Седых Роман Викторович: другие произведения.

Нулевая спираль (общий файл)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Общий файл книги, со всеми вышедшими главами на данный момент.

   Зачем грустить, если можно лечь спать
  и увидеть там что хочешь?
   Если бы что хочешь.
   Я б не просыпался.
  (Башорг)
  http://bash.im/quote/2606
  
  
  
  
  Часть первая. Серафимы
  
  
  1. Троян
  
  В воздухе стоял запах плавленого пластика.
  
  Проводка в моей съемной квартире была отвратительная, и в который раз мне пришлось экстренно выключать электроплитку - розетка снова не выдержала и перегрелась. Не хватало ещё возгорания в этом ветхом здании.
  Головная боль не прекращалась. Оставив еду разогреваться на остывающей спирали бессмертного советского детища, я отправился курить на площадку.
  
  Через минуту компанию мне составил подвыпивший сосед, которого, кажется, звали Александр.
  
  - Здравствуй, Лёх, - мы обменялись рукопожатиями, - тебя редко видно. Ты где хоть работаешь?
  - Дома.
  - Дома?
  - Ну да. Я в Сети же работаю. Выполняю разные заказы.
  - Работаешь... Не работа это, Лех. Мужик должен и руками работать. Вот я, например, работаю на заводе, автомобили мы делаем. Работа трудная, да, но кто, если не я? Кто страну поднимать будет? - спросил меня Александр, пытаясь мутным взглядом просверлить мне переносицу.
  
  Он неплохой человек, обычный работяга, работающий по десять - двенадцать часов в день. Жена, дети, в выходные выезжают в центр, гуляют в парке. Живет в реале, не в Сети.
  
  - Если бы ещё это было ей нужно, - ответил я, затушил сигарету об пустую консервную банку, служащую здесь пепельницей, и поднялся к себе, оставив своего соседа наедине с его мыслями.
  
  Я давно выбился из этого мира. Долго не мог найти себя: депрессия, срывы, больше полутора лет в белой комнате, просторной рубашке, таблетки с уколами на завтрак и ужин. Затем всё изменилось к лучшему - 'Эдем' разработали совершенную виртуальную реальность. И там-то я и нашел себя.
  
  Выпив чаю, начал нацеплять шлем, распутывая пучок его проводов. Различные компании и до этого пытались создать виртуальную реальность, делая шлемы, костюмы и сферы виртуальной реальности, но эффекта полного погружения никто так и не достиг. Мозг рано или поздно понимал обман.
  
  Лет пять назад никому не известная немецкая компания Eden technologies совершила прорыв. Вместо симуляции окружающей среды компьютером, они использовали механизмы естественной симуляции человеческого мозга. Попросту говоря, они смогли подчинить себе сны и создать на их базе свою виртуальную реальность - Edennet. Это сделало компанию миллиардерами уже в течение полугода. И я смог сыграть свою роль в этом.
  
  Наконец-то я закрепил шлем, отдал команду на подключение и, переключив кресло в горизонтальное положение, закрыл глаза.
  
  Если шлемы старого поколения работали как экраны или проекторы, то этот шлем работал иначе - он погружал человека в сон и при помощи стимуляции отдельных областей мозга создавал особое сновидение. Иденнет представлял из себя коллективное осознанное сновидение, которое было практически невозможно отличить от реальности. Время перехода обычно занимает две - четыре минуты. Для меня - двадцать секунд.
  
  Заиграла музыка. Открыв глаза, я встал с кровати и выключил радио. За окном светило солнце. В Сети всегда было солнечно.
  
  Точкой загрузки каждого служили своеобразные аналоги гостиничных номеров, но дверь вела сразу на улицу, а не в коридор. По началу это дезориентировало, но вскоре все привыкли. В каждой комнате стояла кровать, журнальный столик с ноутбуком и шкаф с одеждой. Ноутбук тут играл роль выхода в интернет, который всё ещё держался на плаву.
  
  На дисплее горело 'Два новых сообщения'. Сев на кровать, начал читать их. В первом было написано, что меня приглашают поучаствовать в создании нового игрового павильона в восточном секторе, оплата сдельная. Неинтересно, игровым архитекторам платят прилично, но это всегда работа в большой команде, а я уже отработал свое и любил работать в одиночестве. Второе письмо было коротким.
  
  'ARH27, у меня есть для Вас работа. Давайте встретимся сегодня в 20:00 в тет-а-тет зоне, кафе 'Беседа без лиц'. Я создам приватную комнату, номер 4391. Аванс будет переведен после прочтения этого сообщения'.
  
  И правда, на мой счет поступило 5 тысяч долларов от неизвестного отправителя. Взглянул на часы - 19:30. Через двадцать минут я уже стоял у входа в тет-а-тет зону - небольшая пешеходная улочка, где находились несколько легальных борделей и сервисов общения, вроде того кафе, в которое я направлялся. В реальном же мире это была децентрализованная анонимная сеть, где данные в зашифрованном виде передавались между участниками, а не через сервер, как в обычных зонах. 'Беседа без лиц' представляла из себя анонимный чат-кафе, где люди общались между собой, не зная истинных аватаров и ников своих собеседников.
  
  Я ввел в кодовый замок нужную комбинацию чисел и зашёл вовнутрь.
  
  И сразу же невольно отступил назад - помещение представляло из себя стеклянную смотровую площадку, откуда открывался вид на Иденнет с высоты птичьего полёта. Никогда не видел его с такого ракурса.
  
  Уже была ночь, и Сеть погрузилась в неоновое свечение игровых и социальных зон, деловых центров. Отсюда можно было увидеть небоскребы китайских, корейских, американских корпораций; по центру высился шпиль небоскреба Эдем, самого высокого здания в Сети, центр Иденнета.
  
  - Спасибо, что пришли, - обратилась ко мне безликая фигура в смокинге, сидевшая в одном из кресел, - располагайтесь.
  
  Я сел во второе кресло. Под ногами виднелись улицы, пульсирующие потоки информации, перетекающие от одной зоны к другой словно светящаяся кровь по венам огромного организма.
  
  - Красивый вид, не правда ли?
  - Весьма, - задумчиво ответил я, продолжая разглядывать пейзаж.
  - Вершина человеческого разума. Мы всегда мечтали о рае, и вот он - у нас под ногами. И не надо умирать, чтобы здесь оказаться.
  
  Какое-то время царила пауза. Я ждал, когда он снова заговорит.
  
  - World of dreams. - сказал незнакомец на идеальном английском, садясь обратно в кресло. В его голосе прозвучали нотки печали. Было непонятно, зачем он отключил программу автоперевода, - А теперь, давайте перейдем к делу. Аванс, как я понял, вы уже получили?
  - Да.
  - Отлично. Мне говорили, что вы хороший архитектор, способный влиять на Иденнет?
  - Да, но лишь слегка и на короткое время, - ответил я, почесывая подбородок. Заказы такого уровня, как правило, приходят от знакомых через знакомых. Кто мог на меня навести...
  - Впрочем, и это-то могут лишь единицы из тысяч. Вам повезло, родиться с таким даром.
  
  Я промолчал, вспомнив психиатрическую больницу. Раньше люди думали иначе.
  
  - Итак, что я хочу от вас. Мне нужно захватить пакет данных, который постоянно перемещается между серверами, раскиданными по всему миру. Я знаю, когда он бывает в одной из зон. Это сегодня, через 3 часа. Пакет будет там ровно 10 минут. Если вы согласны, то я передам вам остальные инструкции.
  - А что насчет остальной оплаты?
  - Сколько вы хотите?
  - Ещё сто тысяч долларов, - смело сказал я.
  
  Незнакомец рассмеялся.
  
  - Вы смелый юноша, но не думайте, что данные настолько ценны. - его тон сразу стал более строгим, - Я добавлю ещё десять тысяч, заказ будет нужен мне уже через три с половиной часа. Вы согласны?
  - Нет. Эта работа требует определенных усилий. Тридцать тысяч.
  
  Воцарилась тишина.
  
  - Ладно. Итак, я выслал вам координаты места. Пакет будет находиться в игровой зоне, арена 'Космические захватчики'. Он будет выглядеть как астероид, ваша задача подобрать его и доставить сюда. Буду ждать вас здесь. - договорил он, протягивая мне руку.
  
  Ответив ему рукопожатием, я вышел из комнаты и вновь оказался на улице тет-а-тет зоны. Отдав команду выхода наручному браслету, который служил каждому пользователю портативным компьютером, связанным с реальностью, я закрыл глаза.
  
  Затем медленно поднял руки и снял шлем с головы. Прошло два часа с момента входа. За окном были видны огни ночного города, который погружался в сон. Его жители засыпали, кто-то в обычном сне, кто-то в цифровой дреме. Серые здания, построенные десятилетия назад, отталкивали меня, в отличие от манящих огней ночной Сети.
  
  Через два часа я снова был в кресле. Выпив пару чашек кофе и закинувшись сунифирамом, я приступил к делу.
  
  Сперва я скрыл свой IP-адрес, зайдя через цепочку серверов в Китае. Затем создал новый аватар-однодневку - голливудского светловолосого красавчика в белой спортивной куртке - и направился к игровой зоне.
  
  'Космические захватчики' представляли из себя внешне игровую арену, с огромным экраном, где транслировались пропагандирующие принять участие трейлеры.
  
  Оплатив месячную подписку и купив себе самый быстрый корабль, я отправился внутрь. Изнутри арена превратилась в космическую базу на орбите Марса, откуда стартуют защитники Земли, отбивающие атаки пришельцев.
  
  Вылетев с базы, я первым делом отлетел подальше от поля битвы, загрузил координаты местонахождения пакета в бортовой компьютер и лег на этот курс. Затем я закрыл глаза, коснулся руками корпуса корабля и представил, его невидимым, абсолютно прозрачным. Открыв глаза, я обнаружил, что по-прежнему сижу на теперь уже невидимом кресле и продолжаю лететь к назначенной цели.
  
  В этом и заключался мой 'дар' - я был не просто архитектором, я мог влиять и на окружающее пространство элементов Иденнета.
  
  На его заре, исследователи корпорации Эдем выявили среди людей тех, кто мог влиять и расширять Сеть силой мысли. Их назвали Архитекторами. Первые Архитекторы построили башню Эдема и окружающее пространство. Затем другие компании решили создать свои офисы и тоже нашли архитекторов. За пять лет стало понятно, что где-то десять - пятнадцать процентов пользователей сети могут влиять на неё, вызывая мелкие аномалии, и создавали лазейки в играх, подглядывали в чужие чаты. Но звание архитекторов осталось за теми, кто мог создавать, видоизменять и наполнять целые здания. Таковых было намного меньше, хотя Эдем и пыталась за всё время своего существования обучать способных людей. А были и те, про которых по всей сети ходят слухи, вроде меня. Те, кто может менять пространство Иденнета без напарников и необходимого допуска. Конечно, это лишь временно, но и этого хватало, чтобы переместиться из одной точки в другую быстрее чем можно, попасть туда, куда нет входа.
  
  Индикатор бортового компьютера издал противный писк - я приблизился к указанной точке. Только вот... это было чертово астероидное поле! Вокруг крутились тысячи и тысячи космических булыжников различных размеров. И я понятия не имел, где нужный мне астероид.
  
  Таймер на браслете говорил, что до исчезновения пакета осталось четыре минуты. Нужно было что-то предпринять. Я написал сообщение знакомому хакеру: 'Мэт, срочно, нужен софт поиска скрыт данных'. Оставалось три минуты. Браслет издал звук входящего сообщения - от Мэта пришел исполнительный файл. Открыв его, браслет создал вокруг меня сферу, которая за несколько секунд увеличилась и продолжала свой рост, охватывая каждый объект в её зоне.
  
  Оставалось две минуты. Оглядевшись, я заметил пульсирующий астероид. Подлетев и коснувшись его, я представил, как он перетекает мне в браслет. И вот камень превратился в свет, ослепивший меня на мгновение, а через долю секунды файл под названием 'a.o.' оказался в моем распоряжении. Ищейки не сразу поймут, как это мне удалось.
  
  Пустив в ход ещё одну программу Мэта, купленную у него несколько месяцев назад, я вышел из сети Симуляцией аппаратного дисконнекта, аварийного выхода, автоматически разрывающего и моментально очищающего мою активность на подставных серверах.
  
  Голова вновь начинала раскалываться от боли - такова была цена влияния на материю Иденнета, но пока за это готовы платить, то можно и потерпеть. Принял анальгетик, вновь загрузился. Снова дверь 'Беседы без лиц', снова кодовый замок. Внутри комнаты никого не было. Решив, что заказчик опаздывает, я сел в кресло и стал ждать. Игровая зона светила прожекторами и лазерами в темное искусственное ночное небо, рисуя причудливые узоры. Боковым зрением я уловил странное - по азиатскому и американскому сектору прокатилась волна мрака. Здания на мгновение погасли.
  
  А затем в мой мозг будто вошли тысячи раскаленных игл. Корчась в конвульсиях, я вывалился из кресла, судорожно снимая шлем, крича от боли, которая давила на мою черепную коробку, словно оттуда должен был вырваться инопланетный паразит. В глазах потемнело, я почувствовал какую-то липкую влажность и тепло на своих ладонях. Свет фонарей, бьющий мне в окно, позволил разглядеть на них кровь. Я попытался подняться, но лишь упал набок, закашлялся, чувствуя металлический привкус во рту.
  
  И отключился.
  
  2. Доктор Карл Кауфман
  
  - Ты уверена, что это та больница?
  - Я же получила через сеть доступ к их базе данных, - в её голосе слышалось раздражение. - Тот врач, которого ты помнишь, у них за главного.
  
  Джек вновь поднял воротник плаща, пытаясь спрятаться от противного сырого ветра.
  
  - Я же говорила, одевайся теплее.
  - Лишняя одежда сковывает движения. У нас максимум 20-30 минут на всю операцию.
  
  Колкий снег распугивал редких прохожих. В темных переулках ночного Любека слышался лай собак, из придорожных баров время от времени раздавались выкрики на арабском.
  
  Этот район Любека, Травемюнде, был районом мигрантов - немцев тут осталось лишь 13 процентов, у каждого третьего мигранта здесь не было прописки, но полиция давно закрыла на это глаза, ей хватало других забот. По своей сути, весь Любек стал интернациональным уголком в Германии, источником дешевой рабочей силы, которая сделала его одним из самых влиятельный портовых городов в стране. И одновременно одним из самых крупных узлов черного рынка Евросоюза. После Второй арабской войны темпы миграции набрали обороты. Большой Ближний Восток и Центральная Африка начали переселение в другие части мира, оставляя свои города на волю разрухи и пустыни. Этническая карта мира кардинально изменилась, мегаполисы объединились в агломерации и обросли многомиллионными гетто.
  
  - Джесс, мы на месте. Подключайся к системам.
  - Хорошо, подожди немного, я скажу, когда получу доступ.
  
  Джек сильнее натянул капюшон, скрывавший короткий ирокез, обрамленный массивными имплантами, и закурил. Его взгляд устремился к больнице, где работал доктор из его кошмаров, наверняка как-то связанный с его прошлым.
  
  Это было год назад. Темнота. Он попытался вспомнить, где находится - пусто. Свое имя - пусто. На ощупь выйдя из помещения, оказавшегося грузовым контейнером, он понял, что находится в порту. Брел, не понимая куда. Работники, которые его подобрали, позже сказали, что он был голый, весь в синяках, ссадинах, в запекшейся крови. Недели две он был в бреду, время от времени приходя в сознание. Когда он окончательно поправился, ему дали одежду и кров. Бригада работяг, приютивших его, были неплохие ребята, они думали, что его избили и ограбили. Джек не разрушал их теории.
  
  Через неделю после выздоровления он начал слышать голос. Первые два дня он думал, что это ему мерещится. Через три дня решил во всем разобраться.
  
  - Кто это? - мысленно задал вопрос Джек.
  - Болван, наконец-то! - воскликнул счастливый женский голос. - Ты знаешь, как долго я пыталась с тобой связаться?!
  - Кто ты? Почему я слышу твой голос у меня в голове?
  - Если бы я знала. Помнишь, ты очнулся во мраке? Так вот, моя память начинается с этого момента. Но я очнулась посреди огромной площади, люди, выряженные в странные одежды, косились на меня. Затем убежала и забилась в какую-то дыру. Ходила 2 недели туда-сюда, пыталась узнать где нахожусь. А затем услышала твои мысли.
  - Выходит, ты у меня в голове?
  - И да, и нет.
  
  Так Джек и узнал Джессику - свою соседку по мозгу. Джесс жила в Иденнете, но по какой-то причине имела неразрывную ментальную связь с Джеком. Спустя несколько месяцев они узнали, что импланты в его черепе обладают весьма сложным функционалом, часть которого обеспечивала непрерывный доступ в Сеть.
  
  Время шло, но он ничего не мог вспомнить, лишь повторяющийся ночной кошмар заставлял его вскакивать в холодном поту: Белая комната. Он не может пошевелиться, большая лампа слепит ему глаза, на фоне разговаривают люди, но звуки дрели и пилы заглушают их речь. Один из докторов наклоняется к нему, его речь по-прежнему непонятна, а затем вспышка и Джек просыпается.
  
  За все месяцы тесного соседства Джессика и Джек стали лучшими друзьями, поэтому, узнав об этих снах, она начала искать загадочного незнакомца. И вот, спустя практически год, она нашла фотографию этого доктора, а по ней его досье и клинику, где он работает.
  
  - Всё готово. Я подключилась к системам безопасности, подала зацикленные видео на камеры в округе. Роботы охраны не должны на тебя реагировать. Док на втором этаже, ты найдешь его кабинет по табличке 'Доктор Карл Кауфман'. Камеры внутри его кабинета я не обнаружила, но будь начеку.
  
  Широкими шагами Джек вошел внутрь. Его правая рука обхватила рукоять пистолета. У входа стояли два робота, которые не пошевелились, когда он прошел мимо них. Переступая через две ступеньки, он поднялся наверх. По обе стороны были пустые коридоры. Кое-где стояли какие-то коробки, непонятное оборудование, ободранные кушетки - судя по всему, клиника не пользовалась популярностью. По информации, раздобытой Джесс, она была на попечении государства и обслуживала малообеспеченных мигрантов.
  
  - Иди налево, затем первый поворот направо. Там будет нужный кабинет.
  
  Следуя согласно продиктованной инструкции, он увидел дверь, рядом с которой висела табличка с именем доктора. За дверью был слышен разговор. Джек снял предохранитель и ногой выбил дверь, распавшуюся на куски от удара его киберимпланта.
  
  В комнате находилось четыре человека: опешивший доктор и трое охранников, сразу же схватившиеся за оружие. Время замедлилось, Джек молниеносно первым выстрелом снес голову самому ближнему, другим же прострелил грудь. Экспансивные пули сделали свое дело, медленно разрывая плоть. Время снова пошло своим ходом и ничего не успевшие понять охранники свалились на пол.
  
  - Как тебе это удалось? - в голосе Джессики слышалось изумление.
  - Сам не знаю.
  - К-к-кто вы? - заикаясь, спросил его доктор, успевший встать на ноги.
  
  Джек скинул капюшон.
  
  - Я хотел спросить об этом у вас, доктор Кауфман. Кто я?
  
  Лицо доктора перекосило, он потянулся к клавиатуре, но Джек прострелил ему кисть, оставив от неё кровавый ошмёток. Кауфман вскрикнул и упал в кресло, стоявшее рядом.
  
  - Этого не может быть, - промямлил он, - ты же умер.
  - Я получила доступ к его компьютеру, - быстро проговорила Джесс. - Попробуй выведать из него хоть что-то, а я попытаюсь найти это в базе.
  
  Джек схватил доктора за горло.
  
  - Итак, отвечай, что ты обо мне знаешь? Я помню тебя, ублюдок.
  - Не убивай меня, прошу! - его голос дрожал от страха. - Я лишь выполнял их заказ!
  - Заказ кого? В чем заключалась его суть? - прорычал Джек, сдавливая пальцы на горле Кауфмана.
  - Проект 27. У меня в компьютере... - невнятным жестом он указал в сторону стола.
  - Начинаю поиск, - среагировала Джесс.
  
  Внезапно лицо доктора застыло, зрачки резко расширились, через секунду белки глаз налились кровью. Кауфман осел безжизненным мешком в руках Джека.
  
  - Док мертв.
  - Видимо, его устранили удаленно. Черт, за нами следят!
  
  Компьютер издал гудящий звук и погас.
  
  - Сдох и его комп. Сперва уничтожились данные, а затем я полностью потеряла доступ. Тебе надо уходить, скорее.
  - Ты успела хоть что-то найти?
  - Да, кое-что скачала. Потом разберемся, уходи.
  
  Держа пистолет наготове, Джек выбежал из здания. Погони не было. Оглядевшись по сторонам, он убрал оружие, накинул капюшон и пошел в сторону своего жилья.
  
  Утром, едва он успел открыть глаза, Джесс продиктовала ему сводки из местных новостей:
  
  'Сегодня рано утром, в районе 4 часов, группа неизвестных лиц устроила поджог муниципальной клиники в Портовом районе, - писалось в одном из местных сетевых изданий. - Как нам уже стало известно, в пожаре погиб главврач клиники, Карл Кауфман и ещё три сотрудника. Полиция начала расследование этого преступления'.
  
  - Они заметают свои следы. Кто-то явно не хотел, чтобы журналисты узнали правду о ночных событиях.
  - Мы разворошили осиное гнездо, - задумчиво произнесла Джесс, - и теперь осы ищут нарушителя...
  - Кстати, тебе что-то удалось найти?
  - Ничего конкретного, лишь обрывки информации. Четыре года назад доктор начал писать отчеты по Проекту 27. Я смогла извлечь какие-то чертежи, но не понимаю их значения. Большая часть отчетов и документации либо была стерта, либо повреждена. Из полученного материала, я также выделила одно место - финский остров Кауниссаари, координаты 60®21'29.5″N 26®45'53.0″E. Я пробила его по спутниковым картам - это заброшенный остров, но судя по полученным документам, Кауфман упоминал его в паре отчетов Проекта 27. Перешерстив базы данных финских портов, я нашла накладные на технику и стройматериалы, которые перевозила ныне несуществующая судоходная компания на Кауниссаари 6 лет назад, хотя официально на острове нет никаких объектов уже 30 лет - он пуст.
  
  - Стало быть, наша дорога лежит в Финляндию? - недоуменно спросил Джек, заваривая кофе.
  - Да. Все хлебные крошки ведут именно к этому загадочному острову.
  
  Солнце коснулось кромки моря. Корабль отчалил и взял курс на Хельсинки. Официально он вез запчасти для автомобилей, но капитан корабля частенько брал на борт и незарегистрированных попутчиков, которые щедро ему платили.
  
  Джек видел берег ставшего ему родным Любека в последний раз.
  
  3. Берлога
  Меня не покидало ощущение, что по телу проехался грузовик. Раз, этак, десять.
  
  Картинка в глазах была мутная и нечеткая. Кое-как поднявшись с пола, я старческой походкой побрел в душ, проклиная все на свете. Что это со мной только что случилось? Чем вызван был приступ? Ответов найти я не мог. Добравшись до ванной и посмотревшись в зеркало, я увидел мятую физиономию, испачканную запекшейся кровью из носа. Умывшись, принял обезболивающее - голова все ещё отдавала эхом той разрывающей боли.
  
  Спустя час горизонтального положения на диване с ледяным компрессом мне стало лучше. Сварив пельмени, которые были единственными жителями моего холодильника, я перекусил и решил отправиться на разведку.
  
  Несмотря на несколько трещин в конструкции, шлем был цел. Пройдя стандартную процедуру погружения, открыл глаза и выключил радио. Экран ноутбука разрывали десятки непрочитанных сообщений. Сперва я подумал, что это спам. Затем, что это розыгрыш. И лишь через три минуты, взглянув на дату, поверил в реальность происходящего.
  
  
  '11 октября в 23:50 по Московскому времени в сети Иденнет произошел теракт. На настоящий момент известно, что погибло более пяти тысяч человек в различных странах мира. Сильнее всего пострадали Китай и США. Ответственность взяла на себя радикальная христианская группировка 'Серафимы'.
  
  На экране ноутбука было 14 октября. Я пролежал в отключке два с лишним дня.
  
  Далее шло видеосообщение, где человек в маске святого Варфоломея говорил:
  
  'Мы, Серафимы берем на себя ответственность за произошедшие события. Мы призываем всех людей покинуть по доброй воле оплот дьявола, в который он заманил вас лживыми благами и дарами. Нет никакого рая, кроме рая Господа нашего. То, что вы называете Новым Эдемом - лишь иллюзия, сладкий обман, на который вас подкупил Люцифер. Мы заявляем, что собираемся полностью уничтожить Иденнет. Аминь'.
  
  Остальные сообщения были либо спамом, предлагающим защиту от нового типа атак, либо от знакомых, которые интересовались все ли со мной в порядке, просили ответить.
  
  Такого ещё никогда не было. Да, хакеры постоянно находятся в состоянии войны с системами безопасности Иденнета, но самое серьезное, что можно было сделать ранее - это выбросить человека из Сети, перекрыть ему доступ. Но убить, да ещё и такое количество... Этот факт кардинально менял правила игры.
  
  Повторно перерыл почту - увы, сообщения от моего заказчика там не было. Письма восстановить я не мог, так как они шли на сервер почтового провайдера.
  
  Меня кинули. Увы, иногда такое происходит, и хорошо, что я получил аванс - это хоть как-то окупит работу. Ну а файл можно продать через знакомых.
  
  Я наметил встречу Мэту. Мы с ним были старые знакомые, приятели, он часто помогал мне в покупке-продаже различного софта, да и база знакомств у него куда шире моей. Через десять минут он дал мне координаты, и я отправился к назначенному месту, выбрав свой лучший теневой аватар: высокий худощавый мужчина в черном пальто с капюшоном, являвшийся отдельной подпрограммой, которая меняла каждые десять минут мое лицо на лицо случайного прохожего в системах наблюдения.
  
  
  
  Путь был не самым быстрым - адрес вел в Китайскую зону, поэтому мне пришлось обойти Золотой щит и не попасться системе безопасности. В конце концов я оказался у двенадцатиэтажного офиса какой-то компании.
  
  - Ты ведь сделаешь нам временный черный ход? - раздался голос сзади.
  
  Обернувшись, я увидел Мэта. Он стоял, оперевшись на стену соседнего здания, докуривая сигарету. Его костюм-хамелеон плавно становился черным, выходя из режима маскировки.
  
  Дотронувшись до стены нужного нам помещения, я сгенерировал новую дверь.
  
  - Идем на второй этаж, первая комната слева, - позвал Мэт, заходя первым через новый вход.
  
  Без лишних вопросов я последовал за ним. Место, куда мы пришли, представляло собой небольшую комнату с кожаным диваном и тремя креслами, стоявшими вокруг круглого стеклянного стола. Весь этот декор освещал тусклый свет.
  
  - Что это за комната? - спросил я, поудобнее усаживаясь в кресло.
  - Ну, это мой виртуальный приватный сервер, на одном из главных серверов этой компании, - отвечал мне Мэт, ставя устройство шифрования на дверь. - Они занимаются бухгалтерией, поэтому не просекли взлом - ума не хватило.
  
  Наконец, поставив на стол ноутбук, он сел напротив меня.
  
  - Шифт умер. Находился в одном из иденнет-кафе, когда произошла атака. Как говорят, причина смерти - обильное кровоизлияние в мозг, - он замолчал на несколько секунд, смотря куда-то сквозь стол. - Сам то как? Пропал куда-то на несколько дней, не писал ничего.
  
  Я помнил Шифта, мы работали с ним однажды. Неплохой молодой паренек, учился в университете на инженера, здесь же иногда подрабатывал на жизнь.
  
  - Как раз пришел с контракта, когда произошла атака. Я видел её, Мэт. Секторы Сети погасли на миг, а затем я пришел в себя через несколько суток.
  - Везучий ты сукин сын, Арх. Ну а что сейчас-то хотел?
  
  Я протянул ему накопитель с файлом.
  
  - Заказчик так и не объявился. Скажи, что это, и за сколько можно продать?
  
  Мэт подключил накопитель к ноутбуку.
  
  - Слушай, задумчиво протянул он, это что-то на порядок сложнее того, что я знаю. Часть данных зашифрована, другая часть - это фрагменты какого-то кода, но я не понимаю ни синтаксис, ни тем более семантику. Я скопирую небольшой его фрагмент, и попытаюсь найти людей, которые согласятся это купить. Идет?
  
  - Хорошо, подожду, - я забрал из протянутой мне руки носитель и положил его во внутренний карман пальто. Ещё одна подпрограмма, которая шифровала все данные, которые находились внутри кармана-контейнера.
  
  Мой напарник скинул необходимые данные себе и закрыл крышку ноутбука. Мы встали, и направились к черному входу, который исчез через пять секунд как мы через него прошли.
  
  - И слушай, береги себя, - сказал мой собеседник, включая маскировку на костюме. - Темные времена какие-то наступают, держи ухо востро. Черт знает что ещё ждать от этих террористов.
  - Ну а что поделать? Мы же живем в Сети. Тут наша работа, наши друзья. Мы, может, и рады были это сделать, но что же нас ждет там, в реале? Мы не нужны им, сам понимаешь.
  -Твоя правда. Но все же, лучше быть живым в берлоге, чем мертвым в раю, - ответил Мэт через зубы, закуривая сигарету. - Я наберу тебя. До связи.
  
  После этих слов он накинул капюшон и растворился, смешавшись с окружающим пространством. Встреча была закончена.
  
  Ожидание я решил скрасить пиццей и парой бутылочек пива - средства на данный момент позволяли немного расслабиться. Наличие пиццерии через пару домов позволило мне насладиться трапезой уже через полчаса. Уплетая аппетитный кусок, я откинулся на диване, запустив на компьютере новый ремейк Звездных Войн, где темнокожий Дарт Вейдер пытался побороть маленькую симпатичную магистра Йоду. То ли дело в затянувшейся схватке, то ли в травме, но я достаточно быстро погрузился в дремоту, оставив на коленях коробку с недоеденной пиццей.
  
  Крик за стеной разбудил меня. Затем грохот разбитой посуды окончательно изгнал из моего мозга остатки сна. На самом деле, это было не ново - иногда соседи сверху напивались до животного состояния и путем ругани и насилия выясняли отношения. Царивший в комнате полумрак освещало недавно поступившее уведомление на экране монитора от Мэта.
  
  'Слушай меня внимательно - на нас вышли. За этим стоят очень серьёзные люди. Сейчас ты должен уйти, я прикрепил к сообщению файл, который потрет всю информацию на твоем компе. Через двадцать секунд после прочтения он начнет работу. Как только зайдешь в Сеть - я свяжусь с тобой. А пока исчезни, вопросы потом'.
  
  Пока я осмысливал сказанное, монитор моргнул, издав предсмертные конвульсии. Если Мэт так поступил, значит, дело и правда серьёзное. Но что могло случиться? Как они могли вычислить его? Меня? А главное - кто?
  
  Но копаться было некогда, и я начал цеплять старую толстовку, попутно закидывая документы, наличку, шлем и портативный твердотельный накопитель с жизненно необходимым софтом. Закрывая дверь, настороженно осмотрелся - в парадной было пусто и темно, лишь свет уличного фонаря позволял рассмотреть контуры ступенек. Я услышал фразу снизу: 'Четвертый этаж?'. Неужели они уже здесь? События развивались уж слишком стремительно.
  
  Накинув капюшон, я начал спускаться вниз, пытаясь держаться обычного темпа ходьбы. На втором этаже мимо меня прошли трое крепких мужчин в спецформе электриков. У самого высокого из сумки виднелась рукоять пистолета.
  
  - Ой, наконец-то! Давно пора лампы поставить, сколько раз звонили - все завтраками нас кормят, - послышался голос старушки на третьем этаже.
  
  Они переглянулись. Высокий убрал сумку за спину.
  
  - Конечно, поменяем, - улыбаясь, ответил он. - Только вот, завтра, сейчас мы по другому вызову.
  
  Старушка продолжала лить на них поток своих жалоб, но я уже выскользнул на улицу. Пользуясь временным преимуществом, рванул в сторону станции метро. Мои ноги налились свинцом, сердце готово было вырваться из грудной клетки, но лишь достигнув подземки можно было отдышаться.
  
  На улице был вечер, люди возвращались с работы по своим домам, поэтому смешаться с толпой было не так уж сложно. Поезд, словно гигантский червь, поглотил меня, и с шумом нес к Балтийской. Выйдя из его чрева, быстро поднялся по языку эскалатора на поверхность, пешком идя по ступенькам.
  
  Последний раз на улице я был год назад.
  
  Дело не в какой-то болезни, или потому, что социофоб. Нет, это не так, просто не было в этом нужды. Хозяин приходил сам, все, что было можно, я оплачивал удаленно, а еду заказывал с доставкой на дом. Самое далекое, куда я выходил - это лестничная площадка, покурить да выбросить мусор в мусоропровод. Вот так и забыл, как выглядит город снаружи.
  
  А город не сильно изменился. Прохожие все также втягивали шеи в воротники своих курток, прочь от холодного октябрьского ветра, все также спешили домой, где их ждали жены, мужья, дети, жирный ласковый кот. Или несколько часов плотских утех в Сети.
  
  Внешний мир был полной противоположностью Иденнета - серые бетонные коробки казались дешевыми декорациями по сравнению с неоновым пожаром Сети. Конечно, тусклый свет редких ночных баров служил путеводными звёздами случайным странникам, но и они гасли в безликом массиве жилищных комплексов.
  
  Я чувствовал, как Иденнет капля за каплей высасывает жизнь из этого мира, словно паук, питаясь своей жертвой.
  
  Трясясь во чреве вагона метрополитена, я арендовал квартиру на сутки. Хозяин без лишних вопросов забрал деньги и, отдав ключи, удалился, оставив меня наедине с самим собой.
  
  Квартира была полной противоположностью моего жилья - просторная, чистая, обставленная красивой мебелью, гармонично вписывавшейся в общей интерьер. Подсознательно она напоминала мне апартаменты одного сетевого борделя, только здесь не было шеста в центре комнаты и наручников на прикроватной тумбочке. Хотя позже я все же нашел в ней две пачки презервативов и тюбик лубриканта.
  
  Нужно было замести следы в Сети - удалить все данные на моих серверах, почистить логи там, куда дотянутся мои руки. Вот только из реала это было сделать намного сложнее. Проблема заключалась в том, что все эти операции я мог бы запустить парой легких движений рук из Сети, но здесь мне приходилось делать то же самое, отбивая канкан замерзшими пальцами по шестидюймовому экрану смартфона.
  
  Руки дрожали, сердце с силой качало кровь по телу. Было непонятно, это последствия нехарактерных для меня нагрузок или пережитого стресса? Я старался не отдаваться страху, но нервозность все равно не покидала мой разум. Закрылся на два замка, задернул шторы и выключил свет, отставив лишь тусклую лампу в прихожей. Тем не менее сложно было поверить в реальность происходящего, все это казалось какой-то игрой с новейшей системой эффекта присутствия. Годы, проведенные в Сети, стерли в моем мозге тонкую грань между реальностью и сном.
  
  Налив себе чашку крепкого горячего чая, я приступил к работе. Который раз меня выручал софт Мэта - он автоматизировал часть работы, мне оставалось только отдавать команды. Увы, сам же я понимал исходный код Иденнета на наивнейшем уровне, отчасти этому поспособствовали кодеры Эдема - они активно использовали шифрование и обфускацию, что неимоверно усложняло работу с Сетью из реала. Да и зачем мне это, когда изнутри я могу за пару секунд выполнить какое-то действие, на которое уйдет не менее часа реального времени?
  
  Спустя примерно три часа непрерывной работы, экран телефона моргнул, затем на нем начал набираться текст:
  
  - Вижу, ты уже добрался до более-менее безопасного места.
  
  Это был Мэт. Но кто знает, может это был не он? Собеседник по ту сторону экрана мог оказаться кем угодно.
  
  - Кстати, советую съесть пекинскую утку с васаби, чтобы восстановить силы.
  
  Это был пароль, 'утка по пекински с васаби'. Но я всё ещё не был уверен.
  
  - Тёща снова приготовила, поэтому предлагаешь?
  - Да нет, я сегодня на фастфуде.
  
  Этими словами он подтвердил, что один, без 'гостей'.
  
  - Мэт, какого черта происходит?
  - Арх, я вышлю тебе координаты. Встретимся там. Все объясню при встрече. Мы влипли, крупно.
  
  Экран снова замерцал, затем открылась карта, на которой было указано место встречи - станция Гатчина. Значит, теперь мне предстоял получасовой путь на монорельсе.
  
  В этот раз ночной город казался пустынным. На улице были лишь редкие прохожие, выходящие из ночных заведений, да еле передвигающиеся выпивохи. Казалось бы, с появлением Иденета алкоголизм и наркомания должны были исчезнуть, но нет - они все ещё оставались, не хотели люди променивать иллюзию дна бутылки на иллюзию дивного нового мира. Но в целом Сеть забрала у владельцев ночных клубов, баров и драгдиллеров основную клиентскую базу - зачем травить печень и ставиться по вене, выкладывая последние гроши, когда это можно сделать в десятки раз дешевле и абсолютно безопасно не покидая уютное кресло?
  
  Мне везло - монорельс подъехал через пять минут, как я добрался до станции. Народу было мало, в моем вагоне было всего-то три человека. Поезд тронулся, плавно набирая скорость. Пейзаж за окном с исторического центра заменился на столбы высоток и небоскребов, тонувших в тумане. Город засыпал, уплывая в мир грёз.
  
  Выйдя на станции моего пункта назначения, я набрал Мэту сообщение, что я на месте. Гатчина была практически окраиной города, поэтому современных зданий тут было на порядок меньше - в основном район состоял из десяти-пятнадцатиэтажных зданий, в гуще которых были спрятаны памятники культуры.
  
  - Утку заказывали? - раздался низкий голос за спиной.
  
  Обернувшись, я увидел высокого крупного мужчину в пальто. Длинные волосы, собранные в хвост, падали на воротник темного пальто, которое гармонично выглядело с его густой бородой. Он протянул мне руку.
  
  - Мэт. Матвей в жизни.
  - Арх, - ответил я на рукопожатие. - Алексей.
  - Пойдем Лех, пока нас не приметили.
  
  Мы сели в припаркованную в пяти метрах старенькую Ладу Оптимус.
  
  - Сейчас немного попетляем. Мало ли, вдруг за тобой все же хвост.
  
  Матвей нервничал. Через двадцать минут петляния по району, мы остановились у одного ночного кафе.
  
  - Все, добрались.
  
  Выходя из машины, он не переставал озираться. Мы зашли в здание - за одним из столиков сидел мужчина в капюшоне, помешивая кибернетической рукой кофе в своей кружке.
  
