Савельев Дмитрий: другие произведения.

Лишний мир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Агитки - Плашки для авторов Хотел было удалить из-за низкого качества, но решил доработать (после "Приговора"). Пока оставляю, так как есть. Персонажи и миры книги Сергея Садова использованы с его разрешения.

  ПРОЛОГ
  
  Я постоянно пытаюсь забыться в работе. Благо работа это позволят. Её объём таков, что иногда приходится оставаться ночевать в офисе. Но, когда дел становится чуть поменьше, нет-нет, да всплывут в памяти эти воспоминания. Воспоминания ли? Привиделось может... Да, скорее всего.
  Но отчего же тогда мне становится так тоскливо, когда кажется что словно кто-то издалека, почти неслышно, произносит имена этих людей. Этих детей... Интересно, какими они стали сейчас? Увижу ли я ещё хоть кого-нибудь из них? И смогу ли снова встретить её?
  Хотя, о чём это я? Это же всего лишь моя фантазия. Не более...
  
  ГЛАВА 1
  
  Утро. Вновь наступило утро. Я лежал в своей постели. Вставать не хотелось. Думать тоже. Вчера... О вчера не хотелось даже вспоминать. Родители... Я их, конечно, люблю, но иногда они доводят меня до бешенства. Так напиться! Не знаю, как им, а мне перед гостями было стыдно. А ведь те сидели почти трезвыми... И не скажешь ведь им ничего - мол, маленький ещё, что бы что-то понимать.
  Устав лежать, я встал. Выйдя в общую комнату увидел их... О, Боже! Ну за что мне это! Я то в чём виноват? Отец лежал на диване, приложив ко лбу полотенце, смоченное холодной водой, а мама тихо стонала во сне. Больно! Интересно, они хоть догадываются, насколько больно мне видеть их такими! Или они думают, что я ничего не замечаю?
  От этих размышлений меня отвлёк звон будильника. Поскольку я "жаворонок" - встаю очень рано, часиков в пять-шесть утра. А сегодня поспал, немного подольше, что, в общем-то, не удивительно после того, что было вчера, и проснулся уже ближе к семи, тому времени, на которое был заведён будильник. Отец попытался выключить его, но лишь скинул с прикроватной тумбочки. В результате чего, ему всё же пришлось встать. При этом он ругался такими словами, какие мне слышать явно не полагалось. Наконец выключив будильник, он отправился будить маму. Она пробормотала в ответ нечто нечленораздельное и отвернулась. Меня вновь пронзила боль. Не физическая, а та, которая в сотни, нет, тысячи, раз хуже. Неужели они не понимают, что если не остановятся, то опустятся до уровня простых алкоголиков? Тут отец заметил меня, попытался злобно сверкнуть глазами, но видимо головная боль в результате его попытки дала о себе знать, и он поспешно приложил к руку к голове, сопроводив это действие очень выразительным:
  - Ох!
  Я отвернулся. Было противно. Боль сменилась злостью. Я вновь повернулся к нему, что бы высказать ему, все, что думаю об их попойках, но слова замерли у меня на языке - ведь они всё-таки мои родители. Тогда я убежал к себе в комнату и расплакался.
  Сегодня был понедельник. Ненавижу этот день. Выходные закончились, нужно снова идти в школу. А школа для меня - это настоящее испытание. У меня нет и никогда не было друзей, зато "врагов" - хоть отбавляй. Хотя врагами их называть - слишком много чести будет. Так, кучка зажравшихся детей богатеньких родителей, державшие в страхе всех остальных школьников. С ними встречаться не хотелось никому, а вот они постоянно искали встреч с такими одиночками, как я. Эта Команда, как они себя называли, встретила меня на крыльце школы брошенной под ноги петардой. Ощущение не из приятных. От испуга я упал ничком на лесенку и закрыл голову руками. "Выживем!" - с этим девизом я всегда переживал такие и не только такие трудные моменты. Поднявшись, я увидел, восемь подростков, таких же, как и я, смотрящих на меня с презрением. Глядя на них, пошёл вперёд, к дверям. Те дружно перекрыли проход. Они молчали. Хотя бы сказали чего. Страха не было. За себя я не боялся уже давно. Подойдя к ним вплотную, я попытался, растолкав их пройти в дверь. Это мне не удалось, а вот обвинений от них, что мешаю стоять там, где им нравится, дождался. Теперь боль была уже не эмоциональной, а физической. Удары следовали один за другим. У них это называлось "отдыхать". Отдыхали они довольно часто и не только на мне. Сжавшись в клубок на земле, я тупо ждал, когда прекратятся удары. Наконец прозвенел звонок, и мои мучители поспешили на занятия. Я же лежал, тихо всхлипывая. Должно быть, жалкое зрелище, но для меня это было не важно. На первый урок я не пошёл. Мне требовалось привести себя в порядок - не в таком же виде перед учителями показываться. Посмотрев на себя в зеркало не увидел там ничего непоправимого.
  Со второго по пятый урок была библиотека. Если вдуматься весьма странное название - библиотеку мы что ли изучать должны? На самом же деле просто занятия проходили в библиотеке. С какой целью? Понятия не имею. Что мы там изучаем? Тоже сложный вопрос. Как-то нам там рассказывали об инопланетянах. В другой раз предлагали запомнить и назвать несколько цифр, а затем слов.
  В библиотеку мы ездили в город рейсовым автобусом. Собравшись на школьном крыльце, весь наш 8-В класс пошёл на ближайшую остановку. Ждать транспорт долго не пришлось. Уже через пять минут кряхтя, дымя и пыхтя. подъехал старенький ЛАЗ-42021. Мы загрузились в него. Со мной одноклассники, как обычно, старались избегать разговоров. Некоторые из них считали, что с головой у меня немного не того, на что мне было глубоко параллельно.
  Неожиданно автобус "чихнул" и сделал резкий рывок вперёд. Мотор машины задымился и заглох. Водитель вышел из кабины.
  - Это надолго? - спросила его наша учительница литературы, сопровождавшая нас.
  - Посмотрим, - неопределённо ответил тот и открыл крышку мотора.
  В салоне послышался тихий шёпот вечно не довольных пассажиров - бабушек и дедушек:
  - Неужели нельзя было автобус перед рейсом проверить?
  - Так им-то что? Не самим же ехать.
  - Ну что он там копается! Уже давно починить всё должен был!
  - Да это он просто ехать не хочет, вот и делает вид, что автобус сломался!
  - Да, совсем нас возить не хотят, ещё говорят и льготы отменят!
  - Нормальный автобус посылать не хотят! Вечно на этой развалюхе ездим!
  - А надо жалобу на них написать! И на водителя с кондуктором тоже! А то совсем работать не хотят!
  В салон вошёл водитель и шёпот смолк.
  - Приехали, - сказал он, - дальше своим ходом не могу.
  В салоне снова зашептались. Кондуктор связалась по мобильнику с диспетчерской службой, и вновь в автобусе повисла тишина.
  Закончив разговор, она сообщила:
  - Нам отказываются выслать замену. Нет свободных машин. Дальше - только пешком.
  Весело! Автобус сломался посреди леса, а кроме него здесь нет никакого общественного транспорта. До посёлка - километров 18-20, до города 20-22. И куда теперь? Тем более что наша учительница в истерику, похоже, впала. Стоит посреди леса и смеётся. А весь класс ошарашено на неё смотрит, вместо того, чтобы думать, что делать теперь. Набравшись, толи смелости, а толи наглости я подошёл к ней и со всей дури залепил пощёчину.
  - Рома, ты чего? - спросила она удивлённо, словно очнулась от каких-то мыслей. Весь класс перевёл глаза с дико хохочущей Анны Ивановны на меня.
  - У вас была истерика, - сказал я.
  - Мы где? - задала они идиотский вопрос.
  - В лесу, - ответил я.
  Дальнейший диалог оказался весьма содержательным:
  - А что мы тут делаем? - Анна Ивановна.
  - Стоим и разговариваем, - я
  - А как мы сюда попали, - Анна Ивановна
  - На автобусе, - я указал не него.
  - А зачем? - Анна Ивановна
  - В библиотеку ехали, а автобус сломался, - я.
  Вообще у меня появилось такое ощущение, что её из-за угла кто-то мешком с кирпичами по голове стукнул.
  - И что теперь делать, - спросила она
  Я аж дар речи потерял. Она что, меня спрашивает?! Неожиданно она всё же опомнилась:
  - Ой, что это я такое говорю? - и, повернувшись к классу, добавила, - возвращаемся в Клочки.
  Клочки - это название нашего посёлка. А называется он так, поскольку расположен на небольших островках суши прямо посредине болота. Население Клочков - около четырёх с половиной тысяч человек. Согласитесь, не так уж и мало. Очень много частных домов - избушек, но есть и пятиэтажки. Кто их додумался на болоте строить для меня видимо навсегда останется загадкой. Несмотря на такое количество людей, проживающих в посёлке, в Клочки ведёт только одна дорога, и та не асфальтированная. В дожди её размывает так, что и не проедешь. Правда автобус ходит регулярно. Один. Три раза в день. Так что выехать в город всё же можно.
  Приказ учительницы был вполне разумен, и мы пошли назад. Я старался держаться подальше от остальных (что поделаешь, привычка, выработанная годами). Впереди шла Анна Ивановна, я же замыкал шествие, уставившись себе под ноги, дабы не ступить в какую-нибудь лужу, которых было в избытке. Впереди зашушукались. Я подняла глаза. Ко мне обернулся Максим и сказал:
  - Смотри!
  Я посмотрел. Увиденное удивило меня меньше, чем то, что Максим заговорил со мной. Впереди, всеми цветами радуги, ярко светясь, было нечто. Оно было безумно красивое и находилось прямо на дороге. Я почувствовал желание подойти поближе, прикоснуться к этому многоцветью, забрать с собой хотя бы частичку его. Видимо другие испытали тоже самое. Шедшая впереди Анна Ивановна уже подошла к этому нечто. Её рука потянулась к столь красивой... вещи? Она дотронулась до неё и в тот же миг исчезла. Мои одноклассники казалось даже не заметили этого. Они приближались к нему, с той же целью, что и наша учительница...
  Есть у меня одна особенность. Очень часто я сначала делаю, а уже потом думаю. Так было и в этот раз. Это надо остановить, - молнией пронеслась мысль у меня в голове и я ринулся к... предмету?, распихивая всех. Подойдя к нему, я хотел было остановиться, но не тут-то было! Оно буквально тащило меня к себе, никакие мои попытки ухватиться за деревья, траву, за воздух, в конце концов, не увенчались успехом. Краем глаза я видел, как наблюдают за моими действиями одноклассники. Видимо мои мучения не прошли зря, и те стали отходить от этого нечто. А потом развернулись и побежали в противоположенном направлении. Это было последнее, что я успел увидеть. Затем ясное безоблачное небо надо мной, твёрдая земля под ногами и запах весеннего леса сменились многоцветьем. Оно было везде: надо мной, подо мной, по сторонам. Оно обволакивало меня, то сжимаясь, то отступая. Наконец это закончилось и я оказался на небольшой поляне. Вокруг был берёзовый лес. Листья наливались жёлтым цветом, и падали под ноги. Вся поляна была устлана жёлтым ковром из них... Сейчас же весна, - подумал я. Потом: Если здесь я, здесь должна быть и Анна Ивановна. Надо будет найти её. Вспомнив уроки ОБЖ, я выудил из памяти, что, потерявшись в лесу, что бы тебя нашли, нужно оставаться на одном месте. Но уже из личного опыта знал, что помочь выйти из леса может мобильный телефон. Нужно просто определить направление, откуда идёт более устойчивый сигнал. Достав мобильник, я обнаружил, что сигнала нет совсем. То есть и позвонить я никуда не смогу. Вот влип! И что я на это нечто кинулся? Нет было, просто развернуться и уйти? Помочь одноклассникам захотелось! Много они мне помогали, да?
  Оставаться на месте не хотелось. Интуиция подсказывала, что здесь меня не найдут, даже если искать будут. А ей я привык доверять. Пойдя наугад, как мне казалось, по прямой я довольно быстро вышел на небольшую тропку. Решив, что куда-нибудь она всё равно приведёт, пошёл по ней. Солнце уже начало клониться к закату, а конца-края тропе ещё не было видно. Заночевать в лесу? Ну нет! Лучше и в темноте продолжать идти, а дорогу себе можно мобильником освещать. Так я и прошёл всю ночь, без каких-либо приключений. На рассвете лес расступился и перед моим взглядом открылось засеянное кукурузой поле. Сейчас осень, по крайней мере здесь. А раз так то люди должны работать на полях - время сбора урожая. Устав за прошедшие сутки я сел на землю, привалившись к ближайшему дереву, решив дождаться появления людей, и не заметил, как заснул.
  
  ГЛАВА 2
  
  Меня кто-то тряс за плечо. Несильно. Как будто бы стараясь не обидеть. Я нехотя открыл глаза. Передо мной стоял странно одетый человек, лет тридцати пяти и удивленно смотрел на меня. Я же посмотрел на небо. Солнце было в зените. Сколько же проспал? Видимо недолго.
  - Кто ты? - спросил он.
  - Рома, - представился я.
  - А почему не работаешь на полях? - этот вопрос прозвучал елейно сладким голосом, в котором я почувствовал угрозу.
  - Но это же не мои поля! - ответил я.
  Человек рассмеялся.
  - Откуда ты? - отсмеявшись, спросил он.
  - Из Клочков, - честно сказал я
  - Далеко же тебя занесло, однако, - он поозирался по сторонам, - пойдём.
  Я даже не понял, что это было - требование, просьба или приказ. Но, справедливо рассудив, что ещё хуже будет вряд ли, пошёл с ним.
  - Меня зовут Нат, - представился человек. Странное имя, - подумал я.
  Остальную дорогу мы шли молча. Я в полусонном состоянии просто тупо брёл за проводником. Поля же оказались не такими бесконечными, как мне показалось сначала. Довольно быстро мы дошли до поселения.
  - Поля, - сказал Нат.
  Вот как будто бы я этого не вижу! Но всё оказалось не так просто. Это было название посёлка. При входе в него нас встретила... стража! Стража, вооружённая мечами! И это в 21 веке! Сонливость с меня как рукой сняло.
  - Кто с тобой, Нат? - спросил один из стражников.
  - Это мой брат Рома, - ответил мой спутник. Я удивлённо посмотрел на него.
  - Но он же намного младше тебя!
  - У нас один отец, но разные матери.
  - Нат, только под твою ответственность. Если что будет не так, сам знаешь, что тебе светит.
  - Ну разве я когда-нибудь подводил вас?
  Стражники подняли глаза к небу и очень выразительно промолчали.
  - Пошли, - шепнул мне Нат.
  Мы зашли за стены посёлка. Да куда же это я попал?! Машин не было, были лошади и повозки ими запряженные. Верхом ездило много таких же стражников, как те, что стояли на воротах. Люди ходили прямо посреди улицы - никаких тротуаров, а уж тем более асфальта не было и в помине. Некоторые мостовые были мощёнными. Вокруг были только частные дома. Вдалеке виднелось строение, выделяющееся от остальных. Высотой оно было этажа в четыре и имело круглую форму, а наверху был шпиль. Проследив за моим взглядом, Нат сказал:
  - Это горлв.
  - Это что? - не понял я.
  Теперь была очередь Ната удивляться.
  - Горлв - это здание, где собирается власти поселения, - объяснил он.
  Вот теперь понятно, что-то вроде нашей администрации или мэрии.
  - А кто главный в посёлке, как он называется, - спросил я.
  Вот тут надо было видеть глаза Ната, округлившиеся почти до правильного круга. И как ему только такое удалось? Но всё же он ответил:
  - Горвл.
  Итак, посёлком правит горвл, который находится в горлве. Языколомательно, ничего не скажешь.
  - Мы пришли, - сообщил Нат.
  Перед нами был небольшой деревянный дом (впрочем, кирпичных я тут вообще не видел), достаточно ухоженный и разрисованный разными картинками.
  - Заходи! - сказал человек, и чуть погодя добавил, - Это мой дом.
  Я зашёл. Следом вошёл мой проводник и закрыл за собой дверь.
  - Есть хочешь? - спросил он.
  Ещё бы я не хотел - более суток без еды, о чём и сообщил хозяину дома.
  - Разносолов предложить не могу, но вот суп из форели, - это всегда пожалуйста. Больше, к сожалению, ничего нет, - сказал Нат, наверно тебе тоже это форель уже осточертела. Видимо мой лимит удивления ещё не иссяк. Форель? Осточертела? Тем не менее, не выказав удивления, я согласился на сей супчик. Себе Нат тоже налил немного похлёбки и пригласил меня за стол.
  - Поговорить надо, - сказал он.
  Это желание явно было взаимным, и потому я первым начал задавать мучившие меня вопросы.
  - Почему при входе в Поля ты назвал меня своим братом?
  - А ты бы хотел оказаться за отказ от работы на полях в темнице? - ответил Нат вопросом на вопрос.
  - Но это же не мои поля!!
  - Горвлу это без разницы. Каждый житель или гость посёлка должен отрабатывать барщину - работа на полях, принадлежащих власти, четыре дня в неделю обязательна для всех после старше девяти лет. А ты явно не их этих мест. Откуда ты на самом деле?
  - Я сказал правду. Из Клочков.
  - Ну да! А я тогда правитель Беспределья.
  - Правитель чего? - я подавился.
  - Беспределья. А что смешного-то не понял Нат.
  - Откуда такое странное название.
  - Так ты даже ни из этого государства? - Нат явно пребывал в растерянности, - Беспределье называется так, потому что землям его почти нет предела.
  Тут я не выдержал и захохотал. Нат уставился на меня, как на больного. Причём на всю голову. Ну с другим у меня это слово ассоциировалось!
  Отсмеявшись, я продолжил есть суп.
  - Так как ты здесь оказался? - спросил хозяин дома.
  - Зачем тебе? Всё равно не поверишь, - ответил я.
  - А вдруг? - не сдавался Нат.
  Ну, уж коли знать хочет, то пожалуйста. Сам в конце концов напросился. И я рассказал.
  Под конец рассказа тот смотрел на меня, как на душевнобольного, наверняка гадая, каким образом избавиться от меня как можно быстрее, но не находил повода для подобных действий. В конце концов, он выдал:
  - Рома, ты как себя чувствуешь? Нормально? Может маг-врача позвать?
  И это он меня спрашивает, нормально ли я себя чувствую? Что за маг-врач такой?
  - Да всё в порядке, - ответил я, - Предупреждал же, что не поверишь.
  - Ты прав, не верю! Ну не может просто такого быть, - по-моему, попытался оправдаться он.
  - Я же тебя верить не заставляю. Ты спросил, я рассказал. Закончим на этом. Лучше о себе расскажи. Мне вот до сих пор интересно, почему ты меня в свой дом привёл.
  - Когда я был двенадцати лет, - серьёзно сказал помрачневший Нат, - мои родители не смогли отработать барщину. Тогда пришёл местный горвл, и приговорил к смерти их и мою сестру, ей тогда 16 было, а казнить начинают с 14 лет, за неповиновение. Был бы я старше, и меня не было сейчас в живых. Но судьба распорядилась по-другому. Такой властью, которая убивает детей, многие недовольны. Сейчас те, кто мыслит, так же как и я, готовят мятеж против правителя Беспределья. Большинство из них работает в Страже. А потому вероятность успеха мятежа очень велика. Я один из мятежников. Мы хотим либо отмены барщины вообще, либо чтобы нам за неё платили. А ещё хотим, что бы нам хватало денег на еду, на одежду для наших детей. И самое главное, отмены смертной казни. Хотя бы до 19 лет.
  - Но почему ты рассказываешь это мне, - вопрос был вполне закономерный, как мне показалось.
  - Потому что я хотел бы, что бы ты встал на нашу сторону. Использовать тебя, как шпиона, - ответил Нат, - Подростки в этом отношении подходят идеально, их никто не замечает. А ты ещё, насколько я понял, и домой сейчас попасть не можешь. А я мог бы предложить тебе пожить тут. Хотя и не верю я в эту сказку про другой мир...
  - А если я не соглашусь, - спросил я.
  Нат лишь хищно усмехнулся. И слетела с него та маска доброжелательности, которую он нацепил до этого.
  
  ГЛАВА 3
  
  Наступила ночь. Хозяин дома уснул, а я напряжённо думал. Что-то не сходилось. Что за бред - предлагать первому встречному, да ещё и подростку, стать шпионом?! Да ещё при этом рассказать, что мятеж они готовят! И то ли он меня за психа принимает, то ли я действительно с ума схожу! Конечно, можно просто плыть по течению, но вот не хочется как-то. Да и домой вернуться хотелось бы. А кто мне в этом помочь может? Кажется Нат что-то о магах говорил. Вот к ним-то мне наверно и надо. И не нужны мне тут все их перевороты с мятежами. Меня это вообще не касается! Пусть сами разбираются. Хотя Нату, конечно, спасибо - накормил, ночевать в доме оставил... Да и хоть что-то понятно стало - параллельный мир это наверное. Ну, или меня кто-то из-за угла пыльным мешком с кирпичами по голове хорошо так шандарахнул. Так что нахожусь поди сейчас в психушке, лежу себе на кровати, а вокруг меня врачи с сёстрами бегают... Ладно, этот вариант пока оставим, как бездоказательный... Надо как-то этих магов найти. Спрошу завтра у Ната. А сейчас - спать!
  
  Вот люблю я сны! Это же как кино! Но чтоб такое приснилось! Стою я, в общем, посреди дороги, а на меня директор моей горячо любимой школы напасть пытается. Крылами машет! (И откуда они у него?), хвостом об асфальт (а он откуда - в Клочках ни одной асфальтированной дороги нет) бьёт, а рога на голове... Ух! И не страшно мне совсем. Смешно! Что это он о себе думает? Напасть на меня? Как этот бред в его рогатую голову пришёл? Ведь я же...
  
  Кто "я же" такой досмотреть не успел. Нат разбудил.
  - Вставай, - говорит, - на поля пора.
  - А времени-то сколько? - спрашиваю.
  - Да шестой час уже.
  Вот это ничего себе. Если шестой час уже, то во сколько они встают обычно? Я конечно привык вставать рано, но после последних событий хотелось выспаться.
  - Собирайся уже! - почти кричит Нат, - К шести уже на полях надо быть.
  - А завтрак? - спросил я.
  - Так ты его проспал.
  
  На полях мы встретили тех двух стражников, что стояли вчера на воротах. Они поздоровались с Натом, а меня просто проигнорировали. Не очень-то и хотелось вобщем-то!
  - Нат, отойдём на пару минут, - тихо сказал один из них, видимо думая, что я не услышу. Вот только чем думал, если его шёпот был таким, что казалось услышали и на другом конце поля.
  - Можешь говорить при Роме. Он знает, - ответил Нат.
  - Ну, сколько раз тебе говорить! Нельзя всех и каждого в наши планы посвящать, - вскипел стражник, - Где гарантия, что он к правителю сейчас же докладывать не побежит?
  И действительно - где гарантия? Никаких обещаний я никому не давал, и давать не собирался.
  - Не побежит, Эл, не побежит, - сказал Нат с весьма странной для меня уверенностью.
  Ну, побежать-то не побегу, а вот пешочком может и пойду. Потом Нат с Элом отошли подальше, и дальнейшего их разговора я не слышал.
  Время в поле пролетело почти незаметно. Никогда раньше не думал, что работать с землёй - это такой тяжкий труд. Весь в мыле я наконец-то выпрямился, чтобы сегодня больше уже не сгибаться. Посмотрев на небо, увидел, как с юга набегают небольшие облака, постепенно сливаясь в одну большую тучу. Спустя несколько минут невдалеке сверкнула молния и загрохотало. Люди с благоговейным трепетом уставились наверх. Ещё секунду они стояли, а потом, сорвавшись с места, побежали со спринтерской скоростью под навесы, которые были установлены на небольшом расстоянии друг от друга на протяжении всех полей. Нат не был исключением. Мятеж устроить хотят, а сами простой грозы боятся. Я же был только рад ливню. Он хорошо освежил разгорячённое тело и прогнал усталость из мышц.
  Постояв под дождём ещё некоторое время, я подошёл к Нату. Тот уставился на меня, как на приведение.
  - Ты остался жив? - только и смог выговорить он.
  - Вот прям, как в средневековье! Вы что все, грозы испугались что-ли? Это всего лишь...
  - Дожди убивают, - прервал меня Нат, - Та вода, что льётся с неба, разъедает сначала кожу, а потом мясо, доходя до костей. Долгая и мучительная смерть, от которой не будет спасения, если на тебя попала хоть капля. Потому-то я и не понимаю, почему ты жив.
  Кислотные дожди? Если так, то действительно - почему я жив? Ладно - жив и хорошо! Некогда тут о всяких мелочах думать! Надо к магу как-то попасть. Но вот как это сделать? Не у Ната же спрашивать, где он живёт!
  Когда мы возвращались с полей, мятежник решил зайти на базар. И потащил меня с собой. Пришлось терпеть. На базаре пахло... рыбой. И это притом, что вокруг были одни поля и даже ни намёка ни на какой бы то ни было водоём! Форель. Все продавали форель. За пять килограмм форели брали одну медную монету. Были конечно продукты и подороже. Рис например. Или пшено. Наиболее дорогим был чёрный хлеб. За булку просили восемь золотых! Неожиданно кто-то взвыл, своим голосом, напоминая милицейскую сирену:
  - Держи вора!
  Я посмотрел туда, откуда доносился вой. Необъятных размеров торговка стояла за прилавком (и как это она туда целиком уместилась?) и вопила:
  - Де-е-е-ержи-и-и-и во-о-о-о-ора!!!
  Вокруг начал собираться народ. Тем временем охранник привёл к торговке воровку. Ей оказалась девочка примерно моего возраста, весьма миловидная, каштановые волосы её были распущены до плеч, а вот в глазах сверкала злоба.
  - Ваше? - спросил он торговку, выкладывая на стол перед ней буханку чёрного хлеба.
  - Моё! - категорично заявила торговка, что почему-то заставило меня усомниться в правдивости её слов.
  - Что будет с девочкой? - шёпотом спросил я у Ната.
  - Либо казнят, либо пожизненная каторга в рудниках, в зависимости от её возраста, - ответил он.
  - А её родители?..
  - В подобных ситуациях родителям не сообщают.
  Вот ничего себе. Родителям не сообщают! Я аж дар речи потерял! Нужно что-то срочно делать, жалко же её. Может ей просто есть нечего, а тут...
  Не обращая внимания на протесты Ната, я подошёл поближе к торговке, лихорадочно соображая, что я могу предпринять. Вот только в голову ни одной мысли почему-то не приходило. А торговка тем временем стала требовать, что бы девчонку казнили. Причём прямо здесь, на базаре. Ну что за садистка такая?
  - Почём у вас эта буханка? - спросил я у торговки.
  - У тебя нет столько денег!
  И откуда она знает?
  - И всё же? - не сдавался я. Внимание охранников стало потихоньку перебираться с девчонки на меня.
  - Двенадцать золотых.
  Подошедший Нат аж присвистнул. Охранники тоже уставились на неё, как на душевнобольную, полностью утратив контроль над девчонкой. Даже подошли поближе к прилавку! Я же всем своим видом показывал ей, беги, мол! Но она стояла на месте, как вкопанная! Это ж надо так тупить! Тогда набравшись смелости, а может просто наглости, я схватил с прилавка эту злосчастную буханку и побежал к ней. Охранники просто не успели среагировать. Эффект неожиданности, ничего не скажешь! Торговка вновь завопила. На этот раз её вопли немного отличались содержанием от предыдущих:
  - Де-е-е-ержи-и-и во-о-о-о-ров!!! - голосила она.
  Я же, добежав до девочки, схватил её за руку и потащил за собой, надеясь, что нам удастся скрыться. Но, как известно, надежды юношей питают. Меня то бишь. Скрыться не удалось. Охрана вместе с торговкой преградила нам путь и мы остановились буквально в нескольких сантиметрах от необъятной массы живого веса.
  - Ты! - сказала масса, - Как ты смеешь помогать воровке?
  Похоже мы попали! Влипли по самые уши! Сейчас поди прямо посреди базара казнить начнут! Слава Богу Нат вмешался:
  - Он мой брат и не может быть казнён без суда.
  Интересно, а за девчонку заступиться ему что, слабо? Правда и мне от его помощи было как-то не по себе. Глаза Ната метали такие молнии в мою сторону, что просто странно, как это он меня ещё не испепелил!
  - Хорошо! - сказал охранник, - В подвалы их.
  Э, куда? У меня ж клаустрофобия в особо острой форме! Пока я был занят подобными мыслями, нас связали, и, подгоняя пиками, повели по всему посёлку. Пару раз я оборачивался, что бы сказать что-нибудь язвительное в адрес наших конвоиров, но слова почему-то застревали в горле. Тогда я заговорил с девчонкой.
  - Тебя как зовут?
  - Риалина, - ответила та и тут же взвилась, - А тебе-то что?
  - Ну, должен же я знать, с кем рядом иду.
  - А зачем?
  И действительно, зачем?
  - Разговорчики! - раздалось сзади и тут же я почувствовал укол пики в спину. Судя по выражению лица девочки, она тоже его не избежала.
  - Стоять! - скомандовали сзади. Мы остановились перед горлвом. Один из конвоиров вошёл внутрь и спустя небольшое время вернулся оттуда со связкой ключей. Одним из них он открыл вход в подвал, который, как это ни странно, был с улицы.
  - Заходим! - рявкнул он.
  Мы зашли. Охранник закрыл дверь за нами. Темнота была почти полной, и я чуть кубарем не скатился вниз с лестницы, которая начиналась сразу за дверью. Чуть привыкнув к темноте, я стал различать ступени и очертания стен. Конечно, можно было воспользоваться мобильником, как фонариком, но я решил не тратить батарею. Вдруг пригодится ещё. Мы спустились. О, Боже! До чего же здесь тесно. Похоже это была камера с отдельным входом, поскольку других нарушителей закона мы не увидели.
  - И что теперь делать? - риторически спросил я у Риалины лишь бы не молчать. Иногда за разговорами я мог отвлечься от своей клаустрофобии.
  - А я знаю? Тебе-то что - на каторгу сошлют. А вот меня повесят!
  - Воровать не надо было, - отрезал я.
  - Не твоё дело.
  - Уже моё. Я же попытался помочь тебе! Расскажи, зачем...
  Я недоговорил. Даже в темноте я увидел, как блеснули её глаза злобой. Сама же Риалина улыбнулась. Улыбка бы получилась милой, если бы не два клыка появившихся в её рту. От дальнейших вопросов я решил воздержаться. Вампиров, конечно, не существует, тем более при дневном свете, да и зачем им хлеб красть, когда они кровью питаются, и чего так бояться быть повешенным, если таким образом убить вампира всё равно нельзя, но ведь и параллельных миров тоже нет! Подумаю над этим позже, сейчас же надо думать, как выбраться отсюда. Подойдя к узкой прорези под самым потолком я с тоской заглянул в неё. Там была свобода. А здесь... вампир!
  
