Санфиров Александр Юрьевич: другие произведения.

Назад в юность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
  • Аннотация:
    Эта книга, написанная вслед за Браслетом, совершенно неожиданно для меня, оказалась успешной. С нее собственно все и началось..


Назад в юность

  
   Сладко потянувшись, я открыл глаза, утреннее солнце ярко светило в окно. На кухне, что-то напевая, бабушка готовила завтрак. Внезапно холодная дрожь прошла по телу, какая бабушка? Она же умерла уж сорок лет тому назад. Я резко откинул одеяло и вскочил на ноги, я стоял посреди комнаты нашей старой квартиры. Рядом на кровати спал мой брат. Я посмотрел на себя в зеркало, оттуда на меня смотрел мальчишка примерно 14-15 лет. Внезапно ощущение отчаяния полностью захватило меня, и я упал на кровать и молча заплакал без слез. Спустя несколько минут, я в какой-то мере пришел в себя, и вновь сел на кровати, разглядывая окружающую обстановку.
   Из кухни раздался голос бабушки
   - Сережка, Леша пора вставать , завтрак готов.
   Я встал и пошел в ванную комнату, делая все на автомате, как пятьдесят лет назад.
   Вот так, я почти семидесятилетний военный пенсионер, еще вчера живший в 2014 году в скромной однокомнатной квартире на окраине города, почти не выходящий на улицу из-за артрита, сегодня нахожусь в своем юном теле, еще пока неизвестно в каком году но видимо ближе к середине шестидесятых. Пока я чистил зубы, умывался, мое настроение потихоньку поднималось, в голове бродили множество мыслей, о том, что у меня вновь впереди целая жизнь притом со знанием будущего, по крайней мере, до 2014 года. О причинах переноса я пока не размышлял, так, как это было достаточно бессмысленно.
   Выйдя из ванны, я глянул на календарь, висевший на стене, на нем были оторваны листки на апреле1964 года. В это время мимо меня с сонными глазами пробрел в ванну мой младший брат Лешка. Моя рука по старой привычке поднялась дать ему подзатыльник и резко опустилась. Брат с удивлением посмотрел на меня, как же это я сегодня обошелся без своих шуток.
   Пройдя в кухню, я сел за стол. Там уже стояла тарелка с блинами и налитая кружка какао. С неожиданным аппетитом я набросился на еду.
   -Подожди, подожди! - закричала бабушка:- оставь хоть брату поесть.
   Поев, я встал из-за стола, и пошел в комнату. Ну что же, если мне 15 лет, то я учусь в восьмом классе. Я достал свой портфель и стал просматривать его содержимое. Боже мой, ну и бардак, я даже и не подозревал, что был так неаккуратен в детстве. В моих воспоминаниях все было гораздо лучше. В комнату зашел Лешка.
   - Слушай Леш, а какое сегодня число?- Спросил я.
   Лешка уставился на меня выпученными глазами:
   - Ты что заболел, сегодня понедельник 13 апреля, мама уже ушла на работу, ей сегодня нужно было уйти пораньше.
   - Ну ладно, ладно не парься, это я просто так спросил, тебя проверял.
   - Чего ты мне сказал не делать? Не парится?
   -Да ладно не бери в голову, проехали.
   -Слушай Сережка, что с тобой сегодня случилось, вскочил утром, говоришь какими-то странными словами, ты не заболел?
   - Да ладно Леха все в порядке, давай собираться в школу.-
   И стал дальше просматривать свой портфель, пытаясь, навести там хоть относительный порядок, и по дневнику определить какие сегодня будут уроки.
   Я подходил к зданию школы со странным ощущением. Как будто не было почти пятидесятилетней разницы между мной и мальчишкой, который сейчас подходит к школьным дверям. Мое тело переполняло давно забытое ощущение бодрости, не болели суставы, хотелось бросить портфель и помчаться бегом, подпрыгивая и крича что-нибудь во все горло.
   У входа ко мне подошел мой одноклассник Вадик Петров и сразу начал, как он это делал пятьдесят лет назад, клянчить домашнее задание по геометрии:
   - Слушай Сережка, ну дай списать на первом уроке, у нас первый урок черчение все равно никого спрашивать не будут.
   Вместе мы зашли в открытые двери, было так странно смотреть на детей вокруг, проходящих учителей, которые в моей памяти уже давно умерли. И на своих одноклассников, про судьбу большей части которых я ничего не знал, жизнь раскидала нас слишком далеко друг от друга, и только иногда неожиданно встретившись, случайно удавалось, что-либо узнать друг о друге.
   Тут мимо меня прошла, слегка задев меня сумкой, высокая девочка, я ее сразу узнал, в груди сладко заныло, это была моя первая безнадежная школьная любовь Светка Ильина. В детстве мы не склонны к компромиссам и все мальчишки нашего класса были влюблены в двух Светок Ильину и Горелову. Эти девочки, естественно не дружили, их подругами, как это обычно бывает, являлись две очень некрасивые особы, которые были их боевыми спутницами на протяжении всех десяти лет учебы и насколько я знаю, в дальнейшей жизни. У меня, ничем не примечательного мальчишки, практически не было шансов, на то, что Светка обратит на меня свое внимания, она и на нашего самого выдающегося парня, высокого крепкого блондина Владика Семенова, в которого были влюблены, половина девчонок в классе, не обращала никакого внимания. Она удостаивала своим вниманием только ребят десятиклассников, которые так и вились вокруг нее на школьных вечерах. Я шел за ней вместе с Петровым, глядя на ее симпатичную попку, и размышлял о пластичности человеческой психики, еще несколько часов назад я был Сергей Алексеевич Андреев отставной военный врач, много лет, прослуживший во всех горячих точках, куда Советский Союз оправлял своих граждан для защиты "завоеваний социализма". И сейчас заслуженный военврач Андреев идет в восьмой класс средней школы номер два города Энска, пареньком в возрасте пятнадцати лет и при этом не сходит с ума, не плачет и не бьется головой о стену. А просто разглядывает фигурку красивой девчонки и думает, что со всем своим опытом прошлой жизни он наверняка сможет влюбить ее в себя. Наверно моему спокойствию в большей мере послужил тот факт, что прошлой жизни, я оставался совсем один, и мое исчезновение, скорее всего не задело ни одного моего родственника или друга.
   Как только мы с Петровым зашли в класс, прозвенел звонок. Я остановился в растерянности, моя память не сохранила места, на котором я сидел на черчении. Вдруг сбоку меня потянули за рукав, я обернулся и увидел Аню Богданову, худенькую симпатичную девочку с которой мы в первой моей жизни, за одной партой провели десять лет. Она смотрела на меня с удивлением:
   -Сережа, ты, что не проснулся еще, садись быстрей, сейчас уже придет Серафима Федоровна.
   Первый урок прошел почти незаметно для меня, автоматически выполняя задание, я не переставал размышлять о случившимся. Почему именно я, кто в ответе за такой переброс сознания, остался ли я в прежней жизни, и самое главное для чего все это сделано и как мне жить дальше?
   Лишь в конце урока, около меня остановилась учительница, взяла мою работу и пристально ее разглядывала.
   - Сережа, что с тобой случилось, за этот учебный год это первый твой приличный чертеж, если бы я не видела, что ты сам это делаешь, ни за что бы не поверила. Похоже, что до сегодняшнего дня ты валял дурака, и не работал, как мог. Мне даже кажется, что это чертеж профессионала.
   Еще бы, в моей длинной жизни был момент, когда мне пришлось зарабатывать этим себе на хлеб с маслом, как ни странно, во время моей учебы в Военно-Медицинский академии, мои друзья в основном были студенты строительных специальностей. И один из них случайно открыл мой талант, без всяких расчетов представлять в голове нужные проекции и сопряжения деталей. В результате чего, ко мне стояла очередь несчастных, не способных начертить, что-либо путное, и я почти шесть лет по вечерам просиживал у письменного стола за чертежами, что было очень странно для студента медика.
   В классе зашумели, с задней парты донесся ехидный голос Светки Гореловой:
   - Наконец-то у нас появился профессионал по черчению, удивительно, еще вчера Андреев и карандаша в руках не умел держать.
   Все засмеялись.
   -Тише, тише, успокоились.- Воскликнула Серафима Федоровна- Зря смеетесь, за этот чертеж пятерка, а если Андреев будет так держать до конца учебного года, то пятерка за год ему обеспечена.
   Едва учительница отошла, ко мне обратилась моя соседка по парте:
   -Сережка, что с тобой сегодня, ты какой-то не такой, во время урока даже не обратился ко мне ни разу?
   -Анечка, моя хорошая, со мной все порядке.- Ответил я. Но по округлившимся глазам соседки понял, что ответил не так.
   Девочка заморгала глазами, как будто хотела заплакать, и закрыла лицо руками. Посидев так несколько минут, тихо сказала:
   - Не говори так больше, пожалуйста, я ведь знаю, вы все влюблены в Ильину, а на нас даже не обращаете внимания.
   Вот это я попал, оказывается в нашем классе кипят страсти почище гамлетовских, а я об этом даже и не подозревал в прошлой жизни. Анька то, похоже, запала на меня, а я, как последний лох, этого и не замечал. А гормоны, переполнявшие мое подростковое тело, делали свое черное дело, я глядел на гладкое юное лицо соседки, вдыхал ее нежный девичий аромат и чувствовал, как реагируют на это мои определенные органы.
   -Успокойся, наконец, педофил несчастный, о чем ты думаешь в свои семьдесят лет,- пронеслось у меня в голове. И тут же поправил себя, быть педофилом пока еще не могу, мне всего пятнадцать, и как ни крути, девочки должны будут волновать меня еще много лет. Не в силах себя сдержать, я опустил руку под парту и погладил Аню по ноге. Она молчала, по-прежнему уставившись на меня круглыми от удивления глазами.
   Тут, на мое счастье, прозвенел звонок, и все с радостными криками повскакивали и ринулись в коридор. Я тоже хотел выскочить, но Аня схватила меня за рукав:
   -Сережа, зачем ты это сделал, ведь я тебе совсем не нравлюсь, не надо смеяться надо мной.
   Ну что же тут сделаешь, никогда не любил оставлять женщин несчастными.
   -Анечка, я совсем не смеялся, ты мне очень давно нравишься, я только очень боялся тебе об этом сказать.
   -Ты действительно говоришь правду или опять с кем-нибудь поспорил, я ведь знаю, что ты спорил, что поцелуешь Ильину на школьном вечере.
   Вот так, оказывается, был такой факт в моей биографии.
   -Аня, ну это совсем другое, ни с кем я не спорил, можно я провожу тебя после уроков?
   Она долго молчала, глядя на меня, и затем прошептала:
   -Конечно можно.
   На следующих пяти уроках я постарался ничем не выделяться, хотя на анатомии так и хотелось сделать замечание учителю за плохое знание предмета.
   Аня продолжала смотреть на меня влюбленным взглядом, и похоже это заметил весь класс. Со всех сторон сыпались ехидные подколки, но мне с моим жизненным опытом на это было наплевать с высокой колокольни.
   Когда же после уроков в раздевалке я взял ее портфель и пошел рядом, половина класса потрясенно смотрела нам вслед.
   Я знал, Аня живет в нижней половине города ближе к реке, которая так и называлась в народе, Уреки, с ударением на первом слоге. Эти Уреки отличались от остального города наличием множества хулиганов, и вечером туда кроме местного населения никто не совался. Мы с ней шли по улочкам с одноэтажными деревянными домами и палисадниками по деревянным тротуарам, посреди дороги стояли лужи. А по краям еще лежали потемневшие, грязные остатки снега. Когда мы проходили мимо пивного ларька, из-за него внезапно вышли трое мальчишек. В животе похолодело, я узнал в одном из них моего давнего врага и мучителя Федьку Сорокина. Этот Федька с первого класса относился к тем людям, по которым, как любила говорить моя бабушка "тюрьма плачет" его единственным занятием было отлупить любого, кого можно было отлупить. В первом классе я учился с ним и почти каждый день приходил домой в порванной одежде и с побитым глазом или царапинами. Затем его оставили на второй год в первом классе, затем на второй год во втором и наконец после пятого его просто убрали из школы и перевели в спец-интернат.
   - О кого я вижу! Андрияшка, давно я тебя не пи...л. Ты что совсем ох....л, с нашими девками шляешься по Уреке.- с довольной улыбкой протянул Сорокин.
   У меня в голове, как будто щелкнул переключатель, холод из живота пропал и я со словами:- Аня подержи немного,- отдал ей оба портфеля, и спокойно подошел к Федьке и без замаха с левой руки пробил ему по печени, тот согнулся передо мной и я уже с правой руки ударил его в ухо и он без звука упал на тротуар.
   - Ну что пиз...ки, кто еще хочет получить,- обратился я оставшимся парням, те попятились от меня
   -Да нет, никаких проблем, Серега мы и не хотели ничего, это Федька, мудак, пристает, как обычно.
   Я забрал портфели из рук Ани, потрясенно взирающей на эту расправу, и мы пошли дальше под одобрительное хлопанье в ладоши от нескольких мужиков, стоявших у пивного ларька.
   После этого мы уже молча дошли до Аниного дома, постояв немного у калитки она смущенно спросила, - Может, ты зайдешь к нам, попить чаю, бабушка сегодня пекла пироги?
   Да, мой роман развивается стремительно, ну что же сам виноват, не надо было провоцировать девчонку, но назад дороги нет. Я изобразил глубокое раздумье на лице и сказал:
   - Ну что же я могу немного посидеть, я люблю пироги.
   Дома у Ани было очень чисто и скромно, уже с порога так пахло пирогами, что мой живот тихонько забурчал. Бабушка, высокая пожилая женщина с гладко зачесанными назад седыми волосами, была очень похожа на свою внучку и глядя на нее можно было представить, как будет выглядеть Аня через пятьдесят лет. Она с огромным удивлением уставилась на меня, по-видимому, это был первый случай, когда в этом доме появлялся одноклассник ее внучки мужского рода.
   -Бабушка, это Сережа мы с ним сидим за одной партой, я ведь тебе про него уже рассказывала. Ты представляешь, сейчас на нас напал Федька Сорокин, и Сережа надавал ему тумаков.
   Бабушка потрясенно взмахнула руками:
   - Нашли с кем связываться, да это же будущий тюремщик, Сережа иди обратно очень осторожно, а то он тебя где-нибудь подкараулит.
   Пришла пора проявлять свою воспитанность:
   -Аня, а ты не представишь мне свою бабушку, а то я ведь не знаю, как к ней обращаться?
   - Ой, прости Сережа, это моя бабушка, а зовут ее Наталья Ивановна.
   - Очень рад с вами познакомится Наталья Ивановна, ну а я, как вам уже сказала Аня, Сережа Андреев.
   Аня утверждает, что вы кудесница по части пирогов, и я это уже чувствую по запаху.
   -Да что же это я.- Засуетилась старушка.- Раздевайтесь и проходите в комнату.
   -Какая старушка, ты сам еще вчера был таким же и отнюдь не считал себя старичком.- Пронеслась мысль у меня в голове.
   Во время чаепития, Наталья Ивановна все пыталась узнать побольше обо мне, чем я интересуюсь, и чем бы хотел заниматься в будущем.
   -Меня, что уже женить собираются в пятнадцать лет.- Подумал я. Между тем Наталья Ивановна посмотрела на меня задумчивым взглядом:
   -Знаешь Сергей, ты очень интересный человек, я много лет проработала в школе, но чтобы мальчик пятнадцати лет мог так себя вести и поддерживать разговор, это что-то странное, да и словарный запас у тебя взрослого человека, ты наверно очень много читаешь?
   -Ты что бабушка, какой запас? Это же Сережка, он и учится так себе, на тройки с четверками: воскликнула Аня.
   -Внучка, не спорь со мной, мне виднее, ты с ним сидишь восьмой год за одной партой и наверно, поэтому не замечаешь очевидного.
   Ну вот я и спалился, пора уходить.
   -Наталья Ивановна, извините, но мне пора домой, а то мои будут беспокоиться, большое спасибо за пироги, все было очень вкусно.
   -Сережа я очень рада, что моя внучка дружит с таким мальчиком, так, что не стесняйся и заходи к нам в гости, я буду рада тебя видеть. Аня проводи своего гостя.
   Аня молча стояла у дверей, пока я одевался.
   Подойдя к ней и шепнув.- До завтра.- я поцеловал ее в щеку и выскочил за дверь.
   Я, не торопясь, шел по узким улочкам Уреки, у пивного ларька уже не было очереди, и Федьки Сорокина с друзьями не было видно. Ярко светило солнце, весело чирикали воробьи, купаясь в грязных лужах, ничего не болело, как еще вчера, намечался роман с хорошей девочкой, все было просто великолепно.
   -А если это просто сон и я сейчас проснусь в своей скромной квартире с кучей болезней и отсутствием всякой перспективы?- Пронеслась мысль у меня в голове и я с силой ущипнул себя за руку. Но ничего не произошло, все также светило весеннее солнце и чирикали воробьи, и я несколько секунд постояв, бодро оправился домой.
   Я шел не торопясь, и разглядывал окружающее, я уже забыл, как это идти по городу, где практически нет машин. По мокрой дороге периодически проезжали таксистские волги, иногда проходили битком набитые рейсовые автобусы. Но в основном, весь народ, как и я, шел пешком. Но многих зданиях висели кумачовые плакаты "Слава Труду", "Слава КПСС". "Партия наш рулевой". Где-то из открытого окна доносилась музыка, пела Шульженко, что-то из военного репертуара. Выйдя на центральную улицу, увидел протянувшиеся вдоль бульвара вывески с моральным кодексом строителя коммунизма и вспомнил, как нас заставляли учить этот кодекс на память, мне даже стало смешно ведь этот кодекс почти полностью взят из библии. Когда я пришел домой все были уже в полном сборе.
   -Сережа, где ты бродишь, мы тебя потеряли, у тебя вроде сегодня нет тренировок ? -воскликнула мама. А я смотрел на мою такую молодую красивую маму и не мог сказать ни слова, последний раз, когда я видел ее живой, она была похожа на высохшую мумию. Неоперабельный рак желудка в четвертой стадии, она лежала в кровати с закрытыми глазами, когда я вошел к в палату она, тем не менее, сразу узнала меня, и только могла еле слышно прошептать:
   -Сынок у меня все хорошо, не тревожься обо мне, я знаю у тебя очень много дел, пожалуйста, иди.
   На следующий день она умерла. Наверно из-за этого, я, заканчивая академию специализировался по хирургии, подсознательно думая, что смогу помочь таким же страдающим людям. Но судьба кидала меня совсем в другие места от Вьетнама и Анголы до Афганистана, где не было времени думать о лечении онкобольных, а шел поток раненых, которых надо было срочно оперировать, ампутировать конечности, удалять осколки и пули, и прочее.
   -Сережа, что ты на меня так смотришь?- Вдруг смутилась мама,
   -Ты знаешь мама, я так тебя люблю, как хорошо, что ты у нас есть.
   -Сережка, что с тобой, я тебя не узнаю сегодня.- Засмеялась она.- Хватит признаваться в любви. Ты наверняка нахватал сегодня двоек и решил подлизаться ко мне.
   -Нет, мама, двоек я не получал, у меня все нормально, а задержался потому, что провожал Аню Богданову до дома, и ее бабушка угощала меня пирогами, так, что я не очень голодный.
   Мама пристально посмотрела на меня:
   - Это девочка, что с тобой сидит за партой?
   -Да, это она.
   -Очень интересно, тебе потребовалось восемь лет, чтобы понять, что ты ей нравишься.
   -Ну, что же поделаешь мама, если я такой тупой, но я буду исправляться, не переживай.
   -Хватит болтать, все за стол ужинать.
   И мы вчетвером дружно уселись за столом в большой комнате на ужин.
   -Мам, а сегодня в школе Сережку с Анькой дразнили жених и невеста. -Доложил Лешка.
   -Дразнили и что с того, подразнят и успокоятся. Я очень рада, что Сережа с ней, наконец, нашел общий язык, она очень серьезная и ответственная девочка, вся в маму.
   -Даша, про кого вы это там говорите? -Подключилась к беседе бабушка.
   -Да вот мама, твой внук, повзрослел уже до такой степени, что начал провожать девочек до дома.- С улыбкой ответила моя мама.
   -Мамочка давай сменим тему, у меня может быть будет еще двадцать девочек, чего об этом говорить. Лучше скажи, когда к нам приедет наш папа, что то он очень долго задержался на Севере?- я решил увести разговор более благоприятное русло.
   - Сын, ну что ты как маленький, ты же знаешь, что он офицер, и служит, там, где ему прикажут. Не может же мы всю жизнь ездить за ним по гарнизонам.-У мамы явно испортилось настроение, а бабушка из-за ее спины, укоризненно покачала головой.
   Закончив ужин, мы разбрелись по комнатам. Для тех лет мы жили достаточно неплохо, и все благодаря отцу, когда его перевели в этот большой город он был уже капитаном и, может быть нам не удалось бы получить такую квартиру, но он очень неплохо сошелся начальником КЭЧ части и тот смог пробить нам трехкомнатную квартиру, в только, что построенном доме. После бараков, военных городков, где мы раньше жили, на нас квартира произвела такое впечатление, что когда отца отправили с повышением по службе и уже майором на Север, мама категорически отказалась ехать с ним,
   Большого скандала не было, так, как отец подозревал, что так и будет. Мы учились в школе, мама работала в больнице медсестрой, с нами жила бабушка по маме. А бабушка со стороны отца жила в деревне совсем недалеко от города. И насколько я знаю, мама с отцом договорились, что отец, которому оставалось дослужить еще два года до получения пенсии, сразу после выслуги, подаст рапорт на увольнение и приедет к нам.
   В нашей с Лешкой комнате царил бардак. Я несколько минут разглядывал его, затем пошел в туалет взял ведро и тряпку и начал наводить порядок. Только я начал заканчивать это дело в комнату ворвался Лешка, увидев меня, он заорал:
   -Сережка ты точно заболел, когда ты в последний раз сам брал тряпку! Слушай, мне сейчас парни во дворе сказали, что ты отп...л Сороку, это правда!
   -Лешка, перестань ругаться матом, да, было дело сегодня.
   Брат удивленно смотрел на меня:- Ты же еще вчера учил меня, как надо ругаться, а сейчас говоришь, что этого нельзя делать?
   -Вчера учил, а сегодня будем забывать. Леша видишь, я навел порядок, с завтрашнего дня будем поддерживать его по очереди.
   Но брат все не мог успокоится : - Слушай, а расскажи, как ты его побил, он, что опять приставал к тебе?
   -Леха, ничего интересного, дал по роже пару раз и все.
   -Ну, Серега ты даешь, теперь все шараги будут тебя бояться.
   - Ладно, давай-ка я лучше проверю, как ты приготовил уроки.
   Закончив проверять уроки у Леши, и посмотрев, что у меня на завтра, я решил посмотреть телевизор, который стоял у нас в бабушкиной комнате. Это был один первых телевизоров, экран которого не надо было рассматривать через лупу, но все равно он был черно-белый и размером около тридцати сантиметров по диагонали.
   Передачи у нас начинались в семь часов вечера кратким перечислением городских новостей, затем диктор рассказывала про события в мире, естественно без всяких телесюжетов, ну а потом был художественный фильм, чаще всего про войну или революцию.
   Мне, привыкшему к океану информации, обрушивающемуся каждый день на мою голову, было жутко скучно смотреть этот отстой. И поэтому у экрана я высидел не более десяти минут, и забрав у мамы газетницу с кучей газет, пошел заново знакомится со временем, которое, по непонятной пока причине, мне придется прожить заново.
   Утром, проснувшись, я некоторое время лежал с закрытыми глазами, мне казалось, что если я их открою, то увижу давно не беленый потолок моей холостяцкой квартиры и свои руки с распухшими искривленными суставами пальцев. Но, открыв глаза, я увидел солнце, ярко светившее в окно нашей комнаты, а за дверью слышался голос моей бабушки, напевавший песню Любовь Орловой.
  
   После завтрака мы с Лешкой быстро собрались и отправились в школу, но уже во дворе Лешка оставил меня и подбежав к группе одноклассников, продолжил с ними путь в школу, наверно те высказывали ему свое восхищение в связи с моим столкновением с Сорокиным, а он купался в лучах моей славы..
   Уже при входе в школу я был удостоен взглядов старшеклассниц и перешептывания. А дежурные у входа робко отступили от дверей, когда я прошел внутрь. Ох, если б это было в первую мою юность, но тогда, увы, этого не случилось, я, как и все остальные парни моего класса и старше, до ужаса боялись Федьку Сорокина, зная его обезбашенность, и старались ни словом, ни делом не задеть его при случае.
   Сейчас же я, под завистливые взгляды парней и под восхищенные девочек, бодрым шагом зашел в класс. А там уже меня ждала целая делегация по встрече. Наша комсорг Наташка Осипова, высокая худая девица с вытянутым носом начала первой:
   - Андреев, мы уже все знаем, и все до одного, комсомольцы возмущены твоим отвратительным поступком. Мы знаем, как ты жестоко избил бедного Федю Сорокина. Вместо того, чтобы помочь этому мальчику овладевать знаниями, ты воспользовался своим физическим превосходством. Сегодня после уроков у нас комсомольское собрание, где и обсудим твое поведение.
   Но большая часть класса на слова комсорга не обратила никакого внимания. Наоборот, то и дело то одна, то другая девочка подходили ко мне и интересовались какими-либо проблемами. Даже Светка Ильина снизошла со своего Олимпа, чтобы спросить меня о какой то мелочи. А за всем за этим с моей парты ревнивым взором наблюдала Аня Богданова. Похоже, после вчерашнего провожания она считала, что уже все сделано, и я принадлежу ей душой и сердцем.
   Да, теперь я на деле понял, что значит выражение альфа самец. В школе, когда еще не определены социальные приоритеты, лучшая половина человечества инстинктивно выбирает себе пару не по тому, кто принесет больше бабла, а по тому, кто сможет защитить тебя и твоих детей. И естественно парень, который смог поколотить хулигана, находится на одном из первых мест.
   Во время уроков, я изо всех сил старался не отсвечивать, но получалось это крайне плохо. Два раза за этот день меня вызывали к доске, и как я не старался отвечать, как обычный мальчишка, но моя манера изложения материала отработанная многими годами учебы и работы все равно давала себя знать. Учителя смотрели на меня удивленно и заинтересовано. А учительница физики Галина Петровна, по-видимому, выдала их общее мнение, когда после моего ответа сказала:
   -Сережа Андреев у нас как-то неожиданно повзрослел.
   На это замечание обычной реакции в классе почему-то не было, и вместо смеха царило озадаченное молчание.
   После последнего урока, когда все побежали к дверям, в них, приперев, их спиной, стояла Осипова.
   -Я ведь сказала, что после уроков будет комсомольское собрание, всем сесть обратно!- Закричала она.
   Когда все, кто со смехом, кто с недовольным бурчанием уселись за парты, Осипова подошла к доске и начала:
   - Сегодня у нас на повестке дня два вопроса, первый это проведение субботника двадцать второго апреля в честь дня рождения Владимира Ильича Ленина, и второй вопрос это безобразное поведение комсомольца Андреева.
   По первому вопросу нам все расскажет Владик Семенов.
   Наш красавец гордо встал и прошел к столу, по дороге мотнув головой, чтобы откинуть челку со лба. При виде этого у меня пролетела мысль, не увидит ли нашего Владика Андрей Миронов, перед тем, как играть роль в фильме "Бриллиантовая рука".
   - Товарищи, - начал он, заглядывая в бумажку.- Наша партия во главе с генеральным секретарем ЦК КПСС Никитой Сергеевичем Хрущевым неустанно заботится о подрастающем поколении, и мы, как члены ВЛКСМ, обязаны делом отвечать на заботу партии и правительства. Поэтому двадцать второго апреля мы все, как один обязаны выйти на всесоюзный коммунистический субботник и как весь советский народ хорошо на нем поработать. А сейчас я расскажу, кто и что будет конкретно делать.
  
   - Слушая его, я вспоминал, уже через год Владик Семенов станет комсоргом школы, и после окончания школы поступит на истфак нашего университета и уже через год он будет комсоргом курса, На втором курсе он женился на дочке первого секретаря обкома партии и закончив истфак начал работать уже обкоме ВЛКСМ. Еще через пару лет, он был уже инструктором в обкоме партии, где и продолжалась его успешная карьера вплоть до перестройки. И тогда вдруг оказалось, что не было более последовательного борца с коммунизмом, чем Владислав Семенов, который почти положил жизнь в борьбе за демократию. По телевизору даже показали, как он демонстративно сжигает свой партийный билет, при этом что-то крича про жестокий сталинский режим. Короче были они с Борькой Ельциным два сапога пара.
   И тут я впервые подумал:
   -А ведь я наверно смогу хоть что-то сделать, чтобы наша Родина, избежала таких потрясений, надо только сесть и попробовать спланировать свое будущее, исходя из того, что я знаю что будет, и теперь надо попробовать знаю, что будет, перевести, в что надо сделать, чтобы этого не случилось. Ведь если Горбачев не придет к власти, не будет и перестройки. Но другой внутренний голос скептически сказал:
   -Не будет Горбачева, будет кто-то другой.
   -Андреев! Ты что не слышишь? Я к тебе обращаюсь!
   Возмущенный возглас Семенова отвлек меня от моих размышлений.
   -Ну что, слушаешь? Мы решили, что вы с Богдановой в субботник займетесь уборкой и мытьем класса, мне почему-то кажется, что вы не откажетесь от такого предложения.- Закончил он с ухмылкой.
   Я с трудом сдержался от желания забить эту ухмылку ему в зубы и только хотел высказать свое возмущение по этому вопросу, как вдруг увидел счастливое лицо Ани, и мое желание высказаться сошло на нет.
   Закончив выдавать назначения Семенов сел на свое место.
   -А теперь мы должны обсудить поступок Андреева, который, как известно, зверски избил нашего бывшего одноклассника Федю Сорокина. -Сообщила Осипова.- Кто хочет выступить?
   В классе наступила тишина, ни один из парней, которые испытали на себя тяжесть Сорокинских кулаков, не хотели говорить ничего в его защиту, а девочки, которые еще помнили его грязные высказывания и сплошные маты, тоже не спешили осуждать меня. Тут раздался голос Вадика Петрова:
   -Да хватит тебе Наташка выделываться, правильно Сережка ему настучал, тот давно в репу просил.
   Все засмеялись, а Наташка покраснела и надулась.
   -Все, харэ, пошли домой, собрание закончилось!- Раздались голоса и все ринулись к дверям.
   И вот прошло несколько дней, за которые, я успел завоевать репутацию зубрилы и отличника и уже никто не удивлялся моим ответам, да и меня почти перестали спрашивать на уроках. Я по-прежнему каждый день провожал Аню до дома, но в гости, как она ни приглашала, не заходил. Мне казалось, что ее бабушка, как Шерлок Холмс, видит меня насквозь.
   Девятнадцатого апреля, как бы мне не хотелось, пришлось шлепать на субботник. Когда пришел к школе, почти все уже собрались, слышался смех, шутки. Наша классная руководитель вместе с Осиповой, надрываясь, выкрикивали фамилии учеников и задания.
   Вот дошла очередь и до нас
   -Андреев и Богданова, вперед на мытье класса, чтобы все парты были отскоблены от грязных ругательств.- Выдала Осипова. Все покатились со смеху, из задних рядов донесся неразборчиво чей-то голос,
   -Да мы завтра новые напишем, места много будет.
   - Ну, что Аня двинули.- Сказал я. и мы бодро направились в школу, зайдя к техничке и отстояв небольшую очередь из таких же мойщиков, мы получили пакет соды , два ведра, швабры и тряпки, и направились в класс. Придя в класс, быстро покидали все орудия производства в угол, Аня надела рабочий халат, который принесла из дома, а я, буркнув ей:
   - Отвернись.
   Быстро переоделся в тренировочный костюм, на ее замечание, что мог бы и дома одеться, сказал:
   - А что потом на эту грязь чистое одевать?
   Схватив пакет , я пробежал вдоль всех трех рядов парт, щедро посыпая их содой, Аня шла за мной и мокрой тряпкой размазывала эту соду по парте.
   Затем я предложил ей, оттереть один ряд парт, а сам взялся за два. Надо сказать, что с этим делом мы справились довольно быстро, где-то через полтора часа, парты были отмыты, для того, чтобы уже на следующей неделе наши художники написали на них новые росписи.
   Посидев немного, я быстро сбегал на первый этаж и принес два ведра воды. В это время многие уже освободились и начали заглядывать к нам интересуясь, что мы делаем, не целуемся ли, например. Поэтому, подняв на бок все парты, я закрыл дверь на швабру.
   На Анин вопрос зачем, я это сделал, и теперь будут еще больше нас доставать подколками. Я сказал:
   -Ну, и наплевать.
   Взяв в руки тряпки, мы с двух сторон начали намывать пол, и так увлеклись работой, что когда крепко треснулись лбами, сначала не поняли, что случилось. Я сидел на заднице и помотав головой, посмотрел на Аню, та тоже сидела в такой же позе. Ее халатик вместе с юбкой задрался почти до живота, и я видел ее стройные ноги, обтянутые простыми чулками, кончавшимися в верхней трети бедра, и белые полотняные трусики под поясом с резинками для чулок.
   Увидев, куда направлен мой взгляд, она покраснела до корней волос и резко одернула юбку. Но крышу у меня уже снесло. Усевшись рядом с ней я положил руку ей на ногу и начал гладить ее, поднимаясь все выше, когда моя ладонь перешла после чулка на ее прохладную кожу, она вздрогнула, а я повел руку выше на трусики, и начал целовать ее неумелые губы. Она смотрела на меня расширенными глазами, в которых было почти не видно радужки и хрипло шептала:
   -Сережа не надо, ну, пожалуйста, не надо.
   А сама уже обнимала меня обеими руками. Ее трусики под моей ладонью были совсем мокрые.
   В моей голове сейчас боролся мой разум пожилого человека и озабоченного мальчишки, залитого по уши гормональным взрывом. И все-таки разум, к моему счастью, победил, поцеловав девочку в последний раз, я убрал руку и встал. И практически сразу повернулся к ней спиной, потому, что в этот момент, в моих спортивных трениках было хорошо видно, какую реакцию моего органа вызвали эти поцелуи.
   Посидев немного, и не разговаривая друг с другом, мы продолжили уборку. Но потихоньку Аня стала успокаиваться и мы начали вполне мирно разговаривать между собой, избегая, правда упоминаний о произошедшем событии.
   Закончив уборку и собрав инструмент, мы вышли в коридор. Но не успели мы пройти половину, как из соседнего класса раздался грохот, звон разбитого стекла и визг девчонок.
   Забежав в кабинет, я увидел, что на полу лежит, какая-то девочка, вроде бы из десятого класса, рядом с ней оконная рама и куча битого стекла. В классе кроме нее было еще два или три парня десятиклассника и несколько девочек. Девочки визжали, глядя , как под их лежащей подругой быстро появляется огромное красное пятно
   -Артериальное кровотечение.- Пронеслось в голове.
   -А ну, все парни на х.. отсюда!- Гаркнул я своим поставленным офицерским голосом. -Быстро за медсестрой! Аня быстро в учительскую вызывай скорую, сообщи, что у пострадавшей артериальное кровотечение, девочки быстро освободите от стекол мне место, и найдите, что-нибудь мягкое подложить.
   А сам в это время, присев на корточки разглядывал пострадавшую. Кровь, по-видимому, поступала из района правой паховой области.
   -Блин, хреновые дела.- Пронеслось в голове. Но руки делали свое дело автоматически, подняв платье, я увидел небольшой осколок стекла торчавший из паха, вокруг, которого толчками выбивался ручеек крови. Я удалил стекло и под возмущенный вздох девочек, наблюдавших за моими действиями, быстро снял с пострадавшей трусики, и погрузил кулак в живот в правой подвздошной области, левой рукой, еще больше усилил нажим и кровотечение остановилось. Через несколько минут, в класс вбежала наша медсестра Зинаида Васильевна, молодая девушка, работавшая в нашей школе пару лет. Увидев меня, залитого кровью и держащего кулак в животе пострадавшей, она пролепетала:
   -Я жгут принесла.
   -Зин, ну какой жгут? У пострадавшей шок от кровопотери, быстро таши аппарат Рива Роччи, капельницу, если она у тебя есть, иглы и раствор Рингера или солевой раствор на худой конец, адреналин и шприцы.- Зло выкрикнул я.
  
   Как ни странно , но она без звука выскочила в коридор и помчалась за требуемым.
   Через пару минут она вернулась, неся с добровольными помощницами, все, что смогла найти.
   - Давай садись рядом со мной, и измерь давление, и побыстрее.
   -Сережа, давление 90 на 60 . пульс 110.
   - Уф, ну это еще терпимо.
   -Так, что у тебя за капельница?
   На мой вопрос Зина достала сверток в красной клеенке, на котором торчала бирка о последней стерилизации.
   -Ну, дай мне посмотреть, когда она была простерилизована.
   На поднесенной бирке, нанесенная химическим карандашом, красовалась надпись 15 мая 1959 года.
   - Вы что тут совсем оборзели, пять лет не стерилизуете инструмент.
   В ответ Зина дрожащим голосом сообщила:
   - Я и не знала, что ее надо стерилизовать.
   - Ладно, перемеривай давление.
   -Давление упало, сейчас уже 70 на 40.
   -Зина давай полкубика адреналина подкожно.
   Буквально через пару минут после иньекции , девочка слегка порозовела и стала оглядываться вокруг и реагировать на окружающее.
   - Я глядя ей в глаза тихо сказал:
   -Все будет хорошо, лежи милая не шевелись, а то мне трудно держать кулак.
   Прошло еще минут пятнадцать, давление было стабильным, но мой кулак, все-таки был кулаком пятнадцатилетнего подростка, и я чувствовал, что еще несколько минут и я не смогу пережимать подвздошную артерию с необходимой силой.
   И тут на мое счастье в помещение влетели врач и фельдшер скорой. Пока девочку перекладывали на носилки, я все держал кулак, и лишь, когда ее уже подняли для транспортировки, убрал занемевшую руку и мое место занял фельдшер скорой.
  
   Я растирая руку устало вышел в коридор, слегка кружилась голова, но настроение было отличным. И тут на меня налетел вихрь девчонок, да, десятиклассницы были гораздо раскованней в выражении чувств, чем мои сверстницы. Меня обнимали, лили слезы на плечо, называли молодцом. А одна все-таки ухитрилась спросить меня на ухо:
   - И когда это ты мальчик успел научился, так ловко снимать с девочек трусики? На что я спокойно ответил:
   - Да были случаи.
   Тут растолкав, девчонок ко мне пробрались три парня, которых я шуганул из кабинета.
   -Ну, ты молоток.- Уважительно произнес самый здоровый и одобрительно хлопнул меня по плечу, от чего я чуть не присел.- Ты так скомандовал, что я даже ничего понять не успел, меня ноги сами вынесли из класса.
   Двое остальных, засмеявшись, подтвердили:
   - Мы даже глазом не моргнули, как были уже у медкабинета. Слушай, а это не ты Сороку от...ил? Ходит тут у нас такая история.
  
   -Ну, было дело парни, чего об этом говорить.
   -Смотри-ка, какой скромный, другой бы месяц всем рассказывал, ладно расскажи хоть нам, что там с Машкой, у нее все нормально?
   -Тут до меня дошло, что девочка, которой я оказывал помощь, Маша Сидорова наша главная школьная знаменитость. Ее рисунками и картинами, был увешал весь коридор на третьем этаже.
   -И я вспомнил; похоронная музыка, венки, мы провожаем в последний путь нашу Машу Сидорову, слезы девочек, скорбные лица, и надрывный плач ее мамы , над гробом. Да у меня в памяти уже был этот субботник, но в тот раз, я вроде бы уныло сгребал прошлогоднюю листву в пришкольном саду, и вместе со всеми таращился на машину скорой помощи, которая подъехала к главному входу. Мы все побежали посмотреть, что происходит и когда мы подошли, то из школьных дверей вынесли носилки закрытые простыней, а за ними с заплаканными лицами шли девочки десятиклассницы.
   Вот это да, оказывается я уже переделываю свое прошлое по полной программе, что же будет дальше?
   -Слушай, ты, что чувак, задумался? Дак, чо с Машкой?
   -У Маши сложная травма, сейчас в больнице ее прооперируют, думаю, что все будет нормально.
   -Слушай, как ты так ловко все делал, как будто всю жизнь учился.
   - Парни, ну меня же мама медсестра, я у нее в больнице больше времени провожу, чем у себя дома, все ее учебники прочитал.
   Парни понимающе переглянулись:
   - Ясненько, в книжках-то, небось, картинки с голыми бабами разглядывал.
   Вдруг они как-то сникли, и через секунду их уже не было. Я обернулся и увидел незабываемую картину, по коридору бежит наш директор Исаак Наумович Розенберг маленький толстый, как всегда у него на лысине рогами торчали очки, скрепленные сзади резинкой, Он подбежал к нам и закричал задыхаясь:
   -Что, что тут произошло, кого увезла скорая?
   Я встал перед ним и доложил:
   - Товарищ директор, за время вашего отсутствия, произошло ЧП, Маша Сидорова, залезла по собственной инициативе помыть окно и вместе с оконной рамой упала на пол. При падении она поранилась. Мной, совместно с Зинаидой Васильевной была оказана ей необходимая помощь. Вызвана скорая. Сейчас пострадавшую увезли, я думаю, что ее в настоящее время ее уже оперируют.
   Директор схватился за сердце, а затем полез в нагрудный карман и вытащил коробочку валидола и положил таблетку под язык, и начал внимательно разглядывать меня.
   - Послушай, твой отец случайно не Андреев Алексей старший лейтенант артиллерии?
   -Он уже майор, Исаак Наумович.
   - Даа, узнаю Леху, это же надо, сын моего боевого товарища учится в моей школе, и он мне об этом ничего не говорит.
   Эх, Сережка, знал бы ты, сколько мы с твоим отцом прошли. А вот на Дальнем востоке, когда мы этих узкоглазых пиз... и он резко замолчал, затем после паузы продолжил:
   -Когда мы воевали с японцами, я потерял с ним связь, и только лет пять назад узнал, что он служит в нашем городе, а ведь о том, что ты учишься у меня в школе, он не сказал ни слова.
   - Исаак Наумович, вы ведь наверно знаете, что он в Японской войне был ранен, долго валялся по госпиталям. Он тогда в госпитале и познакомился с моей мамой и когда выздоровел, то долго служил на Дальнем востоке, я там и родился.
   А что касается вас, то он мне сказал, перед тем как уехать на север, что не хочет, чтобы его фронтовая дружба с вами, служила для меня палочкой выручалочкой.
   - Ну, что ж, мне позвонила Зинаида Васильевна, вся в рыданиях, толком ничего не рассказала но как ты тут командовал, сообщила, надо сказать, я был в недоумении, кто это такой, но сейчас уже понятно. Майор Андреев вырастил себе достойную смену. Хочешь наверно пойти в военное училище.
   - Нет, Исаак Наумович, я хочу поступить учиться в Военно-Медицинскую академию.
  
   Мы с Аней шли по Уреке. С момента, как мы вышли из школы , она была задумчива и необщительна. Казалось, что она витает где-то в облаках.
   Неожиданно она остановилась и посмотрела на меня:
   - Сережа я наверно очень развратная?
   Я от этих слов даже сразу не нашелся, что сказать.
   -Аня, почему ты так считаешь?
   - Понимаешь Сережа, я читала и мне говорила моя бабушка, что так делать, как мы сегодня это очень плохо. Девочки в классе все время говорят про такое, и я думала, что буду очень стесняться, если это случится со мной. Но когда ты меня начал целовать и трогать, мне было так хорошо, и я хотела, чтобы ты целовал еще и еще, и я совсем не стеснялась.
   - Ну, что ты глупенькая моя, мы же ничего плохого не делали.
   -Нет, это плохо. И я прошу тебя Сережа, чтобы ты так больше не делал, иначе мы поссоримся.
   Ну вот, что тут будешь делать, подружился с будущей любительницей дамских романов.
   Проводив Аню, я пошел домой, сегодня было уже достаточно событий, но судьба готовила мне новое испытание, за углом очередного дома стоял Федька Сорокин.
   Увидев, как я напрягся. он крикнул:
   -Эй, Серый не бойся, есть разговор, иди сюда.
   После того, как я подошел к нему, он протянул руку, и мы поздоровались.
   - Да, Серый, ты меня лихо вырубил, ребята до сих пор балдеют. Слушай, давай приходи ко мне в шарагу, ты же знаешь, мы макуху качаем над всей Урекой. Нам такие резкие парни нужны. Так, что думай, может там помахаемся с тобой еще раз, мне пацаны предлагали тебя кодлой отметелить, но мне это не в кайф. Ну а пока, можешь по Уреке хоть днем, хоть ночью ходить, если кто будет залупаться, говори что у тебя Сорокин в кентах. Ну, давай, счастливо.
   -А я то готовился к будущему сражению, думал, что по Уреке стучат барабаны войны, и в скором времени меня где-нибудь подловят и хорошо отметелят. Прожив на белом свете почти семьдесят лет, не научился просчитывать даже действия мальчишек.
  
   Дома меня ждал трибунал во главе с мамой, вторым членом трибунала была бабушка. А виновник трибунала Лешка спрятался, так, как понимал, что ответит за свой длинный язык по полной программе.
   -Ты где шляешься, мы тут все окна проглядели? Ваш субботник уже давно закончился. Давай быстро рассказывай, что ты там опять натворил такое, что Лешка прибежал домой, как наскипидаренный!
   - Мама не произошло ничего такого, девочка упала с подоконника и поранила бедренную артерию, ну а я, ведь ты помнишь, что я брал у тебя брошюру по остановке кровотечений, и поэтому знал, как останавливается такое кровотечение и до приезда скорой пришлось пережимать подвздошную артерию, я конечно волновался, но у меня все получилось.
   - Ох сынок, мы тут уж не знали, что и думать. Звонили в школу, но там ничего толком не объяснили.
   Лешка прибежал домой и начал кричать, что Сережка весь в крови ходит по школе, что якобы, что-то случилось с десятиклассницей, а ты принимал активное участие в этом.
   -Да ладно, все путем, давайте лучше пообедаем, хотя уже скоро пора ужинать.
   - Я очень рада сын, что ты не растерялся, когда я давала тебе эти книжки, мне и голову не могло придти, что ты используешь эти знания на практике.
   - Да уж, весь в отца.- Поддакнула бабушка. - Такой же шустрый.
   В время обеда, или лучше назвать его ранним ужином, я обратился к маме:
   - Мам, послушай, я сегодня пока шел домой подумал, что мне надо поработать санитаром у тебя в больнице. Ты же знаешь, что мне нравиться медицина, и может в будущем, я смогу стать врачом. Может, ты сможешь договориться, чтобы меня взяли на работу санитаром операционной. Я бы мог работать, пару ночей в неделю и днем в выходные дни.
   -Ох, ты и выдумщик. - Заворчала бабушка.
   Но маме моя идея неожиданно понравилась,
   - А, что, ты неплохо придумал, узнаешь почем фунт лиха, это тебе не девочек провожать. Да и хоть какая копейка в дом будет. Так, что Сережа я завтра поговорю с заведующим хирургией, думаю, что он согласится, у них там всегда с санитарами проблема.
  
   Вечером, когда все уже сидели у телевизора, неожиданно зазвонил телефон, Надо сказать, что телефон в те времена был роскошью, доступной не многим, и если бы не мои родители , которые по работе нуждались в телефоне, не видеть бы нам его, как своих ушей.
   К телефону, как обычно подошла мама, ожидая, что, ее вызывают заменить кого-либо из заболевших сотрудников. Но на этот раз, она позвала к телефону меня. Я взял трубку старого черного эбонитового аппарата, стоявшего на тумбочке у нас коридоре. Звонил мой тренер по боксу Николай Иванович Ревин.
   В свое время, в секцию я пошел исключительно из-за Сорокина. Хотя у меня не было никогда желания, набить кому-то лицо, в отношении Сорокина все было по-другому. И со второго класса я регулярно ходил на тренировки два раза в неделю. В секции у нас было здорово.
   Наш тренер, бывший чемпион Союза в полутяжелом весе, к своей работе относился серьезно и надо сказать, что среди его воспитанников у него был непререкаемый авторитет. Если он что-то сказал, то ни родители, ни учителя могли больше ничего изменить, их просто никто и не слушал.
   - Сережа я позвонил тебе, потому что ты пропустил уже две тренировки. Я думаю что, подравшись с победным счетом с Сорокиным, ты наверно решил, что о большем, можно и не задумываться. Но это далеко не так. Я не могу хвалить тебя за эту драку, но я понимаю, что у тебя не было другого выбора и надо сказать, что горжусь тобой. Далеко не всякий боксер, сможет достойно повести себя в уличной потасовке. Так, что завтра я жду тебя на очередной тренировке, и пора переходить к настоящей учебе.
   Первые два дня новой недели прошли уже как обычно. В понедельник я пришел на тренировку. Естественно все были в курсе моих дел, и снова начались, порядком надоевшие мне расспросы о драке с Сорокиным. Надо сказать, что тренер в этот раз уделил мне особое внимание, целых пятнадцать минут занимался только мной, что было немедленно отмечено всеми присутствовавшими.
  
   В среду, 22 апреля у нас была торжественная линейка, посвященная дню рождения Ленина. Когда вся наша школа выстроилась по классам в актовом зале, на трибуну зашел наш директор и как обычно произнес речь. Он был одет, как всегда в праздничные дни, в поношенный офицерский мундир со звездами полковника на погонах, и длинным рядом планок орденов и ранений на нем.
   - Товарищи ученики, сегодня весь наш народ, как и все прогрессивное человечество, отмечает день рождения самого выдающегося деятеля нашего столетия, Владимира Ильича Ленина. Владимир Ильич внес неоценимый вклад в создание нашего государства Союза Советских Социалистических республик. Под его руководством началась Великая Октябрьская Социалистическая Революция, с его именем наши отцы и деды шли на фронты гражданской войны. Он развил и дополнил теорию Маркса и Энгельса.
   Исаак Наумович продолжал говорить, а я погрузился в свои воспоминания.
   Отец много рассказывал о войне, в его рассказах было все по-другому, чем в книжках ,
   которые издавались после войны и особенно после перестройки.
   После его бесед со мной в детстве, я в дальнейшем иногда до слез хохотал над перлами авторов, отправлявших наших попаданцев в ряды Красной армии.
   По их рассказам, получалось, что кроме этих парней командовать в армии было некому, возникает вопрос, а как же тогда, мы победили? По рассказам наших дерьмократов, мы победили, загромоздив трупами всю Европу. Но они не понимают, вернее они все понимают, что уже через год после начала войны у нас не было никакого преимущества в населении перед Германией, и бросать в бой просто так миллионы солдат Сталин не мог.
   Я смотрел на энергично выступавшего Исаака Наумовича и думал - это человек закончивший войну замполитом артиллерийской дивизии, он представитель известной национальности, который отлично знал, что в случае попадания в плен он тут же будет расстрелян во-первых как еврей, а во-вторых как политработник.
   И тем не менее он, провел всю войну практически на передовой, был неоднократно ранен и лечился по госпиталям вместе с моим отцом.
   А вот, по рассказам отца, те люди с такими претензиями, которых так любят описывать наши молодые авторы в книгах о войне, особисты и замполиты жили на ней, как правило до первого боя .
   И опять в моей голове навязчиво звучал внутренний голос, а ведь ты можешь попробовать сделать так, что бы не было этих дерьмократов. Конечно ты еще пацан, но и крах Советского Союза еще далеко. И пока наша страна крепко стоит на ногах, которые, правда уже подтачивают некоторые решения наших руководителей, на которые я пока ничем не могу повлиять.
   Исаак Наумович заканчивал свое выступление:
   -Да здравствует Коммунистическая партия Советского Союза! Да здравствует ее Центральный кабинет во главе с его Генеральным секретарем верным сыном партии товарищем Никитой Сергеевичем Хрущевым! Ура! Товарищи!
   И все мы, с чувством неподдельного энтузиазма завопили: Урааа!
   После того, как мы успокоились, он вышел из-за трибуны и продолжил:
   -А сейчас я хочу вам представить нашего героя, сына моего фронтового товарища, ученика 8а класса Андреева Сергея.
   Андреев Сергей оказался достоин своего отца. Во время субботника, когда случился несчастный случай, он не растерялся и смог оказать помощь ученице десятого класса Маше Сидоровой. Сейчас Маша прооперирована и находится в больнице, но она быстро идет на поправку и надеюсь, скоро будет выписана.
   -Андреев Сергей выйти из строя!
   Я вышел из строя и почти строевым подошел к нашему директору. Тот крепко пожал мне руку и громко сказал,
   - Надеюсь , что Андреев и дальше не посрамит своего отца фронтовика и станет, как он мечтает хорошим военным врачом. А теперь похлопаем нашему герою.
   Вечером, когда я пришел домой, мама с улыбкой сообщила мне:
   -Все в порядке Сережа, тебя с завтрашнего дня берут на работу. В начале будешь работать вечером с 18 часов до 24, вторник и четверг, а в воскресенье с с 9 утра до 18 часов, так, что ты хотел, то и получи. Документов никаких не нужно, меня просто оформили на четверть ставки санитарки, а работать будешь ты. Да, завтра особо не провожайся, а иди сразу домой, хоть отдохнешь до работы. И смотри мне, только попробуй подвести, я ведь поручилась за тебя, что ты очень обязательный и исполнительный человек.
   И вот наступил знаменательный вечер, сопровождаемый наставлениями бабушки, я вышел из дома, но она успела выскочить за мной на улицу и сунуть вдогонку мне в руки сверток с бутербродами.
   Я шел по больнице и с наслаждением вдыхал, так не любимый прочим населением запах , который связан для них с горем и страданиями. Но для меня это был запах свободы и любимой работы, Последние пятнадцать лет, я из-за артрита практически не мог оперировать, а на работу начальниками людей у нас всегда хватало, и поэтому мне пришлось уйти на пенсию, хотя душа просила еще и еще.
   Когда я зашел в операционный блок, меня встретила старшая сестра Валентина Ивановна, которая была давнишней маминой подругой.
   Она познакомила меня с дежурной медсестрой и второй санитаркой, которой была крепкая пожилая женщина, погрозила мне пальцем и ушла.
   Санитарка Пелагея Игнатьевна первым делом предложила перед работой попить чаю, на что я согласился с большим удовольствием. Медсестра Таня, красивая девушка в халате, подшитом почти на десять сантиметров выше колен, что было тогда большой редкостью, сидела с нами и загадочно улыбалась, глядя на меня, а Пелагея Игнатьевна жалостливо говорила:
   -И как же такого худенького Дарья Васильевна отправила на работу, креста на ней нет.
   В ответ я сообщил, что не такой уж худенький и достав бутерброды присоединил их лежащим на столе припасам.
   Закончив чаепитие, мы пошло знакомиться с фронтом работ.
   -Вот тебе Сереженька для первого дня, вымой-ка ты коридор с лизолом. Тебе, как раз до 12 часов хватит работы- Порадовала меня Пелагея Игнатьевна.
   Коридор оперблока был метра четыре в ширину и метров тридцать в длину, и покрыт красной метлахской плиткой.
   Но настроение у меня было отличным, я шаг за шагом приближался к выполнению моих великих замыслов. Я развел лизол водой до нужной концентрации и начал методично оттирать плитку, которая, надо прямо сказать, была изрядно засрана. Если бы такое было у меня в отделении, то старшая сестра отхватила приличных п...лей.
   Пару раз ко мне подходила Пелагея Игнатьевна, видимо с целью, дать руководящие указания, но, оценив качество работы, лишь удивленно качала головой и молча уходила делать свою дело.
   Когда я где-то пол двенадцатого ночи закончил пахоту, брюки на моих коленках были насквозь промокшие.
   Подходя к сестринской, я услышал громкий голос Пелагеи Игнатьевны:
   -Представляешь Танька, Дашка то своего обалдуя, как выучила, у нас сроду так коридор никто не отмывал. Что сказала Таня, я уже не слышал, потому что входил в комнату, и они резко замолчали.
   Так же загадочно улыбаясь, Таня обратилась ко мне:
   -Сережа на сегодня у тебя вся работа, можешь идти домой. Ты молодец, мы специально дали тебе этот коридор, чтобы посмотреть чего ты стоишь.
   До моего дома от больницы было идти минут пятнадцать. Я шел, не торопясь, по весеннему городу и моя душа была полна радости и счастья.
   Когда я доставал ключи от квартиры, дверь неожиданно распахнулась сама, за дверями стояла мама.
   Глядя на нее, я понял, что она еще не ложилась спать и ждала меня.
   -Ну, как ты, мой работничек, не сильно устал?
   -Да нет мам, немного.
   -Ну, проходи на кухню, там тебе ужин разогрет.
   Пока я с аппетитом поглощал мамину стряпню, она сидела на другом конце стола, и поставив подбородок на руки, смотрела на меня.
   -Это же надо,- сказала она,- никогда не думала, что доживу до такого момента, встречать сына с работы. Боже мой! Какая я старая.
   -Что ты мама, ты у нас очень даже молодая, тебе даже сорока нет. Лучше скажи, а почему ты не спрашиваешь, как прошел мой первый рабочий день или вернее вечер?
   -А что тут спрашивать, завтра мне все расскажут и берегись, если ты меня подвел. Ладно, давай доедай и в постель, школы тебе никто не отменял.
   -Да, а было бы неплохо ее каким-либо образом отменить,- подумал я и пошел спать.
  
   В воскресенье с утра я собирался на работу под непрестанное ворчание бабушки,
   -И вот чего тебе влезла в башку, эта работа, наработаешься еще, сидел бы дома, а Дашка еще получит у меня за это.
   -Ничего бабушка все будет о кей.
   -Чего, чего будет, какой такой кей?
   -Да ладно бабуля, пока, я ушел.
   - Когда я пришел в больницу, в ней царила тишина воскресенья. Половина больных, как обычно, после утренних процедур сбежала домой, а вторая половина еще спала. Наверно за исключением больных травмы и челюстно-лицевого отделения, которые уже сидели в ожидании старта в магазин, в котором с 11 часов начинали продавать алкоголь.
   В оперблоке меня также встретила тишина. Санитарка Люба девушка лет двадцати и операционная сестра Женя таких же лет, тихонько обсуждали своих кавалеров и на мой приход практически не отреагировали.
   -А, Сережа пришел, проходи. Там тебе Валентина Ивановна приготовила санитарский костюм, так что можешь идти переодеваться, а работы пока нет. Ночью операций, слава богу, не было. Переодевайся, и попьем чаю.
   Во время чаепития к нам заглянул дежурный хирург, молодой парень лет около тридцати, сделал строгое лицо и спросил, как дела, после чего быстро нас покинул. Но приличный запах перегара за собой оставил. Женя, искоса поглядев на меня, тихо сказала Любе:
   -Опять ведь к вечеру нажрется, как будем работать если что?
   Та пожала плечами,
   -Так не в первый раз, если сегодня не дай бог залетит, наверно уволят.
   Когда мы закончили чаепитие девушки отправили меня в бельевую, шить марлевые салфетки на швейной машине, видимо для того, чтобы я им не мешал обсуждать матримониальные проблемы. В обеденное время меня отправили на кухню выцыганить что-нибудь на горячее.
   Очень довольный я возвращался с кастрюлей картофельного пюре и несколькими котлетами, когда услышал сирену скорой. Посмотрев окно, я увидел, как к приемному покою подъезжает скорая и из нее быстро выносят носилки с больным и заносят в открытую дверь приемного покоя.
   Когда я зашел в оперблок обе девицы тоже прилипли к окну.
   -Ну вот нам наверно и работенку подкинули.- Сообщила мне Женя.
   И действительно вскоре последовал звонок хирурга из приемного покоя, чтобы мы готовили операционную. Через минут тридцать больного привезли к нам, после рентгеновского обследования.
   На каталке лежал стонущий бледный, скрюченный мужчина, при одном взгляде на которого у меня уже был готов диагноз - классическая прободная язва.
   Мы завезли больного в операционную и совместными усилиями положили на операционный стол. Через несколько минут, в операционную зашел старший хирург смены Анатолий Григорьевич и недовольным голосом спросил:
   -Кто-нибудь Павла Сергеича видел?
   Женя с Любой переглянулись синхронно пожали плечами.
   -Так, с этим уродом все ясно, опять где-то наклюкался, но уж все это ему так не пройдет. -Что же делать- Рассуждал он вслух.- Анестезиолога вторым не взять, гинеколог уехала срочно в район на роды, наш Витя в отпуске.
   Тут его задумчивый взгляд упал на меня.
   -Послушай-ка паренек, ты ведь сын Дарьи Васильевны, я слышал ты хирургом стать мечтаешь. Не испугаешься постоять на операции вторым номером, подержать крючки?
   -Я, испугаюсь? да я ничего другого и не желаю, как встать за этот стол и желательно не держать крючки, а сделать всю операцию самому- Думал я про себя, а на виду только сказал,
   - Конечно не испугаюсь.
   -О стерильности имеешь представление?
   -Без проблем.
   -Ого, вот это уверенность. Ну, тогда вперед, а я проконтролирую все этапы.
  
