Савицкая Наталья: другие произведения.

Wonderful Copenhagen

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.16*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В СИ стало модно писать про принцесс, решила и я последовать моде:-))


WONDERFUL COPENHAGEN*

  
   Не ладно что-то в Датском королевстве...
   В.Шекспир "Гамлет"
  
   Маша не уставала удивляться тому, что нашелся все-таки на свете город, где погода меняется чаще, чем в ее родном Питере. Был февраль, и яркое солнце в столице датского королевства уступало место низким дождевым тучам, а проливной дождь сменялся мокрым снегом, который прекращался также внезапно, как и начинался, и вновь день становился солнечным. Все эти погодные метаморфозы могли произойти в течение пятнадцати-двадцати минут. Неизменным был только ветер, он дул, казалось со всех сторон сразу, гоняя по небу низкие рваные тучи и заставляя многочисленных велосипедистов вести в поводу своих железных коней на длинном мосту, соединяющем центр города с Кристианией*, иначе они просто рисковали быть сбитыми с колес. Ветер не щадил лица и руки прохожих, кутающихся в длинные шерстяные шарфы, и был главным врагом зонтиков, нещадно ломая и выворачивая железные спицы. Когда Маша впервые оказалась зимой в Копенгагене, ее поразило, что зонт, даже очень дорогой и надежный, был здесь предметом одноразовым, и под вечер каждого ветреного дня, урны в городе были забиты скелетами самых разнообразных зонтиков. Но Маша любила Копенгаген и все время думала, что, если и есть еще один город, кроме Питера, где она могла бы жить, то это датская столица.
  
   У Маши был свободный день, вчера закрылась выставка ее иллюстраций к скандинавским сказаниям, которую она привезла в Данию по приглашению российского культурного центра. Завтра она улетает домой, в Питер, а сегодня она могла до самого вечера бродить по старому городу, заходя в маленькие кафе, художественные галлерейки и сувенирные лавочки, занимающие подвальные этажи многих средневековых домов на Стрегете*.
  
   Как радовалась она возможности этой поездки еще три месяца назад, тогда они с Сергеем строили планы, мечтали о долгих прогулках по городу. Но оказалось, что это были только ее планы и только ее мечты. Уже тогда Сергей знал, что Маша поедет в Данию одна, что она, вообще, будет теперь одна, то есть без него. Знал, но сказал ей об этом где-то за месяц до поездки, сказал как-то очень просто, что они больше не будут вместе, что у него есть другая женщина и длится это уже более полугода, что он уходит к ней, оставляет Машу. Потом долго и путано объяснял, какой Маша хороший человек, талантливая художница, сильная и умная женщина и как ему стыдно и больно так поступать с ней, но Маша после первой же фразы перестала его слушать. Она только повторяла про себя его слова о том, что он с другой уже полгода. И эти полгода он жил рядом с Машей, помогал с документами для вывоза выставки, рассказывал о страшной занятости на работе в клинике, водил ее на вечеринки, говорил о своих планах, об их общих планах, занимался с ней любовью и лгал, все это время лгал, а она не замечала ничего. Что мог он сказать ей о боли, он даже не может знать, что по-настоящему означает это слово. Боль, вместе с обидой поселилась в ней с первых же его слов, и еще появилась злость на себя саму за слепоту и глупость, и на Сергея за его спасительную ложь и за сказанную, наконец, правду.
  
   Отменить выставку было уже невозможно, и так Маша оказалась в своем любимом городе одна. Она почти физически ощущала ледяную обиду и глухую злость, которые сплелись в колючий узел у нее в груди. Она даже двигаться стала как-то осторожно, чтобы не тревожить это ужасное сплетенье, которое ранило ее при каждом движении, заставляя плакать по мелочам и замыкаться в молчании. И если бы в эти дни Маша могла анализировать свои чувства, то, наверное, удивилась, поняв, что за все это время она ни минуты не думала об их с Сергеем ушедшей любви. Только злость и боль жили в ее душе.
  
