость малых колебаний любой системы, даже если эта система - психика.
  Предметом моего изучения является психика в состоянии равновесия, устойчивая пси?хика, которая при выведении из равновесия за короткий промежуток времени все равно воз?вращается к исходному (равновесному) состоянию. Психика обычного человека всегда находится в равновесии и всегда возвращается в точку равновесия, психика нервнобольного чело?века находится в неравновесном состоянии и в точку равновесия не возвращается. Переход в состояние неравновесности для психики - это переход в новое состояние, подчиняющееся более сложным законам. Поэтому человеку, не имеющему невроза, очень сложно объяснить то значение, которое психология может иметь в его жизни. Ни Фрейд, ни Юнг, повторимся, не строили своих теорий для здоровых людей. И адресовали они свои труды тем, кто имел специальную подготовку и профессиональный интерес. Традиция изучения нервнобольных, идущая от Фрейда и Юнга, привела к тому, что сегодня психологию считают наукой, направ?ленной только на лечение и совершенно не представляющей интереса для здоровых людей в целом.
  Чего же можно достигнуть, отказавшись от использования материала, основанного на ис-следованиях нервнобольных, и перейдя к исследованиям нормальной психики здорового человека? Повседневная жизнь и поведение человека - это незначительные флюктуации (изменения) энергий его психики, после которых она вновь возвращается в состояние равновесия.
  Современное представление позволяет рассматривать психику человека как объект, имею-щий множество возможных состояний своего функционирования, - как равновесных, так и нерав-новесных. Состояние, которые принято рассматривать, как состояние психического здоровья явля-ется равновесным состоянием, состоянием нормы. В этом состоянии пси?хика - детерминистиче-ский объект, чье поведение можно с легкостью предсказать. Выве?денная из состояния равновесия психика, при изменении состояния внешнего или внутреннего мира субъекта, в любом случае рано или поздно, возвращается в состояние покоя. Следовательно, у здоровой психики всегда имеется точечный аттрактор - состояние равновесия. По аналогии с физикой для психики здорового чело-века должна существовать "классическая" психология, которая и описывает это состояние.
  Психика нервнобольного человека находится не в состоянии покоя, а в точке бифурка?ции, в так называемой точке смены типов решения, которая характеризуется как точка осо?бого состояния. Из нее психика может перейти в любое состояние, не имеющее ничего общего с исходным состоянием. В этой точке психика является непредсказуемой. Если провести аналогию с физическим маятником, то психика нервнобольного человека находится даже не в верхней точке, а в середине траектории движения маятника - то есть, в "зависшем" состоя?нии.
  Пытаясь определить законы психической жизни человека вообще Фрейд пытался сделать это, используя исследовательский материал, полученный в результате исследования больных людей, психика которых, находилась в состоянии "зависания" в различных точках бифуркации и к состоянию равновесия никакого отношения не имела. Например, изучая страх, Фрейд изучал невротический страх и различные фобии. Страх же здорового человека существенного интереса для него не представлял. То же и с теорией влечения Фрейда и его пристальным вниманием к сексуальным отклонениям, а не к обычным сексуальным влече?ниям. Предметом исследований Фрейда были явления, которые, по аналогии с физикой, ни?как не могли быть описаны классическими законами. Фрейд сделал попытку определить за?коны функционирования психики, которые относятся к уровню, далеко выходящему за пре?делы законов, описывающих состояние равновесия.
  Фрейд и Юнг работали с материалом нервных больных, когда энергии малых воздей?ствий на их психику приводили к огромным последствиям, но только не к возврату ее в со?стояние равно-весия - это и есть неравновесная психология.
  К сожалению, для психологии в целом, садами Фрейда и Юнга были сады, в которых яблоки не падали на землю, - в отличие от сада Ньютона. Отказавшись от описания законов психики в состоянии равновесия, от создания классической психологии, Фрейд обрек себя на поиск законов неравновесного состояния психики и на создание теории психологии нестабильности. Результат известен: ему не удалось создать психологию нестабильности, но все таки удалось определить ключевые элементы структуры психики человека.