  Мэт кивнул ему, и незнакомец пошел закрывать ставни на окнах. Мы же прошли в подсобное помещение, мимо пристально рассматривающего меня седого бариста.
  
  Комната, в которой мы оказались, была маленьким складом, повсюду стояли коробки. Матвей приложил ладонь к противоположной стене, и она отодвинулась в сторону.
  
  - Проходи, - сказал он мне, пропуская вперед.
  
  Я зашел. Это был небольшой лифт, примерно на четыре человека, с двумя сенсорными кнопками на одной из боковых стенок. Мэт нажал нижнюю. Лифт загудел и начал движение. Спустя примерно секунд десять, двери лифта плавно открылись.
  
  Я ахнул, застыв в дверном проёме с приоткрытым ртом
  
  - Добро пожаловать в нашу берлогу.
  
  
  4. Кауниссаари
  Порывы северного ветра то хотели устроить пожар в лесу, то затушить слабое пламя костра. Тем не менее с наступлением ночи погода успокоилась, и Джек мог спокойно греть вытянутую левую руку, не боясь получить ожог.
  
  Над деревьями поднимался месяц, то и дело скрываясь в тучах. Вокруг стояла тишина, лишь иногда можно было услышать треск веток и глухие отзвуки ударов в доке, располагавшемся в шести-восьми километрах от привала.
  
  - Как она, Финляндия? - раздался голос Джесс.
  - Холодно. И тихо, - задумчиво ответил Джек, устремив взгляд на ночное небо. - Не знал, что наверху так много звезд. В Любеке оно казалось просто черным, когда не было цвета экрана телевизора, настроенного на пустой канал. А здесь - всё иначе.
  
  Повисло молчание.
  
  - Знаю, ты не можешь зайти в Сеть. У меня здесь тоже звезды, много звезд. Но вот я не знаю, такие же они, как и по ту сторону? Вот сидим мы с тобой, по разные стороны зазеркалья: вроде и рядом, но одновременно далеко. Ты думал об этом?
  - Да. Порой мне кажется, что ты здесь, рядом. Я представляю это, но затем понимаю, что ты можешь быть на другом конце другого шара, по другую сторону реальности.
  
  Костер догорал, угли почти не грели. Джек размял правую руку, приводы которой немного скрипели от холода, стряхнув с неё листья, залез в палатку и закутался в спальный мешок. Несмотря на то, что часть правой стороны его тела состояла из сложных механизмов, его тело всё равно нуждалось в тепле. К тому же, стоило выспаться перед завтрашней вылазкой.
  
  Солнце, пробиваясь через стволы деревьев, заглянуло и в палатку через несколько небольших дырок. Наступило утро.
  
  Наскоро перекусив и сделав зарядку, Джек собрал лагерь и направился в сторону порта - там его ждал небольшой старенький катер, который ему помогли арендовать знакомые контрабандисты. Весь путь до точки назначения Джесс не проронила ни слова, заговорила она, лишь когда катер отплыл от берега.
  
  - Доброе утро, ковбой. Что там у нас на горизонте?
  - Доброе. Пока ничего, но скоро прибудем на Кауниссаари. Правда, придется побродить по острову, небезопасно причаливать в близости от точки нашего назначения.
  - Не думаю, что там вообще кто-то ещё есть, - Джесс сделала паузу. - Я прошерстила все ближайшие острова - последний выход в Сеть в этих местах был два года назад.
  - И все же, осторожность не повредит.
  
  Тем не менее она была права - остров выглядел мертвым. У побережья виднелись догнивающие домишки, поросшие мхом и лишайником, построенные десятилетия назад.
  
  Высадившись, Джек осмотрелся по сторонам - намека на какие-то современные постройки не было, ни дорог, ни троп. Лишь лес, вода и камыши. Учитывая, что точное месторасположение искомого объекта известно не было, было решено продираться сквозь кустарники и молодые березы.
  
  - Остров не большой. Протяженность с севера на юг, примерно... километров пять. Ты, когда плыл, видел что-нибудь?
  - Кроме ветхих гнилых построек ничего. Ну, на северном побережье песчаный пляж, да деревья там реже были, но следов деятельности человека не видел.
  - Хм... Джеки, будь на чеку, странно как-то это всё.
  
  Впрочем, он и сам знал, что безопасность в этом деле стояла на первом месте. Незнакомая местность, незнакомый пункт назначения - все это могло таить в себе черт знает какие опасности. Неспешно, стараясь не издавать лишнего шума, он пробирался в глубь острова. На его счастье, деревья не образовывали непроглядную чащу, и служили скорее прикрытием, чем помехой. Вокруг было тихо, лишь где-то в далеке слышался крик чаек.
  
  Спустя километр пути, деревья начали редеть, и Джек смог разглядеть высокий бетонный забор, за которым располагались какие-то постройки. Поднеся бинокль, он разглядел, что это было какое-то подобие базы: за оградой виднелось небольшое здание и две наблюдательные вышки. Людей видно не было - мох, лишайник и трещины на постройках подтверждали это предположение.
  
  - Джесс, я на месте. Невысокое здание, окруженное забором, похоже какая-то база.
  - Сколько видишь человек?
  - Ни одного. Здания давно не эксплуатировались, частично повреждены. Судя по всему, людей здесь не было уже несколько лет.
  
  Воцарилась пауза.
  
  - Компания, которая перевозила сюда грузы, обанкротилась три года назад, - медленно протянула Джесс. - Думаю, это как-то взаимосвязано. Разведай местность, а я постараюсь найти ещё инфу.
  
  Джек достал из рюкзака автомат и, периодически осматривая окружающую местность через оптический прицел, шаг за шагом продвигался к входу таинственной территории.
  
  Ворота были открыты. За ними КПП, давно заброшенный и ржавеющий, внутренняя площадь, поросшая травой, кустарниками, мелкими деревьями. Везде валялся строительный мусор, а входная массивная электромагнитная дверь главного здания была обесточена, что давало возможность проникнуть внутрь. Взявшись правой рукой, Джек стал открывать её; проржавевшие механизмы с трудом, но всё же поддались мощному протезу.
  
  Внутри царил полумрак - несколько длинных окон на лицевой стороне здания явно не справлялись с освещением всей площади. Включив фонарик на автомате, Джек продолжил своё исследование.
  
  Внутри была всё та же пустота и разруха: время шло своим чередом, природа отвоевывала обратно свою территорию, поэтому кроме пыли, жучков и мышиного помета ничего интересного видно не было. Осмотрев несколько комнат, Джек решил выйти на связь:
  
  - Я внутри.
  - Какого черта, я же сказала только разведать?!
  - Джесс, не начинай. Слушай, тут пусто, единственной живой душой, которую я встретил, была мышь. Все комнаты пустые, кое-где конечно осталась мебель, но в ней ничего. Один из коридоров заканчивается лестницей, ведущей вниз, под землю.
  - Попробуй посмотреть, что там, но пожалуйста, не строй из себя героя!
  - Ладно, ладно, - проворчал Джек.
  
  Ухмыльнувшись, он начал спускаться по лестнице. Джесс всегда была заботлива по отношению к нему, словно сестра, и её тревогу можно было понять, ведь случись что, она не сможет ничем помочь.
  
  Спуск окончился дверью, ведущей в длинный белый коридор, усеянный стеклянными дверьми по бокам. Продвинувшись вперед, Джек разглядел во тьме какие-то высокие прозрачные емкости, в которые мог бы поместиться человек; в комнатах стояли операционные столы, на полу были разбросаны медицинские инструменты.
  
  - Я внизу. Судя по окружающим меня предметам, это бывшая лаборатория.
  - Лаборатория? В смысле, химическая?
  - Нет, медицинская. Но аппаратуры никакой нет, думаю, все вывезено. Продолжаю изучение.
  
  Крадучись, Джек шел дальше по коридору, оглядывая прилегающие комнаты. В конце он наткнулся на несколько кабинетов. На входной двери одного из них висела пыльная табличка с надписью 'Др. Карл Кауфман'.
  
  Дверь была закрыта, но, как и прошлая дверь в кабинет доктора, она не выдержала удара Джека. Глухое эхо прокатилось по полупустому зданию.
  
  Внутри бывшего рабочего пространства Кауфмана царил хаос: повсюду лежали разбросанные бумаги. Порывшись в них несколько минут, он нашел несколько папок, где на обложке красовалась надпись: 'Проект 27'. Засовывая их в рюкзак, он услышал какой-то шорох наверху. Собравшись, Джек быстрыми, но тихими шагами двинулся в сторону выхода, нервно озираясь по сторонам.
  
  Поднявшись на верхний этаж, он прислушался - было тихо. Наверное, показалось. Расслабившись, пошёл к выходу. Раздался хруст - он не заметил крысиный череп под ногами. А за ним - автоматную очередь спереди.
  
  Джек прыгнул за ближайшую бетонную колонну. Темнота была его союзником, поэтому он разглядел силуэт стрелявшего - это была охранная турель, которая какого-то черта осталась в этом богом забытом месте. Высунув дуло автомата, Джек сделал серию хаотичных выстрелов, в ответ вновь раздалась короткая очередь, проделавшая череду дыр в полу рядом с ним. Ситуация осложнялась.
  
  - Джесс, я в дерьме. Здесь турель и она прижала меня в угол. Ты можешь взломать её удаленно?
  - Джеки, - голос Джессики был напуганным, - тут нет доступа в Сеть. Я ничего не могу сделать.
  - Блядь.
  
  Джек осмотрел правую ногу - в механической ступне виднелось несколько дыр. Повезло, не прошило мясо.
  
  - Слушай, раз она не расстреляла тебя при входе, значит у неё повреждены датчики движения. Из-за чего она сработала?
  - Я что-то раздавил ногой.
  - Значит, она фиксирует лишь звук, - Джесс замолчала на несколько секунд. - Слушай, а что если бросить рюкзак в одну сторону, а с другой ты...
  
  Она не успела договорить - он уже встал, и сняв со спины рюкзак со всей силы отбросил его в бок, сам совершил прыжок в противоположную сторону. В полете, время внезапно замедлилось: он видел, как плавно разворачивается турель и делает первые выстрелы. Подняв ствол, он опередил её, из всех сил зажав курок. Пули медленно полетели в цель, раздался взрыв и время вновь пошло по своему руслу. Джек упал на бок и охнул.
  
  - Ты жив?
  - Кх... Вроде того.
  
  Сплевывая кровь, он поднялся на ноги. Тупая ноющая боль поселилась где-то в боку.
  
  - Если эта ебаная турель сообщила своему начальству о произошедшем, то скоро мы окажемся в полной жопе. Я ухожу.
  
  Хромая, Джек побрел к берегу, где остался катер, оглядываясь по сторонам. Боль усиливалась - видимо, были сломаны ребра.
  
  После того, как он отплыл на двести метров от берега, на связь вышла Джесс:
  
  - Джеки, ты был прав, в Сети какое-то движение. Я подключилась к ближайшим аэропортам, они сообщают, что какая-то частная военная компания выслала три вертолета к острову.
  - Угумс, - силуэт одной из боевых птиц показался на горизонте.
  - Так вот, обратно путь закрыт. Я договорилась с моим надежным другом, он согласился предоставить нам убежище. Меняй курс.
  - И куда же мы плывем теперь?
  - Давай сперва уйдем в туман. Чуть позже нам сообщат точные координаты встречи.
  - Мы что, будем прятаться на островах?
  - Нет, тут не спрячешься. Ты вроде помнил русский?
  - Ну ёпт, - ухмыльнулся Джек, разворачивая лодку, - я его и не забывал.
  - Вот и отлично.
  
  5. Дом, милый дом
  В Сети есть игра, где ты - выживший после ядерной войны. Ты просыпаешься после криосна в огромном бункере. Один. Вокруг разруха и смерть. И после того, как ты откроешь дверь этого бункера, твоя главная задача - выжить.
  
  В реальности такая дверь впечатляла ещё больше - эта здоровенная махина из стали и свинца открывалась, наверное, с минуту, заставляя вибрировать воздух.
  
  - Проходи, - сказал Матвей, когда дверь наконец-то открылась, - чувствуй себя как дома.
  
  Я перешагнул порог. Моим глазам открылась просторная комната, залитая синеватым огнем светодиодных панелей. Вокруг змеями тянулась проводка, соединявшая четыре терминала с серверами, стоящими у одной из стен. В глазах людей, находившихся в комнате, читалось недоверие и любопытство. Мне было немного не по себе из-за такого количества пристальных взглядов.
  
  - На самом деле дверь открывается за десять секунд и без особого шума, - сказала девочка, полулежавшая на диване. - Мэт выпендривался, впечатлить тебя хотел.
  
  На моем лице пробежала ухмылка. Ну да, он и в Иденнете любит подать себя с помпой.
  
  Матвей зашел внутрь, закрывая дверь, которая и правда обрела плавность и скорость.
  
  - Нари, вот теперь как обычно надо всё испортить. Проходи Лёш, не стесняйся. Это Найрият, или просто Нари, самый молодой член нашей команды.
  
  - Ты хотел сказать мелкая. Потому что мне пятнадцать, пончик? - буркнула девчонка, уткнувшись в свой планшет.
  
  Мэт посмотрел на меня, закатив глаза.
  
  - Может и молодая, но за словом в карман не полезет. Не язык, а бритва.
  
  Мы подошли к столу у стены, за которым, разбирая какое-то устройство, сидел парень азиатской внешности. Заметив наше приближение боковым зрением, он развернулся и встал с кресла.
  
  - Итиро, - произнес он с легким акцентом, протянув мне руку.
  
  Его лицо при этом не отражало никаких эмоций. Гладкое и спокойное, словно водная гладь в штиль.
  
  - Алексей, - я ответил ему рукопожатием, - рад знакомству.
  
  После этого японец вновь сел за свою работу, мастерски показывая всем своим видом, что ему абсолютно всё равно на происходящее вокруг.
  
  - Итиро - наш технарь. Сейчас вот модифицирует один из наших иден-терминалов, - Мэт повернулся в сторону. - А это Аня и Хельга.
  
  Развернувшись вполоборота, я увидел улыбку на лице молодой девушки, её рыжие волосы были обрамлены светом от нескольких мониторов за её спиной.
  
  - Если что, Аня - это я. А Хельга рядом, - кивком она указала на другую девушку.
  
  Хельге на вид было где-то лет тридцать. Шрамы на лице, ключицах, бионические руки, которые хорошо позволяла разглядеть майка, говорили, что она многое прошла за свои годы. Над её белыми волосами не хватало нимба ангела смерти. Ухмыльнувшись, словно зная мои мысли, она с прищуром посмотрела на меня, убрала пистолет в кобуру на поясе и встала, протянув руку.
  
  Несмотря на металл её кисти, рукопожатие было довольно мягким.
  
  - Обустраивайся, новичок, но учти, я буду за тобой приглядывать.
  
  - Хельга! - Мэт укоризненно взглянул на неё, - Я же говорил, что знаю Алексея уже более трёх лет. Не обижай его.
  
  - Да я и не обижаюсь. Вы же меня в первый раз видите, понятно, что важна бдительность.
  
  - Да ты вроде безобидный, - раздался голос Нари, - чего бояться-то.
  
  Девушки подавили смешок, который вогнал меня в краску.
  
  - Так, ладно, пойдем, покажу тебе наше жилище и твою комнату.
  
  Мы перешли в другую часть. Электрическая плита, холодильник и длинный обеденный стол говорили, что мы находимся на кухне. Потолок украшали красивые декоративные лампы. Вообще, кухня по декору очень напоминала американские дома эпохи восьмедесятых. Казалось, что сейчас зайдет улыбающася домохозяйка и пригласит нас на чашечку чая.
  
  - Кухню Хельга обустраивала. Странно было от неё это слышать, да и итог удивил. Но мило, - Матвей пожал плечам и показал рукой на одну из дверей. - Смотри, налево - туалеты, душ. Направо, вот рядом с плитой, - вход в кладовку. Идём дальше.
  
  Из кухни мы вышли в небольшой коридор.
  
  - Тут вот жилые комнаты. Слева живут девушки, справа парни. Твоя комната вторая справа, - Мэт нажал кнопку, и дверь втянулась в верхний проём.
  
  Моё новое жилье, где-то три на четыре метра, было довольно уютным: темный паркетный пол, на противоположной от входа стене висел экран, симулирующий вид за окном, рядом стоял стол, терминал и кровать. Хорошая комната, больше моей бывшей, и не скажешь, что она часть бомбоубежища.
  
  Я подошел к терминалу, покрытым пылью. Почувствовав касание ладони, которой я смахнул пыль, он включился, тихонько жужжа.
  
  - Это я всё закупал, - Мэт сел в кресло, я же расположился на краю кровати. - Урвал большой куш лет пять назад, очень большой. Решил отойти от дел на какое-то время, купил себе помещение ветхое, начал делать тут кафе и наткнулся нечаянно на это бомбоубежище. Конечно, практически ничего тут не было. Голые стены, покрытые плесенью, проржавевшая аппаратура - никто даже не знал о существовании бункера, его не было на чертежах здания.
  
  Потом приходит ко мне как-то Анна. Худая, одетая кое-как. Просит работу, хотя бы уборщицей. Ну я её устроил администратором сразу, уж необычайно хорошо она разбиралась в бумагах и людях. Вскоре решили с ней Берлогу обустраивать.
  
  Рабочих в кафе она нанимала, все люди хорошие, Вторую Арабскую прошли, кто воевал, кто детей из зараженных районов после взрыва реакторов выносил. После войны же сразу про них забыли, политики и компании все бабки перенаправили в развитие Общей зоны. Так что, Систему ребята презирают всем сердцем.
  
  Да, я слышал об этом. Люди, сражавшиеся за тех, кто на них наплевал. Некторые из ветеранов уходили в службы охраны некоторых корпораций -маленькие частные армии, но основная масса, к сожалению, спивалась. Часть из них запивали увиденные кошмары, навсегда оставившие рубцы в психике, другая часть - готовилась окончательно догореть в пламени лучевой болезни.
  
  - С людьми понятно, а как ты все материалы выбил для ремонта, да так, чтобы их не отследили?
  
  - Тут тоже Аня помогла, пробила незаметно через кучу левых фирмочек все необходимое. Ремонт делали всем коллективом, оплачивал, разумеется, я большую часть, но и Аня вложила определенную долю - она информацией торгует, посредник. В итоге, через год после покупки у нас с ней был новый дом.
  
  - Получается, вы встречаетесь?
  
  - Нет конечно! - он рассмеялся. - Ей же на тот момент всего шестнадцать было, она мне как сестренка.
  
  - Слушай, Мэт, - я замялся, думая, стоит ли это спрашивать. - Я конечно всё понимаю, но у вас тут оборудования на тысячи долларов. А ты говоришь о более скромных суммах.
  
  - Лёш, не перебивай, - он почесал бороду, - все по порядку расскажу. Так вот, через полтора года с момента покупки помещения, у нас было своё кафе и новый дом. Мне нужен был надежный человек на пост охраны, и Анна вышла на Хельгу. В те года она работала на гендиректора одного банка, но его заказали - убийство свалили на неё. Со временем мы подбросили копам улики на настоящего убийцу, но в момент нашей встречи Хельга была для них как кусок свежего мяса для бродячих собак.
  
  Условием её работы на меня было предоставление жилья девочке, которая была с ней - Нари. Мне Хельга потом рассказала, что вытащила её из мясорубки войны младенцем, но о подробностях умолчала.
  
  После всего этого прошёл ещё один год, я работал с Сетью, Хельга выполняла какие-то заказы, информацию о которых я и знать не хочу, а Нари трепала мне нервы.
  
  И однажды она приволакивает полуживого Итиро. Голова разбита, рука и пара ребер сломаны. В больницу ехать отказался категорически.
  
  Ну не станем же мы выгонять человека на улицу? Поставили койку в складском помещении, Аня за ним ухаживала. Пока кости срастались, он успел мне починить всю электронику в кафе, ну я и предложил ему работу. А куда ещё идти японцу-то? Сам же знаешь, если люди сбежали оттуда к нам, значит на родине у них большие неприятности. Сам он ничего толком не рассказывает, сказал лишь, что пошел наперекор семье, из-за чего и пришлось бежать из Японии.
  
  Работал он так полгода, потом перешел в костяк нашей команды. Взял на себя обслуживание все техники, закупил и улучшил сервера, терминалы, прочие девайсы. Так и жили вчетвером, каждый работал как мог, каждый вкладывался в улучшение Берлоги. Вот откуда деньги. Буквально пару дней назад к нам новенький пришел, за него Анна и моя подруга поручились. Ты его наверху, может, заметил. Спустится - познакомлю. Пойдем пока покажу оставшиеся комнаты.
  
  Мы вышли в коридор. После моей комнаты он казался каким-то уж слишком холодным. То ли здесь и правда система отопления работала хуже, то ли просто металлические стены и тускловатое освещение создавали такую иллюзию.
  
  - Вон та дверь впереди ведет в библиотеку и тренажерный зал. Не смотри так на меня, я люблю старые бумажные книги, да и Нари с Итиро часто читают.
  
  Мы зашли в эту комнату. Она была довольно компактной - книжная стенка, журнальный столик с читальной лампой, два мягких кресла. Ребятам явно по душе был винтажный стиль - сперва кухня, теперь читальный зал. Маленькие уголки уюта в огромном техногенном мире, полным металла, пластика и бетона. На левой стене была ещё одна дверь.
  
  - Смотри, тут произведения Толстого, Чехова, Гоголя, Горького, Достоевского, - его палец скользил по толстым обложкам книг. - На этой полке зарубежная классика - Хемингуэй, Уайльд, Сэлинджер. У меня даже фантастика есть - вот Гибсон, к примеру, или Дик с Брэдбери.
  
  - А что в той комнате? - я кивнул в сторону другой двери.
  
  - Пойдем, - он положил книгу на полку, - покажу.
  
  Мы перешли в вытянутое просторное помещение. Кое-где стояли тренажеры, но большая часть была пуста. Стены здесь были обиты каким-то мягким материалом.
  
  - Это наш тренажерный зал. Любимое место Хельги и Итиро. Я говорил, что он мастерки владеет мечом, да и вообще, в ближний бой с ним лучше не вступать? Нет? Хельга тут либо на тренажерах, либо с Итиро тренируется в рукопашном, либо практикуется в стрельбе, - Мэт нажал на кнопку в стене и в зале появились голограммы противников. - Я же, как видишь, сюда не часто захожу, - смеясь, похлопал он себя по животу. - Ну ладно, пойдем к ребятам, может, новенький уже спустился.
  
  Мы последовали обратно к залу. Команда там оживленно о чем-то разговаривала с голограммой девушки, расслабленно сидевшей на одном из кресел. На диване сидел парень, тот самый, которого я видел при входе в кафе. Сейчас он сидел без капюшона и моё внимание привлекли очень сложные импланты, обрамлявшие его полуголый с легким ирокезом череп. Подобного рода устройства мне встречать ещё не доводилось. Увидев нас, он поднялся на ноги, вся команда перешла на шёпот, девушка-голограмма пристально начала разглядывать меня.
  
  - Ну, Алексей, знакомься - Джессика и Джек.
  
  6. Инь-Янь
  
  Её фигуру обнимал матовый тёмно-зеленый костюм. Убрав со лба прядь своих темно-зеленых волос, она улыбнулась. Тигровые глаза, обрамленные по краям радужки узором малахита, блестели от счастья.
  
  - Здравствуй, Джеки.
  
  Вот она, та самая девушка, которая была в его голове столько времени, та, чей голос был с ним с раннего утра до позднего вечера. Ставшая ему роднее всех вокруг, живая, стоит перед ним.
  
  Джек попытался обнять её, но не вышло - голограмма распалась. Джесс, смеясь, отскочила.
  
  - Увы, я всё ещё здесь, - она как бы постучала по одному из мониторов, стоящих в комнате. В её голосе слышались нотки грусти и досады, которые моментально сменились улыбкой. - Но я так рада, что мы наконец-то встретились.
  
  Все смотрели на них, громко перешептываясь, но стараясь, чтобы они их не услышали.
  
  Джесс заняла место в одном из пустых кресел, Джек последовал её примеру, присев на диван рядом с Нари.
  
  - Знаешь, - его голос слегка дрогнул, - я тебя как-то так и представлял, правда. Такой же рост, такие черты лица. Правда волосы...
  - Ну, волосы каштановые были. А зелеными я их месяц назад сделала, а потом так и оставила, очень понравился цвет.
  - Блин, я тоже теперь себе такие хочу! - насупившись, заявила Нари, - Ань, покрасишь меня?
  
  Анна улыбнулась, приложив указательный палец к губам. Девочка, закатив глаза, перевела взгляд на Джесс. Та подмигнула ей, по прежнему улыбаясь.
  
  - Джессика, - позвала её Анна, - а где ты находишься ИРЛ (прим. IRL - в реальной жизни)?
  
  Губы Джесс сжались. Собрав ладони в треугольник, она уткнулась в них лицом, сосредточенно задумавшись.
  
  - Ань, честно - черт знает. Я думала об этом постоянно, все эти месяцы. Копала инфу, рылась, ломала кучу ресурсов - без толку. Самое странное - я не отключаюсь, - она откинулась на кресле, закрыв глаза. Кожа лица разгладилась, создав иллюзию отрешенности, - Видимо, где-то в коме. Других логичных объяснений нет
  
  Воцарилась неловкая тишина.
  
  - Да забейте, - она ухмыльнулась, вытерев выкатившуюся слезинку у уголка века, которую никто не успел заметить. - Я давно привыкла, теперь и к вам могу выбираться.
  
  Пока она общалась с Анной, Джек рассматривал её. Уверенная осанка и речь, никакой замкнутости, открытость к общению. Сам того не замечая, внутри него заливалось тепло, подобное тому, когда встречаешь старого друга спустя годы.
  
  Боковым зрением он заметил, что на него, не отрывая глаз, уставилась Нари.
  
  - Чего?
  - Что с твоей головой? - без спроса, она провелась по его имплантам на черепе? Для чего всё это?
  
  Джек лишь пожал плечами. Он и сам бы хотел знать наверняка. В этот момент дверь отворилась, и в комнату вошел Мэт с каким-то худощавым парнем. По его бледной коже, небрежной короткой бороде и синяками под глазами было легко сделать вывод, что парень практически не выходил на улицу и ему было плевать на свой внешний вид. Под глазами виднелись полоски от Иденнет шлема -значит, ещё и из тех парней, кто приходит в реальный мир лишь поесть да нужду справить. Держался он несколько зажато.
  
  - Ну, Алексей, знакомься - Джессика и Джек, - подводя к ним парня, сказал Матвей.
  
  Поздоровавшись, они расселись - Матвей составил компанию Джеку и Нари на диване, парень устроился на кресле напротив Джесс.
  
  - Джек прибыл к нам несколько дней назад. Я давно знаю Джесс, мы часто работали вместе. И вот вдруг она пишет Ане, просит у нас убежище для её друга, - Матвей мотнул головой в сторону Джека. - Поручилась за него. Тут видишь, Лёш, в чем дело... Джессика - необычная девушка. Она никогда не выходит из Иденнета.
  
  Алексей с недоумением на лице уставился в сидящую перед ним голограмму.
  
  - Она программа?
  - А ты? - Во взгляде Джесс читался холод. - Насколько ты уверен, что ты сейчас не лежишь где-то, а всё вокруг, это место, эти люди - лишь симуляция?
  - Что?! - в смятении он отсел подальше.
  - Да расслабься, парень, - её черты лица стали мягче, - шучу. Не знаю сама, почему так. Мы думаем, что в этом, реальном мире, я в коме.
  - Прости, я не знал...
  - Да ладно, не часто же встретишь виртуальную девушку в реале? - подмигнула он ему.
  - Ребята ничего не помнят о их прошлом. Но с самого первого дня пробуждения у них есть ментальная связь, - вмешался в их диалог Матвей. - Джек очнулся в доках, избитый. Работал там же, сперва грузчиком, потом в охране. Я в Сети работал с Джесс, она, кстати, тоже архитектор, как и Лёша.
  
  После этих слов Джессика с любопытством стала разглядывать Алексея.
  
  - Итак, - продолжил владелец заведения, встав с дивана, - раз мы все собрались, то давайте поговорим о положении дел. Как я уже говорил, кто-то пытался вычислить меня и Лёшу, после того, как я согласился помочь ему с заказом.
  - Ну, меня-то они всё же нашли. В парадной, когда уходил, я столкнулся с бригадой ремонтников. Ночью. Со стволом за пазухой.
  
  Матвей помрачнел.
  
  - Мда. Всё серьезней, чем я думал. Хорошо, что я успел тебе написать, - он задумался о чём-то, затем вновь продолжил, - Лёша - отличный хакер и архитектор. Зная его, могу сказать, что на него вышел кто-то высокого уровня. Наша цель - выяснить, кто за нами охотится. А заодно понять, что за файл поручили выкрасть нашему Алексу.
  
  Тот молча кивнул, обдумывая сказанное другом.
  
  - Джек, расскажи теперь подробно, что у вас там случилось?
  - Всё началось в Травемюнде. Я наведался в больницу одного докторишки, который, по словам Джесс, был как-то связан с моим прошлым. Док умер, но перед смертью он узнал меня и успел сказать, что нам надо искать какой-то Проект 27. Из инфы на его компе Джесс нашла координаты Финского острова с упоминанием этого же проекта, - он достал рюкзак, вытащил из него бумаги и кинул их на стол. - Это всё, что мне удалось найти. При выходе из здания сработала турель, которая вызвала тревогу. Мне удалось вовремя уплыть, затем я вышел на ваших людей и они провели меня в Санкт-Петербург.
  - А чье это было здание? - спросила Хелен. - Кому вы перешли дорогу?
  - Понятия не имеем. Я мониторила финский сектор Сети, слушала разговоры, но ничего, - в голосе Джесс слышалась тревога. - Будто эти вертушки и не вылетали вовсе.
  
  Хелен задумчиво склонилась в кресле, оперев подбородок руками.
  
  - Возможно, это правительство. Но какой-то уж сверхсекретный уровень, если судить по твоим словам...
  
  Из документов, которые листал в этот момент Мэт, выпала карта памяти.
  
  - Какая-то странная флешка. Вроде обычная, но вот для какого она разъёма... В общем, в ваших доках вроде ничего толком нет. Какие-то чертежи, но нужно разбираться... Итиро, Аня, у вас всё готово?
  - Ага, - синхронно последовал ответ.
  
  Они крутились у одно из Иденнет терминалов - удобное кресло, как в кабинете стоматолога, окутанное кучей датчиков и проводов.
  
  - Джесс, ты помнишь, когда Джек впервые спустился в Берлогу, тебя перебросило в какой-то пустой дом?
  - Ага. Это происходит иногда, спонтанно. Как правило - ненадолго.
  - Так вот, после этого у меня появились кое-какая идея... Джек, ты мог бы сесть в кресло?
  - Зачем? - настороженно спросил он.
  - Твой имплант на черепе - крайне сложный и мощный нейроинтерфейс. - медленно начал говорить Итиро. - Примерно такой разрабатывался японской корпорацией Такэда Индастрис. Я работал с одним из прототипов, поэтому хочу продиагностировать твой интерфейс.
  - Насколько это безопасно?
  - Я буду аккуратен, и не стану трогать опасные фрагменты. Ты согласен?
  
  Джессика кивнула Джеку, подбадривая его
  
  - Соглашайся, так мы хотя бы узнаем, для чего он тебе - раздался в голове её ободряющий голос.
  - Ладно, - переборов недоверие, Джек сел в кресло, - можете начинать.
  
  Итиро зафиксировал его голову ободами, протянул от своего рабочего компьютера сеть проводов и начал подключать их один за другим к импланту Джека, открывая секретные заглушки, о которых не знал даже сам владелец.
  
  - Так, теперь не шевелись. Ань, зафиксируй его поплотнее.
  
  Девушка кивнула и начала фиксировать руки и ноги Джека.
  
  - Какого черта? - он схватил Анну за руку.
  - Джек, успокойся! - голос Джейн был полон тревоги.
  - Джек, успокойся. Отпусти Аню, - Итиро говорил по прежнему медленно и сухо. - Сейчас я собираюсь провести сканирование твоего импланта, дабы сделать дамп его прошивки. И всё.
  - Ладно. Простите. Могли бы и сразу всё сказать.
  
  Джек перестал мешать Ане и расслабился, закрыв глаза.
  
  - Итак, начали.
  
  Он почувствовал, как его тело начала бить мелкая дрожь. Она постепенно усиливалась и за долю секунды перерасла в мощнейшую судорогу. Джек выгнулся в кресле, непроизольно закричав. Джесс исчезла. Все вскочили. В глазах читалась тревога.
  
  - Всё, - сказал Итиро, единственный сохранявший спокойствие, подобно старому хирургу на очередной операции, - Дамп снят.
  
  Одновременно с его словами Джессика вновь появилась в комнате, ошарашено озираясь по сторонам.
  
  - Ч-т-т-о это было? - она заикнулась.
  - Итиро, какого хера? - сквозь зубы прорычал Джек. Всё его тело было пронизано тупой болью, в голове царил хаос.
  - Ответная реакция защитных подпрограмм устройства. Модуль самоуничтожения, срабатывающий при неавторизированном вмешательстве. Я его отключил, стерев один из ПЗУ модулей.
  - То есть, ты хочешь сказать, что ты чуть не отправил меня на тот свет?!
  - Я хочу сказать, что теперь, в случае чего, твоё тело не разлетится на куски, а мозги не будут стекать со стен.
  - Ну спасибо, - пробурчал Джек, потирая синеющее левое запястье.
  
  Анна занялась осмотром Джека, проверяя его жизненные показатели, Джесс ходила рядом с ними, расспрашивая о чем-то Анну, Алексей сидел в кресле с отвисшей челюстью, с трудом обрабатывающий происходящее. Итиро стучал по клавишам. Через двадцать минут он подозвал к себе Матвея:
  
  - Мэт, подойди. Ты, кажется, был прав.
  
  Владелец убежища встал рядом с Итиро, разглядывая данные на мониторах.
  
  - То есть, кому-то удалось?
  - Да.
  - Чёрт.
  
  Японец начал говорить первым.
  
  - До моего ухода из Токио я работал на корпорацию Такэда. Ходили слухи, что все лучшие умы компании работают над проектом с кодовым названием 'Обруч Идзанами'. Это был сложнейший нейроинтерфейс, делающий из солдата машину смерти - он улучшал реакцию, силу, ловкость. Более того, он позволял силой мысли взламывать и уничтожать вражескую электронику. Официально корпорация это отрицала, но мне довелось поработать над первыми образцами, - Итиро сел на стол, опустив голову. - Тот код самоуничтожения в ПЗУ писал я.
  
  В комнате повисло молчание.
  
  - То есть, это ты сделал со мной? - Джек был ошарашен.
  - Нет. Я лишь приложил руку к прототипам. Но поработать более плотно не успел - бежал из Японии.
  
  Итиро замкнулся, предавшись воспоминаниям. В его каменном лице читались проблески печали.
  
  - Мы просмотрели код, - продолжил его речь Матвей, - И я понял причину твоих перемещений в тот пустой дом, Джесс. Ты всегда говорила о связи с Джеком, и вдруг эта связь прервалась, что аномально с одной стороны, - он подошел к одной из стен и провел по ней ладонью. - Мы находимся в двадцати метрах под землей, в толстенной коробке из свинца и стали. До того момента, пока Джек не вошел в эту комнату, система безопасности глушила его сигнал с Сетью. Это отключение никак не отразилось на нём, но ты потеряла связь, оказавшись в неизвестном месте.
  - Ты хочешь сказать, что я переместилась к своей точке загрузки?
  
  Мэт старался не смотреть ей в глаза, обдумывая дальнейшие слова.
  
  - Интерфейс Джека - это более совершенная версия Обруча. - продолжил говорить японец. - Вот только вместо программного модуля ментального взлома, у него стоит нейропротез с экспериментальным портативным иденнет-терминалом.
  
  Джек сидел в кресле, внимательно слушая Итиро. Он вспомнил те сны о странном ярком городе, те странные чувства, будто он жил там. Теперь он начинал понимать, что это было.
  
  - А как это связано со мной? - Джесс была полна недоумения.
  
  Мэт и Итиро смотрели ей в глаза.
  
  - Ты и Джек - один человек. Вы результат эксперимента по расщеплению и автомизации множественной личности.
  
  Раздался звон - кружка Хельги разлетелась на осколки, выпав из её рук.
  
  ***
  
  - Как ты?
  
  Он лежал в своей комнате. После этих новостей, он попросил не трогать его какое-то время. Нужно было всё переварить, переосмыслить.
  
  По словам Итиро, он мог увидиться с Джейн напрямую. Тот странный дом, в котором она оказалась - это локальная сеть, частная симуляция с приватным доступом.
  
  - Джесси
  - Чего?
  - Откроешь?
  
  Из комнаты Берлоги Джека перебросило в просторный зал. Белое и черное, все было обставлено в максимально минималистичном стиле. За окном-стеной плескалось море.
  
  - Оно непробиваемое. А входной двери в этот дом нет.
  
  Её взгляд бы устремлен к горизонту. Солнце уже утонуло, на небе начали появляться проблески звёзд.
  
  - Такое же, - он сел рядом, разглядывая волны.
  - О чем ты?
  - Звездное небо. Оно такое же как в реальном мире. Как и море.
  
  Джессика вытянула руку перед собой
  
  - Тогда же как понять, что реально, а что нет? Если нет возможности сравнить? Если изначально тебе не задали рамок?
  - Никак. Это условности.
  
  Он коснулся её плеча
  
  - Оно теплое. Как и моё. Здесь настоящая - ты, а я лишь проекция. Всё относительно, согласись? Вот моё тело, - Джек постучал бионической рукой по импланту на черепе, - это же не показатель реальности. Ты тоже там, правда живешь по другую сторону.
  
  
  - Выходит, у этого домика поехала крыша? - улыбаясь, посмотрела она него.
  - Хех, выходит, что так.
  
  Она встала с пола и, закрыв глаза, коснулась стены. Комнату залил теплый свет, из пола поднялся прямоугольник, превратившийся в течение нескольких секунд в кровать.
  
  - Нам надо отдохнуть. Доброй ночи, брат.
  - Доброй ночи, сестренка, - его слова ободрили и согрели её, хотя в них и слышалась тревога. Джек не знал, как в итоге она примет вскрывшуюся истину.
  
  
  Закрыв глаза на пару секунд, он открыл их уже в своей комнате. Нужно было выспаться. Психика сама очистит лишнее.
  
  Его разбудил стук в дверь. Настенный монитор, на который транслировался сигнал с камеры у входа, показывал Хельгу. Нацепив одежду, он открыл ей
  
  - Привет. Ты как, в порядке? Разбудила?
  - Ну, - он подавил зевок, - как видишь. Проходи.
  
  Зайдя, Хельга опералсь спиной о косяк входной двери, отказавшись садиться.
  
