Mara Schade: другие произведения.

Красота клинка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 4.00*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что может быть хуже, чем проспать конец света? Но боевые навыки, верные друзья и совершенное оружие помогут и здесь. Фанфикшн к "Эпохе мертвых" Андрея Круза http://samlib.ru/k/kruz_a/ Чуть дополнила 15.12 чтобы дать ответ на вопросы из комментов. Буду дописывать и править...

  Красота клинка
  
   20 марта, вторник, днем
  
  Вероника проснулась поздно, как и всегда на даче. На редкость теплое весеннее солнце светило через почти сплошь стеклянную стену второго этажа ее дачи, что неподалеку от Ляхово, в паре десятков километров от Домодедовского аэропорта. Накануне она до трех ночи писала дипломную и рисовала чертежи. Не себе, конечно. Ее дипломная была написана еще зимой, и по кое-чьему мнению спокойно тянула на кандидатскую. А этот диплом для толстой девчонки с факультета строительной техники она писала чисто для денег. Такая подработка была для нее не первой - совершенная САПР с лично ей написанным дополнением по эргономике рабочего места позволяла нарисовать какой-нибудь автокран или комбайн за пару вечеров, а за неделю - спроектировать с нуля двигатель танка или орудие. И вот написанное по скоростному инету улетело заказчице, и можно отсыпаться. Прогулы института сейчас для нее были тактикой - надо не показываться на глаза, пока не уляжется шум по поводу одной проделки. Поднявшись с кровати и потянувшись, Вероника рассмотрела в зеркале свое отражение, и не найдя никаких изъянов, как была голая, пошла во двор умываться. Позавтракав, села читать новости в инете. Они были более чем странные - стрельба на улицах, какие-то кусающиеся психи. Видео тоже показывало нечто непонятное. Первая реакция - всякий катаклизм сопровождается голодом, значит, пора в магазин. Вероника быстро оделась в байкерский прикид, не ради удобства, а попугать цыганят из усадьбы на дороге от Ляхово к станции, и сев на свою старую "Яву", покатила в магазин, до которого было всего километров семь. Магазин работал, но продавщицы выглядели напуганными, а та тощая русоволосая стояла чуть ли не в обнимку со своим мужем, плотником с соседнего склада, на редкость могучим мужиком ростом за 190. Затарившись сосисками, мясом, консервами, макаронами и тремя кило пельменей, батонами хлеба и пачками печенья, ответила на вопрос продавщицы:
  - Да, день рождения отмечать будем, остальное из города привезла, а самое тяжелое у вас покупаю - ей не хотелось раньше времени показывать свою осведомленность.
  И покатила домой, удивившись полному отсутствию машин и прохожих. Дома распихала запасы по шкафам, благо мебель более чем прочная, мышь не проест, а в подполе все лари обшиты металлом, и между сталью и досками пропитанная какой-то противомышиной химией стекловата. Новости становились все причудливее. Все чаще звучало слово "зомби", попались объяснения происшедшему и инструкция, что зомби надо убивать только в голову, стреляя или отсекая ее. "Пора двигать в город, вооружаться и к друзям" - подумала она, и уселась на ковер перед камином с блокнотом на коленях, чтобы ничего не забыть. С транспортом выбора не было - на мотоцикле много не увезешь, а вот квад, даже без прицепа - это почти четверть тонны барахла взять можно. Из пяти полных канистр из гаража решила взять три, чтобы было топливо на случай возвращения и дальнейших поездок.
  А вот вооружение... как-то случилось, что у Вероники до сих пор не было ружья. КМС по пистолету, МС по блочному луку, она всегда знала, что в родном тире есть и пистолет с патронами для тренировок, а у многочисленных друзей чего только не было - от как-то незарегистрированной двустволки 1880-х годов и антикварного Люгера 04 калибра 7,65х25 до проволочного резака, способного свалить телеграфный столб выстреленной со скоростью в несколько км/с прядью проволочек. Тут, на даче она держала японский тати для тренировок в иайто и тамашигири, блочный лук для отстрела наглых собачек, и бесполезный сейчас пневматический Файн П40. В принципе, для иногда потренироваться этого более чем достаточно. Ну и боккен. Сообразив, что в сарае есть топор без топорища, сбегала туда и вскоре соорудила совершенно дикое оружие - легкий топорик на длинной, почти метровой рукоятке. Вынесла во двор, расставила несколько пустых пластиковых бутылок и поленьев, и протанцевала по двору, срубая верхние трети бутылок и раскалывая поленья. Тяжеловатое, но с сокрушительной силой удара оружие. С защитой особого выбора не было - "чирипаха" на спину, кожаная куртка, перчатки для кендо, брюки от защитного комплекта от "лисят", мотошлем, (шлем для кэндо в рюкзак), мотоботы на ноги. Жарко, но придется терпеть. Тати на левый бок, топорик пристроила в квад.
  Куда ехать, вот вопрос? Хорошо бы обзавестись оружием, но как? Наверно придется что-то вскрывать, а значит взять с собой тяжелый СДС-Макс перфоратор из гаража, и здоровенную зеленую метабовскую болгарку с 230-мм дисками, (которые забыл приятель месяц назад, когда чинил печную трубу), кувалду, лом, что еще? Бензопила, масло к ней и технике, инструменты, свечи к кваду, фонари... Ах да, генератор... С генератором были проблемы, вернее не с ним, а с его отсутствием. Но на соседней даче обитали два таджика, которые меньше строили, чем пили. Решив перенести выезд на пять утра завтра, Вероника свалила все барахло в кучу на полу в каминной комнате. К таджикам решила идти на закате, достав из папиной заначки пять бутылок водки и кое-что в них насыпав. Тати на пояс, бутылки в пакет. Ничего не забыла? А может, того, переодеться? И натянула на себя комплект мотогоночной защиты, и поверх накинула "плащ Дарта Вейдера", оставшийся от съемок фанфильма. Выйдя в проулок и обойдя два соседних дома, постучала к таджикам. Никто не отозвался. Повернув левой рукой ножны, осторожно толкнула калитку, а потом распахнула ее пинком. Во дворе на столике стояла немудреная закуска и бутылки, таджик лежали на земле, а какие-то непонятные существа ели тело. Теперь у Вероники не было сомнений - людоедов надо убивать, и только так.
  Врут, что клинок свистит, покидая ножны. Свист издает сталь, когда набирает скорость в воздухе, прежде чем обрушиться на цель. Голова первой твари покатилась по земле, вторая тварь стала подниматься на ноги, но горизонтальный удар слева направо от ножен, снявший голову первому зомби, уже перешел в замах, и второй справа налево снял голову второй твари. Первая голова еще катилась, а клинок уже отделил вторую.
  Вероника вернулась к калитке, закрыла ее, вытерла меч об скатерть, и пошла осматривать дом с тати наготове. Метнувшийся ей навстречу спаниель, встретившись с клинком, попытался ползти половиной туловища и правыми лапами, пока второй удар не снял голову и ему. Опять меч вытирать... Осмотрев дом, девушка нашла и генератор, и коробку с его принадлежностями, и инструкцию к нему. Генератор пришлось волочь по земле, он был дико тяжел. Больше в доме ничего брать не стала, да и нечего было - оружия не было, а еды и инструментов у нее самой достаточно. Вторым заходом унесла две канистры с бензином для генератора - лишними не будут. Погрузка генератора была делом непростым, и если бы не сделанный когда-то приятелем полиспаст, и вовсе невозможной.
