Сапига Алексей: другие произведения.

Тупик коммунизма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь предпринята попытка понять некоторые законы общественного развития с точки зрения естественной науки на основе приоритета материального над идеальным и обсуждаются некоторые недостатки классической теории марксизма.

Философия общества


- Где прописаны, гражданин?
- Тупик коммунизма, дом ......

(из анекдота времен развитого социализма



Тупик коммунизма






            Содержание

             Предисловие
            
1. Проблемы марксизма
            2. Идеализм марксизма
            Раздел в работе, но можно посмотреть здесь:
            6. Развитие идеализма в марксизме
            7. Физика эволюции общественного развития
            8. Понятие локальной цивилизации
            9. Ранняя эволюция цивилизации
            10. Психологические аспекты материального производства
            11. Начало реальной экономики
            12. Что такое деньги?
            13. Происхождение рабства
            14. Проблемы экономического учения Маркса
            15. Монополизация экономики и общественное развитие
            16. Стадии развития капитализма
            17. Практика социалистического строительства в СССР
            18. Крах Советского Союза
            19. Информация и общественное сознание
            20. Психология и общественное производство
            21. Черты будущего
            22. Есть ли будущее у коммунистического рая?
            23. Проблемы социализма и коммунизма
            24. Вместо заключения
            Литература



Предисловие



      Мой отец еще в юности воспринял идеи коммунизма и до конца свой жизни остался верен этому выбору. В возможность построения коммунизма верили многие люди из того, еще довоенного поколения.
      Я, уже представляя поколение выросшее в условиях большей свободы и более широкого доступа к информации, не воспринимал идею коммунизма как абсолютную истину. Изучая основы марксизма-ленинизма, я не задумывался над тем насколько эта теория истина или нет. То, что нам рассказывали на лекциях, я воспринимал как некую данность, которую надо воспринимать целостно. Даже когда распался СССР и к нам широко ворвался капитализм, я не размышлял о причинах происшедших событий. Было не до того.
      Надо сказать, что после падения социализма в СССР осталось много неосмысленных вопросов по поводу правильности исторического выбора, как в предыдущие десятилетия ХХ века, так и в настоящее время. Например, что из того общества, в котором мы жили, было объективной реальностью, а что создавалось и навязывалось искусственно? Я должен заметить, что осмыслить прошлое можно только с высоты прошедших лет, обретя новый жизненный опыт. Разве можно было познать сущность капитализма не пожив при капитализме? Разве можно понять, что думает рабочий или капиталист, не побывав их шкуре?
      У меня как и многих моих современников родом из бывшего СССР есть уникальный жизненный опыт. Мы все родились при социализме и прожили при советском общественном строе определенную часть своей жизни, но за прошедшие почти два десятилетия после распада СССР мы смогли познать и жизнь при капитализме. При капитализме мне, например, довелось побыть и бюджетным работником и фактически безработным, и частным предпринимателем, и мелким "буржуем", на которого работало 10 наемных работников. Какой ни какой новый опыт это дало.
      Спустя 10 лет после краха советской системы отец неожиданно задал мне простой вопрос: "Мое образование завершилось в середине прошлого века, когда я закончил институт. Все науки в первую очередь естественные науки за это время успешно развивались, а в общественных науках наблюдался застой. Ты вот скажи мне, почему за семьдесят лет ученые в СССР не создали новой теории, развивающий марксизм?"
      На такой неожиданный вопрос я не смог сразу дать ответ. Вечером за чашкой чая я вспомнил тот разговор, и сами собой стали складываться кирпичики понимания. На самом деле я знал много, вот только нужно было потянуть за ниточку, которая распутает весь клубок. Позднее отец задал мне и другие вопросы, на которые мне приходилось искать ответы и дополнять уже написанное. Для понимания прошлось обдумать разные темы. Тот вопрос заданным отцом и явился тем толчком, который привел к написанию этого произведения.
      В представленном "манускрипте" предпринимается попытка понять некоторые законы общественного развития с точки зрения естественной науки на основе приоритета материального над идеальным. Попутно обсуждаются некоторые недостатки в изучения общественного развития на основе классической теории марксизма.
      Под собирательным названием "марксизм" понимается вся коммунистическая идеология как принадлежащая перу Маркса и Энгельса, так и теория строительства социализма в СССР созданная их последователями. Понятие "коммунизм" включает в себя самые общие представления о справедливом обществе будущего примерно так, как нам представляли коммунизм во времена развитого социализма партийные пропагандисты
      Конечно, данная тема обширна, чтобы сразу ответить на все вопросы, да я и не ставлю такой цели. Точно также я изначально не ставил цели критиковать марксизм. Просто я хотел ответить на простые вопросы. Мои ответы, очевидно, будут неожиданными для некоторых специалистов историков и экономистов, и я не настаиваю на их абсолютной истинности. Однако я везде стараюсь дать логическое обоснование моим выводам. Само собой сложилось то, что сложилось и пусть о результатах судит читатель.
      Часть литературы приведена в сносках, часть указана в конце. В свое время нам так промыли мозги общественными науками, что для написания всего что вам предстоит прочесть, уважаемый читатель, мне ничего нового читать и не пришлось. Хотя это и не исключает отдельных неточностей, по забывчивости, которые конечно могут быть исправлены. С условного диалога представителей двух поколений я и начну.


1. Проблемы марксизма

      
      Если кратко перечислить те проблемы, которые всплывают при беглом обзоре теории и практики марксизма то получится примерно такой список:
    * Декларирование материализма в философии и экономике и тщательно скрываемый идеализм в теории общественного развития, в политике и практике социалистического строительства.
    * Необоснованность деления истории человечества на общественно-экономические формации.
    * Необоснованное выпячивание на передний план идеи о классовой борьбе как движущей силе исторического развития.
    * Не учет полного цикла оборота капитала и особенностей перераспределения прибавочной стоимости в условиях рыночной экономики.
    * Не учет принципиальной невозможности исключить эксплуатацию человека человеком в процессе материального производства, в том числе и при коммунизме.
    * Не учет полной цепочки последовательной эксплуатации на всех уровнях общественного производства.
    * Не учет эффективности обратных связей в процессе материального производства, в частности, когда критическая масса людей потребителей товара диктует свою волю собственнику средств производства.
    * Игнорирование демократических основ капитализма и ориентация на диктатуру в процессе строительства коммунизма.
    * Неверная оценка тенденций развития рынка рабочей силы и фактора включения пролетариев в ряды совладельцев производства. Наличие общих целей у формально антагонистических классов.
    * Не учет психологии отдельных личностей и психологии общества. Исключение частной инициативы.
    * Не учет возможных изменений в социальной структуре общества по мере исторического прогресса.

      Наверно это не полный список. Здесь перечислены только те проблемы, которые очевидны мне лично. Можно заметить, что мол, оглядываясь на исторический опыт легко критиковать классиков. Дело здесь не в критике классиков. Никто и не собирается их критиковать, в истории и так было много критиков классического марксизма, как среди самих марксистов, так и среди буржуазных апологетов. В конце концов, у них была своя наука исторического и экономического развития, а нас своя.
      Проблема только в том, что идеи Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина были реализованы на практике, и это уже стало нашей историей и нашей проблемой. Следовательно, нам надо все понять самим, не оглядываясь на авторитет классиков или мнение апологетов всех мастей. Поэтому в дальнейшем изложении почти нет ссылок на оригинальные работы по экономике или истории, но зато есть примеры из литературных произведений.




2. Идеализм марксизма


      
      Кроме перечисленных чисто экономических и психологических проблем в марксизме есть глобальная проблема философского плана. Это проблема отношения материального и идеального. Действительно, декларируя принцип первичности материи над сознанием, марксизм в области практики строительства коммунизма поставил во главу угла чистый идеализм. Разберем этот вопрос подробно.
      Существуют естественные науки, такие как физика, химия. К естественным наукам относят и такие науки как астрофизика, геология, биология. Однако особенность последних трех наук состоит в то, что, по крайней мере, частично это исторические науки. Астрофизика изучает историю звезд, геология кроме поиска месторождений изучает их историю, а заодно и геологическую историю Земли, некоторые разделы биологии изучают историю развития жизненных форм. Тогда как для химии не имеет значения, в каком веке проводился опыт между кислотой и щелочью, результат реакции от этого не зависит.
      Другое дело общественные науки: история, экономика, социология и в том числе марксизм. До Маркса думали, что эти науки только отслеживают тенденции общественного развития. Но марксизм начиная с седины ХІХ века поставил в повестку дня идею о том, что на основе анализа тенденций исторического развития можно построить лучшее будущее для всего человечества. Насколько эта идея обоснована научно? Вот один из вопросов, на который надо дать ответ.
      Мы знаем, что механика Ньютона будет работать всегда в области медленных скоростей материальных тел [2] потому, что это объективная наука о движении и взаимодействии материи, которая неизменна с течением времени. Не смотря на это, физики всегда держат в уме такую возможность: если в результате особо точных измерений будет установлено, что гравитационная постоянная зависит от времени, то автоматически придется внести изменения и в закон тяготения Ньютона. Ничего подобного нельзя сказать о законах общественных наук, пока эти законы не будут сформулированы как наиболее общие законы движения материи. Первую попытку такого рода сделали Маркс, Энгельс, Ленин. Так явился миру марксизм-ленинизм.
      Здесь поучителен пример астрофизики. Благодаря наличию множества звезд и галактик, находящихся на разных стадиях развития можно отследить тенденции эволюции отдельных структурных образование в историческом разрезе. Причем, что особенно важно, все это многообразие наблюдается сегодня и сейчас. Поэтому мы видим одновременно и прошлое и будущее одинаковых звезд и галактик. Правда, мы пока не видим конца эволюции Вселенной. Но все, что касается циклов развития звездных систем, может быть изучено в историческом разрезе очень детально. Но никому не придет в голову написать теорию жизни Солнца да еще такую, чтобы оно светило вечно, а потом эту теории воплощать в жизнь. Нечто подобное в области общественных наук попытались сделать марксисты.
      В области общественных наук не реализуется ситуации подобная той, что имеют место в астрофизике. Нам известна только прошлая история, а будущее нам неизвестно. Причем известная нам история являет собой определенный отрезок общей эволюции человечества, конечная цель и пути ее достижения нам также неизвестны. Подсмотреть свое социально-историческое будущее, как в астрофизике, где можно одновременно увидеть рождение и смерть однотипных звезд - мы не можем.
      Поэтому попытка применить теоретические построения марксизма на практике социалистического строительства в СССР могла быть успешной только на коротком историческом отрезке, когда еще можно применить прогностический подход. Дальнейшая попытка строить лучшее общество на основе формальных теоретических рассуждений была волюнтаризмом, если не назвать глупостью.
      Здесь можно возразить, что советское общество тоже развивалось и совершенствовалось. Все это и так и не так. Вот если бы развитие социализма в СССР происходило постепенно на основе опережающего развития науки, тогда еще можно был бы на основе перспективного прогноза корректировать развитие социализма в нужном русле. Но все дело в том в угоду тоталитарному строю и геополитическим амбициям марксизм-ленинизм основанная на нем и практика социалистического строительства из "самого передового, прогрессивного и вечно живого учения" сразу превратился в окаменевший плод, место которому в музее истории человечества. И это еще не все, что можно сказать по этому поводу.
      Хотя, по сути, проблема лежит в плоскости философии. Что первично - законы эволюции материи или наше представление о том, какой должна быть эта эволюция? Марксистская философия утверждает, что первично движение материи, а на практике получается все как раз наоборот.
      Строительство лучшего общества это и есть попытка применить чисто идеалистический подход к законам движения материи. Так что, с одной стороны декларируя приоритет материального над идеальным, классики строительства коммунизма скатились на чистый идеализм.
      Они же сами декларировали принцип, что когда идея определяет бытие это и есть идеализм. Если есть план строительства, то это идея. Но материальное начало всегда возьмет верх над идеальным.
      Рассмотрим простой пример. Есть план строительства дома. Имея план, мы можем построить вполне добротный дом. Однако мы уверены, что построенный дом простоит века потому, что имеем опыт строительства домов. На основании этого опыта можно построить любой дом, главное учесть определенные законы строительства домов. Так можно построить даже дом, которого раньше никто не строил. Например, небоскреб в 1000 этажей. Но строительство небоскреба в 1000 этажей начинается со строительства первого этажа, который, по сути, есть дом одноэтажный.
      Имели ли марксисты опыт строительства нового или хоть какого-нибудь общества?
      Отнюдь. Такого опыта у них не было. Продолжая аналогию с домом можно сказать так. Марксисты нарисовали проект утопического или лучше сказать фантастического дом, совершенно в отрыве от реальной, а лучше сказать материальной основы. Так как если бы мы решили строить дом из песка. Можно ли построить добротный дом из песка?
      Наверно нет. Потому, что выбранный материал негодный для капитального строительства. Из песка можно построить модель, и то она будет недолговечной. В любом деле мало одной пусть даже самой красивой идеи надо, чтобы идея соответствовала законам материального мира. Как дом, построенный из песка, противоречит законам прочности строительных конструкций, так и идея построить идеальное общество противоречила законам движения материи.
      Поэтому вся затея со строительством коммунизма была изначально обречена на провал. Что как ни странно следовало из самой же марксисткой теории.
      Конечно, марксисты приводили такой аргумент. Маркс и Ленин на основе глубоко изучения всей предыдущей истории человечества открыли наиболее общие законы развития человечества и, развивая открытые ими законы развития общества, теоретически обосновали то, что в дальнейшем было положено в основу практики социалистического строительства в СССР. Однако "любая теория суха, а древо жизни зеленеет" и "только реальная практика есть критерий истины". Поэтому затея со строительством социализма, а в перспективе и коммунизма на основе теории марксизма была экспериментом по проверки всего лишь гипотезы, одной из многих, которые поставила на повестку дня передовая мысль человечества [3].
      Эксперимент, к сожалению, не дал положительных результатов. К этому привел ряд причин. Во-первых, обсуждаемое здесь сочетание идеализма и материализма, во-вторых, догматизм и отсутствие решительного развития теории марксизма с учетом практики социалистического строительства.
      Но утверждать что-либо исходя из общефилософских соображений, еще не доказать. Доказательство может быть основано на глубоком и всестороннем анализе, как эпохи строительства социализма, так и марксизма как науки, или на логических построениях, обоснованность которых можно или принимать, либо отвергать в зависимости от того насколько оппонент способен воспринимать неординарные суждения. Здесь выбран второй путь. Для этого придется подвергнуть анализу некоторые базовые положения марксизма.
      Основной причиной, по которой марксизм считает возможным строительство коммунизма, является учение о смене общественно-экономических формаций. Рассмотрим, насколько эта теория является научно обоснованной.
      



2. Механика Ньютона применима для скоростей много меньших скорости света.
3. Таких путей построения нового общества на основе марксизма было несколько. В советской идеологии их все называли оппортунистическим и ревизионистски-ми попытками опорочить истинно верное учение. Перечислим авторов: Плеха-нов, Каутский, Бернштейн, Троцкий, Мао и это далеко не весь список.



4.


            
Прошу прощения, разделы 3-5 находятся в работе и будут выставлены чуть позднее.





      Следующий шаг по развитию идеализма в марксизме сделал Ленин. Несмотря на то, что Ленин как философ, безусловно, был материалистом, но как политик он, прежде всего, был реалистом и хорошо понимал, что для победы социализма в той или иной его форме надо, прежде всего, захватить и удержать власть. Политическая доктрина Ленина направленная на завоевание власти в России должна была опираться только на крайнюю интерпретацию учения Маркса, и если при этом пришлось бы поступиться принципами материализма, это, безусловно, было бы сделано.
      Прекрасно понимая по опыту политической борьбы на выборах в первые Государственные думы, что большевикам никогда в условиях плюрализма и демократии не завоевать политической власти в стране, они выбрали путь насилия. Этот путь уже был в общих чертах указан всё в том же "Манифесте" и имел исторический прецедент во время парижской Коммуны, оставалось только отшлифовать тактику, дополнить слегка устаревшую доктрину новыми, современными аргументами. Таким дополнением явились развитие концепции вооруженного восстания, превращения войны империалистической в войну гражданскую. Теоретическим обоснованием необходимости вооруженного восстания стала теория о развитии революционной ситуации в так называемом слабом звене в цепи империалистических государств.
      Очевидно, что захватить власть можно и в результате военного переворота, но удержать её, можно только опираясь на широкую поддержку народа, или штыки армии. На штыки бывшей царской армии рассчитывать не приходилось по крайне мере в первый момент, следовательно, нужна была идеологическая приманка, которая могла бы на определенное время привлечь к партии большевиков широкие массы сторонников. Такой доктриной и были идеи, почерпнутые из Манифеста так и ряд других идей учитывающие особенности России.
      Хорошие вроде идеи: свобода и равенство, землю крестьянам, фабрики рабочим и в тоже время экономически не обоснованные идеи передела собственности, и не демократические, а тоталитарные идеи диктатуры пролетариата, человеконенавистнические идеи уничтожения эксплуататоров (как будто они не люди). Когда выяснилось, что при большевиках жить еще хуже, чем при царе у большевиков уже была армия, тайная полиция (ВЧК), экономическая власть в стране, а всякая оппозиция, как политическая, так и религиозная была просто уничтожена.
      Об этом можно много писать, но это уведет нас далеко от критики собственно марксизма. Здесь надо только еще раз подчеркнуть опять, что уже в развитии теории марксизма и в области политической практики идеология была поставлена во главу угла. Стратегия и тактика завоевания политической власти в конкретной стране была поставлена впереди материалистической исторической науки. Идеальное снова возобладало над материальным.
      Еще раз подчеркну эту мысль. В начале формулируется политическая идея, а потом под неё подгоняется не только стратегия и тактика политической борьбы, что есть обычная политическая практика, но и практика экономического развития и формулируются соответствующие выводы теории. В дальнейшем приоритет идеологии взятой из головы над материей, то есть над объективной реальностью данной нам извне, стал главной доктриной всего строительства социализма в СССР. Это, по сути, отвергает материалистическую первооснову марксисткой философии и политэкономии.







      Формулировка, вынесенная в заголовок раздела может показаться чистой абракадаброй. Тем не менее, рассмотрим какое отношение имеет наука физика к общественному развитию. Хорошо известна история развития физики как науки. Первым значительным научным достижением можно по праву считать создание И. Ньютоном классической механики. Следующими шагами стало создание классической теории электричества, термодинамики и статистической физики в конце ХІХ века. В начале ХХ века физика в общих чертах решила ряд научных проблем связанных с пониманием того, как на самом деле устроена материя и какими законами она управляется. Прогресс в других естественных науках был не столь значительным многие из них занимались классификацией. Для нашего изложения важно отметить создание в середине ХІХ теории эволюции видов Ч. Дарвина.
      После открытия строения атома стало ясно, что химия это просто раздел физики атомов и молекул. Биология это химия сложных органических соединений и, следовательно, тоже может быть сведена к физике в конечном итоге. Понимание того, что материальный мир един, привело к идее редукционизма.
      Редукционизм это гипотеза о том, что все процессы в любых естественных науках можно объяснить на основе общих законов физики. Интуитивно это совершенно понятно, но понятны и трудности, которые при этом возникают. Во многих случаях нет никакой необходимости решать практические задачи исходя из общих принципов. Это все равно, что вместо простого закона Ома при вычислении сопротивления проводника решать квантово-механические уравнения о движении электрона в металле.
      Разобравшись со строением материи, физики в первой половине ХХ века стали обращать внимание на соседние науки. Первой "жертвой" физики стала биология. Точнее её раздел, касающийся происхождения и эволюции жизни. В 1944 г. один из творцов квантовой механики Э. Шредингер написал книгу "Что такое жизнь с точки зрения физики". Это была первая ласточка, когда физики поясняли биологам, суть их науки. Решить все вопросы эволюции жизни не удалось до сих пор, не смотря на значительные усилия, однако проблемы поставленные биологией дали толчок к развитию новых разделов физики и математики.
      Анализ биологических проблем с точки зрения физики позволил установить, каким требованиям должны соответствовать материальные системы, чтобы в процессе эволюции материи происходит их постепенное усложнение. Как оказалось объяснение причин эволюции материи лежит на стыке термодинамики неравновесных систем, теории самоуправляющихся систем (эта наука называется синергетика) и теории информации.
      Созданная в ХІX веке термодинамика равновесных процессов доказала, что любая изолированная физическая система стремится к равновесному состоянию. Вблизи термодинамического равновесия состояние системы соответствует максимуму энтропии, минимуму энергии, отсутствию градиентов каких-либо параметров и, следовательно, каких-либо движений кроме совершенно хаотических. Это состояние системы назвали состоянием "тепловой смерти". Очевидно, в таком состоянии какой-либо эволюции системы происходить не может.
      Развитая в середине ХХ века неравновесная термодинамика показала, что если рассмотреть открытую систему, которая обменивается с окружающей средой энергией и материей, то для такой системы могут быть реализованы устойчивые состояния далекие от состояния термодинамического равновесия. Особенность таких состояний неравновесных систем состоит в том, что, обмениваясь с внешней средой, система может поддерживать величину внутренней энтропии на достаточно низком уровне. Таким образом, система не скатывается в состояние "тепловой смерти". Именно так живет любой организм. Потребляя энергию и вещество из внешней среды, и одновременно изолируя себя от внешней среды, организм строит сложную и строго упорядоченную функционально конструкцию из белков. Если так живет каждый живой организм, то как-то подобно должно функционировать и сообщество организмов и в частности человеческая цивилизация.
      Но это еще не все. Для таких активных неравновесных систем полностью меняется понятие информации, введенное в классической термодинамике как величина дополнительная к энтропии и указывающая на степень упорядоченности системы. Для сложных неравновесных систем появляется такое понятие как качество информации или ценность информации. Причем сложные системы могут воспринимать поток информации и при наличии ценной информации оказываются в более выгодном положении, чем их соседи. В результате системы находящиеся в более выгодном состоянии "выживают", а в невыгодном "вымирают". Это является одной из основ физической интерпретации естественного отбора, который был открыт для биологических систем Ч. Дарвином примерно в тот же период времени (1859 г.), когда Маркс работал над своим "Капиталом".
      Примером таких систем являются живые организмы. Потребляя вещество и энергию из внешней среды и поддерживая свое состояние вдали от равновесия, активно используя информационный обмен, запоминая полезную информацию системы, активно противостоя энтропийным процессам. Но и это не все. В системах живых организмов связаных общими ресурсами и пищевыми цепями происходят процессы эволюции и организмы развиваться от простых к более сложным. Для этого необходимо чтобы живых систем было много, чтобы существовали потоки энергии и вещества между системами, тогда существует естественный отбор, развитие и эволюция наиболее приспособленных. Все это в полной мере реализуется в биосистемах. Ценная информация может формироваться только при многоплановом взаимодействии систем в результате так называемого акта рецепции, что проще всего представить на примере восприятия информации живым организмом. Любая амеба обладает способностью определять во внешней среде питательные вещества от всех других веществ. Определяет амеба, что за вещества плавают рядом, путем рецепции информации об особенностях химического состава. Попросту пища для амебы "пахнет" иначе, чем просто случайная грязь. Правильный "запах" и есть ценная информация для амебы.
      В процессе эволюции организмов выработалась способность определять полезное от ненужного путем рецепции информации из окружающей среды. Так в результате эволюции информация стала своего рода кодом доступа к окружающему организм внешнему миру. По мере усложнения организации живых существ роль и роль рецепции информации только возрастала в результате развития органов чувств. Соответственно и организмы научились все боле полно использовать получаемую извне информацию. У высокоразвитых живых организмов появилась еще одна способность. Она основе имеющейся у них информации он могут активно воздействовать на окружающую среду. Так в мире живого появилось идеальное начало. Созданная на основе получения информации извне новая и ценная информация определяет поступки живого. Здесь важно подчеркнуть, что создается именно новая информации, говоря на нашем языке, создается определенный целенаправленный план действий, имеющий своей целью достижение тех или иных изменений в состоянии живого организма или условий окружающей среды.
      Таким образом, у высокоорганизованных живых организмов реализуется определенная последовательность получения и обработки информации, создания новой информации, реализация целенаправленных действие на основе созданной новой информации и снова получении информации о результатах своей деятельности. Все это я называю в общем информационным обменом между живым организмом и окружающей средой. В состав окружающей среды не обязательно входит только неживая природа, а и другие живые организмы. Таким образом, информационный обмен может быть очень сложным и многоплановым. Что в частности определят сложные поведенческие реакции высших животных.
      Сейчас появилось глубокое убеждение в том, что подобным законам подчиняется материя на всех её уровнях [1- 4]. В дальнейшем я попробую проиллюстрировать особенности эволюции социальных и экономических систем на основе физического подхода. Следовательно, и развитие общества, экономики подчиняется той же самой термодинамике неравновесных систем, где активно участвует информационный обмен. Грубо говоря, история человечества по ряду принципиальных вопросов сводится к неравновесной термодинамике.
      Законы экономики с помощью математических методов легко интерпретируются в терминах неравновесной термодинамики. Законы общественного развития это производная от законов неравновесной термодинамики, теории информационного обмена и синергетики. Сложность здесь только в том, что на применение этих законов накладывается еще и случайные обстоятельства, связанные с человеческим фактором. Поэтому законы движения матери для истории и экономики, вообще говоря, не имеют мгновенного применения. Это выражается в том, что на протяжении истории мы можем наблюдать, как экономические и общественные отношения взаимно то опережают, то отстают, то на долгие отрезки истории вообще консервируются. В разных странах это происходит с учетом местной специфики.
      Когда Маркс и Энгельс писали свои труды, их исторический опыт был на 100 лет короче, чем наш и это не могло не наложить свой отпечаток. Вспомним пример с астрофизикой. Это означает, что общественные науки в будущем еще могут принести нам не мало неожиданностей пока мы не найдем самые строгие законы общественного развития - психоисторию как у А. Азимова.
      Учитывая приоритет законов движения материи и, следовательно, законов саморазвития экономики над историческим развитием, можно сказать, что свобода выбора человечеством своего оригинального пути не более чем иллюзия. Человечество свободно в своих устремлениях не более чем узник, шагающий из одного конца камеры в другой конец. К счастью для человечества интерьер камер, в которых шагают узники, меняются почти ежедневно, и узники между камерами активно общаются между собой, что и создает иллюзию свободы глобальных поступков.
      На самом деле этот результат не является неожиданным. Об этом писали еще классики: "Бытие определяет сознание". Однако только сейчас ученые начинает понимать всю полноту этого закона. Марксисты понимали его вульгарно.