  ГЛАВА 4
  
  Казалось, прошло уже часа два нашего пребывания в подвале. Я сидел у стены. Риалина - напротив меня. Хотелось заговорить с ней, но я боялся. Видимо видя мои бесплодные попытки сделать это, девчонка сказала:
  - Извини.
  - За что? - не понял я.
  - За то, что напугала тебя. Я правда не хотела, - ответила она, и, помолчав, спросила, - Почему ты решил мне помочь?
  И как на этот вопрос ответить? Ну вот такой я дурак!
  - Захотелось, - наконец сказал я после небольшой паузы, - А если ты вампир, то почему не выпила кровь конвоиров? Да и зачем тебе вообще хлеб тебе нужен? И почему ты боишься быть повешенной - ведь так вампиров не убьёшь? И почему тебе не вредит дневной свет? - моё любопытство всё же пересилило страх.
  Глаза Риалины яростно сверкнули, но она всё же ответила:
  - Я полукровка. Вампиром был мой отец. Мать - эльфийка. Потому я могу находиться на дневном свете. И убить меня можно самым обычным способом. А то, что вампиры питаются только кровью - это сказки. Они могут прекрасно обходиться и без неё. Кровь необходима только для восстановления организма при болезнях и как лекарство. Вспомни, когда последний раз было нападение вампиров на людей?
  Вспомнить? Да я ни одного вампира до сегодняшнего дня ни разу не видел!
  - Но зачем воровать?
  - Да затем, что никто не хочет брать вампира даже на самую грязную работу!
  - Но... ты же ещё подросток! Ведь у тебя родители есть. Неужели они заставляют тебя идти работать?
  В глазах Риалины промелькнула боль.
  - Родители мертвы...
  - Извини, - пробормотал я. Не обращая на меня внимания, Риалина продолжила:
  - ...Их убили... Союз эльфийки и вампира не одобрили ни те, ни другие. А сами объединились, чтобы... чтобы убить их... и их детей. Мы скрывались. Но однажды нас выследили. Я и Ролин, мой брат, возвращались из леса. Когда мы подошли к нашей хижине она пылала. А рядом с ней, на земле, лежали наши родители. Казалось ещё чуть-чуть и огонь коснётся их. Ролин, захлёбываясь плачем, побежал туда. Я попыталась его остановить, но бесполезно. Подойдя к родителям, он упал на колени и смотрел на них так, будто это всего лишь сон. На какое-то мгновенье и мне показалось это какой-то безумно жестокой игрой. Но они не встали... Из сердца папы торчал осиновый кол... А огнь тем временем подбирался всё ближе и ближе. "Нет! - закричал Ролин, - Нет! Нет! Нет!". Я схватила его, и оттащила подальше от огня. Сама не понимаю, как я это смогла. Он всего на год младше меня, а мне тогда было одиннадцать. Нужно было отыскать Торма, или хотя бы его тело. Но младшего моего брата не было нигде. Слёзы застилали глаза, а я всё звала и звала брата, боясь поверить в то, что его больше нет. Рядом со мной тихо плакал Ролин. С тех пор мы с ним бродяжничаем и воруем. Воруем, чтобы не умереть с голоду. А недавно я узнала, что видели подростка, похожего на Торма, здесь, в Полях. Во мне загорелся крохотный огонёк надежды и мы приехали сюда. А теперь... Теперь в нашем укрытии меня ждёт Ролин, а я не могу выбраться отсюда, и скорее всего уже никогда не увижу его.
  Рассказ Риалины произвёл на меня очень сильное впечатление. Нет, ну что мне до неё, лучше думать, как домой попасть, но, тем не менее картины горящего дома, Риалины с братом, ходящими недалеко от него и зовущие Торма не шли у меня из головы. И тут же я представил, что должна была чувствовать сейчас девочка.
  - Прости, я не хотел, - сказал я.
  - Не надо. Мне нужно было выговориться, - сказала девочка и в уголках ей глаз появились капельки слёз, - Теперь это уже неважно.
  Я подошёл к ней и сел рядом. Она же, закрыв лицо ладонями, расплакалась. И в тоже время какая-то то ли злость, то ли ярость поднялись во мне.
  - Мы выберемся отсюда, - шёпотом сказал я, - Обещаю. Не знаю, услышала ли меня Риалина, но рыдания стали тише.
  Дверь отворилась и в подвал вошёл охранник.
  - К тебе посетители, - сказал он посмотрев на меня, полностью проигнорировав эльфийку-вампира. В помещение вошёл Нат, и сразу после этого дверь закрыли.
  - Я не смогу вытащить тебя отсюда, - сказал он, - Без помощи Эла здесь не обойтись, а он отказывается сотрудничать. Извини, но я ничего не смогу сделать.
  - А суд? Ты же говорил, что меня нельзя наказать без суда, - спросил я.
  - На суде ты будешь приговорён к пожизненной каторге в рудниках. Это ясно уже сейчас.
  - А Риалине суда можешь добиться?
  - Нет. И даже пытаться не буду. Извини, - сказал Нат и вышел. За его спиной двери закрылись.
  Я кинулся к двери и бешено заколотил в неё кулаками. Немного успокоившись, заглянул в замочную скважину. С другой стороны ничего не было видно. Странно. Может они ключ в замке забыли? Мне хотелось в это верить, но даже если это и так, то оставалось ещё одна проблема. Встав на корточки, я заглянул под дверь. Между ней и полом была небольшая щель. Возможно нам всё же удастся выбраться отсюда! Вот только действовать надо быстро, пока ключей оставленных в замке никто не хватился. Спустившись вниз, я стал шарить по полу руками. Риалина недоумённо смотрела на меня. Наконец, не выдержав, спросила:
  - Что ты делаешь?
  - Ищу! - ответил я.
  - Весьма содержательный ответ! - сказала полуэльфийка с сарказмом.
  - Прутик какой-нибудь, кусочек проволоки, ну или что-нибудь другое, при этом тонкое и длинное, - уточнил я.
  - Это не подойдёт? - Риалина достала из кармана нечто похожее на вязальную спицу, но значительно короче и ненамного толще.
  - Подойдет! - сказал я, - А что это?
  - Оберег от магии, подаренный мамой.
  - А листка бумаги у тебя случайно нет?
  Девочка только развела руками.
  Ну что ж, пошарим по карманам. В конце концов, мы ж в библиотеку на занятия ехали, а значит и бумага у меня должна быть. В заднем кармане моих штанов обнаружился только блокнот, по размерам больше похожий на тетрадь. Спасибо за это почти безразмерным карманам моей повседневной одежды. Конечно, бумажку можно было и побольше, но дарёному коню в зубы не смотрят. Попробуем!
  Я поднялся к двери и подсунул под неё в районе замочной скважины несколько листков бумаги, вырванных из блокнота. Затем оберегом Риалины стал выталкивать ключ, молясь про себя, чтобы он не на связке оказался, как это было, когда нас сюда привели. Тот наконец со звоном выпал с той стороны двери. Сердце бешено колотилось. Риалина молча наблюдала за моими действиями. Я же, взявшись за оставленный по эту сторону двери краешек бумаги, осторожно потянул его на себя. А вдруг ключ не пролезет в эту щель? Ладно, об этом будем думать, если действительно не пролезет. Сделав неаккуратное движение, я выругался. Причём такими словами, которые знать мне явно не полагалось. Ключ оказался на бумаге только на половину. Не знаю как, но я почувствовал это. Когда же листок бумаги оказался по эту сторону двери, ключа на нём не было. Заглянув под дверь, я увидел его. Связки не было - только один ключ! Дотянуться до него у меня не получалось. Пальцы не пролазили под дверь. Решение пришло быстро. Взяв оберег Риалины, я подцепил им его и вытянул в подвал. Спустившись с лестницы с ключом в руке, показал его Риалине.
  - Чего ты ждёшь? - спросила она.
  - Наступления темноты. Днём наш побег будет быстро замечен, - и почему я так решил, сам не знаю.
  Вечер упорно не хотел наступать. День казался бесконечным. Солнце упорно не желало садиться. Риалина похоже испытывала тоже самое, что и я. Она ходила по подвалу взад-вперёд, взад-вперёд... У меня аж в глазах мельтешить стало. Наконец она остановилась и попросила:
  - Расскажи о себе.
  А почему бы нет? Ведь она-то о себе рассказала. Может хоть посидит маленько, а то уже голова от неё кружится. Как ни странно, рассказывать ей о себе и о том, что со мной произошло, было легко. С Натом же было всё иначе. Когда я закончил, она сказала:
  - Есть одна легенда. Старая. Во времена, когда мир находился на грани уничтожения из ниоткуда пришёл мальчик. Имя его уже никто не помнит. Там где он появлялся, всё меняло свой привычный уклад и вставало с головы на ноги. Он принёс рабам - освобождение, преступникам - наказание, бедным - достаток. Сам он стал весьма состоятельным Так, как сражался он, не могли сражаться даже самые лучшие и опытные воины. В то время власть над миром пытался захватить император, которому и так были подвластны уже почти все государства Скрона. И все боялись его. Говорили, что он обладает очень сильной магией. И тогда этот мальчик не побоялся сразиться с ним, причём магией он не владел и не имел к этому никаких задатков. Что точно произошло, не знает никто, но после этого никто не видел ни императора, ни его победителя. Мир был восстановлен. Война, которая была тогда, - забыта. Государства, завоёванные империей, так и остались единым целым. Как гласит легенда "взошёл на трон тогда наш истинный король". Все попытки узнать, откуда пришёл этот мальчик, не увенчались успехом.
  Риалина закончила рассказывать и посмотрела на меня так, как будто бы я и был тем мальчиком из легенды.
  - Это не я! Это всего лишь легенда, - слова прозвучали чуть громче, чем хотелось бы.
  - Нет кончено, ведь ты не очень-то хорошо умеешь драться, иначе, что стоило бы тебе победить тех охранников на рынке? Да и не живут так долго.
  Ну слава Богу, а то я уж испугался. Ещё начнут требовать с меня того же, что с того героя.
  - А ты не задумывался, почему ты здесь вообще оказался? - спросила девочка.
  - Нет, - ответил я и тут же задумался над этим вопросом. А действительно, почему? Наверно, потому что нечего было пытаться спасать одноклассников, а бежать надо было, куда глаза глядят. Но если это так, то почему же тогда здесь оказались только моя учительница и я. Её бы ещё найти не помешало. А все остальные бежали от того многоцветься сломя голову? Вопросы, вопросы, вопросы... И полное отсутствие ответов.
  За подобными размышлениями я и не заметил, как стемнело.
  - Пора выбираться, - сказал Риалина.
  И действительно - пора! Подойдя к двери я открыл её ключом, а после того, как мы вышли, закрыл и протолкнул ключ под дверь. Пускай теперь поищут!
  - Пойдём со мной, - сказала девочка. Ведь если то, что ты мне рассказал, правда, то тебе некуда идти.
  Я был благодарен Риалине за предложение.
  
  
  
  ГЛАВА 5
  
  - Ролин, это мой друг... - начала было меня представлять Риалина и запнулась. Уже в друзья записали! Надо же! А ведь даже, как меня зовут не знает.
  - Рома - продолжил я за неё, протягивая Ролину руку.
  - Ролин, - сказал тот, отвечая на рукопожатие.
  - Рома помог мне сегодня, - сказала девочка, обращаясь к Ролину, который недоверчиво смотрел на меня, - Если бы не он, меня бы здесь сейчас не было.
  Убежище Риалины с братом оказалось старым заброшенным покосившимся домом, в котором, похоже, не жил никто не меньше полутора веков.
  - А еды ты принесла? - спросил её брат.
  - Нет, не удалось... Кроме того нам надо уходить отсюда. Нас будут искать.
  - А как же Торм? Мы ведь только из-за него пришли сюда!
  - Мы не можем здесь больше оставаться, как бы нам не хотелось найти Торма, - сухо ответила Риалина, - мне грозит смертная казнь за воровство.
  - Но... Торм? - не хотел сдаваться Ролин.
  - Мы приехали сюда, цепляясь за соломинку. Так рисковать нельзя. Подумай о себе тоже! Что будет, если тебя найдут и узнают, что ты мой брат. Каторга в рудниках тебе будет обеспечена!
  Интересно, а клептоманы у них бывают? Или всех вырезали? Вместе с родственниками заодно?
  - Ладно, - нехотя протянул Ролин.
  - Тогда собирайся.
  - Что сейчас? - это уже спросил я, будучи удивлён не меньше, чем Ролин.
  - А что вы предлагаете? Ждать пока нас не найдут? - сказала девочка.
  Сборы не заняли много времени - что брать в дорогу тем, у кого ничего нет? Правильно, только себя любимых. А остальное и по дороге найти можно. Ну, или украсть. Или ещё каким-либо образом добыть. Но только мы вышли из дома, как перед нами из ниоткуда возник человек, вооружённый луком с нацеленной на нас стрелой.
  - Вот мы и встретились, - сказал он, обращаясь к эльфам-вампирам.
  - Нет! - закричала Риалина, бросившись к брату и оттолкнув его в последний момент. Стрела впилась в неё, из-под рубашки хлынула кровь. Лучник же подходил к нам всё ближе и ближе. Рядом с Риалиной плакал Ролин. А я просто беспомощно стоял. Почувствовав нестерпимый зуд в ладонях, я посмотрел на них, и чуть было не закричал, увидев, как между пальцами пробегают небольшие электрические разряды. Повинуясь внезапному порыву, я поднял правую руку и махнул ей в сторону лучника. Его поразила молния. Он сгорел заживо! Я видел всё это и не верил своим глазам. Медленно пришло понимание - я убил его. Убил! Это слово эхом отдавалось в мозгу не желая покидать его. Убил! Убил! Убил! Сжёг заживо! Я - убийца! Нет! Не хочу! Я не убийца! Но ведь я убил! Мысли путались.
  - Рома! - позвал Ролин, - Помоги ей, прошу тебя, помоги ей.
  Я подошёл. В голове немного прояснилось. Рядом с Ролином лежала Риалина. Она была в сознании.
  - Позаботься о нём, - прошептала она и закрыла глаза. Ролин заплакал навзрыд. Я же пощупал пульс. Он был! Едва различимый, но он был!
  - Ты знаешь здесь какого-нибудь лекаря? - спросил я.
  - Да, но не мага, - ответил Ролин.
  - Зови скорее!
  - Но она же?.. - в глазах Ролина была растерянность, смешанная с надежной.
  - Скорее! - крикнул я.
  Мальчик убежал, а я погружённый в свои мысли, смотрел на кучку пепла, оставшуюся после лучника.
  Вернулся Ролин минут через пятнадцать, ведя за собой старушку - божий одуванчик, которую не понятно как сумел привести сюда в такой час. Та, не задавая лишних вопросов, склонилась над девочкой. Осмотрев её, она сообщила:
  - Если не будет заражения, она будет жить. Жизненно важные органы не задеты, но вот стрелу, прошедшую, кстати, всего в нескольких сантиметров от сердца, надо извлечь. Если я ничего не путаю, то стрела эльфийская, а значит тянуть назад её нельзя - повредим сердце. Придётся проталкивать её вперёд и делать рану сквозной.
  - Так чего же вы ждёте? - не выдержал Ролин.
  - В этом случае она может умереть от болевого шока, - ответила старушка.
  - А если не извлекать стрелу? - спросил я.
  - Тогда она умрёт в любом случае.
  - Значит, приступайте! - это уже Ролин.
  - Ну что ж, дело ваше. Помогите мне.
  - Что нужно делать? - спросил я.
  - Посадите её, чтобы я смогла достать стрелу со спины.
  Мы выполнили её просьбу. Я поддерживал Риалину с одной стороны, Ролин с другой. Тех ужасных мгновений я наверно не забуду никогда. Старуха проталкивала стрелу в Риалину всё глубже и глубже, и вот её наконечник распорол спину девочки, и вышел. В то же мгновение я чуть не грохнулся в обморок. И перестал жалеть того человека, что убил. Сделавший такое на заслуживал право жить!
  Судя по всему Ролину было не лучше, чем мне. Я удивился, как это он вообще находится в сознании. Между тем из спины девочки появилось продолжение стрелы. Только настоящий садист мог придумать подобное оружие! После наконечника были торчащие в том же направлении острые иглы. Если бы мы попытались вытянуть стрелу из той раны, в которую она вошла, Риалина бы точно умерла. Не нужно было быть врачом, чтобы понять это.
  Наконец её, а заодно и наше с Ролином мучение закончилось. Старуха тоже облегчённо вздохнула.
  - Её нельзя оставлять здесь, - сказала она, - Пойдём ко мне в дом.
  Сказать ей о том, что нас казнить за воровство хотят? И таким образом лишить Риалину возможности на выздоровление? Да ни за что! Подхватив девочку, мы с Ролином последовали за знахаркой.
  Её дом оказался на самой окраине Полей, так что далеко идти не пришлось.
  - Уложите её в постель, - сказала старуха, - Ей нужен покой. Мы выполнили её указание. Девочка застонала.
  - Кто она вам? - спросила женщина.
  - Сестра, - ответил Ролин, и посмотрев на меня продолжил, - Нам с Ромином она сестра.
  С каких это пор интересно? И когда это я Ромином успел стать?
  - Родители у вас есть? - спросила старушка.
  Возникшую паузу она поняла совершенно правильно.
  - Видимо вы и есть те, кто на базаре пытался украсть буханку чёрного хлеба.
  Моё сердце упало куда-то вниз и не спешило возвращаться на привычное место, а знахарка тем временем продолжила:
  - Вам лучше пока спрятаться у меня. Вряд ли кто в чём заподозрит старуху. Да и путешествовать в таком состоянии ваша сестра просто не сможет. А вам необходимо как можно быстрее покинуть этот посёлок, пока вас не нашли.
  И всё-таки мир не без добрых людей. Но всё же...
  - А почему вы нам помогаете? - спросил я.
  - Потому что вы - всего лишь дети, - ответила она, - И наверно жутко голодные. Скоро будет готов ужин.
  - Но... Нам нечем отблагодарить вас за помощь, - сказал Ролин.
  - Не попадайтесь больше на воровстве - это и будет благодарностью, - ответила старуха.
  Ужин был, естественно, из форели. Уха из форели, жареная форель и солёная форель. И откуда её здесь столько? Ведь вокруг поля! Я задал мучавший меня вопрос старухе.
  - Разводят, - сказала она, ничего не пояснив. Разводят где? И зачем в таких количествах?
  Следующие дни прошли неспешно и мирно. Мы с Ролином читали книги, что были у знахарки и помогали старушке по хозяйству. Мне удалось узнать, у брата Риалины, что же это за эльф хотел их убить. Оказывается его дядька по материнской линии. Эльфы очень трепетно относятся к чистоте своей расы и не могли допуситить дальнейшего смешения крови. Риалина постепенно поправлялась, заражение крови не было. Знахарка делала всё, что могла, а могла она, похоже, не мало. К концу недели девочка уже стала спускаться к обеду и ужину.
  Как-то за ужином Иовина, так звали старушку, сказала:
  - Вы могли бы и не уходить, остаться у меня. Но вас ищут по домам. Скоро дойдут и до моего. Если бы это было возможно я никуда бы не отпустила Риалину до полного выздоровления, но... Прежде, чем вы уйдёте я бы хотела узнать правду. Ромин - это ведь не настоящее твоё имя, а Риалина с Ролином - не твои брат и сестра.
  - Это так, - сказал я, - На самом деле меня зовут Рома, Роман. А как вы узнали?
  - Ну, тут нет ничего сложного. Ты не вампир и не эльф, а значит, не можешь быть братом Риалины и Ролина, а значит имя, скорее всего, не настоящее. Вот только... Ты не отсюда, не из этого мира. Я чувствую это... - Брат с сестрой переглянулись. Естественно Риалина уже успела рассказать всё обо мне Ролину, - У нас есть легенда о мальчике...
  Перебивать, конечно, не хорошо, но слушать эту легенду второй раз мне не хотелось.
  - Знаю. И я - не он! - сказал я.
  - Я не к этому, - проговорила старуха, - Легенда в нашем роде передаётся по наследству, а потому мы даже знаем имя того героя. Оно было не менее странным, чем у тебя. Возможно, он пришёл из того же мира, что и ты... Подумай над этим.
  Вот загадок мне мало! Риалина же с Ролином слушали старуху, открыв рот, а когда та закончила говорить спросили хором:
  - И как его звали?
  На что знахарка лишь улыбнулась.
  Помолчав недолго, Иовина сказала:
  - Под домом есть потайной ход. Он начинается за камином. По нему вы выйдете за пределы Полей. Отправляйтесь в Холмики - это город на юго-востоке. Там живёт мой внук Акриф. Его легко найти. Скажите, что от меня. Он поможет вам.
  Поужинав, мы поблагодарили Иовину и покинули её дом через потайной ход в камине. Вот где вновь пригодился мой мобильник! Идти оказалось весьма неудобно. Низкие, даже для нас, потолки создавали ощущение, что впереди нет никакого выхода, а из-за постепенно сужающихся стен, казалось, что нас скоро просто расплющит.
  Неожиданно мы вышли в большой и освещённый факелами круглый зал. Наверное, посетители здесь не были редкостью. В середине его на постаменте стоял портрет. На нём был нарисован мальчик. Риалина издала протяжный вздох.
  - Это он! - сказала она, - Тот мальчик из легенды. Под портретом же лежал меч весьма необычной формы. Он был обоюдоострый и намного короче, чем обычные мечи. Я хотел прочитать надпись под портретом, но знакомые мне буквы не хотели выстраиваться в слова. Ни Риалина, ни Ролин тоже не добились в этом успеха.
  И вдруг прозвучал голос:
  - Возьми его. Тебе он теперь нужнее чем мне.
  Тут девочка дёрнула меня за рукав и показала на портрет.
  - Возьми его, - повторил мальчик с портрета.
  - Почему? - только и смог выговорить я.
  Нет, каково! Я уже с портретами разговариваю! Совсем видимо того...
  - Это я позвал тебя сюда, - сказал портрет, - А Предвестница помогла... - добавил он тише.
  - Зачем?
  - Миры находятся на грани уничтожения.
  - А я то тут причём?
  - Если ты не сделаешь того, что должен, наступит конец света.
  - А почему что-то сделать должен именно я?
  - Твоя душа. Она чистая и открытая, что большая редкость. У тебя ещё не возникло стойких стереотипов, какие бывают у всех взрослых. У тебя есть способность верить даже в самые невероятные вещи. Хотя, безусловно, у тебя есть и недостатки. И один из них - это неумение сражаться. Но этому я вполне могу тебя научить.
  - А если я не хочу учиться? - спросил я
  - Тогда ты не сможешь сделать ничего, чтобы... - мальчик с портрета вздохнул. Миры просуществуют самое большее год. Это при условии, что никто не будет пытаться ускорить процесс поглощения. А уже есть люди, которые считают нужным разрушение всех миров. Они думают, что на их обломках смогут построить свой, новый, но не понимают, что если это произойдёт, то сами они погибнут. Думают, что нашли возможность спасения для себя, но они ошибаются. Возьми меч!
  - Я повиновался.
  - Скажи, а как твое имя? - спросил у портрета.
  - Не зачем тебе знать его, - сказал мальчик с портрета
  - Ты из моего мира, да? - спросил я.
  - Да, - ответил он, и добавил, - Обучение начнём, когда вы придёте к Акрифу.
  Портрет застыл. К столь странному мечу прилагались не менее странные ножны. Чисто машинально я повесил его на пояс. Чисто машинально? Да я ведь даже не знаю, с какой стороны его держать надо! Немного оправившись от изумления, мы двинулись дальше. Причём сколько не оглядывались, зала, освещённого факелами, мы не видели. Спереди стал дуть лёгкий ветерок, значит, выход был уже близко. Он предстал перед нами тогда, когда мы совсем не ожидали. Тоннель, резко расширившись, сделал не менее резкий поворот и закончился. Мы были за пределами Полей.
  
  ГЛАВА 6
  
  Мысли не давали мне покоя. Они бродили в голове, цепляясь одна за другую и тут же разрушаясь в прах. Меня специально привели в этот мир? Так сказал Портрет. Тогда как же Анна Ивановна? Или она тоже должна была здесь очутиться? Вместе со мной? Или всё же это оказалось случайностью? И просто так ли нам помогла Иовина. Или она и ждала, что мы увидим этот Портрет. И знала о том, что он мне скажет? Так за раздумьями я и не заметил, как заснул.
  
  - Вы не подскажите, как пройти в библиотеку? - спросила неопрятного вида женщина, одетая в какое-то рваньё и держащая в руках указку и мел. Странным было и место где мы встретились - на границе бескрайнего моря и не менее бескрайних полей. Ну и какая здесь может быть библиотека?
  - Э, нет, - ответил я, слегка оправившись от шока. Женщина эта была нашей учительницей литературы - Анной Ивановной.
  Видимо ответ ей не понравился. Она вдруг начала прыгать, размахивать руками и дёргать ногами.
  
