Schu, Любовь Отраднева: другие произведения.

До зелёных ёжиков

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (WK, NGE, PotC) Неосторожные мысли до добра не доводят, особенно, если в дело вмешиваются влюблённые колдуньи :) В одной из линий - прямое продолжение "Ювелирной работы"

12

Глава первая

Мисато Кацураги приподнялась на локтях и огляделась. Ни врагов... никого. И место незнакомое. Небо синее, пальмы... Люди вокруг... странные. Как из европейского кино про старые времена...

Что за чушь? Только что вокруг кипел бой - её последний бой в этом мире, она знала... А сейчас она вроде живая... место смертельной раны только немного саднит. Но мир вокруг ни на что не похож, а чем всё кончилось там?..

Мисато осторожно села, подбирая слова, чтобы хоть к кому-нибудь обратиться за разъяснениями...

...Девушке явно было не вполне хорошо. И одно это уже должно было вызвать соответствующий рефлекс у любого английского джентльмена... даже если этот джентльмен давно уже таковым не является...

Джеймс Норрингтон подошёл к незнакомке:

- Мэм, всё в порядке?

Кацураги прекрасно поняла каждое слово - даром что этот человек явно не был японцем и явно говорил по-местному. И ответила:

- Спасибо, условно говоря - в порядке. По крайней мере - живая. А где я хотя бы нахожусь?

- Тортуга. По идее французская колония, на самом деле сами видите... Или у вас тоже ситуация "к чёрту подробности, на каком я свете"?

- Приблизительно именно так, - Мисато поднялась на ноги, не дожидаясь, пока неизвестный предложит ей помощь. - Данное весёлое место вообще смахивает на исторический роман, - и прибавила уже почти про себя: - Может быть, мне было бы и логично угодить после смерти именно сюда...

...И всё-таки даже для здешних мест девушка выглядела довольно странно... Хотя прежде всего, конечно, в глаза бросалось, что она была красива - сногсшибательно и экзотично. Иссиня-чёрные длинные волосы, раскосые карие газа, нежное лицо, не тронутое жестоким солнцем и ветром... И фигура такая, что не увидишь и в самых грешных снах. К тому же почти не скрываемая очень странным нарядом. Красная куртка, похожая на форменную... и... и, считай, всё. Ниже тёмной полоски ткани, выглядывавшей из-под куртки, Норрингтон просто не смел опустить взгляд. Чтобы не глазеть на её ноги... Хватит и того, что он неприлично пялится на её лицо.

Кацураги, в общем-то, к такой реакции на свою внешность привыкла и даже заулыбалась, не опуская глаз. И, в свою очередь, разглядывая незнакомца. Он, конечно, был, как и все здесь, лохматым, небритым, одетым в отрепья - которые, как показалось, когда-то были мундиром. И от этого Мисато вдруг ощутила прилив тепла в груди... А может, и не от этого, а от того, что стоящий перед ней человек не так уж был похож на разбойника с большой дороги. Что-то в нём чувствовалось такое... киношно-благородное, хоть и совсем не напоказ. А глаза зелёные, особенно светлые на загорелом лице...

...Стоять и молча глазеть становилось уже невежливым. Так что Норрингтон выговорил все слова, какие нашлись:

- Не могу утверждать, что понимаю, о чём вы... Но может, чем-то могу помочь?

- Ну хотя бы скажите, что тут есть. А то, извиняюсь, так поесть и выпить хочется, что переночевать негде...

- Поесть и выпить не проблема, если вас не смущает лишний шум и общество личностей вроде меня.

- Я сама существо достаточно шумное и встречала личностей куда похуже вас. Так что ведите.

...Относительно свободное местечко в ближайшей таверне им отыскать удалось, хоть и с трудом.

Кацураги уселась в не сильно официальной позе и с интересом оглядывалась по сторонам. Порой хотелось ущипнуть себя за руку, чтобы убедиться, что вокруг всё настоящее, а не антураж и не голограмма.

- У вас тут что, серьёзно такие времена, что только-только порох выдумали?

- Не "только-только", конечно, но... - Джеймс рассмеялся. - Год тысяча шестьсот семьдесят... - назвал дату, удивляясь, что в здешнем болоте ещё не потерял счёт дням и месяцам...

- Очаровательно, - констатировала девушка. - Интересно, проще тут или сложнее, чем у нас... Да, наверное, так же. Да, чуть не забыла: я майор Кацураги, - привычка, представиться по званию иногда помогало, смотреть начинали по-другому... - Кацураги Мисато. А вы?

- Джеймс Норрингтон. Лучше без званий, прошлое дело...

- Приятно познакомиться. Тогда я тоже звания откидываю. Судя по всему, здесь собираются те, кому нечего терять...

- В сущности, да.

- Ну... если это место не от кого защищать, тогда остаётся только расслабиться. Чтобы проще было приспособиться к новой, так сказать, жизни.

- Пожалуй... Жить, конечно, везде можно... и здесь тоже.

- Здесь, может быть, ещё не худший вариант, если уметь за себя постоять... Только вот - я при оружии, но без гроша денег. Здесь с этим как?

- А здесь почти все в похожем положении. Заработать легко, а всё спустить ещё легче.

- Хм, понятно. И для приличной девушки вряд ли найдётся работа, не затрагивающая... мда. Вряд ли мне кто-то поверит, что сражаться я умею... хотя да, умела там, у себя. Может, и проще пристроиться... так сказать, в обозе...

- Я, кажется, готов поверить, но толку-то...

- Вот именно, не вам в обиду, а вообще. Ладно, есть, конечно, вариант напиться до зелёных ёжиков, а потом уже что-нибудь придумать.

- Вот уж с этим проблем точно не будет...

- Ладно, тогда угостите даму, будьте так добры! Правда, я могу начать буйствовать. Но стыдно будет вряд ли.

- Ничего страшного.

Чем угостить даму, конечно же, нашлось. Хоть и стоило, пожалуй, чем-нибудь поприличнее, но уж что есть то есть.

Мисато решила не стесняться и пить столько, сколько хочется. Тем более на вкус было приемлемо...

- Ваше здоровье, и пусть мы будем жить в относительной безопасности!

- Ваше здоровье...

На них вроде даже и не оглядывались... А впрочем - где лучше всего прятаться? Конечно, в шумном месте... И если бы только майор Кацураги могла узнать, чем закончился тот бой, который стал для неё последним... Да и то - алкоголь уже заволакивал сознание, и всё казалось далёким и неважным...

Для Норрингтона же главное теперь было - и правда напиться до тех самых зелёных ёжиков, но не больше. Потому что, если что, вообще-то и за девушкой надо приглядеть. Мало ли...

После второй кружки Мисато потянуло на философию:

- По науке выходило... что после смерти ничего нет... а вот же... Нор... так, вашу фамилию я уже не выговорю... короче, не сочтите меня сумасшедшей... или там злым духом... но меня ведь действительно застрелили... на поле боя...

- Знаете, я уже во что угодно поверю...

- А что, здесь в самом деле есть... что-то непонятное, что вы назвали бы... чертовщиной? А по-нашему - неизвестное науке?

- Как вам сказать... Половина, возможно, местные сказки. Но вот живых мертвецов видел, ещё кое-что по мелочам...

- Понятно... В каждом мире свои заморочки... Правда, я-то хоть вроде и умерла... но ощущаю себя вполне живой... странно...

- Ну если вы после смерти ещё и не в своё время загремели... если я, конечно, правильно понял... то всё ещё более странно...

- Правильно-правильно... там, где меня убили... был две тысячи пятнадцатый год...

- Надо же... А после этого вы здесь, и вроде бы вполне даже живы... Ничего не понимаю...

- Вот я тоже... даже на пьяную голову... если только, конечно, где-то решили... что здесь мне самое место... только я раньше думала... что некому решать... но теперь уже ничего и не знаю... вот вам доверилась... а мало ли... хотя что с меня можно поиметь... кроме проблем...

- Проблем и так хватает. А может, наоборот, что хорошее и получится.

- Ну постараюсь не разочаровать... - "Лишь бы не одной..."

- Главное, решить, что мы вообще собираемся делать. Но это вряд ли сегодня получится...

- Сегодня только спа-ать... Без задних ног... Правда, не сию секунду...

...Но продержалась она ещё совсем чуть-чуть. Видимо, здесь наливали всё-таки забористое. К тому же могло сказаться "отравление свежим воздухом". Словом, вскоре экс-майор уже спала... уронив голову на плечо своему случайному знакомому.

Хорошо ещё, что он нашёл, куда девушку пристроить на ночь... и сумел туда её отнести, не разбудив.

И осталось только ждать утра где-нибудь поблизости.

Глава вторая

Наутро голова даже не то что болела - кружилась. Мисато открыла глаза и привычно протянула руку за пивной банкой. Наткнулась на деревянную стену... вспомнила. Вскочила.

За дверями и под окнами происходила какая-то возня. Доносились вопли вроде: "Ты, командор заплатанный, дай нам хоть познакомиться с красоткой, негоже всё себе одному..."

Кацураги положила руку на пояс... на секунду похолодела. Потом поглядела вокруг, пошарила, нашла свой пистолет под подушкой. Неужели вчерашний знакомец постарался? Мисато взяла оружие в руки и выглянула из-за двери...

Кто-то из шумевших там уже успел получить по физиономии и несколько успокоился. А в целом, кажется, назревала серьёзная драка. Жадный до зрелищ народ это уже сообразил и потому собралась немаленькая толпа зрителей...

"Уй-ё, и это всё из-за меня..."

Ни одного знакомого лица. Где Норрингтон? Хотя не хватало ещё, чтобы он оказался один против всех... Или не всех? Или не один?

- Так, господа, что вы от меня хотите? - было безрассудно размахивать пистолетом и строить из себя неизвестно что. Но хотя бы отвлечь внимание...

И только в следующую минуту подумалось: может, отвлекать надо было как раз от себя, дать им передраться и удирать куда-нибудь...

Появления красотки с голыми коленками было трудно не заметить, и впечатление оно тоже произвело соответствующее. По крайней мере, половина присутствующих хотя бы замолчала.

Норрингтон отпихнул в сторону какого-то особо нахального типа и подошёл к девушке:

- Не обращайте внимания. И... лучше пойдёмте отсюда. Будут надоедать - стреляйте. Иначе не поймут.

- Ой, с добрым утром, - девушка улыбнулась джентльмену и обвела довольно дерзким взглядом присутствующих. - И куда же мы пойдём? - оружие пока не убирала... - Здесь можно, во-первых, выкупаться, во-вторых, промочить горло? Можно в обратном порядке. А то меня хоть и встряхнули, но проснуться не могу...

- Где-нибудь да можно, найдём. Держите, - уже на ходу Джеймс протянул ей фляжку.

Мисато отпила и даже не поперхнулась:

- Спасибо, уже намного лучше. А теперь ведите, а то у меня уже большое желание прыгнуть прямо в море...

- Не советую. Там чего только не плавает...

- Вот и я о том. Как вы тут моетесь, люди?..

- Как придётся. Сами уже, наверно, заметили...

- Ну, в общем, так. Меня надо прикрыть от морских чудовищ, с одной стороны, и от сухопутных, с другой. А то я в местной нечисти ещё не разбираюсь...

- Уж постараюсь...

И ведь действительно - нашли тихое место, которое не "простреливалось" взглядами и где не валялись ни бутылки, ни упившиеся подозрительные личности.

- Если здесь нет ещё и акул - то я счастлива...

- Да вроде не должно быть.

- Если ко мне подплывёт какая-то дрянь - я вам крикну. Оружие - доверяю. Можете отворачиваться, - прозвучало как "а можете - и нет..." Даже не кокетство - скорее проверка на благородство....

