Сазонов Сергей Дмитриевич: другие произведения.

Заявление День 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Грищенко К., Сазонов С.
  
   День четвертый
   Солнцем утра не испортишь. А если к его ласковому теплу приплюсовать хороший завтрак, то оказывается, что встал сегодня с той ноги, вчерашние неприятности остались где-то за порогом ночи и на службу шагается легко. Даже не грех сделать небольшой крюк, прежде чем попасть к себе. Надо же проводить до дома Аньку-проститутку. Ничего амурного в этом поступке не проглядывалось - сплошное благородство, да и только. Анька кандыляла к себе после ночной смены и попалась на глаза хмелеуборочной команде. Патрульные еще не погрузили ее в машину, как подоспел Андрей. Благо, что скандалисть с ними Анька еще не начала, продолжая строить глазки и уповая на свою неотразимость. Милиционеры нисколько не озаботились ее прелестями - чисто профессиональный подход - пьяная деваха, да еще и с утра! как не забрать и не повысить показатели. Патрульных Афоризм знал, и без труда конфисковал у них ударницу городской секс помощи. Зато потом пришлось тащить ее до дома, потому как Анька условно передвигалась на длиннющих шпильках.
   Эх, город - не деревня, и все-таки хорошо, что Андрей сейчас не женат. Иначе, стараниями доброхоток, не позднее вечера заработал бы обязательный скандал за прогулки со шлюхами под ручку. Афоризм в городе был личностью известной, если не сказать легендарной. Благодеяние он творил не ради сохранения всенародного достояния - аппетитной попки Аньки, жалел девку. Знакомы они были уже давно, пару лет и, причем впервые встретились не у себя на участке, а на базаре, в очереди за фруктами. Торговец, корявенький нацмен, занялся лаяться с пожилой покупательницей. Анька, что стояла ближе, вступилась за женщину и заполучила в ответ хлесткое оскорбление. Парадоксы лингвистики: большинство чуреков со страшным акцентом говорят по-русски, зато матерятся чисто. У них что, преподается матерный эсперанто на постсоветском пространстве? Андрей, тогда только вернувшийся из очередной командировки в Чечню и еще не остывший от "братской любви" к боевикам, схватил за нос прокопченного продавца, резко дернув на себя, приложил его лбом о прилавок, прямо в кучу абрикосов. Получилось смешно: "Чвак! Бух!" Весь в абрикосовом пюре, с шишкой на лбу, продавец завалился на пятую точку и завизжал, призывая соплеменников. Пришлось Андрею положить и их, перевернув при этом пару прилавков на радость покупателям. Славно так получилось. Потом они с Анькой, по-тихому, не дожидаясь наряда милиции, ушли. Андрей - от греха подальше, Анька - за компанию. Тогда-то они и познакомились. Поначалу он хотел приударить за эффектной девицей, но вскоре сообразил, чем та зарабатывает себе на жизнь. Анька и не скрывала: "Еще классик утверждал, что все работы хороши - выбирай на вкус. А мне, такой красавице, что так, что эдак - все едино. Ну, устроюсь я, как порядочная, тысяч на пять, так начальник не преминет меня в постель затащить. Не то же самое? только за крохи малые, за премию, да благоволение. Гордость проявлю, откажусь - выживет. Так чего шило на мыло менять? Да я своей кормилицей больше заработаю и, не кукуя по восемь часов на рабочем месте". После того случая на базаре, когда Анька вступилась за старушку, пренебрежения к ней, как к проститутке не возникло. Как оказалось, она жила на участке Афоризма и частенько попадалась Андрею на глаза. Сталкиваясь с ней, он с охотой перебрасывался парой слов. Анька на язык была остра и сама хохотала так, что виднелись пломбы на ее коренных зубах. От нее он услышал классное изречение: "Проститутка берет деньги не только за то, что спит с тобой, а, больше за то, что при этом не треплет тебе нервы". Симпатизируя девчонке, Афоризм и уберег ее сейчас от неминуемого посещения вытрезвителя.
   Часть дороги до дома Анька кляла свои высоченные каблуки, неудобные на ухабистой дороге. (Еще бы, даже ровный асфальт после лишней рюмки для многих становится труднопроходимой стиральной доской). Потом она ругала ментов, пристающих к порядочным девушкам, чем изрядно надоела Андрею.
   - Снять бы с тебя штаны, да отодрать, в сердцах бросил он.
   - Это что? Сексуальное домогательство? - Анька приосанилась, - Ай-яй-яй, а еще при исполнении.
   Затем она принялась клянчить у Афоризма визитку с личной подписью. "Андрюш, ну дай, что тебе стоит. Тебя все уважают, а с ней меня больше не будут трогать". Получив отказ, обиделась, но у самого дома сменила гнев на милость и еще больше повисла на провожатом.
   "Андрюш", - сам виноват. Как-то Анька заманила его отведать изысков профессиональной любви. Напрасно она хвалилась - ничего особенного, все пройдено и давно известно Андрею, зато показала себя в умении пить водку. Глыкнули они тогда изрядно, но Анька так и не сломалась. Вот это профессионализм!
  