  На этом месте я и проснулся. Точнее меня разбудили. Вокруг небольшой поляны в лесу, где мы расположились на ночлег вскоре после выхода их подземелья стояли вооружённые луками эльфы.
  - Квалеренс`е приметан`е му? - спросил одни из них.
  - Квантелете`c супиус ум! - ответила Риалина.
  Ух ты! Она, оказывается, по-ихнему кумекать умеет! А диалог тем временем продолжился.
  - Темсенн`е квахтелеане перс`ентер, - сказал эльф и опустил лук.
  - Мекете`се темсенн`е квахтелеане, сэментэлессс`е, - это Риалина
  - Пенеттте`рее максимосень`е от? - спросил Ролин.
  И он туда же. Один я ничего не понимаю!
  - Сэментэлессс`е? Мы изгнанники, а значит не можем ими быть, - ответил эльф. Ну слава Богу по нашему они тоже могут, а то надоело ничего не понимать.
  - Это Ролин и Ромин, - представила нас девочка, - Меня зовут Риалиной.
  - Эхтешнер кирбат! - в это словочетание эльф вложил всю гамму чувств, а цвет лица его изменился на мёртвенно бледный. Риалина и Ролин покраснели. Инетересно, и что же такого он сказал?
  - Прошу простить меня за несдержанность, миледи! Меня зовут Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль. Это мои спутники. Разрешите мне не называть их имён, - представился эльф.
  Ну и хорошо, что имён он называть не будет. Особенно если у остальных они такие же непроизносимые. Но вот Риалина почему-то нахмурилась, а затем спросила:
  - Судя по имени вы, Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль, происходите из знатного рода. Что же заставило Старейшин изгнать вас?
  И как она имя выговорила?
  - О, это не тайна. Просто я убеждён, что смешение эльфийской крови с кровью представителей других рас не должно быть запретным. И однажды имел неосторожность сказать это вслух. Моих товарищей изгнали за то, что они постоянно общались со мной. А значит, я мог склонить их на свою сторону.
  - Хоть не смертная казнь, - не удержался я.
  Мне объяснил Ролин:
  - Эльфы считают, что нет ничего ценнее жизни. А потому у них нет смертной казни для эльфов.
  Интересно, а жизнь не эльфов значит не так ценна? Прямо дискриминация какая-то!
  - Я удивлён, что вы не знаете таких вещей, юноша, - сказал эльф с непроизносимым именем, - Откуда вы?
  - Позвольте мне не отвечать на этот вопрос, - невольно повторил я его фразу, чем вызвал улыбки у окружающих.
  Недоразумение было улажено, и теперь мы мирно сидели у костра вместе с эльфами. С ними было легко. Они рассказывали о себе просто и непринуждённо. Один из них служил в королевской охране, другой был врачом - специалистом по всем расам, третий - просто библиотекарем. А вместе их свело желание прекратить изолированность эльфийского народа от остального мира и сделать всё возможное, что бы смешение крови эльфов с другими расами не было запретным. К своему удивлению, среди их компании я обнаружил двух девушек и одного парня явно принадлежащих к человеческой расе. Также моё внимание привлекла небольшая женщина с бородой. Как позже сказала мне Риалина - это была гном.
  И не знаю уж за кого девочку приняли Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль со компанией, но готовы были ей чуть ли не в ножки кланяться. То же самое касалось и Ролина. Мне аж завидно стало - чем я-то хуже? Но обижаться, в общем-то, было не на что. Они оставили нам часть солонины, что была у них (добровольно, без умения Риалины обошлись!), и посоветовали, прежде, чем отправляться в Холмики, заехать в Плоды, купить себе лошадей. На ответ, что нам не на что, Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль посоветовал обратиться к тамошнему конюху Скрябу. Только обязательно сказать, что мы от него.
  А меня тем временем всё терзал вопрос, как же мы найдём эти города. Как оказалось, мучался я им напрасно. И Риалина, и Ролин бывали там раньше.
  - А почему это они тебе чуть не в ножки кланялись? - спросил я у девочки, когда мы продолжили свой путь.
  - Так я же первый ребёнок-полукровка! А они пропагандируют идею смешения крови с другими расами!
  Вот тут я и понял, каким был идиотом.
  Мы шли неспешно. Вокруг нас был лес. Осенний лес. Люблю я осень. Нравится мне смотреть, как листья, жёлтые, красные, а некоторые ещё совсем зелёные, отрываются от деревьев, и, кружась в воздухе, подбрасывая ветром то в одном, то в другом направлении неспешно падают на землю, чтобы потом приятно захрустеть под нашими ногами. Радовала и погода. На небе не было ни облачка, и, несмотря на конец сентября, жара стояла такая, хоть загорай. Наверно мне всегда нравилось путешествовать. Почему наверно? Да потому что все мои предыдущие путешествия ограничивались школой и городской библиотекой. А тут... Дорога и лес... Лес и дорога... На закате мы вышли на открытое пространство. Перед нами вновь расстелились поля. Я зачарованно смотрел в небо, на красный, медленно скрывающийся за горизонтом, диск Солнца, и думал, а хочу ли я возвращаться домой? Однозначного ответа не было. Там у меня не было друзей. А здесь я нашёл их практически сразу. Так может дело не во мне, как утверждал школьный психолог, а в людях меня окружающих? Родители? Но я не могу больше видеть их такими! НЕ МО-ГУ! Но и бросить их я тоже не могу... А здесь... Здесь мне нравится. Здесь - свобода! И только сейчас я понял, что то, что было в моём мире свободой назвать нельзя.
  Когда Солнце почти скрылось, я увидел Город. Именно с большой буквы. Сказать что он был красив, значит, ничего не сказать. Вдали, за ограждавшей его стеной, были высотные дома, заканчивающиеся шпилями, а свет их окон явно был электрическим. Мне показалась, что я слышу шум машин и поездов. А может быть, слышал и в самом деле. Город был совсем рядом. Его увидели и Риаилина с Ролином. Они пошли к нему, а я отправился за ними.
  - Это один из городов-призраков, - сказала Риалина, - причём увидеть его можно только на закате, и только тем, кто чист душой. Увидев Город один раз, человек помнит, как попасть в него до тех пор, пока не очерствеет душой. Потом он просто забывает о его существовании.
  - Но как же я? Ведь я убил? Моя душа не могла остаться чистой? - спросил я.
  - Видимо, всё же осталась, - ответил Ролин, - Иначе ты не смог бы его видеть.
  Мы подошли к воротам. Стражников не было. Вход был свободным. Да и действительно, зачем они нужны, когда Город и сам так хорошо обезопасил себя от нежелательных гостей? Мы вошли в него. Сразу за ними нас встретил седовласый старичок с бородой чуть ли не по пояс.
  - Добрый вечер! - сказал он, - Меня зовут Коэрэн. Мы ждали вас.
  Вот ничего себе! Ждали, значит...
  - Поскольку мы заметили вас издалека, успели приготовить комнаты. Прошу, пройдёмте!
  И Коэрэн куда-то повёл нас. Всю дорогу я вертел головой, жалея, что у меня обзор не триста шестьдесят градусов. Видимо поэтому же поводу сокрушались и мои друзья. Многоэтажные кирпичные и панельные дома с припаркованными рядом автомобилями чередовались с бревенчатыми избушками с пристроенными к ним банями. Автобусы конкурировали с маршрутными дилижансами, такси - с дилижансами обыкновенными. Рядом с заправкой для автомобилей находилась кузня, где подковывали лошадей. Причём очередь была в оба места. Для мотоциклистов и путешествующих верхом было отведено две полосы на дороге, по которой ездили дилижансы и автомобили. Был и тротуар. Кроме пешеходов на нём можно было встретить велосипедистов. От такого разнообразия у меня закружилась голова.
  Мы остановились перед двумя небольшими домиками и, стоящим рядом с ними, сорокапятиэтажным зданием. На здание было написано "Гостиница", а через оба домика была натянута вывеска "Постоялый двор".
  - Я взял на себя смелость приготовить комнаты, которые будут привычны каждому из вас, - сообщил Коэрэн, - Ваша комната, юноша из другого мира...
  В этот момент меня словно мешком с кирпичами по голове стукнули. ОТКУДА ОН ЗНАЕТ?
   -...находится на 45 этаже гостиницы. А для вас с бртом, - обратился он уже к Риалине, которая сейчас выглядела не лучше меня, - эти два дома. Прошу, проходите. Поверьте, в этом Городе вам ничего не угрожает.
  - И всё же мы бы предпочли не разлучаться, - сказал я Коэрэну, - Можно нам одну комнату на троих?
  - Как будет угодно. Я предполагал такую возможность. В таком случае ваша комната на сорок четвёртом этаже. Можете подниматься, - сказал старичок и протянул мне ключи.
  Зайдя в здание, я увидел лифт. Мои опасения о том, что придётся подниматься на такую высоту по лестнице, не подтвердились. Вот только как мне объяснить, что это такое Риалине и Ролину?
  - Вот там, в стене есть коробка, - начал я, - Мы зайдём в неё, и она поднимет нас наверх.
  - Хорошо, - согласился Ролин. Риалина же подозрительно посмотрела на меня, тем не менее, вместе с нами вошла в лифт. Всё было нормально до тех пор, пока двери не закрылись. Девочка с братом метались по лифту, крича, что я заманил их в ловушку, и, пытаясь открыть двери. Я же с нетерпением ждал, когда мы окажемся на сорок четвёртом этаже. Наконец, к моему облегчению, лифт остановился. Крики и вопли смолкли. Мы вышли.
  - Извини, - сказала Риалина, дрожа от пережитого, - Я испугалась.
  - Ничего, - ответил я, - Только, когда в следующий раз пугаться будешь, постарайся по моим ногам не ходить. Ведь Ролину это как-то удалось.
  Она засмеялось, чего я и добивался. Напряжение было снято.
  На этаже был всего один номер - значит наш. Я подошёл и открыл дверь, пропуская вперёд девочку с братом. Потом вошёл сам. Мы вместе остановились буквально на пороге - внешние стены полностью были стеклянными, благодаря чему открывался захватывающий вид на Город.
  - Вот это да! - только и смог выдохнуть Ролин.
  - Супер! - подтвердил я.
  - Чего? - не поняла Риалина.
  Отвечать я не стал.
  Кроме стеклянных стен в номере были и блага цивилизации в виде электричества, ванны и канализации. Такие простые вещи оказалось очень непросто объяснить моим спутникам. Но всё же я с этим справился. После того, как мы все вымылись, в комнату зашёл, наверное, официант. Как по-другому назвать человека, приносящего еду? Специально он ждал чтоли, пока мы приведём себя в порядок.
  - Ваш ужин! - провозгласил он.
  Я уже приготовился увидеть что-нибудь из форели, но рыбного не было ничего. Это радовало.
  - Я бы остался здесь навсегда, - сказал Ролин.
  - И что мешает? - не удержался от вопроса я.
  - Тот чужеземец, что не покинет город с рассветом, не сможет покинуть его никогда, - ответила Риалина.
  Поев, мы разошлись по своим комнатам, которых в номере было явно больше, чем требовалось. На удивление в этот раз мысли спать мне не мешали, и никаких снов не снилось.
  
  ГЛАВА 7
  
  С рассветом мы покинули Город. Как оказалось, взять с собой кроме того, что было при нас, когда мы зашли в него, было невозможно. Все вещи, украденные Риалиной, после выхода за ворота пропали, и мы остались с тем, с чем и были. Путь из Города Света до Плодов занял у нас не более часа. На воротах нас встретили хамоватые стражники, потребовав пошлину за вход. Полная противоположность Коэрэну. У Риалины было несколько монет.
  - Этого хватит? - спросила она, протягивая их одному их стражников.
  Тот презрительно посмотрел на нас и бросил:
  - Проходите.
  Плоды были похожи на Поля. Похоже, фантазией жители Скрона не отличались. По названию городов и посёлков можно было судить о самом населённом пункте. Плоды назывались так, потому что в них было много яблонь, а значит, и много яблок, плодов.
  - И как мы здесь этого Скряба найдём? - спросил я, искренне полагая, что поскольку Риалина с Ролином бывали в этом городе, то они смогут ответить на него.
  - Не подскажите, как нам найти конюшего Скряба? - спросил Ролин у кого-то из прохожих. Тот не удостоил мальчика даже взглядом.
  - Я думаю, нам стоит начать с городского рынка, - сказала Риалина, - Там можно узнать больше, чем где-либо. Так в любом городе.
  Ненавижу рынки. Но раз других предложений не было, мы всё же оправились туда. Тесные ряды, торговцы, предлагающие купить совершенно ненужные вещи по специальной, только для нас, цене, пирожки сомнительного качества и все прочие неотъемлемые атрибуты рынков Земли были присущи и рынку Плодов в Скроне.
  - И как ты можешь тут что-то узнать? - спросил я у девочки, укорачиваясь от очередного торгаша, предлагавшего купить у него совершенно не нужную мне меховую дублёнку очень известного мастера по эксклюзивной цене.
  - Сейчас узнаешь, - улыбнулась Риалина и нырнула в один из торговых рядов. Остановилась она у совершенно невзрачного лотка с не менее невзрачной торговкой.
  - Привет, Лейна! - сказала она.
  - Риалина! Я уж думала ты забыла обо мне, - торговка была искренне рада.
  - Я никогда не забываю тех, кто мне помог, - ответила девочка, - Хирон рядом?
  Женщина нахмурилась:
  - Он ушёл за товаром, так что у нас есть минут двадцать.
  - Не подскажешь, как нам с другом, - на этом слове брови Лейны изумлённо поднялись вверх, - конюшего Скряба найти?
  - Скряба? Конюшего? Так ведь ничего проще нет! - сказала женщина и улыбнулась, - Скряб, иди сюда! Ой!
  Риалина посмотрела в сторону, куда смотрела Лейна.
  - Хирон возвращается, - сказала девочка, - Нам лучше драпать отсюда, пока не поздно.
  Но было уже поздно.
  - Лейна! - голос звучал, как гром среди ясного неба, - С кем это опять ты...
  Хирон в изумлении застыл и повернулся к Риалине.
  - Проклятая полукровка!!! - завопил он, попутно хватаясь за нож, и кидаясь на девочку. Та стояла неподвижно, а Ролин трясся, как осиновый лист.
  - Не надо, - как-то слабо запротестовала Лейна.
  - Заткнись, - рявкнул Хирон, - Я предупреждал тебя, что бы не якшалась с полукровками!
  - Что стоишь, как вкопанный? - сказал кто-то. Посмотрев по сторонам, я никого не увидел, - Это я, Портрет, как ты меня называешь.
  Видимо окончательно схожу с ума. И вдруг... Я потерял способность контролировать своё тело. Оно метнулось вперёд, попутно выхватывая оружие из ножен. Ещё секунда - и нож Хирона перерезан пополам, а ко мне вернулось способность контролировать тело.
  - Видимо мне придётся начать твоё обучение раньше чем, хотелось бы, - прозвучало в голове. Рядом плакала Риалина. Ролин подошёл к ней и обнял. Лейна смотрела абсолютно потеряно. А Хирон застыл, как вкопанный, в той позе, в какой был, кода я перерезал его ножик своим клинком, прошедшим, наверное, в каком-то миллиметре от его пальцев. Я же пытался понять, что со мной произошло, как вдруг, в самом конце ряда мой взгляд зацепил женщину, одетую в рваньё и очень сильно похожую на мою учительницу литературы.
  - Анна Ивановна! - закричал я, но мой крик остался незамеченным. Лишь обрывок фразы сказанной ей донёсся до моего слуха:
  -...пройти в библиотеку?
  Я побежал туда, где она только что была, расталкивая всех по пути, но не успел.
  - Хулиган! - донёсся до меня крик из-за спины, когда я хотел было поинтересоваться у человека, который разговаривал с Анной Ивановной, что же за библиотека её интересовала. А человек тем временем пропал из моего поля зренья.
  Ко мне подошли Риалина с Ролином, ведя за собой какого-то очень высокого и худого парня лет восемнадцати.
  - Это Скряб, - представила его девочка.
  - Зачем вы хотели меня видеть? - спросил парень.
  - Мы от Эссельсурибиль... Эссельсибириль... Эскерубиль... - попытался было я вспомнить имя того эльфа, чем вызвал у Скряба приступ смеха.
  - Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль, - сквозь смех оборвала меня Риалина.
  - Вот это да! - восхитился парень, - Я ведь тоже не могу его имя полностью выговорить!
  - Нам нужны лошади, - сказал Ролин, переходя к главному, - Он сказал, что вы можете нам помочь.
  - Только потому-то что вы от него, - многозначительно сказал Скряб, - Пойдёмте.
  Проходя мимо лотка Лейны, я заметил, что Хирон старается держаться подальше как от нашей компании, так и от неё самой. Да и вообще все наблюдавшие за нашей потасовкой старались по возможности подальше держаться от меня. И мне это не нравилось, о чём я и попытался сказать голосу в моей голове. В ответ мне было только молчание.
  Конюшня Скряба была здесь же, на рынке, впрочем, как и его дом. Когда мы зашли, мне в нос ударил резкий запах. И как парень его переносит. Он указал нам на трёх лошадей.
  - К сожалению, лучших дать не могу, - сказал Скряб, - Могу ли я надеяться, что когда они станут вам не нужны, вы вернёте их мне.
  - Только если такой момент когда-нибудь наступит, - ответила ему Риалина, - Мы возьмём их завтра утром.
  Я и Ролин удивлённо воззрились на неё. Как оказалось, то, что Риалина была воровкой, могло здорово помочь нам. У одного особо зазевавшегося богача в окружение охраны (и куда только эта самая охрана смотрела?) она умудрилась свистнуть кошель. В нём оказалось сорок восемь медных монет и три золотых. От чего Ролин пришёл в восторг. Я же, не знакомый с расценками этого мира, просто принял к сведению тот факт, что у нас появились деньги. День клонился к вечеру, и мы стали искать постоялый двор, расценки которого позволили бы нам поужинать и переночевать на добытые деньги. Всем вышеописанным требованиям соответствовало во всех Плодах только заведение "В полях". Почему оно так называлось было совершенно непонятно, поскольку его окружали сосны, и находилось оно вдалеке не только от полей, но и от основных улиц города. Зайдя в ужасно грязную трапезную, как именовались здесь заведения общепита, мы сели за единственный свободный столик. Изучив меню, увидели только блюда из форели - жареная, запечённая в кляре, варёная, уха и ещё много всякого неожиданного. И всё из форели. Наверно, я скоро начну понимать Ната!
  К нам подошла официантка
  - Вы что-нибудь выбрали? - спросила она.
  Мы сделали заказ и стали ждать, когда нам принесут еду. Я невольно прислушался к разговору за соседним столиком:
  - Говорят, это был сам он! - сказал один из мужчин, сидевший ко мне спиной.
  - Да ты что? Ему же сейчас должно быть никак не меньше трёхсот лет! - ответил ему тот, что сидел лицом ко мне.
  - Да нет! Он выглядел, как самый обыкновенный мальчишка. Ведь говорят, что он не старел! Ты бы видел, что он устроил на рынке. Бедный Хирон до сих пор отойти от пережитого не может!
  Вот это да! Так они про меня!
  - Да не может такого быть! - вмешался в разговор третий, - Да и легенда наверняка не более, чем выдумка!
  Тем временем принесли наш заказ. Официантка как-то странно покосилась на меня, но промолчала. Когда с ужином было покончено, мы подошли к стойке.
  - Мы можем снять здесь комнату на ночь? - спросил я.
  - Конечно, милорд, - ответила мне из-за стойки миловидного вида девушка.
  Милорд? Ну надо же, никогда не замечал.
  - Сколько с нас, - спросила Риалина.
  - Вместе с ужином - 18 медяков, - ответила та.
  Ролин удивлённо взирал не неё. Как он объяснил мне потом, цена была явно занижена. Заплатив, мы поднялись в комнату. Один её вид приводил в уныние. Окна были грязными настолько, что сквозь них ничего не было видно, не менее грязные занавески висели на них. Штукатурка на стенах пошла трещинами. На обои, которые использовались и в Скроне, не было и намёка. Пол имел небольшой наклон. Как бы он под нами не рухнул! В помещении было три кровати, при чём под одну из них были подложены книги, за неимением нижней ножки слева. В какой-то момент мне показалось, что лучше нам было бы переночевать в лесу. Но, похоже, Риаилна и Роилн согласны в этом со мной не были. Ну что ж, проведём ночь в этом бомжатнике. А с утра - как можно быстрее отсюда.
  Когда мы ложились спать, передо мной встала проблема - раздеться при девочке для меня было чем-то практически невозможным. Увидев моё смущение, Риалина захихикала. Отчего я, наверное, покраснел ещё сильнее.
  - Стесняться некого, все свои, - сказал она сквозь смех, и разделась, ничуть не смущаясь. Ну, коли такой пример перед глазами, можно особо не напрягаться по этому поводу.
  А ночью мне опять приснился сон.
  
  - Ты не можешь! - кричала Анна Ивановна на директора в его кабинете.
  Я бы тоже не отказался поговорить с ним в таком тоне. И как она только смеет так перечить своему начальству?!
  - Ещё как могу! - ответил тот ей на не менее повышенных тонах.
  - Уволюсь! - орала учительница литературы.
  - Скатертью дорожка! - отрезал Павел Константинович и перед Анной Ивановной эта самая дорожка расстелилась. Причём как раз таки скатертью.
  
  - Пожар! - кричал кто-то. Просыпаться не хотелось, и я перевернулся на другой бок. Потом в мой заспанный мозг дошёл смысл сказанного. Я вскочил так, будто на меня с мечом кто-то кидался. Оказалось не будто. Передо мной стоял тот самый мужчина, разговор которого я подслушал вечером. На этот раз контроль над телом остался со мной, а то я уж боялся. За спиной этого мужика обвалился пол. Недолго думая, я поднырнул под его клинок и попытался столкнуть. Как ни странно мне это удалось. Правда, потеряв равновесие, я чуть было не отправился следом за ним, но всё же удержался. В комнате вовсю уже пылала мебель. Нужно было разбудить Риалину и Ролина. Но как это сделать, когда нас разделяет провал в полу. Вынув из под кровати одну из книг, я запустил её в Риалину. Промазал. Всё было в дыму, и прицелиться, как следует, не получалось. Вторая попытка была более удачной. Риаилна заворочалась, но не проснулась. Действовать нужно было быстро. Времени не оставалось. Здание грозило развалиться с минуты на минуту. Тогда я достал все книжки из-под загоревшейся уже кровати, чуть не отдавив ей себе руку и стал швыреть в Риалину и Ролина не целясь. Они проснулись. Слава Богу!
  - Давайте в окно! - крикнул я. И не долго думая и сам последовал собственному совету. Если девочке с братом ещё относительно повезло - за их окном раскинулась сосна, перелезть на которую труда не составляло, то под моим окном была только куча мусора. Представив, что там, в этой куче может оказаться, мне стало противно. Но поскольку выбора не было - я прыгнул, увидев за секунду до приземления висевших на дереве Риалину и Ролина. Строение тем временем окончательно развалилось. Я представил, что было бы, не успей я добудиться девочку с её братом, и не заметил, как на глазах появились капельки слёз и побежали по щеке. Никогда не думал, что можно так переживать за совершенно, казалось бы, чужих людей. Значит, они мне совсем не чужие подумал я, и, не стесняясь, заплакал в полную силу.
  Риалина же с Ролином спустились с сосны и подошли ко мне. На глазах девочки тоже были слёзы, а вот её брат был совершенно спокоен.
  - Меня пытались убить, - сказал я, немного успокоившись.
  - Почему ты так считаешь? - спросила Риалина, - это всего лишь пожар.
  - Когда я проснулся, то встретился с человеком, вооружённым мечом. Мне удалось его сбросить в обвалившийся пол. А пожар, я так думаю, - это попытка замести следы.
  - Однако! И кому же ты интересно так успел насолить? - спросил Ролин.
  - Сам теряюсь в догадках, - ответил я, - Пойдём к Скрябу что ли, за лошадьми?
  - В четыре утра? - удивилась девочка.
  - А почему бы и нет? Если я правильно понял, то он живёт прямо на рынке, рядом с конюшнями, - сказал я, - К тому же кроме лошадей нам не помешало бы у него одежду попросить.
  Риалина покраснела:
  - А я и забыла об одежде, когда мы спасались. Придётся теперь в том, в чём спали по городу разгуливать.
  - Вот видишь. Так что даже хорошо, что сейчас четыре утра. Любопытных глаз меньше.
  Утром рынок был пуст. Таким он нравился мне куда больше, чем был днём. Дом Скряба долго искать не пришлось. У Риалины была просто потрясающая способность запоминать все места, где она бывала хотя бы раз. Мы постучали. В ответ ни звука. Ну ещё бы! В это время все нормальные люди спят. Риалина повторила попытку. Из-за двери раздалось какое-то невнятное мычание. Ролин толкнул дверь. Та оказалась открытой. Нашему взору отрылось печальное зрелище. Скряб сидел посреди комнаты привязанный к стулу. Спиной к нам стоял тот самый мужчина, что пытался убить меня. Парень заметил нас. Мы вышли и тихонько затворили дверь.
  - Что будем делать? - спросил я, - Может стражу позвать?
  - Не успеем, - ответила Риалина, - Надо как-то самим...
  И что она на меня уставилась так, будто я Супермен. И Ролин смотрел на меня не менее просительно.
  - Заходим, - сказал я, - но так, чтобы не попадаться в его поле зрения.
  Сказать, конечно, всегда легче, чем сделать. Тем не менее, мы снова вошли. И на этот раз мужчина стоял лицом к нам.
  - Я уж думал, вы никогда не решитесь! - проговорил он, - Выходи, Хирон! Это они?
  Вышедший Хирон кивнул.
  - Они, они!
  - Значит, теперь его можно убить, - констатировал мужчина, указывая кивком головы на Скряба.
  Ну как легко всё-таки некоторые распоряжаются чужими жизнями! Вот прям так просто убить! Во мне поднялась ярость и между моих пальцев вновь пробежали электрические разряды. Наверно, такое происходит, когда я злюсь. Зная последствия, которые могли произойти, попади я молнией в человека, я прицелился в стену рядом с Хироном. Последствия были менее ужасными, но всё же ужасными. Начался пожар. Второй пожар за одну ночь. Огонь разрастался с невероятной скоростью. Хирон с товарищем поспешили покинуть дом. Мы же развязали Скряба и все вместе выбежали из здания в последний момент перед обрушением.
  Лошади. Надо забрать лошадей, но как это сделать? Наверняка убийца находится в конюшне. Мы топтались перед ней, даже не пытаясь потушить дом Скряба. Даже он сам понимал бесполезность подобных попыток, а потому просто молча стоял.
  Тем временем начало светать. На рынок потянулись торговцы. Среди них была и Лейна. Увидев нас, она подошла.
  - Что случилось, Скряб? - спросила женщина.
  - Пожар, - безжизненно ответил парень.
  - Слушай, Лейна, ты же призрак. Может вывести трёх лошадей из конюшни так, чтобы тебя не заметили? - спросила Риалина.
  - Конечно! - ответила торговка, - А зачем тебе?
  Без объяснения причины она наотрез отказывалась помогать, а потому пришлось рассказать ей всё. Она предложила сходить за охраной нам, а после того как мы отказались, отправилась сама.
  Вернулась Лейна примерно через полчаса с двумя "шкафами". Интересно, а у таких мозги бывают, невольно подумал я. Те отправились в конюшню и уже через несколько минут волокли оттуда Хирона и...
  - Эскольт! - одними губами прошептала Лейла.
  ...Эскольта.
  На вопрос о том, какое наказание мы для них требуем, я ответил, что в соответствии с местными законами, но не смертной казни. Стражник уставился на меня весьма подозрительно. Сначала я решил было, что я сказал что-то не то, но потом до меня дошло - я же в одних плавках стою посреди рынка. И это в конце сентября!
  - Пойдёмте, я дам вам одежду, - сказала Лейна.
  - Но нам нечем заплатить! - ответила Риалина.
  - И когда тебя это останавливало? - рассмеялась торговка, - Тем более вы не в той ситуации, что бы отказываться.
  Мы последовали к лотку женщины, сопровождаемые заинтересованными взглядами толпы.
  - Совсем молодёжь стыд потеряла! - сказала какая-то старушка, которую мы дружно проигнорировали.
  Одежда по размеру нашлась для нас всех. Тёплые штаны (как-никак осень на дворе), хлопчатая рубашка, свитер и куртка. Три абсолютно одинаковых комплекта, различающихся только размерами.
  - Вы теперь, как тройняшки! - сказала Лейна, когда мы оделись.
  Поблагодарив женщину, мы вернулись в конюшню. Скряб вывел нам тех трёх лошадей, что и обещал.
  - Что ты теперь будешь делать? - спросил я, чувствуя свою вину за его сгоревший дом.
  - Отстраиваться, конечно! - ответил парень жизнерадостно, - Думаю, что к Новому году закончу. А пока поживу в конюшне.
  - Прости за сгоревший дом! - сказал я.
  - О чём ты? Если бы не то, что ты устроил, не было бы не дома, а меня.
  Мы постояли ещё немного, а затем, забравшись на лошадей, поскакали прочь. Впереди нас вновь ждала дорога.
  