- Хорошо, - Норрингтон честно отвернулся.

Кацураги улыбнулась. А такие редко попадаются... Может, только в семнадцатом веке и остались.

Дальше она действовала быстро, чтобы не задерживать и не смущать. Скинула всё, шагнула в волну, накручивая волосы на руку, чтобы не намочить. Освежилась. Быстро вышла, натянула одежду на мокрое тело:

- Ну всё, теперь я человек. Спасибо.

- Было бы за что. И дальше что предлагаете делать? - теперь и он наклонился к воде, хоть умыться, не помешает...

- Сидеть здесь и расслабляться. Пока есть не захотим или пока нас не сгонят...

- Почему бы и нет...

Мисато чувствовала себя странно. Не нужно никуда бежать, никого спасать... Может, тоска ещё и навалится, но пока... как на курорте, честное слово...

- Так хорошо... Боюсь, как бы чего не случилось. Хоть занимайся чем-нибудь, чтобы не поверить этому обманчивому спокойствию...

- Думаю, особого спокойствия в любом случае не светит.

- У вас тут кроме мелких каждодневных драк вообще что-нибудь происходит?

- Периодически собираются компании для дальних и ближних морских путешествий, а так пожалуй, и ничего...

- Хм... Ну, может быть. Хотя я и служила всё-таки в сухопутных войсках, но на кораблях бывать приходилось. А сейчас я просто сама не знаю, чего хочу...

- Ну ещё успеете решить. Чего-чего, а времени тут достаточно...

- Я просто боюсь, что долго не усижу на месте. Потому что буду беспробудно пить и делать глупости...

- Тогда вам точно надо в какую-нибудь авантюру ввязываться.

- Только я же пока не знаю, что здесь почём. И... от приставаний, конечно, отобьюсь, а вот насчёт серьёзного ко мне отношения... У вас ведь здесь до женского равноправия ещё не додумались...

- Смотря в чём, конечно... Но вообще да, и большинство здесь... и везде, пожалуй, считает, что женщина на корабле - к беде, так что могут и не взять...

- Сейчас буду ругаться страшными словами. Ибо в парня переодеться - только не с моей фигурой.

- Да уж, можно и не пробовать. Извините, конечно...

- Да я сама начала. Надо что-то сделать... чтобы зауважали. Хотя бесполезно, наверное...

- Возможно, но это будет очень долгая история.

- Пфф... А я хочу всё и сразу! Значит, либо напиться и чудить - либо быть напрочь "при ком-то"...

- Вот только при ком...

- При ком-то, кого уважают... И боятся. Вот вас здесь уважают? Потому что больше я всё равно никого не знаю...

- Меня вряд ли. Во-первых, пьяница, во-вторых, бывший, скажем так, идейный противник...

- Я тоже пьяница. Почти. А так... Что вы хотите этим сказать? Если это не тайна...

- Не тайна. Я, видите ли, когда-то, до одного крупного промаха, служил в английском флоте и здешний народ гонял...

- Ох ты, как красиво-то... Простите. Я в том смысле, что мы оба с вами бывшие офицеры, а теперь сидим здесь... Нет, вы мне нравитесь!.. - и засмеялась, как будто выпалила просто так...

- Похоже, это судьба, - он тоже рассмеялся.

- Значит, так и будем держаться вместе. И что будет - тому и быть... В случае чего будем сами против всех...

- Думаю, как-нибудь справимся.

Глава третья

Сакура Томоэ шла по улице, почти ничего не видя вокруг. Мыслей в голове было море, и все не столько невесёлые, сколько серьёзные и подлежащие обдумыванию. Любовь убита, честь потеряна - хоть топись. А как подумаешь - вроде и не с чего, наоборот, начиналась новая жизнь. Она, Сакура, теперь взрослая, она никому зря не поверит, она знает, что друг может ранить безразличием, а враг - пожалеть, даже приласкать и подарить немножко счастья, пусть и из милости. Она больше ни за кем и никогда не будет бегать - а если на неё вдруг обратят внимание, не станет бояться. Всё хорошо. Ага, хоть топись. И снова по кругу.

Только вот не стоило думать про такое даже на одну секунду. Ох, не стоило. Потому что Сакура споткнулась на ровном месте... упала на руки... а когда поднялась, то обнаружила, что сидит... на качающейся палубе корабля.

С разных сторон на девушку удивлённо уставились несколько... существ. В какой-то степени их можно было посчитать людьми, но... сине-зелёная кожа, клешни, щупальца...

- Это ещё что такое? - воскликнул кто-то из странных созданий.

Сакура взвизгнула. В голове пронеслась паническая мысль: "Что, хентай с тентаклями - это реальность?" Девушка еле выговорила:

- Я не что, а кто, и я сюда попадать вовсе не собиралась...

- Ну кто так кто, какая разница, - пожал плечами всё тот же.

Другой, похожий на непонятного моллюска, предложил:

- Да пускай капитан разбирается, наше какое дело. Сейчас проводим её и всё...

Сакура поёжилась. Но обижать её вроде пока не собирались...

Существо-моллюск всё-таки руку девушке не предложило. Просто шло рядом, показывая дорогу.

Они вошли в капитанскую каюту, и Сакура увидела их главного. Самого мощного и жуткого, с осьминогом вместо лица. И пискнула "здрасьте", стараясь не выглядеть слишком испуганной.

- Ну здравствуй, здравствуй, - главный поднял голову и мрачно глянул на нежданную гостью. - На утопленницу ты вроде не похожа, так что здесь делаешь?

- Я только на одну секундочку подумала, что можно и утопиться... Неужели этого достаточно?

- На вид ты вполне живая, не сомневайся. Так что по-хорошему делать тебе у нас нечего, и занести тебя сюда никакой ветер не мог.

- А... а как мне тогда выбраться? И вообще вы кто?

- Я, милая моя, капитан "Летучего Голландца". Не слыхала? А ты кто?

- Что-то смутно слышала... Но я ведь из Японии и не очень разбираюсь в европейских легендах. Меня зовут Томоэ Сакура.

- Дэйви Джонс, - он усмехнулся. - Можешь не радоваться знакомству, я пойму. Ладно, Томоэ, что мне с тобой делать? Живому человеку тут, видишь ли, не место, а душа твоя мне тоже без надобности...

- Совсем? - надо бы обрадоваться, но стало почему-то обидно. - Тогда скажите хоть, где мы находимся... и высадите, пожалуйста, на какой-нибудь берег...

- Сейчас мы должны быть недалеко от Гаити. Хотя расстояние и не проблема... ах да, с тобой не получится... Тебе совсем всё равно куда?

- Мне вообще-то домой, в Японию... Хотя... кому я там нужна, кроме родителей...

- До Японии по-человечески далековато будет, да и некогда мне туда сейчас. Это тебе, пожалуй, китайский корабль какой-нибудь ловить надо.

- Понятно... Ну, я могу и подождать случая... тихо и никому не мешая... спасать меня не от кого. И некому.

- Ладно. Кому рассказать... - капитан покачал головой, и осьминожьи щупальца качнулись в такт. - На корабле тебе оставаться нельзя, если не хочешь из разряда живых угодить в разряд покойников. Так что отправим в спокойное место, а там уж разберёшься.

- Ну и на том спасибо...

- Уж извини, спасать девиц - не моя работа...

- Тогда тем более спасибо.

- Да пожалуйста. А пока считай, что ты в гостях. Может, раз и навсегда топиться передумаешь.

- Да я всерьёз и не собиралась, так, глупости...

- И правильно. И так нам работы хватает...

- Представляю... Ну ладно... капитан-сан, вы скажите - где мне побыть, пока вы не причалите?

- Конечно. Сейчас тебя проводят...

Через пару секунд на пороге появилось всё то же существо-моллюск и кивнуло девушке, приглашая её следовать за ним.

Сакура пошла за существом. Страшно уже не было. Скорее интересно...

- Пришли, - моллюск открыл перед ней дверь в небольшую каюту. Внутри было... ну, по крайней мере, сухо... - Отдыхайте.

- Благодарю... - девушка устроилась на койке, поджав под себя ноги. Место вызывало брезгливость, но минимальную.

Есть не хотелось - то ли рано ещё, то ли обстановка не способствовала, так что на этот счёт Сакура обращаться не стала.

Существо пожало плечами:

- Если что, зовите, - судя по всему, его не сильно устраивала роль сиделки при непонятной девице, но и особого выбора у него не было.

Скрипнула дверь, и девушка осталась одна.

* * *

Ночь прошла в непонятном полусне. Сильной качки вроде не было, и наутро Сакура рискнула высунуться на палубу.

При дневном свете всё вокруг смотрелось ещё мрачнее и непонятнее. Вечером-то ещё можно было списать многое на освещение...

- А, наша гостья, - кажется, капитан ей почти искренне обрадовался.

- Доброе утро... Погода вроде... - Сакура побоялась ляпнуть глупость и смолкла.

- Утро доброе. Через несколько часов подойдём к берегу, и вы, наконец, вернётесь к нормальным людям.

- Спасибо. А... я хоть с ними столкуюсь? Придётся собирать в кучку все знания английского, и то может не помочь...

- Со мной вроде столковались. Так что справитесь.

- Думаете, знание языка... оно даётся?

- Может быть. Я уже ничему не удивлюсь...

- Пожалуй, я тоже...

...Незнакомый берег показался действительно через пару часов. И ждать этого момента оказалось почему-то не скучно.

- Придётся вам высадиться не в самом людном уголке. Сами понимаете, лишнее внимание, народ пугливый, - Джонс выразительным жестом обвёл корабль и свою разномастную команду. - Могут и вас заодно испугаться...

- Понимаю, капитан-сан... Ещё подумают, что я приношу несчастье... - "Да нет, другим не приношу, только себе..."

- Ну что-то вроде того... Да, кстати, у меня к вам будет две просьбы.

- Я постараюсь сделать всё, что смогу, - Сакура приготовилась внимательно слушать.

- Во-первых, если вам доведётся встретить человека по имени Джек Воробей, передайте ему, что у меня к нему разговор серьёзный есть. А во-вторых, постарайтесь больше ко мне не попадать, ни в каком виде.

Между тем на воду уже спустили шлюпку, и всё тот же моллюск ждал девушку, готовый отвезти её на берег.

- Джек Воробей? Хорошо, я запомню. А как мне его узнать? А так - я готова попрощаться навсегда, и ещё раз спасибо!

- Увидишь - узнаешь. Одно большое ходячее недоразумение. Ну всё, прощай, красавица.

- Прощайте!

Вскоре шлюпка с девушкой взяла курс на берег.

Глава четвёртая

Остров был обширным и вполне обитаемым. Первых людей Сакура увидела всего в нескольких шагах от побережья. И порадовалась, что её и впрямь не видели вместе с жуткими существами из морских глубин...

Местные жители глазели на девушку, а она на них. До Томоэ тихо доходило, что капитан Дэйви Джонс кое-что от неё утаил. Или просто к слову не пришлось сказать ей, что она сейчас не только на другом краю света, но и явно не в своей эпохе. Судя по нарядам местных и по всей обстановке вокруг... А значит, шансы попасть домой становились просто призрачными.

Хотелось разреветься - но Сакура не стала. Бедненькая девочка, хнычущая и повествующая о своих странных приключениях, не могла вызвать ничего, кроме брезгливой жалости пополам с удивлением. Надо быть умнее. И сильнее. Она недаром пережила смерть своей любви.

