Рус Вика: другие произведения.

Смерть. Задание: "Выбить в жизнь"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Смерть... Конец или только начало? Вот ты живешь самой обычной жизнью, а в следующий момент - убита. Лиза живет... нет, жила той жизнью. Но тут пришел конец. Или это только начало? Стать ангелом-хранителем, помогать другим, наблюдать за семьёй - всё, что ёй осталось. Но выдержит ли хрупкая душа такое? Не захочется ли Лизе стать вновь живой?

    Последнее обновление от 27.06.2016


  ПРОЛОГ
  
   Лиза
  
   -Расстроилась? - прозвучал голос за моей спиной.
   Я даже не стала оборачиваться. Этот голос я слышу почти каждый день на протяжении девяти лет. На его слова лишь криво усмехнулась.
   Пятнадцать этажей. Внизу ездят машины, ходят счастливые люди. А может и несчастливые. Ведь у них так же, как и у меня, могут быть проблемы.
   -Лиз, забудь. Есть люди, которым ты дорога, поверь, - проговорил он бархатным голосом.
   -Я знаю. Моя семья, например, - голос был хриплым, срывался на всхлипы.
   -Не делай вид, что не замечаешь, - теперь нас отделяли пять сантиметров, не больше.
   -И зачем мне какой-то урод, употребляющий насвай и потерявший девственность в пятнадцать где-то в подворотне с местной шлюхой?
   Я слышала скрип его зубов, да, правда бывает грустной и обидной.
   -Зачем мне нужен тот, кто не раз бил не только своих "друзей", но и девчонок, меня?
   -Поосторожней со словами, а то так сломаться ведь можешь, - прорычал он мне в ухо.
   -Да пошел ты!
   Все произошло неожиданно. Вот я сидела на крыше своего дома. Было достаточно места, чтобы не упасть. А теперь лечу. И мне не страшно. Страх ушел на второй план. Удар. Боль. Зато не чувствую другой. Душевной. Вижу смутные очертания людей, они что-то кричат, они смотрят на меня. Глаза медленно закрываются, боли больше нет. Никакой.
  
   Даня
  
   Сестра. Умерла. Как? Никогда раньше мне не было так больно... Та, которая всегда улыбалась, была доброй, красивой, дарила любовь всем, ушла из жизни... За что, Господи, за что?
   Мама, папа... Плачут... Даже отец, который никогда на моей памяти не плакал, сорвался. Он потерял дочь. А ведь ей было всего пятнадцать. Какой-то урод, которого полиция никак не может найти, убил ее! Безжалостно столкнул Лизу с крыши! А официальной версией сделали самоубийство... Не верю, что она спрыгнула с четырнадцатого этажа из-за несчастной любви, из-за того, что какой-то идиот воспользовался ее мозгами, чтобы не вылететь из школы! Не верю!
   -Дань... - тихо позвала девушка, вошедшая в комнату.
   -Что? - я посмотрел на Юлю - ее лучшую подругу.
   -Я не представляю, кто мог с ней так поступить?! - ее голос срывался от плача, - А... Вдруг, она и правда... - договорить она не смогла, слезы хлынули не прерываемым потоком.
   Я успокаивающее прижал девушку к себе.
   -Она не могла покончить с собой, - первая за весь этот день слеза скатилась по моей щеке.
   Полтора часа назад ее похоронили. Гроб с моей сестрой закопали в землю на моих глазах, а после похорон все уехали к нам домой. Я закрылся в ее комнате, подальше ото всех, не хотелось никого видеть. И вот, мы с Лизкиной лучшей подругой сидим, обнявшись в ее комнате. Пытаясь утешить друг друга, заглушить боль потери...
   ГЛАВА 1.
  
   Лиза
  
   Темнота. Себя я не чувствую. Я не чувствую боли. Есть только пустота, есть душевные чувства и... энергия. Я ощущаю ее в себе, она где-то внутри меня, в моей душе. И я чувствую, нет, даже знаю, что могу управлять этой энергией. Мне кажется сейчас это очень важным - научиться ею управлять.
   Сосредотачиваюсь. Там, где должны быть пальцы, ощущается легкое покалывание. Свет. Я вижу себя, мое тело. Его нет. Есть только сгусток энергии, принявший форму моего тела. Я полупрозрачна. Сквозь меня легко можно все рассмотреть. Нервно хихикнула.
   -Умница, - донеся откуда-то издалека мужской голос.
   -Кто ты? - мой голос был таким же, как и раньше, при жизни.
   -Можешь называть меня Петром.
   Святой Петр. Да, это точно. Я умерла. Разбилась. И это на шестнадцатом году своей короткой, но счастливой жизни. Обидно.
   -Покажись, - попросила апостола.
   Он появился из ниоткуда. А, собственно, где я?
   -Мы в пустоте, - он словно мысли мои прочитал, - Я тут, чтобы рассказать тебе, что тут и как.
   -Ну, давай, рассказывай, Петя, - выдохнула я, рассматривая молодого (на мое удивление) мужчину.
   -Ты ведь поняла, что умерла? - спросил он.
   -Я - плавающий в пространстве сгусток энергии! Что тут можно не понять? - неожиданно вспылила я.
   -Нервный плавающий в пространстве сгусток энергии, - усмехнулся апостол.
   -Не смешно!
   -Не смешно...
   -Ладно, и что же теперь дальше?
   -У тебя два варианта. Ты можешь выбрать любой. Первый - ты перерождаешься и начинаешь жить заново в новом теле. Второе - ты можешь стать чьим-то ангелом-хранителем. Научишься управлять энергией, будешь помогать тому, кого выберешь.
   -А выбрать могу только одного?
   -Да. Таковы правила. Выбирай...
  
   Вадим
  
   -Давай, пока никто не увидел, - тихо подстегнул Димон.
   -А, может, не надо?
   -Ты чего, Вадик, струсил что ли? - ухмыльнулся приятель.
   -А если нас спалит кто? - не унимался я.
   -Не боись, не впервой.
   Мы с отвязлым хулиганом и страхом всех первоклашек пытались незаметно прокрасться к окну кабинета химии. Там мы планировали кинуть что-нибудь тяжелое. Надо же как-то проучить эту зануду за двояк в четверти и вызов родителей в школу! А потом надо будет по-тихому смыться с места преступления, пока никто нас не заметит.
   Мы незаметно крались под окнами, вокруг никого не было. Кабинет находился на первом этаже. И вот мы у цели. Целюсь. В руке заранее приготовленный камень.
   Сначала я подумал, что мне показалось...
   -Только попробуй, - прозвучал знакомый, до дрожи пугающий голос.
   Камень выпал из руки. Я обернулся и увидел ее... Ту... которая умерла.
   -Ты чего? Будто призрака ув... - полупрозрачный силуэт в длинном белом платье резко, со злым выражением на лице повернулся в сторону Димы, и камень полетел и из его руки тоже.
   -Только попробуйте! - рявкнула... Лиза.
   Дима упал на землю и начал отползать от нее, тыкая в полупрозрачную девушку пальцем. Преодолеть большое расстояние у него не вышло. Силы покинули его тело и парень, обычно пугающий других, обмяк на земле без чувств.
   -Успокойся, - сказала она неожиданно спокойно, - Привыкай к моему присутствию, любимый. Теперь я буду рядом всегда... - закончила она грустно.
  
   Лиза
  
   -Успокойся, - да, перегнула я палку, надо было быть аккуратней, - Привыкай к моему присутствию, любимый, - последнее слово отозвалось болью и тоской, - Теперь я буду рядом всегда...
   Еще один. Пошел народ. Меня испугался, тоже в обморок упал.
   Я хмуро наблюдала за всем, что происходило дальше. А дальше... В дали я заметила охранника, который, как только мог быстро, бежал в сторону двух упавших в обмороки злоумышленников. Потом в мед кабинете медсестра привела их в чувство. Все это время я была рядом с Вадимом и Димой. Первый перестал тыкать в меня только потому, что я ему напомнила, что его так в психушку заберут. А второй меня вообще не видел. Не мог видеть, если быть точнее. Зато истерил, плакал, не мог ничего внятного сказать, меня раздражал...
   -Что же это вы такое увидели, а? - поинтересовался, почесывая свое пузо, дядя Саша - наш школьный охранник.
   Дима уже успокоился, но молчал. Совесть ела, наверно, если она у него есть, конечно. Вадим же косился на меня, словно хотел сказать, но боялся.
   -Говори, чего уж там, сорок дней не прошло, могу и поприходить пока, попугать и остальных, - весело парировала. Меня эта ситуация забавляла, особенно вид грозы первоклашек.
   -Лиза, - хрипло, будто что-то мешало ему сказать это, просипел Вадик, - Девочка из нашего класса.
   -Вы испугались девочки? - искренне удивился дядя Саша.
   -Она умерла неделю назад, - последние слова можно было разве что по губам прочитать.
   -То есть вы видели приведение? - недоверчиво спросил мужчина.
   Вадим утвердительно кивнул.
   -Можно домой?
   -По-хорошему вас к директору с родителями, но идите, Бог с вами! - он беспечно махнул на них рукой, - Но еще раз - сразу к директору!
   -Спасибо, дядь Саш! Не буду, обещаю!
   -Не будешь, - подтвердила его слова тихо.
   -Придумали мне тоже, - пробубнил охранник, - Ничего банальней не могли придумать, шутники...
   ГЛАВА 2
  
   Лиза
  
   Все время, что он шел домой, я наблюдала за ним, скрыв свою душу. Да, это я умею. Как оказалось, я много, что могу, только этому надо научиться. Да и, в любом случае, для каждого моего действия нужна энергия. Чем ее меньше, тем прозрачней я становлюсь, ведь я, сама по себе, воплощение энергии.
   За ту неделю, что апостол учил меня, я освоила скрытие души и слабенькие пульсары, которыми я смогу защищать своего подопечного в случае чего. Например, если на него нападут в подворотне. В будущем я смогу увеличить свой резерв и свои знания, при этом буду увеличивать знания другие, по тем предметам, что преподают в школах мира живых. Это мне нужно для того, чтобы помогать в учебе Вадиму. На то я и стала его ангелом-хранителем, чтобы не дать превратить себя в нечто тупое и ничтожное, тем более, что к этому все и идет.
   Когда он зашел к себе в квартиру и закрылся у себя в комнате, Мое призрачное Величество все же решило показаться, чтобы мой бывший не думал, что так легко от меня отделался.
   Как только он меня увидел, его глаза наполнились ужасом и отчаяньем.
   -Прости меня! - он упал на колени и начал ползти в ту сторону, где находилась я, - Пожалуйста, прости! Я никогда так больше не буду! Только не убивай меня! Я еще жить хочу! Умоляю тебя! - со слезами на глазах и с отчаяньем в голосе начал умолять меня Вадим оставить его в живых.
   Попытка прервать его стенания успехом не увенчалась, потому я просто опустилась на один из стульев, хоть я и не чувствовала ни усталости, ни самого стула, и начала ждать.
   Через какое-то время он все же утих, и я поспешила его успокоить, потому что жизнь, как выяснилось на личном опыте, может быть ну очень короткой, и тратить ее на истерики, по крайней мере, глупо.
   -Я здесь не за тем, чтобы тебя убивать. Да и нет в этом, если честно, смысла, - я ему подмигнула, - Так что не дрейфь, смерть твоя придет не в моем лице, - милая улыбка, наверное, все-таки была здесь не к месту, но сдержать ее я все же не смогла, - Я пришла, чтобы помочь тебе.
   -Помочь? - удивился парень.
   -Ну, да, - смущенно ответила я.
   -И чем же ты хочешь мне помочь? - он уже переместился на кровать, которая стояла у стены.
   -Для начала с подготовкой к экзаменам, которые будут уже через полгода.
   -С экзаменами? - спросил он, видимо, не осознавая еще, какое счастье ему привалило.
   Я кивнула и снова исчезла. Почему-то мне сейчас не хотелось, чтобы он меня видел.
   -Лиз, - позвал он.
   -Что? - отозвалась я, оставаясь невидимой.
   -Кто это сделал?
   Я промолчала. Не потому, что я не знала этого. Просто я не хотела, чтобы об этом знал кто-нибудь. По крайней мере, сейчас. А он не стал допытываться. Понял, наверное, что мне неприятно вспоминать о том, как я умерла.
   -Мне надо уйти ненадолго. Сделай, пожалуйста, домашнее задание. Я скоро вернусь. Если что не получится, то вместе разберемся, - он молча кивнул и направился к полке, где лежали все учебники.
   ***
   Я направилась к апостолу, который попросил обращаться, если будут какие-нибудь трудности. В принципе, никаких трудностей у меня не было, но он назначил занятие по основам управления энергией на пять вечера, и потому я оставила Вадима одного.
   С Петром я могла встретиться, как и в обычном измерении, где жили живые, так и на территории свободных от оболочки душ. Там, где я и оказалась после смерти. Это была сама бесконечность, как ее назвал апостол.
   В назначенное время он был уже там.
   -Ну, что ж, начнем! - объявил апостол сразу, как только появился.
   Я лишь согласно кивнула и приготовилась слушать, запоминать и пробовать приводить всю теорию в практику...
  
   Вадим
  
   Я сидел на диване и читал книгу. Правда, это не очень получалось делать, так как из головы все не шли мысли о ней. А если быть точнее, то меня мучили всего несколько вопросов. Как? Почему?
   Как такое вообще могло произойти? Ведь она же умерла! Я сам видел, как она, одетая в белое свадебное платье, лежала в гробу, а потом, все так же на моих глазах, этот самый гроб взяли и закопали! Я стоял там и все видел! Но при этом я не переставал не верить, что это из-за меня. И это не потому, что мне не хотелось обвинять себя в ее смерти, а... Ну, не могла она и все! Она слишком умная для этого! А ее нежелание говорить о том, как она умерла, лишь подтверждало то, что с той злополучной крыши ее кто-то столкнул, а не она сама спрыгнула. Хотелось бы знать еще, кто же это все-таки был.
  