   -Но по мере того, как я мыл руки щеткой, ловко закрыл локтем ручку крана, обрабатывал их раствором диацида, брови у него поднимались все выше и выше.
   -Слушай парень я тебя вроде здесь раньше не наблюдал, где ты это все увидел.
   -Книжки умные читал, Анатолий Григорьевич.
   Пока мы, таким образом, общались, в операционную спустился анестезиолог, увидев меня, готовящегося к операции, он посмотрел на хирурга и спросил:
   -Толя ты здоров ли, пацана берешь вторым номером?
   -А ты Миша можешь мне предложить другой вариант? Еще немного и перитонит у мужика в полный рост пойдет. Где я тебе второго хирурга найду, а эта сука спит себе сладким сном.
   -Ну, смотри, ты босс, тебе и ответ держать.
   -Ладно, где наша не пропадала.
   Я с удовольствием смотрел на их открытые рты, когда ловко всунул ладони в резиновые перчатки поданные мне Женей, они посмотрели друг на друга и удивленно пожали плечами.
   -А парень то не прост- Наконец высказал свое мнение анестезиолог.
   Операция прошла достаточно успешно, я вовремя, без подсказок перемещал крючки, прижимал корнцангом швы, и в течении трех часов мы закруглились. Когда больного сняли со стола и повезли в ИТАР и мы размывались, в операционную, шатаясь, зашел Павел Сергеич:
   -А вот и я, готов к труду и обороне- Провозгласил он.
   -А не пошел бы ты Пашенька на х... ласково сказал Анатолий Григорьевич.- Да так, чтобы я тебя больше не видел. На сегодняшнее дежурство у меня напарник есть.
  
   Пока мы переодевались, Пашенька действительно куда-то испарился. Анатолий Григорьевич пошел продолжать работу над своей диссертацией, о которой они во время операции переговаривались с анестезиологом Михаилом Абрамовичем.
   Ну, а я вместе с Любашей начал намывать операционную.
   В это время в хирургической ординаторской проходил достаточно значимый для меня разговор. Михаилу Абрамовичу, временно делать было нечего, и он пришел поболтать со своим приятелем, уже без свидетелей. Когда он зашел, Анатолий Григорьевич сидел за столом и рвал уже второй лист бумаги.
   -Что рвем?- Индиферрентно спросил Михаил.
   -Да, вот сочиняю докладную на этого мудака, достал уже совсем.
   -А я бы на твоем месте делать этого не спешил. Ты же знаешь, что его маман с нашим главным в хороших отношениях. А ты с кем сегодня оперировал, с пацаном? Да тебе первому скажут, что сам был пьяный и ни хера не соображал, что такое учудил.
   И можешь не оправдываться. Знаешь ведь, чем больше написано в истории болезни, тем легче прокурору дать тебе срок. Так, что мой тебе совет, выбрось эту докладную и не пиши ничего. А Пашу поставь в состав операционной бригады. Конечно, завтра разговоры все равно пойдут, шила в мешке не утаишь, но это разговоры, их к делу не пришьешь.
   А пацан это конечно что-то! Ты заметил, как он реагировал, когда ты начал разрез, у него был такой вид, что это он проверяет, как ты можешь работать. А когда кровануло, он же одним движением руки, освободил тебе место для шитья. Да ты и сам ни разу не орал, как обычно на Пашку.
   -Согласен, такого я еще не видел. Да я в его возрасте кроме футбола и щупанья девок, ничем не занимался. А тут пашет как взрослый.
   -Ну, и привлекай его к работе, только не вторым хирургом, а так сбоку постоять, может, что подержать, подать. Ну ладно Толя, у тебя, наверно, где-нибудь коньячок припрятан. Что мы хуже Пашки, скоро уже меняться будем, Витюня уже дома я ему звонил, давай по рюмахену махнем.
  
  
   В шесть часов вечера я, намотавшийся до упора, побрел домой. Все-таки пятнадцатилетний возраст не самое время для таких нагрузок.
   Когда я зашел домой по маминому виду я понял, ей уже все известно, доброжелателей в больнице хватало.
   - Та-а-к, ну-ка пойдем побеседуем.
   -О чем, мама?
   -Как о чем, о твоей работе хирургом.
   -Мама, ну, а что я по-твоему должен был делать. Второго хирурга нет, у больного прободная язва, сама знаешь, что это такое, и потом, как я мог отказаться.
   -Конечно, мужики, есть мужики, похеристы по жизни, но могли ведь что-нибудь предпринять.
   -Ага, предпринять в воскресенье, кого и где искать. Половина по гостям половина еще где-нибудь.
   - Ну, ладно, операция прошла хорошо и это радует, не страшно было?
   -Нет, мне очень понравилось, хочу тоже так работать.
   -Думаю, что на ближайший год, вряд ли найдется еще один такой похерист, как Анатолий Григорьевич, чтобы взять тебя в ассистенты. Поэтому готовься хорошо мыть полы.
  
   Полетели достаточно однообразные дни учебы, работы, первое время я прилично уставал, но затем втянулся в этот режим; учеба, работа, тренировки. Но вот учеба в школе меня тяготила, все больше. Мне было неинтересно в классе, обсуждать с одноклассниками мелкие практически детские вопросы. Надоело провожать Аню, тем более что она все больше строила из себя недотрогу, и ходила с гордым видом по школе, как же, ее провожают и носят портфель почти каждый день.
   Я с ужасом думал, что не смогу выдержать еще два года учебы и надо что-то предпринять.
   И вот меня осенило: а не попробовать ли мне сдать экзамены экстерном за десять классов и поступать в этом году в Военно-медицинскую академию. Ведь все равно, когда ее закончу, мне будет уже двадцать лет и мне вполне могут присвоить офицерское звание и отправить на службу в войска. Но кроме этого, практически каждый день думал, о том, что я могу сделать, чтобы моя страна не развалилась, как случилось это в моей первой жизни.
   Каким образом я могу повлиять на власть имущих, чтобы они действовали в нужном направлении.
   Проходили дни, а ответа на свои вопросы я не находил.
   Я пытался вспомнить с чего все началось, и где та точка, при воздействии на которую можно было бы остановить процесс распада страны. К сожалению, я не мог делать никаких записей, все мои выводы, и все остальное должно было храниться у меня в голове. Ведь если кто-то случайно прочитает такие материалы, меня поселят в психиатрическую больницу, да и моим родственникам мало не покажется.
   Сразу после майских праздников я постучался в дверь директорского кабинета. Услышав приглашение, зашел. Увидев меня, Исаак Наумович встал из-за стола:
   -А, Сережа, ну заходи, садись, говори, с чем пожаловал, чем могу, помогу.
   -Исаак Наумович, я хотел бы попробовать сдать экстерном экзамены за десятый класс. Я усиленно самостоятельно занимаюсь уже год и считаю, что с моими знаниями, я вполне могу это сделать.
   Директор долго задумчиво смотрел на меня:
   -Сережа может, ты объяснишь, для чего тебе это нужно, если это достаточно серьезная причина, то об этом можно подумать, но если это просто твоя временная прихоть, то это совсем другое дело.
   -Понимаете, Исаак Наумович, дело в том, что я очень хочу поступить на учебу, как вы знаете в Военно-медицинскую академию, так вот, сейчас там такой конкурс, по двадцать человек на одно место. Вдруг я не смогу поступить сразу и у меня в этом случае будет шанс поступать еще два года подряд. Если же я буду поступать после десятого класса, то у меня будет всего одна попытка, и на следующий год я пойду в армию. Я конечно не вижу ничего плохого в этом, но после трех лет службы в армии или четырех лет на флоте я сомневаюсь, что мои знания сохранятся в нужном объеме.
   -Хм, действительно логично, интересно, почему это не пришло в голову другим ученикам.
   Я прошу тебя не делиться своими соображениями с одноклассниками, иначе боюсь, мне прохода не дадут, я не думаю конечно, что таких как ты желающих будет много, но не хочу, чтобы это было в порядке вещей.. Но ты понимаешь, что тебе придется сдавать экзамен и за восьмой и за десятый класс сразу.
   -Да конечно я все понимаю.
   -Ну, что же в виде исключения, я поговорю в РОНО по этой проблеме. Если там пойдут навстречу, то, будешь сдавать экзамены за десятый класс. Но учти, все будет по-взрослому, экзамены ты сдаешь на хорошие отметки.
  
   Уже заканчивался май, я теплым субботним вечером шел в больницу. Сегодня мне позвонили оттуда и попросили выйти в ночь, так, как Пелагея Игнатьевна заболела. А замену не смогли найти.
   Когда я около восьми часов зашел в оперблок в нем уже было пусто, только в приоткрытую дверь сестринской было видно, что там горит свет. Когда я зашел, Таня сидевшая на диване и читавшая книжку, приветливо улыбнулась мне и сказала:
   -Ой, Сережа, как я рада, что сегодня со мной работаешь. Пелагея меня совсем заговорила в последнее дежурство.
   Все уже вымыто и работы пока у тебя нет.
   Она была одета опять в свой коротенький халат из под которого, виднелись ее симпатичные ножки. Увидев мой ненароком брошенный туда взгляд она не смутилась, а повернулась так, чтобы ее ноги еще больше открылись моему взгляду.
   Как обычно мы попили с ней чаю, а потом я снова пошел в бельевую, где уселся шить на швейной машинке марлевые салфетки, а Таня возилась с инструментами, раскладывая их для стерилизации.
   Я увлеченно шил салфетки, когда она неслышно вошла в бельевую, я почувствовал, что меня обнимают, и к моей спине прижимается мягкая грудь.
   -А ты симпатичный мальчик,- щекоча мне ухо дыханием прошептала Таня, - ты мне с первого дня понравился, такой ухоженный, аккуратный.
   -Что за шутки,- подумал я, - хочет, что ли потренироваться на мне. Я обернулся, Таня без улыбки, смотрела на меня, в ее глазах были слезы, потом она резко повернулась и ушла. Где-то в двенадцать часов, я спросив у нее, где мне можно будет спать, и ушел в показанную мне комнату, и лег, не раздеваясь на кровать.
   Не успел я заснуть, как послышались легкие шаги, в комнату тихо зашла Таня и села рядом со мной на кровать. Я затаив дыхания, ждал, что она будет делать дальше. Через минуту я почувствовал, что ее рука пробирается к моему органу, который в ту же секунду пришел в боевую готовность. Проведя по нему легко пальцами, она встала и, сняв халат, под которым ничего не было, легла рядом со мной.
   -Люби меня мальчик, - шепнула она мне.
   Ну, ведь я не железный, и гормоны моего юного тела сорвали все мои стариковские барьеры. Когда я вошел в нее, она охнула и изо всех сил прижала меня к себе. Ну, а я уже ничего не соображал, меня несло по волнам наслаждения еще и еще.
   Когда я кончил в третий раз, она рассмеялась и, сказав,- молодец,- накинула халат и ушла к себе.
   Утром она разбудила меня в шесть часов, чтобы я успел до восьми часов сделать влажную уборку, и была не очень разговорчива, про то, что между нами было ночью, не было сказано ни слова.
   Когда я в девять часов утра пришел домой, мама во время завтрака подозрительно долго меня разглядывала и, наконец, спросила:
   -Ты ведь сегодня вдвоем с Таней Федоровой работал?
   -Да, мама.
   -Ну и как работалось?
   -Да как обычно, срочных больных не было. Я шил салфетки два часа, а потом пошел спать.
   -И больше ничего?
   -Мама, а что ты так интересуешься, я не понимаю.
   Мама вдруг смутилась:- Да нет, ничего я просто так спрашиваю.
   Все понятно, я наверно не первый, соблазненный, что уж там случилось, у Тани в жизни я не знаю, но ее взгляд в бельевой и полные слез глаза я не забыл.
  
   Я сидел у окна рейсового автобуса и вглядывался в дождливое серое утро, он уже подъезжал к пригородам Энска. В памяти вставали картины прошедшего бурного лета. Июнь и июль слились в один поток зубрежки.
   Я учил школьные предметы так, никогда не учил ни в этой жизни, ни в прошлой. Конечно, я знал много, гораздо больше, чем мои одноклассники, да и наши учителя.
   Но школьные то знания у меня давно остались на "задних полках" моей памяти, и поэтому приходилось тщательно изучать все снова. С моей практикой все это давалось гораздо легче, но не избавляло от необходимости читать учебники.
   И вот наступил знаменательный день экзаменов. Исаак Наумович все-таки выбил мне разрешение на сдачу экзаменов экстерном. Не знаю, чего это ему стоило, но он свое обещание выполнил.
   Для моих одноклассников, то, что я буду сдавать экзамен экстерном за десятый класс, было настоящим шоком. Наши парни, показывая на меня, частенько крутили пальцем у виска, дескать, совсем с катушек Андреев съехал. А Аня устроила мне настоящую истерику, назвала меня предателем и, что, я ее только дразнил эти два месяца, а теперь оставляю одну.
   Но тем не менее время шло. В июне я попросил в больнице оставить мне два-три дежурства, из-за напряженного графика сдачи экзаменов. Ночью во время последнего дежурства, ко мне снова пришла Таня, она всю ночь не давала мне уснуть, и шептала:
   - Ну, пожалуйста, люби меня мой мальчик,- и плакала.
   А утром я, случайно услышал разговор двух наших санитарок, Прасковья Игнатьевна тихо говорила своей сменщице:
   -Танька то Федорова совсем с ума сошла, второй раз дежурствами меняется, я ведь в первый раз в толк не взяла, а сейчас поняла, она из-за Дашкиного сынка меняется. Это же надо, с дитем связалась.
   Ее собеседница также тихо отвечала ей: Ты что же Паша, совсем ничего не знаешь? У Таньки же в прошлом году жених погиб, он ее каждый день с цветами встречал, уже и свадьбу ждали. Я когда этого Сережку то увидела, чуть не ахнула. Ведь они почти как братья близнецы, только этот помоложе.
   -Ой, бедная, и как же она теперь будет,- дрогнувшим голосом сказала Прасковья Игнатьевна и заплакала.
   Увы, по-видимому, когда снова приходишь в этот мир, поневоле делаешь и новые ошибки. Мне тоже до слез было жалко эту умную красивую девушку, и я надеялся, что она сможет, как и большинство из нас пережить свою потерю, и начать все сначала.
   Когда я пришел домой, мама почему-то еще не ушла на работу. Ее глаза были красными, как будто она только что вытирала слезы.
   -Сергей,- сказала она,- Нам нужно серьезно поговорить.
   -Хорошо мама давай поговорим.
   -Сергей, какие отношения у тебя с Таней?
   -С какой Таней?
   -Не строй из себя дурака, ты прекрасно знаешь с какой.
   -Мама, у меня с ней нормальные отношения.
   -Сережа с сегодняшнего дня ты в больнице не работаешь. Не дури девушке голову, она только начала приходить в себя, мы ее полгода таблетками отпаивали. А тут ты. Я то дура и не сообразила , что ты на этого Игоря как две капли воды похож, даже голосом.
   И она заплакала снова.
   - Мамочка ну не плачь, пожалуйста, ты ведь знаешь, что у меня последнее дежурство. Потом экзамены, а потом я уеду в Ленинград.
   -Ну, смотри у меня, чтобы в больницу ни ногой, понял.
   -Хорошо мама, я все понял, в больницу ни ногой.
   Две недели экзаменов слились в один длинный день, я даже мог остановиться и подумать о чем то постороннем , пару раз мне вообще пришлось сдавать по два экзамена в день. Несмотря на свою явную благожелательность, учителя, однако спрашивали меня намного серьезнее, чем десятиклассников, те только изумленно поднимали брови, когда слышали их дополнительные вопросы к билету, на который я отвечал.
   И тем не менее все экзамены я сдал и практически все на пятерки. Теперь у меня впереди маячила моя альма-матер в первой жизни Военно-Медицинская академия.
  
   В июле я поехал в Ленинград, мама, отправляя меня, сто раз повторила, где и как себя вести, на что я обещал тщательно следовать ее наставлениям и советам. Когда я с небольшим фибровым чемоданчиком выходил из квартиры, моя бабушка заплакала и несколько раз перекрестила меня.
   Когда я зашел в вагон, я почувствовал себя, как во втором доме, за свою жизнь я столько поездил по Союзу, что воспринимал вагон, как что-то родное.
   Со мной в купе ехали две пожилые женщины, которых моя мама тут же попросила присмотреть за мной до приезда в Ленинград, где эстафету примет моя тетка. Старушки свое обещание выполнили на сто процентов, и у меня не было никакого шанса выйти куда-нибудь без вопроса: - Сережа ты куда?
   Слава богу, эта поездка длилась всего лишь ночь, если бы это было дольше, то возможного даже моего терпения могло не хватить на этих добровольных охранительниц.
   Солнечным июльским утром на перроне Московского вокзала меня встречала моя тетка , сестра отца- Нина. Она почти вытащила меня из дверей вагона и начала тормошить:
   -Сережа, да я тебя еле узнала, ты, как вырос, уже выше меня на голову, а я помню, что еще недавно играл лошадками.
   Она вежливо поздоровалась с моими попутчицами, поблагодарила их за присмотр и мы на трамвае поехали домой. Мы ехали под звон трамвая, я стоял и держался рукой за ручку прикрепленную ремнем к потолку и вспоминал, как я раньше любил качаться на таких качелях при прежних поездках с родителями. Тетка жила на четвертой линии Васильевского острова в обычной коммунальной квартире, тогда еще тихом и спокойном районе Ленинграда.
   Когда мы зашли в квартиру и начали снимать обувь, в длинном темном коридоре, одна из дверей распахнулась и оттуда вышла простоволосая девушка в одной комбинашке, через которую просвечивали крупные ареолы сосков и темный треугольник лобка.
   -О, какой мальчик симпатичный к нам приехал, тебя как зовут?
   -Лизка! -закричала моя тетка,- курва, сгинь с моих глаз, сколько раз я тебе говорила не выходи нагишом, вывалила все титьки наружу, бесстыжая, уйди не смущай парня. Девушка, подмигнув мне, ушла к себе в комнату, а тетка, продолжая ворчать, повела меня на кухню перекусить после дороги.
  
  
   Кухня представляла собой большое помещение с обшарпанными стенами, покрытыми остатками, когда-то блестящей масляной краски. По стенам стояли три газовые плиты, восемь столов, по числу комнат и на каждом столе набор посуды и керогаз, на случай если не будет газа. В кухне, в наибольшей степени стоял тот, специфический запах питерской коммуналки, который преследовал меня затем многие годы жизни. И иногда, находясь за тысячи километров от Ленинграда и совсем в другом времени, при вдыхании похожего "аромата", я в долю секунды возвращался в темную коммунальную квартиру своего детства.
   Мой отец был коренной ленинградец и до войны их семья жила на Лиговском проспекте. В время войны отце ушел на фронт, мой дедушка умер от голода во время блокады, И после войны в квартире на Лиговке осталась жить только сестра отца тетя Нина. А бабушка уехала в деревню к своим дальним родственникам. Но в 1947 или 1948 году, моя тетя проснулась от странного шума и треска. Наученная блокадой, она за несколько секунд, оделась и выскочила на улицу, и тут она, вместе таким же счастливчиками, наблюдала, как их дом медленно разваливается на части, рассыпая балки и кирпичи почти до середины проспекта.
   Через какое-то время, ей выделили комнату в таком же старом доме и почти такой же коммунальной квартире уже на Васильевском острове. Эту квартиру я знал хорошо, потому, что вместе с родителями почти каждый год приезжал в гости. Тетка была очень озабочена моим образованием. Из-за этого, дни каникул у меня сливались в походы в Эрмитаж, Кунсткамеру, Исаакиевский собор. К моему стыду, больше всего мое внимание в Эрмитаже привлекали мраморные статуи эротической направленности, а тетка, как раз стремилась поскорее провести меня через такие залы.
   Ее соседом по квартире был пожилой администратор цирка, и у нас всегда были билеты на лучшие места, а в те годы билеты в цирк было не так то просто достать, однажды я сидел на первом ряду и открыв рот смотрел на Эмиля Кио, который в тот момент казался мне настоящим волшебником, а когда он поджег занавеску, за которой стояла девушка, только рука тетки удержала меня от того, чтобы не спрыгнуть на арену и не проверить обгорелый каркас клетки.
   А кукольный театр, где я в первый раз увидел постановку "Руслан и Людмила"
   А балет "Золушка" в Маринке произвел вообще на меня неизгладимое впечатление. Мне в то время было уже десять лет, и я неоднократно бывал с родителями на балете в нашем городе. Но там это все не было таким ярким, праздничным. А когда на сцену полетели букеты цветов и раздались крики браво, я был вообще в растерянности. В нашем городе этого, не было принято. Все сидели молча и лишь к концу действия хлопали в ладоши.
   Вечером я бродил по широкому коридору квартиры и периодически кто-нибудь и соседей зазывал меня в гости. Там на старинных комодах стояли дореволюционные фотографии, и бабушки соседки глядя на них, вытирали глаза, и говорили:
   -Как при царе было хорошо!
   Надо сказать что, по крайней мере, в этой квартире все соседи были достаточно доброжелательны друг к другу. За все годы я не слышал там ни одного скандала.
   Вот и сегодня мы сидели в тишине вдвоем за теткиным столом, и я с удовольствием поедал теткины пироги и пирожные, запивая все это великолепие чаем.
   -Тетя,- спросил я.- А кто эта девушка, которая выходила в коридор, я ее раньше что-то не видел?
   Тетка несколько секунд с возмущенным видом оглядывала меня и, наконец, изрекла:
   -Не зря мне Даша писала, что за тобой глаз да глаз нужен, сам от горшка два вершка, а уже девки на уме, тебе учиться надо, а не на девок заглядывать.
   Но потом, сменив гнев на милость, снисходительным тоном сообщила:
   -Да это к соседке нашей Тамаре Ивановне племянница Лиза с Псковской области приехала, голодновато там у них, особенно в прошлом году, помнишь ведь, что было.
   Учится на вагоновожатую в трамвайном депо.
   Еще бы я не помнил , что было в прошлом году. В сентябре 1963 году у нас в городе внезапно исчез из продаж белый хлеб, а черный начали сначала отпускать по буханке в одни руки, а потом и вовсе сделали его по талонам. Никто, конечно, никому не объяснял, почему, или из-за чего это произошло. Лишь шепотом передавали друг другу, что в стране сильный неурожай зерновых. Зато я хорошо помню, что когда пришел из школы на следующий день домой, то мы пошли всей семьей в магазин и закупили там, столько манной крупы, сколько смогли унести. Целый год, бабушка, промолов эту крупу на мясорубке, пекла из нее булочки и пироги. А мы с Лешкой стояли каждый день по два часа в очереди, чтобы купить две буханки черного хлеба. Через полгода все таки правительством была в достаточно большом количестве закуплена канадская пшеница, и накал социального напряжения был снят.
   -Ну, тетя, что у вас с мамой разговоры все про одно, я же просто так спросил.
   -Ничего просто так не бывает Сережа, если спросил, значит заинтересовался. Не нужна она тебе, шалава она, одни только танцы и парни на уме, вон уже совсем без трусов по дому ходит. Я Тамаре Ивановне сегодня в красках все расскажу, пусть-ка она хвоста ей надерет.
   После завтрака мы пошли в комнату, где я приготовил документы для сдачи в приемную комиссию ВМА. Перекладывая документы, я еще раз вспомнил, как они мне достались. Для поступления мне надо было привести две характеристики, одну от директора школы и от комсомола. Исаак Наумович охарактеризовал меня следующим образом:
   Андреев Сергей Алексеевич родился 15 декабря 1948 года в семье военнослужащего в г. Владивостоке.
   Отец кадровый офицер Советский армии ветеран войны, фронтовик, коммунист с 1942 года, Мать медицинский работник коммунист с 1945 года.
   Сергей Алексеевич, за время учебы в школе N2 города Энска, показал себя прилежным учеником, ответственно относящимся к учебе и порученному ему делу. Андреев активно участвовал в общественной жизни школы, регулярно проводил политинформации. Является комсомольцем с 1963 года. Андреев верен линии партии и предан идеям построения социализма в нашей стране.
   Андреев проявил отличные знания и смог сдать экстерном экзамены за десять классов.
   Администрация школы рекомендует Андреева Сергея для поступления в Военно-Медицинскую академию, как достойного кандидата, могущего в дальнейшем с пользой для страны распорядиться полученными знаниями.
   К сожалению, получить подобную характеристику от Наташки Осиповой было просто невозможно. Наташка, уж не знаю, почему не полюбила меня с момента моего появления в первом классе. Когда моего отца перевели в Энск, и мы вместе с ним приехали, учебный год давно шел, и когда меня привели в первый класс, то попытались посадить с Наташкой, но я, увидев ее длинный нос, что-то сказал по этому поводу и сел к Ане Богдановой. Наверно корни неприязни у Наташки ко мне появились после этого случая.
   Поэтому, я решил даже не утруждать себя беседой с ней, а пошел за характеристикой к комсоргу школы, десятикласснику, который неровно дышал к Маше Сидоровой. Естественно характеристика мне была дана в самых лестных выражения.
   Узнав об этом, Наташка долго брызгала слюной, кричала, что этого так не оставит, но, в конце концов, заглохла.
   Собрав документы, мы вместе с теткой вышли на улицу и направились к Среднему проспекту, чтобы сев на трамвай доехать до ул. Профессора Лебедева в приемную комиссию ВМА. Пока мы шли по 4 линии, я разглядывал окружающее.
   По сравнению с 2014 годом в Ленинграде было несравненно чище, все улицы были выметены и вычищены, а дворники в форме и бляхами на груди все работали, пытаясь, вымести несуществующие соринки. Мне навстречу шло множество людей, и в них было некое отличие от времени, в котором я жил. Это были лица знающих себе цену людей, людей, которые были уверены в завтрашнем дне, что никто не выгонит их с работы, не отберет квартиру, а если даже что и случиться, то государство со всей силой закона заступится за них. Никто из них не торопился с загнанным озабоченным видом на работу, как в наши дни торжествующего капитализма.
   Большинство людей были коренные жители, это было заметно по их спокойному виду и разговорам без матов и выкриков. Даже стайки подростков, периодически попадавшиеся навстречу, разговаривали тихо и не приставали к прохожим. Боже мой, дойдя до остановки трамвая, я так и не увидел ни одного милиционера. Ни одного нищего, ни одной бабульки с протянутой рукой. И почти ни одного кавказско-узбекского лица. Зато военных на улице было много. В основном старшие офицеры от майора и выше они с деловым видом с тяжелыми портфелями целеустремленно двигались по своим делам.
  
   Дойдя до остановки, мы сели на трамвай и отправились в путь. Из приемной комиссии я возвращался далеко не в таком радужном настроении. Документов у меня не приняли, председатель комиссии пожилой подполковник медицинской службы внимательно ознакомился с моими документами и сообщил:
   -Молодой человек, я не могу разрешить комиссии принять ваши документы. Вы к сожалению не подходите нам по возрасту. Об этом четко сказано в правилах приема документов. Мне нравится ваша настойчивость и документы у вас впечатляющие, так, что приезжайте к нам через два года, и мы с удовольствием дадим вам право принять участие во вступительных экзаменах. А пока езжайте домой, и готовьтесь к следующему поступлению в 1966 году.
   Пока мы ехали домой, я лихорадочно перебирал варианты, и искал выход из положения, а тетя Нина тихо хлюпала носом, искренне переживая за мои дела.
   Неожиданно я подумал, а почему я должен в точности повторять свой путь первой жизни. Ведь в нашем городе есть университет, пусть он и не сравним со столичными, но, тем не менее, медицинский факультет там есть, и уже несколько лет.
   Тем более, что шансы поступить в местный вуз у меня будут намного выше.
   После этого настроение мое медленно поднималось. Я предложил тете Нине по дороге выйти на площади Восстания и купить билет мне обратно домой на Московском вокзале.
   Когда мы пришли на вокзал, на табло была вывешена табличка; на город Энск, все билеты проданы, но, простояв длинную очередь в кассу, мне удалось купить билет в общий вагон на завтра.
   Когда мы приехали домой, была уже около пяти часов дня. Я, расстроенный, сегодняшними приключениями прилег отдохнуть, а тетя Нина стала собираться в ночную смену. Она, как и моя мама работала медсестрой. Где-то около семи часов вечера, она показала мне, где взять ужин, и ушла. Я лежал и читал книгу, когда в дверь постучали, я крикнул:
   - Войдите, - дверь приоткрылась и в комнату заглянула наша новая соседка Лиза.
   -Послушай,- прошептала она,- твоя тетка уже ушла?
   -Да, уже с полчаса.
   -Это хорошо, а то она меня невзлюбила чего-то. Тебя как звать то.
   -Меня, Сергей.
   - Серый значит, слушай Серый, я с учебы пришла, и бутылочку вина принесла. Составишь мне компанию, а то одной скучновато?
   Я, не особо раздумывая, сразу согласился.
   - Как раз в тему.- Подумал я:- Хоть стрессы свои немного сниму.
   -А как же Тамара Ивановна?- Тут же спохватился я.
   - Да не бойся, она придет только около часа ночи, она сегодня во вторую смену работает.
   В комнате у Тамары Ивановны сразу чувствовалось, что у нее появилась молодая соседка, по всей комнате плыли запахи духов Красная Москва, Сирень, на балконе сушилась масса женского белья.
   Я сел за круглый стол, стоявший посреди комнаты и покрытый белой скатертью, а Лиза с заговорщицким видом вытащила из-под него бутылку вина. Я посмотрел этикетку, и она сразу пробудила у меня океан воспоминаний первой жизни. Это был красный вермут по 92 копейки, который продавался в любом плодоовощном магазине. Это было первое вино, которое я попробовал.
   Когда я учился в седьмом классе, на восьмое марта девочки нашего класса решили, что надо устроить настоящий вечер. Они полдня сидели в классе домоводства и готовили деликатесы, а мы вместо того, чтобы помочь им, бегали по магазинам и искали взрослого помощника для закупки спиртного. Такого помощника мы, конечно, нашли и на все деньги, что у нас были, мы купили красного вермута. Потом мы сидели в школьной теплице, и пили этот вермут прямо из горлышка.
   Затем, когда мы приперлись к нашим девчонкам, те вначале радостно встретили нас, но когда они увидели, что половина парней пьяные их энтузиазм резко увял. К счастью опьянение на вино оказалось не сильным и где-то, через час мы уже вполне связно смогли поздравить их с праздником, конечно за исключением особо напившихся товарищей.
  
   Пока я откупоривал бутылку, Лиза накрыла стол, нарезала два плавленых сырка, на тарелку несколько вареных яиц и в хлебнице принесла несколько кусочков черного хлеба, а затем поставила на стол два граненых стакана. На мое робкое замечание, что может быть надо использовать рюмки, она бодро ответила словами известного героя:
   -А что тут пить то?
   Я разлил по четверти стакана вермута, и мы звонко чокнувшись стаканами, залпом выпили эту кислятину.
   -Слушай.- Сказала Лиза: - ДаЈ ты пьешь, как мой брательник, только ему уже за тридцать, а ты совсем пацан, когда научился то?
   И меня еще спрашивают, когда я научился, чего я только не попробовал в своей жизни во Вьетнаме, Анголе, на Кубе, но наверно больше всего было выпито обычного медицинского спирта.
   Как правильно сказал русский народ - быть у воды и не напиться.
   Сколько народу переходило ко мне по вечерам, сначала полковому врачу, затем начальнику медсанбата, а затем ведущему хирургу госпиталя. И у всех была примерно одна фраза:
   -Слышь, Алексеич, у тебя спиртику грамм двести не найдется?
   А спирт в полковом НЗ был крайне необходим. Особенно он был нужен, если у нас в гарнизоне развертывалась учебная часть для призыва так называемых партизан. Мужики, привыкшие каждый день пить приличное количество водки, попадали в палатки в глухом лесу, и у некоторых их них на третий четвертый день развертывалась классическая картина белой горячки, бред, неадекватное поведение. А чем мне прикажете их лечить, в лесу ведь нет наркологического диспансера, и тут палочкой выручалочкой появлялся спирт. Введешь внутривенно грамм двадцать и через пару минут пациент, только что находившийся в жутком бреду спокойно засыпал с доброй улыбкой на лице.
   После второй четверти стакана, язык у и так не молчавшей Лизы, разошелся еще больше. Она со слезами на глазах рассказывала о жизни в деревне. Сообщила, что в городе ей пока очень не нравиться, люди на улице не здороваются, она никого не знает, а Тамара Ивановна спит и видит, когда она закончит учебу, и ей дадут место в общежитии. Что мужики в депо постоянно пристают с всякими предложениями, а ей это совсем не нужно. А она вообще, может, не хочет быть вагоновожатой, а хочет быть артисткой.
   -Вот посмотри, какая у меня фигура.- И с этими словами она ловко сдернула блузку и юбку, оставшись в бюстгальтере и трусиках.
   -Вот посмотри, посмотри.- Говорила она, снимая оставшиеся тряпочки.
   Она стояла передо мною, смотря мне в лицо, и улыбаясь. К моему удивлению я совсем не чувствовал желания, наверно, ночь с Таней еще была жива в моей памяти и мне не хотелось портить это воспоминание.
   -Лиза, я прошу тебя, пожалуйста, оденься, не надо так себя унижать.- Попросил я.
   -Вот еще один учитель на мою голову. - Громко говорила Лиза, одевая назад свои тряпки. -Все учат, учат, хоть бы кто-нибудь помог.
   И она заплакала.
   - Лиза ну, что ты плачешь, скоро у тебя будет профессия, может она и не та, что ты бы хотела, но ведь все в твоих руках и если ты будешь, упорна, то сможешь добиться многого.
   А сейчас давай лучше прогуляемся по набережной, я расскажу тебе о Ленинграде. И мы с Лизой до одиннадцати часов гуляли по набережной, на Стрелке Васильевского острова, смотрели в прозрачную воду Невы около сфинксов, где на глубине около в двух метров сверкали монетки, брошенные на память.
   Когда мы в легком сумраке, начинающихся белых ночей, сквозь окно освещавший подъезд, подошли к дверям квартиры, Лиза тихо сказала :
   -спасибо,- и убежала к себе в комнату. А я пошел спать.
  
   Утром меня разбудила тетя Нина. Она пришла уставшая и, позавтракав со мной, легла в постель, сказав, что была тяжелая смена.
   А я пошел по магазинам. К сожалению, только в двух городах Советского Союза в те времена можно было достаточно свободно купить различные деликатесы. Помнится, уже несколькими годами позже, загадывалась загадка; длинное, зеленое и пахнет колбасой, ответ поезд из Питера. И я не мог упустить такой шанс приехать домой с деликатесами из Ленинграда.
   В первую очередь я направил свои стопы на Невский проспект в магазин "Восточные сладости", чтобы купить свою любимую кос-халву. Затем мне непременно надо было побывать в Апраксином переулке, где под сенью колонн Гостиного двора скрывались продавцы костей, то есть записей иностранных исполнителей, записанные на использованной рентгеновской пленке, из-за чего и пошло название кости. Мне эта лажа теперь была вроде и ни к чему, но я купил несколько пленок для Лешки.
   Но самый классный поход был на огромную барахолку. Никогда ни до, ни после я не видел такой барахолки, она начиналась на углу Лиговского проспекта и Обводного канала и тянулась на сотни метров вдоль него. Чего там только не было. Вот уж здесь было все разнообразию людских типажей. Фильмы, которые я смотрел в последствии, только в малой мере отражают, что творилось там на самом деле. А, теперешняя, известная барахолка в Удельной, даже не идет, ни в какое сравнение, с этим уникумом.
   Но меня интересовало одно, рыболовные принадлежности для себя и моего отца. Все, что мне нужно я быстро и дешево купил в ряду, где стояли специалисты по таким товарам. По этому месту можно было ходить часами, рассматривая все диковины, что там продавались, но, к сожалению, у меня не было больше денег на все это. Да и карманники здесь не дремали.
   Купив все, что я хотел, вернее, на что хватило моих скромных средств, я направился домой на Васильевский остров.
   Вечером тетя проводила меня на поезд, где я, положив свой фибровый чемодан под голову, благополучно улегся на третью полку, чтобы не мешать пассажирам внизу, играть в карты и проспал всю ночь до приезда в Энск.
   Дома меня не встречали фанфарами. Тетя уже успела прислать телеграмму о всех моих приключениях. Мама почти сразу ушла на работу, Лешка был в деревне у бабушки. Ну, а я понес свои документы в приемную комиссию университета. Когда я сдал свои документы, посмотреть на меня сбежались все члены комиссия, всем было интересно, что это за вундеркинд появился в нашем городе. К моей радости, при сдаче документов никаких проблем не возникло и, уточнив начало вступительных экзаменов, я отправился домой.
   Когда я подошел к подъезду, около него стояла худенькая фигурка Ани Богдановой.
   -Ну, все, попал,- подумал я,
   Не говоря ни слова, Аня завела меня в подъезд и там бросилась на шею. Она крепко прижималась ко мне и вымочила мне своими слезами всю рубашку, и сбивчиво, периодически всхлипывая, говорила и говорила:
   - Сережа прости меня, пожалуйста, я тебя сильно обидела, я знаю, я все рассказала бабушке, как мы с тобой целовались, и что я тебе наговорила много плохих вещей, когда узнала, что ты уходишь из школы.
   Бабушка мне сказала, что я глупая девчонка, которая ничего не соображает, и что хоть она всего один раз видела тебя, она точно знает, что такой человек, как ты, никогда не сделал бы ничего плохого для меня, и посоветовала мне извиниться перед тобой.
   Ее рыдания постепенно усиливались и уже переходили в истерические, несмотря на все мои попытки успокоить ее. В это момент в подъезд зашла мама и, увидев происходящее, гневно закричала:
   - Сережа, что тут происходит, зачем ты обидел Аню?
   -Мама, я ничем ее не обидел. Это она пришла ко мне, чтобы извиниться за свое поведение, я собственно не успел еще ничего сказать, а она уже вся в рыданиях.
   Мама, продолжая неодобрительно на меня смотреть, взяла Аню за руку и повела к нам. Когда мы зашли в квартиру Аня с моей мамой и бабушкой скрылись в бабушкиной комнате. Когда через полчаса они вышли втроем Аню было не узнать, ее слезы высохли, волосы были расчесаны и по новой заплетены в косу. И она была в мамином халате, который ей, кстати сказать, очень шел.
   -Сережа,- торжественно начала мама под одобрительное кивание бабушки,
   -Аня нам все рассказала, и мы считаем, что не она, а ты должен пообещать, что никогда так не будешь обижать ее. Ты не должен был так неожиданно говорить ей, что ты оканчиваешь школу, и едешь учиться в другой город. Так с друзьями не поступают. А сейчас мы будем, все вместе пить чай, и Сережа поделится с нами с и Аней своими планами.
   Примерно в это же время в маленьком одноэтажном домике, где жила Аня, проходил следующий разговор. За обеденным столом сидели две женщины мать и дочь.
   -Мама,- спросила младшая, - а, где сегодня Аня?
   Старшая, бабушка Ани Наталья Ивановна улыбнулась.
-Пошла извиняться за свои слова.
   -Это еще перед кем?
   -Перед кем, перед кем, перед своим другом Сережей Андреевым.
   -Да они вроде и не ссорились, Анька мне ведь последнее время все уши прожужжала, какой Сережа хороший, аж завидки берут.
   А ты знаешь, что она мне сегодня выдала, оказывается, они целовались во время субботника, да он ее еще и полапал, где не надо.
   -Ах, негодник, ну сегодня я Дашке то все расскажу про ее сыночка, пусть узнает, кого вырастила, а Анечка то бедная, чего тогда пошла извиняться?
   -Надюша, а ты не припомнишь, кого это я, крапивой по голой заднице, с сеновала выгоняла. По моему, та девочка только седьмой класс закончила, да и было это не так давно, где-то в году 1947.
   -Ну, мама ты вспомнишь, тогда ведь совсем другое время было, и потом это же был мой муж.
   -Нет уж дорогая, мужем то он тогда еще не был. И от моей крапивы тоже со спущенными штанами удирал.
   И они обе вспомнив это событие, начали, смеясь вспоминать подробности этой погони. Посмеявшись, они вернулись к прежней теме.
   -Надя, ты знаешь, я ведь всю жизнь работала в школе, так вот, я такого парня не видела никогда. Очень целеустремленный, похоже, уже в этом возрасте знает чего хочет от жизни.
   Если у них с Аней в дальнейшем сладится, она будет за ним, как за каменной стеной, попомни мои слова.
  
   После чаепития фон настроения в нашей компании поднялся, особенно обрадовалась Аня, когда узнала, что я буду учиться в нашем университете и никуда не уеду.
   Посидев еще немного, она засобиралась домой. Естественно я пошел ее провожать, мы с ней долго гуляли у реки, несколько раз поцеловались, притом Аня, похоже, делала это с большим удовольствием.
   Проводив, ее я вернулся домой уже под вечер.
   Когда я зашел в комнату, там сидела мама.
   -Сережа, сказала она,- и в кого ты у меня такой, тебе же только в декабре будет шестнадцать, а по тебе уже так девки сохнут.
   Тут в разговор вмешалась бабушка,
   -В кого, в кого в отца своего, такой же кобель.
   Ты Дашка вспомни, сколько у тебя в госпитале раненых было, тыщи, за тобой табуном мужики ходили, а ты ведь Лешку выбрала.
   -Сережа, я тебя очень прошу, не обижай девочку, ты сам это затеял, я ведь все вижу. Так, что теперь только попробуй ее огорчить, получишь от меня по полной.
  
   На следующий день я долго нежился в постели, за последние три месяца , такое бывало нечасто. До экзаменов оставалась еще неделя, знания, уже крепко уложились в моей голове, и я был в раздумье, что предпринять в эти дни. Внезапно раздался звонок в дверь, вернее два коротких. Я с волнением понял, кто это может быть. В коридоре уже послышались торопливые шаги моей мамы, а затем радостные возгласы, я вскочил и как был в трусах и майке тоже ринулся в прихожую. Увидев меня, отец, а это был он, отпустил маму из своих объятий и посмотрел на меня.
   -Ну, ты и вымахал Сергей,- сказал он, -еще пара сантиметров и меня начнешь перерастать, ну иди ко мне сынок и он крепко обнял меня.
   Опять же при взгляде на него я вспомнил будущее, когда он ветеран войны одиноко доживал свои годы в этой квартире. Я в это время еще служил и не мог часто навещать его, Лешка совсем пропал со своей торговлей и также не мог уделять ему внимания.
   Да он никогда и не требовал его, пока позволяло здоровье, он активно участвовал в работе ветеранских организаций, а потом уже больше сидел дома, военная пенсия все-таки позволяла ему жить более свободно по сравнению с другими стариками. Но его, как и всех ветеранов подкосила перестройка, а когда началась эпидемия выхода из партии, и сжигания партбилетов примазавшимися карьеристами, он совсем сдал.
   Ему, вступившему в партию в самое тяжелое время войны, и знавшему, что это звание коммуниста не несет ему ничего кроме перспективы первым сложить свою голову за Родину, было до слез обидно смотреть на всю эту вакханалию. И наверно из-за этого он тихо умер в начале 1994 года.
   А сейчас я смотрю на него полного сил, живого и здорового и уже двумя звездами на погонах
   -Папа, да ты уже подполковник, воскликнул я.
   --Не уже сынок, а еще только, ты же знаешь, сколько я служу.
   -Но тут нас прервала мама,
   -Так мужчины быстро один одеваться, другой переодеваться и у нас сейчас будет праздничный завтрак. Надо отпраздновать папин приезд и звездочки.
   Отец переоделся и медленно начал распаковывать чемоданы. И мне пришлось имитировать любопытство мальчишки, ожидающего отцовских подарков. Первым отец извлек подарок для мамы и надел ей на шею роскошное по тем временам ожерелье из черного чешского стекла. Затем он достал платок бабушке. С огорчением узнав, что Лешка в деревне, достал большой деревянный ящик с набором столярного инструмента. А затем он вручил два свертка мне.
   -Ну, Сережка, ты в этом году удивил меня, так удивил. Вот держи, специально для тебя у моряков купил. И он протянул мне американский фонендоскоп и изящный неврологический молоточек. Вот это был подарок.
   На меня с таким фонендоскопом и молоточком, если поступлю, будет смотреть весь факультет, и наверно появиться куча преподавателей, которые будут долго объяснять, что студенту младших курсов такой фонендоскоп вроде бы и ни к чему. А вот есть у него или у нее старый и надежный советский, и не буду ли я настолько добр, чтобы поменяться этим инструментом.
   - Так, что после таких подарков только попробуй не поступить, живо покатишь в военное училище,- в шутку пригрозил отец. Мы долго сидели за завтраком, а потом я перетаскивал наше с Лешкой шмотье в бабушкину комнату, потому, что пока отец был дома, он и мама спали, в нашей комнате, самой звукоизолированной в квартире.
   Пока мы завтракали, я договорился с отцом, что мы поедем послезавтра на рыбалку к бабушке в деревню, там отец и вручит ей и Лешке свои подарки. Отец очень удивился моему желанию, он думал, что я буду зубрить учебники до последнего, но я уже так назубрился, что смотреть на них не мог. К тому, же я прекрасно знал, что переключение внимания, весьма способствует отдыху головного мозга и как следствие лучшим результатам при сдаче экзамена.
   И вот усевшись в рейсовый автобус, вооруженные кучей удочек, рюкзаками мы отправились в деревню.
   Бабушка, переехав из Питера в деревню, очень быстро приобрела вид обычной деревенской старушки, и даже разговор у нее изменился. Жила она теперь одна в большом двухэтажном доме, Когда-то в этом доме жила большая крестьянская семье, ее предки. Да в этой деревне вообще все дома были большие, здесь на севере России всегда строились основательно.
   Они вели хозяйство, сажали зерно, картошку, а на зиму мужская часть семейства уходила в Петербург на заработки. Революция и война все изменили, деревня потихоньку вымирала. Этому способствовала и коллективизация, ведь в этой северной деревне практически не было бедных хозяйств. И поэтому и раскулачили здесь почти всех. И оставались в деревне лишь единицы. Бабушки это не коснулось потому, что к тому времени она была уже пролетариатом. А вот ее многие родственники попали под этот каток.
   Сейчас в деревне был небольшой колхоз, который, надо сказать, влачил жалкое состояние. Машинного парка почти не было, два или три старых трактора, а мелкие агрегаты сеялки, веялки, плуги и тому подобное, были еще из конфискованных у крестьян в период раскулачивания. В основном все работы и перевозки проводились на лошадях. В колхозе была конюшня, куда мы с Лешкой и деревенскими парнями любили ходить. Помогали всегда пьяному конюху Тойво, чистить лошадей, запрягать их в телеги, а больше всего любили, взгромоздясь с перегородки денника на спину лошади, скакать на ней, отбивая все, что можно, пока не полетишь кубарем на траву.
   Когда мы подошли к дому, оттуда выскочил растрепанный Лешка, и заорав:
   - Ура, папа приехал,- бросился на шею к отцу.
   Пока отец с Лешкой тормошили друг друга, на крыльце показалась бабушка, которая подошла к нам и, обняв отца, со слезами на глазах сказала,
   -Ну, здравствуй сынок, вот и еще раз удалось свидеться.
   И мы все вместе пошли в дом, где сразу же были усажены за стол. Еда у бабушки была немудреная картошка в мундире, молоко и немного сметаны. Ну и конечно калитки, пирожки с открытым верхом из ржаной муки с картошкой и пшеном.
   -Ты что мама, корову никак завела?- спросил отец.
   -Да, что ты, господь с тобой,- удивилась бабушка,- куда мне с коровой то справиться. Это я у соседки беру, у нее одна корова на всю деревню. С фермы молоко нам не продают, сразу в город увозят.
   Немного погодя, когда мы поели, отец открыл чемодан, и процедура выдачи подарков началась снова. Лешка прижав, к груди коробку с набором инструмента убежал в сарай, пристроенный к дому, и скоро оттуда послышались удары молотка, а бабушка, надев платок, на плечи прихорашивалась около зеркала. А отец, улыбаясь, наблюдал за ней сидя на лавке у стола. И скоро между ними разгорелся спор, который начинался каждый раз, когда отец приезжал в отпуск.
   _Мама тебе не надоело в деревне. Сидишь тут одна как сыч, зимой ни тропинки, ни света. Даже радио нет. Дизель и тот только до одиннадцати свет дает да и ломается, чуть ли не каждый день. А в Ленинграде Нинка одна живет и комната такая большая. Ехала бы ты к ней. Она только рада будет, сколько мы уже по этому поводу разговаривали.
   -Даже и не уговаривай, здесь родилась, здесь и умру. Вот если только ноги носить не будут, тогда может и соглашусь.
   Подобный разговор все продолжался, и я решил выйти и прогуляться к озеру. Деревня стояла на длинном мысу, глубоко вдававшемся в озеро, раскинувшееся на тридцать километров, так, что противоположного берега видно не было. Было ясно, дул легкий ветерок, сдувая надоедливых комаров, в небе щебетали ласточки, и я шел к песчаному пляжу в полной расслабухе.
   На пляже я обнаружил пару знакомых парней, с которыми в прошлом году вместе таскал яблоки из колхозного сада, и катался на лошадях, и мы с ними пару окунулись в теплой парной воде, а потом сидели на камнях и вели неспешный разговор о всяких мальчишеских делах.
   Потом я также неторопливо побрел домой. Разговор у отца с бабушкой уже закончился, и она хлопотала у плиты, готовя ужин. Лешка в сарае колол дрова, а отец, разложив все наши рыбацкие принадлежности на большом кухонном столе, готовил снасти к завтрашней рыбалке.
   Увидев меня, он сказал,- Сережка ты как раз, кстати, вот тут у меня бутылочка есть,- и он мне подал четвертушку водки, которая производилась в нашем городе, и которую проезжавшие через наш город транзитные пассажиры называли Энский сучок.
   -Сходи к Тойво, отдай маленькую и попроси у него на завтра, чтобы дал нам лошадь с телегой на сутки.
   -Когда я пришел к Тойво, тот как раз находился в хорошей похмелюге. Он сидел в каморке при конюшне и, увидев меня, воскликнул,
   -А, Сергей, тафно приехал? а я фот болею.- он посмотрел на меня воспаленными глазами.
   -Тойво, отец просил на завтра телегу с лошадью нам дать на денек, у вас ведь сейчас нет никаких особых работ,- и я протянул ему четвертушку.
   Тойво, трясущимися руками, схватил бутылку, ловко ее откупорил и запрокинул голову, быстро высосал все содержимое прямо из горлышка.
   Буквально через пару минут передо мной стоял совсем другой человек, исчез тремор, его глаза смотрели спокойно и уверенно.
   -Перетай отцу, что зафтра вам запрягу Зорьку, она смирная совсем, прихотите часиков в семь утра все бутет стелано.
   Придя обратно домой, я доложил отцу, что все в порядке и сел помогать ему, готовить мушки для завтрашней рыбалки. Местные, конечно такой рыбалкой не заморачивались, они просто ставили сети и снимали улов, который в те годы, практически не продавали, а большую часть рыбы съедали в ухе, жарили, а мелкую рыбу сушили в русской печке и варили из нее уху зимой.
   Мы же собирались ловить рыбу на порожистой речке, вытекающей из озера, в те годы, там все лето, как правило, шел молевой сплав леса, и поставить сети в реке было невозможно, а вот удочкой можно было поймать очень даже хорошо.
   Приготовив снасти и поужинав, мы легли спать. На улице была полнейшая тишина, даже не слышно было собачьего лая и мы спали как в раю.
   Утром я проснулся, как ни странно, первым и разбудил отца, он удивленно посмотрел на меня и сказал,
   -Однако растешь.
   Сразу же встала и бабушка, приготовить нам завтрак. Съев яичницу и выпив по стакану чая из самовара с парой ломтей домашнего хлеба, мы втроем, взяв свои манатки, отправились на конюшню. Тойво свое слово сдержал, и нас у конюшни уже ждала телега с пуком сена, кинутым поверху и Зорькой запряженной в нее.
   Он спросил нас,- Кута поетете? Езжайте на Терви Коски, там хорошо хариус брал.
   Поблагодарив за совет, мы кинули вещи на телегу и отправились в путь по старой лесовозной дороге.
   По дороге мы, сидя на телеге, распевали песни, особенно старался Лешка, мы с отцом слушая его рулады улыбались между собой, иногда морщились, но прерывать песни исполнявшиеся с таким энтузиазмом было бы грешно, и мы терпели его безголосое пение до самой цели нашего путешествия.
   Свернув на небольшую поляну, рядом с рекой, откуда уже был слышен рев порога, мы остановились. Отец быстро распряг лошадь, и ловко спутав ей ноги веревкой, отправил пастись.
   -Учись Сережка, пока я жив.
   -Да я и так все это умею,- возмущенно произнес я.
   Затем мы быстро собрали удочки, набрали под камнями на берегу ручейников и полезли в порог.
   Не успел я забросить удочку, как на крючок сел здоровенный хариус, поводив его немного, я прижал его к себе, переливающийся на солнце хариус был очень красив, гордо показав его отцу и Лешке, только подходящим к берегу, я кинул рыбину в сумку и продолжил ловлю. Не успел я и пару раз перезакинуть наживку, как взял второй такой же.
   С берега раздались возмущенные голоса
   -Сережка, оставь и нам хоть что-нибудь.
   Наконец мы все распределились по порогу, и началась настоящая ловля. Периодически из-за проплывающих бревен приходилось прекращать ее, но затем партия леса проходила, и можно было снова ловить. Мы закончили рыбалку около четырех часов дня и вернулись на поляну, где отец всем быстро нашел работу, Лешка разжигал костер, я побежал к реке чистить рыбу для ухи, а отец осуществлял общее руководство и накрытие стола.
   Через пятнадцать минут у нас горел костерок, на котором закипала вода для ухи и чая, рядом была расстелена плащ-палатка, на которой были выложены вареные яйца, первые бабушкины огурцы, черный хлеб и сахар и соль, и пакет пряников. Еще через двадцать минут мы, расположившись вокруг плащ-палатки, хлебали вкуснейшую уху из только что пойманных хариусов.
   После еды мы прилегли отдохнуть, я лежал, бездумно смотря в голубое небо, по которому изредка пробегали легкие белые облачка, слушал шум текущей воды, и хотелось, что эти минуты длились и длились.
   Со стороны послышался голос Лешки,
   -Папа можно я пойду, искупнусь?
   - Давай только далеко не заплывай. Вон там, в загубине у берега.
   -Я продолжал бездумно смотреть в небеса, когда рядом тяжело вскочил отец и побежал к берегу, Я тоже вскочил вслед за ним и, не понимая в чем дело, побежал к реке. У спокойной речной заводи, отделенной полосой песка и камней от основного течения,
   на берегу сидел Лешка и держался рукой за рассеченную сбоку правую ступню и глядел, как из раны льется кровь. Когда я подбежал, отец пытался куском портянки забинтовать ногу.
   -Папа, не надо так делать, давай мы унесем Лешку на телегу и там я просто зашью ему рану.
   Отец недоверчиво посмотрел на меня,
   - ты зашьешь и чем?
   В ответ я показал ему иголку, с ниткой прикрепленную за отворотом моей куртки. Мы быстро отнесли Лешку на телегу, где я обработал иголку и кусок лески из флакона йода, и сказав,
   -Ну, потерпи чуть-чуть братец,- быстро стянул края раны четырьмя швами. После чего, обработав кожу вокруг остатками йода, забинтовал ранку узкой полоской материи оторванной от рубашки.
   Да с рыбалкой придется завязывать, хорошо, что хоть приехали не на своих двоих. Мы собрали все свои причиндалы и отправились домой. Возвращение наше домой было, увы, не триумфальным, правда Лешка поближе к дому уж не жаловался ни на что и все порывался пройтись рядом с телегой. Когда мы приехали домой то я, под оханье бабушки снял с ноги у Лешки тряпку и снова обработал шов йодом и завязал уже стерильным бинтом, который был в запасе у бабушки. И попросил ее вызвать фельдшера, чтобы Лешке сделали противостолбнячный анатоксин. Отец в это время возвратил в конюшню телегу с лошадью. Вечером самочувствие у Лешки оставалось нормальным, спал он спокойно, а утром его рана уже не внушала никаких опасений, края были чистые без отека и красноты. Успокоившийся отец даже пошутил:
   -может Сережа тебе и не надо учиться на медфаке своем, у тебя и так все неплохо получается.
   Через час, приехавший на бричке старичок фельдшер, сделал Лешке противостолбнячный анатоксин и не преминул осмотреть и рану.
   -Это вы молодой человек зашивали, насколько я знаю?
   -Да вот, пришлось.
   -Ну что же неплохо, неплохо, а вы это первый раз делаете?
   Да вот как раньше не доводилось.
   -М-да удивительно, чего только не увидишь в наше время, итак, состояние раны хорошее дня через четыре сниму швы, и паренек может зарабатывать новые боевые ранения.
   Вечером мы с отцом вновь отправились на рыбалку, теперь уже на озеро, под нытье Лешки, которому тоже хотелось половить рыбу. Мы вышли на берег, и пробираясь через сушившиеся сети, подошли к лодкам. Это были большие лодки, очень остойчивые на волне, для киля которых, подбирался изогнутый еловый корень кокора, а боковины сшивались внахлест из сосновых досок без сучков. Лодки, несмотря на размеры, были очень послушны и легки в гребле. У любой семьи в деревне было по одной две таких лодки, на которых кроме рыбалки вывозили дрова, сено с островов, даже мебель перевозили.
   Загрузившись в лодку, мы вышли в озеро и направились к ближайшей луде, с намерением половить парового окуня. Когда мы туда выгребли, то на луде уже стояло несколько лодок в основном с мальчишками, у которых это было одним из главных увлечений в деревне, не считая футбола и лапты. Телевизоров в деревне почти не было, потому, что сигнал сюда не доходил и немногие купившие телевизоры, лихорадочно пытались строить антенны все выше и выше, чтобы увидеть хоть что-то. Клев был замечательный и через два часа у нас было около двух ведер окуней, которых завтра бабушка определит на сущик. И около двенадцати ночи мы были дома.
   Послезавтра меня ждал первый экзамен-химия.
  
