Савинов Михаил Авенирович: другие произведения.

Герои былинной Руси

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 3.17*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга- "отказник". Научно-популярный текст о былинном эпосе.


   Михаил Савинов

Герои былинной Руси

  

Автор выражает искреннюю благодарность исследователям древнерусской духовной культуры Д.А. Бельскому и И.С. Мирошниковой за ценные замечания и советы в процессе работы над книгой.

Волшебный мир былины

  
   Народ, не знающий своей истории, не имеет будущего.
   Знание о том, как далекие предки отражали врага, укрепляет дух перед лицом современных испытаний. Знание событий прошлого позволяет предвидеть будущее. Но сила истории не только в том, то она дает человеку возможность предвидения, но и в том, что она учит размышлять, обосновывать и доказывать, развивает человеческий разум.
   Реальную историю народа рассказывают нам летописи, саги, послания, археологические находки. Но у каждого народа есть и другая история. Эту другую историю доносят до нас мифы и героические сказания.
   Эпическую историю русского народа сохранили былины - особые героические песни о подвигах богатырей - защитников Руси.
   Впрочем, обозначать наши эпические песни словом "былина" не вполне верно, хотя такое название прочно закрепилось за ними. Сами сказители, певшие эти песни в деревнях Русского Севера, Урала и Сибири, называли их старинами (с ударением на первый слог). Слово "былина" древнее, оно происходит из "Слова о полку Игореве", но там под "былиной" подразумевается описание событий, имевших реальную историческую основу. А найти реальный факт, давший жизнь песни-старине, удается очень редко.
   Происхождение былин теряется во мраке веков. Нет сомнения в том, что основа русского эпоса- очень древняя. В летописях и повестях Руси иногда просматриваются отражения героической поэзии - например, в знаменитом "Слове о полку Игореве" или в "Слове о погибели Русской земли". Вероятно, существовало дружинное предание о войнах князя Святослава Игоревича, отразившееся в знаменитом рассказе "Повести временных лет". Нам известны по именам и некоторые из древних певцов.
   Былинные герои - это могучие воины-богатыри, богатые купцы, действие эпических песен завязывается на княжеских пирах, да и сами князья и короли разных стран тоже постоянно мелькают в былинах. Это обстоятельство наводит на мысли о том, что наш эпос действительно растет из древней дружинной культуры Руси IX-X столетий, из среды военно-торговой знати русского общества того времени.
   Но мы знаем былинный эпос не в том виде, в каком он существовал в Древней Руси, а в том, какой он приобрел спустя несколько сотен лет. В то время былины рассказывали на Русском Севере, на Урале, в Сибири - тех областях нашей страны, которые не знали крепостного права. Центральная Россия почти не сохранила былин.
   На протяжении XIX и первой половины ХХ века ученые записывали былины. В наши дни их издания исчисляются десятками, а вот живая традиция их исполнения почти исчезла.
   В былинах, записанных от сказителей на русском Севере в XVIII-XIX столетиях, постоянно встречаются приметы этого позднего времени. Богатыри носят шляпы, одежду с карманами, а иногда даже используют огнестрельное оружие. Однажды на богатырской заставе Илья Муромец обнаружил врага, разглядывая окрестности в подзорную трубу!
   И в то же время в былине уцелели древние слова - названия отдельных предметов, оружия, и даже исчезнувших животных. Но самое важное - то, что былины сохранили многое из дохристианского духовного мира Руси.
   После крещения Руси старая традиция искоренялась на протяжении сотен лет. Для изучения язычества древних славян мы располагаем лишь отрывочными свидетельствами тех, кто с этим язычеством боролся.
   Но память о древних мифах и обычаях жила в народе. Отголоски дохристианских представлений об устройстве мира дошли до нас в русских былинах и сказках.
   Былины - настоящая энциклопедия жизни русского народа. Они вмещают отзвуки древних обрядов и мифов, точные детали военного дела и повседневного быта, отражают народное восприятие судьбоносных для Руси событий. Былины дают возможность изучать этикет, показывают нам систему ценностей человека Древней Руси.
   Образы былин прочно вошли в русскую культуру. В былинах черпали вдохновение поэты (например А.С. Пушкин и А.К. Толстой), художники (В.М. Васнецов, И.Е. Репин, И.Я. Билибин), композиторы, современные мультипликаторы. С именами былинных богатырей мы часто сталкиваемся в повседневной жизни.
   Итак, отправляемся в путешествие по былинному миру! Мы познакомимся с населяющими этот мир героями - могучими богатырями, смелыми воительницами-поляницами, богатыми купцами, услышим заносчивые речи хвастунов на пирах князя Владимира, свист крыльев Змея и топот вражеских полчищ... Перед нашим взором пройдут как трагические фигуры, так и комические персонажи, вызывавшие некогда смех у слушателей былин. Мы не только увидим поступки героев, но и попробуем понять, что стоит за этими поступками - реальное ли событие, а может быть, древний миф или обряд.
   В путь!
  
  

1

Красное Солнышко.

  
  
   В героическом эпосе всегда, или почти всегда присутствует какой-нибудь государь, правитель страны. Чаще всего этот государь является и главным героем всего эпоса. Он - первый среди равных ему могучих воинов, он обладает волшебной силой и мудро правит своей страной. Таковы, например, калмыцкий Джангар, или бурятский Абай-Гэсэр.
   Бывает и так, что эпический правитель, будучи окружен прославленными храбрецами, сам не обладает выдающимися способностями, а иногда и вовсе оказывается в комических ситуациях. Таким правителем был король Конхобар, герой ирландского эпоса. В тоже время этот неоднозначный государь вполне уважаем своими витязями, в эпосе он нередко носит почетные титулы. Главный герой ирландских сказаний - великий воин Кухулин высоко чтил Конхобара как своего воспитателя.
   К этому типу эпических властителей принадлежит и наш былинный князь -Владимир Красное солнышко.
  
   КНЯЗЬ ВЛАДИМИР
  
   Древняя летопись не жалует своим вниманием мелкие происшествия и простых людей. Они редко попадают на её страницы. Летописца интересуют в первую очередь приключения князей и большие, масштабные события - войны, моровые поветрия, стихийные бедствия. Поэтому искать в летописи прообразы богатырей, вышедших "из народа" - дело нелегкое и неблагодарное, тем более, что такие прообразы далеко не всегда и есть. Значительно проще найти князя, или знатного военачальника.
   Поэтому исторический прототип князя Владимира не вызывал в науке больших споров. Это, конечно, креститель Руси Владимир Святой.
   Владимир Святой и его время - это конец Х столетия, бурного века рождения Руси. Итак, познакомимся с Владимиром поближе!
  

* * *

  
   ...Из трех сыновей грозного князя Святослава, разгромившего в свое время Хазарский каганат, Владимир был самым младшим. Матерью его была Малуша - ключница княгини Ольги. Младший Святославич, был, таким образом, не вполне законнорожденным, хотя в жизни ему это обстоятельство помешало лишь один раз.
   Святослав, хотя и был князем киевским, не любил Киев и мечтал жить на Дунае, в захваченном им болгарском городе Переяславце. Когда князь-воитель собрался во второй поход на Болгарию, последний в его жизни, он рассадил своих сыновей в главных городах Руси - старшему, Ярополку, достался Киев, а среднему, Олегу - недавно покоренная земля древлян. А Владимира, по просьбе явившихся в это время в Киев новгородцев, отец отправил княжить на далекий север.
   Возвращаясь из второго болгарского похода, Святослав погиб от рук печенегов на днепровских порогах. После гибели Святослава на Руси вспыхнула династическая война - Ярополк пошел на своего брата Олега. Этот поход был предпринят по наущению воеводы Свенельда, сын которого погиб от рук Олега несколько раньше. Земля Олега была захвачена, а сам князь погиб во время бегства своего войска - его спихнули с моста в крепостной ров.
   Владимир, узнав о смерти Олега, очень испугался. Он понимал, что может оказаться следующим. Не слишком полагаясь на военную мощь Новгорода, младший Святославич спешно отправился за море, к варягам-скандинавам. Только набрав за границей надежное войско, он вернулся на Русь.
   Вернувшись, Владимир стал деятельно готовиться к походу на Ярополка. Одновременно он посватался к Рогнеде, дочери князя Рогволода, правившего в городе Полоцке.
   Гордая княжна отказалась идти за Владимира и жестоко оскорбила его, сказав: "Не хочу разуть сына рабыни, но хочу за Ярополка". Владимир немедленно решил пойти на Полоцк войной.
   Дело о свадьбе Ярополка и Рогнеды было совсем уже решено, но тут нагрянул Владимир. Он убил Рогволода и двух его сыновей, а строптивую княжну взял в жены насильно. Потом войско Владимира двинулось на Киев. Вскоре Ярополк был коварно убит с помощью предавшего своего князя военачальника Блуда.
   Владимир стал единовластным правителем Руси в 980 г., и правил затем тридцать пять лет. Все это время можно условно поделить на две части - до крещения Руси в 988 г. и после него. И летописец фактически вывел на страницах "Повести временных лет" двух разных Владимиров - Владимира-язычника и Владимира-христианина.
   Владимир-язычник - отчаянный женолюбец, у которого "триста наложниц в Вышгороде, триста в Болгарах, и двести в Берестове". При нем в Киеве совершаются кровавые языческие жертвоприношения. Полную противоположность этому персонажу представляет Владимир-христианин, который будто бы настолько проникся христианскими духовными ценностями, что даже не решался казнить разбойников, боясь греха.
   Самое значительное из событий правления Владимира - это, конечно, принятие Русью христианства в его византийской версии. Крещение Руси не было одномоментным событием. Этот процесс растянулся на сотни лет. Мы считаем рубежной датой 988 год - год крещения киевлян Владимиром. Это действительно важный рубеж - именно с этого времени княжеская власть начинает активно насаждать новую веру, строить церкви, бороться с приверженцами старых верований. Но христиане на Руси были и до Владимира, а язычество довольно долгое время сохраняло свои позиции.
   Сам Владимир крестился, вероятно, раньше летописной даты, и сделал это тайно. Он мечтал стать сопричастным величию византийских императоров, и собирался взять в жены византийскую царевну Анну. Для этого надо было стать христианином, и Владимир крестился.
   Князь много воевал. Большая часть его внешних войн была удачна. Он совершал походы на Волжскую Булгарию, в Польшу, победил балтское племя ятвягов. Главную угрозу для Руси при Владимире составляли степняки-печенеги, и киевский князь впервые стал принимать системные меры для защиты от набегов из Степи. Вдоль степной границы Руси - по рекам Десне. Трубежу, Суле и Стугне появилась линия крепостей. Крупнейшим из новых городов стал Белгород. Для несения службы в этих крепостях Владимир привлек "лучших мужей" со всей Руси.
   Владимир был типичным сыном своего времени. Ничто человеческое не было ему чуждо. Он не только одерживал победы над врагами, но и обращался в бегство. Когда Ярополк напал на Олега Святославича и захватил его город, Владимир убежал из Новгорода "за море" - в Скандинавию. А однажды, потерпев поражение от печенегов, киевский князь даже спрятался под мостом через реку!
   Почему же именно Владимир оказался былинным князем Киева? Потому, что именно он крестил Русь? Может быть, князь удостоился такой чести за свою государственную деятельность - строительство пограничных крепостей, победы над печенегами? Вероятно, все эти обстоятельства сыграли свою роль, однако главная причина была все же в другом.
   Владимир как военачальник неоднозначен - в его жизни были и победы, и поражения. Побед и удачных походов было все же больше. Князь, несомненно, запомнился как удачливый предводитель. Но главный факт, сделавший фигуру Владимира притягательной для сказителей - это его любовь к своей дружине.
   О древнерусской дружине следует поговорить подробнее.
   И в героических былинах, и на страницах летописей мы неизменно видим вокруг князя дружину - верных воинов, которые сопровождают князя в поездках, сражаются за него в бою, дают ему советы (например, предупреждают об опасности), одним словом - это именно дружина - друзья, на которых князь всегда может положиться, и которые образуют ядро древнерусского войска в случае большой войны.
   Дружинника нельзя было нанять за плату, он шел служить князю, руководствуясь иными принципами, здесь играли роль в первую очередь харизма и военные заслуги князя. Князь среди дружинников занимал положение "первого среди равных". Дружинники готовы были идти за князем в огонь и воду, но и князь понимал свою зависимость от дружинников и относился к ним соответственно. Он, как правило, не имел никаких бытовых преимуществ перед своим окружением, лично командовал в бою и принимал непосредственное участие в сражениях. Именно князю принадлежало право ритуального начала боя.
   Единение князя и дружины строилось не только на личной преданности дружинников своему вождю, но и на вещах сугубо материальных - благосостояние дружинников напрямую зависело от князя. Военный предводитель с незапамятных времен по обычаю обязан был кормить и содержать дружинников, и одной из главнейших добродетелей вождя всегда считалась щедрость. Князь распределял между своими воинами добытые в боях сокровища, дарил дружинникам ценные подарки и устраивал пиры.
   Пир для человека Древней Руси ни в коем случае не был заурядной попойкой. Это было в известном смысле священное действие, повторение пира богов. Для скандинавских воинов пир конунга воспроизводил тот пир, который бог войны и победы Один устраивал в Вальгалле для павших в боях воинов-эйнхериев. Пир был окном в мир богов. Так что вовсе не только питье хмельных напитков как таковое имел в виду Владимир, когда, отказываясь при выборе веры для Руси от мусуьманства, произнес свои знаменитые слова: "Руси есть веселье питие, не можем без того быти..."
   Неудивительно, что самая частая ситуация, в которой появляется в былинах князь Владимир - это именно дружинный пир. Сюжеты русских былин нередко завязываются именно на пирах Владимира. Например, кто-то из героев неудачно похвастал - и был вынужден доказывать свою похвальбу делами. Кто-то поссорился с самим князем из-за неудачного распределения места за столом - для людей древнего общества это было очень важно! Бывает и так, что герой, которого все считают пропавшим без вести, может явиться неузнанным на пир - и сорвать свадьбу своей жены с другим героем...
   Исторический Владимир высоко ценил своих дружинников. "Золотом и серебром не добуду дружины, - говорил он, имея в виду невозможность нанять дружинника за плату, - а дружиною добуду серебро и золото!" Эти слова были сказаны в тот момент, когда дружина князя стала роптать, недовольная своими деревянными ложками. Владимир тотчас же распорядился изготовить для дружинников ложки из серебра...
  

* * *

   Впрочем, нельзя исключать и того, что былинный Владимир Красное Солнышко связан не с одним, а с двумя реальными князьями. Первый - уже известный нам Владимир Святой. Второй - Владимир Всеволодович Мономах, правнук Владимира и внук Ярослава Мудрого.
   Владимир Мономах стал князем киевским в 1113 г. (до этого он княжил в Чернигове). Этот деятельный и авторитетный князь совершил много славных дел. Но особенно прославили его имя несколько удачных походов на половцев. Этот степной народ, изгнавший к середине XI в. печенегов, длительное время был главным врагом Руси. Спустя сто с лишним лет, в черные времена монгольского нашествия неизвестный автор поэтичного "Слова о погибели русской земли" напишет, что его именем "половоци дети своя полошаху (пугали - М.С.) в колыбели".
   Некоторые ученые видят в именах былинных врагов - Идолища Поганого и Тугарина Змеевича имена разбитых Мономахом половецких ханов- Итларя и Тугоркана.
   Правнук крестителя Руси, в отличие от своего предка, ни в каких неблаговидных, сомнительных точки зрения морали делах замечен не был. Мудрый политик и отважный воин, учивший детей и соратников на личном примере - таким предстает Владимир Мономах на страницах нашей летописи, которая не только рассказывает о его жизни, но и доносит до нас знаменитое "Поучение", в котором князь рассказывает детям о своей нелегкой, полной трудов и опасностей жизни.
   Былинный Владимир ближе, вероятно, все-таки к Владимиру Святому. Великий князь киевский проявляет и трусость, и нерешительность, и жадность. Он бывает несправедлив к отважным богатырям, охотно прислушивается к наветам завистников. Илью Муромца, первого среди русских богатырей, Владимир несправедливо обижал на пирах, а однажды и вовсе засадил в темницу.
   Перед лицом татарской угрозы Владимир пасует. Он угодливо разговаривает с враждебными послами. Когда враги требуют дань, или собираются разорять Киев, князь униженно просит их об отсрочке. Он безропотно соглашается отправлять дань в Орду, и отправляет с этой данью лучших богатырей, которым противна такая княжеская "служба". И герои, отправившись с данью к ордынскому царю, вопреки княжескому поручению громят татарские войска и сами берут дань с Орды для киевского князя.
   И все же, при всей своей неоднозначности, Владимир - "солнышко", "ласковый", богатыри, покинув отчий дом, стремятся к нему на службу. Он устраивает пиры, и дарит богатырям дары. Жалует их правом сбора дани с городов.
   Киев - центр былинного мира. Палаты Владимира- центр Киева. А сам Владимир -это главная фигура для былинных воинов, хотя он никогда не воюет сам.

2

Старшее поколение.

  
   Есть былины, сюжеты которых не могли возникнуть раньше того времени, когда запечатленные в них явления появились в реальной истории. К таким былинам относится, например, история про бунт Василия Буслаева против новгородцев. И есть былины древние, отразившие самые глубинные, уходящие в первобытные времена представления человека об устройстве мира.
   К таким древнейшим былинным историям относятся рассказы о Святогоре - богатыре, чье время безвозвратно ушло.
  
   СВЯТОГОР
  
   Святогор стар и очень силен. Сила переполняет его. Матери-земле тяжело носить на себе этого огромного богатыря. Поэтому мы не встретим Святогора на Руси - он живет в особой местности - Святых горах (отсюда и его имя). За пределы Святых гор Святогор выехать не может, а когда выезжает - его рано или поздно ждет смерть.
   Два сюжета былин связаны со стариком Святогором, и в обеих былинах титану приходит конец.
   Первый - это встреча Святогора с Ильей Муромцем.
   Илья Муромец ехал по чистому полю и приехал в Святые горы. Там он повстречал могучего богатыря, который спал прямо на коне. Это показалось Илье диковинным - мог бы и в шатре выспаться... Илья разогнался и ударил спящего великана.
   Как известно, Илья всегда считался по силе первым среди русских богатырей. Ни один воин не мог усидеть на коне после удара Муромца. Но спящий богатырь - а это был Святогор - даже не шелохнулся. Он не проснулся и продолжал ехать своей дорогой.
   Илья вновь разогнал коня и снова ударил незнакомца. Но и тут богатырь не захотел просыпаться.
  
   Что это за чудо есть?
   Видно, я ударил худо его...
  
   -подумал Илья Муромец, разгоняя своего богатырского коня в третий раз.
   После третьего, самого сильного, удара неведомый богатырь наконец соизволил обратить внимание на Илью. Но какое это было внимание! Силач проснулся, схватил Илью правой рукой и вместе с конем отправил к себе в карман.
   Двое суток Святогор возил в кармане Илью, а на третьи сутки конь старого богатыря начал спотыкаться. На недоуменный вопрос хозяина конь ответил так:
  
   Как мне-ка-ва да не поткнутися?
   Вожу я третьи суточки
   Двух сильныех могучиех богатырей,
   Третьего вожу коня да богатырского.
  
   Тогда Святогор вынул Илью из кармана. Богатыри побратались, и поехали дальше вместе. Некоторое время они ездили по Святым горам, а потом спустились на широкие луга.
   Святогор покинул отведенные ему судьбой пределы. И через некоторое время богатыри увидели перед собой на лугу огромных размеров гроб.
   Очевидно, что гроб предназначен конкретному человеку, и, вероятно, даже одному из наших героев. Но кому?
   Первым примерил гроб Илья Муромец. Ему гроб слишком велик. Тогда в гроб лег Святогор. Гроб оказался как раз впору старому силачу.
   Решив испытать судьбу, преодолеть её, Святогор, надеясь на свою силу, велел Илье заколотить гроб. Однако потом, когда Илья по просьбе крестового брата попытался отодрать с гроба дубовые доски, ни одной доски оторвать не удалось.
   Тогда Святогор просил Илью разбить гроб боевой палицей. Но в том месте, куда Илья наносил удар, на гробе образовывались железные обручи.
   Стало ясно, что Святогору из гроба не выйти.
  
   Видно, мне-ка туто бог и смерть судил.. -
  
   сказал старый богатырь.
   Умирающий Святогор пытался передать Илье свою силу. Когда из тела старого богатыря пошла пена, Святогор сказал:
  
   Да лижи ты возьми ведь пену мою,
   Дак ты будешь ездить по Святым горам,
   А не будешь ты бояться богатырей,
   Никакого сильного могучего богатыря...
  
   Этот мотив передачи силы - очень древний. Дыхание, или слюна умирающего представлялись вместилищем его способностей. Похожим образом передавали свою силу, например, деревнеские колдуны. Если силу передать было некому, мучения умирающего носителя силы могли быть ужасными...
   Кстати, у некоторых народов похожим образом могло передаваться сказительское умение. Например, у среднеазиатских певцов-бахши известна следующая практика. Завершая обучение ученика, певец-учитель символически передавал ему своё искусство: плевал ученику в рот.
   Но Илье не нужна сила Святогора, так и не нашедшая себе применения. Ни одним подвигом, ничем, кроме колоссальной силы не прославил себя Святогор. Сила Ильи иного происхождения, но об этом мы поговорим, когда пойдет речь о легендарной триаде богатырей - Илье, Добрыне и Алеше.
  
  

* * *

  
  
   В другой былине о Святогоре старый богатырь также расстается с жизнью.
   Святогор ехал по чистому полю. Его чудовищная сила "переливалась по жилочкам", искала выхода. Но помериться силой было не с кем. "Грузно от силушки, как от тяжелого бремени", - говорит былина.
   Тут Святогор неосторожно обмолвился, что если бы ему случилось найти тягу земную, то он мог бы всю землю поднять.
   И тотчас же увидел на земле сумочку.
   Маленькая переметная сумочка лежала в степи. Святогор пощупал её погонялкой. Сумочка не сдвинулась с места.
   Богатырь, не слезая с седла, нагнулся и потрогал сумочку пальцем. Сумочка и тут не шевельнулась. Тогда Святогор ухватил её всей рукой, но и тогда не смог приподнять свою находку от земли.
  
   Много годов я по свету езживал,
   А этакого чуда не наезживал,
   Такова дива не видывал...
  
   Пришлось старому богатырю сойти с коня. Обеими руками ухватил Святогор маленькую сумочку. Рванул вверх, напрягая все свои силы. И поднял чуть выше колен, но какой ценой - ноги Святогора ушли по колена в землю!
   Кровь потекла по лицу богатыря. Он уже не мог сдвинуться с места. Это был конец.
  
  
   МИКУЛА СЕЛЯНИНОВИЧ
  
   О гибели Святогора есть и другой рассказ.
   Святогор ехал на коне, упираясь головой под облако ходячее, и повстречал на пути прохожего, который несет на плече небольшую сумочку. Святогор решил его догнать, однако его конь никак не мог угнаться за пешеходом. Тогда богатырь просил незнакомца остановиться. Тот послушался и положил сумочку наземь. "Что у тебя в сумочке?" - спросил старик Святогор. "А вот подыми с земли, так увидишь", - последовал ответ. Дальше история рассказывалась так же - Святогор не мог пошевелить сумочку одной рукой, дернул со всех сил обеими - и увяз. "Что это у тебя в сумочку накладено?" И тогда неведомый прохожий не стал делать тайны из того, что в сумочке у него именно тяга земная. "Да кто же ты есть?" Владелец сумочки представился и сказал, что его зовут Микулушка Селянинович...
   Кто же этот таинственный повелитель тяги земной? Да и что вообще такое эта "тяга земная"?
   Под тягой, конечно, понимается в былинах не физическое притяжение. Сумочка Микулы Селининовича и то, как он с нею обращается, показывает не сколько силу земли, сколько силу самого Микулы. Он- хозяин земли, которая любит его и подчиняется ему, а не бесполезной силе Святогора.
   Но история про сумочку - отнюдь не главная в образе Микулы Селяниновича. Есть былина, где Микула- центральный герой. Это история о встрече Микулы и знатного воина - богатыря Вольги Всеславьевича.
   Вольга - это классический военный вождь старого времени. У него есть дружина в двадцать девять воинов, тридцатый- он сам. Таким же дружинным предводителем был другой богатырь - Волх Всеславьевич, с которым мы еще обязательно познакомимся. Имена этих героев созвучны не случайно - Волх и Вольга, в сущности, одно лицо. Оба - выдающиеся охотники, оба умеют превращаться в животных. Только ситуации, в которых они действуют, разные - Волх совершил поход на Индейское царство, а Вольга ездил собирать дань с трех городов, которыми пожаловал ему князь Владимир.
   На пути за данью Вольга и его дружинники встречают в поле "оратая" - пахаря.
  
