Сапункова Наталья Александровна : другие произведения.

Волшебство по сходной цене

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 5.90*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой бывший "Ученик волшебника", финал ХиЖ-2007


  
   Он с трудом раскрыл слипшиеся веки и посмотрел. Ничего не изменилось. Вокруг - сумрак, и прутья клетки. Чтобы увидеть тусклый свет из окошка, надо повернуть голову. Он не стал поворачивать.
   Пить. Пить хочется. Учителю легче. Главный придворный волшебник, мать его... Он казнен. У него сейчас никаких проблем.
   Нельзя думать так.
   Куда ни глянь - отвратительные серые стены. Клетка - дополнительное издевательство. Ноги вытянуть можно, встать и выпрямиться нельзя. Сначала он держался, делал упражнения, и думал, думал, как выпутаться. Выход ведь должен быть. Учитель любил шутить: "Даже если тебя съели, у тебя есть по крайней мере два выхода!"
   Потом, некоторое время, было практически невыносимо, хотелось кричать, метаться, ломать и крушить! Тело не могло оставаться в покое, как будто разрывалось изнутри. А еще позже, постепенно, стало как сейчас.
   Тюремщики его побаиваются. Подходя, нос отворачивают, но кланяются - на всякий случай. Однажды один, новенький, куражась, пролил половину воды, но другой тут же цыкнул на виноватого, и принес еще одну кружку.
   -Извини, господин. Пей, пожалуйста.
   Это был единственный раз, когда узнику досталось больше воды - целая кружка, и половина той, пролитой.
   Он часто думал о Дин. Нет, не так - он думал о ней постоянно. О чем здесь еще думать? Надежды никакой, смерть уже скоро. Значит, можно спокойно думать о Дин. Это, как сладкое забытье, помогает скоротать время от одной кружки до другой.
   Дин. Осторожное прикосновение маленькой ладони, браслет на запястье слегка царапнул щеку. Теплый ветер сладко пахнет травами. Морские брызги, небо над головой. Бездонное голубое небо, облака пухлые, белые. А ночью - звезды. Все так реально, только протяни руку, и...
   -Ван-То, ну, проснись же! Ну, пожалуйста! - такому отчаянному голосу не место в грезах.
   Он разлепил веки. Серый свет. Клетка. Дин. Живая Дин, настоящая.
   -Ван-То! - и ее слезы, блестят, хотя света здесь почти нет.
   -Здравствуй, малышка, - сказал он, и не узнал свой голос, - почему ты здесь?
   Он давно не слышал свой голос наяву, а в мыслях тот звучал совсем иначе.
   -Ван-То! - она всхлипнула. - Что они с тобой сделали?
   Живая Дин. Это еще надо осознать.
   Она была замотана в дешевую темную накидку, и, присев перед ним, держала рукой подол - чтобы не измазать, наверное.
   -Ван-То! Я заплатила им, и меня впустили! Я хотела прийти раньше, но только теперь у меня получилось, Ван-То! Вот...
   Дрожащими пальцами она развязала узелок. Какие-то сладости, жареное со специями мясо, глиняная фляжка. Он запаха еды сразу затошнило, во рту стало кисло, и он поглубже вздохнул, справляясь.
   -Спасибо, малышка. Фляжку... дай сюда...
   Фляжка тяжеленькая, плоская. Ее можно спрятать, если сунуть под живот...
   -Там отвар из ягод, с вином. Еще теплый...
   -Хорошо, малыш.
   -Тебе нужно выбраться отсюда, пока не поздно... - опять слезы покатились по ее щекам. - Я хочу помочь тебе, Ван-То...
   -Если выпадет случай бежать, я смогу отсюда только уползти, - он улыбнулся. - Я бы не против. Но не делай ничего, это опасно. К тому же, это бесполезно, малыш...
   Он протянул руку, и она вложила в его ладонь свою.
   -Ван-То, я придумала, как тебя спасти. Я отдала императрице волшебный шар, делающий золото. Ты не сердишься? Я сказала, что ты можешь сделать золото! Теперь император точно выпустит тебя! И тебя будут лечить...
   -Малыш, нельзя было отдавать шар. Но ничего страшного. Только я ведь не умею делать золото. Поэтому я здесь.