   Я одиноко стоял в коридоре у дверей аудитории, где проходил мой экзамен. Вокруг толпились кучками ребята, одноклассники, было несколько человек и из нашей школы, но и они держались обособленно от меня. Разглядывая окружающих, я заметил девочку, стоявшую так же одиноко. Она бросала тоскливые взгляды
   на окружающих и было видно, что она здесь не знает вообще ничего и никого.
   Я подошел к ней и сказал:
   -Здравствуй, меня зовут Сергей, а ты тоже ждешь начала экзамена.
   -Девочка, ухватив меня за локоть, с удовольствием заговорила,
   -Ой, Сережа, я так боюсь! Мы с родителями приехали в ваш город всего неделю назад, и я здесь ничего не знаю.
   Девочка, на мой взгляд, была очень красива, в отличие от других девчонок она была одета в не очень короткую мини, на которую бросали взгляды, все проходящие парни. Ее трикотажная кофточка плотно облегала ее крупную красивую грудь, на которую я с трудом заставлял себя не пялиться.
   -Меня зовут Ира, я раньше училась в Новосибирске, а потом мне пришлось учиться в школе при посольстве в Польше, и так боюсь, что не смогу сдать экзамен.
   В это время открылись двери аудитории и нас пригласили внутрь.
   Я взял Иру за руку и мы, сели за один стол. Когда я подошел брать билет к экзаменаторам, то обнаружил, что на меня с улыбкой смотрит наша учительница по химии Светлана Михайловна, которая, увидев меня, громко сказала,
   -А вот и наш вундеркинд, Сережа выбирай билет,- и когда я пошел с билетом к столу она начала, что-то объяснять двум своим коллегам.
   Я уселся за стол и начал быстро писать на листок вариант ответа, все это хорошо улеглось в памяти и не вызвало никаких проблем. Зато моя соседка сидела, закусив губу, у нее что-то не ладилось, я толкнул ее в бок и прошептал,
   - давай билет.
   Она сунула мне свой билет и лист с началом ответа, в общем то у нее все было неплохо , девочка явно хорошо готовилась к экзаменам, но в одном из вопросов она все-таки запуталась, и я в пару минут набросал ей вариант ответа и отдал обратно.
   Когда прозвучал вопрос экзаменаторов: - Ну что кто ни будь уже готов?
   Я встал и быстро прошел к столу.
   Надо сказать, что слушали меня внимательно, но, ни по одному из пяти вопросов, конца ответа они не дожидались.
   -Все понятно, темой владеет. - Было, общее мнение, и мне в экзаменационный лист упала первая пятерка. Я, прошептав соседке. - Ни пуха. - Вышел в коридор и стал дожидаться ее выхода. Минут через двадцать Ира вышла, с довольной улыбкой. Я подошел к ней:
   -Ну, как ты сдала?
   -У меня тоже пятерка.- И она заулыбалась.
   -Ну, раз мы первые сдали экзамен, то имеем полное право побродить по городу.
   И мы с ней бродили целый день, по главному проспекту Ленина, затем в парк культуры и отдыха, где мы стреляли в тире из духовых винтовок, затем в забегаловке выпили по кофе с пирожком. А потом, уже ближе к вечеру мы сидели на тенистой аллее, вокруг не было ни души, и я ее поцеловал, Ира ответила на поцелуй с неожиданным желанием и в течение минут десяти мы с ней целовались не отрываясь друг от друга, а моя рука делала сложные поступательно сжимательные движения по ее большой груди . Наконец в дальнем конце аллеи раздались громкие голоса и мы оторвались от поцелуев и с улыбкой смотрели на опухшие губы друг друга. Когда мы вышли из парка, Ира сказала,
   - Сережа если ты не торопишься, то мы можем по пути зайти к нам домой, у нас вкусный ленинградский торт, мы его еще не доели.
   Когда мы подошли к Ириному дому, я внутренне присвистнул.
   -Ого, куда я попал, да это же дом нашей партийной номенклатуры. Мы поднялись на второй этаж, и вскоре после звонка нам открыла дверь моложавая женщина очень похожая на Иру. Она молча, с вопросом смотрела на свою дочь.
   -Ой, мамочка, прости, что заставила ждать, представляешь, я сдала химию на пятерку, а Сережа такой молодец, он помог мне в ответе на один вопрос, и он тоже поступает на медфак. Мы погуляли по городу, и я пригласила его к нам по пути выпить чаю.
   -Ну, что же молодой человек проходите.
   Я впервые в жизни попал в квартиру партийного босса, кто это был, я еще не знал. Обстановка, конечно по сравнению с 2014 годом оставляла желать лучшего, но тем не менее пять комнат с высокими потолками и три телефона на столе , которые как потом я узнал для прямой связи с секретарем обкома партии, один для связи с редакцией газеты "Правда", и один общий телефон.
   Пока в гостиной готовился мамой легкий перекус, Ира отвела меня к себе в комнатку, она была небольшая, на стене висел один из первых постеров Роллинг Стоунз, остальное место занимали диван, стол и полки с книжками. И, на этот диван я был немедленно повержен, когда я же попытался возразить, что так делать неудобно, мне было сказано, что ее родители очень воспитанные и без стука не войдут. А потом меня зацеловали, так, как во второй жизни никто еще не целовал. Но мне опытному человеку было видно, что целуется Ира просто потому, что знает, что это надо делать, не было в ее поцелуях ни огня, ни страсти. Но у меня уже бродили мысли, что может быть в дальнейшем я смогу пробудить в ней этот огонь и страсть. Наконец раздался крик ее мамы, что можно идти к столу и мы, приведя себя в божеский вид, вышли в гостиную. Во главе стола сидел уже, на мой взгляд, пожилой мужчина для семнадцатилетней дочери, ему было явно за пятьдесят.
   На столе были фрукты, какое то легкое вино, большой торт, и много столовых приборов.
   И началось, легкие прощупывающие вопросы мамы, прямые вопросы папы, но я увидел их явное облегчение на лице, когда сообщил, что мой отец подполковник Советской Армии и коммунист с 1942 года, а мама парторг городской больницы, и мне захотелось рассмеяться. А Ирина мама с гордостью смотрела на папу, как будто говорила,
   -видишь, как я дочь воспитала, всякую шваль с улицы не приведет.
   Тут я узнал, что Ирин папа корреспондент газеты, " Правда" органа ЦК КПСС. А мама корреспондент Литературной газеты.
   Да попал я круто, как буду падать? Культурно поев тортик и категорически отказавшись от рюмки грузинского вина, я распрощался со всеми и у дверей договорился с Ирой, что встречаемся на следующем экзамене, и побежал домой.
   Дома меня уже ждали, мама начала первой,
   -Сережа, ну не ужели так трудно позвонить, телефоны автоматы ведь на каждом углу висят, у тебя что, двух копеек не было?
   Затем вступила тяжелая артиллерия, отец,
   -Сергей, как тебе не стыдно, ведь мама и бабушка во все окна тебя выглядывали.
   -Все, все успокойтесь у меня пятерка, так, что можем праздновать.
   И мы, усевшись вчетвером за стол, начали праздновать, мама даже достала из стола бутылку вишневой наливки на которую тут же плотоядно уставился отец. Мне мамой было выделено полрюмочки, а вот все остальное прихватизировали отец с бабушкой, и очень быстро все оприходовали.
   -Что там у тебя дальше то?- Спросил отец.
   -Теперь через три дня у меня физика.
   -Будешь готовиться, или снова на рыбалку?
   -Да нет, я лучше возьму учебник и просто позагораю на реке, может чего и почитаю.
   -Ну, смотри, ты парень у нас теперь самостоятельный сам решай, как правильно.
   - Посидев еще немного, отец с мамой, удалились к себе, а я решил еще прогуляться перед сном и вышел во двор. Время было около шести вечера, белые ночи еще не кончились, и на улице было светло, как днем, сегодняшний экзамен а затем поцелуи изрядно меня возбудили и меня тянуло на поиски приключений.
   Я медленно, опустив голову, шел в сторону Уреки, думая, не навестить ли Аню, и когда я посмотрел вперед, она сама шла мне навстречу.
   -Сережа, ты наверно ко мне шел.- Спросила она
   -Конечно, к кому же еще мне в эту сторону идти.
   -А я шла к телефону, хотела позвонить вам домой и узнать, как ты сдал экзамен.
   -Анечка, я экзамен сдал на пятерку, а что ты сейчас планировала делать?
   -Я сказала маме, что выйду на минутку тебе позвонить.
   -Тогда может, ты отпросишься дома, и мы тобой погуляем немного.
   Мне было даже неловко смотреть на Аню, по ее лицу можно было прочитать, как рада она моему предложению.
   -Я не знаю Сережа, мама меня наверно не отпустит.
   -Ну, пойдем, тогда я наверно попрошу.
   И мы вдвоем направились к ним домой.
   Двери нам открыла Наталья Ивановна,
   -А вот и наши голубки, ну как Сережа у тебя экзамен, Анна тут целый день бегала, пальцы в чернила мочила.
   -Да все хорошо Наталья Ивановна, пятерку я получил, а следующий экзамен через три дня. Наталья Ивановна можно мы с Аней погуляем часов до десяти. Ей то ведь завтра не на работу.
   -Да, где же вы гулять то будете, наша шпана тебя отколотит только так.
   -Не отколотит, я с Сорокиным помирился, так, что меня здесь никто не тронет и Аню тоже.
   -Ну, тогда гуляйте, ваше дело молодое, только смотри, вернуться домой, во время, как обещал.
   Пока я разговаривал с бабушкой, Аня успела переодеться и вышла со мной во двор уже при наряде в красивой блузке и юбке и даже надела туфли, на каблуках. И мы медленно пошли по деревянным тротуарам вдоль реки. Мы шли молча, Аня прижалась ко мне плечом и тоже молчала. Потом, как-то само собой, я обнял ее за узенькие плечи, повернул к себе и мы начали целоваться.
   Конечно, Анька совсем не умела целоваться и сегодня днем Ира делала это намного лучше, но в поцелуях Ани чувствовался тот огонь желания и любви, которого совсем не было у Иры. Мы сели на скамейку в кустах и я, совсем ошалев, расстегнул ей блузку и начал целовать ей грудь и соски. А она сидела и только прижимала мою голову к себе, и лишь когда моя рука полезла уже дальше вниз, она таким же хриплым от желания голосом просила:
   -Сережа, милый, пожалуйста, не здесь, не сейчас, нам же еще рано это делать.
   Все-таки я пришел в себя и отпустил девочку, и помог ей застегнуть блузку.
   -Анечка прости меня, пожалуйста, я просто не могу сдержаться, это сильнее меня.
   -Она смотрела на меня мудрым женским взглядом, которым наверно миллионы женщин смотрели на своего мужчину, и который наверно совсем не зависит от возраста.
   -Сережа, я ведь вижу, что я тебе нравлюсь и мне самой очень хорошо, но мы же еще все-таки не взрослые и нам пока не надо этого делать
   Что же тут можно сказать, права Аня по всем пунктам, мне надо учиться, завоевывать положение в обществе, чтобы хоть что-то сделать для страны, а я не могу справиться со своими гормонами. Мы еще погуляли с час, поговорили об учебе, одноклассниках, планах, а затем пошли в сторону дома, периодически целуясь уже по настоящему, Анна оказалась хорошей ученицей.
  
   Загорать с учебником около реки оказалась не очень хорошая идея. На пляжах и полянах вдоль реки лежали сотни загорающих, и среди них, были, естественно мои одноклассники, большинство из которых, сдав экзамены за восьмой класс, предавались блаженному ничего не деланию.
   Они подходили ко мне, звали поиграть в карты, волейбол, обсуждали прелести загоравших тут же девчонок, подсмеивались над моей учебой, в общем, дело было не очень.
   Просидев до полудня и сходив, домой пообедать, я решить позвонить Ире и напросился, готовится к экзамену с ней. На удивление, она обрадовалась такому предложению, и через полчаса я был уже у нее. Надо признать, что мы по честному учили физику в течение пары часов. А в соседней комнате шел прием, мама Иры принимала гостей, две знакомые журналистки из Учительской газеты приехали из Москвы посмотреть, как она устроилась на новом месте. И совершенно естественно, что она повела гостей осматривать все. И когда она со словами:
   - А тут комната моей дочери, где она сейчас готовится к экзамену со своим другом, - открыла дверь в комнату, где мы с Ирой лежали на диване и целовались, и услышав шум, открывающейся двери мы резко отстранились друг от друга.
   Надо признать подруги у Ириной мамы были классные, одна, не, обращая внимания на наши попытки привести себя в приличный вид, произнесла:
   -Аля, какие красивые занавески.
   Вторая, также, старательно не замечая попыток Иры одернуть юбку, сказала:
   - А вид, то из окна какой хороший.
   И с этими словами они покинули нас. Только мама, уходя, погрозила Ирке пальцем. Мне было совсем не по себе, но Ира казалось, даже и не брала в голову подобное событие, стоило закрыться дверям, как она вновь потянула меня на диван. Но у меня настроения на подобные шалости не было, и мы вновь начали повторять уже сто раз выученное.
   Через час, мама позвала нас пополдничать. На это раз мне казалось, что родители Иры уже знают обо мне все, чего я и сам не знал. Больше всего они расспрашивали меня, для чего я сдал экстерном экзамены, ведь мог бы еще учиться два года в школе. А мама Иры сказала,
   - я бы, глядя на тебя, не подумала, что ты должен был бы пойти в девятый класс, мальчик ты рослый, да и разговариваешь ты, любой студент позавидует,- и многозначительно посмотрела на Иру.
   Папа же осторожно расспрашивал меня о обстановке в городе, высказываниях горожан, как отношение к работникам обкома партии, что рассказывает моя мама , причем он делал это так ловко, что будь на моем месте действительно шестнадцатилетний мальчишка, он ни за что бы не догадался к чему этот разговор.
   Попив чаю, мы вновь уселись за книжки, но тут наш разговор прервался шумным вторжением в комнату молодой девушки
   -Это моя сестра Лена,- познакомила меня Ира,- а, это Сергей мы вместе поступаем на медфак и сейчас готовимся к физике.
  
   Лена посмотрела на меня и что-то произнесла по-английски Ире. Я конечно никогда не учил специально английский, но годы работы заставляли читать множество медицинской литературы на английском языке, и общаться с массой иностранцев, поэтому для меня не было секретом, что сказала Лена. Лена была удивлена, что ее бука сестра в новом городе так быстро сориентировалась, да еще и познакомилась с симпатичным мальчиком. Я в ответ на том же языке сообщил, что сестра у Лены очень даже не бука, и что вдвоем гораздо лучше готовиться к экзаменам. Но учебы уже не было, Лена оказалась такой болтушкой, что буквально не давала нам заниматься. Оказывается, она до этого года училась на факультете иностранных языков в Новосибирске, а теперь переводится в наш город, чтобы жить с родителями, и продолжать учиться в нашем пединституте.
   Неожиданно у нас Леной нашлась общая тема, это фантастическая литература и мы увлеченно обсуждали последние новинки, причем мне приходилось прилагать гигантские усилия, чтобы не вякнуть лишнего. Добил я ее обещанием принести ей оригинальную книжку 1955 года Эндрю Нортон, "Саргассы в космосе", которую отец привез мне в подарок пару лет назад, так как посчитал, что я буду лучше учить английский, если захочу прочитать эту книгу. Ира сначала слушала нас, потом это ей надоело, и она занялась физикой, а я глянул на часы и обнаружил, что пора уже двигаться домой и распрощался с Ириным семейством.
   Следующий день я провел дома и валялся на диване с учебником. Лишь вечером, сбегал и отнес Лене обещанную книгу. Уже позднее позвонила Аня и пожелала удачи на завтрашнем экзамене.
   И вот снова я стою у дверей аудитории, перед тем, как идти на второй этаж, я просмотрел в вестибюле списки оценок за химию, ну что же треть конкурентов испарилась с горизонта и это хорошо.
   Я стоял в компании Иры, и наблюдал за нервным распихиванием шпаргалок конкурентами, по всем местам, которые только может себе вообразить человеческая фантазия. У одной из сидевших девушек немного подвернулся подол платья, и на ее гладком колене были видны каллиграфическим почерком выведенные формулы. Я подмигнул ей и показал кивком на колено, она заулыбалась, и формулы скрылись под подолом.
   Наконец, нас запустили в аудиторию.
   На этот раз нам предстояла письменная работа. Было восемь вариантов заданий, и мы рассажены так, что у сидевших рядом одинаковых вариантов не было. Когда мы все расселись и начали решать задания, мое внимание привлекла преподавательница сидевшая за кафедрой. Ее абсолютно седые волосы удивительно гармонировали с моложавым выразительным лицом. Перед ней стояла табличка с фамилией: Вертинская Ангелина Арнольдовна. Увидев, что я внимательно ее разглядываю, она улыбнулась и сказала:
   - Молодой человек, время идет, займитесь заданием.
   Я довольно быстро решил все задачи, и посмотрел в сторону Иры, та сидела и грызла карандаш, опять у нее, что-то не складывалось. Пришлось мне решить для нее еще одну задачу. Тем не менее, я первым понес свои листки к преподавательнице.
   Та посмотрела на меня:
   - Молодой человек у вас ведь еще много времени, может, вы еще подумаете.
   - Нет, я все решил. Мне проверять нечего.
   Она взяла мою работу быстро просмотрела ее:
   - Да действительно все правильно, поздравляю вас молодой человек, надеюсь, встретимся на занятиях,- И она улыбнулась мне роскошной улыбкой королевы.
   Я некоторое время пытался ждать Иру, но она, как и все остальные все не выходили, и решил пойти домой.
   Дома меня встретила бабушка, которая сообщила, что родители уехали в деревню, навестить Лешку и бабушку, а она осталась на хозяйстве. Мы с ней отметили мой успех, причем в отличие от мамы, бабушка не пожалела для меня целой рюмки вишневой наливки.
  
   Проспав два часа, я встал и начал думать как, провести сегодняшний вечер, и конечно мои ноги привели меня в Уреку. Когда зашел в знакомую калитку, мне навстречу выскочила Аня, ее руки были в муке, она радостно закричала:
   - Сережа! Я уже знаю что ты сдал на пятерку, я звонила вам домой и бабушка все рассказала. А у нас сегодня папа приехал из поездки и у них с мамой сегодня семнадцать лет свадьбе, дата не круглая, но они все равно празднуют. Давай проходи, будешь помогать.
   Я прошел в дом, там меня встречали уже знакомые лица. Аниного отца я встречал и раньше, он частенько приходил на родительские собрания, вот только в роли ухажера за его дочерью я еще с ним не виделся.
   -Ну, проходи, проходи хлопчик, покажись, кого это моя дочка каждый день вспоминает и с языка не снимает.- Загудел басом отец Ани, Борис Васильевич.- Ты то Надюша видела уже этого парня.
   - Что ты Боря, сам, что ли ничего не помнишь, твоя дочь только о нем и говорит. Ты подумай, у нее то подруг в школе почти не было из-за него.
   Тут в разговор влезла Наталья Ивановна:
   -Хватит болтать, Сережа вот тебе кастрюля картошки и, чтобы была вычищена, поставим варить, и за стол.
   Я сидел на скамейке в саду чистил картошку и смеялся над собой:
   - Ну, что Сергей Алексеевич, вот тебя уже и припахали в новой семье, скоро и белье будешь стирать.
   Автоматически чистя картошку, я сидел и размышлял, как Буриданов осел, только вот у осла то были две одинаковые охапки сена, а у меня две совершенно разные девочки из абсолютно разных слоев общества. И если одна меня просто любила и не думала больше ни о каких выгодах, то вторая пока только развлекалась, найдя во мне новую и пока полезную игрушку. Но может, если это выльется во что либо более серьезное у меня будет намного больше шансов вылезти "наверх", где я возможно смогу хоть как-то помочь своей многострадальной стране.
   Пока я размышлял, мои руки сами вычистили всю картошку, и пришедшая Наталья Ивановна поставила ее на плиту, а меня позвала за стол. Естественно я был посажен рядом с Аней, напротив сидели ее родители, а сбоку, чтобы удобно было подавать все на стол, сидела Наталья Ивановна.
   Да здесь никто не заморачивался количеством налитого и мне была поставлена, как и всем рюмка с водкой. Мы посидели, около двух часов, сначала пели песни, потом Борис Васильевич принес гармошку, и мы с удовольствием пели и танцевали под нее, на звуки музыки пришло насколько соседей и скоро, уже танцевала почти вся улица. Несмотря на мои опасения, водки мне больше не наливали, также .как и Ане, но когда мы с ней танцевали, за нами следила чуть не все женская половина присутствующих, что изрядно меня напрягало.
   -Аня давай исчезнем отсюда.- Предложил я, и она сразу же согласилась.
   -Только Сережа, не как в тот раз, не надо мне блузку сразу расстегивать, пожалуйста, мы просто погуляем.
   И мы сбежали с этого торжества, гуляли по берегу реки, говорили о всяких пустяках , целовались, а я все удивлялся себе, тому что мне действительно нравиться бродить с этой милой девочкой, по уши влюбленной в меня, и слушать ее почти детские рассуждения. Когда мы пришли, почти все уже разошлись, мама и бабушка Ани убирали посуду, отец сидел у стола и курил:
   -Ну, что молодежь нагулялись, Аня иди спать, а с тобой Сергей я хочу поговорить.
   -Хорошо Борис Васильевич, поговорим. В это время Аня послушно ушла домой, бросив тревожный взгляд на меня.
   -Сергей.- Начал Борис Васильевич.- Я смотрю, ты всерьез уже ухаживаешь за Аней, не рано ли.
   -Кгхм. - Раздалось рядом скептическое хмыканье Натальи Ивановны, - Кто бы говорил?
   Услышал хмыканье тещи, Борис Васильевич несколько потускнел, но продолжал гнуть свою линию,- так может, поделишься со мной своими планами на жизнь.
   -Борис Васильевич вы ничего такого не думайте. Я в этом году поступаю на медфак, и мне нужно будет еще учиться много лет, Ане нужно окончить школу, и тоже или учиться дальше или получить профессию. Так, что вы не волнуйтесь, никаких глупостей мы делать не собираемся.
   -Ну хорошо.- Сказал он удовлетворенно и гораздо тише добавил. - Но если что не так, голову, как куренку сверну, понял?
   -Отлично понял.- Ответил я также тихо, не переживайте, все будет хорошо.
   Заметив нашу беседу, ко мне на защиту, как я понял, уже несся боевой отрад в составе Аниной мамы и бабушки .
   - И что тут наши мужчины в одиночестве делают. Пойдем, Сережа выпьем еще по чаю тортом, и тогда уж домой.
   Да женская солидарность это не шутка подумал я и пошел пить на прощание чай с тортом.
   Три дня подготовки к биологии я провел дома, Звонила Ира, обижалась, что я не дождался ее с экзамена, и пригласила домой вместе готовиться следующему экзамену. Но я уже знал, что это, скорее всего, будет не подготовка к экзамену, а нечто другое, что обычно заканчивается болезнью получившей название в медицинской среде эпидидимитом женихов. Поэтому я поблагодарил за приглашение и посетовал, на то, что никак не могу оставить дома больную бабушку, которая, услышав, мое вранье по телефону, сказала:
   - Ну, ты врать-то мастак!
   Ну а во-вторых, как сказал один известный классик " Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей", так, и я решил полностью довериться этому товарищу, тем более пишут, что в этом деле он был спец.
   На биологии нам с Ирой не удалось сесть вместе.
   Я вытащил довольно простой билет и когда я пошел отвечать, то вновь в составе комиссии с удивлением увидел учительницу биологии нашей школы, которая, по-видимому, уже давно ввела в курс дела своих коллег. Экзамен у меня вновь принимали очень благожелательно, и я вышел с очередной пятеркой в кармане.
   На свою голову, я решил подождать Иру, которая вышла минут через двадцать после меня и, ни на кого не глядя, пошла по коридору.
   -Ира, что случилось? - Догнав, спросил я ее
   -Ничего не случилось, ваши тупые училки поставили мне тройку.
   И тут я совершил ошибку, которую наверно никогда не совершил, если бы мне было шестнадцать лет. Но я то понимал, что Ира сдает экзамены просто потому, что ее отец хочет, чтобы она для начала попыталась своими силами поступить в ВУЗ, но если, что-то пойдет не так, то он просто снимет телефонную трубку, и его дочка будет учиться там, где ей нужно.
   И я сказал, чтобы она не волновалась, она ведь сможет поступить, и с тройкой и этот намек на ее отца превратил ее практически в фурию, она наговорила мне массу гадостей, лучшей из которых было; малолетний засранец, и гордо удалилась от меня.
   Вот так легко рассыпались мои планы по подъему в элиту страны через родственников планируемой жены.
   Но молодое тело не давало мне зациклиться на неприятностях, и я решил, что три дня перед сочинением проведу на рыбалке, тем более, что на листах бумаги, спертых из аудитории во время экзаменов у меня уже было написано три варианта сочинения, хотя бы одно из которых должно было присутствовать на экзамене. Они было проверены маминой подругой филологом, и исписанные массой помарок были возвращены мне с заключением: для экзамена сойдет.
   Дело в том, что за свою первую жизнь, я так и не научился правильно писать. Конечно медицинские заключения, истории болезней, и все такое, различные официальные документы были отработаны до автоматизма, но вот сочинение это было что-то, и у меня не было совершенно никакой уверенности в том, что смогу написать его на абсолютно необходимую пятерку, отсюда и все мои ухищрения.
   К тому же мой пресловутый медицинский почерк, в котором я сам через день уже ничего не мог разобрать, это конечно здорово упрощало всякие проверки, потому, что любой проверяющий, кинув тоскливый взгляд на мои карты, откладывал их в сторону и выбирал карты врачей, написанные читаемым почерком.
   Рыбалка прошла не очень, наверно, потому, что подсознательно я все же боялся этого дурацкого сочинения. Но, тем не менее, настал день, и наши, сильно поредевшие ряды абитуриентов, заняли места в большой аудитории и нам написали тему сочинений.
   Ура! Даже две темы сочинений, которые у меня были уже написаны, присутствовали в списке на доске.
   Посидев час, и набросав черновик сочинения, я встал и стал прогуливаться между рядами столов с листами черновика в руках.
   На вопрос преподавателя в чем дело, я сообщил, что, так мне легче думается, и когда я пару раз прошел по коридору, то листки черновика вылетели у меня из рук, вместе с теми, что были под курткой, и закрыли пол в проходе. Я с извинением собрал все листки сел на место и в оставшееся время собирал нужные мне листки уже написанного сочинения.
  
   И вот наступил торжественный день, и я пошел смотреть списки поступивших. Себя я обнаружил как обычно в начале списка, благодаря фамилии, я был третьим. Пройдя немного дальше по списку, я обнаружил там и фамилию Иры, хотя на сочинении я, ее что-то не видел.
   Когда я пришел домой, вся моя семья была в сборе. Отцу была поручена торжественная часть.
   -Сергей, в этом году ты нас поразил. Я бы никогда не подумал, что мой сын, который еще в прошлом году играл в лапту во дворе и дрался с мальчишками , в этом году закончит экстерном школу да еще и поступит на медицинский факультет.
   А уж как изменилось твое поведение, я уже молчу, мы просто не узнаем тебя, но признаюсь, нам нравятся перемены в тебе. И мы приготовили тебе подарок, к сожалению, в этом году ты еще не сможешь им пользоваться, но в декабре тебе уже будет шестнадцать лет, и ты сможешь сдать на права и водить мотоцикл. Выйдем во двор, и я тебе кое, что покажу.
  
   После речи отца , спускаясь во двор я примерно уже представлял, что увижу, и действительно посреди двора уже стояла сверкая на солнце свежей блестящей краской и никелированными боками двигателя мечта моего первого детства Ява 250. Сколько раз я мечтал, что я сяду на кожаное сиденье, поверну ручку газа, и мне навстречу полетит серая полоса асфальта.
   Но, увы, в первой жизни так не получилось. Сразу после десятого класса я уехал в Ленинград и каким-то чудом поступил в ВМА. А после второго курса заболела мама, и уже всем стало не до мотоциклов. Она перенесла операцию субтотальной резекции желудка, и вроде бы все налаживалось. Но несмотря на проводимое облучение, на только что установленном в онкодиспансере "Рокусе" и химиотерапию, у мамы пошли метастазы и последние два года она просто существовала, жила на наркотиках и вместе с ней мучился и отец, который к тому времени уже ушел в отставку и работал в спортивной школе тренером по лыжам. И гори, все синим пламенем, но я в первую очередь должен сделать так, чтобы моя мама в этой жизни, жила столько, сколько смогла бы прожить без этой болезни в моей первой жизни.
   Но сейчас я подошел к, уже облепленному пацанами нашего двора, мотоциклу и, изображая огромную радость, уселся на сиденье.
   -Папа, там все заправлено?- Спросил я.
   -Да конечно, приятель приехал на нем из дома.
   Я привычным движением нажал на кик-стартер, покрутил ручку газа проверяя обороты и выжав сцепление, включил первую передачу и медленно отжимая сцепление, плавно поехал вокруг двора. Проехав пару кругов, я остановился.
   Отец смотрел на меня, подняв вопросительно брови:
   -Ну и как это ты объяснишь, откуда у тебя такие таланты неизвестные прорезались?
   -Ну папа, ты что думаешь, это первый мотоцикл на который я сел, я уж год, как научился.
   Послушай, я ведь наверно поеду к бабушке до начала сентября, давай мы туда мотоцикл увезем, там ведь все равно ГАИ не бывает, они по грунтовке свои Волги гробить не захотят, да и на Уралах по пыли ездить тоже не очень. А весной я его оттуда заберу, буду ездить на учебу. А пока на рыбалку, да и просто так потренироваться, все-таки почти две недели еще отдыхать.
   И вот потянулись почти две недели ничего не делания. После того, как неведомой силой, я очутился в своем юном теле, у меня практически не было времени остановиться, и по настоящему поразмыслить над происходящим.
   Вот я сейчас начну учиться на медицинском факультете, и когда его окончу, вновь, как и прошлой жизни стану врачом. Конечно, жизнь военного и гражданского врача различается, как небо и земля, но, тем не менее, я останусь врачом, и что же это мне дает? Как мне попасть в Кремль и получить такое влияние на руководство страны, чтобы оно изменилось не только само, но и изменило курс, который приведет через тридцать лет к развалу Великой страны.
   . А в Кремль можно попасть, только если сам будешь там работать. Итак, моя цель на данный момент Кремлевская больница, а уже там буду думать, как поступать дальше.
   Кроме того, через два года мне надо, чтобы моя мама обязательно решила обследоваться и, зная ее характер, я представлял себе, как это будет непросто. В таких размышлениях проходили дни и недели.
   Однажды возвращаясь с рыбалки, я вышел из лодки и меня окликнул знакомый голос. Я обернулся и увидел моего, теперь уже бывшего директора школы Исаака Наумовича, тот стоял босиком с подвернутыми вверх брюками, расстегнутой рубашке и соломенной шляпе. Рядом с ним стояла пожилая женщина, по-видимому, его жена. Он с улыбкой повторил:
   -Здравствуй Сережа, очень рад тебя увидеть, наслышан о твоих приключениях.
   -Исаак Наумович здравствуйте, а вы то здесь, какими судьбами?
   -Да мы с Полиной Петровной сняли комнатку в домике вон там,- и он показал мне дом, стоявший на другой стороне залива, как раз напротив мыса, на котором располагалась наша деревня, - хотим отдохнуть дней десять перед учебным годом на природе.
   В городе мы виделись пару раз с твоим отцом, он и рассказал, что ты поступил в наш университет, но мне бы хотелось услышать всю историю от тебя. Так, что сегодня , если у тебя нет никаких дел, то мы ждем тебя часов в шесть вечера.
   И вот вечером я завел мотоцикл и сначала по пыльной дороге, а потом по узенькой тропинке подъехал к указанному дому. По ходу я размышлял и подтрунивал над собой, как же, меня, пятнадцатилетнего пацана, просто поговорить, пригласил к себе директор школы, такое событие, наверно бывает нечасто. Все-таки опыт не пропьешь, и бывший замполит с ходу определил во мне личность, с которой не зазорно побеседовать директору школу и полковнику запаса.
   Когда я подъезжал то, видимо услышав мотоцикл, кто-то уже открывал двери, поднявшись на крыльцо, я увидел приветливо улыбавшуюся Полину Петровну:
   -А, Сереженька, проходи, проходи, мы тебя ждали.
   Пройдя через темный коридор, я зашел в небольшую комнатку, где за накрытым столом восседал, видимо распаренный после бани Исаак Наумович.
   -Ну, здравствуй друг ситный, садись, не стесняйся. Полина налей-ка, пожалуйста, чайку гостю, а то он что-то очень скромничает. Или, как студенту, тебе можно уже что-нибудь покрепче.- С улыбкой добавил он, кивая на открытую четвертушку водки, стоявшую на столе.
   -Что вы Исаак Наумович, я ведь вижу, что вы шутите, я с удовольствием и чаю попью.
   - Расскажи-ка нам дружок, как ты провел эти полтора месяца.
   И я подробно в лицах рассказал Исааку Наумовичу все прошедшие события, конечно, исключая амурные дела. Тот по ходу дела активно переживал за меня, сочувствовал, что я не смог поступить в военно-медицинскую академию, радовался за то, что я все же поступил в университет, а напоследок сказал:
   -Сережа все, что ни делается, все к лучшему, может в этом твоя судьба. И хитро подмигнув мне, добавил:- Да и за девочкой своей сможешь присмотреть, я лично приглашаю тебя на все школьные вечера, приходи не стесняйся.
   В это время Полина Петровна с тазом посуды вышла из комнаты. и Исаак Наумович понизив голос продолжил:
   - Сережа, у меня к тебе есть важное предложение. Мой армейский приятель сейчас возглавляет областное управление КГБ, у меня с ним есть негласная договоренность, что я ему рекомендую перспективных ребят для работы в его структуре. Признаться с этого года ты у меня тоже был на заметке, но ты так быстро ухитрился окончить школу, что я даже не успел собрать все документы по твоей кандидатуре. Я с ним уже говорил о тебе, но признаться, когда он узнал твоем возрасте, то просто посмеялся, однако, послушав меня, решил с тобой встретиться, чтобы просто составить мнение о тебе. Поэтому я предлагаю тебе, подумать, и если ты решишь сделать такой важный шаг, вступить в ряды людей борющихся за безопасность нашей страны, то дай мне знать и я тебя отправлю на собеседование. Я отлично знаю твою семью, и тебя теперь знаю хорошо, и уверен, что ты меня не подведешь, и будешь держать язык за зубами.
   Поговорив еще немного и выпив пару стаканов чая, я распрощался с гостеприимными хозяевами и поехал домой, по пути размышляя, что бы подумали мои одноклассники, увидев меня, гоняющего чаи с грозным директором нашей школы.
   Размышлял я недолго, все в принципе укладывалось в ту канву событий, которую я проложил для себя и через два дня я снова приехал к своему директору и сказал, что я согласен. Тот, видя мою взвинченность, поспешил меня успокоить:
   -Сережа ты сам понимаешь, что это дело не быстрое и моя рекомендация, это только часть дела , хоть и немаловажное его звено. Тебя будут долго проверять, присматриваться во время учебы, смотреть, как ты себя ведешь, с кем общаешься, и если ты подойдешь, то тебя об этом известят.
   А пока, когда приедешь в город, просто зайди ко мне и я дам тебе адрес квартиры, куда надо будет пойти, нечего тебе светиться перед дверями управления.
   Последние дни прошли в хлопотах, нужно было помочь бабушке убрать картошку, наносить грибов, и ягод. Надо сказать, что без мотоцикла, это было бы достаточно проблематично, но с двухколесным помощником все превращалось в развлекательные поездки. Но вот подошел конец августа. Все дела у бабушки были сделаны и я, приготовив свой мотоцикл к зимовке, собирался в город. Впереди был месяц копки картошки на совхозных полях и колхозных полях. Я сидел в рейсовом автобусе и вглядывался в дождливое серое утро, мы подъезжали к пригородам Энска.
   На следующий день я уже был на организационном собрании первого курса, перед нами выступила немолодая грузная женщина, декан нашего факультета, которая кратко поздравила нас с поступлением на медицинский факультет и пожелала успехов в учебе. Потом куратор курса зачитал списки групп и списки студентов, выезжающих на уборку урожая. Услышав свою фамилию, я встал и пошел знакомиться с будущими соратниками по уборке картошки, а также узнать время и подробности выезда. Оказалось, что наша цель это деревня на Карельском перешейке на берегу Ладожского озера, практически на границе с Ленинградской областью, выяснив все подробности, я побрел в сторону дома.
  
   Вечером второго сентября привокзальная площадь Энска, была заполнена массой студентов университета, разъезжающих по всей области для так называемой помощи сельскому хозяйству, в просторечии для копки картошки. Я пришел на вокзал к семи часам вечера, как нас и предупреждали. Уже темнело, но было удивительно тепло для начала сентября. Вокруг слышались крики, собирались команды для работы. Я довольно быстро нашел свою команду первого курса и, устроившись в уголке на скамейке, немедленно задремал. Так, я привык еще в первой жизни, подобные минуты использовать для отдыха. Вскоре подошел состав, и мы всей толпой загрузились в вагоны. Я, быстро, пользуясь своими навыками, отыскал проводницу и получил в свое распоряжение матрац и, положив его на третью полку, улегся сразу спать, хотя внизу еще шли нешуточные разборки по поводу мест. На удивление заснул я сразу и не просыпался пару часов, когда проснулся то услышал тихое шмыганье внизу, посмотрев вниз я обнаружил, что на всех нижних и верхних полках спало по два человека притом на голых полках , и одинокая фигурка девочки, которая горестно шмыгала носом прямо подо мной, естественно привлекла мое внимание. Я, нагнувшись вниз прошептал, стараясь не разбудить храпевший коллектив:
   -Девочка давай залезай ко мне.
   Та, оценив высоту полок, сказала: наверно я не смогу залезть.
   Пришлось мне спуститься вниз и, поддерживая ее за мускулюс глютеус затолкать к себе на полку, после этого я забрался сам и прижавшись к своей попутчице, которая, кстати сказать, против этого ничего не имела, довольно быстро заснул.
   Утром мы уже ехали среди перелесков и скал Карельского перешейка. Все уже проснулись и сидели, глядя в окно, с утра настроения знакомиться почти ни у кого не было, поэтому обстановка была достаточно напряженная и только приход проводницы с чаем как-то сгладил общую картину мрачности и уныния. Моя попутчица или лучше сказать соседка по полке, сидела и, иногда улыбалась, при взгляде на меня. Мне казалось, что ее взгляд говорил:
   - Что же ты, так, всю ночь были рядом, а ты даже и не попытался ничего сделать.
   Ближе к семи утра мы, наконец, подъехали к нашей станции и шумом и гамом начали выгрузку. Наш молодой преподаватель, который, как потом мы узнали, работал на кафедре анатомии, суетился больше всех.
   После того, как все вышли, был проверен списочный состав нашей команды, мы погрузились на бортовую машину и двинулись к месту работы и проживания. Мы все сидели, нахохлившись в открытом кузове машины, и рассматривали друг друга, отдельные личности были уже знакомы и о чем-то болтали. Я же сидел, и разглядывал своих теперешних однокурсников, и думал о том, что придется ведь еще учиться целых три года до, того времени, когда у нас начнется преподавание нужных мне предметов, где можно будет уже показывать свои знания, и зарабатывать авторитет, чтобы к выпуску завкафедрами соперничали в желании получить способного студента к себе в ординатуру.
   Но вот машина остановилась, перед нами была деревня домов из двадцати, вокруг деревеньки расстилались бескрайные поля картофеля, прерываемые перелесками, из которых выглядывали крыши, уцелевших еще с финской войны, хуторов. Выгружались мы из машины, уже с шутками прибаутками настроение с восходом солнца и теплом тоже поднялось. И начали знакомиться с домом, где нам придется провести месяц жизни. Представитель совхоза кратко выступил перед нами, объяснил, что финансовое состояние его хозяйства не позволяет ему снабдить нас кроватями с матрацами и бельем, а вот новые нары в доме, плотники уже сколотили и спать все будут на мягких матрацах набитых душистым сеном, ну а укрываться, тем, что каждый привез с собой.
   После чего нас разделили по половому признаку и завели в дом с разных сторон. Учитывая, что парней было раза в четыре меньше чем девушек, жить мы будем в райских условиях. Зайдя в комнату с нарами, мы начали устраиваться. Несколько парней начали шутливую войну за право постелить свою кровать у окна, чтобы наблюдать за окружающим миром. Я, молча им, посочувствовал, когда через недельку похолодает и в плохо законопаченные окна с одним стеклом начнет хорошенько поддувать, тогда они поймут, что выбрали.
   После того, как мы устроились, все вышли сели на лавки под навесом, где планировался прием пищи, и наш куратор быстро провел организационное собрание, было видно, что это для него не новинку, наверно как самый молодой на кафедре катается на картошку уже не первый год. Был обозначен объем работы, количество гектар, которые мы должны были убрать. Распределены обязанности парни возчики и грузчики, девочки сборщицы картошки и две поварихи.
   Одной из поварих, как раз оказалась девочка, которая так хорошо прижималась ко мне в пути ночью. Пока шли эти дебаты, я провел инспекцию дома. Довоенная еще постройка сохранилась неплохо, крыша похоже не протекала, вот только окна все были трещинах и кое-где светились дырами, Печка в нашей комнате была почти развалена, заглянув к девчонкам я увидел ту же картину, чугунная дверца висела скособочившись на одной петле, а в месте, где должна была быть вьюшка была просто дыра. А очаг для поваров, это вообще было что-то невероятное. Когда после собрания я довел данную информацию до нашего начальника, тот только пожал плечами:
   -Сможешь сделать?
   -Смогу только мне нужно будет два-три дня, лошадь с телегой и свобода действий.
   -А, ты же наш вундеркинд, это ведь тебе еще шестнадцати нет, я только сейчас сообразил, значит, ты еще и печник, очень хорошо, дерзай.
   Вот так, хоть я и не в армии, но инициатива наказуема везде.
   Вечером все долго не могли уснуть, кое-кто играл в карты, наш единственный гитарист пытался подобрать мелодию к песне " А я еду за туманом". Несколько парней переговаривались с девицами через дощатую перегородку.
   Утром, я как обычно проснулся рано, все еще храпели, а два паренька выбравшие места у окон скрутились под одеялом и даже не высовывали носа.
   Выйдя во двор, я обнаружил интересную картину, обе наших поварихи пытались разжечь очаг, для приготовления завтрака, а назначенный на сегодняшний день, помощник добросовестно пытался нарубить сырых палок для растопки.
   Когда я увидел его способ рубки, у меня даже заныло в животе, я уже представлял, какое место он сейчас себе отрубит. Пришлось сбегать в комнату, где из рюкзака я достал заточенный топорик и, выйдя на улицу к поварам, быстро ободрав бересту с валявшихся недалеко бревен, затем нарубил кучу сухих веток за домом и в пять минут развел костер и только потом велел им подкладывать дрова, которые нам привезли добросовестные совхозные рабочие. Потом я помог им поставить кастрюли с водой, затем я рассказывал, сколько крупы надо засыпать на такое количество воды. По ходу дела я познакомился с девочками, обе они были Танями, только одна Таня была по виду настоящая повариха потому, что была высокая и очень полная. Вторая Таня моя спутника по вагонной полке была наоборот, маленькая шустрая девчонка с хорошо подвешенным языком. Как только каша поспела, мы заложили туда несколько банок тушенки, и завтрак был готов и я, как человек получивший доступ к котлу позавтракал первым.
  
   Когда я уже подкрепился и планировал свои действия на сегодня, к столу медленно стали подходить проснувшиеся труженики картофельных полей. Скоро за длинным сбитым из досок столом наступила сосредоточенная тишина, прерываемая только стуком ложек по дну алюминиевых мисок. Когда все почти закончили, появился наш руководитель и, захлопав в ладоши, потребовал внимания. Он быстро распределил всех на работу, четко определив задачу, было видно, что это дело ему знакомо до мелочей.
   Ну, а так, как мне была представлена свобода действий, то, соответственно одевшись, я бодрым шагом направился к конюшне. В конюшне, я нашел конюха , который, еще спал на куче сена, распространяя запах перегара вокруг себя. Я довольно быстро привел его в чувство, и он, показав мне, лошадь и телегу, тех, которых мне можно взять, вновь улегся на сено и захрапел.
   Я попытался зайти в денник к кобыле, но та, не очень жаждала работать и попыталась прижать меня крупом к стенке денника, что ей и удалось. Потирая затрещавшие ребра, я все-таки отвязал ее и вывел на улицу. На улице, напевая известные слова " Эх бывало, заломишь ты шапку, сам заложишь в оглобли коня, да приляжешь на сена охапку вспоминайте, как звали меня", произвел указанные в песне процедуры и, кинув лопату в телегу дернул вожжи и отправился на поиски нужных материалов. Еще когда мы ехали на машине, я заметил в километре от деревни осушительную канаву, в которой под верхним слоем торфа виднелся синеватый пласт глины, особо не торопя лошадь, я добрался туда минут через двадцать, и поплевал на руки, принялся загружать телегу, кусками жирной блестящей на срезе глиной. Когда я прикинул, что выкопанного с лихвой хватит, на все мои работы я направился в сторону нашего жилья. Когда я приехал, и выгрузил глину, все были еще на поле. Только наши две поварихи, на вид умаявшиеся, донельзя, крутились вокруг очага. Пришлось вновь идти и помогать им. Через полчаса обед был готов и когда первые самые голодные начали появляться на горизонте, я уже умотал на телеге в поисках песка, который также лежал кучей рядом с одним из крутых подъемов дороги.
   Так это было уже гораздо дальше чем канава, то и времени ушло у меня гораздо больше. Вернулся я назад наверно уже ближе пяти часам, а меня еще ждала работа, отвести и распрячь лошадь, в большой ржавой бочке замочить глину, и постараться развести ее до кашицеобразного состояния, чем я и занимался усердно под ехидные подколки . уже пришедших в себя работничков, которые сгрудились вокруг меня и давали массу ценных, как они считали советов.
   Закончил я с этим делом, когда уже стемнело. Жалостливая повариха Таня, получившая уже прозвище Большая, в отличие, от мелкой, полностью оправдывавшей свою фамилию Воробьева, оставила мне большую кружку с чаем и миску макарон с мясом, в которой тушенки наверно было все-таки больше.
   -Вот так подумал я, наши парни еще не понимают, что значит быть поближе к котлу.
   Когда я зашел в дом, там был бардак, на полу и нарах были разбросаны одежда, влажные портянки, из разваленной печки несло дымом. Сдружившиеся и познакомившиеся за день парни оживленно обсуждали события сегодняшнего дня, какая девчонка самая симпатичная и кто за кем будет ухлестывать, кто больше вывез мешков картошки.
   - Даа, не служили дети в армии.- Подумал я.- Но ничего сегодня и завтра я это еще терплю, через пару дней вы у меня на цыпочках будете ходить.
   И с этими мыслями я улегся на нары и мгновенно вырубился.
   Следующее утро полностью напоминало предыдущее, за исключением того, что обе наших поварихи ждали меня, когда я соблаговолю растопить им костер, и помочь с завтраком, очередного дежурного, почему-то уже не было. И приняли они мою добровольную помощь, как, будто так и надо. Позавтракав с ними и пошутив насчет выдающихся прелестей Тани Большой, и получив за это от нее дружескую оплеуху, я опять направился в конюшню.
   Сегодня мой путь лежал к старым финским хуторам, я, конечно мог пошарить и по пустым домам в деревне, но просто хотелось посмотреть, как здесь раньше жили люди, чей менталитет очень отличается от нашего. Добравшись через час до первого хутора, я привязал лошадь и долго ходил, вокруг восхищаясь, как могли жить люди, как все было сделано для простоты, удобства жизни и надежности, и что дом, построенный неизвестно когда, и простоявший двадцать пять лет без хозяев, так может сохраниться. Каменная лестница к небольшому округлому озеру, высокие лиственницы вокруг, остатки небольшого бассейна с фонтаном в саду, все это навевало ощущение грусти. Мне, признаться, не хотелось ничего ломать или брать в таком доме, поэтому я облазил все вокруг, нашел небольшой полуразвалившийся сарайчик, в котором была находившаяся в таком же состоянии кирпичная печь, Эту печку я благополучно разобрал и часть кирпичей перегрузил на телегу. Приехал я нашу резиденцию уже после обеда, как раз в тот момент, когда появился наш анатом Андрей Игоревич:
   -Ага, вундеркинд, стараешься?
   -Так точно товарищ начальник, все материалы в сборе, завтра будем заниматься печными работами.
   -Ну, ну, смотри, чтобы все до конца не развалилось, что-то я не очень доверяю твоим талантам с сомнением протянул Андрей Игоревич,- но другого все равно нет, совхозный печник уже месяц в запое, иначе здесь все было бы сделано.
   Второй вечер проходил также под аромат портянок и вони из заваленного дымохода, и самое интересное, казалось, что всем не было до этого никакого дела. Но мне такая романтика была совсем не нутру.
   Сегодня я был не такой вымотавшийся и поэтому решил прогуляться до кухни, где почти в полной темноте наши поварихи домывали посуду. Присев рядом, я принял участие в этой процедуре, болтая о том, о сем с девушками, я узнал, что Таня большая уже успела закончить медучилище и пару лет поработать фельдшером, и все это время она готовилась поступить на медфак и все-таки поступила. А Таня Воробьева рассказывала о своем городском кавалере, притом в таком ключе подавала это, что, не хочется ли тебе Сережа отбить меня у этого кавалера. В это время Таня большая наблюдала за своей подружкой почти с материнской иронической улыбкой, но абсолютно не мешала нам познакомиться поближе. Но сегодняшним вечером дальше разговоров дело не пошло и мы, закончив, мытье посуды разошлись.
   На следующее утро, после уже ставшей традиционной работы по кухне я планировал приступить к ремонту печек, затруднение вызывал лишь порядок работы. По логике в первую очередь надо бы привести в порядок кухонную плиту, но мне так, надоел срач в нашей комнате, что я решил заняться ей. И сразу после ухода коллектива на работу, я разворотил всю печку и, выкинув окно все, что было не нужно приступил к ее восстановлению. До обеда мне удалось лишь сделать половину работы и пришедшие ребята с удивлением пялились на ужасы, творящиеся вокруг, меня несколько раз даже с надеждой спросили, может я не успею все доделать, и тогда мы все хором пойдем спать к девушкам.
   Но когда вечером, первая партия вернулась домой, они с удивлением уставились на чистую комнату с желтыми отскобленными полами, заправленные постели на нарах, стол посредине. В чистом коридоре перед печным щитом были сделаны палки для сушки портянок и одежды, но самое главное в комнате топилась печка, трещали дрова, и расходилось тепло.
   -Ребята,- сказал я,- с сегодняшнего дня, раздеваемся в коридоре, там же все развешиваем на просушку. В комнате все ходим во второй обуви или носках, каждый день дежурный моет пол, нас всего двенадцать человек, так, что придется помыть самое большее три раза.
   -На меня удивленно уставились одиннадцать пар глаз, ведь это была моя практически первая речь за эти три дня. По-видимому, они считали меня полезной пчелкой, которая делает нужную работу, но недостойна мужского внимания.
   -А если мы тебя с твоими требованиями пошлем куда-нибудь подальше,- спросил самый высокий и крепкий парень Игорь Смирнов и плюнул на пол.
   -Игорь,- спокойно сказал я, в душе радуясь его реакции, не придется затягивать дело, -вытри пожалуйста плевок.
   -А если не вытру, что ты мне сделаешь.
   -Игорь, я не шучу и прошу тебя вытереть свой плевок и извиниться передо мной и остальными за свое поведение.
   -А не пошел бы ты друг Сергуня на х..., -Высказался Игорь.
   Я быстрым движением скользнул к нему и ударом в челюсть опрокинул его на пол. Тот упал, раскинув руки, и лежал, уставившись в потолок, с края нижней губы сползала тонкая струйка крови, все ошеломленно смотрели на него и меня. Через пару минут он пошевелился, и сел на полу ворочая рукой свою челюсть.
   -Ну так что, вытрешь или нет?
   И Игорь наклонившись и, по-видимому, не очень соображая, что делает, рукой вытер свой плевок.
   -Так мальчики, вы все поняли, так, что с сегодняшнего дня живем по-новому. Вон вы двое быстро помогите страдальцу, сполосните лицо и положите на нары, минут через десять оклемается.
   Все пришло в движение, с опаской глядя на меня пара ребят, перетащили Игоря на нары, когда же я нагнулся над ним, что бы посмотреть, нет ли у него каких серьезных повреждений, он съежился и закрылся руками, наверно думая, что продолжу его бить.
   -Не боись, солдат ребенка не обидит.- Сказал я. - Если все мои требования будут выполняться, все будет путем.
   - А сейчас найдите мне, пожалуйста, авторучку или карандаш и листок бумаги, и подходите по одному, будем составлять список дежурств до конца сентября.
   Я сидел, составлял список, и радовался, что нахожусь в 1964 году, а не в 2014 году, когда орда защитников детей, довела до того, что все последние мужики преподаватели из-за возможности быть объявленными педофилами, срочно покидают школы, а юная поросль издевается над престарелой учительницей физкультуры, записывая это все на камеру телефона.
   Остаток вечера прошел спокойно, наш гитарист услаждал наш слух своими перлами, несколько человек играли в карты, и только Игорь Смирнов со своим другом, что-то тихо говорили друг другу. Когда около одиннадцати вечера к нам зашел с проверкой Андрей Игоревич, то он остановился в дверном проеме, с глубоким изумлением оглядывая комнату, которую он еще утром наблюдал в жутком состоянии.
   - Сергей, это, что твоя работа?- Он глядел на уже протопленную печку, и на чистоту и порядок.
   -Да, как-то вот так, Андрей Игоревич.
   - Даа, такого я не ожидал, надеюсь, ты продолжишь завтра в том же духе.
   -Конечно, я же обещал, все привести в порядок.
   Следующее утро особых сюрпризов не принесло, уже по заведенному графику я помог нашим поварихам, развести огонь и поставить вариться обед, а сам, стал подтягивать орудия производства поближе к кухонному навесу. Как только сварился обед, я быстро выгреб все угли и двумя ударами ломика превратил сооружение, имеющее наглость называть себя кухонной плитой в кучу битых кирпичей. После этого обе Тани помогли все это сгрузить на телегу и вывезти, за исключением целых кирпичей и тех остатков, которые можно вновь пустить в дело, и чугунных деталей. Сегодня, когда мне помогали два человека мой труд, конечно, был намного производительнее, и когда наши работники пришли на обед, контуры новой плиты были видны невооруженным глазом. Девчонки, по-видимому, знали о вчерашних событиях, потому что постоянно косились на меня и что-то обсуждали. Парни же хранили гордое молчание. После обеда я сразу же начал доделывать начатое. Пришлось как-то продумать конструкцию, чтобы сломанный печной настил все-таки выдерживал вес кастрюль, после нескольких пробных попыток у меня все получилось, конечно, это было достаточно уродливое сооружение, но я твердо знал, что на этот месяц и даже больше, никаких переделок не понадобится.
   Вечером ко мне подошла наша Таня Воробьева и по секрету сообщила, что в паре километров от нас есть пасека и, что она приглашает меня в совместный поход по добыче меда.
   -Таня, а как ты предполагаешь это делать, ведь пчелы уже готовятся к зимовке, весь мед в ульях снят, оставлено лишь то количество меда, которое необходимо пчелам для зимовки. А как ты будешь защищаться от их укусов?
   -Да , мы этого не знали, ну тогда мы наверно туда не пойдем.
   И на этом наш вечерний разговор закончился.
   Утро прошло уже по накатанному сценарию, но сегодня я должен был работать в комнате девчонок и там с утра был ажиотаж, как я понимаю. Со всех веревок висевших в их комнатах убирались все предметы одежды типа трусиков и лифчиков и тому подобного, поэтому, когда я зашел в комнату там был относительный порядок, похоже, все вещи были похоронены под одеялами.
   С печкой девочек оказалось проще всего стоило лишь поставить на место печную дверцу, и укрепить в трубе задвижку. Поэтому к обеду я был свободен. Когда я вышел на улицу, то увидел, как наш Андрей Игоревич на громких тонах разговаривает с каким-то бородачом. Подойдя, ближе я услышал, как бородач обзывает нас последними ворюгами, которые украли у него с пасеки несколько банок меду. Вспомнив разговор с Таней, я сразу сообразил, в чем дело. Видимо наши поварихи все-таки решили отведать меду. Когда подошел ближе я услышал, что наш куратор грудью встал на нашу защиту и утверждает, что мы такого поступка совершить не могли.
   Так, что бедный пасечник ушел от нас не солоно хлебавши.
   Я подошел к поварихам, которые также слышали этот разговор и сидели тихо, как мышки.
   -Ну что девушки угостите медом.- Спросил я их.
   Тихо, тихо.- Зашипели они.- У нас уже нет никакого меда. - Мы когда увидели, что к нам идет этот пасечник, то выбросили все три банки в ручей.
   Вот же две обормотки, хватило смелости спереть мед, а сохранить не смогли. Я взял длинный шест и пошел попытаться выловить хотя бы одну банку меда, но ручей, как назло в этом месте оказался очень глубоким, и мне выловить ничего не удалось.
   Когда я пришел обратно на меня с надеждой в глазах посмотрели обе Тани, но я только отрицательно покачал головой.
   Воспряв духом после бытовых улучшений, и уже немного втянувшись в работу, наши девушки захотели танцев, в чем их естественно поддержала мужская половина, точнее четверть населения. У кого-то из соседей по деревне, девчонки выпросили старый заводной патефон, хотя надо сказать работал он исправно, пластинки, конечно, тоже были из пятидесятых годов, хотя была пара долгоиграющих пластинок уже нашего времени но их на этом патефоне проигрывать было нельзя. В небольшом помещении слышно патефон было достаточно неплохо.
   Из-за малочисленности жителей в деревне мы были избавлены от такого развлечения, как драки с местным молодым населением, хотя оно конечно в полном составе заявилось, на наш вечер, но вело себя смирно. Проводилось это все в комнате у девочек, она была немного побольше. Вальсов никто танцевать не хотел, танцевали в основном медленные танцы, твист про который все знали, танцевать никто так, и не решилсяЈ по-видимому из-за полного отсутствия алкоголя в деревне, хотя на одной из пластинок подходящая мелодия была.
   Сюрприз для меня был в середине вечера, когда самая красивая девушка нашей группы Ира Михайлова встав посредине комнаты, воскликнула:
   - А сейчас девушки приглашают кавалеров.- И первая бросилась в мою сторону, а за ней еще несколько девчонок.
   Я танцевал с Иркой, которая, не скрываясь, прижималась ко мне, и думал, что происходит, почему они все липнут на меня, как на мед, который я сегодня так и не нашел.
  
