Сатыртдинов Муса+леда+чудик Ли: другие произведения.

Этносепаратизм в Европе. Ирландская проблема

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это писалось как реферат для моей знакомой. Но я вложил туда много своего (и не своего). Можно сказать, что писали мы это втроем, хотя в разное время.

  Введение.
  Поскольку Европа является регионом с уже устоявшейся этнополитической ситуацией, сепаратизм как явление здесь встречается достаточно нечасто. Чаще в этом регионе встречаются террористические организации марксистско-ленинского или анархистского толка. Однако и этносепаратизм в Европе все же наблюдается.
  Баски, крупный по европейским меркам народ (около миллиона человек), населяющий горы и предгорья Пиренеев по обе стороны испано-французской гра-ницы, заслуженно считаются главными возмутителями спокойствия в Европе. Уже почти полвека баскские сепаратисты из группировки ЭТА ("Эускади Та Ас-катасуна", что можно перевести как "Отечество и свобода") пытаются при помощи террора добиться от испанских и французских властей признания независимости своей родины.
  Другая "горячая точка" современной Западной Европы - остров Корсика. Его население, составляющее приблизительно 300 тыс. человек и говорящее на одном из диалектов итальянского, в течение нескольких десятилетий добивается независимости от французского правительства.
  Сравнительно недавно широкую известность приобрело шотландское дви-жение за отделение от Великобритании, существуют подобные движения на Ки-пре, в Бретани и Уэльсе. Однако наиболее известной проблемой такого рода в Ев-ропе является ирландская проблема. В настоящее время она не считается такой уж острой (какой была, по крайней мере, в семидесятые годы), и в сущности, уже близится к своему разрешению - особенно если вспомнить о ее многовековой ис-тории. Пример Ирландии и теперь - Северной Ирландии, происходившего и про-исходящего здесь конфликта, и опыт разрешения подобных конфликтов, накоп-ленный в этом регионе, могли бы служить уроком для тех стран, где подобные проблемы возникли лишь недавно.
  
  1. Этносепаратизм в Европе.
  Баски являются уникальным этносом, говорящим на языке, не имеющем ни-чего общего с остальными европейскими языками. Кроме того, баски - один из древнейших народов в Европе. Они занимали свои земли в Пиренеях еще до при-хода туда римлян. Примечательно, что название этноса с тех пор практически не изменилось: римские авторы, писавшие об Иберийском полуострове, упоминают народ васконов, живший в тех же местах, которые сейчас населяют баски. Этот народ успешно пережил вторжение римлян, несколько волн варварских нашествий и арабское завоевание. Тем не менее прочную государственность баски создать так и не сумели. Их небольшие княжества не могли соперничать с соседними Кас-тилией, Наваррой и Францией. К XIV веку баскские земли были полностью по-глощены этими королевствами, а позднее большая их часть вошла в состав Испа-нии. Баски никогда не отличались преданностью испанской короне и верностью испанским законам. Они умело извлекали выгоду из положения разделенного на-рода с никому не известным языком: контрабандная торговля на испано-французской границе процветала. Возможно, поэтому идея независимого государ-ства вызревала в умах басков очень долго. Даже в конце XIX века, когда в Стране Басков начало оформляться националистическое движение, его лидеры, братья Сабино и Луис де Арана, требовали лишь автономии в составе Испании. Не ис-ключено, что этим требованием дело бы и ограничилось, тем более что в 1931 го-ду баски получили автономию из рук республиканского правительства. Однако после прихода к власти в Испании франкистов баскская автономия была ликвиди-рована, а использование языка эускеро запрещено не только в официальных учре-ждениях, но и в личном общении. Такая политика вызвала закономерное возму-щение басков. В годы гражданской войны в Испании они едва ли не поголовно выступили на стороне республиканцев. С тех пор прочного мира в Стране Басков не было. Террористическая группировка ЭТА возникла в конце 50-х - начале 60-х годов прошлого века, после того как основные силы баскского партизанского движения были разгромлены войсками Франко. Примечательно, что первые шаги баскских террористов, организовывавших покушения на военных, жандармов и политиков-франкистов, были встречены если не с одобрением, то с пониманием испанцами, у которых было немало поводов для недовольства режимом. Франко, одержавший победу в гражданской войне, оказался бессилен перед горсткой бое-виков ЭТА. Несмотря на крайне жесткие меры по отношению ко всем заподозрен-ным в сотрудничестве с группировкой, террор не шел на убыль. Под угрозой на-ходились все -- от простого государственного служащего до генерала. А наивыс-шим "достижением" ЭТА стало убийство премьер-министра Испании Карреро Бланко в декабре 1973 года. Баскские боевики специализировались на терроре, что, однако, нисколько не препятствовало им заниматься банальными грабежами. Похищения с целью выкупа, вымогательство денег на нужды революции, в том числе и у