Sboiko: другие произведения.

Влияние Корпоративного Сектора На Региональный Политический Режим

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:







Бойко С.С.

 

Влияние корпоративного сектора на региональный политический режим

(на примере Пермской области).

 

В политической науке термин "политический режим" многозначен. С одной стороны, под ним понимается тип конституционного устройства, например, парламентские и президентские режимы. С другой стороны, "политический режим" означает характеристику формы правления в целом. В современной российской политической регионалистике под термином "политический режим" понимается тип отношений между 1) политическими акторами с их ресурсами и стратегиями в рамках 2) политических институтов (неоинституциональный подход) как набора формальных и неформальных правил и норм. Данный подход предложенный В. Гельманом, С. Рыженковым и другими авторами, выделяет следующие критерии при анализе трансформации региональных политических режимов в посткоммунистической России:

Ј      характеристики акторов политического режима;

Ј      соотношение формальных и неформальных институтов политического режима;

Ј      ресурсы как атрибут, обстоятельство или благо, обладание которым увеличивает способность влияния;

Ј      стратегии как выбор конкретных решений акторов.

Отсюда следует, что природа того или иного регионального политического режима зависит в том числе и от характеристики акторов. В данном исследовании мною будет сделана попытка рассмотреть влияние корпоративного сектора, как возможного актора, на характер регионального политического режима на примере Пермской области.

Под корпоративным сектором мною понимается совокупность крупных российских корпораций или интегрированных бизнес - групп по терминологии Я. Паппэ, С. Авдашевой и В. Дементьева, занимающих лидирующие или монопольные позиции в своей отраслевой рыночной нише. Специфика корпоративного сектора заключается в том, что он представляет собой прежде всего крупные хозяйствующие субъекты, действующие в экономическом поле. Однако в силу масштабности своей деятельности они оказывают значительное влияние на социум в целом и, в том числе, на его политическую составляющую.

Корпоративный сектор, а вернее сказать - та или иная корпорация или интегрированная бизнес-группа, с одной стороны, может выступать в качестве самостоятельного политического актора, а с другой стороны, - в качестве ресурса, обладание которым увеличивает шансы в борьбе за власть.

Корпоративный сектор может взаимодействовать с другими политическими акторами в рамках следующих стратегий:

Ј      неограниченной конкуренции, равного доступа к процессу принятия политических решений наряду с другими политическими акторами. Это соответствует плюралистической модели функционального представительства интересов. Корпорации или интегрированные бизнес-группы лоббируют свои групповые интересы в центрах принятия политических решений;

Ј      ограниченной конкуренции или монополии избранного доступа к процессу принятия решений. Это соответствует корпоратистской модели функционального представительства интересов. Это "система представительства интересов, - по Ф. Шмиттеру, - составные части которой организованы в несколько особых; принудительных, неконкурентных, иерархически упорядоченных, официально признанных или разрешенных, (а то и просто созданных) государством, наделяющим их монополией на представительство в своей области в обмен на известный контроль за подбором лидеров и артикуляцией требований и приверженностей".

Ј      достижение гегемонии и подавление других политических акторов. В этом случае, корпорация или интегрированная бизнес-группа выходит за рамки объяснительных моделей теории функционального представительства интересов, так как хозяйствующий субъект влияющий на решения власти трансформируется в политического субъекта, стремящегося через обладание властью реализовать свои цели.

В первых двух вариантах имеется ярко выраженная автономность Центра принятия политических решений. Корпоративный сектор в основном взаимодействует на экономическом поле, вторгаясь в политическую сферу только в рамках существующей системы функционального представительства интересов. Различие между ними лежит в плоскости различных форм институционального дизайна. В третьем варианте - Центр принятия решения теряет свою автономность или, вообще, перемещается в пределы корпорации или интегрированной бизнес-группы. Данный вариант возможен только в период институциональной неопределенности и не оформленности, когда отсутствует четко выраженный и формализованный Центр принятия политических решений.

В условиях российского перехода 1991 - 1996 гг., когда происходило становление региональных политий и трансформация советских предприятий и отраслей через приватизацию в российский корпоративный сектор, существовала ситуация описанной институциональной неопределенности и не оформленности.

На федеральном уровне - Центр принятия политического решения - даже в период максимального ослабления исполнительной власти (при изначально институциональной  ограниченной роли законодательной ветви власти в принятии решений) сохранял свою автономность. Именно федеральный центр инициировал внедрение новых политических и экономических институтов: электоральной конкуренции, приватизация и т. д.

