Савина Нина: другие произведения.

Твои, Мои, Наши

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это история о жизни людей, начавших возрождать жизнь после оккупации 1941-1943 годов на местах своих сгоревших деревень В драме представлены реальные герои и реальные события, происходившие в послевоенное время в российских деревнях на Брянщине.


Савина Нина,savina_ng@mail.ru

тел. 89103377561

Твои, мои, наши Либо Возрожденные на пепелище

Драма в трех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

   К а т е р и н а, 33 года, вдова казненного карателями командира партизанского отряда, невестка Тимохи, председатель колхоза
   Н и к и т а, 33 года, разведен, фронтовик
   В а р я, 13 лет, дочь Катерины
   К и р и л л, 9 лет, сын Катерины
   К о л я, 13 лет, сын Никиты
   М и х а и л, 42 года, брат Никиты
   П а ш а, 40 лет, вдова, сестра Никиты
   Лена, 10 лет, дочь Паши
   М а ш а, 13 лет, дочь Паши
   В а л я, 20 лет, племянница Никиты
   Ф е д о р, 22 года, муж Вали
   Н а т а ш а, 50 лет, двоюродная тетя Катерины
   Т и м ох а, 70 лет, свекор Катерины
   Л ю б а, жена Тимохи, парализованная, потерявшая рассудок, 56 лет
   Р а и с а, дочь Тимохи, 35 лет.
   Р о з а, невестка Тимохи, 35 лет
   С т е п а н, 70 лет, бригадир
   Н а с т а с ь я, 65 лет, жена деда Степана
   Л у к е р ь я, соседка Катерины в Ключах, 35 лет
   П а р ф е н, муж Лукерьи, 40 лет.
   М а р ч и х а, 25 лет.
   1 я жительница Ключей.
   2 я жительница Ключей
   1 я жительница Песочни, вдова
   2 я жительница Песочни. вдова
   1-й житель Песочни, хромой, передвигается при помощи костыля
   2-й житель Песочни, отсутствует правая рука
   К о м а н д и р в о и н с к о й ч а с т и, 45 лет.
   Ж е н а к о м ан д и р а в о и н с к о й ч а с т и, 45 лет
   З а м п о л и т в о и н с к о й ч а с т и, 35 лет
   Ж е н а з а м п о л и т а в о и н с к о й ч а с т и, 30 лет
   Ф о т о к о р р е с п о н д е н т
   Рабочие, приехавшие с фотокорреспондентом
  
   Деревни на Брянщине, возрождаемые на пепелищах, 1944 - 1949 годы

Брянск - 2016

Действие первое

Картина первая

   Середина мая 1944 года. Раннее утро. Единственная комната избы деда Тимохи с низким потолком из разрубленных вдоль бревнышек, глиняным полом, русской печкой небольшого размера, расположенной вдоль одной из стен с лежанкой, полком, полатями. На стене, противоположной входной двери, висят поржавевшие часы-ходики с прикрепленной гильзой вместо гири. В углу от входа низко прибитая полка, на ней ведро и кружка, а повыше примерно метра в полутора от земли - другая полка с неприхотливой посудой первого года жизни после оккупации: глиняный кувшин с отбитым краем, железные кружки, кружки из гильз пушечных снарядов, каска, железные чуть помятые миски, чугунок. У единственного окна избы разместился стол на крестовине, сколоченный из грубых, слегка струганных досок, двумя деревянными лавками и двумя табуретками. На столе стоит старый самовар. Лавки, стоящие с двух сторон стола, достаточно широкие, чтобы их можно было использовать в качестве спального места.
   На полатях спят Кирилл и Варя, накрытые старым полушубком. Катерина входит в комнату с ведерком, через плечо у нее кусочек от холщевого полотенца. Она ставит ведерко с молоком на полку, достает с полки глиняный кувшин, каску, три кружки. Накрывает кувшин полотенцем, цедит молоко в него из ведра, затем эту же процедуру проделывает, процеживая молоко в каску, а остатки - понемногу в каждую из кружек. Смотрит на часы, подходит к Кирюше и Варе.
  
   К а т е р и н а (тихонько говорит). Вставайте, дети, завтракать!
   К и р и л л: (вылезает из-под полушубка и медленно потягивается) Где дедушка?
   К а т е р и н а. Давно ушел печку класть. Народ обживается, вот работа есть дедушке.
   В а р я (быстро встает, убирает полушубок в угол полатей, командует, обращаясь к Кириллу) Не рассуждай, одевайся и умываться быстро!
  
   Кирюша и Варя встают, одеваются тут же на полатях, выбегают из избы на улицу. Слышны их голоса.
  
   К и р и л л (возмущенно) Ну лей же, что тебе воды жалко!
   В а р я. Конечно, жалко. Знаешь, как тяжело с родника носить ведра с водой! К и р и л л. У меня тоже есть работа - я дрова ношу для печки и за бабушкой Любой смотрю, дедушке помогаю лапти плести.
   В а р я. Вы сплетите лапти для мамы, а то она в тяжелых сапогах, да еще рваных целый день на работе. Лапти только детям по ее просьбе дедушка плетет.
   К и р и л л. Бабушка нас совсем -совсем никогда не узнает?
   В а р я. (Печально) Да, никогда. Она даже не поняла, что дядя Вася жив. (Обнимает брата) Ладно, пошли, а дедушка заждался.
  
   Катерина подходит к печке, достает ухватом из нее чугунок, берет с полки миску, в нее накладывает еду, подает ее Любе, слегка приподняв легкую занавеску, отделяющую полок от окружающего остального внутреннего пространства избы.
  
   К а т е р и н а. Мама, поешьте! (Подходит к столу, берет одну из кружек с молоком, подает за занавеску.) Молоко возьмите. (Берет вторую миску с полки, накладывает в нее еду из чугунка, ставит на стол).
  
   Кирилл и Варя вбегают в комнату с улицы, садятся за стол, берут ложки, черпают из одной миски еду.
  
   К а т е р и н а.(Подходит к дочери, гладит по голове). Спасибо, дочь, за весеннюю весточку. Не заметила я вчера вечером впотьмах твои цветочки.(Подходит к сыну, его тоже гладит по голове).Хорошие вы мои!
   В а р я. Мама, а ты завтракать?
   К а т е р и н а ( подает Варе и Кириллу кружки с молоком). Я потом (наливает в стеклянную бутылочку молоко, подходит к полку, берет хлеб, завернутый в холщевую тряпочку, отрезает три скибочки, кладет на стол, хлеб возвращает на место.) Не забудьте обед. Сегодня вас кормить не будут - самим хозяевам есть нечего.
   В а р я (возмущенно). Мы за спасибо будем работать?
   К а т е р и н а (резко). Да, будете. Из землянки в избу люди перебираются.
   К и р и л л. Мама, можно мы сегодня босиком?
   В а р я (в поддержку брата). Земля теплая, а в лаптях жарко!
   К а т е р и н а. А если заболеете?
   К и р и л л. Нет
   В а р я. (убирая со стола приготовленную еду в холщевый мешочек с книгами) Все уже босые ходят!
   К а т е р и н а (соглашается). Уговорили.
   К р и л л л и В а р я (одновременно, громко). Ура!
  
   Кирилл и Варя выбегают из избы. Стук в дверь.
  
   К а т е р и н а (поворачивается к двери). Не заперто!
   М а р ч и х а (входит, наклоняясь, чтобы не удариться головой в стену из-за невысокого дверного проема, и с порога произносит).Радость - то, Катерина, у вас - Вася жив!
   К а т е р и н а. Да, еще одного отца, сына и мужа можно ждать с войны. У тебя все в порядке? Глаза, вижу, заплаканы.
   М а р ч и х а. Заболела моя доченька.
   К а т е р и н а (протягивает руку). Давай посудину, налью молочка.
   М а р ч и х а (подает гильзу от снаряда). Вот, что есть. (Смотрит на самовар, удивлена). Надо ж, самовар ваш в войну уцелел!
   К а т е р и н а. (наливает в гильзу из каски молоко). Самовар - единственное , что осталось, а остальное наше добро война забрала. Ничего, скоро будем есть и пить из фарфоровой посуды. Господи, да о чем это я?. (Задумчиво, грустно.) Людей больше чем на четверть в деревне поубавилось. И еще неизвестно, из тех, кто воюет, все ли будут живы?
   М а р ч и х а. Будем молиться за них.
   К а т е р и н а (более оживленно). Какая теперь стала твоя доченька? Я ее с того времени, как из леса выходили, не видела.
   М а р ч и х а Растет, но худенькая. (Взволнованно, схватив Катерину за руку). Катерина, прошу тебя, придет мой хозяин с фронта, не говорите ему о моей слабости.
   К а т е р и н а (удивленно). Какой такой слабости?
   М а р ч и х а. Да что бросала дочь, когда от карателей бежали в лес.
   К а т е р и н а (гладит Марчиху по руке). Успокойся, я и сама не скажу, и другим, кто с нами тогда был, попрошу не говорить.
   М а р ч и х а. Спасибо твоей глазастой Варе. Запомнила, куда я бросила свою кровиночку. До сих пор страшно, что я могла ее потерять.
   К а т е р и н а. Живи спокойно и жди мужа с фронта.
   М а р ч и х а. Терпение лопается от долгого ожидания. Когда только наши догонят до Берлина фашистов?
   К а т е р и н а. Дождемся, Одессу освободили, Крым отвоевали, до границы уже рукой подать.
   М а р ч и х а. И сколько еще мужиков наших там ляжет.
   К а т е р и н а. Твой пишет?
   М а р ч и х а. Пишет в последнем письме, что подошли к Витебску. Молю бога, чтоб вернулся. Вон у Чибисовой Шуры числился без вести пропавшим. Вернулся на костылях, а все ж в доме хозяин.
   К а т е р и н а. . (Берет кружку с полки, наливает в нее из котелка молоко.) Когда нужда особая в колхозе будет в вашей помощи, то не откажите, выйдите на работу Отнеси Шуре (подает Марчихе кружку с молоком). Передай всем в Песочне, что на этой неделе будем сеять. Надо не только верить, что мы дождемся своих с фронта, (вытирает уголком платка непрошеную слезу) но и работать.
   М а р ч и х а (удивленно). Как сеять? Чем сеять?
   К а т е р и н а. Обещали в районе с семенами помочь. Поле под зерновые вспашут эмтээсовцы. А остальные наши дела предложено было самим решать. А кому?
   М а р ч и х а (сокрушенно).Да, одни вдовы да солдатки у нас в работниках.
   К а т е р и н а. От лындиков, щавеля и хлеба с лебедой они еле ноги таскают.
   М а р ч и х а. Не бойся, председательша, одолели немца, одолеем голод и посевную. Мы в оккупации закаленные стали, да и не боимся, что убьют. Спасибо за молочко (уходит).
   К а т е р и н а (вдогонку уходящей Марчихе). Не прикрывай дверь, еще придут люди!
  
   Пригнувшись, переступает порог избы Раиса.
  
   Р а и с а (переступив порог избы). Здравствуй, невестушка! (Ставит на стол железную миску, подходит к полку, приподнимает слегка занавеску, скрывается за ней). Мамочка, здравстсвуй! (слышны поцелуй и всхлипывания.) Ты не плачь! Скоро сыночки твои вернутся. Вот тебе хлебушка, пожуй.
   К а т е р и н а. (сокрушается). Все плачет. Я на ночь даю ей отвар первоцвета, чтобы спала. (Раисе). Где младший - неизвестно. Ждем от него весточку, а свекор, если дома, только и ждет почтальона.
   Р а и с а. (из-за занавески, грустно).Может, уже в живых его нет. Пока мы прятались от врагов, некуда было придти хоть какой весточке.
  
   Раиса целует мать и отходит от полка. На пороге избы появляется Роза, ставит у стены рядом с дверью узелок. Катерина и Раиса обнимаются с Розой. Все трое всхлипывают.
  
   Р о з а (прямо с порога говорит). Это от моих вам. Тут несколько картофелин. (Приоткрывает занавеску на полке, целует Любу, слышны всхлипывания Любы.) Мама, здравствуй!
   К а т е р и н а (радостно).Счастье-то какое, жив твой муж!
   Р о з а (радостно). Откуда узнали? (Отступает от полка).
   К а т е р и н а. Вчера вечером Паша сообщила нам, что на станции встретила твоего отца. Он рассказал ей, что письмо прислал Вася.
   Р а и с а (резко). Чего ее носило на станцию?
   К а т е р и н а (спокойно). Встречала своего теперешнего мужа.
   Р а и с а (немного с презрением). Кому война, а кому на уме мужики.
   К а т е р и н а. Не осуждай ее, Раиса, ты же ждешь своего, а ей некого ждать.
   Р а и с а. Тебе тоже некого ждать, но ты не бегаешь за каждыми штанами.
   К а т е р и н а. Это не значит, что я без женских желаний. (Берет котелок, наливает из него молоко в миску, принесенную Раисой.)
   Р а и с а. Но ты же терпишь!
   К а т е р и н а (неуверенно). Может, и сдерживают меня, как и каждую бабу, которой ждать некого, работа да дети, да какое-то чувство вины, что мы живы. А может память о нем?
   Р о з а. Память стирается, еще встретишь кого.
   К а т е р и н а.. Где и кого встретить можно? Они, либо воюют, либо убиты.
   Р а и с а. Дела у меня, пойду. (Подходит к столу, забирает свою миску, уходит.)
   Р о з а ( обращается к Катерине). От своих родных давно весточки получала?
   К а т е р и н а На той неделе. Все братья, что в Ленинграде, слава богу, живы. А вот жены братьев не выдержали блокаду - умерли от голода.
   Р о з а. Сестры живы?
   К а т е р и н а. Младшая тяжело ранена была, но выжила. Жутко даже представить ее на Ладоге за рулем газика под обстрелом.
   Р о з а (восхищенно). Так она героиня у тебя!
   К а т е р и н а. Каждая женщина на фронте или в тылу - героиня. И не женское это дело - от врага землю и детей своих защищать. Выбора у нас не было - любой ценой надо было выжить.
   Р о з а. Старшая твоя сестра где?
   К а т е р и н а. В Орле, замуж вышла.
   Р о з а. У тебя как дела?
   К а т е р и н а. Устала я нести ношу председательскую. Отказаться не могла- не хочу нареканий за прошлое своих родителей.
   Р о з а. Я не о работе, я о личном. А тот, что в райкоме?
   К а т е р и н а. Это не для меня.
   Р о з а (удивленно). Почему? Говорят, что он на тебя сильно засматривается, да и встречаетесь вроде.
   К а т е р и н а твердительно). Нашим отношения пришел конец еще до войны.
   Р о з а. Ты его любила в молодости?
   К а т е р и н а. Да. (После небольшой паузы.) У семьи уводить не буду.
   Р о з а. Никита тебе пишет?
   К а т е р и н а (резко). Нет. Он своей сестре Паше пишет. Про меня ничего не спрашивает.
   Р о з а. Может, Паша скрывает, а, может, он думает, что ты в город вернулась жить.
  
   В избу входит Лукерья.
  
   Л у к е р ь я. Вчера вечером дочь твоя сказала мне прийти за молоком.
   К а т е р и н а. У тебя маленький сын болен, вот и получай его долю.
   Р о з а (к Катерине, собираясь уходить). Передай свекру просьбу моего отца - печку нам надо подправить. (Целует и обнимает Катерину.) Держись, ты для меня больше, чем золовка и подруга. (Уходит.).
   Л у к е р ь я (продолжая линию начатого ею разговора). Чего ты так обо всех больных детях печешься?
   К а т е р и н а. Надо смену себе растить здоровую, каждого ребенка беречь. хоть своего, хоть чужого. Все они наши.
   Л у к е р ь я.. Всех ты спасаешь, утешаешь.
   К а т е р и н а. Сами меня выбирали, так я и стараюсь оправдывать ваше доверие.
   Лукерья уходит. Входит Наташа.
  
   Н а т а ш а. Неделю как привела корову, и уже всем раздаешь молоко. Я бы никогда не осмелилась вернуть свою корову.
   К а т е р и н а. Что мне оставалось делать? Сказала мне золовка, что нашу корову видели в Карачевском районе. Заявила я в милицию, сказала приметы, а в милиции разрешили ее забирать.
   Н а т а ш а. И ты одна решилась идти в такую даль?
   К а т е р и н а. Свекор, сама знаешь, больную свекровь оставить не может. Оставила детей на него и отправилась за коровой.
   Н а т а ш а. Мне бы сказала, мы же не чужие.
   К а т е р и н а. У тебя дочка заболела.
   Н а т а ш а. Поручила бы ее кому, не маленькая.
   К а т е р и н а. В болезни все ухода требуют, тем более у нее лихорадка. Давай кружку! (Наталья подает Катерине алюминиевую кружку, Катерина наливает в нее молоко.) А дочь лечи!
   Н а т а ш а. Лечу. Хина спасает. (Продолжает выспрашивать.) Как же ты забрала корову?
   К а т е р и н а (грустно). На рога ей привязываю веревочку, а тут вышли из дома дети хозяйки целых четверо, в глазах такой укор, что до сих пор помню. Не знаю, что меня остановило не отдать буренку назад.
   Н а т а ш а (убеждает). Ну и правильно!
   К а т е р и н а. Нет, неправильно. Ненависть еще, наверное, не прошла к тем, кто нас уничтожал в оккупации.
   Н а т а ш а (удивленно). Ее муж был предателем?
   К а т е р и н а. Да, но где сейчас он - неизвестно. (Сомневаясь). Может, грех мне, что лишила я детей предателя молока. Оправдываю себя тем, что мои дети и дети тех, кто со мной выжил в оккупации, должны пить молоко от нашей коровы.
   Н а т а ш а. Как же ты добиралась домой?
   К а т е р и н а. Боялась, что убьют по дороге - еще неизвестно, все ли каратели ушли вслед за немцами. Шла по лесу, думала, что так безопаснее. (Смотрит на часы).
   Н а т а ш а. Куда торопишься?
   К а т е р и н а. В район еду - к следователю вызывают, да и для колхоза в райкоме чего выпрошу.
   Н а т а ш а (с тревогой). К следователю зачем?
   К а т е р и н а. Может, по прошлому наших родичей.
   Н а т а ш а. Да успокойся, все уже давно забыли про них.
   К а т е р и н а (неуверенно). Где они, где дядька, которого забрали сразу после революции. Вот и молчу я, живу как в клещи зажатая. Помню обыски, последние слова мамы из товарного вагона: "Будь осторожна!". В оккупации ясно было, кто враг.
   Н а т а ш а. А сейчас как?
   К а т е р и н а (неуверенно). Не знаю. За детей только боюсь.
   Н а т а ш а. Не угадаешь, кто и как может все повернуть в нашей судьбе. Не только тебя следователь хочет видеть. С Ключей еще едут.
   К а т е р и н а (заинтересованно). Кто?
   Н а т а ш а. У родника услышала, что едут, да не расспросила, торопилась к тебе. Возвращаешься когда?
   К а т е р и н а. К вечеру. Передай всем в деревне, чтобы подходили к нам - есть разговор.
  