предпринимателей-басков, были не менее важным направлением дея-тельности ЭТА, чем борьба с диктаторским режимом. Очевидно, построенный на терроре бизнес группировки оказался достаточно прибыльным. По крайней мере, когда в 1979 году баскам вернули их автономию, ЭТА не успокоилась. Целью ее деятельности была отныне объявлена борьба с испанскими колонизаторами за создание независимого государства. Восстановление автономии внесло в жизнь группировки только одно существенное изменение: ЭТА обзавелась политиче-ским крылом, партией "Ери Батасуна" ("Народное единство"), которая могла уча-ствовать в выборах и представлять интересы террористов в парламенте Страны Басков. Испанские власти после 1979 года вели себя по отношению к ЭТА очень последовательно, ни при каких условиях не вступая в переговоры, но в то же вре-мя и не пытаясь ограничить автономию Страны Басков. Пожалуй, наиболее жест-кой политической мерой правительства по отношению к сепаратистам стал запрет деятельности партии "Батасуна" в конце августа этого года. В то же время нельзя сказать, что такая тактика принесла значительный успех в борьбе с терроризмом. Конечно, его масштабы несколько сократились по сравнению с временами Фран-ко, однако полностью ликвидировать его так и не удалось. Проблема заключается в том, что большинство баскского населения одобряет если не методы, то цели террористов. Причем самое неприятное для Мадрида заключается в том, что идеи сепаратистов пользуются горячей поддержкой отнюдь не среди социальных низов или в сельской глубинке, а у наиболее динамичной части общества - молодых го-рожан, принадлежащих к среднему классу. Именно они вышли на улицы городов Страны Басков, протестуя против запрета "Батасуны". [4]
  Корсика - один из самых отсталых районов в Европейском союзе. Основные отрасли ее экономики - сельское хозяйство и туризм. При этом корсиканцы и в XXI веке сумели сохранить крайне архаичные формы общественного устройства - традиции кровной мести живы на острове до сих пор. Остров Корсика вошел в со-став Франции в 1769 году в результате соглашения французов с генуэзцами. Мно-гие корсиканцы, переезжая на материк, делали прекрасную карьеру во француз-ской армии -- как, например, Наполеон Бонапарт. Однако органичной частью французских владений Корсика так и не стала. Власть Парижа всегда была здесь довольно условной - благодаря корсиканским традициям гостеприимства и круго-вой поруке французы никогда не могли добиться от местного населения выдачи преступников. Сейчас этим с успехом пользуются террористы. Требования корси-канцев о предоставлении автономии острову в Париже очень долго оставляли без внимания. Законодательство Франции вообще не предусматривает существования в стране каких-либо национальностей, кроме французов. В практическом плане это, в частности, означает запрет на изучение родного языка в школах. Неудиви-тельно, что вспыльчивые корсиканцы перешли к насильственным методам борь-бы. Крупнейшая на острове террористическая организация, действующая под се-паратистскими лозунгами, "Фронт национального освобождения Корсики", была создана в 1976 году. Счет ее жертв, главным образом представителей французских властей и жителей острова -- некорсиканцев, идет на тысячи. Средства на освобо-дительную борьбу корсиканские террористы добывают при помощи грабежей, вымогательств и торговли наркотиками. Кроме "Фронта национального освобож-дения Корсики" на острове действует еще порядка двадцати террористических ор-ганизаций. Подготовка терактов поставлена в буквальном смысле слова на поток: ежегодно происходят десятки взрывов. Власти пока бессильны в борьбе с терро-ром. Недавние уступки сепаратистам в виде предоставления автономии Корсике не привели к желаемым результатам, боевики просто стали требовать большего. Попытки обезвредить лидеров террористов упираются в корсиканскую круговую поруку. Жители острова, вне зависимости от своего отношения к сепаратистам, не выдают преступников. Так, французским спецслужбам известно имя человека, среди бела дня застрелившего префекта Корсики Клода Эриньяка в феврале 1998 года. Однако арестовать его так до сих пор и не удалось. [4]
  Шотландская национальная партия, действующая с середины 30-х годов прошлого века, прямо заявила о своих намерениях бороться за независимость. Во французской Бретани ситуация значительно тяжелее. Здесь уже создаются боевые группы, ставящие своей целью вооруженную борьбу за национальное освобожде-ние. К этому списку можно добавить каталонцев и галисийцев в Испании, фла-мандцев в Бельгии. Сепаратистские настроения растут и в Италии, где их подпи-тывают значительные диспропорции между уровнем экономического развития се-верной и южной частей страны. Чем может это закончиться на Сицилии с ее бога-тыми патриархальными традициями, гадать не нужно: пример Корсики рисует та-кую перспективу исчерпывающе. [4]
  
  
  
  
  
  
  
  2. Ирландская проблема. Исторический экскурс.
  Ирландский конфликт между завоевателями и местным населением имеет настолько длительную историю, что стал уже одним из признаков национального характера.
