Савицкая Наталья : другие произведения.

Синяки

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


СИНЯКИ

   ­­--- Опять от деда попадет, --- ворчал себе под нос Лешка, втаскивая лодку-пеллу на вытертую сотнями днищ прогалину на низком берегу между двумя склонившимися к реке ивами.
   --- Не попадет, --- бодро ответил Мишка, стоя по колено в холодной утренней воде и лениво подталкивая корму. --- Скажем, что к Камням плавали, за грибами.
   --- Так он и поверил, держи карман! Дачники скажут, что лодки там не видели, --- Лешка еще поднатужился, но лодка, становясь все тяжелее, дальше не шла. --- Подтолкни еще! --- Крикнул он Мишке.
   --- Не, хватит, --- тот уже выходил на берег, --- а то потом не столкнем обратно. --- Он начал деловито вынимать весла из уключин. --- Спрячем вон в тех кустах, они погуще. --- Мальчишка кивнул на тесные прибрежные заросли какого-то кустарника.
   Лешка хихикнул.
   --- Смотри, как в прошлый раз, в коровье дерьмо не положи.
   --- Корова туда не полезет, зад оцарапает, --- сердито откликнулся Мишка. Ох, и любит же его Лешка подкалывать, сразу видно, городской. Но Мишка редко обижался на своего давнего друга, с которым они проводили вместе каждое лето. Где-то в глубине рано повзрослевшей души, он даже жалел Лешку, и многое ему прощал. Сам Мишка жил с дедом, лет в семь уйдя из дома, что был в соседней деревне. Ушел от отца-пьяницы и вечно пропадающей неизвестно где матери. А Лешкины родители, папаша-профессор и совсем молоденькая жена, которая не была Лешке мамой, привозили того каждый год к Мишкиному деду "на дачу" и забирали только по осени, к школе, хотя сами ездили отдыхать на курорты и даже за границу. Про себя Мишка считал друга таким же соломенным сиротой, каким был сам. Ну и что, что у Лешки дома стоял компьютер, и была целая куча интересных книг, которые он в изобилии привозил Мишке. Все равно, никому на свете, кроме деда и Мишки, Леха был не нужен.
   --- Давай, потопали, --- Мишка ловко закинул за плечи старый темно-зеленый рюкзак, с кожаными ремнями-застежками, Лешка подхватил свой модный "контейнер", и мальчишки вышли из прибрежных зарослей на неширокую тропинку, огибающую почти квадратное поле, заросшее высокой, жесткой, островками выгоревшей до рыжего цвета травой. Несколько коров, лениво отмахиваясь хвостами от оводов, уже паслись на дальнем краю, у березняка. Предосеннее утро выдалось прохладным, но чистое, белесое небо обещало, что день будет жарким, стоит лишь солнцу показаться из-за леса.
   --- Там потом грибов и возьмем, --- Мишка кивнул на далекий березняк. --- Их там косой коси, как дед говорит. --- Воздух был влажным от утреннего тумана, капельки которого оседали на одежде, модной Лешкиной ветровке и брезентовой куртке Мишки.
   --- Шевелиться надо, нам топать далеко, --- Мишка с важностью посмотрел на новенькие часы с эмблемой любимой футбольной команды --- подарок Лешкиных родителей. Никогда у него не было такой шикарной вещи.
   --- Вот хватиться нас дед раньше времени! --- Снова затянул свою песню Лешка. --- Потом моим наговорит невесть что!
   --- Ну, не побьют же они тебя, --- спокойно ответил Мишка, для которого родительские тумаки были когда-то повседневной реальностью.
   --- Эх, --- Леха вздохнул, --- кто меня побьет. Они и не скажут, пожалуй, ничего. Алексей, ты уже взрослый, сам все понимаешь. Нельзя беспокоить Николая Трофимовича, он же за тебя отвечает, --- Лешка мастерски копировал голос своего отца, со всеми интонациями. --- И мы за тебя беспокоились, сынок, --- теперь он пищал, изображая мачеху. --- Вот школу закончу, уеду поступать куда-нибудь подальше, в общаге жить буду, и никто ничего мне не скажет.