   На следующее утро, я, после помощи поварам и завтрака, отправился, как и все остальные ребята на поле. С утра, трактор с картофелекопалкой прошел пару полей, и на них копошились наши девчонки, собирая картофель в мешки, которые, наполнив, оставляли за собой. Мы на трех телегах проезжали убранную территорию и вывозили мешки к дороге, где нас уже ждала полуторка, в которую и перегружался весь урожай. Машина эта была примечательна тем, что у нее не было обеих дверей, а водителя трезвым мы не видели ни разу, поэтому злые языки говорили , что он убрал двери специально, чтобы при необходимости вовремя вывалится из машины, и кликуха у него была соответственная, Пиндюша, где буквой н заменили другую букву, более тонко соответствующую этому прозвищу.
   Когда мы, как следует, поработав, пришли на обед, на крыльце сидел наш куратор и держался за правый бок. Когда, кто-то спросил его в чем дело, то он сказал:
   -Да вот товарищи вроде немного приболел, наверно почечная колика прихватила, я пару таблеток папаверина выпил, может, станет полегче.
   Я посмотрел на него более пристально. Что-то меня в его диагнозе не устраивало, Да ведь, как мы пришли, он так и не вставал с крыльца. Сидит спокойно, не бегает, держится за правый бок.
   -Андрей Игоревич, вы знаете, у меня ваш диагноз вызывает сомнения, вы не разрешите посмотреть вам живот.
   Выражения лица Андрея Игоревича, когда он посмотрел на меня, словами описать было наверно невозможно.
   -Вундеркинд, если ты и сляпал кое-как печки, это совсем не значит, что ты еще и доктором стал. Отстань, мне и так нехорошо.
   -Андрей Игоревич, но мы же ничего не теряем, если я вам посмотрю живот, я скажу вам, что думаю, по этому поводу, вы может это принять или нет, ну, пожалуйста.
   -А, черт с тобой пошли, глянешь, я хоть посмеюсь, глядишь, и легче станет.
   Когда я начал смотреть живот у нашего анатома, мне, было уже не смеха.
   -Андрей Игоревич, а когда у вас заболела поясница и живот?
   - Да еще вчера после обеда, но так периодически прихватывало.
   - Так вот Андрей Игоревич, у вас, по всей видимости, аппендицит, только с атипичным положением аппендикулярного отростка, причем практически все симптомы раздражения брюшины уже имеются, вы же сами все видите, так, что перитонит на подходе. Короче вы как, хотите, а я иду вызвать вам скорую. А насчет почечной колики, вы сами подумайте, вспомните больных , которые бегали, прыгали, еще черт знает, что вытворяли.
   Андрей Игоревич смотрел на меня и ничего не говорил, хотя в глазах застыл вопрос:
   -Андреев, кто ты такой?
   -Так, как Андрей Игоревич вы согласны с моими мыслями?
   -Вызывай скорую.
   Когда часа через два приехал старый газик с хирургом районной больницы, который ради такого случая приехал самолично, и полностью подтвердил мой диагноз, Андрей Игоревич подозвал меня и веско сказал:
   -Сергей, остаешься за старшего, из больницы позвоню в деканат, чтобы вам прислали преподавателя, в моей каморке, документы и деньги на еду. Мне почему-то кажется, что ты справишься.
   Когда машина с нашим куратором скрылась за поворотом, я повернулся к нашим зевакам и сказал:
   Ребята ничего не меняется, пообедали и на работу. После работы со всеми вопросами, у кого какие есть, ко мне.
   Ну, вот не прошло и четырех месяцев в новой реальности, а я уже снова в начальниках, правда, пока очень мелких, но лиха беда начало.
   Не успели все разойтись на работу, как ко мне уже подошла Таня большая.
   -Сергей, у нас кончаются продукты, Андрей Игоревич все обещал, что выдаст мне деньги, но так и не успел, а, на завтра у нас уже нечего варить. Так, что ты теперь старший, давай решай.
   Я вместе с Таней направился в комнату куратора. Надо отметить, что в его комнате порядка было немногим больше, чем в нашей комнате до моего вмешательства. После тщательного обыска я обнаружил тонкую папку с документами, где был наш списочный состав, и "рыба" договора с совхозом. И расписка в получении пятидесяти рублей в совхозной кассе на питание студентов, там, же лежали три бумажки по пять рублей. Это были все деньги на питание на ближайшие двадцать пять дней.
   Я быстренько прикинул если посчитать по рублю на день на каждого из нас, то на месяц нам надо около девятисот рублей. Я прочитал проект договора совхоза с ВУЗом, так и не подписанный никем. В нем, по крайней мере, четко прописывалось, что совхоз обеспечивает студентов жильем и питанием.
   -Таня, пиши, список, сейчас мы запряжем лошадь и едем в совхоз.
   Мы ехали с Таней большой, и мирно беседовали, и ее что-то пробило на откровенность. Она вроде бы уже взрослая женщина, побывавшая замужем и уже разведенная, рассказывала мне пятнадцатилетнему сопляку, о своих переживаниях, планах. Я полулежал в телеге, рядом с ней и тоже размышлял, раз со мной так разговаривают, наверно я за прошедшее время сильно изменил личность, того мальчишки, в которого попал четыре месяца назад. Конечно, я за лето еще и вырос, когда меня мама собирала в совхоз, ни одна старая вещь на меня не налезла, еще бы вырасти почти на десять сантиметров и поправится на десять килограмм. Так, что я сейчас практически не отличался от своих коллег студентов первокурсников.
   Когда мы приехали в совхоз, я отправил Таню по магазинам, а сам пошел в контору. Там я быстро добрался до директора и меня начали опускать ниже по чиновничьей лестнице, пока я не оказался в бухгалтерии у главного бухгалтера, которая объяснила мне, что все, что положено, нам выдали и она не виновата, что мы так быстро потратили все деньги на еду. Я даже не стал спорить и сразу ушел. Зайдя в ближайший райторг я на свои гроши купил плитку шоколада и зайдя снова в контору , попросил у машинистки разрешения воспользоваться пишущей машинкой.
   С большим трудом, с ошибками, привык работать с клавиатурой, напечатал бумагу примерно следующего содержания.
  

В Комитет народного контроля и ОБХСС

н-ского района от старшего группы

студентов Андреева С.А.

   Сообщаю следущее: наша группа заехала в совхоз 2 сентября 1964года для оказания помощи в уборке урожая, со стороны совхоза имеются обязательства о представлении нам жилья и продуктов питания или их денежного эквивалента. На настоящее время совхозом выдано пятьдесят рублей на питание, о чем свидетельствует приложенная расписка. В настоящее время денег для питания студентов нет. Прошу вас разобраться, куда исчезли деньги, предназначенные для нашего питания.
  
  
   7 сентября 1964 года Старший группы студент первого курса Андреев С.А.
  
   Напечатав записку в четырех экземплярах, я вновь отправился в бухгалтерию, где вручил первый главному бухгалтеру. Прочитав мое творение, эта полная женщина побелела так, что я думал уже об оказании медицинской помощи, потом ее лицо приобрело морковный цвет, она посмотрела на меня и сказала:
   -Идите в кассу, вам выдадут вам деньги согласно нашим нормам питания до конца сентября месяца.
   - Большое спасибо.- Сказал я, и вручил ей оставшиеся три экземпляра моей писанины.
  
   Получив деньги в кассе, я отправился на поиски Тани, хотя далеко ее искать не пришлось, она стояла в очереди в райторге, где я покупал шоколадку, и пыталась на пятнадцать рублей, закупить продуктов на всю нашу бригаду.
   -Таня вот тебе деньги на эту неделю, закупай все, что необходимо. Когда все было закуплено, мы вдвоем быстро все перегрузили в телегу и отправились в сторону, можно сказать своего дома. Когда мы выехали за поселок, Таня сделала вид, что смущается, и откуда-то достала бутылку плодово-ягодного вина.
   -Сережа, специально купила, надо ведь отметить твои старания.
   И мы вдвоем, сидели на телеге, свесив ноги, и по очереди пили из горлышка это вино, пока наша кобыла мягко шлепала подковами по грунтовой дороге.
   После ужина, я сидел в комнате и куратора и писал отчет о проведенной работе, сколько гектар на сегодняшний день мы убрали и сколько еще остается.
   Неожиданно скрипнула дверь и в нее без стука вошла Ира Михайлова, явно приготовившаяся к визиту, она была в легком платье с накинутой поверх симпатичной кофтой. Были даже следы макияжа, глаза не очень умело подведенные черной тушью, и какая то помада на губах.
   -Сережа.- Сказала она капризным голосом.- Вот посмотри, пожалуйста, какие у меня руки, разве можно такими руками собирать картошку, может, ты мне найдешь другую работу.
   И она встала передо мной, по ее мнению, в самой выгодной позе.
   -Ну вот, началось. - Подумалось мне, а я то надеялся, что девочки с подобными предложениями будут атаковать меня с завтрашнего утра.
   -Ира, покажи, пожалуйста, свои руки, ну, да кожа суховата, а больше ничего не вижу, ты вечером то, чем-нибудь обрабатываешь кожу?
   -Конечно, у всех девочек есть душистый глицерин.
   -Ну, вот и работай и не забывай ухаживать за руками, они тебе еще пригодятся.
   -Сережа и это все, ты меня не освободишь от работы хотя бы на пару дней?
   -Нет, дорогая, а чем ты лучше других?
   -Ну ладно, ты еще пожалеешь о своем решении.
   И она, резко развернувшись, ушла, и сильно хлопнула дверью при этом.
   Слава богу, подобных визитов на сегодня больше не было и я, закончив подсчеты, пошел спать к парням, на свое место.
   Утром я был в некотором затруднении, мои поварихи без меня уже не мыслили своего существования и поэтому час, на который я вставал раньше всех был посвящен мною работе на кухне.
   Затем началось. Приехал тракторист, и нужно было договариваться, где и сколько он сегодня поднимает картошки, потом возникли проблемы у возчиков с неисправной упряжью, и когда я пришел в себя, было уже около двенадцати часов. Пока я думал, чем мне дальше заняться, на дороге показался старый ГАЗ 69. Когда машина подъехала и остановилась около нашего стана, из нее появился пожилой полный мужчина, одетый в скромный серый костюм и за ним вышел еще одни повыше ростом и заметно прихрамывающий. Когда я подошел, представился и попросил объяснить цель визита, они оба посмотрели на меня довольно удивленно, и пожилой представился:
   -Я директор совхоза Семенов Илья Антонович, а это представитель вашего факультета Валерий Сергеевич, он куратор группы студентов , работающих на другом участке в двадцати километрах от вас и приехал узнать ваши проблемы и помочь если что. Но зачем я вам все это объясняю, Валерий Сергеевич, объяснит все сам.
   Ну, а пока расскажите мне, чем вы так напугали моего главного бухгалтера, что она второй день пьет валерианку.
   -Илья, Антонович, а я ничем вашего бухгалтера не пугал, мы просто поговорили, и она пошла навстречу моей просьбе и выдала деньги на питание нашей группе до конца сентября. Да вы не беспокойтесь, видите, как у нас дружно идет работа, с вашим заданием мы справимся. И я показал на поле, на котором уже заканчивал работу трактор с картофелекопалкой а отряд наших девушек дружно собирал картошку в мешки, а на месте погрузки машины, мешков этих лежала уже гора.
   Директор переглянулся с куратором:
   -Да мы видим, неплохо работаете.- Сказал директор.- Я сейчас вас оставлю, пойду, поговорю с моими работниками, а вы пока обсудите ваши проблемы.
   -Тебя, по-моему, Сергеем зовут.- Обратился ко мне Валерий Сергеевич. - Так вот, такое дело Сергей, ваш куратор уже прооперирован, пока, тьфу, тьфу, все нормально. Но дело в том, что свободного человека к вам в настоящее время нет, Как ты, справишься в одиночку? Я то, как раз приехал посмотреть, что у тебя получается. И пока картина радует.
   -Валерий Сергеевич, сейчас уже вроде как все налажено, все вошли в рабочий ритм, с совхозом тоже взаимодействие в порядке, так, что думаю, что справлюсь.
   -Очень хорошо, от меня какая помощь нужна, может, есть больные, кто простыл, я посмотрю.
   -Да нет, Валерий Сергеевич больных пока нет, вопросов тоже.
   В таком тоне мы продолжали разговор, пока вместе с любопытствующим куратором обходили спальни, кухню. По его слегка завистливым замечаниям я понял, что их быт был еще хуже устроен, чем наш.
   Вскоре к нам подошел директор совхоза.
   -Сергей у меня есть просьба к вашей группе, так получилось, что у нас, каким-то образом остались нераспределенными два гектара полей. Я тут посмотрел, у вас неплохо, получается, может, вы возьметесь их сделать?
   -Илья Антонович, я так понимаю, что мы будем работать еще на двух гектарах, а что мы будем за это иметь?
   -Хм, вот видишь, Валерий Сергеевич, как нынешние комсомольцы разговаривают, вместо того, чтобы помочь, сразу пытаются условия выставить.
   Валерий Сергеевич на эти слова только согласно качал головой, но не говорил ни слова.
   Я тоже молчал и смотрел на директора.
   -Ну ладно говори, что хочешь.
   -Во первых я хочу, чтобы трактор с картофелекопалкой мы не ждали по полдня, а получали в первую очередь. И чтобы машина возвращалась чаще и привозила все мешки назад, вовремя, а то у нас простои по часу и больше, потому, что не хватает мешков. И потом, вы знаете наверно, что такое аккордно-премиальный подряд, так вот, мы хотим в качестве премии, уехать не как все третьего октября, а сразу, как выкопаем всю картошку.
   -А если вы не справитесь до третьего октября?
   -Тогда уедем, когда справимся.
   И договорившись, таким образом, наши начальники нас покинули.
   Вечером за ужином, я огласил условия соглашения, и сначала на меня обрушился вал критики особенно со стороны девочек, но потом, когда я объяснил свои расчеты и сообщил, что мы можем уехать на неделю раньше всех, то увеличение фронта работ не вызвало большого неприятия. Никто не хотел задерживаться здесь надолго.
   Веером, я сидел за столом с ребятами и активно резался в подкидного дурака, когда ко мне подошла Таня большая и отвела в сторону.
   -Сережа дай мне ключ от комнаты куратора.
   -А в чем дело.
   -Ну, дай, мне надо посмотреть Свету Климову.
   -Там что-то серьезное?
   -Нет ничего страшного, давай ключи.
   Я отдал ключ и продолжил игру. Через минут двадцать ко мне вновь пришла Таня, она была вспотевшая и несколько растеряна. Вновь, отведя меня в сторону, она сказала:
   Сережа, Свету Климову надо завтра отправить в больницу.
   -Слушай Таня, перестань говорить загадками и объясни в чем дело, иначе разговора не будет.
   - Понимаешь, сегодня Света обнаружила у себя клеща, тот сидел у нее на половой губе. Я взяла ее в комнату и попыталась удалить клеща, он уже был прилично напивщийся, но неудачно, головка осталась в коже. Я попробовала ее удалить иголкой, но вчера я сломала хорошие очки и почти ничего не вижу, и Светка, только стоит дотронуться иголкой, дергается и визжит.
   Я про себя подумал:
   - Еще бы не визжала, там такая чувствительность.
   -Таня, я из-за такой ерунды, отправлять двух человек и телегу не буду. Я видел у тебя, стерилизатор для инсулиновых шпицев, я так понимаю, что ты их кипятишь на какой-либо случай. Так, что пошли я сейчас удалю эту головку.
   -Ты, мальчишка, будешь удалять клеща у девушки в таком месте?
   -Таня я не мальчишка, я студент первого курса медфака и надеюсь будущий врач, а ты между прочим уже дипломированный фельдшер, пошли без разговоров.
   Когда мы зашли в комнату, Света сидела на топчане рядом с ней лежали ее трусики, увидев меня, она быстро сунула их под себя, и залилась краской так, что, пожалуй, не нужно было и света.
   -Так, Таня, я не смотрю, пусть Света ложится на стол, и прикрой ее хорошо, и чтобы лампочка светила туда куда надо.
   Когда я повернулся к столу, это было что-то. Старательная Таня выполнила мои указания на все сто, занавески на окнах были полностью зашторены, дверь кроме ключа была закрыта еще на палку, а на столе лежала Света, целиком закутанная в простыню, так, что было видно только верхнюю часть головы с тревожно блестевшими глазами, Между ее раздвинутыми ногами также лежала простыня, открывавшая маленькую узенькую полоску кожи половой губы.
   -Таня набери полкубика новокаина полпроцентного. -скомандовал я,- Света, тебе зубы удаляли.
   -Да, один, в прошлом году,- раздался дрожащий голосок.
   -Тогда лежи смирно и ничего не бойся, сейчас будет небольшой укольчик. И я ввел ей подкожно полкубика новокаина, прямо под видневшуюся головку клеща.
   -Ну а сейчас полежи спокойно пару минут.- и, я заговорил уже с Таней обсуждая завтрашние проблемы, не переставая говорить я взял иголку от шприца и привычным движением выдернул головку клеща, а Таня уже подавала мне шарик с йодом, которым я и прижег ранку. Таня уже все начала убирать, когда вновь пискнула Света:
   -Сережа, а мне еще долго ждать, я боюсь.
   -Света ждать уже ничего не надо, все сделано, сейчас я уйду, а ты одевайся.
   Когда я пришел через двадцать минут, все уже было убрано, Света снова сидела на топчане, увидев меня, она вновь зарделась , как маков цвет.
   -Таня я надеюсь градусник у тебя есть, так, что два раза в день в течении десяти дней измерять температуру Свете, а где был один клещ, там могут быть еще, так, что проводите-ка у себя осмотры вечером, а я скажу парням чтобы, тоже осматривали друг, друга.
   -Сережа.- обратилась ко мне Света по прежнему красная как рак,- пожалуйста не рассказывай никому, что ты удалял у меня клеща в таком месте.
   -Ну, что глупенькая, конечно не расскажу, если ты только сама не ляпнешь кому-нибудь по секрету, а уж тогда на следующий день об этом узнают все. Ну а мы с Таней будем молчать как молодогвардейцы.
   Когда Света ушла к себе, Татьяна долго мялась, потом все-таки спросила:
   -Сережа, где ты этому научился, ведь я видела, как ты делал инъекцию, и снимал головку клеща, сразу видно, что у тебя большой опыт в этом. Я не поверю, что вчерашний школьник может без подготовки такое сделать, хотя конечно, в этом ничего особенного нет.
   -Таня, к твоему сведению, я хотел стать врачом уже давно, и всю литературу, которая попадала мне в руки, я внимательно читал, кроме того, последние полгода я работал санитаром в оперблоке городской больницы, где проводились, все экстренные операции, и меня даже пару раз брали хирурги в помощь при операциях, как ты думаешь можно там, чему-нибудь научится, не особенно зацикливаясь на теории.
   - Да, оказывается, есть ребята, которые серьезно относятся к выбору профессии.- Сказала Таня и поблагодарив меня за помощь тоже ушла к себе.
   Несколько дней все проходило в достаточно спокойно. Еще несколько девчонок попробовали пробить меня на слабо и освободить их на время от работы, но этот номер не прошел, и больше никто не пытался разжалобить меня.
   Мы с Таней Воробьевой несколько раз ходили к ручью, она все пыталась достать банки с медом, но то ли их унесло течением или еще что-то, но мы не могли ничего найти. Ходили мы с ней уже в сумерках, под понимающие взгляды наших товарищей, хотя у некоторых девушек с парнями тоже появились симпатии, и по вечерам по дороге бродили не мы одни.
   Девчонки притащили откуда-то радиолу на ножках, и несколько более приличных пластинок, и почти каждый вечер, у нас играла музыка, и шли танцы, пока около двенадцати часов, не появлялся я и командным тоном прекращал все это действо, конечно, все были недовольны, но надо было и отдыхать, ведь работали все без дураков, и все хотели побыстрее домой.
   Отношения у меня с Таней Воробьевой шли не шатко не валко, Она была совсем не против поцеловаться и пообниматься, но чувствовалось, что для нее это просто развлечение.
   Парни уже наладили канал привоза спиртного, и у нас стала появляться водка. Я из этого скандала устраивать не стал, но сказал:
   - Ребята, если кого увижу пьяным и, кто на следующий день не выйдет на работу, не обижайтесь, все станет известно в деканате. А так, если две бутылки водки на двенадцать человек раз в неделю то это ерунда.
   Шли дни, и погода стала портиться, зачастили дожди, и только сейчас многие поняли, что значат хорошие сушилки для одежды и теплые печи. Но, несмотря на это у нас появились первые больные, две девочки простыли и лежали у себя, в их лечении я целиком доверился Тане большой, сказав:
   -Таня мы все в одной лодке и если ты дашь просто поблажку симулянтам, то мы все просто уедем позже, чем все остальные.
   Парни, пока держались, и не болели, отношения у меня были с ними неплохие, но после памятной беседы со Смирновым они держали известную дистанцию.
   Пару раз приезжал Валерий Сергеевич, ходил, проверял все углы, спрашивал про поведение студентов, смотрел, как идет работа на полях, но особо не задерживался. Благодаря тому, что у меня сложились неплохие отношения с трактористами, простоев у нас практически не было. Даже с Пиндюшей у нас все наладилось, особенно после того, как я реквизировал у парней очередную бутылку и сунул ему, так, что количество рейсов к нам машины увеличилось, и недостатка в таре тоже не было. Но к концу сентября энтузиазм у наших девушек стал явно иссякать, сказывалась тяжелая работа, дождливая погода и грязь. Мне приходилось выходить на поле и поднимать настроение масс бодрыми призывами. И девочки даже сложили про меня песню примерно такого содержания:
   То не ветер ветки клонит,
   не дубравушка шумит,
   в поле нас Андреев гонит
   и ругает и бранит.
   Но худо-бедно, мы все-таки закончили всю уборку к двадцать восьмому сентября. Я съездил в контору, получил на руки все документы и даже благодарственное письмо в деканат за ударную работу.
   Когда поближе к обеду я приехал к нам в деревню, меня встретил организационный комитет по отвальной, во главе с Таней большой.
   --Послушай Сережа, мы тут работали, как ударники коммунистического труда, надо же и отметить окончание работ. Уезжаем мы завтра днем, так, что надо все сделать сегодня.
   Я думал недолго, и согласился, конечно, надо отметить это дело. Для быстроты закупок, мной был задействован Пиндюша, который, когда узнал, что мы его приглашаем на отвальную, проявил жуткий энтузиазм, и с удовольствием курсировал между нашей деревней и райторгом.. Я же пошел по деревне, где еще в начале нашего пребывания, я выяснил, что несколько семей в деревне, держат овец, туда и лежал мой путь. Долго ходить не пришлось, в первом же доме я по приличной цене сторговал баранчика, которого и притащил за собой на веревке, никогда не думал, что это такое трудное дело тащить за собой барана. В это время на нашем котлопункте полным ходом шла варка и готовка, Девчонки, которые не принимали участия в этом мероприятии , уже ходили в платочках, скрывавших кучу бигуди на голове.
   Когда я притащил баранчика на кухню, меня удивила наша Таня большая, она уставилась на барана, и слезы градом потекли у нее по лицу, и она только повторяла:
   Не надо резать баранчика!
   Но кроме нее, никто таким чувством защиты животных не страдал, и я быстренько зарезал и освежевал несчастного и насадил на вертел, предварительно обмазав смесью соли и перца. У нас имелся один паренек восточного типа, звали его Коля, а уж кто он был по национальности, никого в то время не интересовало. Но, учитывая его восточную внешность, я решил, что в самый раз ему будет поручить жарить этого барана, надо сказать, что в своих расчетах я ошибся, но это выяснилось гораздо позже.
   К семи часам стол был готов, в комнате у девчонок были в ряд поставлены все столы, вдоль них все имеющиеся лавки. Когда я увидел количество бутылок водки и вина, у меня по спине пробежал холодок
   -Андреев,- сказал я сам себе,- Смотри, чего бы из этого не вышло худого.
   Но слово не воробей, и раз дал добро на отвальную, так держи, и мы начали, Со мной рядом сидел Пиндюша, он вообще очень сильно последние дни, зауважал меня, и в порыве откровенности сообщил, что было бы неплохо, если бы директором совхоза сделали меня.
   Этот Пиндюша меня и подкосил, подливал он мне прилично, хоть в прежней жизни эту дозу я бы просто и не заметил, но здесь то я не пил вообще, и мой неокрепший организм не выдержал. Я еще помню, как ел кусок недожаренного барана, как рядом со мной упал вместе с табуреткой Пиндюша и захрапел. Потом все слилось в череду событий, я танцую и прижимаю к себе какую-то девчонку, вот я стою у ручья и отдаю природе то, что съел и выпил, и потом пью прямо из ручья холодную, пахнущую свежестью воду, а потом, я держу в руках обнаженную Таньку Воробьеву и она, тоже во хмелю, шепчет:
   -Ну, Сережа не бойся, я твоя.
   Меня, как стукнули молотком по голове, и я выпустил из рук горячее девичье тело, мы сидели почти раздетые на куче нашей одежды прямо на берегу ручья, и даже не замечали ночного холода.
   -Ты, что же делаешь, пьяный дурак, зачем создаешь себе проблемы на ровном месте, или хочешь веселой свадебки на первом курсе.- высказал я сам себе.
   -Таня, оденься, пожалуйста, здесь холодно,- промямлил я.
   Та с недоумением посмотрела на меня, и ни сказав, ни слова начала одеваться. Вслед за ней быстро оделся и я, и мы пошли молча обратно к дому. Там уже царила тишина, все разбрелись, кто куда, парочки по ранее найденным местам, а большинство, уже легло спать, все было спокойно, только Таня большая сидела у плиты и доедала большой кусок бараньей ноги.
   -Таня ты так жалела бедного барашка, как же ты можешь его есть?- Удивился я.
   Таня на это ничего не ответила, только махнула рукой, дескать, идете и идите.
   И мы пошли спать, увы, в разные места.
   Утро было мрачным, с утра накрапывал дождь, но настроенные у всех было хорошим. Проспавшийся Пиндюша завел свою машину, и мы, набившись, как сельди в бочку, в кузов, поехали на станцию. Впереди нас ждала учеба.
  
  
   Когда мы вышли гурьбой из вагона, шел мелкий осенний дождь, поэтому никто не задерживался, и мы быстро распрощались на перроне, пообещав встретиться вновь через неделю уже на занятиях пятого октября.
   Дома меня никто не ждал, мама была на работе, Лешка в школе. Только одна бабушка встретила меня в дверях:
   -Ну что копарь, наработался, картошки то хоть привез? А похудел то как, одни глаза торчат, да мослы. Давай быстро в ванну, и не забудь переодеться, а то козлом от тебя прет.
   Я залез в горячую ванну и нежился с час. Конечно, мы в совхозе тоже три раза были в бане, но там всегда была куча народу, и вся помывка проходила в спешке.
   Потом я вышел, надел чистую одежду, приготовленную бабушкой, и накинулся с волчьим аппетитом на настоящую еду.
   Пообедав, я, наконец, почувствовал, что напряжение державшее меня в тонусе весь месяц, начинает исчезать. Меня клонило в сон, и я лег и вырубился до вечера.
   Разбудил меня приход Лешки, он шумно вбежал в комнату и заорал:
   -Ура, Сережка приехал.
   И тут же начал вываливать на меня все школьные новости за последний месяц. Ничего конечно сверхъестественного в школе не происходило. Но когда он заговорил о директоре, я вспомнил свое обещание, данное Розенбергу, о встрече с представителем КГБ.
   И я, под Лешкин треп, сидел и обдумывал все плюсы и минусы этого контакта.
   Конечно, если это учреждение заинтересовалось мной с подачи моего директора, то все сведения обо мне уже собраны, и не исключено, что сейчас уже собираются дополнительные сведения обо мне после картофельной эпопеи, не забыли они наверняка получить сведения от соседей, тренера и сотрудников больницы, где я работал. Так, что придется очень подробно проработать свои ответы, это не Тане большой очки втирать.
   -А может не ходить на эту встречу,- думал я,- да нет, так не пойдет. Пожалуй, надо будет сыграть роль немногословного целеустремленного комсомольца, который знает, чего хочет от жизни, в плане карьеры, но, в тоже время, является патриотом своей страны.
   Да ведь в октябре будет пленум ЦК на котором снимут Хрущева, и его место займет Брежнев и начнется эпоха, которую некоторые считают самым лучшим временем в своей жизни, а другие эпохой застоя.
   Нет упоминать об этом, для меня слишком опасно, так что это отпадает. Все, я определился, на встречу придет активный комсомолец, озабоченный получением медицинского образования и делающий все для того, чтобы лучше овладеть своей будущей профессией, обладающий определенными организаторскими способностями, при этом он патриот и согласен работать в КГБ внештатным сотрудником для обеспечения безопасности своей страны.
   А быть внештатным сотрудником КГБ в принципе очень неплохо для моих планов. Все равно, если я наметил себе конкретную цель - кремлевскую больницу то фильтра КГБ мне не избежать, так пусть лучше проверку будет проходить уже их, зарекомендовавший себя сотрудник
  
   Через пару часов с работы пришла мама и все охи и ахи повторились в том же объеме. И мы дружно сели за ужин.
   Тут уж от меня потребовали гораздо более подробного рассказа о пребывании в совхозе. Я, конечно ничего скрывать не стал, просто старался не выделять свою роль, так, как будто все шло само собой. Но моя мама носом чуяла все мои недомолвки и, в конце концов вытянула у меня все подробности моей сельской жизни, ну за исключением личной, хотя она старалась и это выведать, но безуспешно.
   -Нет, вы посмотрите! О чем думали в вашем деканате, это же надо, пятнадцатилетнего сопляка, оставили за старшего! А, если бы что-то произошло, кто за это все бы отвечал, нет, я такое первый раз в жизни слышу! Ты же сам сказал, что там была взрослая женщина фельдшер, почему ее не оставили в качестве старшей?
   -Ну, значит, не сочли достойной.
   -Ах ты мелочь! это ты-то достойный! Да все твое достоинство только девок, себе заводить! Небось, в деревне опять новую себе завел, мне бабушкой-то еще не светит стать в следующем году?
   - Мама перестань, пожалуйста, ведь все прошло нормально, мы выполнили план уборки, приехали почти на неделю раньше всех, да еще привезли благодарственное письмо за работу, Так что твой сын не только девчонкам голову морочит, но и работать может.
   - Вот Дашка, гляди-ка, я то все твержу, что он в отца, а оказывается, он в тебе пошел, ты вон всю больницу в кулаке держишь, хоть и медсестра, парторгом работаешь, указания главному врачу даешь, так он с тебя пример и взял, и всех построил.- Высказала свое мнение бабушка. - Хватит ругаться, давайте будем ужинать.
   Но мама еще долго не могла остановиться, я ведь за месяц написал всего два коротеньких письма, в которых ни слова не говорил о том, что у нас происходит. Поэтому, она жила в полной уверенности, что у нас есть руководитель, за нами присматривает взрослый человек, а тут оказалось, что ее сын, который еще полгода назад играл во дворе в футбол, сейчас оказался успешным организатором на уборке картошки.
   Но, в конце концов, все успокоились и мы, наконец, поужинали.
   Вечер прошел спокойно, хотя мама, как Шерлок Холмс все пыталась выведать, не появилась ли у меня новая зазноба, и не изменил ли я столь горячо любимой ею Ане.
   На следующее утро, я вместе с Лешкой отправился в школу, на его недоуменный вопрос, а что я там забыл, я ответил, что мне надо встретиться с директором по вопросу документов, для Лешки этого хватило. А мама, уже ушла на работу, а иначе она бы подумала, что я спешу увидеть свою Аню после месячной разлуки.
   Когда я зашел в вестибюль на первом этаже ко мне кинулись мои бывшие одноклассники, жаждущие узнать чего это я тут делаю, но вдруг они расступились, и мне на шею бросилась Аня, не стесняясь никого она поцеловала меня, а потом еще и обвела всех присутствующих горделивым взглядом.
   -Ты ведь по мне скучал, поэтому и пришел сразу в школу? - Тихо спросила она.
   Ну, что, по-вашему, я должен был ей сказать?
   -Конечно Аня, я пришел тебя увидеть, я очень по тебе соскучился, пойдем, поговорим в уголке, до начала урока.
   И в течение минут двадцати я подробно докладывал ей о, всем, что со мной было, исключая отдельные моменты и как я скучал по ней. Аня, простая душа, слушала меня внимательно, иногда со слезами на глазах, потом сообщила, мне, что очень благодарна за те два письма, которые, я ей написал, читали их всей семьей. Но вот она каждый день мне хотела написать письмо, но все рвала, потому что никак не могла словами все сказать и, произнеся это, заплакала. Мне пришлось утешать и вытирать сопли, этому плачущему чуду. Наконец, к моему счастью прозвенел звонок, и Аня отправилась на учебу, а я пошел в кабинет директора.
   Исаак Наумович был занят, кому-то из педагогов, удалось его разозлить, из кабинета доносились, колоритные выражения, которые позволял себе бывший замполит, правда, без матерных слов. Наконец накачка закончилась, и из кабинета с печальным видом вышел наш учитель физкультуры и отправился на урок.
   Когда я робко постучал в дверь оттуда донеслось раздраженное:
   -Войдите.
   Но когда я вошел, лицо Исаака Наумовича бывшее до этого багровым, быстро приобрело нормальный вид и он, поздоровавшись со мной за руку, предложил сесть.
   --Ты ведь ко мне по тому вопросу, что мы обговаривали в деревне.
   -Исаак Наумович, я вчера приехал с уборки картофеля и сразу к вам.
   -Ну, вот и хорошо, сейчас я позвоню и договорюсь обо всем, подожди пару минут.
   Действительно, поговорил он всего ничего и положил трубку.
   -Ну, вот Сережа завтра к одиннадцати часам тебя будут ждать по этому адресу, и он написал мне адрес, почитай и запомни, парень ты молодой память у тебя хорошая, а бумажку оставь у меня.
   После этого мы поговорили еще минут пятнадцать, он интересовался, как проходила уборка, как вообще идет жизнь в этом совхозе. Потом он пожелал мне удачи в учебе, и мы расстались.
   Я шел по городу, после месячного пребывания в деревне, мне казалось, что на улицах моего города всюду кипит жизнь, рабочий день был в разгаре, и поэтому на улицах было не очень много народу. В основном бабушки, идущие куда-то по своим делам. Но грузовики, везущие строительные материалы, множество строительных кранов над городом, деловито переносящие грузы, музыка из репродуктора, установленного на крыше одного из зданий, создавала радостный деловой настрой. Делать мне было, в общем, нечего и я решил побродить по городу, перед тем, как зайти в деканат и отдать все документы, об успешном завершении уборочных работ, тем более, что сегодня, на удивление впервые, за несколько дней, тучи разошлись и вовсю светило нежаркое осеннее солнце.
   В это время в деканате медицинского факультета проходило совещание с участием представителя партийного комитета. Решался вопрос о работе с первым курсом.
   -Товарищи.- Обратилась к присутствующим декан факультета.- Вы все знаете, что уже со следующей недели начнутся занятия на первом курсе, после его возвращения с уборки картофеля. Поэтому сегодня у нас на повестке дня организация групп студентов, выбор, старост групп и выбор старосты курса. Это достаточно ответственное дело, и здесь присутствует парторг университетской партийной организации, который будет участвовать в нашей работе. Итак, слово для своих предложений предоставляется куратору первого курса Мыльникову Борису Николаевичу, пожалуйста, Борис Николаевич мы вас слушаем.
   -Уважаемые товарищи, на первый курс зачислено в этом году двести тридцать два человека из них двести шестнадцать это студенты, закончившие десять классов в этом году, двенадцать человек, это уже поработавшие медицинские работники, в основном фельдшера, и четыре человека это тоже фельдшера, но это ребята, которые отслужили медиками в армии и смогли набрать нужный балл на экзамене для поступления..
   Мы распределили их всех в группы по одиннадцать человек и одну группу из двенадцати человек. Итог получилось двадцать одна группа. Всех стажников мы распределили равномерно среди этих групп, и естественно назначили их старостами. Но у нас остается еще шесть групп, где стажников нет и там необходимо выбрать из окончивших школу, в этом году, я приготовил список кандидатур по характеристикам, но сначала предлагаю обсудить кандидатуру старосты курса.
   В этом году у нас поступил на учебу, закончивший срочную службу в армии фельдшер Олег Заров, он, в отличие от всех остальных стажников, является кандидатом в члены партии, кандидатом его приняли время службы. И наша партийная организация, уже поставила его на учет и рекомендует его в старосты курса. У меня пока все.
   -Кто-нибудь, хочет, что-то добавить к выступлению Бориса Николаевича.
   -Но позвольте!- подняла руку заведующая кафедрой гистологии Пятеляева Ирина Леонидовна.- Мне, буквально вчера звонил мой ассистент Валерий Сергеевич Смирнов, он сообщил, о том, что они заканчивают все вовремя и выезжают, и между делом рассказал об отвратительном поведении Олега Зарова, который третировал весь месяц своих товарищей, практически не работал, и пока у него были деньги, беспробудно пил.
   А позавчера он устроил драку с местными ребятами и сейчас отлеживается от побоев и опять не работает, а в расположение группы уже приезжал местный участковый и разбирался с этим случаем.
   Так, что я решительно против, того чтобы такой человек был старостой курса.
   --Позвольте мне.- Поднял руку парторг.- Уважаемая Ирина Сергеевна, о поведении Олега Зарова, и этом прискорбном случае наша парторганизация уже в курсе. Но вы недооцениваете важность политического момента. Ведь Олег Заров был избран в кандидаты в члены КПСС во время службы в армии, коммунисты его части ведь не просто так, оказали ему такое доверие. И мы не можем разбрасываться такими людьми. Естественно, что мы серьезно побеседуем с Олегом Заровым на партийном собрании, и хорошенько его пропесочим, но, тем не менее, старостой курса должен быть избран кандидат в члены КПСС.
   -Итак, товарищи.- вновь вступила в разговор декан факультета. - Кто за то чтобы старостой курса был Олег Заров?
   И все преподаватели, не глядя друг на друга, дружно подняли руки.
   - Сейчас остались мелкие вопросы по назначению старост в оставшиеся шесть групп. -Сообщил Борис Николаевич.- Я сам по характеристикам уже отобрал шесть кандидатур, но одну, во избежание каких либо вопросов, хотел обсудить с вами. Вы ведь в курсе, что в этом году к нам поступил мальчик, закончивший, восемь классов и, сдавший по разрешению РОНО экзамены за десять классов экстерном, характеристика из школы у него блестящая, но я остановил свой выбор на нем, потому, что он, оставшись старшим группы студентов, отлично провел работу и их группа уже закончила свое задание и приехала домой, я считаю, что несмотря на молодость это будет неплохой староста.
   У кого-нибудь есть возражение по этому поводу.
   -Борис Николаевич, а это не шутка, что этот мальчишка поставил диагноз нашему Андрею Игоревичу.- раздался чей-то голос.
   -Товарищи, я что-то об этом слышал, но точно не знаю, вот наш Андрей Игоревич появится и все расскажет, я так понял, что возражений по этой кандидатуре нет?
   И все утвердительно промолчали.
   Снова речь взял парторг:- Товарищи, в этом году на первом курсе у нас учится дочь корреспондента газеты "Правда" Ирина Аронова, и я попросил бы вас, когда вы ведете лекции и занятия, помнить о том, что все, что у нас происходит, может сразу же быть известно на очень высоком уровне.
   И на такой воодушевляющей ноте совещание было завершено.
  
   Поболтавшись по городу, и с грустью посмотрев на пивной ларек, у которого почти не было народа, я двинул в деканат. Когда я зашел к секретарю и представился, вокруг возник небольшой ажиотаж, откуда-то выскочили еще две, пока неизвестных мне особы, и начался перекрестных допрос, обо всем, что случилось за время нашего пребывания в совхозе. Больше всего интересовало женщин, как это я справился в одиночку со всеми трудностями, и одна из них стуча, себя кулаками по немалой груди, заверяла, что они, ну просто, не имели никакой возможности выделить еще одного преподавателя к нам на поддержку, хотя я об этом даже и не упоминал.
   Минут через пять такого ажиотажа, из кабинета декана вышел мужчина и узнав в чем дело пригласил меня в свой кабинет, где я узнал, что это куратор нашего курса, зав. кафедрой микробиологии Мыльников Борис Николаевич.
   Борис Николаевич в своем любопытстве ни сколько не отставал от работниц секретариата, и мне пришлось в подробностях рассказывать всю эпопею снова, но его, в отличие от женщин, больше заинтересовал случай с Андреем Игоревичем и я, уже как обычно сослался на свой небольшой опыт пребывания в роли санитара городской больницы, и, что практически такого же больного оперировали при мне в одно из последних дежурств. Тут Борис Николаевич и сообщил мне, что я назначен старостой одной из групп, и это как бы признание моих заслуг в битве за урожай.
   -Да, засветившись один раз, будешь светиться всю жизнь.- Подумал я и, распрощавшись с гостеприимным куратором, отправился домой.
   Весь вечер, пока мои родные, затаив дыхание, смотрели фильм "Сотрудник ЧК", который первый раз в этом году показали по телевизору, я обдумывал завтрашний разговор с представителем КГБ, я понимал, что на данном этапе собственно ничего не решиться, парнишку пятнадцати лет хоть и из семьи с безупречной репутацией никто к активной работе привлекать не будет, но меня пока, скорее всего, попросят докладывать о настроении в среде студентов, и может, о каких либо антисоветских высказываниях. И здесь мне надо быть очень осторожным, чтобы показать негодование молодого идеалистически настроенного комсомольца на, то, что его заставляют стучать на своих товарищей, а не ловить американских и других шпионов, и провести это таким образом, чтобы, хотя бы временно меня не трогали.
   Но, чтобы я у них всегда был в запасных, таких которых можно привлечь к делу в случае необходимости. И поддержка КГБ мне особенно будет нужна для возможности попасть в 4 управление Минздрава, в мыслях я так и не оставлял своих попыток, что-то изменить в будущем своей страны, хотя хорошо понимал свои мизерные возможности в этом.
   Не раз меня посещала мысль, а может бросить все это дело, закончить ВУЗ, заняться трансплантологией, тем, более с моими знаниями, я наверняка стал бы в этом деле крупной величиной и мог жить спокойной, богатой жизнью, а перед жутью девяностых годов уехать на Запад. И я наконец решил, буду делать все, что смогу, а там как кривая вывезет. Нечего забивать себе голову всякой ерундой. В первую очередь сейчас мне надо, чтобы моя мама прожила отмеренный ей судьбой, а не болезнью, срок. И с этими мыслями я заснул.
   Утром я объявил, что сегодня, пойду по магазинам, надо кое-что прикупить к учебе и под это выклянчил у мамы и бабушки двадцать рублей, и около десяти часов, вышел из дома.
   Указанным мне Исааком Наумовичем дом я нашел без труда. Трехэтажный дом сталинской постройки ничем не выделяющийся из ряда остальных на этой улице. Когда я позвонил в дверь, мне открыли практически сразу. За дверью стоял пожилой мужчина в домашней одежде с невыразительным лицом, и гладко зачесанными назад волосами.
   -А, Сережа пришел.- Сказал он обрадовано, ну заходи гостем будешь.- И закрыл за мной дверь. Раздевайся, проходи, сейчас я поставлю чайник, надеюсь, ты от чая не откажешься. Меня зовут Владимир Иванович. Сейчас мы с тобой попьем чаю с баранками, надеюсь, ты любишь баранки, и поговорим.
   И мы поговорили, Владимира Ивановича интересовало все, как я учился в школе, как занимался в секции, какие у меня друзья, какие фильмы я люблю, почему я решил поступать в университет на медицинский факультет.
   На все его вопросы я старался отвечать полностью откровенно, надеюсь в меру наивно для парня шестнадцати лет моего уровня и развития. К моему удивлению, за всю беседу так и не прозвучали предложения о работе КГБ.
   -Может он ждет, чтобы я сам предложил, что-то делать для комитета.- Думал я.
   Но никаких предложений так и не было.
   В конце Владимир Иванович сказал: - Ну, вот видишь, как мы с тобой хорошо поговорили. А теперь ты свободен. Иди и постарайся хорошо учиться, нам нужны образованные люди. Когда будет нужно, мы тебя найдем.
  
   На следующий день в управлении КГБ по городу Энску шла беседа между двумя офицерами. Старший, полковник госбезопасности, расспрашивал своего подчиненного об итогах беседы с Андреевым Сергеем.
   -Понимаешь Владимир Иванович, мне этого паренька рекомендовал мой еще фронтовой товарищ, ну ты же знаешь, что этот товарищ был бы сейчас с нами, если бы не некоторые факты его, в общем-то, достойной биографии, хотя я бы лично его на работу к нам взял, несмотря на пятый пункт.
   Практически все кандидатуры, которых он нам рекомендовал, его не подвели и достойно работают в нашей системе. Сейчас же меня заинтересовало, то, что он рекомендует в нашу систему практически мальчишку, пятнадцати лет. Я специально перед твоей беседой с ним не стал уточнять возраст, и все такое, мне хотелось, чтобы ты составил свое представление о нем без уже сложившегося мнения.
   -Товарищ полковник, вы знаете, паренек меня озадачил.
   Его реакции на мой вопросник, специально разработанный под практически такой же возраст ну пусть два-три года постарше, совершенно не совпадают ни в чем со стандартами. Если бы я не знал, что это наш пацан, а он сидел где-нибудь за стеной, и я только слушал его ответы, я бы подумал, что это хорошо подготовленный иностранный разведчик. Его ответы это слова взрослого человека, притом прожившего долгую жизнь, нет импульсивности в ответах, хорошо продумывает свои мысли, очень осторожен в высказываниях. За время беседы ни разу не сказал ничего лишнего. И я впервые такое встречаю, не знаю, что и сказать.
   -Вот видите Владимир Иванович, вот и причина, по которой Исаак Наумович рекомендовал нам его. Судя по вашему рассказу, такой уникум может быть очень ценным для нашей службы, грех его использовать для простого "стукачества", пусть пока побудет в резерве, и периодически пусть ваш отдел интересуется его делами, если, что окажите поддержку в непростых ситуациях, и подумаем, как с ним быть дальше годика через три-четыре, поближе к окончанию ВУЗа.
  
   Я же даже и, не подозревая, что меня просчитали в пять секунд, бродил по нашим редким магазинам в поисках портфеля и медицинских халатов. Портфель я все-таки купил, в такой портфель в прежней моей жизни можно было уложить десять бутылок водки, без того, чтобы у него оторвалась ручка. В этой жизни я пока не планировал носить в портфеле водку, но все может случиться. Халатов в магазинах я так и не нашел, оказывается это тоже дефицит. И я пошел домой, надеясь, что мама наверно позаботилась о халатах для меня.
   Все оставшиеся дни до учебы я предавался блаженному ничего не деланию, Два раза сходил в гости к Ане, где просидел весь вечер, играя в лото с ней и ее бабушкой, которая почему-то наедине нас решила не оставлять. Во второй раз с нами сел играть и ее отец, но ему это быстро наскучило, а для другого дела я ему еще не годился, и он ушел к соседу, для проведения вечернего времени более продуктивно. И когда я собирался уходить, он пришел домой изрядно навеселе. Долго обнимал меня, называл зятьком и рассказывал, что он сделает со мной, если, что-нибудь будет не так. Аня с красными от стыда щеками просила его уйти, а потом заплакала, и я постарался слинять, как можно быстрее, с мыслями, что, пожалуй, надо урезать количество походов к Ане домой и встречаться на нейтральной территории, а то действительно женят еще на девятикласснице.
   В понедельник пятого октября я, взяв портфель и халат в бумажном пакете, пошел в университет получать второе в своем существовании и первое в этой жизни высшее медицинское образование.
   Зайдя в здание факультета, я быстро ознакомился расписанием и прошел в огромную аудиторию, с расположенными амфитеатром сиденьями, там уже находилась большая часть курса, лица большинства были уже знакомы, все-таки глядели друг на друга во время экзаменов. Но все пока старались кучковаться группами, которыми были в совхозе, смеялись и обменивались воспоминаниями о смешных случаях и об отвальной. Все девочки моей группы сочли необходимым продефилировать мимо меня и поздороваться, а Воробьева еще и чмокнула в щеку. Наконец проревел звонок , мы все расселись по сиденьям и в аудиторию зашел наш куратор Борис Николаевич.
   Он нам зачитал списки групп, старост, и, наконец, представил нам старосту курса. На его просьбу представиться в середине зала встал высокий худощавый парень, со здоровенным бланшем под глазом, уже начинающим желтеть. Борис Николаевич пропел ему очередные дифирамбы о том, как защитник отчества поступил в ВУЗ, и что он уже кандидат в члены КПСС и с таким старостой мы не пропадем.
   После вступительной лекции мы разошлись по учебным комнатам. Когда я зашел и обвел глазами присутствующих, я понял, это я попал. Если в первой моей жизни я первый курс провел в казарме, где единственной женщиной была тяжеленная "Машка" ( короткое плоское бревно обернутое в несколько раз байковым одеялом, с ручкой) которую мы каждый вечер таскали по паркетному полу для наведения блеска, то сейчас на меня изучающее смотрели десять пар девичьих глаз.
   Итак, оказался я единственным парнем в группе, ну, что же, по крайней мере, борьбы за лидерство у меня не будет, я сам себе лидер. Я шел по узкому проходу и каждая девочка, мимо которой я проходил, отодвигалась в сторону, уступая мне место, я даже вспотел, так мне не хотелось просто так, кого-то обидеть, и поэтому, пройдя до последнего стола, сел рядом с незнакомой девочкой и громко объявил:
   -Всегда сижу за последним столом.
   Через несколько минут открылась дверь и к нам зашла высокая совершенно седая старуха.
  
   Через минуту я понял, что мое первое впечатление было несколько ошибочным, да ей было наверно за восемьдесят, но ее прямая спина, ровная походка и примечающие все глаза, делали ее моложе.
   -Здравствуйте товарищи студенты, на первом курсе и втором курсе я буду куратором вашей группы, и по всем вопросам, когда не будет хватать компетенции старосты или комсорга группы можете обращаться ко мне. Зовут меня Мария Эдуардовна, кроме того, я в вашей группе буду проводить занятия по анатомии, я являюсь доцентом этой кафедры. А сейчас мы должны выбрать в вашей группе еще и комсорга, я надеюсь, вы все комсомольцы.
   Я поднял руку:
   -Мария Эдуардовна, я староста группы Андреев Сергей, у меня предложение, может, мы отложим выборы комсорга хотя бы на неделю, за это время мы хотя бы немного познакомимся друг с другом.
   --Хорошо, Сергей я с вами согласна. Но только на неделю. Нам также нужно будет решить вопрос со сбором профсоюзных взносов и политинформациями. У нас традиционно старосты занимались сбором профсоюзных взносов, поэтому я думаю, что и сейчас наш староста будет этим заниматься.
   Я встал и сказал:
   -Мария Эдуардовна, ведь есть такая должность, как профорг группы, через неделю мы вместе с комсоргом выберем и профорга группы, и они будут заниматься комсомольскими и профессиональными вопросами, думаю, что мне вполне хватит организационных вопросов по учебе, контроля посещения лекций, получения стипендий и многое другое. Мария Эдуардовна, была поражена, похоже, в самое сердце, ее глаза, увеличенные толстыми стеклами очков, буквально пронзали меня, так она была возмущена.
   -Хорошо Сергей, я соглашусь с вами, но, чтобы через неделю все было сделано.
   Не прошло и пять минут перерыва после этого занятия, как к нам в учебную комнату прибежал посыльный, всех старост групп собирают в деканате..
   Когда я пришел в деканат, там были почти все старосты. Во главе сидел наш староста курса Олег Заров, светясь желтым синяком под левым глазом. Когда мы все также уселись за стол, он начал свою речь:
   - Товарищи, когда заокеанский империализм поднимает свою вонючую голову и угрожает существованию нашего государства, мы все должны ответить на это лучшей работой и учебой и поэтому, каждый староста раз в неделю будет мне сдавать подробный отчет о своих подчиненных, кто на какие лекции ходил, кто пропустил какие занятия, и не говорил ли, что-либо при этом, позорящее звание комсомольца..
   Да кстати я забыл, я получил журналы посещений для вас. Слушай ты, пацан! Да, да я к тебе обращаюсь, быстро одна нога здесь другая там принеси-ка мне эти журналы, они в 110 аудитории
   Вначале я даже не понял, что это обращение было направлено ко мне, но затем, до меня дошло, что сейчас решается вопрос о том, что буду ли я бегать в ближайшие пару лет по поручениям Олега, или буду самостоятельным и делать то, что считаю нужным.
   -Олег, а тебе не кажется, что свои косяки ты решаешь сам, сбегай и принеси журналы, я тебе не савраска.
   После моих слов в кабинете наступила гробовая тишина. Олег покраснел, и хотел, что-то сказать, но затем встал и вышел из кабинета.
   -Однако.- Подумал я, чем-то прищемили молодца, что он спокойно переносит такие наезды со стороны молодых, иначе он бы постарался меня додавить.
   Через пять минут Олег пришел с пачкой журналов и бросив на меня многообещающий взгляд, начал раздавать нам эти журналы. Наконец вся эта бодяга закончилась, и я ушел к себе в группу, достаточно довольным, потому что все это время мне хотелось применить свои навыки боксера, на буквально просившей второго синяка физиономии Олега Зарова.
   Я ушел к себе в группу, которую уже покинула Мария Эдуардовна и начал знакомится с девчонками, как назло в этой группе не было ни одного человека, что были со мной в совхозе. Я то надеялся, что это поможет быстрому установлению нормальных человеческих контактов.
   При беседе со своими одногруппницами, я сделал грустный вывод - одни заучки, было всего две три девочки, с которыми мне казалось, приятно общаться. Но это ничего не значило. Я должен был сделать свою группу лучшей и на этом фоне сам должен был выглядеть лучшим студентом, медицинского факультета.
   Следующий учебный день начался занятиями в в морфологическом корпусе университета, здесь мы должны были приобщиться к тайнам человеческого тела.
   Студентов приучали к мертвому человеческому телу постепенно. Это было выработано годами практики, поэтому мы в самом начале учили кости человеческого скелета. Конечно за годы работы, а затем и безделья большинство названий угасли в моей памяти, но стоило мне взять в руки позвонок, как все эти названия бурной волной стали подниматься из глубин подсознания. В перерыве, старшекурсники посвятили нас в довольно грустную историю. Оказывается, нашей группе крупно не повезло, что мы будем заниматься у Марии Эдуардовны. Дело в том, что возглавляла кафедру генерал-майор медицинской службы Анастасия Михайловна Сидорова, которой не нашлось профессорского поста в родной Военно-медицинской академии и она возглавила кафедру в Энске. И была она ученицей очень известного анатома России и СССР Владимира НиколаевичаТонкова и все студенты под ее руководством должны были изучать анатомию по учебнику этого автора.
   А вот Мария Эдуардовна была в свою очередь ученицей другого известного анатома Привеса Михаила Григорьевича и все ее ученики должны были заниматься только по учебнику Привеса.
   Надо сказать, что и профессор и доцент были между собой очень тактичны и общались в присутствии студентов только очень вежливо и культурно. Только вот студенту, учившемуся у Марии Эдуардовны, было очень нелегко сдать зачет или экзамен, Анастасии Михайловне и наоборот, а с первого раза этого не мог сделать никто. Лучше всех жили студенты, учившиеся у Андрея Игоревича, так как обе бабушки относились к нему, как своему внучку. После пары с Марией Эдуардовной, мы направились в главный корпус университета, где нас ждало первое занятие по физике.
   Когда мы расселись за столами, в аудиторию вальяжной походкой зашла женщина, которую я заметил еще на экзамене, Вертинская Ангелина Арнольдовна всплыла табличка из моей памяти. Оглядев нас и особенно меня, она сказала:
   Я рада начать первое занятие с первокурсниками, конечно, жаль, что медики так недолго изучают, этот важный и необходимый предмет, но так положено по программе.
   А вы молодой человек, я вас вспомнила, это ведь вы первым сдали работу по физике на экзамене, рада видеть, что все-таки преодолели все препоны и добились своего.
   Я слушал это удивительную женщину и волны воспоминаний рекой текли у меня в голове.
   Когда я в первой жизни в курсантской форме с пятью нашивками на рукаве вышел из КПП своей академии и столкнулся с двумя девчонками, которые то ли случайно, то ли специально караулили курсантов выпускников перед проходной, я извинился, и мы весело пошли гулять по набережной Невы
   . Одна из этих девушек, таки стала моей женой, и вместе со мной уехала к моему месту, службы на Дальний Восток. Однако будни отдаленного гарнизона быстро выбили всю романтику из головы моей любимой Лены, и когда я после месячных учений вернулся из тайги, то обнаружил, что ни Лены, ни ее вещей в комнате общежития нет, и даже нет записки, в которой хоть, что-то было бы объяснено.
   И сейчас, когда смотрел на Ангелину Арнольдовну, мне казалось , что в учебный класс вошла Лена, только повзрослевшая и приобретшая шарм светской львицы.
   Я даже не понимал, что говорила Вертинская на этом часе, в голове у меня было одно желание встать и обнять ее и целовать и целовать.
   -Андреев, Сережа! Я уже к тебе второй раз обращаюсь, ты поможешь мне отнести учебные пособия в лабораторию.- услышал я ее голос.
   -Да, да конечно Ангелина Арнольдовна.- Хрипло проговорил я так, что мои соседки даже засмеялись, и, встав, начали выходить из кабинета, в то время, как я, нагрузившись всякими стеклянными штуками, пошел за Вертинской в лабораторию. Когда я положил все это на стол, она стояла и смотрела на меня, слегка улыбаясь, и мне казалось, что в ее глазах, мелькают смешинки моей первой жены. Я не смог справиться с желанием и потянулся к ее губам, но она приставила палец к моему рту и, продолжая улыбаться, прошептала:
   -Не здесь и не сейчас, Иди Сережа, тебе пора на следующую пару.
  
   После учебного дня я шел домой и размышлял, не пора ли тебе Сережа возобновить тренировки, а то у тебя, несмотря на занятия, остается слишком много нерастраченной энергии, которую можно потратить с большой пользой. Поэтому, после прихода домой я собрался и отправился в школу бокса к своему тренеру.
   Николай Иванович встретил меня хмуро:
   -Сережа я все понимаю, учеба, поездка в деревню на картошку, но вопрос стоит так ты или занимаешься или нет, давай это сейчас и решим.
   -Николай Иванович клянусь! Больше ни одного пропуска, вот если только в сессию на сдачу экзамена.
   -Ну ладно, давай-ка я на тебя посмотрю. Даа, я то думал ты в этом сезоне дотянешь до хорошего среднего веса, а получается то наверно побольше. Пойдем к весам, посмотрим на что нам рассчитывать.
   Ну, вот восемьдесят один килограмм, и рост метр семьдесят девять, так что тебе придется посидеть на диете, пойдешь на соревнования полутяжем, сам, знаешь до восьмидесяти одного. А там посмотрим, если вес не удастся удержать, будем готовить из тебя тяжеловеса.
   И я с удовольствием вместе с моими товарищами по секции начал тренировки в новом учебном году.
   После тренировки с хорошей усталостью и слегка звенящей головой от пропущенных пары ударов, я заявился домой.
   Дома все были в сборе и уже поужинали. Мама поставила передо мной тарелку и села напротив.
   -Ну, все, сейчас начнется.- Подумал я.
   -Сережа, у тебя голова на плечах есть? А если есть, то скажи, пожалуйста, зачем тебе нужны эти тренировки. Ведь чемпионом мира ты не станешь, да и чемпионом нашего города тоже, у тебя учеба, нужно много запоминать, после ударов по голове, чем ты будешь запоминать? Молчишь? И правильно делаешь. А то, как дам половником по твоей глупой голове, последние мозги выскочат.
   Тут на выручку мне поспешила бабушка:
   -Дашка, не трогай парня, бегает на тренировки значит для чего-то ему нужно, может морду кому набить хочет, пусть ходит, все то мозги не выбьют. Может чемпионом станет, грамоту, какую дадут.
   -Мама, давай пока оставим эту тему, ты лучше расскажи, как дела у вас в больнице, как Таня Федорова поживает?
   Мама на полуслове застыла с открытым ртом:
   -А для чего это тебе нужно знать молодой человек? Ты уже натворил у нас дел, вся больница до сих пор вспоминает, заскучал что ли?
   -Мама, мне бы хотелось вернуться на свое рабочее место и продолжить работу санитаром, поэтому и спрашиваю.
   -А тебя хватит на учебу, тренировки да еще и на работу по ночам?
   -Надеюсь, что хватит.
   -Так вот Таня Федорова у нас уже месяц как уволилась, она выходит замуж и уезжает из Энска, так, что на работу тебя возьмут. Но если ты гад, снова что-нибудь сотворишь, то, по крайней мере, про мою больницу можешь забыть.
   -Мама, я прикинул, что два дежурства в неделю я смогу отработать спокойно, особенно если ночь с субботы на воскресенье. Только давай на этот раз будем уже все оформлять официально, трудовую книжку заведем, трудовой стаж лишним не будет.
   На следующий день учеба началась физкультурой, нас опять разделили по половому признаку и преподаватель долго разбирался, кого и куда направить, мне было легче многих, потому что после того, как я сказал, что занимаюсь у Ревина, наш физкультурник воспрял духом и воскликнул:
   - Ну наконец то первый боксер на медфаке да еще полутяж! Вот мы кому то ж.. надерем в этом году!- И с этими словами отпустил меня с занятий, сказав, что сегодня все равно будет ОФП, на которой мне делать нечего.
   Этот перерыв я решил использовать по полной программе, по рассказам своих товарищей учившихся в обычных вузах я знал, что такое получение стипендии и сколько времени. надо старостам на это дело, поэтому сегодня у меня в портфеле лежала большая коробка шоколадных конфет, привезенных из Ленинграда. Примерное расписания чаепития в бухгалтерии я знал, и заявился туда, как раз в тот момент, когда все женщины, собравшись за одним столом, разливали чай.
   Когда, постучав в дверь, я зашел в кабинет, на меня недружелюбно уставились несколько пар женских глаз.
   -Молодой человек, вы, что не видите, что мы заняты, дайте нам хоть раз в день попить чаю без ваших вопросов.- Наконец, высказалась самая пожилая из них.
   -Простите меня, пожалуйста.- Сказал я.- И выдал самую очаровывающую улыбку, какую только смог, сказал:
   - Я только хотел выяснить день и часы выдачи стипендии.- И сразу, не дожидаясь ответа, что все написано для непонятливых за дверями, произнес:
   -Ой, а что же вы с такими конфетами чай пьете, вы знаете, у меня есть коробка конфет из Ленинграда, вот, пожалуйста, попробуйте.- И снова, не дожидаясь ответа от, разинувших рты, бухгалтеров, выложил на стол коробку конфет и быстро ее распечатал.
   -Пожалуйста, угощайтесь.
   Лица переглядывающихся женщин смягчились, а пожилая женщина произнесла:
   - Ну, раз вы такой шустрый молодой человек, то может, вы и чаю попьете с нами?
   -Да, конечно, большое спасибо, буду очень вам благодарен.
   И я был посажен за стол, мне была налита чашка свежезаваренного настоящего индийского чая. Мы посидели несколько минут, и в это время меня допросили, кто я такой, на каком курсе учусь, и я познакомился с молодой женщиной-кассиром, которая назвала себя Ларисой и сообщила свой номер телефона в бухгалтерии, чтобы я мог позвонить и узнать когда мне можно будет придти за стипендией на всю группу. Через полчаса я вышел из бухгалтерии, перезнакомившись со всеми, и полностью решившим свою проблему на ближайший учебный год, надо будет только периодически приходить попить чайку со ставшими вдруг такими приятными и дружелюбными бухгалтерами.
  