   Наташа уходит, Катерина заглядывает в кувшин с молоком.
  
   К а т е р и н а. Суп забелить остается. (Ставит кувшин в ведро с водой, надевает ношеный пиджак, смотрит в окно.)
   К а т е р и н а (рассуждает вслух). Наверное, тепло будет, да и тяжело уже ходить в сапогах. Вернее сказать в том, что от них осталось - голенища да протертые до дыр подошвы. Толку от них - только для фасона, что ли? Песок да грязь черпают. (Снимает кирзовые сапоги, ставит их рядом с входной дверью, берет за занавеской небольшую сумочку - ридикюль довоенных времен, выходит из избы босиком.)
  

Картина вторая

  
   Середина мая 1944 года. Пять часов вечера. Часть улицы у избы Тимохи. Три березы близко расположены к избе, к одной из них сложены бревна. Два бревна лежат на чурбачках параллельно друг другу примерно на расстоянии полметра. Прислоненное к забору, стоит новенькое коромысло. На лавочке, вместо доски у которой половинка расколотой части бревна, сидит Тимоха и скручивает лыко для просушки .Рядом с ним сидит Кирилл и подает Тимохе лыко.
  
   Т и м ох а. Ты, внучек, учись!
   К и р и л л. Учатся в школе, дедушка!
   Т и м ох а. В сентябре пойдете.
   К и р и л л. Нет же школы, спалили немцы.
   Т и м о х а (обнимает одной рукой Кирилла за плечи). Найдется, где детям учиться.
  
   Подходит Варя с полным фартуком щавеля.
  
   Т и м ох а (смотрит на Варю). Что у тебя?
   В а р я. Щавель и крапива, дедушка.
   Т и м ох а. Молодец, Варя, завтра щавель мать твоя сварит, да в него картошечки добавит, что нам принесла Роза. Немцы ее деревню не спалили, людей не тронули, вот там жители и сумели кое-что вырастить, теперь и с нами делятся.
   К и р и л л. Ой, как здорово, а то лындики надоели.
   В а р я. А кто уплетал их сегодня в обед за обе щеки?
   К и р и л л (оправдывается). Есть хочется, вот и уплетал.
   В а р я. Коромысло кому, дедушка?
   Т и м ох а. Да тебе, Варенька, легче будет носить воду.
   В а р я. (обнимает Тимоху). Спасибо, дедушка!
  
   К избе подходит Катерина. В одной руке держит туфли, а другая рука занята ридикюлем и авоськой.
  
   К и р и л л. Мама, ты тоже босиком?
   В а р я. А туфли откуда?
   К а т е р и н а. Потом все расскажу, дайте хоть что-нибудь в рот положить. (Идет в избу.)
   В а р я (идет следом за Катериной). Мама, я тебя покормлю.
  
   Тимоха и Кирилл продолжают беседовать.
  
   К и р и л л. Дедушка, а зачем ты для лаптей готовишь лыко, когда война уже кончается?
   Т и м ох а. Лапти хороши в любое время года, а вот надобность в них еще имеется. После войны не на всех сразу обуви нашьют, а босиком даже летом ходить никому негоже.
   К и р и л л. Почему нельзя ходить босиком?
   Т и м о х а. Если косить и жать, то безопаснее в лаптях. Змеи могут быть в траве, стекло, железки - война много чего нам оставила.
   К и р и л л. (с сомнением). Много лет еще надо трудиться, чтобы у нас все было.
   Т и м ох а. Твоя правда.
   К и р и л л (показывает на бревна у березы). Дедушка, для чего бревна ты приготовил?
   Т и м о х а. Расколем пополам, да и уложим на наш глиняный пол. Он холодный, а с деревянным будет теплее. Зимовать в нашей маленькой избенке придется не один годок-то.
  
   Подходит Лукерья.
  
   Л у к е р ь я Новости пришла узнать, увидела в окно, что Катерина вернулась. (Садится на бревно.)
   Т и м ох а (к Кириллу). Иди, внучек, взрослые свои дела будут решать
  
   Кирилл покидает двор и уходит в избу. Подходя жители Ключей и Песочни к избе Тимохи, рассаживаются на бревна, кто-то остается стоять. Валя и Федор останавливаются возле березы. Степан садится на лавку рядом с Тимохой.
   Выходит Катерина из избы, становится рядом с лавкой, на которой сидят Тимоха и Степан.
  
   К а т е р и н а (обращается к собравшимся). Здравствуйте, мои дорогие труженики!
   П а ш а (громко, с вызовом). А почему не труженицы?
   Н а с т а с ь я (с укором). Не придирайся, Паша, к словам. Не вина мужиков, что их места бабам пришлось занимать.
   М а р ч и х а. Не все мы можем без них! (Поет.)
   Ждем мужчин домой давно
   Надо сеять, надо жать.
   Но наши думы все в одно:
   Очень хочется рожать!
   К а т е р и н а (немного с обидой, но уверенно). Может, меня сначала выслушаете, а потом каждый скажет, что думает.
   Л у к е р ь я. Согласны! Только сначала про туфли расскажи.
   С т е п а н (перебивает Лукерью). Докладывай, Катерина, колхозникам о своей поездке.
   Л у к е р ь я (настойчиво). Сначала о туфлях. Видела я в окно, что ты их в руке несла. Что-то непохоже на тебя, чтобы ты себе такую покупку позволила.
   К а т е р и н а (укоризненно). Коль очень заинтересовали тебя, Лукерья, мои туфли, то потом расскажу тебе, как они у меня оказались.
   П а ш а (выкрикивает). Рассказывай всем!
   Р а и с а. Сначала скажи, где наши воюют.
   К а т е р и н а. В письмах мужья вам пишут, где и как они воюют.
   1 -я ж и т ел ь н и ц а К л ю ч е й (неодобрительно). Не у всех они есть.
   2 -я ж и т ел ь н и ц а П е с о ч н и (грустно). С того света весточки не шлют.
   К а т е р и н а (кланяется, сложив руки на груди). Простите, не хотела я обидеть вас.
   1 -я ж и т ел ь н и ц а К л ю ч е й (примирительно). Свои все тут, прощаем.
   С т е п а н (повернувшись к Катерине). Продолжай, Катерина.
   К а т е р и н а. Пришла я в райком. Вопрос мне: почему босиком? Ответила, что поизносились мои сапоги, добытые с мертвого солдата.
   П а ш а (с любопытством). А они что?
   К а т е р и н а. Секретарь райкома вызвал своего помощника, пошептался с ним, и, пока я решала у них дела колхозные, мне подыскали туфли.
   П а ш а. С туфлями понятно, а чего босиком перед нами стоишь?
   К а т е р и н а (оправдываясь). Да еще не успела разносить, боюсь, пятки натру.
   Н а с т а с ь я. Скажи честно, что дочке бережешь.
   1 -я ж и т ел ь н и ц а К л ю ч е й. Дочке еще рано в таких туфлях ходить. Сама поноси. Для наших дочек модельные нашьют.
   Р о з а (1 -ой жительнице Ключей). Жди, размечталась, что тебя туфлями обеспечат. Небось, тоже захотела пофорсить?
   1 я Ж и т ел ь н и ц а К л ю ч е й . Не отказалась бы. А то забудем, в чем до войны разгуливали. (Поет.)
   Босиком хожу я в гости
   Среди ночи и средь дня.
   Если кто чего-то спросит,
   Нет обувки у меня.
   С т е п а н. (спокойно, медленно).Ладно, на вопрос любопытных ответили. (К Катерине.) Какие дела колхозные удалось тебе, председатель, разрешить?
   К а т е р и н а. В райкоме я рассказала, что наши поля в основном не требуют большой подготовки к посевным. Вот под них и получили мы разрешение на трактор, так что будут они вспаханы на этой неделе. Спасибо Вам, (обращается к Степану.) Степан Афанасьевич, что сумели организовать нас с осени очистить поля от бурьяна.
   С т е п а н. Я не один работал, все (показывает на всех, широко разведя руки) работали.
   К а т е р и н а (продолжает). Потом делили семена. (С гордостью).У нас большая площадь готова под посев, то и получим мы для посадки семян зерновых больше, чем другие колхозы.
   В а л я. (спокойно, размеренно). Надо бы еще поля постараться увеличить.
   С т е п а н. Дело говоришь, Валентина!
   П а ш а (гордо). Порода! Горжусь, племянница!
   С т е п а н (деловито). Как отсеем зерновые, так начнем корчевать. (К Катерине обращается.) Верно я говорю, Катерина?
   К а т е р и н а. Верно, верно, Степан Афанасьевич! (Продолжает освещать результат своего посещения райкома). Нам еще дают на посадку картошку, семена свеклы, гречихи, конопли.
   1- я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й. А конопля зачем?
   2 - я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й. Раз семена дали, значит подумали за нас, для чего ее растить.
   1 -я ж и т ел ь н и ц а П е с о ч н и. Свекла хорошо, можно свиней кормить.
   2- я ж и т е л ь н и ц а П е с о ч н и. И самогонку гнать. Не то, что из крушины, а от нее ни в одном глазу!
   С т е п а н (с укором). Бабы, уймитесь, не о том говорите!
   1 -я ж и т ел ь н и ц а П е с о ч н и (утвердительно). О том мы, о том, Степан Афанасьевич! И праздники нужны, и свадьбы. Вон невест сколько повырастало!
   М а р ч и х а. Дед Степан, готовишься к свадьбе? Дочку давно под венец пора, пока жениха не увели. Мы, солдатки, чужих женихов не трогаем - ждем своих мужей с фронта, а вдовы могут и отбить!
   2- я ж и т е л ь н и ц а П е с о ч н и (игриво). Мы можем отбить не только у невест, но и у жен! Так что, держите мужиков своих на привязи!
   Р а и с а (возмущенно). Хватит, бабы!
   П а ш а (обращается к Федору). Федь, а у вас с Валей когда будет свадьба?, В а л я (как бы извиняясь, отвечает за Федора). Да мы уже расписались в партизанском отряде.
   2 -я ж и т ел ь н и ц а П е с о ч н и . Без свадьбы не признаем вашу роспись!
   1 -я ж и т ел ь н и ц а П е с о ч н и . (обращается к Федору, стоящему под березкой со смутившейся от вопросов Валей). Так когда погуляем?
   Ф е д о р. Как решим, так скажем.
   В а л я. Нам еще про жилье стоит подумать: не век же жить в землянке.
   Ф е д о р. И о Валиных братьях надо решать вопрос. Ребятам не в детских домах надо находиться, а в семье воспитываться.
   К а т е р и н а (с восторгом). Какие молодцы! Кто детей своих и родню свою не бросает, а помнит и помогает - святой человек!
   С т е п а н. Надо дома для колхозников строить.
   1 -я ж и т ел ь н и ц а К л ю ч е й (весело, с вызовом, растягивая последний слог). Ох, бабонь-ки -и -и , (поет.)
   Хочу новые хоромы
   Светлые пресветлые,
   Чтобы все мечты сбывались
   Самые заветные.
   П а р ф е н (очень неуверенно, посматривая в сторону жены). Надо строить дома такие, как до войны у нас были.
   Ф е д о р. А может получше?
   П а р ф е н Можно и получше.
   1 -я ж и т ел ь н и ц а К л ю ч е й (с легкой усмешкой, обращается к Парфену). Еще решил детей заводить?
   П а р ф е н. А ты, что, завидуешь?
  
   Все смеются.
  
   1 -я ж и т ел ь н и ц а К л ю ч е й (со смехом). Ты и так до войны расстарался - полсела парфенят.
   П а р ф е н (с вызовом). Да если захочу, то моих детей будет целая деревня!
   Т и м о х а (с восторгом). Молодец, сосед, не посрами нашу силу мужскую!
   Л у к е р ь я. Это кто там молодец? Он что ли детей вынашивал, сиську им давал?
   Т и м о х а (весело). Спору нет, ты у нас самая героическая женщина. (Гордо.) Во всем районе ты одна мать одиннадцати детей!
   1 -я ж и т ел ь н и ц а К л ю ч е й. Производитель выискался!
   Л у к е р ь я (гневно). Хватит, бабы, над моим мужиком потешаться!
  
   Смех сразу прекращается.
  
   Т и м о х а. Возражающих по новым стройкам для колхоза и колхозников нет. Вот только с кирпичом будет трудновато. То, что был на печках сгоревших домов, уже почти весь в дело пустили.
   С т е п а н. Глина у нас своя имеется в конце Песочни, печку для обжига ты, Тимоха, соорудишь, вот и будет в нашем колхозе свой кирпичный завод.
   П а ш а (мечтательно, весело). Богато заживем! Продавать будем кирпич в другие колхозы.
   Т и м о х а. Хоть бы силенок хватило себе кирпичей наделать - рабсила слабовата.
   С т е п а н. Ты сам и берись отбирать бригаду для производства кирпичей.
   Т и м о х а. Не возражаю, надо молодежь поучить, как кирпич обжигать.
   Ф е д о р. С лесом вопрос решается еще быстрее. Распил бревен на доски тоже в наших силах. Беру это на себя. Ребят организую.
   К а т е р и н а. Молодец, подрывник, всему научился!
   Ф е д о р (утвердительно). Конечно!
   К а т е р и н а. Построим базу, конюшню, телятник, свинарник. Всем работа будет.
   М а р ч и х а. Сначала надо мужиков дождаться.
   Р а и с а (возражает). Нет, ты не права, надо и колхоз поднимать и ждать.
   К а т е р и н а. (одобрительно). Вот это правильное решение. Возродятся наши деревни на пепелище.
   Т и м о х а. Со свадьбами надо подождать, пока урожай созреет, а то столы пустые будут - нехорошо это.
   П а ш а. А если грех случится - женщина одинокая родит?
   Н а с т а с ь я. Грех - убивать, а рожать - жизнь давать. Пусть все рожают.
   К а т е р и н а. (снова берет инициативу в свои руки). Решался в райкоме вопрос о вдовах. Помощь вашим детям, вдовы, будет оказываться.
   М а р ч и х а. Если муж воюет, а я одна с детьми?
   К а т е р и н а. Помогут и вам. Дети не только твои, страна за всех детей в ответе.
   Н а т а л ь я. Надо помочь и матерям - целый день в поле голодные, а дома тоже есть нечего.
   Р а и с а. Может, суп для нас варить будешь, тетка Настасья?
   К а т е р и н а. Соглашайтесь, тетя Настя!
   Н а с т а с ь я. Ладно, согласна.
   М а р ч и х а. Катерине надо помочь.
   К а т е р и н а. Какая еще мне помощь?
   М а р ч и х а. Молоком всех наших больных детей снабжаешь, а коровка-то твоя, она ухода и кормов требует.
   С т е п а н. Думаю, тут тоже возражений не будет - поможем сена накосить, да и пасти общую кормилицу надо по очереди, пока колхозное стадо не завели.
   Р а и с а. Где нам взять стадо-то, коровы не зайцы - в лесу не живут.
   К а т е р и н а. И этот вопрос в райкоме поднимался. так что готовьтесь, доярки скоро понадобятся - буренок будем встречать. Есть еще вопросы?
   С т е п а н. Да вроде все.
   В а л я. Нет, не все. Скажи, где идут бои?
   К а т е р и н а. На территории Украины к западной границе приближаются, а в Белоруссии к Витебску подходят.
   С т е п а н. Тогда ясно, конец войны уже видать. и наши колхозные вопросы вроде все выяснили.
   К а т е р и н а. Обращаюсь ко всем с просьбой: не откажите в помощи, делитесь, как сеять, как сажать. Я задала вопрос в райкоме, в какие дни и при какой погоде лучше сеять, так меня на смех подняли.
   С т е п а н. Правильный ты вопрос задала, Катерина. Сев требует особого подхода. Опыт у нас имеется, но этого мало.
   К а т е р и н а. Надо молодежь послать туда, где учат сельскому хозяйству, да поспрашивает. Потом вернется к нам грамотно на земле работать.
   С т е п а н. И не только на земле. Валю надо послать на учителя учиться. Пусть своя учительница для наших детей будет.
   К а т е р и н а (уверенно). Пошлем, пошлем. Поговорю в районе, как лучше поступить с учебой наших колхозников. (Озабоченно). Вопрос последний - мое посещение следователя.
   Н а с т а с ь я (тревожно). Ты что с лица сразу спала, Катерина?
   К а т е р и н а (грустно). Жаль, что не всех война научила, что надо быть честным не только перед погибшими и оставшимися жить, но и перед самим собой.
   Н а с т а с ь я. И в чем причина твоего беспокойства?
   К а т е р и н а. Мне устроили очную ставку с предателем. Сказали, что это Покровский. Вы все его помните и зверства его тоже.
   Несколько человек одновременно: Покровского нашли?
   К а т е р и н а (резко). Нет. Это был не Покровский.(Очень взволнованно.) Я узнаю Покровского, хоть меня среди ночи разбуди (Сжимает кулаки.) Его хищные глаза мне не забыть никогда.
   Т и м о х а. А кто это был?
   К а т е р и н а (на повышенном тоне). Не зна - ю. Меня заставляли подписать бумагу, что это Покровский. Сказали, что его уже опознали несколько жителей.
   Т и м о х а. Кто они?
   К а т е р и н а (немного успокоившись, однако на повышенных тонах). Я не хочу и думать и знать, что ими могли быть жители Ключей и Песочни. Несправедливо оклеветать человека труда не составляет, Ничего не стоит на тот свет отправить человека. Это большой грех!
   Н а с т а с ь я. Еще какой грех!
   К а т е р и н а (спокойно).Не раз будем давать показания - врагов, воевавших против своего народа, много было, поэтому поступайте по совести.
   Р а и с а (тревожно). А что с арестованным сделали?
   К а т е р и н а. Отпустили после моей беседы со следователем. Я рассказала некоторые подробности из жизни родственников Покровского. Следователь убедился, что арестованный - не Покровский.
   Р а и с а. И ты видела, что его действительно отпустили?
   К а т е р и н а. Я видела его благодарные глаза, большущие слезы, трясущиеся губы. Мужик на колени тут же в кабинете у следователя упал, плакал навзрыд.
   С т е п а н (задумчиво). Да, вот и выбирай, что говорить и где.
   Т и м о х а. Врага надо немедленно сдавать органам, иначе он будет мстить.
   Р а и с а. И что тогда?
   Т и м о х а (Раисе). Забыла, в каком аду жила? Так он может возвратиться.
   Ф е д о р (спокойно). Сложность положения в том и заключается, что среди нас жили и те, кто воевал на стороне фашистов. Надо не скрывать истинного врага, хотя он мог быть и нашим знакомым или, и, не дай бог, родственником.
   С т е п а н (восхищенно). Как ты, Федор, повзрослел и стал рассудительнее!
   Ф е д о р. Спасибо. Война нас всех заставила повзрослеть.
   В а л я (в поддержку мужа). Жизнь в оккупации не только выживание, но и университеты.