   Мишка вздохнул, понимая, что его судьбой было дедово хозяйство и механическая мастерская в соседнем Загривье.
   Быстрым шагом, мальчишки дошли до кромки соснового леса, в глубь которого уходила широкая просека с застывшим в глинистой земле рельефом шин по краям.
   --- Какой ненормальный здесь на машине ездит? --- Удивился Лешка.
   --- Да тут неподалеку один городской, из богатых, взялся дачу себе строить, --- пожал плечами Мишка. --- Место, вишь ли, чистое, ни заводов, ни грязи какой, лес да река.
   --- А как же... --- Лешка не договорил, словно боясь продолжать.
   --- Синяково болото-то? --- Мишка ухмыльнулся. --- Да разве ж такие поверят. Еще будет хвастаться своим, на каком месте дом отгрохал. Вот, будет говорить, местные его проклятым считают.
   --- Но ведь это правда. Болото-то есть, и озеро. --- Лешка замедлил шаг.
   --- Все это знают, факт, --- авторитетно кивнул Мишка. --- А иначе куда мы, по-твоему, идем?
   Просека заканчивалась у неровной вырубки, лысой поляны, на которой были аккуратно сложены гладко обтесанные сосновые стволы. По длинному краю пустыря, почти у кромки леса, вырыт был глубокий котлован, виднелись бетонные столбы фундамента. Строительство было капитальным. Мальчики резко забрали вправо от поляны, свернув на утоптанную дорожку, покрытую пружинящим ковром сосновых иголок. Лес светлел с макушек, поднималось солнце, и где-то в вышине стволы сосен светились скрытым в них янтарем. Покатые кочки между деревьями сплошь были покрыты кустами черники с последними перезревшими ягодами на оголившихся ветках.
   --- А че мы с тобой раньше-то сюда не ходили? --- Лешка оглядывался, пытаясь увидеть в мирной красоте леса хотя бы тень тех ужасных вещей, о которых рассказывали в деревне.
   --- Раньше не надо было, --- серьезно ответил Мишка, не оборачиваясь.
   --- Ну, ты даешь! --- Леха присвистнул. --- А теперь чего?
   --- Надо мне, понимаешь? На Синяково озеро надо.
   --- Эй, --- Лешка догнал друга и остановил его, дернув за рукав старой ковбойки. --- Погоди. Ты серьезно все это? Про воду, да?
   --- А ты че, не понял, что серьезно? --- Удивился Мишка. --- Что ж тогда пошел? --- Леха помолчал, пожал плечами. Он уже давно привык к историям о Синяковом болоте, даже щеголял ими в школе, рассказывая в каких диковинных местах бывает летом, но вот верил ли он в то, что все это правда, Лешка не знал.
   --- Слышь, а их видел кто-нибудь, синяков тех? --- Спросил он Мишку.
   --- Те, кто видел, те уже не расскажут. Пошли, а то к полудню не доберемся.
   Лешке вдруг стало не по себе, все вокруг стало казаться зловещим: легкий утренний ветер, раскачивающий макушки сосен, странные лесные звуки, убегающая все дальше узкая дорожка.
   --- Совсем-совсем никто не видел? --- Переспросил он приятеля.
   Мишка присел у края дорожки, принялся деловито перешнуровывать кроссовки.
   --- Ваську из Поборья знаешь?
   --- Ненормального? --- Удивился Леша.
   --- Ага, его. Вот он синяков видел, это точно.
   --- Так он после этого... --- Лешка опять замолчал.
   --- Не, он всегда сумасшедшим был, потому и пошел на Синяково болото. А вот рука у него после этого такая стала.
   Так уж складывается, что в каждой деревне есть свой сумасшедший, или блаженный. Васька был видным сорокалетним мужиком, высокий и силищи невероятной. Работал на скотобойне. Одной правой расправлялся с огромными боровами, а то и с быком. А потом плакал над забитым животным и прощенья у него просил. Левая рука у Васьки висела плетью, всегда закрытая длинным рукавом старой клетчатой рубахи. Но кто ее видел, говорили, что она вся лилово-синяя, будто никогда не проходящий синяк. Говорил Васька плохо от рождения, все больше мычал, да языком цокал. Но вдруг, ни с того, ни с сего, пару лет назад петь начал. Да такой голос у него удивительный оказался. А вот песни были странные.