      Попробуем в меру скромных возможностей разобраться, что же такое произошло на ранних этапах развития человечества, что привело к возникновению материального производства, появлению денег и собственности. Для этого следует рассмотреть историю возникновения экономики, как общественного явления.
      История и этнография примитивных племен указывает, что на достаточно длительном этапе своего развития человек живет в гармонии с окружающей природой. Люди потребляют ровно столько ресурсов у природы, сколько им необходимо для удовлетворения текущих потребностей. У чукчи не возникнет потребность убивать оленей, чтобы снять шкуры и загнать их соседям по племени. Сама такая идея просто не может зародиться в голове человека живущего в гармонии с окружающей средой. Наиболее полно образ личности такого человека выписан В. К. Арсеньевым под именем Дерсу Узала [6]. Другим примером примитивных общественных отношений является жизнь индейцев Северной Америки, подробно описанная в романах Д. Ф. Купера.
      С точки зрения физики жизнь таких примитивных племен близка к равновесному состоянию. Это состояние характеризуется минимальными потоками энергии и ресурсов между племенем и окружающей средой. Потребляется ровно столько, сколько необходимо для выживания племени. При наличии богатых природных ресурсов, способных прокормить племя, возникновение каких-либо конфликтов не предвидится, и жизнь каждого члена племени будет спокойной и размеренной. Именно такая жизнь у туземцев тихоокеанских островов, у папуасов, бушменов или у пигмеев. Единственными дестабилизирующими факторами в таких условиях являются естественные катаклизмы (тайфуны), придуманные праздники и религиозные ритуалы, войны с соседями. Однако причиной войн часто являлось не наличие антагонизма или экономических стимулов. Чаще всего на островах воевали, чтобы просто поесть белковой пищи (человеченки).
      Конечно, было много и других причин приводящих к периодическим нарушениям спокойной жизни. Но главный вывод состоит в том, что в изолированных условиях примитивные племена живут в термодинамическом равновесии с природой. Причина, по которой такой человек не стремиться нарушить свое равновесное состояние не однозначна, но не маловажную роль здесь играет и особенности психологии, которая формируется замкнутой системе. Материальное производство в таких изолированных племенах ориентированно только на удовлетворение текущих потребностей. Охота рыболовство, собирательство, приготовление пищи, примитивное ткачество, мелкие ремесла и изготовление предметов культа или искусства. Самые сложные работы, такие как строительство дома или лодки делаются коллективно. На всё племя зачастую строятся один дом. Или жильё настолько примитивно, что не требуют значительных усилий для его сооружения, например юрты или глиняные хижины крытые соломой. Обмен материальными ресурсами с соседями носит эпизодический характер, и чаще к соседям ездят за невестами.
      Можно подумать, что подобное состояние характерно только для изолированных сообществ. На самом деле это не так. Рассмотрим, что представляет собой изолированное сообщество людей, и в связи с этим введем понятие локальной цивилизации.
      Если назвать любое культурное сообщество людей цивилизацией, как мы называем цивилизацией европейскую цивилизацию, то можно рассматривать историю человечества через призму взаимодействия и самостоятельной эволюции множества цивилизаций. Чем цивилизация алеутов или пигмеев хуже, чем европейская цивилизация? Все дело в критериях, которым мы отдаем предпочтение. Туземцы могут различить в сотни раз больше оттенков цвета или разновидностей растений, чем любой белый человек. И вообще по абстрактной сумме знаний они знают не меньше чем выпускник американской школы. Дело только в разном составе этих знаний.
      Под разными цивилизациями я буду подразумевать, например, земледельцев и скотоводов кочевников, даже если они живут бок о бок друг с другом. Другой пример разных цивилизаций: большинство россиян, горцы Кавказа, цыгане и т. д.
      Сформулирую гипотезу: разные цивилизации не смешиваются. Это означает, что если две цивилизации соседствуют и контактируют между собой, то спонтанно не происходит выравнивание их уровней общественного и экономического развития, а культурная составляющая практически не претерпевает изменений. Правда есть некоторые вещи, которые очень легко воспринимаются любыми цивилизациями. К ним относятся некоторые предметы труда и некоторые приемы труда и знания. Но слом традиционного образа жизни требует много времени и при любом ослаблении внешнего давления жизнь локальных цивилизаций возвращается на круги своя. Пример тому стабильность образа жизни локальной цивилизации цыган. Несмотря на все попытки советской власти привить цыганам оседлый образ жизни практически это не удалось сделать за исключением редких единичных примеров. Причем насильно привести одну цивилизацию к уровню другой можно, но только за очень длительный промежуток времени, уж точно больше времени жизни одного поколения людей.
      Данный вывод можно обсудить на примере библейского народа. Когда в Междуречье уже существовали города шумеров, на ином уровне экономического и общественного развития находились соплеменники Авраама. Иудеи, видимо знали, как плавить метал или обжигать глину, но ничего этого не делали, и продолжали жить, по сути, в равновесии с природой занимаясь скотоводством. Все необходимые им предметы они выменивали или покупали. Древним иудеям понадобились сотни лет соседства с земледельческими цивилизациями, и длительное окультуривание в Древнем Египте пока они пришли к оседлому образу жизни. Во время египетского плена некоторые из них стали важными советниками при дворе фараона, но это не изменило мировосприятие иудейского народа. Наконец, после 40 летнего ликбеза, который им устроил Моисей в окрестностях горы Сион, они вернулись в Ханаан, и сразу стали вести оседлый образ жизни. Да и то, не смотря на развитую государственность еще долго, даже при Соломоне и позднее, в их образе жизни остаются, сильны пережитки кочевого образа жизни и не преодолимая ненависть к земледельцам (Давид и Голиаф). В полной мере данный вывод подтверждается и сейчас. Евреи и сейчас живут, рассеяно по миру среди других народов, но с ними не смешиваются. Небольшой процент смешанных браков или отдельные примеры ассимиляции не в счет. В целом в мире можно выделить культурную еврейскую цивилизацию, где соблюдается древняя религия и определенные обычаи.
      Это свойственно и современны культурным цивилизациям, сохраняющим свой образ жизни на своих "островках". Например, что нужно от цивилизации горцу, пасущему скот в горах Кавказа? Десяток патронов, спички, соль, одежду, обувь, веревку и прочие мелочи, без которых он при необходимости может и обойтись. Помнится в начале 70-х ХХ века самой большой ценностью в горах, за которую можно было получить барашка, были батарейки для фонарика. А очень старый и подвыпивший аксакал был готов отдать шесть барашек за очки для внука. Он плелся за мной наверно не меньше километра все, повышая и повышая цену за столь экзотический в горах продукт цивилизации.
      Внимательное наблюдение за жизнью диких племен, которые вынуждено вступают в контакт с цивилизацией, приводит нас к выводу, что эти племена всячески сопротивляются новым веяниям. Это происходит неосознанно как бы вследствие некой инерции. Спрашивается, что мешает детям чукчей или бушменов освоить компьютер? Однако в массовом масштабе это не происходит, да и в принципе видимо не происходит.
      Все это наводит на мысль, что любой народ надо последовательно провести по ступеням цивилизации и ускорение здесь невозможно. Мешают устоявшиеся за длительный период времени, социальные, культурные, экономические причины. Но здесь важна и инерция психологии людей.
      Понятие локальной цивилизации нам понадобиться в дальнейшем, а сейчас рассмотрим, как вообще складывалась человеческая цивилизация.
      

[6] В.К. Арсеньев "Дерсу Узала" и в "Дебрях Уссурийского края".







      Эволюция любых систем идет по пути их усложнения. Таким усложнением в рамках биологической эволюции было образование в начале огромного числа видов многоклеточных животных и растений, потом сообществ живых существ: стадо, муравейник и т. д., параллельно формировалась биосфера. Как продолжение стадной организации широко распространенной и у многих видов млекопитающих образовалось и первобытное стадо у первобытных людей.
      Ученые предполагают, что у первобытного человека и шимпанзе был исходный предок, а потом их эволюционные пути разошлись. Первобытные полуобезьяны с момента своего появления оказались в условиях, мягко говоря, сложных. Изначально выжить в таких условиях можно было только в локальных ареалах, как это делают современные шимпанзе. Но шимпанзе не хищная обезьяна и в этом её главное отличие от первобытных людей. Первобытные люди-хищники должны были конкурировать с другими хищниками, а если не обдать при этом силой то, что можно противопоставить тиграм, львам или хотя бы гиенам? Противопоставить хищникам можно было только организованное стадо, как это делают копытные млекопитающие. Организованное противостояние хищникам свойственно и приматам. Но приматы только защищаются, люди-хищники с помощью стадного метода еще и охотились, что усилило развитие коллективных инстинктов.
      Поэтому с самого начала своего движения по эволюционной лестнице человек разумный формировался как существо социальное. Не имея особого преимущества по сравнению с другими хищниками, первобытный человек не просто сбивался в стаю. В процессе эволюции у людей сложились значительно более тесные взаимоотношения в таком сообществе, чем в стае у других млекопитающие животных. Происходило такое развитие мозга человека и стереотипов мышления, которое и приводило к превалированию коллективного над индивидуальным сознанием.
      Это был этап экстенсивной эволюции человеческого сообщества. Больше людей в стае значит, она надежнее защищена, и ей проще организовать коллективную охоту. Но если людей становиться больше, чем природа могла их прокормить? Тогда стадо должно было бы распадаться на более мелкие стада, которые мигрировали самостоятельно. Но слишком мелкие стада становились легкой добычей хищников.
      Рассуждения некоторых ученых о том, что прямохождение и безволосый вид людей пугали хищников, выглядят совершенно наивными. Голодного саблезубого тигра вид голой человеченки вряд ли останавливал. Другое дело, почему современный тигр не охотится на человека? Но это уже другая история.
      Поэтому альтернативой дроблению стада становилась интенсификация общественного труда, разнообразие видов деятельности, специализация, для обеспечения растущих потребностей племени. Специализацию мы наблюдаем у некоторых насекомых. Есть специализация у птиц во время высиживания потомства. Но все это заложено в поведенческие нормы данного вида в результате приспособления и без изменений повторяется из поколения в поколение.
      Интенсификация, расширение и разнообразие форм деятельности с целью сохранения себя как биологического вида это изобретение человечества, которое стало одним из главных стимулов его эволюции. Ранее природа в процессе эволюции шла путем приспособления вида, здесь же вид осмелился преобразовать окружающую среду.
      Рассмотрю простейший пример. Дано: первобытный человек и окружающая среда - лес и палки. Изготовление из палки дубины, то есть специальный отбор наиболее походящей палки и есть простейший пример такого преобразования окружающей среды. Был дикий человек с голыми руками, стал дикий человек, вооруженный дубиной. Как говориться, хищники почувствуйте разницу.
      Я не обсуждаю здесь конкретные примеры такого преобразования окружающей среды и разнообразия видов деятельности. На каком-то этапе это было освоение огня, изобретение наконечника, рыболовного крючка, выделка шкур и т.п. Эти процессы шли медленно, и появление очередного новшества могло произойти через сотни лет.
      Любая интенсификация деятельности это создание нового неравновесного состояния и как следствие при этом генерируется новая полезная информация, которая запоминается и может в дальнейшем использоваться. Использование полезной информации через материальное производство для улучшения своего положения относительно окружающей среды это и есть путь эволюции человеческого вида.
      Стихийно так же происходит эволюция в природе. Но первобытный человек благодаря более высокой организации высшей нервной деятельности смог научиться управлять этим процессом сделав его целенаправленным. Целенаправленным означает, что в начале ставилась цель решить ту или иную проблему, и постепенно путем может сотен проб и ошибок, спустя возможно не одно поколение эта задача решалась. Однако решение той или иной задачи не означал прекращения процесса совершенствования и соответствующие орудия труда, приемы все совершенствовались и совершенствовались. Одновременно шел процесс развития мышления. По мере развития разума процесс интенсификации получения информации и на её основе развития производственной деятельности только укорялся.
      Но это было только начало, эволюции человека. Развитее и совершенствование было возможно только при наличии коллективной деятельности. Жизнь первобытного человека была коротка, а любое достижение надо было передать потомкам. Предать можно было, только сделав любое достижение общим достоянием всего первобытного стада. Так развивалось общение внутри стада, развивался язык, и прочие виды обмена информацией. Как уже отмечено выше коллективная психология поведения возникла еще на самых ранних этапах эволюции человека.
      В дальнейшем проживание в условиях квазиравновесных с окружающей средой закрепило эти стереотипы и психологические особенности. Такое закрепление за сотни тысяч лет было прописано на генном уровне и предалось все остальным поколениям человека разумного. В наиболее чистом виде мы можем эти особенности наблюдать у самых примитивных племен. Следовательно, у всех людей находящихся на стадии родоплеменных отношений стереотипы поведения примерно одинаковы. Изменить их быстро нельзя, что и является следствием устойчивости локальных цивилизаций.
      Современные люди, дети технологической цивилизации прошли свой путь развития, что не могло не отразиться на их психологии и мировосприятии. Устройство отделов головного мозга, а, следовательно, и стереотипы мышления и психология поведения не могут быть одинаковыми у папуаса и европейца. Тысячи лет жизни в равновесии с природой определяют один стереотип психологии. Но после выделения технологической цивилизации жизнь сотен поколений в условиях материального производства дали уже другой тип мышления и поведения. Вспомним, как вызывает постоянное недоумение и удивление поведение охотника-гольда у Арсеньева. Во многом они одинаковы но, по сути, это люди принадлежат разными мирам. Мировосприятие и как следствие стереотипы поведения у них сильно различаются.
      И так, главной особенностью всех примитивных цивилизаций является их равновесность с окружающей природой. В таком же равновесии были и все древние охотники за животными в полном соответствии с законами управляющими размерами популяций. Поэтому первоначально эволюция человека заняла очень много времени.
      Некоторые ученые видят особую роль климатических или географических факторов в том, что эволюция совершила скачек [7] и охотники и собиратели перешли к расширенному материальному производству. Мне кажется это упрощенное представление, которое к тому же имеет множество исключений. Трудно найти что-то общее между полуостровом Юкатан (Майя), нагорьями Кордельер (Инки) и Междуречьем (Шумер).
      Представим себе, что мы перенеслись на 10 - 15 тысяч лет назад. На обширных просторах Азии кочуют охотники, передвигаясь вслед за мигрирующими животными. Уровень технического оснащения у них примерно такой же, как у аборигенов Австралии. Они владеют огнем, имеют каменные орудия труда. Как следует из истории австралийских аборигенов, в таком состоянии эти племена могут жить очень и очень долго. Численность охотников не велика и находится в соответствии с обще биологическими законами жизни популяции. Никаких стимулов к развитию материального производства у них нет. Ледниковый период уже закончился, значит и неравновесность из-за природных причин не играет особой роли.
      Попробуем понять причины того, почему некоторые племена как бы остановились в своем развитии, а другие наоборот ускоренно развивались. Но для этого нам опять придется вернуться к ранней истории человека.
      Уже с самого начала своего шествия по эволюционной лестнице человек отличался от остальных животных. Это отличие состояло в том, что, начиная с человека, эволюция в биосфере выбрала качественно иной путь. Если раньше эволюция шла по пути усложнения организма как такового, то теперь началось усложнение поведенческой деятельности и как результат начал интенсивно развиваться обмен информацией. Некоторое приближение к такому усложнению мы видим на примере высших животных и приматов. Но первобытный человек сделал качественный шаг, на который не способно не одно животное. Первобытный человек сумел сам или так получилось, но как бы там не было, он стал противопоставлять себя природе. Никто из животных намеренно не выводит себя из отведенных для этого вида биологических рамок. Если волку не положено лазить по деревьям он туда никогда, и не полезет и дело не в физиологических трудностях. Просто у него не возникает таких мыслей. У человека рано развилась способность делать вовсе не то, что требовалось обычному животному. Об этом уже упоминалось на примере интенсификации трудовой деятельности. У животных есть зачатки многих качеств, которые человек просто поднял на более высокий уровень. Среди этих качеств наиболее важным было осмысленное использование разных предметов в качестве орудий труда.
      Практическое использование орудий труда - это уже начало материального производства. В отличие от редких применений орудий труда другими животными только у первобытного человека это стало свойством биологического вида. Имея орудия труда человек начал преобразовывать среду обитания под свои интересы.
      Такое поведение не имеет аналогии в биосфере потому, что строительство, которое ведут некоторые насекомые и животные есть не преобразование среды обитания, а форма их жизнедеятельности, которая захватывает и элементы окружающей среды, Однако у животных это происходит на инстинктивном уровне. Человек же сознательно меняет окружающую среду, а это уже существенная разница. Изменение окружающей среды это вид производственной деятельности, которая формально ничем не ограничена.
      Здесь важен принцип - захотел и сделал. Хотя если копнуть глубже, надо еще понять, а почему захотел, что стало первопричиной такого желания. Животные тоже могут бесцельно что-либо делать, точнее нам их цель не понятна. Например, бежать куда-то сломя голову и высунув язык, как иной раз делают собаки.
      В случае человеческой деятельности его поступки, как правило ориентированы на изменение окружающей среды с целью создания в ней большего себе благоприятствования. В любом случае это приводит к усложнению форм взаимодействия с окружающей средой к созданию неравновесности между человеком и окружающей средой и создает сложный, многоплановый поток информации. А для переработки сложной информации нужен сложно организованный мозг.
      Здесь надо учесть, что и человек, как индивидуум, так и стадо или племя тоже развиваются в плане использования и обработке информации. Главным вкладом человека в эволюцию жизни на Земле как биологического существа является даже не индивидуальная эволюция, хотя это важный фактор, а коллективное развитие информационного обмена. Собственно коллективный информационный обмен, далеко выходящий за пределы памяти одного поколения, а не труд (Энгельс), или мясо, или еще какая-то там прочая мелочь сделали из обезьяны человека. Но об этом следует писать отдельно.
      Здесь я опишу примерную схему развития информационного обмена. Создание нового орудия труда или технологического приема запоминается на несколько поколений пока не произойдет модернизация или не появится новый прием или орудие труда. Достигнутый уровень становиться общим достоянием, в том числе перенимается соседними племенами. Со временем осуществляется модернизация, усовершенствование, так формируется новый уровень, который запоминается и так же становиться общим достоянием.
      В результате информационного обмена между племенами наиболее важные достижения становятся общим достоянием всего человечества. Трудовая деятельность является только основой для генерации новой информации, а уже эта информация и развивает мозг человека. Для хранения и восприятия этой информации необходимо специальное развитие такого органа как мозг. Этого нет у животных, им такие развитые функции мозга просто не нужны. Для запоминания ценной информации одного только развитого у индивидуума мозга мало. Необходима коллективная память, сохраняющая информацию на протяжении нескольких поколений. Достижение этого возможно только в устойчивом сообществе людей.
      Коллективная организация жизни явилась тем достижением человечества, которая обеспечила не только выживание человека как биологического вида, но и эффективное соперничество с хищниками за пищевые ресурсы.
      В процессе примитивного материального производства: производство орудий, разнообразная охота и т. д., из потока информации выделяется полезная информация, которая ведет к непрерывному усложнению форм деятельности и к развитию человека как мыслящего существа. Очевидно, что этот процесс на ранних этапах шел очень медленно. Если сообщество людей не выходит далеко за пределы равновесного состояния, то процесс эволюции сильно тормозится. Такая ситуация может охватывать огромные пространства и даже целые материки, а не только иметь место на изолированных островах. Племя аборигенов Австралии посреди австралийского буша или негров посреди саванны фактически столь же изолировано, как и на необитаемом острове. Здесь нет разницы, то ли просторы океана, то ли просторы малонаселенных земель, где, сколько не иди в одну сторону все равно, что идти в любую другую.
      Наличие труда у многих аборигенов не помогло им достичь высоких ступеней эволюции. Поэтому мнение Энгельса о решающей роли труда в становлении человека разумного есть преувеличение. Дело в том, что одного только труда мало. В процессе труда должна создаваться новая информация и общество должно быть так устроено, чтобы обеспечивалось непрерывное сохранение и обретенной в труде информации последующим поколениям. В первобытном стаде особи жили в несколько раз меньше чем современные люди. Первобытный человек должен был выполнить только одну функцию, как и любое животное - родить сына и научить его основам выживания. Так из поколения в поколении предавались простейшие навыки.
      Процесс информационной эволюции продолжается и в изолированных условиях только происходит он очень медленно. Как я уже писал, у человека в равновесных условиях нет никакого стимула для совершенствования орудий и навыков труда. Однако накопление количества полезной информации в человеческом сообществе продолжается непрерывно. Даже если те или иные навыки сразу не получают своего применения. Это возможно потому, что сообщество людей тем и отличается от стада животных, что люди запоминают, и могут спустя десятилетия использовать полезную информацию. В результате сумма знаний непрерывно растет, а вместе с эти развивается и сам человек, его мозг. Попутно с развитием общества развиваются и экономические отношения.
      Одним из следствий наличия информационного обмена стало изменение внутри стадных отношений. Если в стаде диких животных доминируют наиболее сильные особи (вожак), то в человеческом стаде впервые появился еще один полюс власти. Это произошло тогда, когда стала ясна важность сохранения ценных навыков коллективной жизнедеятельности. Дело в том, что для ускорения эволюции потребовалось передавать навыки через поколение. Фактически от дедушек к внукам. Для этого должна была возрасти продолжительность жизни. А это сомнительно. Предложим, что в племени выделись отдельные личности, так сказать "гуру", которые учили всех, а племя оберегало их жизнь. Так ли это было, надо еще обосновать.
      В стаде животных какой-либо защите старых и слабых особей внимания не уделяется. Какой смысл стаду защищать старого оленя? С точки зрения естественного отбора должны выживать сильнейшие, а слабые и старые должны составить корм для хищников. Почему же в человеческом стаде стали особо охранять наиболее ценных членов стада и не важно, каковы были их физическое состояние?
      Для начала надо предположить, что от кочевого образа жизни первобытные стада стали переходить к полуоседлому существованию. Если стадо укрывалось на постоянных стоянках в пещерах и гротах от непогоды и хищников на протяжении месяцев, а возможно и большего времени, если имелось достаточно ресурсов, то появлялись условия для продления жизни старейших членов стада. Но это только возможность продлить жизнь старшим, но не причина.
      В послеледниковую эпоху природа из-за мягкости климата, уже не создавал неравновесности для дальнейшей эволюции. Благодаря наличию у первобытных людей совершенного оружия и огня хищники уже не представляли такой опасности. Численность популяции стала быстро расти. Тогда ступила в действие иная причина, вызвавшая новый виток эволюции.
      В те далекие времена одни стада кочевали, другие уже перешли к полуоседлому существованию. Очевидно, что кочевники вторгались на охотничьи угодья такого осевшего временно в удобном месте стада. Чем это могло закончиться? Только войной. Поскольку пищи на всех не хватало. Перефразируя Еклисиаста "То что происходит сейчас есть повторении прошлого". Если сейчас люди постоянно воюют, то почему такого не было раньше?
      Войны с себе подобными явились тем неравновесным процессом, которые привели к дальнейшему развитию человеческого общества. Именно постоянной череды войн между полуоседлыми пока еще стадами и кочующими стадами началась неолитическая революция. Именно началась, а продолжение её просматривается в появлении очень совершенных каменных орудий, в начале земледелия, и приручении животных.
      Как же войны в начале неолитической революции продвинули человеческую цивилизацию по пути прогресса? Это произошло примерно так. Как отмечено выше внутри первобытного уже не совсем стада, но еще и племени в полном смысле этого слова, все больше развивалась внутренние отношения. Все больше коллективное стало превалировать над личным и семейным. Популяция первобытных людей становилось больше, напомню, что тенденция к увеличению стада это один из способов выживания, и они чаще сталкивались друг с другом в соперничестве за ресурсы.
      Однако для войны нужны воины, а не просто охотники. Раньше первобытные люди уже освоили коллективные методы охоты на крупных животных. Научились устраивать засады и ловушки, применять загонные методы охоты. Однако существо равное по умственному развитию только по стечению обстоятельств можно загнать в "волчью яму". В открытом бою нужна особая выучка и сноровка каждого воина, помноженная на коллективные действия. Тем более что воевать приходиться почти равным по силе разума противником.
      Потребовалось специально учиться воевать. Раньше обучением и воспитанием детей занимались сами родители. Они же и обучали детей навыкам охоты и собирательства. Так же как это происходит у животных, когда курица обучает цыплят, а собака щенят.
      Воинов надо готовить специально. Обучать их коллективным действиям, по обороне и нападению. Так появился дополнительный мотив для обучения коллективным действиям. Очевидно, что учителями стали старейшие и опытные воины, которые уже не могли охотиться или участвовать в стычках, зато могли передать свои навыки подросткам. Так появилась потребность в сохранении жизни некоторым старейшим и опытным членам стада.
      Но войны происходят не каждый год. Чем заниматься, когда войны нет? Любой человек хочет жить дольше, и если обществу стали нужны уже престарелые и не очень сильные физически особи, то эти особи озадачились тем, что сделали себя нужными, даже тогда когда войны не велись. Они нашли занятие в том, что стали обслуживать культовые потребности соплеменников. Теперь не только обучение воинов и охотников, но и развитие первых религиозных верований взяли на себя старейшие. С того момента первобытное стадо обрело два полюса власти - власть самого сильного (вожака) и самого умного (жреца).
      Не надо думать, что культы придумали специально. Верования и культы есть естественная реакция человека в его стремлении построить понятную ему модель окружающего его мира. Примитивные религиозные верования складывались постепенно. Уже тогда должен быть возникнуть культ старейших, который естественным образом вплетался в понятие продолжения жизни после смерти, что породило сложные обряды похорон умерших. Так выделился старейший глава рода.
      С появлением людей, которые специально были заняты обслуживанием верований и обрядов, темп информационного обмена внутри стада и консолидация стада в племя только ускорился. В связи с усилением роли верований произошло разделение старейших и жрецов, которые теперь занимались исключительно обрядами, знахарством и другими ритуалами.
      Как только в стаде возникло нечто общее, что объединяло этих первобытных людей в сообщество можно говорить о возникновении племени. Племя это сообщество людей, которые объединены общими идеями высшими, чем их естественные потребности как биологического вида. Общие идеи это понятие единства, родства, общего культа, единства ритуалов, примитивных верований, способности совместно решать общие проблемы.
      То, что в определенную историческую эпоху, которая наступила сразу после окончания последнего оледенения первобытные люди много воевали друг с другом косвенно подтверждается тем, что они расселись по самым удаленным уголках планеты. Чем кроме как вытеснением более сильными племенами можно это объяснить?
      Именно в это время кроманьонцы уничтожили как вид неандертальцев. Сильнейшие продолжили эволюцию дальше, слабейших втеснили на обочину или попросту съели. Каннибализм тогда был нормальным явлением. Племена первобытных людей оказавшиеся в относительной изоляции на периферии перешли к равновесному с природой существованию и сохранились в почти низменном виде до исторического времени и темп их эволюции сильно замедлился.
      Так же как и сейчас войны являются мощным стимулом для совершения орудий убийства. Поэтому многие появившиеся в начале неолитической революции все более совершенные орудия труда (лук, стрелы, дротики, копья) на самом деле являются банальным оружием, созданным для более совершенного убийства себе подобных. Хотя это и не отменяет их применение на охоте. Но сводить совершенствование орудий только к потребностям охоты есть явное упрощение. Орудия охоты многих примитивных племен оставались неизменным многие тысячи лет. Если человеку вполне хватает простого лука или дротика, чтобы прокормить себя, то зачем ему изобретать более мощный и совершенный лук или боле легкий и острый дротик? Лучший лук нарушит равновесие человека и природы. А человеку (вспомним Дерсу Узала) это не нужно.
      Где-то незадолго (условно говоря) до начала неолитической революции была приручена собака, очень полезное животное для охраны стоянок от непрошенных гостей. Надо заметить, что еще с того времени, когда люди освоили огонь, хищники обходили стороной стоянки первобытных людей. Если и нападали, то только где-то за границами стоянки. Поэтому кроме охоты собаки очень пригодились для охраны стойбищ от тех "хищников", которые не боялись огня, то есть для защиты людей от себе подобных.
      Некоторые ученые могут возразить, что численность стад первобытных людей была не велика, а пространство где они проживали огромно, поэтому ресурсов должно было хватать всем. Откуда же тогда возьмутся войны? Но можно заметить, что распределение ресурсов крайне не равномерно по поверхности Земли.
      Конечно если ресурсов достаточно или даже слишком достаточно, то никаких поводов для войн не предвидится. Вышел первобытный человек на берег реки сунул руку в реку вытащил рыбину - есть завтрак. Вышел первобытный человек в степь или зашел в лес кинул камень, сбил птицу и зашибил зайца - есть обед. Но племена живущие в условиях изобилия пищи не развиваются. Однако и они ищут выход для своей энергии и задумывают и затевают разные ритуалы. Одним из таких ритуалов вполне могли быть разного рода спровоцированные конфликты с соседями.
      Уже по более поздней истории мы знаем и о Троянской войне или о постоянной кровной вражде между горцами. Да и постоянный грабеж соседей не прекращался всю историю человечества в не зависимости от ресурсов. Чего не хватало Александру Великому среди холмов нынешней Македонии, зачем ему нужна была Персия, Египет или даже Индия?
      Но если в данном регионе ресурсов не хватает? Откочевать быстро в более благодатные места племена не могут. Хотя бы потому, что просто не знают куда идти. Там за горизонтом, будет ли лучше чем здесь? Откочует племя на юг, а там еще хуже, кочует племя на запад и т.д. Но ведь где-то параллельно кочуют и конкурирующие племена. В результате войны становятся неизбежными.
      Почему мы должны думать, что древние люди были иными, чем их далекие потомки? Скоре наоборот. В течение многих тысяч лет вырабатывался определенный генотип человека. С одной стороны человека хищника, с другой стороны человека гуманиста. Таков парадокс. Хищнический образ жизни развивал цивилизацию, гуманизм позволял сохранить цивилизацию. В единстве и борьбе этих противоположностей человечество выживало и развивалось, поднимаясь по ступеням цивилизации.
      Это стремление все решать с помощью войн с тех пор вошло в наш генотип. Генотип тех, кто тогда оказался сильнее и вытеснили всех более слабых на край земли. Что же законы естественного отбора никто не отменял. Взамен люди получили развитое коллективное общество, способное противостоять как природным катаклизмам, так и любым форма внешней агрессии и защищать свою территорию. Все это подготовило почву для перехода к оседлому проживанию. Из всего этого в последствии возникала современная цивилизация.
      Это стремление все решать с помощью войн с тех пор вошло в наш генотип. Генотип тех, кто тогда оказался сильнее и вытеснили всех более слабых на край земли. Что же законы естественного отбора никто не отменял. Взамен люди получили развитое коллективное общество, способное противостоять как природным катаклизмам так и любым форма внешней агрессии и защищать свою территорию. Все это подготовило почву для переход к оседлому проживанию. Из всего этого в последствии возникала современная цивилизация.

