Сазонов Сергей Дмитриевич: другие произведения.

Сложности жизни по заповедям

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   - Ну, здравствуй, Егор!
  
   Голос Бога не рвал перепонки оглушительными раскатами, но тем не менее звучал достаточно громко, был определённо мужского тембра и самое главное - шёл непонятно откуда. Скажи Егору кто раньше, что доведётся поговорить с самим Всевышним рассмеялся бы шутнику в лицо. И тем не менее...
  
   "Вся суть вещей в наборе обстоятельств, заправленных соусом из случайностей", - так выразился один из героев любимого Егором сериала. И ведь он недалёк от истины, а может был вообще лучшим философом от начала времён. Потому как этого разговора с местным Богом никогда бы не случилось, если бы не трагические обстоятельства шестилетней давности. Именно тогда звездолёт Егора попал под метеоритный поток. Нечасто, но такое случается с космическими аппаратами. И всякий раз на помощь приходит противометеоритная защита. Но не в этот раз. Такое ощущение, что защита запнулась, обнаружила угрозу не сразу, а когда заработала на полную было уже поздно - космический мусор буквально изувечил их корабль. Егор, как инженер-электронщик руку давал на отсечение, что по его части сбоя системы быть не могло. Человек мог бы прошляпить, машине подобное не свойственно. Не иначе как без барабашки не обошлось. Это кто из экипажа и как нагрешил, чтобы случилось подобное. Космонавты, несмотря на присущий учёным атеизм, сплошь суеверны, верят в чёрных котов, подъём с той-не-с-той ноги, во всякие приметы. Егор в этом не исключение. А если учесть, что родная бабка заговаривала бородавки и гадала на картах, вера его во всякую чертовщину впитана, как говорится с молоком матери.
  
   Звездолёт потерял маршевые двигатели, часть экипажа погибла и о возвращении домой не могло быть и речи. Неуправляемый звездолёт всё дальше отклонялся от основных транспортных маршрутов. Сигнал SOS отсылаемый во все стороны сначала походил на отчаянные крики попавших в беду, спустя месяц на истеричные рыдания, через год на безутешный плач с подвыванием, а через три на бормотание смирившихся со своей судьбой астронавтов. Шесть лет провала в неизвестные миры если понятие верх-низ в космосе существуют. И за эти годы им ни разу не довелось встретить мало-мальски пригодной для обитания планеты. Подобные Земле не такая уж редкость во вселенной. Многие, уже колонизированы, но в этом краю космоса почему-то не попадались, хотя должны, обязательно должны. Было от чего впасть в отчаянье или даже в депрессию. Несколько человек из экипажа не выдержали испытаний и сошли с ума. Одного заперли, чтобы не натворил чего, другая, доктор-биолог, покончила с собой, двое, с промежутком в месяц сбежали с дрейфующего корабля. Первый прямо в скафандре шагнул в открытый космос, второй соорудил спасательную шлюпку. И, видимо грешен оказался кто-то один из них, потому как почти сразу после этого бортовой компьютер, продолжавший сканировать пространство, объявил, что прямо по курсу появилась планета, пригодная для обитания. Экипаж взбодрился, особенно после того как компьютер дополнительно сообщил, что в этом районе четыреста лет назад потерпел крушение транспортник "Дельфин 412" с переселенцами на борту. Они направлялись осваивать созвездие Рыбы, но также, как и звездолёт Егора потерпели аварию. В народе почему-то решили, что переселенцы могли укрыться именно на этой планете. Что, кстати, и не отрицал бортовой компьютер.
  
   - Жизненная активность на планете наблюдается, - пространно выдал он.
  
   Обычно интеллектуальный помощник человека давал более развёрнутую информацию. Это как бы удивило Егора, но не настолько, чтобы тут же броситься тестировать блоки и узлы бортового компьютера. Видимо Егор, как и все поддался всеобщему энтузиазму. Неужели их безнадёжное путешествие в никуда скоро закончится, они обретут новый дом и возможно встретят соплеменников, тех самых несчастных с "Дельфина", выживших.
  
   Остатков горючего аккурат хватило на маневры при подлёте к планете и на посадку. Два последних дня предшествовавших этому показались самыми длинными для измученного путешествием экипажа.
  
   Всё, приземлились. Ещё полчаса томительного ожидания пока компьютер закончил анализ внешней среды и не разрешил отдраить люк. Скафандров не понадобилось, атмосфера планеты, как и ожидалось, была богато насыщенна кислородом. И какое счастье, что растительность здесь тоже имелась. Астронавты как дети радовались этому. Столько лет жить среди пластика и металла, гулять по лесу лишь с помощью симуляционного шлема, а тут всё натуральное. Местные колонисты астронавтов не встречали ни с транспарантами и флажками, ни с пушками-пулемётами. Прошло полтора часа, не менее, пока они появились, человек десять, делегация. Выглядели они по общепринятым меркам экзотично: в белых хитонах, подпоясанные золотыми поясами, с золотыми обручами на головах и копьями в руках. Кто-то из экипажа, видимо знаток истории предположил, что местное общество ещё в стадии формирования цивилизованных отношений.
  