  Ирландский остров как самостоятельное государство (или конгломерат го-сударств, некая федерация с номинальной центральной властью) существовало уже в начале нашей эры. Нашествие гэльских племен к этому времени остров уже пережил, и этнополитическая ситуация в целом успела устояться. Христианизация страны, протекавшая в начале нашей эры, прошла не в пример многим странам почти безболезненно, обогатив христианство именами новых святых, некоторые из которых (например, Святая Бригита) являлись в прошлом кельтскими божест-вами. В свою очередь, устная традиция кельтских саг была сохранена именно бла-годаря христианским монастырям. В остальном на Британских островах христиа-низация, завоевания римлян и англосаксов практически полностью погубили кельтскую и докельтскую культуру. Расцвет Ирландии пришелся на эти века. Дос-таточно сложно говорить о степени ее экономического, политического или куль-турного влияния, однако школы и монастыри Ирландии были наиболее развитыми в Европе, а ирландские пираты наводили страх на английское и шотландское по-бережье. Можно сказать, что Ирландия не была больше столь же свободной, спо-койной и богатой страной, как в этот период. Первым послекельтским завоевани-ем Ирландии, оказавшим влияние на всю дальнейшую судьбу страны, было наше-ствие викингов. Не смотря на то, что целиком страна так и не была захвачена, и завоеватели не оказали заметного влияния на этнический состав населения (как это случилось в Англии и Шотландии), сам факт вторжения, длительных войн с колониями викингов на ирландском побережье и сражений за право называться верховным королем Ирландии, в которые вожди викингов также были втянуты, стал переломным для национального самосознания жителей Ирландии. До сих пор любые нашествия не воспринимались как опасность захвата и иноземного влады-чества, ибо междоусобные войны ирландских королей за звание Верховного коро-ля, склоки между отдельными племенами, еще не ставшими единым народом, бы-ли делом обычным. Впервые появился мотив всенародной борьбы с завоевателя-ми, тогда не вполне осознанный, но с каждым новым проявлением все более от-четливый. В 1014 году в битве при Клонтарфе (пригород Дублина) была одержана победа над датчанами, в сущности, положившая конец скандинавскому присутст-вию в Ирландии, хотя многие из викингов сражались в этой битве на стороне ир-ландцев и после остались в Ирландии.
  В 1169 началось англо-норманнское вторжение, в некотором роде подготов-ленное внутриирландскими распрями между королями Лейнстера и Коннахта. Вследствие сложных политических маневров в Ирландии появилась английская колония, называемая Пейл. В сущности, еще в 1154 году Папа Римский объявил Генриха 2, короля Англии, также и королем Ирландии. На протяжении следую-щих 200 лет здесь протекала, в общем-то, успешная ассимиляция ирландцами аг-ло-норманнских пришельцев (что случалось со всеми, приходившими на ирланд-скую землю). Однако в 16 веке Генрих 8 решил восстановить власть Англии над островом, бывшую в тот момент достаточно номинальной.
  Итак, английское завоевание в значительной степени состоялось, и началось формирование того национального характера, с которым страна пришла к началу 20 века.
  К противостоянию национальному добавилось и религиозное противостоя-ние, когда Генрих 8 порвал все связи с Ватиканом, положив начало англиканской церкви - английской версии протестантизма. Католичество в Ирландии начало всячески притесняться, а затем и искореняться - также и потому, что священниче-ство поддерживало бунтовщиков, а богатство ирландских монастырей не давало спокойно спать английской военной аристократии.
  Религиозная позиция в Ирландии всегда была очень сильна, в частности, еще и потому, что христианство здесь никогда не насаживалось сверху и почти не боролось с местной языческой культурой. Не стоит забывать и о том, что Ирлан-дия была второй после Рима христианской (католической) страной Европы (об этом не стоит забывать и при рассмотрении современной ситуации, часто непо-нятной нам, жителями сугубо атеистической страны, где религиозная традиция была благополучно изжита). Следует также учесть, что последователи одной кон-фессии (к тому же более старой) полагали всех остальных отступниками от истин-ной веры. Подчиниться и перейти в протестантство для второй католической страны Европы означало всем населением спрыгнуть в геенну огненную. Очевид-но, что мирным путем такой процесс пойти не мог. Очевидно также и то, что чем большим гонениям подвергается религия, тем более истинной она кажется. В Средней и Северной Европе, где протестантство было религией именно протеста, католичество было изжито как религия угнетателей. В Ирландии же на позиции религии угнетателей оказалось протестантство.
  Последовали века английского владычества, полные восстаний, тайных об-ществ и пассивного сопротивления, повальной эмиграции. По сути страна ни разу не объединилась в своей борьбе против Англии, крестьянские восстания и загово-ры аристократов сменяли друг друга, не достигая цели. Ирландскому правящему классу вдруг стало очевидно, что Ирландия - очень маленькая страна на краю ми-ра, не имеющая ни природных ресурсов, ни сколь-нибудь заметных богатств, и власть британской короны - единственный шанс для нее оставаться на европей-ской арене. В конце XVI - начале XVII вв. произошла колонизация Манстера, Ольстера и части Ленстера, не входивших в Пейл. За два века английские колони-заторы присвоили около 85% всех ирландских земель. 1688-1691 гг. произошло ирландское восстание, с трудом подавленное англичанами. В конце XVII - сере-дине XVIII вв. англичане боролись с ирландскими католиками, были изданы зако-ны о борьбе с католическими заговорами. В второй половине XVIII в. под давле-нием растущей оппозиции английское правительство вынуждено отменить ряд за-конов, восстановить автономию ирландского парламента. В 1798 г. было жестоко подавлено восстание за независимость. В 1801 г. парламентская автономия Ир-ландии ликвидирована, сам парламент упразднен, а ирландские представители по-лучили несколько мест в английском парламенте (согласно "Акту об унии"). В XIX в. Ирландия превратилась в аграрный придаток Англии. В 1829 г. английское правительство было вынуждено предоставить ирландским католикам пассивное избирательное право. В 30-е годы XIX в. стихийные выступления крестьян приня-ли характер настоящей войны против налогов, которые собирала метрополия. Раз-вернулось движение за разрыв англо-ирландской унии. В 1840 г. возникла Ассо-циация Рипилеров, внутри которой в 1848 г. образовалась более радикальная группа "Молодая Ирландия". В 1847 г. радикальные элементы национального движения основали Ирландскую конфедерацию, призывавшую к вооруженному восстанию, которое произошло в 1848 г. и было подавлено английскими властями.
