Schu, Любовь Отраднева: другие произведения.

Коралловый браслет

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (WK, НД) Кто-то оказался не в своём времени, а кто-то - в незнакомой стране. А уж что из этого вышло... Полная альтернативщина всему остальному с теми же персонажами :)


Глава первая. Там лес и дол видений полны...

   Айя-тян опять проснулась с чумной головой. После выхода из комы девушка вообще спала очень много - а казалось, что никак не получается столько, сколько надо. А ведь хотелось жить, веселиться, успевать везде... Но стоило попробовать поактивничать - как это оборачивалось головокружением, слабостью...
   Да когда же это кончится? Порой Айе казалось, что она знает ответ. В своих снах она часто нанизывала и перенанизывала какие-то алые бусины... плела сложный узор... и от этого становилось легче.
   Может быть, и вправду пора дать какой-нибудь обет - только вот как правильно истолковать сны, посылаемые, как надеялась Айя, добрыми духами?
   ...К завтраку она вышла позже всех. Встретила встревоженный взгляд старшего брата, как эхо повторённый в глазах двоих его друзей (был ещё третий, но он пока не вышел из больницы - после обвала маяка и чудесного восстания всей четвёрки из океана) и грустной девушки по имени Сакура.
   - Доброе утро! - Айя постаралась улыбнуться как можно более безмятежно и солнечно.
   - Как себя чувствуешь, Айя-тян? Как спалось? - похоже, Рана Фудзимию уловки сестры не обманывали. - Может, тебе и не стоило вставать так рано, вместе с нами?
   - Да я и так всё время сплю... Мало мне того, что я в школу ходить не могу... Надо же хоть как-то встраиваться в нормальную жизнь!
   Айя селя на своё место. Приняла у Сакуры тарелку со своей порцией и начала без большого энтузиазма в ней ковыряться.
   - Ты обязательно встроишься! Всё будет хорошо! - Оми Цукиёно, почти ровесник самой болящей, не мог не сказать ей пару добрых слов.
   А любимец женщин Йоджи Кудо не удержался от дежурного комплимента:
   - Между прочим, ты сегодня отлично выглядишь!
   Его не слишком тронуло то, что Ран привычно показал ему под столом кулак.
   Айя даже не улыбнулась. Она глядела в тарелку и сосредоточенно о чём-то думала. И потом вдруг спросила среди полной тишины:
   - Брат, скажи... У меня когда-нибудь были коралловые бусы?
   Ран ответил не сразу. Слишком яркая картинка вспыхнула перед глазами. Воспоминания о том дне, когда их с Айей обоих сбила машина Такатори.
   Тогда хрупкое девичье тело ударилось об асфальт... и, будто капельки крови, разлетелись во все стороны маленькие бусины неправильной формы...
   И пока Фудзимия ждал "скорую" - то, сам не отдавая себе отчёта, собирал кораллы, как будто они могли чем-то помочь.
   Потом они обнаружились россыпью у него в кармане. А сейчас...
   - Были, Айя-тян. То, что от них осталось, я спрятал в твоих вещах.
   - А можно?..
   - Можно. Йоджи, Оми, Сакура... открывайте магазин, я сейчас подойду.
   * * *
   Айя развернула тряпицу. Бусинок там нашлось от силы штук двадцать.
   Девушка задумчиво перебирала красные камушки:
   - Ну вот... Даже на маленький браслетик не хватит...
   - А для тебя так важно, чтобы их снова можно было носить?
   - Да, брат, важно. Мне кажется - если я сделаю из них какое-то украшение, то поправлюсь...
   Ран поглядел на неё, как на больного ребёнка, чьи фантазии язык не поворачивается опровергать и развеивать. Хотя и самому уже очень хотелось ухватиться за любую соломинку. Врачи в один голос обещали, что все улучшения - вопрос времени. Ну и воли девочки к выздоровлению. С этим у Айи-тян был полный порядок - но сердце кровью обливалось смотреть, как медленно всё идёт...
   Девушка меж тем продолжала:
   - Если таких бусинок больше нет... то надо те, что есть, соединить ещё с чем-нибудь... Сюда бы пошли такие деревянные бусины, знаешь - разрисованные, расписные... Или металлические - тоже было бы красиво... И ещё такие цветы из блестящей ткани, с бисером... - она говорила мечтательно, с затуманенным взором, как будто её здесь и не было вовсе...
   - Ты заставляешь меня пожалеть, что мы в "Конеко" торгуем цветами, а не бижутерией. А то я бы в этом разбирался...
   - Брат, знаешь... вряд ли бы это помогло. Того, чего мне бы хотелось, нет ни в нашем городе, ни в нашей стране.
   - О чём ты?..
   - Слушай... Москва - это далеко?
   - Очень. Зачем тебе?..
   - Надо. Я сейчас наконец-то поняла - надо. Я теперь знаю: только там можно найти то, что меня спасёт.
   - Ты бредишь, Айя-тян.
   - Нисколько. Я просто так хочу. Я сейчас... увидела. Да, увидела, каким должен быть мой браслет и где искать для него составные части.
   - Да не могла ты... увидеть. А вот злые люди вполне могли влезть в твоё сознание и подкинуть тебе образы... ложные дороги, чтобы привести тебя к гибели.
   - Да кому я нужна?..
   - Хорошо бы, чтобы уже никому. Я молюсь, чтобы все наши с тобой враги были мертвы. Но... всякое может случиться. Отдохни, Айя-тян. И, может быть, странные мысли оставят тебя.
   - Да я и так только и делаю, что отдыхаю! Мне развеяться надо!
   - С твоим здоровьем? В непонятной чужой стране? Да я же не смогу с тобой поехать!.. У меня здесь дела!
   - Не ты, брат - так, может, кто-нибудь из твоих друзей?
   - Ну что ты. Оми мне здесь нужен, иначе мы останемся без компьютерно грамотных. Кен... вот с ним я, пожалуй, не побоялся бы тебя отпустить. Но ему лежать в больнице ещё месяц как минимум.
   - Я столько ждать не хочу. И... ведь есть же ещё Йоджи-сан...
   - Йоджи! Вот уж последний человек, кому бы я тебя доверил.
   - Он настолько ненадёжный?
   - Хуже. Он очень даже надёжный - но вряд ли сможет перешагнуть через свою натуру. Тебе лучше и не знать, в чём именно состоит опасность. Невинность и небеса берегут.
   - Значит, они мне помогут избежать всех опасностей! Ну устрой мне эту поездку, ну братик!..
   Ран только вздохнул. Коротко кивнул и вышел.
   Айя-тян была единственным человеком на свете, который мог вить из него верёвки.
   Остались сущие пустяки. Поймать Кудо, дать ему поручение и пообещать убить страшной смертью, если он, Кудо, посмеет бросить на драгоценную сестру командира хоть один плейбойский взгляд. Лучше вперёд, Йоджи-кун, оформлять визы!..
  

Глава вторая. И вдруг оказаться вверху, в глубине, внутри и снаружи, где всё по-другому...

   Антон Городецкий вышел из метро "Бауманская", держа путь к родному институту. Всё было как всегда. И всё же - как-то неуловимо по-другому.
   Само здание МВТУ было как будто отремонтировано. И даже слегка перестроено. И в толпе, идущей от института до метро и обратно, не мелькало ни единого знакомого лица! И народ был одет по-другому - не так бедно, в новое, но попроще, в разномастно-обезличивающем стиле. И кое у кого были в руках устройства, по которым они разговаривали! В одна тысяча девятьсот девяносто втором году об этом можно было только мечтать.
   Антон хорошенько поморгал. Наваждение не проходило.
   Студент подумал... и решил просто постоять и переждать. Вдруг да что-то выяснится. Тем более что лекция предстояла никому не нужная - культурология, мать её... Заменившая, как говорили, былые общественно-партийные дисциплины. А если он, Городецкий, попал в другое измерение - то там могло "светить" и нечто похуже культурологии.
   Антон прислонился к стене "альма матер" и закурил. Сигаретами он баловался вообще-то довольно редко - но сейчас слишком уж нервничал...
   * * *
   Шульдих с любопытством оглядывался по сторонам. Нет, он, конечно, всегда утверждал, что люди - они везде люди и глупо ждать от них чего-нибудь нового. Но, несмотря на это, всё равно любил за оными людьми наблюдать, в самых разных условиях. Благо, возможность была.
   Появилась возможность недавно, с тех пор, как родная команда достигла очередной цели - независимости. Пусть временно, пусть потом придётся ещё не раз драться за свою свободу. А пока можно было и отдохнуть, кто уж как умеет...
   ...Особо смотреть здесь было не на что - люди как люди, город как город. Ну да, непривычно, но не более того. Ничего такого, на что стоило бы тратить время. Или нет?
   Шульдих искоса взглянул на стоявшего особняком парня с сигаретой. Сразу отметил общую растерянность, огромные чистые, медового цвета глазищи и симпатичную, по-хорошему наивную мордашку... Может быть, развлечься всё-таки удастся...
   * * *
   Городецкий зацепил взглядом сначала длинные рыжие волосы... Слишком длинные, по-девчоночьи распущенные, небрежно перехваченные жёлтой банданой, поверх которой красовались солнечные очки... Потом тонкое, лукавое лицо парня и стройную худощавую фигуру, не скрываемую чересчур яркой, на первый взгляд не сочетаемой по цветам одеждой. Захотелось зажмуриться... а потом смотреть снова. Антон затушил сигарету, ставшую совсем лишней, и бросил - не докинув, правда, до урны.
   Заметил, значит... Шульдих разглядывал парня повнимательнее и пытался угадать: сам отреагирует или подтолкнуть придётся?
   Городецкий тоже рассматривал необычное явление - но не прямо в лицо, ибо считал это невежливым. Так, исподволь...
   "Нет, долго ждать придётся, а скучно уже сейчас", - Шульдих подошёл ближе, думая, с чего бы начать... взаимодействие.
   "Интересно, что я ему сделал?" - Антон демонстративно отвернулся.
   "Вот, значит, как. Смотреть, значит, смотрим, а вообще игнорируем. Интересно..." - рыжий телепат послал незнакомцу мысленный "привет" и стал ждать реакции.
   Студент захлопал глазами, пытаясь понять, что это такое было. Продолжение сегодняшних странностей или просто глюки?
   "Реакция есть. Радует", - но пока Шульдих старательно делал вид, что он здесь ни при чём.
   "Надо бы пойти за шоколадкой... Или заговорить, а то что просто так стоять?" - на Городецкого, однако, напал, как всегда, ступор...
   Рыжий стоял, смотрел и улыбался. Всё равно кроме банального "привета" сказать было нечего.
   Антон решился и спросил:
   - Молодой человек, вы что-то хотели? Трамвайную остановку там...
   - Да нет, ничего не хотел. Просто... любуюсь... - Шульдих улыбнулся. Мда. Прозвучало... неоднозначно... Он мог это оценить - за несколько дней, вовсю пользуясь своими способностями, научился и понимать, и говорить по-русски...
   Студент отметил про себя: "Он ещё и с акцентом разговаривает, хоть и уверенно, и понятно... Вообще да, в нашей деревне такие не растут..." Вслух он сказал:
   - Было бы чем. Это МВТУ - Мы Вас Тут Угробим. А по-простому - Московское высшее техническое училище.
   - Звучит серьёзно. Но я больше людьми интересуюсь, чем учебными заведениями...
   - Я теперь тоже, потому что чертежи и расчёты достали уже... - "И это я так запросто треплюсь? Точно, перезанимался..."
   - Понятно... И долго ещё осталось... с чертежами и расчётами? - "Так, человечек попался и увлёкся. Главное теперь - не напугать..."
   - Защита через пару месяцев, мать её! А ты тут по делу или как? - и так естественно было больше его не "выкать"...
   - Ну это недолго... Я-то? Просто так.
   - Везёт, кому просто так можно... Куришь? - "Надо же куда-то сигареты эти девать..."
   - Иногда. А ты, вижу, нет? Правильно, и не надо, - Шульдих взял у него сигарету, закурил.
   - Я тоже иногда, как сильно понервничаю... Но больше люблю шоколадки.
   - Тоже правильно, для мозгов полезно...
   - Говорят, что да, - Городецкий подтянулся и сел на парапет, ибо стоять уже надоело. - Располагайся, не сгонят. Если что - экскурсия для гостей столицы. Ты откуда к нам?
   Рыжий уселся рядом:
   - Из Японии, работаю я там, - попытался, не вставая, изобразить вежливый восточный поклон. Получилось плохо. - Похоже?
   - Не знаю, никогда в Японии не был... На мой книжно-киношный взгляд - похоже, - "И как на нас ещё люди не оборачиваются?.."
   - Значит, будем считать, что похоже. - "Что-то я важное забыл... Ах да..." - И так, совсем кстати, для поддержания разговора... Тебя как зовут-то?
   - Антон. А тебя?
   - Шульдих. Рад знакомству.
   - Я тоже. Это имя или прозвище?
   "И сразу такие правильные вопросы... Замечательно".
   - Скажем так, прозвище, которое уже стало именем.
   - Понимаю, я с таким сталкивался, - студент улыбнулся, настроение становилось чем дальше - тем лучше.
   - Догадываюсь... Я тут тебя ни от чего важного не отвлекаю? - не то чтобы рыжий правда волновался, но надо же спросить...
   - Не-а, я прогуливаю! Погода хорошая, а лекции того не стоят, - про странности и неясности Городецкий распространяться не собирался.
   Шульдих уловил движение в его мыслях, но вдаваться пока не стал:
   - Это точно... Если хочешь, могу составить компанию для прогулок в одиночестве.
   - А давай! А то что-то ну никак компания не сколотится... И с девушками швах...
   - Неужели совсем? Странные какие-то девушки...
   - Ну они это... То потухнут, то погаснут... Точнее, если они есть - то сразу нету...
   - Понятно... Как в сказке, "очень странный предмет"...
   - А что, тебя послушать - так я стою внимания?..
   - А почему бы и нет? Вполне даже...
   - Ну у девчонок как-то иначе мозги устроены... Ты-то парень...
   - Это да... И женский способ мышления мне порой не осилить... Но тем не менее, по мне так стоишь...
   - Что ты хочешь этим сказать? - "Он всё-таки слишком странный..." - Что со мной интересно?..
   - Да ничего не хочу сказать, просто говорю, что вижу... - рыжий развёл руками, мол, понимай как знаешь.
   - Хм. Ну, если уж даже иностранцы на улицах заговаривают, - значит, что-то есть... Располагающее... - Антон даже зажмурился от такой приятной мысли.
   - Безусловно есть... - "Великая вещь комплименты, даже если и получаются случайно".
   - Слушай, тебя за такое надо бы мороженым угостить или ещё чем...
   - Если хочешь и средства позволяют...
   - Средств негусто, но всё же... Пойдём к метро, там промыслим чего-нибудь...
   - Пошли, только дорогу подсказывай. А то я ещё не очень ориентируюсь...
   - Ну я с закрытыми глазами поведу...
   Студент сказал это - и тут же подумал, что погорячился. Ведь всё изменилось...
  

Глава третья. Far across the sea ...

   Добираться до далёкой Москвы решили морем. Оно и дешевле, чем самолётом, и вроде как безопаснее...
   Качка Айю-тян не беспокоила совершенно. Видимо, к постоянному недомоганию девушки волнение на море ничего прибавить уже не могло. Даже наоборот - от морского воздуха становилось легче дышать...
   Почти до самого Владивостока Айя проторчала на палубе, глядя вдаль и подставляя лицо крепкому просоленному ветру. А рядом, соответственно, маячила долговязая фигура Йоджи - не мог же он не следить за тем, чтобы вверенная его попечению девушка не поскользнулась или не замёрзла, чтобы её не продуло...
   Они стояли рядом и почти не разговаривали. Покой и буйство стихии, окружавшей их, располагали скорее к созерцанию. Ветер трепал длинные, до плеч, волосы Кудо, слишком светлые для японца. Айя искоса поглядывала на своего спутника и в очередной раз гадала: сколько же в нём всё-таки европейской крови?.. Ещё и глаза, если приглядеться, зелёные... А спрашивать неудобно.
   Мысли Йоджи были далеко не столь отвлечёнными и возвышенными. Цветочный магазин, он же общий дом, Айя покинула в коротенькой юбочке... И как только они двое отперли свои каюты и собрались раскладывать вещи, Кудо сказал девушке:
   - Ты бы переоделась... Не хочу, чтобы все подряд пялились на твои ноги!
   Сказал - и тут же мысленно выругал себя за длинный язык. Кто мешал сказать: тебя же продует...
   - А есть на что? - невинно спросила Айя, глядя на него из-под ресниц.
   Йоджи только и мог, что молча кивнуть и одарить девчонку сердитым взглядом.
   На палубу она вскоре вышла в брюках. Но легче от этого не стало. Её фигурка только выиграла...
   "Что за девчонка? Чем она только думает?"
   Неотразимый Кудо старался держаться с ней фамильярно и чуть свысока, как если бы она была и его сестрой тоже, и хорошо бы не восемнадцатилетней, а лет эдак двенадцати... Но получалось неважнецки. "Иди, гуляй, малявка, ты мне мешаешь!" - было не к месту. Потому что он же ничего и не делал... и ещё приходилось периодически накидывать на Айю-тян свою куртку... несносная девчонка так и норовила небрежно её скинуть или привязать рукавами на талию, а ведь ветер... и ещё надо было отходить курить так, чтобы не терять девушку из виду и при этом чтобы дым не попадал ей в лицо. Она ведь взялась за шантажистский способ отучения Йоджи от курения: демонстративно кашляла, закатывала глаза и бледнела...
   И пофлиртовать из-за неё тоже особо не получалось - выходило ведь, что он вроде как при ней... Правда, кадрить кого-то не особо и хотелось. Казалось, будто на её фоне остальные проигрывают - потому ли, что она была под запретом?..
   * * *
   Вот и российский берег...
   То обстоятельство, что никто из них не знал языка, ни Айю, ни Йоджи не смущало. Они сильно надеялись как-нибудь выкрутиться с помощью международного английского.
   - Я со школы ещё помню кое-что, я вам, Йоджи-сан, если надо, на бумажке напишу, что и как спрашивать... А то я стесняюсь, а вас скорее послушают...
   - Да я сам ещё не всё забыл...
   ...Неизвестно, благодаря ли обаянию Кудо или всё-таки тому обстоятельству, что иностранцев сам Бог велел рассматривать как источник двойного дохода, но билеты до Москвы они с Айей добыли без проблем.
   Ехать предстояло добрых шестеро суток. Айю-тян такая перспектива не пугала. Девушка почти всё время валялась на верхней полке, перевернувшись на живот и глядя на проплывавшие мимо пейзажи. Честно признавалась, что ей даже читать не хочется.
   На ночь Йоджи прогонял её оттуда - ему казалось, что на верхней полке спать опасно. Ну, ей, то есть, опасно - ему-то что... Айя слезала, опираясь на его руки - быть может, чуть сильнее, чем было необходимо...
   А днём Кудо скучал... Поезд не корабль, в тамбурах можно только курить, так что и Айю-тян туда не вытащишь... Знакомств, опять же, не заведёшь - мешают языковые и культурные барьеры...
   Кончилось тем, что Йоджи с Айей, не отрывавшейся от своих гляделок, болтали просто днями напролёт. Девушка радовалась: вот, ему настолько со мной интересно, что даже курить меньше стал...
   Кстати, интересно действительно было. Хотя начали они с невесёлой и актуальной темы: безопасность в большом городе. Но получились из этого вовсе не прописные истины, поскольку обоих собеседников Бог воображением не обидел.
   - Вот идёшь ты по тёмному-тёмному переулку...
   - И тут из-за угла выходит злоумышленник, который убедительно прикидывается мирным гражданином, потому что иначе неинтересно, и говорит: девочка-девочка, а где здесь продают фаршированных букашек?
   - А ты что ответишь?..
   - А я ему: я сама здесь в первый раз и вообще я с незнакомыми не знакомлюсь! И бежать со всех ног!
   - А если он тебя догонит?
   - А я завизжу на всю улицу! И... и пшикну из баллончика ему в рожу!..
   - Если успеешь его достать!.. Эх, Айя-тян, было бы у тебя здоровье получше да места здесь побольше - я бы тебе показал пару приёмчиков... Хотя, конечно, да избавят нас небеса от того, чтобы тебе это понадобилось.
   - Покажете ещё, Йоджи-сан, лишним точно не будет. Лишних знаний вообще не бывает...
   Её очень интересовало, а спросить она стеснялась: откуда он, работая в цветочном магазине, знает столько всего про оружие и про способы борьбы с разными злокозненными делами? Правда ли тот дошедший до неё слух, что он когда-то работал частным детективом? Молодой он вроде для этого, сколько ему - двадцать два? Нет, ну старше Рана, конечно, но всё же... И вообще в их жизни в "Конеко" много странного и непонятного. Нормальные люди разве сунулись бы в этот ушедший под воду маяк, а потом вернулись бы посреди ночи израненные? Нормальные люди разве пропадают по ночам?..
   Но ни о чём этом Айя пока не расспрашивала. Рано или поздно - она была уверена - всё узнается само.
   А пока их ждала Москва...
  

