Савченко Дмитрий Николаевич: другие произведения.

Креатология. Понимание продвинутыми физиками единства истоков научных знаний и богопознания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


  

Савченко Д.Н.

dn756@yandex.ru

  

Креатология. Понимание продвинутыми физиками единства истоков научных знаний и богопознания

   Сначала послушаем, что говорит лауреат Нобелевской премии, основоположник квантовой механики Макс Планк:
  
   Религия и наука нисколько не исключают друг друга, как это полагали раньше и чего боятся многие наши современники; наоборот, они согласуются и дополняют друг друга. Обе - религия и естественная наука - требуют для своего обоснования веры в Бога, но для первой (религии) Бог стоит в начале, для второй (науки) - в конце всего мышления. Для религии он представляет фундамент, для науки - венец разработки миросозерцания.
  
   Чем глубже ученые изучают Вселенную, чем больше открытий они делают на основе своих интуитивных озарений, тем больше обнаруживают в мироздании свидетельств порядка, разумного устройства и умного замысла - как сказал один современный астроном "отпечатков пальцев Творца".
  
   Мир есть таинство Божественного присутствия, средство единения с Богом. Нас окружает не мертвая материя, а живая и трепетная, пронизанная токами Божественной благодати, реальность, - свидетельствует епископ Диоклейский Каллист.- Вся вселенная - тот куст, перед которым стоял Моисей в священном трепете, неопалимая Купина, исполненная пламенем Божественной силы и славы (1, с. 8).
  
   Это мощное исхождение Бога из сущности Его вовне, эти нетварные потоки Божественной энергии, Лучи Божества, пронизывают каждый элемент, каждую самую малую частицу тварного мира. Бог есть Свет, и исхождение из Него есть Свет. Теофания буквально означает "Богоявление", исхождение Божества. Св. Григорий Палама доказал, что Лучи Божества, пронизывающие всё, есть Сам Бог, неизреченно присутствующий в каждом проявлении благодати. Итак, весь созданный Богом тварный мир является образно "морем света", невидимого присутствующего везде. Это свет от Отца светов исходит. Поэтому через "рассматривание творений" (Рим. 1, 20) открывается "невидимое Божие, вечная сила Его и Божество" (Рим.1, 20).
   Посмотрим как Лучи Божества, Теофании лежат в основе некоторых видов богословия, и современных наук.
   Апофатическое богословие как учение о Боге, отрицающее возможность Его рационального познания, так как Бог превосходит все понятия человеческого разума зиждется на мистическом углублении в неизреченное, "умным деланием".
  
   Апофатическое богословие неверно понимать как "отрицательное", в буквальном смысле этого слова. Положительная сторона апофатики - тайноведение, "ведение" несказанных тайн Господних (2, с.21).
  
   Любое мистическое озарение, как свидетельствует св. Григорий Палама, является исхождением нетварной Божественной энергии, Теофанией, изучаемой в ареале креатологии. Это - дар Божественной благодати. Таких примеров чрезвычайно много в истории Церкви. С.Л. Епифанович, описывая мысль св. Дионисия Ареопагита, лежащую в сфере христианской мистики, говорит о вершинах апофатического богословия. На высших ступенях этой отвлеченной апофатики ум удостаивается высочайшего мистического озарения, непосредственного познания Божества в состоянии экстаза. Это высшее состояние - состояние единения с Богом и обожения (
) - есть цель движений всего бытия, есть его конечное усовершение. Смысл жизни всех существ - стремиться к единению с Богом, получая высокие таинственные озарения от Него. Потоки этих озарений вечно изливаются в мир из неиссякаемого источника божественных щедрот, нисходя от высших ступеней бытия к низшим. Внутреннее содержание всех этих таинственных озарений переживается, конечно, каждым непосредственно.
   Протоиерей Кирилл Копейкин (кандидат физ. - мат. наук и кандидат богословия) так рассуждает: во-первых идет ссылка на св. Максима Исповедника: "Бог, будучи Светом по естеству, проявляется в свете по подражанию, как Первообраз в образе". Затем идет ссылка на убеждение средневековых физиков и метафизиков: "Свет есть принцип существования и принцип познания", убеждение абсолютно правильное, если средневековые физики понимали, что Свет есть исхождение Божие, Теофания. Далее отец Кирилл Копейкин почти подходит к "креатологическу пониманию" истоков научных знаний и богопознания, основанному на учении св. Григория Паламы:
  
   Сегодня в наших попытках установления со-ответствий между "внутренним" и "внешним" мирами мы дошли до предела возможностей объективных методов познания, до предела "формального именования" природных структур. Однако это вовсе не означает достижения предела возможностей познания вообще. В силу изначальной со-устроенности с миром человек, углубляясь в себя, осмысляя формальные структуры своего логоса и соотнося это о-смысленное содержание с окружающей реальностью, может глубже проникнуть в суть вещей, наполняя формально-математический аппарат своих фундаментальных теорий экзистенциально переживаемым и интуитивно ясным смыслом (1,с 98-101).
  