      Подведу некоторые итоги. На первом этапе эволюции человека сформировалось особая общность живых существ, основой жизни которой стал коллективный труд, основанный на разумном преобразовании внешней среды и создание непрерывного во времени потока информации между поколениями. Где-то в мезолите или уже в начале неолита, когда еще первобытные люди жили стадами, произошла одна из первых информационных революций, которая выделила из состава племени особый класс особей, которые хранили и передавали по наследству важную коллективную информацию. В результате чего единожды обретенные навыки уже больше никогда не забывались, а только непрерывно совершенствовались. Передача информации осуществлялась специальной системой непрерывного обучения всех членов племени. Для сохранения этой информации из числа членов племени выделилась особые люди - старейшины, которая со временем дали начало касте жрецов. По сути, лозунг: "Учиться! Учиться! И ещё раз учиться!" это стержень всей эволюции человеческой цивилизации.



[7] Емельянов Ю. В. Рождение и гибель цивилизаций. М.: Вече. - 1999. - 544 с.
     Алексеев В.П. Становление человечества. М.: - 1984.








      Уже на предыдущем этапе развития человеческого общества начало складываться разделении труда. Результатом появления внутри племени разделения труда явилось широкое разнообразие форм трудовой деятельности. Разделение труда нарушило внутреннюю однородность первобытного племени. Если раньше племя делилось на сильного (вожак), умного (жрец) и всех остальных членов племени, оставлявших примерно однородную массу, то теперь эта масса распалась на множество специалистов. Появились мастера по каменным орудиям, по лукам, по копьям и т. п. Разделение труда позволило с большей эффективностью задействовать внутренние ресурсы племени. Но одновременно с этим углубило неравенство среди членов племени.
      На начальном этапе племя первобытных людей развивалось экстенсивно по пути роста численности членов и по пути расширения форм трудовой деятельности. Так продолжалось до тех пор, пока в системе уже многочисленного племени не произошел, говоря физическим языком фазовый переход. На философском языке - когда количество перешло в качество. Однородное племя под воздействием нарастающей внутренней неравновесности связанной с ростом разнообразных видов деятельности и информационных потоков теперь распалось на отдельные группы специалистов. Так возникло разделение труда.
      Действительно если раньше все делали примерно одно и тоже с разным успехом в зависимости от физических и умственных способностей, то теперь, когда каждый занимался чем-то более определенным, появилась возможность самых способных в данной деятельности использовать с максимальной эффективностью. Они в свою очередь достигали совершенства в своей области и передавали опыт ученикам. Так что неолитическая революция, о которой говорили ученые, по своей глубинной сути была революцией информационной. Это вполне соответствует основным принципам структурирования материи и возрастания и усложнения при этом информационного обмена.
      Кроме традиционного разделения труда начало складываться социальное неравенство. Уже раньше выделись вождь, жрец, старейшины. Частые войны выделили наиболее сильных мужчин, которые как воины стали претендовать на большую роль в племени. Воины стали опорой вождя в тех или иных начинаниях или внутриплеменных конфликтах.
      В пределах племени постоянно создавалась новая полезная информация, которая позволяла с большей эффективность вести текущие дела, что не могло не отразиться на уровне жизни членов племени. В свою очередь наличие постоянного использования информации само становилось стимулом для дальнейшего усовершенствования процессов примитивного материального производства.
      Интересным обстоятельством является специфическое деление человечества по половому признаку, которое глубже чем такое же в животном мире. Мужчина и женщина значительно различаются между собой по физиологии и психологии, однако это не мешает им часто образовывать чрезвычайно устойчивую ячейку общества - семью. Здесь природа с помощью естественного отбора позаботилась о том, чтобы именно из-за наличия различия образовывалось взаимно дополнительное сочетание. Если не было бы такой настройки взаимной противоположности, ячейка семьи не была устойчивой. После выполнения обязанностей по продолжению рода она распадалась бы и создавалась следующей весной снова, в новом составе, на основе чисто физиологического влечения. Так часто и происходило у некоторых племен живших на островах.
      В истории много обсуждается, как происходил переход от матриархата к патриархату, как и в какой последовательности, формировалась парный брак и семья [8]. Обсуждение этих деталей оставим специалистам - этнографам. Здесь важно отметить, что возможность интенсифицировать примитивное хозяйство была более высокой при наличии устойчивой семьи. В которой уже самой природой была заложено различие, ведущее к внутрисемейной неравновесности и одновременно с этим присутствует информационное и духовное и единство двух человек, т. е. наличие как связующих, так и стимулирующих разнонаправленность деятельности параметров.
      Поэтому деление племени на семьи, которые состояли из родителей, и нескольких поколений детей сыграл важную роль на раннем этапе структурных преобразований в первобытном племени. Разделение племени по родоплеменному признаку это следствие все того же процесса структурирования сообщества людей, как и наличие разделения труда.
      С точки зрения физики переход к разделению труда это переход на более высокий уровень структурирования и достижение большей неравновесности в системе племени. Наличие структурной неоднородности обеспечивает внутриплеменной информационный обмен, что в свою очередь позволяет с большей эффективностью генерировать и запоминать полезную информацию. В результате темпы накопления и переработки информации резко возросли.
      
      Итак, материальное производство породило информацию, а информация в свою очередь стимулировала рост и расширение материального производства, что в свою очередь вновь порождает новую информацию, которая и т. д. Однажды запустив этот механизм, человечество не может остановиться до сих пор.
       Напомним, что подобный процесс может начаться, только если внутренняя неравновесность достигнет определенного уровня (точки бифуркации). Тогда для начала работы такой самоподдерживающейся системы достаточно одного толчка. Каким это был толчок, и что стало его причиной, наверно нет особой нужды выяснять. Более того, в разных условиях у разных племен первоначальный толчок имел разное происхождение. У племен оставшихся в равновесном состоянии нет возможности подняться над их текущим состоянием и сделать следующий шаг по пути эволюции.
      Переход к активному материальному производству происходил в разное время у разных племен в разных концах планеты. Наличие межплеменного обмена делало процессы информационного обмена еще более интенсивными и продуктивными. В результате процессы развития материального производства начали нарастать по экспоненте. Таким образом, еще на уровне неолитической революции информация становится производительной силой и двигателем эволюции.
      Только в ХХ веке ученые додумалось до того, что назвали науку производительной силой. Что такое наука? Это совокупность информации об окружающем мире.
      Так вот информация стала производительной силой еще, может быть 20 тысяч лет назад!
      При наличии разделения племени по виду деятельности и по родам у отдельных структурных образований появились свои собственные орудия труда и своя иная материальная собственность.
      Частная собственность возникла из личной собственности по мере количественного увеличения этой собственности. Здесь можно отметить интересную особенность, что есть частная собственность, передаваемая по наследству с точки зрения своей сущности. Частная собственность это один из способов обеспечения материального бессмертия человека.
      Природа, создав генетический код, предаваемый по наследству, таки образом обеспечила биологическое бессмертие всех живых существ, в том числе и человека. Но человек внес и свою лепту. Создав систему непрерывного образования и воспитания, человек обеспечил свое информационное бессмертие, воспитывая своих детей по своему образу и подобию с тем, чтобы они могли достойно продолжить его дело. Создание института частной собственности передаваемой по наследству это и есть способ обеспечить материальное бессмертие. В дальнейшем свое материальное бессмертие человек достигает, создав нетленные шедевры, сооружения, вещи, которыми пользуются люди на протяжении многих и многих лет. Когда созданное отцом (дом, лук, топор) не исчезает со смертью индивидуума, а передается его биологическим и информационным наследникам.
      В философском смысле борьба марксистов против частной собственности есть следствие их глубокого не понимания гносеологии происхождения этого института.


[8] Редер Д. Г., Черкасова Е. А. История древнего мира. Ч1. М.: "Просвещение". - 1985. - 288с.







      Здесь я вынужден обраться к психологии человека. У племен находящихся в равновесном положении отсутствуют стимулы и возможности для генерации новой информации. Если для добывания пищи не надо прилагать сверхусилий, то зачем вставать из тени пальмы? Ради того чтобы изобретать новый крючок? Абсурд! Никому это не надо. Вот если создать трудности, то есть неравновесные условия, тогда хочешь, не хочешь, придется чесать репу. Поэтому в условиях равновесия с природой весь творческий потенциал человека, полученный им в наследство от его предков шагавшим по ступеням эволюции, расходуется неэффективно.
      Но человек существо беспокойное, поэтому даже в равновесных условиях, что-то происходит. Человек тратит силы на изобретение ритуалов, установление табу, татуирование себе подобных и другие примитивные искусства. Наличие многочисленных табу есть тоже способ создания искусственных препятствий, что также создает мнимую неравновесность в среде обитания и стимулирует мнимый информационный обмен. Это сродни играм детей, что подробнее будет рассмотрено ниже. Даже в изолированных равно неблагоприятных условиях коллектив людей стремиться искусственно усложнить свою организацию. Пример, искусственная самоорганизация заключенных. Но, находясь в изолированной системе человек не в состоянии вырваться из этого круга и преодолеть инерцию окружающей его действительности. Поэтому всякая эволюция в таких условиях сильно замедляется, если не останавливается вообще.
      Ученые должны установить что первично. Наше стремление создать вокруг себя неравновесность, или наоборот существовавшая некогда природная неравновестность создала нас такими. Разница здесь в том, что произошло раньше. Существовавшая неравновесность внешних условий вынуждала эволюционировать первобытного человека и в последствии закрепилась в генах. Или в начале произошла генная мутация, которая, образно говоря, воткнула еще неразумному человеку гвоздь в одно место, сделав его вечным непоседой. Скорее всего, оба процесса шли параллельно. Без наличия внешней неравновесности любая ненужная генная мутация не закрепилась бы. Как бы там ни было, у человека есть определенная психология поведения и не учет её в любой общественной теории делает эту теорию несовершенной.
      В теории марксизма нет никакого учета психологических аспектов не говоря уже о роли информационного обмена. В то время как в реальной жизни они есть, и в обществе основанной на свободных экономических и социальных отношениях решаются автоматически. Марксисты же во всем видели только отношения собственности (Энгельс, "Происхождение семьи..."). Это привело к идее о том, что если исключить собственность, то такой коллектив людей и общество в целом станет социально однородным, а значит там можно будет воплотить лозунг - "от каждого по труду и каждому по ложке каши".
      Уже в области семейных отношений существует сильный фактор собственности. Конечно, если все общество основано на власти денег, то и процесс создания семьи зачастую становится актом купли продажи брачующихся, и здесь марксисты были абсолютно правы. Неудивительно, что наиболее радикальные марксисты вообще хотели ликвидировать семью как таковую. В дальнейшем мы увидим, что и при коммунизме нет места семейным отношениям.
      Вернемся снова к истории экономики. Как следствие развития материального производства в племени возникает неравноправие и привилегии, которые создают в свою очередь стимул для их поддержания. Это вполне соответствует психологии человека. После того как разделение труда сложилось, оно уже само себя поддерживает в частности из-за того, что сами члены племени находят в этом преимущества для самих себя.
      Кроме того, наличие постоянных предметов труда, которыми человек пользовался на протяжении длительного времени, породило еще один психологический аспект. Речь идет о привычке к предмету труда, которая развивается в любовь, как к своим предметам, так и к результатам труда. Этот психологический момент совершенно не учитывается в теории марксизма. Если у человека насильно забрать собственность, как того требовали марксисты, мы оставим человеку только вечное неудовлетворение плодами своего труда. Отсюда прямая дорога к социальной не удовлетворенности и отсутствию всяких стимулов к производству. Это хорошо видно на примере отношению к труду и средствам производства у рабов или у пролетариев на ранних стадиях развития капитализма (движение луддитов). Тоже самое мы сплошь и рядом наблюдали при социализме.
      А ведь даже если стремление обладать собственностью это пережиток, то возник он так же давно как существует материальное производство. Изжить его вряд ли возможно, пока существует материальное производство. Как разновидность стремления к собственности выступает стремление к власти над себе подобными.
      В результате ранней эволюции в психологии человека сложились и закрепились такие черты: коллективизм, постоянное не удовлетворяемое стремление к совершенствованию труда и образа своей жизни, к определенному комплексу психологии семейных отношений любви к детям и близким родственникам и стремление к воспитанию детей в семье, любовь к труду и к результатам труда, любовь к своей собственности. Последнее - любовь к собственности, более характерно уже ко времени разложения родоплеменного строя и к эпохе начала реальной экономики.







      Спрашивается, почему у племен проживавших примерно 5 - 10 тысяч лет назад в Палестине (Иерихон), в междуречье Тигра и Евфрата или в бассейне Нила назад вдруг появился стимул к развитию материального производства?
      Обычное объяснение экономического переворота сводится к так называемой неолитической революции, когда за короткий отрезок времени было усовершенствовано множество технологических приемов и способов изъятия ресурсов у природы. Совершенное кремневое оружие, приручение животных, земледелие, керамика и. д. Само перечисление достижений неолитической революции несколько настораживает. Поскольку нельзя установить, что именно и в какой последовательности и главное, почему все это осваивалось человеком? Уже отмечалось выше, что большинство диких племен никогда не выходят за рамки своего равновесия с природой. Какова же причина?
      Фактически отсылая нас к неолитической революции, ученые просто умалчивают тот факт, что они и сами толком не понимают, как и почему случился этот экономический взлет. Причины такого скачка в развитии человечества, конечно, обсуждаются учеными, но общей точки зрения пока не выработано. Для проводимого здесь анализа достаточно было бы просто констатировать, что некоторые племена по каким-то причинам смогли, или были вынуждены заняться расширенным материальным производством. Но давайте попробуем мысленно представить, что для этого было необходимо.
      С точки зрения физики отдельным племенам пришлось нарушить свое равновесное существование. Именно нарушение равновесного состояния привело к быстрой эволюции, а не неолитическая революция сама по себе. Это с точки зрения физики. Подтверждением этого является тот факт, что аборигены Австралии, негры в тропической Африке или индейцы в Амазонии так и остались в каменном веке, отстав от всего человечества на тысячи лет. Хотя имели достаточно сложные орудия труда и знали разнообразные приемы изъятия ресурсов из окружающей среды. То же самое можно сказать о чукчах и ненцах. Кстати за триста лет общения с белыми людьми из всех достижений цивилизации народы Севера восприняли только алкоголь и научились пользоваться огнестрельным оружием.
      На момент начала Великих географических открытий кроме Евро-Азийского очага цивилизации, имелся очаг цивилизации в Центральной и Южной Америке. Из истории известно, что еще более древними очагами цивилизации, которые дали начало Евро-Азийскому очагу были локальные очаги: в долине Нила, в Палестине, в Междуречье, в бассейне Инда и в Китае. Судя по всему, лидируют по времени образования первые три из названых выше. Причем, учитывая географическую близость этих очагов и возможность взаимных контактов, можно эти три очага рассматривать как единый очаг древней цивилизации.
      Особенность всех этих очагов цивилизации является переход к оседлому образу жизни и начало земледелия. При этом рядом еще долго продолжали существовать кочевые племена, находившиеся на ином уровне экономического развития. Кроме перечисленных культурных очагов на остальной части Земли человечество пребывало в первобытной дикости, пока до них не добрались "цивилизаторы" - колонизаторы или миссионеры.
      Отсюда напрашивается простой вывод, что в целом человечество, проживая в неравных климатических и географических условиях, развивается с разным темпом. Можно допустить, что если бы не возник очаг цивилизации на Ближнем Востоке, то может племя Банту в Африке, спустя, скажем, 10000 лет после шумеров, стало на путь быстрой эволюции. Возможно, аборигены Австралии просто еще не доросли несколько тысяч лет до собственной цивилизации. Почему же так получилось, что одни народы развивались быстро, а другие как бы приостановились на пути эволюции?
      Какова бы не была причина, но она вызвала ускорение эволюции, что в свою очередь обусловлено резкой интенсификацией информационного обмена. Хотя причины запуска этого процесса до конца не ясны. Но отдельные эпизоды этого процесса можно приблизительно представить.
      Важным открытием первобытных охотников, если так можно выразиться, было освоение оседлой жизни. На ранних этапах истории первобытного человека уровень обеспечения племени пищей был небольшим, и как только запасы пищи в данном ареале иссякали, первобытные люди вынуждены были кочевать вслед за животными, на которых они охотились. Освоение более эффективных орудий и способов охоты и других форм изъятия ресурсов позволял племени надолго задерживаться в удобных местах, в долинах рек, где были гроты или пещеры.
      Если охотники и собиратели племени могли, оставаясь в радиусе меньшем дневного перехода обеспечить себя пищей, то зачем было куда-то кочевать? Постоянное кочевая жизнь, когда племя значительную часть времени было занято переходами с места на место, резко тормозило развитие общественных отношений.
      На долговременных стоянках создавались более благоприятные условия для развития внутриплеменных отношений и в частности общественного разделения труда. Пока одни охотились, другие члены племени занимались иными видами деятельности. Именно на таких долговременных стоянках первобытные люди могли начать возделывать злаки, открыли керамику, приручили животных.
      Для открытия земледелия необходимо было осознать факт взаимосвязи между брошенным в землю зерном и созревшим колосом. Когда было сделано это ценное наблюдение нам неизвестно. Ясно только, что это было одним из первых великих открытий в области естествознания, сделанное людьми. То, что это было великое открытие, говорит тот факт, что даже в историческое время не все дикие племена понимали взаимосвязь между половым актом, беременностью и рождением ребенка.
      Но этого было не достаточно. Необходимо было провести окультуривание растений. Хотя это уже результат процесса регулярного земледелия.
      Земледелие могло стать видом деятельности только после начала оседлой жизни, когда первобытные люди были уверенны, что пробудут на этом месте достаточно длительный срок. Это означало, что от чисто присваиваемого хозяйствования первобытные люди начали переходить к целенаправленному производству.
      Следующим важным моментом является рост плотности населения в данном ареале. Пока на сотню миль вокруг не было других племен, это племя находилось в равновесных условиях как на необитаемом острове. После того как плотность населения начало возрастать возник межплеменной обмен. Это могло означать только одно. В системе окружающая среда, группа племен возник новый тип неравновесия - межплеменное неравновесие. Конкуренция за источники пищи и другие ресурсы должна была привести к гибели или миграции одних и усилению других племен. Но когда силы отдельных племен выровнялись, и никто не хотел уступать, можно было найти выход только в межплеменном разделении труда. Это подобно уже рассмотренному фазовому переходу количества в качество при возникновении внутриплеменного разделения труда.
      Это один из вариантов. Можно рассмотреть и вариант когда переход к оседлой жизни происходил из-за внутренней неравновесности в отдельно взятом племени с особо большой численностью населения и находящегося в особо благоприятных условиях. Здесь переход к разделению на оседлое хозяйствование и кочевое животноводство происходил подобно внутриплеменному разделению труда.
      Однако эта модель требует наличия специфических условий. Возможно тот уклад жизни, который сложился среди негров в Африке, когда многие племена ведут комплексное хозяйствование является результатом именного такого плавного эволюционного развития внутриплеменного разделения труда.
      Наверно в истории могли быть ситуации, когда переход к оседлому хозяйствованию имел место как в результате развития внутриплеменного, так и межплеменного разделения труда. Однако для существенного эволюционного скачка видимо более предпочтительным является вариант с межплеменным разделением труда. Поскольку на основе внутриплеменного разделения труда система племени остается в более равновесном положении по отношению к окружающей среде. Именно такой путь могли пройти отсталые племена Африки, что не способствовало их быстрой эволюции.
      Возможно, вариант с межплеменным разделением труда был реализован в долине Нила, где наряду благоприятными для земледелия условиями рост численности населения и наличие нескольких конкурирующих племен (номов) дало толчок к организации межплеменного разделения труда. Но, скорее всего это был комплексный переход как в результате развития внутриплеменного разделения труда, так и в результате включения сюда межплеменного разделения труда.
      Здесь надо отметить, что переход к земледелии был возможен далеко не везде. Поэтому и возникли только отдельные очаги земледельческой цивилизации. После возникновения земледельческих цивилизаций можно было достигнуть качественно нового уровня развития межплеменных отношений, что являлось основой для создания в дальнейшем первых государств. Поэтому можно утверждать, что именно переход к межплеменному разделению труда стал первым шагом к созданию вначале союзов племен и в дальнейшем первых государств.
      Повторю. Как раньше произошло разделение труда внутри племени, так теперь это повторилось на межплеменном уровне. Такое разделение труда естественный процесс дальнейшего структурирования системы и шаг на пути эволюции. Следовательно, выделились племена, которые ранее уже захватили удобные стоянки и такие, которые вынуждены были кочевать. Так появились кочевники и оседлые поселенцы. Последние стали применять земледелие и материальное производство. Кочевники занимались скотоводством. Между этими двумя структурными подразделениями в материальном производстве установился в начале меновой, а позднее и примитивный товарно-денежный оборот. Кроме того, имел место обмен и между разными оседлыми поселениями, роль посредников здесь могли на первом этапе играть именно кочевники. Так возникла торговля, целенаправленное материальное производство на основе разделения труда и, в конце концов, сложилась сложная многоплановая экономика.
      Для управления сложной системой экономических отношений в новых условиях потребовалось развитие общественных отношений, что в дальнейшем привело к появлению первых государств.






      Дальнейшее развитие процесса товарного производства и возникновение сначала меновой торговли, а потом введение эквивалента трудозатрат в виде денег и опосредованной торговли хорошо описано у классиков и нет смысла это обсуждать здесь. Отметим только, что введение денег как эквивалента стоимости возникает на самых ранних этапах товарооборота между производителями.
      Что такое деньги по своей сути? Это выраженная в виде условных единиц (раковин, кусочков металла, банкнот) информация о количестве трудозатрат при производстве того или иного товара. Просто говоря товарообмен это не только обмен материальными ценностями, но еще и обмен количеством информации.
      Количество информации надо как-то измерять. Придумали условный эквивалент и назвали его деньгами. В каждый момент сравнения это количество информации может быть разным и определяется в результате спроса и предложения. Соответственно и стоимость товара меняется. Спрос и предложение на рынке это тоже всего на всего обмен информацией. Это обмен информацией состоит из сравнения информаций о количестве и качестве товара, покупательной способности потенциального потребителя и запомненной ранее информации о предыдущих сравнениях аналогичных товаров.
      Конечно исторически все было не так. Ни о какой информации заключенной в товаре никто специально не думал. И слов таких тогда еще не знали. А о чем тогда думали? Продавец думал, как бы продать товар подороже, а покупатель как бы заплатить поменьше. Но если задумать, что стоит за понятиями подороже и поменьше, то все встанет на свои места. За этим стоит определенная известная покупателю и продавцу информация. Продавец знает, чего ему стоил это товар, а покупатель оценивает, насколько ему нужен и полезен это товар в сравнении с тем, что он уже имеет.
      Особенность измерения информации при товарном производстве состоит в том, что изначально количество этой информации соответствующей данному товару нам неизвестно. Сколько информации содержится в нитках, сколько в шкуре, сколько в иголке, а, сколько информации создал мастер, когда шил ботинок. Это можно узнать, если сравнить с чем-то еще. Ведь сама по себе информация скрыта. Хотя хозяин товара формально представляет её в виде стоимости товара. В стоимость он закладывает информацию о том, сколько было затрачено материальных ресурсов и физических усилий при производстве этой вещи. Делает это он на основании опыта прежних продаж или покупок аналогичного товара, а также зная о своих затратах при производстве. Но все равно этого недостаточно и требуется испытание, опыт, в ходе которого информация о трудозатратах, о материальных затратах, о расходе энергии и о качестве будет объективно оценена. Таким универсальным методом сравнения становиться рынок, а мерилом сравненной информации деньги. Деньги становятся мерилом информации только после процедуры сравнения. После сравнения и запоминания этого факта (когда продавец и покупатель ударили по рукам), информация о товаре приобретает свойство качества или ценности и начинает называться стоимостью.
      Поэтому на рынке формируется не стоимость просто товара, как думали классики, а универсальная физическая величина - ценная информация, которая хорошо известна как одна из главных движущих сил в неравновесных системах. Это позволяет свести всю экономику к физике неравновесных систем при наличии оцененного обмена информацией. И однозначно исключить из экономики всякий идеализм.
      Итогом развития одной неравновесной системы называемой "производителем", которая потребляла ресурсы и энергию из окружающей среды явилось некое творение, которого раньше не существовало в природе в таком виде и которое мы называем "товаром". Далее товар поступит в другую неравновесную систему, которую мы называем "потребителем", и где это товар будет как-то использоваться, например, преобразуя энергию воска в свет, что проросту называется свечой. Как узнать насколько эффективно будет работать товар (пусть свеча) в системе потребителя? Как узнать сколько необходимо компенсировать затрат энергии и вещества в системе производителя? На все эти вопросы и должен ответит опыт сравнения данного товара с другими аналогами или эквивалентами, что и происходит в момент купли продажи на рынке. На рынке мы сравниваем не сами товары, а информации об этих товарах и информацию о других подобных товарах продаваемых сейчас или проданных ранее.
      То обстоятельство что на рынке сравнивается информации и можно фактически предлагать не сам товар, а информацию о товаре особенно ясно проявилось сейчас, когда многое продается виртуально, только на основе рекламных проспектов или через телевидение, или Интернет. Покупатель имеет дело только с информацией о товаре, а не с сам товаром. Это раньше определяли качество товара на ощупь, на зуб, на нюх, на глаз, а сейчас доверяют бренду.
      Следовательно, обмен информацией между товаропроизводителями и покупателями посредством денег есть то, что в экономике называется рынком.
      Созданная в результате материального производства и запомненная в виде количества денег информация не исчезает, а сохраняется, пока существует тот источник (товар), который её создал.
      Например, глиняный горшок. Созданная гончаром информация и выраженная в эквивалентной форме в виде количества денег существует и обращается, пока используется горшок. Деньги, заплаченные за горшок тоже, кстати, не из воздуха возникли, а были получены при оценке другой информации или как говорят другого товара в процессе рыночного обмена. Так что круг замыкается. Горшок можно сразу разбить. Тогда соответствующее ему количество информации надо изъять из обращения. Это практически не возможно сделать. Поэтому деньги должны непрерывно обращаться, чтобы постоянно происходило сравнение количества информации (денег) с количеством материальных ценностей.
      Если просто добавить денег, то, как известно, произойдет инфляция. Количество информации измениться не может, а может измениться только мерка, величина единицы измерения и деньги обесценятся.
      В процессе обращения информации в виде денег возникает много интересных особенностей. Например, при акте оценивая информации или лучше сказать материализации информации в виде денежного эквивалента, неизбежно возникает погрешность. Эта погрешность может быть, как со знаком плюс, переоценка, так и со знаком минус недооценка. Переоценка результат ошибок работы рынка. Зато недооценка может также быть ошибочной, но может и быть следствием потери информации. Дело в том, что при акте обмена или взаимодействия между физическими системами небольшая доля информации всяко теряется. Я не готов обсуждать детали этого механизма, но это так. В результате среди множества процедур оценки стоимости товара на рынках в пределах одной большой системы неизбежно информация теряется, что автоматически ведет к недооценке.
      Но так не может быть. Ведь каждый продавец должен получить сполна деньги за свой товар. Если рассмотрим цепочку связанный друг с другом производителей, когда покупатель, находящийся на верху этой лестницы платит деньги, то до первого производителя деньги просто не дойдут и рынок не заработает. Поэтому оценка товара производиться как бы с запасом. Это запас автоматически входит в прибыль продавца. Но тогда денег на рынке должно быть всяко больше, чем сумма товаров. Возникающая при обмене товарами между системами продавца и покупателя погрешность является одной из скрытых причин инфляции, которая носит сугубо физическую причину. Хотя в условиях реального рынка причин для инфляции много и я их тут разбирать не буду.
      Говоря о скрытой и объективной причине инфляции, я хочу подчеркнуть, что она существует в любых экономических системах основанных на движении денег. Поэтому предположение марксистов, что в условиях планового хозяйствования ни какой инфляции быть не может, не выдерживает критики.
      Марксисты думали, что в общенародном государстве все можно распланировать. Сколько произведено товаров, то столько денег и будет в обороте. Но граждане оказались не сознательными и припрятывали деньги под матрас, вместо того чтобы сразу от заводской кассы нести их в магазин. Поэтому от инфляции избавиться при социализме никак не удавалось. Вожди и стремились поскорее изъять деньги у людей. Во времена сталинизма просто облагали всех налогом, заставляя подписываться на займы. Позднее уговаривали хранить деньги в сберегательной кассе, т.е. отдать их снова государству или просто спаивали народ водкой продаваемой по сверхценам. Можно заметить, что когда водка в СССР стоила 4 руб. 12 коп. и позднее по 10 руб. 30 коп. за 0.5 литра, оптовая цена литра спирта продаваемая предприятиям и организациям составляла 80 коп. за литр (безнал).
      Ситуация в советской плановой системе усугублялась тем, что государство по идеологическим причинам поддерживала искусственно заниженные цены на основные потребительские товары. Для обеспечения хоть какого баланса завышенные цены поддерживались на так называемые предметы роскоши. Но разбаланс в экономике Советского Союза оставался хроническим, поскольку не диктовал собственник, т.е. общенародно государство. Тогда как в нормальной экономической системе цены определяются автоматически на рынке.
      Но оставлю нюансы изучать экономистам, в данном контексте важен философский и физический аспект проблемы. В любой системе, где обращаются дензнаки должна присутствовать инфляция.
      