  К началу 20 века ирландская ситуация, казалось, приобрела вечный и нераз-решимый характер. Представить, что через два десятка лет Eire (Ирландская рес-публика) приобретет независимость, не смог бы практически никто. Во время Первой мировой войны ирландцы попытались использовать затруднения Велико-британии, вспыхнуло ирландское восстание 1916г., которое, как и все предыду-щие, было подавлено. Ирландские сепаратисты вели переговоры с Германией о поставках оружия, ходили даже разговоры об открытии второго фронта против Великобритании.В 1919 г. президентом становится И. Де Валера. Явочным поряд-ком собранный в Дублине парламент провозглашает независимость Ирландии, ирландская республиканская армия (ИРА) разворачивает активные боевые дейст-вия против английских войск и полиции. В 1921 г. между Ирландией и Велико-британией подписан мирный договор, Ирландия получили статус доминиона. Шесть наиболее развитых в промышленном отношении графств тем не менее ос-тались в составе Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирлан-дии. В 1922-1923 гг. противники заключения мирного договора продолжают боевые действия, гражданская война не прекращается. В 1937 г. принята новая конституция, в соответствии с которой бывший доминион стал суверенным госу-дарством Эйре, лишь номинально связанным с Великобританией. Во время Вто-рой мировой войны Ирландия сохраняет нейтралитет, хотя определенные круги в Eire готовы были выступить на стороне Германии. В 1949 г. Ирландия провоз-глашена независимой республикой. Сообщено о выходе ее из состава британского Содружества. В 1955 г. Ирландия вступила в ООН. Казалось, Eire ушла с арены большой политики. Однако на протяжении многих десятилетий этой стране уди-вительно везло с политиками, которые знали достоинства и недостатки своей страны, приумножали первые и старались избавляться от последних. Вопреки сложившемуся мнению, Eire отнюдь не действует в разрезе политического курса Великобритании, что особенно наглядно показали события перед второй войной в Персидском заливе, когда Eire отказала США в возможности дозаправки военных самолетов в аэропорту Шэннон, и США пришлось искать возможность договора с Турцией.
  3. Северная Ирландия
  Ольстер (Ulster) - это историческая область Ирландии, включающая в себя 9 графств, 3 из которых на настоящий момент принадлежат Eire, 6 - Великобрита-нии. Соответственно, южные ирландцы никогда не назовут эту часть острова - Ольстером, они говорят - "шесть графств". Кроме того, конституция Eire состав-лена таким образом, что распространяется и на часть, принадлежащую Велико-британии; раздел Ирландии конституцией не признается. Само название - Оль-стер (Ульстер) - происходит со времен сакрального пятичленного деления Ирлан-дии от названия народа (уладов), проживавших на этой территории. Следует отме-тить, что по некоторым данным, улады были докельтстким народом, отличались от остального населения острова и временами находились с ним в противостоя-нии.
  Один из наиболее знаменитых героев кельтской мифологии, Кухулин, фигу-рирует в пантеоне обоих противоборствующих лагерей Северной Ирландии. Он присутствует в темах граффити как в протестантских кварталах, так и в католиче-ских. Однако каждый интерпретирует его участие в легендарной истории Ирлан-дии по-своему. Для националистов, Кухулин является символом Ирландии в борь-бе за свободу. На главной Почте Дублина, центрального места Пасхального вос-стания 1916 года, скульптура Оливье Шеппарда изображает тяжело раненого ге-роя приковавшего себя к скале, чтобы умереть сражаясь, лицом к врагу (англий-скому!). Таким образом, Кухулин отображается на республиканских граффити как "поборник" национальной идеи. Для лоялистского лагеря, напротив, Кухулин яв-ляется героем Ольстера, грозным воином, который уже более двух тысяч лет за-щищает это древнее королевство от набегов других ирландских королевств (Кон-нахт, Мюнстер, Лейнстер и Мит), как повествует знаменитый кельтский эпос "Tain Bo Cualnge" (Похищение быка из Куальнге). Кухулин является персонажем многих настенных рисунков посвященных военизированным группировкам лоя-листов.
  В то время как "Южная Ирландия" приобретает постепенно полную полити-ческую независимость между 1937 и 1949 (дата основания Ирландской Республи-ки), шесть из девяти графств исторической провинции Ольстер остаются под анг-лийским господством. Эта новая единица, называемая Северной Ирландией, бла-гополучная до 1972 и имевшая относительную внутреннюю самостоятельность, обладавшая собственным правительством и парламентом в Белфасте и все еще со-храняющая представительство в Вестминстере.
