Сазонов Сергей Дмитриевич: другие произведения.

Решение

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   данный рассказ имеется также в аудиформате посмотреть можно здесь http://www.avtorskimgolosom.ru/author.php?part=authors&author=sazonov
  
   Р Е Ш Е Н И Е
  
   - ...Потому, что я люблю тебя.
   Девушка не отводила глаз. "Вот это номер!" - Вождь, забыв о солидности, почесал макушку. Такого он не мог предположить.
  
   Утром ему доложили, что в глубине острова нашли убитую девушку. Такого здесь давно не случалось, по крайней мере, при его правлении - точно. Такого на острове не могли припомнить даже старожилы. Ну, вцепятся в космы две бабенки - бывает. Подерутся по пьяни мужики - тоже. Убийство - это серьезно. Причина нужна весомая. Чего делить на острове? Бананов - во-о-о! Рыбы в море - во-о-о! О воровстве и не помышляли. Даже невест, случись чего, делили строго по правилам, по соревновательному принципу. Кто круче, того и приз, со всеми вытекающими...
   Вождь поспешил за провожатыми к месту преступления. Там уже собралось почти все племя, включая любопытных ребятишек. Взрослые топтались в стороне, не подпускаемые близко шаманом. Они негромко переговаривались, не обращая внимания на истошный вой матери убитой. Вождь подошел к телу. Не стоило быть криминалистом, чтобы заключить - девчонку действительно прикончили. Голову несчастной проломили камнем, а уж затем волоком оттащили в кусты - на траве остался след. Чуть дальше валялся окровавленный камень. Вождь опустился на корточки перед убитой, приподнял ей юбку. "Следов насилия нет. Тогда за что? Час от часу не легче". Он, вождь, обязан найти и покарать убийцу. Именно этого от него ждут. Он поднялся, обернулся к народу. Под его взглядом племя примолкло, но глаз никто не отвел. Все ждали его решения.
   - Иго, - обратился к нему шаман, - Люди говорят, что вчера Аля (так звали убитую) ходила за кабакой (разновидность банана) вместе с двоюродной сестрой, Иной.
   - Где Ина?
   - Здесь нет, наверное, осталась в деревне.
   - Ты уж, организуй все как надо... там обряд очищения и прочее, а я в деревню, поговорю с ней. Потом подходи.
   Шаман кивнул в ответ.
   "Молодец. - В который раз подумал о нем вождь, - В меру ленивый, чтобы не претендовать на верховную власть, друг, на которого можно положиться, умный собеседник, с которым приятно скоротать вечер за бутылочкой кокосовой или погонять в шахматы. Без того и другого на этом богом забытом острове просто свихнешься. Отдыхать в этом тропическом раю - мечта, а вот выживать цивилизованному человеку ой как тоскливо".
   Сам он - случайный человек в этом первобытном мирке. Более двадцати лет назад его самолет совершил аварийную посадку у маленького островка в Тихом океане. В свое время Игорь (так звали будущего вождя) очень радовался контракту на работу в этом регионе. Местных летчиков не хватало, и русский пилот оказался очень кстати. Его подрядили сначала на год, а затем контракт продлили.
   В этот раз он совершал рейс в соседний район - возил доктора, худосочную женщину-англичанку из Красного Креста. Возвращаясь обратно, они вынуждены были обходить грозовой фронт и потому отклонились от курса. Не в первый раз такое в этих широтах. Ничего страшного - топлива хватало, просто лететь предстояло чуть дольше. Самолетик не новый, с ним и раньше возникали проблемы, но, обычно, бог миловал - долетали до места. Но не в этот раз. Ни с того, ни с сего, что-то случилось с электропитанием. Приборы погасли, в кабине завоняло, мотор зачихал и заглох. Игорь спланировал к небольшому островку и умудрился посадить самолет у самого берега. Беглый осмотр показал, что устранить неисправность он не сможет - закоротило несколько важных узлов. Самое обидное, что рация тоже не работала. Оставалось сидеть и ждать, полагаясь на везение. Летные карты также не обрадовали - островок лежал в стороне от воздушных линий. Похоже, корабли сюда тоже не заходили - мешал прибрежный риф, опоясывающий остров. Позднее он узнал, что в последний раз остров посетили варяги-торговцы лет за пять до их аварии. В память о них у племени, что населяли остров, остались металлические ножи-топоры, ткани и побрякушки для женщин, воспоминания о хмельном напитке и несколько ребятишек цветом кожи посветлее, чем у аборигенов.
