Seiann: другие произведения.

Королевство Сэйанн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вещь не просто старая,а первая. Писалась в нежном возрасте 18-ти лет (начинала писаться) - так что сорри за качество. Этнографический документ, можно сказать. И "Мэри Сью". Такое Мэри, такое Сью, что просто уши вянут. 8-))


   Seiann Allfarran
  
   Когда я войду в долину смертной тени...
  
   Глава 1
  
   "Глаза раскрывались с трудом, но все-таки раскрывались. Очень стараясь
   разлепить веки, я попыталась осмыслить ситуацию. Ничего не получилось.
   Страшно не было, и любопытно тоже - пока. Голова болела так, что это
   приводило в удивление. Но не надо на этом зацикливаться...
  
   - Нужно поднять одну руку... потом вторую. Так, а это что такое? Кончики
   пальцев нащупали что-то холодное и бархатистое, оно, трепеща и изменяясь,
   плыло и шевелилось под рукой.
  
   - Ты, гад! Свою жизнь я дешево не продам! Сжать пальцы... Сильнее... Ой!"
  
   - Хорошо, что рядом никого нет.- Такова была первая, знаменательная мысль
   Сэйан в потустороннем мире. Значительность момента она, прямо сказать, не
   передавала. И если кто-то там был, эта личность увидела бы странную картину:
   обнаженная лохматая девчонка с остекленевшими глазами изо всех сил сжимает
   собственную шею.
  
   "Хохотала я долго, но истерика подействовала благотворно - в голове
   прояснилось и онемение почти прошло, но я по-прежнему не понимала ситуации. И
   не хотела - во всяком случае, незамедлительно. Но пришлось, пить хотелось с
   нездешней силой, так как было душновато. (Неужели в потустороннем мире не
   додумались до кондиционеров!)
  
   - Уже критикуешь, а еще правый глаз не успела открыть, займись-ка сначала
   этим - мелькнула мысль, тут же отброшенная как неуместная и принижающая
   боевой дух.
  
   С трудом поднявшись на ноги, я огляделась. Окружение не вдохновляло: я
   находилась в практически пустой металлической коробке 2\2 метра. Напротив
   висело потрясающих размеров зеркало, выглядевшее абсолютно лишним, в углу
   валялись какие-то тряпки и канистра с чем-то, убойно воняющем ландышем и
   валерьянкой.
  
   - Да, - подумала я, - тут все что нужно для счастья женщине и кошке - куча
   тряпок, масштабное зеркало и духи в неограниченном количестве. Но все же
   страна Фантазий представлялась мне слегка иначе... Стоп. а где дверь? Двери
   не было.я решила подождать, но двери не было все равно.
  
   - Надо что-то делать - встрял внутренний голос. - Ищи выход, нельзя же
   вечность (буквально) здесь торчать! Где твое пресловутое упрямство? Вперед!
  
   - Куда вперед? - поинтересовалась я. - Идти на штурм стальной стенки...
   Извини, не вдохновляет. А их здесь четыре.
  
   Внутренний голос тяжело вздохнул, но промолчал.
  
   - Рассуждая здраво, если я попала в мою страну Стертых Границ, магов,
   заклинаний, магических обрядов и прочего.... Конечно! Зеркало! Голос
   обеспокоился.
  
   - Только не бей муниципальную собственность!
  
   - Что хочу, то и делаю, это моя страна. Кажется... Но бить ничего не буду,
   естественно. Все уважающие себя маги проходят сквозь зеркало. Вот так..."
  
   Глава 2.
  
   "В официальных "Хрониках царствования Сэйан" излагается, что я вступила в
   новый мир гордо и с достоинством. Но сейчас я вам всю правду расскажу и
   увязывайте это с официальной весией как хотите - помогать не буду...
  
   Я въехала носом во что-то, весьма напоминающее муравейник. (Для особо
   любопытных - это муравейник и был.) Отфыркиваясь и ругаясь малоподходящими
   для Леди словами, кое-как встала на ноги. Протерев физиономию одним из
   описанных ниже шарфиков, в последний момент прихваченных с собой, смогла
   оглядеться вокруг."
  
   ... Склон горы, постепенно понижаясь, изгибался исполинской спиралью,
   которая, широким языком вливаясь в долину, теряла свой каменно-зеленый
   колорит, растворяясь в тумане. Камни блестели от тонкой пленки воды -
   текущей, испаряющейся, бегущей тысячами ручейков, речек, водопадов...В
   воздухе стоял шепот, звон, присвистывание - казалось, кто-то стоит за спиной,
   но это только вода вела свой изысканный разговор. Вокруг был разлит
   фиалково-сиреневый колорит поздней горной весны, подснежники заполонили
   землю. Их шуршащий полог покрывал упавшие деревья, мочил корни в ручьях,
   свисал с ветвей, растворялся в тумане, блестя во множестве крохотных радуг
   гаммой новогодней елки... Вдаль бесконечно стремились острые осколочные
   вершины скал, причесанные по ложбинам редкими, высокими соснами, то
   поодиночке, то группками разбросанными среди огромных - с невысокий дом -
   замшелых валунов. Диковатая красота пейзажа впечатляла.
  
   А на одном из таких валунов восседала на фоне ярко освещенного солнцем
   мелового склона смеющаяся рыжая девушка, с глазами огромными как блюдца и
   восхищенно-глуповатым выражением лица....
  
   Сэйан удовлетворенно вздохнула.
  
   - Пожалуй, я все-таки туда попала...
  
   Усевшись на ближайший валун, я приготовилась наслаждаться горными видами и
   свежайшим воздухом, который, кстати, имеет поганое свойство будить зверский
   аппетит...
  
   - Для полной иддилии не хватает только ручных оленей, голубей... Населения и
   собак.
  
   - А я кто? - поинтересовался откуда-то сверху ехидный голос.
  
   Я медленно подняла голову.
  
   Уместившись в развилке не атрибутированного ботаниками растения, сидело
   нечто, похожее одновременно на оленя, голубя, собаку и население. Тип сидел и
   хамски помахивал ногой, обутой во что-то, напоминающее мокасин на высоком
   каблуке, перед самым моим носом. Немедленно рассердившись (уж больно Тип не
   соответствовал окружающему мирному ландшафту) я продемонстрировала этому хаму
   По-настоящему Вредный Характер - дернутый за ногу, Тип с возмущенным писком и
   чириканьем слетел на землю. Прямо в посещаемый мной не так давно муравейник.
  