  Этот статус позволил протестантскому большинству унионистов осуществ-лять политику дискриминации по отношению к значительному католическому меньшинству (третья часть населения "шести графств"). Население Северной Ир-ландии состоит большей частью из протестантов, не считающих себя ирландцами и имеющих некие проблемы с самоидентификацией: они определяют себя как ольстерцы, лоялисты, унионисты, реже - англо-ирландцы. Разность вероисповеда-ния В Северной Ирландии имеет не только религиозное, но и вполне социальное значение. Протестанты и католики образуют две общины, каждая со своим жиз-ненным укладом, возможностями получить образование и работу, часто со своим районом проживания (в Северной Ирландии встречаются как города с четко опре-деленными протестантскими и католическими районами, полностью протестант-ские или католические населенные пункты, так и населенные пункты без четко выраженного разделения). [1]
  Имеющие очень мало представителей, как в парламенте, так и в муниципа-литетах из-за хитроумной избирательной системы, благоприятствующей протес-тантам, католики были около пятидесяти лет жертвами дискриминационных мер в области трудоустройства и жилищной политики. Кроме особенностей избиратель-ного право, дискриминация была (и в некоторой степени остается) обусловленной системой школьного образования. Школы в Ирландии делятся по религиозному принципу. Как правило, протестантские школы имеют лучшее (частное) финанси-рование, отсюда и более высокий уровень образования. Католические же школы финансируются только на муниципальном уровне, и образование дают такого ка-чества, что до семидесятых-восьмидесятых годов колледжи и университеты были практически закрыты для католического меньшинства. Отсюда, естественно и дискриминация в области трудоустройства, и более низкий уровень жизни. [2]
  Только во второй половине 1960 это безраздельное господство унионист-ского большинства начинает подвергаться пересмотру. Под влиянием "Движения за гражданские права " осенью 1968 проводятся первые большие демонстрации протеста. Они не требуют воссоединения острова, но настаивают на прекращении дискриминации и равенстве для всех граждан. Силовое вмешательство полиции (составленной практически только из протестантов) и унионистов, враждебных любой политической реформе, которая может урезать их привилегии, быстро пре-вращают эти мирные манифестации в жестокую конфронтацию. С лета 1969 на-чинается настоящая гражданская война, которая противопоставляет два лагеря, вызывая высадку первых английских войск: в августе, католический квартал Бог-сайд, в Лондондерри, превращается в полностью изолированный и контролируе-мый комитетом местной самообороны. Для националистов, "сражение при Бог-сайд " становится символом: еще сегодня можно прочесть на тщательно сохра-ненной стене уничтоженного дома надпись 1969 (регулярно обновляемую): "Сей-час вы входите в свободный Дерри". [1]
  Сама ситуация 60-70-х гг. была полностью спровоцирована вводом войск и неспособностью британского правительства даже помыслить о пересмотре поло-жения Северной Ирландии. Для британской политики в принципе свойственен консерватизм и бездумное подчинение традициям, традицией же в данном случае было подчиненное положение Ирландии и жестокое подавление любого ирланд-ского недовольства. После первых же силовых акций со стороны Британии еще не полностью исчезнувшие вооруженные группировки ИРА появились снова - тоже в силу традиции. Само поведение обеих противоборствующих сторон полностью повторяло то, что происходило в Ирландии на протяжении многих веков. Не толь-ко ввод войск на территорию Северной Ирландии, но и политика интернирования подозрительных лиц без суда, действия спецподразделений, направленные на фи-зическое уничтожение членов неугодных группировок и партий, безразличие к го-лодовкам заключенных - все это было обусловлено именно многовековой истори-ей конфликта. [3]
  С другой стороны, к проблеме Северной Ирландии нельзя подходить с тех же позиций, как к проблеме Ирландии в историческом плане. После пика насилия, пришедшегося на 60-70 годы, начали проявляться первые признаки разумности со стороны Лондона - что в штыки было встречено протестантским населением Се-верной Ирландии. Проблема Северной Ирландии - это не ирландцы и англичане, не "Алое и зеленое" (роман А. Мердок о событиях 1916 года), это прежде всего - католики и протестанты, "зеленое и оранжевое", Лондон же здесь выступает ско-рее в качестве судьи на ринге, которому часто достается от увлекшихся боксеров.