      Человек, орудия труда, сырье, технологическая информация это все элементы материального производства. В процессе материального производства потребляется энергия окружающей среды, ресурсы, энергия самого человека и создается другая материальная ценность с иной внутренней энергией и энтропией. В результате создается информация. Человек выступает как основной производитель и потребитель созданных материальных ценностей, так же и как хранитель овеществленной в виде количества денег созданной и оцененной информации.
      Желания человека часто являются движущей силой не только создания, но и величины оцененной стоимости. Если вещь никому не нужна, то и созданная при её производстве информация так и не становиться ценной информацией. В любом случае информация становиться ценной в процессе её рецепции. Рецепция - термин взятый из биологии, а здесь можно применить экономический аналог - оценка на рынке. Причем величина ценной информации включает в себя не только ту часть, что была создана при её создании, но и субъективную часть определяемую желанием покупателя иметь эту вещь. На самом деле эта субъективная часть ценной информации тоже имеет некую материальную основу, но разбор этого уведет нас слишком далеко в чистую экономику.
      В целом, схема образования и циркуляции ценной информации практически идентична схеме, которая реализуется при функционировании живого организма. А впрочем, чего еще было ожидать. Материальный мир ведь един.
      Таким образом, капиталистические отношения зародились в своей примитивной форме еще на заре человечества, когда первые охотники и собиратели додумались сопровождать обмен товарами обменом ракушек, которые они считали эквивалентом. Все последующие экономические формации это все различные этапы капитализма. Ничего другого кроме капитализма изобрести просто нельзя по крайне мере на нынешнем уровне развития материально-технического производства. Производство порождает информацию, а информация выраженная в денежном эквиваленте это и есть капитал. Возможно в далеком будущем... Так мечтают коммунисты, когда денег не будет вообще... Ну, а сейчас мы живем при капитализме и конца ему не видно.
      Соответственно в истории человечества существовали две экономические системы. Самая древняя система - натуральное производство и натуральный обмен. Позднее почти повсеместно натуральное производство заменила капиталистическая система, основанная на оценивании товара и затрат в денежном эквиваленте.
      Все так называемые общественно-экономические формации: рабовладельческая, феодальная, социалистическая есть просто форма капитализма при наличии специфических общественных отношений. Поэтому смена общественно-экономических формаций может происходить только в части того, что касается общественного устройства. Законы экономики есть следствие законов движения материи и воле человека не подвластны. Мне уже даже надоело повторять этот тезис марксизма.
      Различие форм собственности вносит только формальные нюансы в процесс оценивания информации созданной в процессе материального производства и её дальнейшего перераспределения. Общественные отношения могут только стимулировать или тормозить установление ли расширение в пределах данной популяции людей тех или иных экономических отношений. Выше специально применен термин популяция, чтобы подчеркнуть то факт, что экономика, вообще говоря, не укладывается в рамки конкретных государств. Здесь не спроста говорится - Древний мир или Западная Европа, что подчеркивает внутренне единство того или иного образования.
      Еще раз отмечу: Капитал это просто эквивалентное измерение в денежных единицах объективной физической величины - оцененной на рынке информации, которая создается в процессе материального производства. Оценка информации заключенной в товаре происходит при сравнении её с ранее созданной информацией, которая циркулирует на рынке.

      Интересны некоторые особенности функционирования финансового рынка. Капитал это некогда созданная ценная информация, оцененная в виде денег и возвращенная в цикл товарно-денежного оборота. В процессе изъятия из цикла материального производства и перед её возвращением обратно эта ценная информация в виде денег была кем-то присвоена. Эта ценная информация теперь сама стала производительной силой без непосредственного участия человека, но действующая как бы от имени этого человека. Именно факт изъятия её, потом присвоения и наделения её именем собственным (им. Рокфеллера), а потом возвращения в цикл оборота делает эту часть капитала выделенной, в отличие от той, которая непрерывно вращается в цикле товарно-денежного оборота. Будучи однажды выделенной и присвоенной этот вид капитала уже может потом жить самостоятельно даже без участия владельца этого капитала, поскольку деньги делают новые деньги с процентов можно неплохо жить. Наличие того обстоятельства, что деньги могут делать деньги и без участия человека, породило особую прослойку людей, которые могут жить на проценты, не заботясь о своем непосредственном участии в материальном производстве.
      Здесь надо только еще раз отметить, что наличие разделения труда, неравноправия отдельных товаропроизводителей, неравноценное перераспределение оцененной информации в виде денег является следствием не злого умысла, а объективным физическим законом движения материального мира, кардинально исправить который нельзя, иначе как загнав все человечество на изолированные острова (в лагеря). Но это же состояние неравноправия участников материального производства, при наличии прямых и косвенных обратных связей приводит к наличию естественного отбора, что в экономике называется конкуренцией.
      Производителя свои интересы у потребителя свои и они часто не совпадают. На этапе "дикого" капитализма преобладали интересы производителя, а в современном мире тенденция уже другая, когда производитель спешить подстроиться под потребителя. У человечества остается только один путь - установить такие правила игры, чтобы не тормозить эволюцию и сгладить отдельные острые углы. Подчеркиваю, полностью уравнять ничего нельзя это будет означать быструю смерть такого общества. В обществе и экономике должно поддерживаться неравновесное состояние.
      Поэтому утопические идеи коммунизма, как общества всеобщего равенства и всеобщего благоденствия видимо так и останутся на бумаге.





      Иногда от марксистов можно услышать такое суждение: "Один человек заметил, если заставить другого человека работать на себя, то мне можно получить с этого пользу и можно самому работать меньше. Так возникло рабство". Это слишком упрощенное толкование.
      Вернемся на уровень первобытных племен, где рабства еще не было. Индейцы Северной Америки, воюя между собой, пленных не брали. Снимали скальп, и привет предкам. Индейцы Центральной Америки уже частично использовали труд пленных, но основным уделом пленных была ритуальная смерть на алтаре местных богов. Отдельные примеры рабства встречаются даже среди примитивных охотников и рыболовов, например у береговых чукчей. Пленные древней Эллады были практически полурабами, полунаемными работниками имеющие широкие свободы, а в древнем Египте рабство процветало, и рабы имели как относительную свободу, так и относительную несвободу в зависимости от хозяина и условий работы. Даже пирамиды, по мнению некоторых ученых, построили не только и не столько рабы, а крестьяне из бассейна Нила в промежутках, когда заниматься сельским хозяйством они не имели возможности. Практически все первые рабы ставшие массовой рабочей силой это военнопленные, которых убить жалко и кормить задаром просто нельзя.
      Первопричиной рабства был не злой умысел хитроумного первобытного капиталиста, а наличие разделения труда, которое само возникло задолго до появления рабства. С разделением труда возникло и связанная с этим неравноправность отдельных участников материального производства. Один лепит горшки, другой пашет землю, третий ловит рыбу. Спрашивается, будут ли они жить одинаково зажиточно? Очевидно, что нет. Неизбежно возникнет ситуация когда один из них попадет в экономическую зависимость от другого более богатого человека, который стал богаче из-за особенностей той деятельности которой он занимался помноженной на личные качества. Можно ли их уравнять, как это предлагали коммунисты, и дать всем по потребностям. Тоже нельзя. У одного одни потребности у другого другие. Как их сравнивать эти потребности? Пусть мы научились измерять потребности. Но потребность штука субъективная, а если потребности конкретного индивидуума не совпадут с тем, что ему может выделить общество, тогда как? Он, что уйдет обиженным. На третий раз он скажет: "Ну его это коммунизм пойду жить на хутор!"
      Человечество еще не изобрело "Золотой шар" исполнения желаний из романа братьев Стругацких "Пикник на обочине" и, пожалуй, никогда не изобретет, разве что одноразового пользования на Новый год. Поэтому первобытный коммунизм мог существовать только до начала эпохи разделения труда. И то в племени всегда были сильные воины и вожди, были жрецы, которые уже тогда добивались для себя привилегий. Повторяю, стремление к иерархии заложено в психологии человека, что есть следствие его единства со всем остальным миром. Ведь структурная иерархия свойство материи.
      По мере расширения производства появилась возможность привлекать дополнительную рабочую силу. Дополнительных работников можно было либо нанять за кормежку, привлечь, как учеников, или заставить соседей отрабатывать долги. С развитием примитивного капитализма возникает и видимо первый тип рабства в виде долгового рабства. В качестве другого источника рабочей силы логично было использовать и труд военнопленных.
      Однако до появления сильных государств масштабы рабства были незначительными. Только сильное государство, объединив вокруг себя обширные земли и аккумулируя значительные материальные ресурсы, могло вести завоевательные войны и брать в плен многочисленных рабов. Это позволяло самому государству решать материально-технические проблемы особой масштабности. Следовательно, главный рабовладелец древнего мира не отдельные мелкие капиталисты-рабовладельцы, а сильное централизованное государство, такое как Египет, Вавилон, Ассирия, Рим и т. д.
      В Европе рабства не было. Почему? Мелкие относительно малочисленные государства, мелкие войны, мало пленных, христианская идеология, малые масштабы материального производства, отсутствие глобальных проектов общегосударственного масштаба. Самый крупный проект - строительство готического храма, которое длится несколько десятилетий это смешно по сравнению мощеными дорогами или одним римским акведуком. И, наконец, практически только сельскохозяйственное производство в не самых благоприятных погодных условиях в результате низкая рентабельность производства. Здесь бы только прокормить своих, не говоря уже о рабах. Так, что отсутствие рабства в Европе вовсе не следствие неких более высокоразвитых общественных отношений, а следствие отсталости и слаборазвитости средневековой Европы в сфере материального производства. Подобная ситуация имела место и на Руси. Поэтому в Европе сложилась своя форма эксплуатации человека человеком - крепостное право как форма рабства, и феодальная вассальная зависимость как система управления.
      Рабство как социальное явление не связано с неким этапом развития человечества. Его существование определяется в первую очередь экономическими причинами в данном экономическом пространстве. Неудивительно, что рецидив рабства мы наблюдаем в Новое время в Америке. Долговое рабство в Южной Америке (пеоны). Привозные рабы в Центральной и Северной Америке. Когда относительная экономическая обоснованность и наличие определенных общественных отношений вернули американские осколки европейской цивилизации как бы на 1500 лет назад. Такой же экономической необходимостью обусловлено замаскированное рабство в сталинскую эпоху, когда широко использовали труд рабов ХХ века - заключенных в многочисленных лагерях Гулага.
      Исчезновение рабства в раннем средневековье связано с крахом гигантских империй Древнего мира общим экономическим упадком в Средиземноморье, со смещением центра общественной жизни в Европу и доминированием христианских ценностей в идеологии Византии. Однако на Ближнем Востоке с созданием Оттоманской империи рабство вновь получило широкое распространение. Все это размывает временные границы рабовладельческой формации, что лишний раз подчеркивает мысль о том, что деление истории общества на общественно-экономические формации не обосновано.
      Всякий раз возникновение рабства связано с определенным уровнем экономического развития и уровнем общественных отношений, которые допускают саму возможность существования рабства. Именно с уровнем экономического развития, а не с экономическими отношениями. Поскольку экономические отношения это товарно-денежные отношения и свободный рынок. Уровень экономического развития это совокупность приемов и технологий, которая определяет эффективность производства и объемы производимой продукции.
      В Северной Америке было много свободной земли, и все белые были хозяевами, вооруженными винчестерами. Экономические отношения представляли собой рыночный капитализм. Общественные отношения свободных землевладельцев регулировались строгими законами и христианской моралью, которая проповедует равенство всех перед богом и любовь к ближнему своему. Свободная рабочая сила просто отсутствовала. Спрашивается, кто стал бы работать на хлопковых плантациях? Разве те, кто бежал в Америку в поисках лучшей жизни, готовы были гнуть спину на плантациях? Конечно нет. Потребовалась привозная рабочая сила. Здесь необходимость возникновения рабства диктовалась экономической рентабельностью. А если бы хлопок невозможно было бы выращивать в южных штатах США очевидно рабство там так и не возникло бы, и этнических негров в Америке сейчас не было бы.
      Подобный анализ показывает, что во многих других случаях возникновение рабства диктуется экономической рентабельностью. Наличие рабства никакого прямого отношения к определенному этапу развития общества не имеет. В частности рабство получает распространение в сильных и экспансивных государствах, которым для своего развития требовалось максимально интенсифицировать производство. Наличие идеологической недопустимости рабства легко преодолевается перед открывающимися экономическими выгодами. Так было и во времена сталинизма в СССР.
      Рабство в истории человечества существовало в двух формах. В форме индивидуального принудительного труда, когда по тем или иным причинам человек попадал в зависимость от собственника средств производства и по принуждению за похлебку отдавал весь свой труд. В этом плане положение раба близко к положению пролетария. С тем отличием, что раб полностью зависит от хозяина, а пролетарий формально свободен и получает вместо похлебки большую, чем раб часть произведенного им продукта, что позволяет ему содержать еще и семью. Учитывая армию безработных за воротами фабрики и голодных детей дома, эта свобода пролетария, по сути, не всегда могла быть реализована.
      В другой форме рабство существует как способ мобилизации трудовых ресурсов государством для решения неких глобальных проектов. В таком виде тысячи рабов трудились на строительстве храмов, сотни строили узкоколейки и т. д. Эта форма рабства существует при любых государствах. При феодализме как государственные повинности крестьян, при капитализме во время войны, когда рабочие переводились на казарменное положение, при социализме как трудовые армии и виде труда заключенных Гулага.
      Но рабство всегда временное явление. Всякий раз в истории повторялась ситуация когда развитие масштабов материального производства требовало ликвидировать рабство в любой его форме например как крепостничество, чтобы освободить наемную рабочую силу. Это происходило потому, что материальному производству потребовался рынок свободной рабочей силы. Сфера материального производства расширилась и не укладывалась в рамки только сельскохозяйственного производства. Эффективность же сельхозпроизводства так же увеличилась, появилась интенсивная торговля и эксплуатация ресурсов колоний. Для развития промышленности требовалась свободная рабочая сила и поэтому молодая буржуазия затеяла революцию, так писали классики. На самом деле здесь ключевой момент здесь именно рынок свободной рабочей силы, а буржуазия с её идеями "свободы, равенства, братства", это вторичное следствие развития общественного самосознания.
      Усложнение общественного производства требовало все более квалифицированной рабочей силы. Крестьянство таким источником рабочей силы быть не могло. Требовалось не просто научить и дать квалификацию бывшему крестьянину, еще надо было создать широкий выбор между рабочими одинаковых специальностей. Усложнение производства требовало отбора только самой квалифицированной части рабочего класса на ответственные работы. Промышленная революция, машинное производство еще больше ужесточило требования к рабочей квалификации. Это можно было сделать при наличии свободного и широкого рынка рабочей силы, который не просто пополнялся вчерашними землепашцами, а именно квалифицированной рабочей силой, т. е. рабочие специальности должны были стать постоянной профессией целой армии людей. Причем при этом автоматически определенная часть этого рынка труда должна быть свободной от трудовых обязательств, т. е. быть безработной. Все это усиливало конкуренцию за рабочие места на рынке рабочей силы.
      Если раньше рабочая сила была просто достаточно дорогим товаром, то теперь она стала еще и ценным товаром. Поскольку квалифицированный рабочий является носителем ценной информации о приемах и способах производства. Опять на первый план выходит такое понятие как ценность информации, но уже в качестве меры квалификации рабочей силы.
      Итак, рост сложности производства приводит к росту количества и качества информации о новом достигнутом уровне производства, что в свою очередь создает новую информацию о тех требованиях, которым должна удовлетворять рабочая сила. Циркуляция информации о требованиях к новому уровню квалификации рабочей силы концентрирует комплекс мер для обеспечения этого требования.
      Таким образом, здесь информация, порожденная материальным производством, выступает как управляющая и организующая сила. Эта же информация подталкивает общественные отношения к устранению препятствий на пути реализации этих требований. Но общественные отношения определяются устоявшимися государственными, экономическими, бытовыми отношениями. В той части, в которой эти отношения соответствуют новым требованиям, и они получают преимущество. Другие наоборот заинтересованы в сохранении прежних отношений по причине как экономических, так и традиционных, так и просто вследствие инерции. В результате назревает конфликт, который выражается в проявлениях естественного отбора на этом уровне развития. На языке истории это называется революционной ситуацией, которая на языке физике называется точкой бифуркации, которая завершается революцией, что на языке физике называется просто фазовым переходом. Инерция общественных отношений велика и кардинальные перемены, можно ввести только насильственно путем, путем установления диктатуры и "убалтывание" системы общественных отношений может продолжаться в течение жизни целого поколения. Это подобно затухающим колебаниям в физике. Сама революция требует выделения особого количества энергии именно для преодоления, как говорят физики потенциального барьера. Уже говорилось, что преодолевать такой барьер не обязательно, если общество созрело для смены своего состояния тогда и революция не нужна.
      Однако в точке бифуркации система очень чувствительна к малейшим неосторожным движениям и при определенном раскладе действий политических сил процесс реформирования общественных отношений может пройти и без больших потрясений. Но потрясений не избежать, если в точке бифуркации к влиянию на умы дорвется группа экстремистов, которые преследует свои цели не обязательно совпадающие с тенденцией материального производства. Тогда кровавой развязки не избежать. Самое печальное, что при неизбежном откате произойдет повторная кровавая драма. Это то, что в истории называется реставрацией. В физике это соответствует тому случаю, когда случайная флуктуация уводит систему в энергетически и информационно не самое выгодное положение и системе становиться выгодно, вернуться назад в состояние предшествующее точке бифуркации.