   Лиза
  
   Я вернулась уже через несколько часов. Я была очень рада, что у меня получилось освоить пульсар посложнее, на который уходило больше энергии. Но, в то же время, я была несколько озадачена, ведь, как это ни странно, у меня началась... чесотка. Да, чесотка. Только она была не такой, какой могла быть при жизни, а несколько иной. Я даже никак не могла понять причину этой чесотки. Вообще всегда сложно понять то, что никогда ранее не испытывал. Также мне было очень необычно и непривычно не испытывать чувства голода, боль, усталость. Усталость, да и боль тоже, у меня осталась только эмоциональная. Но и она проходила быстро.
   Эмоции - все, что осталось у меня от жизни. И от этого мне было даже несколько обидно, хотя я и сама сделала этот выбор. Ведь я могла переродиться. Снова обрести тело. Новое, другое, но все мое существо этому упорно сопротивлялось. Я не хотела покидать и, тем более, забывать тех, кто мне дорог! Мама, папа, брат, Юля. Только сейчас я поняла, что тех, почти шестнадцати, лет мне не хватило! Слишком мало времени я провела с ними. Все обиды, которые раньше не давали мне покоя, сейчас казались крайне незначительными и вообще бредовыми. А еще мне хотелось показаться им, поговорить, обнять их. И если первые два действия я и могла выполнить, хоть и не собиралась этого делать, то вот последнее было невозможно. Но и показываться родным я не хотела, они должны понять, что я умерла, и отпустить меня, а присутствие моей души в их жизни не должно этому помешать, потому что иначе это все может привести к не очень приятным последствиям.
   В самом начале моего обучения Петр рассказал мне одну историю об ангеле-хранителе, которая произошла много лет назад.
   Однажды из мира живых ушел один парень. После смерти он стал ангелом. Только не таким, как я, а скрытым. Его подопечная, коей оказалась его младшая сестра, не знала, что ее умерший брат следил за ней и очень часто помогал, и выручал из неприятностей. При жизни ангел очень любил младшую сестру, и ему было очень тяжело скрываться от нее после смерти и не показываться. И в один момент он не сдержался. Ангел проявился и обо всем рассказал своей сестре. Та восприняла открытие крайне нервно... Сначала девушка подумала, что сошла с ума, и у нее начались галлюцинации, но вскоре она все же приняла то, что ее брат стал ангелом-хранителем. Почти. Через месяц она покончила с собой. Не смогла свыкнуться со смертью брата и отпустить его, и перерезала себе вены. Правда, было у этой истории очень хорошее продолжение. Апостол пожалел две души, и, когда они переродились в новые тела, то снова стали братом и сестрой. Вот такая вот грустная сказка, но со счастливым концом, приключилась с двумя душами. Вот только я не хочу, чтобы мои близкие вскрывали свои вены, потому буду стараться себя не выдавать.
   ГЛАВА 3
  
   Прошло уже три недели, как я умерла, и две, как Вадим узнал о том, что у него появился ангел-хранитель, который не только будет охранять его физическую оболочку, но и будет очень помогать в учебе и в подготовке к экзаменам. Мы оба начали потихоньку привыкать к тому, что я умерла, и что я теперь буду рядом с ним столько, сколько сама захочу.
   Он уже спокойно общался со мной, спрашивал, как и что делать, если не получалось, иногда я сама, чтобы было чем заняться, объясняла ему какую-либо тему. Также я очень часто уходила в бесконечность, где тренировалась, опустошая свой резерв. Еще были занятия с Петром, на которых он мне объяснял, как пользоваться свей энергией, как ее надо рассчитывать, чтобы не исчерпать себя, ибо тогда душа моя выгорит, и все, меня больше не будет вообще.
   -Лиз, слушай, а как эту систему решить? - Вадим задумчиво почесал затылок.
   Улыбку я сдержать не смогла.
   -Я просто поражаюсь! Ты спокойно решаешь сложнейшие задачи, а с такими простыми справиться не можешь. Смотри, здесь удобнее методом подстановки решать, - начала я объяснять элементарное, - Выделяешь икс и подставляешь его значение во вторую функцию. Получаем игрек. Вот, молодец, - похвалила парня, - правильно. Вот и ответ, - я снова улыбнулась.
   -И правда просто, - усмехнулся он, - Спасибо, - от его взгляда я даже смутилась, но этого не показала.
   Он откинулся на спинку стула и уставился на меня.
   -Что?
   -Лиз, кто это сделал? - опять завел он свою шарманку.
   -Человек, - ответила я, причем честно ответила, - Ладно, ну, вот скажу я тебе, и что ты будешь делать? Придешь к моей семье и назовешь его имя? Тебе никто не поверит. Доказательств нет!
   -Лиз, пожалуйста! - не унимался он.
   Я промолчала. Просто взяла и исчезла. Мне не хотелось говорить на эту тему, хотелось забыть, но, увы, это было невозможно.
   ***
   Сегодня я впервые после смерти наведаюсь в школу, где я училась при жизни. Эти визиты я отчаянно избегала, но у Вадима должен был состояться один очень важный экзамен, перед которым он очень волновался и потому просил, чтобы я пошла с ним. Я согласилась, хотя все мое существо этому сопротивлялось. И главной тому причиной была моя лучшая подруга.
   Юля учится в том же классе, в котором учится и Вадим, и в котором училась я. Но встречаться с ней мне не хотелось совершенно. Я очень боялась, что не сдержусь и покажусь, а этого мне ой, как не хотелось!
   Несмотря на всю ту панику, что исходила от моего подопечного, с заданием он справился сам, без моей помощи. А я в это время психовала. Тихо, беззвучно и исчезнув. Я старалась не смотреть на подругу и на него, того, что ничего не делал. В последний раз я его видела тогда, когда они с Вадиком хотели разбить окно кабинета химии. Только воспоминание о том, что это именно Дима убил меня, бесило.
   И все-таки я не выдержала - сбежала в бесконечность, где прошла успокоительную терапию в виде практики по увеличению резерва, которой меня научил апостол. Тренировка помогла мне успокоиться, и к Вадиму, который уже был дома, я вернулась в совершенно нормальном состоянии.
   -Ты где была? - подскочил парень, как только увидел меня.
   Я пожала плечами и, улыбнувшись, спросила:
   -Никаких непредвиденных сложностей с тестом не было? - Вадим отрицательно покачал головой, - Ну, вот и отлично! Я всего на минуту, мне надо пропасть часика на три. Без меня никаких глупостей прошу не творить, я за тебя отвечаю.
   Я действительно пришла всего на десять минут, чтобы проведать Вадима. Сейчас же мне надо было идти на тренировку к Петру. Я хоть и тренировалась сама, но это обстоятельство не отменяет той тренировки, что назначил мне апостол. Потому пришлось оставить своего подопечного одного и уйти.
  
   Вадим
  
   Зазвонил телефон. На экране мобильника черным по белому высветилось знакомое мне имя. И хоть Лиза и не поощряет моего с ним общения, я ответил.
   -Здарова! - услышал я веселый голос в трубке.
   -Привет, - ответил я.
   -Слушай, а ты не хочешь прошвырнуться, а? У нас тут вечеринка незапланированная началась, предлагаю присоединиться! Будет круто! - сообщил мне Дима заплетающимся языком.
   -Что-то настроения нет, - связываться мне с ним, наверное, все-таки не стоит. Мне и уже нажитых из-за общения с ним проблем хватало, не хватало еще и новых себе найти.
   -Да ладна ты! Не трусь! Все будет ОК! Или тебе мамочка не разрешает? - он загоготал.
   -Если ты все сказал, то пока, - зашипел я
   -Ладно, ладно, не обижайся! Я тебе обещаю, что все будет хорошо, тебе ж пора развеяться!
   Хм... В принципе, я думаю, что ничего не случится.
   -Хорошо, жди, скоро буду, только я приду ненадолго, - Лизе лучше об этом не знать.
   ***
   Дома у Димы было очень шумно и многолюдно. Я знал почти всех, ведь больше половины присутствующих учились в моей школе. Правда наши с ними отношения не всегда были дружескими, хоть и врагами мы не были.
   Вечеринку Дима решил устроить по поводу отъезда его родителей на дачу. На празднике был и алкоголь, который достали старшеклассники, и насвай, который даже девятикласснику достать труда не составит, а особенно Диме, который постоянно закидывался этой дрянью. Также там было полно девчонок. В основном, они приходили с кем-то. Кого-то подружка притащила, а кто-то приходил и с парнями - друзьями Димана. На меня мало кто обращал внимание. В основном те, с кем я учился.
   Музыка играла на полную. Сначала меня не тянуло танцевать, но после того, как в меня чуть ли ни насильно влили несколько банок пива, я легко втянулся в толпу веселящейся молодежи.
   Все случилось неожиданно. Сначала я почувствовал материю ткани, которая скрывала чью-то, как я узнал позже, пятую точку, потом не слишком сильную боль от пощечины, и уже тогда я увидел надвигающегося на меня амбала. Было страшно. Уверения в то, что я не хотел себе проблем и вообще не знаю, как так получилось, не помогли. И когда я уже зажмурился, ожидая удара, а кулак парня направился к моему лицу, случилось чудо. Опять. Хотя и от этого чуда мне потом тоже досталось, правда это было уже не так страшно.
  
   Лиза
  
   Ничего не предвещало проблем. Я возвращалась из бесконечности, бесконечно довольная собой. Сегодня у меня получилось то, над чем я работала уже несколько дней. Освоить этот трюк было крайне важно, так как именно этот способ наносил очень большой воспитательный эффект. И если бы на Вадима напали, я смогла бы спасти своего подопечного, не причиняя вреда нападавшему. Главным элементом была неожиданность, ибо я не думаю, что кто-нибудь может ожидать появления призрака, при этом призрак, по идее, должен выглядеть ну о-о-очень устрашающе. Красные глаза, рога, жуткий хвост и синие волосы, которые хоть и были не в тему, но выглядели офигенно - это был тот образ, который я создала себе сама. Каждый ангел-хранитель создавал себе свой образ. На все была воля автора. И тут, ко всему прочему, было исполнение моей мечты - те самые синие волосы, о которых я мечтала всю свою жизнь.
   Но как же он не мог не вляпаться в очередные неприятности?! Вадим в этом деле - мастер! Никто так больше не умеет! Не застав его дома, осознание пришло само собой. Он опять куда-то влип. Ну как же иначе? Пришлось его искать. Благо, это сделать было не так уж и трудно. Пустив поисковой шарик, направилась за ним, размышляя, куда он меня приведёт. Результат меня не особо удивил. Да и увиденная там картина тоже. Шарик привёл меня домой к моему убийце. Ирония судьбы, блин. Когда увидела, как какой-то парень направляется к Вадиму с явным желанием избить того, останавливать его не захотелось совершенно. Наоборот, появилось желание подбодрить его, чтобы этот идиот в следующий раз знал, в какие неприятности он может влипнуть, если и дальше будет себя так вести. Но все равно мне пришлось его спасать. И заодно я опробовала свои новые способности на практике.
   Парень успел только занести руку для удара. Большего, к счастью Вадима, я ему сделать не дала - отшвырнула амбала к стене. Послышались девчачьи визги и громкий вскрик парня, на которого Мое Страшнейшее Величество направлялось в жутком образе голубоволосого чертика. Вадим быстро смекнул, что монстр сейчас не на него нападать собрался, и, подняв свою тушку с пола, смылся. А вообще, я ни на кого сейчас нападать не собиралась. Я ангел-хранитель, а не убийца, в отличие от некоторых находящихся в этой комнате. Потому, подойдя к парню, исчезла. Сразу же приняла свой обычный вид и отправилась вслед за Вадимом. Ну ничего! Я ему устрою разбор полетов! Будет знать, как своей и так короткой жизнью рисковать! Слов у меня приличных для него нет!
   Всю дорогу до дома я его игнорировала. Все попытки извиниться прерывала своим категоричным "Молчи!". Правда ему моё "Молчи!" не особо мешало, потому он периодически пытался со мной заговорить. Впрочем, мне его попытки тоже не мешали. Зато дома я оторвалась по полной!
   -Ты вообще инстинкт самосохранения имеешь?! - крикнула я, как только хлопнула дверь его комнаты, - Нет, ну, ладно ты пошёл на эту вечеринку, ладно! Но пить зачем надо было? А лапать эту курицу? - признаюсь, это меня тоже обидело. Ведь эмоции и чувства - единственное, что осталось у меня от жизни, а он и это смог сделать негативным, - А на проблемы нарываться? Тебе жить надоело?! Ты бы ещё и наркотой закинулся бы!
   -Я не хотел её лапать. Это вышло случайно.
   -Случайно? - крикнула я ещё громче.
   Вадим покраснел и уставился в пол, а я все не унималась:
   -А если бы тебе твою морду разбили? А если бы я подумала, что ты, не смотря на то, что на улице уже темно, гулять пошёл, и не стала бы тебя искать? Что, если бы тебя просто убили и прикопали бы где-нибудь под кустом? - каждое моё слово становилось все тише и тише, - Посмотри на меня, Вадим. Меня убили. Я лишилась жизни, меня оторвали от моих родных, я не чувствую ничего кроме эмоций, а ты так просто пошёл к этому уроду. Хватит. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на подобные гулянки, где тебе могут в два счета набить морду. Даже без повода. Только потому, что это "круто". Пожалей себя, Вадим.
   -Лиз, прости меня, а? - начал подлизываться парень.
   -Да ну тебя, - сказала ему и исчезла. Пусть без меня поживет, может, совесть проснётся.
   ГЛАВА 4
  