Региональные Центры принятия политических решений, на плечи которых, прежде всего, была скинута забота об обеспечении системы общественного жизнеобеспечения населения, не были столь автономны от других акторов. Парадокс ситуации заключался в том, что ресурсная слабость региональных Центров принятия решений (прежде всего, исполнительной власти) включала любой маломальский значительный экономический субъект либо в круг политических акторов, либо низводила его до уровня  контролируемого ресурса.  Фактором, определяющим развитие сценариев, в большинстве случаев, в 1992-1996 годах являлась зависимость определения  судьбы экономического субъекта как в вопросе формы собственности, так и в вопросе существования на рынке от решений лиц, принимающих решения, т.е. чиновников различных государственных структур,  а также депутатов федеральных и региональных легислатур.

Только экономические субъекты, действующие в рамках экспортно-импортного сектора российской экономики   (прежде всего, Топливно-Энергетического Комплекса) оказались в меньшей степени зависимы от Региональных Центров принятия решений.  Наоборот, они сами активно пытались влиять,  а то и определять  решения (особенно касательно вопросов приватизации и налогообложения). Однако до 1996 года на региональном уровне, в большинстве случаев, данные вопросы решались в рамках административного торга, административных решений.  Существование вертикали исполнительной власти, назначаемость глав регионов администрацией Президента РФ, существенно ограничивали возможности влияния складывающихся корпораций на Региональные Центры принятия решений.  С ведением электоральной конкуренции глав регионов собственно и формируется региональный   "политический режим  как совокупность акторов политического процесса, институтов политической власти, ресурсов и стратегий борьбы за достижение и/или удержание власти".

Исходя из всего выше сказанного, можно предположить, что наличие корпоративного сектора и его структура, а также степень автономности Центра принятия политического решения определяет характер регионального политического режима.

Диверсифицированная структура корпоративного сектора, наличие достаточно автономных  региональных  интегрированных бизнес-групп (даже в рамках федеральных и межрегиональных корпораций)  при различной степени  автономности Центра принятия политических решений приведет к складыванию многоакторной модели регионального политического режима.

Дуалистическая или монистическая структура корпоративного сектора, отсутствие автономных региональных интегрированных бизнес-групп при наличии определенной степени автономности Центра принятия политических решений приведет, скорее всего, к складыванию политического режима с ограниченным числом акторов  в рамках некоего пакта.

Какую роль при этом играет степень автономности Центра принятия политических решений? 

Отсутствие автономности Центра принятия политических решений неизбежно приводит либо к состоянию неопределенности, к хаосу, к войне всех против всех, либо к гегемонии одного из акторов, который собственно становится Центром принятия решений.

Здесь Центр принятия решения - это результат социального действия  (несущего только ограниченный политический смысл) и выступает в качестве некоего союза, в который акторы "вступают друг с другом ради определенной цели, например чтобы достичь господства или даже совершить преступление". Политический смысл здесь лежит в смысле понимания политического, предложенного  К. Шмиттом, когда присутствует конкретная противоположность. Она есть "противоположность политическая тем более, чем больше она приближается к крайней точке разделения на группы "друг-враг". Только с  установлением автономности, когда "все дела улаживаются посредством слов, способных убедить, а не принуждением и насилием", Центр принятия решений приобретает политический смысл. Таким образом, Автономный Центр принятия политических решений - это, с одной стороны,  пространство согласования, в котором все дела улаживаются посредством слов, способных убедить, а с другой стороны, - система акторов, обладающих легитимным правом и волей на принятие и осуществление  решения.

Степень автономности Центра принятия политических решений - есть широта пространства согласования при принятии и воплощении принятого решения легитимной системой акторов, обладающих для этого достаточными ресурсами. Узость или полное отсутствие пространства согласования приводит к превращению Центра принятия политических решений просто в Центр принятия решений. В свою очередь, отсутствие легитимной системы акторов, обладающих достаточными ресурсами для принятия и реализации того или иного решения означает ситуацию хаоса, ситуацию борьбы всех против всех.