   За неделю я достаточно хорошо наладил отношения со своими девочками, и если в первый день два они смотрели на меня, как на недостойного их внимания салагу, то к субботе они уже практически заглядывали мне в рот и просили совета, почти по каждой проблеме.
   И вот в понедельник, под бдительным оком Марии Эдуардовны сидевшей в уголке аудитории и наблюдавшей, как "дети буду выбирать комсорга", мы приступили к выборам. За неделю я уже все обдумал и, начав собрание, сразу же предложил в секретари очень ответственную девочку Свету Молодцову, у которой был еще и очень хороший почерк. В комсорги у меня была намечена Галя Пирогова очень активная, сующая везде свой нос особа, и в профорги я наметил очень хозяйственную медлительную девушку Надю Свистунову.
   Конечно со Светой мы уже обо всем договорились заранее, и собрание мы провели буквально в течение несколько минут. А все потому, что все достоинства кандидаток были в моем кратком выступлении обрисованы, самоотводов мы не принимали, а голосование как обычно проходило по принципу лишь бы не меня.
   Мария Эдуардовна, по-моему, была очень удивлена скоростью выборов, но ничего не сказала, и лишь сверкала стеклами своих очков. После собрания мы продолжили занятия с костями, причем Мария Эдуардовна, заметив, что я валяю дурака, решила проверить мои знания и проверила их так, что мы пробежали по костям месячный курс. Чтобы не удивлять моего преподавателя дальше, я сделал вид, что больше я пока ничего не знаю.
   После анатомии нас опять ждала физика и Ангелина Арнольдовна.
   На этот раз пара прошла спокойнее, чем в прошлый раз, но все рано Вертинская притягивала меня невидимым магнитом. В конце занятий она опять попросила меня помочь убрать все со столов, и мы остались с ней вдвоем, но сегодня она так не провоцировала меня, и я ушел с занятий не такой как на прошлой неделе, когда от эмоций я не мог даже хорошо соображать.
   Но все-таки быть единственным парнем в группе имело и свои минусы. Во время перерывов, девчонки шушукались между собой, по-видимому, кого-то обсуждая, делились своими мелкими секретами, мне же в эти разговоры хода не было. Я не курил, и поэтому под лестницу, где собиралась вся мужская половина курса во время перерыва в лекции я не ходил и обычно просиживал, эти перерывы в одиночестве, или решал какие-нибудь вопросы по учебе с теми, кому это было нужно. А нужно было в основном одно отметить присутствие на лекции в журнале посещений.
   Надо сказать, что мои девочки пока практически не уходили с лекций, всё наверно было еще впереди, а сейчас в начале семестра, такое для них было в новинку, как собственно и для меня.
   Потому что, вспоминая учебу в ВМА на первом курсе, я помнил только ранний подъем, зарядка, приборка в казарме, и затем занятия, на которых все время хотелось спать, да и эти занятия все время прерывались какой-либо срочной работой. Строем на завтрак, строем на обед и ужин. И отдохнуть можно было только после обеда на самоподготовке прямо на кафедре, так, как считалось, что в казармах мы будем заниматься чем угодно только не учебой, хотя конечно приходилось учить и в казарме. А уйти с лекции на первых трех курсах было просто невозможно. И никаких девочек, только во сне.
   И сейчас на первом курсе гражданского вуза, я чувствовал себя, почти как на курорте.
   Но по уходам, я объявил сразу, что на галочку в журнале никто может не рассчитывать.
   И пока среди моих одногруппниц это не вызвало какого либо волнения.
   С учебой же пока все пока было несложно. Высшая математика, основы которой нам преподавали, и химия меня ни сколько не напрягали. А вот история КПСС, которую у нас вела пожилая женщина доцент кафедры, напрягала, и не потому, что там было что-то трудное для запоминания, просто мне, знавшему очень много, как, это было на самом деле, было очень трудно удержаться от критического тона в своих ответах. Но что удивительно, мне писавшему конспекты ленинских работ в первой жизни пятьдесят лет назад, сейчас составлять их было очень легко, казалось рука, сама пишет, уже давно забытые тексты.
   Вскоре после разговора с мамой, я посетил отдел кадров больницы и был принят санитаром в операционный блок, пока на четверть ставки, я рассчитывал, что со второго семестра, когда я втянусь в учебу и работу, можно будет и поработать на полставки.
   В оперблоке меня встретили, как старого знакомого, да и мне все здесь было знакомо, и перемыто моими руками. Анатолий Григорьевич, увидев меня, заулыбался:
   -А вот и мой второй хирург появился, ну как, постоим еще у стола?
   -Если возьмете, с удовольствием.
   - Слушай Сергей, я еще тогда понял, что у тебя талант, так, что если будет возможность, в помощники возьму, конечно, не как в тот раз, но третьим поработаешь, тем более, что ты теперь вроде уже и коллега.
   А Валентина Ивановна удостоила меня отдельной беседы:
   -Сережа, ты у нас человек не новый, мы тебя давно знаем, работал ты хорошо, и претензий к тебе нет, но вот твоя мама и я тоже, хотим тебе сказать, чтобы ты вел себя более сдержанно. У нас работают две новенькие молодые медсестры, и смотри мне, что бы никаких ночных амуров здесь не было. Нам хватило и летних твоих приключений, ты меня понял.
   -Валентина Ивановна, торжественно обещаю никаких амуров.- И не удержавшись, спросил:
   -Валентина Ивановна, а если девушки сами на меня вешаться будут, что мне делать?
   -Я вам повешаюсь! Я вам всем так повешаюсь, что плохо станет! Смотри Сережка, договоришься у меня.- И с этими словами закончила разговор.
  
   Вечером 15 октября мы сидели дома, неожиданно бабушка, смотревшая телевизор позвала нас:
   -Даша, Сережа идите, послушайте, Никитку то скинули.
   И действительно диктор телевидения сообщила, что по состоянию здоровья Никита Сергеевич Хрущев покинул свой пост, и на его место выбран Леонид Ильич Брежнев и показали большую фотография Брежнева. На это все новости закончились. Но бабушка была очень взволнована:
   Ой, да что же теперь будет, надо наверно завтра бежать в магазин, а то соли у нас и спичек маловато.
   -Мама, вечно ты паникуешь, у нас наверняка будет партсобрание по этому поводу , и все проясниться, да и в газетах завтра сообщение будет, и я тебя прошу не называть так нашего руководителя, да еще при этом обалдуе, завтра еще ляпнет где-нибудь.
   Когда я на следующее утро пришел в университет, все были в возбуждении, со всех сторон слышались шепотки:
   -Это его наверно за кукурузу, или за целину.
   Когда кто-то в беседе заявил, что может, действительно Никита Сергеевич заболел, вокруг раздался веселый смех слушателей. Преподаватели ходили в растерянности, а пары по истории КПСС даже и не было.
   -Наверно получают инструкции.- Подумал я.
   К второй паре некоторые студенты уже принесли сегодняшние газеты, но в них также ничего не расшифровывалось, а было краткое сообщение и портрет Брежнева.
   И уже в коридоре кто-то напевал:

товарищ верь, придет она

на водку старая цена

и на закуску будет скидка

ушел на пенсию Никитка

   А я сидел и размышлял, что пока мое пребывание в прошлом на глобальные события в стране и мире никак не повлияли. И даже, то, что я спас Машу Сидорову пока никоим образом не отразилось даже на нашем городском уровне, а ведь это наверно гораздо более крупное вмешательство в прошлое, чем бабочка Брэдбери. Правда и время для накопления различий просто несравнимо.
   Но кроме шепотков и разговоров в курилке больше ничего не было, и ко второй половине дня всем было уже неинтересно, что там будет с нашим руководителем, речи которого еще несколько дней назад часами передавали по радио и телевидению.
   В понедельник, как обычно мы пришли на физику. Уже с начал занятий было видно, что Ангелина Арнольдовна чем-то озабочена, обычно всегда спокойная и улыбающаяся, сегодня она была, как мегера, накричала на двух девушек, на меня. Но постепенно вроде все вошло в колею. Когда я зашел с ней, как обычно в помещение лаборатории она сунула мне в руку бумажку и вытолкала вон.
   На бумажке был адрес и время и приписка, напечатанные на машинке: - Прочитаешь порви.
   На мое счастье ни тренировки, ни работы у меня сегодня не предвиделось. Придя, домой я поужинал, и сказал бабушке, что пошел в библиотеку и приду очень поздно, отправился в баню. Выйдя через час из бани весь намытый. я не спеша отправился по указанному адресу, я долго думал покупать цветы или нет, но потом решил, что в первый визит, который еще неизвестно чем закончится это не обязательно.
   Когда я зашел в подъезд и подошел к двери, у меня неожиданно появилось какое-то чувство робости:
   -Андреев, что с тобой, вспомни, сколько раз ты стоял вот так перед дверями любимых женщин, наверно это опять юный организм вытворяет такую штуку. И я решительно нажал на звонок.
   Открыли мне практически сразу, видимо Вертинская меня уже ждала.
   -Проходи Сережа раздевайся, не смущайся, у меня никого нет.
   И она провела меня в комнату. По порядку в квартире было видно, что она живет очень долго одна. Я присел у стола, стоявшего посреди комнаты. На столе стоял кофейный сервиз, и початая бутылка армянского коньяка. Вертинская была одета в открытое крепдешиновое легкое платье, которое изящно облегала ее фигуру и когда она присела напротив меня на стул, складки платья обнажили почти полностью ее ноги. Но в этот момент, по-моему, это ее не волновало, скорее всего, она это даже не заметила. Я видел, как нелегко ей начать разговор и поэтому я просто сел рядом с ней и, обняв ее начал целовать ее шею, грудь, губы, а потом поднял и понес на кровать, стоявшую в дальнем конце комнаты. Она, по-видимому, не ожидала такого начала с моей стороны, но полностью покорилась моим рукам и послушно делала все, что я хотел. Через час мы сидели за столом, и она пыталась налить мне немного коньяка. Но я, помня о возвращении, домой, категорически отказался, и согласился лишь на кофе.
   Ангелина же сидела передо мной, ее шелковый халатик был распахнут и открывал мне для обозрение все ее великолепное тело женщины в расцвете лет, Мы сидели и вели разговор ни о чем, она до сих под не могла придти в себя после моего напора.
   -Ты знаешь Сережа, я ведь в первый раз заметила тебя на экзамене, когда ты смотрел на меня и раздевал глазами и это был взгляд взрослого мужчины, и когда потом, на первом занятии ты смотрел на меня, я поняла, что пойду на все, но ты будешь у меня в постели.
   Ты так меня удивил, я думала про себя, что, как тебе взрослой женщине, не стыдно соблазнять мальчишку и ничего не могла собой поделать. Но сейчас я начинаю думать, а кто кого соблазнил.
   Но я ее уже не слушал, и подхватив на руки, понес на постель и мы снова на какое-то время выпали из окружающего мира.
   Когда я уходил, на ее лице были слезы:
   -Сережа я все понимаю, нам не следует встречаться, но я не могу преодолеть себя, пообещай, что придешь, если я позову. И пожалуйста, прости, за эти слова, я надеюсь, что того, что произошло между нами никто и никогда не узнает.
   -Ангелина, я не обижаюсь, потому что ты ведь еще совсем не знаешь меня, но обещаю, что все это останется только между нами.
  
   Я шел домой, холодный октябрьский ветер обдувал мое разгоряченное лицо, и успокаивал мысли. На душе одновременно было и хорошо и немного грустно. Наверно грусть была оттого, что мне было хорошо понятно, что никакого будущего у нашей связи нет. Может еще несколько раз эта женщина позовет меня к себе, но затем этому все равно придет конец. А если об этом еще и узнают, то и как преподавателю ей больше здесь не работать.
   Когда я пришел домой и разделся, и сел за стол бабушка долго меня разглядывала:
   -Сережка признавайся, как на духу, где был? Бабой от тебя пахнет. Небось, на свиданку бегал вместо библиотеки. Давай признавайся, матери не скажу.
   -Что же за существа эти женщины. - Думал я.- Ведь специально не пил коньяк, час бродил по улице, а все равно вычислила в пять секунд.
   -Бабушка, ну что ты говоришь, я в библиотеке с кем за столом сижу, да там одни девчонки отираются, а парни вместо учебы только курят под лестницей.
   -Ой, врешь ты как Троцкий, парень, ну ладно твое дело молодое, бегай пока есть за кем.
   На этом наш разговор завершился и принялся за поздний ужин.
   Шли дни, учеба давалась мне легко, давно забытые знания всплывали из глубин памяти, иногда удивляя меня самого. С Вертинской я вел себя, как обычно, хотя по ней было видно, что она нервничает, наверно не очень верит обещаниям молодого парня держать все в тайне. Но после нескольких дней было заметно, что она успокоилась и вновь с интересом стала поглядывать в мою сторону, и это даже заметили мои девчонки, которые со смехом однажды сообщили мне, что Вертинская ко мне явно неравнодушна, и поэтому физику я могу не учить.
   В ночь с субботы на воскресенье я отправился на свое очередное дежурство. Когда я пришел, оперблок как обычно уже был пуст. Только в сестринской слышались голоса. И громкий конечно принадлежал Прасковье Игнатьевне, та учила уму разуму молоденькую медсестру, которую похоже сегодня в первый раз оставили на ночное самостоятельное дежурство. Я поздоровался с ними и ушел переодеваться, думая, что сейчас Прасковья в красках опишет этой девочке, какой я страшный сердцеед. Придя обратно в сестринскую, я узнал, что медсестру зовут Света и что она ужасно боится, что не справиться со своей работой. Мы сели пить чай. Потом я с Прасковьей Игнатьевной принялся за свою работу.
   Как всегда неожиданно зазвонил телефон, и Света сообщила нам, что к нам везут больную и надо готовить операционную. И действительно через минут двадцать к нам на лифте подняли полную женщину средних лет, она лежала обнаженная, закрытая только простыней , на каталке и тревожно озиралась вокруг.
   Мы помогли ей перелечь на операционный стол и стали ждать дежурного хирурга. Вскоре в операционную зашел Анатолий Григорьевич довольный собой, видно было, что он в очень хорошем настроении. Он пошел к больной и ободряюще сказал:
   - Не беспокойся милая, все сделаем, как в лучших домах Лондона и Парижа.
   Увидев меня, сказал:
   -Ага, вот и коллега, ну давай засекай время, сейчас я этот аппендицит сделаю за тридцать минут.
   Мне такая самоуверенность очень не понравилась, но я то санитар и мое дело санитарское.
   Света, явно волнуясь, делала свое дело, быстро поставила перегородку перед головой больной, чтобы та во время операции не видела ничего. Я же в это время привязывал ее руки и ноги широкими ремнями к столу. Вскоре больная была подготовлена, и открытым оставалось только операционное поле.
   Анатолий Григорьевич уверенными мазками корнцанга с тампоном провел обработку поля йодом и взял в руки шприц с новокаином. Он хорошо работал один и, проведя послойную анестезию новокаином, взял в руки скальпель, уже протянутый Светой и уверенно сделал разрез. При этом он подмигнул мне:
   -Видишь, как работаю.
   Я знал, что в больнице между хирургами идет негласное соревнование, за самый маленький разрез при аппендэктомии, и этот разрез был не более пяти сантиметров.
   Анатолий Григорьевич ловко перевязал мелкие сосуды подкожножировой клетчатки и перешел на мышцы. Разрезав мышцы и брюшину он быстро прификсировал ее зажимами Микулича к операционному белью и подмигнув мне, вновь посмотрел на часы. Да, за десять минут доступ к брюшной полости был готов.
   Но дальше у него дело не пошло так быстро, разрез был небольшой и в брюшную полость, проходили только три его пальца, и он никак не мог выделить и вывести наружу аппендикс, которого на обычном месте и не оказалось. Уже без улыбок и взглядов на часы, он продолжал свои безуспешные поиски, а время шло и больная начала проявлять уже беспокойство, мы стояли у стола уже больше часа. Наконец, все-таки искомый отросток был найден под слепой кишкой и выведен наружу, даже без гистологического исследования было видно, что ему немного оставалось до флегмонозного. Воспрявший духом хирург, быстро удалил ненужную часть организма и тщательно ушил отверстие в слепой кишке. Но вот когда Анатолий Григорьевич пошел на ушивание операционной раны, начались проблемы, время уже прошло около двух часов и анестезия уже заканчивалась и когда он воткнул иголку с кетгутом в край операционной раны больная закричала и из раны от повышения давлении в брюшной полости вылезла гроздь тонких кишок. Убирая их внутрь тупфером он, взглянув на меня, приказал:
   Быстро мыться!
   Когда через десять минут я намытый встал напротив него, он скомандовал:
   Держи кишки тупфером, чтобы они не выходили, когда больная закричит.
   Я добросовестно пытался это сделать, но после каждой попытки начать шитье, женщина кричала и опять все эти кишки вылезали наружу. Еще через пятнадцать минут наш упрямец сдался:
   -Надоело, вызывайте анестезиолога.
   Через пять минут пришел, как всегда невозмутимый Михаил Абрамович . Еще через пять минут больная мирно спала, и дала возможность вспотевшему Анатолию Григорьевичу закончить свою работу.
   Я убирая операционную думал, о том, что самоуверенность бывает, подводит даже самых классных специалистов, и что мне тоже не мешало бы избавиться от такой излишней черты моего характера.
   В среду у нас как обычно после занятий по группам, весь курс собрался на лекцию по истории КПСС, ее вела профессор кафедры пожилая женщина Мария Васильевна Шарапова.
   Наша аудитория с высоко поднимающимся амфитеатром сидений была заполнена почти до отказа. Через минут десять после начала лекции многие начали обращать внимание на странное поведение старосты нашего курса Олега Зарова, тот сидел на крайнем к центральному проходу месте, где-то в пятнадцатом ряду и, закрыв глаза, покачивался на стуле. Преподавателю снизу это вряд ли было видно.
   Неожиданно Олег покачнулся и, выпав в проход, покатился вниз по ступенькам, и скатился прямо к ногам удивленно глядящей на него Марии Васильевны. Через минуту, он встал и, пробормотав, что ему плохо с животом побежал к дверям, но перед дверями остановился, и его вырвало прямо на эти двери, после чего он распахнул их и удалился.
   Больше его в этот день мы не видели. А когда Мария Васильевна вышла в поисках уборщицы, весь курс принялся обсуждать, где и по какому поводу Заров так успел нажраться.
   К удивлению всех присутствующих Мария Васильевна всерьез приняла объяснение Зарова о больном животе, и после того, как уборщица, убрала все, что пил и чем закусывал Заров, она, сказав что-то о бедном больном мальчике, продолжила лекцию.
   Все бы это было просто смешно, но как оказалось для меня это имело далеко идущие последствия.
   На следующий день в деканате имела место следующая беседа, в которой участвовали декан факультета, наш куратор курса, парторг и один из студентов со звучной фамилией Бернштейн, которого наши преподаватели допросили первым.
   -Так вы утверждаете Семен, что Зарову было не плохо, а он был пьяным?- Первым задал вопрос наш куратор .
   -Да Борис Николаевич, я сам был свидетелем, как Заров пил водку прямо из горлышка за зданием факультета с каким -то мужчиной.
   -Семен, а как на курсе восприняли этот случай?- Спросил парторг.
   -Да, как восприняли, все смеются, говорят классный кандидат в партию, хоть и пить не умеет.
   -Ну, все, спасибо Семен, за информацию, надеюсь, вы и дальше будете нам сообщать о подобных случаях на курсе.
   -Конечно Борис Николаевич - это мой долг, как комсомольца.
   И после того, как Бернштейна отпустили, собравшаяся троица принялась обсуждать сложившее положение.
   -Да, товарищи наша партийная организация и я том числе, совершили ошибку.- начал каяться парторг.- И теперь нам надо решить этот вопрос, ясно, что Заров не может быть старостой курса, авторитета у него больше нет.
   Борис Николаевич взял слово:
   -Товарищи, у меня есть предложение, на первом курсе неплохо зарекомендовал себя староста 109 группы Андреев Сергей, он пользуется авторитетом в своей группе, сумел организовать там сплоченный коллектив за это время, учится он на отлично, спортсмен, и даже успевает работать санитаром в больнице. Очень целеустремленный молодой человек, я предлагаю его в старосты курса, несмотря на то, что он моложе всех по возрасту.
   Поговорив еще немного, все присутствующие приняли предложение Мыльникова.
   Когда на следующий день меня вызвали в деканат, и Мыльников озвучил мне свое предложение, моей первой мыслью было категорически отказаться, у меня и так хватало забот. Однако, взвесив все преимущества, которые дает такая должность, я все-таки согласился.
   После этого разговора я пришел в группу, там все знали, и был уже почти траур, девочки привыкли, что все проблемы решаются сами собой, а тут такая непруха. Но я быстро все привел в нужное русло, сообщив, что кандидатуру старосты группы я уже обговорил, и ей будет Молодцова, да и я остаюсь в группе, так, что все желающие могут обращаться прямо ко мне.
   Олега Зарова мы тех пор не видели, но вскоре прошел слух, что ему представили академический отпуск по болезни и он начнет учебу в следующем году снова.
   Надо сказать, что особых забот у меня после того, как я стал старостой курса не прибавилось, только приходилось еженедельно бывать в деканате, где периодически разбирались вопросы связанные с нашим курсом.
   Одним из первых таких вопросов вскоре и возник.
   Две наших девицы пришли вечером в анатомичку поработать с препаратами, то бишь с костями. Кости человеческого скелета лежали в учебных кабинетах, в ящиках со стеклянными крышками и любой желающий мог взять необходимую кость и изучать ее сколько нужно. Так и эти две девицы сидели вечером и учили все бугристости, бороздки и все остальное. Но тут появился один не отличающийся большим соображением однокурсник, который якобы мешал им учиться, и не мудрствую лукаво, девушки закрыли дверь изнутри на бедренную кость. А этот, уж не знаю, как его назвать, придурок, так рвался в двери, что сломал эту кость. И надо же такому случиться, по коридору в это время, собравшаяся уйти домой, шла наша завкафедрой.
   Что там было, я уж не знаю, но когда я на следующий день пришел в деканат, Анастасия Михайловна в гневе кричала о глумлении над человеческими останками, что эту троицу необходимо исключить из комсомола, и что они недостойны, учиться на медицинском факультете.
   После того, как все желающие преподаватели выступили, наш комсорг, что-то начала лепетать, о том, что это хорошие студенты, и мы их накажем по комсомольской линия.
   И наконец слово взял я.
   -Уважаемые товарищи, что вчера произошло? Две студентки, чтобы им не мешали готовиться к занятиям, закрыли дверь на человеческую кость, а студент, не зная, на что закрыта дверь, сломал эту кость. Да они совершили проступок. Но вправе ли мы их наказывать. Ведь этим девочкам всего по семнадцать лет, до этого они никогда не имели дела с человеческими останками. А кто им объяснил, что так делать нельзя, ведь не заложены природой такие знания в наш мозг, мы в течение всей своей жизни осознаем такие вещи, и считаю, уважаемая Анастасия Михайловна, что это недоработка вашей кафедры, я внимательно слушал ваши лекции, вы нам очень хорошо рассказываете о строении человеческого тела, но вы ни разу до этого случая, не говорили нам о том, как бережно мы должны обращаться с изучаемым материалом. Так, что, по моему мнению, этих студентов конечно нужно наказать каким-то образом, но говорить об их исключении нельзя.
   Во время моей речи Анастасия Михайловна внимательно смотрела на меня и по ее щекам поползли красные пятна, но больше в течение последующего обсуждения не сказала ни слова. И этих двух девиц оставили учиться дальше.
   После моего ухода в деканате разгорелась бурная дискуссия, и ее начала Анастасия Михайловна
   -Послушайте! это что у нас делается, яйца курицу учат, что он себе позволяет, сопляк, учить меня, да я таких, как он сотни выпустила и все обо мне с благодарностью вспоминают.
   -Анастасия Михайловна, но ведь Андреев правильно сказал, это ваша недоработка.- С удовольствием, напомнил Мыльников, недолюбливавший Сидорову за вздорный характер.
   - Ну да, признаю, моя недоработка, но кто это говорил? Мальчишка!- по прежнему негодовала Анастасия Михайловна.
   -Ну, успокойтесь товарищи.- Вступила в разговор декан, сама являющаяся зав. курсом психиатрии и поэтому выступающая чаще всего в роли арбитра.- Мы уже все обсудили, и у меня большая просьба к вам Анастасия Михайловна, зная ваш характер, я попросила бы вас при оценке знаний Андреева, отнестись к нему объективно.
   -Аа, вы опять меня упрекаете в необъективности, да если бы кто-нибудь из них знал анатомию, как ее надо знать, тот бы одни пятерки получал! - Воскликнула Анастасия Михайловна, но уже в пустоту, потому, что все ее коллеги уже расходились из кабинета декана.
   И пару недель Сидорова принципиально не замечала меня в коридорах анатомички, и чуть ли не отворачивалась при встречах, зато Мария Эдуардовна, светилась от счастья и ласково называла меня Сереженька.
   Но буквально через несколько дней, на очередном занятии Мария Эдуардовна уличила меня в том, что я не хожу в анатомичку, и не изучаю препараты в натуре, на, что я, не подумав вытащил из портфеля атлас Тонкова и показал ей по какому учебнику я занимаюсь. При виде этого атласа Марию Эдуардовну, похоже, чуть не хватил удар, она смотрела на меня через толстые стекла своих очков и только разевала рот. Вся группа замерла.
   -К костям!- закричала она. Я подошел к столу, где лежали кости для сегодняшнего занятия, она указывала указкой на кость а я повторял по латыни все, на что она указывала, постепенно темп ее вопросов нарастал. Она уже указывала на кости, которые мы еще не проходили, я все отвечал. Наконец она уже вошла в раж и, сдернув простыню с препарированного трупа мужчины, над которым работали студенты второго курса, она начала почти тыкать указкой в мышцы. Меня тоже уже захватил азарт, и не думая об осторожности, я говорил и говорил латинские названия. Никто даже не заметил, что в дверях кабинета стоит Сидорова, и удивленно открыв рот, наблюдает за происходящим. Наконец и она не выдержала и, войдя в кабинет, схватила вторую указку и стала гонять меня уже по спланхнологии, затем нервы, сосуды и где-то, через двадцать минут такого марафона, обе бабушки уселись на стулья, молча, глядя друг на друга, а мои девочки сидели, как мышки боясь пошевелиться.
   Наконец подала свой командирский голос генерал-майор медицинской службы Сидорова:
   -Студент Андреев!
   -Я!- вскочил я со стула.
   -Зачетка с собой?
   -Да, пожалуйста, возьмите Анастасия Михайловна.
   И Сидорова, раскрыв зачетку, поставила зачет за первый курс и жирную пятерку по анатомии за первый семестр второго курса.
   -И пусть кто-нибудь хоть слово скажет, я пока решаю, кто чего достоин на моем предмете.- Заявила она.
   Воскресным вечером, все мы сидели дома, бабушка смотрела телевизор, мама занималась своим любимым делом вышиванием крестиком на пяльцах, Лешка пыхтел над уроками, пробегав весь день, играя в футбол, А я сидел и раздумывал над своим будущим. Неожиданно раздался звонок в дверь, мы никого не ждали и поэтому вопросительно смотрели друг на друга. Мама, отложив вышивку, пошла к дверям. Когда она снова вошла в комнату, за ней шла наша заплаканная соседка тетя Роза.
   -Даша, послушай, может хоть Сережа посмотрит маму, она совсем плохая, я два раза скорую вызывали, так они приедут и ничего не делают, говорят у вашей бабушки проблемы с кишечником. Вызывайте участкового врача, пусть назначает лечение. А ведь я свою маму знаю, она просто так не сляжет.
   -Роза, да ты с ума сошла, мой Сережка на первом курсе только учиться начал, что он понимает.- Возмутилась моя мама.
   Ага, ничего не понимает, он у тебя на два года раньше школу закончил, да такого умника у нас в городе больше и нет. Может он получше чем врачи разберется, сама ведь хвасталась, что на одни пятерки учится.
   -Мама, ну что спорить, давай я схожу и посмотрю, от этого ведь никому хуже не будет. -Сказал я.
   -Ну, ладно пойдем, только я с тобой тоже пойду, видела я всяких больных, может, что и посоветую.
   Когда мы втроем зашли в комнату к больной, я сразу понял, что дело здесь серьезно. Заострившиеся черты лица, тяжелое дыхание, все говорило о серьезной патологии.
   -Тетя Роза расскажите, пожалуйста, как заболела ваша мама?
   Так, вот, три дня назад пожаловалась, что живот болит, понос у нее один раз был, потом слабость, потом слегла, а с вчерашнего дня не ест, только ложку чего съест, и рвать начинает. Врачи, когда приехали живот, посмотрели, сказали, что мягкий, ничего хирургического нет. А она по большому с тех пор ни разу и не сходила. А сегодня и разговаривать плохо стала, я к вам и побежала.
   -Ну давайте я посмотрю.
   Я присел на табуретку у кровати Евгении Ивановны и проверил пульс. Пульс был слабого наполнения и почти сто двадцать ударов минуту. Когда начал спрашивать старушку, где у нее болит, она только показывала на живот, говорить она почти не могла. Язык был сухой. Тетя Роза услужливо открыла мне ее живот, опустив рейтузы до лобка. Я положил руку на живот, действительно живот был мягкий, кожа на животе была сухая и моя ладонь при пальпации ощущала пульсацию брюшной аорты.
   Я решительно опустил рейтузы у больной до колен и взору всех присутствующих, открылась почти черная шишка в левой паховой области, возвышающаяся над кожей сантиметра на три.
   Ну, вот диагноз ясен, эти мудаки со скорой, даже не удосужились, как следует раздеть больную. Ущемленная бедренная грыжа, уже с некрозом и кишечная непроходимость. Я мысленно оценил шансы больной на успешное оперативное вмешательство, они были очень низки. Но все равно надо было, что-то делать.
   Сережа, а что это у мамы, у нее раньше была здесь какая-то мягкая опухоль под кожей, а теперь такая чернота?
   -Грыжа у нее ущемилась тетя Роза, ее в больницу надо срочно на операцию, я сейчас позвоню, и ее увезут на скорой.
   Мы с мамой пошли к себе, она молчала и странно смотрела на меня. Дома я позвонил на скорую и, представившись студентом медфака, не называя курса, сообщил, что мной осмотрена женщина, и у нее выявлена ущемленная бедренная грыжа и кишечная непроходимость и пусть скорая быстрее везет ее в больницу, исправляет свои косяки.
   Диспетчер стала возмущаться, говорить, что к этой больной уже два раза без толку ездили. На что я сказал:
   - Вам и так приличные неприятности светят, так, что не усугубляйте свои проблемы. После чего мой вызов приняли, и через минут двадцать, скорая подъехала к нашему дому и еще через насколько минут Евгению Ивановну на носилках погрузили в машину.
   Когда я закончил разговор, его начала мама:
   -Сережа, ты знаешь, с этой весны ты так изменился, и хотя вроде эти изменения в лучшую сторону, но мне не по себе. Ты ведешь себя, как взрослый, уверенный в себе человек, я уже даже не могу к тебе обращаться как раньше, мне иногда кажется, что ты старше меня. Что с тобой происходит? Может это признаки, какого-то психического заболевания, тебе надо обязательно показаться психиатру. Я слышала, что шизофрения может так начинаться. Сережа, я тебя очень прошу, сделай это для меня, я хоть успокоюсь.
   -Мама, ну ты скажешь, это даже не смешно. Хорошо, я схожу к психиатру и даже принесу от него тебе заключение, ты довольна?
   -Ой сынок, ну причем тут это, я просто боюсь за тебя.- И она заплакала.
   -Ну ладно мамочка, успокойся, все хорошо, это я твой сын, Сережка, может мне что-нибудь натворить, чтобы ты успокоилась.
   -Ну, все, все, успокоилась, ничего творить не надо, иди, занимайся своими делами, но к психиатру сходишь.
   Следующих день начался, как обычно, у нас была пара по английскому языку, первый семестр мы должны были заниматься грамматикой, и переводить определенное количество текста, в студенческом жаргоне это были тысячи. На английском по знанию грамматики я особо не выделялся, но все тысячи сдал за один раз, переведя с листа, изумленной преподавательнице, весь английский журнал "Ланцет" .
   И вот, когда мы сидели в кабинете, к нам заглянула секретарь декана:
   -Андреев пойдем, с тобой хотят поговорить.
   Когда мы зашли в кабинет декана я увидел там зав.кафедрой общей хирургии Марушева Егора Николаевича, про которого в студенческом фольклоре говорилось так;

Из-за леса из-за гор

Едет дедушка Егор

Он мужик дремучий

Хирургии учит

  
   Тот задумчиво посмотрел на меня и спросил:
   - Так значит, ты и есть Андреев Сергей? - И не дожидаясь ответа, продолжил:
   - Сегодня ночью оперировали больную с ущемленной грыжей в нашей больнице, она, к сожалению, умерла, не выдержала наркоза.
   Но мне, на разборе этого случая на пятиминутке, сообщили, что диагноз больной поставил ты. К тому же Анатолий Григорьевич, который на добрые слова вообще то скуп, очень тебя хвалил. Он пишет кандидатскую диссертацию под моим руководством, и я доверяю его словам. У меня к тебе предложение. Хотя ты сейчас на первом курсе, но я лично приглашаю тебя в кружок хирургов, который работает у нас на кафедре, его членами могут стать студенты с третьего курса, но мне бы хотелось видеть тебя у нас.
  
   Я стоял и думал, что же делать, наверно придется согласиться, отказ от такого предложения будет уж совсем удивительным.
   - Спасибо Егор Николаевич, я очень рад вашему предложению, не ожидал, что лично вы будете меня приглашать, даже как-то неудобно.
   _ -Ничего страшного талантливые люди нам нужны, так что ждем тебя на ближайшем заседании, План занятий вывешен на кафедре в больнице, так, что во время дежурства в оперблоке можешь подойти и переписать.- И с этими словами он удалился.
   Я же воспользовался ситуацией и, постучавшись, зашел в кабинет декана. Юлия Николаевна приветливо улыбнулась мне:
   -Ну проходи возмутитель спокойствия, с чем пожаловал?
   -Юлия Николаевна, тут у меня такое дело, в общем, моя мама озабочена моим ранним взрослением и очень переживает по этому поводу, она вчера даже плакала и просила меня проконсультироваться у психиатра. Может, вы мне поможете, и поговорите со мной и напишите заключение для нее, чтобы она успокоилась.
   - О господи, чего только родителям в голову не придет, я невооруженным глазом вижу, что у тебя все хорошо.
   Кстати, мне недавно друг из Москвы прислал перевод Миннесотского опросника, их кафедра недавно стала с ним работать, мне будет интересно посмотреть, как ты с ним справишься, ведь все-таки ты очень неординарная личность.
   Так, что давай садись и поработай, тут всего пятьсот вопросов, за пару часов справишься.
   Я сидел и заполнял опросник, который в мое время уже был настольной книгой медицинских психологов, и без которого не обходилось ни одно приличное обследование. А я сейчас присутствовал при первых попытках работать с ним.
   После того, как я справился с ответами на вопросы, Юлия Николаевна, посмотрела результаты, чему-то улыбнулась и, наконец, спросила:
   - Сергей, как зовут твою маму?
   И после моего ответа села и написала записку:

Уважаемая Дарья Васильевна, у вашего сына Сергея в

настоящее время никаких психических заболеваний не

выявлено, он полностью психически здоров

зав. курсом психиатрии Полищук Ю.Н.

   И поставила печать деканата.
   - Огромное спасибо Юлия Николаевна.- Сказал я и отправился по своим делам.
  
   За всеми заботами время шло незаметно. Приближался Новый год. И в один из вечеров мне позвонила Аня и обиженным голосом стала мне выговаривать, что я совсем забыл про нее, и даже за последний месяц ни разу не даже не сделал попытки встретиться с ней.
   - Я знаю Сережа, что ты очень занят, но мог бы и найти время для меня.- Обижалась она:
   - Но сейчас я звоню, чтобы пригласить тебя на вечер в школе двадцать восьмого декабря, приходи обязательно, а то совсем обижусь на тебя, я по тебе очень скучаю и хочу увидеть.
   - Хорошо Аня я обязательно буду, прости что редко встречаемся , очень много навалилось всего, когда встретимся, расскажу.
   Мама с бабушкой внимательно слушали мой разговор и многозначительно переглядывались. Когда я положил трубку, то мама начала первой:
   -Сережа, как тебе не стыдно, задурил девочке голову, а сам в кусты, давай думай или сразу ей скажи, что надоела, или если нет, то иди, куда там тебя зовут?
   - Аня приглашает меня на Новогодний вечер в школу, двадцать восьмого числа.
   - А ты пойдешь?
   -Ну что ты спрашиваешь, вы ведь обе все внимательно слушали, да пойду.
   -А вот если пойдешь, в чем.- Сразу обеспокоились обе следовательницы.
   И весь вечер решался вопрос покупать мне новый костюм или нет, потому, что вся одежда прошлого года, была мне катастрофически мала. И триумвират решил, что завтра мне будет куплен новый костюм, тем более, что впереди еще Новогодний вечер на медфаке и сессия.
   И вот снова я иду по моей школе, пахнет хвоей, в актовом зале слышна музыка, радостные возгласы, сегодня вечер только для старшеклассников, поэтому в школе только десятые и девятые классы. Мои одноклассники встретили меня радостно, стали расспрашивать об учебе, и сами рассказывали о своих делах, и я сразу почувствовал себя старым и мудрым учителем, который внимательно выслушивает все проблемы своих воспитанников. Уж очень разной была моя теперешняя жизнь и учеба в школе. Неожиданно мне кто-то закрыл глаза, и я сразу безошибочно спросил:
   -Аня ведь это ты?
   Руки с глаз ушли и, обернувшись, я увидел Аню. Последний раз мы с ней встречались в октябре, когда я приходил в школу к Розенбергу, и с тех пор, только несколько раз поговорили по телефону, моя учеба, работа и тренировки отнимали, практически все мое время. Вроде бы прошло всего два месяца, но Аню было не узнать , она стояла передо мной в изящном синем платье, в туфлях на каблуках и самое главное не с косами , а с короткой стрижкой, так, модной в этом году. И это уже не была девочка подросток, которую мне хотелось утешить и ободрить, это была уже почти сформировавшаяся девушка, понимающая свою привлекательность, радостно улыбающаяся мне.
   -Сережа, наконец, я тебя увидела! Ты совсем пропал, наверно увлекся своими девушками их ведь у вас полно.- И в ее голосе проскользнули ревнивые нотки.
   -Анечка, поверь, мне не до девушек, у меня столько проблем, мне с ними бы разобраться. А сегодня давай забудем о делах, будем просто встречать Новый Год.
  
   В это время в деканате, где также вечером понедельника, в кабинете декана сидели главы кафедр, решившие слегка встретить Новый год, происходил следующий разговор;
   Анастасия Михайловна, с момента, как зашла в кабинет, еще ни с кем не общалась, но при этом она, отказавшись от белого вина, лихо опрокинула рюмки три водки и сейчас сидела раскрасневшаяся и с боевым видом. Егор Николаевич Марушев старался в ее сторону не смотреть и тоже не отставал от других в принятии спиртного.
   Неожиданно для всех Анастасия Михайловна нарушила свое молчание:
   -А вот от вас Егор Николаевич я такого поступка не ожидала! Вы мне все планы поломали! Зачем вам еще один хирург, он у вас на кафедре все равно годами будет вам инструменты подавать? А мальчишка-талант, да я из него такого анатома сделаю, он у меня, уже бы на шестом курсе кандидатскую писал. Но мы еще посмотрим, кто кого, я Андрееву завтра предложу работу на кафедре, и увидим, кто победит. А то, как же, все только вам. Но я вашу гнилую сущность и мотивы ему объясню.
   -Анастасия Михайловна, позвольте, почему вы так со мной разговариваете и оскорбляете, я ведь вам не мальчишка.
   -А кто же ты есть, когда я в сорок лет в санитарном поезде сутками, ночами в операционной стояла, ты еще в институте учился, и знать не знал, кем будешь. А теперь всех ребят приличных подбираешь... Не отдам!
   -Товарищи, товарищи профессора, успокойтесь.- Взывала к сцепившимися преподавателями декан.- Ведь ничего еще не произошло, всего лишь Андрееву, Егор Николаевич предложил посещать кружок на кафедре и больше ничего.
   -Знаем мы, какое это ничего, все ему чего.- Продолжала ворчать успокаивающаяся Анастасия Михайловна.
  
   Ничего, не зная о подобных разговорах, я выбросил, все проблемы из головы, и стоя рядом с Аней, кричал:
   - Елочка зажгись!
   И вместе со всеми слушал речи деда Мороза и его поздравления с Новым годом. Все были веселы и оживлены. Практически все ребята были трезвые. Все парни, которые отличались подобным, покинули школу в этом году и учились сейчас в техникумах или ФЗУ.
   После торжественной части, начались танцы, ради которых собственно все и собрались. К моему удивлению Аня не стояла, ее все время приглашали танцевать, и она с удовольствием покидала меня, бросив лишь извиняющий взгляд. Наблюдая за ней весело танцующей с другими, я к своему удивлению почувствовал, что ревную, это было очень странное чувство еще ни разу не испытанное мной в этой жизни. И Аня, как будто почувствовав, что добилась своего, подошла ко мне и больше до конца вечера от меня не отходила.
   А когда зазвучала песня "Падает снег" в исполнении Сальваторе Адамо на меня так нахлынули эмоции, что даже не заметил, как в танце совсем прижал Аню к себе, обняв ее за талию, а она обняла меня за шею, и мы двигались в такт под музыку, забыв обо всем. Пока на моем пути не оказался Исаак Наумович, укоризненно качающий головой, указывая на абсолютно не "пионерское расстояние" между нами. Но мне в этот момент было абсолютно все равно, что думает наш директор. Лилась чудесная музыка моей молодости. У меня в руках была, гибкая талия красивой девушки и все было прекрасно.
   Мы с Аней шли домой после вечера, было тихо, снег тихо падал на землю огромными хлопьями, почти, как в недавней песне.
   Это, было какое - то ощущение де жа вю, как будто - это уже было и повторяется снова и снова, оставляя после себя привкус горечи и печали и одновременно надежды и радости.
   Мы долго шли молча, пока Аня вдруг не сказала:
   -Сережа, до меня ведь только сейчас дошло, что я тебе сейчас совсем не интересна, ты учишься в университете, вокруг тебя все время красивые студентки, умные, а я всего лишь девятиклассница. Но я все равно сделаю все, что бы ты был со мной. Я разговаривала с бабушкой, и она сказала, что я должна быть достойна тебя и что для этого я должна учиться и получать профессию. Я, например, хотела бы стать учительницей, как моя бабушка.
   Мое настроение сразу испортилось, и я вернулся к реалиям и сразу вспомнил голодные девяностые и несчастных педагогов, торгующих на рынке.
   -Аня, мне кажется, что тебе лучше подумать о экономическом образовании, у тебя ведь всегда хорошо шла математика, почему бы тебе после десятого класса не попробовать поступить на экономический факультет. Это было бы здорово.
   -Сережа, ты, правда, так считаешь, я ведь никогда не думала об этом.
   -Ну вот и подумай, мне кажется, что ты смогла бы стать хорошим экономистом.
   И после этих слов я поцеловал ее. Анины губы послушно ответили на мой поцелуй, они пахли свежестью и морозом. И потом мы шли, смеялись, кидались друг в друга снежками, и снова целовались.
   Когда мы подошли к ее дому по заваленным снегом улицам, было уже около двенадцати часов. Мы еще немного постояли у калитки, и я предложил:
   -Аня, я бы хотел тебя видеть чаще, я тоже скучаю, когда ты долго не звонишь, но я бы не хотел к приходить к тебе домой, ты же знаешь почему. Вот если бы ты иногда приходила ко мне, мы могли бы поговорить о планах на будущее, про учебу, моя мама и бабушка, всегда рады тебя видеть.
   Мы поцеловались еще и разошлись.
   На следующий день мне уже пришлось принять участие в совете старост всех курсов, обсуждался новогодний вечер медицинского факультета. Сказать по правде, мне этот вечер был не очень интересен, потому, что за первый семестр никаких симпатий у меня не появилось. Я был так занят, что на это просто не оставалось времени, и я с тоской вспоминал беспечные школьные денечки, которые были всего лишь полгода назад.
   На старостате, в основном обсуждался лишь один вопрос, как бы поменьше было пьяных, и чтобы не было драк. Поэтому на всех курсах было решено назначить крайних за это дело, которые бы получили потом по полной программе, за все, что случиться. Во время старостата, я скромно молчал, да и никто от меня ничего и не ждал.
   После обсуждения я пришел в свою группу, где уже также в связи с наступающим Новым годом, девочки обсуждали , как и где завтра отметить это событие и пришли к выводу, что завтра после пары по латинскому языку закрыться в учебной комнате и посидеть часика два, на чем и порешили.
   Следующий день прошел, скомкано, кто-то бегал, сдавал еще не сданные зачеты, остальные сидели на парах, которые велись формально, потому, что у всех было предпраздничное настроение и хотелось побыстрее все закончить.
   После латинского языка, где наша преподавательница поздравил нас с Новым годом и удалилась, мы закрыли аудиторию на ключ и начали праздник, мои девочки, все бывшие десятиклассницы, серьезно отнеслись к этому делу и вина в отличие от закуски было значительно больше. И, несмотря на мои уговоры, все радостно пили за Новый год и приближающуюся сессию. Как я и думал, кончилось это не очень хорошо, двух наших одногруппниц пришлось приводить в себя мокрыми полотенцами, хорошо, что в аудитории были две раковины с кранами. Но все кончается, и девочки пришли в себя, и мы распрощались до факультетского вечера, который должен был быть тридцать первого декабря.
   Вечером тридцать первого я собирался на вечер под непрестанные нравоучения бабушки, мама была на работе, ей как ответственному человеку была доверена "почетная миссия - дежурство в новогоднюю ночь".
   -Ты Сережка, смотри много не пей, а то пойдешь домой, и тебе по мордасам надают, хоть и Новый год, и к девкам не приставай, их и так у тебя куча. Вот, давай я тебе галстук то поправлю, а то криво сидит. Ежели все-таки к бабе своей пойдешь, гляди детей не наделай, я с ними сидеть не буду.
   Вот под такой аккомпанемент я собрался и ушел.
   Когда я зашел в большой физкультурный зал, со стоящей в центре елкой, он был уже полон народу, Пока веселье еще не было в разгаре, но кое-кто уже уединялся и пряча бутылки разливали по стаканам, все, что смогли пронести. Быстро прошла торжественная часть, выступившие преподаватели поздравили всех и поспешили удалиться, кто домой, а кто по кабинетам, для более интенсивного проведения праздника. Лишь некоторые преподаватели помоложе остались в зале, ища глазами понравившихся студенток.
   Я стоял один, никто меня не тревожил и не предлагал выпить в туалете. Играла музыка, но почему-то мне было одиноко и грустно. Я пытался анализировать свои мысли ощущения и никак не мог понять, почему я так себя чувствую. Уже начал свои речи Дед Мороз, и вокруг слышались песни и смех, а мой ступор никак не проходил. Но тут на меня набежали несколько девочек из моей группы.
   -Ой Сережка привет, а почему ты такой грустный, давай мы тебя развеселим, для начала пойдем в общежитие, там у Светки уже стол накрыт, мы посидим немного и пойдем танцевать. И мы пошли всей толпой в общежитие, и действительно у Светки был накрыт стол, я шепотом спросил у соседки, по сколько скидывались, но меня послали по известному адресу, сказав, что уже за все заплачено. Мы действительно посидели около часа, выпили по два фужера шампанского и поздравили друг друга с Новым Годом, а потом устроил танцы прямо в комнате, Но так, как я был единственным кавалером, а девушкам хотелось большего то, выпив еще по бокалу вина, мы вновь отправились в зал. На удивление после спиртного и разговора, мне, как-то стало легче, как будто ушла тяжесть с души, непонятно, как туда попавшая. И я наконец понял, что со мной было, я просто подсознательно не хотел идти на этот вечер, смотреть на радующихся людей, которые не знают, что будет через день, через десять лет, Я тоже конечно теперь уже не знал ничего, что будет со мной или моими близкими, и вообще в том ли я мире живу, в котором жил до переноса моего сознания, но то, что все мои ближайшие друзья будут жить по-другому это точно. А вот сохранятся ли основные события глобального масштаба, даже без моего вмешательства это был вопрос.
   Я стоял опять один, когда ко мне подошла Ирка Аронова. До сегодняшнего дня весь семестр она со мной не здоровалась, проходила мимо, гордо отвернув голову, как будто я, чем-то ее смертельно оскорбил. Она была в той же мини юбке, которая так привлекала парней во время экзаменов. Больше таких юбок у нас никто из девчонок не носил.
   Она подошла и негромко пригласила меня на танец. Во время танца она прижалась своей немаленькой грудью ко мне и начала говорить:
   -Сережа, я знаю, что была неправа, когда так набросилась на тебя, ведь ты ничего не имел в виду плохого, когда говорил, что я и так поступлю. Просто я поспорила с отцом, что смогу без его поддержки это сделать, и когда получила тройку, то поняла, что мне придется идти и просить его, а тут ты еще мне напомнил об этом, вот я и психанула.
   Но я не это хотела сказать, моего отца переводят в Москву, и я тоже уеду после сессии, буду учиться наверно в первом меде. Я оставлю тебе адрес, и прошу тебя, пиши мне иногда и еще раз прошу, прости меня, пожалуйста. Я наблюдала за тобой эти полгода, ты очень талантливый человек, я даже не знаю, кого и сравнить с тобой. Если ты вдруг захочешь перевестись в Москву, то я думаю, что мой отец сможет тебе помочь, мы уже говорили с ним на эту тему.
   В ответ я сказал Ире, что и не думал на нее обижаться, что конечно, я ее прощаю, хотя и считаю, что ей не за что просить прощения, и обязательно напишу. А вот насчет перевода, сказал:
   -Ира давай этот вопрос проверим временем, если через год тебе также будет хотеться, чтобы я был рядом, вот тогда и будем говорить об этом. И я желаю тебе удачи и счастья.
   И мы, спрятавшись за колонну в коридоре, целовались, как полгода назад во время сдачи вступительных экзаменов.
   Вечер, на удивление прошел спокойно, было несколько попыток подраться среди старшекурсников, разгоряченных спиртным, но наши дежурные их быстро прекращали и к часу ночи все потихоньку разошлись, кто в общежитие продолжить праздник, кто домой спать, а вот я снова шел по городу, провожая уже вторую девушку за два вечера.
   -А моя бабушка не так уж и неправа.- Подумал я.- Носом старая чует мою натуру.
   У подъезда Иркиного дома мы еще раз поцеловались, и я пошел домой, почему-то вновь впадая в депрессию.
   Начало января мое настроение не улучшило. Я был весь в сомнениях, принятые ранее решения казались глупыми. Куда я гоню, зачем мне это надо. Может лучше просто жить, учиться и, пользуясь своим жизненным опытом знакомиться с девушками, бросить работу в оперблоке, которая забирает массу сил. Особенно меня занимали такие мысли, когда я шел домой после очередного дежурства. За ночь было три операции, и я всю ночь не спал, закончил уборку уже около восьми часов, а впереди еще нужно было пойти на консультации перед экзаменами, чтобы не обиделись преподаватели.
   Все решено, первым делом надо найти другую работу в больнице, Потом надо думать, что ответить Сидоровой на ее предложение; работать лаборантом на кафедре и потихоньку готовить материал для будущей диссертации. Конечно, я даже и не думал соглашаться, но мне хотелось найти такой вариант отказа, чтобы не обидеть Анастасию Михайловну. Но больше всего я думал о предложении Ароновой перевестись в Москву, и моя депрессия еще больше усиливалась от того, что я не находил сейчас смысла учиться в Москве. Мне было гораздо удобнее учиться в этом городе, где я уже успел заработать определенную репутацию, а в Москве придется все начинать с самого начала, да еще бороться с предвзятым отношением преподавателей, которые сто процентов узнают о том, кто способствовал моему переводу
   -Нет, думал я.- Я все правильно сделал, у Ирки характерец очень тяжелый, вон полгода меня не замечала, на нее надеяться, себе дороже, а чем жить с ней, лучше тогда уж с коброй.
   Вот такие мысли и посещали меня всю первую половину января.
   Сессия прошла для меня спокойно, все четыре экзамена я сдал на пятерки и получил повышенную стипендию, что в прошлой жизни меня бы точно обрадовало, а в этой, наличие еще одной десятки оставило равнодушным.
   Впереди были две недели каникул, и я решил, для того, чтобы еще раз определиться, с дальнейшими планами, съездить в деревню и недельку половить рыбу, в спокойной обстановке, когда вокруг только небо и лед, может быть, появится большая ясность мысли.
   И я сообщив родственникам о своем решении, уехал в деревню к бабушке, оставив своего брата в глубокой печали, так, как каникулы у него кончились, и на рыбалку ему было не попасть.
   Бабушка о моем приезде не знала и когда, пройдя, занесенной снегом, узкой тропкой и пару раз навернувшись, я постучал, мне долго никто не открывал, потом, я увидел, что в окне на втором этаже зажегся свет и услышал шаги в коридоре.
   -Кого там, на ночь, глядя, принесло?- Прозвучал знакомый голос.
   -Бабушка! Это я, Сергей, давай открывай скорее, а то меня снегом занесет.
   -Сейчас, сейчас. - Засуетилась бабушка и с этими словами открыла дверь.- Ты чего так поздно, не мог утренним автобусом приехать, знал же, что в темень придется добираться? -Ну, так получилось, ну здравствуй бабуля, давно тебя не видел, как ты живешь?
   -Да хорошо живу, вот под осень нам новую линию протянули, и свет теперь все время есть, даже радиоточку поставили. Теперь твой отец меня отсюда никогда не уговорит уехать, а в следующем году может быть, даже телефон поставят, ходят тут такие слухи.
   -Ну давай проходи, печку я то уже закрыла, на плитке тебе ужинать разогрею.
   И пока я выкладывал из рюкзака подарки, она все рассказывала мне деревенские новости, кто напился, кто подрался, у кого внуки родились. Я, раскладывая привезенное, слушал бабушку в пол уха, так как мне эти новости были не очень неинтересны.
   Как ни странно, о причине моего визита, бабушка догадалась сразу:
   -А рыбу то ловят, хорошо ловят, вот в выходные опять были рыбаки с города у соседей, так с рыбой уехали.
   Поужинав, гречневой кашей с мясом и чаем с оладьями, я улегся спать. Ночь была безветренной, в доме стояла тишина, бабушка в соседней комнате спала тихо и после городской квартиры, в которой посторонние шумы непременная часть жизни, это странно тревожило.
   Утром, я разобрал свои снасти и взяв с собой шарабан и пешню, отправился в озеро. Утро тоже было безветренное, но серые тучи сплошь закрывали небо, было мрачновато, до весенних ярких дней еще далеко. Было холодно, наверно около двадцати градусов, но без ветра вполне терпимо. Пойдя метров триста в озеро, я остановился и начал долбить лунку, пока делал это дело, успел проклясть все на свете, так, как уже забыл, что такое пешня. Ведь до тех пор, пока мог еще ездить на зимнюю рыбалку в той жизни, я делал это уже с приличным коловоротом, которым просверлить лунку было сущим пустяком, а вот полчаса поработать пешней, это была хорошая зарядка.
   Вот, наконец, лунка пробита, и я, усевшись на шарабан, замер в ожидании поклевки. Потихоньку вместе с восходом поднимался и легкий ветерок, несший поземку. Граница неба и льда стерлись и я сидя спиной к ветру ощущал себя в серо-белом пространстве, вне времени и вне окружающего мира. Неожиданно мое единение с космосом было прервано, за спиной послышались поскрипывающие шаги, обернувшись я увидел, кряжистую фигуру одетого в тулуп соседа моей бабушки деда Пекку:
   -Ха, тере (привет), Сергей , как рыпалка, мноко ты уше наловил.
   -Тере дедушка.- Сказал я, - вот пока сижу, еще не клевало.
   -А этто потому что ты вотки не пьешь. Вотт если пил, то и рыппа клефала. Я вот вчера трезвый пошел, торкал, торкал, ничего не поймал, а сеготня выпил и сечас наловлю.
   И дед, обойдя меня, прошел еще метров тридцать, и начал долбить лунку.
   И как будто его появление прорвало какой-то заслон, клев начался, и я начал один, за одним вытаскивать на лед крупных окуней.
   -Вотт видишь.- Снова послышалось за спиной.- Я пришел и клеф за сопой привел.
   Посидев еще часа три, я начал собираться домой, так как постепенно клев заканчивался и к двум часам дня, уже начинало смеркаться.
   Дома было жарко, лежанка была уже протоплена, а на кухне священнодействовала бабушка, бегая от стола к кухонной плите.
   -Где тебя черти носят, у меня уже все готово, давай садиться обедать.
   И мы сели обедать, бабушка ради моего приезда расстаралась на пироги, так, что я наворачивал рыбники с сигом за обе щеки, и отвалился от стола, только когда у же не мог из-за надувшегося живота, больше за ним сидеть. Дойдя до кровати, я сразу провалился в сон.
   И таким образом я провел неделю, и к ее концу, все мои заботы и дела казались в этом отрезанном от цивилизации уголке, далекими и нереальными. Я вставал рано утром и уходил на рыбалку до сумерек. Бабушка немало была удивлена моими стараниями, потому, что еще в прошлом году, почти в это же время я такого прилежания в рыбной ловле не выказывал. Но все когда-нибудь кончается и я, уложив свои вещи и пару десятков самых крупных окуней, покинул приветливый бабушкин дом. Впереди опять была учеба и поиски жизненного пути.
   Дома было все в порядке, меня встретили радостно, больше всех волновался Лешка, он завистливо перебирал рыбу, взвешивал на руке самых крупных окуней, и все переживал, что ему не удалось поехать со мной.
   В первый день учебы, когда у моей группы была анатомия, на которую мне уже не надо было ходить, я решил зайти к Анастасии Михайловне и поговорить о ее предложении. Когда я зашел в кабинет, она сидела за столом и что-то писала. Увидев меня, она заулыбалась и предложила присесть.
   -Анастасия Михайловна. - Собравшись с духом, обратился я к ней.- Я долго думал над вашими словами. Мне лестно, что вы выбрали именно меня, я не думаю, что достоин такого. Но Анастасия Михайловна, я поступил на медицинский факультет, чтобы стать лечащим врачом. И мне не хочется сразу уходить в науку и заниматься только анатомией. Вы ведь, насколько я знаю, тоже не сразу пришли к этому. Поэтому я не могу принять ваше предложение, может в будущем я и изменю свое мнение, но пока я не готов быть анатомом.
   Также и с должностью лаборанта, она ведь требует времени и именно днем, и я боюсь, что будет отражаться на моей учебе.
   -Хорошо Сергей, я понимаю твои возражения, я почему-то так и думала, что ты можешь отказаться именно по этой причине. Вы молодые, рветесь лечить больных, спасать от болезней, но мир не так прост, и может уже спустя несколько лет, тебе не захочется видеть своих пациентов. А анатомия, она останется анатомией и через десять лет и через триста, и там всегда есть возможность открыть что-то новое неизведанное, как во всех других науках. Ладно, впереди у тебя еще почти шесть лет учебы и может, ты передумаешь.
   Я шел довольный, что смог отказаться от предложения Сидоровой и, как мне казалось, не обидев ее своим отказом.
   И пользуясь тем, что мои одногруппницы усиленно изучают анатомию, я направился в больницу.
   Мне не хотелось бросать работу в больнице, но санитаром оперблока больше я быть не хотел. Во-первых, очень часто бывали тяжелые ночи, после которых все равно надо было идти на учебу, а во-вторых, то, что мне нужно было от этой работы, чтобы меня узнали хирурги больницы и кафедры, я получил. Все теперь меня знали, и если я останусь в больнице в каком-нибудь другом качестве, то всегда смогу найти повод встать к операционному столу.
   И вот я шел к главной медсестре больницы, с которой уже успел познакомиться.
   -Галина Петровна.- Начал я.- Мне стало известно, что в больнице освобождается должность ночного лифтера-гардеробщика, не могли бы вы меня принять на эту должность.
   -Очень хорошо Сережа, что ты подошел, мы только что с главным врачом обсуждали эту проблему, мы уже второго лифтера увольняем за пьянку. Не знали, кого и брать. Так, что пиши заявление о переводе, и через неделю будешь работать лифтером. Только учти, что придется пройти месячную учебу, сможешь?
   -Конечно, смогу.
   -Ну, и прекрасно, пиши заявление.
   На такой ноте у меня продолжался весь день, все получалось, и никто мне не смог испортить настроение.
   Вечером мне надо было идти на очередное дежурство в оперблок. Я шел туда, надеясь, что сегодня может, не будет никаких экстренных операций, и действительно, вначале все было неплохо, мы посидели, поболтали. Потом все дружно принялись за работу, и к двенадцати ночи все было сделано. Мы уже собирались спать, когда с приемного покоя позвонил фельдшер и сообщил, чтобы готовили операционную для нейрохирургического больного. За нейрохирургом уже машина вышла. Через минут двадцать к нам подняли молодого парня, без сознания уже с выбритой головой.
   Мы переложили его на операционный стол и начали готовить к операции. Вскоре появился недовольный нейрохирург, ворча на всех на свете, тоже начал готовится к операции. Вторым хирургом явился дежуривший Павел Сергеевич, который был на удивление трезв. Женя уже стояла за столиком с инструментами. Немного погодя, появился анестезиолог, и операция началась. Мы с Любой были на подхвате, когда вновь зазвонил телефон и сообщил, что к нам из района везут еще перитонит, и что оперировать будет доцент кафедры общей хирургии Аркадий Борисович, он сегодня, на свою голову, задержался на кафедре.
   И действительно через несколько минут нам, на каталке, доставили бледного худого мужчину с заострившимися чертами лица. На его животе был длинный, огибавший пупок, свежий операционный шов.
   Мы открыли другую операционную, из-за ветра, дующего в окно, там было жутко холодно и мне пришлось бегать по отделениям и собирать обогреватели. Вдвоем с Любой мы переложили больного на операционный стол, и стали готовить к операции. Моему опытному взгляду было видно, что этот больной не жилец на белом свете, и я, в военных условиях назначил бы ему только промедол. Но мы были на гражданке, и требования здесь были другие. Вскоре пришел Аркадий Борисович, по его взгляду на больного я понял, что его выводы совпадают с моими, но если ничего не делать, этого никто не поймет.
   Узнав диспозицию, он коротко сказал:
   -Андреев готовься помогать, иди, мойся. Люба будешь работать только с нами, у нас гнойная операция, там два хирурга и медсестра, справятся, второго анестезиолога пока нет, пусть даст наркоз дежурант.
   Спустя несколько минут, из первой операционной пришел анестезиолог и, покачав головой при виде больного, ввел его в наркоз.
   Аркадий Борисович работал быстро и красиво, по свежему шву разрезал кожу и почти незаметную подкожно-жировую ткань. Сделав доступ в брюшную полость, вручил мне Кохеровские расширители. Когда я раскрыл рану из нее пошел такой гнилостный запах, что Люба схватившись за рот, выскочила в коридор. Я же стоял даже не пошевелившись, удивленно посмотрев на меня, Аркадий Борисович сказал:
   -Не ожидал такой реакции от тебя, как бы теперь нам вернуть санитарку?
   Но та, с бледным видом, уже зашла в операционную.
   -Люба подай сюда вон ту емкость.- И, когда банка была принесена, он методично начал вычерпывать гной из брюшной полости.
   Когда количество гноя уменьшилось, запах стал не таким едким, а может, мы просто уже привыкли к нему. Тонкая кишка была серого цвета и мутная, перистальтики почти не было видно. После откачки гноя, мы стали промывать брюшную полость раствором фурацилина и делали это достаточно долго. И наконец засыпав всю полость сухим пенициллином, Аркадий Борисович ушил операционную рану оставив четыре дренажа для промывания. Потом уже расстерилизовавшись мы перегрузили мужчину на каталку и отправили в палату. Когда мы размывались, Аркадий Борисович все вздыхал, и потом все-таки выдал:
   -Вот и так бывает Сережа. Вовремя не прооперировали, и такие дела. Шансов конечно мало, но все в жизни бывает.
   После того как мы переоделись, Аркадий Борисович пригласил меня в ординаторскую на кофе. Я сказал, что у еще меня масса работы, но он настоял, сказав, что у меня вся ночь впереди. И вот мы пили кофе, а Аркадий Борисович осторожно расспрашивал меня о планах на жизнь, постепенно разговор перешел на прооперированного больного и мы сошлись на том, что такой инфекционно-токсический шок больной вряд ли переживет, несмотря на интенсивную терапию. Аркадий Борисович внимательно слушал мои высказывания, наверно наслушавшись больничных хирургов и посмотрев на меня сегодня во время операции, он уже ничему не удивлялся. Потом разговор перешел на возможность пересадки сердца и когда я высказал несколько соображений по этому поводу он, внимательно посмотрев на меня, сказал:
   -А знаешь, Сергей у меня есть приятель, мы с ним заканчивали Киевский мединститут, сейчас он высоко взлетел, но мы иногда с ним пересекаемся, и мне кажется, что ему интересно было бы поговорить с таким соображалистым парнем. Признавайся, ты наверно в библиотеке уже все учебники по хирургии проштудировал, да, похоже, и по терапии?
   -Аркадий Борисович, я их еще в школе начал читать, так, что не удивляйтесь.
   -Ну и прекрасно, Егор Николаевич наверно не успел сказать тебе, что я являюсь руководителем кружка, в который он тебя пригласил. А вот тебе и тема работы пересадка сердца, дерзай, ищи литературу, на английском читаешь? Ну, вот и хорошо.
   Так, что если к весне, что-то толковое получится, пошлем на конкурс студенческих работ в Москву, там как раз мой приятель наверно будет задействован по общественной линии.
   -Аркадий Борисович, а как зовут вашего однокашника?
   -Ну, я думаю, что ты о нем наверно не слышал, а зовут его Чазов Евгений Иванович.
   Поблагодарив Аркадия Борисовича за кофе, я отправился мыть полы в операционную.
   А наш больной все же к утру умер. А я размышлял и думал, что и с той техникой, с которой я работал уже на закате карьеры, такого больного мы, пожалуй, не вытянули.
  