  
   21 марта, среда, раннее утро
  Проснуться в четыре утра не так сложно, как думают подруги, просто надо быть немножечко ведьмой. Умываться она на этот раз пошла одетой, и с вакидзаси за поясом. Выехала в пять, как и хотела. Пустые дороги понеслись навстречу, сзади громыхал привязанный груз, включая пять канистр бензина, еды суток на пять, четыре пятилитровки воды. Поздно вечером, вспомнив голливудские ужастики, Вероника спилила на цепи бензопилы ограничители глубины пропила и заправила пилу, и теперь ее оранжевый корпус выглядывал из чехла у правого переднего крыла. Редкие машины стали появляться навстречу только часов в семь, когда она уже подъезжала к городу. И около покинутого КПП стрелково-стендового комплекса ее ждал приятный сюрприз - три солдата-зомби в залитых кровью комбезах, у двоих автоматы на спине, третий, погрызенный меньше, без оружия, но тоже с подсумками. Подъехав на сотню метров, Вероника остановилась, не глуша двигатель квада. Зомби ее заметили и пошли в ее сторону. Двигались они как-то странно, как огромные насекомые. Для уверенности, чтобы не убить живых людей, она крикнула:
  - Парни, вы бы умылись, в кровище же все, кто вас таких полюбит? И красиво потянулась. Будь солдаты живыми и здоровыми, они как-то бы отреагировали на высокую девушку, чьи рыжие волосы выбивались из-под шлема, а мотозащита не могла скрыть стройности и пропорциональности тела. Но они молча шли к ней, чуть опустив головы.
  Пойдя навстречу, стала поглядывать в кусты, опасаясь нападения. Идя "змейкой", она спровоцировала зомби выстроиться в цепочку. Взмах, прыжок, удар, еще удар - и три туши повалились на землю. Отскочив назад, замерла в стойке. Зомби не шевелились, кровь из них не текла. Подойдя, потрогала обрубок шеи - холодная. Раздевать трупы было противно, поэтому Вероника перерерубила пояса солдат и стянула с них подсумки, также поступив и с автоматами. Только схватив автомат в руки, тут же перевела переводчик на одиночный, проверила патронник, дослала патрон, отсоединила и осмотрела магазин - полный ли? Примкнула магазин, связала перерубленный ремень, повесила оружие на правое плечо стволом вперед, по-немецки. В подсумках были еще семь магазинов, но судя по некоторой прожимаемости верхнего патрона, они все были неполные, 20-25 патронов в каждом. Второй автомат был тоже с полным магазином и без патрона в патроннике. Его переключила на автоматический, обернула запасным дождевиком и запихнула между рюкзаками. Судя по всему, эти трое были часовым, разводящим и сменным часовым, которые перекусали друг друга, так что никто из них не начал стрелять. Где автомат третьего, может и стоило поискать, но где? На территории части она не была, космоснимков не было, и соваться в неизвестность, одной, не лежала душа.
  Выехав лесом на Волгоградский проспект, направилась к центру, решив пробираться переулками, не заезжая в Третье кольцо. Машин было очень мало, а около заправки стоял какой-то бронетранспортер. Автомат она уже спрятала под чехол на багаже, но меч был на поясе. Подкатила к ним спросить, что происходит, и куда можно проехать. Вдруг сидевший верхом на башне солдат нагнулся к открытому люку и что-то сказал, после чего зажал уши руками. Вероника мгновенно последовала его примеру, и жуткий грохот очереди из КПВТ почти не оглушил ее. Разговорившись с солдатами, узнала, что они из какого-то подразделения по охране аэродрома, что военные собираются отступать и собираться в Таманской, Кантемировской, и каких-то еще дивизиях, превращая их расположение в укрепленные города на манер средневековых замков. Ее тоже звали, уверяя что безопасно, и работу найдут, и замуж выдадут.
  - А вот этого как раз не надо, я уже замужем, и если бы мой не забыл сотовый на работе, мне бы не пришлось сейчас одной пробираться к нему домой.
  - Хотя... Парни, вот моя карта Подмосковья, отметьте где ваша часть, если решим к вам присоединиться, я инженер-проектировщик систем автоматизации, мой муж - тоже инженер, правда строитель, занимается всякими мостами и дорогами.
  Офицер, вроде лейтенант, пролистал карту, отметил на ней въезды в части и сказал:
  - Ждем, если что. А как вы без оружия?
  Пришлось показать меч
  - На меня уже два зомбака нападали, сняла головы, подойти не дала.
  - А где такой меч найти можно? - спросил светловолосый солдатик.
  - Меч-то найти можно, только я увлекаюсь фехтованием уже лет десять, а без навыков этот клинок даже в ножны вложить непросто, можно себе палец отрезать. А без навыков - ваш АК бьет куда дальше и мощнее.
  Попрощавшись с солдатами, поехала в сторону Измайлово, вспомнив про тамошний тир. Дворами добралась до моста в Кусково, оттуда по Свободному до Измайлово. Насквозь через парк к Третьей Парковой, и вскоре свернула к Первомайскому тиру. Под одной крышей с ним размещался автосервис. У подъезда тира топтались несколько зомби, и тут Вероника решила первый раз попробовать пострелять из трофея. Метров с 70-и, поставив переводчик на "1", свалила восемь тварей девятью выстрелами. В подъезде тира был разгром и толстая гардеробщица с обгрызенной головой, которую Вероника зарубила, чтобы не глохнуть от стрельбы. Пойдя влево по коридору, взяла автомат наизготовку. В первой комнате никого не было, в раздевалках - тоже. Повернув направо, вышла в коридор тира. Свет здесь горел, оружейка была взломана, но не все шкафы были открыты. Но перед тем, как копаться, Вероника решила осмотреть все здание, и не зря. У двери какой-то подсобки стоял зомби. Почуяв ее, он медленно повернулся, будто включаясь. Взмах клинка - и безголовая туша осела на пол.
  - Есть кто живой? - крикнула Вероника
  Из подсобки раздались невнятные всхлипы и шебуршение, попинав дверь, девушка взломала ее топориком, который не зря взяла с собой, заткнув за пояс сзади. Там сидела темноволосая худенькая девчушка, с совершенно заплаканными глазами. Пахло в подсобке туалетно, что и неудивительно, бедняжка просидела в комнатушке больше суток. Со слов девушки, которую звали Таня, выяснилось, что она просто забежала в здание, спасаясь от тех зомби-таджиков, что валялись сейчас на крыльце, и спряталась сюда, преследуемая тварью. Вероника достала из рюкзачка шоколадку и бутылку воды, которые спасенная поглотила с неимоверной скоростью, после чего предложила помочь с пилением шкафов. Та согласилась и они вернулись в оружейку. До них были вскрыты шкафы с боевым оружием, а малокалиберное никто не тронул. Час пиления болгаркой - и девушки стали обладательницами восьми (больше брать не стали) "марголиных", и просто кучи пачек патронов, которых они накидали в рюкзак столько, что трудно стало его поднять. Все пистолеты зарядили, не досылая патронов, и поискали запасные магазины к ним, которых набрали двадцать штук, их тоже зарядили, тем более что среди них были и старые десятизарядные. Тут Тане пришла в голову очень интересная идейка. А что если судьба сложится так, что они лишатся оружия, но останутся живы? Как бы уберечь часть оружия и патронов от других желающих и спрятать получше... Час спустя они запихнули несколько ИЖ-35 и ящик патронов под потолочные панели в коридоре, куда после отключения электричества свет с улицы будет немного достигать.
  С появленим спасенной, возникла новая проблема. С одной стороны, две головы лучше одной, но Таня совершенно не умела ни стрелять, ни драться, зато была родом откуда-то из-под Загорска и с раннего детства помогала отцу по дому, отчего умела многое из того, о чем городские девушки совершенно не имеют никакого понятия. Куда теперь? Эта бедняжка такая приятная на вид, нежная, бросать рука не поднимется, но на ногах еле стоит. Придется везти к себе домой, а потом по ситуации. Прорываться через мост у Черкизовской даже не стали пробовать, завидя в прихваченную с собой 50-кратную трубу скопление зомби у бывших рынков, и поехали в обход - через Лосинку, решив, что зомби в лесу взяться неоткуда. Сначала перебрались через Щелковское, затем по какой-то Тагильской добрались до леса, по просеке под ЛЭП докатили до железнодорожной ветки и свернули по тропинке налево, в сторону Лосиноостровской. Ехать по Бумажной просеке, мимо РГСУ и через мост Вероника не рискнула, там стая собак и студенты, наверняка озомбевшие, поэтому проехали по лесной дороге в сторону сгоревшей столярной фабрики, и под путепроводом, по огромной луже, выкатились к забору, отделявшему эту дорожку от Яузской алееи. Проход там был, но шириной в велосипед, пришлось срезать забор со стороны Яузской алееи, потом в сторону станции, по тропинкам к железнодорожному мосту через Яузу, под него, на пешеходный мостик, и дворами к улице Корчагина, и вскоре подъехали к дому. Здесь и телефон, и поесть запас немалый, все-таки старая походница.