   Сошка у оратая посвистывает,
   Омешики по камешкам почиркивают.
  
   Поле пахаря - трудное, северное, с камнями и пнями, которые он выворачивает. Лемеха сохи скрежещут о камни. Вольга решил догнать пахаря и побеседовать с ним. Однако доехать до "оратая" молодцам удалось только к середине третьего дня...
   Очевидно, что перед нами - не простой мужик, не обычный крестьянин, работающий на своей пашне. Особые свойство героя, встреченного Вольгой, становятся еще заметнее, когда богатырь смог хорошо разглядеть пахаря:
  
   У оратая глаза да ясна сокола,
   А брови у него да черна соболя.
   У оратая сапожки зелен сафьян...
   У оратая шляпа пуховая,
   А кафтанчик у него да черна бархата.
  
   "Зелен сафьян" - общее для всех былинных описаний костюма обозначение дорогой кожи на сапогах героя. Почему былинный сафьян именно зеленый? Потому, что кожу сложнее выкрасить в яркий зеленый цвет, чем в какой-либо другой. Поэтому зеленые сапоги (они известны нам и в виде реальных археологических находок) - это обувь дорогая и почетная.
   В былине описан костюм человека знатного и богатого. Но что этот знатный делает на пашне?
   Замечательна и соха, которой работает герой былины:
  
   Сошка у оратая кленовая,
   Омешки на сошке булатные,
   Присошечек у сошки серебряный,
   А рогачик у сошки красна золота....
  
   Вольга заговорил с пахарем, пожелал ему Божьей помощи. Оратай спросил, куда богатырь держит путь. Вольга рассказал о пожалованных ему городах, и тогда оратай предостерег его: в городах живут мужички- разбойнички, они подрубят мост и потопят Вольгу в реке Смородине. Сам он, оратай, был не так давно в городе, покупал там соль, и повздорил с мужиками из-за размера оплаты. Мужики окружили пахаря. Он стал их отталкивать, и положил до тысячи человек....
   Вольга пригласил владельца кленовой сохи в товарищи - ехать с ним во враждебный город. Тот, не мешкая, выпряг кобылу, сел верхом и поехал с боагтырем. Тут выяснилось, что кобыла пахаря ни в чем не уступит боевому коню Вольги - когда кобыла идет шагом, коню приходится скакать, чтобы не отстать от неё...
   Ортай вспомнил, что он оставил соху в борозде, и надо бы её оттуда убрать - вытряхнуть землю из лемехов и бросить "сошку" за ракитовый куст. Вольга, решив, что дело пустяковое, отправил к сохе пятерых дружинников. Но те не смогли поднять соху из земли. Не справились с задачей ни десять бойцов, ни вся дружина. Только сам пахарь смог вытащить соху из земли, отряхнуть её, и бросить за ракитовый куст, причем сделал это одной рукой.
   Снова двинулись в путь, и снова Вольга стал на своем коне отставать от кобылы оратая. Богатырь стал просить своего нового товарища остановиться, и сказал, что если бы эта кобыла была бы коньком, за неё бы пятьсот рублей дали. На что оратай сказал, что он купил эту кобылу за пятьсот рублей жеребенком, а если бы то был конь, так цены этому коню вообще бы не было...
   В конце былины Вольга узнает имя пахаря - того зовут Микула Селянинович. Богатырь сажает Микулу наместником в своих городах, и отдает ему право на часть дани.
  
   В былине о Вольге и Микуле традиционно видят либо победу свободного крестьянина над князем, либо победу земледелия над охотой. Однако дело, вероятно, несколько сложнее. Как и в большинстве былин, у истории Вольги и Микулы есть "второе дно".
   Вольга и Микула оказываются не противниками, а союзниками - они в итоге делают общее дело, едут собирать дань с городов. В то же время Вольга не может обойтись без Микулы в своем военном предприятии. Вероятно, что в союзе Вольги и Микулы отразилась древняя организация русского общества. Вольга представляет дружину - ту часть общества Руси, которая ничем не занимается кроме войны. Это профессиональные воины, но они относительно малочисленны, и в силу этого не могут самостоятельно проводить большие военные операции. Для этого нужна сила народа. Когда русское войско отправлялось в большие походы- например, на Константинополь, или отражало опасного внешнего врага, на первый план неизбежно выходило ополчение. Народ Древней Руси был поголовно вооружен и представлял собой грозную военную силу.
   Второй древний смысл былины о Вольге - обрядовый. Как и во многих других героических песнях, в истории Вольги и Микулы просматриваются очень древние, дохристианские представления об устройстве мира.
   Любое занятие дрвнего человека, направленное на переустройство окружающего мира, имело не только утилитарную цель, но и волшебный, магический подтекст. Магия содержится во всем - в кузнечном деле, в прядении и ткачестве, свои магические ритуалы есть у охотников, и у скотоводов. У земледельческих народов вместилищем магической силы считалась соха и пропахиваемая ею борозда.
   Один из древнейших, самых сильных и стойких ритуалов земледельцев - это "опахивание" - окружение обитаемого пространства (города, деревни, вообще участка земли) пропаханной бороздой.
   Обряд "опахивания" продержался в русских деревнях до ХХ века, но в позднем варианте его проводили исключительно женщины. Это таинственное ночное действо устраивалось с конкретной целью - обезопасить деревню от падежа скота. Древний смысл обряда был, по-видимому, несколько шире, и охватывал, во-первых, защиту земли от всех злых сил вообще, а во- вторых - утверждение права собственности на землю и отделение упорядоченного пространства -Космоса, от царящего вокруг первобытного Хаоса. И насколько можно судить по отрывочным, эпизодическим свидетельствам, древний обряд - мужской, и проводит его предводитель общины, основатель поселения - словом, главный из тех людей, которые хотят посредством этого обряда обустроить и защитить свой мир.
   Не такой ли обряд проводит в былине Микула Селянинович - хозяин земли? Не говорит ли его богатая одежда о его высоком положении в обществе? Ведь известны у западных славян легендарные князья-пахари, например, Пшемысл - основатель династии чешских королей. Вероятно, Микула Селянинович- значительно более сложная фигура, чем крестьянин, одержавший верх над князем-воином...
  
   А теперь настало время обратиться к следующему поколению наших эпических героев. И начнем мы с трех самых ярких героев былинной Руси.
  
  

3

Легендарная триада

   Один из первых образов, которые появляются перед нами при слове "богатыри" - это знаменитая картина Виктора Васнецова.
   Три воина стоят в поле, на степной границе, и стерегут покой жителей Руси. В центре, на могучем вороном коне, сидит Илья Муромец. По сторонам от него -Добрыня Никитич и Алеша Попович. Илья всматривается в горизонт - оттуда грозит неведомый враг.
   Три богатыря - самые известные из героев нашего былинного мира. Множество подвигов они совершили - и вместе, и порознь. У каждого из них- своя увлекательная история.
  
   ИЛЬЯ МУРОМЕЦ
  
   "Старый", "стар", "стар казак" - так почтительно именуется Илья во многих былинах. При этом само его имя называется не всегда - слушателям и так ясно, о ком идет речь.
   Илья - первый среди богатырей Киева. Князь Владимир ценит его выше всех остальных, сознает свою зависимость от силы и способностей Муромца и говорит о богатыре так:
  
   Кабы был. - говорит, - у меня старый - так дума крепкая,
   Кабы был у меня старый - так шуба теплая,
   Кабы был у меня старый - так рука правая.
  
   Эти слова князь произнес, оказавшись в затруднительном положении - Калин-царь требовал дани, а Ильи Муромца не было дома.
   Илья - любимый герой былин. Обширный цикл эпических песен посвящен непосредственно его подвигам, и еще больше былин, где он упоминается вскользь, или появляется на втором плане - например, помогает другим богатырям, или разбирает конфликты героев былины.
   Илья по происхождению - крестьянин. Это не раз подчеркивается в былинах. Возможно, здесь коренится одна из причин колоссальной популярности героя.
   Некоторые былинные герои известны только каким-то одним приключением. Они появились (например, приехали откуда-то издалека), совершили подвиг (или неблаговидный поступок), а в конце былины исчезли (уехали или погибли). Их последующая жизнь (если, конечно, герой уцелел в былине) не интересовала сказителей. А вот биография Ильи Муромца прослеживается во всех деталях - от рождения до смерти. В частности, известно, как именно он приобрел богатырскую силу.
   Илья происходит из муромского села Карачарова. Пораженный с детства какой-то болезнью, он тридцать лет "сиднем сидел дома". Но однажды, когда родители будущего первого богатыря Руси отправились на работу в поле, на дворе Ильи появились двое калик.
   Калика - это странник-паломник. Такие странники нередко появляются в былинах, а иногда даже становятся главными героями (например, в былинах "Калика-богатырь" или "Сорок калик со каликою"). Калики нередко выступают в былинах как носители особой силы, или тайного знания.
   Калики просили Илью впустить их в дом. Тот в ответ сказал, что не может этого сделать:
  
   Сиднем сижу цело тридцать лет,
   Не владаю ни руками, ни ногами...
  
   Но странники вновь повторили просьбу. И случилось чудо - Илья встал на ноги! Он отворил ворота и впустил калик "на широкий двор".
   Гости учтиво приветствовали Илью, и поднесли ему чарку "питьица медвяного" - волшебного напитка. Илья выпил, и ощутил в себе неиспытанную ранее могучую силу.
  
   "Что чувствуешь в себе, Илья?"
   Бил челом Илья, калик поздравствовал:
   "Слышу в себе силушку великую".
  
   И тогда калики произнесли пророчество. Илья станет великим богатырем, которому не суждена смерть в сражении. Ему можно будет без опаски биться с любым другим богатырем и с любой воительницей-поляницей. Впрочем, есть на свете и такие богатыри, с которыми Илье выходить на поединок ни в коме случае не следует.
   Это уже известный нам Святогор, которого сама земля через силу носит. Это Вольга Всеславьевич, который победит если не силой, то хитростью. Нельзя сражаться с "родом Микуловым", которого любит сама мать-земля. И, наконец, не стоит задирать богатыря Самсона, у которого на голове "семь власов ангельских" (так причудливо отразилась в былине легенда о волшебных волосах библейского Самсона).
   Затем калики подробно рассказали Илье, как добыть богатырского коня.
  
   Выходи в раздольицо чисто поле,
   Покупай первого жеребчика.
   Станови его в срубу на три месяца,
   Ты по три ночи жеребчика в саду поваживай
   И в три росы жеребчика выкатывай,
   Подводи его к тыну ко высокому:
   Как начнет жеребчик через тын перескакивать,
   Поезжай на нем куда хочешь,
   Будет носить тебя.
  
   После всех этих слов калики пропали, как будто их никогда и не было. И тогда Илья совершил первое из множества своих богатырских дел.
   Это дело оказалось совершенно далеким от войны. Илья отправился на родительскую пашню.
   Утомленные трудом, отец и мать богатыря спали. На пашне - непочатый край тяжелой работы. И эту работу Илья проделал очень быстро:
  
   Очистить надо пал от дубья-колодья:
   Он дубье-колодье все повырубил,
   В глубокую реку повыгрузил,
   А сам и сшел домой.
  
   В былине упоминается пал - то есть выжженный участок леса, на котором еще только будет впоследствии пашня. Родители Ильи Муромца занимаются самым древним видом земледелия- подсечно-огневым.
   В те времена, когда восточные славяне расселялись по необъятным равнинам будущей Руси, этот вид земледелия был единственным. Поле выжигали в лесу, затем расчищали от горелых пней и засевали. В первые годы удобренная золой земля давала прекрасные урожаи. А когда поля вокруг деревни истощались, славянский род перебирался на новое место.
   Родители Ильи проснулись и очень удивились, увидев, что вся работа уже сделана. Но еще больше стали их удивление и радость, когда они пришли домой и увидели, как сын ходит по избе! Илья рассказал отцу и матери о странниках и волшебном напитке.
   А затем, в точном соответствии с наказом калик, вырастил себе боевого коня и, получив родительское благословение, отправился навстречу богатырским подвигам.
  
  

* * *

  
   Выехав из Мурома, Илья поскакал прямиком в Киев, ко двору Владимира Красное Солнышко. Путь богатыря оказался нелегким и опасным.
   Город Чернигов, мимо которого надо было ехать Илье, был осажден врагами. Под стенами города стояла несметная сила - нельзя было ни пешком пройти, ни на коне проехать. Богатырь размышлял недолго. Он смело атаковал супостатов, топтал их конем, колол копьем, и уничтожил всех.
   Радостные жители освобожденного города открыли Илье ворота и приглашали богатыря стать черниговским воеводой. Но Илья отказался и просил показать ему "прямоезжую дорожку" в Киев.
   И тогда черниговцы рассказали ему о Соловье-разбойнике, из-за которого, по их словам, попасть в Киев прямой дорогой было невозможно.
   Соловей-разбойник Одихмантьев сын обосновался у реки Смородины, у Леванидова креста. Там он сидел на дубе и свистел "по-соловьему". От этого свиста, от страшного звериного рыка, осыпались цветы и гнулись к земле леса.
  
   ...А что есть людей, то все мертвы лежат.
   Прямоезжею дороженькой пятьсот есть верст,
   А и окольноёй дорожкой цела тысяча.
  
   Конечно, Илья Муромец поехал по опасной прямой дороге. Когда он подъехал к речке Смородинке, Соловей-разбойник обрушил на героя всю мощь своего волшебного голоса. Темный лес и впрямь пригнулся к земле, а богатырский конь стал спотыкаться.
   Илья огрел коня шелковой плетью и обругал его:
  
   Ах ты, волчья сыть да и травяной мешок!
   Али ты идти е хошь, аль нести не мошь?
   Что ты на корзни, собака, потыкаешься?
   Не слыхал ли посвисту соловьего,
   Не слыхал ли покрику звериного,
   Не видал ли ты ударов богатырскиих?
  
   Богатырь выстрелил в Соловья и выбил врагу правый глаз. Затем он подъехал к дубу, спустил разбойника на землю, привязал к седлу и повез в Киев.
  
   Владимир не поверил герою, и резко заявил, что тот "в глаза насмехается"- ведь дорога у Чернигова занята вражеской силой, а у реки Смородины сидит на дубу Соловей-разбойник.
   На эту гневную княжескую тираду Илья ответил, что Соловей-разбойник уже на княжеском дворе. Владимир вскочил и, наспех одевшись ( "шубоньку на одно плечо, шапочку на одно ушко"), бросился на двор - смотреть пленного супостата.
   Князь предложил Соловью посвистеть своим знаменитым свистом. Но разбойник не захотел слушаться князя, и заявил, что подчинится только Илье.
   Илья велел Соловью посвистеть "вполсвиста". Враг отвечал, что у него запекли кровавые раны и "не ходят уста" - надо выпить вина. Поднесли чару, Соловей выпил, и засвистал так, что
  
   ...маковки на теремах покривились,
   а околенки во теремах рассыпались
   от его от посвисту соловьего,
   а что есть людишек, так все мертвы лежат,
   а Владимир-князь-от стольно-киевский
   куньей шубонькой он укрывается...
  
   Тогда Илья вывез разбойника в поле и там отсек ему голову, приговаривая:
  
   Тебе полно-тко слезить да отцов -матерей,
   Тебе полно-тко слезить да жен молодыих,
   Тебе полно-тко спущать-о сиротать да малых детушек.
  
   Историческую основу этого подвига Ильи Муромца некоторые ученые склонны видеть в борьбе Владимира Святого с разбойниками, число которых умножилось в последние годы правления крестителя Руси.
  
  

* * *

   Илье Муромцу приходилось биться с разными врагами Руси, но главная богатырская "специальность" нашего первого богатыря - это татары. Именно в борьбе против татарских полчищ Илья совершил большую часть своих подвигов.
   О сражениях Ильи Муромца с татарскими предводителями царем Калином и Мамаем мы поговорим в главе, посвященной врагам наших богатырей. А самой первой победой Ильи Муромца над татарской силой стала победа над Идолищем.
   Идолище в былине называется в среднем роде и всегда с эпитетом "поганое". Оно поганое не только потому, что выступает в былине как злобный и опасный враг. "Поганство" в древнем языке Руси - это в первую очередь обозначение принадлежности "поганого" к языческому миру, миру нехристей. Конечно, для русских христиан любой "поганый" был чужаком, даже если он и не выказывал прямой вражды. Уже само имя Идолища Поганого указывает на его чуждую, языческую сущность. Идол - зримое воплощение дохристианских верований.
   Татарский предводитель собрал многотысячное войско и отправился на Киев. На много верст вокруг стольного города встала грозная сила.
   Как назло, в Киеве не оказалось богатырей- все они отправились на разъезды в поле. А единственный бывший в наличии Алешенька Левонтьевич не решился выехать на бой против грозного супостата. И князь Владимир, как с ним нередко бывало в подобных случаях, дал слабину. Он поклонился Идолищу и пригласил врага на пир в свои палаты.
   Илья Муромец ездил в это время в окрестностях Царьграда и каким-то образом узнал о большой беде, грозящей Киеву. Богатырь немедленно повернул коня на север.
   Когда до осажденного татарами города было уже недалеко, навстречу Илье попался могучий старик-пилигрим. Мы помним, что в былинном мире таким странникам-паломникам присуща волшебная сила. Это хорошо знал и сам Илья Муромец, которого калики исцелили от многолетнего недуга. Илья прямо спросил старца - отчего тот не очистил до сих пор Киев от татар?
   Но и могучий "пилигримище", как выяснилось, не готов был сражаться с Идолищем поганым. Старец объяснил это так - Идолище велик и страшен, он за раз съедает по кулю хлеба и выпивает по ведру вина:
  
   Так не смею я идти туды к татарину...
  
   Тогда Илья попросил у пилигрима его одежду - дорожное платье, лапти и шляпу - для того, чтобы татарин не смог его узнать. Старец, может быть, и не отдал бы одежды, да побоялся богатырских кулаков - не отдать Илье добром, тот возьмет силой, да еще бока намнет. Итак, богатырь переоделся в платье странника и взял оружие пилигрима - огромную клюку весом в сорок пудов.
   Идолище пировал в палатах Владимира, поглядел в окно и увидел подходящего Илью. В душе татарина шевельнулось сомнение - одежда-то у "странника" старческая, а походка - богатырская, по походке сразу видно Илью Муромца... Но при появлении гостя Идолище ничем не показал своих подозрений. Татарин успокоился и принялся расспрашивать "странника" - так ли в самом деле велик киевский богатырь Илья Муромец?
   Гость ответил, что Илья собой невелик - вот примерно как сам странник. Враг и тут ничего не заподозрил и завел речь о способностях русского богатыря по части еды и питья. Вспомним, что сам-то Идолище любил поесть и выпить настолько, что его испугался даже могучий Иванище!
   Илья сказал, что русский богатырь ест не помногу - всего-то по три калачика, да и вина едва ли стаканец за раз выпьет. Тут Идолище и вовсе осмелел, и заявил, что такой богатырь и в подметки не годится татарским воинам, которые едят по кулю хлеба и пьют по ведру вина.
   Вот тогда-то первый богатырь Руси и обнаружил себя. Илья резко ответил, что такое обжорство - не признак большой силы, и подобает не человеку, а скотине:
  
   Как бывала тут коровища обжорища...
   Ела, ела, пила, пила, сама лопнула!
  
   Это оскорбление проняло татарина. Идолище пришел в ярость и метнул в Илью свой кинжал. Богатырь поймал оружие в полете. А затем подскочил к врагу и поразил его той самой клюкой в сорок пудов - оружием старца-пилигрима.
   Оружие Иванища было вполне под стать могучему, хотя и нерешительному, страннику. Голова Идолища поганого отлетела от тела как пуговица...
   Илья выскочил с клюкой пилигрима на татарское войско, положил всю огромную силу Идолища и освободил Киев от татар.
  

* * *

  
   Три прославленных богатыря были, конечно, хорошо знакомы друг с другом. Они часто встречались на пирах Владимира, нередко помогали друг другу. В большинстве случаев они действовали по отдельности, но иногда встречали врага плечом к плечу, все трое.
   Так было и в тот раз, когда Илье Муромцу пришлось сразиться с собственным сыном.
   Однажды все три славных богатыря стояли на богатырской заставе и стерегли русскую границу.
   Рано утром Илья вышел из шатра и осмотрел окрестности (это и был тот случай, когда былинный богатырь применил подзорную трубу!). Он увидел в поле удалого молодца, который ехал прямиком в Киев, не обращая ни малейшего внимания на пограничную заставу богатырей.
   Молодец на всем скаку метал копье в небо одной рукой, и другой рукой тут же подхватывал грозное оружие. Впереди его коня бежали два волка (очевидно, в качестве охотничьих собак), а на плечах удальца сидели соколы.
   Было видно, что в Киев едет знатный человек и умелый воин.
   Илья разбудил товарищей и рассказал им о едущем на Русь "супостате великом".
   Первым поехал за незнакомцем Алеша Попович. Молодой богатырь долго седлал коня, тщательно проверял подпруги, затем вскочил в седло и вихрем понесся за удалым молодцем. Желая привлечь внимание удальца, Алеша заревел по-звериному, засвистел по-соловьему, зашипел по-змеиному. Но неизвестный витязь даже не оглянулся.
   Алеша решил, что пришлый богатырь - ему не чета, и вернулся на заставу.
   Теперь поехал Добрыня Никитич. Этот избрал другую тактику - он обогнал чужеземца, заехал к нему спереди и вежливо поздоровался.
  
   Уж ты здравствуй, удаленький добрый молодец,
   Уж ты коего города, коей земли?
   Еще коего отца-матери?
   А куда же ты едешь да куда путь держишь?
  
   И молодец ответил богатырю. Не назвав ни своего имени, ни своей родины, он заявил, что едет прямо в Киев, хочет разорить город, князя Владимира взять живым в плен, а княгиню Апраксию взять за себя замуж.
   Не вступая больше с грозным гостем ни в какие переговоры, Добрыня поскакал к Илье.
  
   А мне придется-де съехаться на поле с неприятелем,
  
  -- сказал Илья, снаряжаясь на бой.
   Алеша, догоняя незнакомца, свистел и рычал. Так же поступил сам Илья Муромец. Как и в первый раз, неизвестный удалец не оглянулся, но теперь он отослал в лес своих волков и соколов, сказав верным помощникам, что теперь ему не до них - на него наехал равный противник.
   Кстати, звериный крик в устах Ильи Муромца и Алеши Поповича не случаен. Возможно, былина имеет в виду древний боевой клич.
   В летописях Руси боевой клич иногда упоминается при описании сражений. "И кликнуша...", - так пишет летописец, описывая сражение. А вот что пишет византийский историк Лев Диакон о боевом кличе русского войска князя Святослава во время боя под Доростолом между русским войском и армией императора Иоанна Цимисхия:
   "Росы, которыми руководило их врожденное зверство и бешенство, в яростном порыве устремлялись, ревя, как одержимые, на ромеев, а ромеи наступали, используя свой опыт и военное искусство..."
   Конечно, дело тут было не в зверстве, или, во всяком случае, не только в нем. Боевой клич имеет несколько значений. Во-первых, и для язычника и для христианина это всегда обращение к высшим силам. Клич- это ритуал (как может быть ритуальным и сам бой). Воин древности обыкновенно шел в сражение, призывая на помощь своего бога-покровителя. Во-вторых, клич оказывал известное устрашающее воздействие на врага. Наконец, боевой клич служит укреплению боевого духа воинов, способствует тому, что войско ощущает себя одним целым. А единение войска- залог победы.
   Илья догнал молодого воина. На этом месте в былине впервые называется имя врага - его зовут Подскольник. Ни словом не обменявшись, герои немедленно вступили в бой
   Сначала они ударили друг друга палицами с такой силой, что у палиц отвалились рукояти. Затем принялись рубиться на саблях, пока те не зазубрились до полной негодности. В тертий раз съехались богатыри, и ударили друг друга копьями, свернув наконечники. Ни одному не удалось ранить противника.
   Тогда Илья и Подсокольник сошлись в рукопашном бою. От их крика дрожала земля и гнулись леса. Нога Ильи Муромца поскользнулась. Подсокольник сел ему на грудь, и, не спрашивая ни имени ни отчества, вынул нож...
  
   Он хочет пороть его белы груди.
   Он хочет смотреть дак ретиво сердцо.
  