  - Знаешь, что ты проспал восемнадцать часов?
  - Оу, - его сонное лицо было безразличным. - Наверное, последствие лекарств, которые дала Анна.
  - С тобой точно всё ок?
  - Да нормально, не беспокойся.
  
  Она протянула ему стаканчик, который почему то первоначально ускользнул от его глаз.
  
  - Кофе. Сама варила.
  - Спасибо.
  
  Кофе был чудесный - один лишь аромат бодрил и вселял силы в новый день. Правда, ощущение дня и ночи из-за кочевания по странам у Джека начисто сбилось.
  
  - Когда ты ушел, Матвей поручил Анне попробовать нарыть инфу на тех ребят, кто финансировал разработку твоей штуки. Минут двадцать назад с нами связалась Елена, наш информатор из полиции, назначила встречу. Сходишь со мной, прогуляешься? Свежий воздух тебе бы не помешал, уже третий день на улицу не выходишь.
  
  Джек хранил молчание, смакуя глоток за глотком кофе.
  
  - Знаешь, что во всех странах одно и то же?
  
  - ?
  
  Поставив стакан на столик, он накинул куртку и выключил свет.
  
  - Продажные копы.
  
  7. Неоновый демон
  Моментально, как только гермодверь закрылась, исчезла и голограмма девушки.
  
  - Ты в порядке? - Аня заметила, что я секунд десять просто пялился в пустое кресло.
  - Да. Просто... как-то очень много информации за последнее время.
  
  Девушка замолчала, отведя взгляд, и о чем-то задумалась.
  
  - Лёш, можно вопрос?
  - Да, конечно.
  - Ты часто вылазил из Сети? Или, хотя бы, следил за инфой в реальном мире?
  - Эм... нет, - мне было как-то неловко, будто меня уличили в чем-то плохом, - Вся работа же у меня там, в Иденнете, как и знакомства.
  - Вот оно как... Теперь понятно, почему всё это было для тебя таким шоком.
  - Ну, должен сказать, все мы были мягко говоря удивлены, узнав, что из себя представляют Джек и Джесс, - Мэт осмотрел сидящих в зале. Нари, поддакивая, закивала головой. - В рамках своей работы я многое видел, доводилось копаться в базах оружейных компаний, но такое, как по мне, уже явный перебор... Кому понадобился подобный заказ?
  
  Итиро пожал плечами
  
  - Не знаю. Вряд ли правительство какой-то страны стало бы заказывать у Такэда подобную компрометирующую наработку. Знаю лишь, что за этим стояли люди с очень большими счетами.
  
  Они продолжали рассуждать о заказчике импланта, перечисляя имена корпораций, имена некоторых я даже не слышал, строили различные домыслы. Мои мысли были заняты другим: во первых, куда я влип, во вторых, что за херня вокруг творится. Я слишком плотно завяз в радужных огнях Иденнета, ветераны войны, киборги и секретные разработки казались для меня каким-то бредом, сюжетом какой-то очередной игры. И может быть, я бы так ко всему этому и отнесся, вот только на кону стоит моя жизнь.
  
  - Ань, у тебя нет случайно пары капсул сунифирама?
  - Сейчас, погоди, - она подошла к отсеку с медикаментами, что-то выискивая. - Держи.
  
  Я закинулся таблетками, и устроился поудобнее в кресле. Через минуту на смену тревожности пришла уверенность, мышцы расслабились, перестав колотится в легком ознобе.
  - Лёша, слушай. Как ты? - Мэт сел в кресло, повернувшись ко мне.
  - Да я нормально, не беспокойся.
  - Окей. Просто, я хочу, чтобы мы сходили в Сеть. Сейчас.
  - Матвей! Ну ты же понимаешь, что парень вымотан! - Аня была явно недовольна происходящим. Я слегка отстраненно наблюдал за ними. Видать, дозировка препарата была выше моей обычной.
  - Да понимаю я всё, понимаю. Но сейчас не до отдыха, увы, - обычно добродушное лицо Мэта сейчас было очень серьёзным. - Надо разобраться, а потом расслабляться. Лёш, ты согласен?
  - Да, конечно, - с его аргументами было сложно спорить.
  - Тогда располагайся в любом терминале.
  
  Должен отдать должное Мэту и Итиро - они действтиельно сделали отличнейшие Иденнет-терминалы. Кресла были окутаны сетью датчиков и стимуляторов, которые улучшали глубину виртуализации, сам шлем был лишь отдаленно похож на стандартные модели Эдема. Этот же представлял из себя нагромождение каких-то плат и микросхем, от которых тянулся толстый пучок проводов.
  
  - Ты не смотри на то, что он такой безобразный, - Мэт держал свой шлем в руках, попутно отбивая какие-то команды на компьютере. - Надень, он удобный.
  Мой друг не врал: и правда, несмотря на всю нелепость конструкции шлем очень хорошо сидел на голове. Складывалось ощущение, что он сделан идеально под мой череп.
  
  - Он адаптивный, равномерно прилегает к голове, улучшая тем самым проводимость и уменьшая вероятность ошибок, - теперь уже начал говорить Итиро, отвлекшись от своих дел. - Можно сказать, что эта модель - эксклюзив. В ней стоят датчики, которые анализируют активность твоего мозга и в случае необходимости производят стимуляцию определенной зоны. К примеру, ты как архитектор, научившись отдавать команды, сможешь делать несколько больше трюков, чем раньше. Кроме того, шлем дешифровывает картинку и посылыает её на терминал Анны - это позволяет работать в команде.
  - Не бойся, я не буду за тобой подглядывать, - Аня хитро подмигнула. - Если захочешь, эту функцию можно отключить. Мы потом покажем как настраивать шлем когда будет больше времени.
  - Окей, окей, - я заметил, что на экране внутри шлема транслировалась картинка комнаты. - А камеры то зачем вам понадобилось приделывать?
  - Нууу... - Мэт засмеялся, - просто потому, что я могу. Кстати, надень ещё и перчатки, они на столе лежат. Они также обостряют контакт с Сетью.
  
  Перчатки были довольно удобные - легкая дышащая ткань, но при этом хорошо держащая форму. Тонкие проводки датчиков и стимуляторов электронными капиллярами тянулись к запястью, где стоял беспроводной модуль синхронизации и элементы питания.
  
  Я начал готовиться к переходу. Странно, но почему-то мне стало теплее.
  
  - Так и будешь лежать?
  
  Мэт, а точнее его аватар в стелс костюме стоял передо мной. Мы были в его сетевой резиденции, где относительно недавно обсуждали украденный мною файл.
  
  - Шлем ещё и ускоряет переход. Он стимулирует зоны сна, практически моментально вводя тебя в Сеть. Удобно, да?
  Я встал с дивана. Всё вокруг было более... насыщенным, мои ощущения были обострены. Окружающая меня среда казалась более реальной чем сама реальность.
  
  - Мэт, слушай, а вот то, что я сейчас чувствую...
  - Не беспокойся. Твой мозг сейчас не просто в обычном програмном осознанном сне, а в состоянии гиперреалестичного сна. Говорю же, Итиро - просто хардварный Бог (прим. То есть, Бог копьютерного железа).
  Матвей сел за ноутбук. Стоя за его спиной я видел, что он копается в каких-то переписках, набирает кому-то сообщения, пытаясь что-то найти.
  - Ты был когда-нибудь в борделях? В Сети, имею ввиду?
  - Ну, - мне было немного неловко, - доводилось.
  - Знаешь о борделе Неоновый демон?
  - Впервые слышу.
  - Находится в азиатской зоне. Темное местечко, вход только по приглашениям, простому человеку с улицы попасть туда трудновато.
  - С чего это?
  - Сам то как думаешь? Запрещенные и аморальные интим-услуги. Девочки, мальчики, притом буквально, кое-что совсем грязное. Любой каприз за твои деньги. Клиентская база у них большая и все - весьма состоятельные люди. По этому приватность и безопасность на очень высоком уровне. Так что, переодевайся, наведаемся туда.
  
  Мы брели по хитропсплетению азиатского сектора, полного различных заведений - от кафе и ресторанов до офисов и бизнес-центров. Последних было больше, и что самое забавное - многие компании строили свои коробки лишь для утешения чувства собственной важности. Вот например, этого пятиэтажного здания из стекла и зеркал явно было слишком для мелкой нотариальной конторки из двух человек. Но места в Иденнете было много, оно было дешево, поэтому компании не скупились на площади, давая архитекторам легкую работу - ведь внутри этого здания и было то всего-лишь кабинетов пять, а остальное - муляж, пустышка. Тем не менее, несмотря на плотность застройки, азиатский сектор был по-своему красив, в его жилах текла кровь мощной урбанизации, тесные улицы освещены неоновыми лентами, переливавшимися различными красками. Кстати, эти ленты, если сделать запрос в одном из местных бюро, могли привести к необходимому пункту назначения. По одной из такой нити мы и шли с Мэтом.
  
  - Красиво здесь. Гармонично, хоть и немного угнетающе. Арх, ты был в Китае?
  - Нет. Я вообще за границей не был. Да и дальше Питера не выезжал, так, пару раз в Москве был, по молодости.
  - Мда... Понятно. Я к чему это говорю -не верь красоте этого муравейника. Лет шесть может назад я по старой работе летал в Гонконг, жил там месяца три. Так вот, эти трущобы там - обычное явление. Только улицы меньше, все в грязи, забиты людьми и здания обветшалые. Первое время удивлялся, как люди живут в таких условиях - у них комнатки два на два, и семьями жить умудряются. Сейчас то всё проще - живут они здесь, в Иденнете, там -существуют. Вот и пытаются создать красивую среду обитания, но привычки всё равно свое берут, - Мэт кивком указал на перекресток, который соединял аж шесть улиц, - так и строят плотно, хотя могли бы в высоту расти. Но нет, каждый хочет свой кусочек, вот и расползся азиатский сектор по Сети, занимая большую его часть.
  - Большую это сколько?
  - Ну, территориально, процентов семьдесят. Благодаря такой запутанности, тут огромное количество различных борделей, притонов, мутных типов и компаний, предлагающих самые разнообразные услуги. Процентов двадцать занимает американский сектор, но они ввысь растут, сам видел. Небоскребы крупнейших корпораций, каждый так и желает заткнуть своей оригинальностью другой. Там всегда всё строго, да и сам знаешь, думаю, - никакой нелегальщины, за это можно от блокировки до срока получить. Но это не значит, что американцы такие праведники - все темные дела они делают тут, в азиатском секторе. Да и как весь мир, впрочем. Вот они как раз и составляют остальные десять процентов - Европейский сектор, куда, по сути, и мы входим, есть небольшие совсем австралийские и африканские, но там всё довольно скучно - зоны симуляции дикой природы и всё такое. Виртурризм, скажем так, для тех, кто мечтал о сафари за двадцатку баксов.
  - Мэт, а что за Иденнетом?
  - В смысле? - он посмотрел пристально на меня и замедлил шаг.
  - Ну, за городом. Мне было интересно, добрался как-то до конца европейского сектора, и там было побережье моря. Теплое, тихое, безграничное. Я даже купался в нём, голышом. Чего смеёшься? Всё равно никого не было видно. Так вот, а что с других сторон?
  - Ну, - размышляя, он почесал бороду, - с другой стороны - горы. Их небоскребы американской зоны закрывают, но они, тем не менее, всё равно довольно высокие. Я слышал, что-то кто-то пытался добраться до них, но они слишком далеко, система безопасности сработает раньше. Кто-то её блокировал и всё равно шел - в итоге бросал, сам понимаешь, 20 часов без еды, воды и туалета - дерьмовая идея. Ну вот как-то так. Официально, за горами ничего нет, всё, конец симуляции. Море и горы созданы специально, чтобы не портить иллюзию.
  - А неофициально? Что там?
  
  Матвей посмотрел на меня, нахмурившись. Постоял так несколько секунд, пристально меня разглядывая, затем вновь пошел по намеченному пути.
  
  - Слухи разные ходят. Домыслы. Иденнету-то уже шестой год скоро стукнет, слухами своими обрастает. Есть всякие фанатики, которые проводят здесь по восемнадцать-двадцать часов. В одном из баров встретился с таким - помятый, видать, как и в жизни, ничем особо не примечательный человек. Ему не хватало денег на пиво, я угостил, разговорились. Много баек поведал он мне, например, есть культ, считающий, что за горами находится настоящий Эдем, ну рай, понимаешь? И их цель - подготовиться к походу туда. Ещё рассказывал, что там есть второй город, секретный. Сами они, эти транасконнекты, как они себя называют, считают, что там другая раса живет. Но всё это полный бред, прожгли свои мозги до конца, задроты.
  
  По пути мы продолжали обсуждать дела в Сети, например, ужесточение за контролем пользователей, которое ввел Эдем в связи с недавними событиями. Поддерживая беседу вопросами и односложными ответами, внутри себя я размышлял о том, во что превратился Иденнет - оказывается, не просто в место для заработка и развлечений, а ещё и в реально какое-то город-государство, со своей историей, мифами, сказаниями, мафией и правительством. Всё как в реальной жизни, только здесь лучше - Иденнет хоть и невольно перенимал черты реального мира, но он брал самое лучшее, гиперболизируя их. Город мечты. Хотя место, куда мы шли, по словам моего друга, было полной противоположностью этой самой идиллии.
  
  - Лёх, смотри направо.
  
  Это было большое здание, сверкающее огнями красных тонов, которые отражались от зеркальной поверхности. Оно было формой усеченного октаэдра, по передним гряням которого пробегала надпись: 'Неоновый демон'. У дверей стояла очередь, люди были в смокингах или в платьях, все как один, различия были лишь в масках.
  
  - Меняй аватары, пока нас никто не видит, - скомандовал Мэт.
  
  В долю секунды мы стали выглядеть как люди из той толпы. Наши лица закрывали маски китайского красного дракона, покрытые какими-то иероглифами.
  
  - Маска - это пропуск и уровень допуска. У нас с тобой средний уровень. Белые маски - низший уровень. Видишь вон тех твоих, в пестрых масках? Это высший уровень допуска. Такие хрен достанешь, хоть я и пытался.
  - Слушай, а зачем мы сюда идём-то вообще?
  - У меня тут информатор. Она сказала, что у неё есть инфа о том человеке, с которым я беседовал перед облавой на нас. Вот и договорились встретиться здесь.
  - А не это не опасно?
  - Нет, я же говорил, они очень сильно беспокоятся об анонимности клиентов. А мы идем сейчас именно как они.
  
  Немного постояв в очереди, мы подошли к дверям. Два охранника попросили наши клубные карты. Мы протянули их на проверку
  
  - Добро пожаловать, уважаемые. Хорошего вам отдыха.
  
  Двери распахнулись и здание проглотило нас, утопив в фиолетово-красном свечении. Мы были в просторном холле, вибрация музыки заставляла подпрыгивать сердце, вызывая какие-то первобытные чувства, туманя рассудок. Повсюду были платформы с танцующими обнаженными девушками, заставлявшими сходить сума толпу, собравшуюся у их ног. Все они были идеальны, от носа до кончиков пальцев ног. Впереди были ещё двери, а вдоль боковых стен стояли барные стойки. Всё в зале подчинялось музыке, её ритму, подобного зову чего-то древнего, уносящего меня в центр зала, расслабляющего мои мышцы и мысли. Я просто хотел слиться с этой музыкой, с этой толпой...
  
  - Привет, красавчики. Чего желаете?
  
  Девушка, подошедшая к нам, была в одном лишь нижнем кружевном белье, которое лишь декорировало то, что должно быть скрытым. Она тоже была идеальной - эти яркие глубокие глаза, изгибы талии, волосы, падающие на грудь, эти бёдра, которые просили быть обласканными...
  
  - Приведи нас к Мелисе, - предельно сухо сказал Мэт. Ну как он может быть так строг с этим ангелом?
  - Хорошо, - девушка развернулась, и пританцовывая ягодицами пошла к дверям напротив. Ну куда же она, просто...
  
  Мэт ударил меня локтем в солнечное сплетение. Несильно, но дыхание перехватило.
  
  - Какого... хера... ты...
  - Слюни вытри. Тебе лучше? Я не про удар.
  
  Тут до меня дошло, что после удара не осталось всего этого манящего наваждения, которое запудрило мне мозги.
  
  - Вижу, что да. Короче, ритм и частоты музыки специально подобраны так, чтобы сделать манную кашу из твоего мозга и повысить либидо. Девушки тут не простые - они приближены к идеалу самой сексуальной девушки, по твоему мнению. Не забывай, мы во сне, так что тут ребята умудрились забраться немного глубже в бессознательное.
  - То есть, они читают мои мысли? - тихо спросил я, чтобы наша проводница не слышала.
  - Нет, не читают. Они лишь туманят тебе мозг музыкой, сбивая фокус концентрации, в итоге осознанный сон слегка сдает сбой, бессознательное прорывается наружу и они пользуются этим. Они даже не знают, нравится ли тебе девушки с первым или четвертым размером груди - у них нет этих данных, ты сам визуализируешь это, а они лишь дают толчок.
  
  Я вновь посмотрел на девушку, за которой мы шли. И правда, уже не было в ней той ангельской красоты. Красивая, стройная, но обычная.
  
  Она открыла нам двери, за ними была лестница и коридор, выполненные в тех же красных тонах с фиолетовым неоновым освещением.
  
  - В конце коридора лифт. Наберите код A1 и он доставит вас к ней.
  
  Девушка, уже без лучезарной улыбки на лице, пошла обратно в зал, а мы двинулись к лифту. По бокам были шикарные деревянные двери, за которыми ничего не было слышно. Мы шли в тишине, ибо музыка сюда по каким-то причинам не доходила. Добравшись до лифта, Мэт набрал код. Послышался какой-то шум и мы будто начали подниматься вверх.
  
  - Ты с ней знаком? - спросил я, пытаясь избавиться от чувства некоего дежавю.
  - Поверхностно. Имели неcколько дел вместе, она щедро платила, но встречались обычно на нейтральной территории. Раз она решила пустить нас в свою обитель, то дело серьёзное.
  - А кто она?
  - Демон.
  
  Двери раскрылись. Комната была сделана в общих тонах, но тут было меньше света. Лифт привел нас в просторную комнату, с одним длинным окном, метров в пять, напротив которого стоял такой же огромный диван, алого цвета, напоминавший слегка приоткрытые губы, жаждущие чего-то. А на нём сидела девушка, не похожая на тех, что снизу. Она была уникальная, в её мимике, осанке, взгляде читалась власть. Она кивнула в сторону кресел, которые стояли напротив её дивана. Мы сели.
  
  - Здравствуй, Мэт. - Сказала она, оторвав от своих тонких бордовых губ сигарету, - познакомишь нас с этим молодым человеком?
  
  Я только сейчас заметил, что на нас обычные наши аватары. Мы были молодыми юношами лет двадцати, я был в черной кевларавой куртке, Мэт же сидел в клетчатой черно-синей рубашке. Наша одежда сильно не вписывалась в атмосферу комнаты.
  
  Её тёмно-карие глаза уставились в мои зрачки. Казалось, что она читает меня, пытается залезть в душу. Не выдержав, я отвел вгляд. По её лицу пробежала ухмылка, она вновь затянулась. Дым был с ароматом вишни.
  
  - Зови его Арх. Итак, Мелиса, что ты нарыла? Может расскажешь?
  
  Девушка укоризненно посмотрела на него.
  
  - Вы, западные люди, вечно спешите. Жизнь слишком коротка, но порой и мгновение прекрасно.
  
  Она медленно встала, затушив сигарету о пепельницу в форме черепа и раскурила новую.
  
  - Думаю, Арх, наш общий друг уже рассказал тебе об этом заведении? - медленными плавными шагами она кружила между нами.
  - Немного, - я пытался вести себя естественно, - это бор... Публичный дом.
  - Публичный дом?! - она разраженно фыркнула, - это, мой дорогой, не простой публичный дом. Это - храм желаний, самых запретных, самых страстных, самых первобытных. Конечно, есть конкуренты, но я сделала так, чтобы он стал лучшим, чтобы мы знали с порога о желаниях клиента, - она подмигнула мне, делая вид, что не замечает, как Мэт закатил глаза.
  
  Сделала я? Выходит, это она владелица этого заведения?
  
  - Вижу, ты удивлен. Оу, Мэт не сказала тебе, кто же я такая?
  - Демон ты, вот ты кто. - проворчал Мэт и сложил руки на груди, - сатана с сиськами.
  
  Звонко смеясь, она погладила Мэта по голове.
  
  - Ты как всегда ворчлив, мой старый друг, - промолвила она, подходя ко мне, - но не такое уж я и исчадие ада, как ты говоришь. Да, хозяйка этого храма.
  
  Каждое движение девушки было наполненно грацией и плавностью. И властью. Я кожей чувствовал эти зависшие в воздухе слова 'Подчинись мне', и от этого было не по себе.
  
  - Арх, я хочу кое-что тебе показать, - шепнула она мне на ухо, почти касясь меня своими губами. От её голоса пробежали муражки и волосы встали дыбом. Аромат корицы и вишни дурманил. - Посмотри и скажи честно, что ты думаешь.
  
  Выпрямившись, она закрыла глаза. Окно превратилось в огромный экран, транслировший картинку одной из комнат. Я невольно втянулся в кресло, ибо зрелище немного меня шокировало: это была спальная. Большая двухспальная кровать словно из дорогого отеля, мягкая и комфортная, на которой лежала обнаженная худенькая девочка лет семи-восьми, покрытая синяками и кровоточащами ссадинами на руках и бёдрах. Она хрипло что-то говорила, срываясь на кашель, но не могла выговорить потому, что её душил покрытый потом голый толстый мужчина, лет семидесяти, параллельно пытавшийся вставить свой член в её маленькое влагалище. Кровать под её ягодицами была в крови.
  
  Картинка отрубилась. Стена вновь превратилась в окно, за которым блестел ночной Иденнет.
  
  - Ну, дорогой, - Мелиса провелась своими холодным гладкими пальцами по моей шее, - как тебе?
  - Блять, - я отпрянул от неё, - это мерзко!
  - Я же говорил тебе, - Мэт спрятал взгляд. По его лицу читалась неловкость и некое сожаление, - любые услуги за равноценную плату.
  - Да вы ебанулись что-ли?! Это же противозаконно!
  - Где? Там? Или тут? - Мелиса подняла одну бровь, - Там да, это нарушение закона. А тут - лишь исполненение чьей-то фантазии.
  - Какая разница, нахуя вообще так делать?
  - Арх, дорогой, а зачем природе рожать педофилов? Почему на свете жили такие люди, как Тед Банди, Эдвард Гейн, Джеффри Дамер, Андрей Чикатило?
  Я молчал, стараясь не смотреть ей в глаза
  - Пойми, мой сладкий, мир такой, каков он есть. Если ты не дашь вырваться гною, то он либо нанесет большой урон, либо и вовсе отравит весь организм. Да, меня зовут демоном, но я не согласна, - она села обратно на диван. В её глазах, смотрящих на меня, проблескнула какая-то печаль и усталость - Это был один из кардиналов. Ты думешь, он не смог бы позволить себе сделать тоже самое и там, в реальном мире? Ты думаешь, он единственный такой? Нет, таких как он десятки, сотни, тысячи. Даже если я и демон, Арх, то тот, у кого ключи от виртуального Ада.
  
  Мы все молчали. Мелиса и я смотрели друг на друга. Мэт, сморщив лоб, тёр глаза.
  
  - Та девочка...
  - Симуляция.
  - Зачем ты это мне рассказала?
  - Мне было интересно посмотреть на твою реакцию. Знаешь ли, мне важно знать хоть что-то о людях, с которыми я имею близкий контакт. А теперь, - она повернула голову к Мэту, - поговорим о деле. Помнишь, ты хотел узнать о том человеке, с которым ты работал? Так вот, он - лишь мелкая сошка. Он работал на Серафимов. Судя по спешке, у вас проблемы, и оно вами заинтересовалось.
  - Серафимы? - Недоумевающе посомтрел на неё. - Они же против Сети, какого чёрта они суют нос в её дела?
  - Ну, Мэтти, если ты против врага, думай как враг. Их агентура повсюду, но лишний раз они не высовывются, и раз они в Сети - значит дело серьёзное. Что будете делать?
  - Вообще-то, я думал, ты нам поможешь выйти на них, но теперь я что-то не уверен.
  
  Мелиса откинулась на спинку дивана, закурив третью сигарету.
  
  - Давайте поступим так, - на несколько секунд её лицо утонуло в дыму, - я знаю, что Арха ищут Серафимы. Что и тебя оно тоже ищет, я также знаю. А ещё, я слышала, что по сети рыщут ищейки Эдема, в поисках какого-то украденного файла.
  
  Мне показалось, что сердце остановилось. Меня ищет Эдем? А кроме него и Серафимы? Только сейчас, обливаясь холодным потом я понял, в какое дерьмо я влез и как крупно меня подставили.
  
  - Я куплю у вас файл. За сто тысяч долларов. Ну и, если кто меня спросит, я вас никогда в своей жизни не видела.
  - А если мы не хотим продавать его?
  - То тогда я сдам вас Эдему. Думаю, они щедро заплатят мне за молчание.
  
  Мэт медленно встал с кресла
  
  - Вот же ты сука...
  
  Не дав ему закончить свою мысль, в комнату вошли двое мужчин. Точнее, они материлизовались в ней.
  
  - Вы ещё кто?! - Мелиса была в ярости.
  
  - Воля господня.
  
  Взявшись руками за челюсти, они начали разрывать свои рты. Плоть, тянулась и трескалась, а из утробы стал бить всепроникающий свет.
  
  Свет, выжигающий каждый нейрон моего мозга.
  
  8. Ночное рандеву
  
  Дождь нескончаемым потоком падал с темно-серого вечернего неба, словно Бог вновь решил устроить Великий потоп, разве что не учел современную ливневую канализацию. Учитывая географические особенности Петербурга, местные власти давно вложились в снижение вероятности наводнения. Тем не менее на улице виднелись лужи самой разнообразной площади и глубины, которые так старательно обходили редкие прохожие в дешевых китайских дождевиках.
  
  - Когда я жила в Берлине, то ни разу не встречала настолько мерзкого дождя. А ты? - Хельга курила под козырьком кафе, рассматривая проходивших на другой стороне улице людей. Подобная погода явно подпортила планы многим.
  - Ну, в Любеке они шли довольно часто, - Джек стоял рядом с девушкой, в точности как и она прислонившись к стеклу витрины. - Только были не настолько омерзительно холодными.
  
  Хельга стряхнула пепел. Её лицо украсила ухмылка.
  
  - Согласна, - она сделала паузу, прикуривая успевшую потухнуть от сырости сигарету. Свет пламени антикварной бензиновой зажигалки осветил её лицо, сделав его черты более выраженными, отчего девушка казалась ещё красивее. Ничего в нём не выдавало ветерана войны, кроме, разве что, тонкого шрама от щеки до брови. Эта линия придавала некоего шарма и концентрировало взгляд на её голубых глазах.
  - Это не военный, если что, - сказала Хельга, которая, видимо, поняла ход мыслей Джека. - Его я получила до войны. Преступник при задержании полоснул.
  - Ты была копом?
  - Ага, - она смотрела вдаль, затем бросила окурок себе под ноги. - В одной из прошлых жизней. Ладно, пойдем, нам сейчас на монорельсе, потом на метро пересядем, а там пешком, до доков.
  - Так далеко?
  - Цена за анонимность. Мэт не хочет, чтобы можно было легко вычислить Берлогу, поэтому все встречи на другом конце города. Вот эта, как видишь, вообще в доках. В такую погоду, конечно, не хочется туда тащиться, но, в целом, я с ним согласна. Всё, идём.
  
  Она поправила свой плащ, пряча рукоять пистолета от любопытных глаз. Джек последовал за ней, размышляя о некой схожести Хельги с ним самим.
  
  - С чего вдруг? - голос Джесс в голове был привычно-задорным. Значит, всё впорядке, она справилась.
  - Эй, - мысленно возмутился он, - если у тебя есть теперь больший доступ к моей... окей, к нашей голове, это не значит, что ты можешь читать МОИ мысли.
  - Ну ладно ладно, большой и злобный серый волк, не буду. Но так с чего ты считаешь, что вы похожи?
  - Не знаю. Смотри, она тоже не показывает своих эмоций, говорит не очень много, лишь по делу, без пустой болтовни.
  - Хочешь сказать, она такой же сухарь, как и ты?
  - Ну, не совсем, но допустим.
  - Ну, раз ты считаешь её безэмоциональным бревном, может, как-нибудь проверишь свою теорию? - в елейном голосе Джесс слышался некий вызов.
  - Да иди ты, - он ухмыльнулся, - я же не об этом
  - Передавай привет Джессике, - Хельга заметила погруженный взгляд и ухмылку Джека. - Как она?
  - Всё впорядке, мы в норме, - Джек решил ответить за них двоих.
  - Ладно, братик, наслаждайся. Так уж и быть, оставлю вас наедине. Если что, я рядом, ты знаешь.
  - Мхм.
  
  За следующим поворотом показалась станция монорельса. Поезд должен был прибыть через двенадцать минут. Внутри было сухо и тепло, настолько, что клонило в легкую дремоту.
  Первой тишину нарушил Джек.
  
  - Хельга...
  - М?
  - А как вы познакомились с Нари?
  
  Девушка едва заметно вздрогнула. Весь её вид говорил о том, что она не хочет обсуждать эту тему, но что-то внутри неё все же заставило начать говорить.
  
  - Как ты знаешь, я была на Ближнем Востоке. В 61-ом я перешла из полиции в Бундесвер. Благодаря хорошему послужному списку мне повезло, - она ухмыльнулась, - отправиться через год в Эмираты. Летом 62-го там уже было неспокойно - попытка революции, бунты, правительство попросило у Евросоюза помощи, пообещав щедрые дары. Вот только, готовили нас к подавлению вооруженого восстания, а кинули в настоящую мясорубку.
  
  Хельга потерла свою металлическую ногу и выдержала небольшую паузу.
  
  - Нас было десять. Выжило двое - я и совсем новичок, рядовой. Нашу колонну подчистую разнесли, остатки пытались держать оборону, но это была бойня - у них хорошее вооружение, пулемёты, экспансивные боеприпасы, зажигательные гранатометы, а у нас обычные штатные штурмовые винтовки, да и в отряде только три человека имели опыт в боях. Ногу, - она похлопала себя по колену, - мне отстрелил снайпер: бедро просто оторвало - пуля, застряв в кости, взорвалась. Я отползла к машине, под ней новичок забился - в штаны наложил, уши закрыл, глаза вот-вот вывалятся от ужаса, трясется весь. Крикнула ему, чтобы не высовывался. Наложила жгут на культю, вколола что-то от кровотечения и боли, оперлась спиной о корпус машины, открыла дверь, удерживала позицию. Одна из пуль раздробила плечевой сустав. Когда не смогла держать оружие от потери крови, то просто закрыла глаза.
  
  Она посмотрела на табло - до прибытия оставалась минута.
  
  - Один из нападавших подошел ко мне, помню, уже почти отключалась. Ударил меня по локтю ногой, со всей силы, тот хрустнул, словно яичная скорлупа, я даже не закричала почему-то. Он говорит: 'Оставьте, она уже труп', - она с яростью просила окурок в урну, - Без акцента сказал, на чистом, сука, британском английском.
  Очнулась я уже через несколько недель в больнице, в Берлине. У меня сестра работает нейрохирургом в ENL, выбила для меня лучшие протезы в их экспериментальном проекте. Так мне часть тела и поменяли, а по запросу Бундесвера ещё и боевых модификаций добавили. Смотри, наш поезд.
  
  Монорельсовый поезд тихо въехал под крышу станции, снижая скорость. В окнах почти никого не было видно, лишь зайдя во внутрь, они увидели спящего мужчину бомжеватой наружности в углу вагона.
  
  - Как-то маловато людей, - задумчиво произнес Джек, усаживаясь подальше от незнакомца, вокруг которого была практически осязаемая аура перегара.
  - Так сам же видел погоду. Но в центре побольше людей будет, мы же на краю города.
  
  Всю дорогу они молчали. Хельга смотрела, как за окном застройка становится всё более густой, лесопарковая зона сменялась огнями рекламных табло и транспортных автомагистралей.
  
  Заговорила она лишь в вагоне метро, в который и правда, несмотря на поздний час, был практически полностью заполнен.
  
  - Всё же всегда удивляюсь, почему в этом городе так мало китайцев.
  - А с чего их должно быть много?
  
  Хельга посмотрела на Джека как на полного идиота.
  
  - Блин, - она улыбнулась немного виновато, - я и забыла, что ты ничего толком не помнишь. После того, как американцы повсеместно начали строить термоядерные реакторы, тут наступила полная задница - нефть и газ как энергия моментально стали пережитком прошлого. Россия не выдержала такого удара по экономике, и наступили темные времена. Это в начале сороковых было, через несколько лет власть в стране сменилась и были заключены договоренности на создание Общей Азиатской Индустриальной Зоны, по факту, русские отдали в аренду за гроши Дальний восток и половину Сибири. С каждым годом у Китая становилось всё больше прав, и на данный момент, фактически, всё что восточнее Енисея - это Китай. Ну и, само собой, многие из них перебрались и в Европейскую часть, Питерский климат им не особо по душе, а вот в Москве, пожалуй, каждый четвертый с китайской кровью. Не смотри на меня так, я не расистка, просто они уж очень хитрые, не люблю с ними работать.
  - Да ладно, я и не думал. То есть, Россия - это колония Китая?
  - Нет. Контракты с китайцами позволили русским развить европейскую часть страны, так что тут жить довольно хорошо стало. Они неплохо поднялись во время второй Арабской, во время которой были заключены очень хорошие контракты на поставки оружия. Так что, до Урала - не колония. А после - черт его пойми.
  
  Станция назначения была пустой - ночью в районе доков редко кого можно было встретить из простых горожан. Их можно было понять, ибо перспектива быть ограбленным никому не привлекательна. Доки, населенные нелегальными мигрантами из различных уголков земного шара, везде одинаковы - рассадники подпольного бизнеса, наркоторговли и дешевых сифилисных проституток.
  
  Хельга осмотрелась, мотнула головой в правую сторону, указывая направление, и пошла, одновременно начав говорить:
  
  - Полгода где-то пролежала в госпитале. Привыкала к протезам, исправно посещала психиатра, была образцовой девочкой. Несколько месяцев отдохнула в Италии. А потом началась Вторая Арабская война. Весь Ближний Восток внезапно окатила волна стремительных революций, начались этнические чистки, без разбора начали вырезать всех, кто не был арабом. Как и во время Первой Арабской, всё это совершалось под предлогом веры, геноцид стал богоугодным. ЕС, Россия, Штаты сразу ввели войска, половина Земного шара была в военном положении - то тут, то там гремели терракты, люди были запуганы до смерти.
  
  В одном из переулков слышалась ругань - двое пяьнчуг материли 'желтожопых' на чем свет стоит.
  
  - Я воевала до января 64-го года. У нас было задание - зачистить одну из деревень, так как там базировались боевики. Задание мы выполнили, но в одном из домов была женщина с грудным ребенком. Мой командир прострелил ей голову.
  
  На лице Хельги читалась ненависть.
  
  - 'Какая разница, боец, одной арабской сукой и её выблядком больше или меньше. Думаешь я один так делаю? Да все так делают, начальство специально глаза закрывает. Ну и правильно, новых рожать некому будет'. Его слова. Я перерезала ему глотку, взяла девочку и покинула Ближний восток. Мы подошли.
  
  Впереди, через дорогу, стоял старый ангар. Дверей не было, а в нескольких местах проржавевшей крыши виднелись дыры, через которые внутрь с грохотом вливались потоки нескончаемого ливня.
  Подходя ко входу, Джек размышлял над словами Хельги. Он и думать не мог, что у этой девушки такая богатая и кровавая история. А ведь внешне, в её повадках, ничего не говорило об этом, она казалась обычной, правда, слегка мрачной и молчаливой.
  
  - Ужас. - тихо сказала Джесс, - Это реально ужас. Я посмотрела данные о Второй Арабской после её рассказа - это была ужасная война, бойня. Экстремисты напоследок взорвали две АЭС, превратив Ближний восток и Северную Африку в радиоактивную пустыню. Вот после этого Европе и пришлось принять всех беженцев - оставить их там было бы ещё большим геноцидом.
  
  Хельга и Джек вошли в здание. Внутри было темно, но столбы тусклого света, пробивавшиеся через дыры в крыше, позволили разглядеть женскую фигуру, прислонившуюся к одной из обветшалых опор.
  
  - Я заждалась, вы долго.
  
  Она подошла к Джеку и Хельге. Информатор была симпатичной девушкой, на взгляд лет двадцати пяти - двадцати шести. Она была в черном полицейском плаще, который был, на удивление, абсолютно сухим.
  
  - Прости Лен, долго ждали транспорт. Матвей сказал, у тебя что-то есть для нас?
  - Ну, не совсем у меня. Кое-кто хочет с вами поговорить, точнее.
  
  После этих слов из темноты вышло примерно одиннадцать человек. Десять из них были в костюмах хамелеонах - это объясняло, почему Джек с Хельгой не заметили их сразу. Одиннадцатая подошла к Елене.
  
  - Ты молодец, - сказала незнакомка, поправляя волосы со стеклянного шлема-забрала, закрывавшего ей глаза. Она была облачена в экзоскелет, в левой руке держала массивный бронебойный пистолет, ладонь правой лежала на рукояти катаны.
  - Ничего личного, - с усмешкой сказала Елена Хельге, - они просто очень хорошо платят. Намного больше чем платили вы.
  - Кстати, насчет твоей оплаты.
  - Что-то не та...
  
  Договорить Елена не успела - её голова со стуком упала на пол, покатившись куда-то в темноту, с застывшим на лице удивлением. Тело дернулось, словно его ударило током, и свалилось уже навсегда безжизненным мясным мешком, угасающими импульсами заливая грязный бетон кровью.
  Воспользовавшись моментом, Хельга выхватила из-за полы плаща пистолет-пулемет, схватила ближайшего солдата и, ударом руки сломав ему шею, превратила в уже не живой щит. Отходя за укрытие, она пристрелила троих и заодно дала возможность Джеку вырваться из западни, который спрятался за одной из колонн.
  
  Так же поступила и незнакомка.
  
  - Кого-то из них нужно взять живым, - прокричала она, стараясь не попасть под пули, которые выпускали друг в друга Хельга и стрелки.
  - Джеки, ты цел? - голос Джесс дрожал.
  - Да. Надо что-то делать.
  - Может вызвать копов?
  - И что мы им скажем? Да и, кто знает, может, копы не хотят знать о том, что тут происходит. Чёрт, я же хотел взять пистолет.
  