   - Мягкой посадки! - воскликнула я злорадно. После приступа глумливого хохота,
   почувствовав потребность извиниться, так как меры необходимой самообороны
   явно были превышены, я поинтересовалась довольно миролюбиво:
  
   - Сэр! Сэр, послушайте! Давайти поговорим спокойно! Но тип меня не слышал. Он
   орал.
  
   - Тьфу! Тьфу-тьфу!!! Ваше Величество, дрянь невоспитанная, ты меня уронила!
   О-о-о!!! Мой камзол! Совсем новый камзол, сшитый по заказу из самолучших
   осенних листьев, самой дорогой паутиной у самых занудливых и вредных фей,
   которых только смог отыскать! Он стоит целое состояние! Нет... Два! Три!!
   Четыре состояния!!! И скажите пожалуйста, благодаря дерзкой и неприлично
   выглядящей девчонке я его порвал! Изгваздал! Испортил! Ваше величество мне за
   это ответит, не будь я кобольд Фиангуаррика - самый высокопоставленный
   кобольд из гнезда Арти - старейшего гнезда клана Белы - самого древнего и
   достойного клана острова Кориан! Я! Я!! Я!!!... Тут высокочтимый кобольд
   Фиангуаррика из достопочтенного гнезда Арти старейшего клана Белы задохнулся,
   затих и икнул. Сэйан, окончательно умиротворенная донельзя насыщенными
   полезной этнографической информацией ругательствами, подхватила Досточтимого
   Фиангуаррику за шкирку и сунула его под ледяные струи ближайшего водопада.
   (Кстати, водопад оказался из минеральной воды и кроме полезного
   успокаивающего действия на разъяренных кобольдов, обладал еще тем
   немаловажным достоинством, что божественно искрил на солнце.) Икание стихло,
   затем раздалось фырканье и уже привычные претензии:
  
   - Могла бы и поинтересоваться, люблю ли я воду! Я ее конечно люблю, но это
   вопрос принципа! Каждый мало-мальски себя уважающий кобольд превыше всего
   ставит принцип!
  
   Тут он заикнулся, вздохнул и почти миролюбиво проинформировал:
  
   - Я оскорблен. До глубины души и в лучших чувствах.
  
   - Извини, так получилось. Но я не хотела тебя обидеть. Кобольд насупился.
  
   - Ладно, прощаю. На королев не обижаются - так записано в "Хрониках острова
   Кориан" - а для меня этот свиток - безусловный авторитет... Сэйан прервала
   лирические воспоминания собеседника.
  
   - Давай, к делу перейдем, - попросила она, нисколько не сомневаясь, что эта
   личность здесь находится в качестве проводника и представителя... -
   кого?Фиангуаррика из гнезда Арти приосанился и жестом благородного фокусника
   извлек длинный, заполненный рунами свиток пергамента повышенно
   бюрократического вида. С чувством полной покорности судьбе Сэйан поудобнее
   устроилась во мху, приготовившись слушать. Кобольд надел очки и , выдержав
   подобающую паузу, начал:
  
   - "Словеса сии предназаначены к тому, чтобы склонить Ваш слух,
   наиблагороднейшая Леди, к нижесказанному... Королевство сие, прозываемое
   Кориан, ныне возрадовалось паче чаяния! Ибо обрели мы достойную нас
   правительницу. Да приветствует ее всякая тварь земная, небесная, подземная, а
   также места жительства неопределенного! И да всякий маг, человек, феи тьмы и
   феи света, гоблины и кобольды в лесах хвойных и лиственных, големы из почв
   подзолистых, черноземных и сероземных, единороги морские, речные и земные,
   драконы всех мастей и рангов а также иные прочие! Настала пора вспомнить,
   кому обязаны существованием. Радуйтесь! Или не радуйтесь - как угодно!..."
  
   - Оно что, все в таком стиле? - Поинтересовалась Сэйан, у которой затек
   локоть, разболелись ссадины на коленках, а голова, протестуя против усвоения
   новой порции этнографических сведений, подавала недвусмысленные сигналы о
   наступлении вскорости мигрени.
  
   - А что вам не нравится? - обиделся Фиангуаррика. - Самый писк! В столичном
   Университете три месяца все деканы хором сочиняли. Их за это Архимаг в
   академики изящной словесности изволил пожаловать...
  
   Сэй прервала:
  
   - Скажи пожалуйста, достопочтенный, ты - умный? Достопочтенный ошалел, но
   честно задумался.
  
   - Не знаю... До сих пор на свой ум не жаловался.
  
   - Тогда напряги извилины и изложи, пожалуйста, вкратце, что же эти академики
   имеют в виду.
  
   Кобольд засмущался.
  
   - Извилин у меня нет. И мозгов тоже. В анатомии кобольдов они не
   предусмотрены...
  
   Сэйан притворно удивилась.
  
   - А что же у тебя есть, почтенный? Кобольд приосанился.
  
   - Нервная система! Разветвленная и обширная. Мы, из клана Арти по праву
   гордимся чрезвычайно чувствительной нервной системой.
  
   - Это я уже заметила... Но пусть этот небольшая недостача тебя не
   останавливает.
  
   - Ну... Кхмм... Если кратко, то Леди является королевой этой страны и я
   должен, с усердием и сердечной радостью препроводить вас в вашу столицу
   -город Кориан. Там вы, если вам будет угодно, дадите аудиенцию Архимагу
   Ассолею, о чем он настойчиво просил вас уведомить.
  
   Также в этом документе рекомендуют меня, - кобольд запнулся, - как...
  
   - Что же там сказано о тебе, достопочтенный? Фиангуаррика рассердился.
  
   - А то сказано. Ваше Величество, что вы должны всемерно меня слушаться, если
   не хотите неприятностей на свою буйную голову! Я имею честь носить титул
   Главного советника по внешней политике, геральдике и этикету.
  
   - Да ну! Вот так номер. Это если вежливый по долгу службы министр ругается с
   вышестоящим лицом при исполнении служебных обязанностей... Фиангуаррика
   помрачнел.
  
   - В мои служебные обязанности не входит сидение в муравейнике, принудительное
   купание в водопаде с минералкой и испорченный камзол! Так что осмеливаюсь,
   учитывая все сопутствующие обстоятельства, просить прощения у Леди. Мы,
   кобольды, от природы вспыльчивы и эмоциональны. Сэйан рассмеялась.
  
   - Сочувствую, бедняга. Борьба с грешной природой тяжела...А ты еще должен
   быть вежлив в кубе - отдельно за политика, отдельно за герольда, отдельно за
   этикетника... Может тебя пристрелить, чтоб не мучался...
  