   -Ты еще хотел убежать...
   -Да, и поэтому тоже. Он проигрывает войну, ваш император?
   -Сейчас перемирие. Праздник Сошествия Божьих Слуг.
   -Ах, уже Праздник... - он усмехнулся.
   -Я люблю тебя. Слышишь, Ван-То? Я так тебя люблю! Если ты угодишь императору, отец с радостью разрешит свадьбу. Ты только не умирай.
   -Я тоже люблю тебя, малыш.
   -Ты... пообещаешь императору?
   -Я люблю тебя. Иди отсюда немедленно.
   -Ты меня прогоняешь? Еще рано! Я хочу побыть с тобой еще немного!
   -Я рад был видеть тебя, малыш. Я, кажется, опять на что-то надеюсь. Спасибо тебе. Милая, - он улыбнулся, почувствовав, как треснула сухая губа. - Оказывается, рядом с тобой я не могу не думать о том, как от меня воняет. Поэтому иди. Ты и так со мной. Не веришь?
   -Ты глупый, Ван-то, - она вытерла ладонью щеку. - Разве кто-нибудь ждет, что в тюрьме будет пахнуть розами?
   Но она ушла. Здесь покорные женщины. Дин. Любимая...
   Немного времени спустя от опять открыл глаза и подумал - это было? Вот фляжка. Значит, было. Да, хотя бы уползти отсюда! Умереть не в клетке. Чтобы был ветер. И небо. А жить? Конечно, это было бы еще лучше.
  
   Его подлечили совсем немного, чтобы он мог стоять перед императором на своих ногах. Этикет превыше всего. В тронный зал от шел сам, по многочисленным лестницам, шатаясь от головокружения.
   Император сидел, окруженный толпой придворных прихлебателей.
   Павлин крашеный. И все вокруг такое пестрое, что в глазах рябит. По одну сторону - женщины, замотанные в свои покрывала. Придворные дамы императрицы. Может быть, Дин тоже среди них. После того раза, в тюрьме, он ее еще не видел.
   Значит, опять ему здесь дрессированную макаку изображать. Согласно этикету...
   -Слушай мое повеление, Ван-То Азивур, Волшебник из Гуэда! - император помедлил, пока он кланялся. - Ты сделаешь мне золото! Ты лгал мне, и за это был наказан. Однако я милостив.
   Ну, да... Тебя бы в клетку, жирная свинья...
   -Начался Праздник Сошествия Божьих Слуг, войны прекращены на три месяца. Через два месяца, самое позднее, мне нужно три меры золота. Это для начала.
   Слуга принес ларец, и извлек оттуда стеклянный шар. Этот самый шар хранился у Дин, она передала сокровище Императрице, чтобы спасти его, Ван-То Азивура, своего злосчастного жениха. Шар был весь покрыт очень маленькими желтыми капельками. За прошедшее время капелек не стало больше. Конечно, откуда же они возьмутся?
   -Я не успел узнать все секреты моего учителя, которого ты, о воплощение мудрости, велел казнить. Но я приложу все усилия...
   -Вздор! Я не собираюсь ждать вечность! Слушай меня, глупец - то, что уже было сделано, можно повторить! Особенно если точно знаешь, зачем! - Император хлопнул в ладоши.
   Придворные расступились, и он увидел Дин, и стражу по обе стороны от нее.
   -Если через два месяца ты не сделаешь мне золото, я велю казнить эту девушку на дворцовой площади. Мое слово!
   Это было уже хуже некуда.
   Император ждал, все молчали. Справа от трона, не поднимая глаз, стоял несчастный отец Дин, Первый Министр. Министр любит дочь, она у него единственная.
   Ван-То понял вдруг, что должен сделать. Точнее, что, единственное, он может попробовать сделать...
   -Мне нужна морская вода, о Величайший. Много морской воды.
   Это чистая правда. Но у императора определенно морской воды нет. Ван-то уже в курсе военных неуспехов Величайшего - соседний царек оттеснил его далеко от побережья.
   Так и есть - Величайший вытаращил глаза. Собрался разгневаться.
   -Соленое озеро в горах, - быстро сказал Ван-То. - Из его воды тоже можно делать золото.
   -А вода в реке?! - Император даже привстал.