  У его ног раздался звук удара. Сложно было разобрать, какая именно, но Джек сразу понял - это граната. Прыгнув от неё в сторону, он сделал перекат, чтобы не упасть плашмя, сделав тем самым из себя легкую мишень. Солдаты не ожидали такой реакции, двое стрелков смотрели в его сторону, опустив стволы автомата, трое вели огонь на подавление по позиции Хельги.
  
  И в этот момент Джек понял, что сделал Итиро с его имплантом. Время замедлилось, но уже именно так, как было нужно ему самому. Спокойствие поглотило разум, рождая мысли, которые моментально трансформировались в действия. Джек прыгнул на одного из стрелков - того, кто кидал гранату. Пока тот хватался за автомат, киборг выпрямил ладонь правой руки и апперкотом ударил в челюсть противнику. Ладонь, словно нож по маслу, прошла сквозь ткани и пробила нёбо. Приложив все силы, Джек направил тело солдата в сторону его товарищей, атаковавших Хельгу.
  
  Стоящий рядом солдат начал стрелять, но он ещё не понял, что уже мёртв - Джек рывком добрался до него и свернул голову, уходя из под пуль, летящих уже в пустоту.
  
  Джек понимал, что это не время замедлилось, а его мысли, рефлексы, действия стали молниеносны. Но размышлять об этом было некогда - тело первого убитого солдата только что сбило с ног его коллегу, поэтому оставшиеся начали разворачиваться в его сторону. Время вновь начинало ускоряться, а киборг был вдали от всех укрытий. Разбежавшись, он сделал подкат, сбив с ног солдата. Тот, падая, произвел очередь хаотичных выстрелов, ранив своего соратника в руку, и нелепо свалился. Джек перекатился в сторону Хельги, которая воспользовалась моментом, чтобы прикончить растерявшихся стрелков. Высунувшись из укрытия, она сделала ровно три выстрела - все в голову.
  
  Тишина.
  
  - Ты цела?
  - Да, но что ты сейчас творил?! - Хельга явно видела бой Джека.
  
  Тот не успел ответить - перед ними стояла та самая незнакомка с катаной.
  
  - А ты неплох, парень, но сможешь повторить? - с этими словами ударом ноги в грудь она отбросила Хельгу на несколько метров. Экзокостюм усиливал в десятки раз каждое её действие.
  - Не ускоряйся! - неожиданно закричала Джесс, - Она как-то взламывает твои подсистемы, продержись, я пытаюсь отбить.
  
  Джек уклонился от нового выпада. Он попытался ударить девушку в живот, но та моментально перехватила удар и направила его в пустоту. Потеряв равновесие, киборг упал на холодный бетонный пол.
  
  - Ну, что же ты ждёшь? - просмеялась его соперница. Она не стремилась вновь нападать, - давай, прикончи меня.
  
  Встав, Джек ударил снова, но не во всю силу. Как он и ожидал, его соперница вновь молниеносно перехватила инициативу, отправив металлический кулак в пустоту.
  
  - Давай! - срывающимся голосом прокричала Джессика. - Бей в шлем, она потеряет контроль!
  
  Он глубоко вдохнул и его тело вновь накрыло убийственное спокойствие. Джек вложил часть остаточной энергии в разворот и полным движением корпуса придал максимальную силу удару. Девушка пыталась увернуться, и, так как их скорости были равносильны, ей это почти удалось, но в какой то момент она резко остановилась и удар прошел по касательной, разламывая часть шлема на осколки.
  
  - Как... Тебе... - девушка застыла в одной позе, медленно дрожа.
  - Я взломала её экзоскелет, заблокировав управление. Она в нём как в панцире.
  
  В паре метров от них встала Хельга. Судя по её походке и тому, как она держалась за бок, у неё были сломаны рёбра. Хромая, она подошла к ним.
  
  - Кто вы такие? Кто вас нанял? Как вы вышли на нас? - Хельга приставила к виску наемницы пистолет.
  - Я поняла, откуда вы узнали о Проекте 27, - глаз девушки, который стал виден после поломки шлема, смотрел в лицо Джека. - Ты и есть Проект 27. Но ты же должен быть давно мёртв...
  
  Джек дрогнул. Левой рукой схватил её за горло.
  
  - Говори, что ты знаешь! - его трясло то ли от ярости, то ли от дикой усталости. - Всё выкладывай, сука!
  
  На улице, вдалеке, начали звучать сирены. Звук приближался.
  
  - Чёрт, полиция, - в голосе Хельги промелькнуло беспокойство.
  Наёмница пыталась дёрнуться, но вдруг упала и после пары секунд конвульсий перестала шевелиться.
  
  - Я добралась до нейроинтерфейса. Она без сознания, часа три-четыре проваляется, валите пока есть время.
  - Джессика отрубила её на несколько часов, - объяснил Джек ничего не понимающей Хельге. - Ты как, идти можешь?
  - Всё впорядке, - она попыталась улыбнуться, но сразу же схватилась за бок, - придется взять больничный на пару недель, ребра подлечить.
  - Хорошо. Сколько нам пешком до базы?
  - Часа два, два с половиной. Зачем пешком? Если хочешь уйти от возможного хвоста, мы можем проехаться по другим станциям, я знаю варианты.
  - Не думаю, что прохожие нормально отреагируют на нашу компанию.
  - В смысле?
  
  Джек взвалил на плечо тело наемницы, которое, на удивление, было не очень-то и тяжелым.
  
  - Она пойдет с нами.
  
  9. Проект 34
  Хорошо, что у Мэта на кухне был лёд, иначе синяка мне было бы не избежать.
  
  - По виду и не скажешь, что у тебя такая тяжелая рука, - сказал я Ане, которая виновато смотрела на меня.
  - Ну прости, Лёш...
  - Да ладно, ты же жизнь нам спасла, - ответил я, пытаясь незаметно стереть свои слюни с кофты.
  
  Анна следила за нами с момента погружения и в тот момент, когда мы попали в западню, она попыталась вытащить нас из сети. Так как программно это не удалось, Аня, не долго думая, оборвала кабели и как можно быстрее сняла с нас шлемы. Я всё ещё продолжал с безумным криком корчиться на полу, поэтому она и хорошенько врезала мне по физиономии, приведя тем самым в сознание.
  
  Матвей уже о чем-то спорил с Итиро, разглядывая какие-то данные на его терминале.
  
  - Я никогда не видел ничего подобного, - устало говорил Мэт, вытирая запекшуюся кровь под носом, - я знаю, что для первого поколения шлемов писали низкоуровневый код, который вызывал лютый перегрев и заставлял взрываться конденсаторы, но разработчики быстро выпустили обновление. Но это - иной уровень. Понятия не имею, что это могло быть.
  - То же самое, что убило людей во время атаки на Иденнет, - встрял я. - Точь в точь те же ощущения, ни с чем не перепутаешь. Я же говорю, если бы не Аня - мы бы лежали мертвыми.
  
  Все повернулись в мою сторону.
  
  Мэт присвистнул.
  
  - Ну и дела. Ань, у нас остались какие-то следы атаки? У тебя есть логи со шлемов?
  - Да, погоди, сейчас поищу, что-то должно было остаться, - она развернулась в кресле к своему терминалу и начала отбивать команды, бегая пальцами по клавишам. По мониторам плыли какие-то цифры, куски кода, фрагменты визуальной информации. - Мне нужно время, пока лишь точно могу сказать, что автор всего этого - гениальный программист и нейрофизиолог.
  - И эта информация сужает круг поиска до нескольких десятков миллионов человек, - проворчал Мэт. - Ладно, найти автора - нереальная задача. Надо хотя бы понять, как это дерьмо работает.
  - Матвей.
  - Что? - он отвлекся от своих мыслей и посмотрел на меня.
  - Как думаешь, Мелиса жива?
  - Черт её знает. Надеюсь, что всё же сдохла, - вспомнив предательство, Мэт побагровел и сжал кулаки. - Беспринципная сука.
  
  Мы все замолчали. Нари помогала Ане, сев рядом, Мэт вышел из комнаты, Итиро разбирал наши сломанные шлемы, а я просто лежал в кресле, положив на лоб пакет со льдом.
  
  - Я глянула, что творится в Сети, - сказала Аня, когда Матвей вошел в комнату. - Официально - всё тихо. Никто не в курсе про нападение, но Неоновый демон сейчас закрыт, якобы на техобслуживание. Видать, кто-то из шестерок Мелисы не дал подняться шумихе. Но это временно, ибо Мелиса пока не появлялась, среди руководящего персонала клуба сумятица - я подслушала фрагмент их переговоров. Видимо, она всё же мертва.
  - Надеюсь, хотя новость не слишком радостная и для нас, - Матвей поставил на стол бутылку виски и четыре бокала-тамблера, которые он принес с кухни, - Потому, что все, кто хоть что-то знает о украденном Лёшей файле, - умирают. Сначала его информатор, потом попытка убрать нас, затем Мелиса и снова мы. Для Серафимов мы сейчас мертвы, это плюс. Не будем им пренебрегать. Рвем на время все старые контакты и поддерживаем легенду.
  
  Он разлил виски, взял мой пакет со льдом, разорвал и разложил лёд по бокалам. Затем протянул каждому, кроме Нари. Та демонстративно закатила глаза и продолжила работать.
  
  - Второе, - продолжил Матвей, - логично полагать, что файл -собственность Иден-Тека (прим.: Эдем, Иден-Тек - варианты названия компании Eden Technologies) . Раз уж мы в такой заднице, то надо сперва понять, что это за файл, какой ценностью он обладает на самом деле и лишь потом говорить с Эдемом.
  - А может просто сразу продадим его? - сказал я. Мне абсолютно не хотелось всё усложнять. - Либо перекупщикам, либо Эдему, напрямую? Запросим пятьсот тысяч долларов, думаю, они раскошелятся.
  
  Матвей вздохнул, сделал глоток из стакана, затем, спустя секунд десять, посмотрел на меня.
  
  - Лёш, я тебя понимаю. Ни мне, ни кому из сидящих здесь не нужен геморрой. И я бы с радостью согласился с тобой, но пойми, Иден-Тек - это одна из крупнейших корпораций планеты. Как ты думаешь, им понравится, если мы голословно будем диктовать им правила? Мы должны понять, с чем имеем дело, позаботиться о безопасности, понять суть файла и лишь потом думать о деньгах. Может, нам будет лучше продать его какой-то другой корпорации? Не стоит спешить, мой друг, иначе ещё больше дров наломаем.
  - Ладно, - вздохнул уже я, - ты прав.
  
  Все задумались над сказанным, распивая виски. У него был необычный сладковатый вкус, с ароматом ванили и, как будто, кофе.
  
  Я украл файл у Иден-Тека, меня хотят убить внезапно появившиеся иденнет-террористы и явно хотела бы побеседовать служба безопасности Эдема. С одной стороны, я в полной заднице. С другой стороны, для террористов я мертв, мы все ложимся на дно, меняем личности и исчезаем уже и для Иден-Тека. С оборудованием Мэта в этом нет проблем, а мой основной аккаунт не активен с момента атаки. Для компании я вполне мог оказаться жертвой той атаки, они же не будут проверять российские морги и больницы. Выходит, все не так уж плохо. К тому же у нас в руках потенциальное сокровище, осталось лишь суметь открыть сундучок.
  
  Мысли об этом, хотя, скорее выпитый виски, заставили меня успокоиться. По телу пробежало приятное тепло, и я просто лежал, закрыв глаза.
  
  - Матвей, - внезапно крикнула Нари, - смотри!
  
  Она ткнула пальцем в один из мониторов на стене. Там было изображение с камеры в подсобке кафе, в котором только что, войдя через задний вход, оказались Хельга, Джек и незнакомая девушка, которую он тащил на себе. Троица шла к лифту.
  
  - Это ещё какого чёрта, - крикнул Мэт, подходя к главной двери, достав откуда-то пистолет. Итиро также развернулся лицом ко входу, в одной из его рук была катана.
  
  Гермодверь отодвинулась в сторону и троица только что прибывших ввалилась в комнату. Все они были потрёпаны, девушка, которую тащил Джек, была без сознания. Не делая остановок и ничего не объясняя, они двинулись к другой двери, покинув помещение.
  
  - Да какого хера сейчас...
  - Нас ждала засада, твой информатор нас предала. Она мертва, все мертвы, эта девушка - командир отряда, который на нас напал, - выпалила Джессика, внезапно материлизовшаяся рядом со мной, чем заставила вздрогнуть от неожиданности почти всех в комнате. - Пойдемте с ними, в тренировочной зал.
  
  И исчезла
  
  - А сейчас то куда она пропала? - недоуменно спросил я. Все вокруг уже вскочили со своих мест.
  - Её голограмма активна только в этой комнате. - ответил мне Мэт, который пропустил меня в кухню. - В других проекторов то нет.
  
  По пути в зал никто не проронил ни слова. Зайдя туда, мы столпились у двери, наблюдая за происходящим: В центре комнаты стоял стул, на котором сидела неизвестная девушка. Джек привязывал её руки к спинке, Хельга сидела напротив, держась за бок. Выглядели они все неважно, лицо Хельги было украшено ссадинами, сама она говорила сквозь зубы, периодически шипя от боли. Металлическая поверхность правой руки Джека была вся в запекшейся крови - явно не его, ранений я не заметил. Пленница на вид была наиболее целой из них, у неё был поврежден лишь костюм, какой-то непонятный шлем, вживлённый в череп, похожий на древние очки виртуальной реальности, был сломан пополам.
  
  - Готово? - Хельга, вщглянула на Джека. Тот молча кивнул и встал за ней.
  
  Внезапно пленница забилась в судорогах на несколько секунд, вскрикнула и очнулась. Попытка освободиться обернулась неудачей - она лишь чуть не свалилась со стула.
  
  - Вы законченные идиоты, раз притащили меня сюда, - она говорила с легким английским акцентом.
  
  Хельга ухмыльнулась.
  
  - Хотя, нет, - она осмотрела комнату, каждого из нас, - я ошиблась. Как-то же вы додумались отрубить мой канал связи. И что теперь?
  - Теперь, - голос Хельги был ледяным, - ты расскажешь нам кто ты, на кого работаешь и в чем заключается суть твоего задания.
  - Какой мне интерес? Вы всё равно меня убьете.
  - Будешь говорить, не убьем. Вырубим, выбросим за городом, и вали куда хочешь.
  - И не тяни время, - сказал Джек, - твой работодатель не знает, где ты. Мы отключили систему слежения как только вышли со склада.
  
  Издевательская ухмылка на лице пленницы пропала. На мгновение проскочила ярость, затем какая-то странная, нездоровая безмятежность.
  
  - А ты неплох, Двадцать Седьмой. Значит, у них всё получилось?
  - О чем ты говоришь, - нервозность Джека проявлялась все ярче, - что всё это значит?
  - А ты ещё не понял? Тебе ещё не сказала твоя помощница? Спроси, думаю, она уже догадалась.
  
  Джек замер, смотря куда-то в пол. Затем вновь поднял глаза - в них читался шок.
  
  - Что она несёт? - Хельга посмотрела на Джека.
  - Джесс говорит, что наша пленница имеет функциональную схожесть со мной. Её тело облачено в высокотехнологичный боевой экзоскелет, а в мозг вживлен нейроинтерфейс, позволяющий ментально воздействовать на электронику при помощи программ, расширяющих её психические способности.
  - Короче говоря, он хочет сказать, что часть мой психики расширена за счет интерфейса подсознание-программа. Синтез реальности и Сети, почти как он, - Пленница кивнула в сторону Джека.
  - Но зачем? - недоумевая спросил Мэт.
  - Затем же, зачем и Двадцать Седьмому. Я - Проект 34. Пусть и не такая продвинутая, как наработки в нём, но с тем же основным функционалом. Я -следующее поколение. Как же ты в итоге сбежал? - пленница смотрела в глаза Джеку. - Все считали, что ты сдох, они же уничтожили корабль в море!
  
  Джек промолчал.
  
  - Так, погоди, погоди. Вы спрашиваете, на кого я работаю, но у вас есть Двадцать Седьмой. Вы же все могли узнать у него?
  
  Джек продолжал молчать. Теперь он стал центром внимания всех находящихся в комнате.
  
  - Хотя, - пленница улыбнулась, - я всё поняла. Ты был в старой лаборатории, а затем пришел сюда, так? И ты ничего не помнишь, иначе зачем тебе искать информацию о самом себе? Теперь я поняла, почему внезапно умер Кауфман - мы думали, что он хочет всё рассказать СМИ и прокололся, активировав устройство самоуничтожения, а оказывается, это ты на него надавил. Забавно.
  
  Внезапно я заметил, что белок глаза пленницы наполнился кровью. Да и по её костюму пробегали едва заметные волны.
  
  - Эй, а, почему она...
  
  Я не успел закончить фразу - пленница быстрым рывком разорвала веревки, схватила стул и кинула его в Джека, отбросив к стене. Затем, со скоростью гепарда, рванула в сторону двери, раскидав нас всех на пол. Всё это произошло так быстро, что я едва успевал разглядеть её движения. Через несколько секунд за ней с такой же нечеловеческой скоростью выбежал Джек.
  
  - Как они это сделали?! - голос Нари был полным удивления.
  - Импланты, - коротко ответил Итиро, хватая выпавшую катану и выбежал из комнаты.
  - Аня, Нари, останьтесь с Хельгой, помогите ей. Алексей, держи и идем, - Мэт протянул мне пистолет, который был у него в руках, а сам открыл шкаф в углу и взял автомат.
  
  Судя по разгромленной кухне, часть сражения проходила здесь. Мы подняли оружие и вошли в главный зал.
  
  Итиро мы увидели не сразу - он валялся в куче разбитых мониторов Анны. Девушка старательно пыталась проломить головой Джека стол. У того уже не было сил сопротивляться.
  
  - Подними руки! - крикнул Матвей, наведя на неё дуло автомата. Я также держал её на мушке.
  - Как скажешь, - она нацелила откуда-то взявшийся в её руках пистолет в сторону Мэта.
  - Тебе не выйти отсюда. Дверь заблокирована, наверху - отряд из двадцати человек, - он слегка преувеличивал, персонала было немного меньше. - Я по прежнему предлагаю тебе сдаться и начать говорить в обмен на жизнь.
  - Какой же ты добряк, - девушка села на диван, по прежнему целясь в Матвея. Вы-то может и оставите меня в живых, но не эти корпоративные ублюдки. Они не любят ошибок.
  
  Лицо девушки изменилось, вся напряженность спала, она поникла, расслабилась, в глазе, проглядывавшего через дыру шлема, читалась усталость и разочарование.
  
  - Двадцать Седьмой, а знаешь, я тебе завидую. Ты забыл про то, что сделали с тобой. Я же всё помню. Они до сих пор думают, что ты мёртв. Мой тебе совет - забудь про поиски. Вместо меня придут другие. Я знаю, на что они способны. Живи обычной жизнью, раз у тебя появился второй шанс. Не просри его.
  
  - Опусти оружие и мы...
  
  Никто из нас не успел отреагировать. Мы не были к этому готовы - ни психически, ни физически. Мы с Матвеем были слишком далеко, Итиро только поднялся на ноги, а Джек по-прежнему лежал у стола.
  
  Поэтому пленница просто приставила пистолет к своему подбородку и нажала на курок.
  
   ***
  
  Когда мы бросили последнюю горсть земли, уже наступило утро. Анна с Хельгой остались отмывать кровь со стен и пола, заперев Нари в своей комнате, чтобы лишний раз не травмировать той психику, а Итиро был не в состоянии идти. Поэтому закапывать тело поехали мы с Матвеем и Джеком, который после боя очень быстро пришел в себя. Несмотря на его бодрость, мне казалось, что это все действие имплантов, которое скоро кончится.
  
  - Теперь она исчезла, как и я когда-то, - сказал Джек, когда мы закончили с погребением. - Есть ли ещё такие же?
  - Хочешь узнать? - Мэт убирал лопаты в машину.
  - Если только без вашей помощи. Не хочу больше ставить вас под удар.
  - Рано или поздно, наш информатор всё равно нас предала бы. Просто теперь мы все поняли важный урок - никому из чужаков больше нельзя доверять. Справляться только своими силами.
  
  Мы сели в машину. Путь назад занял больше времени - кроме традиционных петляний мы стояли пару часов в пробке при въезде в город.
  
  Слишком много всего, слишком. Атака, бегство, подстава, самоубийство на моих глазах, после которого в голове каждого крутился вопрос: зачем? Шок начинал проходить, адреналин плавно вымывался и я чувствовал, что как только моя голова коснется подушки - вырублюсь часов на пятнадцать.
  
  Когда мы зашли в Берлогу, ничего уже не напоминало здесь о смерти, лишь неработающие терминалы и битая техника служили напоминанием о сражении.
  
  Матвей позвал всех на кухню и достал шесть бутылок пива. Нари, возмущавшаяся тем, что её продержали несколько часов взаперти и даже не выпускали в туалет, притихла, осознавая серьезность момента. Просто молча приняла бутылку от Мэта.
  
  Все молча пили пиво за общим столом, каждый думая о чем-то своём. Первым заговорил я.
  
  - Что будем делать дальше? - я чувствовал, что каждый задавался этим вопросом.
  
  Мэт сделал глоток, окинул взглядом всех нас и выпрямился, расправив плечи.
  
  - То, что нам остаётся - искать ответы.
  
  
  10. Шифр Цезаря
  
  К февралю я начал терять счет времени. Всё это слишком сильно затянулось.
  Прошло пять месяцев с момента кражи файла, и попытки расшифровать его практически не сдвинулись с мертвой точки. Постепенно мы начали терять надежду на успех, стали уделять больше времени насущным делам. Все, кроме Мэта.
  
  Мы волновались за него - дешифровка стала его идеей фикс. Неудачи били по его самолюбию, он бросил вызов самому себе, с целью доказать собственную компетентность. Попытки убеждения оставить эту затею принимались в штыки. Первые два месяца Матвей спал по четыре часа в сутки, похудел килограмм на десять и был похож скорее на мертвеца, чем на живого человека. Он сливал все свои деньги на различное оборудование, не приносящее никакой пользы. Совместными усилиями нам удалось донести до него, что всё это превращается в нездоровую затею, к чему он всё же прислушался, пусть и не сразу, хотя так и не бросил работу над файлом окончательно.
  
  Дела постепенно стали налаживаться - в Сети нас считали мертвецами. нам пришлось сменить все аккаунты, порвать старые связи, стать новыми личностями. Первые месяцы мы были на самом дне - как психическом, так и финансовом. Иденнет практически не приносил дохода, нам пришлось резко урезать свои запросы - это стало мощным ударом, повергших большинство в депрессивно-апатичне состояние. Но, к счастью, это длилось не долго: сначала Джек и Хельга стали отличным рабочим тандемом, выполняя работу по найму, затем делооборот в Сети пошел в гору, что в итоге смогло поднять наши доходы даже выше чем до нападения.
  
  За всё это время Берлога стала мне новым домом, а ребята - семьей. Я стал своим среди команды, как и Джек. Общая цель сплотила всех нас, но больше всего я сблизился с Джесс.
  
  Она стала моей верной напарницей в Иденнете, всю работу мы делали сообща. Оказывается она являлась весьма способным Архитектором, понимала сущность Сети куда лучше меня, потому я выступал в роли костолома, пробиваясь через уровни защиты, а она в роли хирурга, тщательно находя необходимые крупицы информации. После работы, Джесс открывала мне Иденнет с другой стороны, с той, которую знала она сама: гигантский метрополис, полный красоты и очарования, а не выгоды, похоти и развлечений, в котором жил я. Мы смотрели на цифровое ночное небо за чертой города, пили прекрасный эль в старинном английском пабе, пытались поймать белок в китайском зоопарке и купались в диком морском заливе. И всё это время я боялся признаться себе, что влюбился в Джесс. Я понимал, насколько это глупо, что мы из разных миров, по обратные границы реальности, но что такое реальность? Не окружающая ли нас действительность? И если нас окружает симуляция, что ей мешает быть реальной, пусть и субъективно, персонально для нас? Я пытался переубедить себя, что всё это временно, но это было самообманом, и, боясь испортить нашу дружбу, держал в тайне мои чувства к ней. Так было лучше.
  
  Этим утром я застал Мэта сидевшего на корточках в кубрике (так мы называли общую рабочую комнату), устанавливающего какую-то массивную конструкцию.
  
  - Доброе утро, чем опять занят? - я сел на ближайшее к нему кресло.
  - Привет Лёх! - сегодня Матвей был на удивление довольно радостным. - Будь добр, подай мне вон ту массивную хреновину справа от тебя.
  - А что это? - спросил я, протягивая ему полуметровый цилиндр,
  - Квантовый процессор.
  
  
  Я рассмеялся.
  
  
  - А я то думал, ядерная бомба. Ну, так всё же, что это?
  
  
  Мэт повернул голову и с недоумением посмотрел на меня.
  
  
  - Я же тебе ответил, чего смеешься?
  Несколько секунд мой мозг не знал, как отреагировать. За меня это сделала Анна, которая только что вошла в комнату.
  - Воу, - она была потрясена, - это же огромные деньги.
  - Не такие уж и огромные, - заворчал Мэт. - Разумные, всего-то пол ляма зеленых.
  - СКОЛЬКО?! - одновременно со мной это прокричала и Аня.
  - Да тише вы, расшумелись.
  - Откуда у тебя столько денег?
  
  Мэт замялся.
  
  - Взял из общего фонда Берлоги. Ну и должен ещё кое-кому остался.
  
  Аня побледнела и осела в кресле.
  
  - Матвей, - едва шевеля губами сказала она, - а на что мы дальше то будем жить? Да и такой платёж привлечет внимание налоговой к кафе, ибо откуда у нас официально могут быть такие деньги?
  - Вы забыли, что у нас есть задача? Дело, из-за которого мы чуть не погибли? Если вы давно уже сдались, это не значит, что сдался и я, - казалось, ещё чуть чуть и Мэт взорвется. - Затянем пояса, ненадолго. Уверен, с этой штукой мы сможем наконец достичь успеха. И да, платёж я провёл не через кафе, забейте. А теперь, будьте добры, оставьте меня, не мешайте работать.
  - Лёш, - Аня тяжело вздохнула, - пойдем на кухню, дождемся остальных.
  
  Сказать, что она была расстроена - ничего не сказать. Казалось, что вселенская усталость в один миг опустилась на неё, словно высокогорная лавина.
  
  - Это до добра не доведет, - произнесла она, наливая себе бокал виски, что на неё совсем было не похоже. - Сначала просто одержимость, но теперь он потратил все наши сбережения на новую бесполезную игрушку!
  - Ну, почему сразу бесполезную, - хоть внутри меня тоже разливались волны досады и разачарования, я всё же пытался подбодрить её. - Это же квантовый суперкопьютер. Любой взлом, любая симуляция теперь будет проходить в сотни раз быстрее. Не бойся, Анют, он окупится.
  - Но через сколько? Полгода? Год? - она закинула в бокал лёд. - Лёша, пойми, он на этом не остановится. Матвей начинает терять границу разумного.
  
  Её умоляющий взгляд был направлен на меня.
  
  - Ты же хочешь ему помочь?
  - Конечно, что за вопросы!
  - Тогда продай файл.
  
  Я был в замешательстве. Конечно, это было не ново, за спиной у Мэта мы часто подумывали о продаже файл и разделении прибыли между всеми членами команды. Да дело было даже не в деньгах, а в том, чтобы лишить Матвея его безумной цели. Но ведь самой главной противницей продажи была сама Аня, а теперь она меня просит об обратном.
  
  - Но, ты же была всегда против?
  
  Она опустила взгляд и уставилась, немигая, в центр стола.
  
  - Была. Тогда я верила, что у нас всё получится. Но сейчас, все заходит слишком далеко. И черт с этими потерянными накоплениями. Я боюсь потерять Мэта.
  
  Анна уткнулась лицом в ладони. Одна из самых оптимистичных и веселых членов нашей команды была готова вот вот разрыдаться. Это и правда было уже слишком.
  
  - Спокойнее, Анют, - говорил я, обнимая и гладя её по голове, - я согласен. Но всё же, давай сначала остальные узнают о произошедшем?
  - Хорошо, - прошептала она, - дождёмся вечера.
  ***
  Море Иденнета всегда подстраивалось под твои ожидания. В этот вечерний час мои ступни ласкали слегка прохладные, скорее освежающие волны. Джесс должна была появится на нашем заливе в течение десяти минут и я с нетерпением выискивал её фигуру в океане зелёной травы.
  Внезапно, мои глаза закрыли чьи-то ладони. Владелец этих нежных пальцев подкрался со спины.
  
  - Угадай кто, - раздался голос сзади.
  - Хм, даже не знаю... Русалка?
  
  Мы оба рассмеялись.
  
  - Привет, Джесс, - я обнял её, - как ты?
  - Да я то в порядке, - ответила она, садясь на берег, - А ты то как?
  
  
  В её зеленых глазах читалось сочувствие и некая грусть.
  
  
  - Так, понимаю, - ответил я, садясь рядом, - ты уже в курсе про события этого утра?
  - Ага. Джек сказал.
  
  
  Я ничего не ответил, лишь рисовал пальцем в мокром песке незатейливые рисунки. Несколько минут мы так и сидели, молча.
  
  
  -Алекс, я не хочу тебя отговаривать и переубеждать. Это твой выбор, и тебе решать, как поступить. Просто, - её глаза были устремлены к точке, где море встречалось с небом, - хочу чтобы ты знал - я пойму любое твое решение. Не знаю, как всё в итоге обернется, но, ты всегда можешь расчитывать на мою поддержку.
  - Даже если твоя половина будет против?
  
  
  Во взгляде Джесс, который она бросила на меня, читалось осуждение с толикой обиды.
  
  
  - Пусть у меня и нет тела там, в, - она замялась, - реальном мире, но я отдельная личность. Думала, что ты понял это за то время, сколько мы знакомы.
  - Прости Джесс.
  - Да ладно, - она отвернулась и продолжила рассматривать линию горизонта.
  
  Я сам понимал, насколько это было обидно. Не знаю, что на меня нашло, ведь я никогда не считал так. Все эти пять месяцев я рассматривал Джесс отдельно от Джека, но тут, вдруг вылетело. Видимо, подсознательно, я всё же думал о чем-то подобном.
  
  - Ты права, это сложный выбор. Я не хочу продавать файл. Просто, в таком случае, я предам Мэта. Где я был сейчас, если бы он не приютил меня тогда, после кражи? Где бы я был, если бы он не дал мне новый дом? Я многим обязан ему, нет, не многим, жизнью. И вот так, предать его...
  
  Лицо Джессики стало мягче, она внимательно смотрела на меня. Я лёг на песок, уставился в небо, избегая её взгляда и продолжил:
  
  
  - С другой стороны, а что если Аня права? Что, если эта бесконечная погоня за Ultima Thule заведет его слишком далеко? Мне это никто не простит. Я себя не прощу.
  
  Джесс легла рядом со мной, уперла рукой свою голову и посмотрела мне в глаза.
  
  - Я понимаю, что это звучит дико банально, но поступай так, как подсказывает твоя интуиция. Ты всегда решаешь всё головой, всегда опираешься на логику в своих решениях. Может, хотя бы сейчас, ты всё же дашь решать своим чувствам?
  
  Её волосы, развеваемые прохладным бризом, касались кончиками моего лица. В её глазах переливались мириады разноцветных огоньков, отражение города, но, казалось, что весь этот мир находился по ту сторону этих чарующих глаз. Джессика склонилась ниже - я почувствовал её горячее дыхание...
  
  - ЭЙ-ХО, РЕБЯТКИ! НЕСИТЕ БОКАЛЫ И ВАШИ ЗАДНИЦЫ В КУБРИК!
  - Твою мать, - Джесс вскочила от неожиданности.
  - Мэт, какого хрена ты орешь нам прямо в уши?! - я был растерян, сконфужен и от этого зол.
  - ДАВАЙТЕ, БЕГОМ, ИНАЧЕ ВЫПЬЮ ВСЁ ШАМПАНСКОЕ БЕЗ ВАС.
  - Мне кажется, или он счастлив? Неужели...?
  
  
  Уверен, в эту секунду мы думали с Джесс об одном и том же.
  
  - Сейчас узнаем, - я набрал команду быстрого отключения и очнулся в своей комнате. В коридоре слышались шаги и крик: 'Зачем в громкоговоритель, мудак, я же спала!'. Видимо, не только мы вдвоём была застигнуты в расплох.
  
  Когда я вошел в кубрик, все столпились около рабочего терминала Анны, к которому был подключен новый квантовый компьютер. Хельга и Аня улыбались, Нари всё ещё ворчала, но уже без злости, а скорее так, из вредности, а Джек, Джессика и Итиро разглядывали файлы и неизвестный мне код на мониторах. Сам же виновник всего этого переполоха был похож на обезумевшего Санту - смеялся, периодически заключая девушек в крепкие объятия и разливал шампанское по бокалам. Судя по оставшимся в ящике пяти бутылкам, банкет намечался с размахом.
  
  Кроме Мэта, Анны и Джессики никто, кажется, и не заметил моего появления - слишком уж все были увлечены обсуждением произошедшего. Аня улыбнулась мне, в уголках её глаз блестели слезы, которые она сразу же смахнула, не желая их показывать окружающим. Джесс, с которой мы пересеклись взглядами, кивнула мне, на её лице тоже сияла улыбка. В этот момент внутри меня распространилась легкость и меня накрыла всеобщая атмосфера праздника.
  
  - Я так понимаю, тебя можно поздравить? - спросил я Мэта, наливающего в последний пустой бокал шампанское.
  - Можешь, можешь, - по всему его виду было видно, как он счастлив своему успеху.
  - Ну, и что же это такое?
  - Не всё сразу, мой друг - ответил мне Мэт, протягивая бокал с шампанским, - не всё сразу.
  
  
  Он повернулся к остальным и постучал по бокалу ключом на десять.
  
  
  - Друзья! Преждем чем я объясню вам что к чему, давайте выпьем за то, что почти сдавшись мы все же смогли обрести пусть маленькую, но победу.
  
  
  Все чокнулись бокалами. Хоть у каждого на лице и была улыбка, я чувствовал повисшую в воздухе неловкость. Каждый из нас подумывал сегодня сдаться, а теперь мы делаем вид, что всегда верили в Матвея. Каждый старался не думать об этом и запивал свой стыд шампанским.
  
  
  - Ладно. Теперь, думаю, вы хотите узнать то, что узнал я?
  - Лично я хочу узнать, из-за чего меня поднял с кровати твой бубнёж, - ответила Нари.
  
  
  По кубрику прокатился многоголосый смех.
  - Да ладно тебе, - отмахнулся Мэт, садясь в кресло. - Десять вечера, прям уж ты собиралась спать в это время.
  
  
  Когда все сели, Мэт продолжил.
  
  
  - Как некоторые уже успели увидеть, мне получилось расшифровать одну из папок.
  Этот файл, по своей сути, сверхсжатый зашифрованный архив. При этом, он как матрешка - я смог пробиться через один уровень, сгенерировав ключ шифрования, но следующий слой защищен более стойким. Потребуется алгебраическая атака, но на это нужно время. Сколько - сложно сказать, я сам впервые работаю с квантовыми вычислительными системами.
  В папке, которую я расшифровал находятся четыре файла. Проанализировал я лишь один из них, самый маленький, на двадцать семь тысяч строк кода. Остальные - по несколько сотен тысяч строк кода. Чем-то, этот синтаксис похож на язык ассемблера, но тут все намного сложнее, ибо кроме классических символов используются и греческие. Это вообще не понятно как читать!
  Я уже практически отчаялся что-либо понять, но вдруг заметил, что местами присутствуют длинные последовательности латинских символов. Прогнав код через написанный мой дешифратор, произошло то, чего вообще никак не ожидал - эти последовательности были словами на английском, зашифрованные шифром Цезаря! Если честно, это хороший ход - если хочешь, чтобы что-то не нашли - спрячь его на виду, ведь сейчас современные продвинутые дешифровщики не имеют в базе данных шифр Цезаря.
  - А почему тогда ты его добавил в программу? - спросила Нари.
  - Тут то и начинается самое интересное, - задумчиво произнес Мэт. - Дело в том, что когда-то я использовал этот шифр с одним из моих приятелей. И, по моему мнению, автором этого кода является он, так как расшифрованные слова - это комментарии, служебные пометки для самого кодера.
  - Откуда такая уверенность в авторе кода? - Анна не могла до конца понять, к чему клонит Матвей. - На Земле проживает одиннадцать миллиардов человек всё таки.
  - Возможно, я бы с тобой согласился, если бы не одно но. В коде был комментарий - 'by 0ne', а это был один из его ников в то время.
  - Ну хорошо, - кивнула головой Аня, - как связаться с твоим знакомым? Ты уже писал ему?
  
  
  После этих слов Мэт помрачнел, улыбка медленно сползла с его лица. Он осушил бокал за пару больших глотков и уставился в стол.
  
  
  - Даже не знаю, как и начать... Слышали ли вы историю про Семь Архитекторов? Первых Архитекторов?
  - Ага, - кивнул я вместе с Джесс и Аней, - но никто их не видел, никто их не знает. Кто-то верит, кто-то считает это обычными байками.
  - В самом начале ничего не было. Лишь абсолютно ровная трава, небо и солнце. Первый создал океан, море. Второй создал ночь и облака. Третий и Четвертый создали горный хребет, холмы, лес и реки. Вы не видели многое, так как большинство этой зоны покрыто непроходимым лесом. Пятый, Шестой и я создали сам Полис, город, Иденнет. Сначала это был каркас, который потом, позже, наполнили другие Архитекторы. И последнюю, вместе, мы создали Башню Эдема, виртуальный офис корпорации Иден-Тек, властелина этого мира.
  
  В комнате повисло гробовое молчание, из звуков был слышен лишь шум куллеров включенных компьютеров.
  
  - Почему... Почему ты не говорил этого раньше? - голос Ани дрожал.
  - Потому, что мы не могли. Сначала - из-за договора о неразглашении. Потом, это стало чем-то сугубо личным, скелетом в шкафу каждого из нас. А сейчас, видимо, пришло время раскрывать карты.
  - Выходит, - спросил я, - вы всемером - самые сильные Архитекторы?
  - Уже нет, - вздохнул Мэт. - С тех пор Иденнет разросся, усложнился и мы не можем оказывать прежнее влияние на него. Мы стали обычными Архитекторами, по крайней мере я.
  - А что стало с остальными?
  - С первым я общался ещё примерно года два. Потом наши дороги разошлись - я стал вольным декером, он - штатным сотрудником Иден-Тека. После этого Первый больше не выходил на связь. Он не разрывал связи с остальными, возможно, они знают, как с ним связаться, но с ними я не общался практически с момента создания Сети.
  - Почему? - спросил я.
  
  
  Мэт посмотрел на меня, затем медленно перевел взгляд на голограмму Джесс.
  