   Заметим, что в сноске к этому тезису отец Кирилл Копейкин приводит очень интересную мысль Шафаревича И.Р.:
  
   Математика сложилась как наука...в религиозном союзе пифагорейцев и была частью их религии. Она имела ясную цель - это был путь слияния с божеством через постижение гармонии мира, выраженной в гармонии чисел...Тогда, почти в самый момент ее рождения уже обнаружились те свойства математики, благодаря которым в ней яснее, чем где-либо проявляются общечеловеческие тенденции...Она теперь может послужить моделью для решения основной проблемы нашей эпохи: обрести высшую религиозную цель и смысл культурной деятельности человечества (1, с. 99).
  
   Далее о. Кирилл Копейкин пишет:
  
   Только человек, сотворенный по образу и подобию Божию и вовлеченный в бытие, пред-стоящий Творцу, опытно, - в личном опыте этого предстояния, - познает суть тварности как отношения с Богом. Оставаясь же вне личностного отношения к Творцу, мы не можем постичь тайну тварности, ее нельзя сделать предметом объект(ив)ного, - т. е. от-страненного анализа: это отношение познается лишь изнутри его. Только из личного опыта пред - стояния Богу, из опыта верности и веры обретаем мы подлинное знание мира: "верою познаем, - свидетельствует апостол, - что веки устроены Словом Божиим, так что из невидимого произошло видимое" (Евр. 11, 3).
  
   Как постулирует креатология, человек есть "микрокосмос", хотя мыслители древней Эллады высказали эту мысль много веков назад. Но то, что рождается новое и оно появляется в научном познании чрез интуитивный процесс древние мыслители не знали. Глубина творения нового "из ничего" как говорит святитель Палама, зависит только от личности ученого и от нисходящих Лучей Божества, "прозрений", инсайта. Теперь послушаем о. Кирилла Копейкина:
  
   Стремление к более глубокому проникновению в суть бытия чрез наполнение умо-зрительных форм современного естествознания смысловым экзистенциально переживаемым содержанием может привести к переменам, масштаб которых трудно переоценить. Если удастся сделать хотя бы первый шаг в этом направлении, это будет означать начало колоссальной и всеохватывающей переориентации науки а, следом за ней, и всей наукоемкой технократической цивилизации. До сих пор человек шел по пути о-свое-ния внешнего про - странства. Сегодня логика познания понуждает нас, достигнув границ внешней пространственности, обратиться к своему "внутреннему пространству", к тому миру, что сокрыт в сердце человека. Пытаясь установить уже не просто формальное, но бытийственное со-ответствие между внутренним универсумом человека и внешним универсумом космоса, мы сможем приблизиться к обретению уже не информации, но знания о мире. Если это произойдет, объективно-безличная наука начнет приобретать "личностное", "человеческое" измерение (1, с. 99-100).
  
   Таким образом, в современной физике в соответствии с рассуждениями о. Кирилла Копейкина задачей объективного познания является участие человека-творца, при обязательном действии на него благодати Божией (Теофании), позволяющей быть в синергии с Творцом. А это уже чисто креатологическая задача.
   Современная наука, особенно физика, подошла к пределу своих возможностей понять окружающий мир, Вселенную. Теории изумительной красоты сменяют одна другую или существуют рядом.
   Достаточно близко приблизился к креатологическому пониманию, основанному на учении св. Григория Паламы, русский ученый, физик-теоретик В.В. Кассандров. В своей статье "Мир, сотворенный из Света" показан поиск в фундаментальной физике первичного Принципа, лежащего в основании Мира. В. Кассандров представляет процесс поисков отдельной группы физиков, которые идут не от физики, а от математической (числовой, геометрической) структуры, возможно лежащей в основании физики. Эта линия философии, идущая еще от Пифагора, Платона и Плотина, вдохновляла многих ученых, на поиски единого Кода Природы.
   В ХХ веке, - пишет В. Кассандров, - ей отдали "дань" крупнейшие представители теоретической физики - Дирак, Эддингтон, Уиллер и Эйнштейн (во второй половине жизни). "Вся история Вселенной соответствует свойствам всей последовательности целых чисел" - писал Поль Дирак. Наиболее "продвинутая" часть физиков-теоретиков, развивающих теорию суперструн постоянно наталкивающихся на изумительную красоту математических структур, возникающих в современных физических теориях, также исповедуют эту философию. В биологии, неопифагорейская парадигма стала особенно популярна после открытия генетического Кода, кода Живого.
   В. Кассандров, исследуя идеи великого ирландского физика У. Гамильтона об определяющей роли кватернионов по отношению к структуре трехмерного физического пространства и структуре физического времени обнаружил глубокие связи алгебры кватернионов с другими фундаментальными физическими и математическими структурами: с теорией твисторов Р. Пенроуза, со структурой изотропных (светоподобных) геодезических, с теорией особенностей, с исключительными геометриями Вейля-Картана и т.д. Отсюда исходный путь к алгебраической физике через кватернионы, через Число, - размышлял В. Кассандров, - представляется наиболее последовательным как с математической, так и с философской точек зрения.
   Английский историк философии Артур Хилари Армстронг (название его книги "Истоки христианского богословия. Введение в античную философию") размышляет:
  