Правда, от этого, конечно, не легче, когда денег ни гроша - по крайней мере, таких денег, которые оценили бы здесь... Значит, что? Сделать лицо поувереннее и наняться в трактир прислугой? Пока не появится какой-нибудь непростой корабль или не случится чего ещё чудесного... Ну, а если будут приставать - так ей уже, в общем-то, всё равно. Нечего терять и не для кого себя беречь...

Сакура размышляла обо всём этом на ходу, уже не глазея по сторонам, а невидящим взором уставясь прямо перед собой. Разумеется, при таком раскладе рано или поздно на неё должны были налететь. Или хоть окликнуть. Что, собственно, и произошло.

- Эй, что приуныла, красавица?

Томоэ вздрогнула и посмотрела на говорившего.

Возраст его затруднительно было определить. А внешность отличалась крайней живописностью. Золотые зубы, подведённые глаза, бусины в волосах, косички в бороде, голова, повязанная пёстрой тряпкой... За всем этим невозможно было разглядеть, что за личность повстречалась вам на жизненном пути.

Что до Сакуры, то ей, со второго взгляда, незнакомец напомнил её врага. Того, кто сам оказался жертвой и пожалел её как смог. Того рыжего, хоть незнакомец и был черноволос. Напомнил то ли как раз несуразным нарядом, то ли хитрыми глазами - пусть и чёрными, а не голубыми, как у рыжего... И от этого девушке стало сразу и тревожно, и как-то проще и понятнее... Так что ответила она быстро:

- Я? Да так, ничего. Ищу, куда себя деть.

- Если ты всё ещё не при ком-то... значит, ищешь приключений на свою голову?

- Я не ищу, они сами находятся... Я здесь вообще нечаянно.

- Хм. Ты китайская пиратка? - незнакомец прищурился, вглядываясь в её лицо.

- Я вполне добропорядочная японская школьница, - обиженно отозвалась Томоэ. И, тут же поняв, что это может как минимум удивить, задала встречный вопрос: - А вы кто?

- Капитан Джек Воробей. Не слыхала разве?

- Ой. Очень приятно, Томоэ Сакура. А меня как раз вам просили передать, что хотят вас видеть и поговорить о важном.

- Очень интересно. И кто же?

- Капитан Дэйви Джонс.

- Тысяча чертей! Это не та новость, с которой я хотел бы начать сегодняшний день! Видимо, я был прав и ты не так проста. Откуда ты-то с ним знакома?

- Это длинная история, капитан-сан... И её лучше рассказывать не на ходу.

- Ну вот так вот. Джека Воробья хотят раскрутить на ужин и заставить оплачивать собственные похороны. Ладно, пошли. Вряд ли Дэйви Джонс платит тебе звонкой монетой...

* * *

Пить Сакура отказалась наотрез, хотя капитан Воробей и уверял, что не пьёт только нежить и что так сразу станет проще... Впрочем, даже будучи абсолютно трезвой, Томоэ за пару часов выложила новому знакомому всю историю своего попадания на странный корабль... и всё, что было до этого. Как она влюбилась в парня, который спас ей жизнь, а потом выяснилось, что он любит другого парня. Который - не что иное, как враг и негодяй, да к тому же бесцеремонно вторгается в чужие мысли... А потом было ещё хуже - оказалось, что её героя никто не принуждал спеться с рыжей заразой, что зараза сам пал жертвой чуть ли не насилия, а сама Сакура узнала цену ледяному безразличию. В отличие от героя девичьих грёз, рыжий был к ней даже добр... и помог стать взрослой. Во всех смыслах...

- Да, - промолвил Джек, выслушав всё до конца. - Никогда ещё не слышал, чтобы столько наплели на трезвую голову. Значит, видимо, правда. Хотя больше всего меня удивляет, что Джонс тебя отпустил.

- Он сказал, что ему даже душа моя без надобности. Я вообще такая - со мной если кто и общается, то исключительно из жалости. Я же рассказывала - первый урок любви и ненависти мне преподал как раз тот рыжий...

- Чёрт. Пожалуй, я бы тебя тоже отпустил, попади ты ко мне в плен. Уж очень ты... глазастая. Ладно. Иди спать, мне ты ничего не должна и Дэйви Джонсу тоже. Потом придумаю, что с тобой делать.

На самом деле в первую очередь ему надо было решить, что делать с самим собой...

Глава пятая

Кацураги заскучала быстро. Хотя надо бы радоваться, что никто не приставал. То ли впечатлились пистолетом, то ли поверили, что она является законной добычей Норрингтона - по праву первого увидевшего. Ну и примелькалась она, наверное, уже, тем более что в первый же день Джеймс ей намекнул: мол, "в таком виде" (читай - с голыми ногами) ходить неприлично даже на Тортуге, она, мисс Мисато, не дикарка всё-таки... В длинной юбке было жуть как неудобно, и от этого окружающий мир раздражал ещё в разы больше.

Может, только одно и спасало. Оба бывших офицера так и продолжали держаться вместе. Хотя формально Кацураги жила одна и в условно тихом месте - но приходила туда только спать. Поздно и навеселе. После долгих, терзающих душу бесед в какой-нибудь таверне или в заветном месте на берегу.

- Вот как так можно? Вы... ты... - они уже успели выпить на брудершафт, но Мисато иногда ещё сбивалась. - У тебя хоть цель в жизни есть или ты на всё плюнул?

- Пробовал плюнуть, да никак не получается, - Норрингтон пожал плечами. - Точнее, наполовину получается. Знаю, что надо бы что-то... а никак...

- Никак что? Есть цель, но нет воли к воплощению? Могу помочь, энергии много, а девать некуда...

- Да уж, пригодилось бы...

- А что делать-то надо? Само всё равно ничего в руки не приплывёт, как мы, помнится, понадеялись...

- Понятное дело. Вот в том-то и проблема - не соображу, что делать...

- Но выбирать-то есть из чего? Отомстить, отплатить, попытаться выбраться из этого болота и вернуться в нормальное состояние?..

- Последнее. Остальное... Да как-то некому и не за что.

- Ну так. Чтобы вернуться во флот - как я понимаю, тебе надо искупить вину. Найти клад, принести голову врага на палке, что-то ещё, чтобы зауважали...

- В принципе, да.

- Ладно. Едем дальше. Ты тут на отшибе, но вести-то на сорочьих хвостах... или скорее на селёдочных... долетают. Как о перемещениях врагов, так и о призах, за которые сражаются...

- Долетают. И даже больше, чем нужно. Надо только наиболее подходящую выловить...

- А ты до сих пор не?.. Я-то разговоры слушаю, но понимаю пока мало. То какие-то карты ищут, то компасы, то ещё какую ерунду...

- Большая часть того, что тут ищут, интересует кого-то только здесь же. А нам с тобой, как я понимаю, нужно нечто поглобальнее.

- Что да - то да. Если бы я ещё знала, что нужно твоему бывшему начальству...

- Моему - не знаю, разве что чудо какое. А вот если через, скажем так, соседние инстанции пробовать, можно и придумать что...

- Ммм... Что за зверь есть здесь у вас соседние инстанции?

- Всякие местные власти да торговые компании...

- А, поняла. Ну так, пока мы здесь одни: преступник в цепях их устроит?

- Смотря какой...

- Страшный, ужасный и трудноловимый.

- Возможно. Если у них с ним были серьёзные проблемы.

- Не думаю, что список обширен.

- Такого масштаба - очень даже маленький список выйдет...

- Так написать на бумажке и вычеркнуть всех лишних!

- А потом поймать и... В сокращённом варианте звучит неплохо...

- Детали по ходу придумаем, пока генеральный план, - она возвела глаза к небу, хоть и не могла там ничего, кроме этого самого "генерального плана", узреть. Информация в мозгах, конечно, была, но, как говорится, неструктурированная...

Он мог, конечно, сразу и не задумываясь предложить довольно длинный перечень кандидатов... Но для начала надо было этот перечень перебрать и выкинуть имена, потерявшие по тем или иным причинам актуальность.

Она сидела тихо, не мешая думать и ожидая конкретики. И едва удерживаясь от того, чтобы водить пальцем по губам и кусать ногти.

Проникнуть в мысли сидящего рядом ей, конечно, не дано было - она могла только глядеть в его сосредоточенное лицо. И помимо воли думать о личном и глупом...

Ей двадцать девять, а вспоминать-то почти нечего. Была любовь - да лучше бы её, наверное, и не было... Хотя, конечно, она, Мисато Кацураги, во многом виновата сама. Она давно поняла, что небезразличные ей мужчины похожи на её отца. Она боялась снова быть преданной - как предали когда-то их с матерью. Она боялась, жгла мосты, уходила от отношений...

Она и сейчас боится.

Похож? И да и нет. Она просто раньше таких не встречала. Ей видится в нём надёжность и порядочность. Она, Мисато, знает, что он к ней неравнодушен, но встречает только заботу и защиту - и не более. Всё, что он может для неё сделать, он делает. И не смеет предложить большего...

А вот она пытается - раз уж страшно просто подсесть поближе, обвить руками, стереть с лица печать забот...

* * *

- А в итоге и правда мало остаётся... - наконец заговорил Норрингтон, заставляя девушку вынырнуть из размышлений. - Если я, конечно, ничего не забыл...

- Озвучивай давай уже!..

- Так... - он задумчиво чертил что-то на песке. - Ну, для начала, например, Холланд по прозвищу Счастливый Череп... Этот достал всех, причём в международном масштабе...

- Ну и? Наверное, на него и управа должна быть в международном масштабе?.. Вдвоём явно не сунешься...

- Вдвоём мало к кому сунешься, если только с ну очень хитрой интригой... А это, кажется, не к нам с тобой. Значит, вычёркиваем его и ещё парочку того же класса...

- Да, для хитроумных планов лично у меня элементарно мало информации, так-то, может быть, и... Тогда остаётся вообще два с половиной гражданина?

- А у меня, собственно, и хитрости... Ну да, вроде того.

- Так, слушаю дальше.

- Был ещё один... Фамилия его, вроде бы, Стирфорс, но все его знали под кличкой "Учёная Нога".

- Ой, почему "учёная"?

- Насколько мне рассказывали, когда-то он состоял в Королевском учёном обществе, изучал живность морских глубин. Ногу он потерял в битве с каким-то чудищем, пенсиона от казны почему-то не получил и с горя подался в пираты. Или наоборот, сначала подался, а потом за это и не получил... Так вот, личность он хитрая и опасная, поскольку ещё и образованная. Но, может, нам и могло бы что-то удаться... не отбудь он не так давно в сторону Китая.

- Эх. Так, ну и кто же нам тогда остаётся? На растерзание? - Кацураги поглядела в лицо Джеймсу, гадая, стоит ли надеяться...

- Такими темпами нам остаётся только одно... нечто... Похоже, судьба моя такая.

- Нечто - это как? - и сразу стало совсем интересно...

- Во всех смыслах нечто, - почему-то на сей раз от воспоминания ему захотелось смеяться. - Непонятная птичка по имени Джек Воробей. Кстати, а это и правда вариант...

- Даже знакомое имя, периодически наше окружение его поминает. Только я никак не могу составить представление...

- Я тоже... Ходячая неприятность для себя и окружающих. Человек не самый порядочный и надёжный, но если и сделает гадость - то не со зла, а потому что просто так вышло. И по-моему, немножко того... Вот и разберись...

- А зачем же он пиратствует? Из любви к приключениям, что ли?

- Ну говорит, что да...

- Ладно, нечего было людям солить, хоть бы и не со зла. А вообще... у тебя глаза странные, когда про него говоришь. Ты не из-за него ли?..

- В какой-то степени. Хотя больше по собственной глупости.

- Ты, видно, из тех, кто во всём обвинит себя... Ладно. Если не боишься личной мести - надо думать, что можно сделать.

