Савиченко Елена: другие произведения.

Глава 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   Глава 3
   Василиса
   Спасть хотелось неимоверно, но выспаться мне снова не дали. Сначала я пыталась игнорировать шум: чье - то шушуканье, хлопанье дверец шкафа и скрип паркета. Поняв, что подушка на голове плохо исполняет функцию звукоизоляции, я все-таки решила посмотреть, кто же рискнул нарушить мой сон.
   Подняла подушку и приоткрыла один глаз. Мне потребовалось несколько минут, чтобы сообразить, где я и вспомнить собственно что, а точнее кто заставил меня ночевать в родительской комнате. Сами родители деловито шуршали по полочкам, сгружая в сумку свои вещи.
   - Вы чего? - мама подпрыгнула, папа выронил тапочки, которые уже упаковал в кулек и собирался положить в сумку.
   - Прости, - мама присела на край кровати, - Мы не хотели тебя будить, но кое-кто, - укоризненный взгляд на отца, - гремит как слон в посудной лавке. - Папа поднял с пола упавшие тапочки, выпрямился и стукнулся головой об незакрытую мамой дверцу.
   - На дачу едим, - сквозь зубы процедил папа, потирая голову, - Ты ж точно не поедешь, вот и не хотели будить, чтоб не злить.
   - Это почему же не поеду? Поеду! - сон как рукой сняло, когда я поняла, что меня собираются оставить наедине с оборотнями.
   - Комары, пауки, удобства на улице, - начал загибать пальцы папа.
   - Но вы ведь вчера не говорили, что собираетесь ехать, - пробормотала я. На дачу мы ездили редко и не охотно. Мы с мамой любили уют и все удобства городской жизни. Дача, а точнее сказать маленький домик в отдаленном селе, не особо вдохновлял нас. Ездили мы туда редко, а поэтому когда все-таки приезжали, нас ждал многочасовой марафон по уборке, сопровождающий криками и матами, когда мы с мамой натыкались на пауков, пчел и прочую живность. Папа же старался в это не вмешиваться и не попадать нам на глаза, ибо грозился попасть под горячую руку двух злых городских женщин. Поэтому практически весь день он проводил за колкой дров, так что вечером наш двор напоминал лесопилку. А самими дровами впору идти торговать на местный рынок, так как такого количество нам хватило бы на весь месяц непрерывной топки.
   - Проснулись утром и подумали, а почему бы не съездить на природу в выходной день. Тем более мы там давно не были. Съездим, приведем все в порядок, может, тепличку построим - сказал папа, мечтавший о собственном огороде. Но так как для этого надо было много времени проводить на огороде попой кверху, мечта так и оставалась нереализованной.
   - Таааак, - протянула я, откинула одеяло и встала, - Вот так проснулись и ни сто, ни с сего решили ехать? - я зло сощурила глаза, уже прекрасно понимая кто мог стоять за таким решением. Тут без постороннего вмешательства не обошлось, оставалось выяснить, зачем им понадобилось избавляться от родителей. Если им нужна только квартира, то почему оставляют меня. Может я им нужна для каких то целей? От этой мысли я похолодела и в нерешительности замерла возле закрытой двери моей комнаты, так и не постучав. Занесенная рука зависла в сантиметре от цели.
   Пока я мучила воображение различными догадками, родители полностью собрались и направились к входной двери.
   - Мам, пап, - я забежала вперед и перегородила им дорогу, раскинув руки. - Не уезжайте, пожалуйста, не оставляйте меня с ними, - я чуть не плакала. Мои хорошие, родимые родители хотели оставить меня с..с...
   - Уж не с нами ли? - жующий Дар выглянул с кухни. - Не боись, все будет пучком.
   - Но...
   - Все потом, - перебил меня парень, - Так будет лучше. К тому же ты вчера сама просила, что бы мы кое-что исправили.
   Я нахмурилась, собираясь возразить, но так ничего и не сказала, вспомнив, о чем собственно просила: обезопасить родителей и вернуть им свободу действий. Видимо их отъездом братья хотели выполнять мою просьбу. Вот только что-то мне подсказывало, что делали они это не только ради меня, а преследуя какие-то свои цели.