   На этом приключения на сегодня не закончились. Текучку пропускаем, ничего особенного, а вот вечер позабавил. Где-то в половине восьмого позвонил Серега Шприц. Он сегодня дежурил по РУВД. Серега просил помочь ППСникам. Ребята приехали на вызов, а уже полчаса хулигана взять не могут. Сектор-то его, Афоризма, контингент, стало быть, ему известный, вот Шприц и просил подсобить. Чего ломаться, Андрей пошел.
   По указанному адресу, во дворе народу собралось с избытком. Бытовуха лучше любого сериала привлекает внимание обывателей. Если не хлеба, то зрелищ. Народ нисколько не озабоченный происходящим, скорее в балаганном настроении, посматривал вверх. Там, на пятом этаже, сквозь распахнутую балконную дверь доносились крики. Андрей обошел УАЗик патрульных, вошел в подъезд, поднялся на пятый этаж. У двери злополучной квартиры он встретил наряд, сержанта с рядовым. Пэпээсники на лицо знакомые, а фамилий их он не знал - ребята из молодых.
   - Что за беда? - поинтересовался Андрей.
   - Патовая ситуация, - поморщился сержант, как бы стесняясь своей беспомощности.
   - Не понял?
   - Мы в квартиру, а мужик на балкон и перелезает через перила на внешнюю сторону. Ведь не боится сорваться, козел. Пятый этаж. Мы только к нему - он угрожает спрыгнуть, а сам, сволочь, орет на всю улицу, что мы его сбрасываем.
   - Да, ладно, - не поверил Андрей. За много лет работы он повидал всякого, но такого еще не доводилось.
   - Смотри, - сержант вошел в квартиру.
   Оттуда сразу же раздались крики:
   - Люди! Смотрите как меня менты будут скидывать! Не подходи! Не подходи кому говорю! Люди! Менты беспредел чинят!
   Сержант вернулся в коридор, и крики сразу же прекратились. Слышно было, как громыхнула балконная решетка. Это мужик вновь перелез к себе.
   - Что делать? - развел руками сержант, - Этот придурок в конце концов грохнется, а меня потом в прокуратуру затаскают. Вот тварь! Мне бы только добраться до него. Ты его не знаешь? Может, поговоришь?
   Андрей по-крестьянски почесал затылок. Ситуация действительно патовая, хоть пожарников вызывай. Только потом вся область хохотать до упаду будет. Хозяина квартиры он не знал. Как, о чем говорить с ним? Да и стоит ли разговаривать? Решение пришло моментально.
   - Уезжайте, - приказал он сержанту.
   - Как? - не понял патрульный.
   - Меня он еще не видел. Вы громко уходите, садитесь в машину и отъезжайте. Пусть думает, что победил. Сделайте кружок по кварталу и возвращайтесь. А я тут схоронюсь и разберусь с ним.
   - Давай, - просиял сержант.
   Он хотел было уйти, Андрей попридержал его за рукав:
   - Попрощайся с хозяевами, - кивнул он в сторону квартиры.
   Сержант заглянул в комнату и громко сказал сказал:
   - Вы, уж, извините, гражданка, мы тут ничего сделать не можем. Вы уж как-нибудь сами здесь. А, ты, гаденыш, если, узнаю, что хоть пальцем тронешь ее, вернусь и на самом деле с балкона сброшу.
   - Сбросишь, а как же, - послышалось в ответ глумливое.
   - Ну, смотри! - зло, сквозь зубы процедил сержант и прикрыл за собой дверь в комнату.
   Вместе с напарником они вышли из квартиры и нарочито загромыхали каблуками по лестнице. Андрей тихонько встал в прихожей за дверью в комнату, в щель наблюдая за происходящим в квартире. Ему был виден мужичонка в растянутой майке, стоящий на балконе. Внизу взревел движком патрульный УАЗик. Мужик проводил взглядом автомобиль с милиционерами, расцвел довольной улыбкой. Выйдя с балкона, он притворил за собой дверь и даже закрыл ее на шпингалет. После он обернулся к жене:
   - Ну, что, лярва, допрыгалась? Я же говорил, что, по-моему, будет и взять они меня, не возьмут. Теперь я с тобой разберусь, сучка.
   Женщина бросилась к выходу, но дебошир поймал ее и отбросил назад в комнату, а сам шагнул в прихожую запереть квартиру. Он распахнул зальную дверь, за которой прятался Андрей и оторопел. Мужик было дернулся на спасительный балкон, но крепко схваченный пальцами за шею, понял, что шансов нет. Плечи его обреченно опустились. Он покосился на Андрея, сморгнул, надеясь, что участковый ему привиделся. Ан, нет, перед ним стоял милиционер и, к тому же, не из мелких. Мужик выдал набор общеизвестных универсальных фраз, в данном контексте обозначающих смесь досады с крайней степенью удивления. Охолонув, он уже внятно спросил:
   - Ты как... Вы здесь оказались?
   Вид растерянного мужика рассмешил Андрея. Афоризм рассмеялся.
   - А вот так! - он щелкнул пальцами свободной руки изображая фокусника.
   - Хоттабыч, блин, - прошипел, - Отпустите, больно.
   - Щас, - нисколько не ослабевая хватки, ответил Андрей, - Ты, воздушный гимнаст, еще не покаялся.
   - Ой, че щас будет, - простонал мужичонка, прислушиваясь к шагам на лестнице.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"