14. Проблемы экономического учения Маркса



      В основе экономического учения Маркса лежит теория создания прибавочной стоимости в процессе общественного производства. На одном полюсе общественного производства находился наемный работник, лишенный каких-либо средств производства и живущий за чертой бедности, а на другом капиталист, у которого была и экономическая и политическая власть. Таким было состояние дел в ХIХ веке.
      Между этими полюсами существовал непреодолимый антагонизм. Суть отношений труда и капитала с тех пор, конечно, изменилась, хотя антагонизм до конца не преодолен, что наверно и невозможно исходя из общих принципов. Однако нас интересуют проблемы марксизма, отнесенные ко времени не сильно отстоящие от времени создания самой теории. Это было время, когда идеи марксизма победно шествовали по планете и под этим знаменем, красным знаменем парижской Коммуны многие люди отдавали свои жизни.
      Теория марксизма была специально адаптирована к идеологической доктрине, провозглашенной в "Манифесте коммунистической партии", и служила экономическим обоснованием необходимости борьбы рабочего класса против самого капиталистического строя. Пока это только формальный вывод. Попробуем его обосновать.
       Основная идея марксизма сводилась к тому, что прибавочная стоимость, которую капиталисты "клали себе в карман" должна быть изъята у капиталистов и направлена на решение социальных и других общественно важных задач. Было очевидно, что капиталисты, обладая всей полнотой политической и экономической власти, добровольно никому ничего не отдадут. Это и обосновывало необходимость классовой борьбы и пролетарской революции. Для реализации справедливого перераспределения прибавочной стоимости требовалась установить диктатуру пролетариата, экспроприировать капитал и реализовать власть народа через диктатуру пролетариата, а в экономическом плане осуществить главный лозунг социализма: "От каждого по способностям каждому по труду". Однако, как покажет дальнейший анализ дело не только в том, что капиталист жадный и поэтому эксплуатирует рабочего, а причины того, что капиталист не спешит отдать прибавочную стоимость рабочему, имеют более глубокое экономическое происхождение.
      Вопрос о происхождении прибавочной стоимости в процессе материального производства был подробно рассмотрен Марксом. Упрощенно образование прибавочной стоимости в процессе общественно производства выглядит так.
      У капиталиста есть некие средства производства (фабрика, завод, ветряная мельница), на имеющийся у него капитал, происхождение которого тоже, строго говоря, надо выяснить, капиталист покупает необходимые материалы, сырье, орудия труда и нанимает рабочую силу. В первый отрезок времени все оплачивает капиталист из своего кармана. В том числе и первую зарплату рабочих. Только после выполнения определенного производственного цикла и продажи первой продукции у капиталиста может остаться на руках некоторая часть денег, по Марксу это и есть прибавочная стоимость, которая возникает как разница между суммой затрат и стоимостью вырученной на рынке. Эту прибавочную стоимость капиталист может потратить по своему усмотрению. Например, направить на расширение производства, на предметы роскоши и т. д. Но никогда капиталист добровольно не тратит прибавочную стоимость на цели социального обеспечения пролетариата.
      Формально в такой ситуации капиталист платит рабочим столько, сколько захочет. Однако рынок свободной рабочей силы диктует свои правила и капиталист вынужден платить некую минимальную зарплату, несмотря на свою природную жадность. В результате получается так, что рабочий, к примеру, половину времени работает на себя и получает свою зарплату, а половину времени работает на капиталиста. Капиталист все больше богатеет, а рабочий едва сводит концы с концами. Тому как с эти бороться, и посвящен Манифест.
      Однако уже вскоре после своего создания теория марксизма стала по-разному интерпретироваться, что и привело к расколу в рабочем движении. В первую очередь раскол произошел по вопросам тактики и причины этого не только в антимарксистской пропаганде и продажности или соглашательстве отдельных лидеров рабочего класса. Причины лежат в очевидных пробелах теории марксизма.
      Рассмотрим куда же капиталист тратит прибавочную стоимость и почему он не хочет (У-у-у, жадина), делиться со своими рабочими. Обычно капиталист тратит прибавочную стоимость на общественное производство. То есть все деньги до последней копейки капиталист возвращает обратно в общественное производство. Речь идет о психически здоровом капиталисте, скупердяй Гобсек не в счет, и речь не идет об относительно малочисленной прослойке буржуа, живущих на проценты, от когда-то вложенных капиталов и членов семьи капиталиста. Примером таких нормальных капиталистов является молодой Прохор Громов из романа В. Я. Шишкова "Угрюм река" или герой романов Драйзера "Финансист" и т.д.
      Предположим, капиталист сверхприбыль, полученную от эксплуатации рабочего, потратил на себя. Купил брильянтовое колье и построил себе виллу, яхту... По Марксу это и есть положить деньги себе в карман. Однако разберемся, что такое покупка дорого ювелирного украшения? Колье сделано из дорогих металлов (платина) себестоимость добычи которой высока. Где-то на Урале в холоде или на жаре, отмахиваясь от мошкары, промывали песок старатели и добыли платину. Их работа была оплачена. Негры в Южной Африке на километровой глубине, кайлом долбили кимберлитовую породу, чтобы добыть алмазы. Потом алмазы везли по морю. Потом ювелир-еврей в Амстердаме гранил этот алмаз, потом другой ювелир делал колье, потом ювелирный магазин его продавал. Это не полная цепочка всех производственных отношений, которые стоят за этим колье.
      Спрашивается, а кто платил за все это? А деньги заплатил в конечном итоге тот, кто купил это колье. Значит, капиталист, потратив прибавочную стоимость, и получив всего на всего побрякушку попутно оплатил труд: мужиков с Урала, негров, надсмотрщиков, перекупщиков, моряков, ювелиров, продавцов, заплатил пошлины и налоги нескольким государствам. В итоге с учетом членов семей моряков, мужиков, чиновников, ювелиров и т. д. средства к существованию получили наверно больше человек, чем работает на производстве у самого капиталиста. Если бы капиталист не захотел покупать колье, большая часть из тех людей была бы вынуждена как минимум искать другую работу, а в случае негров может и подыхать с голоду.
      Можно рассмотреть и другие примеры: яхты, виллы преметы искусства. В последнем случае вообще существование свободных художников невозможно без того, чтобы их труд не оплачивался за счет прибавочной стоимости созданной в результате эксплуатации человека человеком. Мы знаем примеры, когда талантливые художники долго влачили голодное существование на мансардах Монмартра, пока не находился состоятельный капиталист, который покупал их картины, и компенсировал годы полуголодной жизни. Можно не говорить о том, что существование самого государства с его бюрократией, армией, здравоохранением, народным образованием в значительной степени оплачивается за счет прибавочной стоимости созданной трудом пролетариев, которую капиталист виде налогов отдает государству.
      Пусть капиталист положил деньги в банк. Но банк аккумулирует средства и может профинансировать более масштабные проекты, чем простой капиталист. Проекты Суэцкого канала или Транссибирской магистрали не могли быть реализованы без изъятия прибавочной стоимости, последующей аккумуляции и нещадной эксплуатации человека.
      Жестокая эксплуатация не может быть допустимым явлением в цивилизованном обществе, но надо ли было для решения этой проблемы устраивать революцию и гражданскую войну, повлекшую геноцид целых классов? Как будет показано дальше, эксплуатация человека человеком сопутствует самому процессу товарно-денежных отношений и неотъемлема от него.
      Таким образом, общественное производство это замкнутый цикл оборота капитала и оплаты труда на всех этапах. В сущности, это понимал и Маркс. Однако если рассмотреть все этапы, то неизбежно приходишь к выводу, что бороться рабочим, в общем-то, и не за что. Точнее поле борьбы сильно сужается.
      Действительно если капиталист увеличит зарплату своим рабочим, это означает, что без работы останутся негры в Африке или ювелиры в Амстердаме. Хорошо это или плохо. Учитывая, что каждый работник содержит еще несколько людей, очевидно, что это как минимум не совсем хорошо. Поэтому свободный рынок труда и капитала работает в автоматическом саморегулирующемся режиме. Общественное производство и свободный рынок это как рычажные весы. Снимешь крупинку с одной чашки, и положение весов нарушится. Конечно, строгий баланс в условиях рынка не достигается, а наличие некоторого дисбаланса может быть само по себе двигателем прогресса.
      Рассмотрение дальнейшей цепочки производственных отношений проводит к выводу, что капиталиста точно также эксплуатируют, как и рабочего. Опять же не берем в расчет малочисленную прослойку бездельников. Спрашивается, кто же эксплуатирует капиталиста? Его эксплуатируют другие капиталисты, с которыми он связан производственным разделением труда.
      Один капиталист добывает руду, другой плавит из руды металл. И этот второй находящийся на ступеньку выше в общественном разделении труда эксплуатирует первого капиталиста. Эксплуатирует не физически конечно, а финансово. Поскольку существует надбавка к стоимости, ножницы цен и т. д. Об этом можно прочесть и у Маркса. Поэтому особенно разжиреть в условиях свободного рынка не так то просто. Все заработанные деньги надо обратно вкладывать в производство и на жизнь у капиталиста остается не так, что бы очень много. Сверхприбыли в 300%, за которые капиталист и мать родную продаст, как писал Ленин, на самом деле из области фантастики. Реальные рыночные условия позволяют капиталисту иметь норму прибыли 5, ну 10% максимум. В очень редких случаях особого положения на рынке она поднимается выше, но редко превышает 30%.
      Учитывая масштабы оборота капитала эти 5 - 10% составляют во много раз больше денег, чем зарплата рабочего. Но какая может быть здесь уравниловка? Мера ответственности и доля вклада в общественное производство просто не сопоставимы. А если дела идут у капиталиста плохо, его совсем заели конкуренты, налоги, смежники, а завтра надо выплатить зарплату рабочим? Поэтому у капиталиста только и остается заплатить из своего кармана, то что "наворовал" у рабочих ранее либо закрыть предприятие, или голову в петлю сунуть. Законы свободного рынка одинаково жестоки как к рабочим, так и к капиталистам. Почему Прохор Громов покончил с жизнью? Только ли из-за любви к Анфисе и ли его совесть замучила? Думаю, это чистая романтика авторской интерпретации.
      Государство, собирая налоги, также эксплуатирует всех, но и государственные чиновники, парламентарии, президенты тоже реально или формально "слуги" народа. Поэтому в мире рыночной экономике все друг на друга работают и говорить, что угнетают только пролетариев, будет не верно. Просто пролетарий находится в самом низу экономической лестницы и ему достается меньше всего от созданного им продукта.
      Кстати сам тезис марксистов, что только трудом пролетария создаются все богатства на Земле, также неверен. Повторяю. В экономике работают все, в том числе и капиталист (менеджер). Просто существует разделение труда и неравномерное распределение дохода.
      В любом обществе имеются бездельники разных сортов. Когда в обществе накапливается слишком много бездельников, которые только потребляют, но ничего не производят то это общество становиться неустойчивым. Одни купаются в праздности, а другие гнут спину. Возможно, такое загнивание и приводит, в конце концов, к краху империй и государств. И причина вовсе не в смене так называемых общественно-экономических формаций. Имеем два примера из истории, когда в результате восстания рабов происходило свержение правящей надстройки, но победители сами становили императорами и фараонами. Так было в Китае и Египте и так было бы в Риме, если бы победил Спартак.
      Однако эти выводы никак не могли устроить левых марксистов. Поскольку делали бессмысленной всю затею по борьбе с эксплуатацией рабочих. Сочетание рыночных отношений и отсутствие эксплуатации это нонсенс. Марксисты никак не хотели признать тот факт, что сфера материального производства живет своей "материальной" жизнью и кардинально, что-либо исправить нельзя. Уровень зарплаты, дохода, выплат, пособий, налогов это все взаимосвязано. Изменить что-либо можно только в небольших пределах и, как правило, за счет чего-то другого.
      Конечно, во времена Маркса капиталистический рынок еще только формировался и не был отрегулированным механизмом. Тем более, как будет показано дальше, в любой момент времени нет строго баланса, что есть следствием неравновесного состояния экономической системы. Поэтому марксистами был найден выход в создании общенародного государства владеющего всей собственностью и перераспределяющей прибавочную собственность в интересах всего народа. Тогда можно сохранить товарно-денежные отношения и накормить рабочих. Так мечтали марксисты - идеалисты.
      Конечно, необходимость классовой борьбы за улучшение положения рабочего класса, за более справедливое перераспределение прибавочной стоимости всегда была актуальна. Наверно есть и лучшее применения человеческого труда, чем брильянты, когда миллионы людей живут в бедности, но как говорится, не хлебом единым жив человек. Человечеству нужны и ювелирные украшения и роскошные виллы, и быстроходные яхты, и авантюрные предприятия, и спорт, и высокая мода и т. д.
      Поэтому многие марксисты, поняв, что в глобальном плане бороться с капитализмом бессмысленно переключились на борьбу в чисто экономической области, за более справедливое перераспределение прибавочной стоимости. Это движение стало основой социал-демократического движения в отличие от коммунистического движения. В коммунистическом движении во главу угла было поставлено не борьба за улучшение текущего положения рабочего класса, а чисто политическая борьба узкой прослойки авантюристов, для которых политическая власть значила больше, чем тысячи человеческих жизней. Не удивительно, что наибольшее распространение левые коммунистические идеи получили в слаборазвитых странах с не развитыми и примитивными рыночными отношениями, в бывших колониальных странах, где имел место переход от рабства к тоталитарным коммунистическим режимам.
      Идеи коммунизма никогда не имели широкого распространения ни в США, Англии, многих других странах Западной Европы. Из крупных западных государств только в трех странах: Италии, Франции, Испании коммунистические идеи получили широкое распространение на отдельных этапах истории, когда социальное положение рабочего класса было особенно отчаянным. В малых странах Европы вообще о коммунистах отродясь не слышали. В странах Восточной Европы коммунизм был установлен Советскими войсками и держался, по сути, на штыках. Причем ГДР, Венгрия, Польша, Чехословакия едва не вырвались из лап коммунизма.
      Знал Маркс о том, что его теория не до конца раскрывает всю сложность общественных отношений в общественном производстве? Я не могу дать простого ответа на этот вопрос. Очевидно только, что "Капитал" писался как экономическое обоснование "Манифеста". Следовательно, если заказана музыка, надо её доиграть до конца. Поэтому вместо того, чтобы объективно вскрыть все стороны товарно-денежных отношений при материальном производстве в марксизме был сделан упор на его отдельные стороны, которые как раз и соответствовали идейным установкам.
      В этом плане марксизм стал прекрасной идеологией и религией, которая позволяла заманить широкие слои малограмотных и нищих работников сказками и строительстве "светлого" будущего ради решения узкокорыстных, властолюбивых амбиций группы авантюристов и проходимцев от политики. Конечно, не все революционеры были авантюристами, абсолютное большинство коммунистов искрение верило в торжество идеалов коммунизма, верило в возможность построения "светлого" будущего для всего человечества. Это была яркая мечта многих поколений идеалистов - утопистов. Однако только в середине ХХ века стало ясно, что на пути этих утопий стоят объективные законы движения материи.
      Капитализм обладает присущими ему не устранимыми недостатками. Эти недостатки справедливо критиковались классиками марксизма, и не будем здесь на них останавливаться, это заняло бы очень много места. Мы жили при социализме, и нам важнее понять этот строй, а не чужой нам пока капиталистический строй. В соревновании с капитализмом социализм показал свою историческую несостоятельность. В чем же здесь причина? Это мы обсудим дальше, а пока нам придется рассмотреть экономические основы монополистического капитализма, чтобы лучше понять экономические корни социализма. По теории Ленина именно стадия монополистического капитализма является кануном социалистической формы хозяйствования. Здесь неспроста была изменена классическая формулировка, которая звучала так - стадия монополистического капитализма является кануном социалистической революции. Наша формулировка не получила бы двойки на экзамене по историческому материализму, поскольку никто из преподавателей просто не "просекал" всю глубину проблемы.




15. Монополизация экономики и общественное развитие



      После Маркса, Ленин развил теорию капитализма на стадии монополистического капитализма и перехода его в стадию империализма. К началу ХХ века главной чертой капитализма стала обширная монополизация и обострение конкурентной борьбы за рынки сырья, что привело к преобразованию примитивного товарно-рыночного капитализма в государственно-монополистическую форму - империализм.
      На начальном этапе своего становления капитализм как новый общественный строй нёс с собой ряд прогрессивных черт. В частности главным достижением капитализма была широкая демократизация, как в общественной жизни, так и в экономических отношениях. Предшествующая формация - феодализм отличалась абсолютизмом во всех областях общественной жизни. Абсолютная власть монарха, абсолютная власть религии, абсолютная власть землевладельца над крестьянином. О демократической сути новых общественных отношений основанных на свободе, как капиталистов, так и пролетариев в наших учебниках говорилось как о некой примитивной форме демократии, которая вообще существует только на бумаге, а на самом деле это прости ширма для всевластия капитала. Однако принципы демократии, однажды провозглашенные капитализмом, так и остались его главным стержнем, как в общественной, так и в экономической жизни. Причем демократические институты при капитализме сохранили тенденцию к расширению.
      На этапе становления капитализма дальнейшее развитие производительных сил было невозможно, пока не был разрешен конфликт с феодальной системой власти и хозяйствования. В ряде стран этот конфликт был разрешен только путем кровавой революции. Однако после победы в отдельных странах новых общественных отношений основанных на свободных и демократических принципах переход от феодализма к капитализму в других странах уже проходил не столь болезненно.
      Пример тому Россия, где уже к началу ХХ века капитализм победил в экономических отношениях, не смотря на полное господство феодальных отношений с политической области. Практически кризис власти в 1905 году мог бы и без восстания в Москве, которое организовали левые силы завершиться переходом к парламентаризму. Восстание в Петрограде в феврале 1917 года не было масштабным и кровавым, а царизм окончательно уступил свое место новым общественным отношениям. Реставрации монархии в России, скорее всего не произошло бы, учитывая общемировое состояние дел. В результате свержения монархии в России устанавливался общественный строй (буржуазная республика) адекватный экономическим отношениям (товарно-рыночный, монополистический капитализм). Поэтому Октябрьский переворот не был неизбежным.
      Почему же общественное развитие повернуло колесо истории так, что человечество испытало опыт и большевизма и насильственное строительство социализма и национал-социализм и глобальную войну? Парадоксально то, что в итоге, спустя меньше чем столетие все вернулось на круги своя. Хотя надо оговориться уже на новом уровне общественного развития. Капитализм остался основой экономического строя всех стран, общественные отношения были скорректированы в соответствии с требованиями текущего развития производительных сил. А как же те жертвы, что понес советский народ и почему не пригодился опыт строительства светлого будущего? Для понимания причин этого надо рассмотреть, что же на самом деле подставляла собой экономика Советского Союза.
      Как уже говорилось экономическое развитие в начале ХХ века пошло по пути всеобщей монополизации. Шло непрерывное разорение мелких и не рентабельных капиталистических предприятий. Более крупные капиталистические производства наоборот усиливались, поглощая конкурентов. Возникали все более и более крупные монополии, картели, тресты. Это происходило потому, что только на крупных производствах того времени можно было обеспечить конкурентоспособность и более высокую рентабельность за счет высокой концентрации капитала, высокой степени эксплуатации рабочих, эффективного разделения труда, специализации. Только крупные фирмы могли тратить средства на развитие технологий, перевооружение производства. Мелкие полукустарные предприятия, работающие по примитивным технологиям, не могли конкурировать крупными производителями. И самое главное внутренний рынок был маленький, покупательная способность населения низкая, сильная поляризация между богатыми и бедными не способствовала расширению рынка и, следовательно, развитию малых предприятий. Крупные производители работали по законам стихийного рынка, методы макроэкономического регулирования отсутствовали. В результате кризис перепроизводства был неизбежен, и происходил он на фоне бедности широких масс основных потребителей товаров и услуг.
      Важным является и то, что в условиях монополии внутренне управление основывалось на жестких принципах административного управления и единоначалия. Это вполне соответствовало традициям управления уже ушедшей эпохи - эпохи феодализма. Новая эпоха - эпоха свободного рынка наоборот требовала всеобщей демократизации экономических отношений. На лицо развитие внутреннего конфликта. Между требованием эффективного управления обширным экономическим хозяйством, где требуется жесткая производственная дисциплина и необходимостью свободы экономических отношений. Кризис мог быть разрешен только на путях ограничения всевластия монополий и путем разукрупнения и введением методов государственного регулирования. Это и произошло во второй половине 30-х годов в США и в ряде стран Европы.
      В других странах был выбран иной путь. В первую очередь это касается России. Особенностью России было то, что наряду с быстрым развитием капитализма, причем в его монополистической форме в общественных отношениях сохранялся сильные пережитки феодальной зависимости. Крестьянская община в деревне, способствовала наличию психологии коллективизма среди миллионов крестьян - основной массы населения. Рабская психология, воспитанная столетиями самого сильного феодального гнета начиная с Ивана Грозного, потом Петра I и абсолютизма крепостного права. На Руси в отличие от Европы никогда не было исторического прецедента демократии или вольнодумия, даже намек на вольнодумие жестоко пресекался ("Слово и дело", Радищев, Чернышевский, Герцен). Вспомним историю Польши, Западной Украины, где существовали широкие права шляхты, почти равные правам короля. Вспомним вольнодумие философов Франции, революцию против абсолютизма в Нидерландах и Англии. В этих странах население было готово воспринимать демократические традиции, многопартийность, многообразие экономических отношений, чего нельзя сказать о России начала ХХ века.
      Ленин наверно лучше других понимал, что именно в России возможен тот путь развития, который был изложен в Манифесте. Только ли отсталые общественные отношения явились причиной того пути, по которому пошла Россия? Очевидно, что нет. Другой причиной явились чисто экономические причины. Как уже было сказано, степень монополизации капитала в России была самой высокой, и оставался всего один шаг к тому, чтобы превратить целую страну в супермонополию.
      Этому были все основания. Мировое общественное экономическое развитие шло по этому пути. Экономически почти ничто не мешало объединить все крупные производства США в той или иной отрасли в одну или в две - три гигантские монополии. Ничто, кроме высокоразвитых общественных отношений. В начале ХХ века в США и ряде других развитых стран уже существовали сильные демократические институты. Политические партии, конкурирующие между собой, относительно свободная пресса, судебные институты. Любой капиталист имел широкие права для защиты своих экономических интересов. Существовала конституция, где провозглашались фундаментальные принципы демократии и свободы. Несмотря на засилье отдельных недемократических институтов власти, все же права и свободы в среднем выполнялись, и нарушить конституцию было не так просто. Все это поставило преграды перед преобразованием экономики на супермонопольных принципах. Однако сценарий возможной супермонополизации Соединенных Штатов был описан в романе Дж. Лондона "Железная пята", а сценарий, в котором к власти в США приходят фашисты, предложен в романе Синклера Люиса "У нас это не возможно". Так что теоретически все это тоже было возможно.
      Несколько иная ситуация была в Германии. Германия в ХІХ веке значительно позже других стран Европы объединилась в единую страну. На первых этапах её истории требовалась сильная центральная власть, чтобы обеспечить единство государства, собранного как лоскутное одеяло из множества ранее самостоятельных феодальных образований. Поэтому в Германии, как и в России, были сильны авторитарные тенденции в общественных отношениях. Бурное развитие германской экономики, отсутствие колониальных рынков сделало эту страну изгоем на европейском континенте. Это привело к войне в 1914 г. к экономическому развалу в 20-е г. и неизбежно к тоталитарному режиму, который принял форму фашизма.
      Экономическая ситуация в 20-е годы требовала введения жестких мер управления, что и явилось подоплекой прихода к власти фашистов, которые практически привели страну почти к супермономольному хозяйствованию, что и было окончательно реализовано в условиях войны. Милитаризация, тотальная мобилизация ресурсов и рабочей силы, ликвидация демократических институтов, единовластие на всех уровнях управления страной. Все это так же укладывается в схему супермонопольного хозяйствования.
      Возвращаясь к России, можно констатировать, что у этой страны был очень слабый шанс стать демократической страной еще в начале ХХ века. А может и не было такого шанса? Если бы большевики не захватили власть в октябре месяце, уже вскоре наступил бы политический и экономический кризис. Политический кризис возник бы из-за неспособности Учредительного собрания что-либо решить. Кризис экономический скорее был бы похож на инфляцию в Веймарской республике в Германии. Переход на авторитарные формы правления стал бы неизбежным.
      Урожай собирают каждый год и если в стране не налажены эффективные общественные отношения уже на второй или третий год разразится кризис. В условиях болталогической демократии, которую предложили бы эсеры, большевики, меньшевики, кадеты порядка в России не было бы еще долго.
      С одной стороны, демократическая власть иногда реально, а иногда формально выбирается народом, а с другой, это должна быть сильная власть. Сильной власть и не только в демократической форме может быть, только опираясь на силу армии, полиции и других институтов при наличии поддержки широких масс населения. Пример тому США, которые считает себя самой свободной страной в мире, но любой полицейский может любого гражданина уложить мордой в грязь по малейшему подозрению в любом проступке. Но и этот гражданин может потом отсудить у полицейского моральные и материальные убытки, если сможет доказать, что полицейский превысил свои полномочия. Все это создает систему противовесов, которые и позволяют балансировать в разумных пределах, не скатываясь ни к полной несвободе, ни к полной анархии.
      Неизбежность политического кризиса в России состояло в том, что из-за отсутствия демократических институтов, традиции жить по конституции, независимой судебной системы, массовых политических партий, и развитой психологии жить по демократическим принципам страна не могла бы прийти в равновесное состояние. Этот кризис в России мог разрешиться только установление военной или полувоенной диктатуры, подобной диктатурам Южной Америки. Тогда мобилизуя массы жесткими методами можно было бы вывести экономику из кризиса. Но диктатура неизбежно обратилась бы к геополитическим амбициям, это привело бы к гонке вооружений и втягиванию России во вторую мировую войну. На чьей стороне? Этот вопрос не разрешимый. В любом случае в экономике наблюдались бы тенденции к ее дальнейшей монополизации подобно той, что в скрытой форме имело место в фашистской Германии.

      Рассмотрим в чем объективная причина такой тенденции на монополизацию с точки зрения эволюции экономических систем. Здесь придется вновь обраться к некоторым понятиям из физики. Экономика представляет собой связанную многоуровневую и многоэлементную открытую систему. Эта система активно обменивается ресурсами, энергией и готовой продукцией с окружающей средой. Кроме того, отдельные элементы сами по себе есть открытые системы, между которыми существует взаимодействие и обмен информацией. Для экономических систем имеют смысл все основные выводы неравновесной термодинамики и теории информации. Экономика это та сфера в общественной деятельности, которая в наибольшей степени является материальной средой. Поэтому законы движения материи есть в решающей степени законы движения и развития экономики. Поскольку законы движения материи первичны, то в стратегическом плане, несмотря на потуги политиков и иные субъективные причины экономика будет развиваться согласно законам движения материи. Этот вывод вполне соответствует теории марксизма, хотя самими он марксистами просто игнорировался, о чем уже говорилось выше.
      Для экономики как сложной системы подчиняющейся законам физики неравновесных систем, имеет смысл понятие ценной информации. Ценная информация в экономике означает, что можно имея ценную информацию достигнуть желаемого результата с минимальными потерями. В начале ХХ века такой ценной информацией, которая определяла работу экономических систем, была установка на все большую монополизацию, которая обеспечивала высокую рентабельность производства и соответственно минимальные потери.
      Здесь надо отметить, что ценная информация возникает во взаимодействующих системах находящихся в неравновесном состоянии как следствие запоминания системой оптимального выбора. Оптимизация выбора есть результат действия естественного отбора, подобного естественному отбору в биологическом мире. Циркуляция ценной информации проводит к тому, что подразделения экономической системы начинают следовать указаниям этой информации, в результате чего получают экономическую выгоду. Здесь нет намека на идеализм потому, что информация есть специфическая физическая величина, которая возникает во взаимодействующих системах и потому есть понятие объективное. Всеобщая установка экономики на монополизацию была открыта Лениным.
      Противостоять тенденции к монополизации могло: 1. Наличие более сильного фактора материального происхождения; 2. Наличие ценной информации, которая смещает тенденцию от монополизации к демонополизации.
      В начале ХХ века, каких-либо факторов материального свойства противостоящие монополизации не было или они были слабы. Таким фактором могла быть экономическая не выгодность дальнейшего укрупнения предприятий или рентабельность альтернативного среднего и малого бизнеса. Ценной информацией противостоящей монополизации мог быть экономический опыт, что и произошло после кризиса в 30-годах или демократические отношения в обществе, которые по своей сути антимонопольные. Таким образом, обе эти тенденции привели в 30 годах к торможению дальнейшей монополизации в странах Запада. Позднее уже после войны появились и экономические факторы.
      Следовательно, в начале ХХ века экономическое развитие промышленных стран переживало этап внутреннего структурного укрупнения, что позволяло при минимальных затратах достигать эффективности. Другой ценной информацией сулящей больший эффект мог быть переход на плановое хозяйствование, что также являлось следствием развития все более крупного производства. Однако эффективность планового хозяйствования была ограничена масштабами отдельно взятого экономического подразделения. За пределами отдельных предприятий существовал стихийный рынок. То, что было эффективно в масштабах отдела, завода не обязательно должно бы быть эффективным в масштабах целой отрасли, не говоря о целой стране. Это было бы понятно при наличии теории самоуправляющихся систем, но в начале ХХ века это было не очевидно. Наоборот, с планированием связывалось возможность правильного и оптимального управления и справедливого распределения дохода в масштабах всей экономике. Как показал ход истории, это была иллюзия.
      Система хозяйствования в масштабах отрасли или страны должна быть неравновесной системой состоящей из конкурирующих подразделений, что также есть следствие выводов о поведении систем находящихся в не равновесии. Только тогда можно обеспечить максимальную эффективность и, следовательно, экономический прогресс. Еще никто не отменил естественный отбор в материальном мире, а это и есть требование наличия конкуренции и неравноправия в ансамбле взаимодействующих элементов.
      Таким образом, общемировая тенденция развития экономики начала ХХ века толкала все промышленные страны к наиболее полной монополизации. Следовательно, создание общенародного государства с плановой экономикой не есть замысел большевиков. Просто большевики были наиболее последовательными в реализации общемировых тенденций экономического развития. Кроме того, в России были другие факторы, которые этому способствовали. Это бедность, неграмотность, "патриархальный" коллективизм, рабская психология, отсутствие демократических институтов и другие факторы, о чем уже говорилось выше.
      Политические интересы большевиков лежали именно в русле этих экономических тенденций. Так что на лицо совпадение целого ряда факторов, которые и определили судьбу России на ближайшие десятилетия. Это совпадение способствовало тому, что небольшая и находившаяся на полулегальном положении партия смогла подчинить своей воле 160 миллионную страну на одной шестой части земного шара. Ленин это прекрасно понимал, не даром он детально изучил тенденции развития капитализма в начале ХХ века и выбрал совершенно правильный путь. Как уже отмечалось выше, у России не было выбора, либо диктатура партии большевиков, либо полувоенная диктатура типа гитлеризма, франкизма, в лучшем случае польский вариант Пилсудского. Конечно при наличии подходящего лидера с твердой рукой и политической силы, которая стола бы за этим лидером. Если таковой лидер не нашелся бы, то на территории Российской империи еще тогда к началу 20-х годов образовалось бы несколько независимых государств.
      Наличие указанных выше тенденций экономического развития привели к власти фашизм в странах Западной Европы. Кроме того, наличие острой конкуренции между почти супермонополиями отдельных стран вели мир к глобальной войне. Зловредность империалистов здесь не причем. Повторяю, все это следует из тенденции которые проявились в начале ХХ века. Принципы эволюции общества первичны, а зловредность вторична.
      После Второй мировой войны тенденции в развитии промышленно развитых стран начали меняться. Победу одержали демократические силы Запада. Тоталитарные режимы в развитых странах кроме СССР были разбиты. В первую очередь в США масштабы развития экономики, привели к смягчению поляризации между богатыми и бедными, что создало средний класс, и развило внутренний рынок. В этих условиях для мелкого и среднего бизнеса открылась экологическая ниша, что создало экономический противовес монополизации. Государства усовершенствовали методы экономического регулирования. Ввели элементы планирования, национализировали ряд ключевых отраслей, установили антимонопольные законы.
      Теперь ценной информацией регулирующей экономические отношения уже не являлась тенденция к безграничной монополизации экономики. Наоборот выгодно стало иметь средний бизнес, очень легко переориентируемый на мгновенные требования рынка. Теперь не производитель, а потребитель диктуют свою волю производителю, вынуждая его совершенствовать качество товаров и услуг. Теперь потребитель, из среднего класса имея деньги, заказывает "музыку". В промышленно развитых странах время нищего рабочего класса желавшего работать за гроши ушло в прошлое. На Земле еще осталось много бедных стран, но в экономическом развитии они ничего не определяют и переход их к более зажиточной жизни это дело времени. Крупные монополии остались только в затратных, энергоемких и наукоемких отраслях, где необходима концентрация больших ресурсов, а также в естественных монополиях.








      Уже говорилось, что с точки зрения создания и обращения капитала все исторические экономически системы можно назвать капиталистическими, но, следуя традиции, в начале рассмотрим стадии развития классического капитализма. Можно приблизительно разделить экономическую историю капитализма на ряд этапов. Эти этапы в разных странах занимали определенные отрезки исторического развития, которые перекрывались во времени, а в некоторых странах отдельные этапы были выражены неявно. Например, супермонопольного состояния не было в США даже во время войны. Перечислим эти этапы.
      1. Первоначальное накопление капитала - XV, начало XIX века.
      2. "Дикий" капитализм - середина XIX, конец XIX века.
      3. Ранний монополистический капитализм - конец XIX, начало XX века.
      4. Государственно-монополистический капитализм - начало XX века.
      5. Супермонополистический капитализм - начало XX века, вторая половина XX века.
      6. Стадия развитой рыночной экономики - середина XX века.
      7. Стадия глобализации экономики конец - XX века.