   - Там точно все будет хорошо? - спросила я. Родители переводили с меня на Дария удивленные взгляды, не понимая о чем мы.
   - Да, - коротко ответил парень и спрятался на кухне. Я повернулась к родителям, стараясь сдержать слезы. Мне было страшно не только за себя, но и за них.
   - Вы только звоните, ладно? - я уткнулась носом в мамины волосы.
   - Конечно. Не переживай, мы всего на пару дней. Кирилл и Леша тебя в обиду не дадут, да и скучно с ними не будет, - ответила мама, целуя меня в щеку.
   Вот этого я и боюсь. Лучше пусть будет скучно, даже страшно представить, что они могут натворить, для того чтобы мне было весело.
   Папа нетерпеливо переминался с ноги на ногу, поминутно косясь на наручные часы и бросая на нас с мамой недовольные взгляды. Он не любил долгие прощания, сопровождаемые слезами и словами расставания. Мне же было тяжело отпускать их, зная, что возможно никогда больше не увижу. Нет, я не пессимистка, просто реально осознавала всю опасность и весь риск происходящего.
   - Вася, не плачь, а то я сама расплачусь. Коля, может, и правда не поедим, что-то мне уже не кажется это такой уж хорошей идеей. Бросаем детей одних в городской духоте, а сами едим отдыхать. Не правильно это как-то, - материнское сердце чувствовала неладное, и пусть неосознанно, но хотело остаться рядом с дочерью.
   - Мы уже собрались, упаковались и в кои-то веки, можем успеть на первую электричку, чтобы наконец-то занять нормальные сидящие места, а не ехать стоя в обеденное время зажатыми между бабкой с какой-то цветуще-пахнущей гадостью и дедом в сумке, у которого живая, дурно пахнущая курица. Они дети не малые, два дня без нас потерпят еще и спасибо скажут. Они ведь люди молодые, веселые, мы тут им ни к чему. Вы только квартиру не спалите! - крикнул папа. Последнее предназначалось Дару, который что-то химичил на кухне, из-за чего в квартире стоял отчетливый запах жареного мяса.
   - Обещаю, не спалим, - крикнул в ответ Дар. - Зараза! Оно плюется! - мы с мамой захихикали, прекрасно поняв, о чем он. У нас было две сковородки, одну из которых выбирала мама, а вторую подарил папа. Так вот на последней без очков и прихватов готовить невозможно - плюется маслом далеко и прицельно.
   - Ладно, Вася, мы пойдем, а то действительно опоздаем, - папа поцеловал меня в щеку и, подхватив сумки в обе руки, вышел.
   - Как бы я хотела остаться, но папа же меня потом живьем съест, бурчать будет так, что я 10 раз пожалею что не поехала. Если что-то случится - звони, мы тут же приедем, - мама вздохнула, обняла меня на прощанье и поспешила за папой, украдкой вытирая набежавшие слезы. Я еще немного постояла возле закрытой двери, прислушиваясь к затихающим шагам родителей, эхом отдающимся в парадном.
   А потом, справившись с потоком слез, решила выяснить отношения с теми, кто так упорно и настойчиво уже второй день подряд портить мне настроение. Мне не дали выспаться, забрали моих родителей, и судя по звукам доносящихся с кухни, опустошают мой холодильник. Начнем с того кто ближе. Зашла на кухню, да так и застыла на пороге, не понимая, как за такой короткий промежуток времени ему удалось так изрядно насвинячить. Гора посуды в раковине, пустые пакеты из-под сухарей и бубликов. А нет, вру, один бублик он все-таки оставил. Но это все мелочи по сравнением с тем, что я увидела: пустая кастрюля из под борща, с сиротливо торчащим половником. Я мысленно застонала. Готовить я не любила и если уж бралась за дело, то готовила много, с расчетом на несколько дней. А эти съели мой борщ за одно утро!
   Сам виновник беспорядка беззастенчиво искал что-то в холодильнике, напевая под нос какую-то песенку.
   - Потрудись все объяснить, - потребовала я у застывшего Дария. В одной руке он сжимал надкушенный батон, второй тянулся к холодильнику.
   - Эм, да вот, - промямлил он, - Я тут позавтракать решил, - Дар вытянул с холодильника колбасу, вернее то, что от нее осталось. Целая палка за одну ночь превратилась в маленький огрызок.