  Обзвон знакомых заставил задуматься - более богатый и хорошо вооруженный друг вместе со своим братом навестили некий продсклад, и теперь запасли на даче запас жратвы на год точно, дача у них от форта не сильно отличается, ружья и патроны есть, можно к ним, но что потом? По скромным оценкам, в Москве около 20-30 миллионов человек, включая нелегальных эмигрантов. Рядом с таким рассадником жить невозможно, к военным - просто неохота, рожать в ближайшие два десятилетия Вероника не собиралась. Другой приятель тоже пока отсиживался дома, но он уже позаимствовал на работе кое-какое оружие, и вовсю искал, к кому бы присоединиться. Вспомнив странную девушку, встреченную на Бельтайновском шабаше пару лет назад, нашла телефон Кати в записной книжке.
  - Привет, помнишь Бельтайн два года назад? Я Вероника.
  - Помню. А ты что делать теперь собираешся?
  - Ищу с кем и куда смыться.
  - Мои коллеги по институту собираются забрать в НАТИ кое-какую спецтехнику и валить даже в Зауралье.
  - Там-то что?
  - Цивилизация. Огромная огороженная территория, подсобное хозяйство, способное прокормить тысяч десять, своя АЭС, тепло, свет и горячая вода. Филиал института, и даже космодром рядом. А главное - куча наших коллег из числа "носящих атам", и одержимых прогрессорскими идеями.
  - И что я там буду делать?
  - Работу тебе найдем, ты вроде инженер-проектировщик?
  - Так и есть
  - Значит так, обзванивай ведьмочек знакомых и инженеров, если есть на примете трезвые рабочие-станочники, их тоже надо. И военных каких знаешь. В предполагаемой колонне будет до сотни пустых мест, в том, что будем перегонять, да и еще технику сможем прихватить.
  - А как у вас там с оружием?
  - Не волнуйся, тебя безоружной не оставят, судя по тому что ты жива, у тебя уже что-то есть.
  - Вот и лады. Когда и где сбор?
  - Через трое суток будем забирать технику, колонну сформирум в НАТИ, и кое-какие бумаги с Нагатинской забрать надо, это напротив "завода коленвалов", такой трехэтажный зиккурат с нарисованной на бронедвери галактикой.
  - Заметано.
  Но что-то подсказало Веронике перезвонить "оружейнику". Вскоре она решила поехать к нему, но вот как? Всего-то меньше километра, но Проспект мира с его разделителем посередине, или ехать в тоннель, или как? Евгений и подсказал, чтобы взяла с собой "болгарку" и генератор, и спилила болты, крепящие части разделительной железяки, и одну опору. Так она и поступила - подъехала, отстреляла из "марголина" нескольких зомби, быстро рванула шнур стартера генератора, схватила "болгарку" и стала срезать болты. Отвлеклась на смену диска и отстрел еще трех зомби, и вот столбик упал, открыв проезд. Пересекла улицу, подъехала к подъезду. Зазвонил телефон.
  - В холл не суйся, там дохлятины полно, жди у лестницы, я пойду сверху зачищать.
  - Поняла, не выходи, у меня "марголин", и АК, а что у тебя?
  - М1.4, в общем сейчас увидишь.
  В подъезде валялись безголовые зомби с обгоревшими лицами, но головы лежали рядом, будто их отрубали лежащим. Поднявшись по лестнице на пятый этаж, Вероника увидела приоткрытую дверь холла и услышала:
  - Быстро давай сюда, наверху на лестнице что-то может быть.
  Заперев коридор и затем дверь в квартиру, она почувствовала себя в относительной безопасности.
  - На, держи - и протянула другу "марголин", запасной магазин и шесть пачек патронов.
  - Отлично, где прибарахлилась? Главное, к нему патроны стандартные.
  - В Первомайском. А у тебя что, показывай.
  - Один десятизарядный шокер М1.3, и к нему сто пятьдесят выстрелов. И компонентов для переснарядки еще на сколько-то, но подбирать гильзы может быть некогда. Еще есть М1.4, этот беспроводной, ионизирует воздух плазменным сгустком и бьет 30 Дж разрядом. Оба действуют на зомби одинаково - глушат нафиг, они падают и лежат, на всякий случай башку отрубаю лесорубным топором, который два кило, с длинным топорищем. К М1.4 выстрелов около сотни, зато если несколько тварей рядом, в пределах метра, он валит их разом одним выстрелом. И оружие последнего шанса - струйный резак, выстрел один, но десять секунд можно резать что угодно, с десятка метров провел горизонтальным взмахом, и шесть безголовых зомби в продуктовом магазине... Могу дать тебе струйник и пять выстрелов к нему, но перезарядка у него больше двух минут.
  А теперь идея - у меня на работе есть маленькая оружейная мастерская, как ты думаешь, будут ли оружейник и его жена уважаемыми людьми в новом мире?
  - ЧТО ты имеешь в виду?
  - У меня все ключи и машина, но не было пистолета, чтобы соваться в подвал лабы. А вдвоем мы выволочем оттуда все, что там есть, и еще - знаю, где можно еще АК и патронами разжиться.
  - Где?
  - Охрана одного заводика. Там наверняка одни мертвяки бродят меж чугунных отливок, а оружейка у них очень неплохая, и никто о ней почти не знает.
  - Когда полезем?
  - Сначала лаба. С тамошними станками я смогу отладить "марголина" до надежности, и еще там есть ПНВ и кое-какая защита - пара бронежилетов третьего класса, пара касок, и три комплекта "бармица-4".
  - Они-то у вас откуда?
  - Исследовали удобство стрельбы в ПНВ или бронике, так прибор и "забыли". Ну а "Бармицу-4" мы и разработали, жаль военные отказались на вооружение принимать.
  - Когда поедем?
  Предлагаю завтра рано с утра.
  - У меня дома сидит спасенная мною девчонка, с ней как?
  - Позвони, скажи пусть сидит и ждет нас, поесть она себе приготовить сможет?
  - Наверно, сейчас позвоню.
  До позднего вечера Женя возился с оружием - удлинял пазы под "пуговку" подавателя, чтобы магазины стали 10-зарядными, отполировал направляющие затвора, подогнал ореховые накладки на рукоятках, почистил канал ударника и выбрасыватель, просверлил в мушке углубление и зачеканил туда кусочек серебряной проволоки, чтобы получилась блестящая точка. Срезал "уши" замыкателя для ношения в кобуре, пошил кобуры. Ночь была приятной и бурной, Вероника вообще любила потрахаться, а старый друг, к тому же еще и тантра-йог, глупо не воспользоваться.
  
  
  22 марта, четверг
  Проснулись в полпятого от писка будильника, быстро и сытно позавтракали, и стали осторожно спускаться вниз. Квад так и стоял в подъезде, его осторожно обошли и направились к "Оке" Евгения. Выкинули заднее сиденье прямо на асфальт - маловероятно, что оно кому-то понадобится сейчас, и поехали к фирме. Долго пробирались по опустевшим улицам, пока не подъехали к опущенному шлагбауму. В караульной будке виднелось что-то немертвое. Одиночный выстрел - и мертвяк сполз на пол. Евгений просунул в выбитое окно длинную монтировку и нажал кнопку, поднимая шлагбаум. Заехали во двор, сначала направо, потом налево, и еще раз направо, отчего оказались во внутреннем дворе огромного офисного здания. Во дворе было не так много мертвяков. Стреляя поверх опущенных стекол, свалили их, подъехали к двери с надписью "правый стилобат". В холле было еще шесть мертвяков, но из двух стволов их свалили за пару секунд. Затем разломали дверь с лестницы на улицу, вернулись в машину, подняли задний борт и подъехали прямо к дверному проему. Мастерская - лаборатория размещалась в подвале, в дальнем "островке", образованном восьмеркообразным коридором. Его зачищали неторопясь, подстрелив троих в коридоре и еще двух в мужском туалете. Живых в подвале не было. Открыв мастерскую ключом, Евгений взял удлинитель и сабельную пилу.
  - Сейчас вскроем склад соседей, там есть тележка, а ты прикрывай.