Картина 3

   9 Мая 1945 года. Послеобеденное время. Участок деревенской улицы около избы Тимохи. На березах уже хорошо видны распускающиеся почки. Толпа женщин с мотыгами возвращается с поля. Приостанавливается около избы Тимохи.
  
   К а т е р и н а (обеспокоена). Что случилось с Пашей? Ее не было сегодня в поле.
   Л у к е р ь я (с издевкой). Горе у нее - мужик ушел..
   1-я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й (возмущенно). Ну и пусть катится, все равно он - чужак, а чужаки редко приживаются.
   Н а т а ш а. Жалко Пашу, только счастье бабе привалило, да не задержалось, хоть и хроменький был, а все ж мужик.
   1 я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й (возмущенно). Нечего жалеть, вдова так вдовствуй!
   К а т е р и н а Неправильно это, каждый имеет право на любовь.
   1 я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й Катерине). Только мужичков для любви не хватает.
   К а т е р и н а (немного резковато). К немцам все претензии.
   Р а и с а. Ой, что-то мы все про наши грешные мысли, а главное-то: как там на фронте?
   К а т е р и н а. Не знаю, поеду завтра в район, тогда все расскажу. Еще попрошу зерна. Мы с вами сегодня еще одно заросшее поле привели в порядок. Думаю, не откажут в помощи.
  
   Из избы выходит Тимоха. В руках он держит письмо.
  
   Т и м о х а. Невестушка, письмо тебе!
  
   Катерина берет письмо военных лет - треугольник, разворачивает лист, читает.
  
   К а т е р и н а. (всхлипывает, читает). Нашелся муж моей подруги Вали Порошиной - прислал ей весточку из Германии.
   Т и м о х а. Так что же ты плачешь? Жив же солдат!
   К а т е р и н а (вытирает слезы кончиком платка). Плачут не только от горя, но и от радости, потому что больно долго жили без нее
  
   К избе подходят двое военных с женами. Военные несут сумки, которые ставят у одной из берез.
  
   К о м а н д и р ч а с т и (всем, громко).Победа!
  
   Все замерли, смотрят на командира. Общее напряжение.
  
   Ж е н а к о м а н д и р а ч а с т и. Слышите, люди, победа!
   В с е (обнимаются, плачут, кто улыбается сквозь слезы). Ура-а -а!
   К а т е р и н а (взволнована, обращается к командиру). Сколько вдов, сколько горя! (Грустно). Не знаю, радость ли это для меня или же слезы по тем, кто не вернулся. Я каждый день вижу нужду людскую. Сколько сил надо, чтобы из нее выйти.
   З а м п о л и т. Теперь будет легче.
   К а т е р и н а (возбужденно). Кому? Той русской бабе, вдовьи слезы которой не успевают высыхать, а силы выжить дает забота о ее хиленьких детях?
   Ж е н а к о м а н д и р а ч а с т и (хочет прервать Катерину, кладет ей руку на плечо). Успокойтесь, Катерина!
   К а т е р и н а (продолжает, не замечая желания жены командира ее остановить). Бабе, которая все четыре года молилась богу, чтобы ее мужа не убили, и ей теперь надо его, безногого или безрукого выхаживать всю его оставшуюся жизнь?
   З а м п о л и т. Все вылила?
   К а т е р и н а (отрывисто, взволнованно). Нет еще, горя столько, что надо про него помнить долго не только нам, но и нашим детям. Не дай бог им забыть это!
   З а м п о л и т (к Катерине). Ты права. Нельзя забывать ничего: ни одной раны, полученной в боях, ни одной смерти. Это наша победа, это каждого из нас победа, мы ее кровью своей добывали.
   Ж е н а з а м п о л и т а ч а с т и. (поглаживая по спине Катерину) Катерина, этот праздник наш. (Ко всем). Будем праздновать?
   К а т е р и н а (вытирая слезы кончиком спавшего с головы на плечи платка). Будем. (Обращается ко всем собравшимся.) Помогите организовать праздник.
   Ж е н а к о м а н д и р а ч а с т и. Наша доля к праздничному столу у берез, распорядись, Катерина.
   Т и м о х а (к собравшимся жителям). Соберите, что есть у кого. А вы, товарищи военные, помогите столы поставить. В избе моей возьмите. (Обращается к Лукерье.) Лукерья, пусть принесут сюда твой стол и лавки.
   Р а и с а (шутит). Да не забудьте посудину свою для себя прихватить!
  
   Быстро ставятся командиром и замполитом с помощью Лукерьи около Тимохиной избы столы, лавки, табуретки. Подходят жители со своими железными либо выдолбленными из дерева мисками с едой, выставляют принесенную еду на стол. Все занимают места за столами, замполит обходит по кругу с бутылкой водки, наливает в посудину, которую ему подставляют.
  
   К о м а н д и р ч а с т и: Родные вы наши матери, отцы, жены, солдаты дети! С Победой вас! Ура!
   В с е (громко) Ура!
   З а м п о л и т ч а с т и. Долго мы к ней шли, много потерь было. Спасибо, что верили, поддерживали нас и ждали. Выпьем за Победу. (Обходит по кругу с бутылью водки, наливает водку сидящим за столами жителям деревни).
   В с е (еще громче). Ура! (Все выпивают.)
   К о м а н д и р ч а с т и (поднимает кружку перед собой). Низкий поклон и вечная память тем, кто остался на полях сражений, защищая страну. Помянем их, граждане! (Все встают, стоя выпивают.)
   1 я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й. Вечный покой им, светлая память.
   К а т е р и н а. Я предлагаю выпить за выживших под пулями карателей, здесь, в тылу.
   С т е п а н. Верно, Катерина. На нашу долю выпали страшные годы оккупации.
   З а м п о л и т ч а с т и. Выпьем за вас, дорогие партизанские семьи!
   В с е. Ура! (чокаются, выпивают).
   З а м п о л и т ч а с т и .Теперь другая жизнь без войны нас ждет. Вот только выловим по лесам и городам тех, кто воевал на стороне фашистов, и будете вы спокойно жить и трудиться.
   К а т е р и н а. Стройки у нас в колхозе намечаются: коровник и хранилище для зерна.
   К о м а н д и р ч а с т и. Вы, Катерина, о своем доме подумайте, пока мы рядом.
   К а т е р и н а. Думаю и не только о нем, а и о плотине через ручей. Нужна дорога круглый год.
   З а м п о л и т ч а с т и (ласково обрывает Катерину). Да хватит тебе, Катерина, сегодня праздник! Поможем, командир, колхозникам?
   К о м а н д и р ч а с т и (уверенно, громко). Поможем!
   П а ш а. Настасья, начинай!
   Н а с т а с ь я (поет).

Вот кто-то с горочки спустился

   К ней присоединяется Валя.
   Наверно, милый мой идет.
   Все поют.
   На нем защитна гимнастерка
   Она с ума меня сведет.
   Некоторые женщины вытирают ставшие мокрыми от слез глаза. Слышатся всхлипывания.
  
   П а ш а (громко, вытирая слезы). Прекратить эту сырость на праздник! Рая, запевай!
   Р а и с а (поет): Наша армия родная
   Воевала, как могла.
   И фашистов злую стаю
   До Берлина догнала
   1 я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й (поет).
   Жду миленка я с победой
   И сынка ему ращу.
   Если он ко мне не едет
   Его в Берлине отыщу.
   2 я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й (поет).
   Четыре года жду милого
   С той проклятущей войны
   И не надо мне чужого
   Мне чужие не нужны.
   Р а и с а (поет). Лучший в мире -мой мужчина
   Возвращается домой
   Буду я теперь счастливой
   Буду вечно молодой!
   П а ш а (поет). Девочки, ура, ура!
   Девочки, победа.
   Девочки, любить пора,
   Осталось лишь два деда.
   1 я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й (поет).
   Разгромили мы фашистов,
   Дали в хвост и в гриву им.
   Не ходи до нас нечистый,
   Русский дух непобедим!

Картина 4

   Начало сентября1945 года. Изба Тимохи Послеобеденное время. Сидят за столом на лавке Варя и Кирилл, пишут в самодельных тетрадях из газет, обмакивая ручку с пером в пузырек с чернилами. Катерина перебирает выстиранные вещи. Входит Тимоха. В руках мешок и свернутый треугольником листок бумаги - письмо военного времени.
  
   В с е (повернулись к Тимохе, с восторгом). Письмо!
   Т и м о х а (подает Катерине треугольник). Письмо от твоей сестры, Катерина.
   К а т е р и н а (берет письмо -, разворачивает, слезы на глазах, читает про себя). Моя Татьяна получила комнату, предлагает приехать к ней Вареньке. Тепло у нее, с едой лучше, чем у нас, школа рядом.
   Т и м о х а (садится на лавку за стол, рядом на табуретку ставит мешок. восхищенно произносит). Какая у тебя сестра - понимает, что дочке твоей сейчас лечение требуется.(К Варе.) Болезненная ты у нас, Варенька, побудешь, пока дом достроят, а то в сырой избе так и не вылечишься.
   К а т е р и н а. Да и лихорадка только закончилась. бращается к Варе.) Поедешь, дочка?
   В а р я (пожимает плечами). Не знаю. А школа как?
   Т и м о х а. Там походишь. Отвезу тебя, врачи подлечат, потом заберу, как только захочешь домой.
   В а р я. Согласна. А что у тебя в мешке, дедушка?
   Т и м о х а. Получил я посылочку на нашу семью с американской помощью. (Достает из мешка костюмчик детский, подает Кириллу.) Кирилл, прямо на тебя костюмчик.
   К и р и л л (радостно, подходит берет костюмчик). Сойдет!
   Т и м о х а. Варя, примерь, может, подойдет тебе это пальтишко!
  
   Варя надевает пальто цвета асфальта, которое ей велико.
  
   В а р я (недовольно). Нет, дедушка, не хочу я такое большое носить.
   Т и м о х а (с сожалением). Другого нет. не повезло тебе- не прислали из Америки то, что хочется, а голой ходить не будешь.
   К а т е р и н а (ласково). Варенька, перешью я это пальто, будет тебе самый раз. (подворачивает рукава пальто, показывает, какой оно будет длины.) Вот, смотри, как оно хорошо станет смотреться, если мы подвернем рукава, да чуток укоротим. До вечернего поезда успею.
   В а р я (более спокойным тоном, но совершенно без радости). Ладно, потерплю. А что еще есть в посылке?
   Т и м о х а (вынимает отрез ткани коричневого цвета). Да ткани какой-то кусок.
   К а т е р и н а (берет отрез ткани, прикидывает его к себе). Вот и на форму тебе материал, Варя. Так что постараюсь сшить ее к твоему приезду от тети.
   В а р я (радостно). Спасибо, мамочка!
  
   Входит Раиса.
  
   Р а и с а. Посылку разбираете?
   Т и м о х а. Да вот тут всего-то Кирюше костюмчик, да Варе пальтишко и отрез на платье.
   Р а и с а (возмущенно). У тебя, что, только Катеринины дети - внуки, а мои чужие?
   Т и м о х а. Твои дети тоже мои внуки. Но дети Катерины, ты знаешь, без отца.
   Р а и с а (уже чуть снижает уровень возмущения). Но сейчас нам тоже носить нечего.
   Т и м о х а. Думаю, зять заработает на содержание своих детей. Он в МТС работает не за трудодни, а за деньги. Катерина в колхозе трудодни получает, да и подработать ей на сборе ягод и грибов не вырваться. Председатель все же.
   К а т е р и н а (дружелюбно). Раиса, я сошью или же перешью из чего-нибудь и тебе и детям твоим.
   Р а и с а (миролюбиво). Шинель старая подойдет на пальто для старшенькой?
   К а т е р и н а. Подойдет, приноси, только постирай и высуши хорошо.
   Р а и с а. А из обуви чего в посылке найдется?
   Т и м о х а (вытаскивает из мешка ботинки). Да вот ботинки черные.
   Р а и с а. У наших детей размер обуви поменьше.
   К а т е р и н а. Надо поспрашивать у колхозников, кому подойдут ботинки.
   В а р я . Мама, но это же нам посылка! (Рассматривает ботинки, недовольно). Носы стертые.
   К а т е р и н а. В Америке не все богатые, бедные тоже делятся с нами своим добром, за это им всем спасибо.
   К и р и л л. Носы можно сажей замазать.
   Т и м о х а (залезает рукой в мешок еще раз, вытаскивает шубу). Шуба! Роза, не обижайся, у тебя есть тулуп, а у Катерины совсем худой, да и покойную мою Любушку, светлая ей память, укрывали все лето, так что он к носке совсем не годен.
   Р а и с а (громко). Да, согласна я, папа!
   Т и м о х а (к Катерине). Примерь!
  
   Катерина надевает хорошо поношенную лисью шубу.
  
   В а р я (восхищенно). Мамочка, хорошо!
   Т и м о х а (разводит руками в стороны). Все. Раздача американской помощи закончена.
  
   Входит Наташа, она расстроена.
  
   Н а т а ш а (Катерине). Не выполнила я твоего поручения, не успели мы солому в скирду сложить. Перед приходом поезда все бабы побросали вилы и понеслись на станцию.
   К а т е р и н а (печально).Уже целый месяц встречают утром и вечером. Смотреть больно, как на руках женщины несут к поезду своих маленьких детей, а детки чуть постарше семенят рядышком с матерями, за юбки их хватаются. (Вытирает слезы.)
   Р а и с а. Я ходила, встретила своего.
   К а т е р и н а (грустно).Я бы тоже ходила, если бы было кого ждать.
   Н а т а ш а. Чего тебя вызывали в район?
   К а т е р и н а. Учиться предлагали.
   Р а и с а (удивленно). Как учиться?
   К а т е р и н а. Сказали, что нехватка в руководстве сельским хозяйством, вот моя кандидатура и всплыла. Хорошо колхозом, говорят, руководишь.
   Н а т а ш а. Правильно говорят, настроили в нашем колхозе много: и коровник, и свинарник, и конюшню, и ригу.
   Т и м о х а (усиливая свою речь жестом руки). А главное, - к людям подход нашла, за народ беспокоишься.
   К а т е р и н а (продолжает). Хотят направить меня на курсы.
   Р а и с а (проявляет любопытство). А ты что?
   К а т е р и н а (с сожалением).А что я могла ответить - дети у меня.
   Р а и с а. А они что тебе сказали?
   К а т е р и н а. Детей в интернат, там им будет тепло и сытно.
   Т и м о х а. Оно, конечно, хорошо интернат, но дети расти будут с чужими людьми.
   К и р и л л (подбегает к Катерине, обнимает ее). Не отдавай, мамочка, нас, мы с тобой хотим!
   В а р я (подбегает к матери, гладит ее по голове). Не хотим в интернат!
   К а т е р и н а (гладит их по головам, целует, слезы текут по щекам). Да погодите вы, никуда я не еду.
   Т и м о х а. Окончательное решение?
   К а т е р и н а (утвердительно). Да, уже отказалась.
  
   Небольшая пауза. Катерина еще раз гладит детей по голове.
  
   К и р и л л (воспользовавшись материнской слабостью). Можно на улицу поиграть?
   К а т е р и н а (с улыбкой смотрит на Варю и Кирилла, ласково говорит). Идите!
   Р а и с а. Как стройка твоя продвигается?
   К а т е р и н а. С воинской частью рассчиталась. Варечка молодец, относила молоко им. Осталось настелить полы, сделать потолки, рамы, двери и печку.
   Р а и с а. Скоро переедешь?
   К а т е р и н а. Может, к октябрьским праздникам.
   Р а и с а (весело). Ну, Катерина, богатая ты невеста!
   К а т е р и н а (грустно). Еще добавь, с приданым - двое детей.
   Р а и с а. (перебивая, с восторгом). Да дети - показатель полноценной бабы!

Действие второе

Картина первая

  
   Сентябрь 1945 года. Обеденное время. Единственная комната нового дома Паши, желтые бревна которого еще пахнут смолой. Обычное и наиболее приемлемое расположение самого необходимого в доме, которое дает тепло всем домочадцам и позволяет при незначительных материальных затратах большому количеству людей находиться, общаться, готовить еду и спать без страха получить простуду либо еще какую хворь: русская печь, полок, полати. Обстановка дома представлена столом между двумя окнами из сколоченных крест-накрест выструганных толщиной в руку палок со столешницей из шершавых досок, сундуком, изрядно поржавевшей кроватью, заправленной уцелевшими в захоронках домоткаными половиками. Половик застелен на одной из деревянных лавок, занявшей место у стола. Другая лавка с двумя ведрами и кружкой из-под снаряда размещена у стены, где выход в сенцы. К столу приставлены две изготовленные Тимохой табуретки.
   Хозяйка дома Паша перебирает узел с отрезами, присланными братом из Германии. За ее действиями наблюдают стоящие рядом две ее дочери: старшая вытянутая как спичка чернявенькая Маша и младшая плотненькая с русой растрепанной косой и веселыми веснушками на носу Лена.
  
   П а ш а (берет из сундука отрез белой шелковой ткани, разглаживает его, прикладывает к своей груди). Молодец братик, хоть будет нам из чего пошить наряды на Покров. С этого шелка я себе красивенную блузку сошью, вот уж обзавидуются все!
   Л е н а (берет в руки отрез ситцевой ткани в горошек, примеряет на себя). Мама, а мне можно из этой материи в горошек платье сшить?
   М а ш а (показывает на ткань). А мне вот из этой желтенькой в цветочек платьице.
   П а ш а. Все можно, пока ваш дядька в Германии, а как приедет, тогда в его добро нам хода уже не будет.
   Л е н а. А почему его добро?
   П а ш а. Письма присылал с посылками, разрешал кое-что взять, чтобы вы не голодали, а про остальное написал, что ему пригодится.
  
   Слышится уверенный и довольно сильный стук в дверь сенец. Девочки бегут к двери. Паша быстро собирает все, что подвергалось осмотру, в сундук, закрывает его.
  
   П а ш а (громко произносит). Заходите, открыто!
  
   В комнату заходит Никита, среднего роста светловолосый мужчина с чемоданом и рюкзаком. Он только вернулся из Германии. К нему навстречу спешат Паша и ее дочери.
  
   П а ш а (радостно). Брат!
   Л е н а ( радостно). Дядя, дядя! Родненький!
   М а ш а (радостно). Наш миленький дядя Никитушка!
   Н и к и т а. Здравствуйте, родные мои! (Ставит рядом с входной дверью чемодан, снимает рюкзак, размещает его рядом с чемоданом, потом всех обнимает.)
  