   ..учение самого Пифагора было приблизительно следующего содержания. То, что делает душу божественной, это ум, способность знать вечную неизменную истину. Эта истина является элементом формы, порядка, отношения, предела и гармонии во вселенной, которая представлена, прежде всего, музыкальной гармонией, фиксированными отношениями гаммы, и порядком небесных тел, пары, которая для Пифагора тесно связана. "Числу все вещи подобны" - фундаментальное пифагорейское высказывание, интерпретируемое разными способами в разное время .., но всегда подразумевающее, что сущность вещей в некоторых случаях может быть полностью выражена в числовых категориях: длительная и сложная цепь развития от этой древней теории приводит к современной математической физике (3, с. 13 - 14).
  
   "Числу все вещи подобны" - очень похоже на точку зрения В. Кассандрова, да и многих современных физиков.
   Сформулировав основные принципы алгебродинамики, В. Кассандров пришел к гипотезе о комплексной геометрической структуре Мира. В. Кассандров говорит:
  
   С каждым из решений уравнений алгебродинамики связана структура светоподобных прямолинейных лучей (на математическом языке эта структура носит название изотропной конгруенции лучей). Такая 3-мерная "световая река", плотно заполняющая всё пространство, с физической точки зрения порождает представление о релятивистски инвариантном эфире, в некотором смысле заменяющем собой т.н. "физический вакуум" и конкретизирующем его структуру.
   Как и вакуум, пучки этих светоподобных лучей представляют собой некоторую первичную предматериальную сущность. При этом частицы - сингулярности поля - по отношению к световой структуре являются известными из геометрической оптики каустиками, т.е. областями концентрации системы лучей, её фокусами (в общем случае протяженными, т.е. занимающими некоторую область и обладающими определенной формой и динамикой).
   Таким образом, мы приходим к изумительно красивой картине рождения материи светом. Точнее, следует говорить не о свете, а о структуре, предшествующей свету и порождающей в том числе и сами частицы наблюдаемого света (отметим, что соответствующие "фотоноподобные" решения действительно были обнаружены в алгебродинамике /4/). Поток этого первичного Света, Предсвета, имеет внутреннюю "тонкую" структуру: он представляет собой, по видимому, суперпозицию огромного числа различных составляющий "субпотоков", локально независимых, но порождающих всю "плотную" материю на огибающих общей системы - каустиках (5, с. 299-280).
  
   Достоверность возникшей картины Мира подкрепляется ее законченностью и неожиданностью, - пишет В. Кассандров. В этой картине он обнаружил и ряд впечатляющих ассоциаций с Библией:
  
   Хочется просто восторгаться красотой этой картины и благодарить Бога за возможность осознать, прикоснуться к ней и через формулы, и через отвечающие им предматериальные и материальные структуры. Нет ничего в Мире, кроме первичного Света, божественного потока Предсвета, пронизывающего всю Вселенную, вечного и непрерывно меняющегося; формирующего каждую частицу и, с другой стороны, имеющего всякую частицу своим источником; творящего движение, эволюцию и самое Время, дающего Жизнь.
   "В Начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог... Всё через Него начало быть...В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его" (Ин 1: 1-5) (5, с.280-281).
  
   Этот первичный светоподобный поток, порождающий всю материю Вселенной (включая и частицы видимого света), этот Предсвет, может рассматриваться как релятивистски инвариантная теория эфира.
   "Согласно классификации метафизических парадигм алгебродинамика должна быть отнесена к дуалистической геометрической парадигме, отличной от эйнштейновской и опирающейся на две обобщенные категории: бикватернионной структуры В и единого поля, определенного на структуре В и подчиняющегося условиям Коши-Римана. Третью известную категорию частиц предлагается искать в виде особенностей первичного поля. Алгебродинамика представляет собой развитие ряда ранее предлагавшихся программ типа геометродинамики Дж. Уиллера, теорий частиц в виде солитонных решений тех или иных нелинейных полевых уравнений. Упрощенные варианты теорий такого рода обсуждались в работах Я.П. Терлецкого, Д.Д. Иваненко, К. П. Станюковича и их школ" (6, с. 13).
   В статье С.А. Векшенова и Ю.С. Владимирова "Об основаниях математики и физики" констатируется принципиальной важности факт: основания современной физики вошли в непосредственный контакт с основаниями современной математики.
   Современная физика, - пишут в статье "Метафизика и исследовательские программы теоретической физики" авторы, - опирается на геометрические представления о пространстве и времени, которое мыслится на основе сформированного математиками понятия непрерывного множества. Пространство-время охватывает сразу весь физический мир, включая в себя все места и моменты времени. Понятие пространственно временного континуума дало физике огромные блага, позволило описывать физическую реальность при помощи дифференциальных уравнений, но одновременно явилось источником многих трудностей в виде расходимостей (бесконечных выражений) в теории поля и появления ряда парадигмальных проблем. В статье обсужден ряд соображений, заставляющих усомниться в необходимости опоры физики будущего, особенно физики микромира, на непрерывный пространственно-временной континуум. Отмечается, что он необходим в рамках ныне господствующей теории поля, основанной на концепции близкодействия. Однако в физике представлена и альтернативная ей концепция дальнодействия, к которой отсутствует понятие поля. В работе обращается внимание на возможность построения теории микромира, опирающейся на систему представлений, независимую от классических понятий и не нуждающееся в наличии пространственно-временного фона. Эта теория, развиваемая Ю.С. Владимировым, названа "бинарной геометрофизикой". В ней ставится задача вывода (обоснования) классического пространства-времени, исходя из неких более элементарных понятий, присущих физике микромира. "Бинарная геометрофизика непосредственно описывает элементарное звено всякого микропроцесса - перехода системы из одного в другое состояние. Более сложные процессы трактуются как цепочки элементарных звеньев. Классическая теория с понятием эволюции возникает только для случая достаточно сложных макросистем, обладающих памятью о реально осуществившихся событиях". В исходных понятиях этой теории отсутствует континуальное множество, а есть лишь дискретная совокупность элементов (состояний частиц). Непрерывное множество возникает лишь как эффективное средство описания достаточно большого количества осуществившихся событий (6, с. 9-11).
  