  ГЛАВА 8
  
  День выдался ненастным. Моросил мелкий дождик, а облака закрывали солнце, постепенно сливаясь и превращаясь в огромную тучу. Небо хмурилось всё сильней. Из под копыт лошадей комьями летела грязь, порой попадая в нас. Радовало хотя бы то, что я умел ездить верхом. Спасибо за это моему дедушке - научил. Но, несмотря на это, настроение ухудшалось с каждой секундой. На душе была такая тоска, что хотелось завыть волком. А дорога тем временем сужалась всё сильнее, и мы уже не могли скакать рядом - только цепочкой. За всё время скачки навстречу нам не попалось ни одно человека.
  - Ты уверена, что знаешь дорогу, - в который раз спросил я у Риалины.
  - Теперь уже нет, - задумчиво ответила девочка.
  Что бы хоть как-то отвлечься от подобных размышлений, я спросил у неё:
  - Ты назвала Лейну призраком. Что это значит?
  - Она призрак, - ответила Риалина.
  - Не понял?
  - Это такая раса. При желании они могут сливаться с окружающим пейзажем, - пояснила девочка.
  Мне стало совсем неуютно, и я заозирался по сторонам, пытаясь различить здесь в окружающем пейзаже представителей расы Лейны.
  - Не дрейфь! - сказал Ролин видимо заметив, как я вертелся на лошади.
  Серый унылый пейзаж не менялся на протяжении всего пути. Вокруг нас был лес - деревья с почти уже полностью облетевшими листьями.
  - Может, вернёмся, - не выдержал я.
  - Ничего не понимаю! Ещё полгода назад здесь было не протолкнуться Множество торговых караванов проходило. Невдалеке должен быть большой город, весьма значимый для купцов, - сказала Риалина.
  Лес кончился прямо перед покосившимися городскими воротами, которые были распахнуты настежь. Ни намёка на стражников.
  - Странно всё это, - сказал Ролин.
  - Войдём? - спросил я.
  - Если мы хотим попасть в Холмики - то это наиболее короткий путь, - ответила девочка, - Можно конечно пойти в обход, но это займёт немало времени даже на лошадях.
  - Не нравится мне всё это, - медленно проговорил я.
  Тем не менее, мы въехали в ворота прямо на лошадях.
  Город, имеющий название Купцы, встретил нас абсолютно пустыми улицами, разбитыми стёклами домов и разгромленными торговыми рядами, которые начинались сразу за воротами, а заканчивались где-то вдали.
  - Я думаю, нам не стоит здесь задерживаться, - проговорила Риалина каким-то враз севшим голосом. Ролин же недоумённо вращал глазами по сторонам.
  - Почему? - спросил он.
  - Просто так люди не покидают города. Тем более не покинули бы этот. Он был сосредоточением всей торговли Беспределья. Да что там, не только Беспределья, но и всего Скрона, - ответила девочка.
  Из-за одного из торговых лотков осторожно выглянула женщина.
  - Помогите! - прошептала она одними губами.
  Мы спешились и подошли к ней.
  - Помогите, прошу! - женщина чуть ли не плакала.
  - Что случилось? - спросила Риалина.
  - Тише! Они рядом! - шикнула на неё женщина, - Помогите мне покинуть город!
  - Что мешает вам это сделать самой? - спросил я.
  Вдруг женщина затряслась, как осиновый лист на холодном осеннем ветру, и она дрожащим пальцем указав нам за спину, прошептала одними губами:
  - Они!
  Мы дружно оглянулись. И в следующий миг уже бежали в противоположенном направлении от тех тварей, забыв и про своих лошадей и про ту несчастную. Казалось, все твари из фильмов и книг ужасов собрались здесь. Одни были чешуйчатыми и прямоходящими, другие змееподобными и ползающими, третьи являлись карликами на длинных ногах. Двухголовые, безглазые, трёхногие... Оглянувшись, я увидел, как одна из них прикоснулась к женщине и та просто растворилась в воздухе. До меня донеслось довольное мурлыканье твари. Прямо как кошка. Расправившись и с лошадьми, твари рванулись за нами. Они догоняли нас. При каждом шаге у меня появлялась резкая боль в правом боку, а сердце колотилось так, будто ему хотелось выпрыгнуть из груди. "Быстрее, быстрее, быстрее..." - звучало в голове.
  Одна из тварей потянулась своей восьмипалой лапой со скрюченными пальцами к Риалине, но за какое-то мгновение до прикосновения растаяла в воздухе. После исчезли и все остальные твари. Мы упали. Сил не осталось. Дышать стало почти невозможно. Воздух разрывал лёгкие. За секунду до того, как отключиться, я увидел заботливое лицо склонившейся надо мной старушки.
  
  - Я нашла её! Нашла! - кричала на всю улицу от восторга Анна Ивановна, - Теперь я узнаю всё!
  - Что кричишь-то, - обратился к ней какой-то мальчишка.
  Учительница литературы сурово посмотрела на него:
  - А ты домашнее задание приготовил? Ну-ка расскажи-ка мне, что ты думаешь о делении людей на "тварей дрожащих" и "право имею".
  - Чего? - мальчишка посмотрел на неё, как на умалишённую.
  Я же, наблюдавший всё это со стороны, решился подойти.
  - Анна Ивановна, чего вы нашли-то? - спросил я.
  - Её! Её самую! Библиотеку! - ответила учительница литературы и поскакала вприпрыжку по направлению к зданию, находившемуся за её спиной.
  
  - Он очнулся, - сказал кто-то, - Как тебя угораздило-то? - это уже ко мне.
  Зрение никак не хотело приходить в норму, всё было настолько расплывчато, что я даже не мог назвать пол человека, говорившего со мной, а от попытки ответить пришла такая головная боль, что я чуть было снова не провалился в беспамятство. Лучше уж увидеть ещё какой-нибудь бред про нашу учительницу, чем такая боль.
  Рядом кто-то застонал. Я постарался повернуть голову в том направлении - не удалось, было слишком больно.
  - Кто? - прохрипел я.
  - Рома? - спросил голос.
  - Риалина?
  - Да.
  - Ролин? - спросил я из последних сил.
  - Не очнулся, - услышал я и вновь потерял сознание.
  
  - Крадёшься? - спросила Анна Ивановна опаздывающего на урок Сергея.
  - Я это!.. - ответил мальчик.
  - А я то!.. - сказала учительница литературы.
  В классе раздался телефонный звонок. К Анне Ивановне по воздуху медленно подплыл телефонный аппарат, какие, наверно, в начале двадцатого века были. Она взяла трубку:
  - Аллё?
  - Анна Ивановна вас к директору, - раздалось на весь класс, - проследуйте за аппаратом.
  И она проследовала. По воздуху.
  
  Я открыл глаза. Помещение, где я находился, было ярко освещено, так что приходилось прищуриваться. Боли не было. Ни в голове, ни где-либо ещё.
  - Риалина! Ролин! - тихо позвал я.
  Ответа не последовало. Я встал. Немного привыкнув к свету, заметил, что помещение было сделано восьмигранником. В одной из стен была дверь. Обведя взглядом помещение, я никого не увидел.
  - Ну как? Лучше? - спросил кто-то.
  Я обернулся. Передо мной стоял мужчина лет сорока, одет в деловой костюм, вполне привычный для нашего мира.
  - Где я?
  - В лазарете, - ответил тот, - Как ты на верху-то оказался?
  На вопрос отвечать я не стал.
  - А где мои друзья? - спросил я.
  - О них можешь не беспокоиться. Они пришли в себя раньше тебя. Если хочешь - пойдём к ним, - сказал мужчина, - Ах да, я же не представился. Меня зовут Генерих
  - Хочу! - сказал я, и добавил, - Я - Рома.
  Генерих улыбнулся.
  - А что вы имели в виду, когда говорили о поверхности? - спросил я.
  - Мы под землёй, - ответил Генерих и помрачнел.
  - Но почему?
  - Я думаю, твоим друзьям это тоже будет интересно, потерпи до встречи с ними.
  Мы шли бесконечными коридорами с нескончаемыми ответвлениями, освещёнными обычными электрическими лампами. И как только он здесь ориентируется? Один я бы давно заблудился. Мы вошли в просторное помещение с высоким потолком, в котором сидели на диванах Риалина с Ролином.
  - Рома! - закричали они в один голос и кинулись ко мне.
  - Мы думали, ты уже не оклемаешься, - сказал Ролин.
  Когда возбуждение, вызванное встречей, прошло, мы расселись на диваны.
  - Рассказывайте, - сказал Генерих.
  - Что рассказывать-то? - не понял я.
  - Ну, как там, на поверхности? Что происходит за пределами Купцов? Знают ли власти Беспределья о том, что здесь происходит? - пояснил мужчина.
  - Рассказывать нечего, - сказала Риалина, - Всё как всегда. Ничего не изменилось. Только разве что, некоторые поселения отказываются на полях отрабатывать, а правитель с этим сделать ничего не может, потому что стража в них - за своих. О том, что здесь происходит, вряд ли кто-то знает. И мы, кстати, тоже, а хотелось бы.
  - Скромненький рассказ, - с сарказмом сказал Генерих, - А вот о незнании здешних событий всем Беспредельем ты меня весьма огорчила. Значит, мрины всё же добрались до всех, кого мы отправляли...
  - Кто такие мрины? - перебил я.
  - Те существа, от которых мы спасли вас, - ответил мужчина.
  - А что вообще собственно произошло? - спросила Риалина, - Последние, что я помню, это, как твари растворились в воздухе.
  Генерих вздохнул.
  - Днём мы выходим бороться с мринами, только в это время суток они уязвимы. А тут такое сборище их в одном месте. Естественно мы поспешили туда. Какого же было наше удивление, когда мы увидели вас! В последний момент Эйхоп сотворил заклинание. Если бы не он, Риалины бы уже не было в живых. А сами твари кстати не исчезли, они вновь появятся вечером.
  - Откуда взялись эти твари? - спросил Ролин.
  - Они появились, когда в город пришёл очень странный караван. Никто не видел его хозяина, только, как она представлялась, помощницу Великого. Якобы так звали купца. После прихода каравана в Купцах стали пропадать люди. И хотя город не маленький, пропажи связали всё же с караваном. Пропадали те, кто что-либо купил у помощницы Великого. Тогда караван покинул город, а ночью появились мрины. Но уже на следующий день в Купцах появилась не менее странная женщина, чем тот караван. Она сказала: "Уходите под Землю". И мы ушли. Все эти катакомбы, если можно так выразиться были построены около полутора веков назад, во время страшной войны. Потом женщина сделала для нас эти факелы без огня... Она называла это эклеричеством или как-то похоже... Себя же они называла Предвестницей. "Придут однажды трое, - сказала она перед уходом из города, - Они не будут знать, для чего оказались здесь, но избавят Купцы от Мринов, а один из них ценой жизни своего друга спасёт Скрон. И будут эти трое детьми". Предвестница научила нашего мага, Эйхопа, заклинанию против этих тварей, действенному при дневном свете и покинула город. Но прежде, чем уйти, сказала: "Не пытайтесь уйти из Купцов, это просто бесполезно". Было это чуть больше трёх месяцев назад. С этого момента те, кто выжили в ту страшную ночь, первую после отъезда Великого, живут здесь под землёй. Хотя попытки покинуть это место были. Но насколько успешны, мы не знаем. Вчера от нас ушла Линара. Где она сейчас - остаётся только гадать.
  - Она погибла, - автоматически сказал я, - Мы встретили её сегодня при входе в город.
  Генерих вздохнул.
  - Мнится мне, права была Предвестница, ой, права, - проговорил он.
  
  ГЛАВА 9
  
  Мысли путались. Вопросов становилось всё больше. Почему я оказался в Скроне? Что за библиотеку в моих снах нашла Анна Ивановна? Что за странный караван? Кто такая Предвестница? И почему ради спасения Скрона я должен пожертвовать жизнью друга? Последний вопрос казался мне наиболее интересным. Даже мысли о том, как покинуть Купцы отошли на второй план. Кем я должен буду пожертвовать? Можно ли это избежать? От раздумий у меня разболелась голова.
  В дверь постучали.
  - Войдите, - сказал я.
  На пороге появился Генерих.
  - Мне бы хотелось поговорить с тобой о мринах, - сказал он.
  После того, как мы очухались от встречи с тварями, каждому из нас предоставили по отдельной комнате. Так мы жили уже вторую неделю.
  - Мне казалось, что про них мы уже говорили вместе с моими друзьями, - ответил я.
  - Да, но я бы хотел поговорить об этом только с тобой. Предвестница сказала, что, вы покинете город, победив мринов.
  - То есть вы хотите, чтобы мы как можно быстрее убрались отсюда? - спросил я напрямую.
  - Если честно, то да, - ответил Генерих.
  - А Предвестница не объяснила, почему как мы можем тварей победить?
  - Мрины... - Генерих сделал паузу, но всё же продолжил, - Она сказала, что вы сами это знаете.
  Весело!
  - Предвестница... - Генерих недоговорил, я перебил его
  - Да кто она такая, что вы готовы беспрекословно её слушаться, даже не задумываясь?
  Мужчина взорвался:
  - Мы задумываемся! О своих детях, жёнах, семьях! Ещё немного и нам здесь будет нечего есть! Мы просто умрём от голода!
  Немного успокоившись, я спросил:
  - И когда вы хотите, чтобы мы покинули Купцы?
  - Запасов продовольствия, оставленных нам Предвестницей хватит не более, чем на два дня, - сказал Генерих.
  Оставленных им запасов продовольствия? Интересно, а сами-то они пытались себе хлеб насущный как-нибудь добыть? Или всё это время и жили только на оставленное Предвестницей? И кто из нас после этого ребёнок? Во мне опять начала нарастать ярость. Вспомнив, чем это может закончиться, подавил её в себе.
  - Хорошо, мы выходим завтра на рассвете, - сказал я сухо.
  - Ты в своём уме, Рома? - голос в моей голове был полон сарказма.
  - А чего ждать? Два дня ничего не решат, - сказал я, - Лучше расскажи мне о мринах. Мне почему-то кажется, что тебе известно о них больше, чем кому-либо из присутствующих здесь.
  Только закончив, я понял, что сказал это вслух. На меня недоумённо взирал Генерих. Я не стал ничего объяснять. Так вот она - бескорыстная помощь! Спасти нас для того, чтобы мы в итоге всё же погибли от того, от чего нас спасли. В победу над тварями я не верил.
  Немного успокоившись, я пошёл за Ролином, и уже вместе с ним мы вошли в комнату Риалины, где я рассказал обо всём друзьям.
  - Однако! - сказала девочка после моего рассказа, - Что делать будем?
  - А что мы можем? - спросил я, - только собраться и уйти. Либо смерть от жажды и голода, либо от мринов. Лучше уж сразу, чтоб не мучиться.
  - Оптимистично! - с сарказмом сказал Ролин.
  - От мринов можно спастись только днём, если я хоть что-то понял, - сказал я, - Предлагаю выдвинуться завтра на рассвете. И уже про себя добавил, - Почему ты не хочешь начать обучать сражаться меня прямо сейчас?
  - Не те условия, - прозвучало у меня в голове.
  - Если мы будем ждать "тех условий", то я попросту могу не дожить.
  Портрет снизошел до объяснения:
  - Я не могу здесь материализоваться. Это станет возможно только у Акрифа.
  Мы разошлись по своим комнатам. Я же, уже мысленно попрощавшийся с жизнью, решил выспаться в последний раз, поэтому сразу лёг.
  
  Анна Ивановна сидела над книгой. Она достигла максимальной степени сосредоточенности, по крайней мере, мне так казалось. Я подошёл к ней, пытаясь привлечь внимание, но она никак не реагировала. Тогда я коснулся её, и тут же отдёрнул руку - меня ударило током.
  
  Утром, я проснулся намного раньше рассвета. Немного повалявшись в постели, я пошёл к друзьям. Как оказалось, они тоже не спали.
  - Мы сможем выжить? - с надеждой спросил Ролин.
  И что я ему должен был ответить? Сказать правду или соврать? Пауза затягивалась и я счёл возможным промолчать. Но, похоже, он и так всё понял.
  В комнату вошёл Генерих.
  - Пора, - сказал он, - Может, вы хотите взять что-нибудь с собой?
  - Лишний балласт, - сказал Риалина, - Будет мешать бежать.
  Мы вновь оказались в коридорах этого подземного города, созданного Предвестницей. Нас вёл Генерих. На этот раз я даже не пытался запоминать все ответвления и повороты - всё равно больше уже никогда не пригодится. Мы добрались до очень узкой крутой винтовой деревянной лестницы, поднимавшейся наверх.
  - Дальше сами, - сказал наш проводник, дав нам фонарик. Откуда здесь сие чудо техники думать не хотелось. Наверно опять, что-то связанное с Предвестницей.
  Лестница была настолько крутой, что мы пару раз чуть не скатились кубарем вниз. Как интересно они тащили по ней нас в бессознательном состоянии? Когда мне стало казаться, что эти надоевшие ступеньки никогда не кончатся мы вышли в какое-то небольшое неосвещённое помещение без окон с низкими потолками. Перед нами была дверь.
  - И что теперь? - спросил я.
  Риалина молча подошла и толкнула её. Дверь открылась. Мы вышли. Насколько всё-таки приятен был свежий воздух после двух недель проведённых под землёй.
  - Нам надо скорее покинуть город, пока мрины не обнаружили нас, - сказала девочка.
  - Веди, - сказал я, - Ты же с братом была здесь раньше.
  И Риалина повела. Мы шли по совершенно пустым улицам, лишённым даже намёка на присутствие кого-то живого. Не было ни кошек, ни собак, ни голубей, неизменных атрибутов нашего мира. И это давило. Путь до городских ворот мы преодолели без проблем, а, подойдя к ним, узнали почему. Наверно все мрины собрались здесь. Они стояли не нападая. Видимо понимали, что их жертвам бежать некуда. Мы переглянулись. Я не могу сказать за других, но у меня страха не было. Конец, подумал я и пошёл навстречу мринам. Они попятились, а я не мог понять причину. Ведь в тот раз они гнались за нами. За мной следом несмело шли друзья. Видимо твари не могли покинуть город, поскольку останавливались в воротах, не в силах больше отступать. Мы уже стояли вплотную к ним, но всё же не могли выйти, не задев мринов. К чему приводит прикосновение к этим тварям, мы уже видели.
  - Коснись его, - прозвучало в моей голове.
  - Ты псих, или как? - также мысленно ответил я.
  Но тут же вновь потерял контроль над своим телом. Рука потянулась к ближайшему мрину. За какой-то момент до прикосновения я снова мог управлять своими действиями, но рука по инерции тянулась вперёд, и я коснулся этой твари. Тварь растаяла с диким воплем. Моему примеру последовали и друзья. Одного прикосновения любого из нас хватало, чтобы мрины бесследно исчезали. Мы не могли поверить в свою удачу, а когда не осталось ни одной твари, Портрет спросил обижено:
  - А спасибо сказать?
  - Спасибо! - сказал я мысленно, - Но почему так получилось?
  - Никто из вас не боялся. Мрины питаются страхами людей и их знаниями. Если бы вы знали, каким образом их победить, то не смогли бы этого сделать.
  Я переваривал услышанное. Победить мринов можно, только не зная как это сделать. То есть только один раз. Значит, сейчас эти знания стали не нужны. А что нам тогда делать, если мрины встретятся на нашем пути снова?
  - Что стоишь? - я вздрогнул. Риалина стояла рядом со мной и чуть ли не махала рукой у меня перед глазами.
  - Задумался, - признался я.
  - Давай ты потом подумаешь, - сказала девочка, - Надо уходить пока мринов здесь нет.
  Она была права, а потому мы покинули Купцы, всё же не миновав их на пути к Холмикам.
  И вновь дорога. Леса, поля... Ближе к полудню заметно похолодало и стал пролетать мелкий снег. Вспомнив Лейну из Плодов, я мысленно сказал ей спасибо за достаточно тёплую для осени одежду. Небо было затянуто облаками, что всегда нагоняло на меня тоску. Я вспомнил дом, родителей, даже школу, и мне стало печально оттого, что я не могу прямо сейчас взять и появиться в Клочках. Прийти домой и просто сказать: "Здравствуй, мама!". Родители наверно сейчас ищут меня, с ног сбились, а я даже не могу дать им знать, что жив. При мысли о доме, о близких мне людях, на глазах невольно появились мокрые капли слёз. "Не плачь, ты же мужчина!", - так с укором всегда говорила мне мама, когда я был совсем маленьким. Но стоило мне вспомнить об этом, как слёзы полились ещё сильнее. Хорошо ещё, что я шёл в конце нашей... команды, и никто не видел моих мокрых глаз. А снег всё летел и летел, ложась под ноги и мягко похрустывая при поступи на него. Снегопад становился всё сильнее. Риалина тревожно взглянула на небо. Ролин тоже заметно нервничал.
  - В чём дело? - спросил я.
  - Если снег не прекратится, нам придётся идти всю ночь, - мрачно сказал Ролин, - Иначе нам будет не выбраться из леса до весны. А столько времени здесь мы вряд ли сможем продержаться.
  - До ближайшего города далеко?
  - Если будем идти всю ночь, на рассвете выйдем в Травмор.
  Однако названьице! Особенно если учесть, что все города и посёлки в Скроне имели название, полностью характеризующие населённый пункт.
  - А почему он так называется? - спросил я, с некоторой опаской ожидая услышать ответ.
  - Всё просто, - сказала Риалина, - Когда-то в этом городе жил сумасшедший маг. Он считал, что все люди грешны настолько, что единственный способ искупить их грехи - это смерть. Тогда он решил отравить весь, тогда ещё, посёлок. Для этого он сварил какое-то там зелье из трав, запах которого должен был убить всех людей городка, но перепутал что-то с ингредиентами. В результате получилось любовное зелье. Вот после этого посёлок и стал городом, а также сменил своё название со Старики на Травмор. А того мага казнили публично. Люди решили, что если он считает, что грехи можно искупить своей смертью, то пусть первый и начнёт это делать. Вообще эту историю знают в Скроне все от мала до велика.
  После рассказа Риалины моё настроение улучшилось. Нехило маг-то ошибся! Моё воображение рисовало такие картинки, что мне стало стыдно находиться рядом с друзьями.
  Начинало темнеть, а снегопад даже не думал прекращаться. Идти становилось всё труднее. Ноги вязли в снегу, который уже начинал заваливать дорогу.
  - В такую погоду хоть разбойников нет, - заметил Ролин, пытаясь успокоить себя.
  - Они в такую погоду и не нужны, - ответила Риалина, - Погода и без них сделает своё дело.
  Было холодно и хотелось спать. Через силу я пытался не закрывать глаза, понимая, что если сейчас засну, то не проснусь уже никогда. А стихия всё бушевала. Когда совсем стемнело, поднялся страшный ветер. Чтобы не потеряться мы держались друг за друга. Ветер совсем озверел, кружа в воздухе миллиарды снежинок, и мы окончательно перестали видеть что-либо вокруг. Фонарик, подаренный нам Генерихом, рассеял темноту, но только для того, чтобы мы увидели кружившиеся вокруг нас снежинки.
  - Это конец, - сказал Риалаина.
  Мы все понимали это, но всё же надеялись на чудо. Но оно почему-то не происходило.
  - Если мы останемся здесь, то точно погибнем - нас занесёт снегом. Может, попробуем пойти куда-нибудь, что бы не оставаться на месте, - предложил Ролин.
  - Не думаю, что это хорошая идея, - сказал я, - В этом случае мы погибнем, потому что заблудимся.
  А вот Риалина поддержала брата. Поскольку я остался в меньшинстве, мне пришлось последовать за ними. Мы шли наугад, не видя перед собой ни зги, а я всё гадал, когда же под ногами окажется овраг, или какая другая яма, и мы упадём туда, под снег, чтобы уже никогда больше не выбраться. Но такой ямы всё не было. Мы натолкнулись на какую-то преграду. Попытавшись её преодолеть, поняли, что это стена. Мы стали обходить вокруг строения, пока не натолкнулись на дверь. Она была не заперта. Мы вошли.
  
  ГЛАВА 10
  
  Внутри было темно, но с этой темнотой фонарик справлялся без труда. Домик был совсем небольшой и в нём было ужасно грязно. Из единственного окна, на котором не было даже намёка на занавески и стёкла которого толстым слоем покрывала пыль не было видно ни зги.
  - Ещё хуже той гостиницы, - прокомментировал я, - Но, во всяком случае, тут мы сможем переждать ночь.
  - Да уж, выбирать не приходится, - согласился Ролин, - Интересно, а поесть здесь есть чего?
  - Если даже и есть, то есть это я бы тебе не советовала, - скаламбурила Риалина, - Где мы тут втроём поместимся-то, кровать-то одна?
  - Двое спят - один на кровати и один на полу, один дежурит, - предложил я, - А то вдруг хозяин, если он здесь, конечно, вообще есть, вернётся.
  Моё предложение было признано разумным и немного поспорив, в какой последовательности дежурить мы решили, что первой будет Риалина, затем Ролин, и только потом я.
  Этой ночью мне вновь приснился бредовый сон.
  
  - Теперь я знаю! Я знаю! - шептала учительница литературы, выходя из библиотеки, - Я знаю!!! - закричала она, когда оказалась на улице. Прохожие посмотрели на неё, как на душевнобольную. Но столько боли и горечи было в её крике, что мне захотелось пожалеть её. Я подошёл к ней, а она посмотрела на меня с такой тоской, что мне самому захотелось выть волком.
  - Что случилось? - спросил я у неё.
  - Ты не можешь... Не сможешь... Сам не сможешь... - сказала она тихо, - Только с ним!
  