Глава четвёртая. Прочитай, разгадай эти мысли...

   Как выяснилось, мир изменился не настолько сильно. Ларёк с мороженым нашёлся на старом месте. Только поменялись упаковки и названия... да цены были какие-то странные.
   Антон сделал вид, что всё в порядке, и спросил у нового знакомого, что брать на его долю.
   Шульдих выбрал какое-то мороженое попроще, что долго гадать-то...
   Городецкий попросил две порции, протянул в окошко купюры.
   - Молодой человек, это где ж вы такие допотопные деньги взяли? - тут же удивилась продавщица.
   Студент заморгал, беспомощно обернувшись к своему спутнику.
   Рыжий не стал разбираться, в чём дело, - не до этого. Мимоходом внушил киоскёрше, что всё в порядке, да заодно и Антону, будто ничего не произошло... Принял у него свою порцию лакомства:
   - И теперь что?
   - Ну, можно есть на ходу, можно где-нибудь на лавочке... Ты как больше любишь?
   - Давай на лавочке, всё спокойнее.
   - Давай, и удобнее, - Городецкий нашёл лавочку на отшибе, подавил желание сесть на спинку и поставить ноги на сиденье.
   - Да не стесняйся, садись как удобнее, - "Эх, зря я это..."
   - А вот плюну на всех и сяду на спинку! - студент тут же и сделал, как сказал. - Если что - я при госте столицы, - "И чего меня так разбирает, даже пива не пил..."
   - Конечно, будем считать, что сегодня можно всё... - Шульдих сел рядышком. Правда, "по-человечески". И с улыбкой уставился на собеседника теперь уже снизу вверх.
   - А сам-то чего? Стесняешься?
   - Нет, меня, пожалуй, застеснять уже ничем нельзя...
   - Ну а что тогда мешает? Впрочем, кому как удобнее... - Антон уже лизал мороженое.
   - Ничего не мешает, просто так... - "Мороженое замечательное, что правда, то правда". - Забавно смотримся, наверно...
   - Наверное. Даже удивительно, что на нас не пялятся.
   - Ничего удивительного... - "А сейчас он спросит: "почему?" - и начнётся самое весёлое... Угадал?"
   - Ничего себе ничего удивительного, здесь всё же не Голландия... Мы что, невидимые?
   - Почти. Видимые, но не привлекающие внимания. А при чём тут Голландия-то?
   - А там многие ходят как ты и никто внимания не обращает. И ещё там все курят траву и развратничают прямо на улицах, и всем на это наплевать...
   - Да... Что ж я там не был-то никогда... А во мне-то что такого?
   - Ну яркий ты очень... У нас у таких милиция документы проверяет на всякий случай...
   - Понятно, - рыжий рассмеялся. - Хорошо хоть документы есть... - "Ага, правда, липовые и я даже не помню, что там в них написано..."
   - А хоть раз у тебя их проверяли? Что ты там сказал про то, что мы внимания не привлекаем?
   - Ни разу... Ну... пока я не разрешу, никто нас не заметит... Люди просто смотрят мимо или в другую сторону - и сами не понимают, что они так делают.
   - Ты хочешь сказать?.. что это ты их заставляешь?
   - Да, - Шульдих приготовился объяснять подробнее, если понадобится.
   - И каким же образом? Я думал - это шарлатанство одно...
   - Не всегда... Просто... ну да, не совсем просто, конечно... я могу заставить человека думать и поступать как мне надо, так, что он не заметит... Механизм объяснить сложно, но показать могу.
   - Ну покажи... - сердце студента замерло от весёлого ужаса. - Значит, мне не показалось, что ты меня мысленно поприветствовал?
   - Не показалось. Что конкретно показать - или всё равно, что?
   - Всё равно... Я правильно понял, что мы тут на этой лавочке можем делать что нам вздумается и всем будет безразлично?
   - Правильно. По крайней мере, пока мимо не пройдёт специалист посильнее меня, но что-то я таких поблизости не чувствую.
   - Думаю, толпами подобные кадры не ходят. Ну, начинай, что ли?..
   - Ходят, но редко...
   "Что бы показать такого... поинтереснее? Начнём с простого", - Шульдих послал Антону несколько мысленных картинок, наугад, из старых воспоминаний. Всё больше пейзажи, так оно безобиднее...
   Городецкий начал "ловить" картинки каких-то мест, где никогда не был, но сейчас создавался полный эффект присутствия.
   - Ни фига себе...
   - Фирма гарантирует... - "Кажется, впечатление я уже произвёл... и ещё какое..."
   - Ну а что, этим можно отвлечь? Чтобы, например, на нас не пялились?..
   - Не совсем. Тут другое воздействие, поглубже. Людям просто в голову не приходит сюда смотреть...
   - Понятно, - на самом деле понятно было только интуитивно, но всё же... - Ну а... зачем ты это делаешь? Развлекаешься?
   - Сейчас - да. А так... по работе часто приходится...
   - А где работаешь? В медицине или в органах?
   - В охране... - "Можно и так сказать, а излишняя честность ещё никому не помогала".
   - Понятно... Не повезло врагам твоего охраняемого, наверное...
   - Ну... да, пожалуй... Ладно, мы же тут в такой чудесный день не о работе говорить собирались...
   - Логично. И не об учёбе. Тогда о чём? О девушках? К тебе небось любая прибежит... - с лёгкой завистью...
   - Возможно, - с улыбкой. - А оно мне надо?
   - А с чего бы оно вдруг тебе не надо? Хотя да... имущему даётся, у неимущего отнимется...
   - Обычно не до того, да и как-то... неинтересно...
   - Хм. Как же оно может быть неинтересно?.. Не понимаю.
   - Надоело за время бурной молодости...
   - А-а-а. Ну да, не все же взрослеют так медленно, как я... Кстати, цитата из одной моей бывшей девушки.
   - Да лучше бы и помедленнее, честное слово... Куда торопиться?
   - Не знаю... Взрослеть надо, когда приходится самому за всё отвечать... А мне не за что, только за себя...
   - Да мне тоже...
   Тем временем недоеденное мороженое начало капать... На лавочку и на едоков... Антону на колени, Шульдиху ещё и на волосы...
   Городецкий быстро подлизал что смог и смущённо поглядел на нового знакомого:
   - Извини, только заметил...
   - Ничего, бывает, я тоже хорош... - рыжий быстренько вытер капли, потянулся помочь и ближнему в этом деле...
   - Ты хоть на себя капал, а я ещё и на тебя... - студент смеялся, как дурак, и даже как-то забывал ощутить неловкость от чужих прикосновений к коленкам... и от своих - к чужим волосам...
   - Да и ладно, продукт вот только жалко... - с каплями, наконец, было закончено, и осталось только быстренько доесть что осталось и весьма некультурно облизать руки...
   - Ничего, что-то нам всё же досталось, - Антон тоже облизался. "Всё лучше, чем вытирать о штаны... Или о чужие волосы, как было только что... Или о чужие коленки, то есть о мои, то есть... тьфу, совсем запутался. Ладно, проехали".
   - Как минимум, несколько весёлых минут, уже здорово... - на всякий случай - ну мало ли, опять голову с коленками перепутают - Шульдих тоже забрался на спинку скамейки. Давно пора бы...
   Студент улыбнулся. "Да, так оно как-то уютнее. И проще".
   - Что бы тебя ещё попросить показать? - тут до Городецкого дошло, что ведь новый знакомый читает мысли... "Значит, слышал весь мой бред... А, подумаешь, он-то не девушка!.."
   - Даже и не знаю, выбирай... - "Ну да. Не девушка. Оно и к лучшему... Ну ладно, лучше заткнусь, а то ляпну чего-нибудь..."
   - Как бы надо мной, зайкой, поиздеваться бы?.. Нельзя же над людьми, значит, надо мной...
   - Зачем же сразу издеваться?
   - Ну ты же сам сказал, что можешь заставить человека думать или делать не по его воле, а по твоей... Само по себе уже вмешательство...
   - Ну если это считать за издевательство, то да...
   - А что же? Если я чего-то не хочу, а ты мне начнёшь это внушать...
   - Обещаю ничего такого жуткого не внушать...
   - Внуши что внушится... - Антон расслабился, сейчас ему море было по колено...
   - Ладно... - "Картинки мы уже пробовали, теперь рискнём с чувствами..." Телепат подобрал побольше разных хороших эмоций, переслал. Удивление, радость, интерес, доверие, что-то ещё...
   - Чёрт, какие странные ощущения... Вроде сам чувствуешь, а вроде видишь со стороны...
   - И как? Нравится?
   - Ага, лучше мороженого, хоть и непривычно.
   - Мороженое, по идее, тоже можно, но слишком просто и обидно - вкус есть, а больше ничего нету...
   - Ну я о том же. Тут более сложная материя...
   - Ага, глубокие слои психики... старая кора мозга, или это не сюда, но не суть важно...
   - Да, неважно, я не медик... Мне интересно не как это устроено, а эффект...
   - Я тоже не медик, так, где-то когда-то слышал...
   - Блин, мне давно так интересно не было. Я ведь тебя даже не боюсь...
   - А чего меня бояться?
   - Ну, по идее, ты же можешь со мной сделать что угодно...
   - По идее могу, но зачем мне это?
   - Допустим, ни за чем, допустим, тебе со мной просто интересно...
   - Именно так... Интересно и приятно...
   Студент улыбнулся. "Как давно мне не говорили таких слов. Может, вообще никогда. И пусть он об этом знает. Для этого слова не нужны".
   "До чего же милый и непосредственный товарищ... Красота..." - Шульдих улыбнулся в ответ:
   - Тебе кто-нибудь говорил, что ты ужасно обаятельный, или я первый?
   - Первый...
   - Чёрт, надо же... не ожидал...
   - Я тоже не ожидал... чтобы мне такими словами... и парень, - Городецкий, кажется, покраснел.
   - А что такого? - "Да что там, даже мне слегка неловко..."
   - Ну, обычно котируется: хороший друг, честный, умный... А обаяние - это скорее для девчонок...
   - Ну не знаю... Тем не менее, что есть, то есть... И обаяние, и... даже не знаю, как это назвать...
   Почему-то сейчас студент покраснел уже по уши:
   "Здесь ведь всё-таки не Голландия?.."
   "Ну вот, засмущал хорошего человека... И почему мне не стыдно?"
   - Хороший ты человек, Антон, наивный, светлый, не то, что я... Не стесняйся, я от всей души и без какого-либо умысла комплименты делаю...
   - Что ты себя так поливаешь-то? - Городецкий хотел ещё что-то сказать, но только улыбнулся... "Не хочу, чтобы это кончалось. Не хочу возвращаться в привычный мир. Никто меня там не любит..."
   - То ли трезво смотрю на вещи, то ли не всё в порядке с самооценкой... Выбирай...
   - И то и другое наполовину.
   - Наверно... - "Детский сад и почти романтика на скамейке... Но до чего же приятно!"
   - Ты где ночуешь-то? До вечера ещё долго, просто спрашиваю...
   - В гостинице, тут где-то рядом...
   - Ну и отлично! А то к нам в общагу не проберёшься, да и нечего там делать...
   - Ну что делать - всегда найти можно...
   - Логично, просто я ж говорю, что не хочу в привычный мир... - "Кажется, я это только подумал... Но с ним неважно ведь..."
   - Ладно, если не хочешь - пока не будем возвращаться...
   - Не хочу. Мне что-то так хорошо... что хочется обнять весь свет! - "И этого парня, которого знаю как будто сто лет. Ах, чёрт, он же это слышит... Хотя что такого-то... Так, не думать, как стирал у него с волос мороженое. Не должно быть у парней таких волос..."
   "Как мало нужно для счастья", - Шульдих еле удержался, чтобы не ляпнуть это вслух - вот ещё не хватало такой момент испортить. Так что просто молча кивнул и улыбнулся.
   Антон спросил смущённо:
   - Я, наверное, выгляжу как псих или пьяный?
   - Нет, что ты. Просто как очень счастливый.
   - А со мной просто этого давно не было. Прямо передозировка...
   - Значит, надо продолжать в том же духе... Чтоб, значит, надолго хватило...
   - В том же духе - это как? - "Блин, ну почему он не девушка... Блин, Городецкий, думай что думаешь..."
   - Видимо, делать, что хочется... - "Вот как, а это и правда может быть интересным..."
   Городецкий посмотрел рыжему в глаза расширенными глазами...
   Обнял. Как друга. Старого и лучшего.
   Вроде выкинул дурь из головы... "Мне просто хорошо..."
   Шульдих обнял его в ответ - всё-таки он был достаточно хорошим актёром, чтобы это выглядело естественно. Со стороны смотрелось, наверное, глупо, но наплевать...
   - Тебе только этого хотелось или как?
   Студент снова покраснел до ушей и ничего не сказал.
   "Чего мне ещё может хотеться? Что любви жажду - это одна песня, а что он мне друг - другая..." - решил на подначку внимания не обращать, просто наслаждаться.
   "Не обиделся и то хорошо..."
   - Ладно, не стесняйся, я часто глупости всякие болтаю...
   - Я чаще их делаю... - Антон так и сидел, продолжая обнимать едва знакомого иностранца... "Сумасшедший дом, но всё кажется единственно верным..."
   - Не страшно... - в кои-то веки Шульдих даже и не знал, что лучше сделать... Хотя и само по себе всё шло очень даже...
   - Ты... давно такие длинные волосы носишь?.. - "Зачем я это спрашиваю?"
   - Давно... лет, наверно, десять точно...
   - Я хотел тоже отрастить, меня не поняли. Потом самому неудобно стало, привык к коротким... Только чёлка и осталась... У вас, наверное, проще к этому относятся... Тебе идёт.
   - Спасибо... Тебе тоже очень даже симпатично, - рыжий не удержался, слегка потрепал его всё-таки по волосам. Улыбнулся: извини, мол, если что не так...
   Городецкий тоже улыбнулся. Ему было так приятно, что даже не ощущалось ни паники, ни удивления...
   Подумал немножко... и погладил тоже, немножко намотал на руку длинные рыжие пряди... Сейчас уже не то, что с мороженым, можно оценить, насколько приятно...
   Смешно, конечно, но видавший виды телепат сейчас почувствовал себя котёнком, которого чешут за ухом... Чуть крепче прижался головой к руке Антона. По крайней мере, не мурлыкнул вслух, и то ладно...
   "Чёрт, я остановлюсь или нет?" - кажется, Городецкий задел его пальцами по щеке... В бессчётный раз покраснел, но руку не убрал.
   "Не оставаться же в стороне..." - рыжий провёл пальцами по его лицу, снова погладил по волосам... Пока, кажется, никто не против...
   "Почему я это так нормально воспринимаю?" - студент закрыл глаза, наслаждаясь.
   "И что теперь, а? Вот сейчас и узнаем... или не торопиться? ...Ладно, рискнём".
   Шульдих наклонился ближе - и легко прикоснулся губами к чужим губам...
   И ждал реакции. "Что будет дальше - не мне решать..."
   Антон всем существом осознал, что происходящее перестаёт быть игрой и переходит за опасную грань. Разум протестовал... а тело и душа наслаждались...
   Не отстранился, правда, и ответить не решился... Замер и не мог расслабиться.
   ...Теперь можно было и слегка вмешаться. Телепат обещал ничего такого не внушать - и слово сдержал. Только помог чуть-чуть расслабиться, успокоиться...
   - Знаешь, всё-таки скамейка в парке - не самое подходящее место...
   - Нас же не видят... - Городецкий с трудом вернулся в реальность. - Хотя да. Самому стрёмно. И что ты предлагаешь?
   - Мне предлагать особо нечего. Могу в гости пригласить, если ты не против...
   Студент слез со скамейки, подал рыжему руку:
   - Веди!
   - Ну идём.
  

Глава пятая. Сейчас прольётся чья-то кровь...