  Чтобы лечить психику нервнобольных, необходимо знать, как устроена психика людей здо-ровых. Не понимая, какое состояние человека считать состоянием нормы, невозможно понять, какие отклонения в работе психики нужно устранять. Можно ли излечить больного почечной недостаточностью, не зная какое количество почек - норма для человека? Но выяс?нить это можно только в результате изучения здорового организма. Вторгаться в психику человека с целью ее "ремонта" - все равно, что вторгаться в ядерный реактор с нарушениями работы, не имея при этом подробной инструкции по его эксплуатации.
  Приступая к формированию полной структуры психики человека, я имею в своем рас-поряжении огромный результат работы Фрейда, Юнга, Павлова и других авторов. Насколько близко Фрейд и Юнг подошли к решению задачи построения структуры психики здорового человека, если бы смогли объединить свои теории, будет понятно из моей работы. Личный конфликт между ними, а в большей степени амбиции Фрейда, отодвинули почти на век соз?дание структуры психики человека в ее классическом, равновесном варианте.
  В настоящее время дети в школе изучают классическую механику Ньютона, чтобы иметь представление о законах, действующих для физических объектов, находящихся в состоянии равно-весия. Предлагать детям изучать неравновесную психологию Фрейда было бы ошибкой. Человеку со здоровой психикой нет необходимости изучать ее - она, как уже от?мечалось, предназначена для узкого круга людей, которые видят свою задачу в лечении боль?ных, имеющих отклонения в функционировании психики. Такое предназначение на долгие годы отвело психологии очень скромную роль в жизни человеческого общества в целом, ко?торое относит себя в основном к категории здоровых людей, не нуждающихся в психологиче?ской помощи, что является серьезной ошибкой.
  Равновесная психология в жизни здорового человека имеет очень большое значение, кото-рое и будет показано в данной работе. Свою задачу я вижу в завершении создания "клас?сической" психологии, или психологии равновесия, которая смогла бы полностью описать поведение человека в состоянии равновесия. В дальнейшем, на базе равновесной психологии, было бы возможно создание психологии нестабильности и завершение работы, начатой Фрейдом.
  Что является критерием существования действующей модели психики человека? Не следу-ет забывать, что человек - это только ветвь эволюционного развития одного из видов млекопи-тающих, которая добилась существенного прорыва на пути адаптации к внешней среде. Поэтому в его психике есть проявления как человеческой, так и животной составляю?щих. Следовательно, любая предлагаемая теория должна иметь общий раздел, описывающий психику животных, т.е. должна быть применима к большинству известных человеку живот?ных, и только в одном ее разделе надлежит выделить психику человека из общей массы жи?вотного мира, продемонстрировав при этом тот путь, который пройден ею за время эволюци?онного развития.
  Не стихают споры вокруг понимания термина "личность человека". Построение структуры психики человека позволит дать определение понятию и личности человека.
  Как великолепно звучит высказывание физика: "...уколоть среду в нужных местах и тем са-мым направить ее движение" (4). Но ведь оно справедливо и для психологии: когда под рукой есть модель психики, на которой можно моделировать любой психический процесс и проверять, как те или другие "точечные" воздействия влияют на поведение всей системы.
  Модель психики необходима для того, чтобы понять, как изменение окружающей среды от-ражается на поведении человека и какими дозированными воздействиями можно внести в психику необходимую флюктуацию, дабы изменить направление колебания "психи?ческого маятника".
  Необходимо отметить, что Фрейд и Юнг, с одной стороны, и Павлов, с другой сто?роны, име-ли диаметрально противоположные базовые представления о предмете своих исследований. Вот несколько цитат из их работ:
  "Но что же в таком случае представляет собой психика? Материалистический предрассудок относит ее к простым эпифеноменам органических процессов мозга. С этой точки зрения, всякое психическое затруднение должно быть следствием органического или физического нарушения, которое не обнаруживается лишь в силу несовершенства наших диагностических средств. Несомненная связь между психикой и мозгом в известной мере под-крепляет эту точку зрения, но не настолько, чтобы сделать ее непоколебимой истиной. До тех пор, пока точно не установлено, имелись ли в случае невроза действительные нарушения в органических процессах мозга, невозможно ответить на вопрос, являются ли имеющиеся эндокринные нарушения причиной или следствием" (2).
  "С другой стороны, не вызывает сомнений тот факт, что подлинные причины невро?зов по своему происхождению являются психологическими. Очень трудно себе представить, что для излечения органического или физического нарушения может быть достаточно про?сто исповеди.