   Лена, Маша и Паша как клещи вцепились в Никиту. Первой от бурной радости отходит Паша.
  
   П а ш а (ласково поглаживает брата по голове). Слава богу, выжил в этой проклятой войне! (Дочерям.) Отпустите дядьку, дайте ему отдышаться с дороги! Садись, брат.
  
   Паша присаживается на скамейку, показывая брату на место рядом с собой. Никита садится рядом, обнимает сестру рукой. Девочки садятся на табуретки и с большим вниманием слушают.
  
   Н и к и т а (радостно). Вот я и дома! Столько лет ждал, когда доберусь до своих!
   П а ш а.(гладит брата по груди). Рассказывай, братик, как ты? Слава богу, живой, невредимый.
   Н и к и т а. Ранен был, контуженый, в двух госпиталях отлежался, тиф перенес.
   П а ш а. Ничего, тут воздух целебный, поднимешься! Ты совсем домой вернулся?
   Н и к и т а. Да, совсем. Что-то не удержала меня Германия и достойные деньги за службу. Рассказывайте о себе.
   П а ш а. Выжили, сына в армию забрали.
   Н и к и т а. Где служит?
   П а ш а. На Украине. Слава богу, хоть сердце спокойно - войны нет.
   Н и к и т а (обеспокоено). Где на Украине?
   П а ш а. Пишет, что на Полтавщине.
   Н и к и т а. Хорошо, что не на Львовщине или еще в какой западной области.
   П а ш а. Это почему?
   Н и к и т а. Опасно. Осталось много людей там, воевавших против нас и не успевших уйти вслед за фашистами. Их армия УПА прикрывалась своей якобы борьбой за свободную Украину и еще в начале войны занималась уничтожением людей только за то, что эти люди не украинцы.
   П а ш а. Откуда ты знаешь?
   Н и к и т а. (гневно). Сам был тому свидетель. С нами, когда советская армия освободила Львовщину, Волынщину, Черновцы в 1944 году, тоже в кошки-мышки пытались играть. Им надо было скрывать свое фашистское нутро - мы на хвост Гитлеру сели.
   П а ш а (заинтересованно). И что же они делали, когда пришли наши?
   Н и к и т а. Убивали советских солдат и мирное население. Вели себя, как каратели.
   М а ш а (грустно). Прямо как у нас?
   Н и к и т а. Да, как у нас. От деда Тимохи еще в 43 году, когда его встретил в Севске, я слышал о точно таких же карателях.
   Л е н а. Дядя, а почему там сейчас страшно?
   Н и к и т а. Они лютуют, убивают русских, которых послали поднимать хозяйство на западе Украины.
   М а ш а. Что вы с ними сделали?
   Н и к и т а. С кем?
   М а ш а. С карателями.
   Н и к и т а. То, что делают на войне с врагами.
   Л е н а (восхищенно). Дядя, ты у нас герой? У тебя награды есть?
   Н и к и т а. Конечно, есть. И за Курскую дугу, и за Днепр, и за спасение комдива в Западной Украине.
   М а ш а. А как ты спасал своего командира?
   Н и к и т а. Наш комдив поехал к бендеровцам по их просьбе на переговоры, так там его чуть не расстреляли. Я как узнал, что комдив отправился в их логово, сразу с несколькими бойцами помчался на грузовике вслед за комдивом. Хорошо, что успели вовремя - бендеровцы уже повязали его и ребят, что с ним поехали.
   Л е н а (обращаясь к Никите, просит). Покажи, дядя, награды!
   П а ш а. Еще будет время, покажет. Ты, брат, и на войне не изменился, был горячий и бесшабашный, так им и остался.
   Н и к и т а. Ой, совсем забыл!
  
   Никита берет рюкзак, подносит его к столу, ставит на табуретку, развязывает бечевки, вынимает банку тушенки, буханку хлеба, еще маленькую железную баночку и коробочку, сахар. За его действиями внимательно смотрят Маша и Лена. Паша в это время идет к печке, достает ухватом большой чугунок с водой.
  
   Л е н а (произносит восхищенно). Сколько еды! А это что? (Показывает на шоколадку.)
   Н и к и т а. Шоколад. Попробуете хоть его.
   Л е н а (с интересом). А в железных баночках что? альцем указывает на одну баночку, потом на вторую.)
   Н и к и т а. Тушенка и сардины.
   Л е н а (удивленно). Что?
   Н и к и т а. Рыбка такая небольшая.
   Л е н а (удивленно) И это тоже нам?
   Н и к и т а. Конечно, вам.
   М а ш а и Л е н а (в один голос). Спасибо, дядя Никита!
   П а ш а. Дядя голодный, уставший. Надо его накормить, а потом выспрашивать. Да и сама я хороша - забыла, как гостя встречать надо.
   Н и к и т а. Сколько пришлось нашему солдату на фронте поголодать, один бог знает!
   П а ш а. Но сейчас не война. (Более властно.) Всем мыть руки! Полейте дяде! Маша, возьми полотенце для дядьки, то, что от бабушки сохранилось!
   Н и к и т а. А еще что от матери осталось?
   П а ш а. Иконка.
  
   Никита берет ведро с водой с лавки, Паша - чугунок с загнетки с теплой водой, Лена - алюминиевую кружку, стоявшую на лавке с ведрами, полотенце с гвоздика, вбитого рядом с входной дверью. Маша открывает сундук, вынимает полотенце. Все выходят на улицу.
  

Картина 2

   Деревенская улица. Около дома Паши плетень из ивовых прутьев. Около плетня скамейка. Никита ставит ведро с водой, захваченное из дома, на лавочку возле плетня, Паша - чугунок с водой, берет кружку, черпает из ведра, выливает в чугунок, делая воду более прохладной. Никита сбрасывает с себя гимнастерку. Пришедшая после всех Маша вешает на плетень полотенце.
  
   Н и к и т а. Поливай, сестра! Мыло подайте!
   П а ш а. Нет у нас мыла, мыльником обходимся.
   Н и к и т а. Погоди лить, сейчас принесу. (Идет в дом, возвращается с мылом в руках.)
   М а ш а (радостно). Ура, мыло!
   Н и к и т а. Лей, сестра! И на голову тоже! (Намыливает голову, старается провести мыльными руками по телу.)
   Л е н а. (с гордостью произносит, растягивая слоги в слове дядя). У нас дя -дя! (Передразнивая). А то: у нас корова, у нас корова!
   Н и к и т а. У кого корова? (Передает мыло Маше.)
   М а ш а. У Нины и Сашки Алексеевых и Вари с Корюшкой Ковалевых.
   Н и к и т а (заинтересованно). Сергея вдова не в Брянске?
   П а ш а (поливая на голову и спину Никите водой из кружки). Да куда ей отсюда? Съездила в Брянск, как только сюда вернулась. Дом ее в Брянске разбомбили, жить и работать негде, да и приехала опять в деревню к свекру.
   Н и к и т а. И что она здесь делает?
   П а ш а. (гордо). Председательствует. (Снимает полотенце с плетня, подает Никите.)
   Н и к и т а (берет из рук Паши полотенце, вытирается). Спасибо! (Надевает гимнастерку, приглаживает рукой волосы.)
   П а ш а (гордо). Вот и жених у нас в деревне! (Журит дочек, которые умывают лицо и моют руки, затем вытираются полотенцем, принесенным Леной.). Много мыла не тратьте, не висит на вас грязь клоками!
   М а ш а. Давай, полью тебе, мама. (Поливает Паше на руки.)
  
   Никита подходит к забору, срывает яблоко с ветки, кусает его
  
   Н и к и т а. Родное, кисло-сладенькое.
   П а ш а. Уцелела яблонька, не сгорела, встречает тебя урожаем. И в осень сорок третьего, когда вернулись к своему сожженному дому, она нас ждала с яблочками.
  
   К дому Паши подходят Раиса, Наташа и жительницы деревни Ключи.
  
   П а ш а енщинам возмущаясь). Батюшки, не успели штаны в деревне появиться, как юбки уже к ним собираются!
  
   Каждая из женщин старается то по плечу, то по груди, то по животу Никиту стукнуть.
  
   2- я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й (восхищаясь). Хорош, хорош! Теперь в округе нашей холостяк завелся!
   1- я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й. Да, ничего, средне упитанный!
   Р а и с а. Костями не гремит!
   П а ш а (умоляет). Прошу очень, все потом, еще увидите, совсем вернулся он.
   1- я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й. Дай хоть спросить, Паша, может моего хозяина где встречал? Может, ранен он и не хочет домой возвращаться?
   Н и к и т а (грустно). Кто не вернулся еще с войны - ждите, бывают и ошибочные похоронки.
   П а ш а. Милые соседушки, идите по домам, дайте с дороги человеку отдохнуть!
   2- я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й. Хорошо тебе, Паша, говорить, но ты и мы на разных сторонах женской судьбы.
   П а ш а (возмущенно).О каких таких разных сторонах еще ты тут намекаешь?
   2- я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й. Да замужем ты уже успела побывать, пока я во вдовах хожу. Весело и сытно тебе жилось. (Нараспев.) С му-зы-кой!
   Н а т а ш а (резко). Перестаньте, пусть отболит!
   2- я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й. А что я такого говорю? (Паше.) Мы тут в отрепьях, а ты приоденешься, да на лавку со своим залетой песни петь. Детки тоже не обижены.
   Р а и с а (с укором). Нашли чему завидовать - мимолетному счастью. Оно как облачко растаяло.
   1- я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й. Ладно, бабоньки, будем радоваться, что еще один солдат с войны вернулся домой.
   2- я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й (игриво). Курицы нетоптаные, пойдемте по домам, не удастся нам сегодня на действующего мужика вволю насмотреться.
  
   1 и 2 жительницы деревни Ключи и Раиса покидают территорию перед домом Паши, поют. Паша, Никита, Маша и Лена смотрят им вслед.
  
   1-я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й (поет).
   Долго едет мой любимый
   С той проклятущей войны
   Может, где его могила
   Может, в поле не нашли.
   2-я ж и т е л ь н и ц а К л ю ч е й (поет).
   Сколько раз во сне любила,
   Сколько слез проплакала
   Только сердце не забыло
   До войны засватана.
   Р а и с а (поет).
   Ждала милого с войны,
   Шлют с Америки штаны.
   То ли юбку из них сшить
   То ли так уже носить.
  

Картина третья

   Комната дома Паши. Ходики на стене показывают три часа. В комнате Паша, Маша, Лена и Никита.
  
   П а ш а (смотрит на часы). Ой, проговорили, уже три часа! (Обращается к девочкам.) Быстро на стол собирайте! (Подает Маше миску железную и выдолбленный из дерева черепок.) Принеси огурцов и сыроежечек солененьких!
  
   Маша выходит. Паша ставит на стол миску со щами из щавеля. Лена раскладывает деревянные самодельные ложки. Входит Маша, ставит на стол принесенные грибы и огурцы. Паша нарезает хлеб. Никита и Паша садятся за стол на табуретки друг против друга, девочки - на лавку.
  
   П а ш а. Садитесь. (Раздает всем по скибке испеченного дома черного хлеба с примесью лебеды.) Тебе, тебе, тебе.
   Н и к и т а (открывает банку с тушенкой). Давайте хлеб, племяшки, тушенки намажу, тогда и щи будут вкусней! (На хлеб всем намазывает тонким слоем тушенку.)
  
   Все принимаются за еду.
  
   М а ш а (когда опустела миска со щами). Можно мы на улицу пойдем?
   П а ш а. Идите. Только хлеб съешьте, а то раздадите. Хватит хвастаться, нехорошо это, не все сегодня хлеб едят, а мы благодаря дяде жируем.
   Н и к и т а (берет со стола шоколадку, разламывает ее на мелкие кусочки прямо в упаковке, подает девочкам). Попробуете сами и угостите своих друзей.
   Маша и Лена выбегают из комнаты. Продолжается диалог Никиты и Паши.
  
   Н и к и т а. Вижу хорошее дело: дом построила.
   П а ш а. Да, брат, спасибо тебе, твои посылочки и деньжата помогли, а то бы как многие еще жили в землянке.
   Н и к и т а. Мне тоже должно хватить на жилье. Сынов надо куда-то привозить.
   П а ш а. Не хватит, брат.
   Н и к и т а (встает из-за стола, быстро, чуть не бегом преодолевает пространство комнаты, останавливаясь напротив сидящей Паши, громко, раздраженно ей громко говорит). И это ты, сестрица вместо того, чтобы все сохранить, чтобы моим и твоим детям было на первое время, весело время проводила? Веселая вдова!
   П а ш а (грустно, оправдываясь). Погиб мой Иван в начале войны. А тут вдруг пристал ко мне фронтовик: давай да давай жить вместе.
   Н и к и т а (снова возвращается на свое место за столом, чуть спокойнее). Когда пристал?
   П а ш а (всхлипывая). Как в дом из землянки перешли.
   Н и к и т а. Чем же он тебя купил?
   П а ш а. Пожалела я его - у него жену и детей каратели убили, да и в доме все-таки мужик, хоть и на одной ноге. Вон плетень городил. Играл хорошо на гармошке. (Плачет.) Так и ушел с ней к богатой бабе в Навлю.
   Н и к и т а. Отчего же покинул он такую любвеобильную женщину?
   П а ш а (сквозь слезы). Он - вольная птица, а я вдова с тремя детьми. Ты меня, брат, не осуждай, так хотелось счастья, вот и холила я его. Потом распознала, что его достаток мой интересует, а не я.
   Н и к и т а (стучит по столу кулаками, возмущенно). Сволочь он последняя.(Встает, идет вновь к Паше, обнимает ее за плечи, более спокойно говорит.) Ладно, не переживай. Молодец, что хоть дом догадалась поставить, а не все извела на него.
   П а ш а (вытирает слезы кончиком платка, старается перевести разговор в другое русло). Свою жизнь, брат, как планируешь?
   Н и к и т а. Дай оглядеться, потом и буду решать с работой. Пока поживу у тебя. Надо детей найти.(Озабоченно.) И в каких они детских домах?
  
   Стук в дверь. Никита возвращается на свое место за столом.
  
   П а ш а (громко, повернувшись к двери). Не заперто!
  
   Входит Катерина, босиком ступая по новому неструганому полу. Русые волосы гладко причесаны и собраны в пучок, одета она в темные довольно потрепанные юбку и кофту с давно размытым от частой носки и стирок рисунком. Катерина сразу окидывает взором комнату, видит Никиту, Пашу.
  
   К а т е р и н а. Здравствуйте, хозяйка и гость!
   П а ш а (выпаливает в тему неоконченного разговора о судьбе брата). Никита, вот тебе и невеста. Все при ней. Бери, пока другие не сосватали.
   Н и к и т а (смущенно). Дай поем!
  
   Смеются все. Первой прекращает смеяться Катерина.
  
   К а т е р и н а (возмущенно). Я по делу, а не мужей выбирать. (К Паше.) Завтра, Паша, тебе сено сгребать. Надо еще многих обойти. Отаву не хочется упускать, а косарей нет.
   Н и к и т а (приглашает). Садись, Катерина, с нами ужинать, за ним и дела твои будем решать.
   К а т е р и н а. Да сыта я.
   П а ш а. Садись, а то взбунтуюсь и не выйду завтра на работу!
   Н и к и т а (встает из-за стола, берет Катерину за плечи, подводит ее к табуретке, сажает на нее Катерину). Садись, садись!
   П а ш а (берет с полки деревянную ложку). Работа твоего свекра. (Кладет ложку перед Катериной, берет со стола миску, подходит к печке, наливает из чугунка щи, ставит на стол перед Катериной, затем отрезает скибку хлеба, подает Никите.) Знаю, как ты сыта. (Мягко отчитывает.) Все тебе нет дела до себя. Босиком ходишь, а туфли даренные райкомом жалеешь, хотя уже засентябрило на дворе.
   Н и к и т а (намазывает тушенкой хлеб, подает его Катерине). Бери, кушай!
   К а т е р и н а. Спасибо, не мечтала, что на праздничный ужин попаду.
   П а ш а (утвердительно, с нажимом). Говорю еще раз - Никита присмотрись к Катерине. Решился приехать из Германии домой, то надо создавать семью.
   К а т е р и н а (смущается от такого открытого разговора про замужество). Да погоди ты, Паша, нашла за кого брата сватать. У меня вдовье богатство - старый свекор да двое детей.
   П а ш а. Я брату добра желаю, а у свекра твоего сын вернулся с войны, вот пусть и думает вместе со своей Розой, как за ним присмотреть.
   К а т е р и н а. Да сын устроился на прежнее место в Брянске, а в город некуда брать старого человека..
   П а ш а. Это его родитель, пусть и думает. А что касается детей - так и у Никиты они есть. Вот и будут у вас и твои, и его расти. Что скажешь, брат?
   Н и к и т а. Скажу я, что завтра надо идти косить. (Поворачивается к Катерине.) Катерина, возьмешь меня в косари?
   К а т е р и н а. Конечно, За участие в косьбе спасибо от всего колхоза будет. Нам мужчины нужны в хозяйстве!
   П а ш а. Еще как нужны!
   К а т е р и н а (встает из-за стола). Спасибо за угощенье. Извините, тороплюсь.
  
   Катерина уходит. В комнате за столом Никита и Паша. Паша зажигает керосиновую лампу, висящую на гвоздике, вбитом в стену между двух окон.
  
   Н и к и т а (продолжает начатый разговор). Большой у вас колхоз?
   П а ш а. Три деревни - наша, Песочня да Ворошилов.
   Н и к и т а. А бригадиры есть?
   П а ш а. Да, есть.
   Н и к и т а. Почему тогда Катерина людей на работу собирает?
   П а ш а. Один бригадир у нас с войны пришел без ноги, а другой старый - ты его знаешь, дед Степан, твой сосед по Песочне. На мужскую работу уговаривать надо женщин, а они вдовы, с кучей детей, получат за работу трудодень, да потом на него жди до урожая хлебушка.
   Н и к и т а. И как же они выживают?
   П а ш а. Стремятся больше в лес: хоть ягоду да гриб продадут и будут с копеечкой.
   Н и к и т а. С фронта возвращаются?
   П а ш а. Мало. Четвертая часть хозяев даже не вернулась. Вот на нас, бабах и держится деревня. Так что, брат, решайся, помогай нам.
   Н и к и т а (неуверенно). Еще не знаю, куда мне - может, на прежнюю работу в район.
   П а ш а. Работа работой, а о семье подумай. Поживете с Катериной пока у меня. Деток своих привезешь, дом ее достроите, хозяйством обзаведетесь. Ты грамотный, да и она быстрая и понятливая. Завязка ваша будет крепенькая как ремень с ремнем.
   Н и к и т а. Посмотрим, но не я один этот вопрос должен решать - ее согласие надо. А теперь, сестрица, пора спать.
   П а ш а. Размещайся на кровати, а мы на полатях.
   Н и к и т а (возражает). Нет, сестра, кровать - твоя, хозяйка даже почетному гостю ее не должна уступать.
   П а ш а. Ладно, согласна. Только соломки принеси, мягче будет спать.
   Н и к и т а. Где взять солому?
   П а ш а. На огороде. Соломка у нас этого года, всем Катерина ее разделила понемногу. Пойду детей звать. (Выходит, следом за ней Никита.)
   П а ш а (с улицы голос). Лена, Маня, домой!
  