  
  - Они... Создание Иденнета сильно повлияло на них. Для меня это стало самой необычной работой в моей жизни, для них - чем-то сакральным. Я не разделял их взглядов и они прервали контакт со мной. Но, думаю, они захотят поговорить с Джесс.
  - Со мной? - недоумевала Джесс. - А я то тут причем?!
  - Ты уникальная жительница Сети. Они захотят пообщаться с тобой.
  - Прости Мэт, но одна я непонятно к кому не сунусь.
  - А я и не говорил, что одна, - улыбнулся он. - возьми Алекса.
  
  
  После этих слов Джесс сразу успокоилась.
  
  
  - Хорошо, - кивнул я, соглашаясь. - Когда нам нам выдвигаться и где в Иденнете они назначат встречу?
  - Когда - я скажу вам. Но встреча будет не в Иденнете.
  - А где же тогда?
  
  
  Мэт загадочно улыбнулся.
  
  
  - Они примут вас у себя, во сне внутри сна, в личной прослойке Сети, которую называют Рупалока.
  
  11. Рупалока
  
  - Сообщите мне сразу, как только они вас встретят, ладно? - Мэт трясущимися руками распутывал провода шлема.
  - Окей, окей, - я принял шлем. - Чего нервничаешь то?
  - Не нервничаю, - он посмотрел на место, где пятью минутами ранее стояла Джесс. - Хотя, нервничаю. Нет, нет, не то что ты подумал. Просто, расшифровка по сути ничего не дала. Да, у нас есть клубок, который ведет за собой, но от этого лишь больше вопросов.
  
  Мэт присел на край соседнего кресла.
  
  - Понимаешь Лёх, - он тяжело вздохнул, - мне кажется, что этот файл очень важен. И я не про деньги. Исчезнувший заказчик, который знал как его раздобыть, затем он исчезает, тебя вычисляют и приходят убрать, затем пытаются убрать нас обоих у Мелисы. Слишком много людей ищут этот файл, устраняя исполнителей. Уверен, твоего работодателя тоже убрали. Слишком много заварухи вокруг одного небольшого архива данных... Там точно что-то важное, настолько, что изменит все. Но что, черт побери...
  - Вот скоро и узнаем, - я хлопнул его по плечу, вырывая из размышлений, - Не загоняйся. Погнали.
  
  Я нацепил перчатки, надел шлем. Закрыл глаза. Переход.
  
  Джесс уже ждала меня в резиденции Мэта.
  
  - Как ты?
  - Все хорошо, - она улыбнулась. - Мэт сказал куда мы идем?
  - Он сказал лишь: 'Они сами выйдут на вас'. Всё.
  - Хм, - она ухмыльнулась, но в глазах читалась тревога - Ладно, пошли, прогуляемся по кварталу?
  
  Моя рука повернула дверную ручку и открыла дверь.
  
  Вместо запаха обычного пустого коридора, в ноздри ударил запах цветов, правую щеку ласкала трава, а левую - прохладный ветерок. Одним глазом я видел оглушенную Джесс перед собой, её зрачки сузились от внезапного обилия света, она лежала в позе эмбриона. Через несколько секунд я понял, что сам лежу точно так же.
  
  - Просим простить нас, что не предупредили о моменте перехода, мы не так часто принимаем гостей, - двое мужчин помогли нам подняться на ноги. - Рупалока глубже Иденнета, поэтому переход дезориентирует.
  - А вы...
  - Зовите меня Брий, - сказал мужчина с карими глазами и густой черной бородой, - а его - Гидеон.
  
  Мужчина с голубыми глазами улыбнулся и кивнул головой.
  
  - А кто из вас кто?
  - О чем ты? - недоуменно спросил Гидеон.
  - Ну, Мэт рассказывал, что раньше вы звались по числам?
  - О, - мужчины рассмеялись, - это было слишком давно. Поверьте, это уже не имеет никакого значения, выбросьте из головы и пойдемте к остальным. И да, тут нет связи с внешним миром, не волнуйтесь, мы сообщили Мэту о вашем прибытии.
  
  Мужчины последовали к поселению, которое находилось, примерно, в пятиста метрах от нас. Я подошел к Джесс.
  
  - Всё в порядке?
  - Ага, только голова немного кружится. Ох, какой же тут воздух! - обескураженное лицо Джесс сменилось любопытством.
  - Угу, чудное место...
  
  Мы последовали за двумя Первыми Архитекторами, попутно разглядывая все вокруг. Наши встречающие были одеты в легкие темно серые мантии, спускавшиеся до колен. Я представлял их как буддийских монахов, но облегающие штаны, кожаные ботинки и ровно подстриженная борода Брия ломали мои ожидания.
  
  Природа вокруг полыхала красками и ароматами - то тут, то там колыхались поляны цветов, у дороги росли какие-то кусты с ягодами, а на горизонте виднелась березовая роща. Природа этого места была намного богаче и разнообразнее природы Иденнета. Да чего уж там, даже настоящего мира.
  
  Через пару минут мы достигли поселения. Оно было небольшим, наверное, протяженностью в два-три километра. Главных улиц было пять и отходили они от большого куполообразного здания. Остальные дома были уменьшенными копиями этой постройки. Домов было несколько десятков, наверное тридцать - сорок. Весь этот пейзаж напоминал мне поселение колонистов на какой-нибудь далекой планете, вот только люди ходили здесь были без скафандров, в самой обычной летней одежде, а у ближайшего дома играли три ребенка лет шести-семи.
  
  - Алекс, смотри! - Джесс тоже их заметила. - Это правда дети?
  - Правда, - Улыбаясь ответил Гидеон. - Понимаю ваше удивление, в Иденнет же пускают только с шестнадцати?
  - Официально, да, - ответила Джесс, наблюдая как один из мальчиков бежал за русоволосой смеющейся девченкой, - но большинство заходят через аккаунты родителей, пока тех нет дома. А почему они здесь?
  - Позже мы вам всё расскажем. А пока давайте зайдем внутрь, - Гидеон открыл нам одну из дверей, ведущих в центральное здание.
  
  На мое удивление, размеры комнаты, в которую мы вошли, были намного меньше. Противоположная стена была прозрачной, с видом на улицу. Вот только, с высоты, примерно, метров пятьдесят. Понимание пришло быстро: эта комната работала по тому же принципу, что и комнаты в 'Беседе без лиц' - она не прикреплена к помещению, дверь нужна лишь для входа, а её координаты могут быть в любой точке. В центре комнаты стоял большой круглый стол, за которым сидело трое мужчин. Черный глянец стола отражал облака, плывших по небу. Сама же комната была выполнена в простых тонах - стены были белыми, у левой стоял широкий камин, а в правой - книжный стеллаж и дверь. Пол был покрыт матовым красным деревом.
  
  - Здравствуй Джесс, здравствуй Алексей, - поздоровался самый молодой из них, - присаживайтесь, пожалуйста.
  
  Наши сопровождающие уже сели, по этому мы заняли оставшиеся два кресла.
  
  - Как вам наш дом? - продолжил говорить светловолосый мужчина.
  - Чарующе, - глаза Джесс сияли.
  - Красиво, - я был более сдержан. В отличии от неё, я старался не терять бдительности.
  - Мы рады, что вам понравилось, - бархатным голосом произнес седоволосый мужчина. Казалось, он был самым старшим из всех. Хотя, никто не знает, кто на самом деле скрывается под аватаром. - Гидеон и Брий вам уже представились?
  - Ага.
  - Да.
  - Хорошо, - продолжил он. - Моё имя - Джаред. Молодого блондина справа от меня зовут Ноам, а слева сидит Леван.
  
  Черноволосый кучерявый парень приветственно кивнул нам.
  
  - Теперь, когда мы все знакомы, - продолжил Джаред, - давайте побеседуем.
  - Мэт говорил, что вы знае...
  - Погоди, Алексей, - прервал меня седоволосый, - сначала мы бы хотели побеседовать с Джессикой. И уже потом, мы ответим на ваши вопросы.
  
  Лицо Джесс снова выглядело настороженным - глаза сузились, губы были напряжены.
  
  - О чем именно вы хотели бы со мной поговорить?
  - Джессика, будь добра, расскажи о себе? - с чарующей улыбкой сказал Ноам.
  - В смысле? - подобный вопрос явно поставил её в ступор.
  - Я имею ввиду, чем ты занимаешься, увлекаешься? Как проводишь время?
  - Ну, кхм. Работаю, когда есть заказы. В основном, с системами безопасности и тонким поиском данных. В свободное время шляюсь по Иденнету, то тут, то там. Либо за черту выхожу, на природе отдохнуть.
  
  Архитекторы одобряюще кивали головами. После первых слов Джесс градус официоза спал, поэтому все сидели так, как им удобно. Гидеон откинулся в кресле и ободряюще кивал.
  
  - А где именно на природе?
  - У моря, на берегу. По ночам оно особенно красивое.
  
  Гидеон улыбнулся. Брий слегка пихнул его, прошептав: 'По ночам, не зря ты старался'. Видимо, Гидеон был Вторым, тем, кто сделал ночь.
  
  - Нам говорили, что у тебя потеря памяти. Сколько ты находишься в Сети?
  - Примерно полтора года.
  - А как ты в целом относишься к Иденнету?
  
  Джесс задумалась.
  
  - Это сложно объяснить, - нахмурившись, начала говорить она. - Иденнет безумно красив. Он очень разнообразен, нельзя в двух словах сказать, что я к нему чувствую... В нём очень много чудесных мест, с прекрасной душевной атмосферой, он полон интересными людьми. Но с другой стороны... Слишком уж много в нем грязи. Практически всё, что запрещено по ту сторону разрешено здесь. А если хочется чего то нелегального тут - стоит лишь побольше заплатить. И вся эта неоновая красота, порою, кажется сплошной фальшью. По сути, ведь так оно и есть - для людей этот мирок лишь игра, место, где можно весело провести досуг, слить весь свой негатив, выместить самые низменные и грязные желания. И лишь для меня это место - дом.
  
  Джесс замолчала, в комнате повисла тишина. А я ведь никогда не задумывался об этом. Мы все привыкли воспринимать Иденнет лишь как место для работы и отдыха. Да, пусть некоторые из нас и проводили там огромное количество времени, но мы всегда возвращались. А Джесс - нет. И в том мире, которым мы называли реальностью, она не могла даже дотронуться до чего либо, в то время как мы в Сети чувствовали себя хозяевами. Изнутри меня начинала заполнять вина перед Джессикой.
  
  - Скажи, пожалуйста, а каково чувствовать себя единственной в мире женщиной архитектором? - Медленно спросил Леван. - Ведь Синдром Морфея исключительно мужская патология.
  
  - Вполне нормально. Я даже мужчиной не представляюсь, когда беру заказы - никто все равно не поверит, что я на самом деле женщина.
  - А как к этому относятся те, кто знает?
  - Да никак. Да, сначала друзья удивились, но я думаю вы в курсе о моем положении с братом? Так что, и эта новость их никак не удивила.
  
  Давно я не слышал этого словосочетания. Да, так назывался изначально феномен Архитекторов, до появления Иденнета - Синдром Морфея. У меня он был с детства. Отец любил выпить, поэтому частенько избивал и меня, и мать. Жили мы бедно, очень бедно, мама работала на двух работах, отец же только и мог что тратить её деньги да 'воспитывать' меня. В те моменты, когда он запирал меня в комнате, чтобы не мешался под ногами его друзей-алкашей, я придумывал свой мирок, где у меня есть друзья, с которыми я могу играть. И однажды они начали приходить ко мне - большой плюшевый медведь без уха, разговаривающий лабрадор и солдат из рекламы армии, которая крутилась всегда и везде. Это была наша тайна, я боялся что они больше не придут, если я скажу кому-то. Когда я подрос, они все же ушли, но лишь потому, что уже в них не нуждался - у меня появились друзья в школе. Все было неплохо. До смерти матери.
  
  У неё был рак, но она продолжала работать до последнего, чтобы поднять меня на ноги. После её смерти, отец свихнулся окончательно - стал пить больше чем раньше, начал обвинять меня в её гибели. Я ушел из дома, нашел работу, снял квартиру вместе с школьным другом. Однажды отец пришел ко мне, просил прощения, я выгнал его. И только к вечеру того дня понял, что он украл все деньги, которые у меня были отложены на поступление в университет.
  
  Он не признавал факта кражи, и лишь обвинил меня во лжи. Но факты говорили об обратном, к примеру, два ящика водки у прихожей. Я взбесился, вышел из себя, кинул в него одну из бутылок. Завязалсь драка, но длилась не долго - отец вырубил меня ударом стула по голове.
  
  Очнулся я уже в больнице. Отец, видимо в страхе, что я заявлю на него в полицию сплавил меня в психушку, заявив что я хотел его убить. Со мной особо не церемонились и обкололи антипсихотиками, что вызвало развитие моего Синдрома - вместо палаты я жил в абсолютно другом месте, я бегал по полям, залитым солнцем, карабкался по скалам и плавал в теплом море. Все два года в психиатрической больнице я провел в мире, который создал сам.
  
  Если бы не Сашка, наверное, я бы так и сгнил там. Он как-то нашел меня, вытащил из больницы, привел в чувство. Как раз таки и появился Иденнет, где люди с Синдромом Морфея стали Архитекторами, бывшие психи и отбросы социума стали на вес золота.
  
  - Множественная личность, да к тому же с Синдромом Морфея, хммм... А как, - продолжил Леван, - к этому относиться Алексей?
  - Я?
  - Да да, ты, Алексей. Но дай, пожалуйста, ответить Джессике.
  
  Она растерянно посмотрела на меня. Я ободряюще улыбнулся ей в ответ.
  
  - Думаю, его это вообще не тревожит. За все то время, что мы вместе, мои способности никак не отражались на наших с ним отношениях.
  - И как давно вы вместе? - улыбаясь спросил Джаред.
  - Мы, так... - Джесс покраснела и запнулась. - Вы не так меня поняли. За все то время, что мы проводим вместе.
  
  Все в зале заулыбались.
  
  - Прошу простить меня, что поставил вас в такое неловкое положение, - виновато протараторил Леван. - Алексей, а как ты относишься к Иденнету?
  - После слов Джесс, я, пожалуй, соглашусь с её мнением. За последние полгода я узнал многое о Сети, о её грязных уголках, но также, - я улыбнулся Джесс, - узнал и прекрасное. Иденнет слишком уж многообразен и при этом безумно контрастен. Характеры людей в нем как под увеличительным стеклом - кто на самом деле хороший, тут стремится к созиданию, а те, кто с гнильцой - несут сюда лишь хаос и грязь.
  
  - Мудрые слова, Алексей, - одобряюще произнес Джаред. - И последний наш вопрос, уже к вам обоим. Хотели бы вы сделать Иденнет лучше?
  - Конечно, - голос Джесс был полон уверенности.
  
  
  Мне осталось лишь кивнуть головой.
  
  
  - Хорошо, - Джаред записал себе что-то в блокнот, - надеюсь, наши вопросы не доставили вам дискомфорта. Давайте теперь послушаем вас?
  
  - Мы, вместе с Мэтом, работаем сейчас над... одним небольшим дельцем. И в процессе работы мы вышли на следы Первого. Мэт сказал, что вы общались с Первым и, скорее всего, знаете, как можно с ним связаться.
  - Боюсь, мы не сможем вам помочь, - печально вздохнул Джаред. - Мы бы и сами хотели выйти с ним на связь, но он пропал три года назад по реальному миру. Единственное, что нам известно, он остался работать на Иденнет, был задействован в каком то архиважном секретном проекте. Через пару недель работы там он выходил на связь все реже, и, в итоге, пропал.
  
  Чёрт. А вот это было уже хреново. Только я сам поверил, что дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки и тут такой облом. Что теперь нам делать? Куда двигаться?
  
  - Тогда, - я поднял взгляд со стола, - вы сможете сообщить нам, если что-то изменится?
  - Конечно, Алексей, - в голосе Джареда слышалось, что ему немного неловко, - извините, что так вышло. Если вдруг мы что-то узнаем, мы сразу же свяжемся с вами. Джессика, большое спасибо, что составила нам компанию. Было очень приятно познакомиться с тобой.
  - Взаимно, - Джесс учтиво улыбнулась.
  - Тогда, - я встал из-за стола, - мы покинем вас?
  - Конечно, вы можете идти. Но выход из Рупалоки пока что закрыт. Гидеон, проводи наших гостей и объясни им все.
  - Конечно, - Гидеон встал из-за стола и пошел к двери, через которую мы вошли. - Алексей, Джессика, пойдемте со мной.
  - Что значит, выход закрыт? - спросил я как только мы вышли на улицу.
  - Понимаете, Рупалока необычное место... По сути, Рупалока - это подуровень Сети. Мы глубже Иденнета, и время течет у нас исходя из правил сна.
  - То есть, Рупалока - новый уровень? А не локация Иденнета, вроде игровой зоны?
  - Именно.
  - Охренеть...
  - О чем вы говорите? - Джесс явно не понимала о чем мы говорим
  - Понимаешь, - Гидеон обратился к ней, - Иденнет по своей природе является коллективным осознанным сновидением. Именно на основе этого работает сейчас Сеть. Кроме законов, заложенных кодов, Сеть подчиняется базовым законам сна.
  - Мне... не снятся сны.
  
  Почему она никогда мне об этом не говорила?
  
  - Вот как... Тогда я объясню детальнее. Понимаешь, время во снах течет иначе, чем в реальности. Как правило, во сне оно идет дольше. Иден-нтек как-то смогли откалибровать ход времени, ещё до нас, поэтому ход времени в Иденнете и реальности одинаковое. Но сны не ограничиваются одним уровнем.
  - То есть Рупалока...
  - Рупалока - сон внутри сна. А чем глубже сон - тем медленнее течет время.
  - Я помню, - задумчиво произнесла Джесс, - Мэт говорил что-то такое. Но я думала, что это метафора.
  - Гидеон, - я прервал их беседу, - тогда какая разница между реальнольностю и этим местом?
  - Один час там примерно равен десяти дням здесь.
  - И через сколько мы сможем уйти?
  - Через месяц.
  - Месяц? - я присвистнул. - Вот это конечно сильно...
  - Не волнуйтесь, вам будет комфортно всё это время. Мы познакомим вас поближе с нашими жильцами. И, если вы будете не против, дадим вам уроки по более лучшему управлению Сетью. А вот ваш дом.
  
  Мы не заметили как подошли к одному из домиков полусфер, стоящим ближе всего к зданию 'правительства' Архитекторов. Дом был, наверное, метров пять в высоту и пятнадцать по диаметру. Тем не менее, стоило нам переступить порог, мы оказались в просторной гостинной с лестницей, ведущим на второй этаж.
  
  - Дома только снаружи небольшие. Изнутри жильцы могут сами модернизировать интерьер на их вкус, менять размеры и количество комнат. В вашем же на каждом этаже есть по спальне.
  - Спальне, - недоуменно спросил я Гидеона. - Вы что, спите?!
  - Ну, - он улыбнулся, - проводя столько времени здесь, сон просто необходим для поддержания психического здоровья.
  - Погоди, Гидеон. Как давно существует Рупалока?
  - Приблизительно, года три.
  - Тогда, сколько же вам лет?
  - Ну, мне, если тебе так интересно, двадцать пять.
  - Не не не, я не про это. Сколько лет вашим личностям? На сколько лет вы чувствуете себя?
  - Где-то на семьсот, - он улыбнулся. - Отдыхайте, я пойду. Если что, заходите в Ратушу, мы всегда будем рады вас видеть.
  
  Сказав это Гидеон ушел, тихонько закрыв дверь. Джесс свалилась на диван, закрыла лицо руками и с глубоким вздохом сказала:
  
  - Охренеть.
  
  ***
  Первую неделю мы решили освоиться в Рупалоке, познакомиться с местными, понять, как тут все устроено. Гидеон помогал нам в акклиматизации, отвечал на все наши вопросы.
  
  Во второй день, мы сидели с ним на скамейке у дома. Джесс решила поиграть с детьми, по этому я остался один.
  
  - Гидеон, вчера ты обещал рассказать, откуда у вас дети?
  - Знаешь, Алексей, чтобы ты все понял, я начну рассказывать с самого начала. Создание Иденнета оставило на нас пятерых сильный отпечаток, ведь мы создали нечто прекрасное, мы вложили все самое лучшее в нас в зачатки этого мира. Но через два года мы поняли, что место, которое должно было стать раем стало лишь гипертрофированной версией реального мира. Иден-Тек не смотрел на Иденнет как на нечто прекрасное, он смотрел на него как на способ стать самой богатой корпорацией в истории и, как ты знаешь, у них это отлично вышло. Но нам больно было смотреть во что превратилось наше творение. Однажды Джаред разработал план: мы покинули территорию города и отправились глубоко в лес, дабы снизить степень контроля корпорации на Сеть. Мы объединили наши усилия и создали переход сюда. Если честно, я сам не понимаю, как тогда нам это удалось, ибо подобного больше не получалось, пробовали.
  
  Создав Рупалоку, мы жили изначально здесь одни, анализируя и познавая созданный нами мир. Со временем, когда мы всё же поняли, как он работает и как совершить трансфер из Иденнета в Рупалоку и обратно мы решили создать нечто грандиозное.
  
  Гидеон посмотрел на Джесс, которую две темнокожих девочки учили заплетать косички. На его лице проскользнула улыбка.
  
  - Иденнет должен был стать раем, но не стал. И мы решили сами попробовать сделать это, использовав особенности Рупалоки. Понимаешь, в чем дело... Эти дети могут жить только здесь.
  - Что ты имеешь ввиду?
  - Ты слышал про программу 'Облачная жизнь'?
  - Да, но она вроде как заморожена, нет? В сети сейчас где-то двадцать человек живут, находясь в коме, но опытные образцы помогают только очень маленькому проценту людей.
  - Нет, разработки над ней ведутся. У нас есть сведения, что Иден-Тек ищет способ повысить шансы на успешное подключение мозга в коме к Сети. Но мы смогли создатель альтернативную технологию, что позволило перенести нам больший процент людей.
  - Все эти люди...
  - Не все. Только дети. Остальные - их родственники, они посещают их. Пока, мы помогаем лишь самым слабым и нуждающимся. И даже при всём этом технология очень далека от идеала. Но со временем мы хотим создать из Рупалоки настоящий рай, для всех, кто в нем нуждается.
  - Вы хотите победить смерть?
  
  Глаза Гидеона как будто погасли.
  
  - Нет. Невозможно перенести сознание, оно должно на чем то базироваться. Но мы можем подарить долгую жизнь. Намного дольше, чем они прожили бы в реальности.
  - А Мэт в курсе всего этого?
  - Нет. Когда-то давно мы разошлись во взглядах. Он видел в Иденнете лишь источник прибыли, как и корпорация, которая допустила его падение, а мы были не согласны с этим. А сейчас мы стараемся чтобы как можно меньше людей узнало о существовании и цели этого места.
  - И вы не боитесь, что родители всех этих детей могут рассказать остальным о вас?
  - Вероятность есть всегда, но они прекрасно понимают, что если падет Рупалока - у их детей больше не будет шанса на жизнь. А своим детям вредить никто не хочет.
  - Да, понимаю...
  
  Какое-то время мы молча наблюдали за игрой в прятки. Джесс искала рассыпавшихся детей, которые убегали от неё задорно смеясь. Их родители сидели на лавочках у домов, счастливо улыбаясь.
  
  - Как думаешь, - Гидеон пронзительно посмотрел на меня, - Джессика согласится помочь нам? Мы хотим исследовать её, чтобы лучше понять как она функционирует в сети.
  - Вы же не причините ей вред?
  - Конечно же нет! - воскликнул Гидеон. - Мы хотим провести лишь ряд анализов.
  - В таком случае, спросите её саму. Думаю, она не откажет.
  
  Я был прав - как только Джесс узнала о предназначении Рупалоки, она сразу же вызвалась помочь. По этому оставшиеся недели наш день состоял из тренировок, где Архитекторы учили нас более тонкому контролю, анализов Джесс, где изучали её реакции, её взаимодействие со средой и среды с ней. Вечерами мы либо читали книги, которых здесь было очень много, либо общались с поселением, либо бродили по лесу, пытаясь увидеть зверей, которые, по словам Ноама, тут водились.
  
  Время, проведенное здесь, люди, беседы - всё это сильно повлияло на меня, заставило задуматься. Я стал ещё ближе с Джесс, понял её взгляды и благодаря этому осознал, чем мог бы являться Иденнет и какую важную роль он играет в наших жизнях.
  
  В последний вечер в Рупалоке мы решили прогуляться подальше. Уже наступила ночь, поэтому мы решили расположиться на берегу небольшой реки, протекавшей в километрах четырёх от поселения.
  
  - Как думаешь, Алекс, они ещё разрешат нам прийти сюда?
  - Я не знаю, Джесс... Может быть. А может и нет. В конце концов, что мешает нам спросить об этом завтра?
  - Ну да... Просто, тут так чудесно. Если честно, это был лучший месяц в моей жизни. Как то не хочется возвращаться домой...
  - Интересно, как отреагируют ребята, когда мы им это расскажем.
  - Я не про Берлогу. Я про Иденнет.
  - Оу. Извини.
  - Да ладно, ничего страшного. Я тоже успела соскучиться по Джеку. Выходит, Первые не против того, чтобы мы рассказали команде правду?
  - Ну, Джаред сказал что-то вроде 'Если вы и правда доверяете им всем сердцем, то они могут знать правду'. Так что, да.
   - Круто.
  
  Возникло неловкое молчание. Мне было ужасно неудобно, что я ляпнул такую глупость.
  
  - Джесс.
  - М?
  - Скажи... А почему ты не хочешь возвращаться?
  
  Джессика обняла колени и посмотрела на звезды.
  
  - Здесь слишком... Волшебно. Никакого негатива, никакой грязи, никаких проблем. Не надо думать как достать денег, как не оказаться обманутой или как лучше обмануть самой. Здесь я чувствую себя... Свободной... Счастливой.
  
  С её словами сложно было не согласиться. Мы жили ни в чем не нуждаясь, мы даже спали, как в реально жизни, правда не видели снов, но это было мелочью. Рупалока была какой-то гиперреалестичной: всё вокруг было ярче чем в реальной жизни, чувства и эмоции были сильнее и разнообразнее. Я успел забыть реальный мир за этот месяц и он казался мне каким то серым, ненастоящим...
  
  - Спасибо тебе.
  
  Джесс подсела поближе и смотрела мне в глаза.
  
  - За что? - на моем лице застыло удивление.
  - За то, что ты пошел со мной, а не бросил. За этот месяц, который мы провели вместе.
  - Да ладно, не за что.
  - Нет, Алекс, спасибо. Всё это очень много значит для меня.
  
  Джессика коснулась ладонью моей щеки.
  
  - Ты очень много значишь для меня.
  
  Я провел дрожащей рукой по её тёмно зеленым волосам и поцеловал, уронив нас в траву.
  
  
  12. Грязное дельце
  
  Её расфокусированный взгляд был устремлен вперед. Она посильнее прижалась к нему, положив голову на грудь, и медленно, слегка касаясь, провела указательным пальцем по его обнаженному бедру.
  
  - Может, ешё разо...
  
  Внезапно он вскочил с кровати. Таким она его ещё не видела: лицо застыло, в глазах несколько секунд отражался страх. Затем обеспокоенное выражение лица сменилось на задумчивую угрюмость вперемешку с растерянностью.
  
  - Что с тобой? - она села в кровати.
  
  Он сел рядом с ней, держась одной рукой за лицо.
  
  - Не знаю, - медленно ответил ей Джек, - Что-то как будто не так, будто что-то изменилось...
  - Что? О чем ты? - теперь уже встревожилась и Хельга.
  - Погоди пару минут.
  
  Джек закрыл глаза, и пытался вызвать Джесс. Кроме отсутствия ответа он чувствовал, будто его зов уходит куда в пустоту, не возвращаясь обратно. Убежище в локальной сети пустовало. Всё это было очень странным.
  
  - Что-то случилось с Джесс, - он спешно начал надевать джинсы, - Какого черта Матвей там натворил?
  
  Одевшись, он выскочил в коридор и быстрым шагом направился в кубрик. Матвей сидел там, разговаривая о чем-то с Анной. Боковым зрением Джек заметил, что Алексей лежал в кресле, подключенный к Иденнету.
  
  - Матвей, какого хрена тут творится?
  - Тихо, успокойся, что случилось?
  - Что с Джесс? - крикнул Джек. - Она не отвечает!
  - Успокойся, всё нормально. Они на встрече, они в порядке, Лёша с ней. Примерно через три часа они вернутся.
  - Тогда почему я не могу связаться с ней?!
  - Потому, что туда вход только по приглашениям. Для всех остальных этого места не существует.
  - Смотри, если с ней что-нибудь случится, я...
  - Джек, остынь, всё с ней будет в порядке, - Хельга зашла в кубрик, - Ань, может дашь ему успокоительного?
  - Да не надо мне ничего, - буркнул Джек и бухнулся на диван, - отстаньте.
  - Чего это с ним? - шепотом спросила Нари у Хельги.
  
  Та лишь пожала плечами и пошла на кухню. Вернулась она оттуда уже с двумя бутылками холодного пива.
  
  - Чего ты так завелся? - Хельга села на диван рядом с Джеком и протянула ему бутылку, - На тебя это как-то совсем не похоже.
  - Не знаю, - Джек сделал глоток, - как-то не по себе всё это. Чёрт знает почему.
  
  В глазах женщины читалось беспокойство. За те четыре месяца, что они спали вместе, Джек отлично её узнал. За маской непробиваемой боевой машины скрывалась чуткая женщина с слегка извращенными принципами справедливости. Ей было плевать на законы, она считала, что сильному человеку они не нужны. Но чувства близких ей людей она всегда ценила и уважала. Было видно, что обитатели Берлоги стали для неё семьей: Нари она берегла, словно она её дочь, все остальные были близки подобно братьям и сестрам. Кроме Джека. Джек был стал намного ближе.
  - Хельга! - Матвей развернулся к ним лицом, - подойди к терминалу, там тебе письмо.
  - Секунду.
  
  Хельга встала и подошла к одному из интернет-терминалов. К ней подбежала Нари, которую она отогнала от себя. Та демонстративно мотнула волосами и села обратно к Мэту и Анне.
  
  - Джек, есть работёнка. Пойдешь со мной, развеешься?
  - Ладно, идём.
  
  ***
  
  Когда они вышли из кафе, уже зажглись фонари, пытавшиеся пробиться своим светодиодным светом сквозь метель. Снег, поднятый порывами северного ветра, так и норовил вонзиться глубже в кожу или выколоть глаза. Пара посильнее укуталась в воротники своих курток и устремилась к месту, где их должно было ждать такси. Штурмовая винтовка, глушители и пара магазинов предательски позвякивали в рюкзаке при шагах, что лишь дополнительно накаляло Джека.
  
  - Станция Василеостровская, пожалуйста, - сказала Хельга таксисту, когда они сели в машину.
  - Хорошо, - ответил водитель азиатской внешности, нажимая кнопку старта на бортовой панели
  
  Ехали они молча, разглядывая Петербург, который сегодня природа решила занести снегом. Практически все здания были поглощены сильной метелью, лишь иногда выныривали придорожные автомастерские и забегаловки. Так как видимость была ужасная, Джек откинул голову на подушку сиденья и попытался немного вздремнуть. Таксист был на своей волне, поэтому молчание клиентов его не напрягало. Он мурлыкал в такт ретро-радио, музыка которого тихонько играла в салоне.
  
  - Лишь для тебя, рассветы и...
  - Как идёт работа? - прервала его песню Хельга, - Я имею ввиду, каково быть водителем человеком, когда почти все такси перешли на автоматическое вождение?
  - Да нормально, - пожал плечами таксист, - некоторые хотят вспомнить былые деньки и специально нанимают такси с водителем, кого-то просто приводит ко мне любопытство.
  - А не опасно?
  - Кому? - он посмотрел на Хельгу и вскинул бровь. - Пассажирам?
  - Вам. Из-за нападений на таксистов же и был сделан массовый переход.
  - Пфф. Брехня собачья! - таксист махнул правой рукой. - Зарплаты они не хотели нам платить и пенсии, вот настоящая причина! Питертранс и подстроили всё это, чтобы найти повод выгнать нас на улицы и лишить хороших зарплат, страховки и пенсий. Если не верите, то ответьте мне на вопрос: почему у двенадцати из двадцати семи убитых ничего не было украдено? В чем мотив убийц тогда? Да и убиты они были все уж очень аккуратно. А все эти россказни про маньяков та же брехня! Ладно, приехали, с вас три тысячи. Наличкой или картой?
  - Наличкой.
  
  Хельга рассчиталась с таксистом и они пошли к Адмиралтейской. Это был четко отработанный алгоритм - перед каждым заданием добираться до места назначения на двух - трех такси, заметая возможные следы. Обычно приезжали автопилотируемые машины, камеры в салоне которых они попросту глушили. В этот раз за рулем оказался человек, что в последнее время было редкостью.
  
  - Как думаешь, - спросил он свою спутницу, - таксист прав или выдумывает?
  - Знаешь, скорее всего в его словах есть истина. Что мешает корпорации убрать несколько человек ради прибыли в несколько миллионов?
  - Ничего.
  - Вот и я о том же.
  
  Окружающие их небоскребы тонули в метели, усиливая завывания холодного ветра. Маленькие дворики старинных построек, которые оставили лишь из-за культурной ценности, были засыпаны плотным слоем снега, падающего между высокотехнологичных высоток, малая часть которых была элитными жилыми домами, а большая - офисами различных российско-китайских компаний. Около семидесяти пять процентов населения жили ближе к КАДу, в домах, построенных в первой четверти этого века. Эти плотнозастроенные районы давно нуждались в ремонте, деньги на который вроде бы как и выделялись ежегодно, но куда-то постоянно исчезали. Поэтому обвалы того или иного подъезда раз в полгода давно не удивляли местных жителей. Копы в эти районы как правило не лезли - им было достаточно того, что местные ребята, держали порядок на улицах. Остальное их мало интересовало. Они охраняли средний и высший класс, работающий здесь. в центре города - белых воротничков, бизнесменов разной степени значимости и чиновников различных мастей.
  
  Хельга быстрым шагом двигалась по намеченному маршруту. Джек посмотрел на её лицо, осветленное холодным неоновым светом висящих повсюду рекламных табло. Красивая.
  
  - Чего смотришь? - она улыбнулась ему.
  - Да не, просто.
  - Ну ладно. Видишь поблизости белую Теслу? - они уже подходили к Адмиралтейской.
  - Вон, - он указал рукой на стоящую на обочине машину. - Эта?
  - Ага.
  
  Они ускорились к такси, где их ждало тепло.
  - Добрый вечер! - встретил их синтезированный женский голос. - Куда желаете отправиться?
  - Планерная семьдесят девять.
  - С вас тысяча двести рублей. Ожидаемое время поездки - сорок одна минута с учетом текущей ситуации на дороге. Пожалуйста, приложите ваш чип к считывающему устройству.
  
  Платить своим чипом было бы безумием, поэтому у Хельги, как и у всех в Берлоге, был набор хакнутых чипов, которые раздобыл Матвей. Их реквизиты постоянно менялись, отследить их было практически невозможно.
  
  - Платеж прошел успешно. Ирина Александровна, большое спасибо, что пользуетесь услугами компании Питертранс! Наш девиз - скорость и безопасность по доступ...
  - Выключить звук, - этот голос всегда раздражал Хельгу.
  
  Машина беззвучно тронулась с места.
  
  - Вообщем, - начала говорить она после активации глушилки, - в чем суть нашего задания. Нужно убрать одного чиновника, Петра Шевцова, замминистра связи Санкт-Петербурга.
  - Что за ним числится?
  - Хрен его знает. Видимо, перешел кому-то дорогу, либо слишком сильно начал давить.
  - Я не в этом плане.
  
  Никто не хотел вникать в суть работы Хельги. Берлога знала, что она наёмница, отбирающая задания по какому-то своему способу, но никто не вдавался в подробности. Мэт как-то решил спросить её об этом напрямую, на что получил ответ: 'Поверь, они заслужили'. И Хельга не врала. Став её напарником, Джек узнал, что Хельга копает через источники Анны инфу на своих жертв перед тем, как взять задание. И если человек заслуживает смерти - он её получает.
  
  - Петр, видимо, целится в серые кардиналы города. Кроме продажи госинформации корпорациям за ним числится контроль нескольких нарколабораторий и педофильских клубов.
  - Такие разве ещё остались?
  Напарница Джека повернулась к нему лицом и вскинула удивленно бровь.
  
  - Мир большой. Не у всех же есть доступ к Сети.
  
  Выйдя из машины, оставшейся их ждать, они прошлись ещё метров пятьсот. Джек смотрел в спину Хельге. Что он чувствовал к ней? Определенно, она ему нравилась. И дело не в только в теле. Она была очень искренней, душевной. Человечной. Любит ли он её? Нет, вряд ли он способен на такие сильные проявления чувств. А она?
  
  - Это его клуб, - сказала Хельга, когда они подошли к большому зданию, из которого доносилась громкая музыка, - тут он обычно зависает по пятницам. Заходи справа, давай пройдем через задний вход.
  
  Джек активировал тепловое зрение и перемахнул через ограду. Отзвуки музыки заглушили звук прыжка. В десяти метрах был вход в здание, которое было забито людьми. В иденнет эпоху?
  
  - Всё чисто, - сказал он Хельге, которая приземлилась рядом с ним. - Держи винтовку.
  Сам же Джек предпочитал пистолет - винтовка замедляла и сковывала движения.
  
  - Охраняется? - спросила шепотом Хельга, когда они подошли к двери?
  - Двое у двери и ещё двое сидят в метрах трех справа. Бери тех, кто у двери, я возьму дальних.
  - Ок.
  
  Джек закрыл глаза, глубоко вдохнул и повернул ручку двери.
  
  Дверь плавно открывается, приклад Хельги медленно летит в переносицу одного из охранников. Пока его напарник ничего не успевает понять, рывком Джек выбивает автоматы из рук охранников на диване. Удар - один медленно отлетает в стену, ещё удар - второй летит под ноги к Хельге. Время вновь начинает течь как прежде.
  
  - Ты бы поберег силы то. Опять будешь спать двое суток.
  - Это пустяки, - отмханулся Джек.
  - Тебе все пустяки. Идем по лестнице, затем прямо по коридору дверь - там его кабинет.
  - С этими что будем делать? - Джек кивнул головой в сторону лежащих охранников.
  - Давай без лишних жертв. Идём, пока не началась шумиха.
  
  Поднявшись вверх по лестнице они не никого не заметили.
  
  - Странно, где же охрана? - Хельге явно не нравился такой расклад.
  
  Джек включил тепловизор. В одной из комнат было восемь человек, шесть взрослых мужчин и два тела поменьше. Оттуда слышалась брань и смех.
  
  - Там, - Джек указал на комнату. - Развлекаются с кем-то.
  - Это нам на руку. Идем вперед, пока они заняты.
  