   - Не лопнешь? - спросила я, показывая на надкусанный батон.
   Дарий оценивающе посмотрел на остатки колбасы, и даже не утрудивши себя ее чисткой, вгрызся в попку.
   - Нам пофле шмены. Тьфу, - видимо надо было все-таки почистить, - Нам после смены ипостаси кушать хочется.
   - Я заметила, - бедненький борщ, я ведь его даже не попробовала.
   Дарий проследил за моим взглядом и улыбнулся, - Прости, но так вкусно было.
   - Кошмар какой то. - Я села на табуретку. - Вообще-то я просила объяснить, почему ты так уверен, что с родителями все будет хорошо.
   - Ваша дача находится на территории наших союзников, и это оказалось для нас приятным совпадением. Лишние жертвы нам ни к чему, поэтому пока гончие не разнюхали и не узнали, кто именно дал нам приют, мы внушили твоим родителям мысли об отдыхе и вуаля. Правда мама у тебя упрямая, потребовалось немало усилий, чтобы она приняла эту мысль.
   Еще бы, мы сами, когда собираемся на дачу, дня три маму уговариваем.
   - А как же я? Спасибо за родителей, но, знаешь ли, мне моя жизнь тоже как-то дорога. Может еще не поздно их догнать?
   Дар перестал жевать и внимательно посмотрел на меня
   - А с тобой все немного сложнее, - я думала Дар продолжит, но вместо этого он вгрызся в батон и, судя по всему, собирался посвятить этому занятию все оставшееся время.
   - Что? Я не понимаю, зачем я вам? - мое терпение лопнуло, когда закончив с одним батоном, он потянулся за другим. Ну да, есть у нас привычка покупать по два, а то и три штуки этого весьма вкусного хлебобулочного изделия.
   Мне удалось опередить Дара. Схватив батона, я прижала его к себе как ребенка.
   - Хм, - Дар попытался сцапать батон, но я ловко треснула его по рукам. Не больно и не сильно. При желании он мог увернуться, но вместо этого Дар наиграно надул губки и обиженно посмотрел на меня исподлобья. Великовозрастный ребенок!
   Поняв, что на жалость меня не пробить, Дар пожал плечами
   - Зачем ты нам? Ну...- Дар не сводил взгляда с батона, как будто специально старался не смотреть на меня - Как ты успела заметить, покушать мы любим, а так как на улицу выходить нам нельзя, то пополнением запасов будешь заниматься именно ты.
   - Что? - я опешила. Дар сделал выпад вперед, вырвав с моих цепких пальчиков батон. - Значит, собой вы дорожите, а меня не жалко? Променяете, на какие-то продукты.
   - Не какие-то, а очень вкусные и полезные, - Дар не стал уплетать второй батон, сделав из него большой бутерброд, намазав его маслом и сыром, - Пойми, нас они знают в лицо. Они ведь все равно днем на обычных людей не нападают, но если заметят нас на улице, то проследят за нами и...- Дар хлопнул в ладоши, - и все. А тебя они не тронут.
   - Ты хотел сказать "пока" не тронут. Они могут узнать, что вы у меня?
   - Теоретически да, но это маловероятно. Если бы они могли, то проследили бы сразу, а так есть шанс, что не найдут. Ты главное не выходи на улицу после захода солнца, - в который раз напомнил Дар, как будто я могла забыть то от чего зависела моя жизнь.
   - Помню я, помню. Что будет, когда они узнают, где вы?
   - Убьют нас и всех кто окажется у них на пути, - на кухню вошел Дем, забрал у Дара надкушенный бутерброд и, не брезгуя, съел его сам с фантастической скоростью.
   Мне даже не предложили, а я, между прочим, тоже кушать хочу. Мой растущий организм нуждается в пищи, ничуть не меньше чем эти двое.
   - Намек понятен, - мрачно проговорила я, - Чем же вы так не угодили своим "друзьям"?
   - У нас свои правила, о которых тебе знать не надо, - ответил Дем.
   - На кону не только ваша жизнь, но и моя. Я не хочу умирать, даже не зная за что, и имею право знать, ради чего я так рискую.