   --- К нам как-то студенты приезжали, --- рассказывал Мишка, --- из Москвы. Они слушали и записывали песни, что наши бабки на похоронах, да свадьбах поют. А потом Ваську услышали и обомлели. Все выспрашивали у него, откуда он свои песни выучил, а он что? Мычит. Они все у него записали и говорят, странно это, откуда он поет по-этому, по-норвежски что ли? Нет, как-то по-другому сказали. Песни "сагами" называли, говорят они очень древние. А Васька их выучил откуда-то. Так не иначе, как синяки ему нашептали. Эй, ты чего, струсил? --- Мишка взглянул на друга. --- Брось! В Синяковом болоте главное знать, зачем ты туда идешь. Вот то с тобой и случиться. Ты-то зачем пошел?
   --- В озере купаться, --- неуверенно сказал Лешка.
   --- Смотри, --- Мишка поднялся. --- А то захочешь синяков увидеть, они тебе и покажутся.
   --- Нужны они мне! --- Лешка презрительно передернул плечами. --- А ты что, струхнул?
   --- Вот еще! Мне тоже к озеру надо. Деду эта вода нужна, сам знаешь.
   Последние полгода Мишкин дед слепнуть стал, а к врачам идти отказывался, боялся по-стариковски. Воде же с Синякового озера разные чудесные свойства приписывали, даже говорили, что приезжали на болото геологи, нашли на дне озера какие-то целебные ключи. Все жалели, что болото кругом непролазное, а то можно было бы чуть ли не курорт на Синяковом озере строить.
   --- Фотик надо было бы взять, --- небрежно сказал Лешка. --- Потом бы пацанам показал. Вот было бы классно.
   --- Что, болото показал бы? --- Мишка усмехнулся. --- Да уж классно. Да меня дед убьет, если узнает, что я тебя сюда потащил! Хотя, фотик, да... Было бы клево. Он у тебя отличный, --- в голосе Мишки прозвучала такая тоска, что Леха почувствовал, что готов отдать другу этот злосчастный фотоаппарат. Но не говорить же, что за одну, только самую настоящую, выволчку от родных он готов отдать не только фотик, но и компьютер со всеми игрушками. Пусть бы отец орал, а она, жена его, пила бы валерианку, испугавшись за Лешкину жизнь.
   --- Да-ну, барахло, а не фотик, --- небрежно бросил Леха, --- мыльница.
   --- Барахло, --- кивнул Мишка, и Лешке показалось, что друг прочел его мысли.
   Дальше мальчишки шли молча, миновав несколько заросших остролистой фиолетовой травой глубоких канав, похожих на военные траншеи. Солнце поднималось все выше и, если поглядеть вверх, то голова начинала кружиться от его слепящих лучей и угольной черноты корявых сосновых веток в казавшейся невероятной высоте белого неба. Пару раз ребята отвлеклись, увидев огромные муравейники. Мишка сказал, что если сунуть внутрь этого живого холма палочку, то муравьи облепят ее чем-то похожим на кислую карамель, однако, попробовать они так и не решились, завороженные картиной вроде бы суетливой, но подчиненной своим строгим правилам, муравьиной жизни.
   К полудню, по Мишкиным часам, мальчишки стали замечать, что лес редеет, между соснами появлялись мшистые кочки, а на дорожке кое-где стали попадаться невысыхающие ржавые лужицы.
   --- Уже рядом, --- почему-то шепотом сказал Мишка.
   --- Ты же не ходил сюда никогда, --- так же шепотом ответил Леха. --- Откуда знаешь?