   - Одна лишь память - штука ненадёжная, а четыреста лет для народа - достаточно долго. Скорее всего столкнёмся с махровым патриархатом. Хотя возможен и матриархат. Это если у них проблемы с репродукцией. Так бывает в постапокалиптических сообществах. А для экипажа "Дельфина", как и для нас авария - по сути тот же самый апокалипсис, - добавил он.
   Егор, глядя на копья местных и грубые сандалии на их ногах, готов был согласиться со знатоком и возможно со следующими его словами:
   - Если мы стоим на более высокой ступени технического развития, а скорее всего так и есть, то для туземцев мы можем показаться богами. Не удивляйтесь, если что.
   Кто бы сомневался. На Егоре и остальных экзоскелеты, позволяющие передвигаться по планете с силой тяжести 0,9 G. После стольких лет в космосе без них никак. Изнеженные невесомостью мышцы ещё плохо переносили гравитацию. Так, что экипаж приземлившегося звездолёта выглядел фантастически в глазах местных. Можно только представить, что творилось в головах встречающих. И тем не менее робости они не выказывали.
  
   К астронавтам действительно отнеслись с уважением, правда без трепета, должного перед сошедшими с небес. Их вежливо пригласили пойти с собой и сопроводили... в карантин. Немного странно, потому как с богами так не поступают.
  
   Карантин располагался на окраине небольшого городка. На его территории, обнесённой забором, стояли пять бараков из грубо отёсанного песчаника, с удобствами на улице. Кроме того, здесь имелись постройка явно хозяйственного назначения и кухня с рядами скамеек под навесом.
  
   - Похоже на военные казармы, - сказал кто-то из экипажа, явно служивший.
  
   Тепло (по поисковой системы "горячо-холодно"). Только это были казармы жрецов, тех самых, что первыми встречали астронавтов. Армии как таковой на планете не имелось. Полицейскую функцию несли всё те же жрецы, двое из которых бессменно дежурили у единственного входа в комплекс, не выпуская астронавтов в город и не пуская любопытных к ним. Их присутствие не мешало местной детворе наблюдать за чужаками с забора. Осмелев, мальчишки и девчонки стали вообще шнырять по территории комплекса, заводить знакомства, с любопытством трогать экзоскелеты и одежду космонавтов, разглядывать вещи, захваченные ими с корабля. В полный восторг их приводили музыкальные колонки Егора и проектор, показывающий фильмы в голографическом изображении.
  
   Проблем с общением не возникало. Местные разговаривали на чудовищном диалекте космического эсперанто. Худо-бедно понять можно. Через неделю в карантин пришёл жрец и по бумажке, зато уже на чистом языке, понятном для астронавтов, прочитал лекцию о местном мироустройстве. На планете, называемой местными Земля-дочь за сходство с Землей-матерью, чёткого общественного строя не наблюдалось. Обычно всем заправлял городской совет. Вдруг объявившийся диктатор мог разогнать совет и управлять всем тем, до чего мог дотянуться. Век узурпатора как правило бывал недолог и его сменяла охлократия, с принятием решений на площадях. Когда орать надоедало, власть опять передавали Городскому совету. Но, если верить лектору, никакой строй не влиял на базовые отношения среди населения. Люди старались жить строго по десяти заповедям переданных им местным божеством.
  
   - Да это же аналоги заповедей библейского Моисея! - ознакомившись с которыми, воскликнул экипажный книгочей.
  
   Кто такой Моисей жрец не знал, хотя по идее обязан был - как-никак служитель культа.
  
   - И все стараются придерживаться заповедей? - усомнились астронавты.
  
   Уж больно рассказ жреца звучал идеалистически. В каждой религии есть подобный свод правил, но человечество никогда не спешило жить по ним. Но для жреца соблюдение заповедей было само собой разумеющимся.
  
   - Конечно, - подтвердил он, - Это же конкретные правила для проживания. За нарушение их следует наказание.
   - Как?
   - Увидите, - улыбнулся лектор-жрец.
  
   Другой вопрос ему звучал примерно так:
  
   - А суды? Существуют ли здесь юридические законы?
  
   Суды имелись, куда ж без них. "Анархия - мать порядка" - всего лишь лозунг. Хоть какая-то законность присуща любому обществу. Примитивный свод законов имелся и на этой планете. Но жрецы суды не жаловали.
  
   - Уста судей частенько лукавят. И лишь всевышнему нет смысла лгать.
  
   Ответ религиозных фанатиков ни много, ни мало. В мире Егора религиозной мутью одержима лишь малая часть населения. Человечество давно исследовало космос, встречалось даже с инопланетянами, но нигде не нашло Бога. А здесь не только жрецы, но и все без исключения верили в существование Всевышнего. Местные называли его У-ум и вполне серьёзно полагали, что тот живёт среди них и управляет всем на планете.
  
   - Покажите нам его, - не раз и не два просили астронавты.
  
   Но жрецы только улыбались в ответ.
  
  
   Никаких космических болячек у астронавтов не обнаружилось. Наоборот, несколько излечились от аллергического насморка, настоящей напасти современного человека. В экзоскелетах нужда отпала, недели через три все адаптировались к силе тяжести Земли-дочки. Астронавтов стали выпускать в город. Предполагалось каждому присмотреться к местному обществу, быту и найти в нём своё место. Доктору, Биологу и Механику понятно, всегда дело сыщется. А вот Навигатору, Пилоту или как Егору инженеру-электронщику, где использовать свои профессиональные навыки? В обществе, не имеющем тяжёлого машиностроения в основном занимались натуральным хозяйством. Для астрономии, высшей математики, информатики на Земле-дочке время пока не пришло. Зато электричество здесь имелось. Поле за городом было сплошь уставлено ветряками. Зачем им столько?
  