   -Нет. Нужна соленая, морская вода, и очень много. В озере такая же.
   -Будет целое озеро золота?!
   -Нет, намного меньше, о Величайший...
   -Хорошо! - Император все равно был доволен. - Отправляйся туда, и даже не рассчитывай сбежать. А ее - в башню!
   Вот и все. Он попросил разрешения поговорить с Дин, и ему позволили. Рядом стояла стража. Нельзя было обнять Дин, и она не протянула к нему рук. Этикет!
   -Не бойся, - сказал он, - тебя не казнят.
   -Конечно, - она улыбнулась. - Ты ведь все-таки волшебник. Скажи, зачем тебе морская вода?
   -В морской воде есть золото. В речной - нет, и в воздухе тоже нет. Поэтому оно не могло появиться на шаре...
   Каждое их слово слушало множество ушей, но ему это было безразлично.
   А Дин очень удивилась:
   -Золото - в воде? Где же оно там? Как это может быть?
   -Я объясню тебе потом, - пообещал он.
   -Хорошо! - она была бледная, с синевой под глазами, но держалась прекрасно.
   Он так и не коснулся ее руки. Нравы здесь, будь они неладны!
  
   Путь в горы занял больше недели. Ван-То это не беспокоило, он ведь ни дня не собирался тратить на добывание золота. Конечно, с ним была стража, человек тридцать. Смешно. Если он волшебник - что ему стража? Если он и так не сбежит - зачем она? Впрочем, защита на здешних дорогах - дело нелишнее, а он к тому же все еще нездоров. Стражники его обслуживали, и то дело.
   Каждое утро на рассвете и каждый вечер на закате он зажигал костер и громко читал "заклинания", а стражникам запретил подходить близко, предупредил - опасно, волшебство смертельно для непосвященных. Пусть привыкают бояться. Нельзя допустить, чтобы эти олухи полезли с ним к горному озеру.
   Конечно, золото в озере есть. Его вода почти соответствует морской, тот же набор солей - они проверяли. Оно, золото, всюду есть - и в море, и в любом живом существе, и в человеке, конечно, тоже. Только это все неважно. Столько, сколько нужно Величайшему, из озера не добыть и за сто лет...
   Их с Учителем давно ищут, и должны найти - чем дальше, тем выше вероятность. Прошло шесть лет, вероятность уже очень велика. Праздник Сошествия Божьих Слуг начался, это значит...
   Последний участок пути он двигался один, медленно, экономя силы. Вот соленое озеро. Вот пещера. Литая металлическая дверь, волшебная дверь - никому из местных ее не открыть. Но тот, кто ему нужен, наверняка сможет. Если за этой дверью нет никого...
   Он все равно что-нибудь придумает. Помимо Божьих Слуг есть еще горные духи, но для них не существует расписания...
   Металлическая пластина легко скользнула в сторону, кнопки послушно утонули под пальцами, и дверь открылась, без малейшего скрипа - он отвык уже от таких дверей...
   Тихо. Он медленно обошел все помещения, вернулся, сел в кресло, прислушался. Точно, никого? Да, точно. Значит, пока не повезло.
   Передатчик, разумеется, работает. Инспекторский корабль Галактического Союза уже стоит посреди Айской пустыни. Надо только решить, как объясниться с капитаном, который, скорее всего, пошлет его куда подальше. Вот если бы здесь уже был один из "Слуг", и катер неподалеку...
   -Не шевелись, руки за голову, - сказал спокойный голос за спиной.
   Ван-То вздрогнул, выпрямился, сердце в груди ударилось гулко и радостно.
   А голос знакомый. Руки за голову? Да пожалуйста.
   -Очень рад тебя видеть. Не веришь? - он медленно повернулся, держа руки за головой, и засмеялся.
   Макс. Вот это номер.
   -Ты? Ты теперь в полиции?
   Когда-то они вместе учились в летной школе. Эх, сколько лет прошло?
   -Привет, ботаник! - гость улыбался. - Оружие сдай.
   -У меня его нет.
   -А куда дел?
   -Съел. Какая разница, если его больше нет.
   -Ладно. Изложишь потом письменно. Кстати, я всегда был в полиции. Ты просто не знал. Так рад мне, говоришь? Повернись-ка, - умелые руки быстро ощупывали его одежду. - Ну, у тебя и балахон! С ума сойти!