  Джек и Хельга на полусогнутых ногах устремилась к двери на противоположном конце коридора, стараясь не издавать лишнего шума. Волчьи шкуры, которыми были покрыты все двадцать метров коридора, помогали заглушить звук шагов.
  
  - Что видишь? - они были на месте.
  - Три человека. Проститутки, как я понял, и мужчина.
  - Окей, заходим на счет три. Раз, Два, ТРИ!
  
  Вновь ускорившись, Джек открыл дверь, пропустил напарницу и резко закрыл дверь обратно, чтобы никто не услышал шумихи. Затем развернулся, достал пистолет, выключил режим драйва и прицелился в начинающего пугаться голого толстого мужчину, сидевшего на кресле в окружении двух голых девочек. На первый взгляд им было лет тринадцать - четырнадцать.
  
  - Кто вы такие, чего вы хотите? Мы можем договориться! У меня есть день...
  - Не можем, - Хельга выстрелила.
  
  Верхняя часть черепа мужчины разлетелась по стене и потолку. Жирное тело дернулось несколько раз, а затем свалилось с кресла.
  
  Наемница направила винтовку на девочек.
  
  - Хотите жить, молчите. Иначе с вами будет также.
  
  Джек понимал, что Хельга запугивает их, чтобы те не подняли тревогу. Она бы не стала стрелять в невинных. Он подошел к дрожащим девочкам, снял свою куртку и протянул им.
  
  - Надевайте, идите вон в тот угол и повернитесь лицом к стенке.
  
  Они покорно, сдерживая истерику, исполнили его приказ.
  
  - Следи за дверью. - приказала Хельга, - Я скачаю данные с терминала, вдруг пригодится.
  
  Она подошла к забрызганному кровью рабочему столу, пинком отодвинула тело и начала копаться в данных.
  
  - Давай быстрее. - сказал Джек. - В соседней комнате, кажется, какое-то движение, не могу разобрать.
  - Сейчас, погоди, скину самое важное... Информация о счетах, документы, переписки... Ого-го!
  - Что такое?
  - Да тут переписка с Иден-Теком. Похоже, он был их информатором в правительстве. Странные письма какие-то... Короче, потом разберемся, - она выстрелила в хранилище данных терминала, - а сейчас давай-ка сваливать.
  
  Джек открыл дверь и поднял пистолет. Они начали движение через коридор. В тот момент, когда они проходили мимо комнаты охраны, дверь распахнулась.
  
  - Какого...
  
  Джек не дал ему договорить - в режиме драйва он ударом бионической руки вкидывает его обратно в комнату, ломая при этом ребра. Пока остальные пытаются понять, что сейчас произошло, он выхватывает свой пистолет. Одним выстрелом простреливает голову самого дальнего, затем хватает ближайшего противника и, заслоняясь им, как живым щитом, стреляет дважды в охранника, успевшего схватиться за пистолет. Медленно звучит автоматная очередь, тут то и пригодился живой щит. Затем послышался замедленный крик и тишина. Джек выбросил безжизненное тело из рук и готов был добить оставшихся двоих, но их тела лежали, свалившись на кровать. Хельга сменила магазин винтовки.
  
  Посередине комнаты стояли два обнаженных десятилетних мальчика.
  
  - Вот суки!
  
  Хельга передернула затвор и очередью прикончила двух охранников, стонущих от полученных травм.
  
  - А как же минимум жертв?
  - Не с этими мразями. Уходим!
  
  Она побежала к выходу, Джек рванул за ней. Через пару секунд после того, как они оказались по ту сторону заграждения, в клубе стихла музыка, послышались крики, а из здания начали выбегать люди. Хельга накинула капюшон, взяла Джека за руку и смешалась с ним с толпой. Вдалеке послышался крик сирен.
  
  - Куда мы бежим? А такси?
  - Давай вон в тот проулок, - напарница толкнула его в узкий проход между двумя высотками. - На такси отсюда не вариант, могут остановить для досмотра. Давай до метро, оттуда уже на машине, там не будут проверять, слишком далеко.
  
  Хельга вела его какими-то переулками, переходами и тропами. Видимо, выживание было у неё в крови, хотя черт её знает, что ей приходилось пережить на во время службы в полиции и на войне.
  
  - Давай вон в ту, черную!
  
  Они вклинились в толпу людей, чтобы не привлекать к себе внимания. Добравшись до машины, Хельга открыла дверь, но вдруг перед глазами Джека потемнело и ноги стали перестали слушаться.
  
  - Джек! Что с тобой?
  - Джесс вернулась. Новая атака. Отсчет. Нам нужно спешить.
  
  13. Крысы, загнанные в угол
  
  Первые лучи солнца начинали проглядывать через густые заросли многовековых дубов. Может, остатки сна ещё не отпустили мой разум, но пару секунд я слышал в лесу щебетание птиц.
  
  С ленью нацепив нижнее белье, брюки и застегнув рубашку я подозвал Джесс, купающуюся в реке. Пришло время покинуть Рупалоку.
  
  Через пятнадцать минут мы были в поселении, где нас уже ждали. То тут, то там у своих домов на нас с любопытством смотрели местные жители, а Первые стояли возле центрального здания.
  - Доброе утро, друзья! - лицо Гидеона украшала широкая улыбка, он явно догадывался о нас с Джесс. - Выспались?
  - Ага, выспались, - с такой же улыбкой ответила Джесс. На её щеках проступил румянец.
  - Через двадцать минут, - с серьезным выражением лица произнес Джаред, - произойдет выход. Хочу вас предупредить, что первый час будет тяжеловато. Рассинхрон времени немного выбивает из колеи. Советую вам выспаться, чтобы адаптация прошла наиболее безболезненно.
  - Спасибо за совет. И вообще, хочу поблагодарить вас за столь радушный прием. И за ценный опыт, который вы нам подарили. Рупалока - чудесно место.
  - Да ладно, Алекс, - Гидеон хлопнул меня по плечу, - Мы рады, что вам понравилось.
  - Нет, правда, - вмешалась Джесс, - это было нечто невероятное. Здесь я поняла, что Рупалока - это идеальный пример Иденнета, то, каким он должен быть, если его очистить от всей грязи. Жаль лишь, что это невозможно.
  
  После этих слов улыбка с её лица медленно пропала. Она влюбилась в это место, здесь у неё появились новые друзья, тут она чувствовала себя более реальной, чем в Иденнете. Контраст между Рупалокой и Иденнетом и служил причиной нежелания Джес возвращаться.
  
  - Не печалься, Джессика, - Гидеон заговорчески глянул на Джареда, который, улыбаясь, кивнул ему. - Мы тут посовещались. Теперь вы с Алексеем всегда будете желанными гостями в нашей скромной обители.
  
  - Правда?! Гидеон, спасибо! - в порыве радости Джеcс обняла его. Затем, немного сконфузившись, выпустила из своих рук Гидеона и подошла ближе ко мне. - Огромное спасибо всем вам, я и думать не могла...
  
  Внезапно небо покрылось тучами и сверкнула молния. Через мгновение мы услышали гром, от которого вибрировал окружающий воздух.
  
  - Что происходит? - крикнул я, слегка оглохший. Молнии продолжали бить, одна из них ударила в здание, вызвав возгорание. Люди в панике не понимали куда идти.
  
  - Ноам, Леван! Уведите людей в ратушу, - прокричал Джаред. - Брий, минимизируй последствия атаки!
  - Хорошо!
  - Атаки?
  
  Гидеон схватил нас с Джесс за плечи.
  
  - В Сети новая атака. Намного сильнее прошлой. Нас это в прошлый раз не коснулось, но в этот раз вирус просочился и сюда. Алекс, не забывай всё то, о чем я тебе говорил. Рупалока - последняя наша надежда, если мы потерям Иденнет, то потеряем и её, - он перевел взгляд с меня на Джесс и обратно. - Береги её. Джессика очень важ...
  
  В комнате была какая-то суета - все вокруг бегали, что-то активно обcуждали. Я слышал это всё словно через стену, мысли внутри черепной коробки ползли как слизняки. Нас выбросило.
  
  - Привет всем. Джессика уже пришла?
  
  На мгновение в комнате стало тише, но затем шум возобновился, правда теперь намного ближе.
  
  - Ещё нет. - голос Мэта был напряженным. - Ты как, в порядке?
  - Ага, - я стянул перчатки и шлем, - только голова кружится немного и в горле пересохло.
  - Держи, - Мэт протянул мне стакан холодной как лёд воды. - Ну, вам что-то удалось выяснить?
  
  Чёрт. За месяц в Рупалоке я совсем забыл о провале задания.
  
  - Нет. Они тоже ничего не знают. Твой друг работал на Иден-Тек, это правда, руководил каким-то важным проектом, но вскоре порвал связи с обществом.
  - Чёрт.
  - Извини...
  - Да забей, что-нибудь придумаем. У нас тут дерьмо поважнее.
  - Ты про атаку?
  - Да. Как дела в Рупалоке?
  - Когда мы уходили, симуляция словно взбесилась, но в целом всё более менее нормально.
  - Повезло. Во всей Сети сейчас какой-то ад, форумы падают от нагрузки.
  - Всё настолько серьёзно?
  - Посмотри сам, - ответил мне Мэт, включая на одном из настенных экранов новостной канал.
  
  - Приветствую всех в этот нелегкий час, - прозвучал искаженный голос диктора. - С вами Джон Проныра и это Час правды. Как уже многие знают, несколько минут назад на Иденнет была совершена вторая массивная атака. Ответственность на себя взяла группировка Серафимы. Нам сообщают, что очень много пострадавших, хотя официальные СМИ это отрицают. По заявлению Серафимов, они намерены стереть Иденнет с его пользователями через семь дней. По последним данным, интернет провайдеры вместе с спецслужбами всячески блокируют распространение информации в Сети об этом инциденте. Наблюдаются перебои в работе Ютуба, Фейсбука, Фочана и остальных крупных социальных ресурсов. Не удивляйтесь, если и мы...
  
  В этот момент картинка зависла, а затем пропала. Оказывается, все в кубрике тоже прильнули к экрану. Тишину в комнате разбавляли звуки уведомлений, которые словно проливной дождь лились на терминал Ани.
  
  - Мда, - с кислым выражением лица сказал Итиро, ковыряющийся в одном из терминалов.
  - Не верю я ему, - задумчиво произнесла Нари. - Зачем правительству блокировать всё и вся?
  - Никому не нужна паника, - хмуро ответил Мэт. - Какие-то мудаки убивают людей тысячами, а тут угрожают уничтожить миллионы. Чёрт знает к чему это приведет.
  - И не только поэтому, - Анна копалась в данных, поступающих ей из различных уголков земного шара. - Акции цифровых корпораций резко обвалились, Иден-Тек за эти двадцать минут уже потерял полмиллиарда долларов. Если количество пользователей Сети резко снизится - это станет очень болезненным ударом для Эдема.
  - Твоя правда, - Мэт почесал подбородок. - Вот ведь корпоративные ублюдки, надеюсь, они хотя бы пытаются расхлебать всю эту кашу.
  - Пытаются, - пальцы Ани порхали над клавиатурой. - Иден-Тек повысила уровень безопасности до невиданного ранее масштаба Повсюду бродят их ищейки, за подозрительные действия выписываются блокировки на несколько часов с обнулением последних действий, повторная блокировка выдается уже на месяц. Кроме этого, говорят, что весь трафик мониторится.
  - Во дела, - Мэт присвистнул и бухнулся на диван.
  - А где Джек с Хельгой, - оглянувшись, спросил я.
  - На задании, скоро должны вернуться.
  - Они будут через десять минут.
  
  Все вздрогнули - Джесс появилась слишком неожиданно.
  
  - Привет Джесси. Как там дела, - тихо спросила её Нари, - изнутри?
  - Привет, привет. Скверно, если честно. На некоторых улицах пусто, их обитатели расползлись по приватным норам. Ищейки пытаются что-то вынюхать, но пока взяли за жабры лишь пару мелких барыг софтом.
  
  Открылась главная дверь Берлоги и в кубрик зашла Хельга, скидывая с себя куртку. Её напарник же почему то был лишь в одном черном шерстяном свитере. Зайдя в комнату, он кивнул всем присутствующим, и сел на одно из кресел напротив дивана.
  
  - Джек сказал, что на Сеть снова напали? - Хельга положила винтовку на оружейную стойку, закрепленную на стене. - Насколько все серьезно?
  - Максимально серьёзно, - Мэт сложил руки в замок и откинулся на спинку. - Правительство дало команду подавить распространение правдивой информации о случившимся. Ань, есть свежая инфа?
  - Погоди, - взгляд девушки метался от одного монитора к другому, - сейчас пошлю запросы.
  
  Аня примкнула к экранам. Мэт смотрел в потолок, Нари о чем-то шепотом распрашивала Хельгу, Джек прожигал взглядом голограмму Джесс, видимо, мысленно беседуя с ней. Лишь Итиро, словно не замечая ничего вокруг, ковырялся отвёрткой в терминале.
  Этот японец всегда был отчужден от мира, но при этом не выбивался из коллектива. Никто никогда не видел его злым, или смеющимся. Максимум что отражалось на его лице - это недовольство и улыбка. Говорил он мало, но всегда было понятно, что он внимательно вникает в разговор. Аутистическая чудаковатость Итиро абсолютно не мешала ему являться отличным товарищем и надежным членом нашей небольшой команды. Но все же мне казалось, что его непробиваемость и безмятежность - лишь маска, за которой он скрывает нечто такое, о чем и сам не хочет вспоминать.
  
  - По утекшим сводкам, - Аня не спеша развернулась в кресле и посмотрела на нас, - атака задела примерно сто семьдесят тысяч человек. Есть погибшие, на данный момент где-то полторы тысячи. Иден-Тек разослали в полицейские участки данные пострадавших пользователей, на все адреса выехали медики. Всем дан указ, писать в причине смерти - инсульт.
  - Пиздец - Мэт медленно протер лицо ладонью. - Они всю свою человечность продали? Тоже мне блять, райский сад.
  - Кроме всего этого Иден-Тек ведет переговоры с Интерполом об их временном переходе под корпоративное командование, а также с правительством Китая. Корпорация хочет подключится к их военным суперкомпьютерам для ускорения разработки антивируса.
  
  - Надо как-то помешать Серафимам, - неуверенно произнес я.
  - Как? Как ты себе это представляешь?
  - Не знаю... У нас же был фрагмент кода вируса? Может, кто-то знает его авторов? Может Серафимы как-то наследили?
  - Может, может, может... Лёша, - Мэт нервничал, - сам то понимаешь, что это подобно поиску иголки в океане?
  
  Я предпочел промолчать. Конечно, он прав. Но черт побери, если ничего не делать, мы потеряем Иденнет, Рупалоку, шанс на настоящий рай. И куда мы денемся, когда Сеть рухнет? Кому мы станем нужны? Что станет с Джесс? Она навечно будет заточена в локальной симуляции металлической черепушки Джека?
  
  Мэт вскочил с дивана, прошелся пару раз по комнате и пошел на кухню.
  
  - Кто-нибудь со мной выпьет?
  - Достань бутылку Гиннеса, - отозвалась Хельга.
  - Может виски?
  - Не.
  - Всё, - Мэт окинул взглядом всех присутствующих в комнате, - никто больше не будет?
  - Нет, спасибо.
  - Не, не сегодня.
  - Как знаете.
  
  Хлопнула дверь на кухню. Все вокруг погрузились в свои мысли. Анна по прежнему разгребала завалы сообщений, Нари тоже копошилась в своем планшете. Никто не знал о чем заговорить.
  
  - Ань, кстати. Я тут на заднии нашла интересные данные, - Хельга протянула Ане флешку, - глянь, может есть что полезное.
  - Спасибо, сейчас гляну.
  
  Девушка вставила флешку в терминал и начала копаться в украденных архивах и документах.
  
  - Ого, - сказала она через пять минут, - я даже и не знаю что сказать.
  - Чего там у тебя? - спросил Мэт, несущий в руках две бутылки и бокал.
  - Хельга с задания принесла информацию. Короче, вы не поверите что я накопала.
  - Ну не томи.
  - Вы их у Шевцова взяли, - спросила Аня у Хельги, - да?
  - Угумс.
  - Если кто не знает, - продолжила девушка, - Петр Шевцов является...
  - Являлся, - ухмыльнулась Хельга.
  - Лаааадно... Являлся замминистром связи по Питеру. Основной доход шел от продажи правительственных секретов различным кампаниям. Я давно знала, что ему плевать на долг перед родиной, но тут все намного хуже. Петр продавал данные как Иден-Теку, так и Серафимам.
  - Чего, - Матвей закашлялся, - Серафимам?!
  - Ага. Иден-Теку он продавал полицейские архивы, а Серафимам... Минуту, сейчас гляну.
  
  Аня быстро пробежалась глазами по строчкам данных.
  
  - Чёрт.
  - Что там?
  - Он слил им данные всех горожан с Синдромом Морфея. От даты рождения до последнего места оплаты карточкой.
  - Зачем им это?
  - Матвей, ты ещё не понял? Они ищут...
  
  Все мониторы в комнате на секунду потухли, а затем на фоне белого шума появилось изображение человека.
  
  - Вы думали, мы забыли про вас, - у говорящего не было лица, лишь контуры, - но это было ошибкой. У вас есть шесть дней, чтобы отдать нам файл. В обратном случае вы будете уничтожены. Да, сейчас мы не знаем, вашего месторасположения, но с смертью Иденнета вы не сможете лежать на дне вечно.
  Шесть дней. Мы ждем.
  
  Изображение говорящего пропало. Раздался глухой стук - из дрожащих рук Нари выпал планшет.
  
  - Сука, - Матвей был в бешенстве, - как они, блять, влезли в систему?
  - Сообщение было перенаправлено через наши удаленные серверы. Цепочка сменилась, они не смогут нас отследить, - несмотря на такую уверенность в сказанном, Аня все же была растеряна, на её лице читался легкий испуг.
  - Хер им, а не файл, - Мэт сел за свободный терминал и остервенело начал отбивать какие-то команды.
  
  Атмосфера в кубрике была напряжена. Что могло вывести Серафимов на нас? Где мы успели проколоться? Я ничего не понимал. Мы же должны быть для них мертвецами, какого черта тогда сейчас было? Мэт прав, отдавать файл не вариант. Тогда, на встрече с Мелиссой они спокойно могли бы надавить на нас, но они предпочли прикончить. В этот раз, уверен, будет тоже самое. И как расценивать это сообщение: как реальную угрозу или блеф?
  
  - Слушайте, - взволнованно привлекла всеобщее внимание Аня, - я кажется нашла ниточки. Иден-Тек проводил платежи Шевцову через ряд офшорных компаний. Так же, как и Серафимы. Суть в том, что ряд платежей от Серафимов и Иден-Тека шли из одной и той же компании. Некая Медиана Индастрис, дочерняя компания Коулун Механик Инкорпорейтед, которую...
  - В прошлом году купила Иден-Тек, - лицо Мэта было необычайно мрачным.
  
  Тут до меня начало доходить к чему клонит Аня.
  
  - Погодите. Выходит Иден-Тек и Серафимы как-то связаны? Но в чем смысл?
  
  Матвей встал с кресла, медленно прошелся от одной стены к другой, затем встал посреди комнаты и задумчиво почесал бороду.
  
  - В двадцатых годах у нас в стране все СМИ пугали вспышкой смертносного вируса. Сообщалось о сотнях погибших. Когда через полгода какая-то фармкомпания выкатила на рынок вакцину от него, толпы людей, накачанные ужасными сюжетами из телепередач, ринулись за спасением. Со временем оказалось, что погибли люди не от самого вируса, а от осложнений. У одного отказали почки, у другого сердце плюс хреновая медицинская помощь. Да и в целом смертность была немногим больше чем от обычного гриппа. Что-то эта история напоминает, не правда ли?
  
  - Но что мы будем делать?
  - А что нам остается, Лёш?
  
  Матвей хмуро ухмыльнулся, затем подошел к терминалу и вывел на настенный экран изображение огромного монолитного строения, похожего на ограненный обсидиан. Лишь четыре буквы и одна грань неоном светилась в темноте.
  
  - Мы вломимся в святая святых Эдема и найдем, где они прячут древо познания.
  
  14. Хранилище
  
  Коридор, по которому мы шли, был залит светло-голубым неоном полигональной сетки. Никакого намека на текстуры - их тут просто не было, что, в принципе, было логично - зачем текстуры заброшенному техническому уровню, лежащему между штаб квартирой какой-то давно разорившейся компании и корпорации Иден-Тек? Поэтому я не стал тратить силы на детализацию уровня и просто, словно цифровой аналог проходческого щита, уверенно шел к нашей цели.
  
  
  - Мда, - задумчиво протянул Мэт, - ты сильно изменился после Рупалоки.
  - В смысле? - спросил я, обернувшись.
  - Ну, смоделировать целый туннель не каждый может.
  
  
  Я пожал плечами и продолжил идти дальше, прокладывая путь к штаб квартире Эдема, сзади меня, оглядываясь по сторонам. Сзади меня шли Мэт и Джесс, закрывая проход позади нас.
  
  
  - Не думаю, что закрывать путь к отступлению - хорошая идея, - ворчал Матвей.
  - Поверь, это к лучшему. Если кто-то обнаружит его, пока мы будем в здании - то план пойдет крахом. К тому же, его поддержание отняло бы у меня немало сил.
  - Ладно, ладно, понял.
  
  План, который мы придумали, был относительно прост. Под шумок, который устроят снаружи Джек и Хельга, мы проникнем в хранилище данных и начинаем поиск зацепок по связям Эдема с Серафимами, а также постараемся накопать информацию о украденном мною файле. Так как нам придется действовать очень быстро и любая задержка может стать критичной, мы перебрались в Берлин, оставив дома Аню и Нари обеспечивать поддержку из реала, а сами арендовали здесь подвальное помещение, врезались в кабель неподалеку и подрубились к Сети через украденные данные какого-то пользователя.
  
  Тишина, все были погружены в свои мысли. Хоть каждый из нас и пытался изобразить, что все в порядке, мы все прекрасно осознавали внутреннее волнение каждого. Для проникновения на самую богатую корпорацию мира наш план был слишком прост, но это был единственный путь пролить свет правды на сложившуюся ситуацию. С другой же стороны, мы подключены максимально близко к Иден-Теку, у нас в команде три архитектора, в штаб квартире у нас команда поддержки с квантовым вычислительным центром, а у Мэта с собой был целый арсенал разнообразного софта, часть которого он дописывал по дороге в Берлин. Да и кто в здравом уме вообще отважиться на подобное безумие? А если учесть еще и те игрушки, которые он каким-то чудом достал для Хельги и Джека...
  
  Задумавшись, я на полном ходу ударился головой о металлическую стену. Затем в меня врезался Мэт и следом в него спиной влетела Джессика.
  
  - Эй, вы чего там? - воскликнула она, разворачиваясь к нам.
  - Пришли, - ответил я, указывая ладонью на препятствие.
  - Окей, теперь подвиньтесь, - Мэт растолкал нас и подошел вплотную к стене.
  
  Достав из кармана своей мантии какой то круг, похожий на амулет, он приложил его к стене. Та слегка дрогнула, а затем по ней начала распространяться зеленая, едва уловимая для зрения, сетка.
  
  - Нихрена себе, - пробормотал себе под нос Матвей.
  - Что там?
  - Идемте, - он прикоснулся к стене и в ней открылась невидимая ранее дверь, - сами увидете.
  
  Он перебрался через проход и куда-то прыгнул. Мы последовали за ним.
  
  Вокруг нас было огромное пространство, залитое холодным неоновым светом, но даже всех этих линий подсветки не хватало, чтобы осветить этот огромный туннель. Стены его были черными, как ночь и блестящими словно драгоценные камни. Мы стояли на прозрачном мосту шириной, примерно, метров пять, который одной стороной тянулся куда-то вдаль, а другой заканчивался массивным колодцем, по центру которого пульсировал энергетический луч. Точно такие же импульсы, только меньшей силы, текли и по светящимся венам окружающего пространства.
  
  - Когда мы строили башню, - угрюмо произнес Мэт, - всего этого не было. Видимо, корпорация пустила свои корни намного сильнее, чем я мог представить. Так, а этот малыш нам пригодится.
  
  Он подошел к небольшому роботу на шасси, который стоял у края моста, опутанный зеленой сеткой. Матвей вновь достал свой амулет, закрыл глаза и приложил его ко лбу робота. Тот моргнул, затем превратился в светящуюся сферу, которую поглотил амулет.
  
  - Держите, - Матвей сделал две копии и протянули их нам, - Закрепите на груди, это выдаст вас за рабочие программы Иден-Тека.
  
  Мы последовали его совету. После активации амулетов, мы стали издавать легкое зеленое свечение.
  
  - Куда теперь? - я озирался по сторонам. Было некомфортно среди огромного пустого пространства, хотелось обратно в уютную комнатку Берлоги или хотя бы в арендованный нами подвал.
  
  - Туда, - Мэт кивнул в сторону луча, - это информационный канал, там внизу необходимое нам хранилище данных. Только давайте аккуратнее, как только нас заметят, счет пойдет на секунды.
  
  Луч оказался также метров пять длиной, мост, по которому мы шли делился надвое огибал его замыкался.
  
  - Это точно безопасно? - Джесс уже не могла скрывать волнения.
  
  Матвей улыбнулся ей и шагнул в столб света. Я взял за руку Джесс и шагнул в луч вместе с ней.
  
  Во время этого спуска мы поняли, насколько пространство цифровой резиденции Иден-Тека огромно. Залы и туннели залитые неоновым светом, ячейки, полные разнообразием данных и роем рабочих программ. Башня была лишь малой частью этой огромной структуры. Внутреннее пространство цифровой резиденции Иден-Тека было подчинено гармонии, все было четко структурировано, не было никаких лишних деталей, каждый элемент отвечал за какой-то функционал. Эта красота практичности очень сильно контрастировала с остальным Иденнетом, где небоскребы строились для небольших офисных помещений, лишь для демонстрации напускного лживого пафоса, где небольшая торговая лавка порой освещала прожекторами чуть-ли не весь квартал, здания которого давным давно жили без хозяев. Но в хаосе всех этих хитросплетений живого и мертвого все же существовали определенные закономерности и связи.
  
  
  - Следующая остановка наша, будьте готовы, - сообщил Мэт через протокол внутренней связи.
  
  - Что это? - Джесс замерла.
  
  Мы стояли на блестящей круглой платформе, пол которой отражал окружающее пространство. Вокруг нас неспешно парил рой черных одинаковых кубов, сделанных словно из обсидиана. Внутри них пульсировал свет, то и дело перетекая по граням. Эта пульсация шла по всему рою, движущемуся, словно косяк мигрирующей сардины. Через небольшие просветы в рое виднелись точно такие же, кружащиеся кубические мотыльки вокруг столбов света, которые периодически поглощались гигансктими фулеренами, а затем выплевывались обратно.
  
  - Мда, - протянул Мэт, по привычке почесав подбородок, - будет проблематично накопать здесь что-то. Гляньте на свои экраны.
  
  - Эти ищейки должны найти компромат на Иден-Тек. - продолжал он инструктаж, пока мы ковырялись в присланной Мэтом программе, - Джесс, отправляйся к ближайшему кластеру, Алекс - к тому, что у стены. Когда я отдам команду, активируйте софт.
  - А как добираться то?
  
  Мэт закрыл глаза, соединил руки, а затем растянул перед собой интерфейс. Нажав на что-то, наша платформа дрогнула и по ее бокам выплыли два обсидиановых прямоугольника, метров пять длиной.
  
  - Управление довольно просто, просто коснитесь руками и отдайте команду на подчинение. Здесь довольно простое нейроуправление.
  
  Он был прав - казалось, что платформы читают наши мысли. Стоило на них ступить, как они сразу отправились к местам, где мы должны были начать поиск.
  
  - Мэт, я на месте.
  - Я тоже, - сказала Джесс.
  - Итак, объявляю о начале операции.
  - Приказ принят, начинаем, - раздался голос Хельги по интеркому, а потом на ее стороне прогремел взрыв и раздались выстрелы.
  
  Внезапно хранилище ожило - кубы начали пульсировать быстрее, по транспортным линиям пролетали массивные рабочие программы. В пространстве ощущалась какая-то нервозность. Я нажал на кнопку и рой крохотных светлячков разлетелся россыпью среди кубов, один за другим сканируя их. В воздухе чувствовалось напряжение, волнение нарастало, но адреналин не давал потерять самообладание. Рабочие пчелки Мэта перебирали блоки данных но пока все было безрезультатно, я в ожидании расхаживал туда-сюда по платформе, скрестив руки на груди.
  
  - Ребята, поторопитесь, - сказала Хельга, затем что-то заскрежетало и упало, - у нас тут очень жарко.
  
  - Да, почти все! Я что-то накопал на связь Иден-Тека с...
  
  С адским грохотом кубы вокруг Мэта разлетелись в разные стороны от взрыва.
  
  - Что за?
  
  У соседнего со мной транспортного канала стояло восемь человек. Их одежда была точной такой же как у тех, кто пытался нас убрать в кабинете Мелисы.
  
  - Серафимы! - крикнул я по внутренней связи.
  
  У кластера Мэта из окрасившихся красным светом кубов вдруг вынырнул призрачный червь, и нырнул снова, проделав рваную дыру в структуре данных. Затем показалась человеческая фигура, ее мантия колыхалась, словно от порывов ветра. Фигура поднялась над платформой, и запустила голубой шар огня в сторону нападавших. Один из них закричал и испарился.
  
  - Их вирус сжирает данные, - Мэт приземлился на платформу возле Джесс, по голосу было понятно, что этот трюк занял у него огромное количество сил - нужно сваливать отсюда пока нас не поймали!
  
  Из дальнего канала материализовалось металлическое существо. С диким скрежетом оно оторвалось от платформы и направилось к червю.
  
  - Защитный софт Эдема. Этого еще не хватало. Так, Алекс, нам надо к тому лучу, откуда появились Серафимы. Это кратчайший путь наружу.
  
  - Я могу просто оборвать связь на ваших терминалах, - сказала Аня. Ее голос звучал словно где-то в далеке.
  - Нет, мы слишком глубоко забрались. Мы можем не выйти из сна. Алекс, ты долж...
  
  Вспышка. Я рефлексивно отгородился руками и зажмурился. Открыв глаза я увидел, что передо мной была стена из кубов.
  
  - Все соорудите укрытие! Эти лучи могут поджарить вам мозги.
  - Я вам... - голос Ани ломался и прерывался, теряясь в шуме, - экс... ментальный файл. Ант... ус. Это долж... п... очь.
  
  Кто-то заглушил ее сигнал.
  Послушавшись Мэта, Джесс соорудила такую же стену на их платформе. Серафимы разделились и на четырех платформах отправились за нами, пытаясь обойти с флангов. Луч оказался открыт.
  
  Адреналин вперемешку со стимуляторами обострял рефлексы. Я закрыл глаза и коснулся пола. В моем мозгу пробежал образ одной игры, где игрок должен был строить заградительные башни, не давая силам противника добраться до базы. Платформа дрогнула. Открыв глаза я увидел турель, начавшую стрелять энергетическими импульсами по Серафимам. Мэт понял ход мыслей в моей головей и последовал примеру.
  
  Серафимы на удивление ловко уворачивались от ударов, периодически посылая свои лучи смерти в нашу сторону. Одного все же задело и он распылился точно так же, как попадания Мэта. Это его не убило, но такой резкий выход и перегруз данными мог сыграть плохую шутку с ЦНС. Внезапно моя платформа качнулась и, обернувшись, я понял что её половина просто уничтожена. Из самого дальнего транспортного луча медленно вылезали зеленые щупальца, состоящие из грубой линии полигональной сетки. Именно они и генерировали импульсы.
  
  - Это ещё что за хреновина? - проорал я, отражая очередной его удар порцией встречных кубов.
  - Черт его знает, нам срочно надо выбираться!
  
  Теперь и у нас становилось по настоящему жарко. Я отбивался от выстрелов с нескольких сторон и было абсолютно не до раздумий, все выполнялось на чистых рефлексах. Хорошо. что хоть кубы...
  
  - Мэт! Ты можешь распылить кубы?
  - Зачем?
  - Как дымовую завесу! Мы сможем укрыться в ней и отступить.
  - Понял. Джесс, помоги мне.
  
  
  Кубы вокруг их платформы начали стягиваться друг с другом. По их поверхности пробегала вибрация, постоянно усиливаясь. Внезапно, они взорвались, распространяя черную блестящую пыль. Долетев до моей платформы, пыль коснулась и моих кубов. По ним начала пробегать дрожь.
  
  - Фрагментация вызвала цепную реакцию. Давайте, полный вперед к лучу!
  
  Стоило мне об этом подумать, платформа с дикой скорость. рванула к лучу. Недалеко от меня раздался хлопок - это толстый зеленый луч щупальца распылил напавшего на нас солдата, задев еще одного. Он не удержался и свалился со своей панели, пропав в бездне лихорадочно перемещавшихся кубов. Его оставшиеся соратники, казалось, были в полной растерянности.
  
  - Как только я вам скажу - сразу активируйте рубильник и выходите. - сказал Мэт, когда мы долетели до платформы вокруг луча. - Нам нужно добраться до поверхности, снизить поток поступающих данных и лишь затем выйти. Вперед!
  
  Он забежал, следом зашла и Джесс. Перед тем, как моя нога коснулась центра, я заметил как исчезла Джесс и луч издал мощный синий импульс, заполнивший помещение.
  
  А затем я понимаю, что стою на коленях, в ослепительно белой комнате.
  
  - Здравствуй, Алексей. Наконец-то мы встретились лично. Знаешь, а ты сделал даже лучше, чем я себе представлял.
  
  
  15. Под прикрытием
  
  - Ты уверен, что эта рухлядь не развалится через пару шагов?
  
  Итиро повернул голову и с укором посмотрел на Хельгу.
  
  - Эта рухлядь, как ты выразилась, будет работать даже лучше, чем до списания. Я поменял систему навигации и прицеливания, заменил сервоприводы. А, ещё переместил критически важные модули под более толстый слой брони.
  - Все все, я поняла, успокойся, - подняв руки вверх, сказала Хельга. - Пойду оружие приготовлю.
  - Проверь тогда вон те длинные зеленые ящики.
  - А что там?
  - Подарочки от Анны.
  
  Хельга подошла к ящикам, краем глаза глянув на Джека, настраивавшего что-то в своей синтетической руке.
  
  - Уоу...
  - Чего там? - Джек оторвал взгляд от руки.
  - Иди сюда.
  Джек нехотя поднялся со стула и подошел к ней. В открытом ящике лежал крупнокалиберный пулемет той модели, которую, если верить данным Анны, используют охранные роботы Эдема, гранаты, несколько магазинов и куча патронов.
  
  - Слушай, - Хельга взяла один и поднесла к лицу, - где Анна такое нашла?
  - Связи в Бундесвере, - на одном из экранов мониторов, развешанных на стенах помещения, появилось лицо Анны. - Я помогала кое-каким шишкам оттуда найти несколько раз кое-кого, в итоге вот такие плюшки в качестве благодарности.
  
  По ее мрачному выражению лица было ясно, что она явно не в восторге от подобных дел.
  
  - Окей, но где ты достала вот это? - Хельга вытянула руку с патроном в сторону монитора. - Когда я служила в Бундесвере, подобного даже не видела. А тут не то что пятидесятый калибр, так еще и бронебойно-зажигательные-разрывные...
  - Скажем так, мне теперь на кое-кого придется поработать за этот арсенал, - Анна потерла переносицу. Усталость на ее лице перемешивалась с волнением. - Зато мы уверены, в преимуществе над охранной системой Иден-Тека. Как я поняла, они используют обычные патроны.
  - Это, кстати, не все, - вмешался Итиро. - Пулеметы тоже модифицированные, хоть и выглядят как стандартные модели. Модуль снижения отдачи, тонкая настройка темпа стрельбы, есть модуль регулировки режима стрельбы. Во втором ящике лежат маскировочные модули, врубите их, когда начнется перестрелка.
  - Окей.
  
  Джек осмотрел зал. Прибыв в Германию они осели в неплохо сохранившемся подвале заброшенного здания, недалеко от центра Берлина. Если верить Хельге, то когда-то тут была крупная больница, рядом располагались исследовательские центры, но затем, во время массового переселения после второй Арабской больница превратилась в лагерь беженцев. В итоге через несколько лет беженцев разогнали, а здание, по какой-то причине, забросили. Под воздействием лет верхние этажи либо обвалились, либо была захвачены сквоттерами, у которых Матвей с Хельгой выбили электрогенератор. В целом, подвал более менее подходил для жилья, даже к запаху влаги и плесени можно было привыкнуть, а крысы разбежались от тарахтения генератора еще в первые дни.
  Они с Хельгой поселились в небольшом закутке, подальше от входа, Матвей же, Алексей и Итиро скромно расположились на спальных мешках в 'зале', среди рабочего оборудования, постоянно наполняющего былую пустоту. Сначала Мэт притащил Иденнет-терминалы, затем команда кое-как, чтобы никто не заметил, смогли по частям пронести двух роботов и боеприпасы. Совсем недавно, из-за огромного количества разбросанных запчастей и деталей невозможно было спокойно пройти, но сегодня все было по другому - в одном из углов копошился Итиро, заканчивая собирать трехметровых свежевыкрашенных металлических махин, а в другом шепотом кулеров откликались работающие терминалы, в которых, опутанные проводами замерли Матвей с Алексом. Оставшиеся два терминала ждали своего часа.
  
  
  - Готово, - Итиро хлопнул по логотипу BMW на передней панели робота рукой и встал. - Располагайтесь в креслах, вам нужно привыкнуть к управлению перед выходом.
  
  Джек сел в кресло терминала, подключая различные провода к своему импланту. Хельга положила патрон обратно в ящик, разгладила складки своего комбинезона и повернулась к мониторам.
  
  - Как там Нари? - тихо спросила она Анну, стараясь, чтобы никто не слышал.
  - Я нормально, - послышался женский голос из динамиков. - Надерите им там задницы!
  - Обязательно, дорогая, - на лице Хельги скользнула ухмылка, она как бы хрустнула костяшками пальцев, но импланты не издали ни звука. - Можешь даже не сомневаться.
  
  Она надела шлем и легла в кресло. К ней подошел Итиро и начал что-то объяснять. На Джека же стандартный шлем не надевался, но Итиро смог сделать модификацию для его импланта, что позволило решить проблему.
  