   И тогда Илья взмолился Спасу и пресвятой Богородице, напомнив, как он стоял за христианскую веру, и за божьи церкви, и за святые монастыри...
   Пож этим христианским благочестием Ильи прячется древняя языческая модель отношений с высшими силами, никуда не девшаяся и в христианское время.
   Боги для человека языческой эпохи не были далеки и недоступны. Кончено, они были могущественны, они могли влиять на жизнь людей, нести смерть или удачу. Но при этом боги во многом походили на людей - внешним обликом, поведением, характерами. Так же, как и люди, они влюблялись, ссорились, плели интриги, и даже убивали друг друга. С богами можно было договариваться - с помощью жертвоприношения. Человек делает что-то хорошее для божества - ожидая удачи в деле, или в благодарность за уже ниспосланные блага.
   Поединок Ильи и Подсокольника - мифологический, и происходит он по законам мифа. Но и в реальной истории Руси герои, ктоорым грозило поражение в рукопашном бою, обращались за помощью к Божией матери.
   Сын Владимира Святого князь Мстислав в 1022 г. вел войну с касогами, предками черкесов. Против него выступил с войском касожский князь Редедя. Когда полки выстроились друг против друга и изготовились к сражению, Редедя предложил Мстиславу решить дело поединком: "Чего ради губить дружину? Сойдемся сами бороться! Если ты одолеешь, возьмешь именье мое, и жену мою, и детей моих, и землю мою, если я одолею, то возьму все твое!" Мстислав победил в борьбе Редедю и, в соответствии с уговором, взял жену и детей противника, а на касогов возложил дань.
  
   "Нача изнемагати Мстислав, бе бо велик и силен Редедя. И рече Мстислав: "О, пречистая Богородице, помози ми. Аще бо одолею сему, созижду церковь во имя твое!"
  
   После этого Мстислав победил и, действительно, заложил церковь святой Богородицы в Тмуторокани. Помогла Богородица и Илье Муромцу, хотя Илья ничего не обещал, а лишь апеллировал к своим прежним заслугам.
   Вдвое прибавилось силы у богатыря. Он смахнул с себя Подсокольника, и в свою очередь, осделав супостата, достал нож.
   Но прежде, чем резать молодца-агрессора, Илья все же решил спросить, откуда враг родом. Тот сначала отвечал заносчиво- мол, когда я сидел на тебе, я-то не спрашивал у тебя роду и племени, а прямо порол бы тебе груди белые. Но потом, после повторного вопроса Ильи, сказал, что он -Подсокольник, сын некоей "бабы Салыгорки".
   И тогда Илья поставил молодца на ноги, целовал его и назвал своим сыном.
   Кто такая "баба Салыгорка" и при каких обстоятельствах с нею сошелся Илья - не вполне ясно. Важно то, что когда-то, на чужой стороне, Илья сошелся с некоей женщиной, которая родила от него сына - Подсокольника.
   Подсокольник вырос без отца. Он стал врагом Руси. Даже помирившись с Ильей, "побратавшись" с ним после поединка, сын богатыря не меняет своего отношения. Илья, утомленный боем двое суток спал в шатре. Подсокольнику это показалось обидным:
  
   "Я стару казаку так унижался же!"
  
   -сказал сын и поехал к шатру отца с копьем в руке.
   Подсокольник ударил спящего богатыря в грудь. Однако Илью спас нательный крест весом в полтора пуда. Копье соскользнуло по кресту. Илья проснулся, схватил Подсокольника и подбросил его выше леса.
   Молодой богатырь упал н землю и разбился "во крошечки". А ведь говорила ему когда-то мать:
  
   "Не доехавши до старого, слезывай с коня,
   слезывай с коня, да низко кланяйся..."
  
   Очень похожая история есть в героических сказаниях Ирландии. Герой Кухулин, обучаясь вдали от родины боевому умению, любил богатыршу Айфе, у которой впоследствии родился сын. Как и наш Подскольник, сын Кухулина выступил агрессором по отношению к королевству Конхобара и, в конце концов, погиб в бою с собственным отцом.
  

* * *

  
   Впрочем, о личной жизни Ильи Муромца пусть немного, но известно. Из одной былины мы знаем, что у Ильи была жена.
   Неизвестно даже имя этой женщины. Мы знаем только её отчество - Савишна.
   Былина, рассказывающая о Савишне, называется "Победа над войском Тугарина". Тугарин Змеевич, могучий враг Алеши Поповича, в этой истории предстает обычнымс, пусть и сильным, предводителем татар. На момент начала былины Тугарин со своим войском уже где-то недалеко от Киева. У князя Владимира собрался военный совет.
   Князья и бояре должны были решить, кто останется в городе "берегчи князя со княгинею", а кто поведет рать и встретит врага в чистом поле. После долгих и трудных раздумий знатные люди решили так:
  
   Мы все с тобою, со княгинею,
   За тебя положим наши головы.
   А рать поведет Илья Муромец:
   Мы дадим ему наших детушек,
   Коней смелыих, сабли острые,
   Стрелы меткие со туга лука...
  
   К Илье Муромцу поскакал гонец с приказом немедленно вести рать в поле. Но Ильи не оказалось дома. На дворе была только молодая жена богатыря Савишна. Положение было критическим - богатыря нет, а не выполнить княжеского приказа нельзя.
   Но смелая и решительная женщина не колебалась ни одной минуты.
  
   "Добро, -молвит, - ты, гонец, назад беги,
   А Илья за тобой не замешкает".
  
   Проводив гонца, Савишна распорядилась седлать коня. Одевшись в "богатырское платье", вооружившись луком и саблей, она поскакала прямо в Киев.
   Услышав богатырский посвист, бояре, ни на миг не усомнившиеся, что приехал сам Илья, выслали в поле все киевское войско, и рапортовали князю Владимиру:
  
   Пошла-де рать с Ильей Муромцем,
   А Тугарину с ним не сдобровать...
  
   Два войска сошлись, закипел бой. Не выдержав натиска киевлян, Тугарин, проклиная Илью, убежал в свои Загорские улусы.
   Настоящий Илья в это время был на охоте - ловил на копье "лютого зверя", добывал соболей и куниц. Кто вместо него сражался с Тугарином, богатырь так и не узнал...
  
   ...Много славных дел совершил Илья, но о главном его ратном деле - победе над войскамиКалина и Мамая- мы расскажем в главе, специально посвященной самым грозным и опасным врагам былинных богатырей. Там же пойдет речь и о знаменитом конфликте Ильи Муромца с князем Владимиром Красное Солнышко. А пока вспомним еще один знаменитый образ, созданный Виктором Васнецовым - витязя на распутье. Витязь, читающий надпись на камне, и размышляющий, куда ему теперь отправиться - это именно Илья.
   Перед витязем - три дороги. Поехать по одной - быть убитому, по другой - женатому, а по третьей- богатому. Как правило, в былине надпись на камне адресована непосредственно Илье Муромцу. Это не просто камень в поле, не общедоступный дорожный указатель, это судьба Ильи, которую ему не удастся обойти.
   О чем думает витязь на картине, хорошо известно из былины о трех поездках "старого казака". Илья рассуждал так: богатство у него уже есть, да и стар он уже, зачем оно ему? По этой же причине не стоит ему жениться - "молоду жену взять - чужа корысть, а старой жены мне не хочется". И богатырь поехал по дороге смерти - туда, где "убиту быть".
   Илья приехал в станицу разбойников. Когда они напали на него, он сорвал с головы шапку, и размахивая этой шапкой, перебил всех. Затем воротился к камню и переписал надпись:
  
   Да старому-де казаку, а Илье Муромцу,
   На бою старику смерть не писана,
   Да и та была дорожка прочищена.
  
   Затем Илья решил проехать по той дороге, которая, если верить надписи на камне, привела бы женитьбе. Следуя этой дорогой, он приехал в большую богатырскую крепость. Там, у соборной церкви, его встретили двенадцать красавиц, главной из которых была некая, не названная по имени королевна.
   Королевна пригласила Илью в терем, и принялась угощать. Целый день просидел богатырь за столом, а вечером попросил отвести его в спальню. Но, когда хозяйка показала ему кровать, Илья, покачав головой, сказал:
  
   Такова-де я-то чуда не видывал:
   Да видно, кроватка эта подложная...
  
   Илья бросил на кровать саму королевну. Кровать провернулась, и хозяйка терема упала в глубокий погреб.
   Богатырь вышел на улицу, нашел тщательно засыпанные песком двери, которые вели в этот подвал, разрушил их и выпустил на волю сорок царевичей, сорок королевичей и еще сорок сильных богатырей. Все они, каждый в свое время, захотели жениться и сделались жертвами коварной "королевишны". А самой красавице-обманщице Илья отрубил голову.
   Так была расчищена и вторая дорога. Остался третий, последний путь, путь богатства.
   Богатырь отправился по третьей дороге. И нашел чудесный крест, под которым были зарыты несметные сокровища.
   На пути смерти Илья не был убит, на пути женитьбы не женился. Естественным кажется и то, что герой не воспользовался доставшимся ему богатством. Муромец привез все сокровища в Киев, и построил соборную церковь.
   И тогда полная трудов и опасностей жизнь "старого казака" подошла к концу.
   Богатырь, которому не суждена была смерть на бою, окончил свои дни в мирную пору. Согласно большинству вариантов былины, Илья окаменел. В Киеве были сохранены нетленные мощи прославленного героя.
  
  
  
   ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ
  
   Добрыня на картине Васнецова сидит на белом коне. Он смотрит в одну сторону с Ильей, видит врага и готов к бою - тянет из ножен меч.
   Добрыня Никитич родился в Рязани. Отца его звали Никита Романович. Это был заслуженный человек - за свои шестьдесят лет он выдержал шестьдесят боев. В возрасте шестидесяти лет Никита умер. Воспитанием маленького Добрыни занималась мать (в былинах она носит разные имена).
   Мать- самый важный человек в жизни Добрыни. Она помогает ему, дает ему полезные советы, предостерегает от опасностей, а иногда и спасает его.
   Добрыня освоил грамоту, научился обращению с оружием, борьбе и этикету. Прекрасные манеры, "вежество" стали самой характерной чертой этого богатыря.
   Смелый и сильный в бою, и при этом вежливый и обходительный с людьми вне боя - таков былинный Добрыня. Он умеет разговаривать и с друзьями, и с врагами. Князь Владимир обычно посылает его в такие поездки, где требуется дипломатия - например, сватать у дочь у соседнего правителя. В некоторых былинах именно Добрыня ведет переговоры с разозлившимся на Владимира Ильей Муромцем.
   Добрыня совершил немало подвигов - сокрушал врагов вместе с Ильей Муромцем и Алешей Поповичем, выполнял опасные поручения Владимира Красное солнышко, а особенно прославил этого героя его поединок со Змеем. Но об этом богатырском деянии нашего героя мы поговорим не здесь, а в главе, посвященной врагам былинных богатырей.
   Случалось Добрыне биться не только с чудовищами и враждебными полчищами, но и с русскими богатырями. Еще в молодости он боролся с Ильей Муромцем, приехавшим проверить силу рязанского молодца. Описание поединка богатырей очень похоже на историю о сражении Ильи Муромца с Подскольником. Это и неудивительно - ведь былинные поединки не реальные события, они принадлежат миру эпоса и происходят по его законам. Добрыня, одолевший было Илью в борьбе, стал спрашивать у героя "имени-отчины", а когда тот (не сразу, как и Подсокольник!) назвался, молодой богатырь сразу же освобдил "старого казака" и попросил прощения. С тех пор богатыри стали крестовыми братьями, и никакая тень не омрачала их дружбы.
   Однажды Добрыня Никитич ехал по полю, и увидел нарядный бархатный шатер. На шатре было
   "с угрозою" написано:
  
   "А еще кто к шатру приедет , - дак живому не быть,
   А живому тому не быть, прочь не уехати."
  
   В шатер богатырь нашел бочку вина, позолоченную чару объемом в полтора ведра, и тесовую (то есть сделанную из досок-теса) кровать с пуховой периной.
   Добрыня сошел с коня, налил чару вина, а потом и другую... После третьей чары, выпитой уже "для безумьица", Добрыня решил наказать неизвестного нахала за дерзкую записку.
   Богатырь опрокинул бочку, растоптал чару, а бархатный шатер разорвал. Уцелела только кровать, на которую он и улегся.
   А шатер этот принадлежал богатырю по имени Дунай Иванович. Когда Дунай вернулся из поездки и увидел произведенные Добрыней разрушения, он хотел было зарубить героя, но передумал - в убийстве спящего нет славы, это все равно, что рубить мертвого. Дунай громко закричал, и похмельный Добрыня проснулся.
   Дунай спросил, зачем тот разорвал шатер и опрокинул винную бочку. На то Добрыня ответил встречным вопросом:
  
   А вы зачем же пишете с угрозами,
   С угрозами пишете со великими?
   Нам бояться угроз дак богатырскиех,
   Нам нечего ездить во поле поляковать.
  
   После этого оставалось только биться. Поединок пошел по всем законам - последовательно сломали палицы, сабли и копья, сошлись врукопашную. Три дня боролись герои, но и за три дня ни один из противников не смог одолеть другого.
   Невдалеке проезжали Илья Муромец, Михайло Потык, и Алеша Попович. Илья Муромец ощутил сотрясение земли и сразу понял, что где-то борются удалые молодцы. Послать к ним Алешу - тот недостаточно силен, а Потык - не слишком проворен, может в полах запутаться... Надо ехать самому-
  
   Как два русских-де бьются - надо разговаривать,
   А и русский с неверным, дак надо помощь дать,
   А два же нерусских, дак надо прочь ехать...
  
   Илья быстро нашел борющихся богатырей. Оба они были ему хорошо знакомы, и каждый думал, что именно ему "стар казак" окажет помощь. Когда богатыри изложили старому свои обиды. Илья рассудил так - неправы, вероятно, оба, но надо ехать в Киев к Владимиру.
   Так в былине князь Владимир выступает еще и в качестве высшей судебной инстанции. Он выслушал стороны, и решил, что больше неправ Дунай - "и зачем же ты пишешь со угрозами?" Богатырь оказался в темном погребе.
   Забегая вперед, скажем, что именно Добрыня и вызволит его оттуда. Но про это мы расскажем в другой остановке нашего путешествия - в главе о боевых подругах русских богатырей.
  
  -- * *
  --
   Однажды Добрыня Никитич, отслужив в стольниках и чашниках (на почетных придворных должностях) девять лет, отправился гулять по Киеву. Мать Добрыни предостерегала сына от походов в "царев кабак" и питья вина. Обычно вежливый и покладистый, Добрыня на сей раз матушки не послушался.
   Крепко выпив в кабаке, богатырь отправился гулять по киевским улицам и забрел в переулок, где жила колдунья Маринка.
   Маринка в былине персонаж однозначно отрицательный. Это развратница и ведьма. В былине она прямо называется коротким нецензурным словом, обозначающим распутную женщину. Слово это в Древней Руси считалось тяжким оскорблением, и того, кто имел глупость назвать так чужую жену, ждал большой денежный штраф.
   Маринка - не только распутница, она еще и "потравница". Девять удалых молодцев отправила она на тот свет с помощью яда. Десятым мог стать Добрыня Никитич.
   Необычное, неизвестное на Руси римское имя героини сильно затруднило поиск исторического прототипа. Единственный известный персонаж с таким именем, который обнаружился в нашей истории - это Марина Мнишек, жена самозванца Григория Отрепьева, происходившая из знатного польского рода. Неужели именно она отразилась в былине? Некоторые ученые так и считали. Но на самом деле история Маринки, вероятно, куда более драматична.
   Мы уже знаем, что в былинах нередко отражаются самые древние, глубинные образы славянских мифов. Эти же образы просматриваются и в обрядах народных праздников. Вот тут-то мы и встретимся с Мариной, и эта Марина уже никакого отношения к польской авантюристке иметь не будет.
   Мариной во многих деревнях называлась девушка, которую символически бросали в воду в купальскую ночь - в миг торжества солнца, светлых сил. По-видимому, имя "Марина" в данном случае связано с древним именем "Морана", или "Морена".
   Так в образе былинной ведьмы проглядывают зловещие черты древней славянской богини смерти, повелительницы вечного мрака. Кстати, у очень многих народов злое божество зимы и смерти - это именно женщина. У финнов это старая ведьма Лоухи, живущая в холодной, мрачной Похъеле. У индийцев - страшная богиня Кали в ожерелье из черепов...
   Но вернемся к былинной истории о Добрыне и ведьме.
   Началась эта история с того, что Хороши терема у Маринки - они раскрашены и украшены жемчугом. На теремах сидели два сизых голубя и целовались.
   Добрыня решил подстрелить голубей. Но, когда он уже, натянул лук, рука его дрогнула и нога поскользнулась. И вместо голубей Добрыня попал в окно колдуньи, и убил Маринкиного "милого друга" - хорошо нам знакомого Тугарина Змеевича.
   Тут Добрыня оказался в затруднении - идти ли ему за стрелой в Маринкин дом? И стрелы жалко, и пойти опасно - "голова пропадет". Все же он решил пойти.
   Мы помним, что Добрыня - воплощение вежливости и хороших манер. Так было и на сей раз - он по всем правилам вошел в терем, поклонился, и сел на лавку. Маринка-потравница сидела за "завесой". Ни богатырь, ни ведьма не сказали друг другу ни слова, хоть и просидели до вечера весь "летний", то есть длинный, день. Наконец, Добрыня Никитич забрал свою стрелу и ушел.
   Как только герой ушел из терема, Маринка принялась за колдовство. Она стала "резать следочики Добрынины" - подрезать ножом те места на земле, куда наступил богатырь. Вырезанные "следики" Маринка метнула в печь.
   При этом колдунья произносит заклинания:
  
   Как я режу эти следики Добрынины,
   Так бы резалоДобрыни ретиво сердце,
   По мне ли, по Маринке по Игнатьевой...
  
   Как горят-то эти следики Добрынины,
   Так горело бы Добрынино ретиво сердце
   По мне ли, по Маринке по Игнатьевне...
  
   Перед нами прекрасное описание магического действия. Очевидно, что, когда Добрыня в первый раз появился в тереме ведьмы, Маринка ничего не могла с ним сделать, но когда он ушел, оставив свои следы на земле её двора, она получила возможность завладеть частью души богатыря.
   Теперь колдовство имело успех. У Добрыни и впрямь разгорелось сердце по Маринке. Он вернулся в терем колдуньи, и та превратила его в гнедого тура, а затем отправила гулять на берег Турецкого моря, где уже гуляли девять таких же туров (должно быть, девять предыдущих пострадавших молодцев).
   Узнав про такую беду (в некоторых вариантах былины об этом говорится подробно), мать Добрыни отправилась к Маринке, и заявила ведьме:
  
   Хочешь ли, Маринка, б..., потравница,
   Обверну я тя собакой подоконною,
   Ты будешь ходить да по подоконью.
  
   Выясняется, что мать героя и сама чародейка, причем (возможно, в силу возраста) намного более сильная. Маринка испугалась. Она тотчас же превратилась в серую ласточку и прилетела на берег Турецкого моря, где в образе тура гулял Добрыня Никитич. Ведьма спросила, не возьмет ли её Добрыня замуж - тогда она обратила бы его вновь в человека. Тот согласился. Но, когда колдунья превратила героя снова в добра молодца ,Добрыня расстрелял её из лука, и разметал тело ведьмы по чистому полю.
  
  
  
   АЛЕША ПОПОВИЧ
  
   Любопытно, что все три богатыря родом из Северо- Восточной Руси. Илья - из Мурома, Добрыня Никитич - из Рязани. Родиной Алеши Поповича был город Ростов.
   Вообще-то своя "малая родина" есть у каждого героя былин. Иногда эта родина может быть вымышленной, но она всегда называется в былине.
   Ростов - очень древний город. Как и многие города русского северо-востока, он выстроен вблизи старого финского поселения - Сарского городища. До того, как возвысился город Владимир, именно Ростов был столицей этого обширного края.
   Из Ростова происходит летописный герой, которого принято считать историческим прообразом былинного Алеши Поповича. Правда, этого героя звали не Алексеем, а Александром, но он - тоже Попович.
   Александр Попович был "храбром", то есть витязем, профессиональным воином. Он упоминается в нескольких летописных рассказах о междоусобных войнах первой четверти XIII столетия. В частности, вместе с Добрыней Золотой Пояс Александр сражался в жестокой битве на речке Липице между суздальцами и новгородцами. Есть свидетельство о том, что герой вместе с шестью десятками таких же "храбров" погиб в битве с монголами на реке Калке в 1223 г.
   На картине Васнецова Алеша смотрит несколько вбок. В руках у молодого богатыря - лук, оружие дальнего боя, позволяющее убить противника, не подходя к нему близко. Все эти детали, вероятно, должны показать склонность молодого богатыря побеждать врагов не столько силой, сколько хитростью. Видно, что он уступает по своим боевым качествам Илье и Добрыне.
   На самом деле былинный Алеша - такой же смелый и сильный, как его старшие друзья. Он прекрасно владеет оружием, уверенно истребляет врагов - и людей, и чудовищ. А когда он попытался схитрить и жениться на чужой жене, то ему удалось обмануть лишь самого себя.
   Впрочем, самую знаменитую свою победу Алеша одержал, как раз применив военную хитрость. Главный подвиг Алеши - его победа на Тугарином Змеевичем.
   К моменту встречи с Тугарином Алеша живет в Киеве. Как и все богатыри Владимира, наш герой приехал в свое время в Киев из другого города (в случае Алеши это Ростов). Путь Алеши ко двору Владимира отнюдь не был прямым и гладким.
   У себя на родине Алеша еще в юные годы убил страшного Скимен-зверя. Когда богатырь вырос, он набрал себе дружину и отправился в путь. Посовещавшись у развилки дорог, куда ехать - в Чернигов, Киев, или к синему морю, Алеша и его бойцы решили поехать в Киев-
  
   Божьим церквам помолитися,
   Честным монастырям поклонитися.
  
   По пути молодцы разгромили войско некоего ордынского царя Василия Прекрасного, державшее Киев в осаде. Но князь Владимир не оценил подвига героев, а может быть, не поверил им. Он не пригласил их в свои палаты, и храбрые ростовчане уехали на родину.
   Узнав о победе Алеши над Василием, Илья Муромец приехал в Киев, ми спросил Владимира, не появлялся ли тут Алеша с дружиной? Когда князь ответил в том духе, что, мол, заезжали молодцы, да я их в дом не принял, богатырь посоветовал Владимиру немедленно собирать пир, и готовить для Алеши подарки. За Алешей послали Добрыню Никитича - самого обходительного и дипломатичного из богатырей Киева.
   Алеша сначала не хотел возвращаться в Киев. Его не прельщали пожалования Владимира. Молодой богатырь согласился ехать лишь после того, как Добрыня сказал ему:
  
   Да еще звал тебя старой казак,
   Илья Муромец сын Иванович,
   Да звал тебя Дунаюшко Иванович,
   Да звал тебя Василий Касимеров,
   Да звал тебя Потанюшка хроменький,
   Да звал тебя Михайлушко Игнатьевич...
  
   Может показаться странным, как в компанию признанных героев затесался хромой Потанюшка. Но хромота этого персонажа не должна вводить в заблуждение - переда нами настоящий воин и опытный мореход. Потанюшка попал в список киевских богатырей из былины о Василии Буслаеве, встреча с которым нам еще предстоит.
   Алеша и Добрыня поскакали в Киев. Богатыри не поехали по дороге- они перемахнули на конях городские стены. Жена Владимира, княгиня Апраксия, приветствовала героя и благодарила его за избавление города от врагов. Владимир распорядился поднести Алеше полутораведерную чашу вина, которую тот, как подобает богатырю, выпил одним духом.
   Так Алеша вошел в круг киевских богатырей. Вскоре ему предстояло сразиться с новым опасным врагом. В Киев приехал Тугарин Змеевич.
   Не вполне понятно, человек ли Тугарин, или какое-то змееподобное чудовище. Он может ездить верхом на коне, в то же время он- Змеевич, родственник чудовища-Змея. Он приезжает в Киев как внешний враг, но в то же время он нередко гостит в Киеве у своей подруги-ведьмы Маринки, не привлекая к себе большого внимания. В былине про поединок Тугарина и Алеши Тугарин действует единолично, но в некоторых сюжетах у него есть своя армия. В любом случае, Тугарин - враг.
   Похваляясь своей силой - он, мол, всех русских богатырей повышибет, Владимира возьмет в плен, а княгиню Апраксию-королевишну за себя замуж - въехал Тугарин в Киев. Владимир его испугался и встречает почтительно. Двенадцать человек понесли огромного Тугарина за стол.
   За обедом враг повел себя крайне неприлично. Он целиком проглотил поданного лебедя и отправлял за щеку по целой ковриге. И тут в дело вступил Алеша, которому все происходившее показалось крайне обидным.
   Богатырь сидел на расписной печи и играл на гуслях. Он принялся задирать Тугарина, издеваясь над его обжорством:
  
   Еще у нас у дядюшки, была корова старая,
   Да и охоча корова по повраням ходить,
   Да и охоча корова ёловину исть,
   Да ёловины корова-то обожралася.
   Да тебе, Тугарин, будет така же смерть.
  