   Утром я возвращался домой еле живой, потому что пришлось приводить в порядок две операционные. У меня даже возникла идея не ходить на занятия, но потом я вспомнил, что сегодня гистология и решил, что идти все же придется.
   Почему-то у меня, до сих пор не испытывающего проблем с учебой, не сложились отношения с преподавательницей Носковой Галиной Федоровной. И по-моему вся проблема была в том, что у меня, как и первой жизни ничего не получалось при перерисовывании в альбом гистологических препаратов из-под микроскопа. Притом, что чертежник я был всегда отличный, а вот с рисунками был полный провал. После того, как мы перерисовали срезы в альбом, и подходили к ней, она скептически оглядывала мою работу и ставила очередной минус в журнал, где почти у всей группы всегда стояли плюсы.
   Забегая вперед, к концу второго семестра у меня в журнале было уже шесть или восемь минусов, притом, что я неоднократно перерисовывал эти проклятые образцы. И вот за две недели до зачета Носкова то ли заболела, то ли куда-то уехала, и к нам на это время пришел Валерий Сергеевич, с которым мы познакомились еще на картошке. И, когда Валерий Сергеевич во время очередного занятия вышел из кабинета, я, под восхищенно-боязливые взгляды своих одногруппниц, встал и исправил в журнале все минусы, которые мне наставила Носкова, на плюсы. Когда Валерий Сергеевич пришел, то он естественно ничего не заметил. Валерию Сергеевичу мои рисунки были, как я понял, до одного места и он недрогнувшей рукой поставил мне зачет, когда пришло его время.
   Но сейчас я этого еще не знал и шел на гистологию, уже заранее готовясь к мине, которую сделает Носкова, когда увидит мое очередное творение.
   После занятий я отправился в больницу, где Галина Петровна вручила мне направление в учебный комбинат, в котором я должен был получить еще одну неизведанную ранее профессию лифтера. Когда после долгих поисков по заснеженным улицам нашел здание комбината, то оказалось, что он находится во дворах, совсем недалеко от моего дома. Но все равно, ходить по вечерам на учебу я не хотел, особенно, когда увидел контингент, который обучается в этом комбинате, почти все они были, может быть чуть-чуть помладше меня прежнего, хотя из некоторых песок уже сыпался вполне прилично. Поэтому я нашел преподавателя, который должен был учить нас, и прямо его спросил, что я должен сделать, чтобы не ходить на занятия и получить допуск к управлению лифтом.
   Осмотрев меня с головы до ног, помятый мужчина средних лет сказал:
   - Ну, это наверно будет стоить две бутылки коньяка, одну сейчас и одну, когда получишь удостоверение.
   На что я сказал: - Очень хорошо.- И отправился за коньяком. Уже с осени, продавщицы, глядя на меня, вопросов о возрасте не задавали, так, что и на этот раз просить кого-нибудь купить бутылку коньяку, мне не пришлось. Вручили мне ее без проблем. Когда я пришел обратно в комбинат, преподаватель был еще там и, похоже, ждал только моего возвращения, спрятав бутылку в стол, он сказал:
   -Ну, все отлично, приходи к концу учебы, сам знаешь с чем.- И переписал мои данные с паспорта, даже не обратил внимания на возраст.
   Решив еще одну проблему, я пошел домой отсыпаться. Но когда я после перекуса улегся отдохнуть, сна почему-то не было, я на все лады обдумывал слова Аркадия Борисовича. Выходило так, что мне опять выпадает шанс , каким-либо образом попасть на глаза будущему начальнику четвертого управления Минздрава, а значит и получить работу в Кремлевской больнице. Но как же это все будет долго тянуться. Теперь вопрос с темой работы - пересадкой сердца. Конечно, я сам этим никогда не занимался, но как всякий специалист работающий в смежной области знал достаточно много. И написать работу, на уровне студенческой, наверно даже и без подготовки, я бы смог. Вопрос, только в том, что меня первым делом спросят, а где источники? А как я объясню, что источник это только моя голова. Так, что придется идти в библиотеку и искать все работы по этому вопросу и делать ее на уровне рядового студента, но для интереса внести туда несколько новых идей от своего лица, чтобы привлечь достаточный интерес к своей особе.
   Но постепенно сон все же брал свое.
   Только я заснул, как раздался звонок в дверь, когда Лешка, открывавший дверь вернулся, то он, улыбаясь, сказал, показывая оба больших пальца вверх:
   -Иди, встречай, это к тебе.
   Выйдя в коридор, я увидел, стоящую в дверях Аню, она со смущенным видом смотрела на меня.
   -Сережа, привет, ты меня приглашал вот, я шла мимо и решила зайти, извини, что без звонка.
   Она еще что-то говорила, пытаясь скрыть смущение, но я уже подошел к ней и, поцеловав, начал снимать с нее пальто. Она сначала пыталась сопротивляться и говорить, что она только на минутку зашла, и что ей надо еще в магазин успеть, но я уже снял с нее пальто и, повесив на вешалку, оставил ее одну в прихожей, приводить себя в порядок, а сам побежал на кухню ставить чайник. Но, тут услышав, что что-то интересное происходит, из своей комнаты вышла бабуля и ласково поздоровавшись с Аней взяла кухню в свои руки.
   Когда Аня вошла в комнату, я про себя подумал:
   -Вот это да!
   Аня была в новом платье, которое ей очень шло и с той же прической, что и на Новогоднем вечере. Мы с ней сели за стол, Лешке, который хотел примоститься рядом, я показал кулак, и он понятливо исчез в нашей комнате. Мы сидели, смотря друг на друга, разговор пока у нас не клеился, хотя я старался изо всех сил, но девочка была наверно настолько смущена своим неожиданным визитом, что никак не могла придти в себя. Но тут в комнату вошла бабушка и сразу открыла рот:
   - Анечка! Да как ты похорошела! Ох, даже слов нет, чтобы сказать. Сережка, что ты как истукан сидишь, ты что, не видишь, какая краля к тебе пришла. Давай быстро в магазин за тортом, одна нога здесь другая там, а мы пока с Аней посекретничаем, без тебя.
   Я шел в гастроном на другой стороне улице и думал, что если женщины чего то очень сильно захотят, то наверно этого не избежать.
   Когда я пришел назад, то Аня уже чему-то заливисто смеялась вместе с бабушкой.
   Увидев меня, бабушка сказала:
   -Ну, вот и твой кавалер, наконец, явился, его как за смертью посылать. Ну ладно я пойду не буду вам мешать, сидите, пейте чай.
   Мы с Аней сидели часа два она, рассказывала мне про школьные дела, а я поймал себя на мысли, что с интересом слушаю школьные новости, в голове даже промелькнуло, что может пребывание в молодом теле еще и влияет на сознание взрослого, заключенное в нем.
   Когда Аня спохватилась, что уже почти восемь вечера, а ей еще надо в магазин, то мы вместе сходили в магазин, и я проводил ее до дома, где она робко попросила меня зайти, но я, узнав, что ее отец дома, вежливо отказался, сказав, что нужно готовиться к завтрашним занятиям. После чего она пообещала приходить ко мне и, поцеловавшись, мы разошлись.
   Незаметно прошло несколько дней, у меня еще оставалось последнее дежурство в оперблоке, и я надеялся, что может, бог есть на свете, и он даст мне в это дежурство хорошо поспать. И когда я пришел на работу, действительно до одиннадцати вечера все было хорошо, но затем нам позвонили с приемного покоя, и сообщили, что санавиацией доставлен больной с тяжелой травмой и чтобы мы готовились к операции. Через полчаса мы все уже были готовы и ждали только больного. Анатолий Григорьевич, который сегодня дежурил, нервно расхаживал по коридору и в который раз повторял:
   -Ну, где же их черти носят?! Второй хирург спокойная женщина средних лет Алина Ивановна его утешала:
   -Толя перестань дергаться, никуда твоя диссертация не убежит, и вообще, что это за мода на дежурстве научную работу писать, это надо делать дома в тишине и покое.
   -Ага, ты как будто не знаешь, какой у меня дома покой.- Завелся Анатолий Григорьевич, и в этот момент двери лифта открылись и нам вкатили больного, настала тишина, мы все молча смотрели на больного, у которого из живота торчало на полметра, отпиленая суковатая верхушка ели
   Замерший Анатолий Григорьевич внезапно пришел к жизни:
   Погодите! Не укладывайте на операционный стол, я сбегаю за фотоаппаратом.
   И мы стояли, смотрели на скрюченного больного, который был в сознании и вполне понимал, что вокруг него делается, а фельдшер приемного покоя быстро рассказывал нам историю травмы.
   Оказывается, этот товарищ ехал в кабине автокрана, что, между прочим, категорически запрещено, а впереди ехал лесовоз с пачкой хлыстов. Дорога была скользкой, и когда лесовоз резко затормозил, водитель крана не смог сразу остановить машину и вершина одного из хлыстов пробила стенку кабины крана и как бабочку пришпилила пострадавшего к задней стенке. К чести водителей они быстро сориентировались и отпилили вершину, так, чтобы она не мешала вынести пострадавшего из кабины. Затем вызвали скорую, которая на удивление проехала достаточно быстро. Скорая доставила больного в центральную районную больницу, где один хирург не рискнул проводить операцию и больного доставили санавиацией к нам. Как ни странно состояние его оставалось стабильным, и поэтому, кроме анальгетиков ему ничего не делали. Анализ мочи был спокойным так, что повреждения почек скорее всего не было.
   Вот, наконец, появился Анатолий Григорьевич с фотоаппаратом и, сдернув с больного простыню, начал его фотографировать в различных ракурсах, а я стоял и думал, что в те времена, из которых я появился, такое наверно бы не прошло.
   После того как фотосессия была завершена, мы переложили больного на операционный стол, а хирурги пошли готовиться к операции.
   Я тем временем, вооружившись хирургической пилой, начал лесопильные работы, вначале отпилил торчавший из живота на полметра обрубок по уровню кожи, когда же я захотел его выкинуть в ведро, Анатолий Григорьевич закричал:
   -Сергей! Не смей выбрасывать! В наш музей пойдет.
   После чего я, отложив деревяшку в сторону, начал отпиливать короткий обрубок, торчавший у больного из спины. Затем мы положили больного на операционный стол, и вскоре операция началась.
   Анатолий Григорьевич срединным разрезом быстро сделал доступ для ревизии брюшной полости и начал методично обследовать ее, комментируя нам, что он обнаружил.
   Оказывается, у больного конец хлыста прошел на пару сантиметров ниже почки, не задев при этом мочеточника, толстая кишка также была без единого повреждения. Убедившись в том, что ни один крупный сосуд не задет, он осторожно вытащил остававшийся в животе кусок дерева, и после чего продолжил осмотр.
   В результате выяснилось, что больной всего на всего отделался удалением полуметра тонкой кишки, и после промывания брюшной полости фурацилином и постановки дренажей, операционная рана была ушита.
   После операции хирурги долго не уходили, все делились впечатлениями и сошлись на том, что дуракам везет.
   А мне, как всегда пришлось драить операционную до четырех утра, и утешало меня только то, что это было в последний раз.
   На следующий день было занятие кружка будущих хирургов. Когда я туда пришел, Аркадий Борисович представил меня остальным любителям хирургии, те недоуменно переглядывались, как бы спрашивая друг друга, что тут делает первокурсник, которому еще надо учиться и учиться, чтобы придти сюда. Но когда Аркадий Борисович попросил меня, как очевидца, рассказать о ночной операции, то по мере моего рассказа, изобилующего анатомическими и хирургическими терминами, недоумение в глазах у старшекурсников уменьшилось. А когда Аркадий Борисович сообщил, что темой моей работы будет пересадка сердца, они вообще начали завистливо глядеть на меня.
   Затем мы прослушали доклад одного из третьекурсников об асептике и антисептике, все эти знания для меня были, как Отче наш, но пришлось сидеть и слушать с заинтересованным видом, хотя, по-моему, от Аркадия Борисовича не укрылось, то, что я с этим предметом хорошо знаком.
   После этого мы изучали и тренировались в способах вязания простых хирургических швов, на чем занятие и закончилось. По окончанию занятия, Аркадий Борисович раздал список литературы мне и другим студентам, которым были поручены самостоятельные работы. Я видел, что он не очень верит в мои способности, сделать что-либо выдающееся но, тем не менее, серьезно отнесся к списку литературы, и вручил мне листок с напечатанными названиями почти на всю страницу.
   Когда я шел домой то думал, что очень удачно сменил профессию, потому, что с работой в оперблоке я вряд ли потяну еще и этот труд.
   Близился апрель и скоро год, как я нахожусь в своем юном теле. Мысленно возвращаясь назад, я подсчитывал все то, что успел сделать за этот год. Получалось немало. Вместо девятого класса, который я бы только заканчивал, я буду заканчивать первый курс медицинского факультета, притом в отличие от всех остальных у меня уже сдана анатомия, и мне не надо еще первый семестр второго курса заниматься переводом английских медицинских журналов, так, как я все уже сдал. У меня была мысль заняться французским языком, но после обдумывания, я решил, что мне хватит и остального по уши. Я выступил на первенстве города по боксу среди юниоров и получил звание кандидат в мастера спорта. Николай Иванович был доволен моими успехами и уговаривал не бросать бокс и заниматься дальше.
   Приходилось много сидеть в читальном зале и дома над своей конкурсной работой. Готовясь к труду над ней, я сам узнавал много нового, чего и не знал в прошлой жизни, просто потому, что мне никогда этим не приходилось заниматься. Работа шла с трудом, но я надеялся, что к концу мая до начала сессии, я ее закончу.
   Мне очень понравилась моя новая работа лифтера и, хотя на нее пришлось ходить чаще, чем в оперблоке, но зато не надо было полночи драить полы, и потом с тупой головой весь день сидеть на учебе, а вечером еще и корпеть над книгами. Тем более что и зарплата тут была побольше. В прошлой жизни я привык к достаточно приличным деньгам, и полное отсутствие денег в карманах в этой жизни меня угнетало, так, как всю стипендию, я отдавал бабушке на хозяйство и только моя зарплата, большую часть которой я оставлял себе, помогала мне в моих желаниях.
   Когда я пришел первый раз вечером в больницу, в подвале, где обычно стоял лифт, меня встретила лифтер, молодая полная женщина, которая оглядела меня масленым взглядом, и сказав:
   - Какой мальчик хорошенький.- Начала мне рассказывать о том, что мне нужно делать. Еще минут через двадцать пришла Галина Петровна и, выгнав, домой лифтершу Лиду, от которой уже попахивало винцом, начала мне объяснять уже сама все мои обязанности.
   А они были очень просты. Я должен был дежурить в гардеробе и выдавать одежду сотрудникам, которые приходят и уходят с работы вечером, кроме этого, и тем, кого вызывают на работу по экстренным случаям. Ну и естественно работать на лифте и по звонку выезжать на нужный этаж и перевозить всех кому это необходимо.
   После пахоты в операционном блоке, первое время мне казалось, что я попал в рай. После того как с восьми до девяти вечера все сотрудники менялись, у меня в гардеробе наступала тишина и прерывалась она только очень редкими звонками вызова лифта. Я мог сидеть и спокойно заниматься своими делами.
   Но почему-то мне в моем подвале было скучно, и большую часть вечера я проводил в приемном покое, оставив лифт открытым на этом этаже, чтобы услышать звонок при необходимости. В приемном в основном дежурили наши студенты и санитарками, и медицинскими сестрами, и фельдшерами, поэтому у нас было много тем для обсуждения, чем мы и занимались в отсутствии работы. Но когда привозили больных, все менялось, вызывались дежурные специалисты, брались анализы. Мылись и обрабатывались больные, готовящиеся к операциям.
   Я, воспользовавшись тем, что до меня не было никому дела, торчал в смотровой и сам смотрел больных или наблюдал, как это делают специалисты. Иногда я был не согласен с их диагнозами, но благоразумно молчал, чтобы меня не удаляли из кабинета, но в основном работали в больнице специалисты высокой квалификации и ошибки бывали редко. И эти ошибки приходилось исправлять по ходу операции.
   Бывали и всякие курьезы. Так однажды был доставлен молодой больной с диагнозом ножевое ранение бедренной артерии. У него, как и положено был прибинтован плотный валик в паху, и нога была согнута в колене.
   После того, как больного положили на операционный стол, кроме меня не нашлось ни одного человека, чтобы держать кулак в животе у пострадавшего, как почти год назад я делал это у Маши Сидоровой, чтобы кровотечение не открылось вновь, когда будет снята тугая повязка с валиком. И я, погрузив кулак в живот пострадавшего, стоял так минута за минутой, пока два молодых хирурга обсуждали, как проходит бедренная артерия, какие сосуды и где отходят, и не лучше ли вызвать специалиста по сосудам. А время между тем шло. Нога была уже без крови почти двадцать минут, и мне надо сказать надоела эта суета, а им еще принесли анатомический атлас и они спорили, склонившись над ним, какая часть артерии и отходящих сосудов может быть перерезана. Наконец, мне это все надоело, и я сказал, что пора снять кулак. Они дружно завопили, что этого делать нельзя, но когда снял кулак, то оказалось, что никакого кровотечения нет. Они оба, воспряв духом, бросились исследовать рану, где оказалось, что бедренная артерия цела, а перерезана мелкая веточка, отходящая даже не от нее, а от глубокой артерии бедра, эта веточка была тут же ушита, и они покинули операционную, не сказав мне спасибо за помощь.
   Весь май я, как проклятый сидел по вечерам в библиотеке, не вся литература была в библиотеке университета и в публичной библиотеке, несколько раз пришлось заказывать нужную литературу по МБА. Периодически Аркадий Борисович на занятиях кружка интересовался, как у меня идет работа, предлагал помощь в правке, но я пока отделывался обещаниями и хотел вначале все просмотреть. Мне хотелось, чтобы в работе была видна уже ближайшая перспектива пересадки сердца, что человечество и медицинский мир в частности от этого отделяет совсем немного времени, собственно говоря, работу шла уже во всем мире, через два года Кристиан Барнард успешно пересадит сердце. От себя я лишь высказал несколько предположений о необходимости для таких больных всю жизнь принимать лекарства подавляющие иммунитет, и о том, что для успешных операций необходимо соответственное техническое обеспечение. Перепечатанная работа была достаточно объемной, сорок страниц, из которых три был список использованной литературы.
   Когда Аркадий Борисович прочитал работу, то в беседе со мной сказал:
   -Вообще то я думал, что мне придется очень много править, но на удивление, мне не к чему здесь придраться. Скажи Сережа, я думаю, что сейчас ты по этой теме знаешь больше чем я, ты действительно уверен, что пересадку сделают в ближайшие годы?
   -Да, Аркадий Борисович, я в этом уверен. К сожалению это будет не у нас, вы ведь знаете, что Минздрав запретил, проведение подобных операций.
   -Ну, что же считаю, что работа вполне достойна первокурсника, я в ближайшие дни оформлю все документы и отправлю ее в Москву.
   В середине июня, когда уже почти все экзамены были сданы, и у меня было отличное настроение, меня нашел Аркадий Борисович:
   - Сережа у меня к тебе предложение. Твоя работа на конкурсе заняла четвертое место, и ты получишь почетную грамоту. Если есть желание, то можешь поехать со мной, получишь все награды сам. И, кроме того, мне позвонил мой приятель. Он сейчас видный кардиолог и его заинтересовали некоторые аспекты твоего труда, и он хотел бы познакомиться с тобой лично. А все потому, что сначала он долго допытывался, кто писал работу вместо тебя, и мне пришлось его долго убеждать, что действительно работу писал студент первого курса.
   Сам Аркадий Борисович при этом аж светился от счастья, и я подумал про себя:
   -Наверно в первый раз его студент выходит на союзный уровень.
   Дома, узнав о поездке никто даже не удивился, похоже, мои домашние уже привыкли к моим успехам и принимали их, как должное. В этот раз я уже ехал в отличие от прошлого года просто с портфелем.
   Само награждение проходило в первом меде. Было очень много народа, суета, Когда назывались первые три работы, из которых две были коллективными, было много аплодисментов.
   -Конечно.- Шепнул мне Аркадий Борисович.- Своих надо наградить в первую очередь. Я получил большую почетную грамоту, подписанную замминистра здравоохранения СССР.
   Когда я ее получал, то вспомнил, что в прошлой жизни, после окончания первого курса я в это время в летнем лагере ВМА занимался строевой подготовкой и постановкой палаток для медсанбата, и про грамоты никакой речи не было.
   Когда мы вышли на улицу, была вторая половина дня. Аркадий Борисович позвонил своему приятелю из автомата и сообщил мне, что надо отпраздновать такое событие, и поэтому мы идем в ресторан "Прага", где встретимся с Чазовым. Мы проехали несколько остановок до Арбата и пешком подошли к ресторану. В прошлой жизни мне не довелось побывать в нем, ну зато в этой повезло. Когда мы зашли на втором этаже в полутемный зал, я сразу узнал Чазова, хотя он выглядел значительно моложе, чем на фотографии. Однокашники обнялись, посетовали, что очень редко встречаются, и, выпив за встречу по рюмке коньяка, стали вспоминать своих коллег. Поговорив с полчаса, Чазов обратил , наконец , внимание на меня.
   - Ну а теперь мой юный друг, расскажи о себе. Мне очень интересно знать, откуда ты такой взялся.
   Мой рассказ занял не очень много времени. Затем последовали вопросы том, почему я решил стать именно хирургом, выбрал такую тему для студенческой работы, как я приходил к своим заключениям. Такой допрос продолжался минут сорок. Наконец, Чазов удовлетворился рассказом.
   -А ты знаешь Аркадий, парень по складу характера больше на терапевта похож. Уж очень хорошо у него соображалка работает. Ты извини Аркаша, но вы хирурги все-таки руками больше, чем головой соображаете.
   - А ты Сергей.- Обратился он ко мне.- Уже совершенно точно определился со своим призванием, ведь еще только первый курс одолел, все еще впереди?
   -Да Евгений Иванович все уже решено.
   -Ну что же, ты меня заинтересовал, Аркадий, насколько я слышал, сейчас у вас на медфаке почти вся профессура из Питера?
   -Да Женя, сам знаешь, как кафедру в Питере получить, а тут такая возможность и профессор, и Питер почти рядом.
   Тогда договоримся так, учись Сережа, посмотрим, что из тебя получаться будет, но мне бы хотелось тебя видеть кардиологом, понравилась мне твоя работа.
   И мы распрощались, Чазов ушел, а Аркадий Борисович еще хорошо приложился к бутылке с коньяком и, пообедав, мы пошли на вокзал, собираться в обратный путь.
   Я шел к вокзалу в радостном возбуждении, еще бы, наконец, сделан первый маленький шаг к исполнению моего плана, рассчитанного на долгие годы, и постоянно корректируемого. О моей скромной персоне знает, в недалеком будущем известный всему медицинскому сообществу академик Чазов, и он достаточно благосклонно относиться ко мне. И мои надежды на работу в Кремлевской больнице перешли из категории нереальной в достаточно реальную.
   Уже вечером, когда мы сидели в купе и пили чай, Аркадий Борисович начал просить у меня грамоту, объяснив, что ее повесят на стенде в помещении кафедры, чтобы студенты видели, к чему стремится.
   -Ага.- Подумал я.- А также, чтобы видели фамилию куратора этой работы.
   Я конечно пообещал отдать грамоту на кафедру, но предварительно показав дома.
   По приезде домой я сдал последний экзамен, и впереди у меня было два месяца без учебы. Но мне уже начали поступать различные предложения от нашего комитета комсомола возглавить студенческий строительный отряд первокурсников, которому предлагалось выехать на стройку в Казахстан. В те времена, еще не организовалась стройная система строительных отрядов с центральным штабом, и штабами республик и областных центров, поэтому было достаточно сложно с поисками объектов для работы. Когда меня вызвали в комитет ВЛКСМ университета и в безапелляционном порядке предложили, как комсомольцу, проявившему хорошие организаторские способности, возглавить строительный отряд, я, от злости на эту бесцеремонность, отказался и заявил, что я собираюсь работать в отряде проводников, формирующемуся на медфаке. Членам комитета, это не очень понравилось, но насильно навязывать эту должность они не стали.
   Зато командир отряда проводников, услышав такое, немедленно предложил мне стать комиссаром отряда. К моему удивлению, обидевшийся комитет ВЛКСМ, согласился с моей кандидатурой без звука, и в парткоме тоже все прошло без сучка и задоринки.
   Мне ужасно не хотелось этой должности, но деваться было некуда, и я согласился. Дома, когда узнали, о том, что я буду работать комиссаром отряда проводников, эту новость практически никто не комментировал, мама только вздохнула и сказала:
   -Никак ты не успокоишься Сережа, все ищешь новых приключений.
   -Да нет мама, это приключения ищут меня.
   И опять началась адова работа, вместе с Вовой Амелиным, командиром отряда мы курсировали от университета в железнодорожное депо, составляли списки будущих проводников, расписание учебы, которую правда обещали сделать минимальной. Составляли графики медосмотров перед приемом на работу. Параллельно мы знакомились с коллективом, в основном это были девушки первого-третьего курсов, то есть тех, кому не надо было проходить летнюю практику. Было конечно и несколько парней, но в основном большинство собирались ехать на стройку и довольно пренебрежительно относились к нам, сообщив, что заработки у проводников мизерные, а вот они привезут домой тысячи рублей.
   Но я, знал, что это далеко не так. И что наивные наши ребята могут и не заработать, тех денег, которые они ожидают. А вот проводники, особенно если они не будут отказываться от дополнительных смен, могут заработать достаточно прилично.
   Амелин, сосредоточив свои усилия на взаимодействии с отделением железной дороги, целиком передоверил мне работу с коллективом,
   Отряд у нас собирался большой почти сто человек, и девочки были в нем разные. Даже при разговоре с ними, я уже примерно знал, с кем из них могут быть проблемы во время работы, но я не мог, основываясь на своих выводах, отказать человеку в приеме в отряд. И только, когда набор закончился, и мы достигли максимума согласованного с железнодорожниками, я смог вздохнут свободнее, и вместе со всеми ходить на несколько занятий, которые были для нас организованы в депо. Было даже что-то вроде экзаменов, где сам преподаватель подсказывал ответы, ничего не запомнившим студентам, и говорил, что все равно сначала все мы будем прикреплены к опытным проводникам и лишь через несколько поездок будем работать без наставников.
   И вот настал день моей первой поездки, я пришел в депо, как и все за час до нее, вначале мы выслушали краткий инструктаж бригадира, затем нас распределили по вагонам. Я должен был работать с молодой проводницей Валей. Когда наша бригадир сообщала, кто с кем работает, она не преминула сказать, чтобы Валентина хорошо обучила меня тонкостям профессии, что вызвало необидный смех присутствующих, но Валя застеснялась и покраснела. И вот после инструктажа мы разошлись по вагонам, и наш состав медленно пополз к вокзалу.
   Мы с Валей, как и все остальные пары проводников, должны были работать на два вагона, то есть пока один проводник отдыхает, второй работает в обоих вагонах. Но на посадке в Энске и на конечной станции мы проверяли билеты вдвоем.
   Посадка быстро прошла, поезд двинулся, и началась моя очередная эпопея длиной два месяца.
   Сегодня у нас был рейс на север, эта железнодорожная ветка была проложена относительно недавно и шла вдоль границы. Поэтому, приблизительно через четыре часа, наш поезд остановился на пограничной заставе и в вагонах началась проверка документов, которой мы также не избежали. Валя в это время рассказала мне, что с пограничниками в вагонах работать гораздо легче, потому, что всех драчунов и скандалистов они быстро учат вежливости прямо в тамбуре. Об этом знают все, кто ездит в погранзону и поэтому в вагонах всегда спокойно и лишь изредка попадаются личности, которые едут здесь в первый раз и потом, долго сидят у пограничников на заставе.
   Первые часы она мне также объясняла мои обязанности. В частности уборка, выдача и прием постельного белья ну и конечно чаепитие. Пообщавшись со мной до пограничного пункта, она ушла отдыхать, сказав, что сменит меня через три часа.
   Я аккуратно встречал на посадке пассажиров, проверяя билеты, в шесть часов вечера я растопил титан и начал разносить желающим горячий чай, пригласил на чай и стоящих в тамбуре пограничников и они по очереди с удовольствием попили со мной чаек и порассказывали местных баек, знакомя новичка с местными порядками. Пока никаких происшествий не было и все шло без особых проблем. Вскоре пришла заспанная Валя и сказала что я могу тоже прилечь, но спать мне не хотелось и я с удовольствием под стук колес разглядывал пролетавший мимо лес, сидя в служебном купе.
   Еще через несколько часов, наш вагон и вагон из Ленинграда отцепили, и мы уже небольшим составом из локомотива и двух вагонов помчались по направлению к границе там у нас был конечный пункт назначения. Когда мы подъехали к маленькой станции, было уже около двух часов ночи. Я проверив все ли входные двери закрыты, пошел в купе, думая предложить Вале перед сном еще попить чайку. Но когда я дернул дверь купе проводника, то она была закрыта, а нервный голос Валентины сообщил мне, что я могу спать, где хочу. Посмеявшись про себя, над испуганной Валентиной, я пошел спать. Но когда я лег, то из-за того, что я забыл закрыть окна, открытые пассажирами, в вагон налетело столько комаров, что я вместо сна всю ночь их ловил.
   Утром, когда хорошо выспавшаяся Валя с улыбкой спросила меня, почему я всю ночь шумел, мне пришлось признаться, что это была ловля комаров. После этого мы попили чаю, и я начал думать, чем занять день так, как оказалось, что мы отправляемся назад только в девять вечера.
   Валя, наверно уже успокоившаяся насчет моих притязаний на ее честь, предложила мне пойти на речку искупаться, что мы и сделали и наверно часа четыре мы там загорали и купались. После этого, вернувшись в вагон, начали думать, как бы поесть, на станции столовой не было, поэтому рядом с путями я развел маленький костерок, и мы сварили суп из концентрата, и запили, его чаем. А я потом сидел и думал, что я наверно сильно поглупел в молодом теле, раз не подумал, о том, чем заниматься и чем питаться в дороге.
   Во второй половине дня мы убирали вагон, мыли туалеты и все такое, словом готовились в обратный рейс, который прошел без проблем.
   Когда я пришел в вагонное депо, там уже сидел Вова Амелин, он из-за своей командирской должности еще не был в поездках и сильно из-за этого переживал, он учился на третьем курсе и уже был женат, и поэтому очень озабочен заработком. Он сразу начал расспрашивать меня о впечатлениях, и на чем, по моему мнению, можно заработать во время поездки. Я отговорился, тем, что еще сам еще ничего не знаю, потом мы еще обсуждали нескольких наших девушек, которые не очень понравились бригадирам из-за их лени, и проводили с ними воспитательную работу, сказав, что исключение из отряда грозит осложнениями в учебе, девушки прониклись, а вот один товарищ со второго курса, похоже не очень, но мы с Амелиным решили посмотреть на его работу в следующих рейсах и тогда уже решать окончательно эту проблему.
   Этим же вечером у меня был следующий рейс в Ленинград, этот рейс также проходил по погранзоне и тоже был достаточно спокойным, отправление было в час ночи, поэтому все пассажиры быстро угомонились и заснули. Мы с Валей долго сидели и болтали, она уже не шарахалась от меня, как в первый день. Потом она ушла отдыхать, а я остался на дежурстве. Поезд шел медленно, останавливался почти каждые полчаса, на станциях выходили и заходили люди, но ночью их было немного и суеты не было. Утром процедура чаепития затянулась, потому что пассажиры просыпались по разному, и каждая проснувшаяся партия требовала чаю. К середине дня мы уже ехали по Ленинградской области и тут начались проблемы. На каждой станции десятки людей с купленными на электрички билетами атаковали наш состав. Они якобы не понимали, почему с билетами на электричку они не могут ехать на нашем поезде. Пограничники уже покинули вагон, и обращаться за помощью было не к кому, и я героически боролся с рвущимися внутрь пассажирами, зная, что при проверке все это оплачу я из своего кармана. Одна дама с цветком в горшке ловко пронырнула под моей рукой и вскочила в тамбур.
   -Ну, вы же молодой человек не будете применять силу к слабой женщине?- Сказала она мне.
   И действительно силу я не применял, просто на следующей станции, я осторожно взял цветок из ее рук и поставил на перроне и потом с улыбкой посмотрел на нее. Она посмотрела на меня взглядом василиска и вышла из вагона, а я аккуратно закрыл за ней дверь. Только мы отъехали , как в вагоне послышался громкий крик:
   -Проводник! Проводник, где ты шляешься?
   Когда я поспешил на этот вопль, то увидел двух ревизоров, один из которых громко звал меня.
   Когда я подошел и представился, он подозрительно посмотрел на меня:
   -Ты кто такой? Почему не знаю? Признавайся, сколько зайцев везешь?
   -Что никого! Не может быть! Здесь всегда зайцы с билетами на электричку пасутся, сейчас мы их оштрафуем, и тебе наука будет
   Но к его удивлению и моему облегчению зайцев в моем вагоне не было и ревизоры, не солоно хлебавши, проследовали дальше.
   На следующую поездку у меня уже лежала бутылка коньяка и, когда по прибытию поезда в Ленобласть в вагоне раздался крик:
   -Проводник где ты там!?
   Я поспешил навстречу и предложил ревизорам посидеть в служебном купе отдохнуть, отдохнули они хорошо, почти до самого Ленинграда, где, с не очень большим желанием, встали и продолжили свою нелегкую работу. Зато в следующие поездки, когда я слышал голос ревизора орущий:- Проводник!
   Я появлялся, и ревизор Саша сразу умолкал и, поздоровавшись со мной, переходил в следующий вагон.
   Но в эту поездку этот вопль был для меня еще в новинку и изрядно воздействовал на психику. Когда около восьми вечера мы остановились у перрона Финляндского вокзала, моя напарница, доверив мне высадку пассажиров, сидела и зашивала дыры в наматраснике. Когда я спросил ее, зачем ты это делаешь, она коротко ответила: - Увидишь.
   И действительно увидел, после выхода всех пассажиров, наш состав отогнали на двести метров и поставили на запасные пути и, тут я увидел интересную картину, как из всех вагонов появляются проводники и по двое тащат набитые пустыми бутылками наматрасники. Валя тоже торопилась, до закрытия магазина принимающего бутылки осталось всего ничего, и мы, пробежав вагон и сложив всю тару в наматрасник поспешили в магазин, который располагался практически у вокзала. Тащить груз, весивший больше тридцати килограмм, было тяжеловато, но дело того стоило. В магазине мы сели в конец очереди из таких же сдатчиков. Мне такая картина не очень понравилась, и я подошел к подозрительному типу бомжеватой наружности, помогавшему скупщику:
   -Слушай мужик, можно это как-то побыстрей оформить?
   -Конечно, сдавай по десять копеек бутылку, я сейчас все приму.
   Я поднял удивленную Валю, и мы быстренько затащили наматрасник с заднего хода, где бутылки были сосчитаны и нам выданы деньги в размере четырнадцати рублей и мы поспешили в вагон, за следующей партией бутылок, и получили еще десятку. Если учесть, что мой аванс в больнице равнялся тридцати рублям, то заработали мы с Валей очень неплохо. После этого, мы поспешили в ближайший гастроном, где и оставили все эти деньги, закупив всякой вкуснятины для себя и своих родных.
   Когда мы с Валей подошли к вокзалу, я обратил внимание на бабушек, торгующих ягодами. Посмотрев на цены за чернику, я схватился за голову, таких цен в нашем городе не было, и тут у меня родилась идея для моего товарища Амелина, который так страдал от нехватки финансов.
   Идея заключалась в том, что приезжая на конечную станцию в небольшом лесном поселке, где я был только позавчера, можно за бесценок покупать там ягоды, и затем продавать их здесь торговкам. Для этого надо было только перенести купленные ягоды из одного состава в другой и завтра они уже будут в Ленинграде.
   На следующий день, когда я выложил эту идею Амелину, тот был в восторге и немедленно предложил мне еще один план по заработкам, закупить пару ящиков пива и продавать его с наценкой. Мне эта идея не понравилась, и я сказал, что этим заниматься не собираюсь.
   Два дня у нас было выходных, которые я провел дома, за столом, стараясь воспроизвести в памяти все, что я помнил по трансплантологии и последних эндоскопических хирургических методиках, старательно записывая все в клеенчатую общую тетрадку.
   Выходные пролетели быстро, и на этот раз мне опять предстоял рейс в Ленинград, но это был уже совсем другой маршрут. Посадка была около девяти часов вечера, все пассажиры здесь ехали до конечной станции и поэтому, до Питера практически никто нас не тревожил. Только вечером я раздал постельное белье, а утром напоил пассажиров чаем. В этом рейсе со мной была напарницей, женщина уже пенсионного возраста, которая с удовольствием переложила все обязанности на меня, и только попивая чай в купе проводника, рассказывала о том, какая нынче пошла невоспитанная молодежь. Рано утром мы прибыли в Ленинград, и после высадки пассажиров наш состав отправили на дневную стоянку в Рыбацкое, тогда еще самую окраину Ленинграда. Я тем не менее позвонил своей тетке и отправился в центр, просто поболтаться по городу. Погуляв по Невскому проспекту, и заглянув в Гостиный двор, я отправился к тетке на Васильевский остров, где и провел остаток дня. Обратный рейс также прошел без особых проблем. Но в депо меня ждала уже негодующая бригадир одного из рейсов, ей не понравилось поведение наших двух девушек, которые вместо работы уединялись в служебке вместе с понравившимися им молодыми людьми, и чем они там занимались одному богу известно. Может, если бы эти девочки делали это менее демонстративно, скандала бы и не было, но тут коса нашла на камень, а все претензии высказаны мне. Пришлось мне проводить беседу с девицами. Со стороны это наверно было очень интересно смотреть, когда парень шестнадцати лет поучает девушек девятнадцати, как они должны себя вести и что делать на работе. Хотя девушки перепугались, когда я объяснил, чем могут закончится их развлечения, и обещали в будущем вести себя скромнее, но мне все равно казалось, что придется их наверно убирать из отряда, иначе проблемы будут. Мой командир между тем ловко уходил от таких разговоров, свалив все на меня, сказав, что, как комиссар именно я должен заниматься такими делами.
   Постепенно все наладилось, большинство наших товарищей работали хорошо, и пришлось уволить только одного второкурсника, который никак не мог понять, что работать все время пьяным никак не получится. И то Амелин старался его защищать до последнего, хотя я и говорил, что лучше мы уберем его, чем этим займется отдел кадров депо. Девушки же продолжали свои развлечения, но делали это не так открыто, и похоже бригадир на них махнула рукой и больше по этому поводу ко мне не обращалась.
   Когда мы с Амелиным первый раз вместе поехали в рейс, я наблюдал, как он, пыхтя, затаскивает в вагон два ящика пива. Я должен был отдыхать первым и ушел после посадки спать, когда через четыре часа я встал и пошел менять Амелина, то обнаружил интересную картину. У него в купе около столика на полу стояло штук восемь пустых бутылок, а сам он был слегка навеселе и объяснил мне, что торговля у него не идет, он не может продать людям пиво дороже, чем оно стоило:
   -Совесть не позволяет.- И поэтому с горя решил выпить все пиво сам. Он, конечно предложил и мне присоединится к этому делу, что я с удовольствием и сделал, потому что было очень душно и выпить бутылочку пивка было очень кстати. Я пил пиво и думал, что в моей первой жизни после определенных событий в нашей стране, совесть позволяла многим людям гораздо больше.
   Но зато, когда мы приехали на конечную станцию, Амелин скупил всю чернику, которую смогли принести женщины, работавшие на железной дороге, и заставил ведрами все рундуки под сиденьями в служебках. И пока мы ехали назад, он все считал, как герой известной сказки, как он будет умножать свои богатства. И действительно, через день в Ленинграде он продал всю чернику торговкам у вокзала в два раза дороже, чем покупал. Они покупали по такой цене охотно, потому что сами продавали еще в два раза дороже, причем им не надо было идти в лес и собирать ягоду.
   Так в работе прошел июль потом август, я втянулся в нее и мне даже она начала нравится, иногда я сидел у окна , глядя на пролетающие мимо телеграфные столбы и думал:
   -А может к черту все это, а просто работать проводником, не думать ни каких проблемах.
   Тем более, когда я получил свою первую заработную плату за июль, я даже не ожидал, что будет так много денег, правда я наработал почти двойную норму часов и мне еще доплачивали небольшие деньги за работу комиссара, но, тем не менее, получить в те годы больше пятисот рублей в месяц было очень неплохо.
   У меня был один из последних рейсов. Он был у меня вне графика, и я вновь попал в вагон вместе с пожилой женщиной, с которой уже работал в начале июля.
   Вечером Евгения Ивановна жаловалась на боли в груди, больше лежала, и я делал все один. Утром, когда я поднял пассажиров и потребовал сдавать постели и готовится к приезду, она все-таки встала и решила помочь мне напоить пассажиров чаем. Но буквально через несколько минут, она схватилась рукой за грудь захрипела и упала на пол. Когда я наклонился над ней, она уже не дышала, пульсации на сонных артериях также не было. Я сунул ей подушку под шею и начал делать искусственное дыхание и массаж сердца. В это время в дверях столпилась куча пассажиров, которые пришли сдавать постельное белье и начали мне давать море всяких глупых советов.
   Прошло уже почти пять минут, как Евгения Ивановна была в состоянии клинической смерти, я уже думал, что все это бесполезно, как чаще всего и бывает в таких ситуациях, как, вдруг, разогнувшись после серии вдохов, положил руку на ей на шею и ощутил легкий толчок под пальцами, потом еще раз и Евгения Ивановна шумно вздохнула. Народ за моей спиной ахнул, после паузы, показавшейся мне вечностью, она вздохнула второй раз, и повернула голову, ее зрачки еще несколько секунд назад полностью расширенные быстро сужались, и спустя некоторое время она попыталась что-то сказать, хотя говорить у нее не очень получалось. Я попросил пассажиров вызвать из соседнего вагона проводницу, чтобы она сбегала к бригадиру и та по рации дала сообщение, о том, что в Ленинграде нас ждала скорая.
   Я с помощью мужчин переложил Евгению Ивановну на сиденье. Она уже почти пришла в себя и шепотом спрашивала:
   - Что случилось, я не помню ничего.- И по-прежнему жаловалась на боли в груди. А у меня для оказания медицинской помощи ничего не было кроме нашатырного спирта Но тут к нам через толпу любопытных пробилась врач, которая достала из сумочки пузырек с таблетками нитроглицерина и дала одну нашей больной под язык. Лучше ей, правда от этого не стало, но, тем не менее, через полчаса мы уже были у перрона Московского вокзала, и бригада скорой быстро забрала больную и увезла в стационар.
   Так как свидетелей смерти Евгении Ивановны, кроме меня в бригаде не было, то моя возня с ней особого внимания не привлекла, только бригадир, давняя подруга Евгении Ивановны, высказала мне свою благодарность за своевременную помощь и вызов скорой. До них даже не дошло, что Евгения Ивановна находилась в клинической смерти и только моя помощь спасла ей жизнь. Зато врач, которая дала мне нитроглицерин, просидела до Ленинграда рядом со мной, наблюдая за больной, и одновременно расспрашивая меня, откуда я такой взялся. Мы поговорили полчаса до прибытия поезда на вокзал. Она оказалась заведующей одной из подстанций скорой помощи в Ленинграде и когда мы прощались, она написала мне свой номер телефона и свои данные, сказав при этом:
   - Не знаю, буду ли я еще работать на этом месте через пять лет, но если буду, то можешь смело обращаться ко мне, место для тебя всегда найдется.
   Когда я на следующий день пришел в депо, то Амелин обрадовал меня новостью, что руководство местного отделения Октябрьской железной дороги довольно нами и обратилось в университет с просьбой продлить нашу работу еще на сентябрь. А наш ректор, учитывая, что занятия начинаются все равно только в октябре, спокойно на это согласился.
   Кроме того, у нас теперь будут рейсы на юг, в большинстве, в Новороссийск, откуда мы будем вывозить детей находящихся на отдыхе на побережье, и доставлять их по всему северо-западу, но в основном в Мурманск.
   Я, уже приготовившийся к месяцу безделья, расстроился, но делать нечего придется работать.
   После коротких рейсов, которые у меня были до этого, рейсы до Новороссийска, были намного интереснее. Наш состав на юг шел пустой, ревизоры нас практически не проверяли и наши кадровые проводники, а за ними и мы, сажали безбилетников, сколько могли. В Новороссийске мы немного успевали позагорать и сходить на море. Зато обратно, когда все вагоны были заполнены детьми, это трое суток до Мурманска казались бесконечными.
   Однажды, когда мы проехали Волховстрой, и я только прилег после своего дежурства, а Амелин начал работу, двери служебки распахнулись и улыбающийся Вова пропустил в купе двух молоденьких проводниц, при этом пояснил, что девушки тоже приехали из рейса и сейчас попадают домой и он пригласил их к нам. Девочки были довольны и веселы. Они приехали из Симферополя и везли домой подарки крымские яблоки и массандровское вино, бутылка которого сразу оказалась у нас на столе, а купе заполнилось ароматом яблок. Мы сидели втроем, иногда к нам заходил Амелин и, пригубив винца, уходил снова смотреть, чтобы дети не залезли куда-нибудь не туда. Я смотрел на счастливых девчонок и думал, как все-таки иногда надо немного для счастья, просто приехать домой, привезти подарки родным. Девушки не строили никаких грандиозных планов, не пытались изменить историю, они просто жили и радовались этой жизни. Через три часа они, чмокнув нас Вовой в щечку, и поблагодарив за приют, вышли на своей станции, оставив в нашем купе аромат яблок и хорошее настроение. А я долго не мог заснуть и думал почему у меня не получается так, и мне все время что-то особенное нужно получить от жизни.
   Все когда-нибудь заканчивается, закончился и наш сезон работы. Вагонное депо было довольно нашей работой и расщедрилось нам с Амелиным на почетные грамоты, начальник вагонного депо сообщил, что если мы раздумаем учиться на врачей, то проводниками он нас точно примет. Я представил отчет о работе в комитет ВЛКС университета, там немного попридирались по поводу отсутствия стенгазет, политинформаций, боевых листков и всякой другой ерунды. Я же упирал на специфику работы, что мы были разобщены, работали в разное время и, поэтому такая работа проводилась по минимуму. Но благодарственное письмо от начальника отделения железной дороги все эти недочеты компенсировало.
   До учебы оставалась неделя, и я решил съездить на рыбалку за хариусом, в верховья реки, протекавшей в нашем городе. Был погожий сентябрьский денек. Настроение соответствовало погоде. Выйдя на берег речки, я быстро собрал удилище и подвязав самодельную мушку, закинул ее в течение. Однако мушки в реке не оказалось. Подняв глаза вверх, я обнаружил, что мушка сидит в ветке березы над самой водой. Мне было жалко уловистую снасть, и я решил отрубить эту ветку и снять все целым и невредимым. Придержав ветку левой рукой, я стукнул топором, тот соскочил по влажному стволу и, как показалось мне, не больно ударил меня по указательному пальцу. Я еще раз ударил по ветке и отрубил ее. Когда я попытался схватить ее левой рукой, мне не удалось это сделать из-за боли, я посмотрел на левую кисть и обнаружил, что почти половины первой фаланги указательного пальца нет, а из раны на траву капает кровь. Все последствия такой травмы сразу до меня не дошли. Я был занят остановкой кровотечения и перевязкой, хорошо, что после случая с Лешкой у меня в рюкзаке всегда лежали пара бинтов в упаковке, йод и кое-что из таблеток.
   Уже особо не стараясь, я разобрал удочку, закрыл рюкзак и поплелся назад на дорогу, автобус, который меня привез, должен был пройти обратно через полчаса.
   Я сидел на остановке и, в душе нарастала паника, я прожил первую жизнь, работая хирургом, Я не знал и не искал другой работы и в этой жизни. Но что делать теперь?
   Наверно работать хирургом можно и с таким недостатком, но очень тонких операций мне уже не провести.
   Неожиданно около меня остановилась грузовая машина, водитель, увидев меня с перевязанной рукой и промокшей кровью повязкой, предложил довезти меня до больницы.
   Когда я зашел в знакомый приемный покой, вокруг меня собрались все присутствующие, вскоре пришел наш травматолог Сергей Николаевич, который увидев, что у меня за травма начал меня поливать нецензурными выражениями, самое цивильное было - мудак безрукий . Все знали, что я хотел стать хирургом и поэтому переживали за меня.
   Увидев рану, он присвистнул:
   -Однако, ты ловко палец срубил, и как прикажешь зашивать, кожи то негде взять. Есть два варианта или пластика, или укорачиваем еще кость на полсантиметра и зашиваем, тогда кожи хватит, хотя придется немного тянуть.
   Я быстро прикинул, варианты:
   -Давайте, укорачиваем кость.
   И мне под местным обезболиванием Сергей Николаевич быстро отпилил пилкой Джигли кусочек кости и сформированным кожным лоскутом с ладонной поверхности пальца закрыл рану и зашил ее с тыльной стороны.
   Домой я приехал с гипсовой лангетой на левой руке. Бабушка сразу заохала и потребовала подробностей, которые я ей и доложил. И еще раз выслушал, что думают о моих поступках окружающие.
   Вечером я услышал, еще раз все по поводу моих мыслительных и других способностей от мамы, которая, как и травматолог не стеснялась в выражениях. Но, успокоившись, сказала:
   -Хорошо, что не голову себе отрубил.
   На чем воспитательная часть была закончена. И началась сострадательная, мама успокаивала меня, говорила, что и с таким пальцем можно будет вполне прилично оперировать.
   Лешка ходил вокруг и завистливо смотрел на гипсовую повязку:
   Слушай Сережка, тебе так повезло, ты теперь наверно не будешь учиться недели две. Мне так бы тоже стукнуть и в школу не ходить месяц.
   -Ты что олух царя небесного говоришь! Ты чего беду на себя кличешь!- закричала бабушка. - Сейчас вот тебе ремня дам, узнаешь, как такие страсти болтать.
   И Лешка на всякий случай ретировался в нашу комнату.
   Когда я зашел в морфологический корпус на первую в этом учебном году лекцию, все мои однокурсники сочли своим долгом подойти и спросить, что у меня за травма, и потребовать объяснений, при каких обстоятельствах она получена. И поэтому, звонку на лекцию я очень обрадовался. Но перед этим я столкнулся в коридоре с Анастасией Михайловной, которая тоже не преминула спросить меня о травме. Она посочувствовала мне и заявила:
   - Вот видишь, все идет к тому, чтобы ты принял мое предложение.- И с надеждой в глазах посмотрела на меня.
  
   В управлении КГБ по городу Энску общались два сотрудника. Старший по званию спросил у подчиненного:
   Слушай Владимир Иванович, какова судьба паренька, за которого так ратовал мой сослуживец, все-таки год прошел, можешь что-то конкретное сказать?
   -Товарищ полковник, я несколько раз беседовал с нашими "барабанщиками" в университете. Складывается такое ощущение, что парень уже делает карьеру, причем семимильными шагами, и в тоже время без подхалимажа, или стукачества.
   Держится несколько обособленно от коллектива, близких друзей нет. Тем не менее, в его возрасте самостоятельно руководил большим коллективом студентов на уборке картошки, стал старостой курса, а в этом году также отлично провел работу комиссаром в отряде проводников. Авторитет у однокурсников и преподавателей непререкаемый. А ведь ему только в декабре будет семнадцать лет. Кстати есть материал, что он в Москве уже общался с директором института терапии Академии медицинских наук.
   Представляете, какие знакомства заводит!
   Очень аккуратен и сдержан в словах, никто не слышал от него, каких либо отрицательных характеристик в отношении компартии, руководителей правительства, а ведь почти все студенты этим грешат. Так, что нам не надо даже вмешиваться, он и без нас сделает, то, что ему нужно. А вот то, что такой парень без колебаний пошел на предложение работать с комитетом дорогого стоит.
   -Хорошо Владимир Иванович, я думаю, что Андреева нужно уже официально занести в список потенциально возможных внештатных сотрудников. А пока пусть учится, и делает карьеру, если верить вашим словам, она должна быть у него блестящая.
  