   - Ты не в том положении чтобы диктовать условия, - заметил Дем.
   - Но и вы не в шоколаде, - я не собиралась отступать.
   - Мы не уверены что наши враги окажутся такими же бессильными перед твоим блоком, поэтому, чем меньше ты знаешь, тем лучше, - попытался немного объяснить Дар
   - Лучше для вас, верно? Меня же вы вообще не цените. Вторглись в мою жизнь и решили, что вправе распоряжаться ею. Нет уж, я так не играю.
   - А что ты можешь? - насмешливо спросил Дем.
   Дар неодобрительно покосился на Демида, - Василиса, я не это имел в виду, для тебя тоже будет лучше, если ты будешь меньше знать. Поверь мне, я ведь тебя не обманул и освободил родителей.
   - Только еще не известно какой ценой и для чего, - пробубнила себе под нос.
   Дем хмыкнул, пробормотав: "Умная девочка" и снова открыл холодильник.
   - А вы еще долго будете столько жрать? - не выдержала я.
   - Фу, какое некрасивое слово жрать, - Дар снова надул губки.
   - Обычно люди кушают, а вы именно жрете, - уверено возразила я, - Кто убирать все будет: посуду мыть, подметать пол от крошек.
   - Угадай, - хмыкнул Дем, после чего демонстративно не глядя на меня и на весь беспорядок, развернулся и ушел в комнату.
   Ну уж нет, золушкой я вам не нанималась.
   - Ну, если учесть наше нестойкое положение и то что мы постоянно должны быть на чеку, то да, долго, - Дар улыбнулся. Он покосился на стенку, понизив голос, на грани слуха, произнес: - Не обращай внимание на Демида. Он всегда такой вредный, а с девушками его вообще клинит - строит из себя...
   - Заткнись!
   Дар подскочил, я же радуясь своей выдержке, лишь немного дернулась, недоумевая как Дем расслышал хоть что-то на таком расстоянии, да еще и через стену. Даже я с, находясь всего в паре шагов от Дара, с трудом услышала что он говорил.
   - А ты не подслушивай! - крикнул в ответ, отошедший от испуга Дар. - Хух, - выдохнул парень, проведя ладонью по лбу. - Вот видишь, даже мне с ним тяжело, - громко произнес он, уже не заботясь о конспирации, - К тому же он тебя немного боится.
   - Не боюсь, а не доверяю, - снова через стенку прокричал Дем.
   - Слушай, это уже бесит. Хочешь поговорить - иди сюда, а если нет - сиди молча, только не мешай! - не выдержал Дар, гневно сверля взглядом стену, как будто мог видеть сквозь нее. Я же молча, наблюдала за перебранкой братьев, не вмешиваясь в чужой спор. Оно мне надо.
   - Боится, не доверяет, какая разница...- продолжил Дар, но его снова перебил Дем.
   - Большая!
   Дар зло сжал кулаки, несколько раз глубоко вздохнул и продолжил: - Василиса, ты мне очень симпатична как человек
   Я удивленно подняла брови, даже не зная что ответить на такое признание.
   - И мне будет очень плохо если с тобой что-то случится.
   Не представляешь, но мне тоже будет плохо. Себя как-то жалко, - мрачно подумала я, подозрительно глядя на Дара, ожидая от него какого-то подвоха.
   - Ответь на один вопрос: до вчерашнего дня ты хоть что-то знала про оборотней?
   - Конечно, - Дар напрягся, за стенкой подозрительно притихли, - Про вас сейчас практически в каждой книжке пишут.
   - И все, больше нигде? - переспросил Дар, - Ты в этом уверена? - его глаза цвета ртути, казалось видят меня насквозь.
   -Да что ты ко мне прицепился?- выпалила я, не выдержав его взгляда, - Да не знала я вас и знать не хочу! Где вы взялись на мою голову. Не, вы не оборотни, вы какие-то кровопийцы, причем энергетические. Да я после ваших милых разговоров, валерьянку баночками пью.
   Дар вздохнул и молча, не обращая внимания на мое злое, красное от гнева лицо, взял веник и принялся подметать.
   - И посуду после себя помой! - нагло напомнила я.