   В статье Ю.С. Владимирова "Метафизический принцип фрактальности в физике" констатируется сближение физики с метафизикой. Говорит Ю.С. Владимиров:
   Метафизика, понимаемая как учение о первичных (предельных) принципах и началах (категориях) бытия, знания, культуры, проявляется в двух подходах к реальности: холистическом и редукционистском. Холизм основан на таком понимании мира, при котором целое рассматривается как доминирующее и предшествующее своим частям. Холизму противостоит редукционизм, расщепляющий единое н части, понимаемые как предшествующие целому. Оба эти подхода имели важное значение и дополняли друг друга в процессе познания мира.
   Чрезвычайно важным фактором метафизического характера является выделенность в редукционистском подходе троичности базисных начал (частей целого).
   В фундаментальной теоретической физике это три физические (метафизические) категории: (П-В) пространство-время, (Ч) частицы (на квантовом уровне - фермионы) и (П) поля переносчиков взаимодействий (бозонов: фотонов, Z - бозонов, глюонов и т.д.) (6, с. 86-87).
  
   В ХХ веке, - пишет Ю.С. Владимиров, - в теоретической физике доминировали теории, в которых строилась физическая картина мира не на трех, а на меньшем числе из названных или обобщенных метафизических категорий. Значительные результаты были получены в построении теорий на базе двух метафизических категорий: обобщенной, объединяющей в себе две категории, и оставшейся. Такие теории Ю.С. Владимировым названы дуалистическими. Но поскольку имеется три варианта объединения двух категорий из трех, следует различать три таких типа метафизических дуалистических парадигм, или другими словами, три миропонимания одной и той же физической реальности.
   На основе достижений фундаментальной теоретической физики ХХ века показано, что метафизика составляет иерархию из 8 метафизических парадигм, которые представляют собой взгляд на единое мироздание с разных точек зрения. Произведен сравнительный анализ физических теорий и программ на основе метафизического принципа фрактальности. Предложено различать три вида фрактальности: по сущности, по качеству и по количеству. Термин фрактал был введен в 1975 г. Бенуа Мандельбротом в его книге "The Fractal Geomtry of Nature" для обозначения нерегулярных, но самоподобных структур. "Фракталом, - по определению Б. Мандельброта, - называется структура, состоящая из частей, которые в каком-то смысле подобны целому" (6, с.88).
   Ю. Владимиров выявил тенденцию перехода от триалистической к монистической парадигме, в соответствии с которой физика предыдущего столетия представляет собой некую промежуточную стадию на пути к холистической парадигме. Проведенный анализ дал возможность обоснования в рамках монистической парадигмы основ новой физической теории - бинарной геометрофизики, разрабатываемой Ю. Владимировым. В этой теории используется математический аппарат бинарных физических структур, открытых в работах Ю.И. Кулакова (6, с. 8-9).
   Мышление современных физиков под влиянием полученных знаний о физической реальности и потока новых открытий и фактов в естествознании склоняется к пересмотру взглядов на религию и ее роли в мире. Такие классики теоретической физики ХХ века как Гейзенберг, Паули, Нильс Бор, А. Эйнштейн понимали что искусственное разделение знания и веры искусственно и такая точка зрения долго не продержится. В. Гейзенберг писал:
  
   Мне такое разделение немного не по душе. Я сомневаюсь, что человеческие общества могут долгое время жить с таким резким разграничением знания и веры (7, с. 209).
  
   Крупнейший физик, астрофизик и космолог ХХ века Джине говорит:
  
   Современная научная теория заставляет нас думать о Творце, работающем вне времени и пространства, которые являются частью Его творения, так же, как художник находится вне своего холста (8, с.405).
  