   Кудо с Фудзимией-младшей поселились в гостинице средней руки, далеко не в центре города - но всё же с международной известностью и большой готовностью принимать иностранных гостей. Спасибо Оми, который нашёл этот адрес в Интернете и даже сумел забронировать номера...
   Заселялись они в ночь, так уж получилось, и почти сразу разбрелись по комнатам спать. А наутро Йоджи, которому не улыбалась перспектива пропустить завтрак, осторожно постучал Айе-тян в стенку. Здесь это получалось, конечно, не так легко, как на Родине - там вообще достаточно было поскрести по бумажной перегородке - но всё же слышно было хорошо.
   Да только вот ответного стука не последовало. Спит? Не слышит? А если ей там нехорошо?..
   Молодой человек вышел в коридор. И постучался уже в дверь. Для лучшей слышимости - не рукой, а ключом от номера.
   Слабое шевеление за дверью послышалось только минут через пять.
   - Это вы, Йоджи-сан? - спросил едва различимый голос.
   - Да, я... Ты там живая? У тебя всё хорошо?
   - Не совсем...
   Дверь приоткрылась. На пороге стояла Айя, очень бледная, почти серая, и придерживалась рукой за косяк, явно боясь упасть. А другую руку она держала перед грудью - ибо на девушке были только джинсы и лифчик...
   "О, проклятие..."
   - Что с тобой, Айя-тян?
   - Голова кружится... Слабость... Когда вы постучали мне в стену - я кое-как сползла с кровати, еле сил хватило одеться, и то, как видите...
   - Уж вижу... Иди ляг, что в коридоре-то отсвечивать...
   Она отцепилась от двери и сделала шаг внутрь номера. И почему-то Кудо шагнул вслед за ней. Сделал этот шаг - и закрыл за собой дверь.
   - Дойдёшь сама? Не упадёшь? Помочь чем-нибудь?
   - Спасибо, Йоджи-сан, уж как-нибудь...
   Она повернулась к нему спиной, чтобы сделать несколько шагов до кровати... И тут он увидел, что на светло-голубой ткани проступили красные пятна...
   - Айя-тян! У тебя кровь! - Кудо подавил идиотское желание спросить: "Ты ранена?" Потому что до него дошло...
   - Ой, что, серьёзно?.. - она инстинктивно схватилась рукой... пониже спины... Обернулась, мучительно краснея... Посмотрела на свои пальцы, которые теперь тоже были в крови... И быстро-быстро полезла за чем-то в сумку, а потом исчезла за дверью ванной. Благо для этого из номера выходить не надо было.
   Йоджи, сам красный от смущения, почему-то остался стоять как стоял. И только молился всем богам, чтобы она там не упала и не расшиблась...
   Айя вернулась быстро. Успев сменить пострадавшие штаны на чёрную юбочку. Лицо у девушки было такое, будто она едва пересиливала боль. Айя присела на кое-как застеленную кровать и, забыв, что она в частичном неглиже, прижала обе руки к животу.
   - Тебе так больно? - при всём богатом жизненном опыте в подобной ситуации Кудо оказался впервые. Его девушки в "такие" дни старались не попадаться ему на глаза. Видимо, чтобы не портить производимого впечатления, не разочаровывать своей бесполезностью в известном смысле и не создавать проблем. И до сих пор Йоджи как-то не приходило в голову, что от этого можно ещё и мучиться...
   - Ужасно больно... У меня всегда так... - призналась она шёпотом, почти по-детски, забыв даже, что надо стесняться и смущаться... - После выхода из комы - особенно... Один день чётко - как неживая...
   - Вот бедняга-то... Тебе, может быть, таблетку какую-нибудь дать? У меня должно быть обезболивающее...
   - Спасибо, Йоджи-сан, только не поможет... Они меня не берут. И раньше-то не брали, а теперь, кажется, организм вообще лекарств не принимает...
   - И как же ты?..
   - Отлежусь... Завтра буду в порядке... ну, в относительном.
   - А поесть?..
   - Ой, что вы, от одной мысли всё внутри переворачивается... Вы идите на завтрак без меня...
   - Ну ладно, я тебе что-нибудь принесу, вдруг потом захочешь... Держись, Айя-тян!
   * * *
   Кудо как-то тоже кусок в горло не шёл... Так что вернулся он довольно быстро, прихватив пару кусков хлеба с маслом - больше там ничего подходящего не нашлось. Постучался, услышал слабое "да, можно!", вошёл...
   Айя лежала лицом к стене, свернувшись клубочком, укутавшись в казённое покрывало, и тихонько хныкала. Даже чуть ли не поскуливала.
   - Ну так же нельзя, Айя-тян! - вырвалось у Йоджи. - За что тебе так мучиться?
   - Перебьюсь... - она с усилием перекатилась на спину, обернула к нему бледное личико с огромными глазами. То ли чёрными, то ли тёмно-синими - сейчас из-за стоящих в них слёз и не разглядеть было... Распущенные волосы взметнулись тёмной волной - сегодня девушка даже привычные две косички не успела заплести...
   Кудо присел на краешек постели - и осторожно положил руку Айе на живот, в безотчётном стремлении забрать её боль или хоть как-то облегчить страдания...
   Она взглянула на него изумлённо - и благодарно. Тепло его руки сразу коснулось её тела, даже через несколько слоёв ткани, и, кажется, действительно стало полегче... Она не стала выпутывать собственные руки из-под покрывала, чтобы накрыть, прижать, удержать... Она просто замерла на несколько секунд - а потом попыталась повернуться спиной, осторожно, чтобы не потерять контакта с Йоджи-сан...
   Тот, впрочем, истолковал её движение по-своему:
   - Прости... Мне уйти?
   - Ой нет-нет-нет... Просто спина болит ужасно... Размять бы... - с опозданием, но она испугалась собственной смелости и порадовалась, что он не видит её лица...
   - Всё, что в моих силах, лишь бы помогло... - он легонько подтолкнул её, перевернул на живот. И положил теперь уже обе руки ей на поясницу. Чуть-чуть нажал, погладил, сделал пару круговых движений...
   - Легче?..
   - Да... Ещё... пожалуйста...
   - Тише... - он перешёл на шёпот, хотя Айя говорила вовсе не громко... - Услышат ещё и неизвестно что подумают...
   - Пусть завидуют...
   "О небо, ещё не хватало, чтобы ей это понравилось! И мне тоже... Я же всего лишь оказываю первую помощь! Она всего лишь маленький больной ребёнок... Просто тепло и участие... Давай, Кудо, открывай в себе способности массажиста... И не думай ни о чём таком... Вот только как сделать так, чтобы не думала она?.."
   ...Айя сама его остановила:
   - Спасибо, Йоджи-сан... Теперь я, может быть, усну... - отвернулась снова к стене, укрылась чуть ли не с головой...
   - Ну поспи... Позовёшь тогда меня... А, хотя как ты меня позовёшь, если меня в номере не будет... Ладно, я к тебе сам загляну через час-полтора... Если что - бутерброды на столе, а чай я заварю, как только захочешь... - он говорил всё это, а сам медлил подняться и уйти...
   - Хорошо... - она его не удерживала, просто лежала, вся такая беспомощная и уже не хнычущая, а сонно мурчащая...
   И он не смог уйти.
   - Ты не боишься замёрзнуть? Тебя, наверное, знобит...
   - Пока нет... Но если и начнёт - угреюсь... Не беспокойтесь, Йоджи-сан.
   "Где ж тебя учили такому? Без истерик и без кокетства влезать в сердце наверняка..."
   Он беспокоился. И даже слишком сильно.
   - Я не дам тебе замёрзнуть, Айя-тян.
   Сказал - и улёгся рядом с ней. Обнял одной рукой худенькое тело под покрывалом.
   "Первая помощь - ничего больше. Не оставлю её, пока не выспится спокойно. И плевать на сигареты... и на все прочие реакции моего грешного тела!.."
   Девушка счастливо выдохнула - и замерла, затихла. Почти сразу засопела, как младенец.
   Для Йоджи Кудо это, конечно, были очень длинные несколько часов.
   И только потом ему суждено будет заметить, что на разделявшем их тела покрывале расплылось ещё одно кровавое пятно.
   Ран Фудзимия, загляни он сейчас в комнату, убил бы своего товарища на месте.
  

Глава шестая. Просто так это сердце жжёт огнём...

   Идти было недалеко, но Шульдих надеялся: этого времени им обоим хватит, чтобы окончательно решить, что же делать...
   Антон об этом даже не думал, ему сейчас море было по колено. Держал рыжего не под руку, а именно за руку и на ходу пытался смотреть ему в лицо...
   ...И всё-таки пришли слишком быстро... Шульдих незаметно ни для кого проводил Городецкого в номер - и только тогда заметил, что по-прежнему держит за руку.
   Студент отпустил его первый, ибо иначе было неудобно - даже не морально, а просто поворачиваться. Сел на край кровати. Видимо, от подсознательной неловкости скинул ботинки и залез с ногами на покрывало:
   - Хорошо тут у тебя... Я не сильно наглею?
   - Нет, конечно. Будь как дома, - рыжий уселся рядом. Наверное, надо что-то ещё сказать?
   Антон смотрел на него немножко снизу вверх:
   - Тебе говорили, что у тебя глаза интересные? Изменчивые, как море. Бирюзовые прямо... - говорил не то, но что уж видел... Рассмотрел наконец... - Спасибо, что разглядел меня в толпе. Я не знаю, что это и зачем... но спасибо.
   - Мне много что говорили... - в подробности вдаваться было неохота. - Не за что, кроме тебя там разглядывать было некого.
   - Ого! Что ж во мне такого? Я понимаю - ты необычный... Но я-то обыкновенный...
   - Ну не знаю пока... Глядишь, разберёмся...
   - Хм... Ну чем-то я должен был тебя зацепить? - Городецкий вздохнул и выпалил: - Блин... Вот был бы ты девушкой - я бы тебя просто зацеловал. Вот от макушки и до самых пяток! Просто за то, что ты есть... - покраснел и не смотрел на него...
   - Да хотя бы вот этим... Наивностью и решительностью, ты уж не обижайся...
   - Говорят, наивные все решительные, потому как не знают, что им грозит... Хотя... Посмотри-ка у меня в мозгах: у меня сдвиги, наверное? Верю, что ты мне не внушал на тебя запасть... Значит, это во мне? - студент быстро взглянул на рыжего из-под ресниц...
   Шульдиху и смотреть не надо было:
   - Почему сразу сдвиги? И да, я ничего не делал, оно само... - он посмотрел прямо в глаза Антону, развёл руками, словно извиняясь. - И не только с тобой...
   - Ты хочешь сказать... у тебя был опыт с парнями и ты это считаешь нормальным?
   - Был... И ничего такого в этом не вижу...
   - Получается, я вижу только потому, что никогда... даже не задумывался об этом?..
   - Наверно...
   Мир перевернулся на мгновение... а потом встал на место.
   - Значит, так было надо. Значит, ты меня и спасёшь... - Городецкий протянул руку, отвёл длинную прядь, погладил рыжего по щеке...
   - Если надо... то конечно... - Шульдих накрыл его руку своей, поднёс к губам, поцеловал... - Если тебе надо...
   Студент почувствовал, что его мир снова переворачивается...
   - Ох, что ты... мне никогда не целовали рук... - обнял рыжего свободной рукой, погладил по волосам...
   Даже в такой момент Шульдих не мог удержаться:
   - Да? А что ещё "никогда"?.. Заказывай... - "Ох, когда я уже заткнусь?"
   - Боюсь, что сильнее ты меня уже не удивишь... Я как-то... знаешь... остальное принял заранее... - на самом деле Антон слабо себе представлял дальнейшее возможное развитие событий... и просто наслаждался минутой.
   - Удивлять я вроде и не собирался... - ну да, а между делом телепат сам не заметил, что продолжает целовать чужие пальцы, ладонь, выше по руке... Кто кого ещё удивляет?
   Так приятно Городецкому ещё ни разу в жизни не было...
   - Тебе это тоже... настолько нравится?..
   - Ещё бы... - "И вдвойне приятно от того, как он реагирует, ну да это понятно..."
   Сердце студента снова подскочило и ушло в пятки... Он уткнулся лицом рыжему в плечо... "Он хоть и худой, но, чувствуется, сильный... Наверное, на руки я бы его поднять не смог. Или не удержал бы долго..."
   Шульдих снова погладил его по волосам, обнял крепче. "Надеюсь, он не станет экспериментировать с романтическим тасканием на руках... Хотя я бы его - попробовал..."
   Антон повернул голову, чуть приподнял - и осторожно поцеловал рыжего в шею. "Не обидится?" Снова спрятал лицо у него на плече и сделал вид, что его, Антона, вообще тут нет...
   "Забавно... Мило... Чёрт, приятно..." Шульдих бережно поднял его голову с плеча - и поцеловал теперь уже по-настоящему, в губы... Отчаянно надеясь, что всё делает правильно и не слишком торопит события.
   Городецкий на секунду замер, потом попытался отвечать... Наверное, он этого давно уже ждал... Обнял рыжего обеими руками, крепко... и не хотел отпускать.
   Кажется, прошла целая вечность... А потом телепат всё-таки остановился... как же неохота...
   - Ну и... как? - глупый вопрос, конечно...
   Студент смотрел ему в глаза, сам будто пьяный...
   - Боюсь, что... единственно правильно - это... вот так...
   - Не бойся... - Шульдих сказал первое, что пришло в голову. Хотя наверняка от него ждали чего-то другого... Или это уже неважно?
   - А я и не боюсь... Всё как не со мной, но... что бы я без тебя делал. Звёздочка ты моя ясная, - "Ну что я несу, в конце концов?" - Вот первый раз в жизни встречаю человека, который меня понимает... и надо же так, что человека своего пола... Ну что теперь поделаешь. Вот что мне сделать для тебя?..
   Как только рыжего не называли - но вот "звёздочкой" впервые. Кажется, он даже смутился по-настоящему:
   - Делай что сам хочешь, мне-то и так... - продолжение - "я и сам для тебя что хочешь сделаю" - безусловно, напрашивалось, но телепат ни за что бы в этом вслух не признался...
   - Слушай... Чтобы мне тут с ума от счастья не сойти... Чисто исследовательский вопрос: вот ты можешь что-то со мной сделать не касаясь? Хотя... может быть, это будет пьянить ещё сильнее... - с некоторым трудом Антон отстранился от него, сложил руки на коленях и смотрел ему в глаза.
   - Могу, конечно... Что-нибудь конкретное или на моё усмотрение? - Шульдих сделал более-менее серьёзное лицо. Получилось плохо.
   Городецкий тоже не удержался и засмеялся. Так было проще. Не столь серьёзно и волнительно...
   - На твоё... Общее пожелание - достать до чувств. В смысле, до сердца, или, чёрт... вообще я хочу сказать - до тела, но не касаясь.
   - Ладно... - "Так, если я ещё все мозги не растерял, должно получиться..." Телепат создал ему иллюзию - максимально невинную, а то мало ли как могло занести...
   Словно невидимой рукой по волосам, по лицу...
   - Получается?
   - Получается. Примерно так, как и на самом деле...
   - Что-нибудь ещё?
   - Продолжай... - "Если всё у нас странно, так пусть оно так и будет..."
   Ну что ж, сказано - сделано. Шульдих продолжил...
   "Знал бы ты, до чего трудно, создавая иллюзию поцелуя, ограничиваться иллюзией... Ладно, кому сейчас легко..."
   Студент закрыл глаза... Нет, он всё же чувствовал, что это иллюзия. Так было бы проще... Наверное, безопаснее... Но - хотелось настоящего... Голова кружилась, Антон откинулся на спину, лёг на кровать, свесив ноги, вытянув руки перед собой... и ждал неизвестно чего.
   "Иллюзии иллюзиями, но, в конце-то концов, мы тоже живые люди... и хочется любви и ласки, а не..." - рыжий наклонился к нему и продолжил уже по-настоящему.
   Городецкий притянул его ближе, гладил по спине... И целовал в ответ - как в омут бросался...
   На секунду Шульдих даже растерялся. Нет, он, конечно, догадывался, что дальше, но... А пока просто пытался продлить этот момент...
   А вот студент как раз не думал, что и как будет дальше... Просто наслаждался... Рыжие волосы падали ему на лицо, и он точно знал, что это не сравнишь ни с чем...
   Телепат пытался убрать особо своевольные пряди - наверно, щекочутся... Но они не слушались и падали обратно. И совсем не странно было посмеяться над этим... А Шульдих продолжал изучать чужое милое лицо - губами, пальцами, чтобы запомнить раз и навсегда...
   "Раз и навсегда"... Каким-то странным, потусторонним чувством Антон услышал эти страшные слова... "О чём он? И как я-то мог что-то услышать или почувствовать, если он ничего не говорит... Блин, не хочу об этом думать". Городецкий поцеловал его пальцы на лету...
   - Что случилось? - телепат остановился, почувствовав какое-то странное волнение. "Чем я его так неожиданно встревожил?" - Всё в порядке?
   - Всё очень хорошо... Просто мне показалось... будто я то ли слышу, то ли чувствую то, о чём ты подумал.
   - Ясно... То ли я слишком громко думаю... то ли не всё с тобой так просто... Или всё сразу...
   - Если первое, то разве все подряд могут слышать?
   - Надеюсь, что нет... Обычно только близкие люди и вот в такие моменты, когда не до контроля за мыслями...
   - Ложись рядом, а то тебе неудобно... - студент пытался переварить услышанное. - Близкие и... партнёры? Или совпадение того и другого? Или... - он почувствовал, что запутался.
   Рыжий послушно лёг рядышком:
   - Близкие... И, возможно, просто партнёры, если они тоже не без способностей...
   Антон естественным образом привалился к его плечу:
   - Интересно... я одно или другое?..
   - Кажется, всё вместе... - Шульдих пытался устроиться так, чтобы студенту было удобнее.
   - И интересно, от какой половины мне сильнее сходить с ума? Близким за несколько часов не станешь... а способности... ну какие У МЕНЯ могут быть способности?
   - А почему бы и нет? Может, просто не проявлялись, причины не было...
   - Погляди? Если не трудно... Может, скажешь, чего я стою?
   Телепат осторожно заглянул, стараясь не влезть ни во что, что его не касалось:
   - Наверняка многого стоишь, правда, после долгого обучения... Нет, серьёзно. Сила есть, но очень хорошо заблокированная, если только иногда случайно прорывается...
   - Опаньки... И где такому учат? И что я смогу мочь?..
   - Учат много где... Ну, а что? Явно если не мысли читать, то хотя бы эмоции ловить... Наверное и ещё что-то, такие вещи по одной не ходят.
   - Хорошенькие вещи узнаёшь о самом себе... да ещё после пары поцелуев... Вот что мне теперь с собой делать, а? Посоветуй? - на самом деле основным желанием Городецкого сейчас было - не расстаться с ним... Но, наверное, всё взаимосвязано.
   - Да уж я насоветую... Ну, сильно не торопиться, пусть оно само потихоньку проявляется, а то мало ли как мозги отреагируют - это понятно... А что ещё, не знаю...
   - Слушай... То, что оно проявляется в таких... эээ... условиях... это наводит на мысли. Хотя... нет. Здесь и сейчас не хочу экспериментов. Проклятая привычка всё анализировать... Но... не хочу тебя использовать.
   - Как хочешь... хотя я не обижусь, не привыкать...
   - Да ладно... к такому привыкнуть нельзя, - почему-то Антону стало жутковато. "Он ведь знает что-то, чего не знаю я... Не по себе... и как-то жалко его становится..." - Тебе сколько лет-то, кстати?
   - Привыкнуть ко всему можно... Мне-то двадцать два, а тебе? - "А то ещё окажется, что пристаю к ребёнку..."
   - Двадцать четыре, как раз недавно день рождения был... - "Ему больше, чем я думал, но всё-таки он моложе меня".
   - Я думал, меньше... Значит, оба взрослые, уже хорошо...
   - Все думают, что меньше... Кто не знает, что я на последнем курсе и ещё после армии...
   - Знакомо, про меня тоже много чего думают... в смысле возраста, да и не только...
   - Выглядишь безопаснее, чем на самом деле. Привлекаешь внимание, но не тем...
   - Ну да... И всё такое прочее...
   - Ну и что теперь будет? Со мной... и с нами? Я никаких планов не поломал тебе?..
   - Нет, никаких... У меня планов-то особых и не было... А что будет? Не знаю, что-нибудь придумаем.
   - Можешь сделать так, чтобы меня не хватились? Я ведь не смогу теперь вернуться в прежнюю жизнь... - сейчас Городецкому даже не вспомнились странные вещи, творившиеся нынче со временем...
   - Не сможешь или не захочешь? Нет, возможно и смогу, но не обещаю...
   - И то, и другое... Ладно, давай подумаем об этом... утром, - выпалил, смешался, быстро сменил тему: - Тебе удобно так, как мы есть? А то я всё боюсь стеснить...
   - Удобно, ещё как... Не стесняйся...
   Студент приподнялся на локте и посмотрел на телепата:
   - А то знаешь... Если спать - то лучше вдоль, а не поперёк...
   - А вот тут ты прав... Вот только спать ещё не рановато? Что-то я со временем запутался...
   - Я тоже. И... наверное, имел в виду не спать, а валяться. Заснёшь тут, когда во всех смыслах ТАКОЕ творится...
   - Ага... Ну давай нормально перекладываться на всякий случай...
   - Давай... - "Интересно, он правда спать собирается или как? Чего я сам-то хочу?" Антон оказался у стенки, и от этого стало смешно.
   - Тебя в детстве тоже пугали, что нельзя на краю спать? - почему-то Шульдиху казалось, что на краю - не на краю, а спать ещё долго никто не будет...
   - Не то чтобы, просто самому так уютнее... Если хочешь - можем поменяться...
   - Нет, всё нормально... Я везде сплю, без проблем...
   - Я в принципе тоже, только верчусь сильно...
   - Ну это не беда...
   - Девчонки жаловались. Что они понимают, как посмотришь... Или мне такие попадались...
   - В смысле, капризные? Может быть...
   - Да, претензий у них почему-то было... Ладно, ну их. С тобой точно никто не сравнится... Хотя бы потому, что открыл мне целый мир. И притом именно мне.
   - ...знаешь, у тебя талант... делать такие комплименты, на которые даже я не знаю, что ответить...
   - А ты не отвечай... По-моему, я эмоции твои словил... Так странно, знаешь...
   - Знаю... Привыкай, это иногда не только странно, но и приятно... если эмоции хорошие...
   - Если так, как у нас, - то да...
   Городецкий закрыл глаза, снова, быстро, сжато, пережил каждое мгновение в бесконечных зеркалах... "Его эмоции, мои... мои, воспринимаемые им... Вот так и пьянеют без вина". Студент в очередной раз склонил голову на плечо рыжему и почти не дышал, боясь спугнуть...
   "Неудобно ему, наверно..." - телепат пристроил руку ему под голову - всё помягче, да заодно и приобнять смог. Так-то лучше...
   "Господи, хорошо-то как..." - Антон даже не знал, что говорить. Наверное, ничего не стоит. Думал и чувствовал он явно не тихо...
   "Действительно, на диво хорошо и... ладно, что там, просто замечательно... И я это знаю, и он знает..."
   - Спасибо тебе... - рыжий нарушил всё же тишину. - ...за всё за это...
   - Было бы за что... Шульдих... Шу... - имя его - как ветер. Да Городецкий и шептал на ухо... И, кажется, сходил с ума...
   - Ещё как есть за что... - рыжему хотелось делать всякие романтические глупости. Но не стихи же читать, да он их и не знал... Так что мог только банально приласкаться...
   Студент ответил лаской на ласку... "Мне вообще кажется, что при всей его искушённости с ним такое впервые... В смысле - такой всплеск эмоций... И это - из-за меня?.."
   "В какой-то степени и правда у нас обоих сегодня первый раз... - разумеется, этого Шульдих вслух не сказал. - И что же нам с этим делать?"
   Антон почувствовал его смятение... "Чёрт, как будто я сам что-то знаю... Если только одно: в жизни ему непросто. Быть может, со мной ему станет светлее..."
   - И что мы будем делать дальше? - нехорошо перекладывать решение таких сложных вопросов на ближнего своего, но... Но рыжий боялся наломать дров...
   - Хороший вопрос. Типа, пойдём и перевернём мир.
   - Можно и так, только зачем?
   - Ну это... чтобы всем хорошо было.
   - Думаешь, получится? Сомневаюсь...
   - Я тоже. Просто самому впору летать сейчас...
   - Верю... - телепат ничего не придумал умнее, чем создать очередную иллюзию, на сей раз - полёта: ветер, лёгкость, высота... Ну а что, как умел, так и развлекал...
   - Вот, то самое и есть... - а всё-таки Городецкий отличал, где иллюзии, а где реальность... - Радость ты моя.
   - Чудо моё... в хорошем смысле... - рыжий готов был продолжать в том же духе... "Романтик, тоже мне..."
   Студент засмеялся. Легко так... Подначка если и была - то минимальная. Потянулся поцеловать...
   Шульдих поцеловал его в ответ. Кажется, тоже засмеялся - или только мысленно? Какая разница...
   "Для нас - никакой... - Антон уже не утруждал себя разговорами вслух. - Как-то так у нас всё невинно, и светло, и весело... Всё будет хорошо? Ведь правда будет?.."
   "Конечно, будет... Всё будет хорошо... и как ты захочешь..."
   Почему-то так легко было это обещать - и так легко верить...
  

