Стаценко Татьяна Владимировна: другие произведения.

Текст

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   ТЕКСТ
  
   Оставьте меня в желтой мягкой соломе рядом с верной рыжей собакой Шариком...
   Взрослые называли солому скирдой и уходили пропалывать огород. Огород плавной волной катился вниз и легко поднимался холмом, как раз в том месте, где был коровий гурт. Там работала тетя Валя. Она была дояркой и угощала меня парным молоком, которое мне не нравилось.
   Неподалеку от скирды, где валялась пятилетняя я и Шарик, стоял ряд ульев крашенных голубой краской. Там жили пчелы. А мы жили в большом доме с просторной верандой и деревянным крыльцом. На крыльце хорошо сиделось.
   В доме было много комнат. Одна - страшная, где висели старые фотографии в деревянных рамах. Из рам выглядывали белые лица не живых людей, и выталкивали меня своими остановившимися глазами. Я редко захаживала туда. Я боялась.
   Еще в доме была замечательная кладовая, в которой хранилось что-то очень душистое, в которой в трехлитровых банках зрела вишневая наливка, а в пузатых мешках дышали зерна пшеницы.
   И печка в доме была. Зимой ее кормили углем, и она грела, и в сумерках светила раскаленными кругами плиты. Но то было зимой, а зиму в деревне я плохо помню. Я была "городская".
   ***
   А "деревенские" дети смотрели на меня, как на инопланетянина. С оттенком зависти, но это была снисходительная зависть. Как зависть к обезьянке, которой живется вольготно, но которая не на что не годится, и создана для того, чтобы развлекать разумных людей.
   ***
   -- Знаешь, если долго-долго смотреть в небо, можно увидеть, как по нему ходит Бог и Ангелы, -- сказала мне "деревенская" подружка Ирка. Очень высокая девочка. Девочка, которая станет заурядной блядью. Но это будет после, и поэтому не правда.
   Я смотрела в облака, до черных точек в глазах. В Бога я не очень-то верила, но соврала Ирке, что увидела человека идущего по облакам.
   -- Смотри, - сказала я, - видишь? Он только что был там.
   -- Ага -- сказала Ирка, -- он ушел вон за ту большую тучу.
   Мы часто болтали с Иркой о Боге. Мы придумали, что перистые облака появляются, когда Бог рисует.
   ***
   Недавно я увидела Бога. Он поселился в глазах старого, доброго алкоголика Тосика. И он узнал меня и хитро подмигнул. Бог может жить где угодно. Где захочет. Он же всеведущ и вездесущ.
   ***
   Оставьте меня в желтой соломе, рядом с верной рыжей собакой Шариком, которого скоро убьет разорванный ветром электрический провод. Но это будет после, и поэтому - неправда.
   Шарик был лохмат и ласков. Он мог бежать как сумасшедший за моим велосипедом, ругаться собачьим матом на редкие автомобили, а его собачью маму звали Розкой. И он был полной ее
   противоположностью. Потому, что Розка была стервой.
   ***
   Ох уж эта вечная тема ВЕРНОЙ СОБАКИ. Тема человека, которому неуютно с собой. Тема человека, который бежит за своей любовью вприпрыжку и который может лишь по-своему вилять хвостом, заглядывать в глаза, и иногда, если позволят, лизать лицо и руки.
   Шарик был хороший пес.
   ***
   Случилось так, что сегодня я поселилась в этом взрослом теле, которое сейчас "выдает на гора" слова. И мне смешно наблюдать за женщиной в зеленом свитере и крашеными волосами.
   Но мне не хочется вспоминать, что эта женщина - я.
   ***
   Женщина идет по коридору, минуя тесную прихожую, краем глаза замечая отпечаток большой руки на овальном зеркале - муж, уходя на работу, обувался, и искал точку опоры. И нашел.
   Забавно. Не буду пока стирать этот след. Он напоминает пятерни оставленные пещерными художниками. Он напоминает, о чем хотели сообщить люди, мазавшие ладони красной глиной. Он напоминает о том, что мы - есть. И что мы - есть мы. И что жить в теле фальшивой блондинки конечно не сахар, но можно.
   ***
   Я задумала написать роман о любви и детстве.
   ***
   В той деревне, где я была маленькой, возле кухни по окна закопавшейся землей, росло дерево, густо облепленное райскими яблочками. И это не дешевая метафора. Дерево действительно так называли, а яблочки были очень мелкие и очень кислые.
   Скорее всего, так "окрестили" дикую яблоню.
   ***
   Я мчалась на велике, и мне нравилось, что он -- такой прямой и правильный, оставляет двойной след. А за мной летел вечно радостный Шарик с обрывком веревки на шее. Его наказали за какую-то шалость, но он же умная собака - освободился. Гуси, шипя, разбегались перед чудом технологии неизвестного уральского завода. Индюки раздувались осуждающе.
   А мне было легко.
   ***
   Глупо, вот так, запросто, запихивать в детство все свое счастье и свободу. Я ведь и сейчас настолько наполнена счастьем, что не знаю, как вынести его.