   Альберту Эйнштейну принадлежат следующие слова:
  
   Истинную цель для человека определяет религия. Однако в вопросе о том, к каким средствам следует прибегнуть для достижения этой цели, есть что сказать и науке. Те, кто желает познать истину во всей полноте, придают науке форму, конструируют её, стая её в определенные рамки. Однако в основе науки, в её началах опять же в значительной мере присутствует религия. Я не могу себе даже представить какого-либо ученого, лишенного глубокой веры (9, с.13).
  
   Вернер фон Браун (1912-1977), физик, один из основоположников космонавтики, руководитель американской космической программы писал:
  
   Я не могу понять ученого, который не признавал бы Высшего Разума во всей системе мироздания, равно как и не мог бы понять богослова, который отрицал бы прогресс науки. Религия и наука являются сестрами (8, с.395).
  
   Такие примеры можно было бы продолжать достаточно долго.
   Новосибирский ученый Ю.И. Кулаков в "Прелюдии к Теории Физических Структур" пишет:
  
   Необходимо коренным образом пересмотреть и изменить формы взаимоотношений науки и христианской культуры, сделать их более тесными, открытыми и толерантными. Наконец, остается понять, какое место занимает физика и математика в Единой картине Мира, включающей в себя не только физическую реальность, но и явление жизни, феномен человека как личности и существование Бога как Высшего Сверхличностного Первоначала всего сущего. Эти вопросы обсуждаются во втором томе настоящего издания (Теория физических структур,10, с.20).
  
   В Теории физических структур дана точная формулировка понятия фундаментального закона и строго математически доказано существование и единственность всего четырех априорно допустимых форм фундаментальных законов физики и геометрии. Создан новый математический аппарат - исчисление кортов, адекватно "описывающий свойства и строение рационального фундамента Мира Высшей реальности, "платоновской тенью" которого является наблюдаемый нами Мир материальной действительности" (10, с. 22-23).
   Теория физических структур - это новое научное направление, говорит Ю.И. Кулаков, - основная цель которого - опираясь на специально разработанный для этой цели математический аппарат, ответить на вопрос:
   - Что скрывается за общепринятыми понятиями, хорошо знакомыми еще с детства, со школы, с университета, такими как масса и сила, температура и энтропия, энергия, пространство и время, инерциальная система отсчета, физические законы, атомы, поля и элементарные частицы?
   - Что стоит за такими разделами математики как логика, линейная алгебра и евклидова геометрия, теория групп и теория колец?
   - Что скрывается за такими фундаментальными понятиями математики как определитель, производная, элементарные функции, числа
, "золотое сечение" ? = 1.618..., аналитическая геометрия? (10, с.61).
  
   В Теории физических структур изучаются общие структуры, лежащие в основании фундаментальных физических законов и возникающие как следствия существования сакральной (от лат. Sacer - священный) симметрии, накладывающей на вид фундаментальных физических законов существенные ограничения:
  
   Характерное отличие Теории физических структур от ортодоксальной физики Ландау состоит в следующем: ортодоксальная физика изучает физические законы, исходя из внешних наблюдаемых физических явлений; объектом изучения Теории физических структур является внутренняя сущность физических законов, физических величин и понятий (10, с.18).
  
   Ю.И. Кулаков нашел строго определенный математический объект (физическая структура), заменяющий туманное философское понятие "сущность" (кантовская "вещь в себе").
   Ю. Кулаков решился на весьма дерзкое и смелое деяние: перестроить и построить всю физику на основе Теории физических структур. Эта программа весьма обширна, значительна и перспективна. Уже сейчас известные из средней школы физические понятия, величины и законы приобрели новый смысл и занимают свое законное место в Единой физической картине мира. Говорит Ю. Кулаков:
  
   Мы живем в удивительное время, когда ...современная наука, не желая в этом признаться, вплотную подошла к тому понятию, с отрицания которого она начала своё победоносное шествие более трёхсот лет тому назад, - к понятию Бога. Уже один только более глубокий совместный анализ оснований физики и биологии позволяет убедиться в этом. Поэтому необходимо коренным образом пересмотреть и изменить формы взаимоотношений науки и христианской культуры, сделать их более тесными, открытыми и толерантными (10, с. 20).
  