   -А я-то думал...
   -Да какая разница, ботаник, что ты думал. Короче, Иван Лаптев, личный номер XXL 2550487904, ты арестован и подлежишь транспортировке на Зондер-4 с целью передачи следственной группе, а все, что ты скажешь, может быть использовано...
   Н-да. Они не то чтобы были друзьями, но в другой ситуации встретились бы более сердечно.
   -Да знаю, не трудись. Давай, подключи ко мне лучше медицинскую систему. У тебя ведь есть?
   -Разумеется, как же иначе. Вид у тебя уж больно замечательный. Только без глупостей, ясно?
   В одну руку вошло две иглы, в другую - одна. Сначала - анализ, потом - лекарство.
   -Ух ты, - полицейский взглянул на экран "медички", - тебе прописан недельный интенсивный курс, потом восстановительный период два месяца. Кто же тебя так тут ухайдокал, а, ботаник?
   -Тюрьма.
   -Хороши тут, наверное, тюрьмы.
   -Да прелесть что такое. Знаешь, а тебя мне сам Бог послал!
   -Конечно, я же, в неком смысле, его Слуга! - Макс присел напротив, рассмеялся. - Эти заповедники - тот еще цирк. Где твой шеф, профессор Одинцов?
   -Он умер. Точнее, его казнили. Я напишу потом подробный рапорт, не сомневайся. Мне нужна твоя помощь, Макс. Мы организуем нечто волшебное и натянем нос здешнему императору.
   Макс захохотал.
   -Ты в этой прелестной тюрьме головкой не повредился, а, ботаник? Ты же арестован!
   -Это потом. Понимаешь, мою невесту публично казнят, если мы ее не выручим.
   -Она что, местная? Я сожалею, - Макс сразу посерьезнел. - Но ты знаешь, что мы не имеем права вмешиваться. Даже при таких обстоятельствах.
   -Почему за мной прислали идиота?
   -Чтобы я дал тебе в зубы за "идиота", ты не должен быть таким дохлым. Я соблюдаю законы, ботаник. Их сочиняли точно не идиоты.
   Это прозвучало еще как значительно. Почему-то все космические герои очень уважают инструкции, благо их масса, всяких, на все случаи жизни. Закон превыше всего - в этом есть даже некая доблесть. Но Дин...
   -Не имеем право вмешиваться, значит, не имеем, - продолжал полицейский. - Про "Пакт о невмешательстве" все знаешь? Здесь заповедник. Запрещено пользоваться высокотехнологичными устройствами. А вы? Волшебники, блин! И надеялись, что вас еще сто лет никто не найдет?
   -Неважно, на что мы надеялись. Поговорим лучше про невмешательство. Здесь есть космодром в пустыне Ай, на котором раз в два года садится космический корабль...
   -Ну и что? Первый раз получилось случайно, потом вписалось в местный менталитет. Аборигены и раньше праздновали Сошествие Божьих Слуг, теперь это выглядит достоверней, вот и все. А вы что дарили местным царькам под видом волшебных штучек? А на чем ходили по воде? А летали на чем?
   -Мы тоже прекрасно вписались в менталитет. Волшебников здесь - пруд пруди. Ну, а мы демонстрировали очень убедительные чудеса.
   -Еще бы!
   -Конечно. Но мы никому не пытались ничего объяснять! И когда я поперся сюда выполнять приказ Величайшего, я не сказал ему, что мой "волшебный" шар покрыт ровненьким слоем нанороботов, аккумулирующих из окружающей среды молекулы золота, поэтому его необходимо поместить в золотосодержащую среду! Правда, со временем приборчик приходит в негодность, и его приходится регенерировать!
   -Какой еще волшебный шар? - Макс, кажется, всерьез удивился.
   -Да ерунда! Игрушка.
   -Хоть убей, не могу понять, почему вы вообще тут? Я слышал - вы золото добывали? Зачем оно вам? Особенно после того, как Одинцов облапошил банк на полмиллиона манов?
   - Эти деньги были на его счете, ты в курсе? Он просто нарушил дурацкие банковские правила.Одинцов сбежал со своими разработками, в них дело, а не в облапошенном банке.