   - Моя королева, вы первая , кто понимает и сочувствует проблемам кобольда на
   госпредприятии! - Воскликнул Фиангуаррика с пафосом. -Пожалуй, вы можете
   называть меня Фиангом. Собственно, меня все так зовут.
  
   - Конечно, с удовольствием. А кто эти все?
  
   - Ну, Архимаг Ассолей - когда он в хорошем настроении, эльф Финриль
   -дворецкий, Ианг и Ионг - придворные дамы и дракон - стражник и поставщик
   Двора Трембьен... И иные прочие.
  
   - Интересно, что может поставлять Двору дракон? - поинтересовалась Сэйан.
  
   - Как что! В период весенне-осенней линьки - кожу и чешую для кольчуг,
   щитов... Иглы для стрел и копий, яды...И еще он разводит салат и морковку
   -такое вот нетипичное хобби. Их он тоже поставляет. И Архимаг изволил
   заметить, что салат - это самое полезное, что мы имеем с Трембьена, если,
   конечно, не считать морковки...
  
   Тут Фианг внезапно запрыгал, как мячик.
  
   - А что мы здесь сидим?! Давно пора быть в пути, ведь до Звезды-из-Долин путь
   неблизкий...
  
   "Звезда-из-Долин... Красивое название. - И, смею заметить, красивое место."
   Фианг мечтательно закатил глаза и запел мурлыкающим речитативом:
  
   ... Место, где семь горных долин сливаются воедино и там, на раскинувшихся по
   склонам гор террасах, увитых виноградом, плющом, канадским кленом, стоит
   город Териан... Это прекраснейший из городов....Там вечно слышен шум от реки
   Эррены, которая огромным подковообразным водопадом стремится в океан... А под
   ним - под водопадом - находится Хрустальный город морских эльфов... И вы
   услышите, ваше Величество, как в полнолуние на Эррене поют эльфы, приветствуя
   восход! Кто не слышал этого - тот вообще ничего не слышал. Я всего-навсего
   кобольд, и слуха у меня меньше, чем у пня, хоть конечно, больше, чем у
   гоблина - но я всегда получаю истинное наслаждение от их концертов... А какие
   там женщины... Как красиво льется вода на радужную чешую их платьев, как
   огромны их зеленые глаза!... Вы, Ваше Величество, им в подметки не годитесь,
   не в обиду будет сказано.
  
   - Неофициальные отношения с должностными лицами имеют свои минусы, -
   улыбнулась Сэйан. - А восхитившую тебя радужную чешую им Трембьен поставляет
   по сниженным ценам. Но вы напомнили мне кое о чем...
  
   И девушка быстро побежала к водопаду.
  
   - Скоро вернусь! - прокричала она, обернувшись. Прошло полчаса.
  
   - Ну как, теперь во мне прослеживается сходство с морскими эльфами?
   Поинтересовалась Сэйан, гордо вскинув точеный подбородок. Кобольд хихикнул.
  
   - Еще бы... Теперь Ваше Величество тоже мокрая. Точь-в-точь эльф.
  
   Сэй расхохоталась.
  
   - Злюка..." протянула она. - Но постой, как же мне быть с одеждой?
   Ответстсвенный за этикет удивился.
  
   - Разве ты не взяла Платы сил из камеры Обскура?
  
   - Ты что, имеешь в виду эти шарфики?
  
   - Силы, дайте мне терпения! - заорал кобольд. Эти "Шарфики" как ты их
   называешь, по желанию королевы могут превращаться в любые изделия из
   текстиля! Абсолютно в любые!
  
   - А что для этого надо сделать?
  
   -Пейкелать... Вообразить... Овеществить...
  
   Сэйан закрыла глаза и через секунду держала в руках длинное зеленое платье,
   ткань которого по цвету и фактуре напоминала густой мох, освещенный солнцем,
   чем и являлась в действительности.
  
   И тут, держа это произцеденее искусства на полусогнутых, кандидатка в
   королевы внезапно осознала, что единственная ее одежда на данный момент
   -волосы, дьявольски густые и длинные, но все равно их категорически не
   хватало, особенно в районе бюста. Она страшно смутилась: кобольд, хоть и
   ростом ей по пояс, был при бороде и при остальном прочем тоже....
  
   Сэйан покраснела.
  
   - Отвернись, я переоденусь, - заикаясь, проговорила она.
  
   Фианг хихикнул, испытывая прямо-таки садистское удовольствие.
  
   - Пока Ваше Величество изволили заметить, что выглядите... хм..".
   нестандартно... много воды утекло с этого места... Сэйан решила применить
   королевские полномочия:
  
   - Отвернись! Я приказываю! - панически заорала она.
  
   - Сама отвернись!
  
   - Нет ты!
  
   - Нет ты!
  
   - Да я никогда в таких ситуациях не отворачиваюсь!
  
   - А сейчас отвернешься, или в глаз получишь!
  
   Угроза подействовала - с громкими воплями "Братие, пинают!" кобольд поспешил
   скрыться за валунами, откуда моментально посыпался град сердитых и
   язвительных замечаний. "Переодеться... Волосы прибрать. Интересно, здесь есть
   какая-нибудь ветка, которую можно преобразовать в тушь для ресниц? И вообще,
   как в на-фантазированном королевстве с косметикой... Да, что-то я
   легкомысленна не по ситуации. Да ладно, скажем себе, что такое поведение -
   реакция на стресс и сбросим этот груз со своей совести. Вот и готово..."
  
   - Фианг! Молчание. - Фианг! Ответа нет. - Фианг, если ты не проявишься, я
   пойду одна, меня может быть, укусит змея и в предсмертной исповеди я отмечу,
   что если бы не достопочтенный кобольд Фиангуаррика из гнезда Арти,
   клана... то я была бы жива. - Ну что ты так разоралась? - осведомился
   немедленно проявившийся кобольд. - На минутку уже нельзя отлучиться! А змей
   на Кориан не водится и никогда не водилось - в проекте не предусмотрено.
   Впрочем, сейчас вижу одну змеюку прямо перед собой...
  
   - Извини-извини! Не поняла, что тебе вдруг приспичило. Но мы с места-то
   сдвинемся, или так и будем препираться тут до вечера?
  
   Кобольд надулся и, бросив Сэйан "Следуйте за мной!" начал спускаться вниз, в
   долину, несолидно перескакивая с валуна на валун и отмахиваясь от
   подозрительно радужной и крупной мошкары, наверняка фейного происхождения.
   Сэйан, подобрав платье, двинулась следом (тоже вприпрыжку, но у нее это
   получалось куда изящнее.)
  