   Летчика и пассажира может, и искали, да не нашли. Для большого мира они погибли. У человечества свои проблемы и ему нет времени серьезно заниматься судьбой двух его членов. Вот так и остался среди племени туземцев белый человек, а с ним доктор.
   Белые прижились, среди бесхитростных аборигенов. Доктор сразу принялась лечить нехитрые болезни аборигенов, пилот ручной дрелью очаровал мужчин, а случайно оказавшимся в самолете набором крючков, подкупил их. Наибольшее уважение он заслужил, убив коммодского ящера, случайно появившегося на острове и досаждавшего жителям. Игорь пристрелил чудовище из ружья. Тогдашний вождь оценил подвиг и даже приблизил Игоря к себе. Старик оказался славным, и все расспрашивал чужеземца о его мире. Умирая, вождь неожиданно изъявил волю - он желал видеть во главе племени пришлого человека. Как ни странно, но шаман старого вождя поддержал. Был он ровесником Игорю и, до жизненно важного решения верховного, несколько раз бражничал с чужеземцем. Игорь по просьбе докторицы-англичанки несколько раз гнал самогонку (исключительно по медицинской потребности). А быть у ручья и не напиться? Одному не с руки, как тут не пригласить местного интеллигента - шамана, менее всего занятого на острове.
   Рекомендацией старого вождя Игорь воспользовался. Почему бы и нет - титул-то не наследный. Но по местным обычаям кресло правителя необходимо было завоевать. Тут тебе не выборы с агитацией и подкупом избирателей. Хочешь рулить народом - заработай право, с риском для жизни. Пришлый решил эту проблему просто и без зазрения совести. Пока претендент из местных потрясал копьем и угрожающе пританцовывал на кругу, он застрелил кандидата в вожди из револьвера. Эффект получился потрясающий. Охотников попытать счастья больше не сыскалось, а Игорь, в глазах теперь уже соплеменников, возвеличился до уровня божества. Докторица-англичанка возмущенно заквохтала по этому поводу. Ах, поступок неблаговидный, ах, честь... . Добавила бы еще ах, ум, ах, совесть... нашей эпохи. Пришлось объяснить дуре, что если бы местный укокошил Игоря, то ее, мосластую сухостину, наверняка бы отимели всем племенем, а потом и съели бы напоследок. А так, пока он жив, такого точно не случится. Англичанка еще пару месяцев дулась на Игоря за то промывание мозгов, наотрез отказалась жить с ним под одной крышей вновь построенного вождю большого дома. А зря. В племени докторицу принимали за его жену. И вот, как-то старейшины пришли к новоиспеченному вождю и заботливо поинтересовались, почему супруга его пренебрегает таким большим и уважаемым человеком. Игорю хватило ума прикинуться непонимающим. Разъяснения вскоре последовали. Оказалось, что по местным законам, жену, избегающую супружеских обязанностей, муж имел право не только наказать, но и казнить. Игорь, еще слабо владеющий местным языком, с грехом пополам сообразил, о чем толкуют старики, но сделал вид, что не до конца. В качестве толмача позвали саму докторшу. И вот при ней старики обрисовали порядки семейного уклада на острове. Уже вечером она перебралась в бунгало Игоря. А может, и не стоило этого допускать? Придавили бы ее дикари и вся недолга? Шатаясь с Красным Крестом, воюя с лихорадками, вскрывая свищи и принимая роды по всему свету, женское свое она, видимо, растеряла. Вроде бы, двое чужих в этом мирке - потянуться должны друг к другу, ан нет, искорки между ними не случилось. Жили под одной крышей, а ни теплоты, ни участия. Если изредка что-то и бывало ночкой, то пресно, без огонька. Тоже, вроде как оказание помощи. Но в то время Игорю, как вождю, отцу народа, необходим был свой доктор под рукой. Англичанка, хоть и "вольтами", "Айболитом" оказалась отменным. Плюсом ей - на местном диалекте лопотала бойко. Так вот и прижились они на острове. Слава богу, народ не роптал - "дети природы", не испорченные цивилизацией. Основное у них по уму: слово вождя -закон. Никаких тебе референдумов, митингов оппозиций и финансирования охлоса со стороны. Не нравится вождь - выступи честно, не скрываясь за спинами коллектива, и если останешься жив, то выстраивай уже свою политику.