   --- Знаю! --- Отрезал его приятель. И словно в подтверждение его слов, лес внезапно закончился, словно кто-то провел черту, за которую сосны не смели перешагнуть, и перед ребятами открылось огромная пустошь Синякова болота, покрытая мхом и путаной сеткой усов клюквы, с которых кое-где, как капельки крови, свисали рано созревшие бордовые ягоды. От болота шло странное влажное тепло, словно наклоняешься над греющейся на плите кастрюлей с водой. Лешка вытер покрывшееся испариной лицо. Мишка сел прямо на землю и стал вытаскивать из рюкзака высокие резиновые сапоги.
   --- Давай, переодевайся, --- поторопил он приятеля. --- Палки еще надо найти, подлиннее.
   --- Да вон там, --- Леха подошел к сложенным у большой кочки наподобие поленницы нескольким потемневшим от влаги стволам, --- будто кто специально рубил. --- Удивился он.
   --- Может и специально, --- загадочно отозвался Мишка. --- Выберем попрочнее. --- Он потянул на себя одну палку. --- Осина, нормально. А ты вон ту возьми, березовую, она потолще.
   Пока Лешка переодевался в болотные сапоги, Мишка подошел вплотную к болоту, ткнул палкой в мох. Раздалось странное потрескивание, словно ломался первый хрупкий лед на ноябрьской луже. Мишка ткнул подальше, слега уперлась в твердую почву.
   --- Нормально, --- деловито сказал он. --- Пройдем. Видишь озеро?
   Лешка пригляделся. Вдалеке, как мираж под ярким солнцем, на ровной водяной поверхности прыгали ослепительные искорки.
   --- Ага, --- кивнул Леха, и внутри у него вдруг все сжалось, отчаянно захотелось в туалет. --- Я сейчас, --- крикнул он и вернулся к лесу. Мишка продолжал сосредоточенно прощупывать мшистую спину болота.
   --- Ну, давай, идем, --- Лешка встал рядом с другом.
   --- До озера, и назад. Идти след в след. --- Мишка посмотрел на Леху. --- А ты мне не врешь?
   --- Чего? --- Не понял Лешка.
   --- Ну, про них, про синяков, что видеть их не хочешь. Не врешь?
   --- Да что я, дурак какой, --- как-то неуверенно пробормотал Лешка.
   --- Смотри, я тебя предупредил. За чем пойдешь, то и получишь! --- Мишка вздохнул и сделал первый шаг по болоту.
   --- Давай, --- крикнул Мишка и, забросив полегчавший рюкзак на одно плечо, споро зашагал вперед.
   Леха застыл на месте, глядя, как в неглубокие Мишкины следы медленно заполняются темной болотной водой. Глубоко вдохнув, он неловко ткнул перед собой длинной березовой палкой и шагнул в Мишкин след. Болото под ногой плотоядно чавкнуло, и Лешка почувствовал, как сапог словно прирастает к бледному мху, он быстро сделал еще шаг, потом еще. Мишка тоже шел быстро, не оглядываясь, слыша, что приятель идет за ним.
   --- Эй, что за птицы здесь живут? --- Крикнул Лешка в Мишкину спину.
   --- Нет здесь птиц, как синяки появились, все повывелись, --- отозвался Мишка.
   --- А что это за звук? Разве так не птица кричит? --- Леха прислушался, он четко различал кроме хлюпающих звуков шагов, еще какие-то, похожие на приглушенный гортанный клекот какой-то птицы. Звук то приближался, то отдалялся, затихая совсем.
   --- Я ничего не слышу, --- Мишка не сбавлял шагу, умело прокладывая себе дорогу слегой.
   --- Как же, --- Лешка замер. Вот же он, этот звук, теперь обретший четкий завораживающий ритм, словно кто-то размеренно хлопал раскрытой ладонью по туго натянутой коже. Изредка слышалось что-то похожее на удивленные восклицания, а через несколько секунд Лешка уже мог поклясться, что различает странные слова, глухие, ворчливые, но, все же, осмысленные сочетания звуков.
   --- Мишка, что это? --- Крикнул он.
   --- Вода, вода булькает, а, может, озеро играет, --- откликнулся уже довольно далеко ушедший мальчишка. --- Давай, двигай быстрее, не стой!