   Лиза
  
   Дни шли быстро и как-то однообразно. Хотя и бывали интересные случаи. Вадим ходил в школу, я тоже посещала это заведение, но редко. В классе появилась новая девочка. Даша. Истинно рыжая "красотка", которая крутила задом перед парнями всей школы. И если кто-то об этом и не догадывался, то я, будучи призраком любопытным и ревнивым, за новой особой понаблюдала. На свидания она бегала часто, я бы даже сказала, что слишком часто. Каждому говорила, что любит, и что он самый-самый и единственный в её сердце. Никогда не понимала таких людей. Зачем с детства становиться шалавами (тут автор искренне извиняется за подобные выражения!) и пытаться закрутить отношения (если можно это все вообще назвать отношениями) со всеми подряд? Что из таких вообще вырастет? Какой пример они подадут своим детям? Чему они их научат? Как правильно целоваться? Или как размножаться? Какими тогда вообще станут люди в нашем и так очень пошлом и развратном мире? К чему придёт наше общество? И что больше всего мне не понравилось в Даше, так это то, что активнее всего она пыталась привлечь внимание Вадима! Несмотря на то, что он при жизни обошёлся со мной не очень хорошо, чувства просто не смогли уйти из моей души. Именно поэтому я тогда взъелась, когда увидела, как он лапал ту девушку на вечеринке, и меня очень бесило внимание Даши к нему. А обиженный призрак может стать опасным призраком. А опасный призрак - это очень и очень плохо и опасно.
   Что меня радовало, так это то, что с Димой Вадим общаться перестал. И теперь я не так сильно переживала из-за того, что он попадёт в неприятности. Да и на Дашу мой подопечный не обращал почти внимания.
   Ещё я не удержалась и все-таки посмотрела, как живут моя семья и Юля. И вот тут меня ждал сюрприз. Мои брат и подруга начали встречаться! Причём в тайне от остальных! Мотивов скрытия их отношений я не нашла, потому сделала вывод: так интересней и романтичней! А застала их, когда Даня ушёл, сказав родителям, что идёт гулять с друзьями, но на самом деле отправился в домик на дереве, который он построил с друзьями в детстве, а потом они его забросили. В этом же домике его и ждала Юля.
   Родители, к счастью, начали улыбаться. Я была очень счастлива за них, ведь горе - пустая трата времени, которая, ко всему прочему, убивает человека изнутри. С радостью восприняла беременность мамы, которая, к счастью, протекала без проблем. И через шесть месяцев у родителей должна была родиться дочь, а у моего брата сестра, о чем мне любопытной в виде исключения поведал апостол, который помогал мне развивать резерв и учил меня новым приемам, которые помогут мне в случае чего. Так и прошли два месяца после моей смерти. Столько же осталось до экзаменов, которые должны были состояться в конце девятого класса. На их подготовку я и планировала потратить следующие несколько месяцев. Сдавать ему надо будет пять экзаменов. Русский язык и математика обязательно, и надо будет выбрать ещё три предмета. Впрочем, он уже выбрал, осталось только подготовиться. Выбрал он, конечно, не самые легкие предметы: физику, биологию и химию, так как именно этот перечень экзаменов нужно было сдать, чтобы поступить в медицинский на ветеринара.
   Вадим питал самую нежную любовь к животным, что частенько заставляло меня ревновать. Потому что если он увидит на улице бездомного котёнка, то точно притащит его домой и про меня забудет напрочь. Так и было и до моей смерти, и после моей смерти. И если во время моей жизни он ещё и обращал на меня внимание, то сейчас, когда у меня не было возможности что-нибудь принести и подать, кое-кто забывал про меня, и мне казалось, что меня ну просто не существует, или я стала прозрачной, и он меня видеть перестал.
   К счастью, дома он всех этих животных не держал. Накормив, искупав, обогрев и причесав звереныша, он быстро находил ему хозяина: в интернете или среди своих знакомых, неважно. И вот эта любовь к животным, сострадание, его помощь к братьям нашим меньшим и делала его человеком, а не придурком, которого только и делают, что боятся или ненавидят, ну, или над которым смеются.
   И вот в один момент и произошел тот случай, о котором можно рассказать своим детям, и они бы гордились своим родителем...
  Весна была во всей своей красе. На дорогах лужи, не до конца растаявший снег лежал, поблескивая на солнце. Птицы пели и чирикали. Погода стояла приятная, хотелось петь и танцевать. Вадим возвращался домой после уроков. В тот день я была с ним весь день, потому произошедшую ситуацию узрела воочию. От школы до дома моего подопечного идти было десять минут. И вот напротив его дома находились гаражи, такие старые, железные, обшарпанные, незаконные. И один из них принадлежал одному старику. Он был лютым ненавистником животных и собак в особенности. Он постоянно делал какие-нибудь гадости, из-за которых они с Вадимом часто ругались. Но ему, Вадиму в смысле, повезло. Отец его всегда защищал сына, когда старик начинал ругаться и, как говорят некоторые личности, наезжать. Часто мужчина начинал жаловаться на него соседкам. Совсем ведь молодежь распустилась! Ни во что старших не ставят! И всегда в пример приводил Вадима. Старушки не обращали на своего надоедливого соседа никакого внимания, когда он начинал свои жалобы, и только укорительно улыбались.
   Но в тот день мужчина перешёл все границы...
   Услышав тихий скулёж, голова сама повернулась в сторону того самого гаража, который принадлежал Василию Иванычу. И тогда мы увидели просто кошмарную картину. Как оказалось, скулил маленький щенок, который появился на свет совсем недавно, всего месяца полтора назад. Не знаю, как ему удалось спрятаться, но несколько дней назад во двор приезжали люди из государственного приюта для животных и отловили двух взрослых собак и трёх щенков. А вот четвёртого, к счастью, поймать не удалось. И вот этот щенок и жался в угол, который образовывали гаражи. А на него направлялся Василий Иваныч с травматом в руках. Щенок явно чувствовал исходящую от старика опасность, но сделать ничего не мог. Вадим, как только увидел эту картину, сразу рванул в сторону ополоумевшего соседа с целью сбить того с ног. Я за ним, но помочь мало чем могла. Никого поблизости, к сожалению, не было. Уже было поздно. Бабульки в это время на лавочках не сидят, а остальные в это время, по-видимому, уже ужинали. Увы, но старик увидел Вадима, и к тому же он оказался на редкость юрким, потому ему удалось увернуться от летевшего на него парня.
   -Ах ты мелкий оборванец! - взвыл дед.
   Глаза Вадима горели гневом и ненавистью. Ну вот как можно быть таким гадом, чтобы мучить животных?! Тем более таких маленьких и беззащитных!
   Неожиданно поймала на себе чужой взгляд. Умный, понимающий. На меня смотрел тот самый щенок. Неужели он видит меня? Но это же невозможно! Хотя чего это я? Почему бы ему меня и не видеть? Мало ли... Но все равно не верится.
   -Иди сюда, лапа, - ласково позвала щенка, краем глаза наблюдая за тем, как Вадим пытается успокоить старика. Старик, к слову, не сдавался. Угрожал моему подопечному, что заставляло меня нервничать и быть готовой в любой момент превратиться в голубоволосого чертика. Но сейчас важно было спасти щенка, увести его от старого маразматика подальше, чтобы тот не смог ему ничего сделать. Иначе Вадиму мне не помочь. Он не успокоится, пока не узнает, что щенку больше ничего не угрожает.
   -Иди сюда, сладенький, - продолжила звать маленького зверька.
   Неожиданно он откликнулся. Неуверенно начал ползти, прижимаясь к земле и пытаясь не привлекать к себе источник опасности.
   -Умница. Иди ко мне, - и уже своему подопечному, - Вадим, он видит меня.
   Парень незаметно кивнул.
   -Куда?! - снова взвизгнул Василий Иваныч и направил прицел травмата на щенка.
   Это и было его ошибкой, надеюсь, что ошибкой всей жизни. Вадим в одно мгновение повалил старика на землю. Тот же успокаиваться решительно не хотел. Начал брыкаться и попытался выстрелить уже в парня. Но один несильный, но все-таки удар в нос его боевой запал поубавил.
   Послышался голос отца Вадима, который увидел своего сына, бьющего старика. И если сначала он подумал, что его сын решил просто-напросто избить мужчину, то двумя секундами позже он заметил и щенка, и травмат. Следом за отцом моего подопечного на помощь Вадиму подоспел один из соседей, который жил на той же лестничной клетке, что и старик. И этот сосед тоже был изрядно затерроризирован соседом, так как в квартире у него жила собака, которая, по мнению Василия Иваныча, слишком громко гавкала. Сергей Дмитриевич, как звали папу Вадима, помог сыну подняться и, забрав пистолет, поднял с земли своего выжившего из ума соседа. Щенок же сейчас сидел около меня и пытался унюхать... Ну, меня, наверное. Глупый, призраки ведь не имеют запаха.
   Вадим уже отряхнулся. Парень был спокоен и смотрел на меня, правда, если кто на него бы и взглянул, то для них он смотрел на щенка.
   Наконец, он отмер и, повернув голову, спросил у своего отца, который только что убрал телефон в карман:
   -Пап, а можно щенка себе забрать? - и уточнил, - Насовсем.
   -Если мама разрешит, то пожалуйста. Кстати, полицию я вызвал, скоро приедет.
   -Спасибо, - Вадим улыбнулся и направился к щенку с явным желанием взять того на руки.
   Животное не сопротивлялось и, как только Вадим своё желание удовлетворил, игриво лизнуло парня в щеку.
   Зависть. Именно это чувство посетило меня в тот момент. Мне хотелось тоже почувствовать хоть что-то, пощупать что-то материальное, хотелось ощутить дождь, солнце, снег, град - все и сразу. Хотелось заплакать, в конце концов. Хотелось до отчаянного визга. Но это было невозможно, поэтому пришлось запихнуть свои эмоции куда подальше и сделать вид, что зависти будто и не было, будто все хорошо, будто мне легко быть мертвой. Жаль, что это была ложь.
   ГЛАВА 5
  
   Лиза
  
   Да, раньше я говорила, что наблюдать за родными не буду, потому что боялась сорваться и показаться им, чего делать категорически нельзя, но не смогла, не сдержалась! Правда, при этом я четко осознавала, что не покажусь, дело ограничится только наблюдением. Ибо я не хотела, не желала мешать им жить, но и бросить их, уйти совсем тоже не могла. Моя привязанность к семье была слишком большой, я любила их во время жизни и продолжала любить после смерти, и эта любовь была путеводной ниточкой, которая соединяла наши души, делала их неразлучными всегда. И я поддавалась своей привязанности: часто, когда не нужна была Вадиму, или занятий с апостолом назначено не было, проверяла, как идут дела у родителей, брата, Юли.
   Как оказалось, брат часто приходил на крышу. Да-да, ту самую, откуда меня скинул Дима. Иногда он просто сидел и смотрел на небо, а иногда разговаривал со мной. Он верил, что я рядом, верил, что наблюдаю за ним, и это была еще одна причина держаться. Держаться, чтобы не сломаться и не переродиться. Чтобы не дать полную волю эмоциям над своим разумом.
   И, честно говоря, то, что про меня не забыли, что меня помнят, очень льстило и придавало сил для того, чтобы жить! Да, жить! Жить после смерти! И, клянусь, ничто не могло мне помешать это делать! Я жила несмотря ни на что! Училась, наблюдала за повседневной и такой привычной жизнью других людей и жила сама, жила эмоциями. Мне даже иногда удавалось ненадолго забыть трудности этой самой жизни. Забыть, что я не такая, как они, что я умерла.
   В один из вечеров, когда Данил сидел на крыше и опять разговаривал со мной, рассказывал о новостях, произошедших в его жизни (мне, к слову, единственной доверили тайну их отношений с Юлей), а я ему отвечала, чего, правда, он не слышал, я заметила одну очень интересную вещицу. Сначала мое сознание отметило, что это что-то там лежит, причем уже достаточно долгое время, а потом я эту вещицу рассмотрела поподробней. Оказалось, что это ни что иное, как брелок. Причем именной. Причем этот брелок я видела уже не единожды. Угадайте, у кого? Правильно, у Димы! Похоже, то, чем он так дорожил, потерялось как раз в тот момент, когда он скидывал меня с крыши.
   Сначала я решила на этот брелок не обращать никакого внимания, ну, а потом подумала, почему бы и не подсказать моему брату личность убийцы? Ведь, если Даня приходит сюда, чтобы пообщаться со мной, то и, я очень на это надеюсь, он не удивится, когда одна маленькая вещица прилетит прямо к нему в руки, причем вещица именная. Тем более я же не сама покажусь, а только воспользуюсь своей силой и не больше. Это же не полноценное общение. Да и семье моей жить легче будет, если они все-таки узнают и накажут преступника. Интересно, почему эта мысль возникла в моей голове только сейчас?
   Наверное потому, что мне самой требовалось смириться с тем, что я мертва, привыкнуть к этому. Осознать. А вот теперь, когда осознание пришло, когда я научилась контролировать свои эмоции, мысль, что можно помочь живым (людям, в смысле) найти убийцу, и пришла. Хотя в самом начале Вадим спрашивал, кто скинул меня с крыши, и отвечать я отказалась. Да и сейчас я, если бы он спросил, не ответила бы, ибо, если он заявится к моим родным с такими знаниями, это будет, как минимум странно. И опасно. Поэтому давать об этом знать надо брату. Так будет надежнее и правильнее. Надеюсь.
   С этими мыслями я и воспользовалась очень легким трюком, которому меня научил апостол еще в самом начале нашего знакомства. Правда тогда я могла перемещать только маленькие и легкие вещи, так как резерв силы только начинал расти, а вот уже сейчас я могла поднимать более объемные и тяжелые предметы. Хотя перенести брелок было изначально для меня не самым трудным делом.
   Брат... он удивился. Хотя кто бы ни удивился, если бы вещи летать начали сами? Да еще и в лоб. Да, грешна, баловалась, но я хотя брата и любила всегда, и он меня любил тоже, частенько друг над другом мы издевались. Несильно, но все же. Вот мои старые кровожадные наклонности и проснулись.
   -Кто здесь? - спросил он, хмуро оглядываясь.
   -Я, - честно ответила.
   Такие ответы уже вошли у меня в привычку, потому ответила на автомате, не задумываясь. Жаль, что он меня не слышал.
   -Это я, - повторила уже более осознанно, но меня все равно слышно не было.
   Наконец-то Даня обратил внимание и на брелок. Ну, давай же, думай. Ты же знаешь, ЧЬЯ это вещь, ты же такой же хотел. Но мыслительный процесс если и шел, то очень медленно. И потому я не выдержала: брелок снова полетел брату в лоб, как яблоко на голову Ньютона.
   -Черт! - неосознанно выругался он, но потом мысль, похоже, все же дошла до него, и он тупо уставился на игрушку на подвеске.
   Следующие его слова я не услышала, а скорее прочитала по губам:
   -Лиза?
   Данил начал озираться, пытаясь высмотреть меня (ну, я так думаю, что меня).
   -Лиза?! - позвал он уже громче.
   В этот момент я начала чувствовать себя... странно. Хотя я уже чувствовала себя так раньше, это было нечто похожее на зависть вперемешку с каким-то другим чувством. И это чувство, как бы это ни было странно, было чуть ли не осязаемым. При жизни такое вряд ли удастся ощутить. Это только привилегия мертвых. А, может, наказание? Да, это все-таки больше похоже на наказание. Плата за память? Типа, ты все помнишь, можешь общаться с другими, помогать им, но при этом ты не можешь к ним прикоснуться, ничего ощутить, это твое проклятие! Смешно.
   Брат, за время моего мыслительного процесса, уже, похоже, додумал, что к чему. Надеюсь, он пришел или придет позже к правильному выводу. Я очень на это надеюсь. В этот момент я поняла, что мне уже пора в Бесконечность, где назначил мне занятие апостол. Потому брата я решила пока оставить одного. Да и не он мой подопечный, как бы от того же Петра мне не схлопотать взбучку, что не своими делами занимаюсь. Но, надеюсь, он поймет.
   ***
   Про то, что я стала уделять меньше времени Вадиму, апостол ничего не сказал, из чего я сделала вывод, что мои посещения к семье - не есть нечто запретное. Это меня, честно говоря, обрадовало, так что улыбка с моего призрачного лица уходить не желала. Правда, был и один не очень приятный момент - мой призрачный наставник решил завести разговор про то, как трудно быть призраком и каковы мои планы на дальнейшее время. Что мне было непонятно, почему он решил поговорить на тему трудной призрачной жизни только сейчас, когда прошло уже несколько месяцев. Но ответ нашёлся быстро.
   -Были проблемы, забыл совсем, а отменять разговор нельзя, - пояснил Пётр.
   А что касалось планов, так с ними определилась я уже давно: пока я могу чем-то помочь Вадиму, я буду ему помогать, даже если он сам того не захочет. И это ещё около половины года. Возможно, меньше. Но почему-то мне кажется, что и после сдачи экзаменов я буду рядом с ним, не захочу расставаться со своими воспоминаниями.
   Вернувшись домой, застала спящих Вадима и Тявку. Щенок, которого Вадим спас от своего соседа-животноненавистника, очень быстро стал частью привычной повседневной жизни и частью семьи моего подопечного. Несмотря на то что Вадим очень любит и всегда любил животных, в его доме их никогда не водилось, они были лишь временными гостями, которым помогали и которым после находили новых хозяев и новые дома. И тут в их жизни появился Тявка. Маленький и беззащитный щенок, при одном только взгляде на которого от умиления сжималось сердце (у живых). Его живые зеленые глаза источали такой умный, понимающий, добрый и пронзительный взгляд, что невольно в голову приходило осознание, что нет в мире лучше существа. Его шерсть была чёрной, но на ней все-таки изредка проскальзывали белые пятна. И несмотря на то, что окраска его жизненной оболочки была тёмной, душа его была светла и невинна, как у младенца, не успевшего нагрешить. И я была счастлива, что они нашли друг друга. Тявка нашёл себе любящих хозяев, а семья Вадима такого преданного друга.
   И все же как мне повезло, что жизнь после смерти существует. И она намного чище и добрее, чем жизнь среди людей, где тебя видят все, не зависимо от того, хочешь ты того или нет. При мысли о том, чтобы все забыть, чтобы переродиться в другом теле, тоска накатывала на меня с головой. Я не хотела, не желала расставаться с прошлым, в котором были как радостные, так и грустные моменты. На то оно и прошлое, чтобы быть разношерстным ковриком, а не монотонным полотном, где преобладают лишь однотипные краски. И, несмотря на все трудности, которые могут выпасть призраку, счастье может найти меня и после моей смерти, и до моего перерождения в новом теле с новой памятью, с чистой совестью, с новыми знакомствами. Надо всего лишь жить. Да, вы не ослышались, жить после смерти. Забавно вам, да? Мне тоже. Но я верю в то, что в добром и чистом мире можно найти свое счастье. Особенно, когда ты делаешь хорошее дело - помогаешь людям, делаешь другие жизни лучше, красочнее и немножко безбашеннее. Ведь невозможно жить спокойно, когда у тебя есть ангел-хранитель-призрак.
   Жизнь прекрасна. Прекрасна даже после смерти. Помните об этом всегда!
   ГЛАВА 6
  