   гл. 4
  
   До Териан они добрались практически без приключений, если не считать таковыми
   ссадины, ушибы, порезы и неоднократное плтоханье носом в грязь. Но поскольку
   на недостачу воды по дороге жаловаться не приходилось, к Стеклянным воротам
   Териан они подошли в относительно приличном виде. В относительно.Уже
   стемнело, ворота были заперты. Стояла подозрительная тишина, золотая
   инкрустация на створах поблескивала таинственно.
  
   - Скажи, Фианг - поинтересовалась Сэйан, - у вас принято давно и с таким
   нетерпением ожидаемую королеву, босую и уставшую, заставлять ждать под
   дверью? Хорошо, я не претендую на встречу с фанфарами и знаменами, цветами и
   криками "Да здравствует!" Но очень бы хотелось услышать хоть какие-нибудь
   звуки - если не музыку и приветственные клики, то хотя бы ругань и треск
   костяшек домино из караулки.... Так ведь совсем тихо, как будто бдительные
   стражи упились в стельку по поводу моего приезда и спят сном праведников.
   Непорядок.
  
   Фиангуаррика стукнул себя по лбу.
  
   - Я идиот!
  
   - Не останавливайся на малосущественных и очевидных подробностях - вставила
   Сэйан ехидно. Пропустив очередную шпильку мимо ушей (что означало - почтенный
   придворный выбит из колеи весьма основательно) кобольд продолжал причитать:
  
   - Я осел! Понимаешь, у остальных ворот стоит человеческая стража. А здесь не
   так давно обосновался Трембьен...
  
   - Что-то не слышно верного стража - вздохнула королева. Кобольд потупился.
  
   - Так он только делает вид, что сторожит. А на самом деле - дрыхнет. Говорит,
   что мол, во дворце даже эльфы - служанки, а они-то уж истерички известные,
   его не боятся, а их младшее поколение обожает дергать его за хвост и достало
   просьбами типа: "Дядя Трембьен, устрой фейерверк!" Спать не дают. А он
   старик, почтенный возраст, и к тому же страдает люмбаго. Вот он сюда и
   пришел, говорит, поспокойней - здешний народ дракона не чаще раза в неделю
   видит и еще немного опасается. Вот он и пользуется отпуском, пока в стране
   разброд и шатание, и во дворце нет коронованной особы, которой он постоянно
   нужен для различных мелких поездок и инспекций - в качестве верховой лошади,
   тягловой силы или карманного огнемета...
  
   - А как же охрана? Ведь ворота кто-то должен охранять от разных опасностей? -
   спросила наивная.- До тех пор, пока ты не появилась, никаких опасностей и в
   помине не было, жили мирно. А теперь даже не знаю.
  
   Фианг мог рассказывать о старике - рептилии еще долго, так как по-видимому.
   Трембьену симпатизировал. Но вскоре их светская беседа была прервана
   малоприятным образом: из-за крепостного вала полетела белая стрела, по пути
   сорвала прядь волос с виска неприкасаемой особы и вонзилась в землю, шипя,
   дергаясь и ругаясь на своем стрелочьем языке. Высокий, на грани слышимости
   визг взорвал блаженную тишину ночной городской окраины, разбудив даже
   дракона, который, ничего со сна не соображая, взлетел на крепостной вал как
   петух на забор и так размахался крыльями что нечаянно столкнул вниз маленькую
   зелено-коричневую фигурку незадачливого стрелка.
  
   В городе начался содом. В течении пятнадцати минут все приворотные террасы
   города были оповещены о приезде королевы и масштабы суматохи удовлетворили
   самые снобистские королевские запросы, но Сэйан, трезвым оком
   проинспектировав свою одежку, поняла, что лучше пока не привлекать народного
   внимания. К тому же ей было не до этого - как раз сейчас она решила выяснить,
   почему эльф Финриль, дворецкий королевского замка, решил подстрелить свою
   госпожу. Ничего не получалось: эльф находился в невменяемом состоянии,
   размышляя о фатальном невезении, настигавшем его неоднократно... Ведь именно
   сегодня Нелегкая вынесла его из дома подышать свежим воздухом на крепостном
   валу, по ее, Нелегкой, вине он обратил внимание на две подозрительно
   шепчущиеся фигуры у Стеклянных ворот и проявил служебное рвение, пытаясь
   подстрелить собственную королеву, да ладно подстрелить - еще и промахнуться!
   Промахнуться! Большего позора он, при всем желании, представить себе не мог.
   Теперь весь город будет над ним хихикать! А Финриль, как всякий, уважающий
   прежде всего себя эльф, терпеть не мог, когда над ним смеются, сам чувства
   юмора не имел и чужих шуток не понимал. Очень правильный был эльф, всю свою
   бесконечную жизнь он занимался самосовершенствованием, но ему всегда фатально
   в этом плане не везло. В результате он представлял собой типичного ходока по
   дороге, вымощенной благими намерениями, которая известно куда ведет... Но
   довольно пока о Финриле.
  
   Представляться королеве в плаще, вымазанном землей и известкой и
   расцарапанной физиономией было тяжелым испытанием для дворецкого. Но судьба
   его хранила дважды - Сэйан не могла в полной мере из-за темноты оценить всю
   непрезентабельность его вида, да и он не был шокирован видом
   высокопоставленной особы - босой и в разорванном платье. Сама признавая, что
   для репрезентативного портрета в данный момент не подходит, она, потянув
   Фианга за руку, внедрилась в дезориентированные народные массы и незамеченной
   вошла в город, оставив за спиной население, тщетно выясняющее, где же
   королева.
  
   Сэйан мало что запомнила из ночной прогулки по спящему Тириан. Смутно
   представлялось, что они поднимаются и поднимаются по бесконечным лестницам -
   то почти горизонтальным, то отвесным, то извивающимся прихотливой наклонной
   спиралью... проходили по открытым площадям, где под сапогами ее спутников
   звенела брусчатка, погружались в свежесть и тишину улиц, где иногда за
   густыми виноградными зарослями мелькали огоньки, слышался стук чашек - люди
   ужинали, пели, сидели у костров, разведенных под оградой, тихо бренчала
   струна...
  
   Ничто не оставляет такое впечатление одиночества и оторванности, как огни
   вдалеке, на горизонте, мигающие, разговаривающие своеобразной азбукой Морзе
   большого города - он остался далека внизу, в уютном, замкнутом кольце холмов
   а ты, замок королей - одинок и стоек в своем одиночестве и компания твоя -
   только небо, только океан, только камни и высохший ковыль...
  