  Распилив дверь, Евгений привязал к ручке петлю из того же удлинителя, и отошел назад. Рывок, и дверь распахнулась. Предосторожность была нелишней - два зомби-кавказца, судя по виду, кладовщик и менеджер, стояли прямо у двери. Оттащив туши в сторону, быстро обыскали склад соседей, но кроме тележки и мотка шланга (авось пригодится) склад был заполнен чугунными радиаторами, которые были совершенно бесполезны сейчас. Но Вероника углядела в углу что-то пистолетоподобное, оказавшееся бошевской электроотверткой с литиевым аккумом, и зарядник к ней. Прихватила и ее, подумав, что может потребоваться что-то пришурупливать. Вернувшись в лабу, вдвоем перевалили настольный токарник на тележку, откатили его к лестнице и ручной лебедкой втащили наверх, после чего не без мучений погрузили в машину. Сверлильный и фрезерный были полегче, всего кило сорок, против восьмидесяти кило токарного. Потом долго носили катушки с проводами в тефлоновой изоляции, радиодетали в коробках, осциллограф, паяльную станцию, всякий ручной инструмент, резцы и фрезы, алюминий, латунь, капролон и фторопласт в прутках, и много что еще. Прихватили даже большие тиски. Последними вынесли комплекты "бармицы-4", броники и шлемы, с тем, чтобы выгрузить их первыми.
  Перед отъездом Веронике на глаза попался трактор "Беларусь" с навесными уборочными припособлениями.
  - А давай трактор угоним?
  - Зачем?
  - Может тащить прицеп в три-пять тонн, можно тросом вырвать дверь или окно, высокий, проходимость дикая, хоть по лестницам, рельсы перелезает, по грязи идет. Вал отбора мощности.
  - А кто поведет?
  - Я и поведу, на даче освоила на всякий случай.
  Вскоре щетки валялись на земле, а вместо них к трактору прицепили тележку, из которой выкинули тюки дерна и ящики с засохшими цветами, и закатили две полные бочки соляры и шесть пустых. Так и поехали обратно - впереди "Ока", а за ней трактор. Дома возник небольшой спор - как все это тащить наверх? Но откинутая с балкона стрела мини-крана решила эту проблему. Оборудование расставили вдоль стен, оставив часть в коробках. За остаток дня Евгений передвинул мушки пистолетов чуть назад по стволам и смонтировал ПБС, которые заодно замедляли спад давления в стволе и повышали надежность экстракции гильз. До ночи Евгений возился с настройкой какой-то непонятной Веронике электронной установки. Она спросила, что это такое.
  - Помнишь рассуждения Алиры о резонансе и свойствах пространства? Тут четыре микроволновых лазера, их лучи попарно сходятся под рассчитанным углом, при этом возникает открытое лет пять назад явление резонанса, когда из точки схождения под углом к первым двум лучам образуется излучение с довольно необычными свойствами. Если получится все настроить, то может возникнуть как раз та самая область нестабильности, о которой она говорила. Похожее оружие описано в эпосах многих стран, и подозреваю, что раз так, то что-то может получиться. В крайнем случае будет еще один беспроводной шокер.
  - И давно над этим работаешь?
  - Не очень, но пришлось откладывать - испытывать не на ком. А теперь есть на чем испытывать, да и претензий к побочным эффектам не будет, поэтому решил доделать. Перед сном съездили к Веронике домой, забрали Таню.
  
  23 марта, пятница
  Утро прошло в сборах. Вероника запланировала "вынести" ту самую заводскую оружейку. По улице из города шел слабеющий поток машин, на улицах попадалось все больше зомби. Погрузившись в "Оку", направились к заводу. С проходной не полезли - в массивном здании виднелись замершие силуэты тварей. Объехав территорию, нашли какой-то тупичок между гаражей и спилили крепления секции забора, после чего въехали в заводской двор. Оружейка располагалась в здании администрации, но в него не пошли - разбили окно в караульном помещении, отстреляли зомби, с крыши машины выпилили решетку, и полезли внутрь. Переподключив болгарку и "саблю" к розеткам вместо генератора, вскрыли бронедверь. Внутри стояла непритязательная досчатая пирамида с десятком АК "сотой" серии с черными складными прикладами и планками под оптику, и штабель ящиков с "пятеркой". Десять автоматов на троих - явно многовато, но вдруг что-то удасться выменять на лишние? Обратно ехали на капитально просевшей под весом ящиков с патронами машине, зато с автоматами на коленях, и по шесть рожков в разгрузке у каждого. Черной формой и разгрузками разжились здесь же, попутно отстреляв из новых автоматов десятка полтора зомби, пришедших на звуки погрузки.
  После обеда Евгений разрядил один из автоматов, пристегнул к нему "фонарь" стрелкового тренажера, который стоял у него дома, и учил Таню стрелять из автомата. Когда она стала уверенно поражать из положения "стоя" грудную мишень, "находящуюся на ста метрах", решили прокатиться по району - и мертвяков пострелять, и опробовать ту самую установку. Испытания с третьей попытки удались - тонкое пение трансформаторов, фиолетовые лучи предионизирующих лазеров - и вдруг впереди в воздухе вспыхнул будто огромный мыльный пузырь, и погас. А попавшие в него зомби не просто совсем умерли, а растеклись лужами слизи. Второй выстрел очистил от тварей здание управы, третий полыхнул по "Рамстору на Трифоновской", а после четвертого из установки потянуло паленой пластмассой. До позднего вечера вся троица занималась кто чем - Вероника учила Таню держать в руках тати и рубить от ножен, пока Евгений сидел с паяльником или что-то точил на станках, то под руководством Жени она же училась стрельбе навскидку. Ночь прошла очень приятным, но совершенно неприличным образом.
  
  24 марта, суббота.
  Рано утром позвонила Катя и сказала, что у заправок на выездах из города желающим раздают оружие, и все участники эвакуации разъехались за оружием. День прошел в очень аккуратной "мародерке" радиомагазина и визиту в тот самый "рамстор", но поживиться там не удалось - вся еда выглядела давно протухшей.
  Решили отсиживаться дома, девушки тренировались в стрельбе, Женя мастерил планки Пикатинни на три автомата и ПББС на них и на остальные пистолеты.
  
  25 марта, воскресенье
  Утром прикатил УАЗик с присланным Катей водителем и двумя стрелками, отчего появилась возможность вывезти всю технику. Первым шел УАЗ, затем "Ока" с присланным водителем по имени Виктор за рулем и Евгением с автоматом и излучателем, в кабине "беларуси" ехали Вероника с Таней, как-то угнездившейся у нее за спиной на полу, и замыкал колонну квад со своим прицепом, на нем сидели два человека - водитель и стрелок. Их путь лежал к точке сбора у НАТИ.
  Когда их импровизированная колонна, стреляя по дороге мертвяков, прибыла на место, Вероника была удивлена сверх всякой меры. КРАЗы, КАМАЗы с бронекабинами, УРАЛы, два бронетранспортера - это техника понятная, а вот "Урал" с вертикальными стойками на месте колес, снизу которых виднелись по два самолетных колеса...
  В прицепе к гусеничному АТЛ виднелась какая-то дикая машина, опиравшаяся на два огромных шнека, как у мясорубки, а вдоль забора выстроились похожие на гробики плавающие вездеходы "лопасня" и "арктиктранс" на огромных колесах низкого давления. Замыкали картину несколько бензовозов и три пожарные машины. Еще на четырех транспортерах стояли какие-то кубические "теплушки" с явно бронированными кабинами, в которых Евгений признал передвижную атомную электростанцию.
  Прибежавшая откуда-то ведьма Катя выслушила доклад Евгения и через пять минут вернулась с еще одним очкариком, который увел Евгения в один из кунгов, с собой они несли опытный излучатель. Из обрывков разговоров Вероника поняла, что инженеры собираются собирать еще несколько таких же излучателей прямо на ходу, в передвижной лаборатории.
  А Женькину "Оку", как и квад Вероники, загнали в один из фургонов, прицепленных к тягачам, пояснив, что они не выдержат марш своим ходом, да и моторесурс поберечь надо. В других фургонах Вероника разглядела штабели коробок с ноутбуками, множество зеленых ящиков, упакованные под пленку лабораторные установки, а один прицеп был забит мотоциклами в обрешетках, поверх которых до потолка лежали картонки с велосипедами и связки шин к ним.