  Только реальность психики не там, где ее ищут по близорукости: психика сущест?вует, но не в физической форме. Смехотворным предрассудком выглядит мнение о том, будто суще-ствование может быть только физическим. На деле же единственная непосред?ственно нам известная форма существования - это психическая форма" (2).
  "Отсюда ясно, что центр тяжести в научном изучении нервной деятельности больших по?лушарий лежит в определении путей, по которым нервный процесс разливается и сосредоточивается, задача исключительно пространственного мышления" (7, с. 171).
  "Вот почему мне представляется безнадежной, со строго научной точки зрения, по-зиция психологии как науки о наших субъективных состояниях" (7, с. 171).
  "Конечно, эти состояния есть для нас первостепенная действительность, они на-правляют нашу ежедневную жизнь, они обусловливают прогресс человеческого общежития. Но одно дело - жить по субъективным состояниям и другое - истинно научно анализиро?вать их механизм. Чем больше мы работаем в области условных рефлексов, тем более про?никаемся убеждением, как разложение субъективного мира на элементы и их группировка психологом глубоко и радикально отличаются от анализа и классификации нервных явлений пространственно-мыслящим физиологом" (7, с. 171).
  Как, читая эти строки, не вспомнить о слепых мудрецах, изучающих несчастного слона? Тем не менее, мне предстоит, используя принцип уважения к любому накопленному экспериментальному материалу, предложить теорию, которая не противоречила бы ни од?ной из этих позиций.
  В 1913 году немецкий психолог Вильгельм Максимилиан Вундт выступил против от?деления в университетах психологии от философии и учреждения двух кафедр вместо одной. Он объяснял свою позицию тем, что по психологии нельзя составить общеобязательной про?граммы для экзаме-нов, так как у каждого профессора своя особая психология. Изменилось ли что-то с тех пор?
  Изучая существующие современные учебники по психологии, приходишь к выводу, что сегодня психология не только не может претендовать на то, чтобы считаться наукой, но она скорее воспринимается лишь как пародия на науку. Каждый автор формирует материал учебника по собственному усмотрению, поэтому все учебники рассказывают студентам о разной психологии. Один учебник рассказывает о вкладе Юнга в историю психологии, другой вычеркивает Юнга из психологии вовсе, как будто его и не существовало. Мало того, что су?ществует множество теорий, так имеется еще и множество составителей учебников, которые подбирают материал для них, исходя лишь из собственного субъективного мнения и отноше?ния к этому материалу.
  Отличие физики от психологии не в том, что физика - точная наука, базирующаяся на ре-зультате повторяемого эксперимента, а в том, что ее развивают люди, умеющие договари?ваться между собой и принимать единые теории для всей физики... Разве атом более доступен дня понимания и изучения, чем сознание человека? Большая часть теорий в физике формиру?ется на осно-вании изучения косвенных проявлений свойств материального мира. Например, в течение многих веков люди знали, что Земля круглая, но экспериментальное подтверждение эта теория нашла лишь в 1961 году, когда первый космонавт смог увидеть нашу планету из космоса.
  На экзамене по физике у студентов спрашивают о законах Ньютона, а не о том, что Ньютон думал по поводу земного притяжения. Как же можно студенту, изучающему психо?логию, задать во-прос о структуре и функциях сознания, если на него нет ответа, поскольку нет единой теории, кото-рая была бы принята всеми психологами? На этот счет существуют лишь различные мнения сто-ронников разных психологических школ.
  Материалы многочисленных учебников будут соответствовать действительности только в том случае, если отвести психологии роль науки об истории развития психологиче?ского знания, и тогда такие формулировки, как "Фрейд считал", "по мнению Юнга", станут вполне допустимыми.
  Предлагаемая теория базируется на исследованиях Фрейда, Юнга, Павлова, а также на представлении общественного Сознания о структуре и функционировании психики человека. Это не Юнг придумал интуицию, и не Фрейд термин "сознание" - они рождены в недрах общественного сознания.
  Человека всегда интересовали процессы, которые происходят в его "душе", поэтому и нау-ку, которая попыталась взять на себя ответственность за изучение этих процессов, назвали психо-логией (от греч. psyche - душа). Но поскольку каждый человек обладает собственной "душой", у него, естественно, складывается и собственное (субъективное) представление о процессах, в ней происходящих. И ожидая получить от психологии описание этих процессов, человек, предполагает, что оно не разойдется с его собственным представлением о них.