   Детально разработанная физико-математическая теория, претендующая на роль основания физики, обладающая глубоким мировоззренческим смыслом, Теория физических структур лежит в основе теоретической холономии, изучающей общие законы и строение Мира как единого целого, то есть области знания, промежуточной между математикой, естествознанием и современной онтологией (холономия - учение об Универсуме, рассматриваемом как единое целое). При этом учет онтологии, как учении, совмещающем в себе научное и теологическое познание, делает для Теории физических структур, принципиальную возможность войти в лоно Креатологии, как глобальной науки о взаимодействии человека-творца с парадигмами мировой цивилизации.
   Священник Даниил Сысоев заявил о науке как форме религиозного мышления в докладе, сделанным в Институте Европы РАН. Наука изучает вполне ощущаемый реальный мир (который Церковь называет чувственно постигаемым). Так, например, к сфере своей деятельности она относит Солнце, Луну, звезды, Землю. Религия говорит о совершенно тех же реальностях, о том же самом Солнце, Луне, Земле, которые по ее убеждению сотворены сверхприродным Богом. Утверждается, что Бог продолжает также ими управлять, с точки зрения православного христианства - Бог Вседержитель. Он до сих пор вмешивается в этот мир, а не ушел в недостижимые высоты, и следствия этого вмешательства вполне ощутимы и нашим органам чувств. По какому же признаку мы разведем эти две реальности, которые аппелируют к одному и тому же виду опыта?
   Более того, с точки зрения, например, православного христианства, сами по себе законы науки являются лишь частным случаем проявления воли Бога. С этой точки зрения познаваемость мира обеспечивается тем, что он поддерживается именно Великим Интеллектом, Который имеет некоторое сродство с интеллектом человека. Лишь благодаря этому, собственно, и возможно познание мира. Поэтому, на мой взгляд, такое разведение двух реальностей - искусственно, ни на чем не основано. Сделано оно в целях того, чтобы подчеркнуть тем самым исключительный статус некоей мифологемы, претендующей на звание единственно научной. Безусловно, атеизм - это тоже мифологема. Я употребляю слово "мифологема" безоценочно, ни в коем случае не как оскорбление, а скорее в том смысле, который придает этому понятию А. Лосев в своей "Диалектике мифа". Но смешивать атеизм и науку совсем не корректно. Попробую показать почему.
   Во-первых, с точки зрения христианства (да и просто здравого смысла) наука имеет очень ограниченную сферу деятельности. Попробуем показать эти границы. Безусловно, все то, что говорится под именем науки о дочеловеческом мире не является таковой вообще. Почему? Потому что все эти представления не подпадают под те минимальные требования, например, воспроизводимость, проверяемость, с которыми со времен Ф. Бекона связано само понятие науки. Как-то Честертон замечательно сказал: "Немногие замечают, как мало знают ученые о доисторических временах. Чудеса науки непрестанно восхищают нас; но они возможны лишь потому, что фактов все больше. Когда речь идет об открытиях или изобретениях, доказательство - это опыт. Но никакой опыт не поможет создать человека или увидеть, как он был создан. Изобретатель может понемногу создавать аэроплан, даже если складывает цифры на бумаге или куски металла у себя во дворе. Когда он ошибется, аэроплан его поправит, свалившись на землю. Но если ошибется антрополог, рассуждающий о том, как наш предок жил на дереве, предок, ему в поучение, с дерева не упадет. Нельзя взять к себе первобытного человека, как берут кошку, и смотреть, ест ли он себе подобных и умыкает ли подругу. Нельзя держать первобытное племя, как держут свору собак, и смотреть, насколько развиты племенные инстинкты. Словом, когда занимаешься прошлым, надо полагаться не на опыт, а на свидетельства. Однако свидетельств так мало, что они не свидетельствуют почти не о чем". Точно также можно много говорить о том, насколько согласуется Большой Взрыв с учением о творении мира. Но надо помнить, что Большой Взрыв никто никогда не видел и не увидит. И убедиться в том, был он или нет невозможно до тех пор, пока мы не научимся оборачивать стрелу времени назад, все прошлое будет находиться вне сферы научного способа познания мира
   Другими принципиальными границами применимости науки является трехмерное пространство Вселенной и воспроизводимость события. Всякий феномен не могущий быть воспроизведенным, автоматически выпадает из прямого поля действия науки. Так что научное познание очень немощное и, конечно, принципиально неспособно дать полную картину мира, объективно отражающую реальность.
   С точки зрения христианства наука должна была действовать только в своих узких рамках, и, если она хочет нормально существовать в рамках христианской цивилизации, она должна быть служанкой богословия. Это ее старое место, с которого она просто взбунтовалась и сбежала, но ни к чему хорошему это не привело. Богословию хуже от этого бунта не стало. Оно у нас такое же самое, какое было 2000 лет тому назад. Откровение, слава Богу, не меняется. Это происходит вовсе не из-за какого-то застоя, а потому что совершенство принципиально не может развиваться. Развиваться может только нечто несовершенное. Напротив, неизменность есть как раз признак абсолютного знания просто по определению: раз оно абсолютно, оно не развивается. А вот относительное знание может (и неизбежно будет) развиваться. Оно, если не основано на абсолютных основах, будет не просто двигаться, а начнет метаться в разные стороны, отвергая как глупость то, что вчера считалось истиной в последней инстанции (Извлечение из доклада священника Даниила Сысоева - 12, с.202-203).
   В последнее время наблюдается тенденция движения в сторону православной религии многих физиков, мыслящих широко и разносторонне, движения, основанном на понимании действия в мире Сверхразумного Интеллекта, Сверхразумного Ума, Первопричины всех видов мудрости и ума. Их, таких продвинутых физиков весьма немного, но они соответствуют новому физическому мышлению, новому высокому профессиональному уровню. Они хотят действовать в рамках христианской цивилизации, в рамках стирания границ между наукой и религией. А это означает решение чисто креатологической задачи, задачи синтеза науки и религии.
   В.В. Кассандров, Ю.С. Владимиров, Ю.И. Кулаков очень близко подошли к креатологии (стоящей на столпе учения св. Григория Паламы). Однако в своих исследованиях к сожалению, они не учитывают роль человека-творца, созданного по Образу Божию.
   Новая парадигма: изложенная ранее идея теории алгебродинамики В.В. Кассандрова (5, 4), теория физических структур, предложенная в работах новосибирского ученого Ю.И.Кулакова (10, 11), а также бинарная геометрофизика, предложенная Ю.С.Владимировым и дают сильное и мощное продвижение к пониманию фундаментальной структуры реального физического мира. Но, можно повторить опять: не учитывается человек-творец при формировании новых парадигм. Любая парадигма относительна, ибо она основана на интуиции творца теории, интуитивные основания относительны, сегодня торжествует одна теория, завтра - другая. Наука должна стоять на основании Божественного учения, данного Богом святым и Отцам Церкви, ибо интуитивное озарение творца теории является Лучом Божества, нетварной Божественной энергией.
   В книге игумена Иоанна Экономцева: "Православие, Византия, Россия" (13) принципиально освещается образ Бога-Творца в человеке. Здесь автор исследует трактовку творчества св. Григорием Паламой. Образ Божий в человеке, - пишет игумен Иоанн Экономцев, - приводя свидетельство св. Григория Паламы, - святой видит прежде всего в способности человека творить. Дар творчества по глубокому убеждению св. Григория Паламы определяет человеку особое место в мироздании, выделяя его из Него:
  