  Что я не смогу, мне было совершенно непонятно. И с кем это что-то я смогу тоже. Нехотя я открыл глаз. Потом второй.
  - Ролин, - тихо позвал я.
  Ответом мне было молчание.
  - Ролин! - повторил я чуть громче.
  И снова тишина.
  - Риалина?
  - Рома! - позвала меня девочка. Очень тихо позвала, так что я еле расслышал.
  Я включил фонарик. В комнате кроме меня никого не было.
  - Рома! - голос становился всё тише. Я двинулся в направлении, откуда, как мне казалось, меня звали. Упёрся в стену. Что же это за место такое?
  - Я слышу тебя но, не вижу, - сказал я.
  Вдруг яркий свет залил комнату. Откуда он, понять было невозможно. И тут я увидел Мальчика с Портрета. Он стоял передо мной и руки его светились, рассеивая мрак в комнате почище моего фонарика.
  - Уходите отсюда! - как-то отрывисто сказал он, - Уходите! Я не смогу долго удерживать их.
  - Но как же Риалина с братом? - спросил я.
  - Уходи! Они тоже здесь. Во всяком случае, пока. Поспеши!
  Я заозирался по сторонам, не желая уходить без друзей.
  - Скорее! - торопил меня Мальчик с Портрета.
  И тут я увидел Риалину. Она стояла в дверях, переливавшихся всеми цветами радуги, а за этой дверью была темнота. Одной рукой девочка держала брата уже наполовину оказавшегося во тьме, а другой держалась за спинку кровати. Я кинулся к ним.
  - Уходи! - кричал Мальчик с Портрета, - Ты просто не понимаешь! Уходи!
  Я же тем временем взял Риалину за руку, которой она вцепилась в кровать, и потянул на себя. Противоборство этой странной двери и нас с Риалиной продолжалось долго. Темнота затягивала всё сильнее, и вот когда уже Риалина почти полностью скрылось по ту сторону двери, сила, тянувшая её вовнутрь, неожиданно ослабла, а затем и вовсе исчезла. Девочка кубарем повалилась на меня, на неё Ролин, а на Ролина какой-то мальчишка. Интересно кто он? Наверно это он хотел нас затянуть в ту темноту. А зачем? Надо бы узнать поподробнее.
   - Торм! - закричала Риалина так, что наверно звери, находившиеся недалеко в лесу испугались её крика, - Торм, ты жив!
  Риалина чуть не задушила своего младшего брата в объятиях.
  - Как же я рада, что ты жив!
  Слёзы появились на глазах девочки. Слёзы не горя, слёзы радости.
  - Мы искали тебя, - сказал Ролин, - Искали и боялись, что не найдём. Как же я рад, что ты теперь с нами!
  - Кто вы? - спросил мальчик.
  - Ты не узнаёшь нас? Это же я - Риалина, твоя сестра и твой брат Ролин.
  - Я не вижу. Теперь я не вижу.
  Я заглянул в глаза Торму. Там были только белки, даже ни намёка на радужную оболочку и зрачки.
  - Она отняла у меня зрение, - продолжил Торм, - Сказала, что теперь оно мне уже не нужно.
  - Кто она? - хором спросили Риалина с Ролином.
  - Тьма, - ответил Торм.
  - Ты хочешь сказать, она живая? - спросил я.
  - Кто ты? Я ещё не слышал твоего голоса.
  - Это Рома, наш друг, - ответила девочка.
  - Конечно живая! И она ищет! Ищет человека способного победить её, чтобы уничтожить его первой. Когда я был там... Когда она поглотила меня... В общем, она думала, что это я. Но потом поняла, что ошиблась. Тогда я попросил её отпустить меня, а Тьма за это лишила меня зрения, сказав, что я останусь с ней навсегда.
  - Но теперь ты здесь... - проговорил я, будто бы обращаясь к самому себе.
  - Здесь - это где? - спросил Торм.
  - В небольшом домике в лесу, - ответила Риалина.
  - Нам надо уйти отсюда до заката, - сказал мальчик, - Иначе двери во Тьму снова откроются и она придёт за нами. Её двери - это её глаза, которыми Тьма наблюдает за Скроном.
  - Расскажите мне, что я проспал? - попросил я, обращаясь к друзьям.
  - Мне показалось, что меня кто-то зовёт по имени, - начал Ролин, - Я пошёл туда, откуда доносился голос и увидел Торма. Решил подойти к нему, но нас разделяла дверь...
  - Дверь Тьмы, - вставил Торм.
  - Тогда я протянул к нему руку, и дверь стала затягивать меня вовнутрь. Я позвал Риалину. Та кинулась мне на помощь. Ну а дальше ты уже знаешь.
  - Как ты оказался там? - спросил Ролин Торма.
  - Я шёл в Холмики из Плодов. Увидел недалеко от дороги этот домик и решил попроситься переночевать. Хозяев в доме не было, а дверь была открыта. Тогда я вошёл. Судя по всему, дом был заброшен, и я решил остаться здесь до утра. Ночью я проснулся от странных звуков - мне казалось что кто-то выл. Было темно, и я ничего не видел, только в какой-то момент женский голос сообщил мне, что больше я никогда и никуда не уйду отсюда. Тогда я стал искать кровать, на которой я спал, но вокруг была лишь пустота...
  Мальчик замолчал. Было видно, что ему хотелось продолжить свой рассказ, но и говорить он боялся. Наверное, не хотел вспоминать. Если бы у него были нормальные глаза, то, наверное, в них можно было бы увидеть этот страх, смешанный с печалью. Некоторое время мы сидели молча.
  - Пошли что ли? - нарушил я молчание.
  Мы вышли за двери дома. Дома Тьмы, как охарактеризовал его Торм. Он шёл, держась за свою сестру, полностью доверившись ей. Ролин шагал рядом с ними. Они говорили о чём-то, но я не слушал. Мне было завидно и больно. Завидно от того, что Риалина и Ролин нашли своего брата. Теперь они снова вместе. А я не могу вернуться к родителям! А больно, потому что у Торма теперь не было зрения.
  За ночь пурга стихла, и теперь всё вокруг ровным толстым слоем, доходящим до щиколоток, покрывал снег. Пробирались мы по нему с трудом. Торм падал несколько раз, и нам приходилось останавливаться, чтобы брат с сестрой снова поставили его на ноги. Один раз я хотел было помочь, но понял, что скорее буду мешать.
  - Ты хотя бы примерно знаешь, куда нам идти? - спросил я девочку.
  Риалина в ответ лишь покачала головой.
  - Если мы не выберемся из леса до ночи... - начал было Ролин, но замолчал, боясь произнести вслух то, что может произойти.
  Раздался вой.
  - Волки, - как-то безжизненно сказала Риалина, - Наверное, они учуяли нас.
  И действительно целая стая вскоре преградила нам путь. Они не нападали. Просто стояли и рычали. И, к своему ужасу, я понял, что понимаю их. Сказать, что я испугался, значит, ничего не сказать. Я был одновременно испуган, ошеломлён, изумлён и недоумевал, что делать дальше.
  - Это они! - сказал вожак, - Они угрожали Владычице.
  - Но у нас Её прямой приказ лишь загнать их в её логово, не больше, - пролаял волк
  - Кто здесь вожак?
  - Ты, конечно! - в тявканье волка был испуг.
  - Разорвать их!
  - А ещё чего?
  Последний вопрос был пролаян мной. Как волки, так и друзья, уставились на меня в немом изумлении. В таком же изумлении пребывал и я сам.
  - Это он с нами говорит? - спросил как-то убито вожак.
  - Не знаю, - затявкали остальные волки стаи.
  - Смотри, смотри... - вкрадчиво тявкнул кто-то. При этом все уставились на меня.
  - И чего вылупились? - прорычал я, - Лучше бы как выйти из леса показали!
  Волки попятились назад. Нет, ну неужели я настолько страшен, что они меня боятся. Вроде подросток, как подросток. Неспеша я пошёл им навстречу, но они почему-то убежали, остался только вожак. Он стоял тихо поскуливая. Я заглянул ему в глаза.
  - Ты покажешь, как мне с друзьями выйти из леса? - спросил я.
  - Да, о, Великий!
  Так! Стоп! Это кто здесь великий? Да что вообще происходит?! Хотелось выть от непонимания, и я, вильнув хвостом, завыл. Вильнув хвостом?! Я стал кружиться вокруг своей оси, пытаясь рассмотреть себя. Я был волком! Чёрным волком! И как мне вновь стать человеком я не знал! Стало страшно. А вдруг, я останусь таким навсегда? Ладно, пока примем, как есть, а дальше видно будет.
  Оглянувшись назад, я увидел друзей, которые так и стояли столбом, смертельно бледные и с отвисшей до земли челюстью. Только Торм никак на меня такого не реагировал, но оно и понятно. Да и вряд ли я бы вёл себя более адекватно на их месте. Я подошёл к ним.
  - Это по-прежнему я, Рома, - сказал я, сам не будучи в этом уверен. Точнее мне показалось, что сказал - на самом деле, протявкал. Риалина взвизгнула. Тогда я попытался сказать то же самое на человеческом языке. С трудом, но получилось. Друзья непонимающе уставились на меня.
  - Что происходит? - спросил Торм.
  - Наш друг оказался оборотнем. Разумным! - ответила Риалина.
  - Но ведь их всех истребили несколько более века назад! - несогласился мальчик.
  - Да... - протянул Ролин, - Однако!
  - Пялиться на меня и выяснять причины моего превращения потом будете, - на этот раз человеческая речь далась мне более легко, - Вожак стаи, что разбежалась, поможет нам выйти из леса. Риалина и Торм садитесь на него, ну а Ролин на меня. Так будет быстрее.
  - Но... - начал было вожак, а потом заскулил и лишь повторил своё, - Да, о, Великий!
  Ролина уговаривать не пришлось, а вот Риалина и Торм, явно боялись, а потому не спешили оседлать столь сомнительный вид транспорта.
  - Но... - сказала теперь Риалина.
  Нет, они что, слов больше не знают что ли?
  - Так будет быстрее, - повторил я ей.
  Нехотя они с Тормом всё же сели на волка.
  
  ГЛАВА 11
  
  - Мне нельзя дальше, - пролаял вожак, когда уже стала видна дорога, - Простите, о, Великий!
  - Прощаю, - великодушно протявкал я, и уже по-человечески добавил, - Ролин, слазь. Риалина и Торм, слазьте с него. Торм, залезай на меня.
  Наверное, слишком благородно было с моей стороны приглашать Торма залезть на меня, но мне просто показалось это правильным. Хотя спина от Ролина нещадно болела.
  - Скоро мы уже выйдем на дорогу, - сказал я друзьям, - Там мне надо будет как-нибудь снова стать человеком. Кто-нибудь знает из вас, как это сделать, и что вообще со мной произошло?
  - Ты оказался разумным оборотнем! - сказала Риалина.
  - Ну, это я уже слышал. Как мне назад человеком-то стать?
  - Не знаю! Да и зачем тебе назад человеком становиться? На тебе Торм передвигается без проблем!
  - Зато существуют проблемы у моей спины, и если она не отдохнёт хоть немного, то скоро сам я перемещаться не смогу!
  - Извини, я как-то не подумала об этом, - Риалина выглядела виноватой.
  - Да ладно тебе, - сказал я.
  Вскоре мы вышли на дорогу. Я остановился, гадая, как же снова стать человеком. И тут мне в голову пришла неожиданная мысль - как быть с одеждой. От той, в которой я был остались лишь жалкие клочья. И как раз в этот момент понял, что начал перевоплощаться. Сначала исчезла шерсть и я оказался абсолютно лысым, затем появились волосы на голове, и только потом моё тело стало становиться человеческим. Когда этот процесс закончился, я оглядел себя. Слава Богу, одежда на тех местах, где она должна была быть обязательно, была. Я вздохнул с облегчением. Но вот на штанах были огромные дыры, так же, как на всей остальной одежде. Было холодно.
  - Брр! - сказал я.
  - На Торма посмотри, - ответила Риалина, - Он не жалуется.
  И то, правда! А ведь одет он куда легче меня.
  - Всё равно, брр! И ещё есть охота. И пить.
  - Да уж, жажда мучает, - подтвердил Ролин.
  Риалина вздохнула, было видно, что и она пить хочет.
  - Пойдём уже дальше, - сказала она, - Уже не далеко до Травмора.
  Вскоре на дороге нам стали попадаться одинокие путники, а ближе к городу и купеческие обозы.
  - Видимо, после событий, происходящих в Купцах, Травмор стал новой столицей торговли Беспределья, - пробормотала Риалина себе под нос.
  На воротах нас встретила стража. После Купцов, я был рад, что здесь она есть, а вот стража, похоже, была не очень рада нашему появлению. Особенно моему. Оно и не удивительно. Сейчас перед ними стояла компания подростков, причём трое из них были вампирами. Эльфийские уши Риалины и Ролина скрывали длинные волосы, а вот Торм не мог похвастать богатой шевелюрой. А потому его стражники разглядывали особенно пристально. Когда же один из них заглянул мальчику в глаза, то тут же отпрянул назад, не веря в увиденное.
  - Он слепой, - сказал я, чем привлёк к себе совсем не нужное внимание. Теперь же тот, что смотрел в глаза Торму, уставился на меня. Я поёжился от его холодного взгляда.
  - Что случилось с твоей одеждой? - спросил он.
  - Порвалась, - ответил я. Так-то правду сказал, просто не уточнил, каким именно образом так получилось, что на мне вместо одежды были лишь её жалкие ошмётки.
  Стражник недоверчиво посмотрел на меня. Потом, видимо решив, что Травмору кучка каких-то подростков навредить вряд ли сможет, сказал:
  - Входите.
  Я был удивлён. Здесь не было пошлины за вход, а мне казалось она обязательной во всех городах Скрона. Хотя, что я знаю об этом мире?
  За воротами кипела жизнь. Люди спешили по своим делам, нищие просили подаяние, а торговцы, которые, казалось, просто окружали, предлагали всем и каждому свой товар. В стороне стояла группа ребят немногим старше нас, лет 16-17 и с ними был мальчишка наверно моего возраста. Их заметила Риалина:
  - Мы должны помочь ему, - сказала она
  - Объясни, - попросил я.
  - Они явно что-то хотят от него, - ответила девочка.
  - Ну а мы-то здесь причём! Вокруг полным-полно народу. Пусть они и разбираются, - сердце у меня ушло куда-то в пятки, боялся я тех парней, что уже взяли в кольцо мальчика.
  - В страхе нет ничего страшного, - прозвучало в голове, - А вот в безразличие есть!
  - Тебе легко говорить! - сказал я, - Ты даже не существуешь.
  Видимо я сказал это вслух, поскольку Риалина и Ролин уставились на меня, как на душевнобольного.
  - Смотри! - прозвучало в голове.
  В тот же миг воздух передо мной стал переливаться золотым сиянием, потом по сиянию побежали искры, а затем из них материализовался он! Мальчик с Портрета!
  - Но ты же... - начал я.
  Но он перебил:
  - Потом! - и побежал к мальчишке, который чуть не плакал. Мы последовали за ним.
  - Что происходит? - спросил Мальчик с Портрета
  - Вали отсюда, мелочь пузатая, - как-то беззлобно огрызнулся парень постарше. Но не смотря на беззлобность в его голосе от его взгляда у меня по коже побежали мурашки. А Мальчик с Портрета тем временем достал мой меч и бросился с ним на того, кто огрызался. Я буквально оторопел - ну что может сделать один мальчишка против одиннадцати парней. Волк - вспомнил я, - я же волк! Превращение в зверушку на этот раз прошло осознанно, и как только оно завершилось, я с лаем кинулся на своих противников... И чуть не угодил под меч Мальчика с Портрета! И как ему размахивать им на такой скорости удается, да ещё и цель поражать?! Девять из одиннадцати уже валялись на земле с различными ранами. Одному из оставшихся я вцепился зубами в ногу. Тот попытался отшвырнуть меня - не вышло. Но вот я сам отпустил его. Противник облегчённо вздохнул. А пока он отходил от пережитого, я подобрался к его руке и прокусил её. Брызнула кровь. Боже! До чего же противно! Чужая кровь на моих зубах! Мне захотелось отплеваться, и я выпустил его руку. Видимо поняв, что здесь уже нечего ловить, парень бросился бежать. Но сделать ему этого не дал Мальчик с Портрета, преградив путь и не двусмысленно указав кивком головы на своё оружие, при этом не спуская взгляда с противника. Тот осел на землю. Так! А где ещё один? Ведь их двое оставалось! Обведя глазами окружающее меня пространство, я обнаружил его с раной на боку, лежащего и стонущего. А спасённый неизвестно от чего мальчишка стоял, открыв рот и вытаращив на нас глаза.
  - Неплохо, - глядя на меня, прокомментировал Мальчик с Портрета, и тут же спросил, - Как выкручиваться будем?
  Сначала я не понял о чём он, но, обернувшись обратно в человека, обвёл взглядом шептавшуюся толпу.
  - Оборотень! Разумный! - слышалось с разных сторон.
  Мы же с друзьями заняли выжидательную позицию и максимально приблизились друг к другу. За нашей спиной был палисадник, огороженный забором, а перед нами стояла толпа.
  - Убить его! - крикнул кто-то из толпы.
  - Убить! - поддержали его голоса.
  И люди медленно двинулись в наступление. И это я ту компанию, что Мальчик с Портрета раскидал, боялся? Да они ангелы во плоти по сравнению с этой обезумевшей толпой!
  - Что делать будем? - задал я риторический вопрос.
  - Я думаю, - ответила Риалина.
  - Думай быстрее, - поторопил её Мальчик с Портрета.
  А толпа тем временем приближалась. Кто-то особенно смелый начал кидать в нас камни. Один из них попал Торму в живот. Ярость поднялась во мне. Он же слепой! Даже увернуться не может! Риалина вскрикнула. Я посмотрел на неё.
  - Твои руки! - сказала девочка.
  И действительно, между пальцами вновь появились разряды.
  - Но я не могу! Я же убью кого-нибудь! - сказал я.
  - Иначе убьют нас! - сказал Ролин, - Просто закидают.
  И действительно, камни летели уже со всех сторон. И я сделал это. Кинул разряд в наиболее ретивого нашего потенциального убийцу. Тот загорелся, но не сгорел мгновенно, как это было с эльфом в Полях. Человек кинулся на землю и стал кататься по ней, пытаясь потушить огонь. Учитывая обилие снега, вскоре ему это удалось. Больше камнями он нас не закидывал, впрочем, как и остальная толпа. По моим пальцам по-прежнему бегали молнии, и, подняв правую руку вверх, я пошёл прямо на людей. За мной неуверенно следовали друзья. А с чего им уверенным-то быть, если я и сам не знаю, когда микромолнии на моих руках исчезнут? Люди расступались передо мной, весьма неохотно, но всё же расступались. Довольно быстро толпа осталась позади, а значит, нам уже ничего не угрожало.
  - Объясняй! - потребовал я у Мальчика с Портрета.
  - Не сейчас, - сказал он и покосился на спасённого мальчишку, который, как оказалось, следовал за нами.
  - А ты что здесь делаешь? - спросил я у него.
  - Я это... - промямлил тот.
  - А я - то, - сказал я, как мне показалось достаточно строго. Несмотря на мою строгость, друзья рассмеялись, да так заразительно, что и сам я не удержался от смеха.
  - Шёл бы ты домой, - сквозь слёзы от смеха проговорила Риалина.
  - Я не хочу! - с вызовом ответил мальчик.
  - А надо! - сказала девочка.
  Мальчишка сразу как-то потупился, но следовать за нами не перестал.
  - А куда мы вообще идём? - спросил я.
  Компания удивлённо уставилась на меня.
  - На рынок! - ответил Ролин, удивляясь моему непониманию. И действительно, разгуливать в том, что сейчас было надето на мне, во-первых, весьма холодно, а во-вторых - люди пялятся.
  Рынок же оказался буквально за следующим поворотом. Свернув с узкой улочки, мы сразу налетели на неопрятного вида мужика громадных размеров, явно не вполне трезвого.
  - Чего вам, малявки? - спросил он весьма недружелюбно.
  - Нам на рынок! - нагло ответил Мальчик с Портрета.
  Вот ведь! Совсем не боится! Мне бы так!
  - Будет тебе так, будет, - сказал Мальчик с Портрета, - До Акрифа доберёмся и будет.
  - А как тебя называть интересно? - спросил я вслух.
  Мужик, что преградил нам путь, видимо решил, что данный вопрос адресован ему, что очень красноречиво показало уровень его интеллекта.
  - Гендольф, - сказал он.
  - Призрак! - представился Мальчик с Портрета.
  - Приятно познакомиться! - не удержался я.
  - Где? - спросил Гендольф.
  - Я, - ответил Призрак.
  - Что ты? - не понял мужик.
  Видимо с соображалкой у него совсем туго. Пользуясь его замешательством, мы обошли Гендольфа и продолжили наш путь уже по рынку. На этот раз пребывание в торговых рядах оказалось вполне сносным. Видимо благодаря тому рванью, что было на мне, к нам не приставал ни один торговец.
  - У нас есть, на что купить одежду? - спросил я тихо у Риалины.
  - Теперь да, - также тихо ответила девочка, - Даже на еду и ночлег останется.
  Мы подошли к лотку, над которым была вывеска: "Одежда для детей от 3 до 15 лет". Хозяин оного, завидев нас, тут же принялся прогонять.
  - Да мы купить хотим! - проорал я чуть ли не в ухо ему, уворачиваясь от удара метлой. Весьма странный способ, однако, у этого торговца привлекать покупателей.
  - Да откуда деньги-то у вас? - сердито проворчал тот, но избиение нас метлой прекратил.
  - А какая вам разница? - спросила Риалина, демонстрируя ему несколько золотых монет.
  - И что бы вы хотели? - голос торговца сразу изменился, став каким-то елейным.
  Риалина демонстративно посмотрела на меня.
  - Понятно, - сказал торговец и ушёл.
  Вернулся он через пару минут с точно таким же набором одежды, что подарила каждому из нас Лейна.
  - Последние новинки моды! - сказал он, - Примерите?
  Я молча взял "последние новинки", как мне почему-то казалось уже поношенные, и под ошарашенными взглядами окружающих снял с себя тряпьё, что было на мне и надел одежду, что предлагал хозяин лотка.
  - Сколько? - спросила Риалина.
  - Только для вас, двенадцать золотых.
  Призрак закашлялся.
  - И за что к нам такое особенное отношение? - спросил он.
  - Вы сегодня последние мои клиенты! - искренне ответил торговец. Настолько искренне, что я ему не поверил ни на грош.
  - А у вас всегда принято с последних клиентов втридорога брать, спросила девочка.
  Теперь закашлялся торговец:
  - Но это же самые последние новинки моды! Как стало сейчас модно говорить её писк!
  - Оно и заметно, - вклинился я, - И на скольких людях до меня пищали эти новинки?
  - Обижаешь!
  - Констатирую факт.
  - Четыре золотых за одежду, не больше, - сказала Риаилна
  - Восемь! - торговец оказался торгашом, что, впрочем, не удивительно.
  - Три с половиной! - сказал Призрак.
  - Семь, - торговец озадаченно почесал затылок.
  - Три!
  - Э? Вы должны прибавлять цену. Я убавляю, вы прибавляете - так мы приходим к общему соглашению.
  Я не понял, кому он это объяснял - нам или всё же себе. Уж настолько у него был озадаченный вид.
  - Два золотых! - не согласился Призрак.
  - Да вы что издеваетесь что ли? - не выдержал он.
  Я думал, он снова за метлу схватится, но обошлось.
  - Полтора! - не сдавался Призрак.
  - Э?! Продано? - почему-то мне казалось, что сейчас торговец соображал ещё хуже Гендольфа. Но поскольку нам это оказалось только на руку мы расплатились и ушли. Оглянувшись, я увидел торговца, который смотрел нам вслед и не двигался с места.
  - Мне почему-то казалось, что торговцы должны быть умнее, - сказал я.
  - Просто он никогда не сталкивался с подобным. Думаю, в следующий раз, когда кто-то вместо того, чтобы прибавлять цену будет её убавлять, то он вместо того, чтобы убавлять будет прибавлять, - ответил Призрак, - Ты всё ещё здесь? - спросил он уже у мальчишки, который по-прежнему был с нами.
  - Я не пойду домой! - категорично заявил тот.
  - Почему? - спросил я.
  - Не хочу!
  - А о родителях ты подумал?
  - А они обо мне подумали, хотя бы раз? Я им просто мешаю. Мама сама говорила, что никогда не хотела ребёнка. Отец... Да я его трезвым ни разу не видел! А я за них на полях всю осень отработал! То есть, работал за троих! Только чтобы их не наказали! И никакого спасибо! Только и слышно от них: поди туда, принеси то, сделай это...
  - Так ты из дому сбежал? - спросил я. Его слова напомнили мне о моих родителях. А что если пока я тут они тоже сопьются? Что если у меня самого возникнет желание тогда сбежать из дома. Не пожалею ли я, если вернусь и встречу их такими? Мама... Она всегда, когда пьяная проявляет излишнюю деятельность, смешанную с излишней заботой о ближнем своём. До чего же больно всегда на это смотреть! И вспоминать не менее больно! Отец... Он запросто по пьяне драку устроить может с совершенно незнакомым человеком на улице, а потом всю ночь в вытрезвителе провести... Неприятные воспоминания буквально нахлынули на меня, накрывая всего с головой.
  - Да, - ответил мальчик.
  - Как тебя хоть звать-то? - спросил я.
  - Крим, - ответил тот.
  - Вот что, Крим. Сегодня ты переночуешь с нами, а завтра утром мы вернём тебя домой. А пока подумай вот над чем. Что будет в следующем году, если тебя не будет с родителями? Смогут ли они отработать на полях? И что произойдёт с ними, если не смогут?
  Мальчик поник и не ответил.
  - Зачем же так жестоко? - тихонько спросил меня Торм.
  - А ты бы хотел, что бы он пошёл с нами, и мы стали причастны к казни его родителей. Он любит их, правда, похоже, они не отвечают ему взаимностью. Крим не простит себя, если его родителей не станет.
  - Я как-то не подумал об этом, - сказал Торм.
  Уже давно стемнело, а мы всё ходили по Травмору, пытаясь найти хоть какой-то постоялый двор. И, когда уже было принято решение заночевать прямо на улице, нам попался таковой. Я с опаской взирал на покосившееся здание. Наверное, на Скроне все гостиницы такие, ну что ж, выбора-то нет...
  Мы вошли. Внутри было чисто и опрятно, на окнах висели занавески, а на столиках были скатерти. Мы присели за один из них. Тут же к нам подошла официантка.
  - Что желаете? - спросила она.
  Я наугад ткнул пальцем в меню, лишь посмотрев, лишь бы это была не форель. При более внимательном изучении перечня блюд в ожидании своего заказа мы заметили, что таковой в меню (о, чудо!) просто не существовало.
  Поскольку сейчас было уже почти двенадцать ночи (спасибо моим наручным часам на батарейках) здесь было практически пусто. Официантка принесла заказ. В это время в помещение зашли двое.
  - Ой! - произнесла девушка, чуть не выронив поднос из рук, но всё же удержала и поставила его на стол.
  - Успокойся, мы сегодня не по твою душу, - сказал Эскольт. Вместе с ним был Хирон.
  - Под стол вместе с подносом. Не надо привлекать внимание, - шёпотом проговорил я.
  - Мы ищем одного мальчишку, - услышали мы из-под стола.
  - Меня, - констатировал я.
  - Лет тринадцати. Одет, вероятнее всего, во всё чёрное от ботинков до куртки. Внешность такая смазливая. А по длине волос его можно принять за девочку.
  Я обиделся. Что значит "по длине волос"? Да, мне нравятся длинные волосы, но это же совсем не значит, что я девочка!
  - Вероятно, с ним ещё двое подростков - мальчик и девочка, брат и сестра. Они полувампиры-полуэльфы.
  - Ой! - ещё раз повторила девушка.
  - Слушай, а другие слова ты знаешь? - это уже вклинился в весьма содержательную беседу Хирон.
  - Ой! - подтвердила официантка.
  - Понятно, - сказал первый, - Обыскать здесь всё!
  Я выглянул из-под стола. Хирон бросился выполнять его распоряжение. Кем бы не был тот человек, но он его явно боялся.
  - Нам надо как-то отсюда ноги делать, - сказал я.
  - Что делать? - в один голос спросили Риалина, Ролин и Торм. Они что репетировали что ли? Это ж какая слаженность.
  - Вот и не обязательно совсем, - не согласился Призрак.
  Как раз в этот момент Хирон приподнял скатерть и заглянул под стол.
  - Привет! - радости в голосе Призрака не было предела. Пока мужчина отходил от шока, тот уже успел выбраться из-под. Хирон никак не успел на это среагировать и вот уже валялся на полу, получив рукояткой по голове. Просто уму не постижимо, как Призраку удалось такое при его росте! Официантка тем временем упала в обморок. Немногочисленные посетители сего заведения оторопело смотрели на нас.
  - Верёвка есть? - спросил я вышедшего на шум хозяина.
  - Есть, - ответил он.
  - Давайте, а то он скоро очнётся.
  Хозяин ушёл. В суматохе мы забыли о втором человеке, а он тем временем покинул сие заведение.
  - Не нравится мне всё это, - сказал Призрак.
  - Да ты что? А я просто в восторге! - парировал я.
  Тем временем вернулся хозяин, держа в руках толстую верёвку.
  - Свяжите его, - попросил я, - У нас просто сил не хватит.
  Мужчина икнул и принялся связывать Хирона. Я же подошёл к очухавшейся официантке:
  - Мы бы хотели снять комнату на ночь.
  - На сколько мест? - спросила девушка.
  - Шесть, - ответил я.
  Девушка назвала цену, вполне приемлемую, надо сказать. Риалина расплатилась. Взглянув на Хирона, я заметил, что хозяин постоялого двора закончил его связывать.
  - Вы не могли бы его доставить в нашу комнату? - вежливо поинтересовался Призрак у хозяина сего заведения, - Мы ведь всего лишь подростки, и не можем даже все вместе, поднять эту тушу!
  Мужчина снова икнул, но поспешил выполнить просьбу. А в глазах Призрака я заметил весёлые огоньки.
  - Долго он ещё в отключке будет? - спросил я Мальчика с Портрета.
  - Думаю, скоро очнётся.
  Мы поднялись в комнату, где на полу уже лежал связанный Хирон. Кровати были застелены, и мы все, кроме Призрака, повалились на них без задних ног. Мальчик с Портрета остался сторожить пленного.
  
  ГЛАВА 12
  
  Анна Ивановна стояла посреди дороги. Из глаз её текли слёзы. Проезжавший мимо караван остановился рядом с ней. Человек, лет сорока, одетый во всё чёрное спросил:
  - Вас подвезти?
  - Ты! - закричала учительница литературы и вся грусть и боль ушли из её глаз вместе со слезами. Остались лишь презрение и ненависть.
  Человек недоумённо посмотрел на неё и забрался обратно в повозку.
  - Всё равно ты не сможешь, ты не сможешь... Я сделаю всё, чтобы ты не смог! И я найду его! Найду! - шептала Анна Ивановна вслед удаляющемуся каравану, а под мышкой у неё была зажата потрёпанная книга.
  И тут же я перенёсся за тысячи километров от места, где наблюдал за своей учительницей. Паря в небе (что за чудесное ощущение!) я видел, как улыбнулась невзрачная женщина. И прошептала она, чуть слышно, одними губами: "Я не ошиблась! Может быть, впервые в жизни, я не ошиблась!" и посмотрела в небо, прямо на меня.
  