   Комната дома Паши. Никита входит с соломой и стелет ее на полати, накрывает солому постилкой из тканых половиков, лежавшей аккуратно сложенной на полатях. Паша расстилает свою кровать. Заходят Маша и Лена.
  
   Н и к и т а (к Маше и Лене). Нагулялись?
   Л е н а. Да что там, чуточку.
   Н и к и т а. А уроки сделали?
   М а ш а. Конечно!
   Н и к и т а. Школа уцелела?
   М а ш а. Нет, сгорела. Занимаемся в леспромхозовском здании. Со всех деревень приходят учиться.
   Н и к и т а. Когда учиться начали?
   М а ш а. С осени прошлого года.
   П а ш а (командует). Спать всем! (Гасит керосиновую лампу.)
  
   Дом Паши. Осень. Утро. Ходики показывают семь часов. Сквозь утренний туман смутно просматривается яблонька с яблоками через окно, выходящее в огород. Паша смотрит на часы, затем из печки достает сковородку, на которой горкой сложена толченая картошка с румяной корочкой, ставит ее на стол. Часть приготовленного блюда уже съедена.
  
   П а ш а. (к девочкам). Дочки, завтракать!
   Л е н а (собирает книжки в холщевый мешок). Где Дядя Никита?
   П а ш а. Уже с пяти утра косит. (Громко и строго обращается к младшей дочери.) Ты чего не собираешь сумку вечером? Не забудьте с собой взять еду. (Отрезает две скибочки хлеба, добавляет к ним две отварные картошки, два кусочка сальца, каждый величиной с пальчик, заворачивает в холщевую тряпочку, подает Маше.) Последи за Леной, чтобы поела, а то на переменах загуляется. Да учитесь хорошо! Придете со школы - не забудьте скотину накормить.
   М а ш а (в дверях на выходе из дома с холщевым мешком в руке, а ладошку другой прикладывает к голове). Есть, мой генерал!
   П а ш а (вдогонку дочерям). Яблочек наберите, раздадите в школе.
  
   Паша достает из печки ухватом чугунок, берет с полки глиняный кувшин, наливает в него содержимое чугунка. Затем берет с полки буханку хлеба, отрезает половину.
  
   П а ш а. Поест Никита щей с остатками тушенки. Может, и Катерина с нами пообедает, а то ей собрать себе обед на работу некогда - то дети, то свекровь и свекор ухода требуют. Надо тогда еще и сальца отрезать. (Идет в сенцы с ножиком, возвращается с полоской отрезанного сала, разрезает его на шесть частей, Затем все укладывает в сплетенную из ивы небольшую плетушку, повязывает на голову платок, выходит из комнаты).
  
   Осень. Вечер. Комната дома Паши. Видна яблонька за окном с яблоками и слегка тронутыми осенью листьями. Слышны на улице детские голоса. В дом заходят Паша и Никита. Паша начала возиться с ухватами в печке, доставая из него чугунок с еще теплой водой.
  
   П а ш а. Как, брат, с непривычки косой махать?
   Н и к и т а. Да подзабыл я немного эту работу на войне, но сносно.
   П а ш а. Видел, кто в колхозе основная рабочая сила?
   Н и к и т а. Да видел, обидно, что после победы над фашистами бабы страну от голода и разрухи спасают. И ничего, кроме тяжкого труда они не заслужили за свой подвиг.
   П а ш а. Кому же еще работать, как не бабам. Возвращаются с фронта больные да раненые. Ты-то к кому относишься?
   Н и к и т а. Контуженый.
   П а ш а. Иди, контуженый, мойся в сенцах, не время плескаться на улице вечером осенью да еще после покоса. Вот тебе полотенце. (Снимает с гвоздика, который прибит на стене рядом с полкой для посуды.) Еще мать наша ткала. (С гордостью.) Все бабы глаза сегодня на тебя проглядели!
   Н и к и т а -А я как-то и не заметил.
   П а ш а Врешь, брат, видела я, как зыркал ты по сторонам!
  
   Выходят из комнаты Никита и Паша. С улицы Слышен голос Паши:
  
   П а ш а (зовет). Лена, Маня, домой!
  
   В комнату заходит Никита, вешает полотенце на гвоздик, снимает с гвоздика и зажигает керосиновую лампу, затем вешает ее на тот же гвоздик. Забегают девочки, входит с миской Паша. Женское население дома принялось быстро накрывать на стол. Паша наливает щи в миску, ставит ее на стол. Затем берет с загнетки сковородку с оставшейся в ней после завтрака толченкой, ставит ее на стол. Никита достает из рюкзака банку сардин, на столе вскрывает ее. Снова по уже заведенному порядку Паша отрезает от буханки скибки хлеба по числу едоков.
  
   П а ш а (раздает всем по скибке хлеба). Тебе, тебе, тебе! Никита, положи всем консервы!
   Л е н а (удивленно). Мама, у нас и сегодня праздник?
   Н и к и т а. Почему ты так считаешь?
   Л е н а. Консервы едим, мама хлеба больше отрезала.
   П а ш а (Лене с огорчением). Покос сейчас. До войны на любой покос ветчина да яйца, да сало попадали на обед косарям. А сейчас что?
   Н и к и т а (возбужденно.) Косарям сегодня всем надо бы награды как на войне давать. Худые женщины вместе с председателем с почерневшими от ветра и жары лицами косят. С ними в ряду приспосабливается взять косу безрукий фронтовик. А кто на одной ноге с костылями тоже при деле - ворошит сено костылем.. Да какой еще народ в мире такие муки несет?
   П а ш а. А ты хотел увидеть другое, брат?
   Н и к и т а. Я прошел через Австрию, Чехию, Германию, но нет в этих странах наших страшных картин мирного труда. (Громко, с надрывом.) Запомните это, дети!
   П а ш а (хлебая деревянной ложкой щи из общей миски, остальные за столом тоже заняты трапезой). Так завтра идешь косить, брат?
   Н и к и т а. Конечно!
   П а ш а. Видел, как Катерина работает? Как будто всю жизнь только и занималась крестьянским трудом.
   Н и к и т а. Нужда заставит взяться за мотыгу, чтобы выжить.
   П а ш а. Кстати, о мотыге. Катерина сказала, что после уборки отавы будем корчевать деревья между Песочней и станцией. А другим - копать картошку колхозную. Что ты выбираешь?
   Н и к и т а. Где будет Катерина работать?
   П а ш а. Будет корчевать.
   Н и к и т а (соглашаясь). Корчевать так корчевать. Пока еще чуток отдохну с вами, бабами, в колхозе, а потом начну свою мирную жизнь обустраивать.
  

Картина 4

  
   Поздняя осень. Вечер. Дом Паши. За столом Лена и Маша делают уроки. Лена пишет между газетных строк в самодельной тетради, а Маша читает учебник. Рядом сидит Никита, пишет. Паша готовит все к завтрашней топке печи: моет картошку, ставит чугунок на загнетку. Затем садится за стол, перебирает гречневую крупу. Маша захлопывает учебник, встает, одевается, берет учебник.
  
   Н и к и т а. Ты куда?
   М а ш а. Отнести учебник Варе.
   Н и к и т а. А ее где?
   М а ш а. Нам на всю деревню учебник на сегодня дали, завтра песочинцы по нему будут учиться.
  
   Маша уходит.
  
   П а ш а (к Никите). Написал?
   Н и к и т а. Написал в который раз уже. Теперь надо ждать ответа, думаю, найдутся мои дети. Паша, мы у тебя поживем с ребятами, пока свой дом к лету не поставлю. Мне в районе деньги платят, хватит нам на него.
   П а ш а. Брат, это и твой дом - деньги же твои были.
   Н и к и т а. Не надо считаться, детей тебе надо растить, а они для меня тоже не чужие.
   П а ш а. (плачет). Спасибо, брат.
  

Возвращается Маша, раздевается.

  
   П а ш а. (к Маше и Лене.) Дети, закончили свои науки, спать!
  
   Лена и Маша удаляются спать на печь.
  
   П а ш а. Где строить думаешь?
   Н и к и т а. В Песочне, на маминой усадьбе. Вязы там не сгорели, так и стоят рядком вдоль улицы.
   П а ш а. Что ты без хозяйки будешь делать со своими ребятами в своем доме?
   Н и к и т а. Его еще построить надо, а потом думать о хозяйке.
   П а ш а. А с Катериной как?
   Н и к и т а. Пока никак. (Раздраженно.) Ты же видишь, что совсем мне некогда личную жизнь устраивать. Да и Катерине зачем мои ребята!
   П а ш а. Конечно, братик, струсил ты, твоих детей двое, да ее двое - боишься, не потянешь.
   Н и к и т а (возмущенно). Да потяну я, потяну, а вот она все свое гнет: зачем тебе мои дети, если полно еще молодых невест и без всяких довесков.
   П а ш а. Она тебе люба?
   Н и к и т а. С сорок третьего года забыть ее не могу, когда в Севске увидел. Мечтал, что здесь ее встречу.
   П а ш а. Тогда Катериной занимаюсь я. Где шустер ты, а где телок телком, так и будешь ходить вокруг да около, пока кто-нибудь на ней не женится.
   Н и к и т а. Есть желающие?
   П а ш а. Хороший товар и при плохой торговле продается.
   Н и к и т а. И кто же они?
   П а ш а. На нее с других деревень даже молодые смотрят, а еще районное начальство и председатель один из соседнего колхоза, но она женщина строгая - ничьи жены косы вырывать не собираются.
  
   Свет на сцене гаснет и снова включается
  
   Осень. Утро. Дом Паши. На циферблате ходиков стрелки показывают семь часов. За окном сквозь редкий туман еле просматривается яблонька без яблок. На ней еще немного осенних листьев на ветках. Паша ухватом переставляет в печке чугунки.
   На пороге появляется Тимоха с табуретками в каждой из рук, проходит с ними в комнату.
  
   Т и м о х а. Заказывала, хозяйка, табуретки, бери! (Ставит табуретки около стола).
   П а ш а (восхищенно.)Хороши!
   Т и м о х а. Хвалить, не за что. (С сожалением). Инструмента нет путевого, какая уж тут красота.
   П а ш а. Дед Тимоха, не мое это дело, но я очень хочу, чтобы мой брат женился на Катерине. Он ее любит.
   Т и м о х а. Вижу, что любит, да и она к нему не равнодушна. Чувствую, что как-то стесняется меня, что моего сына каратели повесили, а она о других мужчинах должна думать..
   П а ш а. Ты сам как считаешь?
   Т и м о х а. Жизнь должна продолжаться. Они еще молодые, работящие, детей Катерины и Никиты поднимут и своих еще заимеют.
   П а ш а. Может, поговоришь с Катериной откровенно о замужестве.
   Т и м о х а. Поговорю. И попрошу с ней поговорить свою Раю - она с Катериной хорошо ладит.
   П а ш а. Сам как один будешь справляться?
   Т и м о х а. Дочка рядом, да и сын думает перебираться к нам.
   П а ш а. Жить где будет сын?
   Т и м о х а. Строиться собирается.
   П а ш а. Где?
   Т и м о х а. На моей усадьбе.
   П а ш а. На ней же дом Катерины стоит, она знает про это?
   Т и м о х а. Нет пока.
   П а ш а. Не говорите ей, подождите, давайте сначала замуж уговорим ее идти за Никиту, потом и вопрос с домом разрешится.
   Т и м о х а. Как?
   П а ш а. Никита собирается строиться на усадьбе своей матери в Песочне, уже лес выписал. Свой дом Катерина может продавать, либо перевозить в Песочню. Давай мы их соединим.
   Т и м о х а. Как?
   П а ш а. В Покров день ближе к вечеру придут ко мне его брат Михаил, племянница Валя с мужем. Пришли Катерину ко мне чуть пораньше, скажи, надо помочь. Думаю, все святые в нашем задуманном деле будут нам заступниками.
   Т и м о х а. Хороший план, действуем. (Грозит указательным пальцем правой руки.) Ох, уж эти стратеги в юбках!
  
   Вечереет. Покров день Дом Паши. Видна в окно яблонька, запорошенная первым рыхлым снежком. Паша смотрит в окно, затем зажигает керосиновую лампу, стоящую на столе.
  
   П а ш а (вслух). Первый снег на яблоньке задержался и прямо на Покров. Зима холодной будет.
  
   Входит Никита.
  
   П а ш а. Какие новости?
   Н и к и т а (радостно). Отличные! Нашел пока Колю, поеду за ним в выходной день. Нашлись и мои племянники в другом детском доме. Валя ждет ребеночка, но учебу не бросает - хочет учительствовать. (Садится за стол, достает письма, начинает их перечитывать.)
   П а ш а. И у меня новость. Пока ты, воин, трусость относительно подхода к любимой женщине проявлял, я узнала ее к тебе отношение.
   Н и к и т а (заинтересованно, оторвавшись от письма). Ну и как ко мне она относится?
   П а ш а. Дед Тимоха определил, что ты нравишься ей, так что действуй!
   Н и к и т а (громко, возмущенно). Где прикажешь ее искать для действий, если я поздно возвращаюсь домой и она вся в своих колхозных делах!
   П а ш а (загадочно). Тогда мы тебе поможем!
  
   Стук в дверь. Заходит Катерина.
  
   К а т е р и н а. Передал мне свекор, чтобы я зашла к вам.
   П а ш а (Катерине). Праздник сегодня, вот и позвали тебя. Катерина. Ты тут хозяйничай с Никитой, а то скоро гости соберутся, хлеб режьте, ложки кладите на стол, стаканы ставьте, все на полке возьмете, а я отлучусь к Раисе за детьми, уж больно они загулялись там. Да и моему брату есть чего тебе сказать.
  
   Паша уходит. Катерина подходит к полке, относит к столу ложки, раскладывает их, а Никита, взяв хлеб с полки, подходит к столу, садится, начинает резать хлеб.
  
   К а т е р и н а. Есть весточки от сынов?
   Н и к и т а. Да. Пока нашелся Коля.
   К а т е р и н а. Слава богу, отыскался, радость - то какая для тебя!
   Н и к и т а. Да радость, но еще не до конца. Думаю, еще много вопросов надо решать.
  
   Пауза.
  
   Н и к и т а (встает с табуретки, подходит к Катерине, говорит взволнованно). Помнишь, обещал тебе, что если не убьют меня на войне, то обязательно я тебя найду. (Глубокий вдох и выдох.) Предлагаю тебе стать моей женой. Понимаю, я уже не молодой, у меня дети, своего Колю я нашел, второго буду искать. В тебе вижу не только любимую женщину, но и мать для моих детей.
   К а т е р и н а. У меня тоже дети.
   Н и к и т а. Твои и мои дети будут нашими. Обещаю, для них все, что смогу, делать как отец.
  
   В двери показываются Паша, Тимоха и Раиса, Лена, Маша, Кирилл и проходят в комнату.
  
   П а ш а. Чем обрадуете?
   Н и к и т а (встает, обращается к Тимохе, взволнованно). Я прошу у Вас руки Катерины. Буду достойным ей мужем и достойным отцом ее детей.
   Т и м о х а (одобрительно). Правильное решение, сынок! Ты, Катерина, согласна?
   Р а и с а. Соглашайся, невестушка, мы за тебя рады! Кирюша, а ты согласен?
   К и р и л л (смущаась). Я согласен.(Подошел к матери, прижался к ней, ручонкой обхватил.) Мам, соглашайся!
   К а т е р и н а (смущаясь). Согласна.
   Л е н а и М а ш а (одновременно, радостно). Ура!
   Т и м о х а. Вот и молодец! Надо жить, семьи строить, мир на то и дан.
   М а ш а (к Никите). Теперь у нас с Леной будет тетя, так, дядя Никита?
   П а ш а (отвечает Маше за Никиту). Конечно, хоть одна на всех вас, племянниц!
   Р а и с а (ставит на стол бутылку самогонки). Вот и засватали! Ты уж прости, Паша, что не по правилам - не в невестином доме сватовство.
   Т и м о х а. Не так место важно, как действие.
  
   Приходят Валя, Михаил и Федор, ставят на стол узелки с едой, развязывают их, расставляют миски на столе.
  
   П а ш а. Наш Никита позвал Катерину замуж.
   М и х а и л (нарезает и раскладывает на столе хлеб от принесенной буханки). Да, брат мой совершил достойный поступок в 33 года.
   П а ш а. Подождите, дорогие мои, пока до сельсовета дойдете, я, как старшая, должна все по-божески сделать. (Идет к сундуку, достает из него замотанную в домотканый рушник икону, освобождает ее от рушника.) Сохранилась иконка, с ней еще наша мать благословение родительское получала.
   Н и к и т а (удивленно). Что ты задумала, сестра? (Возмущаясь.) Я же член партии!
   П а ш а (не требующим возражений тоном). Ты, Никита, не сопротивляйся, и не прикрывайся своим партийным билетом, а становись с Катериной перед образом!
   Р а и с а (берет половик с полатей, стелет его на пол, подталкивает стать на него Катерину и Никиту). Сделаем все так, как наши родители делали.(Резко). Никто тут на тебя доносить не собирается!
   П а ш а (с иконой напротив Катерины и Никиты). Отче наш иже еси на небесах да святится имя твое..., Никита, обещаешь ты до конца дней своих быть с Катериной в горе и в радости, заботится о ней, о ее детях?
   Н и к и т а. Обещаю!
   П а ш а. Катерина, ты согласна быть с Никитой и в горе и в радости, заботится о нем и о его детях?
   К а т е р и н а. Согласна.
   П а ш а. Совет вам да любовь! Бери, Катерина, икону - будет у вас дочь, передашь ее ей.
   М и х а и л. Теперь все за стол.
  
   Все, в том числе и дети, садятся за стол.
  
   В а л я (радостно) .Я рада за дядю!
   Н и к и т а. Подождите. Паша, достань белый отрез шелка.
  
   Паша с недовольным лицом подходит к сундуку, достает отрез шелка, подает Никите. Лена и Маша внимательно наблюдают за Пашей, на лицах явное недовольство.
  