   Сэйан сделала три шага - с каждым город проваливался все глубже вниз, пока не
   осталось только мерцания, отражающегося в окнах дворца. Из середины
   каменистого обрыва вырывалась подкова водопада Эррены и шум от падения
   великой реки заглушал вечный рокот океанского прибоя... А рядом рвалась вверх
   молчаливая вязь готических башен, башенок, колоннад, перекрытий, аркад -
   причудливое смешение времен и стилей древнего замка королей Кориан.
  
   Девушка стояла, несколько оробев от колоссальности всего окружающего, но
   восхищенная своеобразной аурой этого места. Шум водопада, отблеск города,
   соленый ветер океана, терпкий запах камней и их тепло, излучаемое в
   прохладный вечер... Внезапно Сэйан почувствовала, что она абсолютно,
   трансцедентально счастлива. Она еще подумала, что так, наверное, чувствовали
   себя британские рыцари, увидев сияние замка Грааля на горизонте...
  
   - Пусть свет и ветер играют моими волосами - произнесла она нараспев, как
   заклинанание, - пусть руки мои чувствуют эту воду, а ноги - эту землю... И
   пусть так будет-вечно... Вечно.
  
   * * *
  
   Кто-то осторожно тронул ее за руку. Обернувшись, Сэйан увидела волевое,
   строгое лицо сановного старика, освещенное чуть заметной ласковой усмешкой,
   старательно спрятанной в длинных белых усах. Он держал в руках обыкновенный
   фонарик, освещая тропу. Ночь сразу уменьшилась в масштабах, стала уютной,
   домашней, своей. Где-то застрекотал кузнечик, потом еще один и еще.
  
   - Вы, Ваше Величество, все внимательно осмотрите завтра, - у него оказался
   густой и уверенный, очень молодой голос. - А сейчас позвольте рекомендовать
   Вам принять ванну и лечь в постель, а не то завтра вы будете
   нетранспортабельны.
  
   Его голос обладал странным свойством прогонять напряжение и комплексы,
   усыплял... иногда гипнотизировал. На Сэйан сразу навалились усталость и боль,
   захотелось немедленно спать. Она пыталась протестовать, говоря, что после
   дня, полного впечатлений, вряд ли заснет - но протесты шли от укоренившегося
   в ней на генном уровне стремления делать не то, что хотят от нее, а совсем
   наоборот. Старикан, не обращая внимания на вялые протесты королевы, взял ее
   под руку и повел в дом. Эльф и кобольд вошли за ними. Дверь бесшумно
   закрылась, бронзовые статуи стражников, ожив на мгновение, скрестили
   алебарды, преградив вход, и снова застыли.
  
   Вернулась тишина: только тихо пели невозмутимые морские эльфы, готовясь к
   восходу Луны да нахальные кузнечики выводили наперекор величественному мотиву
   свою простенькую песенку...
  
   Глава 3
  
   - Красивая девочка...
  
   - С очевидностью не поспоришь. Но красоты мало для того, что ей предстоит.
   Что-то дальше будет, а Ионг?
  
   - Ты меня спрашиваешь... Не знаю. Но одно могу сказать - первый тест она
   выдержала. Характерец ничего, крепкий. Финриля уже разозлить умудрилась... Ты
   видела, какие он за ужином рожи корчил?
  
   - Аж посинел весь, бедняга, так голубая кровь взыграла. А Ассолей смеялся!
  
   - Не ври, пожалуйста, так грубо.
  
   - Да-да-да! Мне сам со злости выболтал, не сдержался. "Мало того" -говорит, -
   "что такую малоопытную королеву обрели на свою голову, так она еще и надо мной,
   эльфом - смеется! И Ассолей смеется! Все смеются... Отродясь такого унижения не
   испытывал..."
  
   Так тоненьким голоском передразнивала дворецкого молоденькая служанка, причем
   финрилевская манера разговора получалась у нее так артистически, что было видно
   - не впервой.
  
   - Ионг, а почему он думает, что Ассолей непременно - над ним? - поинтересовался
   второй голос.
  
   - Ха-ха-ха!!! Негромкий, но такой звонкий, как будто разбили хрусталь смех.
   - А над кем же еще? У тебя есть другая кандидатура? Разве только Налья, но
   Архимаг никогда не смеется над убогими. Так что только он мог довести
   сдержанного, холодного, высокомерного, титулованного и так далее... в общем,
   нашего Верховного Главнокомандующего до истерики...
  
   - Неправда! - обиделась вторая. - Архимаг просто хранит престиж, а так
   рассмешить его и я могу. Только он когда чувствует приступ смеха, делает вид,
   что уронил под стол вилку и лезет за ней. А уж под столом смеется, сколько
   захочется.
  
   - Вчера он туда переронял весь сервиз.- согласилась Ионг. - Это все
   свежеприобретенная королева. Для аристократки она очень непосредственна.
  
   - А вот в этом ты неправа. Осьмушке эльфийской крови, текущей во мне, я обязана
   длинными ресницами и чутьем на всякую вульгарность. В королеве нет ее, совсем
   нет... Она просто слишком молода, весела, прямолинейна. Ну ничего, Ассолей
   быстренько приведет ее в кондицию - обучит сдержанности, лицемерию,
   многотерпению и тонкому искусству вранья, так необходимому для управления
   страной. Желаю удачи, однако благодарю Силы, что я к этому непричастна.
  
   Девушки перестали болтать и занялись делом.На лицо Сэйан упал луч света, проник
   под ресницы, защекотал сузившиеся зрачки.
  
   - Доброе утро. Ваше Величество! - услышала она дуэт высоких, тонких
   голосов. Сэйан подняла веки. Перед ее ложем стояли две девушки, абсолютно,
   неразличимо похожие. Внешность их была своеобразна и запоминалась: высокие
   плоские фигурки, слишком длинные и тонкие руки, выступающие скулы. В них было
   что-то готическое, суровое, линейное. С бледных до прозрачности лиц смотрели
   огромные светло-голубые глаза, их выражение напрочь уничтожало впечатление
   средневековой суровости от общего их облика: глаза лучились завидным детским
   простодушием и полной готовностью к услугам. Но что странно - под определенным
   углом света их зрачки отсвечивали пламенем... Сэйан отнесла это к оптическим
   эффектам, созданным красными портьерами.
  