Пространство согласования - есть система коммуникаций и символов, включающее все заинтересованные стороны в определении значимого решения, то есть действия, которое выбирает одну из конкретных противоположностей, тем самым создавая новую противоположность. Обязательной стороной пространства согласования является легитимная система акторов принимающее и реализующее решение. Легитимность системы акторов определяется в таком случае числом сторон, сиречь социальных и политических акторов, признающих право принятия и реализации решения именно за ними. Таким образом, широта и узость пространства согласования - есть количество заинтересованных сторон включенных в определение значимого решения. Отсюда следует, что отсутствие пространства согласования определяет авторитарный характер политического режима. Он остается политическим только в рамках определения К. Шмитта. Широкое пространство согласования является системной характеристикой демократического политического режима. Ограниченное пространство согласование определяет те или иные гибридные формы политических режимов, представляющие переходные или промежуточные виды между двумя выше указанными.

Определяющая социально-экономическая роль корпоративного сектора в России на фоне слабости других социально-экономических субъектов обусловливает его влияние на наличие и характер пространства согласования интересов, то есть на характер регионального политического режима. В зависимости от диверсифицированной или монистической (дуалистической) характеристики структуры корпоративного сектора, а также степени широты пространства согласования принятия и реализации решения выделяются следующие формы региональных политических режимов:

Ј      отсутствие пространства согласования при отсутствии корпоративного сектора приводит к складыванию простого авторитарного режима;

Ј      отсутствие пространства согласования при монистической или дуалистической структуре корпоративного сектора приводит к складыванию авторитарного режима с элементами олигархического корпоратизма, где лица принимающие решения зачастую совпадают с интегрированной бизнес-группой;

Ј      отсутствие пространства согласования при диверсифицированной структуре корпоративного сектора приводит к складыванию авторитарного режима с элементами контролируемого корпоратизма, где Центр принятия решения контролирует корпоративный сектор путем включения в специально созданные механизмы представительства интересов;

Ј      ограниченное пространство согласования при отсутствии корпоративного сектора приводит к складыванию простого гибридного режима;

Ј      ограниченное пространство согласования при монистической или дуалистической структуре корпоративного сектора приводит к складыванию гибридного режима с элементами олигархического корпоратизма, где принятие решений обусловлено узким кругом  интегрированной бизнес-группы;

Ј      ограниченное пространство согласования при диверсифицированной структуре корпоративного сектора приводит к складыванию гибридного режима с элементами либерального корпоратизма, где принятие решений обусловлено процедурами согласования между широким кругом интегрированных бизнес - групп и других социально-экономических и политических субъектов;

Формы региональных политических режимов.

 

Пространство согласования принятия и реализации решения

Характеристика корпоративного сектора

 

 отсутствие

диверсифицированный

дуалистический или монистический

 отсутствие

 

 

авторитарный режим с элементами корпоратизма

авторитарный режим с элементами олигархического корпоратизма

авторит-арный режим

 

ограниченное

гибридный режим с элементами либерального корпоратизма

гибридный режим с элементами олигархического корпоратизма

гибридный  режим

 

широкое

демократический режим на плюралистической основе

демократический режим на основе либерального корпоративизма

демокра-тический режим

 

Ј      широкое пространство согласования при отсутствии корпоративного сектора приводит к складыванию простого демократического режима;

Ј      широкое пространство согласования при монистической или дуалистической структуре корпоративного сектора приводит к складыванию демократического режима с элементами либерального корпоратизма, где принятие решений обусловлено процедурами согласования между интегрированной бизнес - группой и широким кругом других социально-экономических и политических субъектов;

Ј      широкое пространство согласования при диверсифицированной структуре корпоративного сектора приводит к складыванию демократического режима, где различные интегрированные бизнес - группы лоббируют свои интересы наравне с другими социально-экономическими субъектами.

Рассмотрим предложенную модель различных форм региональных политических режимов на примере Пермской области. В экономике Пермской области системообразующим является корпоративный сектор. Это хорошо прослеживается по структуре финансовых поступлений в бюджет области. Так, за январь-июль 2000 года из общей суммы финансовых поступлений в областной бюджет 26,1% составили налоговые платежи трех крупнейших дочерних предприятий ЛУКОЙЛа - ЗАО "ЛУКОЙЛ - Пермь", ПТУ НК "ЛУКОЙЛ" и ОАО "ЛУКОЙЛ Пермнефть", 6,8% - налоговые платежи одной из крупнейших корпораций ОАО "Уралкалий". За январь - октябрь 2001 года совокупная доля ЗАО "ЛУКОЙЛ - Пермь", НК ЛУКОЙЛ и ОАО "ЛУКОЙЛ - ПНОС" в областном бюджете составила 19,1%, а ОАО "Уралкалий" - 2,2%. Данное обстоятельство обусловлено традиционно промышленным характером Пермской области. Так на момент становления регионального политического режима в 1996-1997 гг. доля промышленности по отношению к сельскому хозяйству в экономике области составляла 89,1%.