   Лиза
  
   -Так, умница, - тихо, чтобы меня не сбить, но подбодрить, похвалил апостол.
   Я уже битый час пыталась освоить новый трюк - материализацию. Да, я училась приобретать твердую, ощущаемую, но очень энергозатратную оболочку. И потихоньку у меня начинало получаться, нить осязаемости, которую мне так требовалось поймать, постоянно ускользала, хотя казалось, что вот сейчас, сейчас у меня все получится, и я смогу, я сделаю это, смогу стать осязаемой! И хотя это ощущение сопровождало меня уже пятый урок, каждый из которых продолжался около нескольких часов времени, у меня ничего не получалось. Эта невидимая, но ощутимая на энергетическом уровне нить постоянно ускользала из моих призрачных рук, она ни в какую не хотела попадаться!
   Нить - это ключ. Об этом Петр рассказал уже достаточно давно, почти сразу после моей смерти. Чтобы сделать какое-либо действие, для которого требуется энергия, нужно достать эту нить. Да, бывает, что сделать это не очень легко, но это надо сделать. Чем больше тратится энергии и сил на использование любого заклинания, тем тоньше и неуловимее нить - это закон. Этакая, я бы сказала, подлость, которая очень мешает. И вот материализация - один из тех случаев, когда, как мне кажется, поймать эту дурацкую нить почти невозможно. Но надо!
   Ладно! Спокойствие и только спокойствие! Ведь чем больше я буду нервничать, тем больше буду беситься, а чем больше я буду беситься, тем меньше и хуже у меня будет получаться! А мне надо это освоить! Надо, чтобы, в случае чего, я могла хоть чем-нибудь помочь Вадиму! Я должна стать хорошим ангелом-хранителем и никак иначе, и для этого мне нужно поймать эту нить! Ладно хоть, что в бесконечности можно было тренироваться, не опустошая своего резерва. Ведь эта самая бесконечность просто набита энергией, она состоит из нескончаемого потока энергии, и это обстоятельство всегда очень помогало всем ангелам-хранителям.
  Когда вернулась к Вадиму, заметила, что тот смотрит нам меня несколько странно и... обеспокоенно, что ли. Он как раз собирался в школу, а мне было предначертано опять идти с ним. Этот параноик сказал, что мое присутствие ему на всех важных итоговых работах помогает, а им как раз назначили на сегодня написание сочинения. Формат почти как на экзаменах после девятого класса, только в этот раз они будут пробовать, готовиться. Потому-то меня и принудили к этому маленькому путешествию в мое прошлое. Я ведь там полжизни провела. Радует хотя бы тот факт, что сейчас я уже спокойней отношусь и к Юле, и к Диме. Раньше постоянно хотелось показаться подруге, а своего убийцу хотелось, как ни странно, убить. Угу, придушить где-нибудь в темном закоулке. Я прям представляю, как он возвращается домой из школы, поворачивает за угол дома, заходит в подъезд, поднимается по лестнице и встречает там меня. Я материализуюсь, беру веревку и начинаю его душить, не обращая внимания на его вопли о помощи. Радостная улыбка сразу наползла на мое лицо, а настроение поднялось. Правда, взгляды Вадима стали более удивленными. Хотя, а чего он хотел? Я призрак или кто? Призраки, как и люди, не бывают полностью адекватными!
  В школе было ожидаемо шумно, вокруг все суетились, куда-то шли, разговаривали, подростки переобувались, снимали куртки, которые, несмотря на уже начавшееся потепление, еще были нужны. В толпе заметила знакомые лица, которые я видела почти ежедневно на протяжении целых восьми лет, и сердце кольнула тоска, которая никак не могла пройти до конца. Так же приметила в толпе Рыжую, как я прозвала Дашу, она приветливо улыбнулась Вадиму и, подмигнув, направилась к нему.
  -Привет.
  -Привет, - Вадиму, похоже, на девушку было вообще плевать, и именно этот факт успокоил немного разозлившуюся меня.
  Да, я злилась! И даже не понимала, почему! Хотя, вру! Меня бесил тот факт, что она нацелилась на моего подопечного. И Вадим, как бы я не пыталась скрыть свои эмоции, это заметил и улыбнулся. А Рыжая, похоже, приняла этот факт на свой счет. Фиг ей, обойдется!
  -Может, уже пойдем, а? Скоро уже звонок будет,- стараясь казаться безразличной, спросила у Вадима.
  Тот незаметно пожал плечами.
  В коридор зашла Юля, и ее взгляд упал на Вадима и Рыжую, на лицо подруги тут же тут же скользнула гримаса отвращения. Это ее обычная реакция на него. Ведь несмотря на то что вся моя семья уверена, что меня с той крыши столкнули, у всех все равно есть сомнения в этом. Они не знают наверняка, что тогда случилось. Об этом не знает никто, кроме меня, моего убийцы и высших сил. И если бы это было все-таки самоубийством, то причина, последовавшая этому самоубийству, могла быть только одна - обман Вадима. Ведь он просто тогда воспользовался мной. И, как минимум, за это мои близкие могут винить Вадима, за то, что он сделал мне больно.
  -Слушай, а почему она тебя так не любит? Уже давно заметила, как она кривится при виде тебя, - подала голос Даша.
  -Долгая история, и ответить на этот вопрос могу не только я. Да и нам идти пора, - перевел он тему на более безопасную.
  Все те несколько часов, что он писал сочинение, мне было откровенно скучно. Я перемещалась по кабинету, читала банальные тексты своих бывших одноклассников и скучала. Ну, еще иногда помогала Вадиму. Он писал вопрос на листочке, а я отвечала. И произошел с нами всего один интересный случай, который вновь повысил мне настроение, и который-таки как раз касался моей Вадиму помощи.
  По классу кроме меня также перемещалась учительница русского языка и литературы Ольга Николаевна, которая следила за учениками. Хорошая женщина и хороший учитель. У нее преподавательский дар от Бога. И вот она и приметила те вопросы, которые Вадим писал на листочке, так как вслух говорить было нельзя.
  -Это что еще такое? - строго спросила она, читая те самые вопросы.
  -Эмм... - не нашелся с ответом мой подопечный, но потом его фантазия заработала, - Просто я иногда забываю, как пишется то или иное слово, и чтобы вспомнить, пишу его на черновике.
  Ольга Николаевна скептически посмотрела на своего ученика, но подозрительно прищурившись, сделала вид, что поверила. В принципе, в классе стоит идеальная тишина, и на листке, кроме Вадима, никто не писал, так что обвинять его не в чем.
  -Еще пять минут, - с облегчением сказала я.
  Вадим уже давно все закончил, и он сидел и проверял, высматривал ошибки, которых, вроде как, почти не было.
  Наконец-то сказали сдавать работы, и поток подростков потянулся к выходу. А вот когда мы спустились на первый этаж, Вадима, как, впрочем, и меня, там ждал сюрприз. Данил стоял, облокотившись о стену и явно кого-то ждал. Как оказалось позже, моего подопечного. Увидев парня, брат оторвался от стены, подобрался и, собрав все свое самообладание, направился к нам.
  Вадим бросил удивленный взгляд на меня, я недоуменно пожала плечами и уставилась на приближающегося Даню.
  -Привет, - коротко бросил брат.
  -Привет, - мой бывший выглядел пришибленным, - Ты что-то хотел?
  Даня кивнул и достал брелок. Угу, тот самый, который два раза прилетел ему в лоб с моей легкой подачи.
  -Ты знаешь, чье это? - он взглядом указал на брелок.
  -Знаю, - ну да, у него память получше, чем у некоторых. А, может, не надо было в лоб кидать, а куда-нибудь в более безопасное место? - Это Варкина Димы.
  -Это того наркомана, который учится с тобой
  -Да.
  -Любопытно, - задумчиво пробормотал брат.
  Жутко, скажу вам, наблюдать за тем, как ищут твоего убийцу.
  -А откуда это у тебя?
  Он сначала задумался, стоит ли рассказывать о своих догадках, но все же решился. Лучше бы он этого не делал. Как назло, мимо проходил Дима. Вадим не дурак, и знает он гораздо больше, чем Данил. И знаете, не ожидала, что он поступит так, как поступил, правда. Не ожидала, что он остервенело, с горящими от ненависти глазами, кинется на моего убийцу и начнет его бить. И я бы так и стояла, я бы продолжала смотреть на это, если бы хотела мстить ТАК или если бы хотела, чтобы у Вадима были потом неприятности. Потому мне пришлось собрать всю свою силу воли и сделать то, что делать раньше у меня не получалось, и то, что лучше не делать там, где столько людей. Я материализовалась. Мне, наконец-то, удалось поймать эту нить, и меня увидели все! Брат и многие, кто стоял рядом, отшатнулись, одна моя знакомая так вообще в обморок упала. Дима заорал так, будто его убивают, ну да, меня бояться стоит, особенно ему. Я же в этот момент кинулась на Вадима, и, пролежав на нем от силы пять секунд, которые показались мне вечностью блаженства, пропала с глаз долой, неожиданно провалившись сквозь своего подопечного. В коридоре воцарилась гробовая тишина. Вадим уставился на меня, а все остальные на Вадима. Я в этот момент смотрела то на брата, то на подругу, которая тоже все видела.
  -Пошли домой, не хочу больше быть здесь, - проговорила спустя минуту.
  Вадим встал с пола и под прицелами очень многих взглядов направился к выходу. В глазах подруги плескались слезы, которые искали выхода. А брат... он, кажется, понял. Может, конечно, не все, но многое. Но главное, он понял, кто меня убил. Он достиг того, чего хотел, и я очень надеялась, что на этом он и остановится. Что было дальше, я не знала, мы с Вадимом уже оказались вне стен школы, там, где никто ничего не видел.
  Я еще долго чувствовала тепло кожи Вадима, те ощущения, что испытала при падении. И лучше бы я этого не чувствовала! Лучше бы вообще не имела даже возможности материализоваться, так только хуже. Это как наркотик: попробовал один раз, а тебе хочется еще. Но достать этого негде. И еще было такое чувство, что меня сварили. Слишком много энергии потратила. На восстановление часов двенадцать уйдет, не меньше. И от этого было только паршивее.
  ГЛАВА 7
  
  Лиза
  
  С появлением Тявки у Вадима появились и новые дела, которые иногда он выполнял с некоторой неохотой. Ну да, я тоже, когда была жива, спать любила. А тут в шесть часов утра вставать надо. Поэтому-то у меня никогда собаки и не было, хотя животных я тоже очень любила и люблю. Правда, не до такого фанатизма, как некоторые. Во время всех прогулок, кроме двух, так как занятия с апостолом у меня теперь были по графику два раза в неделю, я была с ними. Так, на всякий случай. Они оба были не против моего присутствия, как мне казалось. А мы с Вадимом вообще вошли в такой ритм жизни, что нам обоим казалось, что так было всегда. Будто я всегда была его ангелом-хранителем. Ночью я наблюдала за другими людьми или приходила на ту самую крышу, где часто бывал мой брат. А вот днем я была с Вадимом. Стала чаще посещать то учебное заведение, что раньше было моим вторым домом. К моему не удивлению вся школа теперь донимала Вадима на предмет меня, пытаясь узнать то, что им знать было не дано. Все, кроме Димы, тот просто избегал моего подопечного, стараясь с ним не сталкиваться. Вадим же всегда, когда мой убийца попадался ему на глаза, смотрел так, будто хотел испепелить взглядом, стереть с лица Земли, ну, или сбросить того с крыши, как он поступил со мной. Дима же просто отводил глаза, стараясь слиться со стеной, но у него это, если честно, получалось не очень удачно, одежда, на мой взгляд, слишком яркая и кожа, как это обычно и бывает в нашем возрасте, в красную крапинку, а стена-то белая!
  И вот во время одной из утренних прогулок случилось новое приключение. Угу, я тоже, как и вы, думаю, что Вадим их магнитом притягивает. Но нет, я проверяла, магнита у него нет, я бы нашла, если что.
  Все шло как обычно: мы шли вокруг озера в парке, я рассказывала об одном из смешных случаев, который увидела сегодня ночью, и тут Тявка ни с того, ни с сего, резко рванул куда-то вперед. Да так, что Вадим поводок и выпустил. А пес, почувствовав, что преград для побега нет, собственно, и побежал. Парень тотчас погнался за ним, лавирую между людьми, которые шли через парк на работу. Я же мчалась сквозь людей, так как они меня почувствовать все равно не могли и преградой для меня не являлись.
   Чтобы понять, что же с Тявкой случилось, нам пришлось гнаться за ним до самого полотна, которое состояло из множества деревьев, а после Вадиму пришлось уже лавировать между стволами могучих великанов, мне же не было до них никакого дела. Собака остановилась только где-то метрах в ста от оживленной части парка, когда с Вадима уже ручьём лил пот. Жара, которая входила в силу, вместе с бегом сделали своё дело.
   К нашему удивлению Тявка привел нас к плетёной корзине, из которой доносились тявканье и попискивание.
  -Вот же гады, - резюмировал мой подопечный, осматривая троицу щенков, которым и недели ещё не было. Они явно были очень голодными, хорошо, что хоть не мёрзли.
   Тявка в это время обеспокоенно обнюхивал корзину, и было видно, что пёс волнуется за своих маленьких собратьев.
   Вадим ловко подхватил корзину и направился к выходу из парка, не забыв также поймать и поводок Тявки и, присев перед тем на корточки, погладить того.
  -Умница, - почёсывая за ухом, хвалил парень собаку.
  -Надо торопиться домой, щенки давно уже проголодались.
   Вадим поднялся и, кивнув, бодро пошагал вперёд.
   Дома он первым делом накормил и искупал щенков, мимоходом выяснив, кто нам попался. Два мальчика и девочка. Беленькие, маленькие и миленькие. Они, как только их оставили в покое и уложили обратно в корзину, сладко засопели, свернувшись в клубочки и уткнувшись носами друг в дружку. Ну вот кто только посмел оставить их одних на произвол судьбы? Таких нелюдей казнить надо, руки или ноги отрубать, чтобы ощущали себя беспомощными, как эти малютки. Бедняжки... Ну ничего, Вадим, я уверена, их в обиду не отдаст. Скорее всего, найдёт им новых хозяев, которые будут заботиться о них и любить.
   Любить... Интересное слово. А вот если подумать, именно она - любовь - убила меня. Если бы я не влюбилась в Вадима, то тогда он не смог бы мной воспользоваться, как бы смешно это ни звучало, я бы не пришла на ту крышу, и Дима меня не столкнул бы вниз. И если бы он меня не любил (прим. авт. - это была любовь, хоть и несколько убийственная), то не пришёл бы за мной на крышу, его бы не обидели мои слова, которые я и не произносила бы, и он не столкнул бы меня. И была бы я жива, и была бы жизнь скучна. Ведь скучно жить без любви! Скучно!
  Из этого всего нужно сделать один простой и явный вывод - любить можно и даже нужно, но аккуратно общаться с теми, кто любит тебя безответно, иначе это может стать опасно. А лучше не общаться вовсе - так надежнее.
  ***
  Жизнь продолжалась в своем размеренном и спокойном темпе. Вадим нашел щенкам хозяев, которые понравились, как им, так и нам с Вадимом. Ими оказались наши общие знакомые из параллели - ребята хорошие и надежные. Да и, в случае чего, я решила присматривать и за ними, все равно ночью часто надо себя чем-то занять, так почему бы и нет? Так что маленькие далматинчики, которых мы нашли в лесу в парке, теперь будут в безопасности и будут получать много тепла и любви, которых они, безусловно, заслуживают.
  И вот тихо и почти незаметно подошло время экзаменов, и началось просто бешеное буйство. Вадим стал проводить намного больше времени за книгами, а в последние несколько дней мне пришлось чуть ли не силой заставлять его спать, есть и не бояться. Иначе он бы просто не смог бы сделать ничего, а уснул бы прямо на экзаменах. Именно эти доводы его хоть немного, но угомонили, и он перестал себя накручивать.
  И он таки сдал эти экзамены! Сдал! А потом неделю ходил и нервничал уже по поводу результатов. И когда он, наконец-таки, увидел результаты, успокоился окончательно. Они оказались более чем хорошие, меня аж гордость за него пробила нешуточная. Юля тоже показала высокие результаты, но за подругу я не волновалась вообще, я была в ней уверена, уверена в том, что она сдаст, с самого начала, всегда. Она умница.
  Лето вступало в свое законное царствование. Жара, судя по виду живых, была нешуточная, и я даже немного порадовалась, что на физическом уровне не чувствую ничего. Хоть какой-то плюс от этой смерти! Прошло уже полгода с того дня, как меня скинули с крыши. Ровно. Стоял конец июня, и на меня напала ностальгия. Она и раньше-то посещала меня довольно-таки часто, а вот эта моя небольшая годовщина так вообще ее спровоцировала на серьезные действия. Я вспоминала все наши с братом шуточные ссоры. Когда мы спорили о всяких пустяках. И оба не хотели уступать своему "противнику", каждый хотел доказать свою точку зрения. Да, вы правы, мы оба упертые бараны. Это у нас семейное! Часто мы все-таки забивали на спор, при этом оставаясь при своем мнении, хотя иногда одному из нас все же приходилось уступать, дабы ссору не усугублять. И чаще всего это был брат. Умнее он все же, взрослее. Хотя я тоже, когда чувствовала, что грань, которую лучше не переходить, близко, уступала... Но мстила... Конечно же месть моя тоже была придурошеством: конфету последнюю умыкнуть из-под носа и все в этом духе. Правда, мне тоже потом мстили, причем самым страшным для меня способом: щекоткой! С детства ее боюсь безумно, хуже пытки, думаю, не найти.
  Так же я очень скучала по тем дням, когда я была маленькой, и Даня гулял со мной в парке. У него всегда с собой были семечки, которыми я кормила птичек, которых в парке было в избытке. А еще я любила кататься с горки. Данил всегда стоял внизу и с озорной улыбкой ждал, когда я скачусь, чтобы поймать. И вот за что ему такое наказание, как я, досталось? Шучу, конечно. Я вообще чудо и самый лучший человечек с огромным самолюбием. Жаль, что только мертвый, а то восхищаться мной больше почти некому (снова шутка, да-да).
  ГЛАВА 8
  