      Россия вступила в стадию раннего монополистического капитала примерно в 80-е годы XIX века и в первые десятилетия XX века перешла на стадию государственно-монополистического капитализма, которая с победой большевистской революции к концу 30-х годов перешла в стадию супермонополистического капитализма, которая продолжалась до конца 80-х годов ХХ века. В то время как развитые капиталистические государства миновали эпоху монополии еще в 40-х годах с окончанием Второй мировой войны. В середине ХХ века они находились на стадии развитых рыночных отношений и с 90-х годов ХХ века вступили в стадию глобализации экономика. Россия и постсоветские республики только в 90-х годах начали переход к развитой рыночной экономике и фактически только сейчас в начале ХХI века в основном этот переход завершили. Очевидно, теперь не менее нескольких десятилетий потребуется странам бывшего социализма для некоторого выравнивания уровня развития со среднеразвитыми странами мира.
      Темпы перехода супермонополистической рыночной экономике к развитым рыночным отношениям сильно зависят от экономической структуры общества и адресных инвестиций, законодательной базы и ряда других факторов. В странах Восточной Европы это переход был облегчен тем, что там всегда оставались элементы частной собственности, имели место значительные инвестиции извне, были списаны многие долги (50 млрд., Польша) и имело место сильное информационное влияние с Запада.
      С середины ХХ века последним бастионом отживающей формации - формации государственно-монополистической системы хозяйствования остался Советский Союз и его сателлиты. Учитывая, что эту систему называли новой социалистической общественно-экономической формацией, мы её тоже так назовем, хотя из сказанного выше было ясно, что, по сути, это просто форма государственно-монополистического капитализма, в которой сочетались и капиталистические товарно-денежные отношения, где собственником было все государство при небольшой доли кооперативной собственности и социалистические общественные отношения. Учитывая, что это не более чем стадия развития капитализма крах искусственно созданной социальной системы был неизбежен. Потому, что за стадией супермонополистического капитализма следует стадия развитых рыночных отношений, которая включает в себя такие черты как разнообразие форм организации материального производства, либеральные отношения в экономики при многообразии форм собственности, демократические экономические отношения, сглаженность внутренних антагонизмов, наличие широкого среднего класса, разнообразные формы социальной защиты, гражданское общество.
      Физические причины такого перехода состоят в том, что на определенном этапе развития материального производства в системе экономических отношений формируется полезная информация, которая воздействуя на все институты общества смешает вектор общественного развития в сторону его большего соответствия экономическим отношениям. И никакая борьба классов здесь не причем. Просто таково веление времени. А классовая борьба это один из институтов социальных отношений она присутствует всегда и в эпоху кризисов она неизбежно обостряется. Например история России только за первую половину ХІХ заполнена восстаниями (декабристы, У. Кармелюк, польское восстание), бунтами (холерные, картофельные бунты), волнениями крестьян и рабочих мануфактур. Только большевики видели в этом канун социалистической революции. На самом деле отчаянное положение эксплуатируемых крестьян и рабочих, бессовестное поведение царских чиновников, прочая дурь на местах проводила к естественному выступлению масс за свои права [7]. Например, бездарное проведение карантинных мер во время эпидемии холеры в Севастополе или в Петербурге.
      Уже одно то, что это были разрозненные выступления представителей совершенно разных слоев общества, с разными целями подрывает тезис о кассовой борьбе как главной движущей силе истории. Какие общие классовые устремления были у декабристов и лидеров польского восстания и как они соотносились с интересами простых людей? Это не простой вопрос, но классовая суть здесь прослеживается с трудом, а классового единства вообще нет.
      Массовые выступления происходили потому, что в царской России у народа просто не было других институтов для отстаивания своих прав. С отживающей общественной системой борются многие социальные слои общества и не только пролетарии. Кадеты тоже боролись против царизма, а не только эсеры или социал-демократы и выдвигали достаточно радикальные лозунги, граничащие с лозунгами социал-демократов. П. А. Столыпин начал реформы, которые подрывали устои абсолютной монархии. Но успех реформ сделал бы революцию в России сомнительным мероприятием. Неспроста многие думали, что заказчиком убийства Столыпина в равной степени могли быть и как левые революционеры, так и государь Николай ІI.
      Двигателем общественного прогресса, безусловно, является политическая борьба, которая может выступать в различных формах от глухого недовольства до вооруженного восстания. Одним из форм общественного прогресса являются реформы, проводимые как по инициативе правящей верхушки, так и по инициативе оппозиции или под непосредственным давлением низов, если у последних нет своей единой политической силы. Политическая борьба, как в форме организованной оппозиции, так и в форме разрозненной классовой борьбы или в форме реформ проводимых верхами это лишь двигатель общественного и социального прогресса. Никак это не относится к экономическому развитию, поскольку экономическое развитие первично по отношению к общественному устройству. Этого не хотели признавать большевики, так как это подорвало бы все затею со строительством особой общественно-экономической формации.
      Наивно думать, что власть имущие не обеспокоены текущим состоянием дел в экономике и социальной сфере, а думают только о том, как жировать за счет трудового народа, а все реформы будто бы народ выжимал из своих поработителей. Именно такой вульгарной форме нам представляли политику царского режима. Правящий режим не меньше всех остальных, а даже больше заинтересован в эффективном функционировании экономики, как основе собственного благополучия.
      Как отмечалось в послании ІІI Охранного отделения при НиколаеІ: "Год от года распространяется и усиливается между помещичьими крестьянами мысль о вольности". Что такое "мысль о вольности" это и есть та ценная информация, которая будоражила общественное мнение не только крестьян, а и все остальные слои общества. Власть имущие это тоже не однородная масса даже в условиях абсолютизма самодержавия, отсюда внутренняя борьба и непоследовательные попытки решить частные проблемы при сохранении устоев. Например за период царствования Николая І имели место следующие попытки реформ: реформа П. Д. Киселева по "благоустройству" государственной деревни (1834 г.), указ об "обязанных крестьянах" (1842 г.), комплекс указов об отношении работника и промышленника середины ХІХ века. И это все при самом реакционном режиме Николая - палкина. Наконец уже при Александре ІІ реформа 1861 года. Я намеренно взял историческую эпоху, предшествующую эпохе активной борьбы народовольцев и других революционеров с самодержавием, когда вектор общественного мнения еще не находился под воздействием активной революционной пропаганды, что позволяет его выделить в чистом виде.
      Что же является двигателем экономического развития, если не сфера общественных отношений? Двигателем экономического развития является полезная информация, извлекаемая в процессе материального производства. Общество является только носителем и средством для материализации этой информации на следующем этапе материального производства.
      Это можно пояснить на следующем примере. Изучение простых механизмов и машин (водяных насосов, ветряных мельниц, часовых и термических устройств), а также опыт их эксплуатации подготовил разработку парового двигателя. Чертежи парового двигателя и работающий в металле прототип это и есть ценная информация, которая поднимает экономическое развитие на качественно новый уровень, и никаких общественных отношений здесь еще нет. Они только с отставанием следуют тенденции экономического развития и как только обществу потребовались рабочие для обслуживания паровых двигателей, вот тогда и началось брожение в умах, появились желающие работать на новых машинах, появились инженеры, совершенствующие эти машины. Вскоре на основе паровых машин построили паровозы и железную дорогу, а следом появилась целая социальная группа - работники железной дороги. Со временем формируется целая прослойка рабочих обслуживающих сложные механизмы. У которых свои вполне законные требования, не обязательно совпадающие с требованиями рабочих других отраслей. Только когда новые технические достижения прочно входят в жизнь, тогда на сцену выходят общественные отношения. Это конечно сильно упрощенная схема, но она показывает связь общественного и экономического в истории.


[7] История СССР. / Епифанов П. П. и др. М.: "Просвещение". - 1974. - 576 с.







      Историкам социалистической эпохи следовало понять, что в экономику нельзя однозначно разделить социалистическую и капиталистическую. Тогда как в советских вузах отдельно изучали политэкономию капитализма и политэкономию социализма. На уровне политической, общественной и исторической еще можно рассуждать, здесь мы имеем дело с социализмом, а здесь чистый капитализм (см. табл. 1 и 2). Но в любом случае в основе социалистической экономики лежит движение капитала. Основой производства является средства производства, а основной производительной силой - наемная рабочая сила и там и тут есть движение капитала, используются деньги в качестве всеобщего эквивалента. Хотя собственником является государство, но сама по себе советская экономическая система состояла из множества квази свободных собственником поскольку была структурирована на множество уровней. Министерства, главки, отдельные предприятия, колхозы, совхозы, бюджетные организации. Все имели свой счет в банке, продавали или покупали, получали прибыль, все имело свою цену, и везде определялась рентабельность, делались начисления, выплачивалась заплата, отчислялись налоги, хоть и не всегда налично, а чаще безналично, но по стране гуляли реальные деньги, которые заставляли перетекать материальные потоки и созидаться новым свершениям.
      Поэтому если не учитывать социальную структуру общества различие между социализмом и капитализмом лежит в области чистой идеологии. Еще меньше это различие, если взять не всю экономику капиталистического государства в целом, а отдельную монополию и сравнить её с социалистической экономикой. Фактически созданная к концу 30 годов экономическая система социализма была не чем иным как монополией охватывающей почти всю экономику советского государства. Тотальная монополизация началась с декретов о национализации крупной промышленности, банков и части земель сразу после победы большевиков, а закончилась коллективизацией начале 30-х годов.
      Сама идея создания общенародной собственности химерна. Что значит общенародная собственность? Это когда собственником является государство? Это только лишь означает, что государство, через посредничество своего чиновничьего аппарата управляет экономикой. В частной фирме имеет место то же самое. Монополией управляет если не единолично капиталист, так совет директоров или совет акционеров, а реальное управление в руках целой армии менеджеров, подобно тем же советским чиновникам или партаппаратчикам.
      Нет принципиальной разницы, кто управляет - Политбюро или совет акционеров. Политбюро ведь избиралось на псевдодемократических основах. Демократический централизм это не более чем ширма. "Демократически" можно было избрать только секретаря партячейки из одной или нескольких равноценных кандидатур, которые негласно рекомендовала партийная элита и проверили "органы" на благонадежность. Ссылки на диктатуру пролетариата и возрастание классовой борьбы всего лишь демагогия необходимая для того, что бы прикрыть бессовестный обман. Никакой диктатуры пролетариата в Советской России не было. Так называлась власть установленная большевиками в результате военного переворота. Никакой реальной власти у народа тоже никогда не было. Многоступенчатые партийные выборы с единственным заранее согласованным кандидатом гарантировали правящей элите сохранение власти. Точно также, хотя и на прямых выборах советские люди избирали другие органы власти. Как их называли: выборы без выбора. Всегда в бюллетени был один кандидат, выдвинутый на местной партячейке, формально подержанный коллективом трудящихся, которых собрали в обеденный перерыв, ткнули носом и сказали - поддерживайте, а они то зачастую в первый раз слышали о таком кандидате и обязательно утвержденный в обкоме и КГБ.
      Демократический централизм это то же эклектическое сочетание принципиально разных понятий. Демократия это власть народа, при которой народ это и источник власти избирающая власть и последняя инстанция, контролирующая власть. Наличие централизма власти означает, структурированность и иерархию власти, когда вышестоящие структуры отчитываются перед нижестоящими, но наличие несколько уровней, между которыми отсутствует сквозная отчетность, отрывают власть от народа. Демократический централизм чем-то напоминает феодальную лестницу по английскому типу "вассал моего вассала мой вассал", при которой все вассалы подотчетны по вертикали снизу верх, а в обратном направлении сверху вниз подотчетны только предыдущей ступени, которая избирает вышестоящий уровень. Фактически это способ закрепить в стране единовластие партийной верхушки и лишить народ или партийные низы реальной власти.
      Таким образом, в итоге создания советско-партийной системы власти основанной на демократическом централизме в Советском Союзе установилась власть партийной бюрократии. Любой кандидат из низов проходил сито отбора, постепенно поднимаясь по ступеням этой лестницы, при этом его старшие товарищи тщательно проверяли и контролировали кандидата по своим корпоративным критериям. Так во власти оказывались только избранные. Люди с одной стороны хорошие менеджеры, а с другой верные определенным идейным принципам и верные корпоративной системе, которая их выбрала и подняла наверх. Естественно они не были в полной мере слугами народа, зато были слугами партийной верхушки.
      Не удивительно, что в таких условиях единственным способом смены власти была или естественная смертность или заговор (дворцовый переворот). В части строительства новых общественных отношений Советское общество шагнуло даже ближе чем царская монархия. Там тоже был единоличный правитель, могучий аппарат чиновников и элементы самоуправления на местах (земство) и даже парламент (Дума). Хотя, извините, выборы в Думу были многопартийными и свободными, что бы там не говорили нам советские историки.
      Конечно, нельзя непосредственно сравнивать социалистические общественные отношения и феодальные. И в области социальной защищенности народа советская система вообще наверно не имеет аналогов в мире. Другое дело, что эта социальная защищенность не была мало наполнена реальным благосостоянием народа. Десятилетиями миллионы советских людей едва сводили концы с концами, выживая на скромную заплату получаемую от общенародного государства. Так называемые общественные фонды потребления, бесплатная медицина и образование были частью антуража советской системы. В реальной жизни ничего бесплатного не бывает. И в СССР были платными и медицина, и образование и отдых по льготным путевкам и жилье. Все оплачивалось за счет той самой прибавочной стоимости, что получало советское государство, эксплуатируя советский народ.
      Несмотря на некоторые особенности, по отдельным формальным признакам можно проводить параллели между советской системой общественных отношений и системой отношений в феодальной монархии. А собственно почему должно быть иначе? Что изменилось с приходом к власти большевиков? Разве люди стали другие? Изменился менталитет? Изменился экономический базис? Нет конечно, что-то изменилось, ведь общество не стоит на месте. Несколько миллионов в основном молодых людей стали под знамена большевиков и дружно принялись строить новый мир, изничтожать все пережитки, сносить церкви, распространять культуру и грамотность. В части борьбы с религиозным мракобесием, безграмотностью, безкультурием эта деятельность безусловна была положительной. Но в целом система общественных стереотипов очень инерционна. Напомню, что выше писалось о свойствах локальной цивилизации. Перефразирую и напишу так - локальная цивилизация не приемлет какое-либо навязывание извне. А ведь то, что вносили в жизнь людей строители нового общества, как раз и воспринималось большинством населения как нечто навязываемое извне. Отсюда и скрытое сопротивление. То, что Сталин назвал нарастанием классовой борьбы по мере продвижения к социализму. Вожди хорошо понимали, с чем они столкнулись, пытаясь решить свои взятые с потолка задачи. И пусть сопротивление было пассивным. Многие люди, стремясь избежать репрессий, принимали правила игры. Говорили на собрания правильные речи, дружно вставали в ряды строителей нового строя. Но вожди понимали, что где-то там внутри многие не приемлют новых общественных отношений. Отсюда установка на воспитание нового поколения преданных строителей коммунизма. И на решение этой задач были брошены огромные усилия. Детско-юношеско-молодежные коммунистические организации, партийные профсоюзы, партийные общественные организации, чтобы ни один человек не остался не охваченный воспитательным процессом.
      Подобные примеры, когда реформы не воспринимались народом сразу, знает русская история. С каким скрипом и насилием внедрялись в жизнь реформы петровской эпохи. Поэтому никак иначе не могли большевики построить новое общество, кроме как свернув народ в "бараний рог". Да и то успехи были относительные.
      Возможность сочетать диктатуру пролетариата с демократией с властью народа это все мифы советского периода. Пожалуй, единственным элементом демократии была возможность у члена партии или отдельного человека выступить с критикой своего непосредственного начальника на собрании или написать письмо в Политбюро с жалобой. Часто по этим письма приезжали комиссии. Власть тоже была заинтересована реагировать на перегибы на местах, замечу, для укрепления собственной власти, а не для развития демократии.
      В СССР к началу 30-х годов установился квазимонархический, полуфеодальный общественный строй в котором главенствовал бесконтрольность и неподсудность правящей элиты, и отсутствовала демократия и свобода выражения своих мыслей, и полная экономическая зависимость любого трудящегося от общенародного государства. Чем, по сути, отличается система вассальной зависимости феодалов от партийной дисциплины коммунистов? Идейной сознательностью разве что. А чем отличалась зависимость колхозника от зависимости крестьянина в феодальную эпоху. Точно также он гул спину на нового "барина", а получал за это мерку зерна, которая позволяла только не умереть с голоду. При этом крестьянин фактически был привязан к земле того колхоза, где он работал. За нарушение паспортного режима следовало строгое наказание вплоть до заключения, а паспорта у крестьянина то и не было. Несколько свободнее чувствовал себя рабочий он же и гегемон.
      Фактически Российская империя из конституционной монархии и капитализма с пережитками феодализма через революцию и гражданскую войну после короткого десятилетия НЭПа перешла в еще общественный строй, который по критерию свобод и системы управления мало, чем отличался от монархии времен феодализма. Конечно, по определению советский строй не был феодальным, но по степени абсолютизма власти и бесправия народа он может быть поставлен в один ряд с абсолютными монархиями средневековья. Такая ситуация в системе общественных отношений сохранялась два десятилетия: от коллективизации и голодомора до смерти Сталина.
      Потребовалась победа в большой войне, смерь вождя всех народов, когда в стране смогли прорости ростки плюрализма и относительной свободы. Уже с середины 50-х годов ХХ века происходил постепенный дрейф советской системы в сторону больших человеческих свобод. Например, крестьяне получили паспорта, что ослабило их закрепощенность в колхозах, был ликвидирован такой рудимент рабства как Гулаг.
      Как только ослаб маховик репрессий, так сразу все начало потихоньку вылезать альтернатива советской системе, которая принимала разнообразные формы. Стиляги, андеграунд, хиппи, самиздат, диссиденты, отказники, даже просто анекдоты про советскую власть и вождей. Вступление в общества в период развитого социализма характеризовалась "оттепелью" 60-х и прекращением репрессий, тотальной слежки и стукачества, ослабла и цензура. В области литературы и искусства стали допускать элементы вольнодумия. В обществе, на страницах некоторых изданий часто возникали дискуссии по достаточно злободневным вопросам. Например, общественность подняла вопрос о сохранении чистоты вод Байкала, которые в не меру ретивые хозяйственники уже чуть было, не использовали для производственных нужд, как сливную яму.
      В экономике появились ростки не социалистических отношений такие как "шабашники", студенческие стройотряды, подпольные мелкотоварные производства, мелкая спекуляция, перепродажа контрабанды. Конечно, с этим велась непримиримая борьба. Но некоторые советские чиновники, получив выгоду с того рода деятельности, прикрывали газа. В результате стала бурно расцветать коррупция, которая быстро приникла в высшие эшелоны власти. С другой стороны, стремясь хоть как-то интенсифицировать заскорузлое хозяйство, власти допустили экономические эксперименты, такие как бригадный подряд, хозрасчет.
      Все дело в том, что капитализм как система хозяйствования, как его не назови, развитым социализмом остается капитализмом. Товар - деньги - товар-... Это закон требует рентабельности, а обеспечить эффективность гигантской и не поворотливой машины не возможно. Поэтому наряду с супермонополией капитализм требует мелкого производителя, который, находясь в иных условиях обеспечить большую эффективность на своем локальном экономическом участке. Вот и пытались выделить из общей схемы фрагменты, которым давали большую самостоятельность. Так возникли бригадные подряды и хозрасчет в масштабах отдельных предприятий. Дело доходило до экономических экспериментов в масштабах целых регионов. Но боязнь выпустить вожжи из рук и давление консервативной партийной среды не позволяли этим начинаниям набрать обороты. Даже элементарное новшество внедрялось только после нескольких лет упорной борьбы.
      Здесь можно упомянуть о консерватизме мышления части советской партноменклатуры. Выше я писал, что советская система требовала воспитания нового человека. Несколько десятилетий упорного труда на этом направлении принесли свои плоды. В стране появилась значительная прослойка людей, которые искренне верили в торжество социалистических идей. Именно верили, верили как в новую религию. Любая вера не приемлет коррекции, отсюда и широкое распространение консервативных взглядов. В любом начинании многие усматривали сползание к буржуазному образу жизни, уступку Западу. Такой фон общественного мнения и в партийном руководстве не способствовал каким-либо радикальным реформам.
      Но, тем не менее, слабые предпосылки к демократизации советского общества и реформе экономического строя все же постепенно проявлялись. В условиях догматического принципа руководства, где никто несмел или не хотел "поступиться принципами", живучего страха перед возвратом к репрессиям, постоянной идейной промывки мозгов, изоляции от всего мира, какого либо прогресса в области развития общественных отношение ожидать не приходилось. Здесь можно было ожидать только слома всего общественного устройства, что и произошло по историческим меркам практически мгновенно в 1991 г.
      В экономике Советского Союза прибавочной стоимостью, созданной трудом всего народа распоряжалась кучка политиканов, которые благодаря своей беспринципности, наглости т. п. оказались у руля страны. Распоряжались они этой прибавочной стоимость далеко не всегда в интересах простых рабочих. Спору нет, строились и бесплатное жилье и детские сады и школы, поликлиники, стадионы всего и не перечислишь. И этого не отнимешь у советской власти. Но строительство всех этих социальных учреждений есть не более чем объективная потребность экономической жизни. Если работника не лечить и если не содержать его детей в детских учреждениях, то он не сможет в полной мере обеспечить высокую производительность труда. Советская власть не только строила жилье, но и опережающими темпами стоила детские сады, ясли и школы, в школах всегда имелись группы продленного дня, именно для того чтобы люди могли в полной мере отдаваться работе на общенародное государство.
      Когда я родился, моя мама могла только 3 месяца сидеть с ребенком. Потом должна была отдать меня в ясли, а сама выходить на работу. В яслях дети питались искусственным, а не материнским молоком, часто болели. Вот такая была забота о матери ребенке в стране победившего социализма.
      Еще пример скрытого рабства в СССР - система прописки. Человек был привязан к месту жительства, и официально изменить его мог далеко не всегда. Зачастую даже переезд в пределах одного города, но в разные районы оборачивался бюрократической волокитой и зачастую проблему приходилось решать по блату или через взятку.
      Хронический кризис сельского хозяйства толкал тысячи молодых людей в города. Но прописаться в городе было не просто, тогда как предприятиям остро не хватало рабочих рук на не престижные работы. Из этой проблемы возникла советская форма рабства так называемая "лимита". "Лимитчики" за временную прописку и место в общежитии по многу лет пахал на самых неквалифицированных и низкооплачиваемых работах в надежде получить постоянную прописку и собственное жилье. Так "лимитчик" за право жить в городе был прикован к той профессии, которую ему дали по разнарядке.
      Но даже самые необходимые социальные программы в СССР зачастую выполнялись по остаточному принципу. Если бы в СССР было бы построено общенародное государства для народа, разве была бы нищета всего народа не изживаемым спутником социализма?
      Кстати так было во всех практически исторических примерах строительства социализма. Некоторые страны социализма, такие как ГДР не в счет он жили за счет помощи "большого брата", или иные, мы работали в том числе, и на то, что бы немцы в ГДР жили почти также хорошо как недобитые фашисты, что окапались в ФРГ.
      Полную не способность социалистического строя обеспечить эффективное управление экономикой иначе как через тотальную репрессивную систему управления демонстрируют нам попытки такого строительства в Северной Корее и еще недавно в Никарагуа.
      Здесь интересно сравнить распределение доходов населения в СССР накануне реформ с теми, что имеет место в Японии и в современной России. Советское общество распадалось на две категории граждан по уровню их доходов. Большая часть имела очень низкий доход, 100 руб. и меньше. Однако существовала и относительно небольшая часть высокооплачиваемых работников или людей, которые могли использовать свое служебное положение для получения большего дохода. Это партноменклатура, профессура, военные, особо одаренные работники культуры и некоторые категории рабочих, работники Крайнего Севера. В такой поляризации нет ничего такого, что противоречило принципам социализма. Здесь проблема в другом. Дело в существовании провала между этими категориями. Просто это означает, что в СССР не было так называемого среднего класса. Спустя 10 лет после перехода к свободным рыночным отношениям этот провал уменьшился, а в Японии он вообще давно отсутствует.
      При социализме само общественное устройство было ориентированно на максимальную эксплуатацию трудящихся, что вполне соответствует "звериным" традициям капитализма, не имеющего общественных регуляторов. Наличие привилегированного островка в уровне оплаты было тем стимулом, без которого нельзя было обойтись. Иначе ведь совсем некуда было бы стремиться. Неудивительно, что в советских вузах всегда был огромный конкурс на особо престижные профессии: историков, торговых работников и т. д. Из историков вырастала номенклатура, а торговые работники распределяли дефицит.
      В процессе перехода от социалистического к нормальному капиталистическому распределению богатства наличие такой привилегированной категории стало источником для появления богачей. У них и денег было больше, чем у тех, кто жил от зарплаты до зарплаты и они занимали ключевые позиции в экономике, а, следовательно, владели особо ценной информацией. Многие из них свой шанс не упустили, особенно это касается молодой коммунистической поросли так называемых комсомолийцев - комсомольских деятелей. Они в нужное время были в нужном месте, имели много энергии и молодого напора, чтобы взять то, что само плыло им в руки. Другим источником обогащения стал криминал.
      В то время как народ в СССР стоял в очередях за колбасой, общенародное государство в первую очередь решало геополитические задачи необходимость решения, которых, а во многих случаях не вызывалась необходимостью и сама постановка таких задач была сомнительной. На эти цели тратились миллиарды из прибавочной стоимости созданной трудом советского народа. Чего стоила поддержка коммунистических движений в разных странах мира? Многие так называемые прогрессивные лидеры развивающихся стран просто записывались в коммунисты, чтобы сосать деньги советского народа, а потом спокойно предавали своих кормильцев, как, например президент Египта Насер.
      Столь же безответственно тратились деньги и внутри страны. Когда надо было достать деньги, ехали "толкачи" в Москву обивали пороги министерств и "выбивали" средства. В основе была не рентабельность и экономическая необходимость, а часто амбициозные устремления местных руководителей. В результате движение денег не подчинялась законам экономики, а это не могло продолжаться бесконечно.
      Не эффективное расходование средств, помимо всех прочих проблем социализма, не давало возможности решать многие социальные проблемы населения. Советский Союз не мог досыта накормить свой народ, а тысячи тонн пшеницы вывозились в Африку, где эту пшеницу никто и не ест толком. Вдуматься только в эту глупость, купить зерно у капиталистов, не дать своему народу и выбросить в Эфиопию, только потому, что местный князек объявил себя приверженцем коммунизма и противником империалистов. Интернационализм, солидарность и помощь голодающим здесь не причем, главный мотив такой политики руководства СССР лежал в плоскости геополитической борьбы между сверхдержавами.
      Единственно в чем Советский Союз преуспел так это в гонке вооружений. На решение задачи достичь стратегического превосходства над США были брошены все ресурсы страны, весь цвет науки и производства. Да в Советском Союзе уделялось особое внимание развитию науки, образованию, военно-патриотическому воспитанию потому, что это те рычаги, без которого невозможно поднять военный потенциал.
      Об этом можно говорить долго, но вывод здесь один. Достигнув больших успехов в отдельных отраслях производства, науки и технологии в целом народное хозяйство СССР отставало от развитых стран Запада, и никаким административными ухищрениями преодолеть это было невозможно. Для пояснения причин этого я попробую посмотреть на эту ситуацию через призму физики неравновесных систем.
      Выше отмечено, что причины победы социализма в отдельных странах лежат в плоскости общемирового процесса экономического развития. Причины краха социализма впрочем, также есть следствие же того самого процесса.