   В моем романе о любви и детстве не будет сюжета.
   ***
   Легко писать прописные истины. Слова как жуки - их можно рассматривать, взвешивать. Слова как красивые жуки с изумрудным покровом.
   Есть слова как добрые люди. Есть слова глухие, как склепы.
   А то, что живет во мне словами не передать.
   ***
   Наверное, скоро, я возьму тюбик красной охры и пойду пятнать стены подъездов и заборов.
   Так я расскажу, что я - есть.
   ***
   Мне не нравится, когда уходят люди.
   ***
   Из всех красок я выбираю теплую охру, для того, чтобы жирным маслом измазать вытянутые физиономии заборов. Окрасить их в цвет человека.
   ***
   Белесая женщина курит и слушает, как в подъезде ржут подростки. Пусть на них свалится посильное счастье.
   ***
   Я задумала роман о любви и детстве. Дети и любовь - уникальны.
   ***
   Райские яблочки, даже если они мелкие, как вишня и кислючие, как отрава, очень желанны, потому что их есть нельзя. Когда мне было пять лет, я прожила почти все начало Библейской истории. Не было только Адама, но он появился после и спит сейчас. И поэтому это его неправда.
   ***
   А у меня не хватает ни слов, ни рук, ни краски, чтобы объяснить то, что на меня свалилось.
   ***
   И скажу я, глядя на гладкую спину мужа:
   -- Спи, мой муж. Тебе трудно меня нести, потому, что я сама себя несу понарошку.
   ***
   Я боюсь обзавестись "точкой зрения". Точку зрения имеют тяжелые люди. Они скучнее серого забора, но приобрели право судить обо всем. Они смотрят новости и делают верные выводы. Они монолитней каменной горы, они готовы раздавить любого, кто не помещается в рамки их представлений. Они просто приходят и садятся неугодным бедолагам на голову.
   Когда появляется точка зрения, дети становятся взрослыми, а любовь забывает свое имя.
   ***
   Сегодня видела, как скачут синицы по коричневым сосновым иголкам. Подозреваю, что в одной синице больше смысла, чем в крикливом курятнике. Чем во всех курятниках на свете. Потому что куры - дуры. Они позволяют себя резать.
   ***
   В той деревне, где я была маленькой, часто резали кур. Тетя Валя, которая поила меня парным молоком, орденоносец дядя Витя.
   Вместо плахи - чурбан. При чурбане - топор - вещь полезная в хозяйстве. Говорили, что с этим топором, знатный скотник дядя Витя гонялся за тетей Валей во время приступов белой горячки. Но я этого не видела, и поэтому это не правда. А сейчас дядя Витя добродушный старикан, и редкий орден Ленина дает ему право на льготы.
   Эти люди оттяпывали курам глупые головы и отпускали жирные тушки на свободу. И те бежали по кругу. И горло в месте обреза проклинало убивших комок жизни.
   Борщ получался наваристым. Но я не люблю борщ.
   ***
   Нет. Не будет у меня сюжета.
   ***
   Я ненавижу кур, за то, что они позволяют себя убивать.
   ***
   Трудно писать про детство и про любовь. Слишком много "что", "как", "потому". Но от этих слов невозможно избавится. Так происходит всегда, когда человек пытается объясниться.
   ***
   Мой велик оставляет двойной след, а за великом бежит навсегда свободный Шарик. Детство у меня было долгое.
   ***
   Человек - очень хрупкое существо.
   ***
   Человека можно убить невниманием.
   ***
   Человека можно убить забывчивостью.
   ***
   Удивительно как они выживают.
   ***
   Те, которые не обзавелись твердокаменной точкой зрения.
   ***
   Я буду говорить за тех, кто уже ничего не скажет.
   ***
   Они смотрят на меня, и говорят: говори. А я, ругая смерть последними словами, отвожу глаза, и мне хочется плакать. Я говорю: "Смерть, ты старая дура. Ты - противоестественна". Невозможно и страшно говорить за тех, оставшихся на сереньких фотографиях. Но если я не скажу про них, то, как же живые узнают, что-то кто-то, кроме них был живым. И смеялся. И
   верил.
   ***
   Когда мне было пять лет, я очень любила Юрку. Мой двоюродный дядька, кажется. Сейчас это уже не важно. Он был ужасно взрослым. Учился в десятом классе.
   Юркой его назвали в честь Гагарина, поскольку Юрка родился в шестьдесят первом году.
   Он и, правда, был похож на первого космонавта Земли. Ну, просто - одно лицо. Он крутил невероятные сальто на самодельном турнике. Был молчалив и застенчив.
   Я говорила ему:
   -- Юрка, ты не женись. Подожди, пока я выросту.
   Он улыбался и кивал головой.
   А потом он очутился в подводном флоте славного города Севастополя и там перестал быть.
   Но это не может быть правдой.
   ***
   Я пишу роман о любви и детстве. Я пятнаю красной охрой унылые стены. Я плюю на нечистоплотную дрянь смерть. Я смеюсь над ней голосами тех, кто живет во мне.