   --- Но ведь... --- Лешка осекся, он понял, что напоминает ему странная мелодия, в которую неожиданно сложились отрывистые звуки. --- Этого не может быть. Нет! --- Пробормотал он, слыша одну из песен, которую напевал иногда сумасшедший Васька. --- Мишка! Они тут! Мишка, беги! --- Отчаянно закричал Леха и кинулся, не разбирая дороги, назад, к лесу и спасительной твердой земле. Но в ту же секунду странная песня прекратилась, перейдя в шепот тысячи голосов. Слов было не разобрать, но голоса звали, манили, угрожали. Воздух словно стал гуще, налившись испарениями болотной влаги, и Лешка уже не понимал, идет ли он к лесу, или спасительная стена сосен коварно оказалась за его спиной. Он чувствовал на лице тяжелое дыхание, похожее на горячий, порывистый ветер. Беспомощно тыча слегой вокруг себя, Лешка с трудом вытаскивал длинную палку из жадно заглатывающей ее трясины.
   --- Мишка! --- Из последних сил закричал он. --- Мишка!
   Оглянувшись на крик, Мишка в первый момент не увидел своего друга, потому что смотрел прямо на протоптанную в болотном лабиринте дорожку. Но потом, взглянув чуть правее, он похолодел от ужаса. Лешка был далеко в стороне от тропинки, там, где болотная жижа стояла коричневыми лужами между мшистыми островками, там, где болото могло засосать вмиг, хлюпнув утробно над очередной жертвой. Но не этого испугался Мишка. Не веря собственным глазам, смотрел он, как Лешка, словно тряпичная кукла, исполняет какой-то диковинный танец, едва касаясь тяжелыми сапогами болотных кочек. Одна рука его была вскинута вверх, ноги выделывали нелепые кренделя, а лицо, запрокинутое к солнцу, было искажено гримасой боли и ужаса. Мишка понял все, и такая волна отчаяния захлестнула его, что он упал на колени, даже не ощущая холодной влаги, мгновенно пропитавшей штаны на коленях.
   --- Лешка! Дурак! Ты врал мне! Врал! Врал! --- Мишка понял, что сейчас разревется, как девчонка, от страха, от обиды на друга, который скрыл от него ужасную правду. --- Ты хотел, --- захлебнулся он первым приливом слез, --- хотел их видеть! Дурак!
   Размазывая грязной ладонью по лицу слезы и смешивая их с болотной ржавчиной, Мишка, торопливо нащупывая слегой дорогу, отправился назад.
   --- Я иду, --- шипел он почти злобно, --- иду. Держись!
   Подойдя к тому месту, где Леха сошел с тропы, Мишка крепко зажмурился, повторяя шепотом, как заклинание.
   --- Я хотел пойти на озеро, только на озеро. Я не хочу видеть синяков, не хочу видеть синяков, --- он несмело шагнул с дорожки, потом, подняв слегу, как копье, почти бегом кинулся к Лешке. Тот продолжал болтаться в воздухе, дергая ногами, как марионетка в руках неумелого кукловода. Он уже не кричал, только хрипел или выл. На миг Мишка замер, различая в этом вое четкий мотив одной из Васькиных саг.
   Замахнувшись изо всех сил, Мишка ударил по воздуху чуть выше пальцев вытянутой Лехиной руки. Сначала ему показалось, что палка лишь просвистела в пустоте, описывая дугу и чуть не вырвавшись из его рук, но тут же он ощутил удар о что-то упругое. Воздух вокруг ребят тяжело загустел бесформенным темно фиолетовым комом, переливающимся грязной желтизной.
   --- Я не хочу видеть! --- Закричал Мишка, описывая тяжелой длинной палкой замысловатые кривые вокруг Лешкиного тела. Засохшая на его лице грязь стала похожа на боевую раскраску индейца, в азарте Мишка не замечал, что болото подкралось к его щиколоткам, и лижет языками ядовитого хвоща голенища сапог. --- Прочь! Прочь, твари, синяки проклятые! --- С размаху Мишка угодил по безвольно свисающей Лехиной руке, но, не останавливаясь, продолжал свою битву с невидимым противником до тех пор, пока не услышал отчаянный Лешкин крик.