  Лиза
  
  Во входную дверь раздался стук, который меня несколько удивил. Родителей Вадима сейчас дома не было, а сам мой подопечный никаких гостей не ждал точно. Вадим тоже несколько удивился, но все равно его удивление никак не могло ему помешать пойти открывать дверь. А жаль, если честно... Ибо проблемы... К нам они приходят неожиданно. Вот только интересно: почему так поздно?
  За дверью оказался, как, я думаю, вы догадались, Дима. Я не знаю, каким чудом, но он сдал экзамены на оценку "удовлетворительно", но факт - есть факт, потому настроение ему мало что могло испортить. Да и не испортило. А так, озадачило... Слегка... Правда это "слегка" изменило все дальнейшие события просто невероятно. Я не знаю, как все сложилось бы, если б он не пришел, если б был тупее и недогадливее, чем есть на самом деле, но это и не дано знать ни мне, ни кому-либо другому. Даже Богу, как это ни удивительно.
  Первое, что увидел Вадим - нагловатая ухмылочка несколько сумасшедшего человека. Угу, он в этот момент походил на ученого, которому совсем немного осталось до какого-нибудь невероятного открытия, но это самое открытие никак не открывается, но он все же нашел то, что ему мешает это открытие открыть, и сейчас готовится от этого безжалостно избавиться... Это заставило напрячься и не зря...
  Не спрашивая разрешения, он сделал шаг вперед, перешагивая порог. Разулся, осмотрелся по сторонам. Вадим наблюдал за ним с нескрываемым возмущением, но, видимо, его любопытство взяло верх, и незваного гостя он выгонять не стал.
  -Ну, что ж... Перейдем сразу к делу, и будет все хорошо, если ты мне расскажешь все с первого раза.
  Вадим насмешливо вздернул бровь, явно не веря в угрозу. Хотя зря он не верил, зря. Он же смог убить меня, так что ему помешает причинить вред моему подопечному? Надеюсь, что помешать смогу я.
  -И что же ты хочешь? - спросил мой бывший, сложив руки на груди.
  -Начнем с того, что случилось тогда на вечеринке. Потом то, что случилось в школе, когда ты накинулся на меня, как псих, причем без причины, - нагло ответил Дима. - Да и в последнее время ты стал вести себя странно.
  -Без причины? - не скрывая скепсиса, смешанного с явно скрываемой злостью, переспросил Вадим. - Не строй из себя идиота. Я прекрасно знаю, что Лизу убил ты.
  -С чего ты взял? - мой убийца, бессовестно глядя моему подопечному прямо в глаза, направился на кухню, где уселся на стул. - Неужели она сама тебе рассказала?
  -Чушь! - выпалил парень, зло сверкая глазами.
  -Да ладно?! - его смех еще больше придал ему сходства с ученым... безумным только... - Все отчетливо видели, как она прервала драку, накинувшись на тебя, - он поднялся со стула и начал безумно оглядываться, - Ну, же? Где ты, крошка? Покажись же! Давай! Я же знаю, что ты здесь! - эти слова предназначались мне. Безумец!
  -Выметайся! - холодно прервал Диму Вадим.
  -Я не уйду, пока не узнаю все, а раз вы оба этого делать не хотите, придется заставить. Вот только она-то поумнее тебя будет, потому и упор я на нее делать и буду, - с этими слова он взял со стола нож и направился в сторону Вадима.
  Если бы у меня были вены, и в них текла бы кровь, то она, кровь в смысле, непременно бы сейчас застыла. Но у меня не было ни плоти, ни крови, соответственно. Хотя вру, у меня есть и то, и другое. Я могу стать и плотью, и кровью! Могу сделать то, что сделала тогда, когда Вадим полез в драку.
  И я сделала. Сделала в последний момент. Я встала между Вадимом и Димой и потеряла свою оболочку только спустя пятнадцать секунд после проникновения острого лезвия в меня. Я бы спрятала оболочку и раньше, спрятала бы, чтобы боль ушла, но у меня не вышло. Только тогда, когда столь долгое пребывание в теле стало опасно для моей души выгоранием, ибо силы для него нужно очень и очень много, я забыла о том, что такое шок, и развязала узел, который завязала моя энергия.
  Скрываться дальше смысла уже не имелось. Дима все видел, и лужа крови, которая осталась после меня, отчетливо указывала на то, что несколько минут назад тут кого-то порезали ножом. И это был, к счастью, не Вадим...
  -Какой же ты урод, - прорычала тихо своему убийце, который был в шоке. Ладно, что хотя бы больше не напоминал сумасшедшего ученого.
  Последующая его реакция слегка удивила, скажу я вам. Он упал в обморок. Ага, все, как пишут в книжках: побледнел, за сердце схватился, ну, и упал в лужу крови, что осталась после меня. Придется ему, похоже, домой идти без майки.
  -Слабонервный какой, - усмехнулась, посмотрев на Вадима.
  -Угу, - кивнул тот и тоже свалился.
  М-да... И что мне теперь делать? Сидеть и ждать? Похоже на то. А они, раз такие трусихи, пусть валяются. Интересно, а чего Вадим-то перепугался? Я что, такая страшная стала, или на него кровушка моя и увиденное им зрелище впечатление произвели? Да неважно уже, если честно, ведь что произошло, того не исправить, потому я тут сейчас посижу, подожду, все обдумаю и, надеюсь, не решу переродиться раньше, чем они очнутся.
  Ждать пришлось полчаса, за это время я чуть снова от скуки не умерла. Еще такая эмоциональная слабость ощущалась, что чуть не плакала, хотя призраки и не плачут. Эта материализация высосала из меня очень много энергии, из-за чего я стала почти невидимой, потому и двойня, которая в течение получаса валялась на полу, меня заметила не сразу. А вот когда заметила...
  -...! - ага, все-таки головой этот идиот ударился не слишком сильно, чтобы забыть все, что он увидел. - ...! - а это он понял, что его майка безнадежно испорчена. Ну, да, кровь отстирать довольно сложно, особенно в таких количествах.
  -...! - такому красноречию поразился даже Дима.
  -Вы долго эпитетами баловаться будете или уже перестанете ныть и чуть ли не реветь, и уже сделаете хоть что-нибудь? - да-да, у меня уже стало заканчиваться терпение.
  Два довольно удивленных взгляда отыскали-таки и уставились на меня непонимающе.
  -Вы... Вы! - обвиняюще воскликнул мой убийца. - Значит, все-таки это правда, ты... Ты была рядом, - может, его карой за содеянное будет безумство?
  -С ним, - взглядом указала на Вадима, - и если ты кому-нибудь расскажешь о том, что видел - умрешь, - да, я лгала. И, похоже, меня раскусили.
  Он расхохотался, как... безумный! Другого слова подобрать у меня не получается никак! А, может быть, это никак весеннее обострение не закончится, весеннее обострение ведь на всех, у кого есть хотя бы зачатки безумства, действует?
  ***
  День был тяжелым, но мы все-таки договорились... Почти. Мы не трогаем его, он не трогает нас. Вадима это почти устраивало, а меня очень бесило. Но свой гнев я скрывала, ибо второй раз за сегодня спасти своего подопечного от поножовщины вряд ли смогу, потому пришлось терпеть и строить план мести на будущее. Только план строиться не хотел. Как же обидно, когда никак не можешь ответить своему убийце, ибо раскрывать своего секрета нельзя, ведь это может повлечь за собой огромные неприятности, такие как выпытывание правды из моего подопечного или дополнительные грустные мысли для моих родных, которые будут мешать им жить.
  ГЛАВА 9
  
  Лиза
  
  Бесконечность привычно встретила волной энергии и пустотой, тут было всегда хорошо и спокойно, все печали всегда уходили на второй план, и приходили удовлетворение и вдохновение, что давал переизбыток энергии, которую, к сожалению, нельзя было унести в мир, где жили оболочки наших душ.
  -Здравствуй, - апостол встретил привычной насмешливой улыбкой, которая всегда приносила мне уверенности.
  -Доброй ночи, - да, сейчас была ночь - единственное время дня, когда я была полностью свободна.
  -Думаю, нам надо поговорить о том, что случилось, - начал Петр, - Тебе надо быть аккуратнее, понимаю, что это довольно-таки непросто, но постарайся.
  Я смиренно кивнула, и он продолжил:
  -И еще кое-что... Изменить то, что произошло невозможно, но вполне возможно устранить последствия произошедшего. Тебе нужно сделать так, чтобы твой убийца никому ничего не рассказал. Тебе нужно постараться с ним подружиться.
  Я ведь не ослышалась?!
  -Подружиться?!
  -Ладно, не обязательно подружиться, хотя бы стать уверенной в том, что он никому ничего не скажет, договориться.
  Я кивнула, показывая, что наставления приняты к сведению.
  -Ну, что ж... Тогда начнем урок!
  ***
  Совету апостола пришлось все-таки последовать. Как бы мне не хотелось на Диму забить, он все равно будет представлять для нас некую угрозу... Всегда! Поэтому я, скрипя сердцем, отправилась прямо к нему домой. Правда и ложка меда в бочке с дегтем была: отправилась я рано, так что поспать подольше ему сегодня не удастся.
  На моем призрачном, еще прозрачном, но, все-таки, лице появилась радостная улыбка, когда я увидела, кок неохотно он просыпается, как отмахивается от моего голоса, словно от кошмара. Да, это было очень забавно. Ну, а когда он уже понял, кто к нему пожаловал в гости, то... ну, он, вроде, удивился. Если честно, на помятом и заспанном лице его эмоции читались не очень хорошо.
  -Чего тебе? Дай поспать!
  У-у-у-у... Кто-то, похоже, несмотря на свой малолетний возраст, набрался. Ну да, встреча с призраком - это стресс. А мне что теперь делать? Не хочу я возвращаться назад без результата.
  -Если мы сейчас не поговорим, то в следующей жизни инвалидом станешь! Я тебе это, как пострадавшая из-за тебя при жизни, устрою! - пригрозила.
  И угроза, как это ни странно, сработала. Почти...
  -А нечего было меня бесить, сама виновата, - высказали мне невероятно наглое и возмущенное.
  Но я решила забить. Апостол как-то обмолвился, что за грехи, совершенные в одном теле, мы платим уже в следующем. Так что вполне возможно, что он в следующей жизни и правда будет инвалидом. Хотя не инвалид ли он сейчас? У меня есть все подозрения, что с головой у него не все в порядке, так что вполне возможно, что да.
  -Вообще-то я пришла мириться, - сделав самое милое выражение лица, решила пожалеть болезного и не ругаться.
  -Здорово, - пренебрежительно кинул он. - Мирись, а я посплю.
  -Дима!
  -Что? - он невозмутимо посмотрел на меня.
  -Ну, правда, давай жить дружно, - вспомнила я кота Леопольда. - Ты даже не представляешь, как тяжело быть мертвой. А я ведь по твоей милости умерла почти два раза, - припомнила, не сдержавшись.
  -На нож ты сама полезла.
  -А что, мне нужно было стоять и смотреть, как ты режешь того, за кем меня приставили присматривать?
  -Ты, кажется, мириться, а не ругаться пришла, - напомнил мне один бессовестный живой.
  Я хмыкнула и кинула нагло:
  -Ну и сиди тут один. Не нужна мне твоя дружба.
  Пять минут после моего исчезновения он лежал и смотрел в поток, не выказывая ни единой эмоции по поводу моего ухода. Мне уже даже надоело за ним наблюдать, и я собралась уходить по-настоящему, но Дима решил, похоже, окончательно убедить меня в том, что он сумасшедший.
  -Иди куда хочешь, дура. Мириться пришла она. Бесит, - сказано было все тем же, не выражающим эмоций голосом, но важна была не эта фраза, а то, что произошло дальше.
  Парень, одетый в рубашку и брюки, поднялся с кровати и направился к выходу из комнаты. В прихожей обулся (не босиком же ему ходить вне дома, верно?) и вышел из квартиры, хлопнув дверью.
  Любопытство пересилило обиду, которая, возможно, останется до самого моего перерождения в новое тело. И потому я все-таки решила проследить, куда направился парень. И, как оказалось, не зря. Дима смог меня удивить. Возможно, вы уже догадались, что направился он... на крышу, как это ни смешно. На ту, с которой скинул меня. Жуть, согласны? Но больше всего меня поразили его действия после того, как он пришел туда, куда направлялся. Да, он решил спрыгнуть. Спрыгнуть прямо с того места, с той точки крыши, с которой столкнул меня. И со словами: "Да, ты права, я не знаю, какого это - быть мертвым, но скоро узнаю", - сделал один шаг вперед. Боже, какое же счастье, что до края крыши было два таких шага, я не хочу, чтобы по моей вине гибли люди. И пусть даже те, что убили меня. Не хочу!
  -Дима, нет! - крикнула так громко, как только была способна.
  И меня услышали.
  -Я знал, что ты рядом. Всегда.
  Псих.
  -Дим, не надо, ты все равно не узнаешь. Ты не будешь таким, как я. Все начнется заново. Понимаешь? Не надо, прошу, - да, я испугалась не на шутку. А вы бы не испугались, если бы на ваших глазах человек прыгал с крыши? Как бы в этой ситуации повели себя вы?
  -Хорошо. Но пообещай, что вернешься.
  -Это невозможно, - ошеломленно прошептала я.
  -Обещай! - настойчиво повторил он и для убедительности сделал еще полшага.
  -Обещаю, только отойди. Я не хочу смертей.
  Дима послушно отступил назад и сказал с загадочной улыбкой:
  -Теперь все будет хорошо.
  Терпение и нервы кончились. Слишком большое приключение произошло за какой-то час. Если бы я была жива, то непременно бы зарылась в одеяло и спряталась бы под подушкой, думая, что там меня никто не найдет. Но я мертва, а призраки не спят. И у меня, к тому же, есть обязанности, которые нужно выполнять: быть рядом со своим подопечным и во всем ему помогать. И я сама выбрала себе такую "жизнь", потому нечего жаловаться. Надо просто "жить" дальше. Молча. Осталось совсем немного времени до того, как моя совесть позволит мне переродиться и снова обрести привычную мне оболочку.
  ***
  Бесконечность. Урок с апостолом закончился, но мы оба еще там, оба отдыхаем после тренировки и разговариваем. И снова история, точнее не история, а... прописная истина, которую, правда, знает не каждый, а лишь те, кто после смерти стал ангелом-хранителем.
  -Души рождаются редко, ибо если они будут появляться слишком часто, то распределять их в тела будет труднее. Скоро они вообще перестанут рождаться, и уже сейчас рождение души - это целое событие. Это прекрасное зрелище. Бог, используя частицу своей души, дает новорожденной искру, которая после разгорается и устраивает настоящий "пожар". Посмотри на себя, ты - энергия. Но энергия не берется из ни откуда. Обязательно нужна искра, которая и будет создавать энергию, душу. Сразу после рождения душу помещают в тело. Она неопытна, мала и чиста. Потому к новорожденным всегда приставляют ангела-хранителя, который будет ей помогать.
  -А откуда появился Бог? - задала закономерный вопрос.
  -Это никому не известно, даже ему самому. Тайна, разгадать которую невозможно.
  Но ведь нет ничего невозможного. Это значит, что когда-нибудь и эта загадка будет разгадана.
  -Но души стареют. Чем больше раз души перерождаются, чем больше они жизней проживают, тем они мудрей, опытней и старше. Хоть и ничего из своих прошлых жизней и не помнят, - продолжил Петр.
  -Значит, со временем на Земле будет меньше зла?
  -Нескоро, так как хоть они и становятся мудрее, но очень и очень медленно. А некоторые, как мне иногда кажется, и вовсе тупеют. Тем более что эмоции никуда не денутся. Эмоции будут с нами всегда, без них никак, а многие плохие поступки и ошибки совершаются как раз из-за эмоций. Убийства, например, - убийства... Это он на мою смерть что ли сейчас намекает?
  ГЛАВА 10
  