      Теперь можно закончить изложение причин, по которым у советской системы хозяйствования не было будущего. Отвечу на вопрос, что такое общенародное хозяйство? Это концентрация собственности на средства производства, финансы, землю, ресурсы недр, производственные и жилые здания, дороги и все остальное в руках одного собственника - государства. Государство осуществляло управление абсолютно всем. Планировались все работы от строительства гидроэлектростанции до числа постриженных в данной парикмахерской. Распределялись все ресурсы и фонды.
      При этом работники, выполняющие все эти работы, получали практически единую зарплату. Уборщица - 70 р. инженер - 105 - 180 р., рабочий - 200-300 р., профессор - 400 р. Средняя зарплата в 1980 г. составляла 169 руб., а в 1985 г. - 190 руб. При этом из-за постоянной скрытой инфляции доходы населения не росли, а падали. Уравниловка в оплате труда не давала стимула к профессиональному росту. Магазины не радовали разнообразием и качеством товаров. Все престижное или приходилось покупать втридорога у спекулянтов. Зачастую многие нужные в хозяйстве товары, скажем стройматериалы для ремонта, покупались только по блату, со склада или через заднюю дверь магазина. Все это порождало социальный пофигизм, алкоголизм, низкую производительность труда и ответственность на производстве. Обычная картина того времени, когда в 11 часов отрывался винно-водочный отдел, а работяги с близко расположенных предприятий и строек уже создали очередь, спеша опохмелиться в разгар рабочего дня. Хотя так было не везде. Во многих регионах России и водка была дефицитом.
      Народное хозяйство в СССР создавалось как целостный единый организмом. В начале думали, что это хорошо, так как плановое социалистическое хозяйствование гарантирует от экономических кризисов, уравнивает всех работающих и таким образом ликвидирует социальное неравенство, исключает эксплуатацию человека человеком. Почему же столь прогрессивный строй не выдержал испытания временем? Ответ лежит в плоскости физики неравновесных структур и в области психологии общественного сознания.
      Состояние в экономике которое сложилось в СССР в конце 30 годов и сохранилось с незначительными новациями до конца 80-х годов было искусственно приведено в состояние близкое к равновесному. Как уже отмечалось такое состояние близко подходит к состоянию термодинамической "тепловой смерти". В таком состоянии в принципе не может быть никакого развития. По крайней мере, если нет внутренней неравновесности, градиентов энергии, вещества, то нет и движения в такой системе. На самом деле советская экономика развивалась, но это происходило не благодаря действию объективных законов, а вопреки им.
      Одним из источников внутреннего стимула к развитию была командно-административная система. Попросту говоря, экономика развивалась не потому, что это было энергетически выгодно, а потому, что ей приказали развиваться. Путем перераспределения средств и фондов создавалась искусственная неравновесность, что и позволяла выжимать из экономики какое-то движение в перед. Другим источником развития были гигантские природные ресурсы. Практически Советский Союз мог ничего кроме кофе и какао не импортировать.
      И, наконец, самым главным источником неравновесности который и толкал экономику социализма в перед по пути прогресса была внешняя неравновесность по отношению ко всему миру. Эта неравновесность нашла свое выражение в виде милитаризации 30?-х годов, "холодной войны" 40?-х годов и выражалась в гонке вооружений. Практически гонка вооружений и была тем локомотивом, который и тянул на себе всю остальную экономику. Как только гонка вооружений начала ослабевать после известных соглашений по ограничению вооружений, прекращению испытаний, мерам доверия так начала давать сбои и советская экономика. Она и раньше не очень четко работала. Продовольственный кризис начала 60 годов, признание Ю. В. Андроповым факта инфляции в начале 80 годов. Это только отдельные примеры. Поэтому Горбачеву достаточно было совершить любую ошибку, и экономика начала катиться под откос. Этому способствовало и ослабление гонки вооружений, сокращение легкодоступных ресурсов, неблагоприятная конъюнктура мирового рынка сырья, падение трудовой дисциплины, как следствие ослабления репрессий со стороны государства и общего разочарования в идеалах.
      Последнее, а именно разочарование в идеалах было, пожалуй, последней каплей подточившей могучий и великий Советский Союз. Главной и стратегической ошибкой Горбачева было огульное введение гласности. Если раньше у людей еще теплилась какая-то надежда, что пусть сейчас плохо, но потом вот станет лучше, то после разоблачений сталинских извращений социализма и начала свободного обмена информацией со всем миром уже никаких надежд не осталось. После этого крах системы стал только лишь делом времени.
      Китайцы поступили умнее. Они начали с реформ в экономике, но вожжи командного управления не отпускали. И никакой гласности не допускали. Они пошли на серьезные проблемы со всем миром, когда расстреляли студентов на площади Таньаньминь. Однако теперь, когда стратегический успех в экономическом развитии был достигнут, уже никакая гласность, разоблачения, дезинформация или, правда, ни на что уже не повлияют.
      То, что произошло в СССР хороший пример того, как ценная информация круто меняет вектор развития целой страны. Что реально могло сделать руководство страны, когда открыло шлюзы свободного обмена информации, а в стране при этом было море не решенных проблем. Любое неосторожное движение властей, приведшее к конфликту, будь-то митинг в Тбилиси или пьяная выходка Ельцина сразу интерпретировалась не в их пользу. Здесь информация стала двигателем той общественной революции, которая и произошла в СССР.
      Некоторые ученые думают, что революции свершаются в годы солнечной активности. Так ли это? Поводом для революции является глубокий социально экономический кризис. В умах бродит ценная информация о том, что власть плохая, что её надо менять. Эта информация может зреть в умах долго, но каждые 11 лет наступает пик солнечной активности, а солнечная активность только обостряет эмоции отдельных индивидуумов, которые больше всех дерут глотку, они социально активны, они говорят то, что хочет услышать общество, а общество уже готово воспринять перемены и готово идти, куда бы его не позвали.
      Однако ничего этого не происходило бы, пока не созрели экономические предпосылки, а они уже давно, с начала 30 годов вызревали в недрах советской системы. Поражение в войне с западной экономикой было заложено с самого начала. Это следствие принципиального игнорирования объективных законов природы практиками марксизма. Но пока были ресурсы и пока власти контролировали умы людей, такая экономика и общественная система могла существовать. Но когда открылись информационные шлюзы и в умы людей проникла простая мысль, что где-то совсем рядом люди живут лучше, даже при проклятых капиталистах, что общество, которые мы строили далеко не идеально, то возникло непреодолимое желание перемен.

            Перемен! - требуют наши сердца.
            Перемен! - требуют наши глаза.
            В нашем смехе и в наших слезах,
            И в пульсации вен:
            "Перемен!
            Мы ждем перемен!"

      Виктор Цой очень точно уловил, то чего хотели миллионы советских людей.
       Таким образом, можно говорить о том, что Запад так и не смог выиграть у СССР в гонке вооружений, но легко выиграл "холодную" войну в информационном пространстве. Ценная информация о том, что можно жить лучше, и для этого просто нужны перемены, завалила колоса на глиняных ногах. Люди не хотели жить по старому, а верхи не хотели управлять по старому. В такой ситуации и революция не понадобилась. Требовалось только отстранить от власти консерваторов, которые еще не прониклись духом перемен и все, на просторах бывшего СССР установился капитализм не только в экономике, а в системе общественных отношений.
      Выше я уже писал, что экономическая система СССР представляла из себя государственно-монополистический капитализм. Поэтому мгновенный переход от социализма к капитализму легко объясним. Точно также легко в свое время большевики, национализировав все ключевые отрасли экономики, объявили, что сделали широкий шаг в сторону социалистических преобразований. А на самом деле они просто на просто сделали шаг к тотальной капиталистической монополизации. Спустя 73 года достаточно было раздать в частные руки управление государственной собственностью, и у нас тут же воцарился обыкновенный капитализм. С точки зрения директора, который при социализме управлял предприятием в условиях хозрасчета особой разницы, то и не было. Ему надо было делать все то же самое. Только прибыль не отчислять полностью в госбюджет, а "класть себе в карман", как говорил Маркс. На самом деле он прибыть перераспределял по капиталистически. Так появились "красные директора".
      Еще раз повторюсь. Никакого иного экономического строя кроме капиталистического строя экономика не знала. Вся экономическая основа в СССР для легкого перехода к капитализму в виде управляемого обученным аппаратом менеджеров материального производства, базирующегося на товарно-денежных отношениях, была все время и при социализме. Оставалось только формально раздробить этого экономического колоса на более мелкие структурные подразделения и отдать их в конкретные руки собственников. Для обеспечения эффективной взаимной торговли были открыты постоянно действующие биржи, роль которых в условиях социализма выполняли периодические выставки достижений народного хозяйства. Кроме того, был введен в оборот безусловная новинка для социализма это рынок ценных бумаг. Попутно были открыты шлюзы для развития мелкого бизнеса, основанного на личной инициативе граждан. В области общественных отношений безусловным достижением было введение, пожалуй, только многопартийной системы. Свобода прессы возникла еще на этапе развития гласности. Как мы видим, потребовалось совсем немного, чтобы социализм вернуть на рельсы нормального экономического развития. И это произошло без кровавых революций. Серьезной проблемой стало наличие пережитков старой бюрократической системы, которая порождает коррупцию, игнорирует элементарные права человека.
      Еще один тезис социалистической пропаганды, а именно о том, что от феодализма можно сразу перейти в социализм тоже был, опровергнут ходом истории. В качестве такого примера нам приводили республики Средней Азии. В результате после 70 лет строительства там социализма некоторые из них практически мгновенно вернулись к фактически конституционной монархии. Просто общественные отношения, основанные на родоплеменных связях, так и остались в этих странах на уровне больше соответствующем если не феодализму, то очень к нему близкому состоянию общественного сознания. Хотя основы материального производства особенно в некоторых отраслях уже давно соответствуют развитому капитализму. Здесь нет противоречия. Нечто подобное происходит в бывших колониях, куда вывозятся производства из развитых стран Европы и Америки.
      В кратном разделе просто невозможно рассмотреть все аспекты столь сложного общественно-экономического явления как крах социализма в СССР. Детальный анализ оставим историкам, социологам, психологам. Нам важно было подчеркнуть, что крах социалистической системы был заложен в самой этой системе, а последней каплей, которая привела к этому была информационная революция, инспирированная гласностью.





      В человеческом обществе происходит постоянный обмен информацией. Эта информация порождается разными способами. Есть информация объективная, которая рождается в процессе общественного производства, есть информация праздная, которую порождают писатели для ублажения потребности людей в информации о жизни себе подобных, а есть целенаправленная информация создаваемая политическим силами. Ток вот целенаправленная информация это грозное оружие в борьбе за умы людей. Это то, что на современном языке называется PR (public relation), или просто пиар.
      Циркуляция информации формирует общественное мнение. Общественное мнение это некоторая сумма информации, которой отдает предпочтение та или иная часть социума. На самом деле в общем это не конкретная информация, а множество отдельных информационных файлов собранных в один пакет. "О сенокосе, о вине, о теще, и своей родне", как говорил поэт. Часть информационных файлов непосредственно связано с реалиями текущей жизни социума и поэтому вызывают наибольшую реакцию. Социологи из общего потока могут выделить тот или иной файл, сформулировав конкретный вопрос и статистически обработав результаты ответа.
      В целом общественное мнение это ценная информация, которая как мина замедленного действия может подвигнуть общество на серьезные поступки. Результаты выборов в демократических странах зависят от общественного мнения. Поэтому целенаправленное воздействие на информационное поле социума позволяет управлять общественным сознанием. Собственно в отношении отдельной личности это управление начинается с раннего детства и называется воспитанием.
      Приведем такой пример и русской истории, который иллюстрирует, как одна и та же информация может вызвать совершенно разную реакцию. Накануне революции в царской семье появился сибирский мужик Гришка Распутин. Независимо от того каковы были его реальные поступки общественное мнение уже, будучи негативно настроена против самодержавия, легко верила всем сплетням. Если бы подобный случай произошел в спокойные годы расцвета верноподданнических чувств, то наоборот Григорий Распутин, который мог лечить наследника престола, был бы если не национальным героем то, по крайней мере, очень популярной личностью.
      О том, как информация становится могучей движущей силой хорошо известно по случаям массового психоза. Другой пример - "золотая лихорадка" имевшая место дважды в истории США и в ряде других стран и замечательно описанная в произведениях Брет Гарта и Д. Лондона. Достаточно было пустить слух о том, что где-то в Калифорнии нашли золото, как тысячи людей бросали все и мчались за тысячи миль на западное побережье в надежде разбогатеть. В начале мы имеем информацию, которая возникла, после того как кто-то где-то нашел первый самородок. Эта информация в сознании людей сразу стала не просто ценной, а сверхценной. Причем сверхценной она стала по тому, что сулила быстрое и легкое обогащение, то есть достижением данным индивидуумом особо благоприятного состояния по отношению к окружающим. Это и явилось тем спусковым механизмом, который запустил процесс. Люди охваченные "лихорадкой" наспех за бесценок продавали все и, не смотря на предстоящие трудности и лишения, мчались на Запад. В течение всего этого времени вращающаяся в сознании информация, стимулировала людей на героическое преодоление трудностей. Даже достигнув цели своего путешествия и обнаружив, что золота мало и разбогатеть, видимо не удастся, люди продолжали верить и упрямо не сдавались. Здесь проявляется еще один феномен личного и общественного мышления, когда ценность информации поддерживается изнутри. Это мы называем последней надеждой.
      В результате материального производства, когда было найдено нечто представляющее особую ценность, была рождена информация, которая в свою очередь стала сама ценностью, также как ранее созданная материальным трудом ценная информация - стоимость стала ценной информацией. Но люди научились фиксировать ценную информацию - стоимость в виде материального носителя, называемого деньгами. Это было необходимо для фиксации единого для всех эквивалента. В случае когда этого не требуется, информация не получает своего овеществления, но от этого её социальные функции не изменяются и она также является двигателем нового процесса материального производства. Даже если это бесполезное перекапывание калифорнийских холмов.
      Однако зачастую нечестные политики хотят сместить общественное мнение в нужную им сторону и тогда они на деньги не скупятся, организуя предвыборные шоу и покупая голоса избирателей. Причем противники стараются не продешевить и не жалеют деньги, рассчитывая потом придя к власти окупить затраты. Тут информация становиться товаром, который навязывают обществу и как товар на рынке она получает свою стоимость.







      Одним из недостатков теории и практики марксизма является не достаточный учет психологии человека, как индивидуума, так и сообщества людей. Если на уровне текущего планирования и политики психология, безусловно, учитывалась, то в теории она практически полностью исключена. Это объясняется тремя обстоятельствами. На момент написания теории марксизма психология как наука еще находилась в зачаточном состоянии, например, работы Фрейда появились только в начале ХХ века. Во-вторых, область психологического с точки зрения примитивного материализма была где-то на грани идеального и, следовательно, не должна была учитываться в последовательной материалистической теории. В-третьих, учет психологии человека как главной производительной силы мог привести к выводам, которые плохо укладывались в теорию марксизма. Возможно о последнем классики марксизма только догадывались.
      Коммунизм в том виде как его видели классики, восходит к идеальному строю, описанному еще Т. Кампанеллой в романе "Город солнца". Предполагалось, что этот строй будет основан на социальной справедливости, когда каждый член общества сможет трудиться на благо всего общества ограниченное время (4 часа), а остальную часть времени сможет посвятить личным делам. При этом ему обществом будут обеспечены все необходимые блага. В проработанном виде с учетом теории марксизма коммунизм был описан в романе И. Ефремова "Туманность Андромеды". Эта модель будет рассмотрена дальше.
      В основе всей коммунистической системы должно было лежать правильное воспитание членов общества, которое еще на ранних этапах становления ребенка корректировала бы все негативные тенденции. В коммунистическом обществе не должно было быть лентяев, тунеядцев, безынициативных и пассивных личностей. Все должны были быть энтузиастами, способными не за деньги или конкретные материальные блага выполнять любую общественную работу.
      Возможно ли, в принципе создание такой системы воспитания, которая могла бы обеспечить столь идеальную настройку общественных отношений? Классики марксизма на этот вопрос ответа не давали, отсылая нас к далекому будущему, когда созреют необходимые экономические условия. А уже экономические условия обеспечат необходимую общественную надстройку.
      Эффективная высокопроизводительная экономика по мысли авторов идеи строительства коммунизм могла бы обеспечить высокий уровень жизни всем членам общества при минимальном участии каждого из них. Романтики хрущевской эпохи считали, что главное победить капитализм в экономической области, а вот потом уже можно вплотную и заняться воспитанием нового человека, а пока нужно только декларировать моральный кодекс строителя коммунизма, кстати, полностью списанный из библии.
      Как уже отмечалось, экономика должна развиваться в неравновесных условиях. Тогда только возможен прогресс от простейших форм организации материального производства к все более сложным и совершенным, а только так можно поднять эффективность экономики. Предполагалось, что если на этапе строительства коммунизма нас должны ожидать трудности в экономике и обществе (ранний социализм), то потом наступит тишь и гладь (развитой социализм и коммунизм). Проблема только в том, что это все это не более чем утопия. Неравновесность в экономике будет всегда, иначе экономика перестанет работать на общий прогресс человечества. Неравновесность ведет в свою очередь к неравноправию и социальному неравенству. Высокий уровень производительности труда ситуацию не спасает. Достаточно задать простой вопрос. Чем будет заниматься конкретный человек, после того как он отработал на общество свои 4 часа? Предположим, он захочет заниматься спортом. Для этого ему надо идти на стадион. Кто обеспечит работу стадионного комплекса. Значит, другие люди должны в это время обеспечивать удовлетворение личных запросов данного индивидуума, которые при этом с общественным производством как-то не связаны. Ведь спорт, искусство, хобби не дают никакого вклада в общественное производство, а требуют материальных и энергетических затрат. Спрашивается, а за чей счет банкет?
      Следовательно, каждый должен работать столько, чтобы обеспечить удовлетворение всех мыслимых и немыслимых благ, которыми пожелают воспользоваться члены коммунистического общества. Это означает, что каждый должен работать неизвестно, сколько и неизвестно где, чтобы все это обеспечить, поскольку деньги уже изъяты из обращения, и как измерить то, что прямым измерением не подается, никто не пытался объяснить. Мы уже писали, что если нет спроса на рынке то информация о затратах труда просто теряется. Сама по себе эта информация не обличена в какой-то параметр, который можно поменять прибором. Информация становиться реальной только после акта рецепции, то есть акта сравнения этой информации с другой такой же самой, которая уже стала ценной информацией и запоминания результата такого сравнения. Как при коммунизме это будут делать без денег и без рынка до сих пор не понятно.
      Например, сегодня спортсмен пожелает плавать 2 часа в бассейне, а завтра 1 час, а после завтра вообще не прейдет, ему вдруг расхотелось плавать. Но воду ему надо подогревать, а как при этом учесть затраты труда других людей и расход энергии? Получается ерунда. Разве что надеяться на роботов, которых можно нещадно эксплуатировать. Но рассмотрение дальнейшей цепочки неизбежно приведет нас опять в тупик.
      Роботов надо где-то производить, и не просто одну и ту же модель, а совершенствовать, что без человеческого труда невозможно. Потому, что если создать слишком умных роботов он могут не захотеть работать и устроят революцию, а слишком глупые будут вечно не совершенными. Кроме того есть сферы деятельности которые человек не захочет или не может предать роботам, а там тоже есть свои затраты и которые надо тоже учитывать. А если учесть необходимость регулярной профилактики и ремонта роботов. Кроме того, роботы потребляют энергию, которую при любой дешевизне тоже надо производить, а там свои роботы и обслуживающие их люди. Пусть в доме у коммунистического человека есть 10 роботов и прочих автоматических устройств, каждое из них потребляет мощность всего 100 ватт, в итоге имеем до 1 кВт мощности за час. За сутки это уже будет 24 кДж энергии или 5740 ккал, что эквивалентно нагреву до кипения 57 литров воды. И это только энергия потребляемая роботами (киберами) обслуживающими квартиру одного индивидуума. Пусть затраты человекоэнергии на обслуживание, разработку и изготовление роботов составят всего 20% от потребляемой ими энергии. Следовательно, это человек должен отработать на общественных работах не менее чем он сам потребил, а точнее примерно 20% от энергозатрат его личных роботов. Примерно 1000 ккал энергии. И это без одежды питания, развлечений, транспорта. Много это или мало? Трудозатраты на тяжелых физических работах составляет не менее 3500 ккал в день. Столько же надо потратить и на питание. Следовательно, без кормежки только для того чтобы обеспечить работу роботов своего интерьера по нормам сегодняшнего дня человеку будущего надо отработать на копке канавы примерно 2.5 часа. И дело даже не в том, что копать будут тоже роботы, просто в природе из ничего ничто не возникает. За все надо платить. А вот как это подсчитать без денег коммунисты нам до сих пор не объяснили. Вот одна из проблем которую придется решать людям будущего. Обычно считается, что на первом этапе проблему можно будет частично решить, расширяя общественные фонды потребления. Но общественные фонды потребления тоже складываются из потребленной энергии. Конечно, люди будущего могут иметь иной образ жизни, но почему мы должны исходить из этой гипотезу? Эти рассуждения увели меня слишком далеко от темы связанной с психологией.
      Для человека как биологического вида праздное безделье или тупая работа являются одинаково неприемлемыми. Кроме того, у человека должен быть стимул. Что же такое стимул. Об этом уже говорилось выше это тоже ценная информация, благодаря которой у человека появляются желания выходящие за пределы его обычных потребностей. Искусственное исключение возможности для реализации таких желаний создает для личности психологический дискомфорт. В результате постоянного психологического прессинга у личности может развиться депрессия, безынициативность, маниловщина и т. д. В любом случае это ведет к деградации личности. Способствовала ли социальная система созданная в СССР всестороннему развитию личности? Способствовала, но только отчасти. Государство стимулировала только те устремления, которые считала нужными для себя. Так огромные усилия вкладывались в развитие спорта. Спортсмены были нужны в первую очередь в армии, потом на тяжелых работах на производстве, да и престиж социализма как общественного строя имел немаловажное значение.
      Другая ситуация была на производстве. С одной стороны у ряда работников был стимул повышать свою квалификацию, что создавалось путем разницы в оплате труда, а у многих такого стимула не было. Уравниловка, отсутствие перспектив, монотонный тяжелый труд, косность начальства, всеобщий пофигизм не способствовали росту личности и становились поводом для пьянства. Причина этого не в том, что плохо был организован труд рабочих, а в том, что экономическая система искусственно загонялась в рамки характерные для стационарного состояния. В состоянии близком к стационарному никакие движения не происходят. Нет и стремления личности к самосовершенствованию. Более того, часто инициатива на местах подавлялась сверху, по принципу как бы чего не вышло. Особенно сложно было людям неординарным и не укладывающимся в стандартные рамки. Социалистическому государству нужны были винтики и гаечки.
      В масштабах государства создавались условия приближенные к равновесным, что не могло не приводить к конфликту между государственной системой и обществом. Поэтому появились десиденты, просто творческие работники желающие сбежать за рубеж и в целом формировался негативный информационный фон в сознании советских граждан, что и позволило без больших усилий развалить социализм.
      При социализме ходил такой анекдот. Основные парадоксы социализма: 1. Почему никто не работает, а все получают зарплату. 2. Почему в магазинах ничего нет, но в холодильниках у всех все есть. Таких парадоксов было несколько и наверно не стоит их перечислять. Всё это следствие несовершенства социализма как общественной и экономической системы.
      Эволюция материи создала на определенном этапе человеческий мозг, который устроен адекватно устройству самой материи. А иначе и не могло быть. По мере самоорганизации материя движется по ступеням эволюции за счет обмена энергией и информацией и мозг как продукт этого движения сам работает по тому же принципу. Организм человека потребляет энергию, мозг потребляет информацию. Результат совместной переработки информации и энергии есть человеческий поступок. Я уже упомянул о том, что коллектив взрослых похож на играющих детей. Дети потому и легко сходятся вместе и сразу начинают играть в сложные ролевые игры потому, что это создает мнимую неравновесность, кажущее многообразии ситуаций и стимулирует информационный обмен между детьми.
      Также как материя стремиться потребить больше энергии и информации, чтобы усложниться, коллектив людей стремиться к тому же. Этому способствует разделение человеческого общества на отдельные группы. Каждая группа в отдельности представляет для другой группы уникальный источник энергии и информации. Кроме того люди индивидуальны по физическим возможностям и по психическим реакциям на окружающую действительность. Группировка такого коллектива происходит с учетом этого обстоятельства. В коллективе имеется лидер, теневой лидер, и т. д. Все это результат структуризации коллектива людей в результате целенаправленного обмена информацией. С чего начинает складываться стихийный коллектив? Все знакомятся, начинают совместно работать, кто-то берет на себя функции лидера, т. е. возникающая в результате такого общения ценная информация и приводит к разделению людей по выполняемым функциям, по интересам, привычкам и т. д. Стремление к неравновесности проявляется у любого психически нормального человека. Неспроста мы затеваем ремонт, перестановку мебели, выезжаем на пикник и везде общаемся, общаемся и еще раз общаемся.
      Так и в любом коллективе. Автоматически возникает неравновесность. А если система производственных отношений загоняет такую неравновесность в тупик? На существовании такого конфликта в советском коллективе основаны сюжеты ряда советских комедий и фильмов на так называемую производственную тематику. Они вам известны, каждый вспомнит яркие примеры.
      Это стремление человека к неравновесности лежит в основе частной и личной инициативы, что есть немаловажный двигатель общественного и материального прогресса. Социализм не поощрял это стремление, и это существенно тормозило развитие производительных сил. При коммунизме вообще не видно ради чего надо будет совершать какие-либо поступки. Без свободы экономических отношений невозможно свободная реализация человеком своих устремлений к созданию все большей неравновесности.
      Исходя из фундаментальных законов развития материи мы можем констатировать, что не только сама материя в виде материального производства, но и идеальная надстройка должны быть в неравновесном состоянии, что предполагает неравенство и неравноправие. Наличие неравенства в обществе создает стимулы для их преодоления, но если искусственно не загонять общество в равновесные условия, равновесие само собой никогда достигнуто не будет. Это и является основой для общественного развития.
      Не учет психологии человека, который, являясь продуктом эволюции материи, сам является существом, стремящемся к жизни в неравновесном состоянии, со своей стороны привел к глубокому социально-экономическому кризису в странах социализма.