   -Нюансы меня не касаются. Судье расскажешь.
   -Договорились. Пойми сейчас вот что - здешний властитель, если он дал слово кого-то казнить, делает это непременно. Ни за что ни про что погибнет девушка...
   Он сказал это, и подавил зевок. Должно быть, из-за лекарства, которым его накачала "медичка". Все правильно, сон - необходимое условие для починки организма.
   -Я тебе сочувствую, - ответил Макс, - правда. Но ничего не могу сделать. Это заповедник. Люди умней тебя решили - нельзя...
   -Умней меня? Ну, да. Как ты, например... - пробормотал он очень тихо.
   Как же спать хочется. Ничего они не решат, пока ему так хочется спать...
   -Ты что-то сказал? - уточнил Макс...
  
   Могущество волшебника складывается из двух вещей - из того, что ты действительно можешь, и того, что другие думают о твоих возможностях. Иногда, правда, это выходит боком. Скажем иначе - если кто-то о тебе чего-то не знает, это тоже твои возможности. Причем лучшие.
   Он подумал об этом, не успев еще как следует проснуться. Наверное, во сне приснилось. Во сне он, должно быть, и решил, как поступит.
   -Лабораторию, а главное, сейфы придется оставить, - сообщил он Максу, дожевывая спартанский завтрак. - Их ведь даже не взорвешь. Можно только термоядерный заряд кинуть, но это уж ни в какие ворота...
   -Что за чушь? - удивился Макс. - Я имею прямой приказ как раз насчет ваших сейфов. Все их содержимое должно быть опечатано и отправлено на Зондер.
   -Да? Ну, согласен, там много интересного, все-таки Одинцов был гений. Деньги, кстати, тоже там, много еще осталось. Тогда нужно вытаскивать девушку. Она знает коды. Я их не знаю.
   -Как ты можешь их не знать?!
   -Одинцов так решил. Меня вот вы нашли, а девушка - она растворилась бы в местном социуме, и ищи-свищи. Не хотел он, понимаешь, никому дарить плоды своей гениальности
   -Что же ты сразу не сказал?..
   -Я тебе сразу и сказал - надо вытаскивать девушку. Иначе сам понимаешь, сколько лет придется открывать эти сейфы... Или вырезать их и отвезти на Зондер, путь там мучаются? У тебя найдется, чем резать? Я пробовал, двойным лазером не получается. Одинцов не поскупился.
   Макс вылез из-за стола, чуть не смахнув с него посуду, и вышел, но быстро вернулся.
   -Мне приказано допросить тебя с помощью "медички". Ты согласен?
   Ну, теперь держись, Ван-То...
   -Что, это обязательно?
   -Иначе я не должен тебе верить!
   Ага. Категорически нельзя, но если очень нужно, то можно. Удобная, полезная логика. Где бы была без нее родная цивилизация?
   -Что ж, валяй, - с тяжелым вздохом согласился Ван-То, ликуя в душе. - Мой восстановительный период удлинится.
   В вену вошла игла. Он вздохнул опять, и постарался максимально собраться. Сейчас будет очень трудно...
  
   Спасти Дин оказалось легко. Он еще долго будет с удовольствием вспоминать перекошенную физиономию Величайшего, когда вдвоем с Максом, облаченные в белые струящиеся костюмы и с фонариками на лбу, они возникли посреди ночи в императорской опочивальне. Пока он беседовал с императором, пока перепуганная прислуга бегала за Дин, Макс чертил цветным лазером узоры на стенах - дивное получилось шоу. Впрочем, они могли бы устроить декорации и попричудливее, но Макс категорически отказался. Вполне хватило и этого. Очередная императорская наложница, с головой нырнувшая в одеяла, дрожала крупной дрожью, а сам Величайший одеревенел возле кровати, и пришлось старательно не обращать внимания на желтенькую лужицу около его босых пяток. Еще Ван-То не стал отказывать себе в удовольствии и перечислил Величайшему, чего тот впредь не должен делать, а что должен - такой акт милосердия по отношению к здешним подданным. Глядишь, этот придурок еще может войти в историю как Добрейший и Мудрейший. Макс, конечно, кипел от негодования, но спектакля портить не стал.