   Я спал и видел сон. Во сне я проходил в незнакомый кабинет, когда я зашел, за столом сидел маленький усатый человек , его лицо покрытое мелкими шрамами напоминало мне кого то. Этот человек встал и что-то сказал мне. На этом сон закончился. Я сел в постели, рядом в кровати тихо сопел Лешка, на часах было полпятого утра. А в моих ушах набатом гудели слова, сказанные с сильным акцентом:
   -В следующей жизни узнаешь.
   И я вспомнил. 1972 год, жаркое лето без капли дождя и большие афиши по городу: гастроли Вольфа Мессинга.
   Я, лейтенант медицинской службы сижу в зале нашего театра, и мимо меня идет он, Вольф Мессинг старый больной человек, неожиданно он останавливается и пристально смотрит на меня. И хотя я сижу третьим от прохода я начинаю тонуть в его темных глазах, а он что-то говорит, но слов я не слышу, и когда я пришел в себя, он уже шел дальше по проходу, а рядом со мной не сидело ни одного человека.
   И сейчас снова в моей голове звучал его слегка хрипловатый картавый голос:
   Молодой человек у вас незаурядный талант гипнотизера, только узнаете вы об этом в другой жизни.
   Я лежал в кровати, сна не было ни в одном глазу. Так, что же мое появление в этом мире не случайность, так предопределено судьбой. Так может, это судьба направила мой топорик, сказав этим, что я иду неправильным путем?
   Наверно и Чазов, когда сказал, что хотел бы видеть меня кардиологом, следовал предначертанному свыше, вот только кем предначертанному? Увы, ответа на этот вопрос у меня не было. И прокрутившись в постели еще два часа, я встал и начал собираться на учебу.
   Весь день я обдумывал свои воспоминания, был очень рассеян, и даже получил по этому поводу несколько замечаний преподавателей, девочки были озабочены моим состояниям и пришли к выводу, что у меня безответная любовь, и перебирали фамилии тех, в кого, по их мнению, я мог влюбиться.
   Я же в это время размышлял по поводу же своих способностей, якобы выявленных Мессингом, и, проверяя себя, начал сомневаться и думал:
   -А может, это просто был сон. В прошлой жизни я ведь так и не услышал, что он мне сказал.
   Но все равно, похоже, что мне придется вновь менять свои планы, и наверно надо начать читать литературу по гипнозу. В прошлой жизни, даже хотя я был врачом, но считал эту тему всегда чем-то вроде шарлатанства. И сейчас мне было трудно решиться начать изучение этого раздела медицины. Притом, при продумывании этого, я решил, что лучше, если никто ничего об этом не узнает, поэтому книги по гипнозу необходимо брать в единичных экземплярах и вместе с массой других, чтобы мои "друзья" из комитета не поняли, какая тема меня интересует больше всего. Ну, наверно придется начать читать труды кардиологов и думать о смене приоритетов и становиться хорошим специалистом терапевтом.
   В конце концов я пришел к выводу, что этим сном мой мозг отреагировал на мои раздумья как мне быть и чем влиять на руководство страны. И как когда-то Менделееву приснилась таблица элементов, то возможно мне также интуиция во сне подсказала решение моей проблемы. Если я с великолепным знанием психологии, гипноза и внушения смогу попасть в Кремлевку, то вполне возможно воздействие на руководителей страны, с тем, чтобы не допустить развала нашей великой страны.
   Учеба на втором курсе меня тяготила, мне хотелось поскорее добраться до третьего курса, когда начнутся клинические дисциплины, и можно будет уже заниматься настоящим делом. Хотя учился я по-прежнему на одни пятерки. У меня была еще одна проблема это моя мама. В прошлой жизни она умерла, когда я учился на втором курсе ВМА, то есть до этого события оставалось всего два года и мне необходимо было уговорить ее пройти обследование в конце этого или начале следующего года. Но странное дело, я помнил, что в той жизни маму, когда я еще учился в школе, уже беспокоили боли в желудке, и она постоянно соблюдала диету и пила кучу таблеток, то сейчас она не жаловалась и не соблюдала никакой диеты и ела все, что хотела. Но все равно для себя я решил, что хоть как, но уговорю ее пройти хотя бы ренгеноскопию желудка.
   Лешка тоже в отличие от той жизни хорошо учился и начал таскать домой одни пятерки, я относил это за счет своей работы с ним, потому что в прошлой жизни мне было до лампочки, какие оценки получает мой брат, и я только пару раз разбирался с его обидчиками и, то только потому, что лупили они Лешку втроем. А так я всегда говорил ему:
   -Решай свои проблемы сам.
   Лешка иногда приходил домой злой и кричал, что это я виноват в том, что все учителя ждут от него, что он все знает, как его старший брат, а он совсем не хочет быть таким отличником. Он кстати рассказал мне, захлебываясь от удовольствия, что в моем бывшем классе появился новый ученик, симпатичный парень, который начал ухаживать за Аней и увязался за ней, провожать в Уреку. Но там ему не повезло, его встретила команда Федьки Сорокина и так отмолотила, что ему пришлось сидеть несколько дней дома.
   -А ведь ему парни говорили, не связывайся с Богдановой у нее парень кэмээс по боксу, и отметелит тебя только так. Но его и без тебя побили хорошо.- Доложил Лешка.
  
   -Вот это да!- подумал я.- А ведь в прошлой моей жизни никакой симпатичный парень в наш класс не приходил. И мы с Аней просидели вместе за партой до конца десятого класса. И я так и не понял, что возможно со мной рядом сидела моя судьба. А я, как дурак, вздыхал, без всякой надежды, по Светке Ильиной, при моей тогдашней нерешительности это было совершенно бесполезно. Через два года после школы Аня вышла замуж за Федьку Сорокина, который еще через какое-то время сел в тюрьму за убийство. И что дальше было с Аней, я так и не узнал.
   -Нет, на этот раз ты не должен упустить этот шанс.- решил я и повинуясь какому-то порыву собрался и пошел к Ане домой.
   Я шел и думал:
   -Андреев тебе, с учетом года, уже прожитого здесь, через два месяца будет уже шестьдесят семь лет, зачем тебе это, у тебя другие задачи,
   Но ноги упрямо несли меня в Уреку.
   Лангеты на моей руке уже не было, но небольшая повязка еще оставалась и Аня, увидев ее на моей руке, сразу принялась меня расспрашивать, что случилось. Мне не хотелось особо распространяться о своей глупости, и я только коротко сказал, что случайно поранился, но уже все хорошо.
   Наталья Ивановна заулыбалась, увидев меня, но, тем не менее, упрекнула:
   -Сережа, ты у нас теперь редкий гость.
   -Наталья Ивановна, совсем нет времени. Все лето работал, даже дома практически не бывал. А сейчас учеба навалилась. С чем-то придется расставаться или с работой, или тренировками, но, скорее всего с тренировками.
   Наталья Ивановна, вы не против, если я Аню на сегодняшний вечер у вас украду? Мы пойдем, погуляем, может, в кино сходим.
   Естественно разрешение было тут же дано. И пока Аня переодевалась в другой комнате, мы с Натальей Ивановной пили чай, и я рассказывал ей о своем житье бытье.
   Когда Аня вышла к нам, бабушка высоко подняла брови, Аня была одета не для кино, пожалуй, в таком наряде можно и в ресторан пойти.
   -Ресторан? А, что, это идея!- подумал я.
   И когда мы вышли на улицу, я решительно подхватил Аню под руку, и мы пошли к центральному проспекту нашего города, естественно носящему гордое имя Ленина, где располагался один из трех ресторанов, имевшихся на весь наш трехсоттысячный город.
   Когда мы подошли к входу, Аня, поняв, куда мы идем, занервничала:
   Сережа! Ты куда меня привел! Это же ресторан, нам сюда нельзя, и там наверно очень дорого, а у меня всего пятьдесят копеек.
   У меня в кармане лежало тридцать рублей, но Ане говорить об этом не стал, а просто взял ее за руку и мы вошли в ресторан мимо вышибалы, для которого еще не было работы, прямо в гардероб.
   Когда мы вошли в зал, оркестр еще только усаживался на эстраду и готовил инструменты. За столами покрытыми белыми скатертями сидело немного посетителей, на стол у них в основном стояли графинчики с водкой и закуска.
   Мы сели в уголок, подальше от оркестра и вскоре к нам подошла улыбающаяся официантка и дала нам меню. Заказывал я все сам и вскоре официантка, под округлившиеся глаза Ани, принесла и открыла нам бутылку вина Ала-башлы, затем на столе появились конфеты и апельсины, и я разлил немного вина по бокалам и с удовольствием выпил эту сладкую тягучую жидкость, которой не пробовал лет сорок. Скоро заиграл оркестр, и мы с Аней пошли танцевать. Танцы в ресторане отличались от школьных, как небо и земля. Там на нас смотрели десятки любопытных глаз и мы были, как под прицелом, здесь же никому до нас не было никакого дела, Во время танца Аня тревожно спросила меня:
   Сережа, а у тебя хватит денег расплатиться, вон нам еще мясо принесли, ты очень много всего заказал?
   -Аня, ни о чем не думай, все будет хорошо, давай лучше танцевать. И мы танцевали еще, пили сладкое вино, и ели эскалопы.
   Все удовольствие обошлось мне в девять рублей с полтиной. Правда Аня, услышав такую сумму, побледнела и тревогой посмотрела на меня.
   Мы вышли из ресторана около девяти часов и медленно пошли по уже почти пустой улице, Аня шла, держа меня за руку, когда я посмотрел на нее при свете фонаря, то увидел на ее лице слезы.
   -Аня, почему ты плачешь, ведь все хорошо?
   -Сережа, это я от радости плачу.- И она снова захлюпала носом. Но пока мы шли до ее дома слезы у нее высохли, и мы, договорившись о следующей встрече, расстались.
   Я шел домой, на душе было спокойно и мне казалось, что я сегодня сделал то, что нужно.
  
   Постепенно я вошел в учебу, и второй курс проходил незаметно, учеба, работа в больнице, и корпение над учебниками книгами по психиатрии и психологии занимали большую часть времени. Я втянулся в работу старосты курса и уже быстро решал все вопросы. Быть старостой имело и другие преимущества меня знали все руководители кафедр и преподаватели и поэтому при решении каких-то моих проблем, мне охотно шли навстречу. В общем, свободного времени почти не оставалось
   Но, несмотря на это, с Аней мы стали встречаться гораздо чаще, да и она сама частенько заходила к нам и часами болтала с моими родными, что им очень нравилось.
   Я по-прежнему занимался в кружке хирургов, но после моей травмы Аркадий Борисович как-то поостыл ко мне, и ничем не выделял из других. И я планировал после второго курса покинуть кружок и вплотную заняться кардиологией.
   Но зато передо мной открылся мир психиатрии. Когда я учился в ВМА, то у нас это был довольно краткий курс, больше имеющий прикладное значение, как лечение психических нарушений и травм, связанных с военными действиями, действием оружия массового поражения и тому подобное. Сейчас же я читал книги, которые студенты, не планирующие стать психиатрами, читать не будут. И за второй курс я прочитал почти все, что было в нашей библиотеке.
  
  
   По мере того, как я вчитывался я начал вспоминать, что никогда за всю мою жизнь ко мне не подходили цыганские гадалки, сколько раз я видел такую картину; на рынке, решительным шагом ко мне направляется гадалка и, вдруг не доходя до меня несколько шагов, поворачивается и уходит. Я никогда об этом не задумывался, хотя мои друзья иногда со смешком говорили:
   -Чуют, что от тебя ни копейки не получат.
   Потом сколько раз в жизни, когда мне что-то было нужно от вышестоящего начальства, практически всегда я мог их убедить в необходимости такого решения.
   Моя вторая жена частенько по этому поводу говорила мне, что было бы неплохо, если бы эти способности я использовал на благо семьи. Но, к сожалению, использовать мой дар убеждения для себя у меня не получалось.
   И поэтому слова Мессинга, засевшие в моей голове, становились все реальней. Я знал. что он через семь лет он будет в Энске на гастролях, и думал, что может быть попробовать его расспросить про его предсказание. Но это еще было так далеко в будущем. Тем более я видел, как от моего появления в прошлом, все шире расходятся круги изменений этой реальности и что будет через семь лет, я даже не мог себе представить. Я никак не мог понять, к чему, в том сне я видел Сталина в кабинете, или это при общении со мной как-то передал Мессинг. Эти непонятные мистические штучки начали не на шутку волновать меня. Ведь каким-то образом я очутился здесь. Потом я начал раздумывать о влюбленности Ани. Мне совсем не хотелось, чтобы эта влюбленность была просто следствием моего неосознанного внушения, и я, все-таки, надеялся, что это не так.
   Тем временем второй курс был закончен. Как обычно я сдавал весеннюю сессию на пятерки, и это никого уже не удивляло.
   Аня тоже сдавала экзамены и регулярно информировала меня о своих успехах, в наши редкие встречи в эти горячие июньские денечки мы в основном говорил о экзаменах и о учебе, если бы не я, то Аня вообще бы зубрила день и ночь. Поэтому мне приходилось почти силой вытаскивать ее из дома, чтобы немного проветриться. В день, когда она сдала на пятерку последний экзамен, я заявился к ним домой с букетом цветов, которые еще пришлось поискать. Радостная Аня к моему удивлению в отличие от бабушки не обратила на них никакого внимания, а, не обращая внимания на маму с бабушкой, обменявшихся многозначительными взглядами, повисла у меня на шее и затараторила:
   Видишь, Сережа я уже тоже взрослая и тоже буду поступать в университет, и мы сможем вместе ходить на занятия, у нас через неделю выпускной, ты ведь придешь? Ну, пообещай мне, пожалуйста.
   Я уточнил у нее, когда это торжественное событие произойдет, и клятвенно заверил, что обязательно приду. После чего мы отправились на речку загорать.
   Когда мы лежали рядом с ней на пляже, я обратил внимание, что Аня в отличие от прошлых лет не покрывается краской смущения, когда я слишком явно рассматриваю ее почти обнаженное тело, а наоборот старается повернуться так, чтобы быть в наиболее выгодном ракурсе. Я лежал под горячим солнцем и, закрыв глаза, думал о ней. Аня тихо лежала рядом, держа меня за руку. Где-то раздавался плеск воды, веселые голоса, солнце, желтым пятном просвечивало через закрытые веки. И в эту нирвану ворвался шепот Ани мне в ухо:
   -Сережа, скажи пожалуйста, ты меня любишь?
   Я поднял веки и увидел ее темные глаза над моим лицом с тревогой смотрящие на меня.
   Вместо ответа я привлек ее к себе и поцеловал в послушно открытые мягкие губы.
   -Анечка, я тебя очень давно люблю и хочу, чтобы ты была всегда со мной.
   Теперь на меня смотрели сияющие счастьем глаза:
   -Я знаю Сережа, я поняла это еще два года назад, ты тогда пришел в класс такой странный, не похожий на себя и ничего не понимал, я сразу это заметила. А когда ты погладил меня по ноге, я не обиделась, потому что видела, что ты ни о чем таком не думал, а просто хотел успокоить меня. И я тогда подумала, наконец, этот глупый мальчишка понял, что он мне ужасно нравится.
   А потом мы лежали на покрывале, брошенном на песок у реки, и целовались, не обращая внимания на окружающих и возмущенный шепот какой-то пожилой женщины.
   Через неделю я, как и обещал, пришел на выпускной вечер. Меня конечно все узнали, а Исаак Наумович затащил в свой кабинет и долго расспрашивал меня о учебе и дальнейших планах. Когда я вышел от него, все уже собрались в актовом зале, где уселись за столы, уже накрытые для чаепития. Аня пришла на вечер с мамой, как потом она объяснила, папа уже не мог идти, так, как очень напраздновался. Аня было довольно просто одета в белую блузку и плиссированную юбку. Но она была так красива, что я, уставившись на нее, думал, где были мои глаза в прошлой жизни.
   В начале вечера наш директор произнес речь, о том, что все пути в нашей социалистической стране для молодежи открыты, мы, если хотим, можем, ехать в Сибирь на великие стройки, можем, идти учится, и получать высшее образование. Нашей стране нужны образованные люди, потому, что мы идем к коммунизму, и только образованные и умные люди могут построить такое общество. Но те, кто хочет стать рабочим это тоже очень почетно, и он привел в пример выпускников нашей школы, которые уже были отмечены государственными наградами. А я сидел, слушал его и думал, а ведь это все так и есть - все пути открыты.
   После этого всех выпускников вызывали на сцену и выдавали аттестат. После выдачи аттестатов все плавно перешло в чаепитие, которое проходило под бдительным присмотром преподавателей, поэтому мальчишки по очереди исчезали в туалете, где по очереди прикладывались к бутылке портвейна. Меня за руку дернул Вадик Петров:
   -Сережка пошли вмажем по чуть-чуть.
   Я подумал, а почему бы и нет. Когда мы зашли с Вадиком в туалет, и тот из-за унитаза достал откупоренную бутылку, в туалет зашел высокий симпатичный парень, который направился ко мне. Когда он подошел, то попытался неуклюже стукнуть меня в лицо. Я легко ушел от удара, даже не сходя с места просто дернув головой, мне не хотелось бить этого дурачка, которого я мог вырубить в пять секунд. На парня бросилось несколько человек, и схватили за руки.
   -Сашка! Ты что с ума сошел, ты на кого прыгнул, да Сережка из тебя котлету сделает.
   -Тот пытался вырвать и кричал:
   Все равно я его прибью! Он натравил на меня этих Урекских подонков, я из-за этого две недели в больнице был.
   Надо сказать, я был ошарашен:
   -Слушай Саша, а почему ты считаешь, что это я виноват.
   -А кто же? Меня когда их главный первый раз ударил, сказал:
   Не хрен с Сережкиной девкой по Уреке ошиваться.
   Я про себя подумал:
   -Ну и Сорокин и здесь удружил.
   Когда я вышел из туалета, то на меня сурово смотрели Анины глаза:
   -Сережа признавайся, ты Сашу, побил?
   -Аня, да я его и пальцем не тронул, мне только таких недоделков бить не хватает.
   -Он не недоделок, он меня любит, и все время об этом говорит. Просто я его не люблю. и сказала ему об этом.
   Но тут зазвучала музыка, и я выкинул из головы всяких Саш, отправился вместе с Аней танцевать первый и последний наш школьный вальс. Через два часа мы вместе с Аниной мамой стали собираться домой. Я решил, что пусть Аня гуляет вместе со своим классом. Все-таки я был уже чужой для них. На прощание я ее поцеловал и прошептав ей в ухо:
   -Веди себя хорошо.- И ушел.
  
  
  
   Вскоре мне позвонили из комитета ВЛКСМ и обрадовали перспективой поработать в отряде проводников. Только вот Вова Амелин закончил уже третий курс и перешел на
   четвертый и, командиром отряда пришлось стать мне. В комиссары мне определили идейную комсомолку, от которой в работе не было никакого прока, она только мешалась под ногами весь сезон и, я тоской вспоминал Вову Амелина с его пивом и ягодами. Здесь же кроме речей о необходимости примерной работы и поведения ничего не было. Она даже попыталась делать стенгазету и политинформации, но из этого, конечно же, ничего не получилось. И я, с тайным злорадством, наблюдал, как она носится между составами пытаясь заловить хоть пару человек для выслушивания своей белиберды. Что бы не видеть всего этого, я набрал работы выше крыши и старался, сколько возможно быть в поездках, а находиться в депо и решать необходимые вопросы по минимуму.
   Аня в это время подала документы на только, что открытый в университете экономический факультет и начала сдавать вступительные экзамены. Я же из-за работы, практически даже не мог ее поддержать, и лишь только по телефону поздравлял с их успешным окончанием. Но все же я ухитрился выкроить в своем графике пару дней, когда были вывешены списки поступивших, и было ясно, что Аня уже студентка. И мы с ней уехали к моей бабушке в деревню, которая встретил нас уже как мужа и жену, и даже постелила нам вечером одну постель, а потом, красная как рак Аня, застилала свою постель в другом углу комнаты. Но к сожалению работа есть работа и через два дня накупавшиеся и нарыбачившиеся, мы уехали в город. Я в очередной рейс, а Аня готовиться к картошке.
   Сегодняшний рейс также начинался хорошо, я должен был работать вместе с кадровой проводницей молодой женщиной. Зина мне была известна еще с прошлого года, мы с ней несколько раз уже работали вместе. Но мне не нравилась ее суетливость и беспокойство, она вечно боялась чего-то и дергалась по любому поводу. Вот и на следующее утро, когда я досыпал положенное время отдыха, она сдернула с меня одеяло.
   -Сережа.- Закричала она.- у нас девушка не просыпается.
   -Не просыпается, ну и пусть, нам еще ехать и ехать.
   -Ты не понимаешь, ее мама пытается разбудить уже полчаса, а она не просыпается и все.
   Я встал и прошел в купе. На нижней полке лежала девочка лет пятнадцати в халатике, одеяло с нее было снято и, видимо, мама трясла ее за голову и плачущим голосом кричала:
   -Валя! Ну, проснись же, пожалуйста!
   Я представился и, объяснив маме, что я студент медик, попросил разрешения осмотреть больную.
   Первым делом я положил руку на лоб и понял, что у больной слегка повышена температура. Пульс был практически в норме. Каких либо повреждений не было. В это время мать снова схватила Валю за голову и начала кричать. Когда она отпустила голову дочери, я заметил, что между головой и подушкой пустое пространство, В голове у меня сразу всплыли страницы прочитанного учебника. У девочки, скорее всего, дебют шизофрении и кататонический ступор в его восковидной форме. Я взял и поднял ее руку и отпустил, и все присутствующие со страхом смотрели на руку, которая оставалась поднятой вверх.
   Я наклонился к уху Вали и шепотом спросил:
   -Валя как ты себя чувствуешь?
   К удивлению всех, девочка спокойно ответила:
   -Хорошо.
   -Ты чего-нибудь хочешь?
   -Ничего.
   И так мы односложно переговаривались несколько минут.
   Впереди у нас была последняя станция, где была возможность отправить девочку в больницу и по прибытии на эту станцию, девочка в сопровождении матери была на машине скорой отправлена в ЦРБ, откуда, я надеялся, ее достаточно быстро отправят в психиатрическую больницу.
   Слава богу, подобных ситуаций за время моей работы больше не было и в конце августа мы завершили сезон работы. Заработал я в этот раз несколько поменьше, потому, что, выполняя обязанности командира, много времени приходилось отдавать организационной работе, а от этой комиссарши кроме призывов толку не было.
   Впереди у меня был третий курс первые клинические дисциплины и учеба и еще раз учеба.
   Но учебный год начался с неожиданного приезда отца. Он уже был в отпуске летом, но моя работа практически не дала мне возможности с ним нормально поговорить, съездить на рыбалку. Да он и сам был тогда озабочен своими проблемами.
   Ему уже исполнилось сорок пять, из которых он двадцать шесть служил в армии, если считать еще учебу в военном артиллерийском училище. В тридцать девятом году он поступил в Ленинградское артиллерийское училище и в 1940 году его закончил, по странному стечению обстоятельств он не попал на Финскую войну, хотя служил в то время под Ленинградом. Зато в Великой Отечественной Войне он принимал участие практически с ее начала и до конца и закончил свой боевой путь в Китае, где после ранения и продолжал службу и познакомился с моей мамой. А в 1953 году он поступил в артиллерийскую академию, которую в Питере по старинке называли Михайловской и успешно ее закончил, что и дало ему возможность стать старшим офицером
   И сейчас он сообщил нам, что подал рапорт об увольнении еще перед отпуском и вот он сейчас военный пенсионер и свободен, как вольная птица.
   Для мамы это был по настоящему радостный сюрприз, и она буквально прыгала от радости. Но для нас с Лешкой это означало одно - переезд в мамину комнату, которая была еще и общей гостиной, так, что прощай уединение.
   Мне это очень не понравилось, но что делать, мы жили по том временам еще очень неплохо, трехкомнатная квартира это было что-то. Но мама видела, что мне не по душе жить в проходной комнате, где все сидят целыми вечерами. Поэтому она договорилась со своей подругой, и та отдала в мое распоряжение чердак в частном доме, где нужно было топить печь и носить воду. Когда мама показывала мне этот чердак, где была сделана вполне приличная комната, она все время водила пальцем у меня перед носом:
   -И только попробуй сюда водить своих девок, мигом вылетишь отсюда, а я еще и Ане расскажу если что.
   Мне идея переезда и отдельного проживания очень понравилась, и чего греха таить, я как раз думал о том, что сейчас мама категорически запрещала.
   -Но мама, у меня ведь вся группа девчонки, им, что нельзя будет придти. И Ане сюда тоже нельзя приходить?
   -И Ане в первую очередь. Знаю я тебя, вам еще учиться и учиться, а не детей рожать.
   И вот я быстренько собрал свои вещички и был таков. К жизни в одиночку мне было не привыкать. Моя вторая жена умерла в 1999 году от инфаркта, детей у нас не было, и я четырнадцать лет жил один. Еще в Афгане я перенес бруцеллез, и как оказалось потом, не полностью вылеченный, что и привело меня к пятидесяти годам на инвалидность из-за множественных поражений суставов. Первое время я пытался бороться лечился, ходил на массу физиопроцедур, и даже ездил в санаторий, что в начале двухтысячных годов было достаточно затратно. Но толку особо не было, и я махнул на все рукой и просто тупо существовал.
   Так, что когда я разложил свои вещи, которых было совсем немного и сел на кровать у стены, то чувствовал себя вполне комфортно.
   Отец первые две недели только лежал на диване и читал газеты, но вскоре он уже лез стенку от безделья. И тут я предложил ему работу. Мой тренер не раз говорил мне, что у них нет постоянного директора спортивной школы, и я подумал, что мой отец по жизни был спортсменом играл в футбол и был кэмэсом по лыжам. И предложил пойти в РОНО и попробовать устроиться директором спортивной школы, и при необходимости привлечь еще Исаака Наумовича. Но привлекать никого не пришлось, и отец стал директором спортивной школы с первой попытки. И теперь он не надоедал маме и бабушке своей тоскующей физиономией, и не торчал у Лешки за спиной, когда тот делал уроки, как будто компенсировал то время, когда его не было дома. У него было свое занятие, про которое он только и говорил вечерами, не давая никому сказать ни слова.
   Естественно Аня первое время бывала у меня каждый день, и уходила только, когда я демонстративно одевался, чтобы ее проводить. Но потом я провел с ней работу и объяснил, что мне надо тоже учиться, она надулась и несколько дней не приходила совсем, но затем сменила гнев на милость и стала появляться у меня уже по договоренности. Моя хозяйка все это видела, но никаких комментариев от нее по этому поводу я так и не услышал.
   Все пришло потихоньку в свое русло, и я мог уделить больше внимания учебе. Аркадий Борисович, который у нас теперь преподавал общую хирургию, и не думал отпускать меня из кружка.
   - Сережа, пойми, ты талантлив, многие кто здесь работает, хотели бы иметь такие руки, и голову, как у тебя, но им этого не дано. И будет неправильно, если ты этим не воспользуешься. Я вижу, ты увлекся и другими дисциплинами, но ведь тебе никто не мешает, учись, знания никогда не бывают лишними. Что же касается твоей травмы, то все-таки ты правша, и вполне сможешь через некоторое время полноценно проводить сложные операции.
   И я подумав с ним согласился. У меня еще было время для раздумий. Специализация начиналась у нас только на шестом курсе, а до него было еще три года. Правда время имеет очень странную особенность, оно всегда быстро заканчивается, когда этого не ждешь специально.
   Начало очередного дежурства в больнице ничего не предвещало. Я, как обычно сидел в приемном покое и точил лясы с четверокурсником, моим тезкой Сергеем Ругоевым, который сегодня дежурил фельдшером. Сергей парень среднего роста был очень привлекателен, натуральный блондин, да еще с разговаривал он с небольшим национальным акцентом, и иногда специально усиливая его, копировал прибалтов. Сейчас он тихо рассказывал мне, со сколькими медсестрами он успел переспать за время работы в больнице. Он даже вытащил мне записную книжку, в которой аккуратным почерком армейского писаря, а Сергей служил в армии писарем, несмотря на то, что закончил медучилище, были занесены все отделения больницы и напротив стояли даты, то есть в эти дни у Сергея была очередная любовь. Я позволили себе усомниться в его талантах и он, оглянувшись, нет ли поблизости нашей санитарки, начал перечислять фамилии покоренных им медсестер. Я мысленно и вслух восхитился его талантами и посоветовал остановиться, чтобы не подхватить, какую-нибудь болячку, но он легкомысленно отмахнулся. Где-то в двенадцать часов он намекнул мне, что идет на штурм очередной крепости и мне пора уходить. Я спустился на лифте в свой гардероб, но мне не спалось, и я отправился на лифте в оперблок, где еще никто не спал, но работу уже все закончили и собирались выпить чайку и лечь отдыхать.
   Мы вчетвером пили чай, в окно долбил дождь со снегом, погода была мерзкая. Неожиданно на улице послышались требовательные гудки. Мы выглянули в окно, у дверей приемного покоя стоял 407 Москвич и непрерывно сигналил. Но двери пока никто не открывал. Я спустился на лифте в приемный покой и пошел к дверям. В это время из комнаты лаборанта в халате, сверкая волосатыми ногами, вышел Ругоев. Это было так неожиданно, что я от смеха не мог сказать ни слова, а только давясь, показывал ему на ноги. А из двери лаборантской высунулась рука и кусочек белой полной груди нашей лаборантки Ларисы. В руке висели Сережкины брюки. Тут Ругоев пришел в себя и, схватив брюки, скрылся в смотровой комнате, а я пошел наконец открывать дверь.
   Когда я ее открыл, в приемный ворвался, пьяный в хлам, Павел Сергеевич.
   -Какого х.. так долго не открывали!- Заорал он.- быстро звоните в оперблок, я буду оперировать!
   И он, схватив каталку повез ее к машине. Мы помогли ему перегрузить на каталку его друга еще более пьяного чем Паша, голова у него была в крови и замотана какой то тряпкой. Он что-то бормотал и пытался встать. А Паша, между тем, ему кричал:
   -Не вздумай встать, а то еще раз веслом уе..у.
   Пока мы обрабатывали больного, то узнали от пьяного Павла Сергеевича всю подноготную этого события. Оказывается Паша со своим другом, решили проверить сети в озере и, наконец, снять их перед ледоставом. В лодке они напились и поругались, и Павел Сергеевич веслом угостил своего приятеля по голове. После этого он решил, что зашьет ему рану в больнице и увезет домой. В следующие полчаса Павел Сергеевич уже немного протрезвел и уже достаточно спокойно ушил рану на голове прямо в приемном покое. Но когда он хотел увезти пострадавшего домой мы с Ругоевым встали стеной и не дали ему этого сделать, а отправили в хирургическое отделение под наблюдение медсестры. А наш Паша сел за руль и свалил домой.
   Я спокойно спал, когда прозвенел звонок лифта, проведенный мне прямо в гардероб. Когда я вышел в приемном меня встретил мрачный Ругоев:
   -Слушай этот мужик, ну которого Пашка привез, загружается, похоже, там гематома, съезди за нейрохирургом, телефон, что-то не отвечает. А наши водители хорошо порядок знают, ни один из машины не выйдет. Я сел в дежурную машину и мы по ночному городу быстро добрались до квартиры врача. Ничего страшного не было, просто был неисправен телефон и мы под маты, и ворчание нейрохирурга двинулись в обратный путь.
   Когда мы приехали, в оперблоке уже собирались оперировать аппендицит. И меня нейрохирург опять дернул к столу. И до утра я стоял весь в крови, рядом с сидящим на высоком стуле нейрохирургом, который сначала сверлил дырки в черепе, потом проведя пилку Джигли выпиливал костный сегмент над местом предполагаемой гематомы. Все это закончилось только к восьми часам и я, нехорошим словом поминая Павла Сергеевича, и надеясь, что уж теперь то его точно уволят, пошел домой.
   Я сидел у себя на чердаке и пытался разобраться в учебниках психологии, которые нашел в нашей библиотеке, когда услышал тяжелые шаги по лестнице, которая вела ко мне наверх. Услышав решительный стук, я крикнул:
   -Войдите!
   К моему удивлению в комнату зашел отец.
   -Папа, ты, что так поздно. У нас дома все хорошо?
   - Сережа, я пришел к тебе посоветоваться насчет мамы, все-таки ты уже третьекурсник, может, подскажешь что-то толковое.
   Услышав эти слова я похолодел, и перед моим мысленным взором снова возникла картина в больничной палате в первой жизни.
   -Ну. давай посоветуемся.
   -Так вот, ее уже с лета беспокоят боли в животе, после еды, но она пьет таблетки, а обследоваться совсем не хочет. Говорит, что если и будет язва, так все равно ничего не изменится. Так вот, я думаю, что нам надо уговорить ее, хотя начать обследование. Потому что мне это уже начинает, сильно не нравится.
   Мы разговаривали с отцом еще долго, пользуясь отсутствием наших женщин, он все интересовался моими планами, как мы собираемся жить с Аней и не надо ли уже готовиться к свадьбе. Я сказал ему, что собираюсь бросить занятия боксом, но отец отнесся к этому не очень хорошо.
   -Сережа, ты конечно можешь закончить тренировки, но я бы просто посоветовал бы тебе, просто работать над собой и не участвовать в соревнованиях, если конечно Николай Иванович на такое пойдет. А быть в хорошей физической форме это здорово для любого человека. Я постарался успокоить его и сказал, что найду слова для мамы, чтобы она пошла на обследование. Ушел он от меня уже в одиннадцатом часу, а я все сидел и думал, что бы придумать с мамой.
   Следующим днем у нас было практическое занятие по терапии. Воспользовавшись перерывом в занятии я отправился в Итар. Надо сказать, что для тех лет отделение анестезиологии и реанимации выглядело достаточно прилично. Возглавлял его уже тогда фанатик своего дела и будущий доктор наук, автор нескольких книг о реанимации, будущий почетный член многих медицинских институтов мира и собирающий на своих лекциях в Америке и Европе цвет медицинской науки. Но в те годы он еще только собирался писать свою кандидатскую диссертацию и отличался среди прочих докторов свои ранними приходами на работу и тягой к женскому полу, если прямо сказать, он не пропускал мимо себя ни одной женской юбки. А не симпатичной медсестре или врачу можно было даже и не приходить устраиваться туда на работу.
   Вот к этому товарищу и я пришел.
   Когда я зашел в кабинет, сверху донизу уставленный книгами, Петр Анатольевич что-то усердно писал и посмотрел на меня с недоумением, как бы не одобряя, что я своим появлением нарушил его сосредоточенность
   -И что вы здесь забыли молодой человек? - Не очень дружелюбно спросил он.
   -Петр Анатольевич, я Андреев Сергей, сын вашей старшей медсестры. Понимаете, я учусь сейчас на третьем курсе, и обратил внимание на жалобы моей мамы, мне кажется, что эти жалобы очень похожи на начальные симптомы рака желудка.
   На лице Петра Анатольевича появилась понимающая усмешка.
   А скажите молодой человек, что вы сейчас проходите по пропедевтике?
   -Петр Анатольевич, я понимаю, вы сейчас думаете, что у меня типичная ситуация третьекурсника, который начитался впервые медицинской литературы и находит у себя и всех близких симптомы любой болезни, но поверьте, что это не так. У моей мамы практически постоянные боли в эпигастральной области, кроме того имеется комплекс малых признаков рака желудка. А пришел я к вам с просьбой, что бы вы воспользовались вашим авторитетом для направления ее на обследование, а то она сама пойдет тогда, когда уже совсем все будет плохо. Только я прошу вас, не говорите ей, что это я просил об этом.
   Прошло около недели, я вечером сидел в гардеробе больницы, изучая толстенный том по психологии на английском языке, когда ко мне зашел Петр Анатольевич. Он взял из моих рук книгу, прочитал название, присвистнул и с интересом посмотрел на меня.
   -Послушай Сергей, ты откуда этот том выкопал.
   -Да вот, получил по МБА.
   -Ты, что так серьезно интересуешься психологией.
   -Я, общем многим интересуюсь, и психологией в том числе.
   -Сергей я тут поспрашивал моих врачей, они все о тебе неплохого мнения, считают за будущего неплохого специалиста. Так редко бывает, что уже на третьем курсе можно такое сказать о студенте.
   Но зашел я сказать тебе о том, что отправил Дарью Васильевну на рентгенографию и скопию желудка, по малой кривизне нашли приличную язву и по косвенным признакам рентгенолог не исключает озлокачествления. Так, что надо уговаривать ее на операцию, там уже будет яснее, на что идти.
   Отец, конечно, эту новость принял с тяжелым сердцем. Дома в течение месяца была очень нервная обстановка. Но после проведения оперативного лечения, в ходе которого была проведена резекция двух третей желудка, мама довольно быстро восстанавливалась. При гистологическом исследовании диагноз рака был подтвержден. Но хирурги онкодиспансера были полны оптимизма.
   -К нам на такой ранней стадии заболевания больные практически не попадают. Так, что, скорее всего все будет хорошо.- И суеверно стучали при этом по дереву.
   Когда мы с отцом пришли в диспансер, мама была уже в палате, выглядела она неважно, но при виде нас заулыбалась, отец, как я его не уговаривал, принес сетку апельсинов. Он считал, что это самый хороший подарок, для больных перенесших операцию. В палате было еще три женщины, и мы угостили всех.
   Пока отец разговаривал с мамой, я пообщался с лечащим врачом. Тот был в курсе всей истории и долго тряс мне руку и говорил:
   -Нет, это только студент первых курсов может ткнуть пальцем в небо и поставить правильный диагноз, не зная ничего. Любой бы другой сказал язва и никаких проблем.
   Так вот при гистологии типичная застарелая каллезная язва на малой кривизне. Как твоя мама не жаловалась раньше, не понимаю? Гистолог нашел только маленьких фокус атипичных клеток в одном из краев язвы. Скорее всего, на этом все закончится, и снова суеверно постучал по столу.
   После разговора я вернулся в палату, и мы еще немного посидели и пошли домой. Мы шли молча, каждый был погружен в свои мысли. Когда я посмотрел на отца, то увидел, что по его щеке скатилась одинокая слезинка, которую он, не глядя, смахнул рукавом, я же шел совсем с другим настроением, ведь отец даже не подозревал, что в другой жизни это все закончилось бы гораздо страшнее.
   А я шел и размышлял:
   -Вот еще одно дополнение в те изменения реальности, которые уже широким кругом расходятся вокруг меня, и чем эти изменения закончатся, я не знаю.
   Мы вместе пришли домой, нас встречала бабушка, которой не терпелось узнать , как дела у дочери, она собиралась навестить маму на следующий день.
   После моего визита к Петру Анатольевичу, тот заметно заинтересовался мной.
   -Понимаешь Сережа, я давно интересуюсь возможностями человека, в том числе меня интересует такая вещь, как интуиция. Считалось, что интуиция срабатывает у людей, которые являются специалистами своего дела и озарение, как правило, приходит к ним в результате долгой и кропотливой работы. Ну, как например, Менделееву приснилась его таблица. А вот ты выбиваешься из этого ряда, у тебя просто нет знаний, которые бы могли тебе помочь интуитивно поставить правильный диагноз.
   И опять начался известный разговор, Петр Анатольевич предложил мне подумать о профессии анестезиолога, которую он считал вершиной врачебного мастерства, я думал, что здесь немалую роль сыграл мой диагноз рака при наличии минимальных его признаков, а Петр Анатольевичу нравились думающие и успешные студенты. Когда же я вежливо отказался, мотивирую тем, что уже усиленно занимаюсь хирургией, то он сказал:
   - Мне нравится твоя настойчивость в освоении уже выбранной специальности, но впереди еще много времени и мы еще встретимся с тобой на занятиях, может ты и передумаешь.
   В кружке я попросил Аркадия Борисовича дать мне возможность продолжить мою работу по возможностям пересадки сердца. В этой работе я уже более подробно, чем в первый раз указывал на трудности, которые будут связаны с проблемами иммунной несовместимости. Также я описывал методики и доступы при подобных пересадках, которые сохранила моя память. Конечно, если бы я сам в прошлой жизни занимался этим, то мне было бы намного легче. В этой работе я, наплевав на осторожность, прямо указал на высокий уровень медицины ЮАР, и что не исключено, что там и произойдет первая пересадка сердца, назвать Кристиана Барнарда первым хирургом, сделавшим это, мне все-таки не хватило нахальства.
   Над этой работой я сидел почти полгода и закончил только к экзаменам. Аркадий Борисович, когда прочитал мой опус, на следующий день долго рассматривал меня, как редкое насекомое и, наконец, сказал:
   -Ты знаешь, что написал почти кандидатскую, Господи! Сколько студентов у меня было, но такого! И что мне с тобой прикажешь делать, может, отправим твой опус в журнал "Кардиология"? Вот только бы убрать упоминание о ЮАР, это было бы политически неправильно упоминать об успехах в стране апартеида.
  
   -Аркадий Борисович, а может, отправите мой труд своему другу. Если он даст положительную рецензию на мою работу, то ее тогда уж точно опубликуют. И наша кафедра прозвучит.
   Лицо моего руководителя просветлело:
   -А что неплохая идея, сегодня же позвоню в Москву.
   В ожидании вестей из Москвы я, тем не менее, продолжал самостоятельно изучать руководства по психотерапии и психиатрии. К сожалению, полностью скрыть от окружающих мой интерес не удавалось. Но пока мои однокурсники просто считали это моей блажью.
   Так, как пока до пятого курса до цикла психиатрии мне было еще далеко, и тренировать мои способности было не на ком, я решил заняться аутогенной тренировкой. В первой моей учебе, я своему стыду даже и не слышал о такой. Но сейчас прочитал еще довоенные работы немецкого психотерапевта Шульца, и был полон энтузиазма, начав свои упражнения. Тем более, что жил я, заботами моей мамы один, и мне никто не мешал в этом деле. Первое время я долго и упорно сидя в кресле, твердил себе:
   -Я спокоен, моя левая рука очень тяжелая.
   Но проходили дни, и никакого эффекта в моих занятиях не было. Но однажды, когда я привычно сел в кресло и начал твердить свою мантру, то почувствовал тяжесть в руке. Испугавшись, я вскочил, и ощущение ушло. После этого у меня как будто прорвало плотину. Через неделю я уже мог немного управлять сердечным ритмом, доводя разницу до 10-15 ударов минуту. Через два месяца я садился в кресло и последовательно , в течении нескольких минут вызывал у себя тяжесть в конечностях, мог регулировать сердцебиение и дыхание, ощущение тепла в эпигастрии и прохлады в области лба. Так, что стандартные упражнения из учебника Шульца я смог освоить самостоятельно. Теперь я мог приступить к достижению высшей ступени тренировок - самосозерцанию.
   И здесь, как и в начале тренировок, у меня долго ничего не получалось. Но постепенно, мои попытки вызвать в сознании яркий образ стали получаться, сначала яркий красный шар, потом разные геометрические фигуры и как завершение моя Аня, почти с фотографической четкостью запечатленная моей памятью.
   Надо сказать, что мои тренировки очень положительно сказались на моей памяти, я очень многое вспомнил, из первой жизни, что казалось, забыл навсегда.О очень часто выходя из а моей мочень положительно сказались на моей мпамяти, я очень многое вспомнил, из первой жизни, что каза Очень часто, выходя из самосозерцания, я хватал авторучку и лихорадочно записывал, все, что вспомнил в этот раз. Но вот дойти до глубины самосозерцания, погрузить себя в "нирвану", как выражался Шульц, у меня пока не получалось. Хотя считалось , что в этом состоянии человек может сам сформулировать ответы на себе же заданные вопросы, и получить их виде зрительных сновидных образов. Но я упорно трудился и надеялся, что дойду и до такого состояния сознания.
   Вот в такой непрерывной учебе, работе у меня прошел третий курс. Экзамены я привычно сдал на пятерки и как говорили мои преподаватели, уверенно шел на красный диплом. Вот в один из июньских деньков меня нашел Аркадий Борисович:
   -Ну, что ты выиграл счастливый билет. Чазов берет тебя к себе. Через три года ты оканчиваешь университет, и можешь собирать вещички и ехать в Москву. Твою работу он очень подсократил, убрал все, что ты там напророчил, кое какие методики приберег на будущее, и отдал в журнал, выйдет твоя статья, как сделанная тобой под нашим с ним руководством, цени! Мы не над каждой статьей подписываемся, короче работай над этой темой дальше. Когда через три года приедешь, у тебя будет уже готовая диссертация.
   -Нет, наверно я все делаю правильно.- Думал я. - Пока все, что я делал, вело меня в Москву, наверно провидением, или кем-то там еще, кто отправил мою сущность на пятьдесят лет назад, предопределено такое развитие событий. И мне остается только смело идти вперед, не оглядываясь по сторонам, без всяких колебаний и сомнений.
   После сдачи экзаменов у меня оставалось свободное время до практики, и я с Аней, которая тоже успешно сдала экзамены за первый курс уехали к моей бабушке. Моя бабушка или специально так делала, или действительно не понимала, но она опять упрямо поселила нас в маленькой комнатке с одной кроватью, мотивирую это тем, что у нее на первом этаже живет подруга из Ленинграда, а Лешка, который уже перешел в девятый класс таскает в дом кучу парней. А нам с Аней будет очень удобно в этой комнатке, в которой есть отдельный вход и нам никто не будет мешать.
   Аня при словах бабушки слегка покраснела, но ничего не сказала, и, по-моему, была рада такому развитию событий.
   И этой же ночью, то, что мы так долго ждали, случилось. И куда исчезла Анина стыдливость, она сама помогала мне раздеваться и, сняв с себя комбинацию дрожа всем телом прижалась ко мне. Слегка охрипшим от волнения голосом прошептала:
   -Сережа, если бы ты знал, как я долго этого ждала, как ты меня дразнил своими прикосновениями. А сейчас ты мой и никто тебя у меня не отнимет. И она сама повернула меня на себя.
   -Я старался быть, как можно бережнее, но все равно у Ани это была болезненная процедура, очень много крови и пришлось даже снять простыню. Потом мы лежали и признавались друг другу в любви, вспоминали прошлые наши встречи и строили планы на будущее. И потихоньку заснули.
   Утром нас стуком в дверь, разбудил мой брат, заорав:
   -Хватит спать, пора на рыбалку.
   Я швырнул ботинок в дверь, чтобы он ушел, но он все равно прибежал еще раз и позвал нас завтракать.
   Бабушка с понимающей улыбкой встретила нас блинами с соленой щучьей икрой и чаем. А сама куда-то исчезла. Уже потом она сообщила мне ухо:
   -Простынку то я постираю, ты ее не ищи, а девку то ты, какую нашел, надо же, еще целочка была, ты держись ее, ой хорошая жена будет!
   Мы всю неделю купались, загорали, ходили на рыбалку, а ночью занимались тем, о чем мечтали не один год. Правда моя взрослая сущность не преминула уточнить Анин цикл, чтобы не усложнить себе жизнь непредвиденным появлением нового маленького человечка. Ему было еще пока рано появляться на свет.
   Когда мы через неделю с Аней ехали в автобусе домой, она, положив мне голову на плечо, спросила:
   -Сережа, а когда у нас будет свадьба, я уже в голове список составляю, мы ведь одноклассников пригласим? Я очень хочу, чтобы Светка Ильина пришла.
   От неожиданности у меня даже пропала сонливость, которая беспокоила меня всю неделю из-за регулярного недосыпа. Затем на меня напал истерический смех, который я судорожно старался подавить, из-за чего у меня началась икота. Встревоженная Анна сильно стукнула меня по спине.
   -Сережка, ты что, от моих слов подавился?- Сердито спросила она.
   -Нет Анечка.- борясь со смехом, проговорил я. - Просто тряхнуло на повороте. А свадьбу назначим, только сначала надо ведь сватов к твоим родителям заслать, чтобы все, как положено, было. И Аня успокоившись, снова начала перечислять, кого она хотела бы видеть на нашей свадьбе. Я сидел, слушал ее и укорял себя:
   Андреев, Андреев, живешь вторую, данную неизвестно кем тебе жизнь, а женщин ты так и не научился понимать.
   Когда мы приехали домой, то зашли вместе с Аней к нам. Мама у меня была уже дома, после операции она получила вторую группу инвалидности на год и надеялась, что через год вновь выйдет на работу. Когда они с бабушкой увидели нас вдвоем, то только и спросили, когда свадьбу играть будем.
   Вечером, после прихода домой отца, мы решили не откладывать дело в долгий ящик и запасшись спиртным направились домой к Ане.
   Когда мы пришли, я понял, что здесь нас уже ждут. Мой будущий тесть был на удивление трезв и наряден, ну а про женщин я уже не говорю. Ани же пока не было видно.
   Мой отец, входя в непривычную для него роль свата начал:
   Здравствуйте уважаемые Борис Васильевич и Надежда Николаевна, донесла до нас молва, что есть у вас товар хороший незалежалый, а у нас купец есть молодой да неженатый, не согласитесь ли вы отдать товар за нашего купца.
   Для удалого купца наша девица хоть куда.- Пробасил Борис Васильевич и с надеждой уставился на сумки , которые мы принесли с собой. - Ну, давай сват обнимемся, ведь родственниками будем, и он обнял моего отца, который был в общем нехилым мужиком, так что у него перехватило дыхание.
   Но дело свое отец не забыл:
   -А где же невеста, может люди неправду говорят и совсем нехороша собой, что прячется в уголке.
   Когда к нам вышла Аня, то мой отец. поднял изумленно брови:
   -Ну, Сережка ты весь в меня, мы только таких красавиц выбираем.
   Аня была действительно очень красива, было видно, что готовилась она к этому событию весь вечер.
   Возникшую неловкость быстро исправила бабушка, которая пригласила всех к столу. И через час уже зазвучали песни военных лет, гражданской войны, и из последних фильмов. Мощный бас Бориса Васильевича заставлял звенеть стекла в доме. С отцом он разговаривал, как будто сто лет знал его. Надежда Николаевна в это время, выспрашивала, как мы рассчитываем жить на какие средства и где. Я как мог, развеял ее опасения, заявив, что пока нам хватил стипендий и денег, которые зарабатываю я, и скромно проговорил, что родители смогут немного помогать нам, пока мы учимся. А детей мы пока заводить не собираемся, на что Надежда Николаевна покачала головой с большим сомнением:
   -Ох Сережа, дети не спросят а сами появятся.
   Тем не менее, сватовство прошло, если не на высшем уровне, но и не плохо и через пару часов мы с отцом, которого ощутимо развезло, отправились домой.
   Через несколько дней мы с Аней отправились в ЗАГС, где нас записали на регистрацию на середину августа, что было очень удобно, потому что у меня практика уже к этому времени закончится, а Аня поедет на картошку только в сентябре. Но я уже планировал, что постараюсь устроить Аню в отряд проводников, потому, что надо было уже думать о деньгах, раз мы собираемся вести самостоятельную жизнь.
   Прошло лето, позади была практика, свадьба, на которой было много гостей, Аня осталась довольна, ну а мне, пережившему еще в прошлой жизни два таких события, просто было радостно за нее. У нас шли учебные будни. Все вошло в свою колею, учеба, работа. Я продолжал самостоятельно изучение психотерапевтических руководств, пытаясь добиться больших возможностей внушения. Мои одногруппницы первые пали жертвой моих опытов, одна их них принесла в группу билеты в кино на всех, и долго потом удивлялась, для чего она это сделала. Но вершиной моих усилий стала классическая история родов, которую я писал на акушерстве. Первую мою попытку ее сдать, наша преподавательница забраковала, оставив массу помарок на исписанных мной листах.
   При повторном просмотре тех же записей, она осталась довольна, и сказав:
   -Вот теперь это уже похоже на то, что нужно.- Поставила мне зачет.
   Я думал, что Мессинг остался бы мною доволен. Правда, я в отличие от него, не рискнул показывать преподавателю пустой лист бумаги, надеясь, что если она заметит, что эту историю она уже смотрела, то я отговорюсь тем, что просто перепутал листы.
   В один из дней меня вызвал к себе Аркадий Борисович.
   -Ну что пророк напророчил.- И протянул мне свежую газету, где была напечатана заметка о пересадке сердца в ЮАР хирургом Кристианом Барнардом.
   -Может, ты сможешь сказать, сколько этот человек проживет с этим сердцем?- С улыбкой спросил он.
   -Аркадий Борисович, я думаю, что недолго, вы помните, что я писал в своей работе о проблеме несовместимости тканей. Я предполагаю, что процесс отторжения начнется сразу, но работать сердце сможет не больше месяца при самых удачных обстоятельствах. Выход в приеме препаратов подавляющих иммунную систему организма. Вы же знаете, что за границей при пересадке почек с успехом пользуются азатиоприном, как иммунодепрессантом. Может и Барнард тоже им пользуется, мы не знаем. К сожалению, в этой заметке про технические вопросы ничего не написано.
   - Ты знаешь Сергей, у нас сейчас в верхах тоже шурум бурум начнется, как же опять проклятые капиталисты опередили. Поэтому я думаю, к тебе тоже определенное внимание будет, твою работу по-моему взяли в печать, и она выйдет уже в январском номере. Так, что готовься к славе.
   Выглядел он при этом довольным, скорее всего потому, что над статьей в обязательном порядке будет название кафедры и куратора студента.
   Но больше всего меня удивил вызов в партийный комитет. Наш парторг сидел с загадочным видом и какое-то время расспрашивал меня об учебе, отношениях с однокурсниками, отметил, что я хорошо успеваю по политическим предметам, Затем поспрашивал меня по работе старосты курса. И наконец выдал, что партийный комитет внимательно наблюдает за всеми перспективными студентами, имеющими хорошие организаторские способности и я с первого курса был тоже у них на заметке. Недавно в партийной организации прошло совещание, где было отмечено, что в университете очень мало членов партии, особенно среди молодежи. А среди учащихся их практически нет. Поэтому было принято решение о беседе с несколькими студентами достойными быть кандидатами в члены КПСС, и я вошел в это почетное число.
   В ответ я сообщил, что это очень почетное предложение, и я не могу так сразу дать ответ, парторг на это согласился, но предупредил с ответом не задерживаться.
   Первой моей мыслью было отказаться, в прошлой жизни я был коммунистом много лет, и с болью наблюдал, как наша партия буквально на глазах превращается в сборище карьеристов и подхалимов, пользующихся членством в ней для обделывания своих дел, и улучшения материального положения, но больше всего в моей памяти осталось, как эти люди потом демонстративно жгли свои партбилеты, утверждая, что всегда были в первых рядах борцов с коммунизмом. Но потом я подумал, что если я планирую через, уже теперь два с половиной года, переезд в Москву, то неплохо приехать туда уже членом КПСС.
   Когда я дома сообщил, что мне предложили стать кандидатом в ряды КПСС, мой отец был очень удивлен:
   -О чем они в вашем парткоме думают, предлагают вступать в партию соплякам, чем ты заслужил такое доверие?- возмущался он.
   -Но папа, ты же сам вступил в партию ненамного старше.
   -Что ты сравниваешь, шла война, и я должен был быть коммунистом, я сам вступил в партию и других агитировал. Но мы шли в бой, на смерть. А вот куда пойдешь ты?
   К сожалению ответа, на риторический вопрос отца я и сам не знал. Правда, мои планы, которые еще три года назад, были почти нереальными, постепенно выходили на стартовую прямую. Но впереди все еще были два года учебы, без которых я пока был просто студент четвертого курса одного из нескольких университетов Советского Союза.
   На Анну же моя новость никакого впечатления не произвела. Ее эти вопросы никогда не волновали, она и в школе всегда была незаметной и не принимала участия в жизни класса. Сейчас ее главной целью было хорошо учиться и быть рядом со мной. И мои отношения с одногруппницами волновали ее гораздо больше, чем вступление в ряды КПСС.
   Какими то путями мои однокурсники узнали о сделанном мне предложении, по этому поводу было несколько ехидных подколок, но довольно быстро все успокоились, по-видимому, не увидев в этом ничего особенного.
   И через два дня я перешагнул порог парткома и сообщил парторгу, что я все обдумал и с полным сознанием своей ответственности готов написать заявление о приеме в кандидаты в члены КПСС.
   Особо сильно жизнь моя после приема в кандидаты в члены КПСС не изменилась, На общем собрании парторганизации проголосовали за меня единогласно, впрочем как и за еще двух студентов с других факультетов. Парторг выглядел довольным, численность его первички возросла, и можно было нагружать новичков партийными поручениями. Я, как мог отбрыкивался от этого, мотивирую большой загруженностью и научной работой, которую я веду, но все таки меня прикомандировали к нашему комсоргу для "помощи в организации комсомольских собраний и общественно-политических мероприятий", как витиевато выразился наш парторг. В итоге я особо не перетрудился поскольку, нашему комсоргу моя помощь и контроль явно были не нужны.
   Но партийные собрания мне все же приходилось посещать. Иногда это было даже интересно, потому, что членами партии у нас были многие пожилые преподаватели бывшие фронтовики и они нисколько не боялись говорить, все что они думают про обстановку в стране у нас в городе и в университете. Большинство же молодых членов партии вступивших в нее в последние годы были уже совсем не такими. Говорили они короткими штампованными фразами и все речи у них начинались примерно с одних и тех слов " Как указывает наш генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев"
   Мне по молодости на партийных собраниях слова не давали, да я и не просил, и практически ни о чем не спрашивали. Только пару раз парторг попросил небольшой отчет по выполнению моего партийного поручения, который я очень быстро предоставил, благо что с комсоргом это было все обговорено.
   В начале второго семестра Анна прибежала вечером домой возбужденная.
   -Сережа, представляешь. У нас заболел преподаватель, и теперь у меня окно в два дня. Помнишь, ты мне обещал съездить со мной в Ленинград зимой и сводить в Эрмитаж. Вот давай выполняй.
   -Аня. У меня то ведь нет окна. У нас сейчас токсикология на военной кафедре, и мне никак не уехать. А полковник Максимов меня в жизни не отпустит.
   Моя расстроенная жена села "грызть гранит наук" но вскоре настроение у нее поднялось, и остаток вечера у нас прошел отлично.
   Следующим утром, когда мы все сидели в кабинете на военной кафедре, специально оборудованном для работы с отравляющими веществами, и нам уже раздали секретные тетрадки, в кабинет зашел полковник Максимов:
   -Товарищи студенты, к сожалению, я должен срочно уехать в командировку, но я надеюсь, что вы все, как дисциплинированные люди будете приходить сюда все эти четыре дня, когда я приеду, то проведу зачет.
   Не успел полковник выйти из кабинета, как я рванул на вокзал за билетами в Питер. Прибежав домой, я разбудил свою жену, спящую сном младенца, и сообщил, что сегодня вечером мы едем в Ленинград, за что был немедленно расцелован и повержен в кровать. Когда мы из нее вылезли, то пора была уже собираться. Я позвонил из телефона автомата родителям и попросил их перезвонить тете Нине, что мы завтра будем у нее. И собравшись, мы отправились на вокзал. С утра, выйдя из вагона, мы, оставив вещи в камере хранения, отправились в Эрмитаж, где пробродили пол дня. Там, можно было ходить еще неделю и все равно все не увидеть, поэтому я предложил Ане перекусить в ресторане на Литейном проспекте, практически рядом с Невским проспектом, в прошлой жизни я почему то любил в него заходить. Когда мы подошли к дверям ресторана, там стояла небольшая очередь, все ожидали открытия. Мы с Аней встали в ее конец и спокойно ждали, так как до открытия оставалось всего несколько минут. Неожиданно за спиной я услышал знакомые голоса. Обернувшись, я увидел двух военных и мысленно ахнул. Передо мной стоял мой изрядно поддатый преподаватель полковник Максимов и рядом с ним зав. военной кафедрой, тоже под кайфом, полковник Капитонов.
   -Андреев! - Воскликнул Максимов.- Ты где должен быть, ты должен учить токсикологию, а не по кабакам шляться. Нет, ты только посмотри!- Обратился он к Капитонову.- Стоило мне уехать, и этот кадр уже в кабак собрался.
   -Наш человек.- Сказал, покачиваясь, полковник Капитонов.- Не служа, службу понял.
   Но тут их внимание привлекла моя жена. Оба офицера подобрались и хищно уставились на смутившуюся Аню.
   -Андреев представь нам свою спутницу.- В приказном тоне сказал Максимов.
   -Дмитрий Иванович, это моя жена Аня, тоже студентка нашего университета.
   Выражение охотников за прекрасным полом у моих преподавателей уменьшилось, и они наперебой стали целовать вконец засмущавшейся Анне руки и сыпать комплименты. Но тут, к нашему счастью открылись двери ресторана и мы гурьбой влетели в него. Здесь оба полковника, подмигнув мне и подняв большие пальцы вверх, наконец, нас оставили.
   А мы сидели, долго смеялись и говорили, что можно годами жить в большом городе и не увидеть знакомых. А тут в другом городе с трехмиллионным населением в первый же день в ресторане встретить своих преподавателей с занятий, которых ты сбежал.
   На следующий день мы благополучно вернулись домой. К чести Максимова надо сказать, что он даже слова не сказал, о том, что встретил нас в Питере. Только, как то раз высказался в плане того, что Андреев сумел найти красивую и преданную женщину, а это дорогого стоит.
   Приближалась весна было начало мая , когда я пришел домой к родителям и обнаружил, что в гостях сидит мой тесть Борис Васильевич. Они оба с отцом были изрядно под шафэ, да и моя мама тоже не отставала. Праздновали они приближающийся день победы. Когда я зашел в комнату Борис Васильевич доказывал моему отцу:
   -Нет Алексеич ты не прав, молодежь нынче не та.
   Вот я , например, в сорок четвертом ушел на фронт, я в полковой разведке был, сколько этих б...ь еб..х гансов на себе обосранных приволок. Мне, что медали были нужны, да мне это на х.. не надо. Я за страну воевал. А теперь, они что воевать пойдут, да я когда услышал, что этот Никитка Сталина из Мавзолея вытащил, у меня все внутри перевернулось. А молодежь она ведь на это смотрит и думает, что так и надо. Ну ладно Леня воевал, хер знает кем он там был, но все-таки на фронте. А за ним очередь стоит этих уе..ков, которые войны не нюхали, к чему они нас приведут?
   А вот и мой зятек пришел, ну расскажи-ка мне Серега, как ты будешь Родину защищать?
   Но тут вступил в беседу мой отец:
   -Слушай Васильич, я тебя уважаю, но надо и край знать, ты, что на моего сына бочку катишь, ты что думаешь, он Родину не пойдет защищать. Ты смотри лишнего не говори. Тут Борис Васильевич, хоть и не очень трезвый понял, что уже хватил лишнего, заявил:
   -Ты что Лексеич, да мой зять классный мужик, я сразу увидел. Уж если он меня не зассал, когда я с ним по-мужски начал говорить, это да. Меня ведь, когда я злой, все стороной обходят, уважают.
   Но мой батя уже не мог успокоиться:
   -Нет Васильич, ты моего сына за чмо не держи. Он и тебя, хоть ты и разведчик в пять секунд вырубит. И вообще, что ты на молодежь наехал, давай лучше накатим за Победу еще по одной.
   Тут уже вступила в разговор моя мама:
   -Ну-ка мужики заткнулись, мы такую дату отмечаем, а вы тут ругаетесь не по делу.
   Но Борис Васильевич все не успокаивался:
   -А вот скажи мне зятек. На какой х... в ты в партию вступил. Тебе, что там маслом намазано.
   Тут уж оба моих родителя не выдержали:
   -Да ты, что Боря думаешь, что мой сын ради привилегий туда пошел.- Ласковым тоном спросила мама.
   От этого тона Борис Васильевич сразу встрепенулся и заявил:
   - Ой да не обращайте внимания, я тут по пьяни вам всякого наговорю, все путем.
   Я решил исправить положение и сев за стол потихоньку начал петь:
  