   Пряча лицо от пронизывающего ветра, Маша прошла бульвар Андерсена, пересекла ратушную площадь и углубилась в паутину узких улочек, где ветер был не таким злым. Она промокла, жалея свой зонтик, подарок Сергея, и сейчас мечтала только о большой чашке горячего кофе. Оглядываясь в поисках ближайшего кафе, она увидела витрину небольшого сувенирного магазина, где были выставлены грубо вырезанные из кусочков дерева, но удивительно выразительные в своей простоте, странные существа, тролли. Они были такие разные, веселые, унылые, злые, стеснительные, ехидные. Маше захотелось рассмотреть их поближе, а может и купить какого-нибудь из этих монстриков себе. Она спустилась по вытертым ступенькам и вошла в лавочку. Там было настоящее царство лесных чудищ, они смотрели на Машу со всех полок, и она медленно пошла вдоль прилавка, присматривая себе наиболее симпатичного уродца. Вертя в руках маленькую фигурку троллихи, она заметила, что в магазинчик вошел еще один посетитель, мужчина среднего роста в темном длинном пальто. Он закрыл зонтик и вставил его в специальную подставку у порога, затем, не глядя на деревянных обитателей лавки, прошел к двери в служебное помещение, но тут остановился и взглянул на Машу. Потом спросил что-то по-датски, указывая на фигурку, которую она держала в руках. Маша ответила по-английски, что не говорит на датском и незнакомец легко перешел на английский:
  
   -- Вам она нравится?
   -- Забавная, -- ответила Маша.
   -- Вы думаете, тролли такие? -- спросил датчанин, и Маша невольно отметила, что глаза у незнакомца были странного орехового цвета, а взгляд такой, будто мужчина видел ее насквозь.
   -- А вы видели в жизни много живых троллей, и знаете как они выглядят? -- усмехнулась Маша.
   -- Я сам -- тролль, -- просто ответил незнакомец.
   Маша вздохнула. Разумеется, весь дальнейший разговор прочитывался по первым фразам, и должен был быть до невозможности банальным. Сейчас датчанин предложит показать ей Wonderful Copenhagen, и далее все пойдет по классическому сценарию случайного знакомства. Она поставила фигурку на витрину и ответила довольно резко:
   -- Тогда я --- настоящая прекрасная принцесса.
   Мужчина посмотрел на нее пристально, помолчал несколько секунд и медленно произнес:
   -- Не уверен, что настоящая...
   -- Так вы и принцесс в своей жизни навидались?
   -- Настоящих ни одной, -- печально ответил он, -- а ведь для тролля так важно встретить именно настоящую принцессу.
   Даже против ее воли, этот разговор стал занимать Машу.
   -- Почему? -- спросила она.
   -- Тролль, которого полюбит настоящая принцесса, остается в человеческом облике навсегда, он становится человеком, -- что-то во взгляде ее нового знакомого и во всем его облике невольно притягивало Машу
   -- Это так важно для троллей?
   -- Конечно, жизнь троллей в лесу скучна, грязна и опасна. Они гибнут целыми племенами из-за распрей между родами, вынуждены все время прятаться от людей в самых непроходимых чащах, они болеют, голодают...
   --- Но вы не похожи на больного и голодного, -- Маша смотрела на собеседника с интересом.
   -- Мне повезло. Местная фея придала мне человеческий облик на некоторое время, конечно не бесплатно. Так намного легче понравиться настоящей принцессе.
   -- Пожалуй. И Вы ищете принцессу просто так в магазинах и на улицах? -- поинтересовалась Маша.
   -- Честно говоря, я шел именно за вами, -- он опустил голову.
   -- За мной? Почему?
   -- Я был на вашей выставке. У вас замечательно реалистичные работы, вы будто видели все своими глазами. Ваши скандинавские короли, герои, колдуньи --- просто как живые. Вот я и подумал... Вдруг, вы та, кого я ищу.
   --- Ааа, -- протянула Маша, -- что ж, спасибо за оценку. Вы из какого-нибудь музея, живете в столице? -- решила она сменить тему.
   Он вздохнул, потом улыбнулся, и улыбка его была удивительно открытой и располагающей.
   -- Вы проницательны. Нет, я живу в Эльсиноре*, работаю в архиве Кренборга*, здесь в командировке, увидел вашу выставку и захотел познакомиться с художницей. Вы выпьете кофе с наглым троллем? -- он продолжал улыбаться, и Маша вдруг почувствовала, как от этой улыбки, холодный комок обиды в ее груди перестал причинять ей боль.
   -- Конечно, -- ответила она решительно, -- никогда не пила кофе с троллями.
   В это время к ним подошел хозяин лавочки. Маша протянула ему деньги и взяла приглянувшуюся троллиху. Пока они с троллем болтали в магазинчике, на улице выглянуло солнце, играя бликами в лужицах подтаявшего снега. Под руку с новым знакомым, Маша вышла на небольшую площадь.
  