   Со временем Игорь вошел во вкус правления и даже с долей заслуженной благодарности стал принимать знаки почета верховной власти. Тишь и гладь, да божья благодать царили в его мирке, до сегодняшнего дня.
  
   Возвращаясь в деревню, он все прикидывал, как найти убийцу, какому наказанию его подвергнуть. Казнь должна быть не только неизбежной, но и обязательно устрашающей. Что б осталась она в памяти людской предупреждением - "кровь за кровь". Чтоб впредь неповадно было. Перед глазами то и дело всплывала одна и та же ужасная картинка - рана на голове убитой, густо облепленная мухотой.
   С такими мыслями он дошагал до деревни и первым делом завернул к себе, взял бинокль, лишь затем направился на поиски Ины. Он сам, на крестинах назвал ее Инной, но местный диалект украл одну букву ее имени. Девушка нашлась у себя дома. Сидя на пороге, она спокойно мастерила украшения из больших жемчужин.
   - Ты знаешь, где Аля? - строго спросил Игорь-Иго-вождь.
   - Разве я сторож ей? - не отрывая глаз от рукоделия, ответила девушка.
   - Ой, девка, - покачал головой вождь, - А что скажет мне Волшебный Глаз?
   Он навел бинокль на девушку. Та в испуге поднялась. Местные с благоговением относились к биноклю вождя, приписывали ему колдовские свойства и называли Волшебным Глазом.
   - Ты убила Алю, - возвестил Игорь, - Так говорит Волшебный Глаз. Он все видит, он все знает. Отвечай! Не заставляй его испепелить тебя!
   - Она сама виновата, - начала тихо девушка и сорвалась на крик, - Она хвасталась, что нравится тебе, что обязательно станет твоей женой! А этого никогда не будет! Никогда! Потому, что я..., я люблю тебя!
   "Вот это номер!" Вождь, забыв о солидности, почесал макушку. Такого оборота он не мог предположить. Он и не подозревал, что имеет популярность, среди подрастающих девиц. Официальная жена - докторица-англичанка умерла год назад от какой-то хвори или от тоски. Место первой леди оставалось свободно. Игорю пятьдесят пять. Самое время заглядываться на молодых, да было б на кого? На местных красоток глаза б не глядели - мелкие, словно подростки, в большинстве своем - плоскодонки. В этом отношении островной рай подкачал. Поневоле приходилось всю энергию вкладывать в племенное благоустройство, рулить взаимоотношениями между пятью основными семьями на острове, частенько и суд править в соответствии с местными обычаями, обстановкой и собственным мировоззрением. Все дела, дела.... За ними он и не замечал у местных проявления высоких чувств. Надо же, а эта "коза" вдруг: "Люблю!" "Слова - звук, поди разбери от души или из корысти. Слова - словами, а дела - делами. А вот эта смогла. Глупо, бездарно, ужасно, но смогла. Действительно, ревность - страшная штука. И когда я привечал Алю? - Игорь призадумался, - Что-то не припомню. Может, пару раз и похвалил? Или по заднице, мимоходом похлопал? Не помню. Они все на одно лицо. А я для них, оказывается - нет. Господи! Он словно впервые оглядел девицу. Коротконожка, бедра широкие, а зад плоский, острые сисята торчат в разные стороны как у козы. Лицо - типичное для этих мест, с тяжелыми надбровьями и скошенным подбородком. Можно и не просить ее открыть рот, чтобы убедиться: зубы - желтые и выросли кося-бося. Зато глаза истовые - все в них: и любовь, и собачья преданность, и надежда. "Вот шельма", - только и покачал головой вождь.
   - Иди за мной, - бросил он девушке, поспешно отворачиваясь.
   Он зашагал к дому, прислушиваясь к легким шагам за спиной. "Вот как вывернулось", - сетовал Игорь.
   Уже у себя во дворе он полуобернулся к девушке, приказав:
   - Жди здесь, - а сам вошел в дом.