  Колонна вышла из ворот НАТИ, идя не таясь и в нарушение всех ПДД по двум рядам разом. БТР охранения впереди, за ним ЗГУ на шасси грузовика, потом основная часть колонны из спецтехники, танковозных трейлеров с АЭС и фургонов, замыкающими шли бронированные грузовики и второй БТР. Вторая колонна с Нагатинской присоединилась по дороге, еще в городе. Вероника, Таня и Женя ехали в передвижной лаборатории, которая выглядела как МАЗ с прицепленной фурой, похожей на холодильник. На стоянке этот фургон мог выдвигать боковые опоры и выкатывать по направляющим боковые стены с полукоробами, резко становясь шире в два с половиной раза, отчего внутри становилось намного просторнее. А сейчас - передняя треть - лаборатория, затем крошечная кухонька с микроволновкой, плитой, холодильником, столы, стулья, кабинки туалета и душа, а задняя треть днем совещательная, на ночь откидываются полки как в железнодорожном вагоне, отчего получается спальня на четыре места и еще можно раскатать спальник на полу. Еще трое ночевали в спальных мешках на полу в переднем отсеке и в кабине. Колонна шла круглосуточно, на каждую машину было не меньше трех водителей, остановки делали только в "чистом поле" по нужде. Вероника всю дорогу старалась не помереть от скуки и в меру своих знаний помогала остальным, готовила, и просто отсыпалась. Их автоматы и пистолеты были с ними, в "Оке" и тракторном прицепе были остальные их вещи, включая весь гардероб Вероники и все оборудование из дома и мастерской Евгения. До места назначения было около двух недель хода, и колонна неслась сквозь Катастрофу, ощетинясь стволами БТР, зеркалами двух лазерный установок и глядя на мир электронными глазами беспилотных самолетов-разведчиков.
  * * *
  Дорога плохо запомнилась Веронике - окна у передвижной лаборатории были под самым потолком, и смотреть в них можно было, только встав на цыпочки. Лучший обзор был со спального места над водительской кабиной, но там обычно отсыпался кто-то из водителей. Женя и второй инженер, Андрей, высокий мужчина средних лет с множеством мелких осколочных шрамов на лице и вертикальными морщинами, делавшими его похожим на Воланда, все дни напролет либо паяли какие-то приборы, то вытачивали катушки, то наматывали трансформаторы, то фрезеровали печатные платы. От скуки она напросилась помогать им, и вскоре оказалось, что у нее настоящий талант к изготовлению печатных плат фрезерованием - она без единой ошибки прорезала фольгу бормашинкой, ни разу не утончая дорожек, "на глаз" сверлила отверстия под ножки микросхем точнее, чем Женя по шаблону, словом, включилась в творческий процесс.
   Чуть больше двух недель спустя колонна проехала сначала мимо укрепленного пункта, а потом вкатилась в железные ворота, позади которых на земляных постаментах стоял танк, а на втором - ЗСУ "Шилка". Это и была территория бывших космодрома, института прикладных геофизических явлений и склада росрезерва, содержавшего законсервированный радиозавод, а помимо него - еще и провизии лет на сколько-то. Вероника, до того не выезжавшая ни на Кубань, ни в Казахстан, с удивлением смотрела на тракторы в поле, посевные комбайны и прочую сельхозтехнику. По всему было видно, что нынешние хозяева территории не собираются сидеть на запасах, а начали и поднимать сельское хозяйство, и наверняка что-то еще. Прибыв, она с Женей разместилась в одной половине двухквартирного коттеджа финского типа, вторую половину занял тот самый Андрей с женой Аленой и к ним же поселилась Таня, то ли как приемная дочь, то ли как шведская семья.
   Пару дней спустя местное начальство устроило общий сбор, напомнивший митинг советских времен. Командование космодрома, называющее себя научным советом, обратилось к людям с довольно короткой речью, смысл которой был в том, что раз уж уссурийцам повезло осесть в столь подходящем месте - огромная территория, орбитальные зеркала в космосе, своя АЭС с запасом делящихся материалов на 50 лет вперед, сельское хозяйство, опытный завод в распоряжении, то все это надо использовать наилучшим образом:
   - Нас мало, у нас мало оружия, сельхозтехники, а к югу от нас больше полутора миллиардов зомби и наверняка банды. К северу - непроходимая и непригодная пока для освоения тундра, от европейской части СССР нас отделяет большое пространство, на котором вскоре придут в негодность дороги, и появятся различные банды и княжества. На восток - тоже мало пригодного к освоению. Чтобы сохранить свои жизни и оставить следующему поколению не соху и старый автомат, мы должны продолжать те исследования, ради которых и создавался наш филиал Института. Причастные к ним знают, что эти исследования перевезли сюда не только из-за секретности, а ради сохранения этих работ в случае гибели Европейской части РФ в атомной войне. Ее не случилось, но и в этой катастрофе наше расположение дает нам преимущества. Ближе полусотни километров от нас нет крупных населенных пунктов, значит нашествия бандитов и мутантов менее вероятны. Институт располагает собственным полным циклом по производству электронных компонентов, оптики, точной механики и биофизической лабораторией. На данный момент продолжаются исследования по специальным типам двигателей, транспорт с которым даст нам решающее преимущество в скорости и дальности. Всех инженеров и специалистов из новоприбывших, которые желают принять участие в этих работах, ждут на первом этаже главного корпуса, всем остальным - просьба зайти в бывший отдел кадров для подыскания им работы по специальности.
   Веронике опять повезло - в отличие от жен некоторых новоприбывших, она попала помошницей в лабораторию к Жене и Андрею, на 6-часовой рабочий день, но в дополнение к тому ей поручили вести для желающих секцию фехтования и помогать инструктору по огневой подготовке обучать стрельбе женщин - руководство решило, что все женщины и девушки старше 12 лет обязаны уметь стрелять, чтобы иметь возможность отбиться от мертвяка. Заодно пришлось учить стрельбе и тех мужчин, которые в прошлой мирной жизни не удосужились этому научиться. В сумме получался 10-часовой рабочий день при трех выходных, положенных девушкам. Условия, мягко говоря, далекие от райских, но позади и под колесами колонны остались миллионы тех, кому не повезло и кто бродил по городам безмозглыми тварями. Поэтому жаловаться не приходилось. К тому же Вероника скоро обнаружила, что два вида деятельности воспринимаются и переносятся много легче, чем 10-часовой день на одной работе.
  * * *
Через три недели произошло знаменательное событие - прилетели два самолета из-за Камня. На подлете их заметили, но по радио они не отвечали, тем не менее, дежурный по аэродрому вызвал по списку отделение солдат, впрочем опасности не было, предосторожность оказалась излишней. В четырехместном Твин-Биче за штурвалом сидела очень колоритная девушка - высокая, темные густые волосы до лопаток, зеленые глаза, высокая грудь и тонкая талия. Крепкие ноги и руки с короткими ногтями дополняли облик той, которой штурвал самолета, клавиатура Фанука и манипуляторы биолаборатории привычнее гламурных журналов. Ее спутник летел на знаменитом "русском яйце" - экспортном двухмоторном самолете с сужающейся назад яйцеобразной кабиной. Сам он был высок ростом и худ телом, криво сросшаяся после аварии левая рука была видимой причиной того, что его не допускали до полетов.
Она была русской, Катастрофа застала ее в Англии, в Ковентри, где она работала в лаборатории по генной инженерии. Сообразив, что к чему, она накупила продуктов, заперлась в своем доме, подождала неделю, а потом села на мотоцикл, приехала на работу с мужниной двустволкой, застрелила зомби-дежурного, обзаведясь автоматом МП-5 и четырьмя рожками к нему. Затем обыскала дежурку, найдя несколько пачек патронов, и поехала на аэродром. По дороге ей повезло найти и обыскать свалившуюся в кювет полицейскую машину, английские копы вооружены хуже американских, но Глок и почти полсотни патронов 9х19 прихватила. На аэродроме к ее сожалению живых не было, зато ей удалось в одиночку заправить самолет, затем она предельно облегчила его, отвинтив лишние кресла, динамики с дверей, мягкую обивку, в общем все, без чего можно лететь. Освободившееся место в пределах грузоподъемности заняла еда на неделю, две канистры воды и больше десяти с бензином.