  Лиза
  
  Нет, я не понимаю, как можно быть таким бессовестным? Будто он не понимает, что мне неприятно, будто меня нет! Хотя чего это я? Ему всегда было на меня плевать! Всегда! Его никогда сильно не заботило мое существование. Ну, симпатичная, ну, умная, ну, помогает... И все! Наверняка только так он на меня всегда и реагировал. А другие девушки, конечно же, интереснее, лучше. Особенно эта рыжая пот... особа легкого поведения!
  Вы только представьте себе - возвращаюсь я из бесконечности, а он с кем-то миленько по телефону беседует, даже не подозревая о том, что я все слышу. Это стало поводом не выдавать своего присутствия, а тихо и мирно за ним проследить. День был будний, и этот бар... индивидуум пошел, в школу, на курсы. Я уже начала успокаиваться и, как оказалось, зря. Угадайте, что я увидела спустя пять минут пребывания в моей прижизненной альма-мате?! Угу, эти гады, как только встретились, начали самозабвенно целоваться... Убью!
  Следом у меня возник вопрос: а как я, воздержусь от мата, просмотрела столь резкое развитие отношений между Вадимом и Рыжей, а? Когда они успели дойти до поцелуев-то? Не могли же за один день так сблизиться? А то так, поди, и до процесса размножения через неделю дойдут.
  Вот тут я уже конкретно психанула, и моя ярость непременно бы дошла до точки кипения, если бы я не взяла все-таки себя в руки и не успокоилась бы. В принципе, я мертва, и, теоретически (прошу это слово подчеркнуть, ибо он мой, а не ее подопечный), они имеют все права на эти отношения. Но! Но совести у него нет! У нее-то она, возможно, и присутствует, ибо она обо мне ни сном, ни духом, но все-таки возможно. Ибо я зла!
  Вру.
   Я не зла, я в ярости! Но поступлю по-умному - свою ярость я оставлю при себе, это их дела, а месть еще придет. В жизни все возвращается бумерангом. Хотя, если б я не была ангелом-хранителем, то с радостью совершила процесс мсти своими собственными руками, но, увы... Нельзя!
  Злость схлынула столь же внезапно, как и нахлынула. В один момент мне стало все равно, мне стало спокойно. Все мои проблемы, все, что меня тревожило, отошло на задний план. И я поняла: он просто решил отвлечься. Мои чувства были взаимны, но я мертва, и в этом вся проблема. И иначе быть не может, слишком тогда странно он реагировал. Если предположить, что ко мне он равнодушен, то будет крайне странно смотреться то, что он сделал, когда узнал, кто меня убил. Да и при жизни слово "люблю" он говорил искренне, хотя и возможно, что изначально в его планы и входило использование моих мозгов, чувства пришли позже, как и их осознание. А ведь если бы он понял раньше, то у нас могло бы все получиться, я бы не пошла на ту злополучную крышу, с которой меня столкнул Дима, и я была бы счастлива, мы были бы счастливы.
  Грустно.
  Грустно от осознания того, что ничего нельзя изменить. От осознания, что его чувства пропадут, что когда-нибудь он найдет ту самую, которую полюбит так же, и та самая будет жива, они будут иметь возможность создать пару, семью, наделать кучу малявок, которые будут ныть целыми днями напролет, не успокаиваясь. А может и не будут.
  Усмехнулась.
  Смешно. Я ведь никогда не думала так о детях. Они всегда вызывали у меня умиление и улыбку: теплую, а не грустную. А ведь у меня - в этой, уже прожитой, моей жизни - детей так и не появилось. И не появится. Поздно. А вот у него - Вадима - они будут, и жизнь свою он проживет счастливо и, надеюсь, беззаботно. Не нужны ему заботы, ни к чему, у него есть я, чтобы про них забыть, и я сделаю все, что будет в моих силах, чтобы он прожил спокойную жизнь и был счастлив. Я же ангел-хранитель, верно? Вот и буду выполнять свои прямые обязанности, оберегая своего подопечного от проблем и невзгод, которые будут поджидать его на жизненном пути. И, быть может, в следующей жизни мне это зачтется, и я тоже обрету свое счастье.
  Ну, вот почему я такой нытик? Чуть что, так сразу начинаю жаловаться: вот я такая бедная, умерла, не дожив до шестнадцати, с парнем любимым (фу, какое мерзкое слово!) быть не могу, почему же так несправедливо? Я же такая хорошая! И от смерти его спасла, и от побоев, и вообще! Несправедливо! А он, гад такой, с живыми девушками встречается! Как посмел-то только? У него же я, мертвая, есть, а он за какой-то девицей легкого поведения увязался! Наглец!
  От таких мыслей стало смешно, настроение начало улучшаться, и у меня все-таки получилось разглядеть в своем будущем другую, светлую, счастливую и беззаботную, сторону. Ведь это не последняя моя жизнь была! Я ведь буду жить! Да, в другом теле, да с новой, чистой памятью, но зато с чистого листа, я смогу создать свою сказку! Найду свое счастье, и все у меня будет хорошо! И любовь (я так подумала и решила, что слово не такое уж и мерзкое) найду! Главное, родиться не мальчиком! Девочкой хочу, так привычней, надо будет уточнить у апостола, от чего зависит пол тела, в которое перерождается душа. Заодно и новой интересной информации получу, ведь чем больше знаешь о себе, тем лучше, не правда ли?
  Настроение начало стремительно расти, да и больше поцелуев на горизонте не предвещалось. Они оба сидели в разных концах кабинета и были полностью поглощены уроком, а после, надеюсь, они разойдутся по домам. Да и не думаю, что у него совсем нет совести, я ему уже показалась, а при мне он этим развратом (я имею в виду целоваться с кое-кем) не будет.
  Разочарование.
  Разочарование испытала я, когда учитель известил об окончании занятия.
  Вру.
  Разочарование я почувствовала пятью минутами позже, когда поняла, что совести у кое-кого все-таки нет. Вместо того чтобы отправиться домой, он взял Рыжую за ручку и, улыбнувшись и поцеловав ее в щеку, направился на выход. В парк они пошли. Ага, в тот самый, где Тявка щенят нашел. Ну, а я что? А я за ними следом. Решила правда своего разочарования не выдавать, да и не смущать эту парочку, потому снова скрылась, так, чтобы меня никто не видел. Даже он.
  Обидно.
  Ну, вот, снова ною. И ведь поделать ничего не могу. И прекрасно понимаю, что это его жизнь, его выбор. А не мой. Я возможность сделать выбор потеряла вместе с жизнью. Увы.
  Я еще при жизни заметила, что когда тебя раздражает, злит, или просто кто-то вызывает любые негативные эмоции, то лучший выход - это представить, как на шее этого человека затягивается петля, как его лицо синеет, глаза становятся выпучены, и становится понятно, что воздуха ему не хватает. Он пытается снять веревку, но у него ничего не выходит, слишком сильно, туго затянута петля. Можно, конечно, представить, как то же горло перерезает лезвие ножа, но мне больше нравится первый вариант. А вообще у каждого свое, каждый может представлять, что хочет, что ему удобно. И да, можете не говорить, я садистка, знаю.
  И вот я наблюдала и представляла, и наслаждалась представляющимся зрелищем, которое делало мою жизнь легче, прекрасней и спокойней. И тихо ненавидела, ненавидела неизвестно что за то, что не могу воплотить свои фантазии в реальность. Я отвратительный ангел-хранитель, правда?
  Ненавидеть мне пришлось до вечера.
  Только когда начало темнеть, а на город опустились сумерки, они соизволили распрощаться, изрядно потрепав мои нервы еще раз. Вадим проводил Рыжую до самого подъезда и, поцеловав ее, развернулся и отправился в сторону дома.
  Если честно, захотелось ожить, сесть и разрыдаться. Но ожить я не могла и сесть, как и разрыдаться, соответственно, тоже. Мертвые не плачут. Нет у нас слезных желез, отсутствуют. А повод был: просто его лицо, я его знала. Такое же лицо он делал, когда целовал меня. И мне было больно видеть, как того же выражения лица, на котором можно было увидеть нежность и любовь, удостоилась она. Правда было все-таки одно различие: грусть присутствовала тоже. Еле различимая, почти невидимая, но грусть.
  
  Вадим
  
  Лизы, как и всегда, со мной ночью не было - она опять куда-то ушла. Утром, встав, я начал собираться на курсы по подготовке к ЕГЭ по математике, параллельно ожидая своего ангела. За то время, что она была со мной, я привык к ней, привык к ее присутствию, к тому, что она рядом всегда. Да и то, что произошло буквально на днях, сделало меня еще большим ее должником, чем я был до этого. Она спасла мне жизнь, пережив смерть еще раз. Можно сказать, что она умерла еще раз, такой взгляд у нее был в тот момент. И в какой-то миг я даже испугался, что все, теперь ее не будет окончательно: она становилась прозрачней, исчезала. Но все обошлось, когда мы очнулись, мой ангел был рядом, хоть и с испорченным окончательно настроением. Я готов был придушить этого урода на месте, но мне кажется, что тогда меня придушила бы она. Да и лужа крови на полу красноречиво говорила о том, что на моей кухне кого-то резали. Но тогда бы у полиции, которая бы расследовала дело об удушении этого психа, возник вопрос: а чья это кровь? И вот на него я ответить не сумел бы.
  Размышления оборвал телефонный звонок, который раздался очень неожиданно. Даша. А она ничего такая, симпатичная, умная... Вроде. Правда полезла она туда, куда я не хотел бы, чтобы она лезла - начала расспрашивать о том, почему Юля на меня волком смотрит, что случилось, и вообще кто такая Лиза. Вроде, сама Лизка этого не видела, но Даша, оказывается, выведала у кого-то всю историю и подошла недавно ко мне со словами: "Знаешь, я тут узнала, что произошло с той девушкой, и считаю, что ты не виноват. И вообще, виновата она, незачем было на крышу лезть".
  Чуть не прибил, если честно. Глупая курица.
  -Алло, - мой голос показался мне бесцветным, но так ли это было на самом деле, не знаю.
  -Вадим, это Даша. Я бы хотела прогуляться сегодня с тобой после курсов. Спрашиваю сейчас, чтобы, если ты, конечно, согласен, планов не успел назначить.
  -Почему бы и нет? - а действительно, почему бы и нет?
  -Отлично, тогда увидимся в школе, - весело проку... прощебетала она, и я нажал на красную кнопу, занимавшую четверть экрана телефона.
  Лизы все не было, интересно, а куда она все-таки уходит?
  В коридоре школы было пусто и непривычно тихо. Редко можно увидеть такое зрелище, тут всегда царили шум, гам, крики и хаос, тут почти никогда не бывало спокойствия. Даже во время уроков, не обращая внимания на учителей, которые неизменно ругались, кто-нибудь кричал, баловался и не жил спокойно. А сейчас здание будто вымерло, стало заброшенным.
  Воспоминание...
  Лиза зачем-то пришла в школу, учителя попросили ее помочь, дали какое-то задание, освобождающее ее от практики. Это, конечно же, было тоже летом. Она попросила зайти за ней сюда. Я так же стоял в пустынном коридоре и ждал ее, ту, которая сейчас мертва. Эхом раздается стук каблуков...
  Воспоминание или явь?
  Понять этого я не могу, все слишком реально, но все это было. Было давно. Тогда, когда она была жива.
  Так воспоминание или явь?
  Воспоминание.
  Но горячее дыхание, направленное на мое горло, и руки, обвивающие мою шею, и губы, прикасающиеся к моим, говорят об обратном.
  А вот глаза не лгут.
  Воспоминание и реальность смешались, стали одним целым, одним большим целым.
  В воспоминаниях была она - Лиза, а вот в реальности другая - Даша, та, которая не та, что умерла. И это ее - Даши - губы целовали мои, и я ответил, ответил на этот поцелуй. Мне казалось, что передо мной стоит кареглазая брюнетка, хотя мои глаза ясно говорили об обратном.
  -Скоро занятие начнется, пойдем, - она взяла меня за руку и потащила на второй этаж - именно там и должны были проходить курсы, и именно там они и проходили.
  Во время занятия Лизка и пришла, я сначала даже не заметил - так увлекся новым материалом, но потом все-таки уловил ее присутствие.
  Она была прекрасна: на полупрозрачном лице отражалась грусть, уголки тонких, припухлых губ были опущены, а глаза уже не выражали той жизненной энергии, что была у нее всегда, даже после смерти. И пусть на ее призрачном лице и не было улыбки, она все равно была сказочно красива, словно ангел. Платье, сотканное из ничего, точно отображало образ облачения, в котором ее хоронили. Я навсегда запомнил то платье, как и ее лицо. Их очертания словно въелись в мою память, будто они были музыкой. Но музыка, рано или поздно, перестает крутиться в мыслях, а та картина, что я увидел в день ее похорон, пусть и не выдавая себя, осталась со мной навечно. Я не смогу забыть ее так же, как и тепло губ той, что умерла. Эти два воспоминания останутся со мной навсегда, и этого никак не исправить.
  Занятия закончились, и мы с Дашей отправились на выход из школы. Если честно, я даже сначала забыл про свое обещание, но кто же мне позволит его не вспомнить?
  Мы отправились в парк. Даша что-то весело рассказывала, я старался поддерживать беседу, и у меня это даже получалось, я даже искренне посмеялся несколько раз, но было у меня такое чувство, что что-то не то. Нет, я не имею в виду, что я предчувствовал опасность или приключение на свою пятую точку, но что-то явно мне не нравилось. Я бы даже задумался над тем, что именно мне не нравится, но делать это было откровенно лень.
  Когда начало темнеть, я предложил проводить ее до дома, это вышло как-то случайно, автоматически, необдуманно. А она не отказалась. Сумерки опустились на город, словно кто-то накрыл его покрывалом, прорезав в нем дырочки, через которые позже улицы города будут освещаться звездами.
  Воспоминание.
  Однажды мы с Лизой гуляли по парку, она тогда еще была жива. Мы ели сахарную вату, смеялись, целовались и не замечали ничего вокруг. В итоге домой я ее провожал уже ночью, и на какой-то миг мне тогда показалось, что звезды, как игрушки, висящие на небе, светят именно для нас. Только для нас. Потом был поцелуй.
  Реальность или воспоминание? И снова не могу их различить. И снова чувствую тепло губ, как тогда, как той летней звездной ночью.
  Открыв глаза, я понял, что мы уже дошли, что поцелуй реален, но девушка, что стояла передо мной, жива, а та, о которой мечтаю я, не будет жива никогда. И в этом виноват я.
  ГЛАВА 11
  
  Автор
  
  В коридоре раздавалось гулкое эхо. Стук каблуков был слышен даже в другом конце, но девушку это не смущало, ее вообще ничто никогда не смущало.
  -Катюш, привет! - она лучисто улыбнулась и помахала знакомой рукой.
  Полненькая девушка с пшеничного цвета волосами кивнула и уставилась на Рыжую с немым вопросом: "Ты что-то хотела, мол?".
  -Мне тут Ваня рассказал, что раньше тут какая-то девочка училась... - Рыжая на мгновение запнулась, делая вид, что вспоминает имя, - Лиза, кажется, - морща лоб, "вспомнила" она.
  -Фомина? И что?
  -А ты не могла бы рассказать, что с ней случилось?
  Сказать по правде, девушка все и так знала, но ей нужен был предлог, чтобы поговорить об этой "девушке-самоубийце", как она ее нарекла. Наверняка, думала она, сбросилась из-за разбитого сердца, зачем ее кому-то убивать?
  -Если честно, там все так запутано, никто так и не знает, что с ней произошло, но факт есть факт - она упала каким-то неизвестным образом с крыши, - дернувшись, тихо сказала девушка.
  -Неужели? - Даша "удивленно" расширила глаза и прикрыла рот рукой, типа в изумлении и ужасе. Да-да... Так мы и поверили.
  Катя поморщилась и кивнула.
  -Если хочешь подробней, то спроси у Юли, она, возможно, больше знает.
  -Они были подругами? - все еще пребывая в "ужасе", спросила Рыжая.
  Катя только кивнула.
  На этом все вопросы Даши себя исчерпали, и девушка отправилась домой: скоро к ней должны были прийти подруги.
  