   Первым делом он схватился за старенький термос с прохладной "кокосовой" в нем. Подержав термос в руках, Игорь с сожалением отставил его. Рановато пить - полдень, самая жара, а ему еще вершить суд, будь он неладен. Игорь подошел к окошку, глянул сквозь самодельные жалюзи. Девчонка сидела на крыльце, продолжая заниматься бусами. "Когда успела их прихватить? Или не оставляла?" На лице девушки блуждала улыбка. "А ведь она рада, что попала в мой дом! - осенило его, - Понимает, что накажут, а все равно счастлива!" Он вернулся к термосу, налил себе немного, выпил, затем уселся в плетеное кресло. Два голоса заговорили в нем: Иго-вождя и Игоря-человека. Вождь приводил весомые и разумные доводы, человек вяло соглашался, уже зная, что все равно не сможет отдать Ину на растерзание. Она виновата, тысячу раз виновата, но, черт возьми, самолюбие ласкало, что из-за него приключилось такое. Нет - убийства он не хотел принимать. Это ужасно, что произошло. Но лестно то как. У них в школе, еще в той, далекой жизни, две девчонки серьезно подрались из-за парня. Общество окрестило их "дурами", а виновник девичьего раздора ходил гоголем. Куда тому пацану до сегодняшней разборки.
   Доводы вождя быстро иссякли. Игорь-человек завладел мыслями. Он пробежался по воспоминаниям. Жизнь прошла в двух ипостасях: до и после аварии. И ни в одной из них так искренне к нему никто не относился. "Убежать с ней с острова? - идея полыхнула и тут же погасла, - Позволить себя любить и через год сойти с ума?"
   На пороге послышались шаги, затем негромкий разговор. Игорь заленился вставать - кому надо, тот войдет. Через какое-то время вошел шаман. В глазах его читался вопрос. Игорь и вождь (все еще в контрах, не желали соединяться воедино) медлили одинаково. Один оттягивал решительный разговор, другой соблюдал статус.
   - Что делать будем? - Первым не выдержал паузы шаман.
   - А что говорят обычаи? - дипломатично ушел от ответа вождь.
   - Родители потребуют смерти.
   - Они же родственники?- напомнил Игорь.
   - Здесь все, в коей мере, родственники.
   - Значит, казнить, - подтвердил вождь.
   - А как бы хотела расправится с Иной мать Али?- тут вступил в разговор Игорь, - Воткнуть нож в сердце? Или отрезать потихоньку, по кусочку, чтобы убийца подольше мучалась? Чтобы боль ее была соизмеримой боли матери, потерявшей ребенка.
   - Предлагаешь, как следует помучить Инну? - воззрился на Игоря-вождя шаман.
   - Ага, только не убивать. Помучить ее ... жизнью, - Подтвердил Игорь и неожиданно напомнил - У тебя недавно болел зуб?
   - Да, было, - сморщился от воспоминаний шаман, - Спасибо, что вырвал мне тогда.
   - Не за что. Скажи, что бы ты предпочел: жить с ежедневной зубной болью до конца жизни или сразу умереть?
   - Да как он болел, лучше б сразу помереть. А к чему ты так говоришь?
   - По всем правилам, по закону, девчонку следует казнить, чтоб другим неповадно было. Чтобы все осознали - "смерть за смерть". - Тут вождю понравилась мысль Игоря, и он пока не влезал в разговор, давая воображаемому оппоненту свободу действий, - А ведь можно оставить ее жить с болью, наподобие той, что была у тебя. И каждый день убийца будет страдать от своего горя, от своего бессилия. Исправить то уже ничего нельзя, и никто не даст ей прощения. Каждый день ей станет мукой.
   - Родные отомстят за Алю, - с сомнением покачал головой шаман, - если только не изгнать ее из деревни.
   - Для всех это станет уроком, - поспешил вождь, - Поверь, жить изгоем - тяжкое бремя.
   - Ты уверен, что она будет страдать?
   - Да, - твердо сказал Игорь.
   - Если только из-за тебя, - как-то ехидненько обронил шаман.
   "Примат, ей богу, примат. Набить бы ему морду, но нужен он сейчас, как нельзя". Вождь промолчал, а человек ответил:
   - Со временем одна боль сменит другую. Боль раскаянья будет с ней остаток дней.
   - Делай, как знаешь, - сдался шаман, - А как объяснишь людям? Не поймут.