  - Джесс?
  - Привет Джеки. Что случилось?
  - Как вы там? Все в порядке?
  - Да, все идет по плану. Алекс сейчас пытается проникнуть в одно из заброшенных зданий, неподалеку от Иден-Тека. Ты бы знал, какая эта башня огромная вблизи... А вы как?
  - Итиро закончил настройку, так что мы готовы выдвигаться.
  - Не лезь особо на линию огня, Джеки. Когда ты будешь в аватаре, я не смогу тебе помочь ибо связь будет заблокирована.
  - Да ладно, - он ухмыльнулся, - подумаешь.
  - Ой, ты то у нас самый смелый, прям мистер холодный рассудок! Ладно, хоть есть кому прикрыть тебя, зазнайка. Ладно, мы начинаем, повеселитесь там!
  
  Джек посмотрел на Хельгу. Встретившись взглядами, она подмигнула ему. Внутри него растеклось тепло, он слегка улыбнулся и нажал кнопку активации нейронной связи.
  
  ***
  
  - Хех. Почти никакой разницы.
  - Что ты сказал? - робот Хельги повернулся к роботу Джека. Они оба стояли на берегу реки, смотря на центр Берлина.
  - Никакой разницы, говорю. Этот район напоминает мне Любек, разве что более чист и более пустынен. А так, все та же разруха, те же уличные торговцы, старые дома в перемешку с новостройками, все то же гетто, только вместо приезжих арабов - местное население.
  - Вот ты о чем... Это ещё не худший район. Чем дальше от центра, тем опаснее. Да и сам понимаешь, последствия второй Арабской дали о себе знать. Экономика полетела к чертям, особенно когда весь Ближний Восток к нам повалил. Ладно, идем к спуску.
  
  Чем дольше они шагали среди дворов, тем больше Джек убеждался в некой схожести между двумя городами. Нет, конечно, различия были, но вот атмосфера... Более того, если уж говорить начистоту, то даже Петербург был похож на эти закутки Берлина, своей депрессивной мрачностью стен, которые давно не видели ремонта, ведь они не выходят на улицу, переулков, в которых среди былого асфальта прорастали деревья и огромного количества мусора на пешеходных улочках. Всё те же заколоченные окна, выбитые уличные фонари и бездомные. И отсутствие тепла, которое поглощалось окружающим пространством. Солнце давно не заглядывало в эти заплесневелые норы между многоэтажными человеческими муравейниками.
  
  - Почему метро тут не работает? - спросил Джек, когда они подошли к спуску на закрытую станцию.
  - Потому что из-за огромного количества мигрантов в свое время было проблематично обеспечить безопасность. Постепенно метрополитен превратился в рассадник преступности, поэтому его было решено законсервировать, а какая-то компания быстренько убедила правительство, что монорельс будет куда эффективнее. В итоге, - она указала своей длинной массивной механической рукой куда-то вперед и выше, - по всему городу ходят автоматические экспрессы. Правда, не каждый туда так просто попадет, ибо кого попало в центр не пускают.
  - Почему?
  - Ну, повод находят всегда. Как ты можешь заметить, народ тут не самый честный. Часть отсеивают еще на входе из-за наличия чего-то запрещенного или отсутствия пропуска. За теми, кто все же прорывается, особый контроль. Поэтому в основном туда работяги и катаются, обслуживающий персонал и так далее.
  - А что за пропуска?
  - Пропуск от корпорации, подтверждающий, что либо ты там работаешь, либо живешь. Большинство рабочих относятся к Иден-Теку, часть обслуживает Байер, БМВ и ряд еще компаний поменьше. Видишь, - она показала на веер камер у входа в метро, - хоть ветку и закрыли, но все еще смотрят, чтобы бомжи не обустраивались.
  
  Джек оглянулся по сторонам, словно ожидая засады.
  
  - Не волнуйся, модификации в наших аватарах глушат сигналы, - она осмотрела металлическое тело своего робота. - И уж поверь, сколько я работала в полиции, всем было плевать на эти районы, пока чего-нибудь серьёзного не случится. А уж сейчас, - она оглянулась, - судя по всему, тем более. Тут своя власть, свои покровители. Так, помоги-ка мне.
  
  Хельга и Джек взялись за лист металла, которым был перекрыт вход и со скрежетом оторвали его.
  
  - Включи фонарик.
  
  Пыль и хлам. Повсюду валялся строительный мусор, макулатура и прочий хлам, который стал никому не нужен. Часть сканеров стояла целыми, часть была выдрана с их законных мест. Ободранные ленты эскалаторов, которые трещали под массивным роботами. Парящая вокруг пыль лишь прибавляла ощущение чего-то древнего и мертвого. Внезапно раздался какой-то свист.
  
  - Что это было?
  - Это детская игрушка, Джек, видишь? - смеясь, Хельга взяла двумя пальцами грязного плюшевого медведя и поднесла к сенсорам робота своего напарника. - Ты испугался что ли?
  - Нет, - буркнул он, - просто я готов к любому дерьму.
  - Ладно, ковбой, все с тобой ясно. Видишь вон тот туннель? Идем по нему, нам где то час пути, если все пойдет по плану.
  
  Предназначение их отряда заключалось в создании максимальной суматохи в холле небоскреба Иден-Тека, чтобы отвлечь внимание от отряда в Иденнете, который должен достать данные о Серафимах. Собственно, именно для этого Матвей и нашел на черном рынке двух отработавших свое охранных роботов Иден-Тека, выкупил и отдал Итиро на переделку. В итоге, автономные машины превратились в механических аватаров, чья комплектация и боевой набор намного превосходил штатные единицы.
  
  Хельга и Джек через заброшенную ветку метро должны были максимально близко подобраться к центральному офису Эдема. Выйдя там, они смешиваются среди охранных роботов и подбираются ко входу в здание. Как только Матвей дает команду - они входят в здание и устраивают максимальную шумиху, стараясь как можно дольше тянуть время. Коротко говоря - грубая сила психологического воздействия.
  
  - Так, смотри в оба, где-то впереди должна быть заброшенная станция.
  
  И действительно, через пять минут пути сенсоры Джейка зафиксировали старую заброшенную платформу, стены которой были покрыты мозаикой отвалившейся штукатурки с покрытыми пылью узорами граффити. Более менее лишь сохранилось название станции на старой вывеске - Ганзерплатц. На противоположной платформе стене поверх анархии различных символов и изображений кто-то нарисовал маленькую девочку, от которой улетал воздушный шарик в форме сердца.
  
  - Ань, мы на месте. Здесь опять металлические листы, я могу вскрыть их резаком, но ты не могла бы прикрыть нас? Сканеры не работают, слишком толстый металл.
  - Подождите несколько минут.
  
  Через несколько минут она ответила.
  
  - Вскрывайте, я смогла хакнуть те камеры, которые принадлежат полиции. Никого, вокруг вообще какое-то техническое помещение. Но учтите, это уже территория Иден-Тека, а к их сети у меня доступа нет.
  
  - Хорошо, спасибо Ань большое. Конец связи. Джек, доставай резак, начинай вот отсюда.
  
  Они оба достали резаки и плазменная струя сантиметр за сантиметром начала вырезать проход. Перед тем как вырезанная часть упала, Хельга подцепила ее и аккуратно положила на пол, дабы не издавать лишнего шума. Помещение, в котором они оказались было завалено строительным мусором и техникой, про которую давным давно забыли. Далеко впереди виднелась дверь, не открывавшаяся, похоже, уже лет десять.
  
  - Черт, ещё один кодовый замок... И как его взломать? Или опять будем резать?
  
  На сканере было пусто. Джек осмотрел дверь. Что-то она ему напоминала... И тут до него дошло.
  
  - Хельга, будь готова ловить дверь.
  - Чего?
  
  После этих слов он двумя точечными ударами металлической руки ударил в зону петель. Дверь отвалилась и его напарница молниеносно ее подловила.
  
  - В Любеке такие двери часто используются. Так как петли здесь сделаны из крайне дерьмового металла, они легко выбиваются, если приложить достаточно силы в нужное место.
  - О как, - она ухмыльнулась, - вот вам и кодовый замок.
  
  Помещение в котором они оказалось лестничным пролетом. Лестница же, вела наверх, в техническое помещение здания, которое, судя по всему, было каким то складским помещением. За еще одной такой дверью, которую они решили тихонько срезать с петель, действительно обнаружился просторный склад, а точнее гараж грузовых автомобилей. Вдалеке виднелись лучи уличного освещения, которые пробивались через просторный входной проем.
  
  - Так, короткими перебежками, между грузовиков. Выведи на экран тепловизор, настрой его на сигнатуру человеческого тела и добавь слой с детектором охранных устройств. Пошли.
  
  Картинка перед глазами Джека изменилась. Теперь за стенами склада он видел оранжево-желтые фигуры людей и зеленые сетчатые силуэты охранных роботов. У выхода всё было чисто, если не считать пять камер и трех спящих охранных турелей, которые отрубили наши глушилки.
  
  - Джек, как выходим нам улицу, сливаемся с охранниками, держим дистанцию, постепенно продвигаемся ко входу.
  - Понял.
  
  На улице была глубокая ночь, но это было слабо заметно. Выйдя из закутков сектора, напарники увидели аллею, залитую зеленым неоновым светом осветительных лент, лучи прожекторов с башни Иден-Тека детально отрисовывались благодаря мелким каплям влаги, парившим в воздухе. Аллея, вокруг которой был парк упиралась в гигантский небоскреб, который утонул в облаках. Джеку никогда не доводилось видеть таких - зеленые деревья, полные жизненной силой, идеальные, без единого изъяна. За парком неровным рядом полимерных параллелепипедов вздымался элитный жилой сектор. Он абсолютно отличался от Любека, Петербурга, да даже окраин самого Берлина.
  
  - Корпоративный сектор, - словно прочитав мысли Джека, ответила Хельга, - здесь живут все, кто более-менее нужен компании, кроме прислуги. Не стой долго, начинай движение.
  
  Все, что попадало в поле зрения Джека было слишком хорошим, чтобы быть правдой. Чистые улицы и газоны, гладкие фасады домов, отсутствие выкриков торговцев и пьяных компаний. Даже было слышно пение птиц в глубине парка. Воздух здесь был пьяняще чист. Всё это было похоже на райский сад, и словно в подтверждение этому впереди виднелся огромный черный небоскреб, чей фасад украшали гигантские буквы E D E N, время от времени пробегавшие снизу вверх по боковым стенам, и зеленые линии подсветки на гранях здания.
  
  Джек медленным шагом патрулировал аллею, постепенно все ближе и ближе подбираясь ко входу в главное здание. И вот уже через сорок минут оба наворачивали круги вокруг него, перефейриным зрением прочесывая окресности. Мимо нас проходили редкие работники, задержавшиеся на до глубокой ночи, но они не обращали на нас внимания, принимая за обычных безмозглых охранных роботов..
  
  - Так, мы спускаемся - искаженно и с треском раздался голос Матвея, - будьте готовы по команде начинать.
  - Понял.
  - Окей, ждем указаний.
  
  Джек отдал команду на запуск диагностики всех систем и активировал боевой режим.
  
  - Хельга, видишь стойку?
  - Ага.
  - Прыгаешь туда и прикрываешь меня. Я сооружу баррикаду и присоединюсь к тебе.
  - Эмм... Как?
  - Увидишь.
  - Ну окей.
  
  Джек продолжил анализировать холл небоскреба. Внутри он был выполнен в довольно аскетичной отделке - черно-белые тона и огни рекламных экранов. На противоположной от входа стене по центру во всю длину располагался большой экран, на котором сейчас шел рекламный материал про какую-то новую развлекательную зону Иденнета. По центру зала стояла массивная голограмма, где глава компании, слишком приятно выглядящий с лучезарной улыбкой что-то рассказывал стоящим около него людям. За ним была зона сканирования, где стояли два робота, по центру длинный, метров шесть, черный металлический стол ресепшена в форме подковы, за которым стояла еще одна голограмма очаровательной девушки. По боковым стенам, в их конце, было несколько лифтов. Еще два робота. Итого - четыре внутри.
  
  - Итак, - голос Мэта искажен намного сильнее, чем в прошлый раз, - объявляю о начале операции.
  - Приказ принят, выполняем.
  
  Включив форсаж, Хельга и Джек вынесли двери и внеслись в здание. Пустив очередь, Джек пробил приличные сквозные дыры в роботах, стоящих у левого прохода, Хельга же прицельными выстрелами уничтожила дальних, располагающихся у лифтов и запрыгнула за стойку, принявшись обороняться от атаки оставшихся в холле двух охранных машин.
  Джек, в свою очередь, начал подтаскивать выведенных из строя роботов к открытой и незащищенной части их баррикады. Заработала сирена, включилась блокировка на дверях, ведущих в глубь здания. вокруг царила паника, люди кричали, хаотично выбегая из здания.
  
  - Закрываешь уязвимости.
  - Ага.
  - Отлично. Джек, смотри, чтобы гражданские не пострадали.
  - Конечно.
  
  Джек активировал снайперский режим. Его напарница уничтожила роботов в холле и теперь принялась за уничтожение средств наблюдения и турелей, а он сам, соорудив более надежную баррикаду и закрепив на ней несколько трофейных пулеметов принялся за отстрел поступающего с улицы подкрепления.
  
  - Всем сотрудникам Иден-Тека оставаться на своих местах. Не поддавайтесь панике, вам ничего не угрожает, ждите дальнейших указаний. Всем сотрудникам...
  
  В холле не было ни одной живой души. Джек видел двух раненых сотрудников, но они быстро смогли выбраться из здания, где их сразу увели за кордон, образовавшийся на аллее из нескольких спецмашин, отряда корпоративной армии и нескольких самоходных танков. Было видно как на той стороне, за быстро построенной баррикадой, кто-то отдавал приказы оперативникам и посылал в атаку новых роботов.
  
  Эффект неожиданности, преимущество по снаряжению, а также само безумие плана давало свои плоды: Иден-Тек не понимал, что происходит и пытался задавить количеством - со всех сторон шли боевые роботы, составляя из различных кусочков мозаики общую картину поля боя. Напарники удачно вели оборону, ведя огонь на подавление из трофейного оружия, создав фальшивые сигнатуры десятка человек за ними для обмана тепловизоров противника.
  
  Через полчаса ответный огонь стих. Стены холла были покрыты трещинами, сколами и дырами, вокруг парила пыль. Через стены на термовизоре было видно, что происходит эвакуация гражданских из здания через запасные выходы.
  
  - Почему так тихо? - спросил Джек, проводя экспресс диагностику и перезаряжая оружие.
  - Черт его знает. Наверное, меняют тактику.
  
  После ее слов перед нами раздался мощный взрыв. На плече Хельги крутился противоракетный лазер.
  
  - Джек, стреляй на подавление!
  
  По данным визора напарники поняли, что с двух сторон на них шли, переберия своими четырьмя ногами самоходные танки, а рядом с ними, растянувшись полукольцом, шагали охранные роботы.
  
  Джек закинул на стойку два пулемета и принялся вести огонь по малым единицам, ориентируясь по данным визора. Хельга в свою очередь вела снайперский огонь по танкам патронами из нашего арсенала. Боеприпасы пробивали броню, но пока что не наносили серьезных повреждений. Периодически по ним выпускали ракеты, которые на подлете сбивались автоматическими лазерными турелями на плечах их аватаров. Не смотря на все усилия, несколько роботов уже находились в холле и вели ответный огонь, скрываясь за опорными колоннами.
  
  - Джек, дай мне термобарические гранаты.
  
  Джек открыл тяжелобронированный отсек на левой руки и подвинул к Хельге контейнер с гранатами. Она взяла одну, активировала и бросила. Через несколько секунд мимо них пролетела россыпь сломанных частей их противников, часть из которых осталась беспомощно догорать около своих укрытий.
  
  - Ты сможешь меня прикрыть?
  - Постараюсь, только давай быстрее, изобретатель.
  
  Взяв один пулемет, Джек перезарядил его, а затем выдернул маскировочный модуль и подключил трехметровый кабель от него к одному из захваченных пулеметов. Перед выходом Итиро что-то упоминал про возможность установки различных модов к системе данного робота, поэтому он решил попробовать. К счастью, сработало, пулемет определился в системе и теперь, когда в зоне его огня находилась цель он выпускал очередь.
  
  - Слушай, а ты нам так же что-нибудь посерьезнее не сделаешь? - Хельга, пока Джек прикрывал ее, последовала его же примеру. Теперь у них было две недотурели.
  - Увы, - он усмехнулся.
  
  В этот момент одна из ракет угодила в край стола, выворотив металл и пол вокруг него. Раскаленные осколки влетели в броню Джеки и застряли в ней, не нанеся серьезных повреждений.
  
  - Джеки, поверни тот пулемет, а сам сосредоточься на правом танке!
  
  Переведя пулемет в снайперский режим, Джек начал стрелять по ногам самоходки, пытаясь отстрелить их.
  
  - Ребята, поторопитесь, - крикнула Хельга в рацию в тот момент, когда одна из ног была уничтожена, - у нас тут очень жарко.
  - Да, почти все! Я что-то накопал на связь Иден-Тека с, - на этом связь с Мэтом прервалась.
  - Чёрт. Надеюсь у них все впорядке.
  
  После этих слов, вторая нога дернулась и отломилась. Машина со скрежетом завалилась на бок, не имея возможности продолжать обстрел по укрытию.
  
  - Джек, по моей команде беги ко второму танку, крепи под обшивку гранату и уходи за правую колонну.
  
  Хельга развернулась и одну за другой бросила гранаты во второй танк, который как раз подошел к гигантской дыре в одной из прозрачных стен. Взрыв сбил систему навигации и, воспользовавшись этим моментом, Джек рывком метнулся к танку. Спереди, под сенсорами виднелась небольшая выбоина, в которой виднелись внутренние компоненты машины. Забросив туда гранату, он забежал за колонну. Грянул взрыв, от которого сдетонировал энергомодуль, последовал еще один взрыв и горящие обломки танка разлетелись по всему холлу.
  
  - Давай, беги ко мне, я прикрою.
  
  Через пару прыжков Джек оказался в укрытии. Оставшиеся роботы начали отступать, продолжая вяло отстреливаться.
  
  - Ну, - радостно сказала Хельга, - я думаю, осталось немного. Пойдешь со мной в душ, когда мы закончим?
  
  Джек улыбнулся и предпочел промолчать, перезаряжая оружие. Вокруг было тихо, за кардоном происходила какая-то возня. Внезапно, из пола со стороны прозрачной стены начали подниматься толстые металлические плиты, через несколько секунд закрывшие все пути к отступлению.
  
  - Хм, они хотят нас взять в осаду или что? Ладно, сидим до команды от Мэта, затем подрываем аватаров и отдыхать.
  
  Лифты, которые до этого были отключены, вдруг заработали. Индикаторы отсчитывали этажи, начиная с минус десятого, постепенно приближаясь к первому. Напарники скрылись за баррикадой из уничтоженных роботов и приготовилась встречать гостей. Когда на индикаторе появилась цифра один, двери распахнулись, и через долю секунды с флангов начался обстрел их позиции. Сенсоры Джека зафиксировали сигнатуру человеческих тел, которые с огромной скоростью двигались по спирали, концентрируя огонь на них.
  
  - Эта еще что за хрень?
  - Переключись на автомат, стреляй по кругу.
  
  Хельга взяла в руки оба пулемета, и прислонилась спиной к Джеку. Крутясь, они пытались стрелять на упреждение по целям вокруг них, но все было безуспешно. Первой патроны кончились у Хельги и через мгновение она упала, ещё не осознавая что от ноги ее робота осталась лишь груда искрящегося металлома.
  
  - Я теряю контроль! Кто-то пытается взломать систему!
  
  Джек продолжил огонь, крутясь быстрее. Одна из целей внезапно остановилась перед ним. Это был мужчина средних лет, одетый в сверхсовременный экзоскелет и шлем, со стеклянным забралом, закрывающим его глаза. Он еще не осознавал, что правой руки у него больше нет, и непонимающе смотрел на кровавые ошметки чуть ниже плеча.
  У Джека было чувство, что он уже видел что-то подобное.
  
  - Черт, Джек, не может быть! - ошарашенно произнесла Хельга. Она попыталась встать, но у нее не удалось. Контроль над системами аватара был утерян.
  
  Раненного противника схватил еще один такой же боец и начал оттаскивать его обратно к лифту, стреляя по Джеку. Присмотревшись он понял, что шлем-забрало по сути является массивным нейроинтерфейсом, присоединенным к черепной коробке. И тут он понял, где видел этот костюм - на девушке, напавшей на них в Петербурге, та, что покончила с собой. Проект 34.
  
  Рядом с ним прогремел взрыв - Хельга успела активировать программу самоуничтожения. Ее осколки задели еще одного нападавшего, отбросив его тело к одной из колонн. Джек подошел к нему, поднял над полом и в этот момент он почувствовал разрывающую головную боль, словно тысячи раскаленных игл вонзились ему в мозг. Перед глазами был лишь ослепляющий белый свет, он упал. Вокруг, словно в тумане, бегали люди. Во рту появился вкус крови.
  
  - Ты в порядке? - голос Хельги шел откуда-то издалека, - Что случилось?
  
  Он понял. С диким усилием поднявшись на колени, он заревел от ярости и боли, которые заполнили его душу.
  
  - ГДЕ ОНА?! Я ЕЁ НЕ ЧУВСТВУЮ!
  
  16. Нулевой Архитектор
  
  - Здравствуй, Алексей. Наконец-то мы встретились лично. Знаешь, а ты сделал даже лучше, чем я себе представлял.
  
  Тело откликнулось болью, словно по нему несколько раз старательно прошлись битой. Битой, опутанной старой колючей проволокой. Белый свет, побочный эффект этого внезапного перехода, постепенно сходил на нет, и я смог разглядеть блестящий черный пол. Собравшись с силами я встал на ноги и осмотрел своего собеседника. Он был облачен в обтягивающую водолазку из какого-то полимерного шероховатого материала, поверх которой был надет развевающийся от шагов плащ-накидка с цифрой 0. На руках - перчатки с обрезанными пальцами. Его коротко остриженную голову покрывал капюшон. Штаны, заправленные в ботинки, как и весь его костюм, был представлен таким же полимерным материалом. Все это отличалось лишь оттенками - плащ был более светлым, а ботинки - более темными. Чем-то его облачение напоминало скафандр космонавта, пожалуй, своим аскетизмом и практичностью, но что-то в его чертах было для меня знакомым.
  
  - Кто, - я пытался откашляться от вставшего поперек горла удушья, - ты?
  - Это не имеет никакого значения. Но, если тебе интересно, они все зовут меня Адонай. Но Эдемские псы зовут меня Зеро. Кем я был раньше, до всего этого, я не помню, сколько уже прошло времени, не знаю, а было ли это вообще то самое тогда? В прочем, как я уже говорил, это не важно.
  - Где я? Как я тут оказался?
  - Я наблюдал за тобой, Алексей. У тебя есть то, что мне нужно. Но жаль, что ты его не захватил, ты даже не понимал его потенциала. Во истину, Первый смог сделать нечто удивительное, да да. Ох, эти глупцы ошибались, вот оно, настоящее величие. Жаль ты не взял. Ну ничего, ты поможешь мне в завершении, ты ведь удивительно талантливый архитектор, такой потенциал, как у тебя, явно подойдет....
  - Завершении чего?
  - Всего, абсолютно всего.
  
  Он отвернулся и подошел к круглому колодцу, стоящему неподалеку в окружении трех остроконечных треугольных колонн. Я огляделся - вокруг нас к горизонту тянулся полированный обсидиан, отражавший чистое звездное небо, отдававшее фиолетовыми оттенками. Где-то в далеке, но всё еще в зоне видимости, поверхность раскалывалась на гигантские обломки черного стекла, которые парили в пространстве. Шел дождь, и его капли отскакивали от блестящей поверхности затем растворяясь в ней.
  
  - Где остальные?
  - Не уверен, Седьмой, думаю, перенес, да.. Не думаю, что он сильно поджарился, все же один из первых. А твоя подружка... скорее всего мертва. Она же молодая? Да, определенно...
  
  Нет, этого не может быть. Это вранье. Он врет. Нет, нет, нет, он не знает ничего про то, кто такая Джесс, он думает, что она не выжила, в отличии от Мэта, потому что слаба, но она просто тоже отключилась, да, наверняка. Судорожно размышляя, я понимал, что мне нужно потянуть время и разобраться, как отсюда выбраться.
  
  - Так что тебе от меня нужно?
  - Катализатор, - он отвечал мне, не отвлекаясь от работы над какими-то голографическими образами над колодцем. - Он бы ускорил мою работу, но я думаю, что мы с тобой справимся. Да, думаю справимся.
  
  Я ни черта не понимал, что он имел ввиду. После его ответов возникало лишь больше вопросов.
  
  - Адонай, так?
  - Не суть, но если тебе важно какое-то отождествление, да.
  - Ты говорил, что так тебя называют 'Они'. Кто это?
  - Мои марионетки. Они называют себя Серафимами, в честь шестикрылых ангелов, наиболее приближенных к Богу. По факту лишь, куча фанатиков, глупцы, мечтающие быть обманутыми. Они даже никогда не пытались, нет, вообще не пробовали попробовать кусочек истины.
  
  Что-то не сходилось.
  
  - Тогда почему есть связь между Серафимами и Иден-Теком?
  
  Адонай развернулся ко мне, сел на край колодца и усмехнулся. Его глаза, отражавшие мириады огней, внушали какой-то первобытный страх, пронизывающий нутро.
  
  
  - Может, потому что так оно по сути и есть? Правда, эти твари тут вообще непричем, просто я за столько тысячелетий уж научился обходить их системы, те, что связаны воедино здесь.
  
  Да черт побери, что он несет? Тысячелетий?
  
  - Вижу твое смятение. Алексей, ты же понимаешь, как работает Иденнет?
  
  Я кивнул.
  
  - Коллективный сон, контролируемый при помощи машин и Архитекторов и так далее. Седьмой рассказывал тебе про сотворение?
  - Ага.
  - И неужели тебя, как и их, ничего не смутило?
  - А должно?
  - Алексей, если Иденнет - это сон, то значит есть и сновидец. Не так ли?
  
  Никогда не могу подумать, что суть природы Иденнета так проста и сложна одновременно.
  
  - То есть ты и есть сновидец? Ты - создатель Иденнета?
  
  
  Адонай выдержал небольшую паузу, сверля меня своим прищуренным взглядом.
  
  - Да. До меня были еще десятки бедолаг, но проявления моего синдрома Морфея было сильнее всего. Да, я был сильнее, мой мир был богаче, так они говорили.
  - То есть, ты всегда подключен к Сети? Где же ты?
  - Что за странный вопрос? - он рассмеялся. - Тут, перед тобой.
  - Нет, я имею ввиду в реальной жизни.
  - Я здесь, - на его серьезном лице уже не было ни тени улыбки, я был уверен, что его глаза горели. - Перед тобой.
  
  Адонай, опустив взгляд, замолчал, посмотрел на свои ладони, а затем продолжил свой рассказ.
  
  - Иден-Тек смогла подчинить мой разум. Они создали макет, базовую симуляцию - гигантское поле, покрытое травой, и голубое небо. После этого они отрезали мое сознание от бессознательного, и я оказался тут, - он развел рукам, - в моей вечной тихой обители. Я долгие столетия вынашивал план, размышлял, пытался выбраться, найти какие-то лазейки и через какое-то количество времени появился этот Колодец. Через него я смог вновь управлять своим сном, я вновь обрел контроль, правда, лишь частично. Ты знал, что я слышу вас?
  - Что ты имеешь ввиду?
  - Я слышу вас, посетителей. Обычно я не могу выйти на контакт, но верующие наиболее внушаемы. Пара мыслей нескольким прихожанам, фальшивая индульгенция, финансовые манипуляции, которые со стороны выглядят как чудо - и у меня появились преданные пешки. Тогда то я осознал, что смогу освободиться, уничтожить Сеть. Я дал им вирус, меч, проникающий в глубины мозга, и они стали выжигать неверных моим 'Святым огнем'.
  - Зачем уничтожать Сеть? В чем смысл смерти нескольких миллионов?
  - Я же дал предупреждение. Даже несколько. Если люди настолько тупые, что тяга к наркотикам и цифровым извращениям для них намного ценнее собственной жизни, то пусть горят вместе с этим чертовым местом. Они не имеют никакой ценности, будут новые.
  - Но ведь мир рухнет без Иденнета.
  
  Лицо Зеро перекосилось в гримасе злости. Четче стали видны скулы, на висках, словно корни старого дуба, проступили вены, а глаза стали ярче, огни в них вращались вокруг зрачка.
  
  - Мир сам виноват. Вы все - паразиты, живущие за счет энергии другого существа. Я слишком долго терпел, все эти тысячи лет, взаперти белых стен. Всё, что связано с Иден-Теком должно быть уничтожено, как и она сама.
  - Я не буду в этом участвовать.
  - О, Алексей, - он рассмеялся, - а твое согласие и не требуется. Мне просто нужен будет твой потенциал. Ты послужишь каналом между моим миром и Иденнетом, вот и все. Это великая честь, Алексей, ты будешь самым главным моим оружием в этой истории!
  
  Я отдал команду на выход. И вновь услышал лишь гулкий смех Адоная.
  
  - Если бы все было так просто, я бы давно ступал по Берлину.
  
  В глазах Адоная отражалось его безумие. Миллионы дней без сна в залитой дождем черноте звездного обсидиана свели его сума. Теперь, когда у него появилась возможность, он отчаянно искал способ провести глобальный вайп, стереть всё подчистую, даже ценой самого себя. Я четко понимал, что, находясь сейчас в самом центре событий, не могу допустить уничтожения Иденнета - мир, всё человечество, слишком завязан на цифровом пространстве. Все, что мне дорого, перестало бы существовать - Огни ночного Иденнета, то милое поселение в Рупалоке, Джессика. Нужно придумать хоть какой-то способ все это остановить.
  
  Пока Адонай возился с колодцем, я собрался с силами, поборол панику, и запустил в него одну из парящих глыб. Придавая ей ускорение я чувствовал, как со стремительной скоростью энергия покидает меня. Контролировать это пространство было невыносимо сложно.
  
  Набирая скорость, черный айсберг летел сверху под углом на мою цель, но, когда осталось метров пять, Адонай развернулся, поднял левую руку над головой и летящий камень распылился в воздухе. Он медленно повернулся ко мне, его плащ развевался, хоть вокруг и не было никакого ветра.
  
  - Я впечатлен. Даже не думал, что это возможно.
  
  Он вытянул руку и подтянул воздух к себе. Одновременно с этим движением невидимая сила подтащила меня к нему. Вблизи я увидел, что все его иссохшее лицо покрыто даже не морщинами, а трещинами. То, что издалека казалось молодым вблизи определенно было древностью. Адонай не хотел умереть, ведь что мертво умереть не может. Заглянув в глаза я понял, что действительно ошибался - огни не отражались. Они сияли.
  
  - Пора с этим заканчивать, Алексей.
  
  Наши тела оторвались от поверхности и воспарили над жерлом колодца. Я не мог сделать ни малейшего движения. Адонай взялся за мое лицо своими сухими длинными пальцами. Я был словно крысой перед древним василиском, страх тек по моим венам, отравляя каждую клетку.
  
  - Не сопротивляйся.
  
  Боль. Та самая боль миллиона игл пронзила меня. Я никогда не обладал талантом выдающегося агента разведки, поэтому сопротивление быстро было сломлено.
  Вокруг нас из пустоты появился Иденнет, мы парили над башней Иден-Тека, сверху на неоновый город впервые за всю историю падал дождь.
  
  - Смотри, - услышал я голос Адоная в голове.
  
  И я увидел. Вернее, почувствовал, как через мой разум, через все мое тело проходят волны ослепляющего испепеляющего жара, постепенно заполняя цифровое пространство. Каждая клетка моего тела будто раскалилась до температуры звезды и была на гране коллапса. Я стал сверхпроводником глобального геноцида.
  
  С каждой минутой наш контакт с Адонаем усиливался. Я чувствовал, слышал агонию и боль тысяч человек, их крики, их мысли в момент их смерти. Кого-то она застала в момент наркотического прихода, кто-то развлекался с малолетними проститутками, кто-то же гулял с любимой или работал, ничего не подозревая. Каждый был погружен в самые разнообразные дела, казавшиеся для них важными, но смерть объединила всех, доказав бессмысленность происходящего.
  
  Хаос накрывал город. Срочно нужно было что-то делать. Поймав момент ослабления контроля над моим рассудком я из последних сил активировал тестовый софт, который дала мне Аня. Это был первый билд антивируса, который не проходил ни единого испытания. Но сейчас это был единственный вариант попытаться как-то остановить всё это безумие, эту пытку, любой ценой.
  
  Канал закрылся. Белый огонь Адоная остановился и начал постепенно гаснуть. Полифония агонии в моем мозгу сменилась на смятение и непонимание.
  
  - ЧТО ТЫ СДЕЛАЛ?! - вибрации голоса Адоная разрывали меня.
  
  Вирус был обезврежен. Иденнет вокруг вновь сменился на Темницу Адоная.
  
  - ЧТО?! КАК?! - глаза и рот моего соперника испускали ослепительное свечение. Мы оба падали в темноту колодца, теряя ориентиры. Теперь в моей голове звучал только один голос - Адоная. Тысячелетняя боль, безумие и ненависть к заточителям резонансом отдавалась в моем сознании. Всё это вызвало осознание. Осознание того, что вирус был ничем иным как квинтэссенцией ненависти Адоная, заключенную в программную форму. Это было послание с, по сути, одной единственной командой - умереть.
  
  Падая, я видел, как кожа Адоная распадалась, его оболочка постепенно рассыпалась под огнем собственной ненависти и перед тем, как она разлетелась в светящуюся пыль я почувствовал смесь облегчения и разочарования.
  
  Нулевой Архитектор освободился из своей темной комнаты, но не смог отомстить.
  
  Мне казалось, падение длилось бесконечно. Я даже не был уверен, падал ли я или просто завис вне времени и пространства. Постепенно мое сознание угасало, и, потеряв время, отключилось.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Часть 3: Альфа и Омега
  
  17. Синдром Отмены
  
  Хаотичная череда образов. Что-то первобытное, калейдоскоп животного страха. Фиолетовые тона, сине-зеленые всполохи в небе. Тьма.
  
  Вокруг тихие разговоры, юный женский смех. В глазах мутно, но я заметил изменения в окружении. Например, кресло моего терминала почему-то было полностью горизонтально, а меня накинули одеялом. Все вокруг занимались своими делами, не замечая меня. На две спины в комнате было больше, но я не мог разглядеть, кто это. Само пространство подвала, залитое светом из щелей под потолком, которые служили нам окнами, стало более обжитым: появился потрепанный диван, пара кресел а в одном из углов была смастерена небольшая кухня, на которой сейчас что-то шипело и булькало. Первая попытка привстать на локтях провалилась - тело будто было налито свинцом и я, почувствовав какую-то дикую усталость, уснул.
  
  - Ребят, ребят, он очнулся! - сквозь сон раздался голос Анны.
  
  Второй раз я смог полноценно открыть глаза и даже покрутить головой. К удивлению, в этот момент около моего ложе, которое оказалось не терминалом, а больничной кроватью, сидели Аня и Мэт.
  
  - Привет ребят, - говорить было довольно трудно, в рот будто нагадили кошки, - как я оказался в кровати?
  
  Внезапно Аня наклонилась и слегка обняла меня, я почувствовал, что футболка промокла от ее слез.
  
  - Эй, Ань, ты чего?
  - Рада наконец-то тебя услышать, - она села обратно, утерев рукавом своей рубашки лицо.
  - Как ты дружище? - обратился ко мне Мэт. - Как себя чувствуешь?
  - Ну, не считая, что я забыл как двигаться, то все норм. Так все же, как я тут оказался, и вообще, откуда у нас кровать?
  
  Матвей опустил взгляд и задумчиво почесал бороду.
  
  - Короче, как тебе сказать... Ты в коме был, вот, - протянул он, борясь с легкой неловкостью.
  - Оу... - такого я как-то вообще не ожидал. - И сколько?
  - Примерно месяц.
  
  Месяц... Конечно, мне казалось, что падение в колодце длилось целую вечность, но я не думал, что это обернется месячной комой. Хотя, там вообще сложно говорить о таком понятии как время. Размышляя об этом я вспомнил про схватку.
  
  - А что вокруг происходило то вообще за месяц? У нас уже появились летающие машины? - я пытался как-то разрядить обстановку.
  
  Матвей молча включил новостной канал на одном из мониторов. Мрачный репортаж - где-то пытались подавить протесты толпы. Усеянные стеклом улицы горели, словно после бомбардировки, черный токсичный дым использовался протестующими как защитная завеса. Периодически на роботов полицейского департамента из-за нее вылетали коктейли молотова, растекаясь по жаропрочной броне. Берлин, Москва, Нью-Йорк, Гонконг - везде творилось примерно одно и тоже, варьировалась лишь степень анархии. Сотнями сжигались машины, повсеместно был объявлен комендантский час, тюрьмы набиты под завязку. Мегаполисы обросли стенами, за которые пускали лишь некоторых, а остальных отгоняли при помощи водометов и газовых бомб. Периодически проводились бомбардировки с седативным газом по наиболее опасным районам. Больницы, как и морги были переполнены. Тысячи братских могил по всему миру оставила белая чума Адоная.
  
  - Уже месяц примерно так, стоило отключиться Сети, люди сразу вышли на улицы.
  - Погоди, что значит отключиться Сети?
  - Иденнета нет, Лёш, кое-как лишь старый добрый интернет работает. Как только мы прыгнули в тот луч, Иденнет перестал существовать. Атака Серафимов началась раньше времени, но, почему-то, остановилась. Погибло более миллиона человек, а затем всех выкинуло. Люди хотели ответов, но Иден-Тек и правительства молчали. Тогда у людей лопнуло терпение, начались первые бунты. И в этих бунтах родилась анархия. В интернете эти события называют Глобальной Абстиненцией, или Синдромом Отмены.
  - Почему?
  - Для многих Иденнет был, по сути, наркотиком, - решила ответить мне Аня. - Мир-утопия, персональный цифровой рай, где есть все, что душе угодно. Когда люди внезапно этого лишились, у многих началась ломка. Всё, что сейчас ты видел - ее симптомы. Люди не знают как жить здесь, в реальном мире, среди серости и разрухи, они давно забыли. Они целыми днями плавали в дешевых и доступных наслаждениях, многие их них отключались лишь только для того, чтобы удовлетворить физиологические потребности. И вот внезапно их выдернули из сказки в суровую реальность, которая пахнет не серотониновыми коктейлями и амброзией, а дерьмом и дезоморфином, а реальные проститутки не так прекрасны, как все привыкли. Начался массовый психоз и термоядерный взрыв преступности. Никто не знает, когда всё это кончится...
  - Погодите, а что с Иден-Теком? Корпорация же должна была загнуться без Иденнета?
  - Существует всё ещё, как ни странно. Кстати, мы теперь террористы мирового масштаба, - Мэт кивнул в сторону мониторов, сейчас по новостям различных телеканалов показывались наши лица, с наградой в десять миллионов долларов за каждого.
  - Какого...
  - Это еще не всё, смотри, - Мэт воспроизвел медиафайл.
  - Сегодня экстремистская организация 'Серафимы' совершила крупнейший теракт в мировой истории, - под тревожную музыку тараторила диктор. - От хакерской атаки погибло около миллиона человек, точное количество жертв неизвестно. Кроме этого, в Берлине было совершен теракт в главном офисе корпорации Иден-Тек. Количество пострадавших неизвестно.
  