Перелетела на шоссе у Кале, села на пустом проселке у заправки, кое-как сумела накачать бензина в баки заместо израсходованного, и на материк. Еще с тремя промежуточными посадками добралась до аэродрома Дятьково около подмосковного Серпухова. Там она когда-то училась летать. В аэродромной вышке скрывался одинокий парнишка непонятных лет, с древним Браунингом Ауто-5 и запасом патронов и еды. После недолгих разговоров в постели Леша согласился, что хоть он и не летал лет пять, но выхода все равно нет - анклавам выживших он не нужен - кому сейчас нужен оружейник и авиатехник? Патроны рано или поздно закончатся, раньше чем зомби, бредущие со стороны Серпухова, а зимой он как выживать собрался? А она знает местечко с теплым климатом и многими вкусностями вроде собственной АЭС, а значит, света и тепла. Да и работа ему там найдется - хороший станочник везде нужен. На самом деле, она не исключала, что ее самолет окажется единственным там, куда они летят, и авиатехник понадобится, чтобы сохранить его в пригодности для полетов. В итоге он согласился, вместе они "разгрузили" еще один самолет от ненужного для полетов, погрузили канистры бензина, топливный насос, четыре снятых с других машин "ротакса", винты и другие критически важные, но небольшие запчасти. Заодно запаслись картами. Летели также - на 80% дальности начинали искать шоссе с заправкой, садились, выкачивали топливо, обедали, и летели дальше до заката, с промежуточными на пустой дороге для заливки бака из канистр.
Обошлось без особого героизма, риск оправдался и они долетели.
К тому времени жители анклава уже стали называть его Русь Уссурийская, или просто Уссурийск, хотя настоящий город с таким названием был довольно далеко, ближайшим населенным пунктом было Сковородино.
Сначала Инне заявили, что ни пилотом, ни бойцом зачистной группы она быть не может, не женское это дело. В ответ она прямо перед Перепиличиным задрала блузку и показала шрам на животе - след давней операции после аварии. И объяснила, что иметь детей она никогда не сможет, любить она может, но без последствий - у нее кое-что вырезано. Спор закончился тем, что ее приписали к зачистной группе. Некоторое время она вместе с мужиками истребляла зомби и вывозила всякие необходимости, пока в лесу они не наткнулись на рысиный выводок. Дело было так - колонна из трех машин шла по дороге, и головной машины заметили зомбособак, кого-то рвущих в лесу. Остановились, стали стрелять в монстров, а потом пошли смотреть, в чем дело. Оказалось - пара взрослых рысей защищала свое потомство до последнего, выжить они не смогли, но леди Инна подобрала забившихся под корни сосны трех крошечных котят, и попросила разрешения Ершова, командира группы зачистки, взять их с собой. Она объяснила, что кошачьи нечувствительны к зомбовирусу и их можно надрессировать, как раньше у погранцов были собаки, так у них могут быть обученные рыси. Михаил разрешил.
Еще в пути она выяснила, что авиатехник Леша, как его все и называли, забыв фамилию, тоже человек непростой и немало увлекался оккультизмом до катастрофы, однажды доигравшись со своей наставницей, небезызвестной ведьмой Аташи, до того, что и она, и он навсегда перестали стареть, оставшись внешне в том возрасте, в котором они были в момент ритуала. В общем, поселились они вместе, тем более что трех рысят мало кто еще вытерпел бы.
Вскоре она познакомилась с Вероникой, обе девушки любили по утрам купаться в одном из небольших озер рядом с их домами, где они и познакомились. Сначала Веронику удивила невероятная красота и телосложение леди Инны, потом она заметила плоский живот и сначала не понимала, что не так, а потом сообразила - у нее нет пупка, зато есть вертикальный шрам. В общем, разговорились, ведьма ведьму видит издалека, а до Катастрофы Вероника практиковала по-немножку. Девушки все чаще проводили вместе свободное время, стали дружить семьями, Вероника учила Инну фехтовать катаной или вакидзаси, вернее приемам иайто - мгновенного извлечения меча из ножен, которое переходит в восходящий диагональный удар.
Вместе они сконструировали и доспех для чистильщиков, пользуясь идеями из комплекта "Бармица-4". Новый противозомбиный доспех был сложен в изготовлении, но обеспечивал невероятную защиту - шлем сцеплялся с воротником кирасы, отчего головой можно было вертеть, ни ни один монстр, как здесь называли мутантов, не смог бы оторвать голову латнику. Защита рук и ног имела несложные боковые шарниры с ограничителями из тросиков, так что ни вывихнуть, ни оторвать руку или ногу было невозможно. Краги перчаток пристегивались к наручам двумя фастексами, так что человек оказывался полностью защищен. Вес костюма оставлял желать лучшего, но иногда он был незаменим. Шлем остроумные изобретатели скопировали с головного убора Дарта Вейдера, имея в виду и психологическое действие при переговорах с людьми.
На Самайн все четверо выбрались за периметр и ушли в лес, на присмотренное еще летом древнее капище. Неподалеку был привязан к елке зомби, выкопана кольцевая канавка и сделаны все остальные приготовления. Риск был очень велик, можно было погибнуть или обратиться. На второй случай все четверо имели на поясе по килограммовой мине с часовым механизмом на сутки, и пустили таймеры перед началом ритуала. Если все пройдет нормально, они их легко выключат...
Началось все как обычно - круг, костер, Вероника продекламировала сочиненное ей обращение к богине. Внезапно темнота вокруг костра стала непроглядно черной, небо казалось приблизилось, крупные цветные звезды светили на четверых, стоявших вокруг костра людей. А затем - знакомый холодок вдоль спины, и рядом из облака черных искр соткалась фигура крылатой девушки в облегающем платье, с серебряной рогатой диадемой, пентаклем на шее и странным, похожим на маленькие вилы, ножом на тонком пояске. Загнутые вверх черные крылья и желтые глаза гостьи не оставляли вариантов ЕЕ имени. Девушки застыли в восхищении, а парни рассматривали совершенную красавицу. Богиня заговорила первой, четкий и звонкий голос раздавался одновременно отовсюду, от него колыхалось пламя костра и дрожали деревья.
- Вы четверо, вы мне нравитесь, вы вернете Землю к привычному ходу вещей, чтобы мертвецы лежали в земле, а живые - жили, ходили по земле, радовались жизни и стремились к другим мирам, чтобы заселить их.
Что прикажешь? - вырвалось у всех четверых.
- Для начала, поклянитесь что будете исполнять то, что хотите сейчас и мои просьбы.
Мгновение спустя она продолжила:
- Ваши тела слишком малопрочны и недолговечны, я это исправляю, и вы станете служить своей мечте и мне до тех пор, пока сможете.
На ладони Чернокрылой появились два самых обычных компакт-диска, которые она протянула мужчинам:
- Здесь все необходимые вам знания и технологии, а с девушками я поступлю проще - и ее фигура раздвоилась, и две чернокрылые шагнули к Веронике и Инне. Девушек мгновенно развернуло спинами и богиня шагнула в их тела. Мгновение спустя они свалились на землю в обмороке, а чернокрылая оказалась стоящей прямо в пламени костра. Девушки очнулись и медленно поднялись на ноги. Богиня ждала их, и сказала:
- Я забираю ту жертву, через год, заснув вечером, вы утром вспомните, как бороться с вирусом.
Привязанный между деревьев зомби окутался свечением, превратился в облако искорок, и оно устремилось в небо, исчезнув в межзвездной бездне.
Затем Она шагнула к мужчинам, они поцеловали ее, и Богиня исчезла.
А в десятке километров с неба на вершину безымянного холма ударили световые столбы и круг молний. Эти атрибуты вызова Марены-Немезиды заметили из поселка, но четверка была далеко оттуда.