  Я проснулся от этого взгляда. А на душе мне было легко так, как никогда с тех пор, что я попал на Скрон. Взглянув на часы, я обнаружил, что уже девять утра. Никогда не спал так долго! На полу сидел связанный Хирон, напротив него Призрак. Остальные ещё спали.
  - Он рассказал что-нибудь? - спросил я у Мальчика с Портрета.
  - Да, - ответил тот, - Он рассказал, по какому адресу нам всем идти.
  - А что-нибудь более существенное?
  - Попробуй сам, - предложил Призрак
  Хирон злобно посмотрел на меня.
  - Ну и чего тебе от меня надо было? - спросил я у него, - Зачем ты выслеживал нас?
  В ответ лишь упорное молчание.
  - Ты будешь отвечать?
  Хирон сплюнул.
  - Ну, значит, придётся так, - как можно веселее сказал я и начал оборачиваться в волка. Когда же этот процесс завершился, подошёл к Хирону вплотную, заглянул ему в глаза и зарычал.
  - Может, теперь разговоришься? - спросил Призрак.
  - Ну вы что спать не даёте? - раздался сонный голос Риалины, - Рома, да не рычи ты так - разбудишь всех!
  Девочка перевернулась на другой бок и, видимо, вновь заснула. Я же смотрел на обалдевшего Хирона. И рычать не забывал.
  - Убери от меня его, - прохрипел тот
  - А ты это ему сам скажи, - предложил Призрак.
  - Я всё расскажу! Только убери от меня его, - повторил мужчина.
  - Ну, рассказывай, - сказал я, ненадолго прервав рык.
  И тут Хирон упал в обморок.
  - И зачем ты так? - спросил Призрак, - Теперь ждать придётся, пока очнётся.
  - А пока мы ждём, ты мне сейчас всё объяснишь. Почему ты материализовался здесь, а не в Холмиках?
  - Акриф здесь. В Травморе. Я чувствую его.
  - Что значит чувствуешь?
  - Давай не сейчас, а? Видишь, Хирон уже очнулся.
  Ну, нет! Сейчас! Поскольку я всё ещё был волком, то просто подошёл к нему и негромко рыкнул. Хирон вновь потерял сознание.
  - Сейчас, - сказал я уже вслух.
  - Ну, Акриф - это маг, который может перенести меня из одного мира в другой с помощью мага мира, в котором я сейчас живу,- ответил Призрак, - Хотя даже не так. Скорее я могу свободно перемещаться не между этими мирами, а от одного мага к другому.
  Хирон снова очнулся.
  - Ну? - вопросил я.
  На что мужчина ойкнул, но сознание не потерял.
  - Я... - начал он и замолчал.
  - Ты? - спросил Призрак.
  - После того случая на рынке, - сказал он более связано, - ко мне подошёл человек. Он сказал, что должен найти тебя. Что ты - это угроза Скрону. Естественно, мне не было до этого никакого дела. Тогда он сказал, что убьёт Лейну, если я не помогу найти тебя.
  - Вот не подумала бы, что ты за Лейну так переживаешь, - донёсся с кровати голос Риалины, - А, Хирон? Тут должно быть что-то большее.
  - Да не переживаю я за неё. Но кто ещё на рынке за такую плату работать будет?
  - И тебе совсем не жалко свою жену? - спросила Риалина. Я даже рот открыл от удивления.
  - Да она кровопийца настоящая! - ответил Хирон.
  Мужчина немного помолчал, затем продолжил:
  - Он сказал, что вы не останетесь в Плодах. Тогда мы решили, что вам понадобятся лошади и пошли к конюшему. Что там произошло ты и сам не хуже меня знаешь. Потом мы стали искать вас. Буквально шли по вашему следу. Когда же мы были в Купцах пошёл снег и мы не решились двинуться дальше. Я думал, что вы погибнете в пургу, а вот Эскольт был уверен в обратном. Он оказался прав.
  - А что тебе известно о постоялом дворе "В полях"? Какое ты имеешь отношение к тому, что там произошло? - спросил я.
  - А что там произошло? - ответил вопросом на вопрос Хирон.
  Слова его казались правдой. Для острастки я ещё раз рыкнул на него, затем стал оборачиваться в человека.
  - Он рассказал, в чём именно заключается угроза Скрону с моей стороны? - спросил я уже в человеческом обличие.
  - Нет. Он только сказал, что она исходит от тебя.
  - Надо что-то с ним делать, - сказал я, обращаясь к Призраку, - Не таскать же его повсюду за собой?
  - Только если отпустить. Но тогда он вновь пойдёт к Эскольту.
  - Так пусть здесь и остаётся. Связанным. Не думаю, что хозяин гостиницы будет против, - при последних словах Риалина улыбнулась.
  Проснулись уже все. У Крима был настолько обречённый вид, что мне стало жалко его.
  - Ну что, пойдём? - спросил я у мальчика.
  Ответа не было. Лишь горестный вздох.
  Мы шли по улице и на нас постоянно оборачивались люди. Ой, как мне это не нравилось. Всю дорогу я гадал, в чём же причина. А выяснилось всё, когда Крим довёл нас до своего дома.
  - Заперто, - сказал он, - Пойдём обратно?
  - Есть очень хороший способ попасть внутрь, - ответил Призрак, - Постучать.
  На стук дверь открыла женщина неопрятного вида. "С жестокого бодуна" - охарактеризовал я её состояние про себя. Увидев Крима, она спросила:
  - Ну и чего припёрся, гадёныш?
  Я даже дар речи потерял. Услышать такие слова от матери! Моя мама, в каком бы состоянии она не была, никогда не назовёт меня так!
  - Домой, - несмело ответил Крим.
  - Кто там? - донеслось откуда-то из глубин дома.
  - Паршивец наш, - ответила женщина.
  К дверям подошёл отец Крима.
  - Где шлялся, урод? - спросил он.
  У меня уши чуть в трубочку не свернулись. Конечно, я знал выражения и похлеще, но чтобы так со мной родители разговаривали...
  - Я... - начал было Крим, но договорить не смог, а из его глаз потекли слёзы.
  - Проваливай, и чтоб я до вечера тебя не видел! - сказал отец мальчика.
  Между пальцами у меня вновь забегали разряды. Женщина скосила взгляд на мою руку.
  - Так это ты! - произнесла она с угрозой в голосе, - Кинеф, это он! Разумный оборотень! Тот самый, что вчера угрожал всем на рынке!
  - Не похож, мелкий шибко для такого! - не поверил мужчина.
  А я тем временем посылал разряды из одной руки в другую, сталкивая их между собой. Ярости нужен был выход! Сначала я боялся, что, столкнувшись, они взорвутся, но заряды просто поглощали друг друга. Остальные молча стояли на пороге.
  - Подумайте, - сказал я, обращаясь к родителям Крима, сталкивая друг с другом очередную пару разрядов, - что будет с вами, - пара разрядов вновь столкнулась между моими руками, - следующей осенью, если вам самим, - и ещё пара разрядов, - на полях работать придётся.
  - Мы уходим, - сказала Риалина, - Вместе с Кримом. Если захотите, найдёте нас у...
  - Акрифа, - перебил я девочку.
  Риалина и Ролин удивлённо воззрились на меня.
  - Он в Травморе, - пояснил я.
  - Теперь к нему? - спросил Торм.
  - Сначала чудо наше драгоценное по имени Хирон с постоялого двора забрать надо, - ответил Призрак
  - Ну и на что он нам сдался? - спросил Ролин.
  - Да чтоб не убежал к Эскольту, - ответил я, - А то будет всё как в Плодах "В полях". Не хочу я вновь примерять на себя роль жертвы.
  Как только мы зашли внутрь помещения, хозяин постоялого двора подошёл к нам.
  - Ваш пленник сбежал, - сообщил он.
  - Скатертью дорожка, - пробормотал Ролин.
  - В общем, действительно не очень то и хотелось, - подтвердил я.
  - Мы что-нибудь ещё должны вам, - спросила Риалина.
  Человек очень внимательно посмотрел на меня, и после недолгого раздумья ответил:
  - Нет.
  Мы вышли на улицу.
  - Показывай дорогу, - сказал я Призраку.
  До чего же давят на меня эти взгляды случайных прохожих, которые, завидев нас, спешили свернуть в ближайший переулок, или, на худой конец, пройти как можно дальше от меня. Разве я такой страшный?
  - Мы пришли, - сказал Мальчик с Портрета, остановившись перед невзрачным покосившимся домом. Призрак постучал. Через полминуты дверь открылась и перед нами на пороге предстал высокий человек. Хотя человек ли? Слишком правильные черты лица у него были. А длинные волосы спадали чуть ли не до поясницы. При этом он был молод. На вид ему было не больше двадцати двух лет.
  Риалина с Ролином переглянулись.
  - Не бойтесь, я тоже полукровка, - сказал Акриф, - Получеловек-полуэльф.
  - Но... - начал несмело Торм.
  - Нет, просто обо мне не знают, - ответил парень на невысказанный вопрос. Продолжив обводить нас взглядом, увидел Призрака.
  - Прошу вас, проходите, - сказал он.
  В доме, каким бы убогим он не выглядел снаружи, внутри было всё аккуратно прибрано и разложено по своим местам. У меня точно возникло бы ощущение стерильности, если бы не запах, какой бывает в очень старых домах.
  - Вы наверное голодны? - спросил Акриф.
  Ну ни как речь его возрасту, на который он выглядел не соответствовала.
  - Мы бы не отказались перекусить, - ответил Крим.
  А ведь и правда, мы ведь с утра ещё не ели! А уже за полдень!
  - Присаживайтесь, - парень указал нам на круглый стол, вокруг которого стояли стулья.
  Мы расселись.
  - Странный он какой-то, - сказал я.
  - А как ты думаешь, сколько ему лет? - спросил Призрак.
  - Не больше двадцати пяти, - ответила за меня Риалина.
  - Ему тридцать шесть, - сказал Мальчик с Портрета, - Просто эльф он на три четверти, а они живут дольше. Намного дольше.
  Я выразительно посмотрел на Риалину, Ролина и Торма. Призрак заметил мой взгляд.
  - Ну они то само собой! Вампиры живут так же долго, как и эльфы.
  Акриф, уходивший видимо на кухню, вернулся с подносом, составил с него еду на стол и ушёл обратно.
  - И всё-таки странный он, - сказал Ролин.
  - Просто добрый, - ответил Призрак с какой-то непонятной мне грустью.
  Акриф в очередной раз вернулся. На этот раз без подноса. И сел за стол с нами.
  - Рассказывайте, - сказал он
  Рассказывать мы начали все хором. Парень поднял руку, призывая к молчанию. И это подействовало.
  - Давайте по очереди, - сказал он, - Начнём с тебя, - и прежде, чем Призрак дал понять, что настоящее имя его вслух произносить не стоит, сказал, - Егор.
  Я не понял, что такого во вполне обычном имени, а вот остальные, казалось пребывали в шоке. Повисло гробовое молчание.
  - Что случилось? - спросил я.
  - Легенда... Одна из легенд, которую все считают сказкой... Скрон был создан во времена, когда два существовавших в те времена мира пытался объединить одни завоеватель. Ему это не удалось. Он должен был умереть, такого было предсказание, и орудием убийства должно было служить проклятие. Но оно было разрушено. Разрушено мальчишкой по имени Егор. Результатом этого стало создание Скрона. Люди обоих миров, которые существовали тогда и существуют сейчас, оказались здесь. Не все конечно, но многие... Они просто засыпали в своём мире и просыпались здесь. Эльфы говорят, что Скрон находится вне времени, и когда происходят разрывы пространства, ведущие в другие миры, они могут быть в совершенно разные времена. Но, если же человек из другого мира попадёт на Скрон, то вернуться назад он сможет только в своё время, на свою временную линию, - сказала Риалина
  - Мы встретились с живой легендой, - прокомментировал Крим, который, казалось, даже не дышал.
  Потом каждый из нас рассказал, что произошло с ним, и почему мы оказались здесь. Риалина упомянула Иовину. Когда трапеза была закончена, парень встал из-за стола и ушёл на кухню, оставив нас. При этом у Акрифа был довольно печальный вид.
  - Что с ним? - спросил я.
  - Память, - ответил Призрак, - Память о жене и ребёнке, которая не позволяет ему нормально жить. А тебе, Рома, лучше сегодня отдохнуть хорошо. С завтрашнего дня я буду учить тебя сражаться.
  День пролетел незаметно в блаженном безделии. Вечером мы ещё раз попытались вернуть Крима домой, но, результат был ещё хуже, чем утром. Его родители не то, что стоять на ногах не могли - они не могли двух слов связать. А когда они смотрели на нас, то было такое ощущение, будто они не видят ничего перед собой. И это было жутко.
  
  ГЛАВА 13
  
  На следующий день Егор начал учить меня. Не могу сказать, что мне это понравилось. Были моменты, когда просто выть хотелось, а он, казалось, совсем не знал жалости. Через три дня к моим мучениям, по недоразумению называемому им занятиями, по собственной воле присоединился Крим, которому, как казалось со стороны, подобные занятия даже нравятся.
  - Зачем тебе это? - спросил я у него как-то.
  - Просто я хочу уметь то же, что и Призрак, - просто ответил он, - Научиться этому у него самого, живой легенды, это же здорово.
  Он так и не вернулся и домой, приходя туда периодически, чтобы посмотреть всё ли в порядке с его родителями. Возвращался Крим каждый раз молчаливый и задумчивый. Однажды я застал его одного в комнате. Он сидел, обхватив голову руками, и плакал, повторяя, очень тихо, почти про себя, слова "Как я могу помочь им? Как?". Мальчик не заметил меня, и я поспешил покинуть комнату.
  Через неделю к занятиям присоединились и Ролин с Риалиной, только Торм не мог обучаться из-за своей слепоты.
  Его ещё в первый же день осмотрел Акриф, который, как оказалось, был не только просто магом, но ещё и маг-врачом.
  - Когда-нибудь, - сказал он Торму, - ты будешь снова видеть.
  А когда он ушёл, сказал нам:
  - Я соврал ему. Не могу лишить его надежды. Он останется слепым навсегда.
  Дни пролетали незаметно. Егор и Акриф рассказали нам об устройстве миров, о том, что мир когда-то был один позже он был разделён на два - мир магии и мир технологии, а относительно недавно, чуть более трёхсот лет назад, появился Скрон - мир в котором вновь слились технология и магия. Это было результатом разрушения проклятия Трёх Мечей Судеб. Небольшая группа магов, пришедших из мира магии, пыталась не допустить развития технологии в этом мире. К чему могло привести подобное, им было известно. Известно от Егора. Как выяснилась, перемещаться между Скроном и каждым из других миров было намного проще, чем между технологическим и магическим мирами. Если между последними проход был запечатан, и нужен был Ключ, что бы открыть его, то на Скроне периодически возникали разрывы пространства, ведущие в другие миры. Узнать, где и когда они будут, могли только очень сильные маги, каких на всём Скроне можно было пересчитать по пальцам одной руки. Акриф не был таким, но знал одного - все называли её Предвестницей. Настоящего же её имени не знал никто.
  С утра до вечера мы обучались не только владеть мечом. Утром всегда была утренняя пробежка по городу. Поначалу горожане, которых в шесть утра на улицах было немного, встретив нас, провожали ошарашенными взглядами, затем специально собирались посмотреть, правдивы ли слухи о том, что ненормальные подростки каждое утро бегают по улицам Травмора зимой в лёгкой, почти летней одежде. Затем народ привык к нам, как к неотъемлемой части города. После пробежки мы занимались во дворе Акрифа, где, нами самими же, по указанию Егора, были построены различные спортивные снаряды. Далее - обучение сражаться с мечом и без него. Не знаю уж, где Призрак достал эти мечи, похожие на игрушечные, но их хватило на всех. Как оказалось, ими нельзя было убить, но вот боль от ран, которые ими наносились, оказалось вполне реальной. А сами раны вскоре исчезали так, будто бы их и не было никогда. Мы сражались обучающим оружием, как называл эти мечи Егор, как с ним самим, так и друг с другом. Для меня, после Егора, наиболее опасным противником стала Риалина. Остальных я, хоть с трудом, но побеждал. А вот девочку победить не мог никто, кроме Призрака.
  - Забудьте уже, что перед вами девчонка, иначе никогда не сможете победить её, - сказал как-то Егор.
  - Это не помогает, - сказал я, поднимаясь после очередного поражения, - Даже когда я забываю это, её умение никуда не девается!
  Остальные усилено закивали головами, а Риалина улыбнулась.
  - Да-а... - протянул Егор.
  Риалина так и осталась лучшей среди нас.
  У остальных вторая половина дня была свободно, а меня обучал магии, к которой как оказались, у меня были весьма неплохие задатки.
  Однажды, ближе к середине декабря, я случайно подслушал разговор Призрака и Акрифа.
  - Ты хочешь сделать из них рыцарей Ордена, Энинг? - спросил маг.
  - В этом мире их не существует, - ответил тот, - так же, как теперь и в магическом... Я последний, больше нет...
  - И тем не менее ты обучаешь их так, будто хочешь, чтобы...
  - Только если такого будет их желание... Посмотри на меня, Акриф! Мне более трёхсот лет! А я по-прежнему ребёнок. Но не душой! Только телом! Как же мне иногда хочется вернуться в то время, когда я только попал в магический мир! Снова увидеть своих друзей, многих из которых уже нет в живых! Может... Может, сейчас я занимаюсь с ними, потому что хочу вернуть то время? Я и сам не знаю... Неужели они не смогут сделать без всех этих занятий то, что должны? Смогут, конечно. Достаточно и трети того, чему я их учу!
  Вечером я рассказал о послушанном разговоре друзьям. Просто мне показалось это правильным. Вместе мы решили, что станем рыцарями Ордена. Только как быть с Риалиной? Она же девочка. Решили не думать об этом раньше времени.
  27 декабря на пороге дома Акрифа появилась невзрачная и донельзя худая женщина, с каштановыми волосами, собранными в хвостик. При этом выглядела она весьма молодо. Открыв дверь, Акриф долго смотрел на неё, прежде, чем что-то сказать. Я же выглядывал из-за спины полуэльфа, и женщина казалась мне донельзя знакомой. При этом, как я ни силился, так и не смог вспомнить, кто она.
  - Проходите, - наконец вымолвил маг.
  Женщина вошла.
  - Я могу поговорить с остальными? - спросила она у Егора, полностью игнорируя Акрифа.
  - Тебе решать, - сказал тот.
  - Я думаю, пора, - сказала гостья.
  Мы все, кроме Акрифа, собрались в общей комнате, удобно расположившись на диванах и с нетерпением смотрели на женщину, которая, казалось, не спешила начать разговор.
  - Меня называют Предвестницей, - сказала она наконец.
  И тут я вспомнил! Один из моих бредовых снов, где я летал! В нём я видел эту женщину! "Я не ошиблась" - сказала она тогда. Может сейчас скажет в чём?
  - Вижу, ты меня узнал, - сказала гостья, глядя на меня, - Я просила Егора не рассказывать вам обо всём... Тогда вы не были готовы.
  Взгляд Предвестницы скользнул по Призраку.
  - Но, чувствую, что он сказал всё же больше, чем мне хотелось бы.
  Женщина улыбнулась, и улыбка её получилась необычайно доброй и тёплой.
  - Я рассказал, в результате чего появился Скрон и об остальных мирах, - сказал Егор. И о том, что может произойти.
  - Но не сказал, что нужно, чтобы спасти мир технологии и мир магии, - скорее констатировала, чем спросила, Предвестница.
  - Не сказал, - подтвердил Егор.
  - Значит, скажу я. Прошу, не торопите меня. Мне слишком тяжело это.
  Предвестница молчала минуты три. Никто не спешил нарушить это молчание - все мы видели, что сейчас она борется сама с собой, не решаясь начать.
  - Для того, чтобы спасти два остальных мира, нужно уничтожить Скрон! - выпалила она на одном дыхании.
  Повисла тишина ещё более напряжённая, чем до этой фразы.
  - Но почему? - спросил Торм.
  Предвестница взглянула на него. На его глаза... Сделала какой-то небрежный жест рукой, и у мальчика снова появились зрачки и радужная оболочка вокруг них. Мы дружно ахнули.
  - Я снова вижу, - сказал Торм.
  Помолчал.
  - Я снова вижу!!! - закричал он, улыбаясь, а по щекам его при этом текли слёзы. Слёзы радости.
  Мне показалось, что Риалина и Ролин были обрадованы ещё больше, чем их брат. Я тоже был рад за мальчика. А вот Предвестница без сил повалилась на диван.
  - Заклятие... отняло... слишком много... сил, - сказала она и потеряла сознание. Я побежал за полуэльфом, который был на кухне. Акриф прочитал над женщиной какое-то заклинание, но оно никак не подействовало. Выругавшись, он рванул в кладовку, где у него находились разные снадобья. Вернулся он оттуда... с самым обычным нашатырным спиртом. Во всяком случае, именно так было написано на бутылке с жидкостью. Стал произносить над ней какое-то заклинание. Не дожидаясь, когда он закончит, я вырвал у него бутылку из рук и поднёс к носу Предвестницы.
  - Что ты делаешь? - прошипел маг. А Предвестница застонала. Приоткрыла один глаз. Затем другой. Отвела рукой бутылку со столь резким запахом от своего носа.
  - Спасибо! - сказала она и чуть снова не потеряла сознание. Помогла вновь поднесённая к её носу бутылка с нашатырным спиртом. Теперь она очнулась уже полностью.
  - Ты чуть не умерла! - сказал Акриф, - Зачем?
  - Что бы он снова мог видеть, - ответила женщина.
  Когда мы все отошли от пережитого, Предвестница вновь собрала нас для беседы.
  - Есть люди, - начала Предвестница, - которые хотят уничтожить остальные два мира с целью спасти Скрон. Они называют себя Чёрным караваном. Путешествуют под видом торговцев и привлекают на свою сторону немало людей. Но они не понимают, что Скрон зависим от любого из других миров. И, уничтожив хоть один из них, Скрон тоже будет уничтожен. Сейчас Чёрный караван - это секта, поклоняющаяся Тьме. В неё входит и сам правитель Беспределья. Тьма же помигает им уничтожить другие миры, прекрасно сознавая последствия этого. Она хочет создать свой собственный новый мир. Впрочем, как и сектанты. Вот только если Тьме это под силу, то людям нет! Но не стоит пытаться уничтожить чёрный караван. Вместо них придут другие люди. Тьма найдёт их. Нужно уничтожить её саму. Сделать может это только Рома - и никто больше. Вокруг него очень мощная светлая аура. Я не встречала никого с такого раньше. Просто удивительно, насколько светлая!
  - Но как я могу это сделать? - спросил я.
  - На этот вопрос я не знаю ответа. Только вижу, что для этого тебе придётся пожертвовать одним из своих друзей.
  - А что будет с людьми, эльфами, вампирами и другими расами Скрона, если мы его уничтожим? - спросила Риалина.
  - Они погибнут, - ответила Предвестница.
  - Но, в Купцах вы сказали людям, что мы спасём Скрон! - сказал Торм.
  - Тогда я думала, что это возможно сделать. Теперь же поняла, что нет.
  - Но почему? - спросил Ролин.
  - Слишком сильно он зависим от других миров.
  Было уже за полночь, когда мы разошлись по своим комнатам. Предвестница осталась у Акрифа переночевать. А ночью мне вновь приснился бредовый сон, каких я не видел уже более месяца.
  
  Повозка не спеша катила по дороге. На краю телеги сидела Анна Ивановна и болтала ногами. Радостная улыбка была на её лице.
  - Я только до Купцов, - предупредил её возничий.
  - Спасибо и на этом, - сказала учительница литературы. И тут же взорвалась бурей эмоций, - Я знаю как! Я ЗНАЮ КАК!!! - И уже тише добавила, - Осталось только найти их.
  ГЛАВА 14
  
  Новый Год здесь не праздновали, но под напором меня и Егора в доме Акрифа всё же был устроен праздник. Призрак даже отменил занятия по этому поводу, чему все мы были рады. Но кроме нас двоих никто, похоже, не понимал сути мероприятия. Тем не менее, нами была принесена в дом небольшая Ель, спиленная в ближайшем лесу. Стражники на воротах недоумённо переглядывались между собой, когда мы проносили её в город. Но останавливать нас они всё же не стали. Возможно, причиной этому были слухи, ходившие в городе, о том, что все мы, живущие в доме Акрифа, такие же ненормальные, как и он сам, а может просто потому, что никто не забыл, что я был разумным оборотнем.
  - Надо купить подарки всем, - сказал Егор, когда Ель в доме уже была поставлена.
  - Верно, я как-то не подумал об этом, - ответил я.
  Вторая половина предновогоднего дня прошла для нас с ним в поисках подарков. Риалине и Ролину мы купили новую одежду, а Торму, который, как оказалось, очень любил читать, несколько книг, Предвестнице, которая не только умела очень вкусно готовить, но, и как призналось сама, любила, сборник кулинарных рецептов, Акрифу - шар поиска (ох, он нам всё-таки в круглую сумму встал), и только что подарить Криму мы не знали. Замкнутый в себе, он мало общался, почти всегда молчал, а о себе, о том, что ему нравится, не рассказывал никогда. Мы так и не смогли выбрать ему подарок.
  Вечером же, когда всем, кроме него подарки были вручены, вместе с честным признанием, что подарок для Крима мы выбрать не смогли, мальчик, опустив глаза, выпалил на одном дыхании:
  - Лучший подарок для меня - это дружба с вами.
  Потом мельком посмотрел на нас и очень быстро, почти бегом, вышел из комнаты. А через некоторое время вернулся и был совершенно спокоен.
  Мы праздновали, и, казалось, сейчас все были счастливы. А я вспомнил родителей. Почему-то всегда в праздники мне приходят грустные воспоминания - вот и сейчас, когда всем весело, мне расплакаться хочется.
  - Пойдём, выйдем на улицу, - сказал Егор, обращаясь ко мне. Остальные недоумевающее посмотрели на него.
  Когда мы с Призраком оказались за пределами дома, я разревелся. Вспомнился мой мир, родители, школа, учителя... Плакал я долго, а Егор просто стоял молча рядом. Но в этом молчании я чувствовал поддержку. И, неожиданно для себя подумал, что если сейчас мне так паршиво, хотя я пробыл тут чуть больше трёх месяцев, то какого же ему, проведшему в других мирах триста с лишним лет.
  Когда я успокоился, Призрак сказал:
  - Пошли, скоро уже.
  Мы вернулись в дом буквально без пяти двенадцать, а ровно в полночь встретили Новый Год звоном бокалов, в которых было очень слабое вино, поскольку шампанского на Скроне не существовало.
  Следующий день тоже был свободным от занятий, и привыкшие уже к ежедневным тренировкам, мы не знали чем себя занять. Только у Торма такой проблему не возникло - непрочитанных книг у него было ещё предостаточно.
  - Акриф, посмотри! - сказал он, сидя в своём любимом кресле.
  - Ну что там? - недовольно отозвался полуэльф.
  - Это книга о магии, - пояснил мальчик, - и мне кажется, здесь описано, как уничтожить Скрон для спасения остальных миров.
  Предвестница и Акриф чуть ли не на перегонки бросились к Торму. Несколько минут они вместе читали книгу, ту, что всё ещё держал в руках мальчик.
  - Нет! - сказали затем в один голос все трое.
  - Что? - спросила Риалина.
  - "Для уничтожения Скрона ребёнок, чистый душой, должен прочитать следующие сроки над алтарем Тьмы, возложив эту книгу на него" - вслух прочитал Акриф, - я не буду читать этот текст, прочитаю только последнее предложение - "После уничтожения мира, человек, уничтоживший его, погибнет сам, в страшных муках". Где вы взяли эту книгу?
  - В книжной лавке купили. На подарок Торму, - ответил я.
  - Скорее всего, там даже не знали, что же это за книга на самом деле, - задумчиво сказал маг.
  - А можем мы как-нибудь спасти расы Скрона? - задал я вопрос Предвестнице, - Ну, может, возможно переправить их в другие миры через разрывы пространства?
  - Через разрывы можно не более двух человек за раз, после чего они исчезают, - ответила женщина.
  Вспомнив, как сам я попал сюда, спросил:
  - А то, что кроме меня сюда попала Анна Ивановна - это случайность, или тоже было подстроено?
  - Случайность, - на этот раз ответил Егор.
  - А ведь мы можем сейчас узнать, где она находится, - сказал Акриф, - Шар поиска покажет. Рома, ты хорошо помнишь, как она выглядит? Сможешь её представить?
  - Да без проблем! - ответил я.
  Мы уже хотели было найти её, когда вдруг пол под ногами пошёл трещинами. Первое, что пришло в голову - землятресение. Но его не было! Просто трещины то возникали, то вновь исчезали. Мы вышли на улицу и увиденное поразило нас. Трещинами пошло, если так в данном случае можно сказать, само пространство! В воздухе, на небе, в домах, на земле образовывались небольшие чёрные впадины, в которых, казалось, ничего не было. При этом они звали, манили прикоснуться к ним. Какой-то прохожий не удержался и сделал это. В следующее мгновенье он исчез. Несколько людей появилось там, где их не было раньше. Они недоумённо оглядывались по сторонам, силясь понять, что же с ними случилось. Очередная чёрная трещина появилась прямо на одном из них. Он закричал. Закричал так пронзительно, что хотелось заткнуть уши руками. А трещина разъедала его. Постепенно там, где он раньше стоял, появлялась Тьма. Сначала всё очертание человека превратилось в сплошную темень, а затем приняло образ красивой молодой женщины с чёрными длинными волосами, одетой в синие платье.
  - Я смотрю, ты снова видишь? - сказал она, обращаясь к Торму.
  - Прошу, не забирайте у меня снова зрение! - мальчик был в панике.
  - Глупый, ты мне не нужен! - сказала Тьма, - Иди сюда, - обратилась она ко мне. Голос её был ласковый, нежный и одновременно с этим требующий. Я не смог противиться ему и пошёл к женщине.
  - Что ты делаешь? - услышал я, будь то бы издалека голос Риалины, но остановиться не мог, хотя и понимал, что надо бы.
  - Ну нет! Чтобы ты всё разрушила, идиотка несчастная! - раздалось из-за спины Тьмы, и голос был полон презрения и ненависти. Со злостью Тьма обернулась. Что происходило дальше, я так и не смог понять, но через какое-то мгновение женщина в синем исчезла, а на земле без сознания лежала Предвестница. Мы отнесли её в дом. Акриф, осмотрев её, сказал, что очнётся она не раньше, чем через два дня, но никаких серьёзных повреждений, как физических, так и магических у неё нет. Мы вздохнули с облегчением.
  На следующий день Егор возобновил свои занятия и мы вернулись к прежней жизни. Ещё через день Предвестница очнулась.
  - Началось, - сказала она, - Разрушение остальных миров началось. У нас слишком мало времени.
  А оно, время, проходило незаметно, несмотря на то, что никаких событий не происходило. Разве что периодически вновь рвалась материя чёрными трещинами, но уже не так страшно, как это было в первый раз. Те, кто хотел убить меня в Плодах, похоже, забыли о своих намерениях. Жители города уже не сторонились нас, почему-то решив, что мы можем помочь им избежать прорывов, как они назвали, то, что происходило в последние время. А я же, к своему стыду полностью забыл об Анне Ивановне. Так пролетело четыре месяца.
  - Я научил вас всему, чему мог научить, - сказал в конце апреля Егор.
  - Мы... - начал я, но замолчал, не найдя в себе силы продолжить.
  - Мы хотим стать рыцарями Ордена, - выпалила скороговоркой Риалина.
  - Откуда вы узнали? - спросил Призрак, и в вопросе его было неподдельное удивление.
  - Ну... Я подслушал твой разговор с Акрифом, - сказал я.
  - Но я же вас не заставляю!
  - Мы сами хотим! - ответил Крим за всех.
  - При испытание вы можете погибнуть. Вам известно об этом?
  - Мы всё равно рано или поздно умрём, - ответил Ролин.
  - Ну что ж...
  Энинг объяснил нам, в чём заключается испытание. Мы дружно покивали головами в ответ на его вопрос, всё ли мы поняли. А затем вошли в наши лабиринты. Как ни странно, он даже не удивился, что Риалина тоже хочет проходить испытание.
  Как позже выяснилось, Крим и Ролин не смогли побороть свой страх, и не прошли лабиринта - из него их вытаскивал Акриф. Нам же Риалиной повезло больше.
  После того, как мы познакомились с камнем на обруче, Егор вручил нам настоящие оружие, которое полуэльф достал из магического мира. Он назвал эти мечи шерконами.
  - Никогда! Никогда больше не проси достать меня что-нибудь подобное оттуда!!! - негодовал Акриф, чуть не падая от усталости.
  - Мне пора возвращаться домой, - сказал Егор, когда мы сидели вечером за праздничным столом, по поводу нашего с Риалиной производства в рыцари, - Меня ждут.
  Попрощавшись с Егором мы отправились спать. На следующий день его в доме уже не было.
  