   Тугарин метнул в Алешу серебряную вилку. Но богатырь поймал её в воздухе, и продолжал свои издевательства. Теперь он вспомнил, как старая собака его дяди, любительница ходить по пирам, подавилась костью. Тугарина, по словам Алеши, ждала такая же позорная смерть.
   Раздосадованный обжора запустил в Алешу булатный нож. И снова богатырь поймал оружие в воздухе, и продолжал свои оскорбительные речи.
   Тугарин совсем рассвирепел. Он убежал из-за стола и стал вызывать Алешу на поединок в поле. Молодой богатырь не уклонился. Взял коня, вооружился копьем и палицей, и выехал на бой.
   Преимущество Тугарина заключалось в его волшебном коне. Этот конь имел огненные крылья. Алеша сразу же решил это опасное для него преимущество врага устранить. Он обратился к высшим силам:
  
   Нанеси, бог, бурсачка да часта дождичка!
  
   Высшие силы (в нашем случае это христианский Бог, но в древних вариантах подобной истории герой вполне мог обратиться и к языческим божествам) благоволят Алеше: дождь пошел.
   Огненный конь Тугарина Змеевича был вынужден спуститься на землю. А затем Алеша успешно применил военную хитрость. Он сказал супостату:
  
   Оглянись-ка назад: там стоит полк богатырей...
  
   Тугарин оглянулся. Алеша мгновенно выхватил саблю и отрубил врагу голову.
   Тело Змеевича богатырь изрубил и развеял по чистому полю. А голову надел на копье и принес в Киев. Князь Владимир обрадовался, вручил Алеше богатые дары, и взял его "в служеньице".
  

* * *

  
   При всей храбрости и благородстве Алеши, этому герою случалось совершать и неблаговидные поступки.
   Однажды Добрыня отправился из дома в далекий путь на неопределенное время. Своей жене Настасье Микуличне богатырь наказал ждать его три года, а потом еще три. Но по прошествии этих шести лет Настасья, по словам Добрыни, может действовать по своему усмотрению - жить вдовой, или выйти замуж.
  
   Хоть ты за князя поди, хоть за боярина,
   А хоть за русского могучего богатыря,
   Столько не ходи за моего за брата за названого,
   Ты за смелого Алешу за Поповича.
  
   Сказав так. Добрыня уехал. Жена честно ждала его шесть лет. Богатырь не вернулся.
   Алеша Попович, которому, очевидно, нравилась Настасья, приехал однажды к ней в дом и привез печальную весть - Добрыня убит, лежит в чистом поле, голова его проломлена и плечи прострелены. Известие это, как потом выяснилось, было выдумано от начала и до конца.
   Мать Добрыни плачет о гибели сына, а между тем Алеша Попович решил посвататься к Настасье. Но молодой богатырь действует не сам - сватать Настасью отправился лично князь Владимир.
   Но Настасья отказывалась, и говорила, что готова ждать Добрыню и еще шесть лет. И действительно, день за днем., год за годом ждала мужа "из чиста поля".
   Но Добрыня не вернулся и через двенадцать лет после своего отъезда. Владимир снова стал устраивать свадьбу Настасьи и Алеши. На сей раз дело сдвинулось. Был назначен день венчания.
   А Добрыня Никитич в это время был где-то в стороне Царьграда. И под богатырем вдруг стал спотыкаться конь. На упрек хозяина верный друг и помощник ответил человеческим голосом:
  
   Ах ты эй, хозяин мой любимыя!
   Над собой невзгодушки не ведаешь:
   А твоя Настасья-королевична.
   Королевична, - она замуж пошла,
   За смелого Алешу за Поповича...
  
   Богатырь ударил коня промеж ушей и понесся во весь опор прямо в Киев, перескакивая через реки и озера. Приехав на двор своей матери, Офимьи Александровны, он растолкал привратников и смело прошел в её палаты. Мать е узнала его. На упреки женщины ("кабы было живо мое чадо милое... отрубил бы он тебе буйну голову за твои поступки неумильные!") герой ответил, что он вчера только разъехался с Добрыней - тот поскакал в Царьград, а он - в Киев.
   Мать рассказала неузнанному сыну, как Алеша Попович принес им шесть лет назад известие о гибели Добрыни Никитича. Богатырь ответил, что Добрыня просил его узнать про семью, про Настасью Никуличну. И Офимья Александровна подтвердила, что Настасья выходит замуж за Алешу Поповича - три дня идет пир, а на сегодняшний день назначено венчание.
   Тогда богатырь сказал, что Добрыня велел ему взять Добрынино скоморошье платье и гусли. Мать точас же отдала все это богатырю. Приняв облик скомороха-гусельщика, Добрыня отправился в палаты Владимира, на свадебный пир.
   Так же, как и в материнском доме, богатырь растолкал привратников, чем привлек внимание Владимира. Не отвечая на кожеские вопросы, "скоморох" спросил, где его скоморошье место. Владимир отправил его на печь (вспомним, где сидел Алеша Попович, задирая Тугарина!), и богатырь, настроив гусли, заиграл.
   Шумное застолье умолкло. Гости заслушались, и сказали Владимиру, что это, должно быть. Не скоморошина, а добрый молодец. Князь вызвал героя с печки за дубовый стол. "Скоморох" уселся напротив Настасьи, и попросил налить чару вина.
  
   Поднести-то эту чару кому я знаю,
   Кому знаю я, еще пожалую...
  
   Князь дал добро, Добрыня налил чару, опустил туда свой перстень, поднес чару Настасье Никуличне и просил выпить до дна. И жена, увидев на дне чары перстень, узнала в "скоморохе" своего мужа, которого все считали погибшим.
  
   Ведь не тот муж, да кои подли меня,
   А от мой муж, кто супротив меня!
  
   Настасья пала в ноги Добрыне и просила у него прощенья. Просил прощения и Алеша Попович...
   Добрыня простил жену, пристыдил князя Владимира за то, что тот просватал жену при живом муже, а названому брату сказал, что не может просить ему одного - что тот принес его матери ложную весть о его гибели и заставил её страдать.
   И основательно отделал Алешу "подорожной шалыгой" - посохом.
  
  
   ...Три богатыря - главные герои былин так называемого "киевского цикла". Но в былинной Руси жили, сражались с врагами и друг другом и многие другие отважные воины. Образы из них - намного более древние, чем Илья, Добрыня и Алеша.
   Настало время познакомиться с другими славными героями наших былин.

4

Защитники и завоеватели

   При беглом взгляде на приключения былинных героев может показаться, что русский богатырь по определению добрый и положительный. Этот рыцарь без страха и упрека стоит за землю Русскую, за святые церкви, за князя Владимира и Апраксу-королевишну, за вдов, сирот и малых детушек. Однако при внимательном знакомстве с былинным эпосом все становится не так однозначно.
   Герои былин, могучие воины, не только защищают Русь. Сплошь и рядом они отправляются в походы на чужие страны, более того, успешно их покоряют, разоряют и грабят. Даже Илья Муромец в одной из былин отдает такие распоряжения:
  
   Молодой Добрынюшка Никитинич,
   А едь-ко ты, Добрыня, за сине море,
   Кори-тко там языки неверные,
   Прибавляй земельки святорусские.
  
   Итак, не только защищать, но и "прибавлять земельки" - то есть завоевывать. В своих внешних войнах былинная Русь может иногда показаться кровожадным агрессором. Но надо учитывать, что сюжеты былин уходят своими корнями в те времена, когда наступательная внешняя война была непременным условием независимости государства. Если ты не ходил войной на соседа - сосед обязательно шел войной на тебя.
   Поэтому богатыри прославили себя не только в обороне от врага, но и в походах на дальние страны за славой и богатством. В сознании человека традиционного общества одна война была неразделима с другой.
   Мы уже знакомы с тремя главными богатырями нашего эпоса. Это богатыри-защитники, победители свирепых врагов. Теперь поговорим о других удальцах былинного мира. Иные из них прославились на защите родных рубежей, а некоторые успешно воевали во славу Руси чужие царства. А иногда былинные герои попадали и в сомнительные или даже комические истории.
  
   ВОЛХ ВСЕСЛАВЬЕВИЧ
  
   Большинство былинных богатырей побеждали врагов силой и доблестью, иногда применяя, впрочем, и некоторые военные хитрости. Но был среди наших храбрецов и силачей один удивительный по своим способностям герой. Этого богатыря звали Волх Всеславьевич. Он не был обделен ни силой, ни смелостью, но помогали ему в трудных ситуациях не эти качества, а его особое, исключительное среди былинных героев магическое умение. Волх Всеславьевич был оборотнем.
   О Волхе Вселавьевиче рассказывает единственная былина, дошедшая до нас в сборнике Кирши Данилова - древнейшей записи русского героического эпоса. Пожалуй, именно в этой былине больше всего древних языческих мотивов. Связать её с конкретным историческим сюжетом не получается, да и нужно ли это? Время былин - это волшебное время, оно существует вне времени реального мира, а герои былин живут и действуют по своим законам - древним законам мифа.
  
   ...Волх, волхв, волшба, волшебство - уже в самом имени этого богатыря слышится отзвук древней магии, тайного знания. Волхвы языческой Руси и были носителями этого тайного знания, в первую очередь - знания о будущем.
   Долгое время считалось, что славянские волхвы - это своеобразное жреческое сословие. Но ни в одном летописном рассказе о волхвах не сказано, что они проводили какие-то ритуалы, приносили жертвы богам. У волхвов и кудесников другая задача и другое место в обществе. Ближайший родственник древнерусского волхва - шаман. К волхвам обращаются тогда, когда хотят узнать нечто скрытое от простых людей. Вещий Олег, хоть и сам был не чужд тайного знания (на что указывает прозвище), обращался к волхвам и кудесникам, желая узнать, от чего придет его смерть. Известен и летописный рассказ о некоем новгородце, который отправился к кудеснику спрашивать о будущем, но ничего не получилось - помешал нательный крест новгородца, испугавший "бесов", то есть духов-помощников, которых призывал кудесник.
   Итак, имя нашего героя уже указывает на его магические способности. Кстати, очень немногие из наших богатырей носят древние славянские имена. Посмотрим теперь на отчество Волха. Он Всеславьевич, то есть сын некоего Всеслава. Нельзя ли использовать отчество богатыря как зацепку для поиска его исторического двойника?
   Единственный знаменитый летописный герой, который носит имя Всеслав и может быть как-то связан с нашим богатырем - это князь Всеслав Полоцкий. Он приходился правнуком Владимиру Святому и враждовал с братьями-Ярославичами, сыновьями Ярослава Мудрого. Некоторые источники приписывают Всеславу способность к оборотничеству, он носил прозвание Чародей.
   Впрочем, какого бы Всеслава не имела в виду былина, с первых её строчек становится понятно, что к появлению на свет Волха этот Всеслав никакого отношения не имел:
  
   По саду по саду по зеленому,
   Ходила-гуляла молода княжна
   Марфа Всеславьевна,
   Она с камени скочила на лютого на змея -
   Обвивается лютый змей
   Около чебота зелен сафьян,
   Около чулочика шелкова,
   Хоботом бьет по белу стегну.
   А в та поры княгиня... дитя родила.
  
   Итак, Волх зачат от "лютого змея". В сознании древнего человека змей однозначно связывается с "нижним", мрачным миром чудовищ. Недаром одним из любимых русских святых сделался Георгий Победоносец, на которого благополучно перекочевали черты древнего светлого божества, победившего того же "лютого змея". Тот факт, что герой былины появился на свет столь необычным образом, уже готовил слушателей к тому, что у этого героя окажется чародейский дар.
   Волх с младенчества готовится к ратному служению. Он обращается к своей матери с такими словами:
  
   Пеленай меня, матушка,
   В крепки латы булатные,
   А на буйну голову клади злат шелом...
  
   Малыш-богатырь просит у матери снаряжение знатного воина: стальной доспех был делом дорогим, и носили такой доспех большей частью княжеские дружинники и сами предводители древнерусских войск- князья и воеводы. Княжеским атрибутом был и золоченый шлем. Сверкающий на солнце, он был виден издалека и облегчал князю управление войском. Предводитель был хорошо виден своим воинам.
   Подрастающего Волха мать учит читать и писать, а в десять лет у героя проявляются волшебные свойства. Он самостоятельно изучил три магических "мудрости":
  
   А и первой мудрости учился
   Обвертываться ясным соколом,
   Ко другой-та мудрости учился он, Волх,
   Обвертываться серым волком,
   Ко третьей-та мудрости учился Волх,
   Обвертываться гнедым туром золотые рога.
  
   Если в былине или в сказке последовательно перечисляются какие-либо свойства, умения или волшебные вещи, то самое важное обычно оказывается в конце списка. Умения Волха тоже следуют друг за другом по принципу "от менее важного к более важному". Первым здесь оказывается превращение героя в сокола.
   Сокол с незапамятных времен и у самых разных народов считается воплощением отваги и благородства. Это лучшая охотничья птица, а соколиная охота - старинное увлечение военной знати. Кроме того, сокол - древний русский дружинный символ. Изображения сокола нередко встречаются на славянских амулетах-оберегах. Некоторые ученые даже считали, что сокол был родовым знаком Рюриковичей.
   Затем Волх Всеславьевич научился превращаться в волка. Этого смелого и коварного хищника боялись, но при этом и почитали все древние жители Северного полушария - от индейцев до скандинавов. В мифах и сказках большинства народов оборотни - это, как правило, именно волки. Умение нашего богатыря принимать облик волка тоже, конечно же, не случайно. Но наш герой умеет превращаться не только в этого зверя. Он может обернуться "гнедым туром золотые рога". Кто же такой тур?
   Для сказителя былины, жившего в XVIII столетии, тур, огромный и свирепый дикий бык, уже был мифическим зверем. Последняя турица погибла в Польше за сто с лишним лет до записи истории Волха Всеславьевича. Однако в былинах часто упоминаются туры и турьи рога. Именно в турьем роге зачастую подносят вино былинным героям. Это считается большим почетом. Почему же тур, а не, скажем, зубр - другой европейский дикий бык, оказался так важен для нашего эпоса?
   Дело в том, что у древних славян тур считался символом бога Перуна, повелителя грома и молнии, бога-покровителя дружинников и княжеской власти. О том, что славяне приносят быков в жертву богу-создателю молнии, писал еще в VI веке византийский историк Прокопий Кесарийский. Турий рог - не просто вместилище для напитка, это обрядовый предмет. Пьющий из турьего рога становится сопричастен силе Перуна. Турьи рога в роскошных позолоченных оковках (вспомним золотые рога Волха!) были найдены при раскопах Черной Могилы - знаменитого воинского захоронения языческих времен в Чернигове. Конечно, сказитель былины уже не мог знать всей этой древней символики, но представление о том, что могучему воину подобает пить именно из рога тура, продолжало жить.
   Когда юному богатырю исполнилось двенадцать лет, он начал собирать дружину. Три года он занимался набором своего воинства. В дружине Волха оказалось семь тысяч его ровесников:
  
   Сам он, Волх, в пятнадцать лет,
   И вся его дружина по пятнадцати лет.
  
   Это указание на равенство возраста дружинников и их вождя не случайно. Предводитель в древних дружинах занимал положение первого среди равных. Он не отдавал приказы из безопасного места, а непосредственно участвовал в бою и лично начинал его. Дружинники, в свою очередь, старались не отстать от вождя в доблести и сражались за него до конца.
   Дружина, конечно, должна проявить себя в походах и битвах. И в былине появляется враг.
   Это не привычные, исконные былинные супостаты - татары. На Русь замышляет пойти "индейский", т.е. индийский, царь, по имени Салтык Ставрульевич. Он собирается "Киев-град щитом весь взять". И Волх Всеславьевич со своими семью тысячами дружинников немедленно выступает в поход.
   Описание отношений Волха и дружинников прекрасно отражает древние дружинные традиции времен первых князей-Рюриковичей, совершавших походы на Царьград и стерших с лица земли могущественную Хазарию. Волх Всеславьевич в буквальном смысле кормит и одевает своих воинов. Пока те спят, предводитель в облике сокола добывает птиц на пропитание, обернувшись волком, ловит по лесам пушных зверей, не давая спуску ни волкам, ни медведям, ни лисам и зайцам...
  
   Обувал-одевал добрых молодцев,
   Носили они шубы соболиные...
  
   Обеспечив дружину всем необходимым, Волх лично отправляется на разведку в Индейское царство. Прилетев соколом на царское окно, он подслушивает разговор враждебного царя с царицей Азвяковной. Царица предостерегает мужа от похода на Киев - там родился могучий богатырь, "тебе царю, сопротивничек".
   Послушав речи царицы, Волх устраивает настоящую диверсию в тылу врага. Превратившись в горностая, он посещает царский арсенал. Там он перекусывает тетивы у луков, вытаскивает наконечники у стрел. Кстати, очень древняя по сюжету, былина о Волхе вполне современна во всем, что касается оружия - армия индейского царя вооружена кремневыми ружьями! Волх навредил врагу и здесь - он вынул кремни из ружейных замков и вытащил шомпола, а затем закопал все эти необходимые принадлежности в землю.
   Наконец, дружина Волха подступает к стенам столицы царя Салтыка Ставрульевича. Опечалились воины, увидев мощные белокаменные стены с железными воротами и многочисленным караулом. Пройти в такую крепость мог разве что муравей...
   Печаль бойцов Волха понятна - войско Руси времен походов на Византию не имело осадных машин, и любая осада крепости превращалась в серьезную проблему. Во время походов на Царьград русы никогда не пытались взять штурмом сам город, ограничиваясь разорением его окрестностей и получением дани.
   Богатырь-чародей, однако, не растерялся и в этой ситуации. Он превратил себя и своих воинов в "мурашиков", и таким образом проник за грозные стены. А затем дружинники снова стали "добрыми молодцами", и началось беспощадное избиение врагов. Уцелели только семь тысяч красных девиц - как раз по числу воинов...
   Самого царя Салтыка Волх Всеславьевич расшиб о кирпичный пол "в крохи". А затем, взяв в жены царицу Азвяковну и переженив своих бойцов на местных девицах, стал царем в Индейском царстве. В полном соответствии с древним механизмом перехода власти - победитель вождя племени обязан стать вождем сам. Дружинники Волха поделили богатства завоеванной страны и остались там "посадскими людьми" - мирными горожанами.
   Волх, с одной стороны, выступает как защитник родной земли - его поход направлен против агрессора, чужого государя, заявившего о враждебных намерениях. Но с другой стороны - он несомненный завоеватель, покоривший чужое царство. В былине наш герой осуществил то, что не удалось сделать реальным князьям древности. Как известно, Святослав Игоревич, при котором русская дружинная культура пережила свой расцвет, собирался перенести столицу из Киева в Переяславец на Дунае, потому что туда, по его мнению, стекается множество вещественных благ со всех концов света. А еще до Святослава, в 943 году некий, неизвестный нам по имени русский предводитель, захватил богатый закавказский город Бердаа и собирался обосноваться там навсегда.
   В обоих случаях из авантюрных проектов ничего не вышло. Святослав был вынужден уйти с Дуная после тяжелейших сражений с византийцами. Русов, захвативших Бердаа, выкосила болезнь. Лишь немногим удалось уйти из города, правда, с богатой добычей.
   Память о тех грозных временах, о смелых походах, о тайном знании волхвов и древних воинских обрядах сохранилась в легенде о богатыре-оборотне и его дружине.
   ЧУРИЛА ПЛЕНКОВИЧ
  
   Однажды, когда князь Владимир пировал со своими боярами и могучими богатырями, и дело уже было к вечеру, из чистого поля появилась большая толпа киевских мужиков.
   Они несли князю жалобу.
   Некий Чурило Пленкович с отрядом молодцов нагрянул на княжеских рыбаков, которые на реке Сароге. Чурилова дружина закинула в реку шелковые неводы, и повыловила всю рыбу. Князь остался без "свежа куса".
   Сети у вредителей - шелковые, а грузила стей - позолоченные. Итак, уже при первом знакомстве с Чурилой и его людьми ясно, что Чурило богат и знатен.
   Первая толпа жалобщиков, изложив свое дело, прошла на княжий двор, но тут же появилась новая партия мужиков. Эти тоже пришли жаловаться, но уже на другую беду - Чурило и его дружина напали на княжеские охотничьи угодья, и перестреляли на заводях всю дичь - гусей, лебедей и уток.
   Наконец, из поля явилась и третья толпа пострадавших. Чурило не только оставил княжеский двор без рыбы и птицы, он переловил в "темных лесах" куниц, соболей и лис, лишив князя не только продовольствия, но и доходов.
   Наконец, за всеми этими обиженными киевлянами в город приехал и сам Чурило, и приехал он не с добрыми намерениями:
  
   Доехали-приехали во Киев-град,
   Да стали по Киеву уродствовати,
   Да лук чеснок весь повырвали,
   Белую капусту повыломали...
   Красных девиц а опозорили.
  
   Князья, бояре, мужики-огородники - все население Киева просило князя дать "праведный суд" и прекратить разорение. Но Владимир отвечал, что не знает, где Чурило "двором стоит", поэтому никакого суда дать не может.
   На это князья и бояре сказали, что они и сами знают, где живет Чурило - на Почай-реке, у чудного (т.е. чудотворного) креста Мендалидова. Назвали и характерную примету двора Чурилы - булатный тын (ограду).
   Чурило - не киевлянин, двор его не в Киеве и не за Киевом. И не имеет никакого значения, что реальная Почайна - затон Днепра в пределах Киева. Герой былины - чужой.
   История нападения Чурилы на Киев оказалась для ученых очень любопытной. Это как раз тот случай, когда народная память донесла до нас внятное свидетельство реальных, очень древних событий - славянских межплеменных войн.
   Именно эти столкновения между племенами восточных славян привели к образованию первых славянских дружин, а затем - к объединению племен в большие союзы. Вместе было проще отражать нападение врага.
   Когда Чурило Пленкович (то есть вождь соседнего племени) нападает на Киев, объектами атаки становятся главные источники благосостояния - охотничьи и рыболовные угодья, а затем - киевские огороды. Древние соседи-грабители поступали так же.
   Узнав, где обитает Чурило, Владимир лично собрался в путь, взяв с собой князей и бояр. Он легко нашел двор Чурилы и убедился, что ему не солгали - двор Чурилы очень богат, даже подворотники сделаны из "рыбьего зуба" - очень дорогой моржовой кости.
   Навстречу князю вышел пожилой человек, одетый в соболью шубу, и представился - он Плёнко, отец Чурилы. Пленко пригласил Владимира в терем, внутреннее убранство которого поразило князя- -печи расписные, поды печей из серебра, потолок отделан соболями...
   Когда Владимир и Пленко сидели за пиршественным столом, во главе своей тысячи молодцов приехал и сам Чурило. Узнав о том, какой гость посетил его двор, герой отправился прямиком к погребам, извлек оттуда связки дорогих мехов ("сорок сороков черных соболев, да и многие пары лисиц да куниц") и торжественно преподнес их Владимиру.
   В обществе Киевской Руси подарок означал очень многое. Это не был простой жест дружелюбия. Тот, кто подарил, и тот, кто получил дар, оказывались в особой связи. Приняв подарок, человек древнего общества неизбежно оказывался обязанным дарителю. Поэтому неудивительно, что, получив меховое сокровище, Владимир заявил:
  
   Да хоша много было на Чурила жалобщиков,
   Да побольше того-де челомбитчиков,
   Да я теперь на Чурила суда-де не дам.
  
   Владимир пошел еще дальше - он пригласил Чурилу на придворную службу - в стольники или в чашники (на усмотрение самого Чурилы). Это была большая честь (стольник в Московской Руси - один из высших придворных чинов), но в былине прямо говорится, что такая честь не доведет героя до добра:
  
   Да иной от беды дак откупается,
   А Чурило на беду и нарывается.
   Да пошел ко Владимиру во стольники...
  