   Н и к и т а. Катерина, мой тебе подарок! Покупал эту ткань в Германии и думал, что тебе ее подарю. (Подает Катерине отрез ткани)
   П а ш а (в сторону). Кому предназначалась, тому и досталась, вот и хорошо, что не согрешила.
   В а л я (повернувшись к Паше). О чем ты, тетя Паша!
   П а ш а. Да я о своем. Не зарись на многое, не получишь печаль.
   Т и м о х а. Думаю, надо обсудить главное. Семья собирается большая у Никиты.
   П а ш а (перебивая). Что тут думать, пока у меня поживут, а потом в новый дом Катерины переберутся.
   Л е н а (радостно). Ой, как здорово! Теперь вместе с Кириллом уроки можно делать!
   М а ш а (Лене). Теперь будет тебе у кого списывать!
   П а ш а (резко, голосом, не требующим возражений). Дети, марш на печь!
  
   Дети покидают свои места за столом и, забравшись на печь, наблюдают за действиями взрослых.
  
   Т и м о х а (степенно, как бы извиняясь). Катерина, ты уж прости нас, не сказали тебе мы, что на усадьбе моей хочет строиться мой сын - возвращается он из города.
   К а т е р и н а (встала, гневно). А меня и детей куда? Дом куда?
   Р а и с а (дергает ее за кофту, старается усадить). Сядь, остынь! Без дома не останешься!
   Т и м о х а. Можно продать на слом - там еще отделки и печки нет.
   Ф е д о р. На новом месте его поставить.
   К а т е р и н а (садится; с надрывом говорит). На каком?
   М и х а и л. На усадьбе родителей в Песочне.
   Н и к и т а (спокойно, уверенно). Новый просторный дом будем строить - семья наша теперь большая стала.
   Ф е д о р (заверяет). Всем колхозом быстро сделаем.
   В а л я (радостно, обращаясь к Катерине). В нашей деревне жить будете!
   К а т е р и н а (спокойно, утвердительно). Не надо делить деревни. Все они наши, все одного колхоза!

Свет на сцене гаснет и включается через некоторое время

Картина 6

  
   Поздняя осень. Комната дома Паши. За окном, выходящем в огород, видна яблонька с кое-где задержавшимися листочками. Ходики показывают три часа. Паша замешивает хлеб в дежке, Маша и Лена, сидя за столом, пишут в своих самодельных тетрадях, макая ручкой в чернильницу.
  
   П а ш а (смотрит на часы). Три часа. Пора уже прийти Никите с Колей.
  
   В комнату входят Никита и Коля.
  
   П а ш а (радостно). Племянничек, дорогой, как вырос! Совсем большой стал! (Целует.)
   Л е н а и М а ш а (радостно, обхватывая Колю ручками). Здравствуй, братик!
   П а ш а ((приглашает, показывая рукой на лавку). Садись, племяш, к столу. Теперь будешь есть нашу деревенскую пищу, а не детдомовскую. (К Никите.) Ты сказал сыну?
   Н и к и т а. Нет.
   П а ш а (Коле). Твой папка женился.
   К о л я (подбегает к вешалке, одевается, громко кричит). Я в детский дом возвращаюсь!
   П а ш а (подбегает к Коле, хватает его за рукав пальтишка). Погоди, мальчик, присмотрись к мачехе, а в детский дом всегда успеешь.
   Н и к и т а (подходит к Коле, берет его за плечи, смотрит в глаза). Ты сын, пойми, что много детей осталось после войны без родителей, а у тебя есть я, и у меня есть ты. (Умоляюще.) Я не хочу тебя терять. Как рвался я домой, как хотел тебя видеть!
   К о л я (с надрывом). Кто она, Танька? Ты не знаешь, как она во время войны меня с Толиком просто вывела из дома и сказала идти к бабушке с дедушкой. А к ней мадьяры пришли! (Плачет.)
   Н и к и т а. Нет, не она!
   К о л я (продолжает плакать). А кто?
   П а ш а. Катерина Ковалева, мы же с ней вместе в лесу жили и от карателей скрывались.
   К о л я (соглашаясь). Ну, ладно.
   М а ш а. И сестричка, и братик у тебя теперь есть.
   К о л я. Посмотрю я на них. У нас, детдомовских, свои порядки тоже есть!
   Л е н а (ласково, уверенно). Да хороший Кирюша, ты его знаешь! Совсем не жадный. Если его чем угостит дедушка Тимоха, так онвсегда делится с нами.
   К о л я. А где та сидорова коза, что везде поспевала?
   Н и к и т а. Ты о Варе спрашиваешь? Скоро приедет, лечится у тетки.
   К о л я. А Кирилла я помню. Где он?
   П а ш а. У Ковалевых, пошел за подарочком; дед Тимоха лопатку соорудил - снег сгребать.
   К о л я. Дед Тимоха дома?
   П а ш а. Поехал за Варей.
   К о л я (с восторгом). Идемте за Кириллом. Ну и команда теперь будет у нас! Непобедимая!
  
   Коля, Лена и Маша, быстро накидывают на себя одежду, выбегают из дома. В дом заходит запыхавшийся Тимоха.
  
   Т и м о х а (взволнованно). Варя сбежала к Раисе! Как рванула от меня, когда узнала, что мать замуж вышла.
   П а ш а. Ой, мать честная, вот уж не ожидала я такого! Думала, Коля наш что вытворит, так на тебе, девчонка отчебучила! Что же делать?
   Т и м о х а. Где Катерина?
   П а ш а. Сейчас должна подойти.
   Т и м о х а. Пойдем с ней вместе уговаривать Варю.
  
   Входит Катерина.
  
   Т и м о х а. Варя сбежала.
   К а т е р и н а (тревожно). Когда?
   Т и м о х а. Только что! Сказал я ей про твое замужество, думал так ее подготовлю.
   К а т е р и н а (тревожно). Куда она побежала?
   Т и м о х а. К Раисе. Не мог ее уговорить. Забилась на печку, кричит: "Никуда отсюда не пойду, меня предали!"
   К а т е р и н а (за голову хватается, быстро ходит по комнате). Что же делать? Что делать? Приведу, накажу. (Раздраженно.) Не думала, не гадала! Надо было с детьми поговорить...
   Т и м о х а. Наберись терпения, Катерина, Варя еще ребенок, ей тяжело понять взрослых.
   П а ш а. Уговаривать, золовушка, надо ее. Пойдемте-ка все. Она же понятливая девочка. С ней уже Раиса наверняка беседует.
  

Свет на сцене гаснет и включается через некоторое время

  
   Ранние сумерки. Начало зимы. Комната дома Паши. Лампа керосиновая на середине стола. Склонились над учебниками Лена, Маша, Кирилл, Коля, Варя. Катерина сидит на табуретке и шьет. Паша задвигает в печь чугунки ухватом, Катерина отрывается от шитья и смотрит на часы.
  
   К а т е р и н а Скоро Никита должен прийти.
   П а ш а (засунув ухват под печку). Дорога нелегкая, снег валит - вон сколько навеяло.
   К а т е р и н а. Снег - хорошо, теплее будет озимым.
   К и р и л л (шепотом).
   Люблю грозу в начале мая
   Когда весенний первый гром.
   В а р я (возмущается). Не мешай, ты меня сбиваешь! У меня пример не получается!
   К о л я. Давай я тебе помогу! Вот, смотри, (показывает в Варином учебнике) надо сначала сделать умножение, а потом отнять. Пиши, 48 умножить на 17. Столбиком помнишь, как умножать?
   В а р я. Помню
   К о л я. Вот и молодец!
   К а т е р и н а ( к Коле). Коля, примерь!
  
   Все присутствующие в комнате смотрят, как Коля снимает свой уже тесный ему пиджак и примеряет перешитый Катериной из кителя пиджак.
  
   П а ш а (восхищенно). Вот мастерица, из кителя отца какой получился ладный пиджачок!
   К о л я. Спасибо.
   П а ш а (Коле). Твой пиджак стал тебе мал, можешь отдать Кириллу. Он ему будет впору.
   К о л я (подает свой пиджак Кириллу). Примерь!
   К и р и л л (снял снимает свой пиджак, кладет его на лавку, надевает пиджак Коли, рассматривает его на себе, радостно произносит). Хорош! Спасибо, Коля! Мой пиджак подойдет Лене. (Берет свой пиджак и подает Лене.) Бери!
   Л е н а (примеряет пиджак). Подходит. Смотри, как все подошло нам всем!
  
   Входит Никита с желтым кожаным портфелем и холщевым мешком с покупками. Портфель и мешок ставит у входа на пол.
  
   Н и к и т а. Ужинать будем?
  
   Дети убирают со стола учебники и тетради. Катерина на стол ставит миску с супом, забеливает еду молоком. Маша раздает ложки. Все садятся, смотрят на Пашу. Паша режет хлеб на одинаковые по толщине скибки.
  
   П а ш а (раздает скибки хлеба каждому, сидящему за столом). Тебе, тебе, тебе, тебе, тебе, тебе, тебе!
  
   Все черпают еду из одной миски.
  
   Н и к и т а. Вкусен наш супчик, Коля?
   К о л я. Сойдет!
   П а ш а (отрезает еще две тонюсеньких скибочки хлеба, подает их сначала Варе, потом Коле). Нате еще хлебушка нашего. Варя, может, еще не забыла вкуса хлеба деревенского, пока у тети жила. (К Коле.) А ты, Коля, помнишь его вкус?
   К о л я. Помню. Только он сейчас не такой как раньше был.
   К а т е р и н а ( разливает кисель в кружки, подает первому Коле).Держи кисель.
   К о л я. Спасибо, мама!
   К а т е р и н а (концом платка вытирает слезы). На здоровье, сынок! (Подходит к Коле, гладит его по голове.)
  
   Наблюдают за действиями Катерины остальные дети. Варя ревниво реагирует на все действия матери по отношению к Коле.
  
   Н и к и т а (встает из-за стола). Я тут вам подарочки купил. (Подходит к портфелю, достает из него карандаши и несколько тетрадей, раздает карандаши и по две тетради детям, начиная с Кирилла.)
   Ки р и л л. Спасибо папа! Ур-а -а!!! Настоящие!
  
   Все смотрят на Кирилла, он увлечен подарками.Никита улыбается, довольный тем, что Кирилл назвал его отцом. Паша улыбается и качает одобрительно головой.
  
   К о л я (радостно, рассматривая тетради). Да, настоящие! Как до войны!
  
   Раздача подарков продолжается, доходит очередь до Вари.
  
   В а р я (опустив ресницы). Спасибо.
   Н и к и т а. Это еще не все. Валенки купил - будем решать, кому. (Из мешка выкладывает на пол четыре пары валенок.) По размерам купить их было невозможно, какие были, те и взял.
   П а ш а (к Варе). Варя, примерь, у тебя же валенки худые, да еще один серый, а другой черный.
   В а р я (примеряет валенки). Большие.
   К о л я. Зато не жмут.
   В а р я. Коле сапоги жмут, пусть ему валенки будут.
   К о л я. У меня ботинки есть!
   Ки р и л л. Они тебе малы.
   К о л я (Кириллу). Тогда бери их себе. Только ты носки теплые надевай, можно и газетами ноги обернуть. Я так в детдоме зимой в них ходил.
   Н и к и т а. Варя после болезней еще не окрепла, пусть валенки будут ей. Кирилл, газет у нас нет, зимой в ботинках холодно, будешь их носить весной. А для зимы я купил бурки. (Подходит к мешку, достает из него четыре пары бурок, кладет их на лавку.) Разбирайте.
   В с е д е т и (радостно, наперебой). Спасибо!
  
   Коля, Лена, Кирилл, Маша разбирают бурки, примеряют их, пробуют ходить в них по комнате.
  
   В а р я. Можем меняться - вы мои валенки, а я ваши бурки по очереди будем носить.
   Н и к и т а. Куплю валенки или бурки со следующей получки тебе, сестра, и тебе, Катюша (обнимает Катерину, затем роется в портфеле, достает чулки подает их Паше и Катерине). Для наших женщин!
   К а т е р и н а (радостно, с восторгом). Ох, ты! Фильдеперсовые! Спасибо!
   П а ш а. Наверное, всю зарплату на рынке оставил, брат!
   Н и к и т а (не замечая реплики сестры). Варе, как самой взрослой из девочек, подарим ткань на платье, так как у нее оно только одно, да и то маловато стало. (Обращается к Паше.) Паша, достань ткань в горошек.
  
   Не выражая особой радости, Паша достает отрез из сундука, подает его Никите. За ее действиями молча наблюдают погасившие улыбки Маша и Лена.
  
   П а ш а (Никите). Твое добро, ты и волен им распоряжаться.
   Н и к и т а (подает Варе отрез). Носи, дочка!
   В а р я. Спасибо папа!
   Все повернулись в сторону Вари и одобрительно смотрят на нее.
   К а т е р и н а (смахнув слезу, радостно). Теперь вся семья в сборе!

Занавес

Действие 3

Картина 1

  
   Весна 1946 года. Утро. Первая половина дома Катерины. Напротив входной двери, ведущей в сенцы, окно, обращенное в огород. Прямо вплотную к стене разместился полок, за ним - русская печка с плитой. От печки - деревянная перегородка, дверной проем которой закрывает светлая ситцевая занавеска в мелкий цветочек. Среди вещей и мебели - стол, вокруг которого разместились лавка и табуретки, тумбочка напротив входной двери, над ней небольшое зеркало, а выше - ходики. На тумбочке в граненом стакане стоят подснежники. Справа от входной двери вдоль стены - лавка и полка над ней. На лавке стоят два ведра и кружка.
   Наташа и Роза заходят в дом.
  
   Н а т а ш а. Мимо идем. Сегодня наша очередь помогать Тимохе кирпичи делать.
   Р о з а. Подснежники! Твоя Варя как всегда, радует тебя цветами. Показывай, свои хоромы!
   К а т е р и н а ( без эмоций). Обычный дом.
   Р о з а. (задиристо). Куда уж твоему дому до дома твоего отца!
   Н а т а ш а (заступается за Катерину). Может, еще и с дядюшкиным двухэтажным сравнивать будешь?
   К а т е р и н а. А чем этот не хорош?
   Р о з а (восхищенно). Конечно, хорош--сенцы, дом на две половины, крыша - дранка- стоять будет долго.
   К а т е р и н а. Никита построил дом, чтобы всем хватило места.
   Р о з а. А песочинцы с тобой как?
   К а т е р и н а. Да вроде ничего.
   Р о з а. (предупреждает). Не обольщайся, деревня долго не принимает в свои ряды чужаков.
   Н а т а ш а. Шура Чибисова все в землянке живет со своим безногим мужем и кучей детей?
   К а т е р и н а (гордо). Вчера они подарок от колхоза получили - вселились в новый дом.
   Н а т а ш а. И куда все Шура рожает? Уже двух успела родить, как муж с войны вернулся, а сам-то Чибисов чуть живой, еле дышит.
   Р о з а. Не важно, как дышит, важно, что дети получаются, да такие черноглазые красавцы!
   Н а т а ш а (продолжает осмотр дома). А печка хороша! Вот уж руки золотые у свекра твоего!
   Р о з а (с интересом). В горнице что у тебя? (Приоткрывает занавеску, заходит за нее, голос ее из другой половины дома.) Ух ты, грубка в горнице! (Выходит из комнаты за занавеской.)
   К а т е р и н а. А у тебя, тетя, как дела?
   Н а т а ш а. Пока ты у нас не была, молодые мои сруб поставили.
   Р о з а. Хороший да работящий парень достался тебе в зятья, тетя Наташа.
  
   Слышится звук работающего трактора, затем смолкает. Вбегает Марчиха.
  
   М а р ч и х а (орет). Трактор горит! Спасайте!
   К а т е р и н а.(быстро, возбужденно). Где? Чей трактор?
   М а р ч и х а. (плачет). Да зятя твоего, тетка Наташа! На моих сотках!
   Н а т а ш а (возмущается). Ах, стервец! Где он?
   М а р ч и х а. Сидит за сараем, за голову взялся и молчит.
  
   Катерина выбегает, за ней следом выбегают остальные женщины, дверь в дом открыта. Слышны голоса на улице за домом.
  
   К а т е р и н а (командует). Нате лопаты, бегите закидывать землей. Кидайте больше на мотор, на мотор!
   М а р ч и х а. Ой, кажись, затухает!
   Р о з а. Затухает.
   Н а т а ш а (возмущенная). Задам я ему сейчас!
   К а т е р и н а. Не трогайте его, пусть посидит, молодой еще, испугался, отойдет.
  
   Все вслед за Катериной возвращаются в ее дом.
  
   К а т е р и н а. Как трактор оказался здесь?
   М а р ч и х а. Я попросила. Я виновата, Ты же знаешь, Катерина, что с моего инвалида помощи нет.
   Р о з а. Вот так заработал!
   Н а т а ш а (Катерине). Как ты не испугалась, а кинулась первая к трактору?
   К а т е р и н а. А если б сгорел? Тогда трактористу и мне тюрьма. (Неуверенно). Что делать, не знаю. Хотя... Доложу в район, что решили вспахать сотки всем колхозникам.
   Р о з а. Вот это дело. Виноват он, отрабатывать должен.
   Н а т а ш а. Пусть пашет бесплатно. И за бензин пусть платит.
   К а т е р и н а. Так и сделаем. (Приказывает.) Всем - нигде ни слова, что произошло с трактором. С работы уволят его и меня, если кто донесет в МТС. А теперь по делам. Мне собираться надо в район.
  
   Уходят Роза, Марчиха, Наташа. Катерина уходит в комнату за занавеской, возвращается оттуда в темно-синем костюме и в белой блузке в черный горошек, смотрит на свои босые ноги.
  
   К а т е р и н а. Надо туфли обуть-в район ехать.
  
   С улицы слышится гул машины. Машина останавливается, хлопают дверцы.
  
   П е р в ы й г о л о с. Выгружаем!
   В т о р о й г о л о с. А сюда ли?
   П е р в ы й г о л о с. Сюда, сюда! Дом торцом на улицу и дранкой накрыт.
   В т о р о й г о л о с. Может, хозяина дождемся?
   П е р в ы й г о л о с. Не теряй время - у нас один только день, завтра у редактора должен быть материал на столе.
  
   Стук в дверь. Входит мужчина.
  
   Ф о т о к о р р е с п о н д е н т. Вот мое удостоверение. (Показывает удостоверение.) Я фотокорреспондент журнала "Крестьянка". Позвольте расставить мебель.
   К а т е р и н а. Мы мебель не заказывали.
   Ф о т о к о р р е с п о н д е н т. А это не вам. Нам надо снять несколько эпизодов из жизни вашей семьи.
   К а т е р и н а. Какие эпизоды? Какая жизнь?
   Ф о т о к о р р е с п о н д е н т (поворачивается к двери). Расставляйте! (Продолжает.) Вы - председатель колхоза, ваш муж бывший фронтовик, у вас есть дети. Вот и надо показать, как после войны начала быстро подниматься деревня.
  