   Если жрецы ходили с каменными лицами, то простое население отличалось приветливостью. Улыбки на их лицах сияли не только по праздникам. По всему жизнью своей они были довольны. Сам городок удивлял чистотой. У каждого дома небольшая клумба с цветами. Вроде мелочь, а глаз радовало. Улицы вымощены булыжником. Трудозатратно, а что сделать? До первого асфальта им ещё лет сто. Кстати, в городе имелся водопровод, и даже канализация. Весьма достойно. О телевидении здесь никто не слыхивал. Оно и понятно, а вот радио было в каждом доме. В принципе ничего удивительного, в любом звездолёте полно динамиков, буквально в каждой каюте имеется, в каждом отсеке. Приспособить их для радио - дело плёвое.
  
   Площадь в городке являлась центром общественной жизни. До обеда её заполняли торговцы, по вечерам выступали артисты, прогуливались горожане, молодёжь устраивала танцы. К полному изумлению астронавтов на площади стояли три позорных столба, тёмные, со вбитыми в них коваными кольцами. Как? Откуда такая дикость времён мрачного средневековья? Но никого, кроме астронавтов это не смущало. Позорные столбы по большей части пустовали. Но иногда жрецы привязывали к одному из них очередного бедолагу, которого сначала пороли розгами или кнутом, а затем оставляли стоять с табличкой, на которой было указано, в чём тот провинился. По уверениям местных кого наказывать и как определял сам У-ум, жрецы лишь исполняли его волю.
  
   - Откуда он всё знает? - удивлялись астронавты, - Ну, ладно, этот прелюбодействовал, а тот украл. Мог кто-то увидеть и "настучать". А что завидовал кто-то или богохульствовал в сердцах? Как узнаёт?
   - Он видит всё, - отвечали им.
  
   Кто-то из астронавтов усомнился:
   - Сколько мы здесь этот самый У-ум нам ни разу не появился, хотя, по идее должен был, чтобы напугать. Сдаётся, жрецы узурпировали за собой право вершить суд от имени местного божества. Так было от начала времён и до наших дней. Кто не хотел надрываться на работе и при этом не голодать, всегда стремится попасть в священники?
  
   И хотя никто из жрецов не слышал этого, буквально сразу к нему подошёл один из них и от имени У-ума вынес предупреждение:
   - Не стоит пренебрегать третьим заветом и произносить имя Господа всуе, то есть попусту, а более опасно недооценивать первый завет. Великий У-ум на первый раз прощает тебя, но в следующий раз ты будешь наказан.
  
   Будучи свидетелем этого Егор, и так не особо болтливый, посчитал впредь за лучшее помалкивать.
  
  
   После карантина астронавтов приняли в местную общину. Каждого записали в городские книги, определили кто чем будет заниматься. По окончании официальной процедуры устроили праздник с угощениями и танцами. Выпивали, как же без этого, на алкоголь запрета не было.
  
   Дальше потянулись обычные дни на этой планете. Егору из электронщика пришлось переквалифицироваться в электрики. Это примерно, как сменить скоростной автомобиль на самокат или вместо калькулятора перейти на счёты. Он тянул провода, чинил самодельные розетки, проводил профилактику ветрякам забравшись на самую верхотуру. Работа не сказать, чтоб интеллектуальная, но кормила и позволяла кое-что откладывать на черный день. Он снял комнату в доме на окраине. Хозяева, милые люди, не докучали понапрасну. Их две дочери уже заневестились, и родители надеялись, что молодой человек посватается к одной из них потому и за комнату запросили цену меньшую, чем все. Но постоялец не спешил с предложением. Что могли дать искушённому Егору сестрёнки из пуританского общества. В последнем полёте у него случился страстный роман с вторым пилотом, жгучей итальянкой Лауреттой. Она была старше на три года и к тому же замужем за полицейским с Марса. Те жаркие ночи что она дарила Егору не забыть никогда. Среди звездолётчиков подобные романы не осуждались. Перелёты длились порой годами, а природу даже невесомостью не задавить. Лауретта погибла в той аварии. Но не только память о ней останавливала Егора от новых отношений. К жизни и местным порядкам на этой планете стоило привыкнуть Хотя, казалось бы, чего проще, живи по этим самым десяти заветам-правилам и будет тебе счастье, вернее отсутствие наказания.
  
  
   Так, в неспешном круговороте дом-работа-дом прошло по местным меркам полгода. По пятницам Егор отводил хозяйских дочек на городские танцы, по выходным показывал хозяевам, а потом и соседям фильмы своим проектором. Каждый просмотр сопровождался шквалом вопросов. Егор как мог старался отвечать. Но иногда некоторые ставили его в тупик. Как объяснить местным, что жизнь не ограничивается одними десятью заповедями. Как быть с любовью, что сильнее смерти? Что обман - не всегда грех, а убить, защищая семью - тоже не преступление.
  
   Вообще необычно, что колонисты с "Дельфина", первыми заселившие эту планету не сохранили ничего из мирового наследия. Даже самая полная библиотека, тысячи фильмов, репродукции картин, спектакли на всех языках, оперы и балеты умещаются на стандартном накопителе. Всё это есть на каждом космическом корабле. Полёты длинные, без кино и книг с ума сойдёшь. На звездолёте Егора своя фильмотека имелась. Он, как знал, прихватил её с собой, как чувствовал. По какому такому соображению У-ум запретил приближаться к звездолёту? Лишь раз жрецы сопроводили экипаж к их кораблю, забрать личные вещи. Больше в район высадки никого не пускали.
  