   Дар молча принялся выполнять и эту просьбу, время от времени исподлобья кидая на меня встревоженные взгляды.
   Как же кушать хочется. Вот бы сейчас курочки с майонезом и жареной картошечки. Нда, мечтать не вредно. - заключила я, проведя небольшую ревизию и обнаружив что кроме картошки, круп и одинокого бублика больше ничего не осталось.
   Домыв посуду, Дар повернулся ко мне, прислонившись к столешнице.
   - Успокоилась? - заботливо, едва слышно, как будто боясь спугнуть, произнес Дар.
   - Да, - буркнула в ответ, все еще стыдясь своей истерики.
   - Я понимаю, что тебе страшно, но и мы немного нервничаем. - Дар устало потер переносицу. - Только оборотни и ведьмы могут противостоять нашему внушению. На одну из нас ты не похожа. Остается только одно, - Дар замолчал, продолжая буравить меня взглядом.
   - Ну спасибо. Называли меня по-разному, но ведьмой - это впервые, - попыталась пошутить, но Дар даже не улыбнулся и не извинился. Я вздохнула, - Да какая из меня ведьма
   -Вот и я говорю, что никакая. Да и уничтожили их давно, вырезав всех. Возможно кто-то и выжил, но не думаю что надолго, - Дар улыбнулся, но это была не обычная веселая, добрая улыбка не сходившая с лица парня в течении дня. Сейчас она больше напоминала злой оскал, предвкушающий скорую расправу.
   - Не думала, что ты так недолюбливаешь женщин.
   - Да не в поле разница. Ведьма, ведьмак - это зараза, болезнь нашего мира, которую мы вырвали с корнями и отправили туда, где им и место, - парень сжал кулаки, на шее пульсировала вена, отбивающая ритм возбужденного сердца. - Они вторглись в наш мир, желая власти, сея смерть и разрушения. Мы остановили эту чуму, заплатив немалую цену: многие из нас остались там, за Гранью, многих они забрали с собой.
   Дар говорил все громче, в голосе появлялись рычащие нотки. Я в страхе отступила назад, испуганная резким преображением парня. Веселый, задорный, добрый взгляд, сейчас стал взгляд безумца, устремившийся вдаль, углубляясь в пучину времени. Казалось, он видит былые битвы, сражения, потери и ощущает пьянящий вкус победы над поверженными врагами. Вся гамма чувств гнев, презрение, страх и радость промелькнули на его лице в эти томительные несколько секунд, показавшихся вечностью.
   Дар выдохнул, перевел на меня взгляд, и я заметила в них тоску, годами сдерживавшуюся в душе. Настолько сильную и древнюю, что даже у меня защемило в груди, а в горле застрял ком от нахлынувших чувств. Не моих, чужих, но от того не менее сильных. Меня накрыла волна чужой боли, тоски и отчаянья от которой хотелось выть и рыдать.
   Чужие воспоминания хлынули потоком, сметая мою собственную волю, мою защиту и блок как карточный домик.
   Дар моргнул, разрывая связь. Мы уставились друг на друга, как будто впервые увидев. Дар со страхом, а я с нескрываемым восхищением. Меня удивило, как можно было столько времени держать эту боль в себе. Она годами разрывала его душу, жгла и рушила по частичкам. А он терпел, молча и гордо нес эту ношу, не желая делиться. Лишь мне, каким-то чудом, удалось увидеть настоящего Дара: трогательно нежного и сильного одновременно. Готового на все ради своих близких, друзей и любимой. Осознание всего этого пришло ко мне в те секунды, соединившие наши взгляды, души.
   - Ведьма! - еле слышно прошептал он, оседая на пол. - Ты... мы... о какой кошмар, - он закрыл лицо ладонями, мелко вздрагивая от беззвучного рыдания. Все что он скрывал, все те чувства, которым он не давал выхода, и все те воспоминания, которые он хотел бы забыть навечно, сейчас прорвались наружу.
   Я присела рядом с ним, положив ему на плечо голову.
   - Дар, прости, - я взяла его ладони в свои и отвела их от лица. Пока я вытирала слезы, Дар смотрел куда-то вдаль.