- Хотя бы выяснить, где сие существо обретается в данный момент. Потому что может - где угодно...

- По слухам - должен быть близко, вроде его даже видели...

- Ну это проверить можно. А дальше... Узнать бы, что у него на уме, а там сообразим, как вмешаться.

- Судя по всему, на уме может быть всё, что угодно. Не шпионов же нам подсылать? Хоть меня он пока и не знает... А, хотя нет, все знают, что мы с тобой... - она смешалась и замолкла.

- Думают, что знают... Ну ладно, не в этом дело.

- Да, точно. Значит, по-любому наш удел - собирать слухи... И ждать, пока этот Воробей явится сюда.

Глава шестая

Наутро капитан с Сакурой пустились в путь. По тому же острову, оказавшемуся довольно обширным... сквозь джунгли, в непролазную чащу. Будто в кино... если бы не грязь и не укусы насекомых. Хорошо ещё - не самых свирепых и вполне отгоняемых руками.

Воробей и Томоэ шли молча, потому что переговариваться было трудно и некогда. Капитан только иногда ругался сквозь зубы, пытаясь не слишком цветисто. А Сакура старалась даже и не пищать - чтобы не показаться в тягость.

Наконец они добрались до странной низенькой хижины. Джек постучался, и наружу выглянула темнокожая женщина с живописной причёской, по-своему даже красивая - жутковатой потусторонней красотой.

- А, здравствуй, Джек Воробей, давно же мы не виделись! - голос у неё был тягучий, гипнотический, с акцентом, странным даже для Сакуры, каким-то чудом прекрасно понимавшей местных.

- Здравствуй, Тиа Дальма. А я к тебе за помощью...

- Да я уж поняла, что не просто так. А жаль, жаль... А что за существо ты с собой привёл?

- Да вот подобрал непонятную девочку... не из нашего времени. Это скорее по твоей части - я в таких мудрёных делах не разбираюсь.

- Ты хочешь, чтобы я её пристроила? Привет, малышка!

- Здравствуйте, - Сакура обиделась на "существо" и потихоньку начинала воображать ужасы. - Не надо меня пристраивать, мне домой надо.

- Не обижай девочку... мисс Сакуру, - вступился Джек. - Ей и без тебя плохо. А ревновать тебе, Тиа Дальма, не с чего. К тому же неприятности у меня не по её милости. Меня ищет Дэйви Джонс.

- Хочет взыскать с тебя долги. Ах он старый сушёный осьминог! Сто лет службы на его корабле за каких-то тринадцать годков капитанства на своём собственном - это даже не смешно... Ладно, заходите оба, - колдунья, ибо кем ещё могла быть эта женщина, распахнула дверь.

Внутри хижины было полутемно, и тем более жутко выглядели таинственные предметы, развешанные по стенам. Кажется, кроме чучел птиц и морских гадов там были и сушёные человеческие головы.

- Садитесь, куда не побрезгуете! - пригласила странная женщина.

Присесть, собственно, только и можно было, что на пол, на циновки. Сакура устроилась на почтительном расстоянии от капитана и ещё дальше - от хозяйки.

Та зажгла какую-то курильницу, и по хижине поплыл очень странный, дурманящий запах.

- Не обращайте внимания - мне так легче думать. Ну что, Джек Воробей, на сушу Дэйви Джонс не сможет вылезти ещё девять с лишним лет. Вечно ты, конечно, не сможешь отсиживаться на берегу - но, думаю, Джонсу так и так скоро будет не до тебя. Можешь даже распустить слух, что ты помер - раз помер на суше, то твоя душа Джонсу и не достанется, хоть он дерись. Когда всё вскроется, будет уже поздно.

- Не сказал бы, что мне это нравится, - хмыкнул Джек, - но в моём случае все средства хороши.

- Ну вот и сиди пока у меня - слухами я сама займусь. А вот девочке... мисс Сакуре придётся потрудиться. Если хочешь попасть домой, милочка, - разыщешь для меня одну вещь.

- Ой, а у меня получится? - быть кому-то нужной оказалось приятно, даже обижаться расхотелось.

- Должно. Ты маленькая, юркая, тебя здесь никто не знает. Сейчас объясню, что искать.

- Может, её хоть в парня переодеть? - вмешался капитан. - Раз уж я не смогу в этом участвовать и её подстраховать...

- А можно, - колдунья смерила девушку оценивающим взглядом. - Волосы короткие, чтобы скрыть фигуру - всего-то и нужно, что куртка да штаны пошире... И вперёд!

Глава седьмая

Весть о том, что капитан Джек Воробей скоропостижно скончался, в мгновение ока облетело всю Тортугу. Многие не поверили, говорили, что слышат подобное уже не в первый раз и что "Воробья об стенку не расшибёшь"...

Но проверить и точно выяснить было нереально, Норрингтон поверил как-то вдруг и сразу, и Мисато никак не удавалось его растормошить. Всё, что она могла сделать, - это напиться за компанию.

Безусловно, это был не выход, но... Но было как-то не до поисков выхода. Скорее, хотелось просто отделаться от мыслей о том, что опять надо что-то искать... и от далеко не оптимистичных предчувствий...

Так что они сидели в одной из двух комнатушек, которые условно считали своими... и методично набирались.

Точнее, методично получалось только у экс-командора. Кацураги вместо того, чтобы угомониться, бегала из угла в угол и сверкала глазами. Алкоголь её только подзаводил...

- Ладно тебе, - говорил ей Норрингтон, - побереги энергию для нормального состояния... Или иначе не успокоишься?..

- А не знаю, если честно... Большое желание кого-нибудь прибить. Потому что ничего конструктивного всё равно моей энергией не сделаешь...

- Прибить здесь, кроме нас, всё равно некого.

- В том-то и дело...

...Проносясь в очередной раз мимо Джеймса, Мисато запнулась ногой о половицу - и повалилась чуть ли не к нему на колени.

- Ой, прости... - чтобы подняться, пришлось схватиться за его плечи. Только ноги, хоть и длинные, никак не могли нащупать пол...

- Ничего-ничего... - да, то, что будет просто помочь ей встать, ему явно показалось. Спасибо хоть удалось не уронить ещё раз...

Удалось-то потому, что она за него держалась...

- Если ты встанешь - сам упадёшь... Вроде уже и так... нормально... - да так и не расцепила рук...

- Да, пожалуй... Как-то и безопаснее...

Она стояла на нетвёрдых ногах и смотрела ему в лицо сверху вниз... И мимоходом в очередной раз подумала, что всё ж таки он ей очень даже нравится...

- Хмм... А не влюбиться ли мне в тебя?.. - и даже глаз не опустила - хватило окаянства на нетрезвую-то голову...

- Думаешь, стоит? - он даже не удивился. Пока что...

- Ну... Если сравнивать тебя с местными... И с теми, кто попадался... в моём мире...

- Неужто чем-то лучше?

- Надёжнее. И не считаешь себя... неот... разимым, и с глупостями не пристаёшь. Какая жалость, что... я угробила свою молодость... на разных... тьфу, на одного, но стоил он всей Тортуги... По крайней мере по количеству крови... которую он мне испортил... Так-то его убили ещё раньше меня... и не за самые плохие дела...

Тут можно было только промолчать. Ну и кивнуть с понимающим видом...

Ей даже немножко стыдно стало за свою откровенность... хотя он и так не должен был обольщаться насчёт отсутствия у неё "прошлого"...

- Ладно, я сама хороша была, и вообще дело прошлое... Не будем... - она отвела от его лица спутанные длинные пряди, попробовала привести их хоть в относительный порядок... - Благородство не пропивается... Как ни старайся... Хотя честно первый раз такое вижу...

- А я так старался... - он улыбнулся. Поймал её руку. - Как будто я такую как ты не в первый раз...

- А, у нас таких много... Я здесь просто... пришлый элемент... - руки она не отняла и почувствовала тепло, дошедшее от кончиков пальцев, казалось, до сердца...

- Не в этом дело...

- А в чём тогда?..

- Не знаю... Просто... Кажется, ты где угодно была бы необыкновенной...

- Ой... Нет, ну разное говорили... но обычно с подтекстом... Всё, теперь точно не отвертишься! - и наклонилась ближе, скользнула губами по щеке...

От такого отвертеться и правда было сложно. Тем более, в их состоянии...

Она теперь знала, куда направить свою неуёмную энергию... Получалось, конечно, бестолково, с нарушенной-то координацией... и долго, пока удалось наконец поцеловать по-настоящему...

...И совсем не держали ноги, и приходилось опять почти садиться к нему на колени, хотя тоже получалось как-то мимо...

...И как-то вдруг стало неважно, что потом... И вообще это самое "потом" оказалось под сомнением. На ближайшие... сколько там... часов...

Он помог ей устроиться поудобнее и по возможности удерживал от падения...

Она уже не боялась упасть... и ничего не боялась... ведь он и удержит, и не остановит раньше времени... Она дала волю рукам, благо он давно уже ходил расхристанным. И чувствовала, как голову кружит всё сильнее...

А закружило действительно - так, что и не остановишь... Да и, кажется, не надо ничего останавливать...

Похоже, сейчас ей лучше было не мешать...

Потрёпанную форменную куртку она скинула уже давно, жарко же... А сейчас уже была готова и майку стащить, что и пыталась делать непослушными руками... уже не думая о том, что ведёт себя неподобающе, и только сосредоточиваясь на процессе...

Вот тут уже можно было и помочь. Бестолково, конечно, но всё-таки...

Возня затянулась, и пару раз они всё-таки чуть не оказались на полу. Особенно когда она пыталась красиво откинуться ему на руки...

- Нет, мы всё-таки слишком... Поможем, что ли, друг другу... упасть в горизонтальное положение?..

- Да уж, не помешает... пока оно само не вышло...

Дошли... поддерживая и лаская друг друга. Всего несколько шагов, а так трудно...

- А вот теперь можно и... - она усмехнулась и осторожно, хоть и ощутимо, толкнула его на спину. И улеглась сверху, даже умудрившись не упасть с размаху...

- Можно? - он улыбнулся, почти неожиданно для себя обнимая её. - Как скажешь...

Она рассмеялась совсем уж по-хулигански... Стала целовать его и ласкаться, стараясь не сильно выворачиваться из его рук - зачем, приятно же...

Её веселье оказалось очень даже заразительным. Он тоже рассмеялся, чуть крепче обнимая и увлечённо целуя...

Дальше возня стала совсем уж бестолковой, хоть и с ясной целью - разобраться до конца с одеждой и...

Только Мисато так и не позволила Джеймсу толком переменить положение. Девочки сверху, потому что они бессовестные...

Он, в общем, сильно и не возражал. Почему бы и нет, если так хочется? Ведь, в конце концов, именно это и главное...

И она уже не помнила себя... пока не упала в изнеможении, стараясь не на него, а рядом...

- Как замечательно!.. - и глаза уже закрывались...

...А теперь просто обнять... и тоже спать. И пока ещё не думать, что будет после пробуждения...

Глава восьмая

Наутро всё нахлынуло одновременно - похмелье, жуткое чувство стыда за вчерашнее и полная растерянность. Норрингтон только и порадовался, что девушка ещё спала. Осторожно, стараясь не разбудить, укрыл её получше. Собрал свои вещи и тихонько вышел из комнаты.

Кажется, в ближайшее время им двоим предстояло чувствовать себя крайне неловко и старательно делать вид, что ничего не было. Хотя кто же её знает, может, она и не вспомнит? Тогда тем более вся вина за происшедшее ложилась на него...