   Так началась придворная карьера недавнего врага киевлян. Впрочем, она оказалась недолгой.
   В соответствии с должностными обязанностями, Чурила принялся ставить дубовые столы в палатах Владимира. Тут приключился конфуз. Золотоволосый красавец-стольник так понравился княгине Апраксии, что она, заглядевшись на витязя, порезалась столовым ножом. А потом принялась уговаривать Владимира взять Чурилу в "постельники", чтобы ему подстилать мягкие ковры в княжеской спальне...
   Наметился большой позор. Оскорбленный Владимир заявил жене:
  
   ...Да суди те бог, княгиня, что в любовь ты мне пришла,
   да кабы, ты, княгиня, не в любовь пришла, -
   да я срубил бы те по плеч да буйну голову,
   Что при всех ты господах обесчестила.
  
   Чуриле было предложено отправляться на другую должность, не связанную с пребыванием при дворе - в "зазыватели". Он должен был ходить по улицам Киева и зазывать гостей на пиры Владимира. Но удаление Чурилы от двора не решило проблемы. Ни одна из женщин Киева не могла остаться равнодушной к красоте молодца. Княгиня Апраксия вновь принялась упрашивать Владимира. И князь решил вовсе убрать Чурилу из Киева.
  
   "Да премладый ты Чурило ты сын Плёнкович!
   Да больше в дом ты мне не надобно.
   Да хоша в Киеве живи, да хоть домой поди."
  
   Чурило поклонился князю и пошел вон. Он нанял извозчика, и уехал обратно на Почай-реку.
  

* * *

   Казалось бы, киевская карьера героя окончилась, не успев начаться. Но былина о Чуриле и Владимире - не единственная историяо приключениях златокудрого красавчика. О Чуриле сложны еще две эпические песни, и в каждой наш герой неизменно оказывается в Киеве.
   Первая из этих былин очень необычна. В ней нет войны, нет подвигов, нет врагов и чудовищ. Нет в ней также сватовства и любовных похождений. Эта былина посвящена состязанию двух героев в удали и богатстве, причем богатство для них было важнее!
   Первый из этих героев - красавчик Чурило Пленкович, а второго зовут Дюк Степанович.
   Дюк Степанович приехал в Киев из Юго-Западной Руси, из "Волынца-города, из Галича". Уже само его имя (оно, вероятно, происходит от латинского "dux" - "князь", "герцог") склоняло ученых именно в том направлении искать его исторического двойника. Впрочем, прямого двойника у былинного Дюка нет.
   В былине о Дюке и Чуриле отразились те времена, когда русские земли соперничали, а нередко и воевали друг с другом. Дюк - не иностранец, хотя по отношению к Киеву и киевлянам выступает как чуждый персонаж. Он в чем-то свой, русский, а в чем-то нет.
   Дюк Степанович очень богат. Сокровища, которыми он владеет в Галиче, не описать и за три года. В конце былины киевляне во главе с Владимиром оказываются посрамленными и униженными. В былине явно отразились времена могущества и славы Галича. Такого положения Юго-западная Русь достигла во второй половине XII столетия, когда влияние Киева было уже сильно подорвано.
   Но вернемся к сюжету былины о Дюке и Чуриле. Галицкий герой, не слушая возражений матери, собрался в Киев. Как всегда бывает в эпосе, путь молодца лежал через препятствия - "заставы". Стремясь ко двору Владимира, Дюк ускакал от лютой Горынь-змеи, от множества воронов и стаи волков. Четвертая застава оказалась потруднее - в чистом поле стоял шатер самого Ильи Муромца.
   Эту заставу Дюк миновал без боя. Он учтиво приветствовал богатыря и сказал ему :
  
   "Да едино солнышко на небеси,
   Един богатырь на святой Руси,
   Един Илья, да Илья Муромец!"
   Илье те речи прилюбились...
  
   Богатырь пообещал Дюку свою помощь и предсказал галичанину большие затруднения, с которыми герой столкнется в Киеве. Но дело поправимо - надо выпустить стрелы с привязанными к ним записками-ярлыками. У Ильи есть орел, который летает по полю и принесет богатырю эти стрелы. Тогда Илья придет к Дюку на выручку.
   Итак, галицкий молодец после всех испытаний все же достиг стольного Киева. Уже когда он проезжал по улицам города к терему Владимира Красное Солнышко, киевские купцы заспорили, превзойдет ли первый киевский красавец Чурило Плёнкович этого заезжего щеголя, или же нет? Как видно, Чурило к этому врмени прочно обжился в Киеве и однозначно воспринимался как свой человек. "Наш Чурилушко", - говорили о нем теперь киевляне.
   Встретившись с Владимиром, Дюк Степанович не стал проситься на службу, как многие другие былинные герои. Он принялся уничижительно отзываться о киевских порядках, противопоставляя Киев родному Галичу.
   В Киеве, по словам Дюка, плохо абсолютно все. Мостки кривые, коня кормят зяблым овсом вместо "белоярова" пшена, калачи отдают хвоей... Пиво затхлое, потому что не выдерживаются условия хранения - бочки стоят прямо на земле, а не подвешиваются на цепях, как в Галиче. Вот дома, у матушки - сосем другое дело. Былина устами героя ненавязчиво показывает нам хозяйственный мир Руси, мы видим, как строятся мостовые, как пекутся калачи и содержатся кони.
   Наконец, критика проняла киевлян. Чурило встал и заявил:
  
   К нам не Дюк Степнаович наехал-то,
   Налетела ворона погуменная,
   Да он у крестьянина-то в казаках живет,
   Да он у крестьянина коня угнал,
   А и он у крестьянина живота (имущества- М.С.) накрал,
   А и тем животом да он похваляется.
  
   Дюк на то ответил, что своим "именьицем-богачеством" может продать и выкупить весь Киев. Тогда галичанина по предложению Чурилы отправили в погреб за надменные речи. А Добрыню Никитича послали в Галич, проверить слова Дюка.
   Добрыня собрался в дорогу. Не станем подробно описывать его приключения в Галицкой земле, нам важен результат - богатырь понял, что имущество Дюка Степановича не описать и за три года...
   Тогда заносчивого галичанина выпустили на волю. И Дюк с Чурилой побились об заклад на изрядную для средневековой Руси сумму в пятьсот рублей:
  
   Щапить-басить да им по три года,
   На кажный день да платья сменные.
  
   Выражение "щапить-басить" можно перевести как "щеголять", "красоваться одеждой". Герои былины обязались три года одеваться каждый день в новое платье.
   На первый взгляд, такое хвастовство своими нарядами выглядит каким-то не богатырским, недостойным настоящих воинов делом. Но тут не все так просто.
   Подробное описание одежды героев встречается в былинах очень часто. Представление о нарядном, хорошо одетом воине уходит своими корнями все в тот же грозный 10 век, во времена дружин Святослава и Владимира.
   Русского дружинника того времени отличал особый костюм, богатый и яркий. Воины-русы, участники далеких походов, а по совместительству еще и успешные купцы, одевались в такие одежды, каких никогда не смог бы себе позволить рядовой сельский общинник или горожанин.
   Состязательность свойственна всем дружинникам по всему миру - будь то ирландцы, викинги, или древние русы. Воины всегда были готовы превознести свое ратное умение в ущерб умению соседа. Иногда похвальба храбрецов на пиру приводила к жестоким, кровопролитным битвам. Например, в свое время случилось великое побоище между мужами Ирландии, которые спорили из-за почетной обязанности делить на пиру зажаренного кабана!
   А в древней Исландии существовала своеобразная игра. Пирующие выбирали себе "мужей для сравнения" из числа хорошо всем известных предводителей и хвалили их, а не себя. Соперник должен был доказать, что его кандидат превосходит кандидата оппонента.
   Нет причин сомневаться, что воины Киевской Руси тоже задирали друг друга на пирах. И тоже хвастались своим оружием и богатыми нарядами. Отголоски этой похвальбы слышны в споре Дюка и Чурилы.
   Итак, герои приступили к делу. За Чурилу в этом споре поручился весь Киев. Но никто не хотел поручиться за Дюка. Тогда галичанин отправился в кабак, и выкатил завсегдатаям три бочки вина. И кабацкие голи поручились за него.
   Три года оба исправно меняли одежды. Наконец, настал последний день. Чурило и Дюк надели свои лучшие наряды, причем Чурилу снаряжали всем Киевом.
   Первый щеголь Киевской земли предстал в классическом дружинном костюме- сафьяновые сапоги, кафтан с "позументами", то есть с украшениями, сплетенными из золотой проволоки. Пуговицы на кафтане Чурила тоже золотые. Существует вариант былины, в котором застежки кафтана киевлянина выполнены в виде фигурок молодцев и девиц - когда кафтан застегнут, фигурки обнимаются друг с другом...
   Дюк вместо сапог обулся в... лапти, простонародную, совершенно непочетную обувь! Правда, лапти Дюка - шелковые, и в носки их вплетены драгоценные камни. Вместо кафтана (а может быть, поверх него) галицкий герой надел соболью шубу. Пуговицы шубы сделаны в виде львов, а петельках сидят змеи.
   С виду наряды героев равно богаты, но есть один нюанс - одежда Дюка волшебная! Когда Дюк входит в церковь, львы и змеи оживают и издают чудовищный рык и свист. С переодеванием связаны многие древние магические обряды, и весьма вероятно, что именно эта древняя магия одежды отразилась в былине.
   Так кто же из двух выдающихся хвастунов победил в состязании? Киевляне, послушав рык и свист волшебных животных на шубе Дюка, решительно заявили:
  
   Спасибо, Дюк ты Степанович!
   Перещапил Чурилушку ты Пленкова!
  
   Дюк отобрал у Чурилы заклад в пятьсот рублей и принялся издеваться над побежденным соперником:
  
   Баси ты, Чурило, перед бабами,
   Перед бабами да перед девками,
   А с нами, молодцами, ты и в кон нейди!
  
   Но Чурило не хотел сдаваться. Он предложил новый заклад, и опять на пятьсот рублей- скакать через Пучай- реку (а её ширина ровно три версты!) на конях.
   За Чурилу вновь поручился весь Киев, а за Дюка - никто, и даже кабацким голям теперь не поверили. Вот тогда на помощь галичанину пришел старый казак Илья Муромец - получив стрелу с "ярлыком", богатырь прискакал из чистого поля и поручился за Дюка.
   Конное состязание - вполне в дружинном духе. Удальцы поочередно должны были скакать через реку - туда и обратно. Чурило долго выбирал коня, потом долго разгонялся, прыгнул, благополучно перескочил через реку, а когда скакал назад, на середине реки упал.
   Дюк сел на коня, безо всякого долгого разгона перескочил через реку, а на обратном пути еще и выдернул из воды на берег киевского молодца.
   Чурило, таким образом, вновь проиграл и принял позор. Дюк взыскал на нем еще пятьсот рублей, и, пиная киевского удальца под зад, повторил свои обидные слова о бабах и девках. Князь Владимир звал Дюка на пир, но герой не захотел принимать приглашение, и, обозвав Владимира "свиньею бесшорстною", ускакал из Киева прочь.
  

* * *

   А последнее киевское приключение Чурилы Пленковича стоило ему жизни.
   Мы помним, как князь Владимир, чьей жене понравился статный золотоволосый красавец, от греха подальше спровадил Чурилу в "зазывальщики". В других былинных рассказах также подчеркивается, что Чурила очень нравится женщинам. Например, старицы-монахини при виде красавца рвут на себе монашеские одежды.
   Именно женолюбие и погубило героя.
   Жил в Киеве Бермята Васильевич, знатный муж и суровый воин. У Бермяты была молодая жена Катерина.
   Однажды, когда Бермяты не случилось дома, к его терему "загулял" Чурило. Катерина выглянула в окно и пригласила молодца в дом.
   Чурило приглашение принял, вошел, поклонился по всем правилам хорошего тона, на четыре стороны, а потом Катерина предложила герою... сыграть в шахматы на деньги:
  
   Да я тебя поиграю - тебя Бог простит,
   А ты меня поиграешь - тебе сто рублей.
  
   Шахматы появились на Руси в XII веке. Небольшие деревянные фигурки археологи нередко находят, например, в Новгороде. Но шахматы Катерины, конечно, не деревянные - фигурки сделаны из серебра, а доска- хрустальная.
   Шахматы - досуг знатных людей. Крестьянину или мастеровому в такие игры играть попросту некогда. Умение играть в шахматы считалось важным при дворах русских князей (да и европейских королей тоже). Чурило Плёнкович, будучи человеком знатным и богатым, кончено же, хорошо знал эту игру. Причем настолько хорошо, что трижды поставил мат Катерине и, в соответствии с уговором, отыграл у нее триста рублей.
   Катерина бросила шахматы и объяснила причину своего поражения так:
  
   Да помешался у меня разум во буйной голове,
   Да помутились у меня-де очи черные,
   Смотрячись-де, Чурило, на твою красоту...
  
   После такого своеобразного признания в любви красавица повела Чурилу "во ложню во теплую", где молодые люди, расположившись на пуховых перинах, принялись "забавлятися"...
   Выдала любовников девка-чернавка, которая служила в доме Бермяты. Сначала она ходила по терему и ворчала:
  
   Хороша ты, Катерина дочь Микулична,
   Еще я пойду к Бермяты, накучу да намучу!
  
   И пошла - в церковь, где муж Катерины стоял на молитве. Рассказала, какой гость гостит у него в доме, и чем там занимается.
   Бермята на то ответил, что если девка говорит правду - так он её пожалует, а если врет - отрубит дуре голову. Служанка предложила пойти и самому убедиться. Старый воин немедленно отправился из церкви домой. Постучал в дверное кольцо - ответа нет. Утомленные любовники крепко спали. Лишь когда старик постучал в третий раз со всей своей богатырской силы, так, что зашатался терем, Катерина выбежала - в одной рубашке без пояса...
   Вид Катерины вызывающе неприличен.. Без него нельзя выходить на улицу и показываться людям. Дело в том, что пояс с незапамятных времен считался могучим средством защиты от злых духов. Кроме того, узоры поясов, да и сам факт его наличия, помогали жителям Руси отличать своих от чужаков. В народных сказках нечистая сила и враждебные чужеземцы (в то числе татары) пояса не носят.
   Конечно, такой вид жены вызвал у мужа вопросы.
  
   Что, Катерина, не снарядна идешь?
   Сегодня ведь у нас честной праздничек...
  
   Некотоое время Катерина отпиралась: она больна (описание болезни красноречиво- "опущалась болесница ниже пупа и до пояса"), а платье Чурилы, которое муж увидел в доме - поменянное. Но тут уже Бермята взял в руки саблю и пошел прямо в спальню.
   Там на мягкой перине безмятежно спал Чурила. Мелькнула сабля, и кудри красавца рассыпались по кирпичному полу...
   Катерина узнав о гибели Чурилы, покончила с собой. Она взяла два ножа, уперла их рукоятями в землю и бросилась на них.
   Большая любовь? Красавица не пережила гибели возлюбленного? На первый взгляд, так оно и есть. Былина (а её некоторые ученые иногда определяли даже как скоморошину) описывает типичную, известную в очень многих странах романтическую, балладную историю. Но мы помним, что у былины всегда есть "второе дно" - древние мифы и обряды. И может быть, самоубийство Катерины - это именно отголосок таких обрядов.
   Представление о том, что жена должна сопровождать умершего мужа на тот свет, есть у многих народов по всему миру. Был такой обычай и на Руси.
   В русских могильниках (так археологи называют кладбища древних городов и сел) иногда встречаются парные погребения. Некоторые из таких погребений относятся уже к XII столетию.,то есть к христианскому времени - древний обычай не сдавал своих позиций и при новой вере, хотя и стал весьма редким. Например, к христианским временам относится парное захоронение в могильнике Минино на Кубенском озере.
   В древних захоронениях погребенный мужчина обычно обнимает женщину рукой, а иногда мужчина и женщина просто лежат рядом. В Минино умершие крепко обнимают друг друга, словно не желая расставаться и после смерти.
  
  
   СУХМАНТИЙ
  
   Если Волх Всеславьевич - защитник и завоеватель одновременно, а женолюбивый Чурило Пленкович выступал по отношению к Киевской земле как агрессор, то наш следующий герой - это именно богатырь-защитник. Трагедия этого героя в том, что подвиг его не был оценен вовремя.
   Богатыря этого звали Сухмантий, или Сухман. Некторые ученые считают, что в образе Сухмана мог отразиться реальный исторический персонаж, причем не русский воин, а предводитель торков - союзного Руси степного народа, который в XII веке стоял на страже киевских рубежей и отрадал вместе с русскими войсками атаки половцев.
   История Сухмана начинается на пиру Владимира.
   Как обычно бывало на княжеских пирах, гости принялись хвастаться своими заслугами, богатырской силой, иные недалекие люди похвалялись богатством, или даже молодыми женами. К чему иной раз приводит такая похвальба, мы увидим в главе, посвященной былинным женщинам.
   Лишь один богатырь Сухмантий сидел за дубовым столом и молчал. Он не только ничем не хвастался, но даже ничего не ел. Князь Владимир спросил героя, отчего он невесел.
  
   Что же ты ничем не хвастаешь,
   Не ешь не пьешь и не кушаешь,
   Белыя лебеди не рушаешь?
  
   Лебедь в былинном мире - птица особая. Употреблять его мясо в пищу подобает князьям, и мы часто наблюдаем лебедя на столе Владимира. А у соседей Руси - финских народов Поволжья, лебедь считался священной птицей и посланцем верховного божества. В мифах этих народов водоплавающая птица участвует в сотворении мира, добывая первую щепотку земли со дна первобытного океана.
   Сухмантий пообещал Владимиру князю привезти живого лебедя (кстати, лебедь в былинах - всегда не "он", а "она" - "лебедь белая"). Это было значительно сложнее, чем просто подстрелить птицу.
   Богатырь прямо с пира отправился выполнять обещание. Он взял палицку и книжал, и поехал на морское побережье. Но в заводях, по берегам которых ездил герой, не плавали ни лебеди, ни гуси, ни даже "малые серые утеныши". И тогда Сухмантий, не желая явиться ко двору Владимира без обещанного трофея, решил поехать на Днепр.
   Днепр течет "не по-старому" - вода перемешалась с песком. Сухмантий обратился к могучей реке с вопросом:
  
   Что же ты, матушка Непра-река,
   Что же ты текешь не по-старому...
   А вода с песком помутилася...
  
   И тогда река рассказала богатырю о несметной татарской силе, которая стоит на её берегу и пытается переправиться на киевскую сторону. Днем татары строят мосты, а ночью река, напрягая все силы, сносит их. Но силы на исходе, река устала...
   Богатырь решил сразиться с врагом. Избежать битвы показалось ему недостойным делом. Он легко перескочил на своем коне через Днепр и поехал воевать.
   Мы помним, что Сухмантий поехал за лебедем, вооружившись только палицей и кинжалом. Ни лука. Ни копья, ни сабли у богатыря не было. И тогда он выдернул из земли огромный дуб. Ухватив дуб за ветви, Сухман налетел на татарскую силу, и принялся её избивать:
  
   Махнет Сухмантьюшка - улица,
   Отмахнет назад - промежуточек,
   А вперед просунет - переулочек,
   Убил он всех татар поганыих.
  
   Уцелели только три вражеских воина. Они бежали к берегу Днепра и там, укрывшись в кустах, выстрелили в Сухмана из луков. Три стрелы поразили героя.
   Сухмантий выдернул татарские стрелы, заткнул раны маковыми листочками, сразил трех недобитков кинжалом, и поехал в Киев.
   Князь Владимир первым делом спросил про обещанного лебедя. Сухмантий ответил, что ему было не до птицы, и рассказал о побитой им татарской силе. В представлении богатыря победа над врагом была несравненно важнее пойманной дичи и освобождала его от обещания.
   Князь не поверил герою. Владимир сразу же приказал посадить Сухмантия в глубокий погреб. А Добрыне Никитичу было велено ехать за Днепр - "проверить заработки Сухмантьевы".
   Добрыня прискакал на место побоища, и убедился, что Сухман говорил правду. В качестве вещественного доказательства богатырь привез в Киев ту самую дубину, который Сухмантий побивал врагов.
  
   Есть сила татарская побитая,
   Сорок тысяч татаровей поганыих.
   И привез я дубиночку Сухмантьеву,
   На лозиночки дубиночка облочкана.
  
   Князь тотчас отправил слуг за Сухманом, и собирался воздать богатырю законные почести. Но Сухман не принял княжеских даров. Он поехал в поле, и там вытащил листья из своих ран:
  
   Потеки, Сухман-река,
   От моя от крови от горючия,
   От горючия крови, от напрасныя!
  
   Сухман считает, что кровь его была пролита напрасно. Но так ли это на самом деле?
   Богатырь защитил от врагов всю Русь, всех её жителей. Из крови его возникал река, несущая воду - основу жизни. Так что вовсе не напрасной, не бессмысленной была гибель Сухмана, хотя князь Владимир и не сумел оценить подвиг героя вовремя и по достоинству.
  
   МИХАЙЛО КАЗАРИН
  
   Этому богатырю не пришлось сражаться с несметными полчищами врагов или одолевать лютых чудовищ. Когда герой обнаружил супостатов и перебил их, тех было всего-то трое. Казалось бы, не такая уж великая победа для удалого молодца, однако здесь важен результат - Михайло отбил у врагов прекрасную девушку-пленницу.
   Хотя в этой былине врагами выступают татары, реальные исторические факты, похожие на сюжет этой былины относятся к более раннему времени -к XII веку. В то время главным степным врагом Руси были половцы. Они нередко совершали опустошительные набеги на Киевскую и Черниговскую земли, разоряли города и уводили "полон" - пленников. Этих пленников русским князьям иногда удавалось отбить во время стремительных встречных походов в половецкую степь.
   Но начнем по порядку.
   Михайло Казарин был родом из Волынца-города, из Галицкой земли. Приключения начались, когда Михайло отправился служить в Киев, ко двору князя Владимира.
   Былина подробно описывает снаряжение героя, указывает цену его оружия, и даже объясняет, почему вооружение богатыря стоит именно столько:
  
   А цена тому луку три тысячи,
   Потому цена луку три тысячи:
   Полосы были булатные...
   И рога красна золота,
   И тетивочка шелковая,
   Белого шелку шемаханского...
  
  
   Панцирь, одетый поверх кольчуги, шлем, лук, копье, сабля - вот снаряжение Казарина. И слушатели былины, жившие в XVII в., сразу узнавали реального, хорошо им знакомого всадника поместной конницы, главной ударная сила русского войска в XVI-XVII столетиях.
   Во всей своей роскошной амуниции явился Михайло Казарин ко двору Владимира Красное Солнышко. Князь решил "проведать" нового дружинника:
  
   Наливал сам чару зелена вина,
   Не велика мера - в полтора ведра,
   И проведывает могучего богатыря.
   Чтобы выпил чару зелена вина
   И турий рог меду сладкого в полтретья ведра.
  
   Без турьего рога, как мы уже знаем, дружинные пиры не обходятся. Богатырь выпил этот рог единым духом. Пройдя испытание, Михайло Казарин получил первое княжеское поручение. Владимир отправляет героя на охоту:
  
   Съезди ко морю синему,
   Настреляй гусей, белых лебедей,
   Перелетных серых малых уточек
   К моему столу княженецкому.
  
   Богатырь сразу отправился в путь. Ему сопутствовала удача - птица "привалила к берегу" в огромном числе, так что герой обвязал своего коня добычей до самой земли. Настреляв дичи для княжеского пира, Михайло собрался обратно в Киев. И тут ему на глаза попался сидящий на дубе черный ворон.
   В былине, как мы уже знаем, случайных деталей нет. Если герою встречается ворон- значит, сейчас произойдет нечто интересное.
   Образ ворона обычно вызывает в памяти мрачные картины - смерть, непогребенные тела воинов на поле боя, и над ними - алчные, крикливые птицы-падальщики...
   Но ворон в священном мире мифа - это далеко не только вестник смерти. В первую очередь он - носитель особого тайного знания.
   В былинах ворон выступает как мудрый знаток истины, направляющий героя на совершение подвигов. Кстати, не случайно и то, что ворон сидит на дубе, а не на каком-то ином дереве.
   Один из основных, древнейших мифов человечества - миф о Мировом Древе. Дерево в представлении древнего человека - та ось, на которую нанизаны миры людей, богов, подземных чудовищ. И священным деревом славян был именно дуб.
   Подобно дикому быку-туру, славянский священный дуб связан с богом Перуном, защитником людей, покровителем дружинников и княжеской власти. Когда древние русы отправлялись в путь к византийским берегам, они обязательно останавливались на днепровском острове Хортица, где рос в ту пору огромный дуб. Под этим дубом перед началом трудного похода совершали жертвоприношения.
   На мифическом дереве обитают волшебные животные. На ясене Иггдрасиль жил орел, в корнях этого могучего дерева обитал дракон. Они ругались друг с другом, и реплики их передавал белка Рататоск (Грызозуб), сновавшая вверх-вниз по стволу Иггдрасиля. В нашем случае это ворон.
   Кстати, к этому же ряда Мировых Древ, населенных волшебными животными, относится пушкинский дуб зеленый у Лукоморья, на котором живет кот, владеющий знанием сказок и песней...
   Но вернемся к истории Казарина. Ворон, в которого богатырь уже прицелился из лука, заговорил с героем, и сказал ему, что можно совершить подвиг куда более достойный, чем убийство несъедобной птицы. Невдалеке стоят лагерем в чистом поле трое татар, которые удерживают в плену русскую девушку.
   И Михайло опустил свой лук, и устремился на поиски врагов.
   С высокой горы он увидел лагерь татар. Три шатра и беседка из "рыбьего зуба" стояли посреди поля. В беседке сидели три татарина, а перед ними ходила молодая девушка- Марфа Петровична, и горько жаловалась на свою судьбу:
  
   О злосчастная моя буйна голова!
   Горе-горькая моя руса коса!
   А вечер тебя матушка расчесывала,
   Расчесала матушка, заплетывала,
   Расплетать будет моя руса коса
   Трем татарам-наездникам.
  