  Лиза
  
  "Жизнь" стала потихоньку налаживаться. Прошел уже месяц, то есть половина каникул, Вадим больше не встречался с Дашей, по крайней мере, на "погулять" больше не соглашался. А тогда, как позже оказалось, именно она его позвала, это была ее инициатива.
  За окном уже было темно, солнце только село, но в городе жизнь, как асфальт на сорокаградусной жаре, еще кипела. Вадим сидел на полу и играл с Тявкой, изредка посматривая на меня. Я же ждала, пока мой подопечный уснет, чтобы со спокойной душой идти "общаться" с братом, который обещал сегодня опять прийти на крышу. И я никак не ожидала той подлости, что со мной произошла тем вечером.
  Я сначала даже не поняла, что произошло, Вадим понял еще меньше, так как светящейся дыры он видеть не мог. Ее могла видеть только я, как сказал апостол после, это потому, что дыра пришла за мной, а не за кем-либо другим. Ну, или апостолы и Бог, если бы они там присутствовали, могли бы ее увидеть, но их там не было, и не в этом, в общем-то, суть. Суть в том, что портал выкинул меня туда, где я меньше всего предполагала оказаться. Точнее, я не предполагала, что окажусь в той компании, в которой все-таки оказалась.
  Двух из трех присутствующих я не знала, это точно, но вот третья рыжеволосая, скажем так, девушка оказалась мне знакома. Даша. А вот то, что они делали, меня удивило еще сильнее, чем то, что это делали они. Они гадали.
  Девушки расположились за столом, на котором был расстелен ватман, на ватмане были нарисованы два круга: один большой и еще один поменьше в центре первого. Вокруг первого круга был написан алфавит, цифры же расположились по окружности маленького. Так же там были слова "да", "нет", "возможно". На краю стола, рядом с Дашей стояла свеча, рядом с которой лежала игла с вдетой в ее ушко ниткой. Я же присутствовала тут в виде ответчика на их вопросы.
  Даша взяла иглу и три раза опалила ее на огне свечи. В комнате было темно, и девушки всерьез напоминали ведьм, да к тому же они были одеты во что-то черное.
  -Что будем спрашивать? - с интересом в глазах спросила девушка, сидящая по правую сторону от Рыжей.
  -Давайте спросим у нее, кто ее убил? - предложила другая, та, что слева.
  -Давайте попробуем, - кивнула Даша и, собственно, задала вопрос.
  Но вот правду меня никто принудить сказать не мог, поэтому иглу, что Даша поставила острием в центр маленького круга и держала за нитку, я повернула в сторону двух красиво написанных букв.
  -Ты, - сказала Рыжая и удивленно выпучила глаза, но тут же очухалась и задала следующий, удививший всех, в том числе и меня, вопрос, - Кто из твоих знакомых умрет следующий?
  А я откуда, простите, знаю? Ну, ладно, раз спрашиваешь, отвечу. На лицо налезла злая улыбка.
  -Ты, - на этот раз читала не Рыжая, а та, что сидела справа от нее.
  Я ужасный ангел-хранитель, правда?
  -Ты мертва? - наобум спросила уже другая подружка Даши, ну, а я ответила.
  -Нет, - в комнате повисло гробовое молчание, а мне смешно!
  -Муть какая-то, - досадливо поморщилась Рыжая, а я решила оторваться.
  Думаю, она больше никогда гадать не будет после таких-то приключений.
  За время, что я была мертва, апостол многому меня научил, в том числе и тому, как "сковывать" живых. Первое, что отразилось в глазах девчонок - недоверие. После настала очередь паники, которая отразилась в их взглядах еще сильнее, чем недоверие. А мне нравилось, мне было весело, и останавливаться я не собиралась, я собиралась продолжить, и никто не мог мне в этом помешать, никто. Некому было мне помешать. Именно поэтому я проявилась.
  Да-да, вам не показалось, вы не очитались и не ослышались: для девчонок я стала видима так же, как и для Вадима. Они даже не визжали. Раскрыли рот в немой попытке сделать это, выпучили глаза и уставились, сами угадайте на кого (подсказываю: на меня).
  -Бу! - безумно улыбнувшись и страшно выпучив глаза, сказала я и исчезла.
  И тут их прорвало... Страшный ор, который, наверное, даже в Африке услышали, оглушил бы любого живого человека. Но, извините, я мертв, я мертв уже давно, так что я только поморщилась. И то, это была скорее прижизненная привычка, которая осталась у меня до сих пор. Да и неприятно это, если честно. Такой ор и мертвого из могилы поднимет, что уж обо мне, все слышащей, можно говорить?
  Связывающее заклинание я уже сняла - зачем силы попусту тратить, верно? - и потому девушки спокойно могли шевелить своими некрасивыми конечностями. Хотя слово "спокойно" тут было лишним. Истерика продолжалась долго. Сколько точно, я не знаю, ушла раньше, что на них смотреть? Все равно ничего интересного. А вот с братом "поговорить" хочется. Соскучилась я по нему ужасно. Но сначала надо к Вадиму, а то меня на его глазах в дыру ту утянуло, испереживался совсем, наверное, бедненький.
  Как оказалось, мое предположение было верно. Когда я показалась Вадиму на глаза, он меня чуть не придушил. И это несмотря на то, что я как бы дух, то есть меня придушить, в принципе, невозможно. Но мне чуть и вправду страшно за себя не стало. И за него тоже. Не знаю почему, но страшно, в общем. Потребовал он сразу от меня, конечно же, подробностей. Что случилось, мол, где была? Ну, я ему и рассказала. Он сначала прифигел, но потом удивление отошло на второй план, а на первый пришла злость, и тут настала моя очередь удивляться.
  Если честно, я никак не могу привыкнуть к действиям Вадима относительно меня. В день моей смерти он открыто дал понять, что все то время, что мы с ним встречались, он всего лишь использовал мой мозг в своих целях, но потом, когда выяснил, что это Дима столкнул меня с крыши, он избил его. Когда я чуть не выгорела, он тоже перепугался не на шутку, хотя в тот день мало кто мог не перепугаться. Все-таки призрак, который обретает временную плоть и при этом фактически сам нанизывает себя на кухонный нож - это слишком. Слишком даже для того, кто с этим призраком видится каждый день и общается. И вот он злится на Дашу за то, что та решила вызвать мой дух. И как мне, скажите на милость, реагировать?
  Я решила никаких эмоций не проявлять - сказала, что все и так нормально, и что кому-то спать пора. На фразу "Лиз, каникулы вообще-то!" ответила решительным "Спать!". Кое-кто, конечно, не дурак, потому последовал закономерный вопрос "А куда это ты, Лизочка, намылилась опять?", на что получил закономерный ответ "Я хоть и умерла, но фраза "На том свете отоспишься" жестоко лжет, поэтому дела у меня тоже есть". Правда я все-таки умолчала, что это за "дела", а Вадим все-таки сжалился надо мной и отправился баиньки. А я отправилась к Дане, который, как оказалось позже, все еще сидел на крыше несмотря на то, что уже шел второй час ночи, а звезды уже давно появились на летнем, темном небе.
  Он молчал. Сидел и молчал, смотря куда-то вдаль. Прошло пять минут после моего прихода, и он заговорил:
  -Я думал, что ты уже не придешь, - эти слова заставили меня вздрогнуть, - Я тебя не вижу, но чувствую, я чувствую, когда ты рядом, я знаю, что ты часто приходишь сюда, я чувствую это. Но ты редко бываешь рядом со мной, с родителями. Но при этом я не могу понять, где ты находишься, с кем ты проводишь время. Хотя есть у меня предположение, но... я не буду, пожалуй, его озвучивать, - брат улыбнулся.
  Эмм... Это что сейчас было, скажите мне, пожалуйста?
  -По-моему я сошел с ума, - тихо пробубнил он себе под нос через несколько минут тишины.
  Возможно.
  -Или нет?
  Даже если да, то у тебя есть Юля, которая любит тебя, и которую любишь ты, поэтому все-таки нет.
  -Ладно, сестренка, даже если я сошел с ума, то пусть будет так, мне так легче - знать, что ты рядом. В моем сердце ты навсегда останешься жива.
  Если бы я могла плакать, то я бы заплакала. Но нет, нет у призраков, кем бы они ни были - ангелами-хранителями, апостолами или самим Богом - слезных желез, так как у них нет тела. Поэтому осталось только развернуться и уйти, уйти куда-нибудь, прогуляться по просторам родного города, как я часто убиваю время.
  ГЛАВА 12
  
  Лиза
  
  А вам никогда не было интересно, как живут другие люди, что они думают, чего они хотят? Вам никогда не хотелось заглянуть в самые потаённые уголки их сущности? Наверняка каждому хотелось прочитать мысли знакомого или даже незнакомого человека? Если быть честной, то я этим и занималась в свое свободное от Вадима и занятий с апостолом время. Частично. А как еще можно узнать мысли, намерения, чувства людей, не иначе как понаблюдав за ними? Но ведь на публике человек вряд ли станет показывать свои реальные мысли. А вот понаблюдав за человеком, находящемся в одиночестве, можно многое о нем узнать, многое понять. Но как можно наблюдать за человеком, находящимся в одиночестве, не оставив его в одиночестве? Правильно, надо создать иллюзию одиночества. А как это сделать проще всего? Правильно, надо стать призраком.
  С моей стороны все условия этой не пищевой, к счастью, цепи были выполнены. Поэтому ночи проходили интересно и познавательно. Я наблюдала за самыми разными существами, видела самые разные ситуации, узнавала самых разных людей. Причем узнавала их настоящие стороны, а не маски, за которыми они прятались от общества.
  И этой ночью, после "разговора" с Даней, я снова отправилась на такую вот прогулку.
  Я выбрала дом, который находился недалеко от дома Вадима. Квартира, которую я выбрала так же наобум, находилась на четвертом этаже и ничем не отличалась от других. По крайней мере, снаружи.
  То, что я увидела внутри, мне, если честно, не понравилось. Там было все слишком хорошо! Зависть заполнила меня с ног до головы, что не понравилось мне еще больше увиденного.
  В квартире жила молодая пара. Было видно, что они еще совсем недавно поженились. У девушки был большой круглый живот. Они лежали в обнимку на кровати и тихо и мирно спали. Они были счастливы даже во сне, у них было все хорошо. И ничто не могло испортить им жизнь.
  Ну, ладно... Я хоть и завидовала по-страшному, но за них порадоваться сумела. Они же не виноваты, что для того, чтобы мне обрести счастье, мне требуется переродиться и забыть всех близких мне людей!
  Путешествовать далеко мне не хотелось, потому следующая квартира, куда я направилась наблюдать, была напротив той, где тихо и мирно жила та счастливая парочка. И там мне тоже не понравилось.
  Я застала самую нелицеприятную картину, которую только могла застать после того огромного счастья, что увидела пятью минутами ранее! И того, что я увидела, я никак не могла ожидать! Я этого не ожидала!
  В той квартире тоже жила пара, но прожившая, по моим ощущениям, вместе где-то уже пять лет. У них был сын, который спал и, к счастью, не видел того балагана, что там творился. Его родители, вместо того, чтобы брать пример с пары, живущей напротив, ругались. Они орали друг на друга (шепотом, правда, боялись, видимо, сына разбудить) из-за какой-то мелочи! Понимаете, они тратили свою такую короткую и утекающую поминутно жизнь на ссоры! Да меня там чуть инфаркт от такого вопиющей неблагодарности к жизни не хватил! Да я их сама там чуть не прибила! Меня так и тянуло обрести образ синеволосого монстрика и напугать их как следует! Еле сдержалась от этого, чудом просто.
  Вот же люди! Не ценят они совсем свои жизни, тратят на всякую ерунду, аж грустно потом становится даже тем, кого это не касается.
  И ведь бывает же так в мире, что друг напротив друга живут две противоположности. Семья, где все хорошо и все счастливы, и семья, где постоянные ссоры и ругань, где друг друга не уважают и не ценят. Где понапрасну тратят то драгоценное время, которого у нас не так уж и много.
  Вот с такими грустными мыслями я и направилась на улицу. Мимо, не замечая меня, шли редкие прохожие. Ночь все-таки, но люди были. В основном, молодые, подростки. Шли чаще всего парочками, держась за руки и о чем-то разговаривая. Господи, пусть у всех людей все будет хорошо, пусть ни у кого не будет печалей и невзгод, прошу тебя!
  Задумавшись, я даже не заметила, как попала в какой-то темный двор, где никого не было. В ряд стояли гаражи, на стенах которых были нарисованы и написаны всякие гадости (подозреваю, вы даже знаете, какие). На ум сразу пришел Дима. Он, наверное, тоже в таких дворах обитать предпочитает.
  Я уже хотела уходить оттуда, как услышала какой-то шорох и невнятные звуки. Потом раздался мат, и по округе разнесся неистовый крик, который проигнорировать я не могла никак. Крик, правда, совсем скоро исчез, так как, по-видимому, кричащему, а по голосу стало понятно, что это была девушка, закрыли чем-то рот.
  Преодолев препятствие в виде стены одного из гаражей, я попала в полуосвещенное помещение, где, по идее, должна была стоять машина. Но ее там не было. Зато был диван. И какой-то парень. И какая-то девушка. И над этой самой девушкой тот самый парень на том самом диване хотел совершить насилие.
  Банально? Да! Но что поделать? В жизни всякое бывает.
  Делать было нечего. Смотреть на это зверство и навязывание девушке мысли о самоубийстве я не смогла. Именно поэтому я в который раз за время своей мертвой "жизни" нарушила одно почти правило, которое сама себе же и установила. Я проявилась.
  -Отойди от девушки! - тихо и спокойно, но при этом настойчиво и строго произнесла я.
  Меня не услышали. Или подумали, что это глюк. Пришлось повторить, но уже громче.
  -Отойди от девушки! - во второй раз прозвучало все-таки эмоциональней, чем в первый.
  И тут меня увидели. Парень оторвался-таки от снимания майки с девушки, чему та активно сопротивлялась, и повернул голову в мою сторону. Да так и застыл.
  -Э! Ты кто такая?
  -Отойди от девушки! - повторила, как заведенная.
  Он почти послушался. Встал с дивана. Отошел от девушки, подошел ко мне и замахнулся. Мне стало смешно! Вот честно! Его физиономия вытянулась, глаза сделались большими-большими, злыми-злыми. Вот вы когда-нибудь видели, как ребенок обижается? Вот примерно такое же лицо сделалось у него!
  Он попытался ударить снова, а мне от этого стало еще веселее! Он замахнулся снова! И снова! И снова! И снова! И он так увлекся, что не заметил, как девушка, которая, кстати, не растерялась, поправила майку и пошла к выходу из гаража. Она даже смогла бы улизнуть, если бы старые и проржавевшие петли не заскрипели бы в тот момент, когда она попыталась открыть дверь.
  -Что? Куда пошла? - почему-то я только сейчас поняла, что он нетрезв.
  Наверное, потому, что только сейчас я обратила внимание на то, что он ведет себя неадекватно: он не испугался при виде призрака. Вот представьте: вы пытаетесь ударить девушку, которая полупрозрачна, да еще и висит в нескольких сантиметрах от пола. Вы пытаетесь ее ударить, но рука проходит сквозь нее. Ваша реакция? Нормальный человек заорет и убежит. Ну, или в обморок свалится. У всех по-разному. А он что? А он продолжил бить. Может, он под кайфом, а? Накурился, наверное, гадости какой-то и захотелось ему потр... любви и ласки. И тут я вся такая красивая и мертвая. И немножко злая. Не люблю я, когда к девушкам вот таким подобным образом пристают.
  Как только он понял, что жертва пытается сбежать, то сразу ломанулся к ней, чтобы, как, я думаю, вы поняли, помешать.
  А у меня началась небольшая паника. Вот что мне делать? Я, как многократно говорилось выше, призрак, не имеющий плоти и крови. А он эти плоть и кровь имеет. Как мне его остановить? Он же не боится ничего!
  Задавалась я этим вопросом секунды две, пока не вспомнила про то, что я все-таки тоже далеко не беспомощна. И у меня еще половина резерва энергии есть! А еще я вспомнила, как "связывать" людей. Но вот тут накладочка вышла... Связать-то я его связала, но удержать его было крайне трудно. Парень начал неистово орать и дергаться.
  -Ве-е-едьма! - раздирая себе глотку, верещал он.
  А девушка, до которой он так и не успел добраться, стояла и широкими глазами наблюдала за тем, как парень пытается вырваться из невидимых пут. Ну, и на меня тоже смотрела.
  -Беги, дура! - кивнула я ей на дверь, - Долго его не получится держать, обкурился, а наркоманов в припадках не угадаешь!
  Она подняла руку и, попятившись, начала тыкать в меня пальцем. Но потом все же опомнилась и, развернувшись, побежала так быстро, как только могла.
  Я держала до последнего. Так долго, как только могла. Но мои силы тоже не безграничны. Резервы пустеют всегда быстро, даже если тебе кажется, что проходит вечность. Поэтому, когда энергии в моем резерве осталась лишь одна пятая часть, я решилась рискнуть - я отпустила его, чтобы тут же пронаблюдать картину, как обмякшее тело падает на пол. И по помещению разносится заливистый и громкий храп. И в ту же секунду я на сто процентов утверждаюсь в мысли, что кто-то конкретно накурился...
  ГЛАВА 13
  