  В общественном сознании любой социальной группы присутствуют некие "усредненные ожидания" в отношении того, как психология объясняет принципы функционирования "души". Приведем их здесь:
  1. Источником информации о внешнем мире для мира внутреннего являются органы чувств. Информацией здесь служат ощущения, чувства, мышление, интуиция.
  2. Одни объекты оставляют след в психике на всю жизнь и влияют на поведение субъекта, другие забываются через очень короткое время и не оказывают влияния на его поведение.
  3. Действия субъекта могут быть бессознательными и осознанными. Термин "Сознание" является абсолютным продуктом общественного сознания, и его существование не может подвергаться сомнению.
  4. Субъект в реальном времени может наблюдать за состоянием внешнего мира вокруг сво-его тела, в пределах доступа его органов чувств.
  5. Субъект совершает новые для себя физические действия, в которых участвует его тело, под контролем Сознания. Действия, ранее уже совершенные, субъект со?вершает без участия своего Сознания.
  6. Субъект обладает свободой выбора реакции в ответ на возникающее побуждение к дей-ствию.
  7. Если субъект имеет наполненный желудок, опорожненный кишечник и мочевой пузырь, в недавнем времени имел секс, все объекты, которые необходимы для на?полнения желудка, опорожнения кишечника, занятия сексом - не вызывают у него никаких желаний и влечений. И наоборот.
  8. Обида, ненависть, оскорбление - это реакции на внешние раздражения, фикси?руемые в психике.
  9. Различие между действиями субъекта и нормами поведения, принятыми в его социальной группе, приводят к появлению такого психического явления, как со?весть.
  Если полученная в результате предлагаемого исследования теория не будет противоречить всем при?веденным выше ожиданиям со стороны общественного сознания, она будет иметь право на существование, независимо от отношения к ней представителей тех или иных школ психоло?гии.
  Руководствуясь представлением общественного сознания о состоянии равновесия пси?хики человека, мы можем сформулировать первое описание этого состояния:
  
  Определение равновесия:
  Состояние психики субъекта можно считать равновесным, если ни один из объектов внешнего мира, данных ему в ощущениях, не представляет для него интереса, не может служить удовлетворению потребностей его организма, ввиду их отсутствия в данный момент, и представлять для него опасность. Это состояние, при котором ни один из объектов не явля-ется для психики раздражителем.
  
  Равновесное состояние - это совокупное психофизическое состояние покоя субъекта, в котором он может пребывать бесконечно долго, до тех пор, пока это равновесие не будет нарушено. Это состояние эквивалентно нахождению физического маятника в его нижней точке - точке равновесия. Приведенное описание является упрощенным, поскольку в нем не учитывается существование психических раздражителей, и характерно, скорее всего, для животной составляющей психики человека.
  Я ввожу понятие существования состояния равновесия психики, как Главный базовый прин-цип равновесной психологии. Психика субъекта всегда стремится вернуться к этому состоянию, если она выведена из него, например, когда у организма появляются потребности, которые могут быть удовлетворены с помощью объектов внешнего мира или при появлении объектов, представляющих для него опасность и взаимодействия с которыми необходимо избежать.
  В состоянии равновесия субъект не испытывает никаких желаний и не совершает никаких действий. Отклонения от этого состояния изучает и описывает равновесная психология, выявляя закономерности и формулируя законы, по которым психика любого живого существа возвращается в исходное (равновесное) состояние. Для общественного сознания более привычным термином, обозначающим состояние психического равновесия, является термин "состояние покоя".
   Отрывок из книги "ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ЧЕЛОВЕКА" 2009г.
  
  1. Выгодский Л. С. Мышление и речь. М.: Лабиринт, 2005.
  2. Юнг К. Г. Психология и религия. М., 1993.
  3. Юнг К. Г. Исследование фенноменологии самости. М., 1994.
  4. Пригожин И. Философия нестабильности // Вопросы философии, 1991. ? 6. C. 46-57.
  5. Черникова В. Краткий миг торжества: о том, как делаются научные открытия. М.: Наука, 1989,310с.
  6. Эйнштейн А. Физика и реальность. М., 1965.
  7. Павлов И. П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (пове-дения) животных. М.: Наука,1973. 661 с.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"