Осталось самое трудное - проверить, все ли сработало. Все четверо не решались, ведь ошибка означала смерть. Первым заметил последствия ритуала Леша - у него прошли боли в покалеченной спине, глаза позеленели, и даже будто раздвинулись плечи. Интуиция, работоспособность и прочее тоже увеличились, Вероника была не против его хождения на вечеринки, и под утро он возвращался от очень довольной девушки с блеском в глазах...
Затем Леди Инна заметила усиление своих способностей к внушению и предвидению, хотя он у нее и так были немаленькие. В один ужасный день на Женю рухнула с тельфера здоровенная балка, придавив грудную клетку. Когда его вытащили, он не шевелился, уж хотели сбегать за клевцом, но он как ни в чем не бывало заговорил с товарищами и пожаловался на боли в груди, но отказался от врача, мотивируя тем, что если он и умрет, то ему надо успеть сделать побольше, и сел писать программу для станка ЧПУ. Вечером его все-таки отвели на рентген, но ребра были целы, будто ничего и не было. Через неделю был выезд на зачистку и захват судоремонтного предприятия, уда послали всех умеющих стрелять мужчин и Леди Инну. Женя, как один из лучших стрелков, тоже поехал. Стрелять пришлось мало, а вот пофехтовать - изрядно. Какой-то саблезубый морф все-таки ухватил Леди Инну за бедро, но ей показалось, что не прокусил. Секундная слабость, взмах клинка - и голова монстра покатилась по бетону. Вечером девушка нашла на белье кровь и ссадину на ноге. А вскоре и ее постигла та хитрая трансформация - зрение стало острее, но отныне ультрафиолет стал для нее непереносим, и за черные очки ее стали прозывать Темной Леди. Особенно круто это смотрелось на пляже - красивая девушка, на которой из одежды только черные очки...
Скорость реакции и движений увеличились в разы, она управляла самолетом как богиня, вернее как аватара богини, которой она фактически и стала. Фехтовальные навыки возрасли так, что она почти перестала носить пистолет - движения самых быстрых монстров стали для нее замедленными и вялыми, она вполне успевала срубить им голову или рассечь все суставы на лапах.
Год спустя произошло событие, к которому Вероника имела небольшое, но непосредственное отношение - дал ток компактный генератор на холодном ядерном синтезе. Второй генератор побольше строили уже на заводе, попутно обучая рабочих. Одновременно закончилась и работа Вики помошницей инструктора по стрельбе, конечно, новоприбывшие все еще поступали, но их было мало и среди них почти не было не умеющих стрелять.
По тому поводу руководство устроило что-то вроде банкета в столовой основного лабораторного корпуса, и по традиции Михайлов спросил, какие будут пожелания?
Вероника, Инна, Евгений и Алексей встали и сказали, что Веронике, как ведьме, хочется построить в лесу избушку для некоторых своих опытов, и попросили разрешения это сделать. Получив разрешение, работая в выходные они построили на том лысом после удара темных молний холме небольшой двухэтажный бревенчатый домик, как место сбора их группы, которая постепенно обрастали другими практикующими и становилась полноценным ковеном. Начальство не мешало - Алла, жена Михайлова, тоже практиковала помаленьку, и иногда ходила на шабаши.
Веронику и ее старших товарищей перевели в лабораторию по отладке автомашин на водороде, но через два месяца и та деятельности прекратилась - они сделали все требовавшиеся от них системы зажигания и прочую автоматику для водородомобилей, и опять смена тематики - на этот раз их перекинули в группу, занимавшуюся электролетом на солнечных батареях, предназначенным для разведки и патрулирования. Полтора года они строили эти беспилотные самолетики, летавшие в небе с утра до вечера и передававшие на землю видеоизображение. Попробовали построить и боевой вариант, но подстрелить с воздуха зомби прямо в голову оказалось почти невозможным.
   С того момента вся деятельность лабораторий и завода была направлена только на один проект - двигатель Александрова и копирование немецкого диска "Haunibu". Сам по себе двигатель уже кое-как работал, то давая тягу больше своего веса, то вообще не включась. Но вскоре выяснилось, что три и больше таких двигателя вызывали резонанс, и тяга возрастала на порядки. Опытная установка погибла, попутно ранив двух человек - она рванулась вверх с такой силой, что не выдержали тросы, а длины кабелей хватило на то, чтобы она долетела до потолка ангара и пробила его. Но следующая установка уже монтировалась на кольцевом каркасе, и в центре стоял реактор. В таком виде она выполнила нескольо облетов территории, но из-за зимы полеты открытого каркаса прекратили из-за риска для людей. Тем временем в большом ангаре уже строился первый полноценный летающий диск с тремя двигателями Александрова. Компоновка его была довольно рискованной - один двигатель и реактор сдвинули "вперед" к кабине, а два остальных расположили по бокам грузового отсека. При диаметре наружнего корпуса 26 метров диск имел грузовой отсек длиной почти 15 метров и шириной восемь, при высоте изогнутого потолка от трех до трех с половиной метров в середине.
   Первые же опытные вылеты показали, что тяга не зависит от высоты вообще, а скорость ограничена нагревом корпуса от трения о воздух. Но восемь месяцев спустя появился вариант с "плазменным коконом", у которого нагретый воздух ионизировался и отбрасывался от обшивки магнитным полем, отчего и это ограничение по скорости снялось.
Как это не печально, но первые вылеты новой машины был чисто мародерскими, вывезли ремонтную мастерскую с железнодорожной станции - теперь Уссурийску требовалось больше промышленного оборудования.
Строительство дисколетов заняло почти все мощности производства, но начальство не забыло и о насущном, параллельно строился и небольшой заводик по производству синтетического топлива из целюлозы, и собирались еще несколько компактных электростанций.
Существенной проблемой и даже опасностью был недостаток автомашин и вообще наземной техники и горючего. Кустарно забронированные грузовики могли ехать недалеко и были малонадежны, несколько БТРов и "Шилка" тоже мало что значили. С запада и востока тонким ручейком тянулись выжившие, которых как магнитом тянуло сияние на горизонте. Но кроме пробиравшихся по лесам пешком, на конях и реже на автомашинах крестьян из местных и русских, на территорию анклава периодически нападали банды. До постройки первого дисколета в боях с ними погибло довольно много людей, но теперь стало проще - ночные облеты с тепловизором позволяли обнаружить практически все приближавшиеся банды и отдельных хунхузов - так стали называть бандитов, преимущественно желтой расы.
Настала пора строить свою технику, технику изменившегося мира. Был устроен "мозговой штурм", чтобы все могли высказать свое мнение и из множества идей выбрать лучшие. Вероника высказывалась одной из первых.
- У нас нет железных дорог, да и не только у нас. Возрождать "железку" ни нам, ни другим анклавам выживших пока нет ни смысла, ни сил. Это я к тому, что прежнее ограничение ширины машины железнодорожным габаритом и полосами движения на дорогах сейчас не действует. А раз так, то можно изменять компоновку машин, рисуя с чистого листа.
Это короткое высказывание девушки записали в числе множества других идей, но эта идея, как-то не пришедшая в головы другим раньше нее, существенно повлияла на дальнейшее.
В первую очередь потребовался транспортер с максимальной автономностью, противопульной броней и мощным оружием. Реактор холодного синтеза расположили в середине машины, в целом похожей на старый БТР, но увеличенный в два с небольшим раза. Восемь мотор-колес по каждому борту попарно крепились к продольным балансирам, а уже те - к амортизаторам. В увеличенном зазоре между первой и второй парами колес расположились боковые двери, бронированная кабина немного свешивалась впереди колес, за ней шел боевой отсек с лазером на свободных электронах, затем реактор. За ним расположились туалет, кухонька и душ, две каюты для экипажа и грузовой отсек. Автономность машины определили в месяц, экипаж шесть человек, три водителя, механик-наводчик, наводчик, инженер-командир. Первую машину строили больше полугода - надо было и отработать конструкцию подвески, и изготовить весьма сложный лазер. Цементация брони тоже немало озадачила производство. Машину доделали весной и в качестве обкатки бронефургон месяц таскал по полям плуги и сеялки. Вид боевой машины, трудящейся на поле вместо трактора, вызывал некоторую оторопь, но так и время сберегли, и крестьянам помогли. Заодно обучили вождению восемь человек, улучшили подвеску, добавили люки сверху и в полу, на корме появились откидные стойки с водеметами для плавания по воде, на переднем бампере добавили вторую лебедку и короткий кран-манипулятор, который в сложенном виде крепился над бампером.