   В самом деле, Мы только одни из всех созданий имеем, кроме ума и рассудка, еще и чувства. То, что естественно соединено с рассудком, открывает разнообразное множество искусств, наук и знаний: земледелие, строительство домов, творчество вещей из ничего, - разумеется, не из совершенного небытия, ибо это уже дело Божие,- но все остальное дано людям... Ничто подобное никогда не свойственно ангелам (13, с.179) .
  
   И далее игумен Экономцев говорит, что каждая личность уникальна, неповторима. Отсюда её абсолютная ценность. Её уничтожение равносильно крушению мира, космической катастрофе. Но отсюда, же её трагическая обреченность на одиночество. Прорыв, выход из своей самости реализуем лишь в творчестве, устремленном к познанию и самовыражению.
   Творческое познание всегда богостремительно, оно не может удовлетвориться дурной бесконечностью относительных истин, ему нужен абсолют:
  
   Удивительна для эпохи, в которой жил Григорий Палама, его мысль о том, что человеческое творчество есть творение из ничего. В самом деле, истинное творчество есть созидание нового качества, не существовавшего до того в природе. Оно не сводимо к другим качествам и не может возникнуть из количественных манипуляций, которые сами по себе бесплодны. Это абсолютное прибавление к тому, что существует в мироздании. Это космический акт, продолжение божественного творения мира (13, с.180).
  
   Призванный Богом к творчеству, - продолжает игумен Иоанн Экономцев, - человек не в состоянии самостоятельно, без помощи Божией, совершить творческий подвиг, имеющий космическое значение. Об этом свидетельствуют признания всех великих художников о вселяющейся в них необъятной сверхрассудочной силе, причем творческий процесс осуществляется в состоянии творческого экстаза, при наитии Святого Духа с необыкновенной легкостью и быстротой. И вот самое удивительное извлечение из творений св. Григория Паламы:
  
   Каждый человек является божественным избранником. Люди различаются лишь разнообразием харизматических даров, талантов, а также способностью и готовностью принять божественную благодать. Те, кто проповедуют, те, кто исцеляют, те, кто занимаются познанием, и вообще все те, кто получают благодать Божественного Духа, имеют харизматический дар, больший или меньший, каждый в своей области. Так Павел благодарит Бога за то, что знает больше иностранных языков, чем другие(1 Кор.14, 18), но и тот, кто обладает меньшим, также имеет дар от Бога... В самом деле,.,.звезды отличаются между собой по сиянию (1 Кор.15, 51),но вместе с тем ни одна из звезд не лишена света... Каждый человек, который достоин этого, по-разному приобщается к великому дару Духа... Но даже те, кто имеют немного и в неясной форме, по сравнению с превосходящими их людьми, приобщаются ко всему божественному свету (13, с.181).
  