   Татары, между тем, обсуждают судьбу пленницы-красавицы. Первый татарин убеждает Марфу не печалиться, и заявляет, что не продаст её задешево, а отдаст за собственного любимого сына.
   Как сокол на стаю гусей, налетел Михайло на трех татар. Первого врага он заколол копьем, второго растоптал конем, а третьего со всего размаху ударил о землю, и так вышиб из него дух.
   Герой осовобдил девушку, и теперь ему надо на ней жениться. Этот древний и непреложный закон фольклора не обошел даже Корней Чуковский в детской сказке о Мухе-Цокотухе:
  
   Я злодея зарубил,
   Я тебя освободил,
   И теперь, душа-девица,
   На тебе хочу жениться.
  
   Михайло Казарин собирался, впрочем, овладеть освобожденной красавицей безо всякой женитьбы.
  
   Повел девицу во бел шатер,
   Как чуть с девицею ему грех творить,
   А грех творить, с ней блуд блудить...
  
   Девушка расплакалась, и сказала, что напрасно герой не спросил её имени-отчества - ведь она происходит из Волынца города, а зовут её Марфа Петровична...
   Вообще-то имя героини было известно и раньше - её впервые называет по имени еще черный ворон на дубе. Однако теперь, в связке с местом, откуда девушка родом, её имя приобретает новый смысл. Михайло понял, что перед ним родная сестра!
   Марфа рассказал богатырю, как она попала в плен:
  
   Я вечер гуляла в зеленом саду
   Со своей сударынею-матушкою.
   Как из далеча, из чиста поля,
   Как черны вороны налетывали,
   Набегали тут три татарина-наездники,
   Полонили меня, красну девицу...
  
   Михайло забрал татарские сокровища (вероятно, награбленные), взял беседку из моржовой кости и татрских коней и вместе с сестрой отправился в Киев, к Владимиру. Он доложил князю в выполнении всех его поручений и вручил трофеи. Больше всего Владимир был рад татарским коням.
  
   Исполать тебе, добру молодцу,
   Что служишь князю верой и правдою!
  
   На сей раз все обошлось - Казарин вовремя узнал, кем ему приходится красавица-пленница. Но в преданиях народов мира известны сюжеты, в которых герой все же соблазняет свою сестру. Например, так поступил Куллерво, один из героев карело-финского эпоса "Калевала". Узнав через некоторое время о содеянном, на этом же месте Куллерво бросился на собственный меч.
  

5

Новгородские удальцы

   .
  
   Новгород! "Господин Великий Новгород", богатейший город Руси, столица огромного северного края, протянувшегося до самого Ледовитого океана. Город отважных воинов, купцов и мореходов, город Александра Невского и Марфы-посадницы. Город Садко и Василия Буслаева...
   Именно Новгородская земля стала главной хранительницей былинного эпоса Руси. Почти се известные нам былины записаны на Новгородском Севере, или в тех местностях, которые заселялись по преимуществу выходцами из Новгорода - как, например, Урал. При этом былин, чьи сюжеты или герои были бы связаны именно с Новгородом, не так уж и много. В сущности, известных былинных новгородцев всего двое. Это Садко и Василий Буслаев.
  
   САДКО
  
   Садко - один из немногих былинных героев, о родичах которого мы ничего не знаем. Неизвестно даже его отчество. На протяжении всей былины он - просто Садко. Такое положение необычно для древнего мира, в котором род и община - основа бытия человека. Возможно, эта "безродность" Садка (в былине имя героя склоняется!) связана с его профессией.
   Садко - музыкант, "гусельщик". Он не имеет никаких богатств и живет тем, что ходит по пирам и веселит своей игрой князей и бояр.
   Музыка с незапамятных времен связана с магией. Музыкант, таким образом, оказывается в чем-то сродни колдуну. Занятие Садко - не почетное. Оно ставит его вне общины новгородцев. Возможно, именно поэтому у героя былины нет родственников.
   Садко, как увидим ниже, вполне владел древней музыкальной магией. В начале былины герой- не слишком-то удачливый музыкант. Его не зовут на пиры, и герой от скуки отправляется на берег Ильмень-озера, где играет целыми днями на своих "яровчатых" (то есть сделанных из явора, белого клена) гуслях.
   Садко играл целый день, а к вечеру на озере неожиданно начался шторм. Расходились большие волны, помутнела перемешанная песком вода. Садко испугался и ушел прочь.
   Шторм повторился и в следующий раз, когда Садко пришел играть на берег озера. Гусляр снова испугался и убежал. А на третий раз Садко "осмелился" и продолжал играть. И тогда из озера вышел водяной царь.
   Как оказалось, у царя был в озере пир, и гостям очень понравилась игра Садко. Теперь царь-хозяин решил наградить музыканта.
   Награда царя состояла в следующем. Садко должен был пойти на пир, и, когда все опьянеют и начнут хвастать, гусляру надо побиться об заклад, что в Ильмень-озере есть рыба-золотые перья.
  
   А с тобой да будут споровать,
   А что нету рыбы такою ведь...
   А ты с ними бей о залог тперь великии,
   Залагай свою буйну да голову...
  
   Со стороны Садко, в залог шла жизнь, "буйна голова" - у него больше ничего и не было. А со стороны купцов надо было требовать поставить в залог лавки в гостином ряду с дорогими товарами. Царь обязался три дня давать Садко по волшебной рыбе - чтобы музыкант мог выиграть свой заклад.
   Все вышло так, как сказал водяной царь. Садко поспорил с подвыпившими купцами, побился об заклад и выиграл. Три дня подряд спорившие с героем зажиточные торговцы вылавливали из Ильмень-озера по рыбе с золотыми перьями. Делать было нечего - пришлось отпирать лавки.
   Садко получил шесть лавок, записался в купцы и принялся торговать.
   Торговля - не менее почетное занятие, чем война. Многие герои былин - Соловей Будимирович, Ставр Годинович, да и Садко - это в первую очередь успешные купцы.
   На заре русской истории торговля и война были нераздельны.
   Грозные русы, не раз угрожавшие столице Византии, взявшие город Бердаа в Закавказье и разорившие Дунайскую Болгарию, не только громили богатые берега, они также вели большую международную торговлю. Не случайно в начале "Повести временных лет" помещено подробное описание знаменитого торгового пути "из варяг в греки" - из Балтики на Черное море.
   Конечно, былина о Садко отражает торговые реалии уже значительно более позднего времени. Но жители Новгорода всегда считали торговлю делом почетным и уважаемым.
   Итак, Садко сделался купцом. Торговые его дела были удачны. У него появилась своя дружина. Он женился, отстроил себе белокаменные палаты, и начал задавать пиры.
   На пиру Садко, как это всегда бывает, началось безудержное хвастовство. Похвастал и сам хозяин - у него, мол , столько золотой казны, что он может выкупить все товары в Новгороде. Побились об заклад на тридцать тысяч, и разъехались с пира.
   Сначала Садко уверенно выкупал товары в гостином ряду. Но вот подоспел привоз из Москвы, и тут купец призадумался- ведь скоро приедут товары из-за моря, из-за границы. Пожалуй, не удастся выкупить... Садко решил выплатить проспоренный им тридцатитысячный заклад. Впрочем, на богатстве героя такая потеря не слишком отразилась. Вскоре Садко отстроил флот в тридцать кораблей, и , загрузив их выкупленными ранее товарами, отправился торговать к чужим берегам.
   Былина о Садко драгоценна для нас множеством точных деталей, и в том числе - описаниями морских плаваний русских людей.
   Русь с древнейших времен хорошо знакома с мореходным делом. Без кораблей невозможны ни торговля, ни война. Уже в 9-10 столетиях русы предпринимали большие походы к византийским берегам, собирая отряды в несколько тысяч легких судов..
   Корабли Садко в былине - черные. Вероятно, это отражение реальной ситуации - такой цвет кораблю придавала смола, которой покрывали снаружи обшивку судна для защиты от воды. Впрочем, в других былинах, где упоминается морское дело, например, о Василии Буслаеве, цвет кораблей чаще не черный, а "червленый", то есть красный.
   Садко отправился вниз по Волхову, вышел в Ладожское озеро, а затем по реке Неве- прямо в море. Морем отправился он в Золотую Орду (нас не должно смущать, что она географически в противоположной стороне, Орда здесь - просто обозначение далекой страны). Там выгодно продал свои товары, и с большими богатствами поплыл назад. Но тут налетела буря. Жестокий встречный ветер бил корабли, рвал паруса и не давал сдвинуться с места.
   Пожалуй, нигде человек так не зависит от внешней стихии, как на море. Залог успешного плавания в дохристианское время- жертвоприношение морскому божеству. Да и позднее моряки всегда пытались заручиться поддержкой высших сил. Именно жертвоприношение морским богам описано в былине о Садко. Но в ней есть и еще один любопытный момент - победа христианского святого над языческим повелителем моря!
   Было ясно, что морской царь требует дани - сколько купцы не ездили по морю, а ему ничего не платили. Метнули в море бочку золота, но ветер и волны не унимались. Вдогонку отправилась бочка серебра - и тоже без результата. Не помогла и бочка с жемчугом.
   И тогда Садко понял, что царь требует "живой головы" - человеческой жертвы.
   Дружинники написали свои имена на жребиях (деревянных дощечках из таволги), и пустили их на воду. Чей жребий утонет- тот должен отправиться к царю.
   Жребии дружинников резво поплыли по морю, а жребий с именем самого Садко камнем пошел ко дну.
   Садко не хотел примириться с такой судьбой, и распорядился сделать новые жребии - из дуба. И опять жребий предводителя сразу же утонул. Тогда Садко велел изготовить жребии из липы - самого легкого дерева. Но даже липовая дощечка с его именем пошла ключом на дно.
   Царю нужна была не просто человеческая жертва. Царю нужен был конкретный человек.
   Буря свирепствовала. Делать было нечего - Садко сел на стул, написал завещание, потом он заплакал, простился с дружиной, взял гусли, и сел на дубовую доску, которую сразу же унесло в море.
   Буря кончилась. Корабли полетели к родным берегам. Садко остался в море один, со страху заснул на доске, и проснулся уже на дне, в палатах морского царя.
   Царь просил музыканта поиграть для него на Гуслях. Садко, понимая, что деться некуда, заиграл. Царь пришел в восторг и принялся плясать. На море поднялся шторм, корабли начали тонуть. Православные моряки, пытаясь избежать гибели, молились святому Николе Можайскому. И тут музыканта кто-то толкнул в правое плечо.
   Это был маленький седой старичок. Он просил Садко прекратить играть. "Теперь не моя воля, отвечал Садко, - меня заставляет морской царь". Тогда старичок велел ему сломать у гуслей колки и оборвать струны - тогда и играть будет не во что. Царь, по словам старичка, предложит Садко жениться, и велит выбирать невесту. Три "стада" (так сказано в былине!) девиц надо будет пропустить, а в конце третьего стада пойдет девушка Чернава- вот её-то и надлежит выбрать музыканту. Надо лечь с девицей спать. И наутро Садко проснется в Новгороде. Тогда пусть он построит церковь во имя Николы Можайского - тут старичок сказал, что он сам и есть Никола. Но нельзя творить с девицей никакого блуда - иначе можно остаться в море навсегда.
   Садко в точности выполнил все предписания святого. И очутился на берегу Волхова, а по реке плыли его корабли.
   Садко построил в Новгороде церковь Николы Можайского, а другую - Пресвятой Богородицы. Больше он не выходил в море, и прожил в Новгороде остаток своих дней в почете и богатстве.
  
  
   ВАСИЛИЙ БУСЛАЕВ
  
   Первый из двух знаменитых былинных новгородцев прошел путь от бедняка-музыканта до состоятельного, всеми уважаемого члена городской корпорации купцов. Второй герой- полная противоположность первому. Сын богатого, почтенного человека стал предводителем жестокого бунта против всего Новгорода и бесславно кончил свои дни на чужбине. Этого героя звали Василий Буслаев.
   О Василии Буслаеве рассказывают две былины- "Василий Буслаев и новгородцы" и "Поездка Василия Буслаева". Вместе они образуют цельное повествование о трагической судьбе человека, противопоставившем себя обществу старого Новгорода.
  

* * *

  
   ...Буслай, отец Василия, прожил долгую и тихую жизнь. Он мирно копил богатства, не вступая в пререкания с властями. В былине есть замечательная ремарка:
  
   С Новым Городом не спаривал,
   Со Псковом он не вздаривал,
   Со матушкой Москвой не перечился.
  
   Буслай не конфликтует с новгородцами. Он также не спорит с псковичами - близкими соседями и давними соперниками новгородцев. Новгород не раз пытался подчинить Псков. Случалось, что псковичи и новгородцы действовали сообща, но такое бывало нечасто.
   И, наконец, Буслай не перечит "матушке Москве". Это - вершина его лояльности правящему режиму.
   Надо сказать, что Москва никогда не была Новгороду "матушкой". Она лишила столицу Северной Руси независимости, а в 1570 г. на Новгород совершил карательный поход царь Иван Грозный. Несколько недель армия опричников свирепствовала в городе, погибло несколько десятков тысяч горожан. Недаром в некоторых вариантах былины о Буслаеве Москва называется "каменной", а в иных и вовсе не упоминается.
  
   Буслай прожил до 90 лет, и тихо скончался. Все его обширное состояние поступило в ведение его вдовы, Амелфы Тимофеевны, матери Василия.
   Мать для Василия - главный человек. Она дает ему прекрасное воспитание, и только она может оказывать на него влияние. Бесшабашный удалец будет слушаться слова матери беспрекословно, и обуздать его новгородцам удастся только с помощью Амелфы Тимофеевны.
   Василий успешно выучился чтению и письму, но особенно преуспел в церковном пении. Новгродцы единодушно признавали, что лучшего певца в городе не найти.
   Когда Василий вырос, он быстро пристрастился к вину, стал часто напиваться с "удалыми добрыи молодцами", в городе часто дрался, при этом наносил посадским мужикам тяжелые увечья. К Амелфе Тимофеевне пострадавшие принесли "жалобу великую". Мать стала укорять Василия. Тогда тот уселся на стул и стал сочинять письменные объявления - "ярлыки скорописчаты". В своих ярлыках он написал так:
  
   "Кто хочет пить и есть из готового,
   Валися к Ваське на широкий двор-
   Тот пей и ешь готовое,
   И носи платье разноцветное".
  
   Васька приглашает на дармовое угощение. Это приглашение отнюдь не было простым обещанием "халявы". Мы помним, что предводитель дружины обязан кормить и обеспечивать хорошей одеждой своих бойцов. Это и обещает своим будущим ватажникам Васька Буслаев. Не случайно и обещание "платья разноцветного" - дорогой крашеной одежды, которая в древние времена сразу показывала окружающим знатность и высокие доходы её обладателя.
   Грамотные люди, прочитав "ярлыки" Василия, в большом числе повалили на широкий двор. Действительно, Васька поставил посреди двора чан "зелена вина". Однако путь к угощению для желающих лежал через суровую проверку.
   Неизвестно, каким испытаниям подвергались кандидаты в древнерусскую дружину, но известно, как испытывал будущих соратников Васька Буслаев. Первым к нему на двор заявился Костя Новоторженин (то есть житель города Новый Торжок). Васька его тотчас же "опробовал" - огрел по голове дубиной- "вязом". Буслаевский вяз был до половины своей длины залит свинцом и весил двенадцать пудов.
   Костя выдержал проверку с честью:
  
   Стоит тут Костя не шевельнется,
   И на буйной голове кудри не тряхнутся.
   Говорил Василий сын Буслаевич
   "... а и будь ты мне названый брат,
   а и паче брата мне родимого".
  
   Дальше- больше, в компанию были приняты дети боярские Лука и Мосей, потом подтянулись и семь братьев Сбродовичей. Приходили и такие удальцы, с которыми даже Васька побоялся связываться:
  
   Пришли тут мужики Залешена
   И не смел Василий показатися к ним.
  
   Собралась ватага в двадцать девять бойцов. Тридцатым стал сам Василий. Как мы помним, столько же бойцов было, например, у Вольги Святославьевича.
   Состав компании Буслаева необычен. Во-первых, большинство ватажников происходят не из самого Новгорода, а из различных областей Новгородской земли. Во-вторых, в дружине Буслаева немало людей, обладающих огромной силой, но при этом неполноценных физически. Например, один из верных соратников Василия, рулевой его корабля, называется в былине Потанюшка Хроменький.
   Вся эта ватага заявилась в братчину (пир в складчину, который устраивался по церковным праздникам), сделала по всем правилам не малый денежный взнос там сильно напилась и учинила дебош. Молодцы начали бороться и драться на кулаках. Василий попытался их разнять - получил по уху. Он закричал Косте, Луке и Мосею- "уже Ваську, меня бьют!" Те бросились на помощь. Побоище выплеснулось на улицы Новгорода. Увечья следовали одно за другим:
  
   Кричат, ревут мужики посадские...
  
   Вот тогда-то и Василий и вызвал на бой весь Новгород - если новгородцы побьют его и дружинников - он им будет платить по три тысячи в год до самой своей смерти, а если нет- тогда платить должны будут они ему. Началась жестокая драка.
   Мужики и купцы "напустились" на Василия, но стали терпеть поражение. Тогда они отправились на поклон к его матери и поднесли ей подарки, прося унять сына. Мать послала к Василию девушку -чернавушку, которая... схватила героя руками и унесла домой, где Василий был тотчас же посажен матерью под замок.
   Девушка-чернавушка, однако, далеко не так проста. Когда дружинники, оставшиеся без предводителя, измученные долгим тяжелым боем, просили у неё помощи (она в это время шла за водой на Волхов), девушка, не раздумывая бросила ведро и стала побивать противников Буслаева коромыслом. А потом побежала назад к Василию, и выпустила его из погреба. Тот схватил тележную ось и бросился на улицу.
   Но у новгородцев еще был в запасе последний шанс. Перед Василием появился старец-пилигрим. Вспомним, где еще мы видели подобного героя? Правильно, в истории про Илью Муромца и Идолище поганое! На голову старца вместо шапки был надет церковный колокол. Пилигрим, несомненно, был наделен волшебной мощью, а его колокол - не только символ старого Новгорода (если мы допускаем, что Буслаев представляет Москву), но еще и особый, обрядовый головной убор (с другим обрядовым убором мы встретимся, когда пойдет речь о поединке Добрыни и Змея).
   Старик закричал герою:
  
   "А стой ты, Васька, не попорхивай,
   молоды глуздырь (птенец- М.С.)!
   Из Волхова воды не выпити,
   Во Новеграде людей не выбити.
   Есть молодцов супротив тебе,
   Стоим молодцы, не хвастаем!"
  
   Василий обрушил на колокол старца тележную ось. Тот устоял. Но, когда Василий заглянул под колокол, выяснилось, что герой выбил "пилигримищу" глаза.
   Победа была близка. Буслаев пришел на выручку к своим дружинникам, и вскоре мужики "покорились". Примирение произошло на дворе у Амелфы Тимофеевны.
  

* * *

   Вторая былина, посвященная Василию, рассказывает о его походе в "Ерусалим-град". Василий взял у матери благословение - на добрые дела, получил запас пороха и оружия, и оправился в путь - по Волге в Каспийское море
   У этого похода новгородца Василия есть реальная историческая основа - это знаменитые походы ушкуйников. Ушкуй - тип речного судна. На таких судах новгородцы, нравами ничуть не отличные от Буслаева и его ватажников, в XIV столетии предприняли несколько грабительских экспедиций на юг.
   Но поход Буслаева на Каспий не был отмечен грабежами и убийствами. Он вполне мирно побеседовал с повстречавшимися ему "гостями-корабельщиками" о прямом пути в Ерусалим-град. Купцы рассказали ему о разбойничьих атаманах, которые беспощадно грабят "бусы-галеры" на Каспийском море. Вновь, по непреложным законам мифа, прямая дорога - это путь опасных испытаний для героя.
   Но Буслаева не так-то легко запугать рассказами о разбойниках:
  
   А не верую я, Васенька, ни в сон, ни в чох,
   А и верую в свой червленый вяз.
   А бегите-ка-тя, ребята, вы прямым путем.
  
   Уже на этом месте слушатели былины догадывались, что неверие героя в предсказания, стремление переломить судьбу однажды сослужит ему плохую службу. Однако пока все идет хорошо. Корабль Василия вновь побежал вниз по Волге. Новгородские удальцы достигли Сорочинской горы.
   И там Буслаев вновь столкнулся с предсказанием. Но на сей раз предсказатель куда более необычен и опасен. Судьбу Василию предсказывает человеческая "пуста голова", то есть череп.
   С черепом Буслаев обошелся неуважительно - пнул его. И мертвая голова сказала герою:
  
   Я молодец не хуже тебя был...
   ... Где лежит пуста голова,
   И лежать будет голове Васильевой.
  
   А теперь вспомним, где еще нам встречается история о пророчествах и черепах? Правильно, это история Вещего Олега и его коня. Правда, конь ничего не пророчил, однако смерть князя пришла именно через конский череп - в тот момент, когда Олег думал, что предсказатели, говорившие ему некогда про смерть от коня, ошиблись.
   В основе любого сюжета с предсказаниями, предостережениями или запретами, который попадается нам и в эпосе, и в сказках всего мира - твердая вера древнего человека в предопределенность всего происходящего. А главная предопределенность для каждого человека - это его смерть. Нет способа её избежать. И если символ смерти - череп- предсказывает смерть героя в каких-то особых обстоятельствах, значит герой должен умереть именно так.
   Наконец, Василий и его дружина достигли реки Иордан. Они отслужили обедню в соборной церкви в Иерусалиме, искупались в священной реке. Древний обычай не велел купаться в Иордане обнаженным, потому что в этой реке крестился сам Иисус Христос. И некая "залесная баба", упрекая молодцев за это купание, предрекла Василию смерть.
   Дружинники Буславева в ответ напомнили ей о неверии атамана "ни в сон, ни в чох". Василий оправился назад тем же путем, и вновь оказался на Сорочинских горах. Снова повторился его разговор с черепом. Но дальше события пошли по-другому.
   На вершине горы лежал огромный камень с надписью:
  
   А и кто-де у каменя станет тешиться,
   А и тешиться-забавлятися,
   Вдоль скакть по каменю,
   Сломить тому буйну голову ...
  
   Камень (а это, вероятно, был надмогильный камень) дружинники видели еще в первый раз. Они прыгали через него, но только поперек. А теперь, после купания в священной реке, Василий решил прыгнуть вдоль- и убился.
   Там его и схоронили молодцы, а сами вернулись в Новгород и рассказали эту историю Амелфе Тимофеевне. Та заплакала, предложила молодцам взять золотой казны из её запасов, "не считаючи". Молодцы взяли понемногу, выпили поднесенную м чару вина, и разошлись, "кому куды захотелося".
   История поездки Буслаева в Иерсуалим, с одно стороны, отражает поздние реалии - походы ушкуйников и странствия русских паломников к святым местам. Но её "второе дно" - очень древнее. У многих народов мира есть миф о герое, пытавшемся неудачно найти для себя личное бессмертие. И в этом смысле ученые сближают историю Василия с древним месопотамским эпосом о герое Гильгамеше, а этому эпосу около пяти тысяч лет!
   Василий не достиг бессмертия. Это показала проверка могильным камнем на Сорочинской горе...
  