   Рабочие расставляют в комнате привезенные шкаф, стулья, диван, этажерку, убирая попутно в комнату за перегородкой мебель дома Катерины. На стол стелют белую скатерть.
  
   К а т е р и н а. Кто решил, что деревня разбогатела? Слава богу, появилась возможность жилье строить.
  
   Слышится гул еще одной машины. Она останавливается. В дом заходят Никита, Коля, Варя и Кирилл. Дети передвигаются по комнате, трогают мебель.
  
   К а т е р и н а (Никите, громко, резко). Это что такое, объясни мне! Почему дети не в школе?
   Ф о т о к о р р е с п о н д е н т (Никите). Вы хозяин?
   Н и к и т а Да. (Просит.) Катерина, успокойся, пойми, надо!
   К а т е р и н а (резко). Что надо? Ты знал и молчал?
   Н и к и т а (оправдывается). Я не мог отказаться.
   К а т е р и н а (к Никите с гневом, резко). Ты боишься, что партия твоя тебе не позволит идти против показухи! (К фотокорреспонденту, резко.) Почему не снимать Вам как люди еще в землянках живут, как вместо хлеба лебеду едят? Или как дети по поездам от кондукторов бегают, когда везут ягоды и грибы в город на продажу? Как они еще могут заработать себе на еду и одежду? Или как мать плачет по погибшему сыну, упавшему под поезд?
   Ф о т о к о р р е с п о н д е н т (спокойно, убедительно). Все понимаю и с Вами я согласен. Но народ должен видеть, как он будет жить.
   К а т е р и н а (фотокорреспонденту, более спокойно, равнодушно, соглашаясь). Бог с вами, убедили, снимайте! Все равно день потерян - не попала я в район сегодня.
   Ф о т о к о р р е с п о н д е н т (командует). Дети, за стол! Изображайте, что делаете уроки. Снимаю. Снято.
   К а т е р и н а. Мне что делать?
   Ф о т о к о р р е с п о н д е н т Хозяйка, снимите пиджачок, станьте рядом с печкой, берите посуду. одает ей супницу.) Держите! Стоп! Почему хозяйка босиком?
   К а т е р и н а (снимает пиджак, кладет его на тумбочку). Варя, неси туфли!
  
   Варя встает из-за стола, бежит к двери, идущей в сенцы, возвращается с туфлями, отдает их Катерине.
  
   К а т е р и н а (обувает туфли, обращается к Варе). Почему во дворе были мои туфли?
   В а р я (смущенно). Потом объясню.
   Ф о т о к о р р е с п о н д е н т (направляет на Катерину фотоаппарат). Снимаю! Хозяин, садитесь на стул, вот Вам журнал, читайте! Да переверните, чтобы хорошо видно было, что это "Крестьянка". Снимаю. Все. Все свободны.
  
   Рабочие выносят привезенную мебель из дома, расставляют на прежнее место мебель, находившуюся в доме. Слышно, как отъезжают машины. Никита вытаскивает из своего желтого портфеля бумаги, садится за стол и их изучает. Варя садится рядом с отцом за уроки. Катерина заходит за занавеску, возвращается в старой блузке и юбке. Коля и Кирилл уходят, слышится их возня на чердаке, затем звон разбиваемого стекла.
  
   К а т е р и н а (обреченно). Четверть...
   Н и к и т а. Что за четверть? (Смотрит на потолок, грозно говорит.) А ну-ка слезайте!
  
   Слышатся шаги на чердаке. В комнату заходит один Кирилл.
  
   Н и к и т а (строго). Что разбилось?
   К и р и л л (печально, опустив голову).Четверть.
   Н и к и т а (грозно). Кто разбил?
  
   Кирилл молчит.
  
   Н и к и т а. Понятно, Колька! (Ходит по комнате, снимает ремень с брюк.) Сейчас он у меня получит! (Смотрит на потолок.) Слезай, говорю!!!
   К а т е р и н а (смотрит на потолок, ласково). Коленька, слезай!
  
   Появляется в дверях Коля.
  
   Н и к и т а. (подходит к Коле). Ты разве не знаешь, что у нас нет лишней посуды, чтобы можно было себе позволить ее бить? (Намеревается ударить Колю ремнем.)
  
   Катерина выбегает и становится между Никитой и Колей, широко расставив руки.
  
   К а т е р и н а (взволнованно, громко, быстро). Я виновата, не надо было на чердак четверть относить. Меня и бей, а Колю бить не дам! Не прощу, если его тронешь!
  
   Никита возвращает ремень на прежнее место, садится на табуретку.
  
   К и р и л л. Нам дяденька оставил посуду!
   К а т е р и н а. Какую? Какой дяденька?
   К и р и л л. Фотограф, он нам отдал большой белый чугунок. Ну, тот, с которым тебя фотографировал.
   К а т е р и н а. Что вы с этой посудиной сделали?
   К и р и л л. На чердак отнесли. Хотели рядом с четвертью поставить.
   К а т е р и н а. Да, не в убытке мы, будет память о сегодняшнем дне.
  
   Все смеются. Вбегает в дом запыхавшаяся Настасья.
  
   Н а с т а с ь я (громко). Беда! Кровь ручьем? Руку оторвало!
   Н и к и т а. (громко, резко). Кому?
   Н а с т а с ь я. Твоему племяннику, сыну Михаила. Нашел снаряд в лесу, да и стукнул по нему молотком.
   Н и к и т а (с тревогой). Где он?
   Н а с т а с ь я. Дома. Я перевязала, как могла.
   К а т е р и н а. Родители где?
   Н а с т а с ь я. Михаил на работе, а жена молоко повезла на базар.
   Н и к и т а. Спасать надо парня.
   К а т е р и н а. Коля, быстро за трактором! Он рядом на сотках колхозников работает, в район повезем мальчика!
   Н и к и т а. Пусть едет к дому Михаила, а мы с матерью бежим туда же.
   К а т е р и н а (к притихшим Варе и Кириллу). Сидеть дома и ждать нас! Да, денек сегодня, уж точно запомнится на всю жизнь!
  
   Коля выбегает из дома, следом за ним быстро выходят Никита, Катерина и Настасья.
  
   Свет на сцене гаснет и включается через некоторое время.
  
   В доме Катерины. Ранние сумерки. Катерина в старой блузке стоя посреди комнаты месит хлеб в дежке, стоящей на табуретке. Входят две жительницы Песочни, не постучавшись.
  
   К а т е р и н а (не очень приветливо). Вы по какому делу? (Вытаскивает руки из теста, снимает его остатки руками.)
   1 -я ж и т ел ь н и ц а П е с о ч н и. Да мы так, тебя отведать, знать хотим поближе, как председательша устроилась тут в нашей деревне жить. Ха, ха, ха! (Подходит к Катерине, цепляет пальцем за дырочку в блузке, рвет.)
  
   Катерина молчит, снова начинает месить тесто.
  
   2 -я ж и т ел ь н и ц а П е с о ч н и (с издевкой). Хозяйка, хлеб месит! Ха, ха, ха! (Подходит к Катерине, проделывает ту же операцию с блузкой, что и ее подруга.)
   1 -я ж и т ел ь н и ц а П е с о ч н и. И все-то у нее получается! Ха!Ха!Ха! То офицершей до войны была, а теперь снова при (нараспев) ка -ком му-жи-ке! (Снова палец в дырочке, рвется ткань блузки.)
  
   Катерина, прекращает месить, стоит молча, свесив руки на края дежки, слезы из глаз крупными каплями падают в дежку.
  
   2 -я ж и т ел ь н и ц а П е с о ч н и (рыдает). Да что же мы делаем, озверели, что ли?
   1 -я ж и т ел ь н и ц а П е с о ч н и (рыдает, подходит к Катерине, пытается ее обнять). Прости нас, прости!
  
   Катерина молчит, стоя в той же позе над дежкой. 1-я и 2-я жительницы Песочни убегают из дома, не попрощавшись. Заходит Настасья.
  
   Н а с т а с ь я. Что случилось? Шла к тебе, навстречу мне несутся от тебя соседушки мои и белугами ревут. (Подходит ближе, берет Катерину за плечи, отводит от дежки, сажает на лавку.) Обидели они тебя? Прости их. ладит Катерину как ребенка по спине, по голове.) Глупые они и не со зла а от безысходности бабьей.
   К а т е р и н а (рыдает). Хоть бы били или же ругали. У меня эта кофта для дома, а в другой кофте я на работу хожу и в район езжу. И переодеться теперь не во что.
   Н а с т а с ь я. Так сшей себе кофту из подаренной Никитой ткани.
   К а т е р и н а. Дочь подрастает, где я для дочери потом куплю ткань?
   Н а с т а с ь я. Ладно, найдем выход. Если не брезгуешь мною, то мою кофту, что мала стала, возьмешь.
   К а т е р и н а. Что бы я без Вас и дяди Степана делала? А твоей дочке не сгодится твоя кофта?
   Н а с т а с ь я. Понесла она, располнеет теперь.
   К а т е р и н а (радостно). Еще одним ребенком у нас будет больше! Рожают женщины, как никогда.
   Н а с т а с ь я. Природа должна восстановить утерянное население в войне, вот и посылает бог детей. Еще что беспокоит?
   К а т е р и н а. Заметила, сало Коля потаскивает. Догадалась, носит кормить своих деда и бабушку на станцию.
   Н а с т а с ь я .Откуда такая догадка?
   К а т е р и н а. Варя сказала, что Коля несколько раз после школы ходил к ним. Никите не говорю. Да и Коле что скажешь?
   Н а с т а с ь я (сокрушаясь). Да - а, сложно.
   К а т е р и н а (неуверенно). Может, мне ему самой предложить отнести его деду и бабушке кусочек сала, да сказать, если каждый в кубел будет лазить, мухи залетят и черви заведутся?
   Н а с т а с ь я. Верно, так и поступай. Коля знает, что его беспутная мать в тюрьме еще сидит?
   К а т е р и н а. Да.
   Н а с т а с ь я. Да, дорого обошлись родной матери Коли присвоенные почтовые переводы. Ладно, расскажу я все Степану, он найдет, о чем поговорить с Колей.
  
   Входят Степан и Никита. Никита подходит к столу, ставит свой желтый кожаный портфель на табуретку, вынимает из портфеля буханку хлеба, две банки рыбных консервов, кладет все на стол.
  
   С т е п а н (шутит). Вот ты где, моя зазнобушка, сбежала из дома, а я должен голодной смертью помирать.
   Н а с т а с ь я (весело, похлопывает Степана по животу). Да не помрешь, жирок кое-какой накопил на своих харчах!
   Н и к и т а. Давай, моя хозяюшка, нам поесть.
   Н а с т а с ь я. Я мигом! (Быстро уходит.)
   К а т е р и н а. Садитесь, щей найдется на всех. Дети уже ели.
  
   Катерина из печки достает ухватом чугунок, наливает в миску щи, ставит на стол, Никита режет хлеб, открывает банку консервов, другую ставит на полку. Входит Настасья со свертком.
   Н а с т а с ь я. Это тебе, Катерина, примерь! (Подает сверток.)
  
   . Катерина берет сверток, заходит за занавеску, возвращается в новой блузке.
  
   К а т е р и н а. (радостно, обнимает Настасью). Спасибо, тетя Настя! Садитесь, щи остывают!
  
   Все садятся за стол.
  
   Н и к и т а. Так хочется сделать красивыми наши деревни. В Австрии сады по всем дорогам. А у нас стыдоба - по обочинам пырей да полынь. Техника нужна.
   К а т е р и н а. Не только в технике дело. Надо о народе больше думать.
   Н и к и т а. Да народ-то не удержишь в колхозе трудоднем.
   С т е п а н. Вот и думайте вы, еще молодые, как деревню сберечь и сделать ее красивой.
   Н и к и т а. Мы победители, а в землянках до сих пор живет половина бывшей оккупированной страны.
   С т е п а н. Твои предложения?
   Н и к и т а. Учиться надо. Чувствую, что к земле меня тянет, не могу я больше в Райпо работать, не мое это.
   К а т е р и н а. Так иди и учись. По мне что - одним учеником больше, только, как уроки не выучишь, наказывать буду. (Шутит.) Лозы хватает в логу.
   Н и к и т а (радостно). Спасибо, дорогая моя! (Встает быстро со своего места, подходит к Катерине, обнимает ее.)
   С т е п а н. Вот видишь, Никита, жена у тебя с большим понятием.
   Н а с т а с ь я. Так, так, ты, Степан, на подмогу Никите здесь!
   К а т е р и н а. Ладно, тетя Настасья, я сама уже давно увидела тягу Никиты к колхозным делам.
   Н а с т а с ь я. Он как выучится, так тебя столкнет с председателей.
   К а т е р и н а. Уступлю с радостью, но пусть не надеется, если где не так, молчать не буду.
   Н а с т а с ь я. Сама что будешь делать?
   К а т е р и н а. Работы в колхозе много. А еще детей растить буду да внуков дожидаться.
  
   Свет на сцене гаснет и включается через некоторое время.

Картина 2

  
   Осень. Будний день. Послеобеденное время. Дом Катерины. На тумбочке в граненом стакане желтые листья. Ходики показывают два часа. Катерина сидит за столом и пересчитывает деньги.
  
   К а т е р и н а (озабоченно). Не хватает. (Еще раз пересчитывает деньги.) Нет, точно не столько оставалось. Куда они подевались?
  
   Слышен звук открываемой уличной двери. Катерина быстро берет со стола деньги, заходит в комнатку за перегородкой, возвращается. Входит Настасья.
  
   Н а с т а с ь я. Сказать тебе хочу - покуривает ваш Коля. Видел мой Степан его вчера у магазина на станции - сигареты брал.
   К а т е р и н а. Так вот почему я денег не досчиталась! Как продали поросенка, купили только Коле костюм, так я сразу же положила остальные на место. Сегодня решила пересчитать - не сходится.
   Н а с т а с ь я. Плохо, что берет деньги. Сказываются голодные детдомовские годы.
   К а т е р и н а. Надо что-то делать. А ведь не скажешь никому - могут и осудить, обвинить - плохо мачеха воспитывает мальчика.
  
   Уходит Настасья. Из школы возвращается Коля. Катерина наливает в миску еду из чугунка, стоящего на загнетке, ставит на стол, отрезает хлеб от буханки, лежащей на столе. Коля, зачерпнув кружку воды из ведра на лавке, поливает себе на руки над ведром, стоящим на полу.
  
   К а т е р и н а. Садись обедать.
  
   Коля садится за стол, быстро ест.
  
   К а т е р и н а Коля, поможешь мне?
   К о л я. Что делать, мама?
   К а т е р и н а. Будешь главным кассиром.
   К о л я (очень удивленно). Я?
   К а т е р и н а. Ты же у нас за старшего мужчину в семье, пока отец учится. (Уходит в комнату за перегородкой, возвращается со стопкой денег.)
   К а т е р и н а. В шкафу в сумочке лежат деньги. Веди учет - сколько денег и когда взяли и на что и сколько потратили. (Подает деньги Коле.) Пересчитай их все, запиши на листе. (Подает ему лист бумаги из школьной тетради в клеточку.) Если кому нужны деньги, то решать будем все вместе. Когда вырастете, будете их сами зарабатывать, то тратьте так, чтобы в долг не ходить. Запомни, Коленька, не бери у людей даже иголочки без спросу.
   К о л я (испуганно смотрит на деньги). Хорошо, мама, я все понял и запомнил, как делать. Пойду свою часть картошки копать. А где Кирилл?
   К а т е р и н а. Пошел за учебником к Лене - забыла она передать ему его в школе.
  
   Коля уходит. Катерина, стоя посреди комнаты замешивает в дежке, поставленной на табуретку, хлеб. Вбегает Кирилл.
  
   К и р и л л (ревет). Все своему любимчику теперь, а я как не родной!
   К а т е р и н а (тревожно, бросила месить хлеб, подошла к Кириллу, взяла его за руки). Что случилось, мальчик мой?
   К и р и л л. (сквозь рев). Мне обноски, а Кольке все новенькое всегда!
   К а т е р и н а (мягко). Так он же старший.
   К и р и л л. (продолжает реветь). А я что - чужой? Тетя Рая сказала, был бы родной отец, он бы не позволил такого.
   К а т е р и н а. Сынок, ты что, ты же мой родненький!
   К и р и л л (сквозь рев).А Колька?
   К а т е р и н а. Наш. Он твой брат. За тебя сколько раз заступался? На нем все хозяйство - он у нас за кассира теперь.
   К и р и л л (всхлипывает). Конечно, будет денежки брать и покуривать!
   К а т е р и н а (возмущенно). Ты знал и не сказал мне?
   К и р и л л (всхлипывает). Я боялся, что ты меня будешь ругать.
   К а т е р и н а (гладит по голове Кирилла). В таких случаях надо с бедой всей семьей бороться. А о костюме не переживай - вырастим в следующем году поросенка или теленка-деньги на тебя потратим. У тетки младшие ее дети не донашивают за старшими?
   К и р и л л. (спокойно, прекратив всхлипывать).Донашивают.
   К а т е р и н а (обнимает сына). Это счастье, когда есть старший брат.
  
   Входит Коля.
  
   К о л я (ласково, обращается к Кирюше). Кирюш, я за тебя картошку выкопал. Пойдем петли на зайцев ставить. И грибов к ужину наберем.
   К и р и л л (радостно). Пойдем!
   К а т е р и н а. (берет хлеб с полки, завернутый в рушник, , разворачивает, отрезает два ломтика, подает Коле). Вот вам хлебушка, перекусите в лесу.
  
   Мальчики уходят.
  
   Свет на сцене гаснет и включается через некоторое время.
  
   Поздняя осень. Утро. Выходной день. Дом Катерины. На тумбочке в граненом стакане желтые листья. Ходики показывают семь часов. Горит керосиновая лампа.
  
   К а т е р и н а. Никите надо собрать еду. Завтра утром поедет. Неделю надо ему что-то есть.
  
   Катерина достает из печи чугунок на загнетку, берет ухват поменьше, достает маленький чугунок. Затем вынимает ложкой из большого чугунка кусок мяса, кладет в миску, в нее же из маленького чугунка кладет яйца.
  
   К а т е р и н а (вслух). Надо остудить. (Выходит из комнаты в сенцы, возвращается.) Перед его однокурсниками стыдно будет мне, если ничего из еды не привезет. Скоро мясо кончится, что тогда давать? (Заворачивает круглую буханку хлеба в холщовое полотенце, выходит из комнаты, возвращается с миской, берет из нее мясо, заворачивает в другое полотенце, кладет туда же отварных десяток яиц, заворачивает в газету с десятка два сырой картошки.) Я хоть дома, перехвачу краюшку хлеба да юшки, вот и сыта. (Складывает еду в рыжий портфель, выносит портфель в сенцы, возвращается из сенец с несколькими огурцами в руках, кладет их в миску, ставит на стол миску, затем с загнетки сковородку с толченкой, наливает в кружки молока из кувшина, громко произносит.) Всем подъем!
  