Глава седьмая. В жизни раз бывает восемнадцать лет...

   Айя-тян открыла глаза и потянулась. Тихонько - чтобы не потревожить обнимавшего её благородного красавца. Хотя тот, конечно, не спал - смотрел на неё встревоженным взглядом...
   - Спасибо вам, Йоджи-сан! Я так хорошо выспалась...
   - Тебе полегче?
   - Да, намного.
   Он отпустил её и поднялся. Тело, занемевшее от долгого лежания в одной позе, не слушалось. Кудо тоже потянулся, разминаясь, кивнул Айе - и ушёл. К себе и потом курить.
   Девушка сползла с кровати... Ойкнула. Пошла приводить себя в порядок и застирывать многострадальное покрывало.
   Получилось плохо. Видимо, не миновать просить помощи у гостиничного персонала.
   "Чёрт, Фудзимия Айя, когда же у тебя будет всё как у людей?.." Хотя... Злость на собственную слабость довольно быстро сменилась более приятными чувствами. Было немножко совестно за себя и за своё бесстыдное, в общем-то, поведение... Но - оно того стоило.
   Застёгивая перед зеркалом блузку, Айя-тян улыбнулась своему отражению. Она знала, что Йоджи-сан ещё непременно вернётся сегодня...
   Так и вышло. Что бы она там ни говорила о своём самочувствии - за ней требовался постоянный присмотр.
   Кудо заглянул к ней, улыбнулся ободряюще, пообещал:
   - Сейчас схожу за кипятком и организую нам чаепитие.
   ...От горячего напитка Айя совсем ожила, порозовела, даже потихоньку умяла оба бутерброда. Покопалась в тумбочке, достала пару склянок, выпила из каждой по таблетке.
   Йоджи удивился:
   - Эй, а кто говорил, что никакие лекарства уже не помогают?
   - Ну, это, как бы, не совсем лекарство, так, общеукрепляющее... А помогает или нет - не знаю, но для порядка пью. У меня же, ко всему, ещё и малокровие...
   Кудо сделал понимающе-сочувственное лицо:
   - Будет тут... если каждый раз - вот так... - и тут же пожалел о сказанном.
   Айя хоть и смутилась, но улыбнулась. С благодарностью. Как будто он был доктором, который наизусть знал её историю болезни.
   Йоджи подумал и попытался сказать что-то умное:
   - Вообще когда малокровие - питаться получше надо... Мясо хорошее есть... Пить гранатовый сок... из груди любимой женщины... ой, прости, сорвалось...
   Ненавязчиво пошлить в разговорах с девушками для него было столь же естественно, как дышать. Наработанная привычка, ставшая второй натурой и не подвластная стоп-сигналам, которые должны были бы вспыхивать в сознании, когда общался с Айей-тян.
   Повезло Кудо, что, опустив свои зелёные очи, не видел он лица этого ребёнка. Айя сидела вся красная от смущения - и улыбалась. Занятая попытками "переварить" услышанную фразу.
   * * *
   На обед они в этот день не попали. В город тоже не пошли. Даром что девушка пыталась уговорить своего спутника на первую вылазку в галантерею.
   - Никуда ты сегодня не пойдёшь, - вот тут Йоджи был непреклонен. - Упадёшь ещё на улице...
   - Но вы ведь меня подхватите?..
   - Я-то подхвачу... Но потом могут возникнуть разные осложнения. И с твоим здоровьем, и с доставкой тебя сюда или, не приведи Бог, в больницу.
   В больницу Айе не хотелось совершенно. Так что до конца дня они с Кудо просидели внизу, в холле, в некоем подобии зимнего сада. "Чтобы не торчать всё время в номерах", - пояснял Йоджи девушке. Та согласилась, не ловя его на нелогичностях и недомолвках. И он не знал, пришла ли она мысленно к тому же, к чему и он: всё, что можно, о них уже подумали - если, конечно, кому-то было до них дело. И на самом деле его решение выйти на люди было вызвано нежеланием взаимного одиночества по номерам - и почти панической боязнью остаться с Айей наедине. Ему хватило. И сейчас он тихо радовался, сидя на приличном от неё расстоянии, улыбаясь и болтая о нейтральных вещах... И даже умудряясь не съезжать на скользкие темы. На чужих глазах это было проще.
   Вечером молодые люди наконец-то, впервые за этот день, нормально поели - за общим столом. Айе-тян ещё нездоровилось, но совсем чуть-чуть. И очень любопытно было пробовать местную еду, так непохожую на японскую. Похожую на японскую тоже можно было раздобыть - но так же неинтересно...
   Спать они разошлись рано - правда, заснуть никто из них долго не мог.
   * * *
   На следующий день Айя уже почти ни на что не жаловалась и сама постучала Кудо в стенку. И после завтрака они вышли на охоту за сокровищами.
   Подцепив Йоджи под руку, девушка вела его так уверенно, как будто родилась здесь и каждый день ходила по этим улицам...
   - Откуда ты знаешь, куда идти-то?
   - Просто знаю - и всё...
   - Не нравится мне это. Смахивает или на сумасшествие... или на ловушку. Ты, случаем, не слышишь чужих голосов, которые манят тебя за собой, нашёптывают всякую фигню?..
   - Не-а... Ну я же не совсем ненормальная, Йоджи-сан!.. Никаких голосов я не слышу. Просто вижу картинку того места, куда нам надо.
   - Вот её-то тебе и могли подкинуть!
   - Кто? И главное - зачем?!
   - Злые люди. Которым дано проникать в чужой разум. А там, на месте, они нас и поджидают...
   - ...с топорами и кипящим маслом. Кому мы сдались?.. В чужом-то городе...
   - Может быть, кто-то очень целенаправленно нас сюда выманил. Точнее, тебя - поскольку я-то просто тебя сопровождаю и охраняю.
   - Вот извините, Йоджи-сан, но что вы, что Ран!.. Взрослые люди - а на полном серьёзе рассуждаете о какой-то ерунде!
   - Была бы это ерунда - мы бы о ней не рассуждали. Ты просто ещё мало знаешь о жизни, Айя-тян. Действительно существуют люди, которые могут...
   - Да я тоже много чего могу... Я смысла не вижу!
   - Хотя бы просто из вредности и желания всё перепоганить. Я молюсь, чтобы всё это мне только мерещилось и чтобы те, чей след может быть в этом деле, навсегда упокоились на дне океана!
   - Старые враги? Ой, как интересно-то!..
   - И это говорит человек, сбитый машиной злодея и на два года вычеркнутый из жизни! И уж извини, но и родителей потерявший! Ничего интересного. Кровь, грязь и мрак. Так что изволь отнестись к этому серьёзно.
   - Хорошо, Йоджи-сан... Кстати, мы уже пришли!
   ...Магазин был небольшой, но богатый. Правда, выбором, а не клиентурой. К посетителям сразу же разлетелся продавец, выясняя, что их интересует, и пытаясь предложить всё и сразу.
   Айя на школьном английском попросила его подождать. У неё глаза разбегались при виде маленьких ящичков, набитых сокровищами. Пуговицами, бусинами, всякими амулетами и просто завитушками. А поверх всего этого - ещё и море лент, вышитой тесьмы, кружева... Даже то, что совершенно ни к чему, можно было разглядывать подолгу...
   Девушка зажмурилась. Попыталась представить свой браслет, виденный в грёзах. Резко открыла глаза и впилась взглядом в витрину.
   Кудо этот взгляд очень не понравился. Горящий и какой-то потусторонний.
   - Айя-тян!..
   - Погодите, собьёте!.. - и под нос самой себе: - Чисто-чёрную или чёрно-зелёную?.. Кажется, я плохо разглядела... А, ладно. Чёрную будет слишком мрачно.
   Дальше изрядное количество времени ушло на то, чтобы объяснить владельцу лавки, что именно они хотят купить. В сам моток с тесьмой - узкой тёмной лентой с длинными бисерными хвостиками, которые заканчивались стеклярусными сердечками - ещё можно было просто ткнуть пальцем. А вот сколько брать? И японцы, и продавец оказались не сильны в английских числительных. Тем более что Айя сама не бралась перевести своё яркое представление в сухие цифры...
   В итоге проблема была решена "методом научного тыка". Раз тесьма требовалась на браслет - то надо было намотать её на руку клиентки. И тогда понять, сколько надо отрезать...
   И ревнивым движением Йоджи Кудо отвёл руку русского и сам обмотал лентой запястье Айи-тян. Три оборота... пока сама Айя не сказала "хватит".
  

Глава восьмая. Ты не бойся - это навсегда!..