  Вадим
  
  Календарь явно говорил о том, что сегодня двадцатое июля. Особенный день. День, который я проигнорировать никак не мог. Я готовился к нему очень долго. Я продумывал каждую его минуту и очень сильно, до дрожи в коленях и до судорог в животе, волновался. Очень боялся, что что-то пойдет не так, или она не оценит то, что я для нее приготовил. День Рождения Лизы.
  Я долго думал, что бы ей такого подарить, придумать было нелегко, ведь она призрак, которому нужно намного меньше, чем живым людям, но я все-таки справился. Пораскинув головой, я пришел к выводу, что единственное, что я в силах ей подарить - это эмоции! Радость и, возможно, даже счастье, внимание! Но все равно было очень переживательно, ведь ее реакции я предугадать не мог.
  Готовился я, как уже говорил, долго и тщательно, продумывал каждую мелочь и старался делать так, чтобы она ничего не заметила. Это-то и было самым трудным.
  
  Лиза
  
  Этот день я ждала со страхом и надеждой. На что надеялась? На чудо, наверное. Чего боялась? Наверное, того, что чуда не свершится. Бояться и надеяться я начала еще заранее, за неделю до этого дня. Боялась и надеялась целыми днями и ночами, временами это переходило все границы, и я начала пытаться себя отвлекать. Вадим видел меня все меньше, ибо с ним меня почти никогда не бывало, но, думаю, это даже к лучшему, так как держать свои эмоции при себе у меня не выходило. Это было выше моих сил. А ему их видеть и перенимать было незачем. Он живой, так пусть живет спокойно.
  И вот он наступил - мой День Рождения.
  Смешно, правда?
  Я бы посмеялась с вами, но почему-то не очень хочется.
  В этот день я решила сделать то, что не очень хотелось делать, ибо могло все стать еще хуже, чем было. Но я рискнула, ведь встреча с родными, в то же время, могла мне и помочь. Я хотела их видеть, в конце концов, я еще не видела свою маму с животом, ведь до рождения сестры осталось всего ничего, месяца два, не больше.
  Это было страшно. Совсем недавно я спасла девушку от изнасилования, а вот войти в свой дом было очень сложно. Почти невозможно. Но вот незадача - все невозможное возможно, поэтому пришлось все-таки преодолеть стену, что препятствием для меня никогда, если считать с момента моей смерти, не была.
  В доме было непривычно тихо. Тихо, наверное, потому, что там не было меня. Ведь шум всегда создавали брат и сестра в квартире это семьи. А сестра - я, то есть - умерла, как вы знаете.
  Было всего восемь часов утра. Выходной. Родители и брат сидели на кухне и пили чай. Если честно, я ожидала застать совершенно другую картинку. Ну вот кто не спит в восемь утра выходного дня? А они уже были бодры. Но грустны. И одеты они были во все черное. И собирались они, по-видимому, на кладбище. В принципе, это понятно, это ясно. Но для меня это стало громом среди ясно неба. Забыла я уже, что мое тело еще существует где-то в этом мире. И что к месту, где это тело захоронено, иногда приходят, чтобы вспомнить меня, чтобы навестить. Хотя, слово "существует" здесь явно было лишним. Тело не может существовать без души.
  Брат неожиданно вздрогнул и повернул голову в мою сторону. Он смотрел так, будто видел. Я даже испугаться успела. Причем сильно. Я очень хотела, чтобы он отвернулся! Отвернулся и молчал!
  К счастью, он будто мое желание услышал: тряхнул головой и отвернулся. Потом устало провел рукой по волосам и, отодвинув от себя тарелку с омлетом, поднялся с места.
  -Пойду в комнату, пожалуй, позовите, как выходить будем, - сказал он родителям и вышел из комнаты.
  У родителей тоже, по-видимому, аппетита не было, но они ели.
  Они почти не изменились, не изменились с тех пор, когда я была еще жива, они были все такими же. Только... погрустнели, что ли? Живот маме, честно говоря, шел неимоверно, но смерть первой дочери все-таки оставила свои следы, морщины стали отчетливей и глубже. Надеюсь, моя сестра станет для них утешением. На папе моя смерть, впрочем, тоже следы оставила. Он немного, но постарел, но что меня успокоило, так это тот взгляд, который был у него каждый раз, когда он смотрел на мамин живот. В эти моменты у него на губах появлялась мимолетная, но, все же, улыбка, от него веяло такой теплотой и счастьем, что мне тоже хотелось улыбаться. Улыбаться несмотря ни на что!
  Прошло десять минут спустя ухода брата. Отец поднял на маму глаза и улыбнулся. Тепло и лучисто, будто говоря: "Все будет хорошо. Я уверен, она счастлива там, и ей не надо видеть, как мы грустим, а у нас... все будет хорошо. Обещаю, любимая!". Его рука сжала ее руку, поддерживая. Мама тоже посмотрела на него. И тоже улыбнулась. Они всегда были красивой парой. Господи, пусть у них будет все хорошо, умоляю тебя!
  Неожиданно они поднялись из-за стола.
  -Данил, пошли! - твердым и спокойным голосом крикнул брату папа.
  ***
  До кладбища они доехали быстро, я была с ними, но мне никакого транспорта не надо, я ведь призрак, душа без оболочки. Могилу нашли тоже быстро, похоже, ее местонахождение прочно отпечаталось у них в памяти на всю жизнь. А ведь я никогда здесь не была. Ни разу с момента смерти даже не думала сюда приходить.
  Место моего захоронения было ухожено и аккуратно. Никаких сорняков, все чистенько и красиво. На памятнике, сделанном из белого мрамора, висела фотография, на которой была запечатлена я (ну а кто еще-то?). Эта фотография была сделана за три месяца до смерти. Был конец лета. Мы с Вадимом гуляли по ботаническому саду, и он, пока я не видела, сделал мой снимок на фоне березы. Воспоминания... Эх. Это все, что у меня осталось от моей прежней жизни. Грустно.
  Спустя минуту после нашего пребывания, на моей могиле появились две белые розы. Красота неописуемая. Знаете, как приятно, что о тебе помнят даже тогда, когда тебя уже нет? Как приятно, что помнят такие мелочи, как цветы, которые тебе нравятся? Или такие мелочи, как любимые конфеты? Вот почему у призраков нет слезных желез? Даже разрыдаться нечем, несправедливо! Ведь так хочется.
  ***
  К Вадиму я вернулась уже ближе к вечеру вся в терзаниях. Причем я никак не могла понять, между чем я терзаюсь. Хотя почему не могла? Могла. Я очень не хотела уходить от родных. Спасло мое нехотение уходить то, что я пообещала брату прийти вечером на крышу. И почему мне кажется, что он это обещание услышал? Нет, даже не услышал, а осознал. Ведь он не может меня слышать без моего на то позволения.
  Мой подопечный выглядел загадочно, его вид меня даже чем-то заинтриговал, редко я видела его с таким хитрым и предвкушающим, хоть и немного нервным, выражением лица. А тот факт, что сегодня мне должно было, если б я не умерла, исполниться шестнадцать лет, заставлял меня заинтересованно наблюдать за действиями уже почти десятиклассника.
  -Лизунь, а как насчет прогуляться? - улыбаясь, как наглый кошара, предложил он.
  -Куда? - прищурилась я.
  -Пойдем, тебе там понравится, - он выскочил за дверь, не дав мне опомниться, и обернулся, всем своим видом показывая, что от этой прогулки я не имею права отказаться.
  Парень пошел по направлению к автобусной остановке, что меня удивило еще больше, ведь скоро, спустя какой-то час, должно уже было начать темнеть, а куда он решил намылиться - неизвестно. Мне же пришлось передвигаться самой, ведь когда двигался автобус - не двигалась я. Так как ни плоти, ни крови у меня не было.
  Я закатила глаза. Ну, вот сколько можно уже ныть и жалеть саму себя? Как будто я не могу взять и переродиться! Привязана, видите ли, к своим близким! Нытик!
  Как оказалось, курс Вадим держал за город. К своей бабушке, в деревню. Правда я решительно не понимала, почему это он вдруг, ни с того, ни с сего, сорвался. Ни разу ведь за ту половину лета, что уже прошла, к бабушке не ездил, а тут захотелось ему, да еще и под вечер. Но, когда автобус наконец-то добрался до желанного пассажирами пункта назначения, он меня снова удивил: Вадим отправился не в сторону бабушкиного дома, а в совершенно противоположную сторону. На мой вопрос "А куда?" он ответил предвкушающим "Сейчас увидишь!", что заставило меня нетерпеливо поежиться. Интересно ведь! Интуиция так и шептала, что меня ждет что-то особенное, и сегодняшний день к этому решительно располагал!
  Парень двигался нарочито медленно, возбуждая мое любопытство все больше и больше. И оно возбуждалось, как бы пошло это ни звучало. Мне было так интересно, что же меня ждет впереди, что я готова была обогнать своего подопечного и побежать впереди него. Так же это был веский повод начать подгонять Вадима вперед, но я этим поводом не воспользовалась. Парню так нравилось наблюдать за моим нетерпением, что разочаровать его отсутствием этого самого нетерпения у меня не поднялась рука.
  Наконец-то до пункта нашего назначения осталось совсем немного. Вадим, попросив меня следовать за ним, поднялся на достаточно высокое возвышение, у подножия которого протекала небольшая речка. Он сел на этот холм и, ничего не говоря, стал чего-то ждать. Сначала я ничего не понимала и стояла, хмуро глядя на парня, но потом, несколько минут спустя, я поняла, что же за подарок приготовил мне Вадим. И это было, честно говоря, невероятно, это был лучший подарок, который мне только дарили за всю мою живую жизнь! Все, что мне только оставалось, так это пораженно уставиться на, не побоюсь этого слова, любимого, не веря в происходящее.
  Передо мной развернулось самое настоящее чудо, которое происходит каждый божий день. Солнце, потихоньку оставляя часть Земли во мраке, плавно опускалось за линию горизонта. Небо окрасилось в красные оттенки цвета, как бы намекая, что все, скоро уже будет кромешная тьма, нарушаемая только светом ярких звёзд и красавицы-луны.
  -Здесь закат выглядит красивее всего, - тихо и несмело проговорил мой подопечный.
  -Спасибо, - мои слова прозвучали так же тихо, как и его. Казалось, что сейчас из глаз потекут слезы, но нет, не потекли. Пришлось переживать всю бурю эмоций внутри, не давая им выхода наружу. А это, я вам скажу, делать было трудно.
  ***
  Вадим, несмотря на то, что было уже темно, решил вернуться обратно домой, в город. Я же, убедившись в том, что он в безопасности и никуда сегодня вляпываться не собирается, отправилась на еще одну встречу с братом, на крышу, с которой меня скинул мой убийца.
  Когда я пришла, Дани еще не было. Но я была полностью уверена, что он придет, по-другому быть не могло. И мои ожидания оправдались... почти. Брат пришел не один, на крышу он взял с собой Юлю. Это было так неожиданно, что я чуть не забыла, кто я. Чуть не кинулась подруге на шею, не обращая внимания на тот факт, что я бестелесный призрак, то есть я бы просто прошла сквозь нее.
  -Зачем ты меня сюда привел? - прерывисто выдохнув, спросила Юля у Дани.
  -Я хотел тебе кое о чем рассказать, - крепко обнимая и тем самым успокаивая любимую девушку, сказал брат.
  Не торопясь, Данил достал из сумки, что висела на его плече, плед, расстелил его и бережно усадил на него девушку, а после уселся и сам.
  Она его не торопила, будто чувствовала, что то, что он хочет ей поведать, очень важно для него, важнее всей его жизни. Прошло пять минут, и брат наконец-то заговорил:
  -Знаешь, Юль, я часто прихожу сюда. Просто так, мне здесь спокойно, - он не смотрел на девушку, его взгляд был устремлен на небо, покрытое яркими звездами-пушинками, - у меня такое ощущение, что она рядом, что она видит и слышит. Не всегда, но часто я ощущаю ее присутствие, здесь чаще всего, - он посмотрел на меня, будто видел. Опять, - я даже знаю, кто ее убил. Если подумать, то о многом можно догадаться.
  -Кто? - почти шепотом, на выдохе, спросила она.
  Данил молча достал из кармана именной брелок, про который я уже и думать забыла.
  -Дима? - брат кивнул.
  -Этот брелок он потерял в тот день. А после он прилетел прямо мне в лоб, - с теплом в голосе проговорил он, - Это был тот вечер, когда я впервые почувствовал ее присутствие. С тех пор я стал чаще приходить сюда. Почти каждый день. Правда, к сожалению, не всегда приходила она. Но это бывало редко.
  -Она счастлива, я уверена, - прижавшись к парню, попыталась приободрить того Юля. -Надеюсь, - улыбнулся он и подарил девушке нежный и романтичный поцелуй.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"