   Владимир Соловьев исследовал состояния безумия и вдохновения в зависимости от качества духовной силы, входящей в человека. Таким образом он различал положительное вдохновение (наитие свыше) и одержимость, бесноватость. Последняя творить не может (13, с.181). Истинное творение всегда от Бога, даже если сам автор не сознаёт этого.
   Креатология, занимающаяся исследованием творческой деятельности при взаимодействии талантливой личности с потоком парадигм, присущих различным формам общественного сознания, получает неожиданный вывод: Богопознание, идущее от религиозной интуиции и научное знание, идущее от интеллектуальной интуиции, исходят от Бога! И то и другое знание есть Дар Божественной благодати!
   С.Л. Головин приводит интересный факт:
  
   Известный эксперт в области теории информации, директор Германского Федерального Института физики и технологии, профессор Вернер Гитт подсчитал, что если бы мы записали информацию всех библиотек мира на сверхсовременные микросхемы компьютерной памяти, они составили бы стопку, соизмеримую по высоте с расстоянием от Земли до Луны. Но если бы мы только могли записать то же количество информации на молекуле ДНК, объем носителя не превысил бы 1% от размера булавочной головки! Хотя над созданием мегачипов трудились бы целые коллективы лучших в мире специалистов в области информационных технологий, плотность записи информации в биологических системах в
раз превышает наилучшие достижения человеческого разума (14, с.21).
  
   Вот вам и один из "отпечатков пальцев Творца"!
   Теперь рассмотрим замечательное высказывание Поля Дирака, получившего Нобелевскую премию в области квантовой теории гравитации:
  
   Самым фундаментальным свойством природы представляется то, что основные физические законы описываются математическими теориями величайшей красоты и силы, требующими математического знания высочайшего уровня. Бог - великий математик и Он в сотворении Вселенной использовал математику высочайшего уровня.
  
   Итак, получение научного знания для талантов и талантов высшего уровня предполагает действие силы Единого, ВсемогущегоТворца и Законодателя. Мы стоим на пороге появления новой кардинальной парадигмы: научная мысль возвращается к положению: антропный принцип при сотворении мира, наличие конечной цели развития мира и действие Промысла Божьего, понимание мира как единого живого организма. В результате стираются противоречия между научными, философскими и религиозными знаниями и складывается заявленное креатологией единое целостное непротиворечивое мировоззрение.
   Православное Предание говорит о Творце очень просто: "Ты всё расположил мерою, числом и весом" (Премудр.11, 21). Поэтому все исследуемые наукой связи явлений природы имеют математическое выражение. Поэтому многие ученые при глубоком погружении в проблему исследования ощущают связь с неведомой личной Силой, руководящей их работой. Для ученого становится ясным, что его интуиция, ведущая к открытию, есть связь с Богом и зачастую он приходит к признанию ведущей роли православного духовного начала в познании действительности. Таким образом, познание представляет собой процесс приобщения человеческого разума к вечным идеям (логосам) Божественной Мудрости и сам процесс познания направляется Богом в соответствии с Промыслом Божиим о данном человеке и мире.
  
  
   Автор сообщает, что он открыл свой сайт (www.dn756.narod.ru), где находятся оригинальные статьи и др. научные труды, во всей полноте и без вырезания формул из статей, что делает статьи пустым манекеном. Кстати, Вы можете скачать в полноте статью: "Мотивационный коллапс талантливой и гениальной личности и Теофания".
  
  
  
  

Литература

  
      -- Христианство и наука. Сб. докладов конференции. Моск. Патриархат. Отдел религиозного образования и катехизации. М.: 2001, 344 с.
      -- Скляревская Т.Н. Словарь православной церковной культуры. СПб, "Наука", 2000, - 280 с.
      -- Армстронг Артур Х. Истоки христианского богословия. Введение в античную философию. СПб.: "Изд-во Олега Абышко", 2006. - 256 с.
      -- Кассандров В.В. "Алгебродинамика: Предсвет, частицы - каустики и Поток Времени". // журнал "Гиперкомплексные Числа в Физике и геометрии" N1, т.1(1), М.: 2004, с. 91-101.
      -- Кассандров В.В. Мир, сотворенный из Света// Христианство и наука, сб. докладов конференции. Моск. Патриархат. Отдел религиозного образования и катехизации. М.:2004. - 300 с.
  
   6. Метафизика. Век XXI. Сб. трудов под ред. Ю.С. Владимирова. М.: Бином. Лаборатория знаний. 2006.
      -- Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое. М.: Наука, 1989. - 280 с.
      -- Фомин А.В. Доказательство существования Бога. Аргументы науки в пользу сотворения мира. - М.: 2005. - 544 с.
      -- Albert Einstein, Science, Philosophy and Religion: A Symposium, 1941, ch.13.
      -- Кулаков Ю.И. Теория Физических Структур (Математические начала физической герменевтики) М., ООО "Компания Юниверс Контракт", - 2004. - 847 с.
      -- Кулаков Ю.И. Элементы Теории Физических структур. - Новосибирск, изд-во НГУ, 1968.
      -- Божественное Откровение и современная наука. Альманах. Выпуск 2, под ред. свящ. Даниила Сысоева, кандидата богословия и Колчуринского Николая, кандидата психолог. Наук. - М.: изд-во храма пророка Даниила на Кантемировской, 2005. - 208 с.
   13 Экономцев Иоанн, игумен. Православие, Византия, Россия. Сб. статей: "Христианская литература", М.: 1992.
      -- Головин С.Л. - Мировоззренческая обусловленность научного исследования/ Сотворение. Альманах общества креационной науки. - М.: Паломник, 2002, 334 с.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   19
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Хант "Свадьба в планы не входила"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Баланс Темного 2"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"