  ГЛАВА 15
  
  - И где искать этот "алтарь тьмы" - в который раз вопрошала Риалина и не находила ответа.
  - Может, стоит искать не его, а человека, который о нём знает? - спросил Торм.
  - Вот тут ты прав, - поддержал брата Ролин.
  - Значит, нам "чёрный караван" искать надо, - сказал я.
  - Эскольт! - хором сказали Риалина и Ролин.
  - Ну, он-то, думаю, вас сам найдёт, - сказал Крим.
  - Давно бы нашёл, если бы хотел, - возразила Риалина.
  - Значит надо искать самим, - решил я.
  - Обратно в Плоды? - спросил Ролин.
  - А зачем? У Хирона там жена осталась. И если он не дурак, в чём я, правда, сомневаюсь, вернётся туда, заберёт её и слиняет, куда подальше от "чёрного каравана", - сказал я.
  - Точнее от Эскольта, - поправил меня Торм.
  - Верно. Даже, скорее всего он это уже сделал. Полгода назад. Но Лейна знала Эскольта. У неё наверняка есть друзья. А они, в свою очередь, могут знать его людей, которые могут быть связаны с "чёрным караваном".
  - Ну что тогда, завтра выходим? - спросил я.
  Все единодушно поддержали это решение. Времени оставалось слишком мало. Об этом свидетельствовали всё чаще появляющееся разрывы пространства, происходившие уже по несколько раз в неделю. "Мир трещит по швам" - сказал как-то о них Акриф.
  Для мага решение о нашем уходе стало полной неожиданностью. Он предлагал отправиться с нами, но мы отговорили его. Это было не трудно, поскольку на самом деле Акриф хотел остаться в Травморе, и встреть здесь конец этого мира, и... свой конец.
  Мы хотели купить лошадей у крестьян - какое-никакое, но всё же средство передвижения. Правда, те наотрез отказались продавать нам их.
  В итоге город Риалина, Ролин, Торм и я покинули пешком. Крим и Предвестница остались с Акрифом. Стража на воротах удивлённо воззрилась на нас, когда обнаружила что у каждого из нас за плечами по походному мешку.
  - Вы покидаете город? - спросил один из стражников.
  - Да, - просто ответила Риалина.
  Мне показалось, что он вздохнул с облегчением. Интересно, и чем это мы могли так сильно досадить страже?
  Как только город скрылся из виду, я почувствовал, что кто-то следит за нами. Похоже, и Риалина заметила это. Мы переглянулись, но остальным говорить ничего не стали, а просто продолжили свой путь. Постепенно людей, а точнее эльфов в лесу становилось всё больше, и, наконец, Риалина не выдержала.
  - Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль, выходи уже, сколько прятаться можно? - сказала девочка, - И друзья твои пусть тоже выходят.
  Немало смущённый перед нами появился вышеозначенный эльф. Ролин и Торм удивлённо уставились на Риалину.
  - Зачем вы за нами следили? - спросил я.
  - На тебя готовится покушение, - ответил Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль.
  - Опять? - удивился я, - Искренне пологал, что это уже пройденный этап.
  Мы следили за вами, будучи всю зиму неподалёку от Травмора...
  - Зачем? - прервал я эльфа.
  - Риалина не должна погибнуть. Как первый полуэльф она может стать символом отказа эльфов от тех взглядов на смешение кровей различных рас, которые у нас сейчас.
  - Но... - начала было девочка, но замолчала.
  - Что? - переспросил Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль.
  - Да так, ничего, - ответила Риалина задумчиво.
  В это время раздался волчий вой. Он становился всё ближе и ближе. Эльфы приготовили свои луки. И тут на нас выскочил вожак со своей стаей, тот самый, который, называл меня Великим.
  - Не стрелять, - закричали одновременно мы с Риалиной.
  Эльфы, скорее от удивления, чем от смысла слов, сказанных нами, стрелять не стали, но луки не опустили. Надо было что-то делать, и делать надо было быстро. Я не нашёл ничего лучше, чем обернуться в волка, но, похоже, этим только усугубил ситуацию. Теперь эльфийские стрелы были направлены и в меня тоже.
  - Это я, Рома, - сказал я.
  Уф, похоже, помогло! Эльфы опустили луки.
  - Зачем вы здесь? - пролаял я, обращаясь к вожаку.
  - Великий! Моя стая готова полностью перейти в ваше подчинение!
  - И чем же это вызвано?
  - Я поговорил с ними.
  Тут я заметил, что стая, с последний нашей встречи, заметно поредела.
  - Вижу, - сказал я, - Вот что, скажи-ка мне лучше, где находится алтарь тьмы.
  - Великий, я удивлён, что вы об этом спрашиваете! Как разумный оборотень, вы поклоняетесь Тьме, и не можете не знать таких вещей!
  - Конечно, я знаю! Просто ответь мне, так я пойму, что твоя стая действительно готова служить мне! - сказал я.
  Блеф чистой воды. А что ещё оставалось? Да тут ещё выяснилось, что я Тьме, оказывается, поклоняюсь! Сюрприз, однако! Но видимо сказал правильные слова, ибо вожак ответил:
  - В Купцах. Там он был оставлен Иммихом.
  - Правильно, - не стал спорить я, - А потому завтра с утра, ты и твои волки отвезут нас туда.
  Вожак завыл, задрав голову к небу. Сейчас это означало согласие. Я же обернулся обратно в человека.
  - Объясни, - сказал Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль.
  - Ну, я разумный оборотень.
  - Но их же...
  - ...истребили много лет назад. Знаем, слышали. Весьма странно, что, наблюдая за нами, вы не знали этого.
  - Так мы не то, чтобы за вами наблюдали. Просто не пропускали в город людей, которые могли бы таить в себе угрозу для вас.
  Так вот почему в Травморе на нас не покушались. Оказывается, за нашей безопасностью следили эльфы.
  - Понятно, - сказал я, - Ладно, сегодня путь продолжать уже не будем...
  - Но у нас не так много времени, - перебил меня Торм.
  - Скоро уже стемнеет, - сказал я, - Лучше сегодня отдохнуть, а завтра нас отвезут к алтарю Тьмы волки.
  - Алтарь Тьмы? - хором спросили Риалина, Ролин, Торм и Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль. Это ж какая слаженность! Прям квартет какой-то!
  Я жестами пытался показать им, что не стоит изображать столь бурное удивление. Волки хоть и ушли недалеко в лес, но бродят всё же где-то рядом.
  - Ну, так мы же туда собирались, - сказал я вслух.
  - Разве не в Плоды, - удивился Торм.
  - В Поля потом, сначала туда, в Купцы, - сказал я.
  - А разве это потом... - начал было Торм, покосился на Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэля и замолчал.
  - А как же! - как можно жизнерадостней сказал я.
  Вечером мы праздновали встречу с друзьями. Поскольку в поход на этот раз мы вышли не с пустыми руками, да и лошади эльфов были нагружены под завязку, еды хватило на всех
  - А зачем вам алтарь Тьмы? - вкрадчиво поинтересовался эльф.
  - Надо! - ответил я, пережёвывая кусок солонины.
  - Очень ёмкий ответ, - не сдавался Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль, - Вы что, решили принести ей клятву верности?
  Я аж подавился.
  - Ты забыл о том, что я - разумный оборотень? - спросил я.
  - Да даже как-то не подумал об этом, - эльф явно смутился.
  Вечер прошёл весело, а ночью мне снова приснилась Анна Ивановна в одном из бредовых снов.
  
  В дверь постучали. Акриф нехотя пошёл узнать, кто там. На пороге стояла женщина, одетая в какое-то тряпьё с книгой в руках.
  - Что вы хотите? - спросил полуэльф.
  - Они ещё здесь? - спросила Анна Ивановна.
  - Кто?
  - Рома и ещё хотя бы двое?
  К Акрифу подошёл Торм.
  - Вы - Анна Ивановна? - спросил он.
  - Да, - ответила женщина.
  - Нет, они ушли сегодня утром, - сказал Торм.
  - НЕТ!!! НЕТ!!!НЕ-Е-Е-Е-Е-Т!!!!! - закричала учительница литературы.
  - Прошу вас, пройдём в дом, - предложила подошедшая Предвестница.
  - НУ ПОЧЕМУ?!?!?! - рыдала женщина, входя в жилище.
  - Прошу, присаживайтесь, - Предвестница указала рукой на диван.
  Анна Ивановна села.
  - Что случилось? - спросила Предвестница.
  - Они не знают! А они сделают! Можно по-другому! Нужно найти их! Срочно! - эмоции учительницы литературы хлестали через край.
  - Да в чём дело?! - не выдержал Акриф.
  - Смотри сюда! - Анна Ивановна раскрыв книгу, что держала в руках, протянула её Предвестнице.
  - Но!.. Это же!.. Как?! Почему? Где же ты раньше была?
  Да что там такое интересно в этой книге, что все с ума сходят, читая её?
  - Я искала их! Долго искала! Наконец следы привели меня сюда, - ответила учительница литературы, - Но палгода пришлось под оградой жить! Не могла в город попасть никак! А сегодня это оказалось достаточно легко, будто бы стена какая рухнула!
  - Но как вы вообще узнали? - спросила Предвестница.
  - Книги люблю читать. Наткнулась случайно на одну. А там такое! Библиотека какая-то с запрещённой книгой. Книга сама эта. И всё это как-то с уничтожением Скрона, ну и...
  -... остальных миров, - подсказал Предвестница.
  Анна Ивановна уставилась на неё в изумлении.
  - Да, и остальных миров, - продолжила учительница литературы, отходя от шока, - связано. Вот я и стала ту библиотеку искать. Нашла! Правда, попасть в неё не так просто оказалось. Пришлось немало усилий приложить! Зато в книге такое! Много нового о директоре нашем, Павле Константиновиче, узнала! Ладно, что-то отвлеклась я. Так как Рому-то найти?
  - А откуда вы вообще о нём знаете? - спросила Предвестница.
  - Мне приснилось, что он тоже попал сюда. А потом ещё несколько снов, один бредовее другого о нём. То он с Портретом разговаривает, то мечом размахивает, то в пожаре горит.
  - Интересно! - Предвестница задумалась, - А он говорил, что ему снились вы. В бредовых снах.
  - Может связь двух людей из одного мира? - предположил Акриф.
  - Так где мне их теперь искать? - в очередной раз спросила учительница литературы.
  - Они отправились в Плоды, - сказала Предвестница, Вышли сегодня утром. Думаю, если вы готовы путешествовать ночью, то до завтрашнего утра догоните их.
  Анна Ивановна буквально вскочила с места, выбежала из дома Акрифа и с бешеной скоростью понеслась из города, в сторону Плодов.
  
  ГЛАВА 16
  
  Утром я проснулся в твёрдой уверенности, что что-то мы упустили, что-то не так делаем. Вспомнил сон, и решил остаться здесь ещё до завтра. Но, посмотрев на вожака, передумал. Сон - это всего лишь сон, и ничего больше.
  Над лесом медленно поднималось Солнце. Никогда раньше не замечал что-то особенного в восходе, но сегодня смотрел на него не отрываясь. В первый и, скорее всего, в последний раз в жизни.
  Постепенно проснулись все. Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль со компанией сказали, что будут сопровождать Риалину, куда бы она ни пошла. Сама же девочка была вне себя от такого эскорта.
  - Ну почему бы вам Ролина не выбрать? Или Торма? - спросила она.
  - Ты первый полуэльф, - ответил Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль, остальные появились уже потом.
  - Да не первый! - не выдержала Риалина, - Есть ещё один, который раньше меня появился!
  - Да? - эльф явно заинтересовался.
  - Да! - ответила девочка.
  - И кто же это?
  Я предупреждающе посмотрел на Риалину, но она похоже и сама не стала бы отвечать на этот вопрос.
  - Думаю, он будет мне безмерно благодарен, если я скажу вам его имя! - с сарказмом произнесла она.
  Наверное, если бы эльфы знали, с какой целью мы на самом деле отправляемся в Купцы, то постарались бы остановить нас. А так наоборот, торопили. Причина такой спешки мне была не ясна, а вот Риалина всё поняла.
  - Чем скорее мы окажемся там, тем скорее они смогут поселиться в городе людей, - сказала она.
  - А почему же раньше они не могли этого сделать? - удивлённо спросил я.
  - Эльфы-изгои могут поселиться в городе людей только в том случае, если вошли в него в сопровождении человека, который может за них поручиться, - пояснила девочка, - Они думают, что этим человеком будешь ты.
  Однако! А меня спросить, готов ли я за них поручиться никто не посчитал нужным? Хотя, какая теперь разница?
  Мы продолжили путь буквально в окружение эльфов. Это нервировало. Наверно, со стороны мы смотрелись странно - подростки верхом на волках в окружении эльфов на лошадях. Один из них, неожиданно вскрикнув, упал с лошади. Мы подошли к нему. Из груди эльфа торчала стрела. Пока мы пытались понять, что здесь происходит, из леса полетел целый дождь стрел. Многие из них, очень многие, достигали своей цели. Стреляли они, в основном, по лошадям и волкам, эльфам тоже доставалось не мало. Волки, которые не везли на себе нас, кинулись на врагов, и вскоре были убиты стрелами.
  - Уходите! - крикнул Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль, - Немедленно уходите!
  - Кто они? - спросил я.
  - Чёрный караван, - ответил эльф, - Только их может не заметить эльф, поскольку эти люди ещё более бесшумны, чем мы!
  В конце фразы в эльфа попала стрела, пронзив ногу. Он сморщился от боли. Я же лихорадочно пытался вспомнить всё, чему меня учили Егор и Акриф. А вот обращаться в волка я не спешил. Это будет слишком лёгкая мишень для врагов. Кидать разряды тоже было невозможно - можно было попасть в своих. Идти с мечём на лучников - самоубийство. Но, похоже, больше ничего не оставалось. С бешеным криком, дабы побороть свой страх, а отнюдь не для устрашения нападающих, я ринулся в ту сторону, откуда летели стрелы.
  - Стой, ненормальный! - услышал я за спиной голос Риалины.
  Но, останавливаться было уже поздно. Я летел вперёд, каким-то чудом уворачиваясь от стрел - то перепрыгивал низколетящие, а то нагибался, и стрела пролетала в каком-то миллиметре от меня. Оказавшись у леса, я был удивлён количеством лучников - их было больше сотни. Я замер. Глупо! Вообще всё получилось глупо! Зачем я кинулся сюда? Чтобы стать лёгкой мишенью для них! Победить стольких было просто невозможно! Каким-то образом рядом со мной оказалась Риалина. Видимо её появление заставило меня лучше соображать. Глухая стена! Как я не подумал о ней раньше! Ещё несколько секунд, и стрелы, летящие в нас, стали падать за несколько метров до цели, натыкаясь на что-то невидимое. Люди чёрного каравана переглядывались, не зная, что делать дальше. Наконец, кто-то из них, бросив лук и обнажив меч, двинулся вперёд. Но и сам он наткнулся на это невидимое препятствие. Тем временем к нам подошли Ролин, Торм и уцелевшие эльфы, которых оказалось не больше десятка.
  - И что мы с ними делать будем? - спросил Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэль
  - Важнее сейчас, что мы будем делать с умершими и ранеными нашими, в том числе и с тобой... ну и с лошадьми. - сказал я, - А они... Они со всех сторон окружены глухой стеной. Она продержится около суток, потом постепенно растает. Смысла держать кого-то из них я не вижу. Убивать - тоже.
  Эльф взглянул на врагов. Люди Чёрного каравана пытались пробить невидимую стену, но у них ничего не получалось.
  - Но когда эта твоя стена растает, они вновь попытаются убить тебя - несогласился он.
  - Тебе мало смертей? - спросил я. Эльф потупился и не ответил.
  
  Восемь эльфов. Один гном, путешествующий с ними. Три подростка - полуэльфы-полувампиры. Один подросток - человек. Четыре волка. Это все кто остались в живых после нападения.
  Тридцать шесть эльфов. Один человек, над которым сейчас рыдала гномиха. Все лошади. Шестнадцать волков. Это те, кого уже не вернуть.
  Остаток дня ушёл на то, чтобы похоронить своих и залечить рану у Эссельсуренитральбромдигимитаниталиэля. Последнее проблем не доставило. Рана эльфа оказалось, по магическим меркам, пустячной, и к вечеру он мог уже снова нормально ходить.
  Вымотанные, как физически, так и эмоционально, мы отправились спать.
  
  - Надо скорее! - кричала Анна Ивановна Предвестнице, - Скорее!
  - Не понимаю! Мы должны были уже догнать их! - сокрушалась женщина.
  - Разве что, они себе какой транспорт не нашли, - ответила учительница литературы, взглянув на небо.
  - Да, скоро ночь, - подтвердила её опасения Предвестница, - Да и лошади устали. Если мы не дадим им отдохнуть, загоним до смерти. И так уже целые сутки без остановки скачем.
  - Наверное, ты права, - сказал Анна Ивановна, - думаю, мы догоним их в Купцах.
  
  Проснулся я от крика. Кричал... О! Кричал Павел Константинович, директор школы в Клочках. Да как кричал! Сплошной мат. Видимо нормальные слова он совсем забыл. Сонливость как рукой сняло, а сам сон напрочь вылетел из головы. Это объяснялось ещё и тем, что он был по ту сторону невидимой стены. Я подошёл к нему.
  - Зачем? - тихо спросил я, - Зачем уничтожать миры?
  В ответ я услышал, что он думает обо мне, о моих друзьях и о моих родителях. А вот на вопрос он так и не ответил.
  Отойдя от стены, я посмотрел на небо. Восход. Второй раз смотрю на восход, и второй раз думаю, что больше никогда его не увижу. Всё-таки до чего же он красив.
  Когда все проснулись, позавтракав, мы продолжили свой путь, правда, заметно медленнее, чем до этого. Когда мы подошли к Купцам, на воротах я увидел стражу. Не знаю почему, но это обрадовало меня.
  - С вас... - начал была один из стражников, но замолчал, - Вы? - неуверенно спросил он.
  - Нет, не мы! - не удержался я.
  - А кто?
  - Да мы, мы, - сказала Риалина, выводя стражника их ступора.
  - Прошу вас, проходите! Мы очень рады видеть вас! Думаю, как и все жители Купцов!
  - А жизнь, я посмотрю, наладилась, - сказал я.
  - Да, и всё благодаря вам, - ответил стражник.
  - И что такого вы здесь делали, что вас здесь так встречают, поинтересовался один из эльфов, когда мы миновали ворота.
  Мы с Риалиной переглянулись и дружно промолчали
  - Показывай дорогу, - тихо пролаял я вожаку, когда вокруг не было прохожих.
  И он показал. Как оказалось, алтарь Тьмы был в том самом доме, из которого начинался вход в подземелье. А я то ожидал какой-нибудь храм увидеть! А тут так всё... ну не знаю, прозаично, что ли?
  Эльфы не захотели вместе с нами идти к алтарю Тьмы, предпочтя дождаться нас снаружи вместе с волками. Ну и, слава Богу, а то я уже испугался, что уничтожать этот мир придётся у них на глазах.
  Пройдя мимо двери, за которой находилась лестница, ведущая вниз, мы оказались в комнате, где всё было покрашено в чёрный цвет. А посередине её возвышался... алтарь? Скорее он был похож на подставку для книги! Я медлил, не решаясь начать.
  - Не тяни! Иначе, ты не сможешь этого сделать! - сказал Торм.
  И то верно! Я открыл книгу на нужной странице, положил её на алтарь, и хотел было начать читать те страшные строки, как вдруг за дверью послышалось рычание, потом волки заскулили, а затем дверь распахнулась, и в комнату, с криком "Нет!", ворвалась Предвестница, а следом за ней... Анна Ивановна.
  - Нет! - повторила учительница литературы слова Предвестницы, и добавила, - Есть другой путь!
  
  ГЛАВА 17
  
  Мы сидели в доме Генериха, который был рад встречи с нами. Не могу сказать, что радость от встречи была взаимной. Но, поскольку, в городе кроме него мы никого не знали, а он согласился принять нас, пришлось остановиться у него.
  - Не могли бы вы оставить нас одних, - попросила Генериха Предвестница.
  - Да-да, конечно, - мужчина вышел из гостиной своего огромного наземного дома. По-моему, горлв в Полях был меньше его.
  - Я знаю как! - сказала Анна Ивановна и замолчала. Все с нетерпением ждали продолжения, но его не было.
  - Что - как? - спросил я не удержавшись.
  - Как сохранить все три мира!
  И снова молчание. Предвестница в разговор не вмешивалась.
  - И как? - спросила Риалина.
  - В каждом из миров, есть алтарь Тьмы, подобно этому. В каждом из миров есть Книга мира. Книгу этого мира вы нашли. Что бы сохранить все три мира, нужно... - Анна Ивановна замолчала и стала лихорадочно листать страницы книги, которую держала в руках, - Вот! "Трое должны, по одному в каждом из миров, возложить на алтарь по Книге того мира, в котором алтарь находится. Трое, имея связь между собой, должны прочитать строки сохранения своего мира". Проще сказать, вы должны одновременно прочитать строки заклинания о спасении мира в разных мирах.
  - Но ведь это невозможно! - сказал Торм, - время в разных мирах течёт по-разному!
  - Я думаю, что смогу решить эту проблему. С помощью Акрифа, - сказала Предвестница, - У вас будет связь между собой - а значит, и время для вас будет течь одинаково. Другое дело, что если Егор сможет найти книгу мира в своём мире сам, на Скроне она уже найдена, то вот в мире Ромы - нет. Сегодня вечером, недалеко от Купцов, будет прорыв пространства в его мир. Вам необходимо решить, пойдёт ли Рома один, или с ним пойдёт ещё кто-то.
  - А где я там книгу искать должен?! - спросил я, перебив женщину, - И сколько у меня на это времени?
  - Времени у тебя почти нет. А где искать Книгу - не скажу, не знаю.
  Мне одновременно и хотелось оказаться снова дома, но я и боялся этого.
  
  - Мы тоже пойдём, - тихо сказала Риалина, войдя в мою комнату.
  - А если вы не сможете вернуться назад? - спросил я, - Кто здесь будет миры спасать?
  - Крим, - ответил вошедший Ролин, - Мы уже поговорили об этом с Предвестницей.
  - А в магическом мире - Егор, - добавил вошедший следом за Ролином Торм.
  - И связь с нами у нас будет через Акрифа и Предвестницу, как только окажемся в твоём мире, - сказала Риалина, - Правда, я не совсем поняла как именно. Но Предвестница сказала, что мы сможем напрямую с ними общаться.
  - Пора идти, - сказал вошедшая в комнату Предвестница.
  - А Анна Ивановна идёт? - спросил я.
  - Нет, она предпочла остаться на Скроне.
  Сборы не заняли много времени, и вот мы уже стояли на небольшой поляне в лесу. На этот раз для меня не было неожиданностью появление манящего к себе многоцветья, а вот полувампиры-полуэльфы, похоже, забыв обо всём на свете, стали медленно подходить к нему.
  - Возьмитесь за руки, что бы не потеряться! - крикнула Предвсетсница.
  Мы последовали её совету, и в тот же миг многоцветье накрыло нас с головой. Это продолжалось недолго, и, наконец, мы оказались в моём мире, и, что меня особенно радовало, невдалеке от Клочков. Была осень, что вызвало немалое удивление моих друзей, но погода была тёплой. Наверное, сейчас сентябрь, - подумал я.
  - Сначала - домой, - сказал я, вдруг охрипшим голосом, - Подождёте меня в лесу неподалёку?
  - Но... - начал было Торм.
  - Я своих родителей полтора года не видел! - перебил я, - Как только сообщу им, что со мной всё в порядке, вернусь к вам.
  - Хорошо, - сказала Риалина.
  Как мы и договорись, они остались недалеко от Клочков в ближайшем лесу, а я направился к себе домой.
  - Ух ты, возвращение блудного попугая! - услышал я у себя за спиной.
  - И где ж это его полтора года носило? - ответил другой.
  - И что это за одежда на нём? - спросил третий.
  И тут я сообразил, что даже меч с ножнами у меня на поясе висит, не то, что одежда. Нужно как можно быстрее добраться домой и переодеться, пока родителей там нет, а тут эти...
  Я шёл не оборачиваясь. Вдруг чья-то рука легла мне на плечо.
  - Привет, попугай! - услышал я.
  - Привет, Лёлик! - сказал я, обернувшись.
  Лёлик - это главный хулиган и задавака. Учились мы с ним в одном классе.
  - Что, совсем нюх потерял? - спросил он.
  - Да нет, прекрасно чувствую, как от тебя воняет!
  Он попытался ударить меня в живот, но я ушёл от этого удара, а вот Лёлик в результате потерял равновесие, и чуть не повалился вперёд. Я же развернулся и спокойно продолжил свой путь.
  