   Наконец Дин была в его руках, а все они - на катере, припаркованном возле одного из дворцовых окон. Дин не тряслась от страха, она радовалась! Она умница все-таки, его Дин!
   -Так ты не волшебник, Ван-То, ты Божий Слуга?
   -Я потом тебе объясню, малыш, - шепнул он ей на ухо, и улыбнулся.
   -Я все укажу в рапорте, - буркнул Макс, и широко улыбнулся.
   -Конечно, дружище. Ничего не забудь.
   -Интересно, почему мне кажется, что девчонка понятия не имеет ни о каких кодах?
   -Тебе правильно кажется. Я сам открою сейфы, не беспокойся об этом.
   -Во время медицинского допроса невозможно соврать! А ты, получается, смог?
   -Я расскажу, в благодарность за помощь, хочешь? Ты ведь слышал, что достоверность медицинского допроса девяносто девять и восемь десятых процента?
   -Да, - Макс медленно кивнул. - Это значит, что никакого шанса соврать!
   -Не совсем так. Еще это значит, что на тысячу человек два человека соврать могут. Я один из этих двух, понял? В моем досье этого нет, только Одинцов знал. Зато у меня голова будет болеть еще неделю, но ничего, как-нибудь...
   Макс промолчал. Больше они практически не разговаривали, только по необходимости. А через пару дней, тоже ночью, Ван-То потряс Макса за плечо. Тот хотел вскочить, но не смог - его рука оказалась пристегнутой к металлической планке кровати.
   -Ботаник, ты что, рехнулся?! ...Я же вас запер!
   -Тихо, дружище. Я попрощаться пришел. Видишь ли, я пока совсем не хочу на Зондер-4. Вези туда архив Одинцова, мне не жалко.
   -У тебя нет шансов скрыться...
   -Немного есть.
   Ван-то, он же Иван Лаптев, присел на соседнюю койку, улыбнулся.
   -Понимаешь, меня нынче что-то не тянет к звездам. Пока я хочу простых радостей - тихонько пожить где-нибудь со своей женой, подышать вкусным воздухом, на небо посмотреть. При таком раскладе шансы отыскать нас близки к нулю.
   -Ты все-таки рехнулся.
   -Ну, как знаешь. На Зондере, между прочим, воздух отвратительный. "Медичку" я заберу с собой, и катер тоже позаимствую. В девять утра замок откроется, и можешь быть свободен. Все будет исправно, у тебя никаких проблем не возникнет.
   -Ладно, я понял. Мотай отсюда, ботаник! Впрочем, - Макс протянул свободную руку, и Ван-То, секунду помедлив, пожал ее, он был готов к подвоху, но получилось просто рукопожатие.
   -Знаешь, ботаник, я примерно представляю, куда ты можешь отправиться. Так вот, я не стану пока там тебя искать.
   -Спасибо на добром слове. Когда-нибудь я поставлю тебе пива.
   -Договорились.
   Он уже почти ушел, когда Макс окликнул его.
   -Ботаник, объясни напоследок, как ты открыл замок? Там же миллион вариантов, подобрать невозможно!
   -Я, видишь ли, волшебник, - Ван-То широко улыбнулся. - А вообще, я тебе потом объясню. Когда будем пиво пить.
   И аккуратно прикрыл за собой дверь. А теперь - здравствуй, жизнь...
  
   Волны ласково накатывали на прибрежные камни. Сначала Иван привязал лодку, потом выбрал со дна лодки рыбу и завернул в кусок сети. Вода, по-утреннему холодная, доставала ему до колен, и каждая следующая волна приятно щекотала ноги белыми барашками.
   -Ван-То!
   Дин стояла на узкой полоске песчаного пляжа. И как же славно выглядела дочь министра - без своего вечного покрывала, простоволосая, босая, в подоткнутой юбке! Столица очень далеко. Здесь все проще.
   Оказавшись на берегу, он первым делом поцеловал Дин.
   -Как улов? - деловито спросила она.
   -Так себе. Съедим его на обед.
   Он сел на песок - чтобы еще немного полюбоваться морем и чайками. Дин тут же пристроилась рядом. Ей скоро надоело молчать, и она сказала:
   -Жена лавочника говорила, что горные духи опять недовольны. Она видела зарево в горах, и бегала к волшебнику, чтобы отвел беду.