   - Это уж твоя забота. Ты у меня зам по идеологической работе.
   Шаман обиделся:
   - Мог бы сказать просто - помоги друг.
   Он хотел, было выйти, но Игорь подскочил с кресла:
   - Погоди.
   Он метнулся к термосу, плеснул из него по чашкам, одну протянул шаману:
   - Помоги друг.
   Мужчинам мирится проще.
  
   Разбухшее красное солнце начало садиться в море. Слепящая дорожка от него пробежала по воде к самому берегу, на котором собралось все племя. Взрослые и дети расположились кругом, внутри которого разложили три больших костра. В самом центре стоял вождь, крепко держа за руку Ину. Шаман до суда поработал с ней, может, чего дал ей выпить - выглядела она как неживая. Сам он бегал по периметру. По случаю суда на нем была высокая шапка-шлем с перьями, на груди рядами висели амулеты, в руках кривой посох. Этим посохом с привязанным к нему колокольчиком, шаман грозно потрясал, и что-то выкрикивал соплеменникам. Что именно Игорь не прислушивался. Он следил за толпой, за ее настроением. На поясе его висел револьвер. Это так, на крайний случай. Шаман знает своих, сделает как надо, обещал. Обрывками фраз доносились его слова:
   - ... земля дрожала в день убийства...
   "Молодец, ловкий ход, - про себя отмечал Игорь, - На острове она время от времени дрожит. Недалеко просыпающийся вулкан и потрясывает здесь постоянно.
   - ...земля дрожала принимая кровь невинной жертвы... . Только дух земли вправе судить и проклинать за эту кровь...
   "Ему б министром быть в какой-нибудь стране. Как грамотно построил. Мы вроде бы и не наказываем, вроде бы, как и ни при чем. Дух земли карает. Кто не доволен - претензии предъявлять ему".
   - ...он желает изгнания Инны из племени. Мы тоже. Убийце не место среди нас.
   Завороженная шаманом, толпа возмущенно зашумела. Потерявший нить разговора, вождь обеспокоено положил руку на револьвер. Но никто не сделал шага вперед. Племя оставалось управляемым. Шаман подошел к ним. Пришла очередь заключительного решения вождя.
   Тот вскинул руку:
   - Люди! Если Дух земли желает судить сам, мы не вправе вмешиваться. Иначе он рассердится, земля задрожит сильнее и скинет нас и наши дома в воду. Я принимаю его волю и повелеваю всем следовать ему. Потому я буду присматривать, чтобы никто не причинил вреда Ине. Никакого вреда. Иначе дух земли проклянет нас. Да будет так!
   - А теперь уходи! - обернулся он к девушке.
   - Не-е-ет! - неожиданно ожила она, упала на колени, хватаясь за руки вождя.
   - Это все, что я могу для тебя сделать, - тихо сказал Игорь.
   Девушка не слышала его, заходясь в плаче. Игорь отыскал глазами шамана. Тот подбежал, крепко схватил девушку за руки, развернул к себе. Лицо его сделалось страшным, он что-то прошипел ей, затем достал что-то из-за пояса и сунул Ине в рот. Девушка перестала кричать, обмякла. Шаман поднял ее с земли и повел за собой.
   Солнце уже село в море и южная ночь, чернотой обняла остров. Светло оставалось только внутри круга. Люди вокруг с темными лицами в свете костров, казались Игорю демонами ада, провожающими грешника к последнему пристанищу. Никто не осмелился тронуть Инну, но тени их цеплялись за поникшую фигурку девушки и путались под ногами. Защемило сердце. "Рука Немесиды? Обиделась, что оставил ее без жертвы? - Игорь когда-то читал о греческой богине мести за преступления. Он повел плечами, разгоняя боль. - Отстань. Мир огромен, тебе и так хватает работы".
   Народ потихоньку разошелся. Игорь-вождь (уже в одном лице) поплелся к себе. Скоро к нему зайдет, как договаривались, шаман. Костры в кругу догорали. То там, то здесь расцвели огоньки в очагах. Люди занялись привычными делами. Игорь думал, что жизнь продолжается. Сменится несколько поколений. История Инны и Али станет легендой, образ вождя размоется, и мало кто будет догадываться о причинах, повлиявших на его решение.
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"