   - Утро добрым не бывает...- мрачно констатировала она, - когда в глазах с
   такого раннего часа двоится. Вы кто?
  
   - Ионг - представилась одна.
  
   - Ианг - представилась вторая.
  
   - Какая прелесть! - засмеялась Сэйан. - И как прикажете вас различать?
  
   - Ваше Величество, вы нас еще не знаете! Через пару недель вы будете различать,
   кто из нас кто с относительной точностью, а через неделю - с абсолютной.
  
   - Я - умная - довела до сведения Ианг.
  
   - А я - глупая - хихикнула Ионг. Нас можно перепутать только когда мы молчим. А
   если говорим (а молчим мы только когда спим, и то не всегда), кто угодно, если
   конечно, не глухой как пень, распознает, кто есть кто... Мы...
  
   Сейан нетерпеливо постучала ладонью по одеялу, призывая к порядку.
  
   - Ионг, замолчи! Насколько я понимаю, в ваши обязанности входит умыть меня,
   одеть и накормить. Приступайте немедленно, я голодная и с похмелья. Не зря в
   Териан столько винограда...
  
   Девушки захлопотали. Две идентичные служанки имели еще то преимущество, что
   делали все вдвое быстрее. Через сорок минут - рекордный для королевского
   ритуала приведения себя в порядок срок, она была причесана, накрашена,
   упакована и готова к дальнейшим приключениям.
  
   - Ой, Леди, какая вы красавица! " всплеснула руками Ионг (или Ианг). И пожалуй,
   она не льстила. Рыжие волосы и синие глаза королевы сверкали в утреннем солнце.
   Она была ослепительна.
  
   - А почему в моей спальне такой странный мерцающий свет? Неужели комната
   выходит прямо на океан? Подбежать к стеклянной стене, распахнуть ее и выскочить
   на террасу было делом одной секунды. Сильный морской ветер ударил в лоб влажным
   кулаком, барабанные перепонки заложило от шума падающей воды. Замок стоял...
   скалой это язык не поворачивался назвать... на верху отвесной стены. Башенка,
   где находились королевские личные покои, нависала над одеялом океана как
   ласточкино гнездо. Руки Сэйан судорожно вцепились в парапет. Осторожно
   перегнувшись, она посмотрела вниз, надеясь увидеть источник оглушительного
   рева. Скальный массив прорезала почти пополам грандиозная щель, и из нее
   вырывался огромный каскад воды, падая в океан. Конец водопада не был виден,
   теряясь в тумане и радугах, но клочья пены, взбиваемые этим гигантским
   миксером, иногда долетали до балкона, приземляясь на яркий малахит парапета
   влажными пятнами.
  
   - Водопад Эррены, - вспомнила Сэйан. - Там по ночам поют эльфы... Там их
   хрустальный город. Интересно, как они до сих пор не оглохли? Или им глухота не
   мешает... Было бы забавно - целый народ морских Бетховенов... Ианг! Скажи
   пожалуйста, кто проектировал эти покои, столь пренебрегая соображениями
   королевской безопасности?- Разве тут опасно? - удивилась немедленно появившаяся
   Ианг. - Что может быть опасным на взлетно-посадочной площадке? - Что ты имеешь
   в виду?
  
   - Ну как же... Все короли Кориан улетали отсюда по своим делам. Очень удобно,
   тут как раз восходящее течение. Король Ставин, предпринявший постройку этого
   замка где-то пятнадцать тысяч лет тому назад... особо настаивал именно на этом
   варианте.
  
   В голове недоукомплектованной королевы роились неприятные мысли об импичменте.
   Летать она не умела... Зато умела артистически врать.
  
   - Понятно.- кивнула она. - Меня ввел в заблуждение парапет. Зачем он на
   аэродроме?
  
   - В порядке заботы о людях. Я, например, могу летать только ночью, а цветы
   здесь надо поливать днем... И пол мыть, хоть и не мне. Без ограждения
   чувствуешь себя несколько неуверенно.
  
   - Посетитель к Леди - уведомил голос за стеной.
  
   - А это, никак, Финриль - к такому выводу пришла Сэйан после пятиминутного
   разглядывания вошедшего субъекта. - Однако, его не узнать...
  
   Эльф действительно восстановил подрастерянную во вчерашних приключениях
   важность и теперь выглядел очень представительно. Простой черный костюм
   подчеркивал гибкось и высоту его фигуры, гармонируя с темными, коротко
   стрижеными волосами. Синие глаза смотрели непроницаемо со смуглого, точеного
   лица.
  
   - Если Леди изволит, Глава совета Кориан, Архимаг Ассолей просит принять его, -
   продолжил он, убедившись, что Сэйан его слушает. Произведенное впечатление было
   им замечено, в равнодушных очах мелькнуло удовлетворение.
  
   Сэйан гордо выпрямилась.
  
   - Передайте досточтимому Архимагу, что я приму его через десять минут.
   Извинитесь за задержку. Ступайте.
  
   - Позвольте заметить. Леди, что королевы не перед кем не извиняются. -он был
   явно доволен ее очередным промахом.
  
   - Я не собираюсь быть невежливой в угоду этикету. Идите и передайте то, что я
   сказала. И учтите, что вы отняли у меня пять минут пререканиями.
  
   Эльф поклонился и вышел. Из угла спальни, куда испарились служанки, раздалось
   тихое радостное шипение.
  
   - Ура! Ура! Опять Финриля отбрили! - радовалась Ионг.
  
   - Противостояние вырисовывается - констатировала Ианг.
  
   Одного взгляда Сэйан хватило, чтобы прекратить неуместное ликование.
  
   - Девушки, фюить! - махнула она рукой.
  
   - Через секунду комната была пуста. Служанки не вышли, они просто растворились
   в воздухе, оставив после себя только радугу и запах свежего снега.
  
   - Дверь распахнулась и Финриль объявил голосом, холодным как абсолютный нуль: -
   Его светлость Архимаг Ассолей к королеве! И вошел Ассолей.
  
   "Положительно, сюрприз за сюрпризом! Никак не ожидала, что милейший старикан с
   керосиновой лампой - тот самый лорд-регент, могучий маг, постигший бессмертие,
   чье имя опасно произносить всуе... Похоже, он очень доволен моим присутствием,
   это настораживает. Например, я вряд ли была б довольна, если пришлось отдать
   власть зеленой девчонке после стольких лет трудов на благо родины... возможны
   два варианта: или он собирается реально управлять страной и дальше, держа меня
   при себе исключительно для приличия, или он столь мудр, что понимает - все в
   этой жизни рано или поздно кончается, а положение, которое тебя устраивает,
   изменяется быстрее всего... Но негоже держать старика на ногах..."
  