   ***
   У меня был друг Игорь. За хороший слух одноклассники дразнили его Шаляпиным. Тогда я уже училась в школе. Нас объединяла исцарапанная парта, и то, что он жил на шестом этаже, а я - на пятом. Мы были соседями, но нас часто принимали за брата и сестру.
   Иногда мы играли в войну.
   Сдвигали два стула и это сооружение называли тачанкой. В тачанке мы отстреливались от беляков и фашистов. Игорь - пулеметчик, а я гнала лошадей и исполняла обязанности санитарки.
   Когда надоедало стрелять, Игорь говорил: " Меня ранили в плечо, но я все равно...". И снова начинал отстреливаться от беляков и фашистов. Мы всегда уходили от погони. Мы всегда побеждали.
   Игорь стал музыкантом, а потом очутился в городе Поти военным моряком. И не вернулся домой живым.
   Офицеры сказали, что он покончил с собой. Но это их неправда. Потому что если Игорька ранили беляки и фашисты, он говорил: "А я все равно"...
   ***
   Что мне делать с вашими голосами, родные мои? Что мне делать с вашими лицами? Не смотрите на меня. Я стала взрослой.
   ***
   Я стала взрослой, когда научилась забывать. Когда научилась врать, а не фантазировать.
   Меня еще не настигла "точка зрения", но это - слабое оправдание.
   ***
   А веселый Бог взял, да и окунул меня в любовь. Щедрый, он творит все, что ему вздумается.
   ***
   Я еще не рассказала о Марине. О Маришке Петренко, которую предала. О Маришке, которую сожрало зеленое чудовище электрички. Лучше бы вместо нее чудище позабавилось мной. Сейчас я не вру. Понимаю, что на всякую правду найдется сто наиправдививших правд. И, тем не менее, то, что произошло -- неправда. Я, неуютная бледномордая тетка, плачу по тебе, Маринка. Но знаешь что? Окажись я в том "Фольксвагене" вместо тебя, глядя в тупое рыло суставчатого червяка бегающего по рельсам, сказала бы: "Я отказываюсь умирать при таких нелепых обстоятельствах". Это чужие слова, но здесь они уместны.
   Маринка, твои дети висят на моих руках. Маринка, я их не заслужила. Я даже не потрудилась забеременеть.
   Я обещаю тебе, Маринка, что буду говорить твоим голосом.
   ***
   Маринка была сердита и талантлива. Она училась быть художником. Она жадно лепила свои этюды. Не скупясь, бросала пестрые краски. А рисунок у нее "хромал". Глаза у нее были зеленые, и когда Маринка смеялась она их закрывала. Очень заразительно она смеялась. Маринка жила вопреки обстоятельствам. Ее хотела убить Припять. Потом решили, что она бесплодна. Но Петрешка всех переспорила.
   Иринка и Димка. Дети. Всем на зависть.
   Жизнь, рождает жизнь, а не мертвые буквы.
   ***
   Многие толпятся во мне и спешат высказаться. Обещаю, что покуда неряха смерть не лишила меня языка, я буду говорить, и озвучивать вас.
   ***
   Но когда приходят любимые мои, живые друзья и подруги, я смотрю на их молодые лица и улыбаюсь самой раздурацкой улыбкой.
   -- Господи, -- говорю я, -- ну какие же они дети!
   А еще...
   ***
   -- Живите, говорю я, -- живите. Будьте детьми. Не болейте. Не предавайте. Имейте сто точек зрения вместо одной.
   Я подарю вам велосипед "Уралец" и свою синюю буденовку с большой красной звездой. Я отдам вам всю себя по нитке. Только живите. Будьте детьми. Не забывайте. Не предавайте.
   ***
   Оставьте меня в желтой соломе с верной рыжей собакой Шариком.
   ***
   Я никогда не закончу свой роман о любви и детстве, потому, что об этом можно говорить вечно.
   ***
   Недавно Бог подмигнул мне пегим глазом алкоголика Тосика. Недавно я поняла, что я - есть.
   Недавно я поняла, что электричка - выдумка дядюшки Жюля Верна, или еще какого нибудь взрослого дяди.
   ***
   На самом деле ЭЛЕКТРИЧЕК НЕ БЫВАЕТ. А если и завелась одна, то кроткая как овечка.
   ***
   Вот только кто решил, что овечки кроткие?
   ***
   Смерть - старая сука. Я ее не боюсь. Я боюсь за тех, кого она может увести.
   ***
   Бог, - он всеведущ и вездесущ. Смерть - его теща.
   ***
   В прочем, нет никакой тещи. Но Бог пока не хочет сказать мне, куда исчезают люди.
   ***
   Я хотела рассказать о любви и детстве. Но я ухожу сочинять хрупкие как человеки стихи. Я ухожу марать стены охрой. А те, кого я люблю, об этом знают.
   ***
   -- Шарик, хватит смеяться. Иди, почешу за ухом.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"