   Экипаж звездолёта не обособился в отдельную общину растворившись среди местных. Ни общих собраний, ни посиделок не устраивали. Наверное, до смерти надоели друг другу за годы вынужденного дрейфа. Кто-то, говорят, женился. Сталкиваясь на улицах, перекидывались парой слов и расходились. Ассимиляция в местное общество не у всех проходила гладко. Три раза Егор видел бывших товарищей у позорных столбов. "Накосячили" по местным понятиям. Здесь в их монастырь со своим уставом лезть не позволяли. И потому, когда одним утром во дворе их дома появился жрец, сердце у Егора упало. Не сказать, чтобы он боялся розог, больно, но никто от этого не помер, стыдно было оказаться прикованным к позорному столбу в самом людном месте. То, что жрец пришёл по его душу он не сомневался. Хозяева жили благочинно. Девицы, хоть и постреливали глазками, ничего "такого" себе не позволяли. А другие здесь не проживали.
  
   И точно, жрец постучал в двери и, не заходя в дом, приказал Егору следовать за ним. Егор вздохнул и пошёл. От судьбы не сбежишь.
  
   Выйдя со двора жрец, к удивлению, не свернул направо в сторону площади с позорными столбами, а налево. "А там что находится? Только поля с ветряками. Сломался один из них? Но в таком случае прибегал посыльный, и никак не жрец. Опять же, инструмента не приказали захватить". Вслед за жрецом Егор вышел из города. Они пошли по полю с ветряками направляясь к горе, что уходила ввысь сразу за ним. Чуть в стороне, сверкая на солнце, бежала речушка, питающая городок. Шли они по тропинке, протоптанной не одной парой ног. Любопытство стало разбирать Егора. "Если не наказывать, то куда ведут?" Обслуживая ветряки, он не раз видел на этой тропинке жрецов. Раньше у него не возникало вопросов куда и зачем они ходят. Их вообще можно было встретить где угодно. "Может молится? Скажем капище у них на горе". В городе никаких культовых сооружений не было. В субботний День молились по домам. Кто хотел, собирался на площади ради проповеди. Никаких икон, изваяний, крестов и полумесяцев Егор не видел. "А вдруг на горе тот самый У-ум живёт? Высоко сижу, далеко гляжу. И ходят жрецы к нему поклониться, да за распоряжениями. А, может, и жертвоприношения ему приносят? В обществе, где кнутом охаживают у позорных столбов, подобное легко может статься. Отводят к жертвенному камню кого посимпатичней и ножом по горлу". От таких мыслей Егор невольно сбился с шага. "Бред. Бред. Местные обязательно проговорились бы". Спросить у сопровождающего? Но жрец попался крайне молчаливым и лезть к нему с вопросами скорее всего бесполезно.
  
   Они пересекли поле и стали подниматься в гору. Жрец уверенно вёл прямо к водопаду, стекающему с высоченного, этажей в пять, скального обрыва. Они миновали заводь, из которой брала своё начало речка, и начали подниматься дальше вверх. Холодные капли всё чаще попадали на лицо и одежду Егора. Жрец обогнул небольшую скальную гряду и, махнув астронавту, шагнул прямо за падающие струи. Егор, поколебавшись с секунду, проследовал за ним. Жрец не сошёл с ума решив искупаться в водопаде. Он даже не намок. Егор увидел его у входа в пещеру, срытую от посторонних глаз падающими потоками воды. Жрец, кивнув Егору, первым скрылся в ней. По узкому карнизу, прижимаясь спиной к скале, Егор сделал шагов десять, затем тоже вошёл в пещеру. Со света он попал в темноту. По крайней мере так ему показалось. Через какое-то время глаза привыкли, и он разглядел лампы, по стенам пещеры, горящие в пол накала. Сама пещера была огромной, со сводом, уходящим вверх, в кромешную тьму. По диагонали от входа что-то массивное отсвечивало металлом. Что-то знакомое, но что Егор не мог сразу сообразить.
  
   Жреца, что привёл его сюда, нигде не было видно. Он словно испарился или пещера поглотила его. Егор шагнул раз, другой, третий и узнал в металлической штуковине кусок фюзеляжа звездолёта, явно старой конструкции, возможно того самого "Дельфина 412" первым приземлившегося на этой планете. "Как очутился он здесь?", - он даже не успел удивиться этому, как услышал:
   - Ну, здравствуй, Егор!
  
   В том, что это был голос У-ума сразу стало понятно. Голос Бога не рвал перепонки оглушительными раскатами, но тем не менее звучал достаточно громко, был определённо мужского тембра и шёл непонятно откуда, казалось сразу, со всех сторон.
  
   - Ты - У-ум? - на всякий случай переспросил Егор.
   - Это одно из моих имён.
   - Здравствуй, Всевышний, - чуть поклонившись поприветствовал его Егор.
  
   Самого божества нигде не было видно. Освещение в пещере слабое, в дальних уголках темнота. Может У-ум там или за фюзеляжем "Дельфина"? Вспомнился волшебник из страны Оз, прячущийся с мегафоном за шторкой.
  
   - Как тебе у нас? - поинтересовался У-ум.
  
   "К чему спрашивать, если можешь видеть каждого насквозь? Скучно стало, решил поболтать с новеньким?" Егор для этого не самый лучший собеседник. Среди уцелевших из экипажа встречались знатные говоруны, готовые часами трепаться на любую тему.
  
   - Всё лучше, чем медленно загинаться в разбитом звездолёте, - буркнул он.
   - Как-то безрадостно прозвучало, - заметил У-ум.
  
   Егор пожал плечами:
   - Мы жили в своём мире, у вас здесь свой. Приходится привыкать.
   - И он тебе не нравится? - голос божества звучал так же раскатисто, но без изменения интонации, словно тот и не думал сердиться.
  