Важнейшей характеристикой корпоративного сектора Пермской области является его диверсифицированность. Это связано со следующими факторами:

- дифференцированная структура экономики Пермской области, которая включает следующие отрасли: электроэнергетика, топливная промышленность, машиностроение и металлообработка, химическая и нефтехимическая, деревообрабатывающая, целлюлозно-бумажная, легкая и пищевая промышленность, строительство, транспорт, связь, снабжение и сбыт, аграрный сектор;

- преобладающая роль крупных и средних предприятий в структуре промышленности (так 433 крупных и средних предприятиях области, на которых работает 313,3 тысяч человек, объем выпущенной в январе-октябре 2001 года продукции в денежном выражении составил 89% всей промышленной продукции произведенной в области и 58,9% составила доля налогов в общих поступлениях областного бюджета);

- ведущая роль в специализации Пермской области машиностроения и химической и нефтехимической промышленности с высоким удельным весом оборонного комплекса (только после 1996 г. доля гражданской продукции на предприятиях ВПК превысила 60%);

- совмещение в Пермском регионе мощного комплекса нефтедобычи и нефтепереработки, что позволило машиностроительному комплексу в довольно короткие сроки конверсироваться с продукции оборонного значения на производство нефтепромыслового оборудования.

Все это привело к складыванию бизнес - интегрированных групп в рамках отдельных крупных предприятий или группы предприятий одной отраслевой направленности. Так нефтедобыча и нефтепереработка в Пермской области в течении 1991-1996 гг. была сосредоточена в рамках одной из крупнейших вертикально - интегрированных корпораций России НК "ЛУКОЙЛ". Крупнейшим монополистом на региональном рынке связи является ОАО "Уралсвязьинформ". Специфика процессов приватизации в Пермской области - удаленность от Москвы, конвертация управленческого контроля в собственнический директоратом (на 1.01.1996 года 77% приватизированных предприятий было акционировано), участие региональных бизнес - групп при поддержке Областной Администрации в межрегиональных финансово-промышленных группах (показателен пример с созданием ЗАО "Лукойл ермь", где под патронажем губернатора Г. Игумнова приняло участие ПФПГ А.Р. Кузяева) - привела к созданию целого ряда региональных бизнес - интегрированных групп, разных по происхождению (как выходцы из "красного директората", так и "новых бизнесменов"), которые в период вхождения Пермской области в электоральную нестабильность 1996-1997 гг. были включены в процесс формирования регионального политического режима.

 В условиях российской трансформации урбанизированная и индустриальная Пермская область в целом поддержала переход к обществу альтернативному советскому. Правда без четкого осознания к какому. Поэтому Пермская область считалась в 90 -х гг. CC века одной из  реформаторских в стране. На президентских выборах 1991 года за Б. Н. Ельцина проголосовало 71, 13 % процента избирателей, на апрельском референдуме 1993 года за доверие Президенту Российской Федерации высказалось 76,47 %, в декабре 1993 года 79,79 % поддержали Конституцию Российской Федерации. На выборах в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации  в 1993 году наибольшее число голосов избирателей области получило движение "Выбор России". В 1995 году на волне протестного голосования лидировали оппозиционные избирательные объединения - ЛДПР и КПРФ. Однако на выборах Президента Российской Федерации в 1996 году область активно проголосовала за Б. Н. Ельцина.

Это позволило созданной согласно постановлению Верховного Совета РСФСР от 21 августа 1991 года "О дополнительных полномочиях Президента РСФСР по обеспечению законности деятельности Советов народных депутатов в условиях ликвидации последствий попытки государственного переворота в СССР" исполнительной вертикали глав администрации проводит политику, осуществляемой Президентом и правительством Российской Федерации с целью скорейшего формирования рыночных отношений в стране.

Характеризуя систему региональной власти Пермской области накануне вхождения в электоральную неопределенность следует отметить не только относительную независимость исполнительной вертикали от местных Советов всех уровней до осени 1993 года (относительно спокойное поведение Пермского Областного Совета в событиях сентября-октября 1993 года), но и от нового законодательного органа - областного Законодательного собрания, начавшего действовать с марта 1994 г. В целом в Пермской области сложился президентский тип разделения властей с автономным парламентом.