...Мисато проснулась на пару часов позже, с соответствующим самочувствием и осознанием того, что абсолютно не помнит вчерашнего вечера и ночи. Воспоминания обрывались в тот момент, как они с Норрингтоном узнали, что Джек Воробей мёртв, и пошли заливать вином свои несбывшиеся надежды... А дальше? Должно ли ей быть за себя стыдно? Видимо, должно, но вот за что? Оставалось только надеяться, что она сама доползла до кровати или хотя бы сама разделась. Важно - не в обратном порядке. И не при свидетелях...

Кацураги сползла с кровати и принялась одеваться. На ходу протянула руку к бутылке на столе - осталось ли хоть глотнуть? И рука так и повисла в воздухе.

Около бутылки сидел здоровенный зелёный ёж и хитро ухмылялся.

Первым побуждением Мисато было завизжать. Но она подавила этот порыв: в конце концов её галлюцинации - всего лишь её личное дело.

- Иди отсюда, - сказала она ровным голосом, каким отдают самые важные приказы.

- И не подумаю, - ответило наглое видение... и ткнулось холодным носом ей в руку.

И вот тут бравый майор Кацураги всё-таки взвизгнула.

На шум, конечно же, сразу примчался Норрингтон. Он ожидал чего угодно - но не странного зелёного создания. Которое совершенно точно плодом бреда не было, иначе его бы видел только кто-то один...

- Это ещё что за... - и бывший командор вовремя сдержался, чтобы не выругаться.

- Ну ёж я, - ответило существо. - Зелёный. Кто-то хотел допиться - результаты налицо. Привет. Вы хотели чем-то заняться? Так прячьте меня.

- От кого и зачем? - вести беседы с загадочным зелёным ежом почему-то показалось делом вполне нормальным.

- От Дэйви Джонса в первую очередь, - деловито стало перечислять существо, - от колдуньи темнокожей и от собственно Адмиралтейства.

- Так, - отмерла Мисато, - если ты государственный преступник...

- Ни разу, майор! Просто меня немножко оживили и я хочу свободы, ага.

- А вот с этого момента поподробнее, - почти потребовал Норрингтон.

- Так. Кто такой Дэйви Джонс - вы себе представляете. Капитан "Летучего Голландца" и сборщик утопленных душ. То, что он держит своё сердце в сундуке - тоже, наверное, слышали. Так вот, однажды колдунья Тиа Дальма, былая любовь вышеупомянутого Джонса и приятельница, кстати, Джека Воробья, наткнулась на этот сундук, открыть, конечно, не смогла, но немножко поколдовала. И из сердца получился я. В сундуке, конечно, не усидел, колдунье нос показал и смылся. А тут вы. Смотрю, такие милые люди - и напиваются почём зря...

- И что же, решил нас навсегда избавить от этой вредной привычки? Хотя нет, это неважно. Чего тебе от нас надо-то, чудо-зверь?

- Чтобы вам скучно не было и чтобы вы меня не дали в обиду. Хотя в вашей власти, командор, перестать быть бывшим командором, если вы оттащите меня в Адмиралтейство. Ну или хотя бы в Порт-Ройял лорду Беккету. Ещё чуть-чуть - и он пронюхает про сердце, засадит ряд людей в тюрьму и начнёт гонку за мной... Чтобы заставить себе служить, вот.

Норрингтон поднял бровь. Ничего не сказал, но слушать стал с удвоенным вниманием.

Ёж продолжал:

- Если в ближайшие дни не пойти на опережение - будет расстроена свадьба губернаторской дочери с её кузнецом. Девушка окажется за решёткой, парень будет послан в долгий путь. Гонка выйдет долгой, но вы, командор, можете выиграть больше одного приза.

- Вот уж этим я точно заниматься не стану. Пусть мисс Элизабет выходит за того, кого выбрало её сердце, - да и зачем вмешиваться, после хмельной ночи с Мисато - исключено, с какой стороны на дело ни взгляни...

Кацураги почувствовала, как сильно и радостно стукнуло сердце. Про взбалмошную губернаторскую дочку она кое-что слышала - и, кажется, получила сейчас лишнее подтверждение тому, на что надеялась. Тому, что со стороны Джеймса здесь был только расчёт да самолюбие и что сейчас ни то, ни другое уже не имеет для него значения... Мисато даже подмигнула:

- Правильно, свадьбы расстраивать - распоследнее дело. Значит, надо опередить этого вашего лорда. Но не можем же мы отдать такую чудную зверюшку некоему нехорошему человеку, а? - она озадачилась. Глотнула всё-таки из бутылки, улыбнулась и добавила: - А нельзя ему подсунуть что-нибудь ненастоящее? Или это не по правилам?

- Почему же не по правилам? Только надо найти что-то подходящее и такое, чтобы не сразу понятно было, что ненастоящее, - командор с сомнением разглядывал ежа. - Хотя попробуй, найди что похожее... Или никто не знает, как ты выглядишь?

- Колдунья знает, хотя она рассчитывала совсем не на такой эффект. Беккет не знает, ему сердце подавай. Хорошо, что вы не поставили интересы флота... потому что для Беккета собственные интересы всё равно превыше, он бы с моей помощью работал на свой карман.

- Допустим, - да Норрингтон почти и не сомневался. - А с тобой что нам делать? Прятать где или что?

- Ага, прятать, никому не отдавать и никому не рассказывать. Потом, когда вернётесь во флот, я вас отблагодарю.

- Да ладно, - Кацураги даже потянулась погладить ёжика по пузу, - до этого долго ещё, лично я и так... И надо думать насчёт ненастоящего.

- Ненастоящего, но убедительного... - подхватил её мысль командор. - Хм, чудо-юдо морское, что ли, какое-нибудь придётся откапывать?.. То есть вылавливать?

- Похоже на то, - хмыкнул ёж, - чтобы было почти живое, не кусалось и могло при этом насолить... Выжить этого типа из Порт-Ройяла, вот.

- А там с ним и так разберутся... Если хоть половина того, что я слышал о Дэйви Джонсе, - правда, и если у этого типа хватит наглости его шантажировать...

- То мы все вместе будем долго смеяться. А потом я, может быть, и вернусь к хозяину, чтобы не бегал бессердечный, не знаю пока...

- До этого ещё долго, - опять сказала Кацураги. Предстоящая перспектива просто кружила голову...

Глава девятая

Сакура, в матросской куртке и широких штанах, надевшихся даже поверх её недлинной юбчонки, с лицом, перемазанным сажей, ухитрялась незаметно красться в предрассветной мгле по опасному острову Тортуга. Время было глухое, все злоумышленники полегли спать...

Девушка высматривала в домиках и лачугах зелёное свечение. Конечно, ёжик должен был прятаться под подушку, в бочку или куда там... Но колдунья утверждала, что подобному существу спрятаться не так просто.

Вот. Есть! Сакура прижалась лицом к оконному стеклу и тихонько позвала:

- Ёжик! А ёжик? Иди сюда!

Окно принадлежало комнате Мисато. Нахальный ёж устроился в ногах кровати - поверх одеяла, чтобы не колоться. И майорша спала гораздо более чутко, чем загадочный зверь. Вздрогнула от шороха, вскочила... увидела неясную тень за окном. Быстро встала, на ходу накинула куртку, выскочила на улицу. Схватила злоумышленника за руку.

Подросток... темнокожий или просто чумазый. С растерянной мордашкой...

- Ты что тут делаешь?..

- Я... Ну...

- Так, ладно. Пойдём поговорим, - показалось или... Да нет. Даже в полумраке видно: пленник, скорее всего, на самом деле - девочка...

Сакура моргала от пламени свечи... Пыталась понять - кажется или встретила соотечественницу?

Мисато тоже приглядывалась. Точно, девочка. Кого она хотела обмануть этим маскарадом? Если только пьяных мужиков...

- Ну и что ты тут делала, милочка? - тон ласковый, но твёрдый...

- Меня искала! - проснулся наконец и ёж.

- Ёжик, миленький, - обрадовалась Сакура, - а может, ты со мной пойдёшь?

- Куда это?

- К колдунье... Тиа Дальме... Она меня тогда домой отпустит...

- Не пойду. А зачем тебе домой? Ты разве не умерла там у себя, как мисс Мисато?

- Я? - Сакура взглянула на молодую женщину с некоторым ужасом. - Да нет, я только на одну минуточку подумала, что хочу утопиться, а попала на корабль к Дэйви Джонсу...

- Вот так-то вот, - наставительно сказал ёжик. - Странно, что он тебя не подшил к делу.

- Да ему капитан Джек Воробей нужен, а не я... Я даже на замену, видимо, не сгодилась бы...

- Может, это он потому подобрел, что я сбежал? В смысле - что его сердце стало мною?

- Не знаю, - вмешалась Кацураги. - Но Джек Воробей мёртв и по-любому должен был попасть куда ему следовало... Если что - то это решать уже не людскими силами...

Сакура открыла было рот - и тут же вспомнила про слухи, которые следует распускать.

Ёжик хмыкнул, но ничего не сказал.

Мисато пожала плечами:

- Ну так. Ежа не трогать, до утра сидеть спокойно, потом что-нибудь решим...

- Что у вас тут случилось? - заглянул в комнату Норрингтон. И не без удивления заметил, что кроме майорши и ежа там сидел ещё кто-то.

- Я поймала охотника на ёжиков, - рапортовала Кацураги. - Из моей страны и, может, даже из близкого к моему времени. Товарищ утверждает, что знает Дэйви Джонса, Тиа Дальму и, кажется, Джека Воробья.

- А вот я её не знаю, - встрял ёж. - Она какая-то неучтённая совсем. С мисс Мисато хотя бы понятно всё, а здесь... ерунда какая-то.

Майорша показала ежу кулак. Потому что колючий испортил эксперимент: примет ли командор девочку за чумазого парнишку?

Впрочем, Норрингтону озадачиваться было недосуг, так что он распорядился:

- Тогда пускай товарищ рассказывает, откуда взялась, почему неучтённая и чего хочет...

- Ммм... - девушка опустила глаза. - Про неучтённость ничего не знаю, я, по-моему, лишняя по жизни... Зовут Томоэ Сакура, шестнадцать лет, учусь в школе в Токио. Были проблемы... из-за первой любви, неважно... подумала про "утопиться", попала на три столетия назад, на корабль к капитану Дэйви Джонсу. Тот меня отпустил, сказал - моя душа ему ни к чему. Доставил на сушу. Там... один добрый человек... отправил меня за советом к Тиа Дальме-сан, а та сказала, что вернёт меня домой, если принесу ей зелёного ёжика. Переодела меня в парня, помазала сажей и отправила сюда...

- А сажей-то зачем? - уцепилась Мисато за самую несуразную деталь.

- Из ревности... ой, для конспирации, наверное.

Ёж опять хрюкнул - хоть его осведомлённость и не была бесконечной...

- Из ревности, говоришь... к доброму человеку... - сделал пару выводов командор. - Ну ладно, не в этом сейчас дело. Ей-то ёж зачем, не сказала? Или, может, ты знаешь, зелёненький?

- Мне не сказала... сказала - надо и всё... - Сакура так и не решалась поглядеть на допрашивающих...

- Зачем-зачем... - проворчал диковинный зверь. - На Джонса воздействовать, вестимо! Чтобы загнать его под каблук, а самой безнаказанно гулять с разными там... Хотя частично это я вредничаю - помириться она с ним хочет, только не знает, как за дело взяться, вот и выходит чушь. Ещё этот здесь замешался... Мисс Сакура, у твоего доброго человека случайно не золотые зубы и не подведённые глаза?

Томоэ залилась краской:

- Не моя тайна. Не скажу.

- Уже можно и не говорить, похоже, зелёненький угадал, - переживания будут потом, когда-нибудь, сейчас Норрингтона интересовало другое: - Ну, господа, что делать будем?