   - Этого никто не знал. Даже я скрывался от этого, боясь этих воспоминаний, делая все чтобы искоренить те чувства навсегда. Но ты, - Дар взъерошил себе волосы и повернул ко мне голову. - Я ведь тоже успел "увидеть" тебя. Ту, настоящую о которой даже ты еще не догадываешься и знаешь, мне интересно, что из этого получится, - я не понимаю о чем он говорит, но спросить не смею, боясь нарушить этот момент откровений, - Возможно, нам удастся все исправить.
   - Дар, я не понимаю, - жалобно заныла. Дар провел рукой по моим волосам, убрал за ухо выбившуюся прядь.
   - Я и сам не все понял, - пробормотал он, разглядывая мое лицо, как будто желая запомнить его в мельчайших деталях. - Ты другая, только Дему не говори. Он не должен знать о том что здесь произошло.
   - А разве он еще не знает. У него же слух как у локатора.
   - Не, он сейчас дрыхнет. Я слышу как он сопит.
   - Так я...
   - Все потом. Мне надо многое обдумать. Ты не против, если я немного побуду один?
   - Д-да, - заикаясь ответила я, углядев в его серебристых глазах проблески зеленого пламени. Просить дважды не пришлось. Я как ужаленная подхватилась и, не оглядываясь, побежала в комнату.
   На диване, свернувшись клубочком, спал кот. Я присела рядом, поглаживая рукой его пушистую голову. Кузя поднял голову и сощуренными, сонными глазами посмотрел на меня. Единственное родное существо, такое маленькое, хорошее. Я не выдержала и заревела, уткнувшись носом в шерсть. В голове снова и снова проносились обрывки воспоминаний чужой жизни. В них я видела Дара, его любимую и вместе с ними ощущала боль разлуки, навсегда разделившую два влюбленных сердца. Что именно произошло я не поняла: воспоминания сменялись очень быстро, и были похожи на череду быстро сменяющих друг друга ничем не связанных между собой картинок. Что либо понять с этого калейдоскопа я так и не успела, зато чужих эмоций нахваталась по самое не хочу.
   Кот недовольно фыркнул, когда слезинка капнула ему на морду. Но он терпел все причуды хозяйки, чувствуя, что сейчас очень нужен ей.
   Выплакавшись, я благодарно чмокнула пушистика в нос. С чувством выполненного долга тот зевнул, перевернулся на другой бок и закрыл глаза, погружаясь в сон. Я легла рядом, завидуя беспечности Кузи, не знавшего что такое боль и страх от потери близких. Хотя кто его знает.
   Происшедшее на кухне не выходило с головы, пугая и восхищая одновременно.
   Он назвал меня ведьмой, той которую боялся до дрожи и ту которую ненавидел всем сердцем. Ведьмой забравшей его любимою.
   Нет, я однозначно ничего не понимала. Оборотни, ведьмы, все это казалось страшной сказкой, в которую я, наподобие кэрроловской Алисы, попала по нелепой случайности.
   Размышляя, я и не заметила как уснула, истощенная и уставшая от недавно пережитого. Снились мне кровавые битвы прошлого, Дар облаченный в сверкающие латы. В руке он сжимал осиновый кол. Но причем тут осина, если сражался он против ведьм и ведьмаков, а не вампиров? Это осталось для меня загадкой, так как сон грубо прервали звуки выстрелов и победоносный крик Дара: - Умри, зараза!
   Я подскочила и ошалело закрутила головой, но не увидев рядом с собой парня с занесенным осиновым колом, успокоилась. Фух, это ж надо такому присниться, - я нервно хихикнула, коря себя за испуг.
   Кота рядом не оказалось, видимо отоспавшись, он пошел на кухню пополнять потраченные калории. Хорошо ему, корм есть, жаль только для людей он совершенно не съедобен. Один раз ради интереса попробовала его бубки, потом весь день ходила с бутылкой минералки пытаясь, запить послевкусие оставшиеся после дегустации.