   --- Маааа-мааа! Мамочка! Больно! Больно!
   Мишка замер, занеся палку для очередного удара. Лешка лежал, распластавшись между кочками болотной травы, лицом вверх, глядя в небо невидящими глазами, и надрывно кричал от боли. Мишка, выпустив слегу, упал рядом.
   --- Леха, --- зашептал он, --- Леха, они тебя отпустили, слышишь? Ты слышишь меня? --- Повторил он громче. --- Леха! --- Заорал он, наконец, в самое ухо приятелю.
   --- Больно, --- жалобно протянул Лешка и повернул голову. --- Мишка? --- Он судорожно сморгнул, словно только что проснувшись. --- Я... Мишка, ты?
   --- Надо ползти, --- сурово сказал Мишка. --- Давай, я помогу. --- Развернувшись ногами к лесу, Мишка подхватил друга под мышки, тот застонал. --- Терпи и помогай мне ногами, --- скомандовал Мишка.
   Обоим показалось, что прошла целая вечность отчаяния, боли и страха, прежде чем они выбрались на твердую землю, схваченную каркасом сосновых корней. Мишка задыхался, Леха тихо стонал, прижимая к груди руку.
   --- Сломал, наверное, --- глухо сказал Мишка. --- Я сильно бил.
   --- Пусть, --- отозвался Леха.
   Мишка с трудом сел на корточки, потом поднялся, попытался снять мокрую насквозь куртку, но не смог расстегнуть молнию, пальцы не слушались. Он прижал ладони к лицу и разревелся, шумно всхлипывая и подвывая.
   --- Дурак! --- Выкрикнул он. --- Почему ты мне не сказал, зачем идешь?
   --- Я не верил, --- как-то равнодушно сказал Леха, все еще лежа на спине у подножья высокой сосны. --- Я не верил, что они есть.
   Мишка, всхлипывая, вытер лицо.
   --- Надо к дому двигать, --- сказал он. --- А тебя еще к фельдшеру везти придется. Что твои деду скажут? Больше и не пустят сюда, наверное.
   --- Забудут они все к следующему лету, --- Леха неловко перевернулся и, придерживая разрываемую болью руку другой, встал. --- Прости меня, --- пробормотал он, не глядя на Мишку.
   --- Какие они? --- Вдруг спросил тот.
   --- А ты не видел? --- Лешка от изумления даже забыл про боль в руке.
   --- Я не хотел. Боялся.
   --- Да ты же прибил одного, честное слово! ---Лешка с восхищением посмотрел на друга.
   --- Так какие они? На что похожи?
   --- Не знаю, --- Лешка задумался, --- ни на что, наверное.
   --- Ладно, идем, --- Мишка двинулся по тропинке в лес. Леха ковылял за ним, чувствуя давящую усталость, какая бывает после тяжелой болезни и странную пустоту в груди, словно вынули из него прежнего Леху, подменив равнодушным манекеном. Ему вдруг показалось, что они так и не сходили с лесной тропинки, и не было никакого Синякова болота, не было того странного чувства, словно стоишь у открытой двери чужого дома, где тебе придется жить, забыв о прошлом, простившись со всем, что было до того, как ты ступил на порог. Он вздрогнул, сжав зубы от прошившей руку боли, и словно очнулся. Лешке вдруг отчаянно захотелось увидеть отца и даже его жену. Ему захотелось в свою городскую квартиру. Пусть все там молчат, пусть не обращают на него внимания, он будет делать все, что они скажут. Он не уедет в другой город, а когда отец будет старым, он пойдет на Синяково болото за водой для него. Только за этим.
   --- Мы воды не взяли, --- произнес он вслух.
   --- В другой раз, --- буркнул Мишка. --- Тебе к врачу надо.
   --- Наверное, в школу в гипсе пойду, --- произнес Леха.
   --- Нет, снимут уже. Только синяки и останутся.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"