   Городецкий плыл по волнам, наслаждался, радовался... Страшился загадать о продолжении их отношений... И вообще, и в данную минуту...
   А Шульдиху - странное дело! - почти первый раз в жизни не хотелось ничего планировать, знать... А хотелось, как ни смешно, выполнить парочку желаний Антона... или даже капризов...
   И студент уловил это чувство, это стремление:
   - Шу... Я сам не понимаю, чего я хочу... Я просто не знаю, надо ли нам всё портить и переходить за черту... Или я неправ? Может, этим и не испортишь, а?
   - Если бы я точно знал, наверное, уже что-нибудь бы сделал... Хотя по мне-то, конечно, не испортишь...
   - Знаешь... знаешь, мы бы ведь, наверное, могли бы сначала проиграть всё мысленно?..
   - Пожалуй, вполне можно... хоть я никогда так и не пробовал...
   - Так ты, наверное, и не так часто встречаешься, так сказать, с собратьями по способностям... Сейчас попробую что-нибудь представить.
   - Встречаюсь часто, а вот всё остальное редко... - рыжему становилось всё интереснее и интереснее...
   Антон закрыл глаза, привалился к его плечу. Представил себя обнажённым... Потом его, что было дольше и повергло в дикое смущение. На дальнейшее у Городецкого вообще уже воображения не хватало. Два сплетённых тела... "Он меня или я его?.." Смутные картины, мелькавшие в сознании, не возбуждали, а скорее пугали и смущали. Студент резко открыл глаза, как после тревожного сна... и ещё крепче обнял того, кто рядом. Ибо у кого ещё было искать защиту?
   Шульдих успел поймать не столько образы, сколько эмоции, с ними связанные... Очень даже хорошо понимал - и страх, и смущение, и немножечко любопытства где-то в глубине... И не решался пока ответить Антону своими представлениями, потому как ему-то, рыжему, до скромности было как отсюда до Китая пешком, и вряд ли телепат смог бы сейчас вовремя унять воображение.
   Поэтому просто обнял парня, погладил по волосам, как ребёнка...
   Городецкий смущался взглянуть ему в глаза, чувствовал, что Шульдих от него некоторым образом закрылся... "Фу, какой же я бестолковый, наверное, надо на что-то решаться..."
   - Главное, не торопись с решением... Делай только то, что сам хочешь... - рыжий улыбнулся. А что он ещё мог сделать?
   Студент блаженно прижмурился на его улыбку... Отпустил его, сел на пятки так, чтобы его видеть...
   - Может, мне попробовать сейчас... частично бесконтактно?.. - отвёл глаза.
   - Попробуй... от меня что требуется?..
   Антон попытался поймать его бирюзовый взгляд:
   - Пока... ничего. Лежи...
   Провёл руками по плечам Шульдиха, отводя волосы... Попытался дотянуться ощущениями до его тела, хотя гладил через одежду, и достать чувствами до чувств... Получалось приблизительно, будто сквозь густой туман... "Я ведь не знаю, какова его кожа на ощупь..."
   Повёл руками ниже... по груди, по животу... по бёдрам, старательно разводя руки в стороны... Не смел узнать реакцию рыжего на свои действия. Повёл по ногам и наконец замер, одна его рука сомкнулась пальцами на тонкой щиколотке телепата, другая замерла у него на колене.
   Городецкий так и не знал, получилось или нет...
   ...Слов у Шульдиха не было. В смысле, приличных и содержательных. Так что он просто дотянулся до сознания студента и ответил примерно тем же - насколько получалось, учитывая тот бардак, что сейчас творился в головах у обоих:
   - Ты чудо. Правда...
   Антон прогнулся назад, подставляя себя невидимым рукам, млел и пытался не застонать. Кажется, не получилось... Или это было не вслух?
   В принципе, рыжему уже достаточно было просто отголоска чужих чувств... и к чёрту реальность... тем более, что её довольно трудно отличить от иллюзии. Телепат продолжал всё в том же духе и - в который уже за сегодня раз - ждал реакции.
   Краем сознания Городецкий прикидывал, куда упасть - на спину или к рыжему на грудь... Подумав, выбрал последнее.
   Шульдих успел поймать, а то мало ли что... "Забавно- снова, выходит, смотрю на него снизу вверх..."
   - И как, хоть что-нибудь получается?..
   - Нет слов... Одни эмоции, сам видишь, наверное... - вот сейчас студент смотрел прямо в синие глаза.
   - Вижу... Тем более, у меня так же...
   - И... что?
   "...И не знаю что... Что угодно..."
   - Тоже запутался, да? - с трудом, но, кажется, телепат полностью вернулся в реальность. Жуть как не хотелось...
   - Ну что я запутался - это абсолютно понятно... Но что и ты тоже?..
   - Почему бы и нет... Я ведь тоже всего лишь человек...
   - У тебя опыта больше... Во всех отношениях...
   "Да уж, больше... настолько, что не отказался бы половину кому-нибудь... безвозмездно... но ладно, не здесь и не сейчас..."
   - И тем не менее, не всегда помогает...
   - Почему же, Шу? - несмотря на то, что не особо удобно, Антон смотрел на него с приоткрытым ртом - любовался...
   - Потому что чужие эмоции - такая штука, которая действует быстрее, чем успеваешь к этому подготовиться... - "...А вот так на меня давно не смотрели..."
   - Значит, я, наверное, слишком эмоционален... - Городецкий едва успел договорить, наклонился и поцеловал рыжего...
   - Ничего страшного... - Шульдих ответил на поцелуй, одновременно притягивая студента к себе...
   Тот лежал полу-сверху, полу-сбоку, наслаждался...
   "Надеюсь, ему так хотя бы удобно..." - телепат гладил его по спине и слушал его эмоции...
   Антон тоже пытался слушать, насколько вообще был способен что-то воспринимать... "Хочу его почувствовать, обнять... переплестись ногами, повернуть на бок... Хотя и без того такое ощущение, будто касаемся друг друга напрямую и ближе стать уже нельзя..."
   Рыжий обнял его крепче, как-то так получилось, что уткнулся лицом в плечо... Собственная неуверенность начинала потихоньку мешать...
   "Ой, поменялись ролями..." - Городецкий мысленно неловко засмеялся, поцеловал в волосы, погладил...
   Шульдиху тоже стало смешно, он сам не знал уж, вслух или нет... Не глядя поцеловал куда получится. Получилось в шею, щекотно, наверное...
   "Щекотно и ужасно приятно..." Студент осторожно выпутал из рыжих волос чудом державшиеся на одной дужке солнечные очки... Развязал бандану - всё равно давно сбилась на сторону... Поиграл прядями... Теперь его ладонь была у телепата под затылком, а другая рука у него на спине...
   Шульдих снова откинул голову, прижимаясь затылком к Антоновой ладони. Собственные руки, кажется, лежали где-то у студента на талии - насколько рыжий был в состоянии за ними следить...
   Городецкий целовал его лицо куда мог достать, бережно, нежно, в щёки, в нос, и снова в губы... Этим не насытишься, не напьёшься допьяна...
   "Дышишь ещё?"
   "Вроде бы да", - кажется, Шульдих слышал, как бьётся рядом чужое сердце... Да нет, не казалось... Телепат отвечал на поцелуи, сам целовал... Вечность или всё-таки пара секунд?..
   На миг остановиться, глотнуть воздуха... Антон опять представил что-то жаркое, смутное... Отмахнулся...
   "Не отпускай".
   "Ни за что".
   Губами по коже... И обнаружить, что руки чуть ли не сами оказались под одеждой... Рыжий остановился после первого же прикосновения, слишком живо почувствовав чужое волнение...
   "А вот это, всё-таки, ни с какими иллюзиями не сравнить... Руки горячие... Продолжай..."
   ...Шульдих, конечно же, продолжал... Кажется, кто-то здесь был слишком одет для такого момента... и этот кто-то в том числе и он сам, Шу... ну да этот вопрос со временем решится... А пока телепата куда больше интересовало ощущение горячего тела под пальцами...
   Кажется, руки Городецкого вслепую блуждали по спине Шульдиха, хотелось тоже добраться до него на самом деле... Даже получалось... Студент осторожно дотронулся до кожи, замер на миг...
   "Тебе помочь или не мешать?.."
   "Ну чем тут можно помешать..." - рыжий остановился на секунду, гадал - что решит?
   Антон отпустил его, поднял руки, как будто сдавался на милость:
   "Вот и не мешаю..."
   Телепат мягко уложил его на кровать... И стал стягивать с него рубашку, целовать обнажающуюся кожу...
   "Ну как хочешь..."
   "Хочу..." - Городецкий не находил слов, чтобы назвать его как-нибудь по-особому... Ощущения были слишком острыми... Гладил по волосам, притягивая рыжую голову к себе. А ещё обещал не мешать...
   Шульдих не сопротивлялся... зачем?.. Скользил губами ниже, по груди, к животу...
   "Да ты и не мешаешь..."
   "Не было со мной такого да и не будет никогда... Ни на этом свете, ни на том... Твои губы, твои щекотные волосы... Шу... Это больше чем желание, это - рай".
   "Можешь не верить, но со мной такого тоже не было..." - последний, наверное, раз телепат остановился в неуверенности, стоит ли - дальше? И чтобы так осторожничать - это тоже в первый раз...
   Студент ощутил опять скорее эмоции...
   "Верю... Не отпускай - не отпускай - не отпускай..." - решился одним махом на всё.
   "Теперь уж точно не отпущу..."
   ...Чтобы потом зря время не терять, рыжий помог ему сразу избавиться от мешающей одежды... Со всем старанием, на какое только был способен, ласкал губами, пальцами... Кажется, не зря старался...
   Связные мысли закончились... Антон запустил пальцы ему в волосы, гладил, надеялся, что не цепляет и не делает больно...
   Шульдих видел - нравится... Приятно, однако...
   "Ну и чего ты хочешь? Всё для гостей..." - не смог рыжий удержаться от лёгкой насмешки, но не со зла, просто по привычке... Знаешь ведь, хороший, что и в мыслях нет тебя обидеть...
   "Чего хочу? Тебя..." - Городецкий быстро перечеркнул эту мысль. Вообще-то имелось в виду другое. Ибо кого тут сейчас разложили и ублажают?..
   "Меня ты и так получишь... в лучшем виде... Вопрос в том, как конкретно?.." - ну, а пока он думает, мы тут продолжим...
   "Ты меня спрашиваешь? По-твоему, я в этом понимаю?.."
   "Ну что-нибудь да понимаешь... Кого же ещё спрашивать?.."
   "Себя... Если не опыт - то сердце..."
   "Это понятно... Но, может, всё-таки особые пожелания?.. Фантазии?.."
   "Ты пока... просто иди ко мне. Совсем. А то как-то несправедливо получается. Помочь раздеться?"
   "Ну давай... Нашёл когда говорить о справедливости..." - телепат пристроился рядом...
   Студент действовал вслепую, неловко, не глядя на него...
   "Не стесняйся..." - Шульдих помогал... Проку от этого было чуть, они мешали друг другу, сцеплялись руками...
   Но справились же в конце концов...
   Антон обнял его, не смотрел, но чувствовал... сразу всего, везде... и в который за сегодня раз думал, что умрёт от переизбытка эмоций...
   Рыжий обнял в ответ - так близко и так реально, что почти не верилось...
   "Так лучше?"
   "Конечно, лучше..." - студент поцеловал его неизвестно в какой раз... Надо было решаться, а он не знал на что. Поэтому просто длил эти мгновения...
   "Боишься или просто не знаешь, что делать?" - Шульдих-то знал в любом случае, но выбирать был намерен только если Антон сам не сможет...
   "И то и другое... От одной мысли сердце обрывается..."
   Телепат не мог сказать, что понимает - но чувствовал...
   "Если боишься, то, может, лучше тебе... инициативу отдать?.."
   "Ну буду как дурак с инициативой..." - это ему, а себе: соглашайся, Городецкий, второй раз не предложат... Признайся себе-то, о чём думал с самого начала, а? И всё потому, что у некоторых слишком длинные волосы и девичьи ресницы... Ах, чёрт, он же всё это слышит...
   "Точно не обидишься?"
   "Нет, конечно..." - эх, рыжий и второй раз предложил бы, и даже третий, не жалко... Улыбнулся: мол, соглашайся, не стесняйся, все свои...
   "Вот же ж нельзя ж так первому встречному отдаваться... - Антон уложил его на спину, стал целовать, ласкать... - Может, всё же тебя так... до конца довести?"
   "Не первому... второму... - Шульдих отшучивался как мог... - Как хочешь, мне-то..."
   ...Ему-то, рыжему, и так было просто замечательно, да что об этом говорить...
   Антон ласкал его, долго... Иногда наклонялся и целовал... Сам был уже почти на грани... Боялся, что этого всё же недостаточно... Не Шу - себе...
   Лёг на него и тихо надеялся, что всё получится само собой. Главное, не сделать больно.
   ...Подручных средств никаких не было, но студент включил новообретённые способности. Пытался дотянуться до болевых ощущений и поменять их на счастливые... Получалось бестолково, потому что Городецкий плохо соображал... "Я ж его ощущаю как лучшее, что было со мной, во всех смыслах..."
   "Чудо моё..." - Шульдих обнимал, старался не слишком крепко - а потом вышло, что просто цеплялся за него... Да, кусал губы - но не от боли, это Антон зря беспокоился, а чтобы не заорать под воздействием внезапно нахлынувших ощущений и эмоций...
   И всё ощущалось на диво правильно, будто так и должно было быть...
   "Всё, сейчас мне кажется, что мне подвластен этот мир... Что мы избранные - я и Шу... И откуда у меня столь возвышенные мысли в моменты простой земной любви?.."
   ...А рыжему сейчас не до того было, чтобы задаваться столь глобальными вопросами... Так что он просто целовал Антона, кажется, шептал какие-то банальные милые глупости...
   Городецкий лежал, обнимал Шульдиха, наслаждался, приходил понемногу в себя. Всё насущное, всё приземлённое - завтра... Отсюда он уйдёт максимум утром. Если уйдёт вообще...
   - Спасибо тебе, - это уже вслух, впервые за долгое время...
   - Тебе спасибо... Ну что, улечься поудобнее и спать, а все возможные продолжения потом?
   - Ага...
   Телепат потянулся за одеялом - пригодится. Устроился у студента под боком, легонько поцеловал:
   - Тогда спокойной ночи...
   - Спокойной ночи, Шу... Я люблю тебя, - "Вот, сказал всё-таки... Блин, не поверит же".
   "Верю, конечно, верю... И я тебя... если бы умел... Но и так "люблю" почти то самое слово..."
  

Глава девятая. То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны...

   Спали они как ангелы. Ну, может, как падшие ангелы... но от этого не менее крепко и сладко.
   Городецкий проснулся первым. Вспомнил всё, удивился - но ни похмелье, ни раскаяние не пришли. Зато сразу вспыхнула мысль: он же попал в чужое время или в иное измерение! И сразу же с ним там случилось... непонятное... немыслимое... И да, он же сам говорил, что не хочет возвращаться в привычную жизнь. А может статься - и не сумеет теперь...
   Шульдих открыл глаза и первым делом отметил, что его вчерашний случайный знакомый уже не спит и размышляет о чём-то непонятном и, кажется, невесёлом. Но вроде бы ни о чём не жалеет - уже хорошо...
   - Ну, с добрым утром... Или с не очень добрым?
   - С добрым, с добрым! - не улыбнуться рыжему было нельзя. - Просто... я сначала не хотел тебе рассказывать, а потом стало не до того... Я вчера уже на момент встречи с тобой находился чисто физически не в своём привычном мире.
   - Так... - телепат задумался. Но не удивился, за свою жизнь и так уже навидался всякого. - А если поподробнее?
   - Вчера я вышел из метро и по дороге к институту понял, что всё то, да не то. Люди другие, незнакомые, одеты по-другому... Как будто бы... то ли эпоха сменилась, то ли это вообще параллельное измерение... Ещё помнишь - когда мы мороженое покупали, у меня деньги не хотели принимать? Сейчас я понимаю, что ты им голову заморочил, да и мне по-быстрому... но я всё-таки вспомнил. Продавщица назвала мои деньги "допотопными". Ну и что всё это может значить?
   - Пока не знаю... Но разберёмся понемножку. Для начала - по-твоему, число сегодня какое?
   - С утра было шестое апреля. Со вчерашнего утра.
   - А год?
   - Одна тысяча девятьсот девяносто второй, - отбарабанил Городецкий чётко, как на экзамене.
   - Здесь октябрь девяносто восьмого. Даже почти ноябрь.
   - Ты в этом уверен? - студент даже присвистнул. - Ты сам-то ни в какие пространственно-временные завихрения не попадал? Вчера же по улице шли - не заметил я, чтобы осень была...
   - По крайней мере, не почувствовал, чтобы попадал... И просто дни стоят тёплые...
   - Так, надо у третьих лиц спрашивать... Только осторожно, чтобы за психов не приняли...
   - Газету свежую или что-нибудь вроде того надо... И разберемся и людей глупостями не побеспокоим...
   - Логично... Ну тогда умываемся, одеваемся, всё такое - и выползаем на люди? Тебе ничего не будет, что ты меня сюда провёл?..
   - Нет, конечно, не будет, - рассмеялся Шульдих. - Давай собираться, заодно и позавтракаем...
   Откровенно говоря, время было уже обеденное - но на часы никто из них не смотрел.
   - Что, опять сделаешь меня для всех невидимым? Или, может, чтобы моему присутствию не удивлялись... Неужели я когда-нибудь сам смогу такое делать, а, Шу?
   - Сможешь, какие проблемы... Да нет, тут и так вряд ли кто сильно удивляться будет...
   - Смешная гостиница...
   Антон одевался, не чувствуя неловкости. То ли вчерашнее сблизило его с рыжим, как ни с кем доселе, то ли помимо этого они понимали друг друга с полуслова в странной ситуации, в которую попали странные они сами...
   * * *
   Йоджи с Айей вернулись в гостиницу с первой добычей как раз к обеду. Всё бы хорошо... но только вошли в общий зал, как Кудо почувствовал: что-то не так. А чутьё его никогда не обманывало.
   Он медленно обвёл взглядом зал.
   Так... есть! Проклятие!
   За столиком не в самом углу, но и не на виду сидел один из тех, кому Йоджи и его товарищи от всей души желали смерти в морской пучине. Один из тех, кто умел влезать в чужое сознание и внушать всё подряд. Рыжий Шульдих, телепат и последняя сволочь. В компании какого-то незнакомого парня, с которым мило и весело болтал.
   - Айя-тян, уходим! Быстро! Или, вернее, ты уходи, а я тут разберусь кое с кем...
   - Что случилось, Йоджи-сан?
   - Видишь вон того рыжего, с длинными волосами? Это один из тех, кем я тебя пугал и в чьё существование ты не верила. Значит, я был прав. Они влезли в твоё сознание и выманили нас сюда. Быстро в номер, запрись и сиди до моего возвращения, стучать буду в стену, от себя.
   - Никуда я не пойду! - сказала Айя довольно громко, в сравнении с взволнованным шёпотом Кудо. - Ничего нам этот рыжий не сделает.
   Это она почему-то знала наверняка - с одного взгляда. Её сознания коснулась словно бы тень узнавания, будто когда-то она и длинноволосый были знакомы, даже хорошо, и он не был ей врагом...
   - О чёрт!.. Совсем недавно вот этот вот... тебя украл! В последний раз говорю - уходи, пока он тебя не заметил!
   Йоджи сказал это - а проверять исполнение приказа не стал. Пересёк зал, подошёл к столику, занятому врагом, и поинтересовался:
   - Ну и каким ветром тебя сюда занесло, Шульдих? И с какими нехорошими целями?
   Тот только улыбнулся в ответ - самой своей очаровательной и ехидной улыбочкой. И, не обращая больше на Кудо внимания, поднялся и кивнул Айе. Достаточно чётко, чтобы она услышала через весь зал, произнёс:
   - Рад видеть тебя в добром здравии, спящая красавица.
   - З-здрасти... - девушка пошла к столику. На ходу почувствовала, как накрыло воспоминанием: рыжий держит её, бесчувственную, на руках и уговаривает не бояться...
   Больше Айи удивился только Антон. Переводил взгляд с Шульдиха на подошедших и вопрошал мысленно:
   "А они кто? Ты их знаешь, что ли?"
   Смысл разговоров на японском от студента ускользал, но эмоции Городецкий ощущал очень даже хорошо и чётко...
   Йоджи, в бешенстве от наглого игнорирования своей особы, обратился тоже к Айе:
   - Не слушай его. Не говори с ним. Уходи, чёрт возьми!..
   Девушка улыбнулась и осталась стоять за спиной кавалера и защитника, с любопытством глядя на рыжего и на парня, который был с ним.
   "Знаю, - ответил телепат спутнику. - Потом объясню... А, чёрт, тебе же не понятно ничего... Ладно, буду переводить..." - и потом вслух:
   - Кудо, знаешь, ты уж слишком нервничаешь для... - рыжий демонстративно удивился, развёл руками. - Ох ты... Она что, не знает?.. Ну надо же...
   - Что она знает и чего не знает - это наше с ней личное дело. А вот ты мне изволь ответить: что ты делал в её сознании и зачем ты выманил нас сюда?.. Чем честнее ты ответишь - тем милосерднее я с тобой обойдусь!
   Что Айе, что Антону становилось всё непонятнее и интереснее...
   - И что же ты сделаешь, позволь узнать? - ехидно поинтересовался телепат.
   - Утащу тебя в тёмное место и порешу!.. - прозвучало глупо, но не бить же было рыжего в общественном месте...
   - Йоджи-сан! - в ужасе выдохнула Айя. - Не надо, не нарывайтесь! Я вам клянусь, что ничего плохого он вам не хочет!
   Городецкий, до которого Шульдих как-то успевал доносить общий смысл перепалки, решил вмешаться и передать интернациональным языком ощущений: мол, я вам клянусь, что мой... друг и в мыслях не держал и не держит причинить вам зло...
   Японцы удивились, ощутив воздействие, переглянулись... Айя улыбнулась:
   - Ну вот видите - они тут сами по себе, а мы сами по себе...
   - Не верю, - мрачно процедил Йоджи. - Их тут ещё и двое и они заодно...
   - Как скажешь, - улыбаясь, согласился Шульдих. - Только не льсти себе, Кудо, я здесь не из-за тебя. Не стоите вы, котята, такого внимания...
   - Речь не обо мне, а об Айе-тян! Я, по-моему, спрашивал, зачем тебе понадобилось морочить ей голову?..
   - Никто. Мне. Ничего. Не морочил, - сказала девушка неожиданно жёстко. И лицо у неё стало такое, что двоим из участников сцены сразу вспомнился шеф Шульдиха - грозный Оракул. - Всё в порядке. Всё случайно. Мы можем продолжать нашу миссию, Йоджи-сан.
   Тот вздрогнул при слове "миссия" - но, по крайней мере, понял, что Айя управляет своим разумом сама. И слегка успокоился.
   - Да у кого бы рука поднялась, такую голову морочить... - вот к Фудзимие-младшей Шульдих обращался совсем по-другому, даже с лёгким уважением. - И вообще, Кудо, я к вам не лез, что бы ты тут себе ни напридумывал. И не пугай красавицу, она всё равно не боится...
   - Не боюсь, конечно, - девушка улыбнулась и стала похожа на себя прежнюю. - И предлагаю всем вместе сесть и отметить встречу. Мир ужасно тесен, не находите?
   На это первым отреагировал Антон - располагающей улыбкой и посылом добрых чувств. Очень не хотелось, чтобы непонятный день омрачался ещё и чьей-то дракой. Городецкий даже разлетелся за свободными стульями. Но Йоджи остановил его жестом. И сказал:
   - Ладно, Шульдих, считай, что мы тебе поверили. Но чего бы ни хотелось прекрасной даме - за один стол лично я с тобой не сяду. Пойдём, Айя-тян.
   Девушка решила не настаивать. Главное, не будет драки. И к тому же ей столько надо узнать у Йоджи-сан и о стольком расспросить...
   Шульдих проводил их взглядом и повернулся к студенту:
   - Не повезло тебе, да? Не успели с одним разобраться, как тут всё это и новые вопросы...
   - Ну да... И год действительно девяносто восьмой... И вдруг здесь обнаруживаются твои старые знакомые... Или враги? Они вообще кто?
   - Долгая история. Сейчас, соображу с чего начать...
   - С начала. Почему этот белобрысый обвинял тебя во всяческих нехороших вещах?..
   - Потому что он как раз знает меня с худшей стороны, - история обещала быть не только долгой, но и запутанной. - У нас... ну, у команды, в которой я работаю... были с ним и его друзьями некоторые разногласия. Хотя что я, проще сказать - война... С их стороны, по крайней мере...
   - Ничего себе, как всё серьёзно... А они что, тоже... обладают способностями и что-то с тобой и твоими не поделили?
   - Нет, не обладают... Если только девочка эта... да и то слегка и управлять Даром пока не умеет... но она не совсем из них, сестра их главного... Ну как не поделили? Несколько не вписывались в наши планы и на определённом этапе немножко мешали. А потом нам понадобилась эта малышка... пусть даже на самом деле ей ничего и не угрожало.
   - Понятно... А поди им докажи, что не угрожало. Я сейчас прямо чувствовал, как этого парня за неё трясло... Ну, значит, все ваши разногласия в прошлом, как я понял - они здесь по своим делам, а ты по своим... Ну и ладно. Нам бы с тобой разобраться, могу ли я вернуться в своё время... Хотя не скажу, чтобы мне сильно этого хотелось. Родители у меня не в Москве, институт достал уже... А больше - кому я нужен? А с тобой так интересно... и хорошо...
   - Ну уж сразу "хорошо"... Ты имей в виду, этот товарищ не врал, и я действительно не самый хороший человек. Ладно, неважно... Попробуем и правда пока с твоими проблемами разобраться.
   - Что значит "не самый хороший"? - Городецкий сам не знал, готов ли он к нелицеприятным откровениям и шокирующим признаниям со стороны нового знакомого. - Да как бы там ни было, Шу, ты сейчас единственный, кто хоть что-то понимает и хоть как-то со мной возится... Не говоря уже о том... сколько ты мне отдал.
   - То и значит. Я, видишь ли, Антон, Тварь Тьмы, как выразились бы некоторые, манипулятор и убийца... - Шульдих рискнул сразу прояснить всё, чтобы потом, если оно будет, это "потом", не всплывало нераскрытых секретов. - Тебе, правда, бояться нечего, не обижу. И не потому что мы с тобой...
   - Да ты ведь... наверняка не по своей воле?.. Или из мести, или по зароку, или ещё что, или просто плата за способности... Потому что если бы было по-другому - ты бы и сейчас с японскими гостями вёл себя иначе... И мною поиграл бы да бросил... Значит, не пропащий. Не может такой, как ты, быть пропащим.
   - По многим причинам, в том числе и по своей воле. Месть и клятвы - это как раз к японским гостям... Ну да как хочешь, моё дело предупредить, - о том, что изначально он смотрел на этого парня именно как на развлечение, Шульдих умолчал. И мысли свои тоже закрыл. Не стоило Городецкому знать ни об этом, ни о том, как и почему вдруг всё изменилось.
   - За честность - уважаю, - студент под столом, украдкой сжал его узкую ладонь. - За остальное... Да кто я, чтобы осуждать? Плюс всё равно мы пока в связке... - он говорил - а сам ощущал, что уже не сможет перестать верить и начать опасаться рыжего...
   - Это точно, и никуда пока друг от друга не денемся. Я ведь в некотором роде теперь за тебя в ответе. Так что предлагаю отложить все прочие откровения до более удобного момента и заняться твоими тайнами параллельных миров...
   - Предложение принимаю, только вот с какого конца за это браться-то?..
   - Да если бы я знал... Для начала, наверно, стоит определить, где именно это с тобой случилось, и по окрестностям оглядеться. Может, что заметим.
   - Случиться могло либо на выходе из метро "Бауманская", либо в любом месте по дороге от общежития до института... Можем, конечно, прошвырнуться...
  