  
  

6

Богатыри и богатырши.

-Вы про богатырей русских слыхали?

-Ну, слыхали...

-Ну так мы их жены!

Из мультфильма "Три богатыря и Шамаханская царица"

  
   Былинный мир многолик. Он причудливо отражает реальный, живой мир Древней Руси. В былинах встречаются все те же люди, которые населяли Русь - князья, воины, купцы- но эпос придает им особые свойства и возможности. И конечно же, особыми свойствами обладают былинные женщины.
   Женщина в былине может предстать в самых разных качествах, но она всегда двигает сюжет вперед. Присмотревшись к женщинам эпоса, мы можем увидеть мир древнерусской семьи, полузабытые образы древних славянских богинь, темные тайны женской магии...
   Эпические ситуации, связанные с женщинами, весьма разнообразны, но чаще всего - это сватовство и свадьба. Иногда былинным героям случается пострадать от женского колдовства -вспомним историю Добрыни и Маринки. Бывало и так, что героиням-женщинам приходилось сражаться с врагом вместо русских богатырей. В этой главе мы познакомимся с отважными воительницами, которые ни в чем не уступали мужьям-богатырям и нередко выручали их из тяжелого положения.
  
  
  
  
   ВАСИЛИСА МИКУЛИЧНА
  
   Хвастовство наказуемо. За хвастливое слово надо уметь держать ответ. Этот закон проходит через судьбы многих былинных героев, которые, неудачно похвалившись, угодили затем в беду. Одного из таких злополучных хвастунов спасла изобретательная и деятельная жена. Хвастуна звали Ставр Годинович, а его жену- Василиса Микулична.
   Однажды на пиру у князя Владимира подвыпившие гости принялись похваляться друг перед другом. Кто хвастал добрым конем, кто шелковой одеждой, иные - селами и городами. Такая похвальба была в порядке вещей, и мы уже знаем, что это своеобразный ритуал дружинного застолья. Но - и в былине это специально оговаривается! - лишь безумному человеку могло прийти в голову хвастаться молодой женой.
   На этом месте слушателям былины уже было ясно, что такой человек найдется.
   Ставр Годинович, родом из Ляховицкой земли, сидел среди хвастающих гостей и молчал. Тогда его поддел сам Владимир:
  
   "Ты что сидишь - сам да не хвастаешь,
   Аль нет у тебя села с приселками,
   Аль нет городов с пригородками,
   ...аль не хороша твоя молода жена?"
  
   Ставр отвечал, что у него, конечно, есть и села, и города, и добрые кони, но
  
   ...то, мне молодцу, не похвальба,
   Хоть хороша моя молода жена-
   Так и то мне, молодцу, не похвальба:
   Она всех князей-бояр да повыманит,
   Тебя, солнышка Владимира, с ума сведет...
  
   Вот безумец и похвастался тем, чем ни в коем случае не следовало хвалиться с точки зрения традиционной морали. Наказание было быстрым и неотвратимым. По единогласному совету всех случившихся на том пиру князей и бояр, Владимир тотчас же распорядился засадить Ставра в глубокий погреб - пусть-ка теперь его жена, раз уж она так хороша, выручает мужа!
   У Ставра был "свой человек" - слуга, или доверенное лицо. Конечно, богатому человеку (а из ответа Ставра князю ясно, что Ставр богат) не подобало ездить по пирам в одиночку. Этот человек сел на коня самого героя и отправился в Ляховицкую землю, к молодой жене Ставра Василисе Микуличне.
   Узнав о беде, в которую по собственному неразумию угодил её муж, Василиса призадумалась. Ей было ясно, что Ставра Годиновича не удастся выкупить деньгами. Не получится и вызволить его силой. Оставалось одно средство - женская "догадочка", то есть хитрость, смекалка, которой Василиса, как мы позже увидим, владела в совершенстве.
   Молодая жена подстригла волосы, переоделась в мужское платье, взяла сорок молодцов-дружинников и поехала в Киев. Вблизи города она раздернула шатер и, оставив там дружину, отпоравилась к Владмиру и представилась так:
  
   Я есть из земля Ляховицкия,
   Того короля сын ляховицкого,
   Молодой Василий Микулич-де;
   Я приехал к вам о добром деле - о сватовстве
   На твоей любимыя на дочери.
  
   Князь киевский на то ответил, что он должен посоветоваться с дочерью. Впервые мы узнаем, что у Владимира есть дочь, хотя нам хорошо известна его племянница Забава Путятична. Дочь Владимира в этой былине не названа по имени, она просто "дочь возлюбленна". И дочь, выслушав дело, с которым пришел к ней отец, ответила резким отказом - она ясно видит в приехавшем "после" женщину!
  
   Речь-поговоря - все по-женскому,
   Перестки (пальцы-М.С.) тоненьки - все по-женскому,
   Где жуковинья (перстни - М.С.) былИ - тут место знать.
  
   Владимир (он-то ясно видел пред собой мужчину!) решил проверить гостя. Сначала он позвал посла в баню, рассчитывая пойти туда вместе с гостем. Баню истопили, но из проверки ничего не вышло - Василий Микулич успел побывать в бане и попариться, пока князь еще только собирался... А потом напомнил Владимиру о деле, за которым он приехал в Киев.
   Князь пошел поговорить с дочерью, и снова получил тот же ответ - "посол" на самом деле женщина, у него женская речь и тонкие пальцы, на которых видны следы от украшений.
   Владимир предложил послу отправиться в спальню и отдохнуть с дороги. Умная женщина согласилась, но легла ногами в изголовье. Так что когда князь тайком заглянул в спальню, он ясно увидел под одеялом контур широких богатырских плеч.
   Дочка упорно не соглашалась, и Владимир продолжал испытывать посла. Теперь настал черед воинских состязаний. Князь предложил Василию Микуличу соревноваться с киевскими воинами в стрельбе из лука. По условиям состязаний стрелок должен был попасть в лезвие ножа так, чтобы расщепить стрелу на две половники равного веса.
   Княжеский лучник стрелял первым, и опозорился. Первый выстрел дал недолет, второй - перелет, третьей стрелой он просто промахнулся. А Василий Микулич первую же стрелу аккуратно расщепил о лезвие ножа на две равные части, после чего вновь напомнил Владимиру о цели своего приезда.
   И снова князь пошел советоваться с дочкой. Та, конечно, сказала ему все то же самое, что и прежде.
   На этот раз Владимир решил испытать посла борьбой. Князь предложил Василию Микуличу "потешиться" на широком дворе с боярами.
   Но и тут ляховицкий посол не дал слабины - Василий укладывал княжеских борцов наземь по трое за раз, причем уложенные больше не вставали... Владимир вынужден был просить грозного гостя "укротить сердце" и не губить людей.
   Отсрочки князя надоели Василию. Посол стал сердиться:
  
   Буде с чести не дашь - возьму не с чести,
   А не с чести возьму - тебе бок набью!
  
   Больше Владимир к дочери не ходил, а сразу стал её просватывать. Три дня шел пир, наконец, настало время идти к венцу. И тут Василий Микулич отчего-то опечалился. На вопрос Владимира посол сказал, что чувствует смерть кого-то из близких родственников, и спросил, нет ли у Владимира музыкантов-гусляров, которые могли бы его развеселить?
   Музыканты конечно, нашлись, но их игра не понравилась послу. Тогда по просьбе Ваасилия Микулича выпустили тех "гусельщиков", которые за какие-то проступки сидели по тюрьмам. Но и эти не угодили. Конечно, "ляховицкому послу" нужен был конкретный человек, о чем Василий Микулич и сказал, наконец, Владимиру:
  
   Я слыхал от родителя от батюшка,
   Что посажен наш Ставер сын Годинович
   У тебя во погреба глубокие:
   Он горазд играть в гуселышки яровчаты.
  
   Владимир призадумался. Если Ставра выпустить из погреба - князь наверняка упустит его. Но если не выпустить Ставра - разгневается посол, а у посла рука тяжелая... Владимир велел привести Ставра и дать тому гусли. Ставр заиграл, и тогда "ляховицкий посол" развеселился и заговорил с героем.
   Разговор Василия Микулича со Ставром - шедевр завуалированной эротики. Переодетая жена красноречиво намекает герою:
  
   Помнишь ли Ставер, памятуешь ли,
   Как мы маленьки на улицу похаживали,
   Мы с тобой сваечкой поигрывали:
   Твоя была сваечка серебряная,
   А мое колечко позолоченое?
  
   Мы ведь с тобой вместе грамоты училися:
   Моя была чернильница серебряная,
   А твое было перо позолочено?
  
   Кольцо и чернильница (в которую макают перо), принадлежащие "послу" - женские образы. Но Ставр не узнает жены и наотрез отказывается признавать, что он когда-то играл с Василием Микуличем в свайку и вместе учился грамоте. Тогда посол просит Владимира отпустить Ставра за город- проехать до шатра и посмотреть дружину. И снова Владимир решил, что Василия Микулича лучше не гневить, и согласился.
   В шатре Василий переоделся в женское платье, и только тогда Ставр узнал, наконец, свою жену. Он предложил ей сразу же уехать. Но Василиса возразила:
  
   Не есть хвала добру молодцу
   Тебе воровски из Киева уехати,
   Поедем-ка свадьбы доигрывать!
  
   Они вернулись за пиршественный стол. Василиса, снова в образе посла, спросила у Владимира напрямую - за что Ставр был посажен в погреб? Князь рассказал историю неудачного хвастовства. Тогда Василиса раскрыла себя.
  
   А нынче что у тебя есть на разуми:
   Выдаешь девчину сам за женщину,
   За меня, за Василису за Микуличну!
  
   Князь Владимир повесил голову, признал свое поражение, пожаловал Ставру право беспошлинно торговать в Киеве и отпустил мужа и жену с миром в Ляховицкую землю.
  
  
  
   НАСТАСЬЯ
  
   В реальной истории Руси женщин-воинов нет. Женщина с оружием в руках для древнего общества - скорее аномалия, чем норма. И все же у многих народов есть мифы о прекрасных и смертоносных воительницах. Например, у древних греков это амазонки. В ирландском эпосе тоже есть женщины-воины, такие, как уже известная нам Айфе, учившая боевому умению героя Кухулина.
   Есть женщины-воительницы и в мире русского эпоса. Это поляницы (от слова "поле" в значении "поединок").
   Поляницы большей частью упоминаются в былинах мельком. Калики, исцелившие Илью Муромца, разрешают ему биться не только с любым богатырем, но и "со всею поляницею удалою". Поляницы наравне с богатырями-мужчинами присутствуют на пирах Владимира Красное Солнышко. Но только одна удалая воительница известна нам в качестве самостоятельного и важного героя былинного сказания. Эту отважную и сведущую в ратном деле женщину звали Настасья.
   Под одним и тем же именем "Настасья" в наших былинах известны две женщины-воительницы, вероятно, все же разные. Поляницей обычно называется одна из них - ставшая супругой богатыря Дуная Ивановича. Вторая Настасья-богатырша становится в одной из былин женой Добрыни Никитича.
   Поляницы в былинах занимаются примерно тем же, что и богатыри -мужчины. Они ездят в поле, сражаются, ищут себе достойного соперника, и так далее.
   Реальную историческую аналогию былинным воительницам на Руси найти не удастся. По обычаю наших предков женщина должна не в поле на коне ездить, а руководить домом и заниматься рукоделием. Это совершенно не означает, что она жестоко ущемляется в правах - в былинах нередки случаи, когда вдова после смерти мужа долго и успешно ведет его дела и полноправно распоряжается изрядным богатством (вспомним, например, Амелфу Тимофеевну, мать Васьки Буслаева). Но война - не женское дело.
   А вот у соседей Руси такие женщины-воины, по-видимому, были. Это можно проследить по археологическим находкам в погребениях кочевников южнорусских степей и Приуралья. В женских кочевнических погребениях встречается оружие, воинские пояса украшенные металлом, детали дорогой конской упряжи. Возможно, именно эти степные воительницы отразились в былинном образе женщины-поляницы.
   Но вернемся к истории Настасьи.
   Настасья - знатного рода. Она -"королевишна", дочь правителя. В разных былинах этот правитель правит то в Орде, то в Ляховинской земле.
   Сестру Настасьи зовут Апраксия. На этой Апраксии затеял жениться князь Владимир. Вот как это произошло.
   Мы помним, как после поединка с Добрыней Никитичем оказался в погребе Владимира гордый воин Дунай. Но именно Добрыня способствовал тому, что Дунай вышел на свободу. Когда Владимир на пиру заявил о своем желании жениться, и с сформулировал портрет будущей невесты так:
  
   Красотой бы красна да ростом высока,
   Лицо-то у ней да было б белый снег,
   Очи у ней да быв у сокола,
   Брови черны у ей да быв два соболя,
   А реснички у ей да два чистых бобра,
  
   - Добрыня сказал, что знать такую девицу может только "потюремщичек" Дунай, много ездивший по чужим странам.
   Дуная освободили из погреба и поднесли чару вина. Тот рассказал, что в Ляховинской земле есть король Данил Манойлович, у которого некогда служил сам Дунай. У короля две дочери. Старшая, Настасья, князю не подойдет - она "зла поляница, да преудалая". А вот младшая, Апраксия, в точности соответствует описанию Владимира.
   Тогда князь велел Дунаю Ивановичу взять сколько потребуется войска, и отправляться за невестой. Не дадут - добром- взять силой. Дунай от княжеских бойцов отказался и просил дать ему в спутники только Добрыню Никитича. В некоторых вариантах былины за невестой поехал еще и сам Илья Муромец.
   На переговоры с королем пошел сам Дунай. Отец отказался выдавать дочь за Владимира, и плохо отозвался о Киеве и киевском князе - мол, ваш стольный город - холопский дом, а сам Владимир - "холопищо".
   Как тут не вспомнить реальную историю про полоцкую княжну, назвавшую Владимира Святославича сыном рабыни! И, как некогда исторический Владимир, герои стали действовать силой.
   Дунай Иванович хлопнул дверями, так, что они выпали с петель, крикнул своим спутникам, чтобы те немедленно приступали к избиению горожан, а сам пошел к Апраксии и велел королевне собирать вещи. Та горько сетовала на судьбу - если бы дома была Настасья, уж она не дала бы её в обиду...
   Выехали с невестой домой. И через некоторое время увидели попрек дороги свежий конский след. На подковах было написано: "Хто-де за мной в сугон погонится, а тому от меня живому не быть!"
   Это был вызов.
   Дунай просил товарищей вести невесту в Киев, а сам поехал в погоню. Пусть ему не быть живым - он не уступит полянице!
   Богатыри поехали с Апраксией в Киев, а Дунай поскакал искать Настасью. Он быстро настиг воительницу в чистом поле. Завязалась перестрелка из луков:
  
   Как устрелила поляница Дуная сына Ивановича,
   А выстрелила у него она да правый глаз;
   А стрелил Дунай да поляницу опять,
   Да выстрелил её из седелка вон...
  
   Эта дуэль - тот случай, когда в былине отразились точные детали военного дела Руси.
   Бой происходит в поле - на открытой местности. Оба лучника - и Дунай, и поляница - стреляют с коней. Во времена поместной конницы это была обычная для русских всадников практика. Но так было не всегда.
   Умение стрелять из лука на скаку пришло к русским воинам не раньше появления у нас собственной конницы и начала больших походов в Степь. А это - вторая половина Х столетия, время походов Святослава.
   Лук первым вступал в сражение. Если концентрация луков на одной из сторон оказывалась значительной, другая сторона несла тяжелые потери еще до начала общей схватки.
   Древнерусский лук по своей конструкции повторял степные образцы. Он делался из двух деервянных планок. Спинка (противоположная от стрелка сторона) такого лука укреплялась сухожилиями, так что лук без тетивы (она ставилась непосредственно перед боем) выгибался вперед. Лук получался мощным и смертоносным.
   Дунаю Ивановичу, как мы видели, больше повезло в перестрелке. Он тотчас же бросился на выбитую из седла поляницу и, усевшись на ней и достав нож, стал спрашивать, какого она города и какой земли.
   Ответ поляницы легко предсказать, если мы знаем историю поединка Ильи Муромца и Подсокольника:
  
   Кабы я была у тя на белых грудях,
   Не спросила бы ни имени, ни вотчины,
   Ни отечества ни молодечества...
  
   Дунай снова занес нож, и снова вместо удара стал задавать вопросы. И тогда поляница напомнила ему, как они когда-то вместе ездили по заводям и стреляли дичь. Дунай сказал, что он все помнит:
  
   Похожено было у нас с тобой, поезжено,
   На белых твоих грудях да приулежано...
  
   Дело в том, что Дунай Иванович сошелся с Настасьей еще во время своей службы в Ляховинской земле. Об этой истории рассказывает отдельная небольшая былина. На пиру у короля, когда все стали хвастать, Дунай не придумал ничего лучше, как заявить, что он спит с "душенькой Настасьей королевичной". Король сразу же распорядился вести Дуная в поле- голову рубить. Настасья спасла тогда богатыря, уговорив королевских слуг отрубить голову подставному рабу, а Дуная отвести к ней на двор, откуда она выпроводила героя домой с богатыми подарками.
   Сейчас, в поле, Дунай рассказал полянице, как они увезли её сестру к Владимиру, и просил поехать с ним. Та согласилась. И в Киеве сыграли сразу две свадьбы.
   Но недолгим было замужество Настасьи. Вскоре, на очередном пиру, Дунай Иванович принялся безудержно хвастать, что в Киеве нынче никого нет сильнее и "горазнее" его, Дуная. Жена охладила пыл мужа:
  
   А старый казак будет сильне тебя,
   Горазне тебя дак и я буду...
  
   Дунай пришел в ярость и немедленно предложил Настасье стреляться в поле. Условие - попасть стрелой в золотой перстень.
   Настасья положила перстень на голову мужа, прицелилась, и уверенным попаданием расколола перстень на две половинки.
   Дунай стал стрелять, но ему не везло, первый раз он "недострелил", а вторым выстрелом дал перелет. Богатырь рассвирепел, и третью стрелу направил в саму Настасью.
   Заметив, что стрела Дуная полетит прямо в неё, поляница сказала герою, что самой-то ей не жаль свету белого, но жалко младенца, которого она носит в себе. Но Дуная это не остановило. Он не поверил жене, выстрелил - и убил воительницу.
   А убив, решил все-таки проверить слова жены, распорол тело - и увидел младенца, на лбу которого было подписано:
  
   А был бы этот младень силен на земли...
  
   Поддавшись гневу, Дунай убил не только свою жену, он лишил жизни и своего сына-богатыря, которому были предназначены великие свершения. Герой, осознав содеянное зло, не захотел больше жить. Он упер в землю свое копье - и бросился на него.
  

* * *

  
   Про воительницу Настасью есть и былина с хорошим концом. Однажды Добрыня Никитич ехал по полю и увидел "ископыть великую" - след богатырского коня.
   Добрыня поскакал по следу и через некоторое время увидел едущего впереди богатыря в женском платье.
   Женское платье не смутило героя - богатырь так богатырь, надо сразиться. Добрыня, как некогда Илья на Святогора, наскакал на неизвестного богатыря и ударил его палицей.
   Дальше дело пошло точно так, как у Ильи со Святогором. На два удара Добрыни богатырь даже не оглянулся. Герой был удивлен и раздосадован. Чтобы проверить себя, он сокрушил палицей могучий дуб.
   Дуб рассыпался в щепки - палица работала исправно.
   В третий раз ударил Добрыня богатыря-женщину. Та взяла его за волосы и отправила в кожаный мешок.
   Некоторое время воительница ехала и рассуждала сама с собой:
  
   Коли молод в мешке - будет брат родной,
   Коли старый в мешке - да голову сниму,
   Коли ровня мне, так я замуж пойду.
  
   Тут один из сказителей этой былины произнес ремарку - "Ишь, не разглядела, кого хватат!".
   Богатырша вынула Добрыню из мешка, и спросила. Как его зовут. Тот вежливо представился. "Ты возьмешь ли меня замуж, так не сниму головы" - сказал воительница. Добрыня Никитич немедленно с нею обручился и обменялся кольцами...
  
   "Хочешь знать мое имя женское?
   Я Настасья да дочь Никулична".
  
   Та ли это самая Настасья Никулична, которую мы знаем по истории о Добрыне и Алеше? Или все-таки жена-воительница ближе к той Настасье, которая погибла от стрелы Дуная? Бог весть. Но в обоих случаях очевидно, что в представлении народа жена богатыря - под стать самому богатырю.
   Добрыня и Настасья приехали в Киев и обвенчались. На свадебный пир собрались все богатыри, приехал Илья Муромец, пришел и сам князь Владимир со своей супругой, княгиней Апраксией.
   На этой веселой истории мы прощаемся с былинными женщинами. Настал черед присмотреться к темной стороне былинного мира- к самым сильным и опасным врагам наших богатырей.
  
  

8

Враги

  
   Супостаты, с которыми сражаются герои нашего эпоса, разнообразны. Это могут быть либо люди, либо чудовища, а иногда встречаются и такие враги, которые соединяют в себе черты тех и других.
   Как и в случае с положительными былинными героями, поиск реальных соответствий былинным врагам - дело неблагодарное и вероятно, не всегда нужное. Но в некоторых случаях такие прямые соответствия есть. Например, Щелкан Дудентьевич, который по сюжету исторической песни о нем гибнет в Твери - вполне реальный ордынский баскак Чол-хан, убитый во время Тверского восстания в 1327 г. Былинный Мамай из былины "Мамаево побоище" - это тоже историческое лицо, военачальник, чья армия была разбита на поле Куликовом. В татарских царях-завоевателеях, угрожающих Киеву, без большого труда угадывается хан Батый.
   Конечно, былина - это не описание реальных событий, и все эти исторические недруги Руси, оказавшись в былинном мире, начали жить по его законам - обросли типичными для былин эпитетами, заговорили стандартными былинными фразами. Но их, по крайней мере, можно узнать.
   Сложнее обстоит дело с более древними врагами былинных богатырей - чудовищами. Их образы восходят к дохристианским мифам. И самый древний из этих образов - Змей.
  
   ЗМЕЙ
  
   Хищный, жадный и похотливый Змей - один из самых древних былинных образов. Собственно, это вообще один из самых древних мифологических образов человечества. Старше разве что богиня плодородия, Великая Мать древнего человека, которую мы знаем со времен палеолита.
   Мифический Змей - первобытное чудовище, наследие темных сил Хаоса. Он и ему подобные живут в нижнем мире - в океане, или в глубине корней Мирового Древа.
  

* * *

  
   Змей (он чаще всего называется в женском роде - "змея лютая") в былинах не редкость. Иногда он появляется как проходной, не слишком важный для сюжета персонаж. С таким змеем столкнулся, например, Дюк Степанович на своем пути в Киев.
   Чаще героям приходится сражаться со Змеем. И самая знаменитая история - это поединок Змея и Добрыни Никитича.
   Однажды Добрыня неудачно съездил на охоту - на заводях, к которым подъезжал богатырь, не оказалось дичи. Раздосадованный, он вернулся домой, и стал просить у матери прощения-благословения на поездку к Пучай-реке
   Мать отказалась благословить героя на такую поездку. По её словам,
  
   Кто к Пучай-реке на сем свети не езживал,
   А счастлив оттуда не приезживал.
  