   Дымилась падая ракета, как догоревшая звезда.
   Кто хоть однажды видел это, тот не забудет никогда
   Он не забудет, не забудет атаки яростные те, у
   незнакомого поселка на безымянной высоте.
   Тут подключился и бас Бориса Васильевича
   Над нами мессеры кружили и было видно словно днем
   но только крепче мы дружили по перекрестным арт огнем
и к нашему дуэту присоединился отец, по его щекам текли редкие слезы, но он не вытирая их продолжал петь.
   И мы дружно допели песню, и затем уже спокойно проводили моего расчувствовавшегося тестя.
   Летом 1968 года я после сдачи экзаменов продолжал работать в больнице, проходил практику в, и по-прежнему уделял много времени учебе, кардиология и психология снились мне уже во сне. Я даже пропустил новость о вторжение наших войск в Чехословакию совместно с странами членами Варшавского договора, потому что практически не читал газет и не смотрел телевизор. Привлек меня к этой теме отец, когда я вечером зашел к ним. Он только что оторвался от телевизора и с возмущением стал рассказывать о предателях чехах, которые не оценили, то, что мы сделали для них. Я разумеется не стал говорить отцу о том, что во время войны чехи благополучно клепали оружие для вермахта, и ничем особо не высказывали своего недовольства. И что сейчас не только американские агенты и бывшие капиталисты недовольны существующим строем, но и народ. А только сказал, что наши войска вместе с болгарами и поляками быстро наведут в Чехословакии порядок. И с тоской подумал:
   -А ведь мне еще два года учиться. И пока мое воздействие на окружающее ограничивается, похоже, только изменениями в судьбе близких мне людей.
   Весной мой брат очень хорошо окончил школу и поступил на экономический факультет университета, в отличие от прошлой жизни, где он еле сдав на тройки выпускные экзамены, поступил в торгово-кулинарное училище. Хотя трудно сказать будет ли этот выбор для него лучше.
   Моя мама прошла повторно ВТЭК и уже не работала в больнице, а начала работать в горкоме партии на должности инструктора. Давалось ей это без особого труда, все-таки она почти двенадцать лет была парторгом крупной больницы, хотя конечно были слезы и сомнения, что она сможет там работать, и мы с отцом ободряли ее и говорили, что она за эти годы уже многое узнала и вполне справиться на новом месте.
   Но глубине души я все же переживал, зная мамин принципиальный характер, что она может испортить отношения с руководством горкома. Но сейчас она входила в работу и собиралась на партийную учебу. Моя Аня также успешно перешла на третий курс и активно работала проводником, заявляясь домой, только отоспаться. Мы уже обговорили наши планы на переезд в Москву. Я надеялся, что мне там предоставят комнату в общежитии, а Аня приедет ко мне после окончания пятого курса, и тоже будет устраиваться на работу в Москве. Хотя конечно это было наверно слишком рано обсуждать, все-таки впереди было еще два года учебы и многое могло произойти.
   Практика этим летом была намного интереснее, чем после третьего курса, даже мне было достаточно интересно, потому что в прошлой жизни из-за специфики работы я почти не сталкивался с такими пациентами. Мне в первый раз доверили самостоятельно удалить аппендикс, правда хирург за мной проверяла каждый стежок, что изрядно раздражало, но все равно это было здорово. Уже не так здорово после цикла хирургии было перейти в женскую консультацию, где после того, как гинеколог убедилась в моей компетенции в плане измерения таза и определения сроков беременности, она вместе с акушеркой уселась за перегородкой обсуждать последние новости проблему пошивки платьев и прочего. А я принимал и принимал. Да беременных в 1968 году было гораздо больше, чем в двухтысячных, это я понял на своем опыте, а вот резиновых перчаток почти не было, а те которые имелись, были заботливо от меня спрятаны.
   -А ты Сережа дезинфицируй руки после осмотра.- Ласково сказала мне пожилая акушерка.- Вон видишь, рядом с раковиной грелочка висит. В ней хлорный раствор, так, что посмотрел больную, полей руки хлорочкой а потом помой с мылом.
   Я, уже привыкший в восьмидесятых и девяностых годах при всех осмотрах пользоваться перчатками, с дрожью смотрел на эту страшноту. А в моем воображении на кончиках моих пальцев уже расцветали сифилитические шанкры. Но делать нечего и я поливал руки хлоркой. Уже после десятой посетительницы руки у меня были шершавые, а к концу приема покрылись трещинами. Я шел домой после трудового дня, приняв пятьдесят женщин, и у меня в голове все вертелся известный анекдот о гинекологе, которого судили за убийство девочки, которая попросила у него десять рублей, за то, что она покажет ему свою пиписку. На следующий день я пришел в консультацию с перчатками, взятыми в больнице, и призрак шанкра на пальце меня уже не беспокоил.
   Начало дня было таким же, мой доктор с удовольствием уселась пить чай с акушеркой а я работал за двоих. Все было как и вчера, когда вдруг распахнулась дверь и в нее зашла Светка Ильина. Она посмотрела на меня, поздоровалась, и легкая краска смущения появилась на ее щеках. Я уже хотел позвать из-за перегородки гинеколога, чтобы та посмотрела мою бывшую одноклассницу, как Света без слов сняла трусики и полезла на гинекологическое кресло. И пока я выбирал зеркала, она, лежа с раздвинутыми ногами на кресле с удовольствием болтала со мной расспрашивая, как мы с Аней живем, передавала ей приветы, и жаловалась на задержку. Я посмотрел ее и ничего, не обнаружив, посоветовал ей придти через пару недель, чтобы снова ее посмотрели. Света оделась, и еще несколько минут поговорив со мной, ушла. Я же думал про себя, что можно прожить еще три жизни, но мужчина никогда до конца не сможет понять такое загадочное существо, как женщина.
   Этим вечером мне нужно было на дежурство в больницу. Пришел я злой и уставший. По дороге размышлял, что недаром гинеколог сразу переложила на меня всю работу, если они так работает каждый день, то это просто ужас. Ведь когда я уходил из консультации, уже весь коридор был полон женщин пришедших к врачам, работающим во вторую смену. Конечно, ведь это приступило к деторождению мое поколение - родившихся после войны, и этот бум только начинается. И самое интересное никто никаких материнских капиталов нам не обещает. Но зато детская коляска стоит двенадцать рублей, а распашонка пятьдесят копеек, и детское питание пусть и в меньшем количестве, зато натуральное и дешевое. И в детском саду, если предложить деньги за прием ребенка заведующая наверно упадет в обморок.
   Придя на работу, я сразу завалился на диван в гардеробной, благо, что меня никто пока никуда не вызывал. Полежав часа полтора я все же отправился в приемный, где сегодня вновь хозяйничал Ругоев. Тот снова мне начал истории о своих победах, рассказал о визите в ИТАР, где он попытался пообщаться за чаем с медсестрами. После этого он спустился вниз в приемный покой, куда через несколько минут пришел Петр Анатольевич и в "ласковых выражениях" объяснил нашему Казанове, что девочки в ИТАРе для него табу, и что эти девочки только для сотрудников отделения и то не для всех. Мы поржали над такой ревностью, обозвав Петра Анатольевича собакой на сене.
   Скорая привезла молодого пьяного парня с травмой лица, мы ему отмыли грязь и кровь и выяснили, что там только ушибы и ссадины, но, учитывая, что он спал, на всякий случай оставили в коридоре, мало ли это начинающаяся кома после травмы, которую мы не видим. Травматолог еще не приехал, и мы пошли опять поболтать. Неожиданно из коридора послышался шум, когда мы вышли, то увидели, что парень сидит на кушетке и ощупывает свою челюсть, и не понимает ничего, что мы ему говорим. Мы кое-как его опять уложили, но он скоро стал агрессивным и пытался драться с нами. Как мне хотелось его треснуть, просто кулаки чесались! Пока мы с ним боролись к нам зашел травматолог Александр Сергеевич, ростом он был, пожалуй, с меня, а вот в ширину в два раза шире. Опытным глазом он оглядел больного, и сказав:
   -Здоров.- Вывел его на крыльцо и отвесил ему такого пендаля, что парень рыбкой улетел на землю где, полежав несколько минут, отправился искать на свою задницу следующих приключений. Зайдя во внутрь, Александр Сергеевич с раздражением сказал:
   -Что сразу не мокли его отсюда наладит. Меня ждали?
   На что Ругоев с гаденькой улыбкой сказал:
   -Та, Алексантр Сергеевич мы таккое дело без вашеко разрежения никак не мокли зделать.
   Александр Сергеевич взвился:
   - Перестань меня передразнивать я такк не говорю.
   И мы все вместе дружно засмеялись.
   Но на этом все приключения еще не закончились. В одном из корпусов больницы на первом этаже было расположено кожно-венерологическое отделение, но как обычно кожные больные в нем не лежали, а лежали в основном больные сифилисом. Так вот когда больной узнает что у него сифилис, то обычно это сопровождается определенными психическими расстройствами , депрессиями, подавленным настроением. Но когда он или она попадает в стационар и вокруг нее десятки таких же людей, и к тому же оказывается, что сифилис довольно хорошо лечится, то у больного наступает откат у некоторых доходящий до эйфории. Они начинают радоваться жизни, а это значит, что надо сбегать в магазин за бутылочкой. А потом ночью в отделении уже нет женских и мужских палат, а есть общие где пьют, веселятся ну и все остальное. А бедная медсестра и санитарка, закрывшись на замок, тихонько сидят в сестринской. И как часто бывает, это веселье заканчивается дракой.
   И вот нам такая медсестра позвонила по внутреннему телефону, когда еще не стемнело, и дрожащим голосом попросила вызвать милицию. Когда приехала милиция, мы с Ругоевым вышли посмотреть, что там происходит. В черный воронок уже усадили несколько человек и два милиционера подкрадывались к пьяной женщине, сидевшей на подоконнике. Неожиданно она повернулась к милиционерам и закричала:
   -Вот, как сейчас плюну на вас и с нами будете лечится. Оба служителя порядка резко отпрыгнули назад, и сказав:
   -Да ну ее, нам и этих хватит. - Отправились в отделение.
   Мы же с Сережкой, устав от смеха, пошли обратно, надеясь, что нам, наконец, то удастся поспать.
   Пятый курс начался уже привычной рутинной учебой. Работу я по-прежнему не бросал, она не очень утомляла меня, служила достаточным подспорьем для нашей семьи. Жили мы скромно, без изысков, так, как ходить по родственникам за деньгами не очень хотелось. Мне было хорошо и надежно с Аней, и я надеялся, что ей также хорошо со мной. О будущей разлуке я пока не очень задумывался, хотя Аня иногда начинала беспричинно лить слезы, напоминая мне ее прошлый школьный имидж плаксы.
   На пятом курсе мне уже надо было определятся с выбором профессии , потому, что на шестом курсе уже шла специализация и я был весь в сомнениях остаться как в прошлой жизни хирургом, или все-таки учитывая пожелания Чазова заняться кардиологией, но потом все же я подумал, что лучше выбирать профессию в которой я уже был когда-то хорошим специалистом. На пятом курсе начался и цикл так, ожидаемой мною психиатрии. Наша декан, которая раньше возглавляла этот цикл и очень хорошо относилась ко мне уже была на пенсии, и курс возглавил довольно молодой доцент Михаил Львович Дворкин.
   Я, до этого ни разу не был в нашей психиатрической больнице, и когда мы туда пришли я был поражен этим жалким зрелищем. Среди одноэтажной деревянной застройки начала века на берегу Онежского озера стояли несколько таких же зданий больницы, пара из них двухэтажные. Рядом с больницей больные в унылой больничной униформе пилили дрова под зорким присмотром санитаров. После больницы Скворцова-Степанова в Питере, которая представляла собой целый больничный городок, где я занимался в прошлой жизни, правда и там здания наверно были еще более древние, наша Энская больница казалась пародией на учреждение здравоохранения. Но, тем не менее, и в ней лежали такие же больные, нуждающиеся в лечении и присмотре.
   Михаил Львович, к моему удовольствию, оказался фанатом гипноза. Я благоразумно старался не высказывать очень большого интереса к этой теме и воздействовал на нашего преподавателя опосредованно через девчонок, которым я теперь мог внушить такое желание очень легко. И Михаил Львович, как большинство достаточно молодых людей, легко поддавался женским просьбам и неоднократно устраивал сеансы гипноза в присутствии нашей группы. Надо сказать не всегда они у него удавались. Но он всегда проводил с нами разбор, где мы размышляли над причиной такой неудачи. Никто из наших девушек такой проблемой не увлекся и вообще все они просто мечтали побыстрее закончить этот цикл и не сидеть под замком в запертых помещениях, слушать навязчивые комплименты больных и иногда и более непристойные предложения, по-моему, высказываемые просто с целью напугать молоденьких студенток. Мне же хотелось, чтобы этот цикл длился, чем дольше, тем лучше, потому, что изучать самостоятельно такую дисциплину очень сложно, даже при большом желании.
   Одна из наших девушек работавшая по ночам медсестрой в терапевтическом отделении где - то прикупила тогда еще очень редкий медицинский халат из нейлона , и очень гордилась им и носила на работу и на занятия не снимая, хотя он отличался очень хорошей прозрачностью. Косметика у нее тоже соответствовала халату. Михаил Львович еще в первое занятие предупредил ее, что так одеваться в психиатрической больнице нельзя, но на следующий день девушка пришла вновь в таком же виде. Во время перерыва в занятиях она неосторожно пошла одна через отделение, где ее подхватил на руки, восхитившийся ее откровенным видом паренек, и понес ее к себе в палату. А там положил ее на кровать и начал снимать все немногочисленные тряпочки, а остальные четырнадцать человек в этой палате столпились вокруг и помогали советами.
   Хорошо, что ее вопли услышали санитары и прибежав освободили ее уже почти полностью раздетую из рук больного, который получив в глаз от санитара даже особо не расстроился, а хвастался всем, как ему сегодня повезло.
   Михаил Львович, грустно рассматривая остатки, такого раньше красивого халата, сказал:
   -Ведь я же вас предупреждал, что нельзя ходить в таком виде в палатах и провоцировать больных, еще раз посмотрите, как ходит наш персонал.
   -А что же этому подонку, ничего за это не будет?- всхлипывая, спросила наша пострадавшая.
   -А что ему должно быть?- удивился наш преподаватель.- Он ведь не виноват в случившемся, виновата его болезнь и ваша легкомысленная одежда, так, что ничего ему не будет, будет лечится, как все. Он ведь лежит второй день всего, так что у вас будет возможность посмотреть его через месяц.
   И действительно ближе к концу цикла к нашей Зое подошел молодой человек и, засмущавшись, просил у нее прощение за содеянное.
   Сегодня наш преподаватель показал нам больную и попросил нас поговорить с ней, а потом высказать свои соображения.
   По неписанному уже правилу первый сбор анамнеза больного ложился на меня. А девушки уже потом включались в беседу и задавали дополнительные вопросы.
   Я начал подробно расспрашивать больную о самочувствии, собрал анамнез жизни, все, как полагается при сборе сведений у больного с психическим заболеванием. Мы продолжали разговаривать с больной, приходя все в большее недоумение, зачем нам Дворкин сказал поговорить с ней. Обычная женщина сорока лет, двое уже больших детей, работает штукатуром на стройке, получает приличную зарплату. Никаких галлюцинаций, бреда мы у нее выявить не могли. И оставались в недоумении до прихода Дворкина. Он же пришел и обратился к нам:
   Ну, как успехи в постановке диагноза?
   На что могли только развести руками.
   Дворкин, улыбаясь, обратился к больной:
   - Скажите Настасья Петровна, как вы оказались в Энске?
   Та, улыбаясь в ответ, сказала:
   -А я не знаю, я шла домой после работы и вдруг смотрю я стою на шоссе. Я остановила грузовую машину и спросила водителя, где я нахожусь. Он мне сказал, что я в двадцати километрах от Энска. Вот я и попросила его подвезти меня до города. Ни сумки, ни денег у меня не было, но парень хороший он меня и так подвез. Ну а в городе я обратилась к милиционеру, а он меня сюда и привел.
   Тут Дворкин ее прервал:
   -Настасья Петровна скажите, пожалуйста, будущим врачам, а где вы живете?
   Та вновь улыбнувшись, сказала:
   Я живу в городе Энгельсе в Саратовской области там и работаю.
   Мы в удивлении уставились друг на друга.
   Дворкин отпустил больную и начал свои объяснения:
   -Товарищи студенты мы сегодня начинаем изучение эпилепсии, и я воспользовался очень редкой возможностью, показать вам больную эпилепсией, у которой был эпизод сумеречного изменения сознания, или как еще называют это состояние - проявления амбулаторного автоматизма.
   Она ведь ушла из дома месяц назад, в Энгельсе ее уже разыскивает милиция, родные. А она только три дня, как пришла в себя. Но заметьте, больные в состоянии измененного сознания довольно часто для окружающих ведут себя, как обычные люди, отвечают на вопросы, могут, что-то рассказывать, но когда они осознают себя они не помнят ничего из того что они делали. А эта женщина в нашей больнице ожидает мужа, который скоро за ней приедет. Мы передадим все данные на нее в тамошний психиатрический диспансер и она будет получать соответствующее лечение. И кстати, такие больные с сумеречным сознанием представляют немалую сложность для судебно-психиатрической экспертизы. Испытывая галлюцинации и изменения настроения, они иногда бывают, способны на страшные поступки. Мы знаем не один случай, когда любящий отец или мать, ну или еще кто-то, внезапно обнаруживал себя в комнате с топором в руках, а вокруг лежали убитые родственники. Они начинали звонить в милицию и объяснять, что кто-то убил их родственников, и очень удивлялись , когда их арестовывали за это преступление. Если у этих людей была эпилепсия в анамнезе, то диагноз обычно не представлял большой сложности, но если ранее такой больной у нас не наблюдался, то для экспертизы необходимо длительное стационарное наблюдение. Сегодня я покажу вам еще одну больную эпилепсией, и вы посмотрите, как она отличается от предыдущей больной, болеет она уже много лет и у нее в достаточной мере выражен эпилептоидный тип характера. Она лечится у нас уже много лет , была на спецлечении по приговору суда за убийство четырех человек. Вот вы побеседуйте с ней и попросите рассказать о преступлении.
   И вот к нам в кабинет вошла еще молодая привлекательная женщина с капризным выражением лица.
   Дворкин представил ей нас и я, как обычно начал разговор.
   Наташа, как она представилась, с удовольствием мне отвечала, называя Сереженькой и лапушкой. Но когда начинала рассказывать свою жизнь, буквально тонула в описаниях и малозначащих подробностях. Когда я же ее спросил об убийствах, она также с удовольствием начала рассказывать и сообщила, что она жила в спецпоселке для психических больных, там же вышла замуж за фельдшера, жили они вдвоем в отдельном доме и однажды ее муж привел домой четырех собутыльников они напились и затем тут же на кровати, пока пьяный муж спал, изнасиловали ее, а потом легли спать. Она взяла кухонный нож и перерезала им всем горло.
   И тут ее настроение резко изменилось, она покраснела, ее лицо приобрело злобный вид:
   -А знаешь ли Сереженька почему я их зарезала!- кричала она.
   На мое робкое:
   -Не знаю.
   Она опять почти кричала:
   Ты что думаешь, я их зарезала за то, что они меня изнасиловали?! Да я таких насильников сто штук не замечу! А зарезала я их, за то, что они суки грязными ногами мое новое постельное белье испачкали.
   Тут настроение Наташи совсем испортилось и Дворкину пришлось ее увести обратно в отделение.
   Нам оставалось уже совсем немного времени на цикле психиатрии, поэтому я пользовался каждой минутой, чтобы узнать, как можно больше у нашего преподавателя. Мне вообще очень понравился Михаил Львович. Он, на мой взгляд, был настоящий специалист своего дела, всегда выдержанный, спокойный и очень корректный в поведении с коллегами и больными. Я, в своей длинной и богатой событиями жизни, не так уж много видел людей настолько соответствующих выбранной профессии.
   И с удовольствием слушал его рассуждения о сущности психических заболеваний, особенно шизофрении, в которых он углублялся в философские дебри, и сыпал цитатами из сочинений уважаемого им Ясперса.
   Сегодня с утра они был чем-то озабочен, и попросил меня зайти в ординаторскую и принести ему его записи. Когда зашел в ординаторскую, на столе, где были бумаги Дворкина, лежала стопка анализов, и мое внимание привлек верхний листок в котором было подчеркнуто красным карандашом лаборанта число лейкоцитов где стояла цифра двадцать две тысячи. Я прочитал фамилию больного и спросил:
   -Скажите, а кто ведет больного Егоренкова?
   Молодой врач Сергей Михайлович, только что начавший работу после интернатуры в больнице Кащенко, поднял голову:
   -Я веду этого больного, а что случилось?
   -Сергей Михайлович, а вы видели его анализ крови?
   -Нет, я еще не смотрел, а там что-то не так?
   -Ну, во-первых, там жуткий лейкоцитоз.
   -И что это значит?- Наивно глядя на меня, спросил Сергей Михайлович.
   Подумав про себя, как хорошо готовят специалистов психиатров в Москве, я спросил:
   -А он ни на что не жаловался в эти дни?
   -Да вчера ночью у него резко заболел живот, его осмотрел дежурный врач и пришлось сделать промедол, потому, что анальгин боли не снял. Но вчера днем мы вызвали хирурга и он ничего не нашел страшного, диагностировал гастрит и назначил анализы.
   -Сергей Михайлович, можно я гляну больного?
   -Да сколько угодно, пойдемте, я вам его покажу.
   Мы зашли в палату, и подошли к постели больного. Я его сразу узнал, еще пару дней назад Дворкин приводил его к нам для беседы, пожилой мужчина, интеллигентного вида, в очках, производил впечатление незаурядного ученого, до того момента, как он начинал говорить, Его речь, в которой два три слова несли какую-то смысловую нагрузку, вместе составляли абсолютную бессмыслицу.
   Но сейчас он лежал, скрючившись на кровати, его лицо осунулось и имело землистый цвет. Я взял в руки историю болезни, в которой предпоследней была запись дежурного врача и практически описывала симптомы прободной язвы желудка. Ниже шла запись уже хирурга, в которой он ставил диагноз обострения хронического гастрита и назначал лечение и анализы.
   Я посмотрел больного, налицо были явные симптомы обезвоживания. При осмотре живота в эпигастральной области и проекции двенадцатиперстной кишки, больной практически не давал мне дотронуться и пропальпировать живот, но ниже живот был достаточно мягкий и практически безболезненный.
   С диагнозом я долго не мучился и сделал запись в истории болезни, что скорее всего у больного, учитывая анамнез заболевания, данные анализа крови, и осмотра, имеется прободная язва желудка, по-видимому, прикрытая сальником и из-за этого, не дающая полной картины острого живота. Затем я посоветовал Сергею Михайловичу побыстрей отправить больного в хирургию для уточнения диагноза и оперативного лечения. Встревоженный доктор пообещал, что так и сделает. Я побежал в учебную комнату, где объяснил, уже начинающемуся злиться, Дворкину, где я был.
   На следующий день, придя в больницу, я отправился в ординаторскую, мне было интересно, подтвердился мой диагноз или нет. Сергей Михайлович встретил меня скептически:
   -Ну что хирург, не подтвердился твой диагноз. Вернули Егоренкова нам назад, сказали, нет у него ничего хирургического.
   От злости у меня даже загорелись щеки, я никак не ожидал, что так могу пролететь. Взяв историю болезни, я углубился в изучение записей.
   В первой записи сделанной в приемном покое нашей больницы рукой Павла Сергеевича было написано нельзя исключить острый живот, но больной направлен в городскую больницу номер два, согласно адреса проживания.
   Все понятно, никто не хочет брать к себе психического больного, и Паша сделал это очень быстро обнаружив, что по адресу он должен лечиться в другой больнице.
   В городской больнице номер два было целых две записи, первая дежурного врача, который посмотрел больного и решил, призвать на помощь своего зав. отделения, известного в нашем городе врача высшей категории Розенблюма.
   И уже в категорической записи Розенблюма наличие хирургической патологии полностью отрицалось.
   Прочитав историю, я пошел в палату. Егоренков выглядел еще хуже, чем раньше, и жаловался уже и на боли в пояснице. От еды он отказывался, даже не пил воды, живот был прежний.
   Обеспокоенный Сергей Михайлович с надеждой смотрел на меня. Я решительно сказал: -Сергей Михайлович, ведете больного, как хирургического, голод, переливаем физраствор, Рингер, ну, что там еще у вас есть. И снова назначайте консультацию хирурга. Поставьте в известность заведующего отделением, что у вас тяжелый больной, пусть он думает, что с ним делать.
   На следующий день я снова зашел в ординаторскую, где расстроенный Сергей Михайлович сообщил, что больного повторно посмотрел хирург, но, увидев запись Розенблюма, тут же написал, что хирургической патологии нет.
   Состояние больного ухудшалось, все специалисты дружно ничего не находили.
   И на следующий день Егоренков умер.
   На вскрытии у больного обнаружили большую язву задней стенки желудка около двух сантиметров с пенетрацией в поджелудочную железу и осумкованный перитонит.
   У Егоренкова, оказалась племянница, врач, работавшая в одной из поликлиник Энска, и естественно до нее дошли слухи о произошедшем, и она написала жалобу в облздравотдел.
   Я не смог отказать себе в желании сходить и послушать, что будет говориться на лечебно квалификационной комиссии собравшейся по этому поводу.
   А на ЛКК, рецензент, мой профессор Егор Николаевич Марушев, потрясая историей болезни, почти кричал, врачам второй городской больницы, с которыми он был в не очень хороших отношениях:
   -Вы, хирурги! Вам студент пятого курса диагноз ставит, за вас половину работы делает. Где были ваши глаза? Видели ведь что тяжелый больной, ну не хотите оперировать, так оставьте, наблюдайте.
   Тут, видимо от большого ума, встал Розенблюм и сказал примерно следующее, что язвы не было, а двухсантиметровая дырка в желудке это результат посмертного лизиса тканей.
   И тут уже вскочила главный паталогоанатом, которая лично производила вскрытие, раздраженная обвинениями в не компетентности в свой адрес, она не стеснялась в выражениях, и высказала Розеблюму, все, что она думает по поводу хирургов, которые не видят в упор своей патологии.
   Я шел домой с одной стороны довольный итогами ЛКК, Розенблюму сняли высшую категорию, остальным хирургам дали по строгому выговору, но ведь человека уже не вернешь, и я все укорял себя, что не смог ничего сделать и доказать свою правоту хирургам. С племянницей Егоренкова провели беседу, и она не пошла в прокуратуру, хотя, скорее всего она и так бы никуда не пошла, чтобы не "выносить сор из избы", ведь судьба переменчива и может быть ей, как врачу тоже придется также краснеть и бледнеть за совершенную врачебную ошибку.
   Шли последние дни цикла психиатрии, когда Михаил Львович в очередной раз пригласил нас на сеанс гипноза.
   Как обычно мы расселись полукругом вокруг него больного, и Михаил Львович начал вводить его в гипнотический транс, почему-то я сразу понял, что сегодня у него ничего не получиться. Больной не мог сосредоточиться и внимательно слушать гипнотизера, а Михаила Львовича не было достаточно таланта, чтобы преодолеть это. Спустя двадцать минут он оставил свои попытки и обернулся к нам.
   И тут, как черт меня толкнул под руку, и я предложил:
   -Михаил Львович, а можно мне попробовать?
   Тот устало улыбнулся и сказал:
   -Ну, что же Сергей Алексеевич дерзайте, посмотрим, может из вас получиться не только хороший хирург.
   Я сел напротив больного, сидевшего в глубоком кресле, и посмотрел ему в глаза, мужчина средних лет с тревожным выражением на лице также смотрел на меня, и я почувствовал, что между нами устанавливается невидимая связь:
   -Вам тепло, удобно, вы хотите спать, по всему телу распространяется теплота.- Начал я говорить. Я говорил и чувствовал правильность всего, что я делал, и продолжал.
   У больного на глазах исчезало тревожное выражение на лице, он закрыл глаза и буквально через пять минут уже спал. Вскочивший Михаил Львович подошел и поднял руку пациента, и она осталась поднятой после того, как он ее отпустил.
   -Уже вторая стадия.- Прошептал он и посмотрел неверящим взглядом на меня:
   - Все Сергей выводи его из гипноза, ты слишком неопытен, чтобы продолжать.
   И я несколькими словами разбудил больного.
   Остальная часть занятия прошла, скомкано, Дворкин был погружен в свои мысли и часто смотрел в мою сторону, а я ругал себя за неосторожность.
   После окончания занятия, когда была обговорена дата зачета, Дворкин попросил меня задержаться.
   -Сергей, я освобождаю тебя от зачета, давай сюда свою зачетку. И послушай меня, у тебя явный талант, ты можешь стать неплохим врачом психиатром, я заметил твой интерес к этой дисциплине, это было нетрудно. Сегодняшний случай еще больше убедил меня в этом. У меня к тебе предложение не хотел бы ты работать со мной.
   -Михаил Львович, не буду скрывать, мне действительно было интересно, и я с удовольствием занимался у вас на цикле, но мне кажется, что это все-таки не мое.
   -Ну что же вольному, как говориться, воля.- Вздохнул Дворкин и отпустил меня.
   Второй семестр закончился у меня, как обычно пятерками.
   И впереди у мужской части нашего курса лежали месячные сборы. Отец, провожая меня, хмыкнул:
   -Ну, вот хоть узнаешь, что такое солдатская каша.
   Я при этом еле удержался , чтобы не рассмеяться, потому, что срок службы в армии у меня в первой жизни был побольше, чем у отца. Аня же висла на шее и рыдала, это ведь было наше первое расставание на такой срок.
   На вокзале, куда потихоньку подтягивались мои однокурсники, царил бедлам. Трезвых студентов почти не было. Но Дмитрий Иванович Максимов наш боевой полковник, соколом летал по залу ожидания и перрону и все-таки сумел собрать нас у вагона к отправлению поезда, Наконец, мы с шумом и гамом загрузились и начали рассаживаться по интересам. Но интерес у большинства был один, как можно быстрее нажраться. Из сумок и рюкзаков извлекались все новые бутылки. Скоро по купе раздавались песни, анекдоты. Дмитрий Иванович благоразумно удалился от нас и в одиночестве, по-видимому, занимался тем же самым. Молодая проводница, уже не рисковала заходить к нам, потому, что со всех сторон сыпались комплименты и нескромные предложения. Ближе к вечеру один из студентов познакомившись с девицей легкого поведения, требовал по очереди от всех, освободить ему на некоторое время купе для одного мероприятия, он обошел уже почти весь вагон, пока ему не посоветовали использовать для этих целей туалет.
   -А разве там можно это делать?- Наивно спросил он.
   -Можно, можно!- во весь голос заржала пьяная кампания.
   Но еще больше все смеялись, когда этот несчастный опять ходил по вагону и искал десять рублей в долг.
   -А представляешь Вова, сколько ты еще потратишь, если придется лечиться.- смеялись туалетные советчики.
   Но постепенно все успокоились и заснули, несмотря на то, что солнце красным шаром продолжало висеть над горизонтом.
   Еще перед сборами у меня была беседа на военной кафедре.
   Полковник Капитонов и Максимов объясняли, что командиром сборов буду я.
   - Но Дмитрий Иванович, на нашем курсе есть служившие ребята, у них есть звания сержантов, пусть они и командуют.
   -Знаем мы этих служивых, ничего у них не получится. А тебе, когда вы приедете на сборы, приказом командира полка присвоят звание старшины и все дела. И мне кажется, что командовать у тебя получиться не хуже чем по кабакам бегать.- И Максимов хитро подмигнул мне.
   В Кандалакше мы все, не выспавшиеся с головной болью, пересели на местный поезд и направились в сторону финской границы в поселок Алакуртти, где располагался пехотный полк, в котором нам предстояло провести целый месяц. Настроение у меня было почему-то не очень хорошее, и я даже успел за вагоном в Кандалакше вырубить одного местного хулигана, который не знаю уж, зачем начал приставать к нашему самому безобидному студенту. Когда я вмешался, он с удовольствием пошел за вагон вместе со мной, где я без долгих разговоров просто ударил его в ухо и ушел. Но оказывается, свидетели этого события все-таки были, и мне начали жать руку мои однокурсники, восхищенные быстротой разрешения конфликта.
   Приехали мы в полк где-то около двенадцати часов. Нас быстро переодели в военку, и отправили в физкультурный зал, где предложили ожидать дальнейших распоряжений. Время шло, но по-прежнему мы были предоставлены самим себе, Максимов тоже куда-то пропал. Потихоньку все стали разбредаться по территории, и я последовал их примеру. Сама часть, меня не интересовала, за время службы я навидался их, сколько хочешь, но вот река, протекавшая невдалеке, просто манила. Мое сердце завзятого рыбака не выдержало, и пока с нами никто не занимался, я отправился посмотреть эту порожистую речку. За мной увязался мой однокурсник, который тоже был любителем рыбалки, мы не торопясь, вылезли через дыру в заборе и направились к реке. Затем мы с полчаса двигались по скалистому берегу, обсуждая, где может стоять хариус, а где форель, и тут я увидел вдалеке, приближающуюся грузовую машину со стоявшими в ней военными. При виде этой машины, у меня появилось неприятное предчувствие и я, дернув соседа за рукав, показал на машину и побежал к ближайшим кустам. Когда мы уже забирались в них, машина наверху остановилась, и командный голос крикнул:
   -Быстро найдите этих двоих, они где-то тут!
   Сверху послышался шум, и вниз сбежали три рядовых, кавказского вида с повязками с надписью патруль на рукаве Они тщательно обследовали берег и прошли буквально в двух метрах от нас, мы лежали в кустах, а меня разобрал дурацкий смех, и я даже закрывал себе рот, чтобы не рассмеяться. Меня, полковника медслужбы в прошлой жизни, сейчас разыскивают три рядовых, чтобы отправить на губу.
   Особого старания солдаты не проявили и крикнув:
   -Здэсь ныкого нэту!- Полезли наверх.
   Когда машина тронулась я вместе с товарищем выбрался из кустов и продолжая ржать наблюдал, как удаляется патрульная машина, увозя с собой трех или четырех наших однокурсников, сидевших в кузове с печальным видом.
   Когда мы вернулись в часть, в физкультурный зал, где нас пока разместили, все уже были в курсе, что наш приезд оказывается, уже ожидали, и по опыту прошлых лет держали рядышком патрульную машину. И когда студенты, уже одетые в военную форму, начали разбредаться по окрестностям, их быстренько собрали и увезли на гаупвахту, чтобы служба им не казалась медом.
   Вскоре появился наш преподаватель, который объявил, что мы будем жить в казарме, вместе со студентами из Ленинградского Санитарно- гигиенического института, и что мы не должны опозорить почетное звание студента нашего университета, перед лицом наших ленинградских коллег. Но мы уже проявили свою недисциплинированность и теперь несколько наших товарищей уже отрабатывают строевой шаг на гарнизонной губе. После этого он объявил о том, что я буду исполнять обязанности командира наших сборов в казарме во время отсутствия старших командиров, отвечать за проверки личного состава и за другие проблемы. Прибывший вместе с ним командир полка в краткой речи также попросил нас вести себя, как положено советским людям, комсомольцам, соблюдать требования воинских уставов, и не влиять на рядовой состав полка плохим примером. После чего вручил мне лычки старшины и удалился. Наши служившие товарищи с удивлением и усмешкой смотрели на меня. Глядя на выражение их лиц, я мог без труда прочитать их мысли:
   -Вот дали салаге просто так звание, посмотрим, как он покомандует. Это не так легко, как он думает.
   После этого мы,пока еще неорганизованной толпой, поперлись в казарму. Это было стандартное трехэтажное здание каждый этаж, которой был рассчитан на стандартную мотострелковую роту из двух взводов. На третьем этажа нас и расселили. Нас было всего пятьдесят три человека и мы заняли свободную половину казармы слева от входа. Справа уже расположились сангиговцы.
   Пока ребята занимали места на двухъярусных койках, я отозвал в сторону наших служивых и начал выяснять справятся ли они с командованием отделениями, но хотя наши старики и строили из себя опытных вояк, оказалось, что все они были в армии фельдшерами, и командовать у них вряд ли получиться. Но других у нас все равно не было, поэтому я быстро распределил по списку пять отделений и назначил их туда командирами хотя они особо не горели желанием . Пока мы беседовали на эту тему я сам по быстрому пришил старшинские полосы на погоны и мотострелковые эмблемы, увы, медицинских мы пока не заслужили. Затем подшил подворотничок из, предусмотрительно захваченного из дома, полотна, вставив в его сгиб кусок тонкого проводка . Все мои действия сопровождались переглядыванием наших "стариков", ну, а когда я после этого встал и ловко заправил кзади гимнастерку, они по-моему, слегка прибалдели.
   -Мужики, вы короче объясняйте молодежи, все по порядку, про портянки, подворотнички, и покажите, как подшить погоны и эмблемы. Пусть посмотрят шинели, может петлицы не на всех есть. А я пойду по казарме надо ведь и вам сержантские лычки раздобыть, и вообще выяснить, что тут и как.
   Когда я, спустился на этаж и с безразличным видом прошел мимо дневального у тумбочки, тот, уставившись на мои старшинские погоны, отдал мне честь, и даже не заикнулся, кто и для чего идет в расположение роты. Подойдя к прикрытой двери каптерки, я постучал и после приглашения зашел вовнутрь. Там сидела пара сержантов и старшина. Когда я зашел, они с удивленным видом переглянулись, и потом один из них с прояснившимся лицом объяснил остальным:
   -Да это наверно старшина этих придурков с третьего этажа. Чего-то наверно хочет.
   - Точно мужики хочу, поговорить бы с тобой старшина?
   Тот посмотрел на своих товарищей и те вышли, оставив нас вдвоем.
   -Слушай старшина ты сам то откуда.
   -Я в общем то родом с Энска, только вот призвался с Мурманска.
   -Слушай, да мы с тобой земляки. Ты где жил?
   -Я жил на Уреке, слышал наверно.- Он горделиво посмотрел на меня.
   - А чего тут слышать, там у меня в кентах Федька Сорокин.
   -Да ты что!- И он посмотрел на меня, как смотрят наверно на полубога.- Слушай, да я про тебя слышал, ты ведь Серый, который Федьку уделал, я то чуток помладше вас был, тогда вся Урека на ушах стояла. Земеля, проси, что хочешь, для тебя ничего не жалко.
   -Да мне ничего особо и не надо, вот к обмундированию фурнитуры подобрать, а пока больше ничего, да скажи, как хоть тебя зовут?
   - Меня Вадим зовут, у меня третий год службы идет, следующей осенью уже дембель.
   - Ну, если полосы старшинские, значит, ценят командиры.
   -Есть такое.- Приосанился мой собеседник.- Рота вот у меня где.- И он показал немаленький кулак. - У меня эти ары служат, с ними хлопот было, но сейчас уже почти люди получились.
   - Да вот мне, в отличие от тебя, надо людей за месяц сделать.
   Старшина с сочувствием посмотрел на меня:
   -Ну не знаю, я третий год на ваших гляжу, по моему придурки и есть, не знаю, как ты их воспитывать будешь. Но смотри, нашему полкану все до фени, он скоро сам уходит. А вот замполит у нас в полку шебутной, ты сам увидишь, вы с ним поосторожней, а то загремите под фанфары, как в прошлом году пара ленинградцев.
   Поговорив еще немного со старшиной и выяснив все интересовавшие меня вопросы, я подарил ему большую плитку шоколада, чем, он остался вполне доволен. А, закопанную у забора, грелку с медицинским спиртом, я пока оставил, как НЗ, для возможных случайностей.
   С пакетом фурнитуры я поднялся наверх. У нас в расположении было шумно. В роту вернулись с занятий ленинградцы и с усмешкой, уже бывалых военных смотрели, как наши парни старательно пришивают погоны и подворотнички.
   Буквально спустя несколько минут, вслед за мной зашел и Максимов:
   - Ну, вот, а говорил, не получится.- Хитро улыбнувшись, сказал он: - Я командную косточку сразу вижу.
   Вслед за Максимовым зашел еще один преподаватель нашей военной кафедры майор Иван Алексеевич Михайлов. Они, с улыбкой, оглядели всю нашу суету, сказали, что сегодня у нас на ужин будет сухой паек и вода из под крана, а вот завтра, мы уже поставлены на довольствие, и чтобы строем и с песней явились на завтрак. А вот после завтрака уже начнется настоящая учеба.
   И, распространяя запах коньяка, удалились.
   Я после ухода наших офицеров пошел на половину ленинградцев и разыскал их командира. Это был молодой парень- младший лейтенант. Где он получил свою звезду на погон, я у него не поинтересовался. Но мы быстро договорились с ним, что еще пару дней дежурство по роте они возьмут на себя, а я обязуюсь уже послезавтра отправить в наряд дежурного по роте и дневальных и далее составим общее расписание.
   Уже ближе к отбою, когда мы поужинали холодной гречневой кашей с мясом из консервных банок и запили все это водой с галетами, появились наши страдальцы с губы, вид у них был мрачный, и рассказывали они о своих злоключениях неохотно. Но, тем не менее, от сухого пайка они отказались, сказав, что на гаупвахте их накормили горячим ужином.
   -Вот дела.- Завозмущались ребята.- Мы тут холодную кашу жрем, а этих нарушителей дисциплины горяченьким кормят.
   В одиннадцать часов я провел построение, я думал, что для начала, к нам заявится кто-нибудь из офицеров или наши или дежурный по части, но никто так и не пришел. И проведя перекличку, я скомандовал отбой. Для первого дня я решил не трепать расшатанные нервы наших парней и не стал устраивать подъем отбой раз десять, но на будущее такие мысли у меня были.
   Утро настало мгновенно. Вроде только лег и вот уже дикий крик дежурного:
   Ррооота, пааадъем!
   Так, как наши орлы, за исключением служивших, на это особо не откликнулись, пришлось мне этот крик продублировать, после чего все быстро вскочили.
   Сангиговцы уже выбегали на улицу с голым торсом на зарядку, но у меня на сегодняшнее утро были другие планы.
   Скомандовав:
   - Взвод выходи строится! Я пошел вниз. На улице я быстро построил всех в одну шеренгу по отделениям и затем начались перестроение в колонну по четыре. Потренировшись минут пятнадцать ребята уже что-то усвоили, после чего мы в течение еще пятнадцати минут отрабатывали строевой шаг, конечно, это был не строевой шаг, но все-таки к столовой подойдет не просто толпа студентов а пусть, не очень стройная, но колонна военнослужащих. После тренировки, я скомандовал приступить к утренним процедурам и заправке кроватей. И скоро весь ряд наших кроватей был облеплен пыхтящими от усердия парнями, защипывающими края одеял и равняющими их полосочки и подушки по веревке.
   И вот мои подопечные снова в одну шеренгу построены перед казармой, и я объясняю им порядок прохода в столовую и команды в ней. Потом я беседую с четырьмя нашими орлами, посещающими университетский хор, и прошу их быть запевалами. Парни сначала мнутся, но потом соглашаются, тем более, что песен военных они знают прилично.
   Когда я заканчиваю, то замечаю, что недалеко стоит Максимов и озадаченно смотрит на меня.
   -Знаешь Андреев, я, конечно, знал, что ты шустрый парень, но не настолько же. Я ведь специально пришел, чтобы все, что ты сейчас говорил, объяснить. А то ведь стыдоба вообще была бы. Ты когда успел все это узнать.
   -Дмитрий Иванович, вы же все биографии наши знаете. Вы помните, кто у меня отец, да для меня армия-мать родная. Меня мама в коляске вокруг плаца возила, я иногда, заигравшись, под танком спал, и в окопах с солдатами чай пил. Все эти команды у меня в голове с тех пор сидят.
   И вот наша колонна, не очень стройно, но движется в сторону столовой. А мой счет:
   -РРаз, рраз, раз два три.- эхом разносится по асфальтовой дороге, обсаженной березами.
   Не доходя до столовой метров сто, я командую:
   Запевай!
   И наши запевалы своими мощными голосами дружно запели:
   -Путь далек у нас тобою, веселей солдат гляди,
   Вьется, вьется знамя полковое
   командиры впереди.
   А затем весь наш взвод, уже совсем не дружно, но старательно подхватывает:
   Солдаты в путь, в путь, в путь,
   а для тебя родная есть почта полевая
   Прощай труба зовет, солдаты в поход.
   Ровно напротив столовой я скомандовал:
   - Взвод стой! Отставить песню.
   После моей следующей команды взвод относительно дружно повернулся.
   На высоком крыльце столовой стояли два офицера. Один высокий капитан с повязкой дежурный по части, а второй пожилой подполковник.
   Этот подполковник сорвался с места и подбежал к нам:
   Во б..., ребята, ни х... вы даете. А запевалы то какие, зае....сь. Ну б..., где этот е...й Максимов, хер ему в сраку. Представляешь старшина, он мне вчера говорит, у нас студенты медики, ни х... не могут, их еще надо учить, а тут вы так зах...ли, что просто зае...сь.
   Тут он увидел идущего за нами Максимова и переключился на него:
   -А б...ь ну, что хер с горы проснулся, ни х... про своих орлов не знаешь. А они у тебя песню запели, так ведь е.. твою ..., даже сердцу приятно стало.
   И тут я уже точно понял вчерашнее выражение старшины Вадима про шебутного замполита.
   Мы стояли оторопев. Даже я, прослуживший в армии полжизни, такого, еще не видел.
   Подошедший Максимов что-то прошептал на ухо замполиту, но тот пренебрежительно махнул рукой и громко произнес:
   - Что-то ты до х.. в голову берешь. Я перед кем стою, перед военнослужащими, или в институте благородных девиц. Ну ладно, я специально для вас и для ленинградцев лекцию прочитаю о пользе и влиянии мата на боеспособность подразделений, вот только разберусь кое с чем и сообщу, когда нужно будет собраться.
   И с этими словами он ушел.
   Через пару дней все уже вошло в рутинную колею, учеба, строевая, изучение матчасти, уставов. И уже, без какого либо намека со стороны старослужащих после отбоя прозвучал голос одного из нас:
   -Старики! День прошел!
   -НУ. и х.. с ним дружно прозвучал в ответ хор голосов.
   -До дембеля осталось двадцать пять дней!
   _Уррра.- Дружно отвечали остальные.
   Мы возвращались с поля, где с нашими преподавателями ставили медсанбатовскую палатку. Работа была достаточно тяжелая, тем более при жаре, не очень обычной для этих северных мест, и мы прилично устали. Когда прошли КПП, Максимов остановился и подозвал меня сказав:
   -Пусть кто-нибудь из сержантов ведет взвод в казарму.
   Мы с ним медленно шли вслед за взводом, обсуждая завтрашний день, и взвод уже прилично опередил нас, когда услышали команду сержанта:
   -Запевай!
   И наши запевалы запели, а запели они примерно следующее:
   Приморили гады, приморили
   Загубили молодость мою
золотые кудри поседели, знать у края пропасти стою.
   Максимов озабоченно проговорил:
   -Что они там запели, охренели совсем от жары что-ли?
   И в это время мы услышали дикий крик:
   -Стоять, стой бл... я кому говорю, стоять!
   И мы увидели, как вслед за нашим взводом бежит замполит.
   Подбежав к взводу он скомандовал:
   -Взвод стой! НаправО! Смирррна. Запевалы четыре шага вперед, шагом марш!
   Вы что же б...., пидорасы, это вас, что, Родина приморила? Это б.. у кого там кудри поседели? Ох..ли совсем! Это вы так суки Родине долг отдаете? А гады это мы что-ли?
   А ты что лыбишься? - Обратился он к одному из запевал: - Тебе весело? Вот сейчас повеселишься. Ну-ка упал, отжался сто раз.
   Презрительно глядя на нашего Андрюшу, который смог отжаться только четыре раза, и как червяк возился у его ног, он сказал:
   -Да вас б... и не надо морить, вы уже заморенные, ряхи отрастили, ни х.. не можете.
   -А ты старшина?!- Обратился он ко мне. - Какого х... не прекратил этот балаган?
   -Товарищ подполковник, я сопровождал товарища полковника по его приказу.
   Замполит, кинув сердитый взгляд в сторону Максимова, продолжил:
   - Ну что допрыгались козлы, радуйтесь, что присягу еще не приняли. С этой четверкой сегодня будем решать вопрос об отправке домой. А остальные..., старшина командуй, веди в роту и с песней, е... вашу мать, и не дай вам бог еще, что-нибудь такое сотворить.
   Не знаю, какие уж аргументы привел Максимов в беседе с командованием полка. Но наших запевал оставили в части, правда, предупредили, что еще один прокол и парни могут забыть о высшем образовании.
   Тут как раз и подоспела лекция нашего замполита о пользе мата в повышении боеспособности подразделений во время военных действий.
   В зале клуба сидело примерно сто человек это были мы и ленинградцы, личный состав полка, по-видимому, уже не раз, выслушивавший эти наставления, отсутствовал.
   И вот за трибуну, стоявшую на сцене, зашел замполит:
   -Товарищи студенты, будущие офицеры Советской армии, сегодня я расскажу вам то, что никогда и ни при каких обстоятельствах не расскажет никто другой. А почему? Да потому, что мне все они по х.... Я их всех в рот....
   Вот вы, что думаете, мы во время войны, когда воевали и в атаку шли, мы кричали за Родину за Сталина, да ни х.. я, мы, когда атаку шли, то мать родную вспоминали, мы матом всех крыли. А немцы, что, да у них кроме доннер веттер ни х... и не было. А вы что думаете, когда Суворовские орлы Измаил брали, они что славословие Екатерине или Павлу говорили, хуйня, это все. Наши предки не хуже нас, всех матом поливали. Вот помню, идем мы пешим маршем по Польше и на дороге указатель висит до Берлина , х.. его знает, то ли тысяча, то ли тысяча двести километров. А сверху углем написано, настоящим русским солдатом " Ни хуя, дойдем"
   Вот это я понимаю политработа!
   Рядом со мной сидел очень интеллигентный парень из потомственной семьи врачей. Он недоумевающим взглядом следил за замполитом.
   -Сергей, как ты думаешь, все, что он говорит -это правда? Неужели так все завязано на мате?.- Спросил он меня с недоумением.
   -Слушай Миша, я уже и не знаю, но наверно что-то в этом есть.- ответил я.
  
   Вскоре после освоения материальной части и зубрежки уставов, мы приняли присягу, так что я уже дважды клялся на верность Советскому Союзу. Учеба, между тем, продолжалась и пиком наших мучений стали небольшие учения, во время которых, мы должны были развернуть медико-санитарный батальон. После этого интенсивность занятий пошла на убыль, и мы большей частью времени готовились к сдаче экзамена по военно-медицинской подготовке.
   По взводу гулял, слух, что уже запланированы крайние, которые не смогут сдать этот экзамен, и назывались даже конкретные фамилии. Но все закончилось благополучно. И теперь все мы могли рассчитывать на звание лейтенантов медицинской службы, которым когда-то я уже был.
   Контроль за нами настолько ослаб, что я даже смог, наконец, сходить на речку и половить хариусов, из которых мы потом со старшиной Вадимом сварили уху и после отбоя запили ее медицинским спиртом, который мне так и не пригодился.
   И вот настал знаменательный день отъезда. Помня о предыдущем рейсе, я собрал в своем купе немногих непьющих парней и сообщил, что нам придется внимательно смотреть за нашими особо буйными товарищами, которые уже предвкушали ночную пьянку.
   Наше путешествие протекало достаточно спокойно, в моем купе было тихо, я лежал на койке и наблюдал за игрой в карты моих попутчиков. Неожиданно к нам зашел один из студентов, вид он имел бледный и взволнованный:
   -Слушай Андреев тут такое дело. За нами в паре вагонов едут морпехи на дембель, у них там дым коромыслом. Ну и тут один из них залетел к нам в купе и стал вы... ся. Я его хорошо так отоварил. Он убежал, но сказал, что сейчас они все придут и нас уделают. Что будем делать, нас в три раза меньше, да и сам знаешь у нас помахаться ты, да я да мы с тобою.
   -Валера, а кто тебя просил с ним драться, ну повыступал бы он и ушел. Вот теперь собирайся, и пойдем разговаривать с морпехами.- Говорил я этому придурку, переодеваясь в форму старшины. По дороге в соседний вагон, я реквизировал у провинившегося купе, все водочные запасы.
   Когда мы зашли в соседний вагон- это было что-то, затянутые сизым табачным дымом купе, шум и гам, слышались крики:
   - Пойдем, надо этих гражданских по полной отоварить, чтобы знали, как на дедов прыгать.
   Я прошел несколько купе и все- таки обнаружил место, где сидели трое старших сержантов, у них в купе было поспокойней, и пили они из маленьких граненых стаканчиков, видимо, кто-то постарался к дембелю. Но вот с водкой у них не очень на столе сиротливо стояла одна, немного недопитая бутылка.
   Я подошел к столу и со словами:
   От нашего вагона, вашему. - Поставил на стол три бутылки.
   -Сержанты пьяными глазами посмотрели на меня:
   -А че ты старшина такой добрый? Мы про таких добряков у сапогов раньше не слышали? -Слушай моряки, мы со сборов едем, тут ваш один паренек с нашим один на один перемахнулись, так вот мы за своего прощения просим, И вот он тоже пришел со мной извиниться хочет.
   - И что этот хмырь нашему морпеху морду начистил?- с удивлением завопили сержанты. --Да вот как то так получилось.
   Один из сержантов выскочил в коридор и я услышал его мощный голос:
   : Эй, деды кому там из наших, морду начистили?
   Спустя, несколько минут, в проеме купе появился морячок не очень высокого роста, когда он увидел Валеру, его лицо, украшенное фингалом, радостно осветилось:
   -Ага, сам явился, ну сейчас мы тебя отрихтуем!
   - Погоди, погоди Гена.- Веско произнес сержант. - Расскажи лучше, как это гражданский уделал морского пехотинца?
   Лицо морячка сразу сделалось пунцовым, и он замямлил:
   -Да вот ребята, он как-то неожиданно дал мне в глаз, я даже среагировать не успел.
   Настроение у моряков резко сменилось. Видимо драться в поезде особого желания ни кого не было. Но мое желание приехать домой трезвым, так и не сбылось, потому, что пришлось до Энска пить водку в компании трех морпехов.
   Прибрел я домой ночью в полпятого утра, Аня, знавшая, что я приеду ночью мурманским поездом, похоже, не ложилась и сразу открыла дверь. Я зашел в коридор и рухнул на пол.
   Проснулся я, когда солнце уже ярко освещало комнату, я лежал раздетый на кровати, моя жена сидела рядом и разглядывала мое лицо.
   -Аня, что с тобой? Что ты во мне ищешь?
   -Да я вот разглядываю, какие следы оставляет за собой длительное употребление спиртного.- Улыбнулась она.
   -А кто меня уложил в кровать?
   -Сережа, здесь кроме меня никого не было, а ты забываешь, кто у меня папа. Я с ним такую практику прошла. Но мне бы не хотелось, чтобы ты шел по его стопам.
   Долго мы не пикировались, я схватил свою жену и привлек к себе, под одеяло.
  
  
   Весь шестой курс я старался не отходить от операционного стола, искал любой повод, чтобы быть в оперирующей бригаде. Даже ночами в больнице, когда я дежурил в своем подвале, то под любым удобным предлогом вставал за операционный стол. Это, в общем было не так просто, потому, что хирургов было много, а операций не очень и конечно в дневное время все это было расписано, а " держать крючки" ни хотелось никому. Кроме того, я в добровольном порядке штудировал кардиологию, а уже в тайном гипноз и внушение.
   К моему стыду, свои способности я уже использовал на всех своих родных и знакомых, и всегда с полным успехом. Теперь меня не удивляли, как раньше статьи в газетах, где незадачливые обворованные люди, которые сами отдали в руки похитителей свои кровные деньги, говорили, что не знают, почему они это сделали. А ведь это делали люди, которые имели только начальные очень неграмотные представления о внушении.
   К концу второго семестра я, с помощью Аркадия Борисовича, позвонил Чазову, и тот заверил, что своих решений он не меняет, и что меня в Москве ждет место в общежитии и работа интерна в его клинике.
   -Сейчас под эгидой 4 управления МинЗдрава сформирована центральная научно исследовательская лаборатория, вот там ты и сможешь проявить свои таланты. - Сказал он.
   Когда я рассказал о разговоре Ане, та опять захлюпала носом, что вообще-то уже стало немного раздражать меня, ну нельзя же быть настолько плаксой, чтобы все проблемы жизни встречать именно этим. Время шло быстро и вот уже у меня были сданы все госэкзамены, и я с красным дипломом, званием лейтенанта медслужбы запаса был готов к дальнейшей взрослой жизни и возможному выполнению моих замыслов.
   Но у нас с Аней был еще месяц ничего не делания перед моей работой, а у нее перед последним пятым курсом. И мы решили с ней поехать на море, чего я не делал в этом мире ни разу. Три недели мы жили в Геленджике дикарями, ходили на галечный пляж, пили там кислое местное вино, и теплыми вечерами гуляли по улицам. Но все хорошее очень быстро кончается. И вот вся моя семья в сборе провожает меня на вокзале. Я последний раз обнимаю всех, целую Аню и сажусь в вагон поезда Мурманск-Москва.
   Начался новый этап моей второй жизни. Каким он будет, я пока даже не представлял.
   Но одно я знал точно, что приложу все свои силы, чтобы изменить будущее нашей страны и не допустить развала и бедствий девяностых годов
  
   Конец первой книги
  
  
  


Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"