Глава десятая. Я на подвиг тебя провожала...

   Японские гости кое-как поели, оба нервничая и волнуясь, хотя рыжий со своим приятелем даже не косились в их сторону. Потом Айя с Йоджи перебрались в номер к девушке - чаёвничать. По правде говоря, Кудо не помешало бы сейчас подлить себе в чай чего покрепче - но было неудобно перед Айей-тян, и к тому же он был почти уверен: мало не выпьет, а если выпьет сколько ему надо - то вырубится. И тогда Айя останется одна, и придёт, ухмыляясь, злобный Шульдих и сделает с ней что-нибудь нехорошее.
   Приходилось терпеть. И даже без сигарет обходиться. Не тащить же бедную девочку на прокуренную лестницу - а в безопасности Айя, видимо, не будет даже у себя в номере под замком... Уж лучше пусть остаётся у него, Йоджи, на глазах, и пусть даже терзает вопросами, глядя в лицо своими наивными глазищами...
   Правда, пока она только грозилась, в общем-то на всякий случай:
   - Йоджи-сан, если вы не захотите мне отвечать - я найду рыжего и спрошу у него! Всё равно в одной гостинице живём!
   - Да, к сожалению. Видимо, их мелкий хакер бродит по тем же сайтам, что наш Оми... - Кудо тяжело вздыхал. Вообще он привык упрощать себе жизнь по принципу: если девушка говорит глупости или лезет не в своё дело - надо закрыть ей рот поцелуем. Но... только не этой девушке. Во-первых, она цепкая, как репей, и никакими нежностями её, судя по всему, не отвлечёшь. А во-вторых, целовать Айю-тян запрещено, а вот рассказывать ей правду - вроде бы и нет. - Спрашивай давай, куда от тебя денешься...
   Айя даже растерялась от столь лёгкой победы и не знала, с чего начинать... Зацепилась за самое очевидно-удивившее:
   - Йоджи-сан, а зачем кому-то вообще было меня красть?
   - Да причин, на самом деле, может быть букет! Самая очевидная - это воздействовать на Рана и на всех нас, держа тебя в заложниках.
   - Они хотели получить с вас за меня выкуп?
   - Хуже. Выманить нас к себе и поубивать. Только не совсем они - ещё другие. А эти с теми потом из-за тебя передрались. Как я понял - им нужна была ты, юная, красивая... и нетронутая... чтобы вселить в твоё тело духа Тьмы.
   - Ага, так бы я и позволила!.. А зачем кому-то убивать Рана, вас и остальных?
   - Ну, лёжа в коме, ты вряд ли смогла бы кому-то что-то позволить или не позволить... Не от тебя зависело... А за что? Мы слишком многих отправили на тот свет. За дело. Но сколько Тварей Тьмы ни перебьёшь - всё равно останутся те, кто будет мстить. Просто потому, что они по одну сторону, а мы - по другую. Мы не святые, Айя-тян... но есть категория людей, которые жить не должны. Земля их носит только потому, что по закону с ними ничего не сделаешь... - звучало патетично и далековато от реальной, куда как более сложной жизни - но по-другому объяснить всё и не получилось бы...
   - Ох, так вот чем вы занимаетесь по ночам! - девушка взглянула на Кудо так, будто подтвердились её худшие опасения. - Днём торгуете цветами, а ночами воюете с Тварями Тьмы? Знаете, меня это даже не удивляет.
   - И не пугает, и не отталкивает? Поверь, что ничего романтического в наших так называемых миссиях нет и никогда не было.
   - Ну кто-то же должен этим заниматься... А кто-то должен ждать и молиться, чтобы с вами ничего не случилось.
   Йоджи взглянул на неё с благодарностью. Его действительно тронули её слова.
   - А ещё вот такой вопрос... - продолжала Айя после паузы. - Твари Тьмы - это обязательно те... кто обладает всякими способностями, которых нет у обычных людей?
   - Твари Тьмы - это те, кто делает деньги на чужой крови и смерти, убивает женщин, детей и вообще невинных людей. А те, что со способностями... почему-то складывается так, что они идут на службу к подобным нелюдям. Этот Шульдих и его подельники работали в охране того самого Такатори, который был причиной всех бед вашей семьи.
   - Так, Йоджи-сан, я что-то совсем запуталась. Они меня сбили машиной, чтобы отдать моё тело под вселение духа или демона?
   - Да кто их знает. Покойный Такатори метил в кресло премьер-министра, и у него со специалистами по духам и демонам, и у них с ним было полным-полно общих тёмных дел... Но вообще - сомневаюсь. Два года - слишком большой срок для такого изощрённого плана. Мне всегда казалось, что ваша семья просто перешла дорогу Такатори. То есть это для него было просто - а для вас... Как результат - он нажил себе смертельного врага в лице твоего брата.
   - И Ран стал тем, кем он стал... из-за того, что это случилось с родителями и со мной?
   - Да, примерно так.
   - А остальные?
   - Знаешь... Про ребят говорить не хотелось бы без их согласия... а про самого себя я пока не готов. Потом когда-нибудь...
   - Слишком тяжело или... считаете себя виноватым?..
   - И то, и то. Давай не будем, ладно? И Шульдиха не спрашивай - переврёт ведь всё...
   - Хорошо, Йоджи-сан... И кстати о Шульдихе. Знаете, что я тут вспомнила? Когда он, как вы говорите, меня украл... он ведь меня успокаивал, говорил, чтоб я не боялась... Мол, девочка я сильная, выдержу, а они только предъявят меня куда следует - и потом вернут откуда взяли. Мол, никакого ритуала не будет, и мне ничто не угрожает, я с этого даже приобрести могу...
   - Ну, это он тебе зубы заговаривал. Захотел бы - внушил бы тебе, что ты всех ненавидишь, а любишь его и служишь ему. Не проблема для таких, как он. Вон, Сакуру спроси при случае... хотя нет, лучше не надо. Она Шульдиха боится до дрожи. Лучше ей вообще не знать, что он выжил. Он ей как-то велел стрелять в Рана...
   - И она?..
   - Стреляла, но промахнулась.
   - Ужас какой, - девушка помолчала и продолжила: - Ну, а зачем рыжему было меня успокаивать, если они собирались меня использовать? Какая им была разница, переживаю я или нет, если всё равно лежу беспомощная?
   - Значит, была. Может, от этого зависело, получится у них или нет.
   - Смотря что получится. Такое чувство, что они хотели сорвать ритуал. И чтобы я в этом им помогла. Я же говорю - так бы я и позволила засовывать в меня какого-то духа с немытыми лапами! Значит, не такая я была и бесполезная. Вон, даже помню всё. Может... может, они знали про меня больше, чем я сама. Ну... что я могу видеть будущее...
   - Вот это, кстати, очень странно и тревожно. Даже если это не их издевательство над твоим разумом, а что-то идущее лично от тебя - всё-таки это не то, с чем следует жить и мириться.
   - Что, я автоматически становлюсь Тварью Тьмы? Или стою в шаге от Твари? Да ладно, я же хорошая... я же ничего плохого... Всё, что я вижу, касается только лично меня и моего будущего выздоровления. Ну и безопасности немножко. Вот хотите верьте, хотите нет - а знаю, что нас с вами ничего плохого не ждёт. В ближайшие сутки - точно.
   - Да, пожалуй, с твоим упрямством в твоё сознание и впрямь нелегко влезть... Ладно, а куда нам дальше идти, где и что искать - ты видишь?
   - Я знаю место, можем завтра туда поехать... Сегодня я устала уже и у меня голова идёт кругом...
   - Да понимаю тебя прекрасно. Я бы остался тебя охранять... на всякий случай... но обидишься ведь?
   - Охранять не стоит... Побыть рядом - было бы славно...
   - Ох, давай так: я за стенкой, зови, если что!..
  

Глава одиннадцатая. Ах, как кружится голова...

   Шульдих с Городецким до позднего вечера пробродили по улицам в поисках хоть каких-то зацепок или чего-то необычного. Пока безрезультатно. А на следующий день отправились расширять зону поисков. Проехаться по паре веток метро - и на всякий случай выходить на каждой станции...
   В какой-то момент вышло так, что молодые люди забрели на выставку-ярмарку народных промыслов "и всякого такого", как выразился Антон. Средств у них было негусто, точнее, у заплутавшего в чужом времени парня их не было вообще. И ему казалось неудобным просить у того единственного, кто рядом, денег на всякие глупости. Так что на сладости приходилось только облизываться - но вполне было на что просто поглазеть. На этой ярмарке даже настоящие медведи имелись - сидели или бродили в загончике... Студент сразу прилип к решётке, долго глазел на громадные меховые комки, бывшие одновременно и свирепыми хищниками, и приставал к своему рыжему с животрепещущим вопросом: умеют ли медведи думать? Телепат медвежьих мыслей не улавливал, а Городецкий клялся, что ощущает, как "бедным зверикам" здесь надоело. А потом, несмотря на попытки настроиться на звериный разум, Антон уловил ещё что-то знакомое, исходившее из толпы. Они с Шульдихом синхронно обернулись - и сразу же увидели проходившую мимо японскую парочку.
   Рыжий ухмыльнулся, студент улыбнулся и помахал рукой.
   Кудо одарил их недобрым взглядом - и тихо порадовался, что Айя-тян увлечённо щебечет и смотрит в другую сторону... И толпа тут же повлекла японских гостей дальше.
   * * *
   Айя понемногу раздражалась. Её спонтанное предвидение, похоже, дало сбой. Здесь торговали почти исключительно авторскими, уже законченными вещами и вещицами. Отдельные составные части вполне могли бы и пригодиться - но покупать для того, чтобы разрушить, разобрать и переделать как-то по-своему, казалось неправильным.
   В крытом рынке было душно, и девушка чувствовала подступающую дурноту. В голову словно воткнули палку - боль была пока не сильной, но ощутимой, не повернуться, не вздохнуть... Перед глазами начинали плясать полупрозрачные козявки - но Айя пока медлила попроситься на свежий воздух и только крепче цеплялась за руку своего спутника.
   - Не устала?
   - Не беспокойтесь, Йоджи-сан. Я чувствую - это где-то здесь, недалеко.
   Ряд, ещё ряд... От одинаковых лотков с пёстрым товаром уже рябит в глазах. Но девичий пальчик безошибочно указывает в нужную точку:
   - Есть!
   Здесь торговали цветами. Не живыми и не искусственными, имитирующими настоящие. А маленькими, блестящими, с твёрдыми лепестками в несколько махровых венчиков, с бисерной серединкой... Хоть на заколку, хоть на лиф платья или на понравившееся место на простецкой кофточке, чтобы стать из Золушки принцессой.
   Айя-тян показала на понравившийся цветок, потом подняла два пальца, тщательно подбирая английские слова:
   - Таких два... будьте добры.
   - Да ну их, может? - рискнул влезть Кудо. - Они розовые...
   - Ну и неправда, вы же флорист, не видите разве, что очень даже креветочно-коралловые?.. Самое то!
   - При таком освещении уверенно не скажу... Но тебе виднее... наверное.
   Они расплатились, забрали два цветика и пошли к выходу. И вот тут силы начали оставлять Айю всерьёз. И она поняла: не перетерпит, не отмолчится... Хорошо хоть не одна.
   - Ой, Йоджи-сан, у меня в глазах темно, боюсь упасть...
   - Что такое? Держись давай...
   Он успел подхватить её в ту самую секунду, когда сознание девушки провалилось в темноту, а сама она начала падать. Кудо легко поднял её на руки, стараясь приподнять ей ноги выше головы, и быстро вынес из крытого рынка.
   Кажется, Айя-тян была без сознания меньше минуты. Очнулась она ещё на руках у Йоджи, и мир сразу обрушился на девушку водопадом звуков и красок. Осознала она себя уже сидящей на пеньке - благо у входа в парк и на ярмарку их было даже несколько.
   - Ты в порядке? Идти можешь?
   - Сейчас посижу немножко - и, наверное, смогу... - Айя неловко улыбалась. - Так странно... Всё-таки я упала - и не успела ничего почувствовать.
   - Упасть я тебе не дал. И знаешь - добром всё это не кончится, - Кудо обвёл взглядом окрестности в поисках шкодливой физиономии Шульдиха. Того - по привычке - так легко было обвинять...
   ...До метро они ползли черепашьим шагом. Девушка чувствовала себя уже вполне прилично, и сейчас ей нравилась собственная слабость. Это был идеальный повод виснуть на руке Йоджи-сан... встречать его обеспокоенные взгляды и смотреть ему в лицо... Так приятно, когда о тебе заботятся... хоть и не очень красиво заставлять хорошего человека беспокоиться.
   В метро им досталось только одно свободное место. Можно было бы усадить Айю и встать перед ней, заслоняя - но Кудо выбрал другой вариант. Отдававший самоистязанием, но зато надёжный. Взять её к себе на колени. И плевать, что подумают...
   Айя-тян как-то и не задумалась о том, прилично это или нет... Ей можно, она маленькая, больная и бедная! Так что она почти запросто, чтоб только было удобно, обняла Йоджи за шею и закрыла глаза.
   Кудо только вздыхал, ловя завистливые взгляды окружающих девушек, обращённые на Айю. Хуже всего было даже не это. А её собственная полусонно-мечтательная улыбка. Невыносимая девчонка, судя по всему, наслаждалась происходящим и потихоньку теряла голову. Всю эту симптоматику Йоджи Кудо давно знал наизусть.
   Проклятие, ну почему именно она? Та, за которую он отвечает и не может оставить одну? Та единственная, с которой ему суждено быть "рядом, но не вместе"?
   И ведь сам он прекрасно знает, что сегодня ещё и просидит у неё до позднего вечера. Болтая о ерунде и, может быть, держа за руку...
  

Глава двенадцатая. Не обижай, не обижай, жених, девчонку-малолетку...