   Но Добрыня уперся и сказал, что он, в крайнем случае, поедет и без благословения. Тогда он получил материнское добро на поездку.
   Герой основательно снарядился в дорогу, взял с собой все свое оружие - лук и стрелы, копье, палицу, саблю. Тщательно заседлал коня, надел дорожное платье, на голову водрузил особую "шапку земли греческой". Взял богатырь с собою и молодого слугу.
   Мать предостерегала Добрыню - какая бы ни одолела его жара, ни в коем случае не купаться в Пучай-реке. Но, когда молодец уже прискакал к реке, он, страдая от жестокого зноя, своершенно про этот наказ забыл.
   Мы уже знаем этот эпический закон - герой всегда едет туда, где опасно, а если ему что-то запрещают - всегда действует поперек запрета.
   Добрыня разделся, разулся и, оставив на берегу коня и все оружие, решительно прыгнул в реку. Нырнул под одну струю, вынырнул через другую. И тут нагрянул Змей.
   Добрыня бросился к берегу, и тут выяснилось, что расторопный слуга скрылся с поля боя со всем его снаряжением. Осталась только шапка - та самая "шапка земли греческой". Этой-то шапкой и пришлось сражаться нашему богатырю.
   Былинный Змей имеет множество голов, которые сидят на длинных шеях-"хоботах". Добрыня Никитич взмахнул греческой шапкой, нанес Змею сильнейший удар, и отбил три таких "хобота", причем самых лучших.
   Змей взмолился о пощаде, обещал не летать больше на Русь, не пленить богатырей, не давить жен, и не оставлять сиротами малых детей. Добрыня поверил врагу, и отпустил его с миром.
   Вот и вся история первой, но далеко не последней, встречи Добрыни со Змеем. Как правило, в образе Змея ученые видели либо некий совокупный образ вражьего войска, либо враждебную человеку стихию агрессивной природы. Но история поединка Добрыни Никитича со Змеем получит совсем иную окраску, если мы привлечем к делу древние ритуалы, известные у некоторых народов мира. В былине, как это очень часто бывает, обнаружится интереснейшее "второе дно".
   В древнем обществе обряды сопровождали человека на протяжении всей его жизни - от рождения до смерти. И самые сложные и таинственные из древних ритуалов - это обряды посвящения, они означали смерть прежнего человека и рождение нового.
   В этих обрядах почти всегда используется вода.
   Погружение в воду (тут вполне уместно вспомнить и христианское крещение) - обязательная часть подобных "обрядов перехода". Вода очищает, уносит прошлое посвящаемого и дает силу рождающемуся новому человеку. Другой важный элемент обряда- это чудовище. Нередко это чудовище- именно Змей в том или ином виде. Чудовище должно проглотить посвящаемого, а потом извергнуть его, но уже новым человеком.
   А еще одна общая черта обрядов - это особая ритуальная одежда. И в том числе -остроконечные головные уборы. Вспомним- когда Добрыня остается один на один со Змеем, у богатыря есть только "шапка земли греческой". Именно она помогла богатырю одолеть лютого врага.
   Получается, что в истории про Добрыню и Змея все эти общие черты древних посвящений есть. Он купается в волшебной реке, вода дает ему силу для борьбы с напавшим на него духом нижнего мира, и он побеждает этого духа с помощью ритуального головного убора.
   В связи с посвящениями и чудовищами уместно вспомнить одну замечательную детскую сказку.
   Корней Иванович Чуковский вряд ли специально изучал древние мифы и обряды. Но один из таких обрядов он, возможно, сам того не имея в виду, описал в "Бармалее".
   Бармалей - злой и жестокий разбойник. Но когда его проглатывает Крокодил (типичное чудовище нижнего мира, почитаемое всеми африканскими народами!), Бармалей перерождается! Чрево Крокодила покидает совершенно другой, новый человек...
   Кстати, на картине "Богатыри" В.Васнецов изобразил Добрыню в абсолютно соответствующем духу былины головном уборе. Шлем на голове богатыря (такие шлемы появились у нас в XII веке) - византийского происхождения. То есть перед нами - настоящая "шапка земли греческой"...
  

* * *

   Но бой на реке - это не единственная встреча Добрыни и Змея. Чуть позже Змей похитил княжескую племянницу (или, в некоторых вариантах, дочь) - Забаву Путятичну. Владимир на пиру предложил "богатырям" службу - съездить в Туги-горы и освободить пленницу. Могучие воины спрятались друг за друга, и тогда некий Семен Карамышецкий, случившийся на пиру, рассказал, что он видел бой Добрыни и Змея на реке, и видел как "змея-то ведь Добрыне извинялася". Значит - Добрыне и ехать в горы.
   Такое поручение опечалило Добрыню. Почему - возможно, он счел его не вполне достойным (освобождение родственницы не связано с защитой Руси, это личное дело князя), но может быть и более неожиданное объяснение, о котором поговорим чуть ниже.
   Как бы там ни было, Добрыня отправился в Туги-горы, и одолел Змея в бою. В некоторых вариантах былины богатырю пришлось использовать волшебные предметы, которые дала ему с собой мать. Мы помним, что мать Добрыни Эти предметы: платок - им Добрыня утирал лицо и бил по ребрам коня, что бы тот ("волчья сыть, травяной мешок!") не спотыкался; и шелковая плеть- ею богатырь "укротил" Змея и тогда смог отрубить врагу все его "хоботы", и рассечь тело чудовища на мелкие части.
   Сразив Змея, Добрыня освободил пленницу, а вместе с нею - и множество захваченных врагом русских, да и не только русских, людей. Число этих пленных исчисляется тысячами. Так что, если герой был опечален малым масштабом поручения, то он вполне смог совершить настоящий, большой подвиг.
   Впрочем, далеко не во всех вариантах былины есть эта сцена освобождения пленных. Главная линия сюжета истории Добрыни и Змея однозначно строится вокруг похищения Забавы.
   За освобождение племянницы Владимир ничем не пожаловал героя. Это обстоятельство, с одной стороны, не в лучшем свете показывает Владимира, а с другой - может говорить о том, что (хотя, на первый взгляд, это может показаться странным) - Змей Владимиру не чужой.
   Иногда в былине Змей мучает свою пленницу, например, прибивает её гвоздями к скале. Иногда Забава просто томится в пещере. Но есть и другой вариант - когда Добрыня, убив Змея, находит в его пещерах плененную девушку, на каждой её руке лежит по свернувшемуся "змеинчишку"...
   Не имел ли сам Змей эротических намерений по отношению ко княжеской племяннице?
   Это можно предположить, если мы вспомним о еще одной древнейшей форме религии - тотемизме, вере в происхождение человеческого рода от какого-либо животного. Возможно, глухой отголосок подобных представлений, видоизменяясь на протяжении сотен лет, попал в былину о Добрыне и Змее, который оказывается, таким образом, мифическим предком княжеского рода. В этом случае становится понятным и недовольство Добрыни поручением князя, и косвенное недовольство Владимира убийством Змея.
  
  
   КАЛИН-ЦАРЬ
  
   Значительно более понятны образы степных врагов былинных богатырей - татарских предводителей.
   Степь всегда был враждебной по отношению к Руси. Народы, населявшие Северное Причерноморье (печенеги, половцы, а раньше- авары и хазары), всегда совершали набеги на славянские земли, жгли города, угоняли пленных. Позже русские воины научились успешно воевать в Степи и отражать врагов.
   Но степная угроза никогда не задевала всей Руси. Ни печенеги, ни половцы не совершали продолжительных рейдов в глубину великих лесов Русской равнины. От набегов степняков страдали только южные княжества, расположенные в лесостепной зоне. Ни одному степному народу было не под силу поколебать основы самого существования русских земель, пока не пришли монголы.
   В 1223 г. передовой отряд войск Чингисхана, который возглавляли опытные полководцы Джебэ и Субэдэй, прошел по северному Ирану, через Дербент вышел в причерноморские степи и принялся громить половецкие кочевья.
   Половцы обратились за помощью к русским князьям, те вывели войска в степь - и потерпели страшное поражение на реке Калке. Спастись удалось тогда немногим. Но главная беда была еще впереди.
   В 1237 г. на Русь обрушился удар огромной армии монголов под предводительством хана Бату (Батый русских летописей) - внука Чингисхана. Отдельные отряды этого войска вели многочисленные двоюродные братья Бату. Князья не пытались объединиться друг с другом и терпели одно поражение за другим. Города северо-восточной Руси лежали в руинах. Первой пала Рязань. За нею последовали Москва, Владимир, Суздаль...
   Страшное впечатление производят археологические раскопки разрушенных монголами городов. Рвы, заваленные телами убитых. Семьи, погребенные под рухнувшими в пожарах крышами своих жилищ...
   Грозное время выдвинуло своих героев. Среди самых знаменитых - рязанский боярин Евпатий Коловрат, деятельно сражавшийся против войск Батыя и погибший в неравном бою.
   Былинный эпос не остался в стороне от этого величайшего потрясения. Главный подвиг киевских богатырей - их победа над огромной армией захватчиков.
   Батый иногда называется в былинах своим именем, или похожим на него (например, Батур, или Батыга). Более грозным предводителем нашествия оказывается, однако, не Батур, а Калин-царь. Он собирает огромную силу и шлет на Руст грозные ярлыки- письма с угрозами, приводящими Владимира в ужас.
   Хуже всего то, что в момент нашествия Калина Владимир в ссоре с главным защитником Руси - с Ильей Муромцем.
   Конфликт Ильи и Владимира - сюжет множества былин. Чаще всего, Илья обижен князем на пиру- ему предложено недостойное его место. Оказавшись в невыгодном положении, богатырь притесняет соседей по столу. Когда Владимир велит вытолкать Илью вон, ни один из княжеских богатырей не может причинить Муромцу ни малейшего вреда. Наконец, покалечив почти всю дружину Владимира, богатырь высказывает князю все, что о нем думает, и уезжает прочь.
   Однажды Владимир и вовсе не пригласил Илью на пир. Рассерженный богатырь расстрелял тогда из лука маковки киевских церквей, посшибал золотые кресты, а потом устроил с помощью добытых таким образом средств пир для кабацких голей. Тогда Владимир решил примириться с богатырем.
   Как бы там ни было, когда Калин-царь подступил к стенам Киева, Илья (возможно, уже по другому поводу) сидел в холодном погребе. Единственный человек, который поддерживал богатыря, и отправлял в погреб теплые одеяла и хорошую еду, была дочь князя, которая помогала герою тайком от отца.
   Враждебный царь нагрянул на Киев. Враг потребовал очищать улицы и выставлять хмельные напитки. Испуганный Владимир запросил отсрочки на три года. Когда супостат вернулся через положенный срок, Владимир принялся ронять слезы:
  
   Нет жива-то теперь стара казака Ильи Муромца:
   Некому стоять теперь за веру за отечество...
  
   Тогда-то дочь и призналась в своей помощи посаженному в холодный погреб богатырю. И Владимир лично побежал освобождать героя...
  
   Илья снарядился, выехал в поле, осмотрел вражью силу, и не смог её сосчитать. Во всех былинах о нашествии Калина подчеркивается колоссальный размер вражьей силы, её ни обойти, не объехать, не облететь. Такого бедствия еще не знал былинная Русь, как не знала ничего подобного Русь реальная до нашествия монголов.
   Илья поехал дальше по полю, и обнаружил шатры, в которых обитали двенадцать русских богатырей поименно они не называются, известен лишь их предводитель- крестный отец Ильи Самсон Самойлович.
   Богатыри радостно встретили Илью, пригласили за стол, но сражаться отказались, сославшись на то, что "нам нет ничего от князя Владимира". У того много князей и бояр, которых он жалует - так пусть они и воюют...
   Точно так же и русские князья перед лицом армии монголов не стали помогать друг другу. К чему это привело, хорошо известно.
   Долго уговаривал Илья богатырей, и, наконец, поехал один. Он истребил множество врагов, но Калину удалось одолеть богатыря коварством - Илья вместе с конем провалился в глубокий подкоп - конь выскочил, а Илья, сорвавшийся с коня, остался в ловушке.
   Надо сказать, что конь перед началом битвы предупреждал Илью об опасности, говорил, что из двух-то подкопов, он его вынесет, а из третьего- не сможет. Но Илья, не веря боевому другу, огрел его плетью и обозвал "собачищем изменным". В третий подкоп Илья и угодил.
   Калин-царь предлагал Илье есть и пить с ним за одним столом, носить дорогие одежды, пользоваться его казной, и служить ему, Калину. Богатырь в езких выражениях отказался, и пошел в поле, а когда его, безоружного , татары попытались взять в плен, он схватил одного из них за ноги и стал "бить татар татарином". И так ушел от врагов.
   В поле Илья вызвал своего коня, поехал в сторону богатырского лагеря и увидел, что богатыри все еще стоят на месте. Тогда он тщательно прицелился в шатер Самсона и выстрелил с таким расчетом, что бы стрела снесла крышу шатра и слегка оцарапал грудь богатыря, скользнув по его кресту.
   Так все и вышло. Самсон проснулся, понял, что крестник в беде и велел всем богатырям седлать коней. Все вместе герои разбили враждебного царя. Калин был привезен в Киев, к Владимиру, и согласился платить киевскому князю дань век по веку.
   Уплата дани побежденной стороной- обязательный конец былин о победах над татарами. Даже когда Владимир согласен расстаться с сокровищами в пользу царя Батура, Добрыня Никитич и Василий Каземирович, которые должны были отвести дань супостату, повернули дело так, что тот сам заплатил все сполна...
   Даже первый среди русских богатырей не смог одолеть враг в одиночку. Только в единстве возможна победа над лютым врагом. Именно объединение воинов со всех концов Русской земли помогло одолеть другого врага - Мамая, и сломать хребет Золотой Орде.
  
   МАМАЙ
  
   Пожалуй, ни одно сражение русской истории не нашло такого широкого отражения в нашей древней литературе, как Куликовская битва 1380 г. Мы знаем это сражение во всех деталях- как располагались русские полки, где находился великий князь Дмитрий Иванович, знаем ход самого сражения. Эта битва не избавила Русь от ордынцев -впереди еще будут и большие набеги, и сожжение Москвы ханом Тохтамышем, но показала, насколько тяжелые поражения Русь способна наносить давнему и непримиримому врагу. Орда еще не рухнула, но уже надломилась.
   Конечно, великая победа над грозным врагом не могла не отразиться в русском героическом эпосе. Эта победа и в эпосе - великая, а битва- тяжелейшая. Для многих героев она стала последней...
   Мамай с несметной силой снаряжается на Киев. Как и Калин-царь, он пишет грозные ярлыки, и посылает к Владимиру крайне неучтивого посла. Ярлыки Мамая таковы, что от их содержания плачет не только князь, но даже сам Илья Муромец. В письме к Владимиру Мамай пишет, что не выпустит из Киева ни старого, ни малого, а с князя будет сдирать кожу заживо...
   Насколько тяжелым было положение, можно судить по такому факту. Уже не трусоватый Владимир, а сам Илья Муромец стал упрашивать татарского посла об отсрочке нападения на Киев. Чувствуя свою силу, татарин ни на какие уступки не пошел. Вместо трех лет Илье удалось выбить отсрочку лишь на полгода.
   Главный мотив былины о Мамаевом побоище - объединение героев ради победы. Победа над Мамаем- не частный подвиг Ильи Муромца, или Добрыни Никитича. Это общее славное дело.
   Илья, готовясь к битве, лично писал грамоты ко всем богатырям - к Самсону, к Дунаю, к Алеше и Добрыне, и к неизвестным по другим былинам братьям Иванам и братьям Суздальцам. Развозкой грамот и сбором богатырей занимался известный нам Потанюшка.
   На сей раз отважных воинов не пришлось уговаривать. Понимая страшную угрозу, все богатыри откликнулись на письма Ильи Муромца и приехали защищать Киев. Ни один не отказался. Так преломился в былине реальный факт - на Куликовом поле бились плечом к плечу воины из различных княжеств, не только тех, которые находились в ту пору под властью Москвы. Сражались там и воины из далекого Новгорода...
  
   А не приедем из того побоища Мамаева,
   Похорони наши тела мертвые,
   И помяни русских богатырей,
   И пройдет славушка про нас немалая...
  
   -так сказал Илья Владимиру, предвидя небывалую жестокость сражения.
   Пять суток рубили богатыри вражью силу. Сам Илья, отправился на разведку, сумел проникнуть в шатер Мамая и зарубил надменного и хвастливого предводителя. Но все дело едва не испортили два брата Суздальца, желавшие личной славы. Они должны были ждать богатырей и охранять лагерь, но не вытерпели и поскакали воевать. Дело у них пошло хорошо, и они похвастались:
  
   Кабы была теперь сила небесная,
   И все бы мы побили её по полю
  
   И тогда вражья сила вдруг воскресла и увеличилась в числе в пять раз. Теперь даже за шесть суток не получалось её порубить. Илья просил у Бога прощения за братьев.
   Тогда "сила кроволитная" повалилась наземь сразу вся. Теперь оставалось только хоронить тела в земле, по которой текли реки горячей крови...
   Самый грозный враг Руси был побежден.
  

9

Былина и сказка

   В былинном мире всегда есть место смеху и веселью. Правда, юмористических былин, которые бы создавались, имея главной целью повеселить слушателей, почти нет. Смех как бы разлит в героических песнях, он проскакивает в репликах персонажей, или в ситуациях, которые подстерегают героев былины. Но при этом в основе своей былина всегда серьезна.
   В заключение нашего путешествия в былинный мир познакимимся с еще одним героем, который обитает не в былине, а в комической богатырской сказке.
   Долгое время былина мало пересекалась с древнерусской книжностью. Переписывание и редактирование книг, составление летописей были делом монастырей и знати. Народные сюжеты иногда попадали в летопись, но обратного движения не было, вовсяком случае, его очень сложно проследить.
   Однако к XVII веку положение начало меняться. Книжная культура Русского государства стновилась все более светской. Появилась масса переводных повестей, любители истории охотно составляли для себя обширные трактаты, пользуясь разными источниками. На русском Севере даже появилось крестьянское летописание. Появились новые повести, у которых были новые, соответствующие своему времени герои. Среди этих повестей было немало комических, в которых герои попадали в смешные положения, а реальность преувеличивалась и приобретала черты гротеска. Расцвела бытовая сатира.
   Мир эпоса сомкнулся в эту пору с миром сказки, а на саму сказку стала сильно влиять книжная повесть. Так появилось новое поколение героев.
   Остановимся только на одном из них. Короткая история этого персонажа вместила в себя и элементы настоящих былин, и сказочные мотивы, и сатирический сюжет о выскочке "из грязи в князи". Этот персонаж - Голь Воянской.
  
   ГОЛЬ ВОЯНСКОЙ
  
   Голь Воянской и вся его история - это продукт уже не эпической, былинной, а поздней книжной культуры. Он - дальний родственник таких персонажей, как, например, Фрол Скобеев - ушлый новгородский дворянин, сумевший в свое время выгодно жениться на полковничьей дочке. Но "Повесть о Фроле Скобееве" - это все же не сказка.
   Итак, вот история "богатыря". Бедный мужичок с говорящим именем Голь, главным богатством которого была тощая лошаденка, пахал пашню. Несчастную его клячу облепили комары и слепни. Голь хватил лошадку по боку кнутом и уложил разом тридцать три слепня и без счета комаров.
   Совершив такой подвиг, Голь "взвеличался" и пахать больше не захотел. Он поставил в поле столб с надписью: "Здесь проехал богатырь Голь Воянской, встретился с силой бусурманской, тридцать трех богатырей сразу положил, а мелкой силы и сметы нет. Если какой богатырь навстречу едет, у столба поджидай, а позади, так меня догоняй",затем герой уселся на клячу и отправился в путь-дорогу.
   Через некоторое время мимо столба с запиской поскакали богатыри.
   Первым ехал хорошо нам знакомый герой - Чурило Пленкович. Он нагнал Голя и спросил. Не проезжал ли тут богатярь. Голь сказал, что он и есть богатырь:
   -Садись в науку, поезжай по правую руку.
   Чурило не возразил, поехал, но про себя думал: "Что за чудеса? Мужичонка невидный, и ехать с ним стыдно; сам он шарашится, а кляча чуть тащится..."
   Вторым богатырем, прочитавшим записку Голя, оказался Еруслан Лазаревич. Этого богатыря мы не встретим среди классических былинных героев. Он появился позже, и жил не в былине, а в сказке, которая, впрочем, унаследовала от былины некоторые образы и эпитеты. Списки сказок о Еруслане и лубочные картинки, изображавшие этого богатыря. широко ходили в простонародной среде на протяжении XVIII и XIX столетий. П.П. Ершов так описывает в "Коньке-Горбунке" народный досуг:
  
   Попивали мед из жбана,
   Да читали Еруслана...
  
   Именно из сказки о Еруслане А.С. Пушкин позаимствовал один из самых ярких образов поэмы "Руслан и Людмила" - огромную говорящую голову.
   Еруслан нагнал Голя, увидел знакомого ему Чурилу в компании мужичка-простачка, поздоровался, спросил об имени, очень удивился, получил указание ехать с другой стороны, но спорить не стал.
   Третьим прочел записку Бова-королевин сын. Это уже персонаж не просто поздний, а еще и нерусский по своему происхождению. Изначально история о приключениях Бовы - это французский рыцарский роман, воникший в эпоху крестовых походов. Варианты этой истории разошлись по всей Европе. На русской почве прижился один из них, переведенный в XVI веке на территории Белоруссии. Бова на долгое время сделался любимым героем народных лубочных книжек.
   -Милости просим на подвиги, - сказал Голь этому герою, - ни поздно, ни рано, поезжай возле Еруслана.
   Сказка эта любопытна еще и тем, что, при всем её комизме, оперирует настоящими былинными образами. Супостатом удалой компании оказывается царь-девица богатырша (наследница древних поляниц?). Когда богатыри во главе с Голем подъезжают к владениям, Еруслан говорит, что путь туда заказан. Голь, однако, распорядился смело пускать коней на её луга, ставить шатры и отдыхать. Еруслан обратил внимание "богатыря" на то, что у девицы, помимо обычного войска, имеются двадцать два богатыря да Зилант Змеуланович, Тугаринов брат. Голь хвастливо заявил: "С меня мало, будет ли на долю твою? Я всех как мух перебью!"
   Конечно, девица начала высылать на героев свои войска. Хитрый Голь, зная реальную цену своей богатырской силе, стал всеми способами высылать на бой новых товарищей. Те послушно выезжали и раз за разом одерживали победу. Кстати, сказка о Голе - едва ли не единственный случай, когда мы наблюдаем в условиях боя Чурилу Пленковича - в былинах-то он в сражениях с врагами не замечен!
   Но настал, наконец, момент, когда самому Голю пришлось ехать на бой- и ему достался тот самый Зилант, брат хорошо нам известного Тугарина. Еще одно чудовище, появившееся из древнего змеиного гнезда.
   "Тут мне и конец, зато честь богатырская, а делу венец!" - полумал Голь, и выехал на врага.
   Зилант, увидев хлипкого мужичка, припавшего от страха к лошадиной шее, очень удивился - не на смех ли его послали. Нет ли тут хитрости? И он наклонился к седлу. Тут Голь приободрился и неожиданно оглушил супостата топором. Зилант упал, и мужичок принялся его рубить.
   Тут царь-девица решила открывать ворота и заключать с богатырями мир. Он приветливо поздоровалась с Голем и пожала ему руку:
   "Голь вспрыгнул, - говорится в сказке, - и зубы он стиснул, боясь их разжать, закричать..."
   Настоящим богатырем Голь все-таки стал. На пиру он напился волшебной богатырской воды. И стал таким сильным, что порвал головой петлю из корабельного каната...
   Он женился на девице-богатырше, и у них родились две дочери- Смета и Удача.
   Голь- пародийный выскочка, вроде Фрола Скобеева, только помещенный в былинное окружение. Он комичен, но его головокружительная карьера, если убрать смеховой антураж и оставить только главную идею, возвращает нас ... в эпоху рождения Руси, в Х век.
   Век, в котором крестьянский сын мог уйти в ополчение и добраться до самого Царьграда в составе войска Олега или Игоря, вступить в княжескую дружину, вернуться домой с богатой добычей, стать успешным купцом, умелым воином - да кем угодно, были бы с ним храбрость и удача...
  

* * *

   Здесь подходит к концу наше путешествие в былинный мир.
   Конечно, мы еще многого не увидели. За бортом нашего рассказа остались история Михайлы Потыка, сватовство Хотена Блудовича, приключения многих других отважных молодцев. И знаменитых врагов мы тоже увидели не всех - например, не познакомились с Идолищем поганым. Но зато у вас дорогие читатели, будет повод обратиться к оригинальным текстам былин, и узнать о былинных героях больше.
   Но всегда помните о "втором дне" русских былин, о том, что эти героические песни - не просто занимательные рассказы о богатырских поездках, поединках и подвигах. Это- наша священная история, которую мы должны бережно изучать и хорошо знать.
   Удачи!
  

Литература.

      -- Былины. Подготовка текстов, вступительная статья и примечания В.Я. Проппа и Б.Н. Путилова. М., 1958.
      -- Былины. Подготовка текстов, вступительная статья и примечания С.Н. Азбелева. Л., 1984.
      -- Воинские повести Древней Руси. Л., 1985.
      -- Пропп В.Я. Русский героический эпос. М., 1999.
      -- Путилов Б.Н. Древняя Русь в лицах. Боги, герои, люди.- СПб. 2008
      -- Путилов Б.Н. Эпическое сказительство . М., 1997.
      -- Творогов О.В. Древняя Русь: события и люди. СПб, 1994.
      -- Фроянов И.Я., Юдин Ю.И. Былинная история. СПб, 1997.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
   17
  
  
  
  

Оценка: 3.17*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Н.Зика "Портал на тот свет. часть 2"(Любовное фэнтези) А.Либрем "Аффективный"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"