   Кафе, в которое они пошли, было небольшим и очень светлым, что даже несколько разочаровало Машу, которая рассчитывала, что назвавшийся троллем мужчина отведет ее в какой-нибудь подвальчик, больше соответствующий его образу. Эрик, так звали датчанина, усадил Машу за столик. Через огромное, от пола до потолка, окно она видела здание старого парламента и удивительную башню, шпиль которой был сделан в виде сплетенных хвостов внушительных львов, вот уже много веков глядящих с высоты на четыре стороны света. Эрик тем временем сделал заказ, и им принесли горячее ароматное вино в толстых керамических кружках. Маша с интересом рассматривала своего нового знакомого. Ничем не примечательное лицо человека из толпы, которого, случайно встретив, можно не узнать. Он снял длинное пальто, под которым был старомодный костюм с нелепым галстуком. Застеснявшись своего неприкрытого любопытства, Маша попросила своего спутника:
   -- Расскажите о вашей работе.
   -- Я -- хранитель архива замка Кренборг, -- он отхлебнул вино, -- в моем ведении старинные рукописи, древние книги, документы. Это целый мир. Часто бывает, что простой счет, выписанный какому-нибудь придворному поставщику, расскажет больше, чем толстенный фолиант с описанием побед королей, потому что счет -- это жизнь, правда...
   -- Вижу, вам нравится ваше дело, -- улыбнулась Маша.
   -- А вам ваше, -- ответил Эрик. -- Я видел Ваши картины, они поразили меня. Вы, видимо, очень хорошо знаете нашу историю?
   -- Скорее начиталась сказок, легенд... Они завораживают...
   -- А хотите услышать, как звучат они на родном языке?
   -- Да, очень. Вы можете прочесть мне что-нибудь наизусть? -- удивилась Маша.
   -- Конечно, мы же учим их еще в школе, -- улыбнулся ее спутник.
   Он прикрыл глаза, будто вспоминая слова, посидел несколько секунд молча, а когда взглянул вновь на Машу, то та невольно сжалась. Глаза его были безжизненно-холодны, он заговорил низким голосом, произнося нараспев непонятные слова, которые сливались в сложную, прекрасную в своей неправильности мелодию древней саги. Он уже не смотрел на Машу, а, казалось, видел перед собой то, о чем говорилось в этом древнем тексте. И в один миг в машиных глазах он превратился из человека заурядной внешности в древнего героя, воина, за которым стояли готовые к битве полки. Плавная мелодия его речи перешла в отрывистый, завораживающий ритм гортанных восклицаний, и Маша почувствовала, как холодный клубок обиды и злости, колючей проволокой сжимавший ее сердце, начинает таять, растекаясь по жилам холодноватой влагой, подкатывая прохладной волной к горлу. Слезы навернулись у нее на глаза, и она не стала сдерживать их. Как загипнотизированная смотрела Маша на своего спутника, ощущая, как со спасительными слезами уходит из ее души ледяная боль, оставляя ее свободной и легкой, готовой к новым чувствам. Эрик замолчал и, стесняясь Машиных слез, уткнулся взглядом в кружку с вином.
   --- Что вы читали? -- севшим голосом спросила Маша, когда через несколько секунд смогла говорить.
   -- Древнее заклинание троллей, освобождающее от обид и черных мыслей, -- ответил он серьезно, но, увидев Машин растерянный взгляд, улыбнулся. -- Это сага о походе викингов в северные земли.
   -- Замечательно... -- задумчиво протянула Маша, чувствуя безграничную признательность и доверие к этому странному человеку, которого еще час назад не было в ее жизни.
   -- Вы свободны весь день? -- спросил Эрик. -- Я мог бы показать вам город.
   -- Да, я свободна, -- Маша почувствовала, что это не просто слова, она действительно ощущала себя совершенно свободной от прошлого и будущего, важным был только этот, единственный миг. -- Совершенно свободна, -- повторила она.
  