   Последнее, прощальное осеннее солнце заглядывало в окна гостиничного номера, даря остатки тепла и особенный прозрачный свет, какой бывает только осенью. А вместе с лучами в окно пробивался холодный воздух. И Городецкий старался потеплее укутать Шульдиха и себя...
   Обниматься - это было самым надёжным и понятным в новом странном мире...
   - Шу... Мы бродили полтора дня... И ничего не нашли. Что делать-то будем?..
   - Не знаю, Антон... Как вариант ещё остается, что тебя сюда закинуло с какой-то целью... и чтобы вернуться, надо этой цели достигнуть... Но тут разве угадаешь... - Шульдих задумчиво смотрел на Городецкого и говорил будто бы сам с собой: - А может, всё дело в том, что ты не хочешь возвращаться... вот ничего и нет...
   - Наверное, не хочу... Мне бы только с родителями как-то связаться из этого времени... а так меня всё вполне устраивает, на институт забил... Одно только: живу за твой счёт и мне стыдно...
   - Ладно тебе, чего тут стыдиться... Со временем и эту проблему решим...
   - Ну, для этого мне надо где-то работать... И да... ведь ты рано или поздно поедешь к себе домой, ведь так?
   - Да, только ещё не знаю точно, когда. Хочешь со мной?
   - Ох, а можно?..
   - Почему нет? - сначала предложил, и только потом задумался: ну и как ты это себе представляешь, идиот?
   - Да я хоть сейчас!.. Хоть на край света, Шу!.. Глядишь, подзаработаю там, в Японии, родителям денег пошлю...
   - Ну прямо сейчас рановато... А так всё возможно, устроимся как-нибудь...
   - Думаю, да, думаю, для нас не будет ничего невозможного! Конечно, для Японии я как программист морально устарел, да и недоученный... но устроюсь хоть куда-нибудь, авось и способности применять научусь...
   - Ну этому-то научу, без проблем... - эх, но не в команду же его тащить, такого светлого и хорошего... - И всему, что нужно будет, если сам знаю, конечно...
   - Спасибо, очень рад буду! И заживём...
   - Не обещаю "долго и без проблем", но "долго и интересно" - вполне...
   - А только того и надо... Слушай, я ведь и язык смогу выучить так же быстро, как ты - русский, нет?
   - Возможно, особенно если вокруг все на нужном языке думать будут.
   - Ну ты, например, думаешь на немецком, если не адресно передаёшь мысль мне, и я не всё понимаю... ощущения выручают...
   - Через ощущения тоже выход... Я так понимаю, что у тебя это как основная способность идёт, всё остальное попутно...
   - Похоже, что да... Так что нигде не пропаду, если наберусь здорового нахальства... А где мы будем жить?
   - Придётся, наверно, квартиру снимать или покупать... Потому как мои... коллеги - люди весьма своеобразные, и новому человеку с ними ужиться будет проблемно, - Шульдих улыбнулся, представив себе впечатление, которое могло сложиться о его товарищах у человека неподготовленного.
   - Если снимать или покупать - так деньги нужны... А что, эти ребята правда такие странные?..
   - Деньги не проблема... Ну... пожалуй, да.
   - Хоть буду знать, чего ждать... - Антон улавливал смутные образы в сознании рыжего и пока не знал, чего и кого стоит бояться. - Но... ты ведь не собираешься кого-нибудь грабить, чтобы снять квартиру?
   - Ох, да что ты, нет, конечно... - телепат рассмеялся. - Зарплаты хватит...
   - Живёте вы там... чёрт возьми... Значит, надеюсь, и я устроюсь... И, мол: дорогие мама и папа, живу я теперь и работаю в стране Восходящего Солнца... А вот про остальное им знать незачем, не поймут. Вообще они у меня хорошие... главным образом потому, что живут далеко и не лезут в мою жизнь... Главное, чтобы письма и деньги доходили...
   - Чтобы в твоё время доходили? А как знать, может, и будут...
   - Мне кажется - стоит только захотеть!
   - Желание - великая сила, тут ты прав.
   - Забавно прозвучало... Почти двусмысленно, не находишь?
   - А кстати да... Неплохо получилось, и, главное, не нарочно...
   * * *
   Йоджи ушёл от Айи, конечно, не поздним вечером, а просто вечером. Долго не выдерживал без курева и на таких нервах. И поверил заверениям девушки, что та нормально себя чувствует.
   А сама Айя долго тоже не вылежала и не высидела в номере. Взяла да и ушла не докладываясь, зная, что Йоджи-сан сейчас где-то на продымленной лестнице...
   Девушка твёрдо знала, куда идёт - её вёл Дар, хоть пока она и не умела его подчинять... Ей хотелось поговорить с Шульдихом. Нет, не выпытывать что-то о тайнах Кудо - скорее без его предвзятого взгляда убедиться в доброжелательности рыжего и уточнить кое-что насчёт предвидения... Которое услужливо подсказывало, что Йоджи-сан об этой вылазке не узнает и не заработает новой головной боли...
   ...Антон давно уже уснул - а что ещё делать, после дня, целиком убитого на бесполезные прогулки, болтовню и романтические глупости? Только спать, и неважно, что до ночи ещё далеко. Ну или, как Шульдих, тихо бродить по коридору, туда-сюда. Отводить глаза случайно проходящим мимо, просто по привычке, и думать о том, что надавал слишком много обещаний...
   Лёгкие девичьи шаги рыжий узнал сразу, хоть, кажется, и не слышал никогда вот так, в тишине.
   - Ну снова здравствуй, красавица. Одна и не боишься?
   - Вас - не боюсь, - Айя улыбнулась. Приветливо и немножко с вызовом.
   - Несмотря на все предупреждения? - улыбнулся в ответ. - Чем могу помочь?
   - Слушайте... Я правильно помню? Когда я была без сознания и у вас... вы мне говорили, что я с этого могу ещё и приобрести... Так вот, моё предвидение - оно оттуда?..
   - Если я тогда не ошибся, оно у тебя всегда было. А после... этого работать начало в полную силу. Или пока не в полную?
   - Не знаю... Мне почему-то хотелось думать, что это подарок от вас. А получается... что я с этим родилась?
   - Понимаешь, "подарить" такое невозможно... Ну или я чего-то не знаю... Разбудить можно, сделать сильнее тоже...
   - Поняла... - она замерла, проникаясь и пытаясь осознать...
   Телепат сразу и не сообразил, что ещё могло беспокоить девочку в её талантах... А когда понял...
   - Да, кстати, ты не бойся, то, что у тебя Дар, "тёмной тварью" тебя не делает. Одно с другим мало связано.
   - Да про это я поняла, Йоджи-сан мне очень даже хорошо объяснил: твари - это те, кто делает гадости... - тут до Айи дошло, что она ляпнула, и лицо её залилось краской стыда.
   - И правильно объяснил. Да ты не стесняйся, всё нормально, я этого и не скрываю...
   - Вот ваша честность и делает вам честь...
   - А зачем врать, если правдой можно добиться куда большего?..
   - Ой, вот я всегда примерно так же рассуждаю...
   - Ну и молодец... Ты вообще у нас умница, рад, что не ошибся...
   - Если мысли читать уметь - ошибиться сложно, Шульдих-сан... - она смутилась от похвалы и опустила глаза...
   - Сложно, но можно... Что-то ещё, Айя-доно? - старомодное, до ужаса вежливое обращение вырвалось само собой.
   - Даже не знаю... Спрашивать, зачем вы здесь, не буду - знаю ведь, что не по наши души...
   - Тогда что? Могу просто что-нибудь рассказать, но... не стоя в коридоре же...
   - А куда можно пойти? Вниз, в зимний сад, что ли?..
   - Ну например... В номер не приглашаю, ибо некультурно, да и не так поймут...
   - Да там, наверное, и ваш друг спит... - так, опять что-то ляпнула, провидица доморощенная... - Ладно, пойдёмте...
   - Пускай спит, человек в культурном шоке... - рыжий красивым жестом, подсмотренным когда-то давно в старых фильмах, предложил девочке руку.
   Та взялась - ощущения были не как с Йоджи-сан, но тоже очень даже приятные и необычные...
   Странная пара вышла на лестницу... как назло, на ту самую, на которой Кудо курил неизвестно какую по счёту сигарету. И уронил её, увидев кошмарную картину...
   - Ах ты!.. Айя-тян, беги быстро! Куда ты её тащишь? Да я тебя сейчас... - всё это на бегу и с перекошенным от ярости лицом.
   - Кудо, успокойся уже... Ничего с твоей красавицей не случится, - усмехнулся Шульдих, легонько сжимая тонкую руку Айи - чтобы не разозлилась и не кинулась вдруг его защищать...
   - Отпусти её и не смей трогать! - "А она разве моя? Впрочем, уж лучше так, чем ты до неё хоть дотронешься!"
   Йоджи уже подошёл к ним вплотную. Девушка только улыбнулась - её всё это развлекало, и было приятно, что её защищают... аж двое мужчин...
   - О, вот как... - Шульдих с интересом взглянул на Кудо и снова повернулся к Айе. - Ладно, красавица, так просто ты руку не выдернешь... Давай-ка попробуем так... Ладошку к себе, локоток наружу, руку в запястье не сгибай... Порезче, как будто локтем ударить хочешь...
   Она сразу схватила науку. И приложила силу в нужную точку. Тоже с явным интересом глядя на Йоджи-сан, вдруг оказавшегося не первым в обучении её приёмчикам. И тихо остолбеневшего от наблюдаемого зрелища...
   Держал Шульдих, конечно, некрепко, и сил у девочки было немного, но сработала она чётко и уверенно, будто умела давно.
   - Ну молодец... Умница. А для первого раза вообще...
   - Второй если будет - то со мной! - главной эмоцией Кудо сейчас была даже не злость, а чистая ревность.
   - Да легко, Йоджи-сан! - Айя подала руку теперь уже ему. - Спасибо, Шульдих-сан, спокойной ночи и приятных снов!
   - Удачи тебе, Айя-доно... Во всём, - ей Шульдих улыбнулся абсолютно искренне и по-доброму.
   Кудо увёл девушку, как свою собственность. Айя, впрочем, не возражала - хоть и понимала, что ни на уроки самообороны, ни на что другое сегодня не напросится, только на выговор...
   Впрочем, и на это у Йоджи не осталось ни сил, ни нервов. Айину руку он выпустил только перед её дверью. Пообещал запирать девчонку снаружи. И пошёл всё-таки к себе.
   Ну не сбежит же она ночью? К немцу?! С какой стати?..
  

Глава тринадцатая. Первый поцелуй - первая гроза, первое "хочу", первое "нельзя"...

   Этой ночью Йоджи Кудо снились кошмары. И не такие, к которым он за годы почти что притерпелся. А свеженькие. С участием Шульдиха, который хватал Айю-тян за руки, прижимал спиной к стене и целовал... Не более этого, но и то было невыносимо.
   Девушку "охотник света" разбудил своим стуком ещё задолго до завтрака.
   - Йоджи-сан, вы? Что-то случилось? - не сразу и сонно спросила она из-за двери.
   - Да уж не Шульдих! Ничего не случилось... просто беспокоюсь.
   - А, ну заходите... - кажется, это не ему придётся её охранять, а ей его успокаивать... Кажется, это скорее ему без неё невыносимо, а не наоборот...
   - Айя-тян, а давай сегодня никуда не пойдём!
   - Давайте... Как мне видится - сегодня неурожайный день...
   - Ну и отлично, - Кудо оставил при себе дежурные слова недоверия и неприязни по поводу её способностей. - А чтобы ты опять никуда не сбежала без моего ведома - предлагаю заняться делом. Самообороне учиться будешь?
   - Ура! А то вы так давно обещаете... Сейчас, только приведу себя в порядок...
   Йоджи мысленно выругался на собственную забывчивость и крикнул вслед Айе, уходившей в ванную:
   - А ты точно нормально себя чувствуешь?
   - Вполне! И вообще, и... даже в школе на физкультуре больше чем на три дня не освобождают...
   "Она что, совсем не умеет смущаться? Да нет, наверное, умеет, мне просто сейчас не видно её лица..."
   ...Начали они всё-таки, перекусив и выждав после еды положенное время. К этому часу уже и шуметь можно было безнаказанно...
   И вообще, конечно, они переусердствовали. Но усталость почувствовали как-то очень не скоро. Броски, захваты... сожаления, что нет ничего похожего на палку, а то можно было бы поучиться уходить от ударов...
   Айя веселилась, ей нравилось... Принцип - обратить силу противника против него самого - она ухватила почти сразу. Маленькая и ловкая, легко чувствовала, как вписываться в чужое движение и продолжать его по-своему. Раз за разом искала, куда и как отходить с линии атаки. Отлично понимала, что своими силами ей того же Йоджи не бросить, а вот помочь ему упасть - вполне. Главное, правильно угадать момент... Смеялась, раззадоренная, радовалась победе за победой... Мимоходом надеялась, что Йоджи-сан не поддаётся ей специально... Нет, ну он, конечно, щадил её - но не столь уж сильно, иначе как можно научиться, если делать не столько, сколько ты можешь, а немножечко больше?
   - Тебе не хватит? - наконец взмолился первым Кудо, в очередной раз злостно поверженный на ковёр.
   - Не хватит! - выкрикнула девушка - но осеклась, зацепившись взглядом за его жалобное лицо... Так странно было наблюдать, как он смотрит снизу вверх, с полуоткрытыми губами и таким видом, будто всерьёз молит о пощаде... И не спешит подниматься, пока она, воительница, не разрешит...
   Извечная женская жалость заставила Айю опуститься на колени, склониться над парнем...
   И дальше никто из них и не понял, как это случилось - но губы их соприкоснулись... Йоджи не пытался поймать девушку в ловушку, даже не обнимал... и первым оттолкнул Айю-тян, прежде чем та вошла во вкус. Она только и успела приоткрыть губки и попытаться ответить...
   Кудо сел на полу и решительно объявил:
   - Этого больше не повторится. Никогда.
   - Почему? - Айя глядела разочарованно. - А мне так понравилось, Йоджи-сан...
   - Потому что мы не можем... как ты не понимаешь? Меня послали твоим сопровождающим не для того, чтобы я... не оправдал доверия.
   - А что такого-то? Вы мне ничего плохого не делали...
   - Это пока. А твоему брату уже хватило бы, чтобы убить меня на месте.
   Девушка резким движением села на пятки, сложила руки на коленях:
   - Да ладно! Я бы успела ему сказать, что не надо этого делать. Что вы мне ещё пригодитесь! И попробовал бы он не послушаться!
   - У тебя всё получается так просто... А каково мне, когда хочется одновременно быть и близко-близко к тебе, и как можно дальше?
   - Зачем же дальше, если вы всё время хотите меня защищать?
   - Чтобы в один прекрасный момент тебе не пришлось защищаться от меня. Я просто боюсь однажды не остановиться... А с тобой так нельзя, ты ведь непохожа на тех, кто ищет приключений на одну ночь... Ты ребёнок, Айя-тян, если ты что-то и творишь - то только по наивности. Душой ребёнок - а по сути взрослая девушка. Вот это и плохо.
   - Для кого? Вон Шульдих и относится ко мне как к маленькой!
   - И его счастье, если это действительно так! Просто я-то так не могу!
   - Ну и что вы предлагаете? Опять уйдёте курить, а мне здесь скучать одной?
   - А мне там скучать одному. Давай так: поменьше времени наедине, и пошли всё-таки в город.
   - Вы же не собирались, Йоджи-сан...
   - Кажется, я себя переоценил. Или недооценил тебя.
   - Хм. Ну идёмте. Только я ещё раз и серьёзно говорю, что сегодня непродуктивный день. Могу пообещать одно: в обморок падать больше не собираюсь...
  

Глава четырнадцатая. Милый мой, хороший, догадайся сам...

   Шульдих с Городецким опять благополучно проспали завтрак. И теперь продолжали нежиться под одеялом. В принципе, что погрызть у них бы и в номере нашлось...
   Антону не хотелось разговаривать, точнее, мысли не формулировались в виде слов. Вот откуда берутся такие... как лежащий рядом парень? Или он вообще один такой на свете? И если для него, Городецкого, он самый-самый лучший... то откуда это всё? В голову полезли страшные картинки: как маленького Шу (а как, кстати, его зовут по правде?) родители продают тёмным силам, ну и всё такое прочее... Может, его можно вытащить из той жизни, которой он живёт?
   - Та-ак... Ты чего тут развоображался? - Шульдих улыбнулся, почувствовав, что именно тревожит Городецкого. - Полегче, а то я, чего доброго, себя жалеть начну...
   - Ну, пояснять не буду, ты всё видел... Просто мне кажется, что любили тебя мало, Шу. Гадостей всяких и разврата было много, а вот... Так что я сам тебя пожалею!
   - За все двадцать лет? Нет, ты всё-таки чудо...
   - А мне несложно. Я сам в жизни почти ничего плохого и не видел... Нет, ну неужели тебя и маленького совсем не любили?..
   - Ну и повезло тебе, что не видел... Почему же, вполне даже любили...
   - И допустили, чтобы ты...
   - Они не знали.
   - Нет, я чего-то, наверное, не понимаю... Из такого дома, где любят, сбежать и стать разбойником не хочется... Я в армию пошёл, потому что слишком сильно загоняли в институт, и да, я радуюсь, что удрал в Москву. Но я же...
   - Ну, разбойником я становиться и не собирался, так уж получилось... И сбежал-то потому, что хоть и любили, а в психушку хотели отправить. Не со зла, конечно, а от беспокойства...
   - Ох, и это родные родители?! Хотя родители - они вообще отличаются, упрутся, что ты должен быть таким и никаким другим... А чего это они, из-за твоих способностей, что ли?
   - Ага. Я маленький был, глупый, не сообразил, что про такое лучше не рассказывать. А как нормальный человек отреагирует на то, что у него ребёнок голоса слышит? Правильно, глюки...
   - Понятно. Нет, ну это всё равно страшно - своего ребёночка и на принудительное лечение... Тебе сколько лет-то было?
   - Лет девять или около того, точно уже не сосчитаю. Да нет, я их понимаю... за меня же и боялись...
   - Всё равно кошмар... Ну и, видимо, ушёл ты на улицу... попал там в нехорошую компанию... Не повезло.
   - Вроде того. Судьба, что поделаешь. Хотя смотря что понимать под нехорошей компанией.
   - Криминал, разврат и прочее.
   - Криминала не было, а в остальном... Могло и хуже быть...
   - Погоди. А разве твоя команда не занимается... нехорошими делами?
   - Ну это уже позже было. А так да, и... нехорошими делами тоже...
   - Понятно. Хоть до них тебе повезло не оказаться вне закона, уважаю... Сумел и прожить как-то, и на работу устроиться, да? А так... ты никогда не думал от них уйти?
   - Не думал. Да и зачем? В сущности, они же мне почти семья...
   - Ох... Мафия бессмертна. Ну ладно, в душу не лезу, всё равно не пойму, главное - я тебя люблю и такого, и какого угодно... А там как-нибудь устроимся.
   - При чём тут мафия, солнце моё... Просто люди, которые хотят жить сами по себе... и, кажется, это всё-таки получится... Конечно, устроимся, обещаю, а я такое редко делаю.
   - Глупо пошутил, пересмотрел агитационных фильмов, а вообще мафия и есть семья в переводе... Я к этому. А так спасибо, мне и держаться-то больше не за кого...
   - Я за тебя вроде как в ответе, так что всё обеспечу, не переживай. Ладно, если ещё что интересно, спрашивай, и надо что-нибудь придумывать, не весь же день так валяться...
   - А ты... никогда не пытался потом найти своих домашних, как-то дать о себе знать?
   - Не-а... Они, наверное, решили, что я помер, им так было спокойнее... И завели себе нового ребёночка, нормального...
   - Ох, вот сейчас ты мне жутко напомнил Питера Пэна - если помнишь эту книжку. Ну да ладно, не буду нам больше души травить... Давай чего-нибудь перекусим и гулять пойдём!
   - Давай, дело нужное.
   * * *
   И они пошли. И конечно, пусть и на другом конце города, наткнулись на Айю-тян с Йоджи. Те шли грустные и растерянные. С горя накупив деревянных бусин не того фасона (таких, как хотелось Айе, в том магазине не было и быть не могло) и несколько стоящих металлических.
   Антон улыбнулся этой паре - правда, они и не заметили.
   Шульдих даже - в кои-то веки - собирался просто пройти мимо и ни во что не ввязываться. Но не смог, не удержался.
   Вот его заметили сразу, даже говорить ничего не понадобилось...
   - Опять он, - Кудо уронил это демонстративно в сторону, то есть девушке. А та повисла у него на руке, мол, тише, успокойтесь, всё хорошо...
   И обоим парням с паранормальными способностями было явно видно, как Йоджи разрывается между желанием осторожно её отодвинуть - и, наоборот, прижать к себе...
   - Идём, Айя-тян.
   - Я не нарочно, - рыжий спокойно стоял рядом с Антоном и ничего делать вроде бы не собирался. Просто внимательно разглядывал японскую парочку. - Ох, Кудо, как же у тебя всё запутанно...
   - Не твоё дело, - чёрт, ну почему эта упрямая девчонка остановилась и не хочет никуда идти? Не на руках же её тащить?.. Интересно ей, что ли?
   Айя улыбалась. Почему-то ей казалось, что эти двое могут сделать так, чтобы всё не было так грустно... Сделать то, чего не могла она сама...
   - Не моё. Я за неё беспокоюсь. Как, пожалуй, и ты, - Шульдих улыбнулся девочке и снова уставился на Йоджи. Неожиданно серьёзно.
   - Что я беспокоюсь - это понятно. Твоё-то какое дело? - Кудо не обращал внимания на Айю, сжимающую его руку, и на незнакомого парня, семафорящего глазами и посылающего непонятные успокаивающие волны.
   "Я к тебе уже доревновался, рыжий..." - хвала всем богам, это не вслух. Хоть Айя-тян не услышит...
   "Не ревнуй, причин нет... и не будет", - и потом вслух:
   - Ну, во-первых, Фудзимия-доно чудный человек и я ей безмерно благодарен за помощь... Тогда, с ритуалом, она знает, за что...
   И чем её можно было отблагодарить, Шульдих уже понял. Оставалось сделать это правильно и по возможности незаметно...
   Йоджи потихоньку переставал щетиниться. Хоть что-то становилось понятно.
   Айя и Антон улыбались, кажется, всему миру. Правда, девушка каждую минуту боялась, что её накроет предвидением и она выпадет из такой симпатичной реальности...
   - И такой чудесный человек, безусловно, заслуживает счастья... - нет, всё-таки совсем деликатно и ненавязчиво рыжий работать не умел. Предпочитал более простые методы.
   "Кудо, не заставляй меня вправлять тебе мозги... Девчонка на тебе виснет, а ты только зря и её и себя мучаешь..."
   "Нельзя, чтобы она на мне висла. Мне не для того её поручили. Я лучше убью себя, чем... чем меня убьёт Айя-кун? Который Ран? Из этой ситуации только два выхода. И оба - смерть".
   "Знаешь, "в ситуации выбора без колебаний выбирай смерть", или как там у классиков, уж прости, не помню точно - это немножко не твой случай", - Шульдих разглядывал бывшего врага с искренним интересом. Не ожидал увидеть такое.
   "Так мне по-любому помирать... - Кудо, похоже, сильно озадачился. - Из двух смертей... более приятную?.."
   "Так жить надоело? Так это поправимо, с вашей-то работой... и работодателями. А торопиться ни к чему. Хочешь верь, хочешь нет, но не убьёт он тебя. По крайней мере, не сразу".
   "Жить мне не надоело, самоубийство - это как раз более почётный вариант, а не... Ты думаешь, правда не убьёт... если мы... если мы... Ну, только если сделать всё по-честному... Она ведь не какая-нибудь, она ни с кем никогда, с ней нельзя как попало... А если мы действительно поженимся?"
   На этой мысли Йоджи запнулся и вернулся в реальность. Правда, ни Айя-тян, ни всё ещё незнакомый парень - спутник телепата - никакого недоумения по поводу прошедшей сцены не проявляли.
   "Ну это уж вам с ней решать..." - продолжил рыжий уже вслух, больше для Айи и Антона:
   - Извините, мы тут несколько увлеклись... Надеюсь, вам не скучно было...
   - Мне не было, - девушка улыбнулась. Она не была эмпатом, ей просто сердце подсказывало, что напряжение в их случайной компании пропало...
   А Городецкий хоть и не понял сказанной Айе японской фразы, но зато читал эмоции. Тоже улыбнулся и ответил мысленно:
   "Ладно, пойдём, Шу, кажется, дальше они сами разберутся, нет?" И, не дожидаясь ответа, так же мысленно поцеловал своего рыжего... Не просто послал ему образ из серии: "ох, что бы я с тобой сделал, если бы мы были наедине..." - а создал полноценную иллюзию...
   Шульдих не дал себе "рассиропиться" - да и отвлекаться-то не от чего было:
   "Пошли, думаю, мы им только помешаем..."
   - До свидания, - Кудо опередил всех с прощанием и только потом сам себе удивился. Неужели ему ещё зачем-то понадобится с ними видеться, особенно с нахальным немцем? Сейчас бы подумать в тишине...
   - До свидания, - Айя помахала рукой и вместе со спутником пошла в ту же сторону, что и раньше.
  