Рейд.
Ночные вылеты дисколета с тепловизором продолжались, и вскоре выяснилось, что отыскать небольшой хутор намного сложнее, чем кажется. Ночью печи летом не топят, чердак с сеновалом размывает тепловое излучение от скотины. Тем более что несколько раз диск обнаруживал мощный тепловой след от горящего дома, летел туда - и обнаруживал лишь головешки и группу хунхузов. Перестрелять их сложностью не было, но убитых ими не вернешь. По данным зимних полетов составили какую-то карту, и экипаж бронефургона получил первое задание: объехать район в ста километрах к юго-востоку, ища выживших и предлагая им переселиться поближе к Уссурийску, заодно строить инженерные ловушки на идущих из Китая дорогах, вести наблюдения, тем более что из кабины автомашины можно заметить то, что никогда не разглядеть с воздуха.
За бортами неслись зеленые стены тайги, тихо вращался радар, до района поиска было не так уж близко. Машина легко взмывала на увалы, спускалась в долины, пересекала ручьи в облаках брызг. Евгений не мог нарадоваться на "черепашку", как уже прозвали их машину, нарисовав на бортах черепаху с большими желтыми глазами. Над черепахой изобразили эмблему Уссурийска, сильно похожую на герб СССР, только в круге колосьев был спутник, а звезда наверху была в круге.
Первый привал сделали на южном склоне безимянного увала, после целого дня поиска, который ничего не дал, осмотрели подбитые зимой китайские БТРы, полазили по руинам метеостанции, похоронили убитых хунхузами метеорологов... Но это было не то, ради чего шли в рейд, хотя к грузу и добавились три китайских пулемета, ящики патронов и несколько автоматов.
Ночь прошла без тревог, хотя на всякий случай ночевали в машине.
Утром наткнулись на первых людей. Сначала заросшая тропка сменилась колеями от телеги, ветки и клочки сена прямо показали, что впереди жилье. На опушку выкатились с откинутыми створками перед зеркалом лазера, но хунхузов впереди не было. Дорога тянулась к хутору, слева луга, справа поле, на котором происходило что-то странное. По полю часто оборачиваясь шла девушка в сарафане, за ней метрах в десяти- плотная группа из каких-то фигур, за головами которых были ведра, группа была запряжена в соху, за которой шел седой дед. Вероника схватилась за тепловизор.
- Там зомби!
- Не стрелять, девушку зацепим!
- Ближе не поедем, поле попортим машиной.
Бронефургон остановился и два автоматчика - второй водитель и Вероника, побежали к группе. Дед обернулся, заметил их, дернул за веревку, отчего ведра опустились на головы зомби, и пошел навстречу. Девушка присмотрелась к приехавшим и после секундного колебания побежала к ним. - Здравствуйте, мы из поселка космодрома Уссурийский.
- А мы тут живем, приехали к деду в деревню и остались
- Что это за конструкция у вас там, на зомби что ли пашете?
- Угадали. Зимой хунхузы приперлись, но братовых ловушек не прошли. Я и подумала, как бы их в дело употребить. К каждому привязали жердь, чтобы башкой не вертел, уши смолой залили, челюсти завязали, и порядок. Ведро с головы подняли - идут к человеку, ведро опустили - стоят.
- Ну вы и рукодельники...
- А что? Лопатами землю лопатить тяжелее, коз в соху не запряжешь, лошадей у нас нету, трактора тоже.
- И как вам живется, не желаете поближе к нам перебраться?
Дед вмешался в разговор девушек, предложив пойти в избу и поговорить. Машина подъехала к хутору, Евгений поставил ее задним бортом к воротам, но сам остался внутри. Тем временем в избе шел спор. Деду сначала понравились условия переселения: избу новую поставить людей дадим, для уборки трактор на МТС брать будете, посевной материал у нас есть, электричество протянем. За то просим десятую часть урожая. Не хотите - не давайте, но тогда трактор будет приезжать к вам в последнюю очередь, не обессудьте. В общем ничего сложного. Погода у нас получше, зим как таковых нет.
- Это от того зарева на горизонте?
- Ну да, орбитальные зеркала.
Затем появилась вторая девушка, Настя, постарше, и ее брат Олег. Вид у него был мягко говоря специфический - перешитый камуфляж непонятного производства, за спиной ружье в чехле, в руках арбалет. Пользуясь их появлением, дед Константин отвел Веронику в сторону и спросил,
- А как у вас с семьями?
- Да как раньше - если встретят кого, поженятся. Все как раньше. Школа есть, института как такового нет, но образование все равно налажено будет.
- А начальство? Не балует?
- Да вроде нет, женаты все, чего им загуливать? Хотя точно я не знаю, кто с кем крутит. Сплетничать у нас не принято.
В общем, переговоры немного затянулись на полдня, хуторянам оставили два трофейных автомата и пару тысяч патронов и дали радиостанцию с солнечной батареей для зарядки.
- Надумаете - связывайтесь. А мы дальше поедем, у нас маршрут намечен.
- А с вами можно? - сказал Олег.
- Куда можно?
- Ну, в разведку или как вы там называете. Я тут всю местность знаю.
- А сестер одних бросишь?
- Так вы им два автомата оставили...
- Нет, пока не возьмем. Это вообще первый рейд этой машины, поэтому рисковать не хотим.
Попрощавшись, покатили дальше, через два километра была река, по которой проплыли вверх по течению несколько километров, сбивая след, если кто пойдет по их колее, заодно и проверили машину на плаву.
Следующее, что все участники рейда поняли очень хорошо - экипаж надо увеличивать. Три водителя, сменяясь, могут вести машину хоть круглосуточно, но командиру и механику-наводчику приходится непросто. Еще решили, что по возвращении доработают машину, отделив два расположенных спальных места в два яруса звукоизолирующей перегородкой, чтобы бодрствующие не мешали сменившимся с вахты отсыпаться.
Поиск проходил с переменным успехом - то несколько пустых или озомбевших хуторов, то удавалось обнаружить жилье. Рассказывали выжившим об Уссурийске и узнанное ранее, нашлись три семьи, пожелавшие переселиться. Одна из них имела микроавтобус без солярки, их попросили к условленному дню погрузить машину скарбом, чтобы потом на обратном пути взять ее на буксир, а переселенцы поедут в "черепашке". За второй семьей переселенцев пришлось возвращаться, предварительно сделав в мастерских Уссурийска прицеп к бронефургону, но оно того стоило - ветеринар с семьей, ветеринарной операционной, десятком лошадей, овцами и козами... Перевозка скотины прошла удачно, ветеринару построили новый дом и отдельно ветполиклинику с помещениями операционной и загонами для пациентов.
* * *
Трудно назвать дату, когда жизнь поселка изменилась, перейдя некий рубеж от выживания к просто жизни, но скорее всего этой датой можно считать четвертое лето после Катастрофы, когда взлетел второй "летающий диск".
Летним погожим днем 22 августа пятого года прошло общее собрание научного совета поселка, на котором было принято вначале казавшееся многим спорным решение - не искать союзников среди других выживших до тех пор, пока производство не создаст более мощную транспортную машину хотя бы в двух экземплярах, и не достроят еще хотя бы два малых 26-метровых. Причина была проста - слишком лакомым кусочком была для многих территория без зим, где можно растить три урожая в год. Исследования вакцины против укуса зомби зашли в тупик - удалось создать некую сыворотку на основе еще более измененного зомбовируса, введение ее укушенному предотвращало смерть от зомботоксина и подъем зомби, но ... уж очень нехорошее побочное действие у нее оказалось. Не ясно даже, что лучше - умереть от укуса зомби и обратиться, зная что товарищи приберут беспокойника, или остаться жить, но полностью стерильным. С другой стороны, бездетный человек может работать и воевать, а труп нет. Решили сохранить вакцину в тайне от наибольшего числа жителей поселка и особенно крестьян с окружающих хуторов.
Но тем не менее вакцину успели получить почти полсотни человек из группы зачистки и часть конструкторов летающего диска.

Оценка: 4.00*24  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"