   Эрик повел ее по узким улочкам старого города, останавливаясь у ничем не примечательных, на первый взгляд, домов и рассказывая удивительные, сказочные истории.
   --- В этом доме жила когда-то женщина, умевшая разговаривать с птицами. Однажды она пришла к правившему тогда королю и сказала, что птицы, прилетевшие с востока, рассказали ей, что варварские племена собираются в огромное войско, и скоро оно будет под стенами столицы. Правитель был мудр и, поверив словам женщины, собрал своих воинов, и они дали достойный отпор варварам... А в подвале этого дома, -- Эрик показал на небольшой дом на берегу канала, -- когда-то собирались все крысы города, чтобы выбрать своего крысиного короля. А здесь...
  
   Эрик говорил и говорил, и Маша погружалась в мир легенд, которые казались ей чистой правдой, она смотрела теперь на город другими глазами, чувствуя себя причастной древних тайн. Они гуляли до самого вечера, пока Эрик не предложил поужинать в приятном тихом ресторанчике. Новый знакомый ничего не спрашивал у Маши о ее жизни, но иногда ей казалось, что он знает о ней все, и ей это было приятно.
  
   После ужина они отправились по Бредгаде*, мимо яхт, пришвартованных у набережной Ньюхавна*, к Маше в гостиницу. И совершенно естественным было то, что Эрик остался с Машей на ночь...
  
   Еще не до конца проснувшись утром, Маша протянула руку и наткнулась на холодную подушку. Мгновенно открыв глаза, она села в постели. Эрик, одетый в свой нелепый костюм, стоял перед ней, держа в руках поднос с обильным датским завтраком. Он улыбнулся застенчивой улыбкой:
   -- Не знал, что взять для тебя. Кофе? -- он поставил поднос на кровать и присел рядом, наливая себе и Маше ароматный напиток.
   -- Мне было удивительно хорошо с тобой, тролль, -- Маша посмотрела на Эрика, вспоминая прошлую ночь. Сидевший напротив нее мужчина был умелым любовником, одновременно нежным и сильным, настойчивым и изобретательным. Лаская ее, он шептал слова на странном языке, и Маше казалось, что от звуков его хрипловатого голоса, от завораживающе-непонятных слов, она испытывает чуть ли не большее удовольствие, чем от соприкосновений их тел.
   Ничего не ответив на ее слова, Эрик спросил:
   -- Ты хорошо выспалась?
   -- Как в детстве. Я спала прекрасно, -- ответила Маша и в этот миг ей показалось, что тень смутной печали легла на лицо датчанина. Молча допив кофе, Эрик поставил чашку на поднос и поднялся.
   -- Мне пора. Я должен успеть на утренний поезд в Эльсинор, мне сегодня надо на работу, -- быстро проговорил он. --- Но мы еще увидимся, наверное. Ты ведь еще прилетишь в Данию? Я буду ждать.
   -- Да. Может и ты соберешься в Питер? -- растерянно спросила Маша.
   --- Возможно. Вот тебе моя карточка, здесь все телефоны и электронный адрес, -- он наклонился, быстро поцеловал Машу. Пока она рассматривала карточку, Эрик взял пальто и вышел из номера.
  
   Прощание было таким скорым, что Маша не успела поблагодарить Эрика за то, что он сделал для нее, освободив от страшного гнета обид и боли, и сказать, что она будет помнить удивительный день, который они провели вместе. Она должна позвонить ему, сейчас же, на мобильный. Она потянулась за телефоном, лежащим на тумбочке возле кровати, и вдруг увидела, как из-под матраса выскользнула горошина и с легким перестуком покатилась по полу.
  
   Глядя на сероватый шарик, Маша сразу поняла, что эта встреча с Эриком была первой и последней, ведь ему нужна была настоящая принцесса.
   -------------------------------------------------------------------------
   *Wonderful Copenhagen -- туристическое название исторического центра датской столицы.
   * Кристиания -- известный район Копенгагена, свободная колония.
   * Стрегет -- центральная улица туристического центра города.
   * Эльсинор (Хельсингор) -- город на побережье, где находится замок Кренборг, некогла главная резиденция датских королей (замок принца датского)
   * Бредгаде (Широкая дорога) -- улица в центре города, ведущая к современному королевскому дворцу Амалиенборгу.
   * Ньюхавн (Новая гавань) -- небольшой канал в центре города, где пришвартованы яхты, и по набережной которого стоят старинные таверны и гостиницы.

Оценка: 8.16*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"