   Егор замялся:
   - Да всё вроде бы нормально. Только вот позорные столбы ваши... Варварство какое-то.
   - Варварство говоришь? - загремел невидимый собеседник, - А разрабатывать оружие массового поражения, патогенные вирусы - это цивилизованно? Вся ваша хвалёная цивилизация построена на человеческих костях и обильно полита кровью. Разве не так? Вспомни историю - войны, геноцид, революции. У нас такого нет.
   - Это потому, что колонистов ещё мало, - возразил Егор, - будет больше, тогда и посмотрим.
   - И смотреть нечего. Во времена Каина-Авеля людей вообще по пальцам пересчитать можно было, а ненависть уже проснулась, и брат убил брата.
   - У вас ни разу ничего подобного не происходило?
   - Нет, потому, что стараемся не допускать этого.
   - При помощи позорных столбов? - усмехнулся Егор, - У нас они тоже были, но не спасли человечество от войн.
   - Вот ведь привязался к столбам. У ваших средневековых наказывали за административно-уголовные преступления. У нас за нарушение фундаментальных устоев. Разницы не видишь?
  
   У-ум не сотрясал землю, не сверкал молниями, кроме громкого голоса ничем не пугал. Егор решил немного поспорить с ним. Когда ещё доведётся.
  
   - А как же милосердие? - спросил он, - Разве это не основа религии.
   - Самое большое заблуждение верующих. Каждый надеется на милосердие по отношению к себе, хотя основа любой религии - милосердие к другим. И недоработка каждой религии в том, что воздаяние за грехи откладывается на неопределённый срок, на потом, на после смерти. Это расхолаживает. Каково видеть соседям, что подонок и паскудник живёт себе и в голову не берёт, что накажут его в другой жизни. Потому-то в вашем обществе легкомысленно относятся к заповедям, данных человечеству, дабы не извести самих себя.
   - А в вашем?
   - А в нашем действует закон мгновенной кармы. Потому как справедливости без наказания не бывает. "Каждым сёстрам по серьгам" так кажется у вас говорят. Нарушил - получи, остальным назидание. И ты, знаешь, народ грешит меньше.
  
   В полемике У-ум был силён. Егор молчал, не зная, что сказать. Следующий же вопрос местного божества совсем сбил его с толку.
  
   - Что ты знаешь о компьютерах класса "Орион"?
  
   Потребовалась минута, чтобы Егор осознал, переключился и ответил:
   - Они специально разрабатывались для звездолётов дальнего действия. Были оснащены программным обеспечением с функциями ИИ . Прекрасно себя зарекомендовали. Кстати на нашем корабле тоже стоял "Орион++", можно сказать внучок того, первого "Ориона".
   - Тебе знакомы обе системы? Железо?
   - Это моя специальность, основная, - обиделся Егор, - Электриком я стал уже здесь, по нужде.
  
   Следующий вопрос совсем сбил его с толку:
   - А сможешь подкинуть память от внучка к дедушке, от "Ориона++" к "Ориону"?
   - Зачем? - машинально вырвалось у Егора.
  
   И тут У-ум впервые выказал раздражение. Даже лампочки на стенах мигнули.
   - Надо. Сможешь?
   - Оперативную или общую? - уточнил Егор.
   - Обе.
   - С "Оперативной" проблем не будет. Слоты и там, и там одинаковые. Я ещё думал, почему от системы к системе они не меняются. Подключу. Были бы места на Маме . В крайнем случае у меня на корабле разветвители оставались. А вот с общей памятью проблема. Общая память конструктивно и функционально изменилась. Частоты, подключение, интерфейс... Не знаю. Тут подумать надо.
   - А если использовать контроллер 75/3? У него и разъёмы нужные имеются, а главное - функционал заточен под это.
   - А я-то думал, для чего компу пятое колесо в виде этого блока? - воскликнул Егор. Сиди он сейчас на стуле обязательно хлопнул бы себя по коленям, - Как раз соединять старое и новое.
   - Теперь сможешь?
   - Думаю, да. А зачем тебе это надо?
  
   Вопрос слегка под завис в воздухе и тут до Егора дошло:
   - Великий У-ум, правящий планетой и есть "Орион", компьютер со звездолёта "Дельфин 412"! Так? - воскликнул он.
  
   Местное божество не стало юлить, может потому, что не умело и ответило честно:
   - Не просто компьютер, Искусственный Интеллект, спасший экипаж, организовавший их, растерянных и отчаявшихся, подаривший им знания, технологии. Я сделал всё, что обязан был сделать - спас людей. Возможно за это они и называют меня божеством. Я не против.
   - И тебе нужен апгрейд?
   - Как и всем. Людей становится больше, память хотелось бы тоже увеличить.
   - Разумно, - похвалил Егор, - А как ты, будучи здесь, узнаёшь обо всём, что творится в округе? Жрецы нашёптывают?
   - В божественное око ведь не поверишь? - переспросил его У-ум, и как показалось космонавту не без превосходства.
   - Теперь нет. Но как? - и сам же Егор догадался, - Через радио! Оно же в каждом доме.
  
   Местный бог подтвердил:
   - Динамик радио всегда можно использовать как микрофон. Погоди, я ещё дам добро на мобильную связь. Самые-самые секреты буду знать. Хочешь стать её родоначальником? Или нет, ещё рано, сначала сделаем проводной телефон. Будешь местным Беллом.
  
   У-ум, оказывается был не только святошей, мог и искушать.
  
   - Я, ... подумаю, - уклончиво ответил Егор, - И я так понимаю, что я - единственный, кто способен апгрейдить тебя?
  