   - Сэр, - она улыбнулась, - проходите, присаживайтесь. Позвольте поблагодарить
   за вчерашнюю заботу обо мне, я тронута. Не ожидала столь радушного приема.
  
   Ассолей смотрел на королеву пристально до невежливости. И если она
   анализировала ситуацию, то и он занимался тем же. Любезность королевы его не
   обезоружила, под его изучающим взглядом королева почувствовала себя неловко, а
   если бы ей было дано читать егомысли, то неловкость только б усилилась. Ибо
   мысли мага были не лестны.
  
   "Не истиная правительница. В ней нет того достоинства, высокой гордости,
   которая считает свое положение в этом мире более чем естественным, а знаки
   внимания - сами собой разумеющимися. Но... Силы бросили ее сюда, сделав
   королевой, и хоть их логика нам непонятна, с ними не поспоришь. Неглупа,
   сделать ее послушным орудием в моих руках не удастся... Не подвержена женским
   слабостям, на Финриля не реагирует... Похоже, будет стараться вникать в свои
   непосредственные обязанности, даже слишком... Размениваться на мелочи,
   проворачивать канцелярскую работу, заниматься писаниной, устраивать судилища
   под дубом... и прочее в духе царя Соломона и Людовика Святого. А они, надо
   признаться, мелко плавали, хоть и были популярны. Она тоже будет популярна, но
   не более того. Ладно, что дали, с тем и будем жить и работать."
  
   - Позвольте, Ваше Величество, сразу перейти к делу, - сказал он. - Позвольте
   обрисовать вам положение в вашем королевстве.
  
   Маг немного помолчал и ровным голосом музейного гида начал рассказывать:
  
   - Кириан - огромный, вытянутый по мередиану остров. Точную площадь его никто не
   знает, так как она постоянно меняется. Суша, так сказать, в процессе творения
   (уже который век) и конца этому не видно. Особенно велика тектоническая
   активность на юге острова, но в принципе, практически в любой его точке может
   внезапно произойти катастрофа. Относительно безопасным может считаться только
   западное побережье, Фрассы и Семь долин. Предвижу ваш вопрос. У любого явления
   есть как минимум две стороны... а где две, там и множество. Дело в том, что
   огромное количество первичной энергии, высвобождающейся при извержениях и
   землетрясениях, позволяет нам колдовать с таким КПД, какое и не снилось
   соседним королевствам. Мы не устаем от процесса колдовства, поскольку не
   расходуем внутренние ресурсы организма на это дело. Но... (конечно, есть "Но")
   вне своей земли большинство магов Териан беспомощны, как вегетарианские кошки.
   В эру Ренессанса (а как же, во всех мирах, во все времена есть особое время
   подъема, восстановления, осознания - Возрождения ) , когда правил смертный
   король, Ставин, многие волшебники Териан осознали это и, в стремлении увеличить
   свои возможности, начали развивать внутренние ресурсы личности. Однако, очень
   немногие идут и сейчас этим путем. Почему, спрашиваешь ты... Независимость
   дается недешево. Подумай сама, насколько менее впечатляюще было их колдовство
   по сравнению с теми, кто применял водопады энергий природы. Собственно, в любом
   месте из первоэлементов можно извлечь магическую энергию, но это требует
   определенного усилия, на которое способны лишь некоторые. И я рад, что
   принадлежу к меньшинству. Но... ( опять "Но") не спеши осуждать тех, кто
   колдует по старинке. Учти, что практически все население Териан, кроме
   хронически больных и регенерирующих мутантов, с большей легкостью может наслать
   дождик или заставить деревья корнями взрыхлить пашню, чем прочитать полстраницы
   любой книги.
  
   - Так любое существо в этом мире может пользоваться всей энергией острова? -
   осведомилась Сэйан испуганно, ерзая на стуле так, как будто сидела на гранате.
  
   - Законный вопрос. Так было раньше. И надо сказать, больше всего эта земля
   напоминала Ад в представлении средневековых религиозных фанатиков. Но в эпоху
   Ренессанса, опять тогда же, был создан Магический орден Цепей, который,
   несмотря на название, попахивающее тюрягой, осуществлял благородное задание -
   регулирование магических ресурсов, взяв за правило принцип "Каждому по
   способностям, каждому по потребностям" Были созданы гигантские хранилища
   энергии, из которых и выделяется паек.
  
   - Вроде все правильно, но мне почему-то не нравится, - отметила Сэйан. - И кто
   же крутит вентиль? Насколько я поняла, тот, кто имеет доступ к этому
   резервуару, тот на самом деле и держит руку на кнопке. По его желанию весь
   остров может взлететь на воздух, если в тот момент на острове окажется хоть
   один дурак с непомернымсамомнением.
  
   - Не все так просто. Остров разбит на сорок превотств, управители которых
   составляют Совет Сорока. Каждый прево может распоряжаться только собственным
   "вентилем". Для мало-мальски серьезных разрушений необходимо синхронно включить
   тридцать восемь. Да и сорок - не конец света, а только серьезные неприятности.
  
   - Был инцидент?
  
   - Нет. И, надеюсь, не будет.
  
   - Тогда как вы можете с уверенностью говорить о последствиях?
  
   - Леди, мыслите логично! В медиевальные времена, когда вся магия острова была
   постоянно в работе, и то как-то жили! И выжили!
  
   - Не убедил. Ну да ладно, к этому еще вернемся. Скажите, какая система
   правления на этом острове и о функциях королевы тоже.
  
   - По аналогии, ближе всего наш госаппарат похож на английский XIV -XV веков.
   Нижняя палата - Совет Сорока. Это аграрии, финансисты и торговцы, местное
   самоуправление, подчиненное непосредственно Короне. Орден Цепей - магические
   ресурсы, подчинены мне и Короне. Охранники, полиция, автоинспекция и прочие
   стражи порядка, в военное время превращающиеся в войска, подчинены Трембьену. И
   наконец, независимая корпорация гномов-рудокопов. Их хирдманы входят в Малый
   королевский совет. Разработка недр и торговля драгоценностями и полезными
   ископаемыми - главный источник дохода для королевства и поэтому гномы могут
   себе позволить некоторые вольности. В Верхнюю палату входят представители всех
   корпораций, округов и магических орденов. Обе палаты выборные. Малый
   королевский совет - законодательная власть. Утверждает и отвергает решения
   Палат, имеет право Вето, но обязан отчитываться в своих действиях Палатам.
   Правда, если Малый совет заупрямится, то Палаты ничего не смогут с ним сделать,
   кроме одного - подать жалобу непосредственно монарху. Или судиться. Суд могут
   творить или различные судебные инстанции или сам король, если ему стукнет в
   голову такая идея. Вообще, король может все, если ему это стукнет в голову.
   Официально это можно назвать и абсолютной монархией, но практически вокруг
   монарха накручено столько инстанций, каждая из них имеет право на что-нибудь...
   Так что вид власти, установленный в какой-то период, зависит от личности
   правящего, или делающего вид, что правит короля.
  