  Начиная с 60-х годов в Северной Ирландии, кроме ИРА, уже почти не иг-рающей никакой реальной роли, появились множество различных террористиче-ских и полутеррористических организаций. При этом протестантские организации зачастую были не менее, а то и более агрессивны, чем католические:
  Ассоциация обороны Ольстера (Ulster Defence Association, Северная Ирландия): Крупнейшая протестантская вооружённая организация в Северной Ирландии. ЮДА возникла в сентябре 1971 по инициативе Энди Тайри (Andy Tyrie) в ответ на терроризм ирландских экстремистов. При возникновени объеди-нила несколько групп протестантов. Цель деятельности - защита протестантского населения Ольстера от нападений террористов и противодействие попыткам отде-лить Северную Ирландию от Великобритании. Во время развязанной ПИРА в 1970-х бомбовой войны ЮДА проводило вооружённую кампанию для "защиты улиц". Идеологически ЮДА ориентируется на социализм, рассматривается как рабочая организация. На счету боевиков ЮДА многочисленные покушения, всего более 100 убийств. [8]
  Добровольческие Силы Лоялистов (Loyalist Volunteer Force , Северная Ирландия): ЛВФ - экстремистская террористическая группа, сформирована в 1996 из отколовшихся от "Сил Волонтёров Ольстера" боевиков. Причиной раскола СВО стало стремление его лидеров к мирному урегулированию конфликта в Оль-стере. Диссиденты ЛВФ стремились подорвать политическое урегулирование с ирландскими националистами. Они предпринимали нападения на католических политических деятелей и гражданских жителей, на протестантских политиков, приверженцев мирного договора. При создании организацию возглавил Билли Райт по кличке "Крысиный Король". Райт был убит в 27 декабря 1997 тремя бое-виками Ирландской Национальной Освободительной Армии в тюрьме Мэйз. По-сле Райта организацию возглавил Марк Фултон "Громадина". Убиство Райта в де-кабре 1997 стало причиной ряда нападений боевиков ЛВФ на католиков. В Порт-дауне ЛВФ организовала массовые беспорядки, в ходе которых экстремистами уничтожалась собственность католиков, предпринимались нападения на полицию при помощи снарядов с зажигательной смесью. Группа применяет при нападениях взрывчатку, огнестрельное и холодное оружие. От рук боевиков погибли в 1997 Шон Браун, Сэмус Диллон, Эдди Трэйнор. Другой мотив активизации терроризма лоялистов - стремление правительства ограничить ежегодно проводимые парады различных протестантских обществ. Крупнейший парад проводит Орден Оранжи-стов, насчитывающий до 100000 членов. В ответ на планы правительства терори-сты ЛВФ угрожали осуществить взрывы. 15 мая 1998 ЛВФ объявили односторон-нее перемирие и 18 декабря 1998 ими было сдано некоторое количество вооруже-ния. Хронология акций: 1 июня 1997 в графстве Антрим убит констебль полиции Грэг Тейлор. Причиной убийства стал запрет на проведение очередного ежегодно-го парада протестантов. 15 июля 1997 католик Бернадетт Мартин был застрелен. 28 декабря 1997 три террориста из автоматического оружия обстреляли Гостиницу Гленганнон. В результате нападения убит экстеррорист ИРА Сэмус Дилло; три человека ранены. 31 декабря 1997 террористы ЛВФ в северном белфасте убили католика Эдди Треанора. 5 декабря 1997 боевики ЛВФ убивают католика Джерри Девлина в северном Белфасте. [8]
  Ирландская Армия Национального Освобождения: ИНОА создана в 1975, на волне роста левоэкстремистского движения в Европе. Является воору-жённым крылом Ирландской республиканской социалистической партии, создан-ной вышедшими из "официальной" ИРА членами. ИНОА террористической дея-тельностью стремится заставить вывести из Северной Ирландии Британские вой-ска. Цель ИНОА - объединение Ирландии и создание на её территории марксист-ско-ленинского революционного государства. ИНОА осуществляла взрывы и воо-ружённые нападения на британских и ольстерских должностных лиц, представи-телей сил безопасности, протестантских лоялистов, членов протестантских мили-ции. Идеологическими расхождениями была вызвана продолжавшаяся некоторое время война с ИРА и ПИРА. Эта борьба продолжались с 1974 по 1977, когда осно-ватель ИНОА Сэмус Костелло был убит неизвестными террористами. Организа-ции перешли к совместной координации деятельности. Численность активных боевиков - около 20 человек. Средства добывают экспроприациями. Взрывчатку в начале 1980-х АНОИ поставляла "Аксьон Директ". Самый крупный акт - взрыв ночного клуба в 1982.XII, при этом погибло 17 и ранено 66 человек. ИНОА ответ-ственна за четыре убийства в Северной Ирландии начиная с 27 декабря 1997. [8]
  Силы волонтёров Ольстера (Ulster Volunteer Force): Протестантская пра-воэкстремистская террористическая группировка, сформирована в Северной Ир-ландии в 1966 для вооружённой борьбы с ирландскими террористами. Название ЮВФ приняло от существовавшей в 1913-1920 гг. лоялистской организации. ЮВФ объявила 21.V.1966 о планах уничтожения боевиков Ирландской Республи-канской Армии. Тогда же правительством Северной Ирландии ЮВФ поставлена вне закона. В последующие годы боевиками ЮВФ предпринята серия взрывов, покушений и убийств. 20.2.1979 судом Северной Ирландии за убийство 19 като-ликов (как правило, жертвы случайного выбора) к раздичным срокам заключения были приговорены 11 протестантских террористов (г.о. члены ЮВФ), считавшие свою деятельность местью за акции террора ИРА. ЮВФ выступает против каких-либо мирных переговоров с Ирландцами по вопросу о статусе Ольстера. Террори-стические операции: 28.6.1966 трём членам организации предъявлено обвинение в убийстве пяти ирландцев; убийцы приговорены к пожизненному тюремному за-ключению. 30.3.1969 террористы ЮВФ взорвали электростанцию и установку во-доснабжения Белфаста. [8]