   Вся семья сидит за столом и завтракает: толченка на сковороде посреди стола, огурцы в миске, кружки с молоком.
  
   К а т е р и н а. Сегодня я еду в Брянск, посмотрю, что купить, да и к подруге зайду - давно не виделась.
   Н и к и т а. Свининки возьми, угости.
   К а т е р и н а. Коля, выдашь мне денег. У нас, Никита, теперь свой кассир в семье.
   К о л я. Сколько?
   К а т е р и н а. Половину того, что есть в наличии.
  
   Коля идет в комнату за перегородкой.
  
   К а т е р и н а (шутливо). Ты, студент, свои уроки будешь делать? (Просит). Если успеешь, хлев почисти - пора на зиму поросенка покупать - картошки много накопали.
   Н и к и т а. Постараюсь успеть и то и другое.
   К о л я (возвращается из комнаты за перегородкой, подает Катерине деньги). Вот, возьми, мама. Все записал.
   К а т е р и н а (мягко). Спасибо. (Вытаскивает из кармана пиджака платочек, заворачивает в него деньги, отворачивается и прячет их в уже проверенный временем личный сейф женщин.) Что сегодня будете делать, дети?
   В. а р я . Иду за телятами присматривать - тетя Роза попросила ее подменить.
   К о л я. Мы с Кириллом собираемся на колхозную конюшню - бригадирша сказала, что надо сена навозить со скирды лошадям.
  
   Все быстро убирают со стола. Катерина гасит керосиновую лампу. Уходят: Варя, Коля, Кирилл, Катерина. Никита достает из тумбочки книжку, садится за стол, открывает ее. Слышны в сенцах мужские голоса. Никита смотрит на входную дверь.
  
   1 -й ж и т е л ь П е с о ч н и. Должен быть дома.
   2-й ж и т е л ь П е с о ч н и. Вот удивится нам Никита!
   П а р ф е н. В самый раз выбрались-председательши не будет, хоть попразднуем на свободе.
  
   Открывается входная дверь, входят уже принявшие приличную дозу спиртного мужчины: Михаил, Степан, Парфен, Федор, двое мужчин средних лет - жители деревни Песочня, один из них хромает, у второго отсутствует правая рука - рукав подвернут.
  
   П а р ф е н (слегка пошатываясь, ставит на стол четверть водки, громко произносит). Мы к тебе в гости.
   Н и к и т а (встает из-за стола, берет книгу, кладет ее на тумбочку, извиняющимся тоном говорит). Проходите. Только хозяйки нет. Без нее как-то неудобно.
   П а р ф е н А ты что, не хозяин? Нами баба правит, тобой тоже
   1 -й ж и т е л ь П е с о ч н и (бьет себя в грудь кулаком). Мы воевали, победу стране принесли, а теперь только работай и работай!
   2 -й ж и т е л ь П е с о ч н и (заплетающимся языком, громко). Мы заслужили отдых! Пусть бабы работают, они не воевали!
   П а р ф е н. Чем угощать будешь друзей и родню?
   М и х а и л (наиболее адекватный из всех сильно подвыпивших непрошеных гостей). Брат, ты поросенка зарезал - вот сальцем и угостишь. Ты тут распоряжайся, а мы тебе в помощь. Яйца есть?
   Н и к и т а. Еще не собрала жена. (Недовольно.) Гнезда на чердаке сарая по углам.
   1 -й ж и т е л ь П е с о ч н и. .Ты не злись на нас, с тебя магарыч наперед надо взять-выучишься - в председатели выберем.
   М и х а и л. Федор, пойдем, поможешь. Да возьми ведерко-собирать куда будет.
   2 -й ж и т е л ь П е с о ч н и. Парфен, принеси дров,. Никита, растапливай плиту, давай посуду.
  
   Выходят Парфен и Федор, Михаил. Никита кладет с полки на стол хлеб, нож, вилки, ставит кружки, граненые стаканы, Первый мужчина Песочни садится за стол, костыль ставит рядом, нарезает хлеб.
  
   .2-й ж и т е л ь П е с о ч н и (расставляет одной рукой кружки и стаканы на столе, пересчитывает молча, показывая пальцем на каждый стакан). Вроде на всех поставил.
   2 -й ж и т е л ь П е с о ч н и. Неси сало, Никита.
  
   Никита выходит из комнаты в сенцы, заходит с дровами Михаил, растапливает плиту, ставит на огонь сковороду. Слышно кудахтанье испуганных кур.
  
   1 -й ж и т е л ь П е с о ч н и. Где они там с яйцами?
  
   Входит Никита с куском сала, кладет на стол. 1-житель Песочни принимается резать сало, Никита относит его на горячую сковородку. Парфен помешивает сало. Входят Федор с ведром и Михаил. Они в куриных перьях. Все смеются. Федор ставит ведро с яйцами около плиты. Михаил берет по одному яйцу из ведра, разбивает о бортик сковородки, и опускает в нее содержимое яйца.
  
   М и х а и л.. Ты, брат, специально такого певня завел, что не подпускает не только к курам, но и к яйцам?
   2 -й ж и т е л ь П е с о ч н и. Петух твой настоящий хозяин - ни добро ни баб своих не отдает!
   Н и к и т а (недовольно). Моя жена у нас по хозяйству начальник, к ней претензии.
   М и х а и л. Садимся! (Ведро вместе с оставшимися яйцами ставит на стол.)
   1 -й ж и т е л ь П е с о ч н и. Я старший, беру руководство нашей команды в свои руки. Михаил, ставь сковородку на стол! Федор, наливай!
  
   Все усаживаются вокруг стола. Михаил ставит сковородку с плиты на стол Федор как самый трезвый, способный довольно легко передвигаться, обходит всех с четвертью водки, наливая каждому в посудину.
  
   1 -й ж и т е л ь П е с о ч н и.. Мы страну отстояли?
   В с е (пьяными голосами). Мы!
   2 -й ж и т е л ь П е с о ч н и (заплетающимся языком). Выпьем за это!
  
   Выпивают, вилками достают яичницу из сковородки. Далее в ход на закуску уже идут сырые яйца из ведра.
  
   П а р ф е н (заплетающимся языком). Никита, не отлынивай, мы к тебе с большим уважением. Выпивай, выпивай!
  
   Никита выпивает содержимое своего стакана до конца.
  
   М и х а и л. Вот так-то брат, молодец, еще выпьем за твою семью.
  
   Выпивают, закусывают. Михаил кладет руки на стол, а на них голову, следом за ним эти же действия повторяет 2-й житель Песочни Никита, пошатываясь, уходит в комнату за перегородкой. Парфен подтаскивает к себе поближе ведро с яйцами.1-й житель Песочни держит стакан с водкой и рассматривает его содержимое. Федор макает хлебом в сковородку.
  
   1 ж и т е л ь П е с о ч н и. Хорошая наша председательша. Да больно строга.
   Ф е д о р (оглядывается). Тихо ты, вдруг услышит!
  
   Входит Катерина.
  
   П а р ф е н (с пьяной улыбкой). А мы тут, председательша, празднуем!
   К а т е р и н а (недовольная).Вижу, что не работаете.
  
   Парфен, пошатываясь, подходит к Катерине, берет ее спереди за плечи, трясет.
  
   П а р ф е н. Где печенка, ты поросенка зарезала?
   К а т е р и н а (освобождаясь от его рук, потихоньку отходит к печке). На базар свезли, уже покупатели давно съели.
   П а р ф е н. А мы что будем есть?
   К а т е р и н а. Неточку.
   П а р ф е н. Какую неточку?
   К а т е р и н а. Какой нет.
   П а р ф е н. Я хо - чу печенки - и -и!!!
   К а т е р и н а (берет ухват, подходит к сидящим за столом и как копьем действует ухватом, направляя его на разгулявшихся пьяных мужчин). Сейчас получите! Сейчас я ее вам выдам! Достану ее из вас, чтобы неповадно было вам баб своих донимать до самой печенки!
  
   Парфен, 1-й житель Песочни и Федор руками стараются прикрыть свои головы, встают из-за стола, отступают к двери, Парфен натыкается в двери на порог, падает, на него падает Федор, их пытается поднять 1-й житель Песочни. Встают с пола Парфен и Федор уходят.
  
   К а т е р и н а. (Подходит к спящим за столом.) А вы что тут опочиваете? устроили мне спальню? Просыпайтесь (слегка поддевает сонных ухватом), а то позову ваших жен, так они быстро найдут ваше место.
  
   Михаил и 2-й житель Песочни просыпаются и бегут из дома. Катерина убирает на место под печку ухват, подходит к входу в комнату за перегородкой, приподнимает занавеску.
  
   К а т е р и н а (Никите, качая головой). Впустил Мамая, хо-зя-ин!
  
   Входит Настасья.
  
   Н а с т а с ь я. Молодец, Катерина, слышала я, как ты их, вояк, поперла!
   К а т е р и н а. А как я должна была еще поступить с ними?
   Н а с т а с ь я. Правильно ты все сделала, хоть одна баба дала отпор, а то взяли мужики верх над нами.
   К а т е р и н а (взволнованно). Пока я председатель, ни один мужик, трижды будь победителем во всех войнах, больше не посмеет кататься на бабьем горбу.
   Н а с т а с ь я. Куда ты денешься от нас?
   К а т е р и н а. Денусь, есть причина.
   Н а с т а с ь я. Догадываюсь, понесла?
   К а т е р и н а. Да.
   Н а с т а с ь я. Никита знает?
   К а т е р и н а. Нет.
   Н а с т а с ь я. Господь тебе большую радость посылает. Как колхозом править будешь?
   К а т е р и н а. Сдам я эту вахту Никите.
   Н а с т а с ь я. (мягко, с просьбой). Мужиков прости, пьяные они были, завел их Парфен, хотя, сама знаешь, он смиренный.
   К а т е р и н а. Их не поймешь, какие они.
   Н а с т а с ь я. Разные. Твой первый Сергей был самый примерный муж на всю округу, а Никита другой. Ты пойми, у него больше достоинств. Он не жадный, детей и тебя любит, заботливый. Принимай таким, какой есть с его недостатками. Одно я за свою жизнь усвоила, что зверей можно дрессировать, а мужик не поддается (Выделяет каждый слог.) ни -ка-кой дрессировке.
   К а т е р и н а. И как же их выходки терпеть?
   Н а с т а с ь я. Приспосабливаться. Если сможет баба без мужика прожить и детей до ума довести, то уходит, но таких мало. Мы жалеем их, непутевых, вот и несем свой бабий крест.
  
   Свет на сцене гаснет и включается через некоторое время.
  

Картина 3

   Начало апреля. Послеобеденное время. Комната дома Катерины. На тумбочке подснежники (гусиный лук). Ходики на стене показывают три часа. Катерина сидит за столом на лавке и шьет на руках детскую распашонку. Входит Наташа, целует Катерину, садится рядом с Катериной на лавку.
  
   Н а т а ш а. Таня приехала!
   К а т е р и н а (изумленно). Какая еще Таня?
   Н а т а ш а. Жена вторая Никиты, та, с которой он жил до войны после развода с матерью Коли.
   К а т е р и н а. Приехала и приехала, мне нет дела до нее.
   Н а т а ш а. Да он к ней пошел! На станции к Никите подошла мать Тани, поговорила с ним, и Никита пошел с ней.
   К а т е р и н а (продолжает шить).Чего приехала Таня?
   Н а т а ш а. Не знаю. И не стыдно ей после того, как с немцами таскалась, приехать?
   К а т е р и н а (раздраженно.) Пусть идет теперь к Тане. (Уколола указательный палец левой руки.) Ой, кровь!
   Н а т а ш а. А ты как будешь?
   К а т е р и н а. Не испачкать бы. (Отбрасывает распашонку на стол, зажимает уколотый иголкой палец двумя пальцами правой руки. Дрожащим голосом произносит.) При мне мои дети, дом, хозяйство, проживем.
  
   Входит Коля. Кидает сумку с книжками в угол.
  
   К о л я (возбужденный, громко). Я все знаю, мама! Я сейчас пойду и его прибью вместе с его Танькой.
   Н а т а ш а (хватает Колю за руки). Погоди, Коля, никуда не ходи!
   К о л я (плачет). Мама, я не пойду к ним жить!
  
   Входит Никита. Останавливается посреди комнаты.
  
   Н и к и т а (вопросительно, громко). Что за крики у вас?
   К о л я (сквозь слезы, плачет). Ты предатель, к Таньке пошел!
   Н и к и т а (уверенно). Да, пошел.
   К а т е р и н а (возбуждена, громко). Ну и оставайся у нее, я без тебя проживу со своими детьми!
   К о л я (подходит к Катерине, берет ее за руку, плачет, сильно возбужден). Мамочка, скажи, что я твой! Можно я останусь жить с вами? Тебе за меня никогда не будет стыдно, клянусь!
   К а т е р и н а (уверенно). Нет, не имею права, дети должны жить по закону со своими родителями.
   К о л я (очень громко, надрывно). Нет у меня отца!
   Н и к и т а (просит, повышает голос). Выслушайте меня!
   Н а т а ш а (приказным тоном). Катя, выслушай!
   Н и к и т а (оправдывается, взволнованно). Позвала меня мать Тани, пошел посмотреть на дочь. Таня перед самой оккупацией ее родила, а я уже был на фронте
   Н а т а ш а. Похожа на тебя?
   Н и к и т а (спокойно). Вроде на меня.
   Н а т а ш а. И что же ты решил?
   Н и к и т а (Катерине, просит, голос слегка дрожит). Если позволишь, Катерина, можно нам с Колей остаться?
   К о л я (умоляет). Мамочка, не прогоняй нас!
   Н а т а ш а (Никите). Что будешь решать с Татьяной?
   Н и к и т а (Наташе). Все уже решено. Завтра она уезжает. Девочку удочерил ее муж. (Подходит к Катерине, обхватывает ее сзади за плечи.) Я не смогу без тебя.
   К а т е р и н а (тихо, но уверенно). Будем жить, как жили.
   К о л я (всхлипывает). Спасибо, мамочка моя любимая!
   Н а т а ш а. Вот и ладненько.
  
   Свет на сцене гаснет и включается через некоторое время.
  
   Весна, конец апреля. Раннее утро. Комната дома Катерины. На тумбочке в граненом стакане три веточки цветущей вишни. За столом сидит Варя и пьет из кружки. Катерина около стола с трудом натягивает на себя пиджак, пробует застегнуть его, но полочки пиджака не сходятся.
  
   К а т е р и н а. Так сойдет. (Варе.) Где мои туфли?
   В а р я: Сейчас принесу
   К а т е р и н а (строго). Ты у нас специалист по носке чужой обуви! Ребят ботинки носила, а теперь на мои туфли полностью переключилась.
   В а р я: Я же их не каждый день ношу.
  
   Варя выбегает из дома, возвращается с туфлями.
  
   К а т е р и н а Где ты их прятала?
   В а р я: Под порогом. Сегодня хотела сходить в них в клуб.
   К а т е р и н а. Какой еще клуб?
   В а р я: Вагон-клуб на станцию приехал, кино будет.
   К а т е р и н а (гладит Варю по голове). Прости меня, что не заметила, как ты выросла. Отучится отец, буду одевать тебя.
   В а р я: Куда ты собираешься, мама!
   К а т е р и н а (спокойно). Да надо в больницу, что-то поясница побаливает. Ой, ой, ой, это уже серьезнее. (Катерина садится на табуретку, пьет воду из кружки на столе.) Сегодня в школу не ходи, выгони корову, позови бабу Настю, и попроси деда Степана, чтобы отец быстро домой шел. Он у Чибисовых сарай строит.
   В а р я: Мама, может, тебе лечь?
   К а т е р и н а. Да, помоги.
  
   Варя отводит Катерину в комнату за перегородкой, сама убегает во входную дверь.
  
   К а т е р и н а (в комнате за перегородкой). Наверное, уже не успею ни в какую больницу.
  
   Входит запыхавшаяся Настасья.
   Н а с т а с ь я. Горячая вода есть?
   К а т е р и н а (в комнате за перегородкой). Чугунок в печке, вода кипела. (Стонет.) Ой, ой, ой!
  
   Настасья хватает ухват, вытаскивает чугунок с водой, уносит его в комнату за перегородкой. Вбегает в дом с улицы Варя.
  
   Н а с т а с ь я (в комнате за перегородкой). Варя, ты пришла? Быстро к матери неси простынь, таз, кружку, ножницы!
  
   Варя бегает по дому в поисках всего, что ей сказала Настасья, находит и уносит в комнату за перегородкой.
  
   Н а с т а с ь я (в комнате за перегородкой, просит). Тужься, милая, не впервой тебе, знаешь как! Тужься, совсем чуть-чуть осталось!
   К а т ер и н а (кричит). У-у у х!
  
   В комнате за перегородкой раздается резкий крик ребенка.
  
   Н а с т а с ь я (в комнате за перегородкой). Вот и молодец! Девочка у тебя, мать! (Приказывает.) Ножницы, Варя!
   К а т е р и н а ((в комнате за перегородкой уставшим голосом, но радостно). Доченька!
   В а р я (в комнате за перегородкой испуганно). У нее голова неровная!
   Н а с т а с ь я (в комнате за перегородкой, спокойно). Сейчас поправим.
  
   Крик ребенка прекратился. Входит Никита.
  
   Н и к и т а (зовет). Катерина!
   Н а с т а с ь я (в комнате за перегородкой, приказывает). Сюда нельзя!
  
   Никита быстро ходит от окна к двери по комнате, смотрит в сторону комнаты за перегородкой, хватается за голову, останавливается, садится на табуретку.
  
   Н и к и т а (огорченно). Вот бестолковый, не знал даже, когда у жены срок рожать.
   В а р я (выходит из комнаты за перегородкой, подходит к Никите, гладит его по руке). Ты успокойся, папа!
   Н и к и т а (раздраженно). Дурак, не смог жену в роддом отвести.
   Н а с т а с ь я. (выходит из комнаты за перегородкой с ребенком на руках). Держи, отец! (Подает сидящему Никите ребенка.) Дочь твоя будет шустренькой! На тебя похожа.
  
   Никита осторожно берет ребенка на руки.
  
   Н а с т а с ь я. Да смелей ты, первый раз, что ли, только родившегося держишь?
   Н и к и т а (Катерине, взволнованно, радостно, смотрит в сторону комнаты за перегородкой.) Катерина, теперь у нас полный комплект: и твои, и мои, и наша! Все наши!

Занавес

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов"(Антиутопия) О.Иванова "Королевская Академия-2. Невеста для принца"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) О.Иванова "Королевская Академия. Элитная семерка"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"