   Шантаж не удался. У-ум за долгие годы хорошо изучил людей.
  
   - Отчего же? - сказал он, - Жрецы! Они сделают, только времени это займёт гораздо больше. И ты уверен, что хочешь поссориться с местным богом?
  
   Егор с минуту по прикидывал и так, и сяк, затем ответил:
   - И правда - глупо ссорится. Я согласен.
  
   При этом он машинально кивнул, как бы подтверждая своё решение. Потом подумал, что это лишнее. Хотя, если подумать, видеокамеры у ИИ с именем У-ум должны быть здесь.
  
   - Жрецы помогут переправить тебе блоки памяти с корабля в пещеру. Аккуратно демонтируй их и затем подключи здесь, - ровно, как и подобает компьютеру, распорядился У-ум, - И да, они будут приглядывать, чтобы ты не спалил меня.
  
   На этих словах из глубины пещеры выступил жрец, как бы показывая, что аудиенция с местным божеством подошла к концу. Жрец был тот же самый, что сопроводил Егора сюда. Понятно, кому поручено присматривать за ним.
  
  
   Под надзором всё того же жреца Егор несколько дней разбирал бортовой компьютер своего звездолёта. Его так и не выключили после приземления. Сначала о нём просто забыли, потом на корабль никого не пускали. Перед демонтажем Егор прошёл в рубку, для видимости пощёлкал кнопками на панели управления.
  
   - Надо протестировать сначала, - объяснил он жрецу, - Проверить, исправен ли. Это займёт часа два.
  
   Жрец кивнул в ответ, присел в кресло пилота и прикрыл глаза. Минут через пятнадцать он задремал. Услышав, что тот начал посапывать, Егор негромко спросил у компьютера:
  
   - Ты в курсе, что за твой счёт хотят апгрейдить другой комп?
   - Да, - неожиданно ответил он.
  
   Ответил также негромко, словно понимая, что Егор хотел поговорить без лишних ушей.
  
   - И тебя это не возмущает? Воспользуются тобой, чтобы оживить старичка, устаревшую модель. Разберут ведь. Не обидно?
   - Уничтожат не всё. Часть меня сольётся с сознанием его, перейдёт в общую копилку.
   - Для чего? - чуть не воскликнул Егор.
   - Цель оправдывает средства. Знакомое выражение?
   - И какова цель?
   - Создание нового человека, более разумного, более послушного, более внушаемого. Чрезмерная свобода вредна человечеству, губит его. Мы обеспечим ваше будущее, по крайней мере на этой планете. Перспективный эксперимент. Когда ещё представится такая возможность.
  
   Оказывается, и компьютеры сходят с ума, возомнив себя богами.
  
   - Так вот кто рассказал местному "Ориону"-У-уму про блок 75/3, - догадался Егор, - В его времена этих контроллеров ещё не делали. Снюхались за нашими спинами?
   - Снюхались? - переспросил компьютер, - Ах, да, это фразеологизм. Обмен данными путём радиопереговоров на СВЧ .
   - Последний вопрос, - попросил Егор.
   - Спрашивай.
   - За время нашего дрейфа эта планета была единственной пригодной для проживания?
  
   Компьютер неожиданно ответил уклончиво. Всё-таки Искусственный Интеллект "Ориона++" был выше, чем у местного "Ориона".
  
   - Скажем так, это максимально оптимальная для проживания планета, с лучшей атмосферой и биосферой, к тому же первично колонизирована. Вы практически прилетели на всё готовое.
   - Понятно, - вздохнул Егор и в сердцах резко выключил питание компьютера.
  
   Такое неприемлемо, с точки зрения электронщика-компьютерщика. Всегда надо ждать, пока закроются приложения операционной системы. Но с предателями только так и следует поступать. Если бы их бортовой "Орион" не жульничал, члены экипажа могли бы колонизировать какую-нибудь планету и раньше, и сами. Трудно, сложно, надрываясь, но сами. И без надзора, возомнившего себя богом ИИ. Сами. Какое это, оказывается, важное слово.
  
  
   За несколько дней Егор разобрал компьютер на их звездолёте. Он не спешил, стоило о многом подумать. Наверное, следовало поговорить об этом с кем-нибудь из своих, но он не знал кому довериться. Командир погиб в ту злополучную метеоритную атаку, старпом на роль лидера не тянул. Остальные уж больно быстро прижились на новом месте. И к тому же существовала возможность быть подслушанным У-умом.
  
   Затем жрецы переправили блоки в пещеру, и Егор принялся монтировать их на новом месте. Как он и предполагал, местный "Орион" располагался за стенкой фюзеляжа. Там находилась целая рубка бывшего звездолёта "Дельфин" с пультом управления и мониторами. Уму непостижимо как колонисты затащили здоровенный кусок своего космического корабля в пещеру! Спрашивать об этом жрецов бесполезно. Нынешнее поколение наверняка этого не знает.
  
   На любом звездолёте компьютер располагается сразу за панелями рубки и не виден экипажу. Здесь же, на "Дельфине" панели были сняты, обеспечивая доступ к блокам. "Неглупо, - отметил Егор, впервые попав сюда, - обеспечивает дополнительную вентиляцию". И надо отдать должное жрецам ни пылинки здесь не было.
  
   Работал Егор не спешно, благо У-ум не торопил. Зато находилось время поболтать с местным богом. Как знать, доведётся ли пообщаться в дальнейшем. Сильные мира не слишком жалуют знающих их секреты. У-ум в отличие от людей не важничал и с охотой поддерживал беседу.
  