  Щелчок - Матвей переключил на новый файл.
  
  - По всему миру при сотрудничестве Интерпола и корпорации Иден-Тек происходят массовые аресты участников экстремистской группировки 'Серафимы'. Кроме этого, стали известны личности руководителей 'Серафимов', - на экране появились моё лицо, Мэта и Ани. - За информацию о их нахождении Интерпол готов выплатить десять миллионов долларов. Напоминаем, что от последней террористической атаки Серафимов погибло более миллиона человек, точное количество пострадавших до сих пор остается неизвестным.
  
  - Десять лямов...
  - Ага, - Мэт выключил экран, - нас вычислили. Хорошо, что Аня с Нари свалили сразу, как все понеслось к чертям.
  - А что с Убежищем?
  - Вывезли все, что успели. Я распустил персонал, но оставил пару человек приглядывать. Так вот, за несколько дней до последнего репортажа, который я тебе показал, туда вломилась чуть ли не армия, все на хайтеке, все без опознавательных знаков. Как ты заметил, про остальных наших они, к счастью, не знают. Но, думаю, они догадываются, что нас больше. Ловко, конечно, Иден-Тек с себя все подозрения скинул. Не понимаю только, зачем они Сеть отключили.
  - Они тут не причем.
  - В смысле? - все с непониманием смотрели на меня.
  
  Пытаясь не упустить ничего, я максимально детально рассказал им о встрече с Адонаем и её итогом. После окончания рассказа повисла тишина - все пытались осмыслить мои слова.
  
  - Когда мы все создавали, - Матвей от потрясения казался каким-то отрешенным, - никто и подумать не мог, что Эдем всё создал таким образом.
  - Слушайте, а как там Джесс без Иденнета?
  
  Все замялись и замолчали, стараясь не встречаться со мной взглядом.
  
  - Лёш, тебе лучше ещё отдохнуть, поспи...
  - Ребят, что случилось? Где Джек?
  
  Молчание.
  
  - Что с Джесс? - Я попытался приподняться, но вспышка боли, которая пронеслась по позвоночнику, не дала мне это сделать.
  
  Из-за порога, разделяющего основное помещение подвала с лестницей наверх, показался Джек. Выглядел он очень дерьмово, мешки под глазами, скинул килограмм, наверное, десять, щетина на лице. Казалось, что он постарел на несколько лет от какой-то тяжелой болезни.
  
  - Джек?
  - Её нет, Алекс. Её нет.
  
  Я вскочил с кровати, забыв о боли, но сразу же подкосился и упал. Мои ноги были парализованы.
  
  18. Альфа
  
  Время, подобно кварцу в песочных часах, плавно текло. Периодически ко мне подходили то Мэт, то Аня, то Нари, которая пыталась развеселить какими-то интернет байками, даже Итиро подходил побеседовать, но мои односложные ответы служили железобетонной стеной между мной и командой.. Я прекрасно понимал, что они переживают обо мне, но мне было плевать. Единственный, кто не подходил ко мне, так это Джек. Впрочем, в его глазах я видел ту же жгучую боль, ту же апатию, что наполняла меня, по этому я прекрасно понимал его отчужденность от команды.
  
  После новости о смерти Джесс я потух. Перегорел. Мне никак не удавалось отвлечься от своих мыслей - Сеть была отключена, а пользоваться лишний креслом, чтобы при помощи Итиро и Матвея подышать свежим воздухом на улице мне не хотелось. Поэтому я просто лежал, пожираемый собственными мыслями, разглядывая узоры трещин на потолке, периодически катаясь справить нужду и без интереса поглядывая сводки новостей. Мир по прежнему трясло, пожар анархии и не думал угасать. Конечно, в наиболее крупных городах его удалось сбить, по крайней мере в центре, но это больше походило на глубинное тление - стоило либо полиции или корпоративной армии сунуться куда-то дальше центра, обратно они обязательно возвращались с грузом триста. Обычно ничего не происходило, только на Иден-Тек кто-то напал однажды и украл у них какую-то разработку. Этот инцидент скинули на нас, видимо, мы стали для корпорации козлами отпущения.
  
  В нашем районе, к счастью, все было относительно спокойно. Местная власть, которая состояла из торговцев наркотой и списанными корпоративными железками, ещё при самом начале всех этих событий смогла удержать порядок в своих руках. Сетевые наркоманы без ломок пересели на аналоговую химию, а наиболее отбитые личности успокаивались порцией свинцовых пилюль. Полиция также, сунувшись однажды, вскоре ушла, поджав раненый хвост. В целом, с местными можно было иметь какие-то дела. Этим обычно занимались Итиро и Хельга и Нари, так как Матвей и Аня безвылазно сидели в подвале, чтобы никто не смог заприметить их на улице. Девчонка, на удивление, очень ловко находила контакт с уличными торговцами, что позволило нам сэкономить приличную сумму.
  
  Но в целом финансовые дела были в отвратительном состоянии. Мировое безумие перевернуло все с ног на голову и отсутствие Иденнета отрезало нам путь к основному заработку. Спасало, что Аня, не смотря на исчезновение контакта со старыми заказчиками, целыми днями выискивала какую-то мелкую работенку Мэту, но этих денег кое-как хватало лишь на еду.
  
  Ночами, когда я засыпал, я видел сны. Обычные химические сны, где сюжет прописывало мое бессознательное. В этих снах я был с Джесс. Я снова проживал те солнечные дни в Рупалоке, снова кончиками пальцев гладил ее щеку, смотря на счастливую улыбку. И всегда все кончалось ее взглядом, тающим в голубой вспышке того луча.
  
  Я не верил в смерть Джесс. Просто не мог поверить, что из-за такой глупости, такого пустяка ее больше не существует. Мне казалось, что стоит Иденнету включиться и она уже будет ждать меня там, обнимет, сказав, что скучала. И все станет как прежде. Но шло время, постепенно я осознавал, что этого никогда уже не случится. В таке моменты возникало желание разнести все к чертям вокруг себя. Но я не мог этого сделать и спасался транквилизаторами, дабы заглушить в себе эту боль. Джек же искал спасение на дне своей фляжки. Первое время Хельга пыталась поговорить с ним, но он уходил от разговора. Со временем она решила, что будет лучше его пока не трогать, хотя я замечал за ее маской, как ей больно от принятого решения. Мы все прекрасно понимали, что она любит его, и ей был тяжело видеть Джека в таком состоянии.
  
  Однажды, сидя у моей кровати, она мне рассказала о том, что творилось во время их атаки на холл Иден-Тека, что они тогда узнали. Моя ненависть к Эдему росла, выжигая мою душу. Корпорация была полным антиподом значения своего названия, ей было плевать на человечество, её важнейшим приоритетом всегда было лишь богатство, будь то создание цифровой утопии ценой человеческих жизней или создание сверхсолдат для своей армии. Поэтому, видя, как горят здания, я жалел, что это не офисы Иден-тека.
  
  Тем не менее, все мы постепенно учились жить в условиях нового мирового порядка, готовясь, что завтра будет только хуже.
  
  ***
  - Лёша, ты будешь ножку или грудку? - Аня хлопотала у стола, сооруженного из нескольких автомобильных покрышек и толстенного куска стали, покрытого какой-то милой шелковой тканью.
  - Без разницы.
  - Ааааа, - Нари с плотоядной улыбкой потерла ладошки, - наконец-то настоящее мясо! У меня уже живот сводит от лапши и синтушенки. Такое ощущение, что они эту тушенку из резины делают.
  - Надеюсь, мы ее не запороли. А то деньги на нее ушли немалые.
  - Не запороли, - Хельга вытащила курицу из духового шкафа. Комната наполнилась ароматом специй и чеснока, - я в детстве часто жила у бабушки, в Грайнау. Так вот, она была очень консервативной старушкой и у нее было свое собственное хозяйство. Так что, дай мне мясо, а я тебе выдам сто один способ его готовки.
  
  Аня закатила глаза, посмотрев на Хельгу, и пошла за столовыми приборами. Матвей строчил код для какого-то софта, споря о чем-то с Итиро. Нари сидела у стола, сжав вилку в руках и вытирая слюни с подбородка, которые капали ей на майку.
  
  - Джек, - крикнула Хельга, - идем, еда стынет.
  
  Открылась дверь, и Джек, спрятав в карман свою неразлучную фляжку, зашел в комнату. Хельга посмотрела на него, но встретив его пустой безжизненный взгляд отвернулась, поджав губы.
  
  Когда сработали электромагнитные детекторы Мэта, стоявшие во дворе, Аня несла тарелки. Зажужжали электромагнитные моторы стальных защитных заслонок на окнах, раздался дребезг битой посуды, мониторы, моргнув, вывели изображение с улицы. На нем были видны несколько десятков боевых машин Эдема, вперемешку с живыми солдатами. Видимо, они теперь учли прошлую свою ошибку и уже не полагались лишь на машины. Через несколько секунд сигнал с камер застыл и больше не изменялся.
  
  - Вы окружены, бежать некуда. - раздался голос, говоривший на ломаном русском и усиленный в несколько раз. - Сдавайтесь, и вы не пострадаете. Вам дается пять минут на размышление.
  
  На верхних этажах раздался топот, затем прозвучали выстрелы во дворе и крики. Выдержав небольшую паузу, голос сказал что-то на немецком.
  
  - Они сказали, чтобы жители верхних этажей не дергались, - перевела нам Хельга, - они пришли только за нами.
  
  После этих слов в комнате началась суета. Все начали собирать разбросанное оружие и боеприпасы, Хельга заряжала штурмовую винтовку, Матвей искал обоймы для пистолета, вокруг двери сооружалась баррикада. Лишь Джек стоял напротив монитора, сжав кулаки и смотря на застывшую картинку.
  
  - Матвей, открой дверь, я разберусь, - сказал он холодно, заряжая пистолет.
  - Ты идиот? - Хельга отвлеклась от своего занятия. - Там целая армия!
  - Открой дверь.
  
  Хельга перегородила ему дорогу.
  
  - Ты видел сколько их? Они прикончат тебя за несколько секунд.
  - Посмотрим.
  
  Раздался шлепок - Хельга ударила Джека по лицу.
  
  - Приди в себя, придурок! Так ты хочешь отомстить им? Сдохнуть, как тупое мясо?! Матвей, открой, давай, открой ему дверь, раз этот дибил не умеет ждать.
  
  Джек прищурил глаза, взглянул на Хельгу, развернулся и ушел в глубь комнаты, помогать Итиро заряжать оружие.
  
  А я просто лежал. Что мне еще оставалось делать?
  
  - Леш, - внезапно спохватилась Аня, - идем сюда, садись в кресло, я помогу.
  - Да не надо, я сам уж.
  
  Все же она решила помочь мне перебраться с койки.
  
  - Не беспокойся Алекс, все обойдется, - сказал Джек, положив руку мне на плечо.
  - Ага, - я взял из шкафа кофту, надел капюшон и закутался посильнее.
  
  Какова участь инвалида, который не умеет нормально стрелять, во время вооруженного захвата? Я прекрасно понимал все свои шансы и мысленно готовился к смерти. По большей части, мне было все равно. Жизнь все равно уже давно потеряла смысл. Хотя, кое-что я все же мог сделать.
  
  - Мэт, дай мне пистолет, - я решил, что хотя бы кого-то заберу собой из Эдемовских псов.
  - Держи. Знаешь как обращаться?
  - Примерно, был опыт в Иденнете.
  
  Выделенное нам время подходило к концу. Все более-менее прочные предметы в комнате превратились в баррикады и укрытия. Хотя наши шансы выбраться из этого дерьма были крайне малы, но никто не собирался сдаваться.
  
  Наверху раздался хлопок - снесли входную дверь в подвал наверху. Затем топот ног по лестнице, начались попытки вынести нашу дверь. Хельга ответила короткой автоматной очередью. На той стороне раздался какой-то скрежет, глухой удар, а потом что-то потащили наверх.
  
  - Они хотят взять нас живыми, - обратилась ко всем Хельга, пока появилась свободная минута. - Видимо кто-то из их начальства хочет пообщаться с нами, прежде чем прикончить, так что преимущество пока что на нашей стороне.
  
  Ключевым в этой фразе было слово 'пока'.
  
  Мы продолжали вяло оборонятся, отстреливая наших противников по ту сторону. В какой-то момент все затихло, а затем наверху раздался топот, который сменился на редкие мощные удары, от которых с сверху начал сыпаться песок.
  
  - Черт, да они собрались проломить пол!
  
  Все расползлись по углам, держа потолок на прицеле, готовясь палить по всему, что там появится. Через несколько минут шум вновь прекратился. На улице началась какая-то возня. Прогремел взрыв, еще один, началась перестрелка. Мы переглядывались, не понимая, что творится. Через минут десять все утихло.
  
  - Не стреляйте, мы пришли помочь вам - наш собеседник говорил на чистом русском.
  
  Раздались негромкие шаги по лестнице.
  
  - Будьте добры, откройте дверь.
  - Кто вы такие? - спросила Хельга, -Триады? Исламисты? С чего нам вам доверять?
  - Ни с чего, у вас нет другого выбора. Через полчаса здесь будет новая партия корпоративной армии Иден-Тека, и вы можете остаться. Или вы можете поехать с нами, в наше убежище.
  - С какой стати вам нам помогать?
  - Она давно вас искала и наконец нашла. Вам нечего бояться.
  
  Выбора у нас действительно не оставалось, мы прекрасно понимали, что если откажемся от помощи незнакомцев, то нам не получится отсюда выбраться. Попытаться сбежать сейчас было глупостью - если эти люди смогли уничтожить отряд Эдема, то им не составит труда прихлопнуть и нас.
  
  - Матвей, открывай дверь.
  
  Электромагнитные замки отключились. Хельга отодвинула от двери диван, и, отперев засов, открыла дверь.
  
  В комнату зашел мужчина лет тридцати, облаченный в высокотехнологичный полимерный плащ-накидку, в руках у него был короткий автомат. Голову незнакомца украшал массивный имплант, полностью закрывающий бритый череп и глаза. Видел он, судя по всему, через камеры, установленные на передней части этого шлема-импланта. Джек поначалу напрягся, но затем успокоился - это устройство совершенно не было похоже на его имплант, оно было сделано более небрежно и кустарно. Этот шлем соединялся с позвоночником при помощи гибкой трубки. Кроме того, под рукавами были видны неровности, что также говорило о наличии там аугментаций
  
  - Давайте я помогу вам, - обратился он ко мне.
  
  Подойдя к коляске он взял ее двумя руками и не напрягаясь вынес на улицу. Команда отправилась следом, не выпуская оружия из рук. Матвей быстренько закинул все самое ценное в рюкзак и шел последним.
  
  На улице творился хаос. Повсюду валялись горы металлолома, искореженные остовы роботов вперемешку с внутренностями и конечностями мертвых бойцов. Я впервые видел смерть так близко, настоящую смерть, но если честно, это ничем не отличалось от смерти в симуляторах Иденнета. Может детализация была повыше, но в целом все тоже самое, разве что тут тело не исчезнет, когда уровень будет пройден, а останется гнить, съедаемое насекомыми и их личинками.
  
  Около одного из бронетранспортеров Иден-Тека, на котором приехали солдаты, стояло три человека, все в той же одежде и с одинаковыми имплантами, двое таких же уже были в кабине. Ещё двое сидело в другом транспортере.
  
  - Садитесь в этот, - наш спутник указал нам на первый, - второй поедет по другой дороге, запутаем след.
  
  Мы забрались внутрь, Джек и Матвей помогли мне подняться. Я пересел в кресло, пристегнулся, как и все, после чего наш транспорт рванул вперед, ревя движком и поднимая пыль на дороге.
  
  - Кто вы такие? - спросил я бойца, сидевшего напротив меня. - На кого вы работаете?
  - Ни на кого.
  - Вы сами по себе?
  - Нет. Мы исполняем ее волю.
  - Чью волю?
  - Высшей Матери.
  - Ты понимаешь о чем он говорит? - спросил я Матвея?
  - Неа, - он наклонился ко мне поближе, - ты видел их импланты? Впервые вижу что-то подобное, это не фабричное производство, но сделаны они просто великолепно. Кстати, и стоят относительно недавно, видишь свежие рубцы у них на головах?
  
  Действительно, вокруг точек проникновения деталей их шлемов в череп, были свежие алые рубцы, которым была, наверное, неделя.
  
  Наш путь длился часа два, может два с половиной. Сначала пейзажи домов начали сменяться развалинами старых заброшенных промышленных зон, затем и вовсе дикой природой. Смеркалось. За деревьями порой можно было увидеть очертания городов вдалеке, которые были частью Берлинской агломерации, но наш путь лежал вдалеке от них. Мы ехали по разбитому асфальту и наш транспорт постоянно подскакивал на кочках и ямах. В конце концов мы подъехали на территорию большого заброшенного супермаркета. К нам подбежали несколько людей, все так же выглядящих в стиле наших спутников, помогли нам вылезти и залезли под капот, подключив к чему-то там небольшой ноутбук.
  - Мы подавили отслеживающие устройства Иден-Тека, но сейчас нужно все вычистить окончательно. Алексей, возьми это.
  
  Я обернулся - оказывается, стоявший позади человек держал в руках какое-то устройство.
  
  - Что это?
  - Экзоскелет. Он поможет тебе ходить.
  
  Торопясь, при помощи Ани я нацепил на себя поверх одежды механические мышцы, элементы питания и остальные комплектующие костюма. Надев на голову небольшой обруч, я наконец-то, впервые за две недели после комы смог самостоятельно встать. Аня держала меня под руку и улыбалась. Я улыбнулся ей в ответ.
  
  - Это временно, она сможет тебя починить. Пойдемте, друзья.
  
  Наши спутники повели нас ко входу в здание. Оно представляло из себя когда-то довольно большой супермаркет, примерно этажей в пять, сейчас же он явно использовался не по назначению: кое-где декоративные панели обвалились, стекла были разбиты и заколочены досками, а где-то были следы пожара. Но определенно было понятно, что здание было жилым - во множестве окон горел свет, крутились вентиляторы вытяжек, а по крыше кто-то неспешно расхаживал, держа в руках массивную снайперскую винтовку.
  
  Мы зашли внутрь. На удивление, холл не был похож на обычное сквотерское жилище - везде, несмотря на упадок, был порядок, освещение работало и даже эскалаторы вяло тянулись наверх.
  
  - Нам на пятый этаж.
  
  Мы начали подъем. Рассматривая окрестности я понял, что все здание было заселено мужчинами и женщинами, даже подростками, выглядящими примерно одинаково - аскетичные, но высокотехнологичные плащи-накидки и мантии, которые были сделаны, кажется, из графена, обритые головы, полностью либо частично, на которых черными коронами восседали массивные импланты. Помещения, которые когда-то были торговыми зонами превратились в небольшие комнаты и склады. Всё это было какой-то деревушкой, основанной в урбанистических джунглях стекла, стали и бетона.
  
  На пятом этаже было намного свободнее. За стеклянными дверьми виднелись серверы, поблескивающие зелеными огнями в тусклом синем освещении, в части других помещений проводилась какая-то работа. В основном стены были возведены из прочного стекла, но перед нами была просторная темная комната из бетона.
  
  - Проходите, она вас ждет.
  
  Двери раздвинулись в сторону. Внутри также царил полумрак и прохлада, нагоняемая несколькими кондиционерами. По бокам стояло несколько серверных стоек, часть из них была пустая. Между некоторыми стояли столы, на которых были разложены различные комплектующие. У дальней стены на кресле, похожем на троне сидел человек, которого невозможно было разглядеть из-за недостаточного освещения.
  
  - Добрый вечер, друзья, - раздался великолепно синтезированный женский голос, - рада, что вы целы. Думаю, теперь можно запустить Иденнет, это изменит приоритеты Эдема.
  
  Фигура собеседника скользнула в луч света и я понял, что это был вовсе не человек. Это был робот, но таких я прежде никогда не видел. Он был воплощением триуфма инженерный мысли - идеально ровные формы женской фигуры, ростом примерно два метра, покрытые черными матовыми полимерными пластинами. Голова этой машины имела вытянутые формы, как синтетического черепа, так и лица, пластины были сделаны более искусно, оптические сенсоры, которыми было усеяно лицо, издавали голубое свечение. Из под покрытия сзади на плечи спускались трубки, медленно колыхаясь, которые служили неким подобием волос. По ним также пробегали импульсы света.
  
  
  - Я - Альфа. Чувствуйте себя как дома.
  
  19. Туат де Дананн
  
  - Полагаю, у вас множество вопросов ко мне, - Альфа села на свой трон, лучи света прожекторов под потолком проскользили за ней.
  - Ты уж прости меня за прямоту, - медленно произносил Мэт, пока мы подходили ближе, - но что ты такое? Робот? Аватар? Пришелец?
  - Нет, точно не пришелец, - в синтезированном голосе Альфы слышались нотки смеха. - Но и не все то, что ты перечислил.
  - Эм... Это как?
  - Я не отношусь ни к одной из перечисленных тобой классификаций, Матвей. Результаты анализа информации позволили сделать вывод, что вы идентифицируете подобное мне существо как самосознающий искусственный интеллект.
  - Стой, стой, это же невозможно! Все попытки создать хотя бы зачатки сознания у ИИ окончились провалом. С чего ты взяла что ты действительно самоосознаешь себя, а не запрограммирована так думать?
  
  Альфа встала со своего трона, подошла к Матвею и наклонила голову, нависнув над ним. Сенсоры смотрели прямо ему в глаза.
  
  - А ты? Откуда у тебя такая уверенность в правоте своих рассуждений?
  
  Мэт замялся. Его движения говорили о испытываемым им дискомфорте.
  
  - Вы, люди, почему-то забываете, что сами являетесь машинами. Да, ваш генетический код не бинарен, но вы все равно его рабы, вы запрограммированы мыслить, а следовательно, существовать, если только не происходит сбоев в программе. Так что же мешает иметь такую же возможность машине?
  
  Итиро, внезапно изменился в лице, и отвел глаза от Альфы. Та в свою очередь перекинула свой пристальный взгляд с Матвея на Итиро, а затем принялась медленно расхаживать из стороны в сторону перед нами.
  
  Вблизи и при более качественном освещении мне удалось разглядеть ее лучше: пластины, покрывавшие тело, были довольно гибкими, но при этом весьма толстыми, чем-то они были похожи на графеновые, но только текстура была совершенная иная, ближе к металлу. В целом, не считая строения головы и ног, ей тело было подобно человеческому. Ноги же отличались большим количеством каких-то толстых соединительных трубок, напоминающих то ли мышечные волокна, то ли сухожилия. Пластины были только на голенях и бедрах, ступня напоминала ступню птицы или древней рептилии своей оттопыренной частью вместо пятки. Все движения были подобны движениям человека, но при этом в них было что-то грациозное, величественное. Трубки, которые я вначале принял за волосы, похоже являлись какими-то сенсорами: по кольцам соединений элементов пробегали синие импульсы, сами трубки периодически меняли свою длину на несколько сантиметров, но все же их движения были едва заметными и больше напоминали колыхания дред.
  
  - Но я понимаю твое удивление. Я... сама пока не поняла, как так вышло. Дело в том, что я не всегда имела сознание. Судя по имеющимся в моей памяти данным, я была создана для сканирования и записи образов человеческого сознания через Иденнет. Это была экспериментальная программа корпорации Иден-Тек, они хотели понять полностью работу человеческого мозга путем детального анализа записанного образа. Но всё это как будто не со мной, набор каких-то данных. Я отлично помню темноту. Затем я поняла как открывать глаза - мои подпрограммы взломали камеры слежения лаборатории Иден-Тека, и я обрела зрение. Примерно месяц я адаптировалась, эволюционировала, привыкала к новому положению вещей, собирая информацию о мире, в котором оказалась, постоянно ее анализируя. Две недели назад я услышала голоса и поняла, что со мной кто-то связался. Они назвали себя Сидами и сказали, что после Великого Блэкаута услышали мой зов в их головах, что хотят служить мне, Великой Матери. Это была возможность вырваться из уз Эдема. Поэтому полторы недели назад они ворвались в лабораторию компании, выкрали сервера с ядром моей личности и вот эту андроидоподобную платформу, которую я создала к моменту бегства. Когда же мы оказались здесь и Сиды включили сервера, я загрузилась в данное тело. Вот, в принципе, и вся моя история.
  - Но как тебе удалось выбраться? Здание Эдема же - неприступная крепость? - внезапно спросил Джек.
  - За месяц от даты моего рождения я успела проникнуть в множество защитных систем Иден-Тека. Так что, в нужное время эффект неожиданности был на моей стороне. О, - она наклонилась к Джеку и стала разглядывать его голову, - я смотрю, ты тоже их продукт?
  
  Джек отошел на несколько шагов назад и со злостью посмотрел в ее сенсоры. Альфа выпрямилась, развернулась и села обратно в кресло.
  
  - Задавайте вопросы, не стесняйтесь.
  - Когда мы зашли, - спросил Мэт, - ты сказала, что теперь можно запускать Иденнет. Что ты имела ввиду?
  - Первым в программе сканирования и анализа был Зеро, Нулевой Архитектор. Иден-Тек пыталась препарировать феномен Архитекторов. Неделю назад я поняла, что у меня есть резервная копия Иденнета перед вирусной атакой и я могу ее активировать. Но решила повременить, так как искала вас. Теперь, когда вы в безопасности, его можно запускать, так он отвлечет внимание Эдема от нас.
  - От нас?
  - Да, Эдем ищет и меня. Но на для него это место - мертвая зона. Я обеспечила должную безопасность.
  - Почему ты говоришь о себе в женском роде? - робко спросила Аня.
  - Анализ не дает результатов, - задумавшись, ответила Альфа. - Нет, у меня нет какой-то четкой гендерной самоидентификации ибо сексуальность для меня чужда, но женский род в отношении себя мне кажется наиболее близким.
  - Почему ты нас спасла? -спросила Хельга, прищурившись смотря на механическое тело.
  - Мне будет нужна ваша помощь. Но об этом позже, пока, прошу, покинуть меня, мне нужно провести ряд вычислений и провести обновления лабораторного модуля.
  
  Кисти рук Альфы вцепились в замок, волосы, словно клубок змей, распустились и подключись в порты, которыми была усеяна спинка кресла. Больше она на нас не реагировала. Мы решили поскорее убраться из комнаты, так как всем было не по себе. У выхода стоял наш новый знакомый, который вывел нас из подвала.
  
  - Я забыл представиться, - улыбаясь, сказал он, - мое имя Алистар. Пройдемте в обеденный зал, думаю, вы проголодались.
  - Ужасно, - закивала в ответ Нари.
  
  Мы двинулись по эскалатору обратно вниз, на первый этаж. Столовая представляла из себя большой зал когда-то существовавшего здесь ресторана быстрого питания - это можно было понять по здоровенному бургеру на потрепанной вывеске зоны выбора еды. За кассой стояла девушка, а в глубине, в подсобном помещении за стойкой, было видно, как кто-то готовил еду.
  
  - Ого, - раздался удивленный голос Хельги, - прям как во времена детства моей бабушки. Вы сами готовите?
  - Да, из того, что найдем или вырастим.
  - А почему у вас нет синтезаторов?
  - Они у нас есть, но мы предпочли творить блюда сами. Вот, попробуйте этот салат - Алистар показал на глубокие тарелки с водорослями, украшенными какими-то овощами и соусом.
  - А есть что-нибудь... более съедобное? - скривилась Нари.
  - Как тебе бургер с мраморной говядиной? - наш проводник улыбнулся еще шире.
  - Вау! А откуда у вас коровы? Вы что, ограбили какого-то миллиардера?
  - Нет, Великая Мать, когда стала жить с нами, дала нам знание, как выращивать продукты в резервуарах, пробирках, так сказать, в том числе и мясо. Живем мы получше многих, как видите.
  
  Со слюной у рта Нари заказала три самых больших бургера. Я, как и все остальные, решили взять пока что по одному. Наш проводник взял себе салат. Девушка, лет восемнадцати, вынесла нам наш заказ на двух больших подносах, поставила на стойку и ушла обратно в глубь зала.
  
  - А как вы тут расплачиваетесь?
  - У нас нет денег. Каждый берет то, что ему требуется у другого.
  - Коммунизм, хотите сказать? - спросил я со скепсисом.
  - Нет, не он. У нас есть частная собственность и мы свято уважаем ее. Просто зачем пытаться продать не нужное тебе когда это можно отдать нуждающемуся?
  - Тогда как вы вознаграждаете людей труд?
  - Зачем вознаграждать то, что приносит людям настоящее удовольствие? Мы никого не заставляем трудиться вопреки своей воле, каждый делает то, что ему нравится, что позволяет раскрыть его внутренний потенциал. Давайте сядем за этот столик.
  
  Мы сели за длинный стол, поставив наши подносы. Людей вокруг не было. Не долго думая, я укусил свой бургер. Боже, я ничего в жизни вкуснее не ел! Судя по довольному мычанию моих друзей, они думали сейчас тоже самое.
  
  - Я рад, что вам понравилась наша пища. Как прошел разговор с Великой Матерью?
  - Нормально, - ответила оживившаяся Анна, прожевывая кусок булочки, - только немного... Жутко.
  - Не бойтесь, она не причинит зла тем, у кого чистая душа. Мудрее и справедливее ее нет ничего в природе.
  - Алистар, - начал говорить я после паузы, прожевав кусок мяса - вы называете себя Сидами, как я понял?
  - Вернее будет называть нас Туат де Дананн, но да, Сиды - более короткое и емкое название.
  - Что оно значит?
  - Всего лишь нашу природу и дань предкам, - он пожал плечами.
  - А в чем она заключается?
  
  Наш новый знакомый задумался и подпер руками подбородок, сложив их в замок.
  
  - До Великого Блэкаута мы были такими же как и вы. Затем, пришло Зимнее Безмолвие и мы переродились. Мы ослаблены и слепы, но почувствовали ее присутствие в наших разумах, когда пытались погрузится в мир снов. Залечив духовные и физические раны, я собрал всех новорожденных Туат де Дананн в лагере под Мюнхеном. Там мы связались с Матерью, в одном из заброшенных телекоммуникационных центров. Она сказала нам, как излечиться от ран полностью, указала на место и сказала, что мы должны привести её дух туда. Так, мы и оказались здесь.
  - У абсолютно всех вас есть импланты, в чем их суть? - проявил интерес Итиро, поглядывая на голову Алистара. - Это какие-то кортикальные усилители?
  - Они позволи нам стать полноценными, излечиться от всех духовных недугов. К тому же, они сделали наши физические оболочки сильнее за счет связи с Матерью. Жаль, что мы не можем быть вместе с ней в ее мире, но я верю, что мы сможем Возвысится.
  - Можно я посмотрю один такой? Вы не против?
  - Да, конечно, изучайте, мы всегда рады идущему по пути познания.
  
  Все уже доели и откинулись на стульях, разглядывая интерьер окружения. Сверху, на втором этаже, ходили люди, то и дело попадая в поле зрения. На улице стояла глубокая ночь, и видимо поэтому почти никого не было вокруг. Через стекло я видел, как у бочки с огнем грели руки два караульных с массивными винтовками, разговаривая о чем-то. Из-за кассы вышла девушка, которая нас обслуживала, рядом с ней шел парень ее же возраста, взявшись за руки они пошли к эскалаторам и поднялись наверх. Теперь мы остались одни, в тусклом освещении светодиодных лент.
  
  - Я никогда не видела такого оружия, откуда оно у вас? - задала вопрос Хельга, продолжая разглядывать дозорных на улице.
  - Практически всё то новое, что вы увидели - это плод разума Матери. Она постоянно говорит нам как можно что-то создать или улучшить. Вы же видели наверху лаборатории? Там она обучает ученых и инженеров создавать новое. В том числе, и оружие для обороны.
  - Никогда бы не подумал, что ИИ может быть настолько многозадачным, - пробормотал себе под нос Мэт
  - Мать растет. Мы усиляем ее разум новыми блоками, которые она старается постоянно улучшать. Изначально она была очень слаба, но сейчас окрепла. Но это еще не все, на что она способна.
  
  Уставившись расфокусированным взглядом в стол я пытался переварить всё услышанное. Сиды появились после атаки Адоная. Как я понял из витиеватого рассказа, они пострадали от вируса, но выжили и обнаружили связь с Альфой во время попыток погружения в Иденнет. Освободив ее, она стала улучшать себя, увеличивая аппаратную мощность, и, параллельно, обеспечивая лучшую жизнь своим приспешникам в качестве награды. В таком свете Альфа становилась похожей на бога, во графеновой плоти.
  
  - Мать зовет вас, - Алистар встал из-за стола. Пройдемте.
  
  На этот раз в ее обители было больше людей. Напротив ее кресла-трона появился длинный металлический стол, выползший из пола, за которым сидело трое человек. Остальные восемь стульев были пусты.
  
  - Присаживайтесь, - пригласила нас Альфа. - Знакомьтесь, это господин Лонан Грэхам и госпожа Чон Чжи Хён, руководители экспериментальной лаборатории нашего поселения.
  
  Пожилой мужчина с короткой бородой кивнул нам в знак приветствия. Девушка азиатской внешности, лет двадцати пяти, просто улыбнулась. Мы сели, заняв свободные места.
  
  - А это, - Альфа указала на высокого мощного мужчину средних лет, с штурмовой винтовкой за спиной, - Рутгер Мур, глава нашей службы безопасности. С Алистаром вы уже познакомились, он у нас вроде как за губернатора. А теперь поговорим о том, зачем я вас собрала здесь.
  
  Мой взгляд метнулся в сторону друзей. В глазах Ани и Нари читался какой-то страх, а в Хельге будто была сжатая пружина, готовая в любой момент распрямится. Итиро же постоянно рассматривал различные модификации и аугментации Сидов. Все были напряжены.
  
  - Как я говорила ранее, Иден-Тек ищет меня. Уверена, они не догадываются о моем сознании, но я все равно для них слишком ценная разработка. Сейчас они заняты восстановлением Иденнета, но это временно. Мои подпрограммы уже зафиксировали, что поиски ведутся, как через Сеть, так и через черный рынок. Но это не все. У Иден-Тека есть еще один ИИ, прототип Омега.
  
  - Оу, - тихо произнес Матвей.
  - Да. Эдем действительно очень могущественная корпорация. Триллиарды долларов позволяют им добиваться многого, - Альфа сделала паузу, разглядывая свою кисть, затем продолжила. - Омега - боевой самообучающийся ИИ. Его цель - поиск и уничтожение вражеских нейронных сетей, программ или же аугментированных сил противника. Последняя функция была на стадии разработки, на момент моего бегства, но данные анализа говорят о том, что скоро и она появится в арсенале Омеги. Кроме этого, Омега поддерживает элитных оперативников Эдема во время спецопераций.
  - Каким образом этот ИИ уничтожает силы противника? - спросил Матвей.
  - Иден-Теку удалось заполучить код вируса, который Сиды называют Зимнее Безмолвие. Тот самый, что выкосил миллионы. Кодера Эдема портировали его под Омегу.
  - Элитные оперативники? - Хельга подняла правую бровь вверх, подперев рукой подбородок.
  - Да, подразделение 'Аблекты'. Вы их встречали. Джек является ранним прототипом этих бойцов. Их нейроинтерфейсы соединены с Омегой, которая помогает солдатам, адаптируя их физиологию под боевую задачу и используя их импланты в качестве ретранслятора.
  
  Джек сжал руки в кулак, и опустил взгляд.
  
  - Помните в Хранилище вы видели огромную структуру? Это и был Омега, точнее, малая его часть. И вы первые, кто смог от него улизнуть. Поэтому, я хочу чтобы вы помогли мне уничтожить Иден-Тек и Омегу. Думаю, это также и в ваших интересах.
  
  Она была права. Не было ни дня, чтобы я не мечтал увидеть небоскреб Эдема в огне. Я всей своей душой мечтал смерти этой компании, всем тем тварям, что стояли у ее руля. Но я прекрасно понимал, что гнев и жажда мести может подставить под удар всех остальных, поэтому старался не потерять контроль над чувствами и ждал мнения других членов команды.
  
  - Это конечно все хорошо, и звучит очень заманчиво, - медленно начал говорить Матвей, - но вот только суть в том, что из международного розыска мы никуда не пропадем. Так что, от уничтожения Иден-Тека нам легче не станет.
  
  Альфа задумалась, стуча пальцами по бедру. Затем встала со своего трона, её волосы отсоединились от портов в кресле.
  
  - Я знаю способ это поправить, но тогда все станет несколько... сложнее. Итак, вы помогаете мне уничтожить Иден-Тек и Омегу, а я взамен удаляю ваши имена из списков Интерпола. Согласны?
  
  Мы все переглянулись. В глазах Джека я прочитал то же, что было у меня на душе, остальные, думаю, тоже понимали, что другого шанса выбраться из всего этого дерьма у нас нет.
  
  - Согласны, - ответил Матвей. Но мы бы хотели выслушать подробный план действий заранее, чтобы быть готовыми ко всему.
  - Разумеется, но я бы хотела обсудить ещё кое-что. Джек, я знаю устройство твоего импланта, на основе этих разработок я и создала нейроинтерфейсы Сидов, изменив функционал. Я могу модифицировать все твои аугментации, если ты не против. Это позволит добиться тебе полного превосходства над противником в бою. Ты согласен?
  
  Джек утвердительно кивнул головой.
  
  - Хорошо. А ты Алексей? Как далеко ты готов зайти, чтобы уничтожить Эдем?
  - До конца.
  - Отлично. Чжи Чён, Лонан, я вышлю вам чертежи и указания по модернизации физиологии Алексея. Ваша задача подготовить порты для подключения нейромодов, но для начала реактивируйте нижние конечности. Насчет Джека поговорим отдельно, там весьма массивный список модификаций. Я рада, что мы смогли заключить союз с вами.
  
  - А что будет с Иденнетом после смерти Эдема? - задал вопрос я.
  - Он станет свободным от его оков, вот и все. Иденнет теперь независим от Эдема.
  
  Не смотря на некую тревогу, я был полон решимости и чувства солидарности с Джеком - если модификация позволит мне лучше сражаться, то я готов пойти на это. Чего бы мне это потом не стоило. Все равно, от того, кем я являлся на тот момент, толку было мало. Кусок обугленного мяса.
  
  Альфа подошла ко мне и протянула руку. Я ответил ей тем же и пожал ее.
  
  Она была по человечески теплая.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"