- Хм... - задумалась Кацураги. - Надо сделать как-то так, чтобы никому не было обидно и окружающим поменьше вреда. Если я правильно поняла - мадам колдунье нужен не столько ёж, сколько примирение. Если попробовать устроить - может, и от зелёного отвяжется, и Сакуру-тян домой отпустит. Ситуация-то в том, что у нас мало времени, из-за Беккета и его козней. И ещё, как я поняла, капитан Джонс охотится за капитаном Воробьём, а тот скрывается у колдуньи. Как некстати-то... Пока при любом раскладе кто-то да оказывается в болоте... - сейчас почему-то не хотелось говорить вслух, что ещё несколько дней назад они с командором как раз и собирались устроить "полное болото" Джеку Воробью, что сейчас у них есть шанс ещё на один приз... Была злость на хитрого пирата - но была ещё и бедная краснеющая девочка, связанная обязательствами, непонятными даже ей самой. И продолжавшая удивлять всех вокруг, вон, что опять предложила:

- Давайте, в болоте буду я. Всё равно кому я нужна, да и дома не особо ждут...

- Давайте посмотрим, что мы в первую очередь можем сделать, и от этого плясать начнём, - Норрингтон пытался перевести обсуждение в русло разума. - Потому что если всё сразу - только запутаемся и напортачим.

- Я бы поговорила по душам с колдуньей, - отозвалась Мисато. - И занялась бы обманкой для Беккета, может, с её же помощью...

- Значит, надо будет с ней повидаться, - кивнул командор. - Мисс Сакура, дорогу показать сможете?

- Думаю, смогу, хоть меня сюда и морем доставили, но и они помнят, откуда, и я вроде помню, где живёт Тиа Дальма-сан...

- Уже хорошо. Значит, насчёт этого решено...

Глава десятая

До обители колдуньи добрались без приключений. Только наконец-то нормально перезнакомились, и обе японских гостьи обсудили кучу всего про будущие времена - те, где каждой из них довелось жить. Стараясь при этом, чтобы Норрингтону тоже было не скучно и понятно. То есть старалась-то, конечно, в основном Мисато - Сакура скорее переживала, пытаясь понять, чем всё кончится и сильно ли она виновата...

...Тиа Дальма, видимо, почуяла их приход заранее. Велела Джеку Воробью затаиться, вышла из хижины, смерила взглядом троих, не считая ежа. Заговорила:

- Приветствую всех! Сакура, ты могла бы быть и поосторожнее, но, пожалуй, это существо всё равно начало бы ставить условия. Ёж, ты меня любишь?

- Я себя люблю. И свободу.

- Поэтому общаешься с живописно оборванными бывшими флотскими офицерами и их подругами? Ну, может, и не самый плохой вариант... Ну и чего вы от меня хотите, господа, раз пришли целой делегацией?

- Пока поговорить хотим... - ответил первым командор. - О ежах и о свободе. Если вы, конечно, не против.

- Пока не против, мне жутко интересно... - колдунья уселась на пороге и вытянула ноги перед собой.

Джеку тоже стало интересно - тем более когда услышал про "оборванного экс-командора", а потом и собственно норрингтоновский голос. Такое зрелище упускать было нельзя. Так что пиратский капитан неслышно подошёл к двери, стараясь незаметно выглянуть.

Тем временем заговорила Мисато, пытаясь подобрать нужные слова:

- Видите ли, Тиа Дальма-сан... Соваться в чьи-то личные отношения - это последнее дело, наверное, надо разбираться приватно вам, ежу и капитану Джонсу... Но просто тут слишком много всего запуталось. Ёж просил у нас защиты и справедливости. Вы сможете справиться без него?

- Не знаю. Бессердечный да неподвластный Джонс - это последнее дело. Ёж понадобится хотя бы чтобы вызвать его сюда...

- А по-человечески нельзя? Без магических штучек и влезания на чью-то личную территорию? - Кацураги начинала злиться.

- Ты просто всего не знаешь, мёртвая девушка...

- Ей просто есть что скрывать! - ёж ткнул коротенькой лапкой в колдунью. - Джонс первым делом ей скажет, что она... нехорошая... если она его не заколдует!

- Насколько я в курсе, ей тоже найдётся что ему сказать, зелёненький. И чем дольше с этим тянуть, тем больше накопится, - рискнул вмешаться в женский разговор Норрингтон. - Так что, уж простите, конечно, но поговорить по-человечески вам надо бы...

- Надо, надо... - Тиа Дальма задумалась. - Ладно, никто не вмешивается, а я не колдую. Ёж, тебя здесь, будем считать, нету. Тогда вопрос: как вытащить Джонса сюда?

Майорша, реагируя на шорох и на собственные мысли, поглядела за спину колдунье. Тот, кого она прятала, почти уже обнаружил своё присутствие.

- Вы об этом думаете, Мисато-сан? - почти вскрикнула Сакура, проследив её взгляд. - Не надо, я ничего не говорила, я ничего не предлагала...

- Да мы сами догадались, не переживай. И вовсе я и не думала - просто смотрю и слушаю... - Кацураги поглядела на командора. Важна была его реакция... Тот сразу отозвался:

- Кажется, здесь собрались действительно все... Тиа Дальма, больше вы никого не прячете? Пускай уж все показываются...

- Я не выдаю тех, кого я прячу, и назло не отдала бы Джонсу...

- Тогда я сам вылезу, - Джек Воробей аккуратно обошёл хозяйку. - Здесь слишком интересно, чтобы отсиживаться. Встречаться с Дэйви Джонсом, конечно, большого желания нет... Но кто ещё знает, чем это может кончиться. Командор, моё почтение... Мисс Сакура... Мисс или миссис...

- Кацураги Мисато, - она разглядывала пиратского капитана с неослабевающим интересом. На вид забавный, не страшный, даже гоняться за таким как-то некрасиво... да и ситуация у него... И всё-таки майорша не удержалась, кое-что припомнила: - Вот как, оказывается, выглядит нехороший человек, на чьих мнимых похоронах мы напились вусмерть... с горя, конечно...

- Что сами не прибили и не сдали властям? А что в этом плохого, мэм, - напиться вусмерть? И потом - позвольте, я пират и не должен быть хорошим... - тут он встретил укоризненно-восторженный взгляд Сакуры, а потом даже почти подавился, увидев, с какой злостью глазастая девочка уставилась на темноволосую красотку.

- Простите, не сдержалась, - Мисато стало неловко, что перед Джеком, что перед Томоэ. - Это личное, я не собиралась вас сдавать... Тем более Дэйви Джонсу...

- Какая разница, пропадать - так с музыкой и в достойном обществе! Пусть приходит...

- Общество что надо, - с непонятным чувством откомментировал Норрингтон и повернулся к хозяйке. - Ладно, так что теперь надо делать?

- Господа, вы меня подставляете, - у колдуньи получилось жеманно. - Мне, видимо, следует сказать Джонсу, что его ждёт знатная добыча... Может, он всё-таки сам сообразит и сумеет сюда добраться, здесь у меня всё-таки не совсем суша...

- Я думаю, что сообразит, - Джек явно делал хорошую мину при плохой игре и надеялся неизвестно на что. - Кому суждено быть повешенным - тот не утонет. И наоборот соответственно. Так что, Тиа Дальма... спасибо за отсрочку.

- Может быть, всё-таки меня возьмёт? - опять встряла Сакура.

Кацураги хотела беззлобно обозвать её дурочкой... но тут же сообразила, что сама не лучше, просто не показывает. Она за командора тоже бы... и с тем же результатом. Он бы тоже, как сейчас Воробей на Томоэ, смотрел будто на сумасшедшую...

* * *

Ждать пришлось не так уж и долго. Хотя... в колдовском доме за временем как-то следить не получалось.

И всё равно, когда где-то за дверью раздался знакомый как минимум половине присутствующих голос, поначалу напугались все...

- Зачем звала?

- А, дорогуша, заходи, - Тиа Дальма выглянула из хижины, где теперь сидела вся компания. - А не можешь - так сами вылезем.

- Зачем звала?

- Соскучилась, поговорить надо... Можно наедине, а можно в приятном обществе...

- Наедине, боюсь, подерёмся, - усмехнулся Джонс. - Да и сдаётся мне, что знаю я твоё общество...

- Наверное, знаешь, иначе не пришёл бы. Я их честно прятала, но они сами не захотели. Итак, один не жаждущий твоего общества, но готовый к встрече, одна жаждущая, но никчемушная и парочка просто зрителей, которые хотят что-то себе поиметь.

- И ты, которая хочет "просто поговорить"... Хорошо. Поговорим. Пройти-то дай...

- Заползай. То есть заходи, дорогой... - колдунья посторонилась.

- Так. Двоих я знаю, третьего видал, четвёртую вижу впервые... И, думаю, мне можно не представляться, и так понятно. Кому из вам я нужен и зачем?

- Мне нужен, - влезла вперёд всех Сакура. - Вы хоть и просили вам больше на глаза не попадаться, капитан-сан... но вам действительно нужны души только тех, кто хочет жить?

А ёж затаился где-то на потолке и пока слушал...

- А что, хочешь предложить? - удивился Джонс. - И небось из-за вот этого ходячего недоразумения...

Сакура опустила глаза, наклонила голову и решительно шагнула вперёд. Правда, Джек Воробей её опередил и успел встать на полшага перед ней:

- За девушек не прячусь, уж лучше с ними драться, - уважительный взгляд в сторону черноволосой. - Так что, Джонс, от тебя не бегаю. Всё равно сам себе всё и подстроил.

- Неужели? Хорошо, учту. Только вот девчонка, похоже, за тобой потащится... сумасшедшая...

- А что мне ещё остаётся... То, что я вам обещала, капитан-сан, я выполнила. А его я обещала не выдавать и не предавать, как могу - так и выполняю...

- Чёрт... - Джек обернулся и смерил девушку взглядом. - Ты слишком хорошая, чтобы водить со мной компанию... Но именно это и наводит на мысль, что не отвяжусь. Ладно, всё не так скучно будет, - и взял её под руку. - Спасибо.

- Ох, и что же мне, все сто лет на ваши довольные физиономии любоваться? - демонстративно возмутился Джонс.

- Да нет, конечно, вряд ли на сто лет довольства хватит... - капитану Воробью, кажется, и правда было всё равно... - Давай, утаскивай уже куда тебе там надо...

- Пока мне никуда не надо. Сначала мне всё равно другие вопросы решать придётся...

- В порядке поступления заявок, - подмигнула колдунья. - Дорогуша, ты в курсе, что твоё сердце больше не в сундуке?

- Но вроде и не у тебя, милая моя... Это бы я точно почувствовал...

- Да, не совсем у меня. Своевольное у тебя сердце, Дэйви Джонс, я понимаю, почему ты не держишь его при себе. Так вот. На данный момент на него претендуют вот эти двое. Господин оборванный командор и его слегка мёртвая подруга. Говорят, что это лучше, чем если бы оно попало в руки некоему лорду Беккету. Он заставил бы тебя работать... А этим двоим вроде ничего такого не надо...

- А что же им тогда надо?

- Можно, я скажу? - Мисато поднялась с пола. - По-хорошему, надо, чтобы Норрингтона-сан восстановили в офицерском звании и чтобы Беккет убрался отсюда куда подальше, судя по всему - козёл он ещё тот. А ваше сердце мы трогать не будем - оно предпочитает быть само по себе. Просто просило защиты...

- А от вас нам тем более ничего не нужно, - заговорил и командор. - Мы как-нибудь сами...

- А я тогда при чём? - на эту парочку Джонс уставился с не меньшим удивлением. Тем более что они даже за руки не держались, но напряжение между ними висело почти ощутимым электрическим облаком...