   Кот с голоду не помрет, оборотни тоже, а вот я вполне могу. Основную долю продуктов съели братья, мне же достались несколько крошек, после их пиршества. Корочка хлеба, политая подсолнечным маслом и посоленная, да один единственный бублик вряд ли могли служить полноценным завтраком для моего молодого организма. Живот заурчал, полностью соглашаясь с моими рассуждениями. Хотелось кушать и немедленно. Вот только для этого необходимо выйти на улицу. Ну и пусть что милые собачки выходят на охоту только ночью, все равно мне было страшно. Живот заурчал еще раз, желудок болезненно скрутило. Это лишило меня сомнений и рассудив что лишенная сил от голодовки я вряд ли смогу далеко убежать от собак, я все таки решались сделать недолгую вылазку в город.
   Как оказалось, звуки выстрелов и нецензурные крики Дария, доносились с моей комнаты. Я приоткрыла дверь и заглянула в щель.
   Да, практически семейная идиллия. Развалившись на диване, Дем чесал за ухом Кузю. Кот довольно урчал, свернувшись калачиком на животе у парня.
   Предатель пушистый. Все, не куплю тебе твою любимую колбасу.
   Дар сидел за компьютером, увлеченно тыкая в клавиатуру. На мониторе бегали страшного вида зомби, которых парень и расстреливал.
   - Эй, стучаться надо, - возмутился Дар, даже не поворачивая голову в мою сторону. И как только заметил? Уже не таясь, открыла дверь и вошла.
   - В мою же комнату? - спросила я.
   Дар отвлекся от своей стрелялки, смерил меня взглядом, - Конечно. Это не красиво врываться в помещение без стука.
   Ну, нахал!
   - Ах, ты! - выпалил Дар. Отвлекшись, он не заметил неубитого зомби. Тот подобрался сбоку и снял сразу несколько десятков единиц здоровья.
   - Не дождетесь. Или вы боитесь, что я могу застать вас за чем-то неприличным?
   - Не нарывайся. - Дар нажал на паузу, пригрозил мне пальцем. - Не, ну ты представляешь, мы ей жизнь спасли, а она такая неблагодарная, смеет обвинять нас...
   Пока Дар жаловался Демиду, я не обращая внимания на его бурчание, искала свои вещи. А так как прятала их мама - поиски грозились затянуться надолго. Оно и понятно, утром мама пронеслась по комнате тайфуном, особо не заботясь размещением вещей, лишь бы под ногами не валялись. Так что они могли оказаться в совершенно неожиданных местах, там куда бы я их никогда не положила.
   Поиски сопровождались комментариями Демида и напоминали игру "Горячо - холодно". Сначала я пыталась игнорировать его, но после очередной подсказки не выдержала и решила все-таки спросить.
   - Позволь узнать, откуда такая осведомленность о местоположении моих вещей?
   - Позволяю, - Демид улыбнулся.
   Я заскрежетала зубами, но делать было нечего, сама загнала себя в ловушку, поэтому послушно повторила вопрос.
   - Ты что по всем ящикам лазил, раз знаешь, где мои вещи?
   - Горячо, - радостно выкрикнул Дар. Открыв ящик с нижним бельем, обнаружила искомый свитер.
   Понятно, лазили
   Ну ладно, можно понять маму, впопыхах собиравшую вещи. Но как объяснить любопытство братьев, позволивших себе лазить по моим полкам и вещам.
   - Обращайся, если надо будет еще что-нибудь найти.
   Внутренне кипя, я сохраняла внешнее спокойствие.
   - Не знала, что вы подрабатываете ищейками, - выпалила я, выбегая с комнаты. Послышалось угрожающее рычание, но вслед за мной никто не побежал.
  
   На улице ни души. Тишина, только под ногами хрустит снег. Глядя в безоблачно небо, хочется вздохнуть полной грудью холодный зимний воздух, освежая голову и мысли. Но вместо этого я поплотнее закуталась в шарф, жалея, что не могу натянуть его по самые глаза.
   Нос замерз и практически не чувствуется. Поэтому время от времени проверяю его наличие. Пока на месте, но судя по ощущениям это ненадолго. Скулы, как и нос неприятно покалывает от холода. Зато все остальное в тепле: длинное, по колено, пальто; ботфорты и вязаная шапочка надежно защищает от холода.
   Длинная аллея абсолютна пуста. Слева от дороги - жилые дома, справа - чистое поле. Когда-то на нем сеяли разные сорта цветов и продавали по всей стране, но сейчас некогда удачный бизнес запустили, а цветущее поле превратилось в землю под постройку очередной высотки.