  Ирландская Армия Продолжения (Совет Армии Продолжения, Continuity IRA): Радикальная республиканская организация, откололась от ИРА в 1994 году. Причина - несогласие с курсом ИРА на мирные переговоры по урегу-лированию североирландской проблемы. ИАП считает необходимым продолжать борьбу до воссоединения двух частей Ирландии в единое государство. ИАП от-ветственна за взрыв автомобильной бомбы, происшедший 14 июля 1996 года в Эннискиллен, Северная Ирландия, а также за взрывы 29 сентября (Белфаст) и 22 ноября (Лондондерри). В Лондондерри 30.10.1997 предприняли попытки терактов с помощью пластиковой взрывчатки сэнтэкс. Политическое крыло ИАП - отко-ловшейся от Шинн Фейн "Республиканская Шинн Фейн. [8]
  По логике самого конфликта, динамика массового сознания в протестант-ской общине воспроизводила с точностью "до наоборот" перемены в среде като-ликов. В ответ на "предательство" Лондона с его реформами, представлявшими угрозу для привилегий юнионистов, их гражданская мобилизация обретает край-ние формы - нетерпимости и религиозного экстремизма, готовности поддержать неконституционные действия протестантских военизированных организаций. Од-нако даже в протестантской общине мучительно медленно, но все же происходят важные перемены. И там потребности в новой политике вызывают к жизни ростки несектантского сознания, идет процесс своеобразного "окультуривания" экстре-мистских течений, придающего им (или, по крайней мере, наиболее способным к духовной и политической эволюции их элементам) социально осмысленный ха-рактер и делающего в принципе возможным сотрудничество и поиски компромис-са с противоположной стороной конфликта. С другой стороны, в католической общине идет консолидация на основе признания законности существующего ре-жима и совершается переход к конструктивной политической деятельности, фор-мируются партии нового для католиков типа - нацеленные на участие в преобра-зовании внутренней жизни и допускающие изменение конституционного статуса Северной Ирландии только законным путем. [5]
  Так были созданы важнейшие предпосылки для мирного процесса - поис-ков путей прекращения противоборства и решения проблем государственного устройства Северной Ирландии путем переговоров всех политических партий и групп, отвергающих насилие. Мирный процесс в 1984-1985 гг. начинали партии, представляющие католическую общину, без участия протестантской стороны. На этом этапе основной задачей мирного процесса становится подготовка перегово-ров всех заинтересованных сил, всех, без исключения, партий и движений, отвер-гающих насильственные пути выхода из кризиса, при участии правительств Вели-кобритании и Ирландской Республики. В ходе медленного, трудного продвижения к этим переговорам преодолевалось сопротивление юнионистских партий, с поро-га не допускавших на первых порах саму мысль об обсуждении внутренних про-блем Ольстера с его католической общиной, а тем более с привлечением "иностранного государства" - Ирландской Республики. [6]
  Проблему приобщения к переговорному процессу юнионистов решала на протяжении 70-х - 80-х годов консервативная партия Великобритании. Как "братская" для юнионистов организация, она по традиции пользовалась их дове-рием (в той, разумеется, мере, в которой доверие вообще мыслимо при архаичном, конфронтационном типе сознания). Достижением консерваторов стало утвержде-ние в ходе различных встреч, переговоров, предварительных соглашений второй половины 70-х - первой половины 90-х годов основополагающего принципа: любые перемены в конституционном статусе Северной Ирландии возможны толь-ко с согласия большинства ее населения. Он был воспринят протестантами как на-дежный базис будущих переговоров. В марте 1991 г. идея многопартийного диа-лога о разделении власти в будущем региональном законодательном органе между представителями обеих общин и о законности участия Ирландской Республики в обсуждении ольстерских проблем - идея, ранее горячо одобренная партиями на-ционалистического спектра, - была, наконец, поддержана и всеми юнионистски-ми партиями. [5]
  Дальнейшее развитие мирного процесса шло по линии сближения позиций сторон по самым острым вопросам. В 1992-1993 гг. обсуждались принципы воз-можного в будущем воссоединения страны. "Декларация с Даунинг-стрит 1993 года" провозглашала, что эту проблему должен будет решить референдум, на ко-тором свое отношение выскажет население обеих частей Ирландии. При этом Ве-ликобритания обязывалась свернуть свое военное присутствие, а Ирландская Рес-публика - отменить те статьи своей Конституции об особом положении католи-ческой церкви в государстве, которые на протяжении многих десятилетий служи-ли генератором страха и ожесточения протестантов. Тем самым отдельные пози-ции, которые сближались и согласовывались на протяжении многих лет, были за-фиксированы, пункты наиболее острых разногласий сняты и путь к будущему ми-ру в стране открыт. [7]
  Следующий этап мирного процесса предполагал изоляцию экстремизма, республиканского и лоялистского (ультра-юнионистского) терроризма, вытесне-ние и исключение его из политической жизни Северной Ирландии. Началом этого был сам факт согласия на встречу за "круглым столом" представителей всех пар-тий, исключая те, которые связывали себя с террористической деятельностью. Еще одним шагом должно было стать вовлечение в переговорный процесс партии Шин Фейн - при условии прекращения огня ИРА - и оказание дальнейшего давления на нее, чтобы избавить эту организацию от "генетической" предраспо-ложенности к терроризму и содействовать трансформации ее из "политического крыла" республиканского движения в нормальную системную партию. К сожале-нию, формировавшийся по крупицам в течение нескольких лет консенсус по дан-ному вопросу был взорван в 1996 г. фактическим отказом премьер-министра Ве-ликобритании Дж.Мейджора пригласить к столу переговоров Шин Фейн (эта пар-тия уже участвовала к тому времени в некоторых договоренностях) без выполне-ния ею новых предварительных требований, число которых возрастало. Позиция Дж.Мейджора была продиктована давлением юнионистов, от поддержки которых в британском парламенте во все возрастающей степени зависили консерваторы. Эта позиция стала непосредственным поводом для срыва перемирия, объявленно-го ИРА и длившегося более года, и для возобновления террористических акций на территории Великобритании. [5]