   -Вот как?
   -Все боятся смотреть туда, чтобы ненароком чего не увидеть. А ты не боишься. Я видела - ты смотрел.
   -Да. И ты не бойся.
   -Знаешь, Ван-То, я бы так хотела еще полетать на той воздушной лодке, - она потерлась щекой о его плечо. - Жаль, что мы не оставили ее себе.
   Он улыбнулся.
   -Еще полетаешь. Знаешь, что: я проверял сегодня наш золотой шар. Еще немного, и мы сможем что-нибудь тебе купить. Что ты хочешь?
   Он давно привязал "волшебный" шар, прельстивший воображение императора, к подводной скале, чтобы движение воды во время приливов-отливов было непрерывным - среда вокруг прибора должна постоянно обновляться, лишь так был шанс когда-нибудь дождаться "урожая". Медленный, очень медленный процесс. Но уже почти наступила пора снять зернышки золота, чтобы начала расти следующая порция. И так - пока прибор не выйдет из строя. Регенерировать его, пожалуй, теперь сложно...
   -Я хочу не чистить рыбу сегодня на обед, - Дин капризно надула губы, но глаза ее смеялись.
   -Я тоже не хочу. Вот что - мы запечем ее прямо в чешуе. Будет вкусно!
   Последний раз он делал так в детстве. На Земле. Да, было вкусно.
   -Ван-То, я видела у тебя еще коробку с шариками. Почему ты их не опустишь в море?
   -То другие шарики. Они дороже золота, малыш. Но их время еще не пришло. И не спрашивай пока, а потом я тебе все-все расскажу...
   Долги заплачены - Одинцову, императору, и человечеству, в общем, тоже. На первых двух он честно отработал, а человечеству... Сейфы Одинцова - это уже немало. Сейчас, так скажем, Иван Лаптев, астрохимик, штурман второй категории и еще Бог знает кто, желает пресытиться простыми человеческими радостями. А потом настанет черед тех самых других шариков.
   Интересно, когда до эмиссаров Союза окончательно дойдет, что они - не единственные инопланетники здесь? На плато Ту-ки, постоянно дымящееся из-за глубинных извержений, садятся корабли контрабандистов, и даже сказки про Божьих Слуг им не нужны - на Ту-ки постоянно чего только не случается. Это место аборигены считают обиталищем местной нечисти, и боятся лишний раз глянуть в ту сторону. А корабли на Ту-ки прекрасно садятся, ни одной аварии не еще было. Кому из "Управления дальней космической разведки" такое придет в голову?
   Что дороже золота? Алмазы, которые скупают контрабандисты. Аборигены не ценят эти камешки, а власти Союза, похоже, о них не знают. Топливо для космических кораблей, которое можно изготовить с помощью "других шариков", тоже значительно дороже золота. Лучшее топливо в галактике. За него "волшебник" Одинцов получал от контрабандистов все, что только могла пожелать его душа. А уж секрет изготовления такого топлива - он дороже и золота, и всех алмазов, вместе взятых. Пока еще умники на Зондере разберутся в файлах Одинцова и поставят на поток производство наноконструкций, преобразующих обычное топливо в самое лучшее в галактике...
   Когда ты счастлив - это дороже и золота и алмазов. А если ты при этом еще и свободен - это дороже секретов Одинцова. Тот, кто не согласен, просто никогда не сидел в клетке.
   -Отец говорил, что так будет, - тихо сказала Дин. - Что ты обязательно спасешь меня. Что мы будем летать на воздушной лодке, а потом, может быть, улетим с горными духами сквозь Великую Тьму, но я не должна этого бояться. А если ты умрешь, горные духи убьют и его, и императора. Потому что ты умеешь делать зелье, за которое они готовы перебить всех министров и императоров на свете. Отец тоже не боится горных духов. Он продает им Слезы Земли. Но он запретил мне... говорить тебе.
   Иван Лаптев немного помолчал, осознавая, потом вдруг засмеялся. Нет - захохотал. Дин смотрела на него чистыми, широко раскрытыми глазами. Он толкнул ее, подмял под себя, и они покатились по песку, она возмущенно заверещала.
   А он смеялся.
   Подлинная свобода?.. О, прекрасный призрак...
  

Оценка: 5.90*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"