Это обусловило ведущую роль представителей глав администраций разного уровня и прежде всего Областной администрации в региональной политической жизни. Например, в рейтинге политиков областной газеты "Звезда" в июле 1996 года из 20 ведущих политических фигур месяца: четверть - это представители администрации Пермской области; четверть - главы администраций районов и городов области. Только две фигуры являются представителями интегрированных бизнес - групп. С учетом упоминания выбивших из июльского рейтинга бизнесменов, депутатов ЗС Пермской области Ю. П. Трутнева и А. Климова можно увеличить долю максимального представительства интегрированных бизнес - групп до 1/5 на лето 1996..

Электоральная кампания 1996 года в Пермской области прошла не под знаменем противостояния "демократов - коммунистов". Основной темой губернаторской компании, особенно второго тура, было противостояние пришлых олигархов в лице демонизированного М. Лисянского, поддерживающего издателя "Губернских вестей" С. Левитана и здоровых региональных бизнес - структур и глав территорий, объединившихся вокруг Г. Игумнова. В областном центре в избирательной борьбе активно участвовали три руководителя коммерческих структур, три представителя городской и районной администрации, один представитель городской Думы. Основной темой электоральной компании в городе Перми являлось противостояния бизнеса, который может поднять город и коррумпированного чиновничества. В результате победителем стал Ю. Трутнев -президент АО "ЭКС -Интернешнл", которого поддержали ряд интегрированных бизнес - групп городского масштаба.

Победа Г. Игумнова во втором туре стала итогом широкой коалиции находящихся на стадии становления региональных интегрированных бизнес - групп и глав администраций территорий. В состав областной администрации входит Г. П. Тушнолобов, бывший главой администрации Соликамска, крупнейшего города Пермской области после областного центра. Пермский исследователь М. Старкова характеризует модель управления Пермской областной администрации в 1996 - 2000 гг как полицентричную.

Другим результатом коалиционной победы Г. Игумнова является существенная независимость администрации города Перми в 1996 - 2000 гг., которая стала фактически автономным Центром принятия решений. Чему способствовала моноцентричная модель управления сложившееся в областном центре.

Таким образом, региональный политический режим в Пермской области являлся результатом пакта между рядом интегрированных бизнес - групп, чиновниками Пермской областной администрации и главами администраций территорий. Однако не все интегрированные бизнес - группы смогли и были готовы конвертировать свои экономические ресурсы в административно-управленческие. Логичным шагом стало вхождение экономических субъектов в результате электоральной компании 1997 года в Законодательное Собрание Пермской области, которое стало механизмом согласования различных корпоративных интересов. Так, еще в ходе избирательной компании на пост губернатора Пермской области 1996 года исполнительный директор вновь созданной ассоциации содействия предприятиям, конструкторским бюро и НИИ "Сотрудничество" Георгий Гордеев заявил, что члены новой организации - группа конверсионных предприятий - "должны пробиться в ЗС области".

Выборы во второе Законодательное Собрание Пермской области состоялись 14 декабря 1997 года. В выборах приняло участие 37,85 % избирателей области. Из 40 депутатов 28 являлись руководителями предприятий разных форм собственности. В Законодательном Собрании Пермской области второго созыва были представлены интересы наиболее влиятельных региональных бизнес - групп. Они стали победителями в довольно жесткой конкурентной предвыборной борьбе. Это также проявилось в создании фракций Законодательного Собрания -"Промышленники Прикамья", "Дело жизни" и "Диалог".

Сформированная в начале 1998 года фракция -"Промышленники Прикамья"  составе 17 законодателей, в большинстве своем - генеральных директоров крупных предприятий, поставила перед собой задачу подготовки законодательных актов в поддержку промышленности региона. Сопредседателями фракции были избраны президент АО "Пермская финансово-производственная группа" А. Р. Кузяев и президент ЗАО "Уралгазсервис" Валерий САЗАНОВ. В группу вошли также председатели двух комитетов ЗС: генеральный директор АО "Уралсвязьинформ" В. Рыбакин и генеральный директор АО "Пермская научно-производственная приборостроительная компания" А. Андреев.

Ј      Таким образом, ЗС Пермской области в 1997-2000 гг. стала важнейшей частью механизма согласования интересов различных региональных бизнес-групп. На основании всего выше сказанного можно говорить о формировании в Пермской области в 1996-1997 гг. гибридного политического режима с элементами либерального корпоратизма, когда принятие решений обусловлено процедурами согласования между широким кругом интегрированных бизнес - групп и других социально-экономических и политических субъектов.

 

 


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"