  В результате мирный процесс в Северной Ирландии опять зашел в тупик: все его достижения, завоеванные с огромным трудом не одним поколением поли-тиков и всем британским обществом, оказались принесенными в жертву "парламентской арифметике". Вывести его из тупика предстояло "новым лейбо-ристам" - той части руководства, которая готовила партию к очередным парла-ментским выборам, состоявшимся 1 мая 1997 г. Ольстерский кризис и связанные с ним перемены во всем строе общественной жизни провинции постепенно "откалывали" от экстремистских течений все новые слои ее населения, оставляя на прежних позициях лишь наиболее непримиримые группировки в обеих общи-нах. Так, в католической среде партия Шин Фейн, ведущая все более самостоя-тельную политическую жизнь, эволюционировала, отходя от традиций насилия. Эта партия все больше дистанцировалась от боевиков в республиканском движе-нии, действия которых на протяжении многих десятилетий оправдывались весо-мостью "аргумента силы" в вопросе о единстве Ирландии. Аналогичный процесс шел и в протестантской общине. Однако готовность к межпартийному диалогу, а следовательно, и к компромиссам, проявленная юнионистскими партиями и под-держанная значительной частью протестантского населения, не поколебала реши-мости наиболее ярых приверженцев лоялистских военизированных движений от-стаивать с оружием в руках исключительное право протестантов на Ольстер. Именно сторонники насилия в каждой из общин стали движущей силой событий лета 1997 г., которые создали впечатление начала нового раунда межобщинного противоборства. [7]
  Договоренности и их нарушение чередуются друг с другом с завидным по-стоянством. Решение проблемы, как очевидно, зависит уже не от политических, а скорее от культурно-общинных изменений. Пока остается возможным нападение на католических детей, идущих в школу по протестантской улице, останется и проблема Северной Ирландии.
  
  Заключение.
  История конфликта в Ирландии является классическим примером последст-вий колониальной политики. Единственное отличие этого случая от многих дру-гих, где борьба с колонизаторами постепенно перерождалась в терроризм, это то, что Ирландия находится в Европе, одном из самых спокойных в этом отношении регионов.
  История Ирландии показывает, что проблемы такого рода в принципе раз-решимы, но для решения такого рода проблем необходим разумный подход с обе-их сторон - или значительная доля удачи, как и произошло в случае с Eire, по-скольку очевидно, что в 20-е годы в ирландском конфликте не шла речь о разум-ном подходе.
  История же конфликта в Северной Ирландии, имеющего, по большому сче-ту, те же корни, что и отошедшая в прошлое ирландская проблема, но отличающе-гося от нее в значительной степени расстановкой сил, может служить примером того, что любые конфликты такого рода необходимо решать лишь цивилизован-ными мирными методами. Если даже в данном конфликте, осложненном многове-ковой историей взаимоотношений Англии и Ирландии, при нетерпимой позиции Великобритании к любым проявлениям терроризма (Великобритания не при каких условиях не ведет переговоров с террористами) и к любым проявлениям ирланд-ских протестов, в конце концов возобладали позиции мирного политико-культурного поиска решений, то такое возможно в любом конфликте подобного рода. Великобритании и населению Северной Ирландии для этого потребовались несколько веков национального противостояния, десятки лет терроризма и ответ-ных тайных акций британских войск, интернирования, неустойчивой жизни, но в конечном счете они пришли если не к примирению, то к готовности искать пути к этому примирению. Очевидно, что вхождение Северной Ирландии в состав Eire приведет к тому, что меньшинством станут протестанты со всеми вытекающими отсюда последствиями. С другой стороны, сам Дублин всегда был в значительной степени протестантским городом, хотя в силу своей роли столицы принужден был играть роль города католического.
  На настоящий момент проблема Северной Ирландии состоит не в том, что-бы войти или не входить в состав Eire, а в том, чтобы урегулировать отношения как между протестантами и католиками (отношения эти периодически взрывают-ся, как это происходило в 2000 году), так и между политической жизнью Северной Ирландии и Великобритании. Очевидно, что периодическое лишение провинции самостоятельного правления, а также система избирательного права, несколько раз менявшаяся, но так и не достигшая приемлемого уровня, не способствуют мирному течению жизни в регионе.
  Однако пример последних нескольких десятков лет показывает, что пробле-ма Северной Ирландии разрешима и будет со временем решена, ведь очевидно, что с 1972 года, когда произошло "кровавое воскресенье", уже достигнут большой прогресс.
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Никольски "Комбо"(Киберпанк) Л.Светлая "Мурчание котят"(Научная фантастика) М.Малиновская "Девочка с развалин"(Постапокалипсис) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"