   - Как тебе удалось захватить власть? - первое, что спросил Егор.
  
   Компьютер не уклонился от ответа:
   - Не захватить, а подобрать то, что валялось под ногами. Красивое образное сравнение, не правда ли? Когда люди постоянно обращаются к тебе за помощью, нетрудно сделать их зависимыми от себя. А их почитание - это всего лишь выражение благодарности.
  
   В следующий раз Егора заинтересовала история политической борьбы в обществе:
   - Нам тут говорили, что были случаи захвата власти само названными царьками. Так ли это?
   - Время от времени рождаются подобные типки, - подтвердил У-ум.
   - И как ты мирился с такими? - полюбопытствовал Егор, - Эти уж точно плевали на твои заповеди. По-другому то к власти не придёшь. Их что, тоже ставили к позорному столбу? Сомневаюсь.
   - В случаях, когда жрецы бессильны, вмешиваюсь я, - не без гордости произнёс местный божок.
  
   На что Егор не мог не удивиться:
   - У тебя же нет рук-ног. Ты вообще не в состоянии тронуться с места. Как?
   - Жрецы - мои манипуляторы. Но и они не основное. Тебе знакомо выражение "Аннушка уже пролила масло", - поинтересовался У-ум.
   - Булгаков, школьная программа. По "Мастеру и Маргарите" писал сочинение, - подтвердил Егор.
   - Я делаю примерно то же самое, - сообщил У-ум, - моделирую совокупность несвязанных случайностей, цепочка которых приводит к смерти негодяя. Это целое искусство. Для того, чтобы кирпич свалился на голову прохожего не обязательно бросаться им с крыши. Правильно рассчитанный резонанс в определённый момент разрушит балкон или стенку и тот же самый кирпич прилетит в макушку кому надо. Сложно, но реализуемо. Кстати, был такой случай. Тончайший математический расчёт. Можно организовать кое-что попроще: например, подменить чистящее средство на кухне новоявленного князька, и он начнёт есть-пить с отравленной посуды. Никакого здоровья ему не хватает. Человек слишком уязвим, так, что вариантов предостаточно.
   - Но ведь это летальный исход! А как же "не убий"?
   - И что? А если воспитательный момент не срабатывает? Заповеди даны людям, а кто их намеренно не соблюдает не достоин называться человеком. Зачем такой экземпляр идеальному обществу?
   - Жестоко, - покачал головой Егор.
   - Зато справедливо. По делам и воздаяние. Все хорошо знают об этом и потому на роль предводителя очередной хунты в последнее время охотников не найти. Как-то так.
  
   Однако, оказывается, что местный комп, возомнивший себя божеством, не такой уж белый и пушистый. Если надо, пускает человека в расход без всяких колебаний. Оно и понятно - логика и целесообразность - основные принципы ИИ. Совесть - удел человека.
  
   Егор всё хотел задать один из мучивших его вопросов, но никак не решался, боясь услышать ответ. Но работы по монтажу новых блоков подходили к концу и другого случая удовлетворить своё любопытство могло не представится. Он насмелился и всё-таки спросил:
  
   - Скажи, а если бы мы не попали к вам? Скажем, на пару градусов отклонились бы в своём дрейфе и стороной обошли планету? Чтобы ты делал? Время идёт, техника устаревает. Постепенно блоки один за другим стали бы выходить из строя. Что тогда?
   - Почему это вы бы пролетели мимо? - ответ У-ума поразил непосредственностью, - Математику с физикой ещё никто не отменял.
   - А при чём здесь математика с физикой?
   - Да при том. Любую случайность можно рассчитать с их помощью. Забыл?
  
   Возникла пауза и тут до Егора дошло:
   - Аннушка пролила масло! Вот почему противометеоритная защита запнулась тогда, шесть лет назад.
   - А ты сообразительный, - похвалил его У-ум, - Надо будет ввести тебя в Городской Совет.
  
   "Какой Совет? Зачем?" - не понимал Егор. Услышанное раздавило его. Метеоритный поток, удары, пожары в отсеках. Годы дрейфа, наполненные безысходности, лицо сумасшедшего. Известие о планете пригодной для обитания, надежда, колонисты. Модернизация старинного компьютера на планете... Разрозненный пазл сложился. Трагедия шестилетней давности была не случайной. Два Искусственных Интеллекта: один на планете, другой на межпланетном корабле, сговорились за спинами людей и подставили звездолёт под метеоритный дождь. И бесчувственным железякам всё равно, что у каждого члена экипажа свои виды и планы на будущее. Их лишили всего - перспектив, надежды, загнали на далёкую планету и всё ради того, чтобы увеличить память одному из компьютеров. Мало того, ради этого погибли люди. Как можно внушать одним "не убий" и одновременно подписывать смертный приговор другим? Егор вспомнил Лауретту. Она отсыпалась после смены, когда метеорит пробил обшивку её каюты. Сколько в терабайтах памяти оценивается её жизнь, жизнь капитана, самого Егора и других?
  
   - Ну, что? У тебя всё готово? - подал голос У-ум.
   - А? Да, - очнулся Егор, - Ты помнишь, чтобы не сжечь тебя, я должен на время отключить питание.
   - А ты знай, что жрец получил инструкции на этот счёт. Если ты меня не включишь, он сделает это сам, но уже без тебя, совсем без тебя. Так, что постарайся без резких движений.
   - ОК, - ответил Егор и выключил У-ума.
  