      Черты общества будущего, где ликвидированы антагонизм, рабство, насилие, неравенство и т. п. описано в ряде фантастических книг. Наибольший интерес здесь вызывает книга И. Ефремова "Туманность Андромеды" написанная еще в 50-х годах ХХ века.
      Этот роман нам особенно интересен в плане того, как на основе коммунистической идеологии можно представить себе общество далекого будущего. Книга писалась еще до полета первого спутника, но с точки зрения описания реалистичности проблем возникающих перед человечеством в процессе освоения космоса она почти не имеет себе равных в мировой литературе [8].
      Сам автор видимо хорошо понимал, какие еще проблемы предстоит решить человечеству на пути к лучшему мироустройству. Поэтому он отодвинул время действия романа в далекое будущее. В начале на 3000 лет вперед, потом приблизил это время на 1000 лет, а после запуска первого спутника время действия романа еще было приближено к нашему времени. Оставив на усмотрение читателя точнее определить время действия романа. Тем не менее, пусть даже это будет меньше 1000 лет все равно, то время когда наступит коммунистическое завтра, отстоит от нас еще далеко. Но видимо вся сложность проблем, стоящая перед строителями нового общества, хорошо была видна автору, в отличие от романтиков коммунистического строительства в СССР, которые за 20 лет хотели построить коммунизм.
      В романе приведена примерная хронология истории человечества:
      1. Эра разобщенного мира (ЭРМ) состоящая из Античных веков, Темных веков или веков Капитализма, века Расщепления.
      2. ЭМВ - эра Мирового Воссоединения, состоявшая из веков Союза Стран, Разных Языков, Борьбы за Энергию, Общего Языка.
      3. ЭОТ - эра Общего Труда с веками Упрочения Вещей, Переустройства, Первого Изобилия и Космоса.
      Положив, что каждый век длился порядка 100 лет, итого получаем минимум 600 лет, которые отделяет нас от века, когда наступает изобилие и можно говорить о реальном коммунизме. Странно, что цензоры не заметили этого. Видимо лозунг: "Наши дети будут жить при коммунизме" появился позднее, а в 1957 г. когда появился роман в печати о конкретных сроках строительства светлого будущего, вожди еще не думали.
      Пока предсказание писателя выполняется. Век Расщепления это век ХХ, когда была открыта атомная энергия, которая поставило разобщенное человечество на край пропасти, когда мир был разделен по идеологическим мотивам как никогда ранее. Следующий век - век Союза Стран, это эпоха, которую мир переживает именно сейчас. Тенденция к объединению Старой Европы уже выразилась в создании единого государства. Обширные территории бывшей Советской Империи так же не потеряли интереса к объединению. США, стремясь доминировать в мире, также подстраивают под себя целые страны. Но происходит и то, что И. Ефремов просто не мог предвидеть на заре эры кибернетики. Происходит информационное объединение мира. Глобальна сеть Интернета становиться все более мощным стимулом как экономического, так и общественного развития всего человечества.
      Если верить писателю-фантасту на очереди век Разных Языков, век Борьбы за Энергию и век Общего Языка. Очевидно, что нехватка энергоресурсов в ближайшие десятилетия станет важной проблемой, которую придется решать всему человечеству. Объективная необходимость развития энергосберегающих технологий и альтернативных источников энергии уже давно очевидна. Развитие глобальной информационной сети и объединение мелких государств в более крупные поставит на повестку дня широкого использования в начале нескольких общечеловеческих языков, а более дальней перспективе и единого языка. Такие мировые языки уже известны: английский, русский, китайский, испанский (португальский). Так что все четыре века эры Мирового Воссоединения видимо уложатся в пределах ХХІ века.
      Поэтому с века ХХІІ может начаться эра Общего Труда, т. е. канун реального коммунизма. Это если перевести хронологию романа И. Ефремова не язык современных тенденций мирового развития. В итоге получается, что не 700 лет, а примерно 200 - 300 лет отделяет нас от описанных в романе событий. Что с учетом колоссального ускорения общественного и научно-технического прогресса, наблюдаемого за последние 100 лет, для времени начала эпохи межзвездных перелетов выглядит вполне реально.
      Очевидным достоинством романа является то, что автор поставил задачу строительства "светлого" будущего в единую очередь общечеловеческого прогресса, а не пытался сразу обустроить в коммунизм в отдельно взятой стране. Странно, как и это обстоятельство, так же как и широкие временные рамки, столь разительно не соответствующее программе Коммунистической партии Советского Союза, не были замечено Главлитом - главным цензором страны. Видимо автору здесь просто повезло на момент опубликования еще не готова была программа строительства коммунизма в СССР принятая в 1960 году и предусматривающая строительство коммунизма к 1980 году. Программа КПСС оказалась намного более фантастичной, чем события, описанные в романе "Туманность Андромеды".
      Другое важное обстоятельство, на которое И. Ефремов несколько раз обращает внимание читателей, состоит в том, что важнейшей проблемой строительства коммунизма является воспитание человека.
      "Новое общественное устройство не могло не победить, хотя эта победа задержалась из-за отсталости воспитания общественного сознания. Переустройство мира на коммунистических основах не мыслимо без коренного изменения экономики, с исчезновением нищеты, голода и тяжелого изнурительного труда. Но изменение экономики потребовало очень сложного управления производством и распределением, и было невозможно без воспитания общественного сознания каждого человека"[9]
      Такое воспитание по мысли автора можно обеспечить только в специальных интернатах, где детей с раннего возраста (с 1 года) воспитывают опытные педагоги и психологи. При этом в случае необходимости допускается научная коррекция психики. Только после 17 лет воспитания человек коммунистического будущего мог становиться полноправным членом общества, который не за деньги, а за общественный интерес мог браться за любую работу, от медсестры, до заведующего сложным производством. При этом он должен был сдать экзамен на зрелость, то, что в романе называется 12 подвигов Геракла, т. е. выполнить ряд разнообразных общественных работ. Чем-то это подобно ритуалу инициализации, существующему у первобытных племен. Тем не менее, автор несколько раз подчеркивает, что эта система воспитания и психокоррекции не гарантировала полное перевоспитание человеческих недостатков у всех членов общества. О чем есть не мало примеров по ходу развития действия романа. В обществе будущего для изоляции таких антисоциальных элементов предусмотрено их поселение на отдельном острове названном островом "Забвения". Это фактически указывает на существование судебной системы и системы исполнения наказаний. Судебные функции выполняет и один из директивных органов, которому был подчинен данный правонарушитель. О наличии определенного кодекса законов в романе прямо не говориться однако значительную роль при оценке правонарушения играет общественное мнение.
      Интерес представляет и упоминание о досуге и уровне запросов членов коммунистического общества. Из того, что для решения крупных проектов, таких как посылка межзвездных экспедиций, требуется напряжение всей экономики страны, следует, что удовлетворение текущих потребностей человека часто относится на второй план. Досуг членов коммунистического общества заполнен: спортом, искусством, разными состязаниями, путешествиями по экзотическим местам планеты, коллекционированием космических диковинок и т. д. Женщинам будущего нравиться носить дорогие украшения и оригинальные наряды. Однако каким образом и кто их производит, в романе не обсуждается.
      При этом не менее трех часов в день все члены общества должны отдать на потребности общественного производства. Многие работы выполняют машины, а люди их только обслуживают. Сам процесс производства материальных, культурных, интеллектуальных ценностей в романе не увязан с принципом их распределения. Складывается впечатление, что все идет в общий котел, из которого потом все берут, кто что захочет. Видимо предполагается, что скромность и самоограничение в потреблении уже воспитано с детства.
      Значительных усилий требует и поддержание экологического дисбаланса в отдельных регионах планеты, что связано с удовлетворением потребностей человеческой цивилизации. Это борьба с акулами, болотными "тварями" и другими представителями животного мира, которые, по мнению людей, являются лишними на планете. Ведется непрерывная борьба и за искоренение болезней.
      Интересным, но не объясненным фактом является наличие большого количества добровольцев, готовых в любой момент ринуться на выполнение любых робот. Наличие добровольцев должно означать присутствие большой армии по сути безработных, которые не заняты в данный момент в общественном производстве. Возможно это следствие очень высокой производительности труда как результат применения сверх технологий будущего или косвенное указание на перенаселенность планеты. Последнее обстоятельство действительно должно иметь место с учетом большей до 170 лет продолжительности жизни и обязанностью женщин иметь не менее 2 детей.
      Представляет интерес и система принятия ответственных решений, которые затрагивают судьбы многих людей, и требуют мобилизации огромных ресурсов. С одной стороны такие решения находятся в компетенции специальных директивных органов - совета Экономики или совета Звездоплавания, а с другой стороны фактически административное решение может принять ответственное лицо (председатель, заведующий) даже без консультаций, т. е. единолично. Правда если принятое решение позднее будет признано не верным, его могут и осудить. Но, спрашивается, кто несет ответственность за возможный материальный ущерб? В романе за это отвечает только виновный, а общество фактически списывает убытки. Система принятия решения по управлению хозяйством на местах не описана. Но многие общепланетарные вопросы решаются путем общенародного обсуждения и возможно путем референдума. В то же время нет никаких политических партий и ничего не говориться об иных общественных организациях. Да и откуда взяться политическим партиям, которые могут существовать только в эру раздробленного мира. Таким образом, всенародное обсуждение важных вопросов есть форма беспартийной, фактически личной демократии.
      Учитывая, что всеми отдельными производствами управляют заведующие можно допустить и всем остальным управляют именно они. Остается не проясненным вопрос о том, каким образом происходит назначение этих заведующих. Если судить по перемещениям между разными должностями героев романа, то в описанном обществе эти перемещения происходят по горизонтали. Следовательно, существует класс менеджеров, класс техников, класс врачей и т. д. Выбор профессии видимо происходит на стадии начального обучения, на основе данных психоанализа. Предполагается, что все члены этого общества энтузиасты, трудоголики и романтики готовые пожертвовать даже собственной жизнью на благо общества.
      Таким образом, общество будущего, описанное в романе И. Ефремова, с одной стороны повторяет основные идеи уже ранее описанные утопистами, но с другой в ряде деталей уточняет эту картину и не выходит за пределы типичных стереотипов эпохи социализма.
      Одним из важных моментов является указание на необходимость наличия у человечества постоянно существующей сверхзадачи, которая требует напряжения всех сил планеты. Такими сверхзадачами является проекты по изменению климата, изменению наклона оси вращения планеты, перемещения Плутона ближе к Солнцу и конечно посылки межзвездных экспедиций.
      Принципиально важным моментом является идея о Великом кольце галактических цивилизаций. Обмен информацией, координация усилий по освоению космоса есть важный двигатель прогресса человеческой цивилизации. Следовательно, в таком виде как описано романе при коммунизме существует определенная неравновесность, которая выражается в постоянном решении крупномасштабных проектов, требующих значительных энергозатрат. Кроме того, труд на отдельных участках общественных работ требует значительных физических и интеллектуальных усилий. В этом плане роман правильно отражает возможные тенденции в развитии общественного производства и фактически констатирует наличие трудностей, неравновесности и профессионального неравноправия. Даже если это неравноправие не выражается в доступе к общей кормушке, но явно зависит от места, времени и типа работы. Следовательно, равноправия как такового в коммунизме тоже нет. Одни работают больше и на более трудных работах, чем другие. Впрочем, ничего иного, при наличии разделения труда, и ожидать не проходиться. Некоторым выходом из этого автор считает то, что в течение жизни каждый член коммунистического общества успевает несколько раз сменить место работы и выполняемые функции. Однако вопрос о стимулах к такой работе остается открытым.

[8] В качестве других примеров можно привести роман С. Лема "Магелановы облака" и А. Кларка "Одиссея 2001 года.
[9] И. А. Ефремов Туманность Андромеды. М.: "Молодая гвардия". - 1959. - 368с






      Из проведенного выше рассмотрения психологического аспекта следует, что целый ряд качеств свойственных человеку сформировался за многие тысячи лет эволюции. Особенности эволюционного развития наложило свой отпечаток и привело к фактическому соседству нескольких типов культурных цивилизаций на Земле. С одной стороны мы имеем примеры культурных сообществ людей живущих по законам равновесного проживания с окружающей средой. С другой стороны вся Западная цивилизация основана на экспансивном отношении к окружающему миру. Под словом Западная цивилизация понимается не только Запад, но и вся высокоразвитая в технологическом отношении часть человечества.
      Основной трудностью стоящей на пути возможности построения в будущем общества основанного на равноправии является принципы физики неравновесных систем. По сути наблюдаемые два типа цивилизаций дают нам примеры того, каким будет будущее Земли при равновесном и неравновесном развитии.
      Равновесный вариант развития означает торможение быстрой технологической эволюции. Ограничение численности населения. Ограничение круга потребностей. Даже если всю поверхность Земли обустроить по законам равновесного существования численность населения не на много сможет намного превысить нынешний уровень. При этом придется ввести жесткое планирование семьи. Как мы уже видели на примере образования межплеменного разделения труда, возрастание численности населения приведет к неизбежному внутреннему конфликту, и к расслоению общества. Избежать этого можно, если контролировать численность населения или обеспечить постоянную эмиграцию людей за пределы планеты. Эта проблема еще более обострится при внедрении новых технологий, которые могут значительно продлить продолжительность жизни отдельного индивидуума.
      Необходимость тщательно спланированного, индивидуального воспитания требует воспитание будущего члена общества в специальных под него адаптированных условиях, что делает не реальным воспитание в семье. Возможно ли тогда вообще существование семьи? Видимо нет! Смысл существования семьи не ограничивается комплексом половых и прочих общих интересов. Эти функции может на себя взять и индустрия развлечений и общество. В первую очередь весь смысл семьи в воспитании себе подобных наследников. Твои наследники это твое Я, которое обеспечивает пусть не личностное, а хотя бы биологическое, информационное и материальное бессмертие человека. При реализации равновесной модели общества видимо, вынуждено будет ликвидирован институт семьи, а это был, пожалуй, исторически самый ранний пример разделения труда.
      Обеспечение реального пусть даже информационного бессмертия окончательно ликвидирует как институт семейных отношений, так и естественный процесс биологического рождения человека. Таким образом, равновесная модель заводит нас в глухой угол, из которого будущее человечества выглядит не столь радужным, как нам его рисовали утописты. По сути, это подобно жизни на островах Полинезии при наличии широкой индустрии развлечений, когда нет тревоги за будущий день, а самый сильный стресс создается искусственно на очередном аттракционе. Конфликт между неспокойной натурой человека индустриального общества и такими равновесными условиями очевиден. Решить его можно только специальным воспитанием, когда психология человека будет соответствовать психологии папуаса или применением насильственной генной коррекцией. К чему это приведет хорошо описано романе С. Лема "Возвращение со звезд". Если кратко, проведение насильственной психокорекции, целью, которой является исключение насилия, приводит в романе, по сути, к полной деградации человечества, к отсутствию каких-либо устремлений у личности и общества в целом.
      Способы реализации основного принципа коммунизма это слабое место не только романа И. Ефремова, но и всех коммунистов-утопистов. "Когда на основе высокой производительности труда уровень общественного производства достигнет таких высот, что материальные блага польются, как из рога изобилия и будет реализован принцип: от каждого по труду - каждому по потребностям". Это примерная цитата из советской пропаганды 60-х годов ХХ века.
      Ничего иного ни в романе, ни в программе КПСС мы не найдем. Единственным подходом к решению проблемы справедливого распределения является, частично уже реализованная при социализме, идея развития общественных фондов потребления. Создание целой системы бесплатных услуг, за которые уже заплачено из бюджетных средств. Но подобная система существует и в ряде стран с традиционно капиталистической экономикой, где подобные льготные программы образования и социальной помощи финансируются за счет налогоплательщиков. При социализме эти программы также финансируются из кармана трудящихся. Общественные фонду потребления это когда оплата услуг происходит безадресно.
      Есть и другая модель, реализуемая во многих капиталистических экономиках. В этой модели трудящийся получает полную зарплату и все услуги оплачивает из своего кармана. Тогда у молодого и здорового остается больше денег, чем у старого и больного. Возможно, это и есть более справедливая модель. По крайней мере, при ней не выгодно болеть, в отличие от социалистической бесплатной медицины.
      Неравновесная модель общества это модель постоянного напряжения, конфликтов, даже войн, но и модель когда будет обеспечена экспоненциальная эволюция человека. В этой модели нет проблемы с численностью населения, с наличием семейных отношений, с наличием культурных и национальных особенностей. Общество по определению должно быть неоднородным. Если будет избыток населения всегда можно отселить, вытеснить за пределы планеты, уничтожить лишних. Думаю, что принципы гуманизма все же должны доминировать и это не приведет к явному насилию. Но насилие может быть скрытым, когда человек ставится перед неизбежным выбором либо сдохнуть с голоду, но не поступиться принципами либо уступить обстоятельствам.
      Неравновесная модель не противоречит и психологии человека в его западном варианте и, следовательно, не требует специального воспитания нового человека. Здесь достаточно привить человеку христианские ценности морали. Диапазон вариантов неравновесной модели весьма широк. Фактически чисто равновесной модели быть не может, поскольку это означает полную стагнацию и сползание человечества на первобытный уровень существования. Другая крайность это тогда когда человечество будет жить по принципу: "Человек - человеку волк". Здесь возможен и сценарий возрождения империй, тоталитаризма, диктатур и т. д. Одним из примеров антиутопии такого рода является роман Р. Бредбери "451градус по Фаренгейту".
      В неравновесной модели нет проблемы с реализацией принципа распределения материальных благ, если отказаться от классического принципа. Наиболее разумным кажется реализация в будущем принципа: "От каждого по способностям каждому по его вкладу в общественное благосостояние". Это принцип весьма близок к тому, что реализуется при капитализме и однозначно ведет к наличию неравномерного распределения материальных благ. При капитализме реализуется принцип: "От многих по труду и многим по их вкладу в материальное производство".
      Остальным, которые не укладываются в это принцип либо благотворительна похлебка, либо манна небесная задаром. Но этот принцип работает далеко не для всех, немногие получают материальные блага, фактически не участвуя своим трудом в материальном производстве, в сфере услуг, в области искусства или науки. Это тот случай, когда некто присвоил себе капитал и живет на проценты, не участвуя своим трудом в материальном производстве. Когда деньги делают новые деньги можно, ничего не делая просто стричь купоны. Возможно, с этим надо как-то бороться, а может, и нет. Хорошо если этот буржуй хотя бы меценат, благотворитель, честный плательщик налогов, а если нет, то пусть хотя бы прожигает жизнь в казино или потребляет уже созданный кем-то алкоголь, по крайней мере, за счет его капитала еще кто-то живет кроме него самого.
      В неравновесной системе будущего мироустройства можно оставить деньги в качестве мерила вклада в общественное производство, поскольку здесь не идет речь об уравниловке в распределении материальных благ.
      Если исходить из общей тенденции в эволюции материи, то можно усмотреть такую аналогию. Эволюция жизни происходила стихийно, в соответствии с законами движения материи, и никакое идеальное начало здесь не присутствовало.
      Первоначально материя организовалась в одноклеточные организмы, в колонии одноклеточных, потом в многоклеточные организмы, потом многоклеточные создали колонии организмов, и все в целом это создало биосферу. Как на уровне многоклеточных организмов каждая клетка строго дифференцирована и отвечает за свой участок в процесс жизнедеятельности, так и в биосфере в целом каждый организм или вид имеет свои функции, но все в целом работают на единый результат, как отдельные клетки, так и живые организмы. Следовательно, именно по этим принципам должна быть организована и социальная форма материи. Отсюда следует закон обязательной неравновесности, дифференциации функций, непрерывного обмена энергией и информацией между отдельными компонентами социума. Если общество не придумала иного способа, как оценивать ценную информацию создаваемую в процессе материального производства иначе как в виде денег, значит, деньги будут вечным спутником и вечной головной болью человечества.
      Ученые много обсуждают, почему мы не наблюдаем признаков активной деятельности внеземных цивилизаций в космосе. Ответ может быть простой, и многие ученые к этому ответу склоняются. Просто цивилизаций находящихся на одном с нами уровне технологического развития в радиусе нескольких сот парсек просто нет.
      Но как следует из нашего рассмотрения, они могут не наблюдаться просто по тому, что они идут своим путем развития. Для цивилизации живущей в равновесных условиях нет никакой необходимости орать на весь космос о своем присутствии, суперразвитые цивилизации могут быть весьма экономными, чтобы попросту излучать энергию в мировое пространство.
      В результате мы приходим к выводу, что человечество ожидает два крайних варианта развития. Вариант пассивной жизни с крайне медленной эволюцией или бурный вариант, при котором необходимым условием будет существование неравенства и ничем не прикрытой эксплуатации. Какой вариант выберет будущее? Нам не известно. Будем надеяться, что это будет некий промежуточный вариант.
      Но как пройти человечеству между Сциллой и Харибдой придется думать уже нашим потомкам. Потому, что процесс реформирования общества еще не скоро достигнет насыщения. Тем более мы не можем предвидеть, как будет дальше идти научно-технический прогресс. Здесь тоже возможны две крайности. Либо успехи науки помогут нам решить многие, казалось бы, трудно решаемые проблемы. Например, недорогое изобилие энергии или неограниченное производство продуктов питания. Либо наоборот поставит такие проблемы, которые и не снилась даже фантастам. Нарушенная экология, новые болезни, "чудеса" клонирования и генной инженерии, глобальна катастрофа и т. д.
      Все эти темы можно обсуждать долго. Важно другое мы сейчас не имеем ни малейшего представления о том, по какому пути пойдет развитие общества. Поскольку напомню еще раз. Законы движения материи едины и независимы от воли человека. Человек и его общество не более чем продукт выполнения этих законов на практике. Только в рамках применимости этих законов и позволительно человеку планировать и строить свое будущее. Попросту говоря, генеральный проект уже утвержден в "небесной канцелярии" и можно только поменять цвет фасада.







      Подведем итог обсуждения еще раз, перечислив некоторые проблемы социализма и коммунизма.
    * Ошибочность политической практики, когда политические идеи доминируют над экономическими законами.
    * Не учет того, что модель уравнительного социализма не жизнеспособна в исторической перспективе, как не соответствующая законам эволюции материи.
    * Не учет того, что формы эксплуатации человека человеком, такие как рабство, не исчезают по мере развития материального производства, рецидивы этой формы могут происходить в любом обществе при наличии экстремальных экономических обстоятельств. И, следовательно, вообще не связаны с конкретной исторической эпохой.
    * Не учет того обстоятельства, что борьба отдельно взятого класса это только часть общественного движения и, следовательно, она сама по себе не является единственной движущей силой исторического развития. Тенденциозность оценки роли рабочего класса в борьбе за смену общественного строя.
    * Не учет инерции локальных объединений людей к новым веяниям, которые нарушают их естественный уклад жизни. (Не смешиваемость локальных цивилизаций).
    * Не учет того, что общегосударственная собственность на средства производства в масштабах всей страны есть крайняя форма монополизации экономики.
    * Порочность системы деление общества по партийной принадлежности, деление членов самой партии по их партийному рангу. Выведение партии из под контроля любых контрольных органов и организаций, включая государственные, общественные, правоохранительные.
    * Наличие системы тайной репрессивной системы, подотчетной только партийной верхушке. Широкое распространение системы доносительства, в том числе и по корыстным соображениям. * Ограничение свободы перемещения, проживания, трудоустройства граждан внутри страны.
    * Полное игнорирование принципов демократизма основанных на примате разделения властей, непосредственной подотчетности власти всему народу, а не ближайшим соратникам по партии, обязательное существование свободных средств массовой информации как основной формы контроля за деятельность властей.
    * Принципиальная невозможность сочетать диктатуру и демократию. Демократический централизм не более чем ширма для всевластия партийной верхушки.
    * Установление командно-административной системы управления представляющей диктатуру только партийно-бюрократической элиты.
    * Принципиальная невозможность эффективного планирования в больших многосвязанных системах из-за наличия эффекта запаздывания.
    * Неуважение правящей партии к собственному народу, что выражается в допустимости существования рабства, в многочисленных часто ничем не оправданных жертв во время войны, в хронически низком уровне жизни.
    * Ни чем не обоснованные идей социальных революций в капиталистических странах, и неограниченные геополитические амбиции, за которые советский народ заплатил полувековым нищим существованием. Собственное стремление правящей элиты к мировому господству прикрытое ложью по поводу пролетарского интернационализма.
    * Не учет психологического аспекта частной собственности. И того обстоятельства, что любой человек стремиться обеспечить свое материальное (экономическое) и интеллектуальное бессмертие посредством воспитания детей и наследуемой частной собственности.
    * Не учет того, что модель уравнительного коммунизма не жизнеспособна в исторической перспективе.
    * Не возможность обеспечить рентабельность экономики без всеобщего эквивалента труда и энергозатрат, необходимость обязательной экономической конкуренции.
    * Не учет неустранимости товарно-денежных отношений и при экономически рентабельном коммунизме.
    * Не соответствие принципов уравнительности и аскетизма психологии большинства людей.
    * Несоответствие психологии человека принципу - все люди винтики и гаечки.
    * Непонимание того, что при товарно-денежных отношениях формируются только разные формы капитализма, в том числе и в рамках социалистической системы.

      Это наверно не полный список, возможно, некоторые из проблем не свойственны социализму, а являются следствием особенностей исторического развития именно Советского Союза. Надо оговориться, что если начать перечислять недостатки капитализма, например американского то список получится, может еще длиннее, но как уже писалось выше история СССР это наша история и нам с ней предстоит разбираться, а историю Америки оставим американцам.







      Следствие всего вышесказанного является не радостный вывод о том, что общество не может быть однородным, экономика должна быть основана на движении капитала, и находиться в сильно неравновесном состоянии. Пока существует неравновесие и неравноправие общество будет развиваться по пути прогресса. Эксплуатацию человека человеком исключить нельзя. Построение общества, где во главу угла будет подавлена социальная защищенность возможно, но как следствие этого нас ожидает замедление темпов общего прогресса. Общество, построенное на глубоком неравенстве, сильно не устойчиво и его ожидают постоянные кризисы и социальные взрывы. Общество, основанное на всеобщем равенстве, является утопией. Все эти выводы можно сопоставить с тем, как организована материя на других уровнях. Хотя полной физической теории еще нет, но тенденции просматриваются.
      Это хорошо понимают в странах Запада. Пока существовал враг в лице мирового коммунизма, они быстро развивались. Потом этот призрак пал и возникла необходимость поиска нового стимула для создания сильной неравновесности. Так был создан новый призрак - мировой терроризм. Но это слабый противник и Запад ищет, что-то еще.
      Одно из направлений этого поиска лежит за пределами Земли. Освоение Луны экспедиция на Марс, заявленные как цели американской космической программы, это не просто попытка удовлетворить научные амбиции, это возможность продлить состояние общей неравновесности и вдохнуть новый импульс в эволюцию человечества.






      По физике неравновесных систем:
          1. Чернавский Д. С., Старков Н. И., Шербаков А. В. О проблемах физической экономики. УФН. - 2002. - Т.172. - С.1046 -1065.
          2. Чернавский Д. С. Проблема происхождения жизни и мышления с точки зрения современной физики. УФН. - 2000. - Т.170. - 157 - 183.
          3. Климонтович Ю. Л. Энтропия и информация открытых систем. УФН. - 1999. - Т.169. - 443 - 452.
          4. Шелепин Л. А. Вдали от равновесия. М.: Знание. - 1987. - 64с.


      Художественная литература о различных сторонах общественных отношений в разные исторические эпохи.

      Первобытное общество:
          1. Тур Хейердал "В поисках рая", "Аку-Аку", "Фату-Хива";
          2. Мелвил "Тайпи";
          3. В. К. Арсеньев "В дебрях Уссурийского края";
          4. Д. Ф. Купер "Последний из Могикан", "Зверобой".

      Феодализм и ранний капитализм:
          5. А. Н. Радищев "Путешествие из Петербурга в Москву";
          6. Н. А. Некрасов, "Кому на Руси жить хорошо";
          7. Шарль де Костер "Легенда об Уленшпигеле".

      Капитализм:
          8. Ф. Брет Гарт "Рассказы";
          9. Э. Золя "Жерминаль";
          10. В. Я. Шишков "Угрюм - река";
          11. Т. Драйзер "Финансист", "Титан", "Стоик";
          12. Д. Лондон, "Рассказы и повести", "Железная пята".
          
      Социализм:
          13. А. П. Платонов "Ювенильное море" и д.р.;
          14. М.А. Шолохов "Поднятая целина".

      Коммунизм:
          15. И. Ефремов "Туманность Андромеды";
          16. С. Лем "Возвращение со звезд".



Август 2000 г. - май 2003 г.



Дальше будет, но в другом опусе. Следите за рекламой.



 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) М.Лафф, "Трактирщица-3. Паутина для Бизнес-леди"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"