Глава пятнадцатая. Невеста, невеста, а чья - неизвестно...

   До самой гостиницы Йоджи с Айей-тян молчали и не глядели друг на друга. И не потому, чтобы между ними повисло непонимание, обида, ещё что-то - а просто ощущалось, что вот-вот должно всё измениться. И не так-то просто было это принять - уж точно не на ходу, не на улице...
   Конечно, лучше бы и не в коридоре - но почему-то именно там, перед Айиной дверью, прежде чем девушка успела повернуть ключ в замке, Йоджи и выпалил:
   - Айя-тян, хочешь замуж?
   У неё сердце оборвалось от сладкого ужаса. Она застыла с ключом в руке, потом обернулась - и улыбнулась как смогла широко и задорно:
   - Хочу! А за кого?..
   - За меня, разумеется... - и не глядеть на неё, и самому себе удивляться, что сказал такое и что настолько не уверен в себе...
   - Ой! Спрашиваете, Йоджи-сан! - она совершенно не так представляла себе эту минуту, но всё равно ужасно обрадовалась. Так, конечно, нельзя, у девушки должна быть гордость... Надо срочно взять себя в руки! - Только не на ходу же обсуждать такие вопросы! Пойдёмте ко мне - и обо всём нормально поговорим...
   Конечно, они моментально пришли к тому, что в Японию им надо возвращаться уже мужем и женой. Тогда и сделать никто ничего не сможет, и у Рана будет меньше поводов убить боевого товарища. Всё ведь будет честно, всерьёз и навсегда...
   - Мне кажется, в японском посольстве нас должны понять, - Айя была абсолютно серьёзна. - Придём, скажем, что нам надо срочно соединить свои судьбы... Наплетём что-нибудь жалостное...
   - Жалостное, боюсь, может и не прокатить. Если только всякая клевета, скажем, что мы с тобой ждём ребёнка... так и то справка нужна...
   - У меня десяток справок, что я больная и бедная. Так что можно и без клеветы обойтись. Вся история болезни на руках, а если ещё картинно упасть в обморок, а потом начать стонать, что я не хочу умирать вечной невестой...
   Кудо аж присвистнул. Он, конечно, давно знал, что Айя-тян не так проста - но всё же, не слишком ли круто она взялась за дело?..
   - Ну, может быть, и пожалеют... - сказал он после паузы. - Только ещё вот что: свидетели нужны, как минимум двое, а мы здесь никого и не знаем.
   - Если только...
   - Опять? Ну ладно, допустим, я поверю, что Шульдих нам зла не хочет... но если бы мне ещё месяц назад сказали, что... - "Что я вообще женюсь? Не говоря обо всём прочем?" Йоджи возвёл глаза к потолку, потом снова посмотрел на девушку и тут же вопросил: - Айя-тян? С тобой всё в порядке?
   Она ответила только через пару минут, когда с лица её пропало отрешённое и жёсткое выражение:
   - Да, всё отлично! Просто наконец поняла одну вещь. Где взять то, чего мы не могли купить ни в одной лавке и без чего не закончить мой браслет. Когда мы сегодня разговаривали с ними на улице - я пыталась, пыталась поймать картинку... Но отвлекалась всё время или меня отвлекали. А теперь вот поняла, что к Шульдиху-сан у меня будет целых две просьбы...
   - О небо, куда катится мир! Хотя ведь и правда рыжий одевается так, что из его прибамбасов можно три браслета собрать... И если он откажет тебе в просьбе...
   - Не откажет. Он ко мне хорошо относится.
   - Да знаю, это я так, просто надоело, что он всё время встревает к нам третьим. Пусть даже это и само так получается. Предлагаю немножко отвлечься...
   С этими словами Йоджи придвинулся к Айе поближе - и поцеловал её, осторожно, но уверенно, на правах жениха... Теперь - можно, и только бы не зайти слишком далеко, отпустить вовремя - ради неё...
   И глядеть в счастливые глаза, и слышать замирающий шёпот:
   - Йоджи-сан...
   И сказать, по возможности спокойно и весело, хоть и сам волнуешься:
   - Можно уже без "сан" и на "ты"...
   - Хорошо. Я попробую.
   Эта - не попробует. Эта - сделает.
   * * *
   Шульдиха с его приятелем проще всего было ловить за обедом. Айя некоторое время переглядывалась со своим наречённым - и всё же решила избавить его от лишних переживаний:
   - Пойдём к ним вместе, а скажу я всё сама, хорошо, Йоджи-кун?
   Кудо спорить не стал. Жизнь всё равно уже перевернулась с ног на голову...
   - Добрый день, Шульдих-сан! - сказала Айя-тян с улыбкой. - Вы не могли бы нам помочь?..
   - Добрый день. Смотря, что вам нужно, конечно, но скорее всего да.
   - Нужно... Короче говоря, мы с Кудо-сан решили пожениться... в посольстве. И нам нужно два свидетеля. И это ещё не всё...
   - Всё-таки решились. Молодцы... Так, это без проблем. А ещё что?
   - А ещё... Шульдих-сан, у вас на джинсах с одной стороны две деревянных бусины, а с другой только одна... Может, она вам лишняя, та, которая в паре? Долго объяснять зачем, но... - девушка постаралась как можно ярче представить свой браслет, каким он должен был быть в законченном виде.
   - Нужно, значит нужно... Только ножницы найти, отрывать неудобно...
   - Ну потом отрежете и занесёте, да? Ой, спасибо вам, спасибо огромное! - при ревнивом Йоджи Айя-тян всё же не рискнула Шульдиха расцеловать. - А ваш друг согласится? Как его зовут-то? Неудобно перед ним, он и по-японски-то, небось, не понимает...
   - Шу, скажи ей, -Городецкий улыбнулся девушке, а потом и её кавалеру, - скажи им, что да, не понимаю, но согласен поспособствовать их счастью!
   - Не понимает, но чувствует... - но на всякий случай рыжий перевёл, сначала Антону слова девушки, затем, обоим японцам - его ответ.
   - Ты бы меня хоть представил, раз я получаюсь официальным лицом, - чуть усмехнулся студент. - И надо сговариваться, где и когда... или это потом?
   - Точно, а я и забыл, - Шульдих весьма театрально изобразил смущение. - Разрешите представить - Антон Городецкий, очень хороший человек, не то, что я. Антон, девушку-красавицу звать Айя Фудзимия, её товарищ - Йоджи Кудо, кодовое имя... О, извините, это неважно...
   Кудо повезло, что он русскую половину фразы не понял. Щетиниться ему надоело, и он старался держаться по максимуму нейтрально. И так колбасило. И он только нервно улыбался "очень хорошему человеку", не понимая, что у того общего с Шульдихом. Ну да неважно.
   - Я думаю, мы прямо завтра всё и устроим, - заявила Айя, - если сегодня договоримся...
   После этого Йоджи стало окончательно нехорошо. Он, конечно, морально приготовился к столь серьёзному шагу... но не так же вот, вдруг, сразу...
   "А ты как хотел, у неё характер покруче, чем у братца, будет", - не удержался от комментария Шульдих. А вслух сказал:
   - Почему бы и нет, что от нас нужно? - и приготовился переводить для Городецкого.
   - Сегодня - вряд ли что, мы как договоримся - так свяжемся с вами, я бусину у вас возьму и скажу, куда и как приходить... на саму церемонию... - Айя старалась говорить уверенно, но на самом деле ей тоже было изрядно не по себе...
   - Хорошо. И не бойся, всё нормально будет...
   - Да не боюсь я, спасибо вам ещё раз и Антону тоже! Пошли! - это уже Йоджи. - Нам ещё много надо решить...
  

Глава шестнадцатая. А в зеркалах качнётся призрак - призрак любви...

   В посольстве они действительно договорились быстро. И даже почти без обмороков - Айя-тян и без того выглядела достаточно жалостно, такая почти прозрачная, умирающая от любви девушка... Посольские работники, кажется, подумали, что красивая пара сбежала на чужбину от родных-разлучников, и прониклись запредельным сочувствием.
   И теперь, накануне своей свадьбы, Айя Фудзимия сидела у себя в номере и плела браслет. Получалось и неаккуратно, и аляповато - зато с каждым движением к девушке ощутимо возвращались силы. Может, конечно, это и было чистой воды самовнушение - хотя и вряд ли, при таком-то чётком, поэтапном узнавании того, что именно нужно... Но так или иначе - а вот уже бусина от Шульдиха, большая, расписная, увенчала творение девичьих рук, браслет утвердился на девичьем запястье... И Айя аж задохнулась от прилива жизненных сил и радости.
   А потом стало страшно. Завтра... завтра её жизнь изменится. Она сама хотела так - чтобы вдруг и сразу, и всё равно - вряд ли она сегодня заснёт...
   Конечно, свою свадьбу она представляла себе не так. Предполагалось море цветов, толпа гостей и платье как у принцессы... Но, наверное, это не главное. Да так и в сто раз романтичнее, детям и внукам можно будет рассказывать... Как выходила замуж в далёкой чужой стране, в единственной нарядной кофточке и относительно длинной юбке, с чудесным браслетом на запястье и... ну, какой-нибудь букет-то будет, уж в этом Йоджи-сан... её Йоджи разбирается! А причёску можно и самой себе придумать, длинные волосы позволяют фантазировать...
   * * *
   Эх, если бы Кудо - да её проблемы...
   В этот вечер он злостно нарушал правила внутреннего распорядка. Курил у себя в номере, в форточку, зажигая сигареты одну от одной... Может, конечно, завтра он будет выглядеть из рук вон... зато вполне возможно, что и за куревом теперь долго не потянется. Айя будет рада.
   Айя-тян. Нежная и невозможная. Понимает ли она, на что идёт, связывая судьбу с таким человеком, как он?
   - Она всё понимает, Йоджи. Не переживай.
   Кудо вздрогнул и поднял голову. В сигаретном дыму прорисовался женский силуэт.
   Стриженая голова, лукавая усмешка. Аска Мурасэ, его погибшая напарница. Из той, прежней жизни - до Охотников Света, до миссий... После её гибели он и стал тем, кем стал.
   Аска села напротив него на стул и продолжала:
   - Ну сколько можно себя казнить? Ты мучаешь себя, меня... а теперь, не дай Бог, ещё и Айю.
   - А ты предлагаешь ей всё рассказать? - почему-то беседовать с призраком сейчас казалось более чем естественным...
   - Конечно. Что такого рассказывать-то? Пойми наконец, что ты в моей смерти не виноват! В первый раз ты ничего бы не сделал... да и я не умерла. То есть не умерло моё тело. Вот его-то ты потом и убил, потому что в нём уже жил разум врага, потому что ты не смог вернуть мою душу. Никто бы не смог. Если только вот так, как сейчас. А это тяжело, это больно. Устала я от тебя, Кудо, дай сигарету, что ли?..
   - А я ведь уже и не помню, курила ты при жизни или нет...
   - С тобой закуришь... - она взяла из пачки сигарету и вопреки собственным словам сломала её пополам. - Я буду безумно счастлива, если счастлив будешь ты. И не морочь себе голову. Эта девочка мою судьбу не повторит. Она ведь не сунется на дело - она будет преданно тебя ждать. И давать советы. И пока сам ты веришь в неё и в себя - никто её у тебя не отнимет и мозги ей не промоет. А что ты гулять от неё не будешь - так в этом я уверена. Тебе не свободы своей жаль и не всей этой толпы девчонок, которые всё равно не могут заполнить пустоту. Ты просто боишься ответственности - а это зря. Если уж решился - так смотри у меня, чтоб всё у вас хорошо было! И да, Айя всё равно не отстанет от тебя, пока не узнает правду - лучше уж сам расскажи, тогда и я наконец упокоюсь... Всё, ушла. А ты - быстро под душ и спать!
   Аска поднялась с кресла и быстро пульнула в окно пару сигаретных пачек. А потом и сама растаяла в воздухе за открытым окном...
   Йоджи встряхнулся. Курить было больше нечего. Впрочем, уже и не хотелось. И по всему выходило, что произошедшее - не штучки Шульдиха, а нечто более... настоящее...
   Пойти, что ли, и в самом деле мыться и спать? А то завтра Айя-тян сбежит из-под венца... Несмотря ни на что, этого Йоджи Кудо совсем не хотелось.
  

Глава семнадцатая. Ну вот и всё - ты замужем теперь!..

   Свадьба получилась тихой и почти не запомнилась никому из участников церемонии. Они вчетвером только смеялись за праздничным столом, ловя одну на всех мысленную картинку: товарищей Йоджи, обалдевших от нежданных новостей, и настоящую, большую гулянку, которую можно будет закатить в "Конеко"... В то, что убивать никого не будут, поверил уже даже, кажется, и сам Кудо.
   - Меня имеете право не звать... - начал было рыжий, хитро улыбаясь от уха до уха.
   - Как это? - сразу вскинулась Айя. - Мы ведь уже договорились, что Антон-сан будет жить и работать у нас! Хотя бы первое время... А где он, там где-то рядом и вы, разве не так, Шульдих-сан?..
   Студент отчаянно покраснел, не дожидаясь перевода... А телепат только рукой махнул:
   - Ты уже всё решила, Айя-доно... Твоими молитвами, может, меня и не убьют, и плюс учтут, какое чудо Антон...
   ...Шульдих с Городецким тихо улизнули, не дожидаясь окончания ужина. Понимали прекрасно, что молодожёнам не терпится остаться наедине. Да и самим надо уже было готовиться к отъезду - если не закружит и не отвлечёт романтика...
   * * *
   Айя, теперь уже Кудо, прижалась к любимому мужу. Сейчас была та редкая ситуация, когда она, Айя-тян, не могла ни командовать, ни руководить. Только довериться... Прерывисто вздыхать, иногда почти всхлипывать... Не находить слов.
   У Йоджи зато их было много. Заполняющих паузы между поцелуями, не очень осмысленных, но призванных помочь расслабиться, разнежиться... Принять происходящее как должное, как путь к блаженству...
   - Гранатовый сок из груди любимой женщины... это... вот так... - расстегнуть на Айе лифчик, припасть губами... надолго... несколько раз переключаясь с левой на правую и обратно... не забывая ласкать руками... заставляя Айю почти стонать, прогибаться, терять волю и разум... да и зачем они сейчас?..
   Она позволяет завалить себя... нет, осторожно уложить на кровать... раздеть до конца... она тонет в поцелуях, ласках и сладком шёпоте:
   - Малышка моя, я твой, я только твой, я обожаю твоё тело, каждой клеточкой, я так хочу тебя...
   Она не в силах отвечать... только принять его... и в неизбежный миг лишь тихо пискнуть, и привыкать к боли, и знать, что вот сейчас, в любую секунду, станет хорошо...
   И потом действительно станет - от его рук, от его губ... В глазах потемнеет, сердце сладко оборвётся... И в открывшемся небе Айя Кудо увидит будущее.
   Не безоблачное, иногда тревожное - но счастливое.
   * * *
   Расчёт Айи-тян оказался верным - здоровье и счастье сестры оказались для Рана важнее всего, и при ней он и слова не сказал. Да и потом, оставшись с Кудо наедине, только и предупредил: "Смотри у меня, чтоб долго, счастливо и без проблем". Остальные Вайсс только порадовались за девочку - и тихо поудивлялись тому, как всё обернулось. И почему-то ещё больше загрустила Сакура.
   Городецкий почти сразу - с лёгкой руки всё той же Айи - вписался в дневную жизнь цветочного магазина. В ночную не лез, хоть и знал о ней всё. Просто тихо-мирно возился с цветами. И отделывался от восхищённых девочек неизменной смущённой улыбкой - к зависти остальных ребят. А вечерами сидел в обнимку с Сакурой и о чём-то шептался - как лучшая подружка и не более.
   Звякнул колокольчик над дверью, оповещая о появлении очередного покупателя. Ойкнули девчонки. Радостно улыбнулась Айя. Сакура отчаянно вцепилась в Кена Хидаку. А Антон бросился вошедшему на шею. Шульдих легко поймал приятеля, не обращая внимания на любопытные и насторожённые взгляды окружающих.
   Ран Фудзимия цинично подумал, что с такими сотрудниками он легко достигнет истинного просветления.
   - Брысь отсюда. Оба, - скомандовал он. Довольная парочка исчезла за дверью в подсобку.
   ...А может быть, было и не так. Айя загадывать наперёд не собиралась, знала одно - всё будет хорошо, и очень скоро. И, спокойная и счастливая, дремала в самолёте, склонив голову Йоджи на плечо.
   * * *
   Брэд Кроуфорд, тот самый грозный Оракул, конечно, любил идиллические картинки, хоть никому бы в этом и не признался. Но такое, да в собственной гостиной...
   На диване уютно устроился неизвестный симпатичный парень, а на полу, у его ног, головой у него на коленях - подозрительно довольный жизнью Шульдих. Пальцы мальчишки путались в рыжих прядях, оба хитро поглядывали друг на друга и смеялись. А потом вдруг замерли и...
   - Брысь отсюда. Оба. Быстро, - привычно скомандовал Кроуфорд...
   ...Оракул тряхнул головой, отгоняя непрошенное видение. Ну надо же, вот придумается! Хотя... Сегодня возвращается Шульдих, а значит, ждать можно чего угодно.
   А ещё интереснее Кроуфорду было, с чего вдруг в его видениях Вайссята периодически стали появляться не как враги, а как союзники...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"