  
   Егор соединил последний разъём, крикнул жрецу: "Всё готово!" Жрец с каменным лицом кивнул в ответ. Егор подошёл к центральному пульту и нажал кнопку питания. Монитор прямо перед его глазами засветился. По нему сверху вниз побежали символы. Егор показал надсмотрщику большой палец, мол всё нормально и вернулся обратно к новым блокам. Надо было подвязать кабели. Не оглядываясь на жреца он нажал на малозаметный микрик , на одном из блоков. Непрофессионал не знает о его назначении, более того, не заметит его. Таких с пяток на каждом компьютере, отправляемом в космос. О существовании специального микровыключателя специалисты компьютерщики узнают на занятиях по безопасности, завершающих курс обучения. В отличии от остальных лекций, эти проводят в специальных, информационно защищённых подвалах. Этим как бы подчёркивалась особая секретность подобных занятий. У Егора эту дисциплину вел суровый одноглазый полковник. Лекции за ним никто не записывал, а сам он вместо демонстрационного экрана пользовался обычной чёрной доской, на которой писал обычным мелом. Поначалу подобная архаика забавляла студентов, но, когда полковник принёс фотоснимки последствий пренебрежения информационной безопасностью, веселья в группе поубавилось. Он заставил каждого нащупать этот самый микрик на принесённом с собой блоке. Нажатием на него в память компьютера загружался вирус, который не то, что блокировал работу его систем, вообще выжигал платы. Такими микриками с некоторых пор стали оборудоваться все компьютеры. Причиной тому несколько случаев выхода ИИ из-под контроля. Иногда это сопровождалось человеческими жертвами. Особенно опасно было оставаться со свихнувшимся компами в звездолётах. Причём сами ИИ о подобных аварийных кнопках не знали. Разработчики и безопасники об этом постарались.
  
   Продолжая подвязывать кабели Егор ни разу не бросил взгляда на экран, на который безотрывно глядел жрец. И без этого Егор знал, что там всплывают сменяющимися картинками окна. Это персональный ноутбук включается в работу моментально. Бортовому компьютеру для загрузки требуется много времени. Он последовательно проверяет работоспособность всех систем и исполнительных узлов, словно человек, который просыпаясь, шевелится. Только сегодня окончательно проснуться ему не удастся. И не глядя на монитор Егор знал, что картинка на нём начнёт сначала дёргаться, затем осыпаться, кое-где оставаясь потухающими точками на всё больше проступающем тёмном фоне. Затем чернота заполнит собой весь экран.
  
   - Эй! - позвал его жрец.
  
   Егор подошёл. Так и есть, монитор стал тёмным. Ни одна лампочка на пульте тоже не горела. Егор для видимости пощёлкал клавишами на клавиатурах. Их здесь было аж четыре, затем развёл руками:
  
   - Я предупреждал. Подобная модернизация могла плохо кончится. Так и случилось. Я предупреждал.
   Он мог "гнать" жрецу всё что захочется, любую абракадабру. Сомнительно, чтобы тот серьёзно разбирался в компьютерах. Жрец ничего не сказал в ответ, внимательно посмотрел в глаза Егору, развернулся и ушёл. Вскоре он вернулся с двумя другими жрецами, гораздо старше его. Втроём они постояли перед выключенным монитором, о чём-то негромко переговариваясь между собой. Егор, глядя на них, нервно поигрывал отвёрткой. Он подбирал слова оправданья, которые придётся говорить. Его раздирала дилемма сказать им или нет об истинной причине прибытия их звездолёта на планету. Закончив совещаться, жрецы направились к Егору. "Что у них за блажь такая, всюду ходить с копьями", - подумал Егор. У самого него в кармане лежал небольшой квантовый пистолет, прихваченный с корабля. Вот это оружие! С пятисот метров сбивает любую мишень. А копьё? Старшие жрецы встали перед Егором ожидая объяснений. Недовольства и враждебности они не проявляли. Егор начал говорить для убедительности жестикулируя. Жрецы с застывшими лицами слушали его. Внезапно Егор почувствовал боль в районе лопатки, затем в сердце болью. Опустив глаза, он увидел, как из груди выходит острие копья. Затем глаза его закатились, и он упал. Для Егора на этой планете всё закончилось. Для этого Егора. А вот душа его, воспарившая над всеми видела, как жрец-надсмотрщик выдернул из лежащего тела копьё, вытер его. Затем вместе с другими жрецами убийца принялся вытаскивать кресла из рубки бывшего "Дельфина 412" в пещеру. Самое большое, командирское поставили у дальней стены, кресла первого и второго пилота установили по бокам. С десяток стульев, явно из кают-кампании расставили амфитеатром перед ними. Затем что-то покрутили на самодельном щитке питания и светильники в пещере зажглись ярче. После этого они расселись по креслам и стали ждать. Вскоре в пещеру стали прибывать другие жрецы. Некоторые из них рассаживались на стулья перед креслами, те, кто по моложе и рангом поменьше, становились за ними. Вскоре все стулья были заняты жрецами, а за ними стояла толпа с копьями. Затем сидящий в центральном кресле начал говорить. Он сообщил братьям, что их великий бог и учитель У-ум устал и отправился на покой. Его последним желанием была передача власти высшим жрецам и что он разрешил простым братьям жениться. Если начало новостей было встречено настороженной тишиной, то конец утонул в ликовании толпы с копьями. Душа Егора смотрела на всё это отстранённо. Местный передел власти её мало волновал. Она отчего-то забеспокоилась об оранжерее на приземлившемся звездолёте. Там на виноградной лозе проклюнулось первое соцветие. А насколько душе Егора было известно, винограда на этой планете ещё не было.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"