   Вдоль дороги на телефонных проводах сидели вороны. Я с опаской покосилась на воздушный десант, но пока те вели себя смирно и не предпринимали попыток бомбардировок. Как только я об этом подумала, одна из них спикировала вниз, пролетела мимо меня, чуть не мазнув крылом по лицу. Тихо выругавшись, покосилась на остальных ворон и поспешила быстрее пройти этот участок, чтобы все-таки не попасть под обстрел. Про вредный нрав наших пернатых знает каждый житель этого района. Особой нехорошей славы зажило вооон то дерево, мимо которого я только что прошла. Видимо где то в его ветвях, вороны свили гнездо. Теперь гоняют от него всех, ведя прицельную пальбу по зазевавшимся прохожим.
  
   На базаре кроме продавцов, нескольких покупателей и группы бабушек-сплетниц больше никого не было. Морозостойкие старушки столпись у ларька, о чем-то оживленно беседуя. Я подошла поближе и прислушалась.
   - Федьку то нашего мертвого нашли, - воодушевленно вещала одна из них. Ее молодые глаза и звонкий голос никак не вязались с внешностью. - Утром Танька псину свою выгуливала. Пошла в наш парк, и представляете, прямо там, в лесу и нашла. Тело распростертое да окровавленное привлекло псину своим запахом. Та даже если бы не Танька, все равно нашли б. А как иначе, если кровь весь снег окрасила, - старушки охнули, я тоже. Обрадовавшись произведенным эффектом, ораторша продолжила, - Говорят, его еле опознали. Тело его истерзано аки зверь погрыз, а глаза открыты, навеки запечатлев в них лик убийцы!
   Ай да, актриса! Делает все, чтобы привлечь к себе внимание окружающих старушек, старается рассказать как можно страшнее. А сама нисколько не боится, вон как губы кривятся в ухмылке. Не удивлюсь если половина из рассказа ложь, выдумка несостоявшейся актрисы.
   Собачки все-таки нашли, кем поживится. А значит и парни не соврали, сказав, что спасли меня? Мамочки...
   Поймав мой взгляд, словоохотливая старушка обратилась уже ко мне.
   - Деточка, лучше бы ты дома сидела, а то мало ли что. Нам маньяки не страшны, мы им незачем. А вот молодые в самый раз, - старушка заулыбалась, остальные закивали головами подтверждая слова. Но нашлась среди них одна решившаяся возразить.
   - Не думаю что это очередной маньяк.
   - Каррр, - поддакнула ворона, с крыши ларька.
   Вот поганка, все дорогу за мной летела!
   - Собаки в последнее время словно с цепи сорвались. Раньше днем их было не сыскать, прятались, людей боялись. А сейчас рыскают по двору как у себя дома, да гавкают на всех. А здоровые ведь псины. Да и Тузик мой, последнее время сам не свой. Воет по ночам, да все время возле входной двери сидит. А стоит его только вывести на улицу, сразу скулит и к ногам жмется.
   Старушки загалдели, перебивая друг друга, желая поделиться собственным мнением. Я не стала их дослушивать и поспешила заняться тем ради чего я сюда и пришла. Под конец продуктового шопинга, я ощущала себя навьюченным верблюдом: в каждой руке по кульку с продуктами. Покупала все самое необходимое, но список все равно получился большим. Как бы теперь это все донести без потерь.
  
   - Кар! Каррр, - надоедливая ворона нарезала круги над моей головой, не переставая каркать. Я упорно игнорировала вредную птичку.
   Ну чего ты раскаркалась, поганка пернатая? Твое дерево с гнездом я уже давно прошла и тем более не собираюсь возвращаться и посягать на твою территорию. Руки болели от слишком большого груза, но мысль о сытном обеде вмиг придавала мне сил и поднимала настроение. Дом уже виднелся. Я отыскала глазами окна своей квартиры и улыбнулась. Еще немного и я буду дома, в тепле, за горячей чашкой чая и воооот таким вот обедом. А этим троглодитам ничего не дам!
   Ворона каркнула в последний раз и наконец-то улетела, но насладиться тишиной и спокойствием мне не дали.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"