  Чуть ли не бегом поднялся на свой, третий, этаж, и, только тут сообразил, что ключей-то от дверей у меня и нету. И что теперь делать? Я стал вспоминать всё, чему меня учил Акриф. И вот, выудил из памяти заклинание телепортации. Проблема была решена. Дома я запрятал свой наряд того мира и переоделся в более привычную одежду. Привычную? Как бы не так! Она была донельзя неудобной и очень сильно сковывала движения. И только я хотел было вернуться к друзьям (поразмышляв, я всё же решил, что родителям на глаза всё же пока показываться не стоит), как услышал звук открываемой двери.
  В квартиру вошла мама. Заметив меня, посмотрела, как на приведение. Побледнела. Но быстро взяла себя в руки.
  - Где ты был? - спросила она, - Где ты был всё это время?
  И что интересно я должен был ответить?
  - Рассказывай, что случилось! - сказала она тоном, не терпящим возражений.
  Ага, сейчас! Чтоб меня потом в ближайшую больницу для душевнобольных определили? Я по-прежнему стоял молча посреди комнаты. Увидев мою растерянность и замешательство мама подошла поближе. В результате открылся проход к двери. Я воспользовался этим, и только в дверях обернулся, что бы сказать:
  - Я вернусь вечером и всё расскажу.
  Нельзя было оставлять друзей одних. На свой страх и риск я всё же решил познакомить их со своими родителями. А дальше - будь, что будет!
  - Ну что? - спросила Риалина, когда я вернулся.
  - Пойдём ко мне домой, - сказал я.
  Ролин удивлённо уставился на меня:
  - А как же твои родители?
  - А ты бы предпочёл жить в лесу? Разберёмся на месте, - ответил я.
  Осенью темнело рано, а потому мы отправились ко мне, только дождавшись темноты. Подойдя к двери, я позвонил. Отрыл отец.
  - Мама вся испереживалась, а ты... - начал он, но осёкся, увидев моих друзей, - Кто это?
  - Можно, мы войдём? - спросил я, и не дожидаясь подтолкнул друзей. Когда мы оказались в комнате, нас заметила мама.
  - Кто это? - повторила она вопрос отца.
  - Здравствуйте, меня зовут Риалина, - девочка мило улыбнулась, - а это...
  Договорить они не смогла. От её обворожительной клыкастой улыбки мама упала в обморок.
  - Что с ней? - спросила девочка, в недоумении глядя то на меня, то на папу.
  - Понимаешь, у нас таких как ты не существует, - ответил я.
  - Ну это понятно, но ведь вампиры и эльфы по отдельности у вас должны быть?
  Что-то тяжёлое сбрякало об пол. Это оказался папа. А мама тем временем уже очнулась и не веряще смотрела на Риалину.
  - Мам, всё хорошо, всё нормально, - сказал я.
  - Да, вот только твоя девушка - вампир! - ответила мама.
  Моя? Девушка? Я аж покраснел от такой трактовки.
  - Ну это не совсем верно, - сказала Риалина.
  Я-то думал, что она сейчас скажет, что она всё же не моя девушка, но она сказала:
  - Я только на половину вампир. Наполовину я эльф.
  Папа, лежащий на полу застонал.
  - Мне приснился ужасный сон, - сказал он обращаясь к маме. Потом взглянул на меня, затем на моих друзей, - А... это не сон. Боже! Вампиры и эльфы в моём доме!
  - Итак, с тоб... Вами мы уже разобрались, - сказала мама, обращаясь к Риалине
  - Вот только на вы называть меня не надо, - перебила её девочка.
  - Хорошо. Хм, с тобой мы уже разобрались, а они кто?
  - Это братья Риалины Ролин и Торм, - представил их я, - Полувампиры-полуэльфы и мои друзья.
  - А где их родители? - спросил отец.
  - Они трагически погибли несколько лет назад, - ответил Торм.
  - Почему же они тогда не в детдоме? - спросила мама
  Риалина вновь обворожительно улыбнулась и вопрос был снят.
  
  ГЛАВА 18
  
  Вечер прошёл неспокойно. Родители то и дело косились на моих иномирных друзей, не решаясь задавать вопросы. В итоге мама всё же не выдержала:
  - Откуда вы? - спросила она у Риалины.
  - Со Скрона, - ответила девочка.
  - А где это? - решил уточнить папа.
  - На Скроне, - ответил Торм.
  Дальше разговор не шёл.
  Когда родители отлучились на кухню (видимо решив обсудить меня и мои поступки в последнее время), у нас появлюсь возможность обсудить, как же действовать дальше.
  - Ты думаешь, стоит спросить их об этом?! - уточнил я не помню какой раз по счёту, когда Риаилна в очередной раз предложила поинтересоваться у моих родителей о книге мира.
  - Да! - вновь ответила девочка.
  - Вот ты и спрашивай, - не выдержал я. Родители в это время как раз вышли с кухни.
  - Вам что-нибудь известно о книге мира? - не стала откладывать свой вопрос Риалина. По растерянности на лицах родителей было понятно, что ни о какой книге они ничего не знают.
  Ближе к ночи, когда все уже собирались ложиться спать, неожиданно раздался дверной звонок.
  - Я открою! - сказала мама.
  Я же, обогнал её на полпути к двери, чуть не сбив, и теперь смотрел в глазок. Видимо что-то поменялось на моём лице, ибо, когда я обернулся к друзьям, Торм спросил:
  - Что-то не так?
  - Там Павел Константинович, - ответил я севшим голосом, - Один из "чёрного каравана" на Скроне.
  - Не думаю, что в этом мире он сможет причинить нам вред. Ведь магии здесь нет! - сказала Риалина.
  - Риалина, поверь, здесь вред можно причинить безо всякой магии. С ним милиция. И, похоже, люди из комитета по делам несовершеннолетних.
  - А кто это такие? - спросил Ролин.
  - В нашем случае - очень плохие дяди и тёти. Интересно, а откуда наш директор узнал о том, что я здесь? - спросил я, обращаясь уже к родителям.
  - Мы должны были сообщить, что ты жив, - ответил отец.
  - Кому должны? Зачем вы это сделали? - тихо, очень тихо, спросил я.
  - Так будет лучше, - ответила мама.
  - Ладно. Сейчас нет времени объяснять. Просто делайте то, что говорим я Риалина. И даже не думайте дверь открывать.
  - Почему ты скрываешься от милиции? Что ты натворил? - спросила начавшая впадать в истерику мама.
  А отец тем временем подошёл к двери.
  - Нет! - закричал я, бросаясь к папе и сбивая его с ног в тот момент, когда он уже готов был открыть замок.
  - Что ты делаешь? - спросил он.
  - Что ТЫ делаешь? - повторил я, выделив слово "ты".
  - Откройте, иначе мы выломаем дверь! - раздался голос из-за двери.
  Видимо тут родители поняли, что если они сами в милицию о моём нахождении сообщили, то дверь эта самая милиция выламывать никак не должна была. На какое-то мгновение они замерли.
  - Быстро в окно, - скомандовала Риалина.
  Просто удивительно было, что её мои родители послушались, даже несмотря на то, что здесь был третий этаж. Правда рядом с окном была пожарная лестница. Меня же они слышать не хотели.
  Выглянув на улицу, я увидел внизу два милицейских УАЗика, стоящих как раз под нашими окнами.
  - Не думаю, что это хорошая идея, - сказал я девочке, указывая на машины внизу.
  - У тебя есть лучше? - спросила она.
  В ответ я лишь покачал головой.
  Когда мы все, включая родителей, уже спустились, нас заметили.
  - Стоять! - крикнул один из милиционеров.
  Мы-то с друзьями никак не прореагировали, а вот родители остановились. Я увидел это, когда обернулся. Пришлось тоже возвращаться. А следом за мной подошли Риалина, Ролин и Торм.
  Медленно, вразвалочку, будто бы наслаждаясь своей победой, к нам подошёл Павел Константинович.
  - А твои родители всё-таки очень глупые люди! - охарактеризовал он их обращаясь ко мне.
  - Напиться бы сейчас! - произнесла мама.
  И тут меня такая злость взяла! Вместо того, что бы думать, как из этой ситуации выпутаться, она хочет напиться! Но, вспомнив, что сейчас потеря контроля над собой может быть чревата летальными последствиями, причём последствия эти могут наступить не только у меня одного, быстро успокоился.
  - Прошу следовать за мной! - как-то ехидно произнёс милиционер, стоявший рядом с нашим директором.
  Ага, щаз, разбежался, вот только шнурки поглажу. Хорошо всё-таки, что перед выходом в окно я успел переодеться в одежду Скрона и взять с собой меч. Я неожиданно бросился на слугу закона, попутно доставая меч из ножен. Тот явно ожидал чего угодно, но только не этого. Опешивший милиционер сделал пару шагов назад, и в это время мой меч полоснул по его ноге. Одновременно с этим я выхватил из его кобуры пистолет. Рана на ноге была не смертельной. Но вот передвигаться без посторонней помощи он некоторое время не сможет. Павел Константинович в это время начал что-то петь. Язык был не ясен, но от слов песни исходил практически осязаемый могильный холод. Наш мир пошёл трещинами точно так же, как это было на Скроне. Но только трещины эти были намного больше, хотя и было их меньше. Милиционеры, спешившие на помощь своему раненому другу, замерли, с интересом наблюдая вокруг. Люди из КДН испуганно переглядывались. А родители чуть снова не упали в обморок.
  - Он призвал Тьму, - чуть слышно произнес Торм, - У нас не осталось времени.
  - Где книга?! - подскочил я к директору школы, - Говори, где книга?!
  Тот закончил петь.
  - Вам никогда не найти её! - сказал он и исчез, растворившись в воздухе.
  - Он умеет путешествовать между мирами? - спросила Риалина, - Без разрыва пространства?
  - Скорее всего, он всё же где-то на Земле, только далеко отсюда, - ответил Торм.
  - Бежим! - крикнул я, придя в себя, чтобы вывести из ступора родителей. Это помогло. Вот только из ступора вместе с моими родителями вышли и милиционеры, которые ринулись за нами.
  - Что... мы... делаем?.. - спросила мама, задыхаясь на бегу.
  - Бежим, - флегматично ответил Торм.
  - Зачем? - а это уже отец.
  На его вопрос никто не ответил. Преследователи настигали. Если бы мы с друзьями были одни, то без проблем смогли бы оторваться от них. Но вот родители нас очень сильно тормозили.
  - Разделиться надо, - сказал я не останавливаясь, - Иначе нас догонят.
  И в этот момент по нам начали стрелять. Боже, ну почему в этом мире нет магии? Пока ни в одного из нас не попала ни одна пуля, но это была чистая случайность.
  - Остановимся? - спросил отец.
  - На тот свет торопишься? - отрезал я.
  Папу слегка передёрнуло оттого, что я ответил ему так грубо.
  - Не тороплюсь. Потому и предлагаю, - сказал он.
  - План прежний. Разделяемся, - сказал я, - Ролин, Торм, уводите моих родителей.
  - А ты? - спросила мама.
  - А я останусь с Риалиной.
  И тут произошло то, что спутало все мои планы. Я начал обращаться в волка. Но здесь же нет магии, - мелькнуло у меня в голове. И ответ, пришедший будто бы из ниоткуда, прозвучал в моём сознании: "Ты - ИСТИННЫЙ оборотень. Ты - служитель Тьмы". Меня переклинило. Как я могу быть служителем Тьмы, если борюсь с ней? Ответа не было. Родители изумлённо смотрели на меня, а опешившие милиционеры прекратили стрельбу.
  - Бегите! - повторил я, - Ролин, Торм, уведите родителей. Риалина?
  - Я с тобой, - ответила девочка, - и достала меч.
  Поскольку мы были на краю леса, я стал призывать других волков. Тем временем Риалина кинулась на особо ретивого милиционера, который попытался приблизиться к ней. Одной её клыкастой улыбки хватило, чтобы свалить этого стража закона наповал. Но, ему на помощь пришли другие. Они стреляли. В меня, в Риалину. Мы уворачивались. Обучение, которое мы прошли у Егора, давало о себе знать. Мы буквально видели летящие в нас пули. Но вот враз выстрелили несколько человек. У меня не было возможности уйти от летящей смерти, и в итоге две пули попали в меня. Одна - в лапу другая в живот. Я закричал. Наверно, крик мой был настолько страшным, что милиционеры в ужасе отшатнулись.
  Риалина в это время во всю рубилась с милиционерами своим мечом. Она старалась не убивать их, а только ранить. Ранить так, что бы те уже не смогли ничего сделать. Девочка обернулась на мой крик. Увидев, как из зверя я вновь превращаюсь в человека, Риалина бросилась ко мне.
  - Почему? - прошептала она одними губами, - Почему я теряю всех, кто так дорог мне?!
  - Прикрой... родителей, - прохрипел я, - Дай... им уйти.
  - Хорошо, - сказала она, как-то странно посмотрев на меня. Во взгляде её было столько нежности, что мне стало не по себе. А потом, увидев, как из леса бежит несколько стай волков, я умер.
  
  - Ну чего тут разлёгся?! - голос с ноткой сарказма прозвучал в голове.
  - Риа? - попытался сказать я. Но вместо этого из груди вырвался лишь стон.
  Боже, до чего же больно! Казалось, что ногу и живот резали ножом.
  - Приходит в себя, - тихонько сказала мама.
  - Куда он денется-то? - сказал Ролин, - Не думаю, что у тех людей были серебряные ножи.
  - Причём тут серебро? - не понял отец.
  - А как иначе можно убить истинного оборотня? - спросил Торм.
  - Кого?! - мама и папа хором.
  - Ой, я опять что-то не то сморозил, - сказал мальчик.
  - Это точно! - подтвердил Ролин.
  Я попытался открыть глаза, и мне это удалось.
  - Да вот лежу, отдыхаю! - сказал я, отвечая на вопрос Риалины с не меньшим сарказмом, чем тот, с которым он был задан.
  Не укрылось от меня то, что девочка облегчённо вздохнула, и, украдкой, смахнула слезу с глаза.
  Вокруг был лес. Нас окружали вековые ели.
  - Где мы? - спросил я.
  - Недалеко от Клочков, - ответила мама, - Может, ты мне всё же объяснишь, зачем мы убегали от милиции?
  - Что бы люди смогли выжить! - отрезала Риалина, - И вы в том числе. Да, что там! В том числе и те, от кого мы убегали!
  Видимо нервы девочки были на пределе. В обычном состоянии она не стала бы так разговаривать с моими родителями.
  А у тех был шок. Первым очнулся папа.
  - Тоже мне, спасители мира! - пробубнил он.
  - И тебе тоже! - не унималась девочка.
  - Риалина! - тихо сказал я.
  - Извините, - смутившись, сказала она, после некоторой паузы, - нервы не выдерживают.
  - У кого-нибудь есть какие идеи по поиску книги? - спросил я.
  Ответом мне было дружное молчание.
  
  ГЛАВА 19
  
  - Книга... - чуть слышно прозвучало у меня в голове, - Она...
  И на этом всё оборвалось.
  - Ты что-нибудь слышала? - спросил я у Риалины.
  - Про книгу? - уточнила девочка.
  - Да.
  - "Книга... Она..." - ответла полуэльфийка, - Я думаю, с нами пытаются связаться Предвестница или Акриф.
  Мы замолчали, в надежде получить какую-нибудь подсказку из того мира. Но, нет, больше ничего не было сказано оттуда.
  - Что-то вы сосредоточенные такие, - сказал отец, оглядывая нашу команду.
  Мы, как по команде, повернулись к нему, одновременно приложив палец к губам, чем вызвали его замешательство.
  - Книга... Ищите... в... - и опять тишина.
  Родители с интересом наблюдали за нами.
  - Арамили... - с видимым усилием сказал голос, который явно принадлежал Предвестнице.
  - Что это? - спросил Ролин.
  - Хотел бы я знать ответ на этот вопрос, - сказал я, - Арамиля - это что? - обратился я уже к родителм.
  Те лишь пожали плечами.
  С этим же вопросом я обратился к Предвестнице и Акрифу - но, бесполезно.
  - Можно в интернете посмотреть, - неуверенно сказала мама.
  - И где здесь ближайшее инетрнет-кафе? - поинтересовался я с сарказмом.
  - Значит, нам надо в город? - то ли спросил, то ли констатировал факт отец.
  - Надо, - ответил я, - Вот только как? Автобусом слишком опасно, а пешком не успеем. Я не думаю, что у нас есть столько времени.
  - Может стоить рискнуть? - спросил Торм.
  - А у нас просто выбора нет, - просто ответил я, глядя на часы. Сейчас было 6-40 - до ближайшего автобуса оставалось 20 минут, о чём я и сообщил.
  - Может на дневном? - спросила мама, - Ну не бежать же в самом деле!
  - Если хотите, можете тут остаться, - ответила Риалина, - У нас же просто нет времени бездействовать.
  
  Утренний марафон по крайне пересечённой местности в лесу не прошёл бесследно для моих родителей, и сейчас, пыхтя и жадно хватая воздух ртом, они залазили в автобус. Тот самый, что когда-то давно сломался посреди леса.
  - Свободных мест уже нет! - критически заметила мама, жадно хватая воздух ртом, - Можно было и не бежать так, всё равно водитель там ремонтирует ещё чего-то.
  - Надеюсь в этот раз автобус не сломается посреди леса, - пробубнил я.
  Водитель, услышавший мои слова, ответил:
  - Не накаркай.
  Затем, посмотрев на моих родителей, произнёс:
  - У вас такой вид, будто за вами кто-то гнался.
  - Не накаркай! - ответил ему я.
  
  В этот раз до места мы добрались благополучно, если конечно не считать постоянных жалоб мамы, на то, что в салоне плохо пахнет. По прибытию на конечную остановку автобус чихнул и заглох.
  Как оказалось, интернет-кафе было прямо на автовокзале, и мы не стали терять времени. Пока я искал, что же такое "арамиля", иномиряне с интересом пялились по сторонам. Их можно понять. Думаю, в первые дни на Скроне, я делал то же самое.
  Выяснилось, что искать надо было не арамилю, а Арамиль. Оказалось, что это небольшой городок в Свердловской области. От нас до него было, как до Америки!
  - Пойдём, окликнул и их, вставая из-за компьютера.
  Мы вышли.
  - Арамиль, - сказал я родителям траурным голосом, - город в Свердловской области.
  Мама закатила глаза. Папа стоял молча и переводил взгляд то с мамы на меня, то с меня на маму.
  - Нам надо, - я обвёл глазами нашу команду, - А вам... Ну разве что сами захотите.
  - Да куда же я теперь тебя одного-то отпущу? - спросила мама.
  - Да уж! - подтвердил отец.
  
  Вернувшись в инетрнет-кафе я прогугил, как туда можно добраться. Как и следовало ожидать, самым быстрым способом оказался самолёт. Мы отправились в аэропорт.
  - Вы документы с собой забрать успели? - спросил я родителей.
  Молчание и извиняющийся взгляд на меня.
  - Понятно, - сказал я, - Значит наземным транспортом.
  - Но денег мы тоже не взяли, - сказал отец.
  - Риалина? - тихо сказал я.
  - Без проблем, - ответила девочка.
  Через полчаса мы оказались весьма состоятельными людьми, а мама всё сокрушалось, как меня угораздило с ворами связаться, подразумевая, естественно, Риалину.
  На вокзале нас ждал сюрприз в виде Павла Константиновича и людей Чёрного каравана.
  - Вот мы и встретились, - сказал директор школы.
  За нашей спиной стояли милиционеры.
  Я попробовал обернуться в волка - бесполезно.
  - Что, не получается, - с ехидством спросил один из людей Чёрного каравана.
  Погас свет. В зале вокзала стали сгущаться чёрные тучи. Люди запаниковали. Из клубов чёрного тумана начали появляться мрины.
  - Это конец, - сказал я тихо.
  - Конец, - подтвердила Риалина.
  Какой-то мальчишка, словно завороженный, пошёл навстречу этим жутким созданиям, созданиям, пищей для которых служил чужой страх и существа, этот страх испытывающие. Кто-то попытался одёрнуть его, но мальчик его проигнорировал. Он упорно шёл навстречу созданиям мрака. У нас появилась надежда. Когда первый мрин растаял в воздухе, она окрепла. Мальчик поочерёдно прикасался к каждому из них, и для чудовищ это было смертельно. Потом всё закончилось.
  - Кто ты? - спросил я подойдя к нему.
  Но он лишь грустно улыбнулся и исчез. Растаял в воздухе, так же, как от его прикосновений таяли мрины. Павел Константинович стоял, то открывая, то закрывая рот.
  - Здесь же не действует магия! - повторял он, как заведённый.
  Милиционеры за нашей спиной предпочли ретироваться, как только мрины появились. Родители были в шоке.
  - Не действовала раньше, - сказал я, предварительно услышав в голове голос Предвестницы, - Миры тянутся друг к другу.
  - Поторопись! - сказал она, - Скоро будет слишком поздно.
  Мир снова пошёл трещинами. Таких больших ещё не было. Ничто приходило в эту реальность, чтобы обосноваться здесь навсегда.
  - Держитесь подальше от разрывов, - крикнул я на весь вокзал.
  Как ни странно, люди прислушались к моему совету. Я же, как ни в чём ни бывало, подошёл к кассе, и сказал:
  - Пять билетов до Екатеринбурга на ближайший поезд.
  Кассир отбила их не задавая лишних вопросов. Наш поезд отходил через 15 минут. За это время куда пропал директор школы, да и не очень-то он мне был и нужен. Конец света вновь был отложен на неопределённый срок и люди вроде бы успокоились.
  Поездка превратилась для всех в настоящий кошмар. Часто, среди дня сгущались тучи, и начинали бить молнии. В это время в поезде гас свет, хотя никто его не выключал. Грозовые раскаты были такими, что своей громкостью перекрывали гудок паровоза. Оставалось только молиться, что ни одна из молний не попадёт в сам поезд. Дождя не было. Во время грозы температура, нарушая все законы физики, только поднималось. Она достигала 50-55 градусов и это осенью в России. Разрывы пространства стали почти постоянными. С каждым новым разрывом появлялось всё больше трещин, да и сами они становились всё больше. Каким то чудом, учитывая то, что мы постоянно перемещались, никто из не угодил в это Ничто. И вот, когда я уже почти потерял надежду, мы доехали.
  
  Когда мы сошли с поезда, оказалось, в городе была паника. Склабившиеся тучи не позволяли определить время, а часы шли в обратную сторону. Это был настоящий хаос.
  - Мы опоздали, - тихо сказал Торм.
  - Надежда умирает последней, - ответил я, - заходя в интернет-кафе, которое, в силу последних событий, было брошено.
  - Что там? - спросила Риа, находясь у меня за спиной.
  - Там ещё полтора часа езды, - ответил из-за компьютера, распечатывая карту. Карта почему-то распечаталась в зеркальном отражении.
  В городе было полно брошенных машин, на что я указал отцу.
  - Но я же не угонщик, - сказал он неуверно.
  - Вы хотите быль мёртвым "не угонщиком", или живым угонщиком, - подал голос Торм.
  - Александр, мальчик прав, - поддержала меня мама.
  - Вот уж точно, с кем поведёшься от того и наберёшься, - сказал папа, поглядывая на Риалину.
  Та мило улыбнулась своей клыкастой улыбкой.
  - Где в Арамили книга? - спросил я Предвестницу мысленно.
  - Я вижу пруд, - ответила она, и связь на этот раз была очень чёткой, - Плотина, дорога. Невдалеке старое заброшенное здание из красных камней. Книга где-то в нём. Я не могу сказать точнее.
  - Мы над этим работаем, - это уже Акриф, - Егор нашёл в своём мире и Книгу, и алтарь Тьмы. У нас с этим проблем тоже нет. Поторопись, то что мы поддерживаем три мира в одном временном потоке, только ускоряет процесс разрушения.
  - Вы слышали, - спросил я у полувампиров-полуэльфов.
  - Да, - дружно сказали те.
  - Едь побыстрее, - попросил я папу.
  
  - Почему я не могу больше превращаться в волка? - спросил я у Риалины, в очередной раз попробовав это сделать.
  - Миры рушатся, - ответила Предвестница у меня в голове.
  
  Здание производило впечатление. Он нагоняло страх.
  - И где книга? - спросил я.
  - Вмурована в наружную стену, - ответил Акриф. Пердо мной возник образ этого здания с отметкой, где именно, надо по кирпичикам кладку разбирать, - Это Предвестница постаралась, - добавил Акриф.
  - Вот только мне не легче от этого. Чем ломать-то?
  - Используй магию. Сейчас это можно и в твоём мире.
  Родители с интересом наблюдали за мной, а друзья посматривали с нетерпением. Они понимали, что времени уже не осталось.
  Наконец книга была извлечена.
  - Алтарь в этом здании, в подвале, - глухо донёсся до меня голос Акрифа.
  Мы побежали. Родители за нами. Дверь в подвал пришлось снести магией (а что ещё оставалось делать?). Спустившись по лестнице и попав в большой сводчатый зал, как ни странно освещённый свечами, с высоким потолком, мы остановились, глядя на алтарь. Он представлял собой неправильной форму круг, стоящий на постаменте, и чуть наклонённый вперёд.
  - Я ждал вас, - сказал Павел Константинович, выходя на свет.
  - Тьма, дай мне сил, - попросил я.
  И она дала. Я вновь превратился в волка, но на этот раз волчье сознание почти заглушило человеческое. Я мог только наблюдать, будто бы со стороны, как кидаюсь на директора школы, кусаю его ноги, а тот пытается убежать. В конце концов ему это удалось, но у меня не получилось снова стать человеком.
  - Риалина. Книга. Алтарь. Свяжись с нашими. Читай, - отрывисто сказал я, пока сознание волка полностью не сместило моё собственное.
  Последнее, что я увидел, это плачущая Риа, читающая строки спасения мира.
  
  Очнулся я в больничной палате.
  - Что произошло? - спросил я врача, присутствовавшего в палате.
  - Ты был без сознания почти две недели, - ответил врач.
  - А что случилось?
  - Один охотник нашёл тебя в лесу среди волков. Что ты там делал я не знаю. А вот родители твои с ног сбились, когда тебя искали. Всё-таки почти два года...
  - Но... - начал было я, затем замолчал.
  - Время лечит само себя, - подсказал чей-то, до боли знакомый голос в голове.
  Ко мне в палату зашли родители.
  - Как ты? - спросила мама.
  - Всё хорошо. А где Риалина? - спросил я.
  - Риалина? - отец удивлённо приподнял бровь.
  - В бреду Рома всё время повторял это слово, - сказал врач.
  - Это не слово, это имя! - сказал я.
  - Должно быть ему привиделось, - сказал доктор.
  Отчего-то мне стало так грустно и тоскливо, как не было никогда раньше.
  
  ЭПИЛОГ
  
  В очередной раз предавшись воспоминаниям, я открыл один из ящиков своего рабочего стола. Давно я не заглядывал туда. В ящике лежал обруч рыцаря, который даже и не помню, когда надевал последний раз.
  Как обычно, работы было много. Очередной телефонный звонок, заставил меня оторваться от монитора. "Кому чё ещё надо" - подумал я.
  - Да, - ответил я на звонок.
  - К вам пришли. Клиент, - ответила мне офис-менеджер.
  - Но я не работаю с клиентами, - сказал я, и готов был уже положить трубку.
  - Но девушка настаивает на встрече именно с вами, - ответили мне на том конце.
  - Ну хорошо. Пусть подходит, - решил я.
  - Так нельзя ведь! - искренне удивилась офис-менеджер.
  - Я в любом случае не пойду в клиентскую, - сказал я и положил трубку.
  Через полминуты в IT-отдел вошла девушка, стала обводить всех взглядом и, наконец, остановила его на мне.
  На моих глазах выступили слёзы. Сердце в груди забилось сильнее. Я беззвучно открывал и закрывал рот, и лишь спустя некоторое время, прошептал:
  - Риа!
  И бросился к ней, забыв обо всём на свете. Мы обнялись. Она улыбалась, счастливая, и по её щекам тоже текли слёзы.
  - А твои братья? - спросил я.
  - Они тоже здесь, - ответила девушка, - Пойдём.
  Мы вышли в клиентскую. Там, на синем диване, сидели Ролин и Торм и улыбались во весь рот.
  - Как же я рад вас видеть, - сказал я.
  - Мы тоже, - ответил Торм.
  - А не хочешь ли ты вернуться на Скрон? - спросил Ролин.
  - А Риалина тоже вернётся? - спросил я.
  - Куда ж я без тебя-то! - ответила девушка, - Не для того я тебя одиннадцать лет искала, чтобы сейчас уйти.
  - Риалина даже от эльфийского и от вампирского долголетия отказалась! - сказал Ролин.
  - А вслед за ней и мы, - добавил Торм.
  - Но... разве это возможно? - удивился я, - И зачем это сделали вы, - спросил я у братьев.
  - Предвестница помогла, - сказала Риа, - Но, как оказалось, отказываться от долголетия можно было либо нам троим, либо никому. Братья пошли мне навстречу.
  - Ну так что, мы идём? - спросил Торм.
  Риалина и Ролин выжидающе смотрели на меня.
  - Идём! - сказал я.
  И тут же вспомнил ещё об одном своём друге.
  - А что с Кримом
  - Вот сам у него и спросишь! Через пятнадцать секунд здесь будет разрыв между мирами.
  Ровно через пятнадцать секунд офис в изумлении застыл. Все наблюдали за многоцветьем, возникшим в клиентсокой зале.
  Мы взялись за руки. Я посмотрел на своих, теперь уже бывших, коллег, сказал:
  - Счастливо оставаться на Земле.
  И все мы шагнули в многоцветье.
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) В.Кривонос, "Чуть ближе к богу "(Научная фантастика) Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика) А.Уайт "Краудсайд"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru Последняя Серенада. Нефелим (Антонова Лидия)Раненный феникс. ГрейсЛили. Сезон первый. Анна ОрловаМоя другая половина. Лолита МороСлужба контроля магических существ. Севастьянова ЕкатеринаТак бывает... михайловна надеждаПРИЗРАКИ ОРСИНИ. Алекс ДЧерный глаз. Проникновение. Ирина ГрачильеваПростить нельзя расстаться. Ирина ВагановаКосмолёт за горизонт. Шурочка Матвеева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"