- Вы - ну, во-первых, чтобы вы в курсе были, - попробовала объяснить Кацураги, - во-вторых... может быть, подсказали бы, как провести Беккета.

- А что вы с ним хотите сделать? Фальшивку подсунуть? Так тут моей помощи не надо...

- Думаете, сами нахимичим? - девушка с сомнением пожала плечами.

- А что тут химичить-то?.. - щупальца на лице у Джонса уже нетерпеливо шевелились, выражая мысль: "А ну вас!.."

- Схимичить дело нехитрое, сами не сможем, так у мадам ведьмы что подходящее одолжим, - командор с сомнением глянул на Тиа Дальму - не обидится ли? - и продолжил: - А вот мозги ему запудрить, чтобы не понял сначала, что обманули...

- Вот-вот, - подхватила Мисато, - нам же надо, чтобы Норрингтон-сан вернулся героем и на белом коне, а так называемый лорд потом сел в лужу...

- Ну... - колдунья окинула взглядом стены своего обиталища. - Ладно, нате вам рыбу-ёж, патентованно-ядовитую. Сейчас я наведу на неё морок, должно продержаться сколько вам надо. А потом, не вдруг, как-нибудь ночью это существо укусит Беккета за нос - и всё... Вот, держите, - она сняла со стены здоровенную круглую рыбину и проделала над ней несколько пассов, а потом протянула Кацураги с командором.

- Ну спасибо, - кивнул Норрингтон. - Только как её вам потом вернуть? Или сама приплывёт?

- Прилетит. И ещё лордскую чёрную душу внутри себя притащит. А люди подумают - сердечный приступ... И у кого-то спокойно состоится свадьба. Или две. А может, целых три?..

- Кто больше? - откомментировал Дэйви Джонс. - Ну допустим, в части приступа я вам даже подыграю. Что-то ещё, что надо срочно обсудить?

- Спасибо, у нас вроде всё, да, командор? - Мисато поглядела на него.

- У нас уже точно всё, - хмыкнул Джек, по-прежнему не отпуская Сакуру.

Колдунья пока промолчала.

- А ты о чём поговорить хотела? - повернулся к ней Джонс.

- Да так... О нас с тобой... Видимо, мои гости правы и колдовством я ничего не добьюсь, только ежей понаразвожу...

- И что мы можем ещё сказать о нас с тобой?

- Ну... чёрт... не знаю. В общем, мне это надоело и хочу начать всё сначала.

- Думаешь, получится? После всего-то...

- А чёрт знает. Если уж заводятся ежи и сюда попадают разные японские девушки, погибшие и нет - то эту историю надо как-то сворачивать. А то - я вас любил, деревья гнулись...

- Как? У меня не хватит сил освободить тебя, и не в твоей натуре ждать столько, сколько нужно мне...

- Ну... Я, конечно, сомневаюсь, что изменюсь совсем... Но Воробья рядом не будет, а с потолка будет свешиваться зелёный ёжик и напоминать мне о вечности...

- Очень активно напоминать! - диковинный зверь обрадовался случаю заявить о себе и бросил каким-то мусором с потолка - строго между Джонсом и колдуньей. - Хозяин, тебе как - сердце нужно или пусть лучше будет ёж?

- Пусть будет ёж. Всё равно пока я капитаном на "Голландце", сердце мне не особо к чему...

- Ну ладно, тогда я на свободе пока побегаю и за барышней твоей пригляжу, чтобы всё-таки дождалась, ага?

Тиа Дальма подмигнула:

- Попробуй...

- А ждать ещё долго... А тут впридачу эта парочка, - Джонс снова покосился на Джека и Сакуру. - И что же мне с ними делать?

- Ну, а что ты обычно делаешь с теми, кто тебе достался? - колдунья пожала плечами. - Они, по-моему, готовы...

- Да девчонку... жалко, что ли, не знаю...

- А говоришь - бессердечный... Или тебе как раз от этого и неуютно? - она кивнула на ежа, который сидел по-прежнему на потолке и строил рожи. - Ну ты их так - подержи да отпусти, чтоб жизнь мёдом не казалась... Заодно, может, и ждать меньше останется...

- Ну посмотрим. Сто лет да в его компании я точно не выдержу. Так что...

- Ладно, как надоест - так и отпустишь. Всем чао, увидимся! - колдунья помахала всем сразу, хотя уходить куда-то из собственной хижины даже не собиралась.

Глава одиннадцатая

Дэйви Джонса явно не радовало наличие на его корабле двоих живых, которых как-то не получалось перевести в покойники, полурыбы, что там ещё... Одного Воробья - всегда пожалуйста, но девчонку - нет, увольте.

- Ладно. Запирать не стану, но советую вам двоим сидеть в каюте и не соваться мне на глаза. Еда у вас есть или только ром?

- Тиа Дальма кое-что дала на дорогу, - Джек усмехнулся, ехидно не получилось. - Но лично я даже не собираюсь это растягивать на подольше. Какая разница, если скоро так и так будет всё равно?

- Всё равно тебе будет, если напьёшься. Девочке придётся сложнее. Если ты её обидишь, Воробей, - точно останешься у меня на веки вечные. Даже если я сам потом повешусь...

Дверь каюты - последнего оплота живых на этом жутковатом судне - захлопнулась.

Джек с Сакурой остались практически в полной темноте. Чтобы не испугаться и не смутиться, девушка спросила, стараясь говорить погромче:

- Капитан-сан, а как же он повесится, если он и так уже... не вполне живой?

- Ну вот так и повесится. Повисит немножко, попугает всех и дальше пойдёт. Ты его больше слушай. Он ведь повесится только в том случае, если я тебя обижу. А я вроде как не собирался...

- Всё хуже. Если он подумает, что вы меня обидели, то...

- Да уж, ход его мыслей я на трезвую голову точно не пойму. Выпьешь со мной, чтоб не так страшно было?

- А мне и не страшно. Главное - улыбаться, что бы ни случилось. Чтобы все думали, что у меня всё хорошо. Оно тогда так и будет...

- Так я и знал. Ты уже пожалела о своём решении. Неудивительно, ты же совсем меня не знаешь... Я даже, кажется, трезвый был, когда душу ему продавал, так что мне только самому это и расхлёбывать...

- Вы были ко мне добры. И я обещала. И... всё равно нечего терять.

- Вот сумасшедшая. Такая правильная... а совсем сумасшедшая. Непьющие люди - страшные люди, Сакура, я всегда это говорил... Ты как хочешь, а я выпью. А то всё уж слишком как-то...

Девушка уже попривыкла к темноте и сейчас почти ясно видела, как сидящий рядом мужчина достаёт из куртки фляжку - видимо, с ромом, пираты всегда пьют ром... - как размахивает руками, и глаза его видела. Такие чёрные... а блестели даже в темноте.

- Ты чего так смотришь? - Джек отпил из фляжки и сам снова пригляделся. - Может, ты тоже какая зверюшка? У тебя глаза в темноте светятся - или мне кажется?

- А кто знает, капитан-сан... Может, нас для того сюда и засадили, чтобы мы потихоньку превратились непонятно во что? Или оно само по себе действует?

- Я им дам "само по себе"! - алкоголь на него подействовал явно в сторону "море по колено". - Сейчас попробуем выстроить наши рубежи! - с этими словами Джек сбросил куртку и застелил ею холодную и поросшую устрицами койку. Одну, кстати. И кивнул Сакуре: - Давай, помоги! Тех одёжек, что нашли тебе мы с колдуньей, должно хватить, чтобы тут стало хоть можно лежать!

Девушка послушалась. Осталась в своём - и сразу стало зябко. Застелила оставшееся сине-зелёное пространство. И залезла на койку с ногами.

Капитан Воробей сразу оказался рядом. Одной рукой задел её едва прикрытое юбкой колено, другой потрепал по волосам:

- Смешная... Девчонка, а стриженая. Хотя... каждый волен быть самим собой, и мы сегодня это докажем, а, Сакура?

Она не ответила, чувствуя, как вместо холода бросило в жар... чувствуя дыхание капитана на своём лице, и это не было неприятно, а целоваться с ним - будто есть конфету с ромом... Сакура не боялась, подавалась навстречу, давала понять, что с ней можно делать всё, что захочется. Знала ведь уже - если позволишь себе, будет хорошо...

Оно и было, пират явно решил для себя, что в последнюю ночь перед казнью нужно ухватить счастья не только самому, и обижать девушку действительно не собирался, так что ответный огонь в ней зажёгся почти сразу и был непритворным...

Только вдруг стало так больно, что волшебство пропало, и она вскрикнула и даже просила: "Не надо так!" Но было уже поздно, и только уже лёжа рядом и изо всех сил стараясь не уснуть, Джек додумался спросить:

- Что-то не так?

- Ой... Насколько я понимаю, у нормальных людей так бывает в первый раз, а тогда я ничего, кроме грешного счастья, не чувствовала... Не то, что теперь, больно же...

- Значит, у тебя тогда было всё не по правде. Значит, твой рыжий наморочил тебе голову, - это умозаключение он выдал абсолютно уверенно, поскольку представления о девчонках у него были самые прямолинейные, не отягощённые медицинскими тонкостями. А вот подумать, что Сакура притворяется в каких-то своих целях, капитану Воробью и в голову не пришло. Но тогда... и вот тут пришлось совсем растеряться и даже окончательно протрезветь.- Тысяча чертей, всё-таки я тебя обидел. А из этого получается, что я обязан на тебе жениться.

- Если вы это из милости, капитан-сан...

- Для начала - просто Джек и на "ты". И скажу честно: мне с тобой понравилось, малышка. Если это была наша последняя ночь на земле - то уже не страшно стать чудищем. А если нет - то ты не пожалеешь, что со мной связалась.

Она молчала, может, даже плакала тихонько. Так что он только неловко погладил её по голове и предложил:

- Давай попробуем заснуть, а там что-то будет видно...

Глава двенадцатая

Мисато сидела в очередной наёмной комнате, хоть выглядевшей относительно прилично, ибо здесь была всё-таки не Тортуга, а Порт-Ройял... Ждала возвращения Норрингтона от лорда Беккета. Волновалась, хоть им обоим неоднократно пообещали, что всё будет в полном порядке...

Вот, наконец-то...

- Ну как, хватило терпения дождаться? - он мог бы и не спрашивать, сам же всё видел...

- Как видишь, я даже трезвая... - Кацураги засмеялась. - И даже ничего не разнесла.

- Просто удивительно...

- Да мне самой, если честно... Ну что там у тебя?

- Всё отлично. По крайней мере, для нас с тобой. Всё так, как и должно было получиться.

- Ну и славно... - и тут Мисато задумалась. - То есть теперь до тебя и не дотянуться будет, опять будешь такой весь из себя?.. Хотя это для тебя "опять", а мне и представить странно...

- Ты о чём?

- Ну... Ты, считай, восстановил своё офицерское звание, а я своё уже никогда не восстановлю. Как была никем, так и останусь...

- Если дело только в этом... - и как же ему было неудобно говорить такие глупости: - Офицером тебе здесь, конечно, не стать, но, может, согласишься на жену офицера? - сказал и почувствовал себя полным кретином...

Кацураги распахнула глаза на пол-лица. Такого она точно не ожидала...

- Ой... Меня и замуж?.. Нет, ну я, конечно, не какая-нибудь... но в высшее общество точно не гожусь, засмеют...

- Да как будто я сгожусь...

- Ты к нему принадлежишь по рождению. А я выросла в совершенно другом мире...

- И что? На меня после моих эволюций всё равно будут коситься - так поводом больше, поводом меньше... Как будто мы с тобой кому-то нужны, проживём и в стороне, нам не привыкать, только здесь это проще... Ты боишься, что ли?

- Ну совсем уж камнями, наверное, не побьют...

- Ну вот... Всё нормально будет, вот увидишь...

- Тогда, пожалуй, и соглашусь... - Мисато опустила глаза, что с ней редко случалось. Вот так получить всё и сразу - когда только и было, что джентльменские знаки внимания... А впрочем, это она просто забыла, в каком времени теперь живёт...

- Ну и отлично... - только Джеймс по-прежнему чувствовал себя кретином. И речи не могло идти о том, чтобы обнять, поцеловать... Всё - после свадьбы. Раз уж он теперь может предложить своей избраннице хоть что-то приличное и наконец поступить честно после того, что было...

Кацураги как-то тоже смущалась, не смела бурно проявить радость, смутить своими нежностями... Так что быстренько перешла на деловой тон:

- Ну и как тогда? Благословение вроде ничьё не требуется... Как тут положено-то - трижды оглашение и потом уже... сама церемония, да? А, вот, ко мне не могут пристать, что я некрещёная и всё такое?..

- Знаешь, были бы деньги - так наши местные святые отцы на что угодно глаза закроют...

- Ну, если ты уверен, что остальные тоже закроют - то вперёд, организуй! От меня-то тут, видимо, мало что зависит...

- Уж постараюсь побыстрее. Пока ты не передумала...

* * *

Она бы не передумала ни за что. И вот уже опять ждала - в платье с иголочки, в красном - на белое ей не претендовать, да не очень-то и хотелось... Смотрелось, конечно, эффектно, но чувствовала себя Мисато до жути неудобно, и это она ещё просила сильно её не затягивать... Ладно, можно пережить и это.

Настоящим-то потрясением было увидеть в этот день Норрингтона. Вот этот холодный, блестящий офицер, гладко выбритый, в парике и шикарном мундире - и тот Джеймс, с которым они пили и болтали на Тортуге, с которым скитались по подозрительным местам? Как будто два разных человека. Хотя, конечно, достаточно было одного взгляда и улыбки избранника, чтобы наваждение рассеялось...

И можно было идти - бросать всем вызов. По-хорошему, наверное, надо было бы рассылать приглашения всему местному обществу... Но, в конце концов, лорда Беккета вот-вот унесут черти, а с остальными молодожёны надеялись как-то и так ужиться - на почтительном расстоянии.

Всю церемонию, хоть и недлинную, их обоих тянуло в сон, а Кацураги ещё и нервный смех разбирал. Единственный светлый момент был - когда поцеловались... скромненько, конечно, но огонь по жилам пошёл сразу...

* * *

И свой дом... точнее, казённые апартаменты, но после тех халуп, по которым до сих пор скитались Мисато и Джеймс, тут было просто шикарно...

И ни капли вина, потому что и без того будто пьяные...

И секунды, минуты смущения, когда уже можно, но страшно сделать первый шаг...

- Ну что ты как неродной-то? - молодая женщина подмигнула, чтобы скрыть смущение. - Время позднее...

- Извини... Кажется, я точно идиот... - её супруг улыбнулся. Носить невесту на руках, кажется, было уже поздно, но хоть обнять-то можно...

И увидеть, как она потянется навстречу, и поцеловать, наконец-то по-настоящему, а не как на церемонии...

Она ответила и отдалась полностью ощущениям... и казалось ей, что уже было когда-то... может быть, во сне...

Всё было, конечно, замечательно. Но не стоять же вот так почти на пороге? А отпускать Мисато Джеймсу не хотелось - так что хоть немного, но и на руках поносить...

И в глазах почти темно от счастья... И полумрак, и бесконечная борьба с праздничными нарядами, и наконец касания, настоящие, напрямую...

И он удивлялся, какая она сегодня скромная, как отдаёт ему инициативу и только тихо вздыхает да ласкается...

И она почти растворялась, принимая его, и старалась, насколько помнила себя, чтобы каждое движение, каждый полувздох-полустон были ему ответом, наградой, обещанием и признанием - люблю тебя...

"Замечательная, неповторимая, удивительная... Надеюсь, тебе самой тоже хорошо... или даже лучше... Люблю тебя..."

...И всё без слов. Слова пришли позже, когда Джеймс и Мисато уже лежали рядом, обнявшись...

- Нет, ну так странно... Как будто правда было уже... Или я во сне это видела - или сама не знаю что...

Во сне, как же. И что прикажете делать бедному командору?.. Только очень умно отозваться:

- Очень даже странно...

- Не может же сниться до такой степени... что помнят руки, помнят пальцы, я вся тебя всего помню... И вообще знаешь, я ведь так-то во сне вижу исключительно свой старый мир, а тут... Всего один раз и было. А утром пришёл ёжик и я даже не успела к тебе пристать, должно ли мне быть стыдно за вчерашнее... Вообще ведь сколько мы с тобой пьянствовали - и неужели я не теряла разум? Зная меня...

- Ну я бы не сказал, чтобы сильно теряла...

- То есть всё-таки до плясок на столе не докатывалась? Тем более в раздетом виде...

- До плясок на столе - ни ты, ни я нет. Это точно.

- Уже радует... Значит, и приставала я к тебе всё-таки во сне? Или нет...

- Ну... - и почему он не мог сказать прямо? Вроде уже и можно...

- Я могла, я знаю... Даже жалко, что не помню толком, было это или нет. Хотя ты ведь тоже можешь не помнить...

"Такое не забывается..."

- Я-то помню...

- Правда?.. - она посмотрела ему в глаза, хоть и надо было бы отстать уже... - Значит, всё-таки есть что помнить... - её бросило в жар, стало стыдно, но не настолько, как могло бы быть...

- Правда... Есть что... - ну надо же, всё-таки сказал...

- Хотя бы мы помним одно и то же? Та ночь, когда нам сказали, что наши надежды потерпели крах, а утром пришёл ёжик, да?

- Да.

- Ох, ну, значит, ты герой в квадрате, я теперь понимаю, почему я тебя по-трезвому стеснялась. Потому что я не знаю, на каких деревьях выращивают столь терпеливых и скромных... И зная, на что я способна, всё-таки предложить руку и сердце... За такое придётся бросить пить и научиться готовить! - и засмеялась, теперь всё выяснилось и стало легко...

- Учиться готовить - это, пожалуй, слишком уж глобально... - и он тоже засмеялся. Оказывается, всё намного проще...

И оба подумали об одном и том же:

"Кажется, мы правда будем счастливы..."

Глава тринадцатая

Новое утро на "Летучем Голландце" началось для Джека и Сакуры с властного стука в дверь. Оба уже давно не спали, но боялись показать это друг другу. Лежали спина к спине и не знали, как себя держать. Оба сразу поняли, что по их души - ну или зачем там - пришёл Дэйви Джонс. Оба оделись, не глядя друг на друга и благословляя полумрак. И выглянули наружу - девушка из-за плеча капитана, для чего ей пришлось встать на носочки.

- Ну да. Примерно этого я и ожидал, - Джонс мрачно разглядывал парочку. - И да, с добрым утром. Хотя я бы не сказал, что оно доброе...

- Да нормально всё, капитан-сан, - Сакура, в полном соответствии со своей установкой, улыбнулась, и даже почти искренне.

- Тебе бы так, Джонс, - высказался Воробей, - можешь завидовать.

- Я уж как-нибудь обойдусь... А вот с вами что делать?

- Уже, по правде говоря, неважно, будет что вспомнить, - пытался держать марку Джек. Хотя не так уж и привирал...

- Как решите, капитан-сан, так и будет, - Томоэ уже совсем не знала, как будет лучше или хуже...

- Эх, отправить бы тебя куда подальше да лет на сто, капитан Воробей... Только вот девчонку жалко. Ей, может, и лучше было бы без тебя, да уже, гляжу, поздно...

- Поздно, я ей пообещал...

- Поздно, я ему пообещала...

Они сказали это одновременно - и в первый раз со вчерашнего вечера встретились взглядами. Правда, всего на несколько секунд...

- Ну раз так - что поделаешь... Придётся отпускать, зачем вы мне такие сдались? Только смотрите у меня, чтобы обещания держали. А тебя это особенно касается, понял?

- Да понял... Я же ещё вчера сказал, что никуда не денусь...

- А мне бы только родителям как-то сообщить, что я жива... - высказала Сакура вдруг пришедшую мысль.

- Если это как-то возможно, - Джек снова обернулся к ней, - я могу сам письмо состряпать... Мол, вышла замуж за капитана, живёшь на Ямайке, все дела... Главное, лишнего не сообщать.

- Ну это уж вы сами решайте. А способ сообщить, может, и найдётся, только с этим уже не ко мне, - Джонс демонстративно отмахнулся щупальцем. - Надоели вы мне, дети мои. Доберёмся до ближайшей земли, и гуляйте на все четыре стороны...

- Не буду скрывать, что с превеликим удовольствием, - Воробей изобразил поклон.

- Спасибо, капитан-сан! - девушка снова улыбнулась.

* * *

Ближе к вечеру странная пара снова стояла на твёрдой земле. Пока они были одни и пока не слишком понимали, где находятся. Капитан выяснил бы это быстро - но пока что Сакура мешала ему соображать, говоря о невесёлом, почти думая вслух:

- Вы же понимаете - главное, что вас отпустили... А так - я могу и исчезнуть, попробовать вернуться домой...

- Ну правильно! Чтобы Джонс мне голову снял? С тобой уж явно лучше, чем с ним...

- Да ладно, он просто несчастный человек, ему самому бы кто помог...

- Нашла кого жалеть.

- Он-то меня пожалел! Интересно, он с колдуньей когда-нибудь помирится?

- Там всё сложно, ты всего не знаешь. Если в двух словах - то ничего у них не выйдет, пока её не вернут... в первозданный вид. Она ведь на самом деле морская богиня, просто когда-то её превратили в человека. Ни она сама, ни Джонс с этим ничего не поделают.

- А кто может?

- Насколько мне известно - для этого должны собраться девять главных пиратских капитанов, один из них на данный момент - я. Может, и правда устроить?..

- Может, оно того и стоит... Может, она тогда обрадуется и дождётся капитана Джонса-сан, сколько там ждать-то надо?..

- Да те самые неполные десять лет, до его следующего выхода на сушу. А я ведь знаю, о чём ты сейчас подумала, малышка Сакура... Да нет, не пугайся, я не как тот рыжий, черти бы его побрали... а может, и нет? Только всё равно знаю: тебе хочется, чтобы Тиа Дальма убралась куда-нибудь подальше.

- Ну... Пожалуй. Боюсь я её...

- Ты не боишься. Ты ревнуешь, Сакура, я же вижу. И могу даже сказать, что польщён.

- Ой... Да. Нет. Не знаю. Просто не люблю, когда меня мажут сажей. И ещё: если эти двое помирятся - то капитан-сан не станет больше лезть в чужую личную жизнь.

- Через десять лет, может быть, и не станет - когда и если своя появится...

- Ну, значит, каких-то десять лет вам меня потерпеть - и всё... - девушка невольно рассмеялась.

- Малышка, тебе придётся терпеть меня, и учти, что за эти десять лет я сделаю всё, чтобы ты не захотела возвращаться в свой мир!..

...Кому какое дело, что все их крепости выстроены на песке, если не на кончиках иголок, что корабль далеко, что в любой момент налетит ветер или волна... Какая разница, если над морем горит закат и можно просто молча глядеть?..

Как сказал один мудрый человек в совсем другой стране и в совсем другую эпоху: "Любить - значит смотреть не друг на друга, а смотреть вместе в одном направлении".


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"