   - Системка несколько запутанная и архаичная, - протянула Сэйан. - Из твоего
   краткого обзора я делаю вывод, что половину инстанций можно упразднить без
   вреда для здоровья.
  
   - И не пытайся, по крайности, пока - замахал руками Ассолей. - Каждый двадцатый
   житель этой страны каким-то боком задействован бюрократической системой
   управления и скорее помрет, чем даст у себя отнять реальные или выдуманные
   права. Так что сиди спокойно, осматривайся, привыкай и не рвись с маху
   переделывать мир.
  
   - Давай отвлечемся от высокой политики. Что такое моя столица, Кориан? Фианг по
   дороге уже успел мне расхвалить это место.
  
   - Пестрый городишко - засмеялся Архимаг. И если архитектура города выдержана в
   одном ключе, то население может полностью удовлетворить тягу к разнообразию. К
   примеру, крышка канализационного люка может оказаться единорогом, пьяным в
   дребадан и улегшимся отдохнуть, деревья в городской черте желательно не
   пробовать пилить, а искупаться в море в среду - базарный день, чревато потерей
   невинности, причем еще и незаметно. Крайнее этническое разнообразие впечатляет
   еще больше, если вспомнить, сколько метаморфоз может проделать практически
   любой житель острова. Люди, эльфы, феи, кобольды, драконы, единороги, вампиры,
   кентавры... и конечно, оборотни. Все считаются абсолютно равными в правах,
   разрешены межвидовые браки и полигамия, от этих браков появляется своеобразное
   потомство - оборотни. Часть их магии, заложенная генетически - умение
   превращаться в существо любого вида из всех, населяющих остров. Аристократами,
   хоть и неофициальными, считают себя существа, рожденные от несмешанных браков,
   не умеющие изменяться или приобретшие такую способность в результате обучения.
   На данный момент больше всего "чистых" эльфов и кобольдов. А вот "чистых" людей
   осталось очень мало, практически нет.
  
   - Но почему? - удивилась Сэйан.
  
   - Жизнь человека коротка, короче, чем у любого другого вида. Чтобы заполучить
   для своих детей бессмертие иГсйособность умирать по собственному желанию,
   девушки людей выходят замуж, обычно за драконов или единорогов, у которых, как
   известно, изначально два обличья - звериный и человеческий. В принципе,
   бессмертия можно достичь и с помощью магии, но очень немногие успевают
   обучиться всему, что потребно, за такой короткий данный человеку срок.
  
   - И вы - один из них? - поинтересовалась Сэйан.
  
   - Я вообще один такой. Среди магов я - единственный человек, бессмертный не
   изначально.
  
   Полуденное солнце лупило в окна, невзирая на плотные портьеры. В воздухе
   повисли пыль и молчание - королева переваривала информацию. Информация
   переваривалась долго и нудно... Бессмертный маг, уставший переминаться с ноги
   на ногу и чистить ногти, решил было проявить инициативу, но тут Сэйан очнулась
   от размышлений и, поморщившись, поинтересовалась:
  
   - Если ты, почтеннейший, бессмертен не изначально... а я изначально.... Тогда
   что же получается? Выходит, ты живой, поскольку можешь помереть, хотя бы чисто
   теоретически... а вот я не могу. Постой! (маг и не думал никуда бежать, это
   такое восклицание риторическое). Это значит, я - мертва? Мама!!! Я так не
   играю!
  
   На ошарашенную физиономию волшебника смотреть было жалко. Такого поворота
   событий он не предвидел, но поиграть в философию всегда был рад.
  
   - Хмм... Интересненько...- пробурчал он, смотря на абсолютно не похожую на труп
   Сэйан. Предполагаемая покойница вертелась на троне как уж на вилах, пытаясь
   осмотреть собственную спину через правый локоть. Такое живое поведение
   вообще-то не характерно для умерших, они обычно поспокойнее... Но не всегда и,
   естественно, не на Кориан.
  
   - Понимаешь, в чем дело... В каком-то смысле мы все мертвы... И я тоже. И не по
   разу. Знаешь, Ставин говорил: "Мы не мертвы, пока не считаем себя таковыми".
   Вообще здесь смерть - вопрос чисто теологический. Какая разница?
  
   - Да, к этому надо привыкнуть... "Мы не мертвы, пока не считаем себя таковыми"
   В этом тезисе что-то есть иррациональное. И оптимистическое. Ладно. Оставим
   пока эту малопонятную проблемку. Объясни мне другое. Почему королева - именно
   я? Не могу сказать, что не предполагала нечто подобное -как-никак толчок к
   существованию этого мира дала я, вернее. Внутренний Голос...
  
   - А это что за зверь?
  
   - Гибрид подсознания, голоса нечистой совести, фантазирования и ложной
   беременности - охотно пояснила Сэйан. - Обычно, в силу своей сущности,
   прорезается не вовремя, но иногда говорит дельные вещи, так что я готова с ним
   примириться.
  
   - Значит в твоем подсознании, фантазии, совести и прочем сидит мания величия -
   вздохнул волшебник.
  
   - А что нужно для того, чтобы стать настоящей королевой?
  
   - Королевство. Остальное приложится - утешил Ассолей, скрестив пальцы за
   спиной..
  
   - А что должно приложиться?- не отставала дотошная девчонка.
  
   - Нуу-у... Во-первых, королева Кориан по традиции должна быть рыжей и
   синеглазой. Это дань древнему символизму, очень давно считается, что вода и
   свет - структурные основы Кориан, а огонь - энергия, вечно разрушающая и
   создающая, сила Хаоса, бушующая в хрупких водяных конструкциях, ломающая и
   творящая одновременно. Очень мелодраматично, тяжело и основательно, но древние
   не имели чувства юмора, и с этим приходится считаться. Но и кроме того, ты для
   нас - демиург, творитель. Еще не будучи бессмертной, ты создала вечное
   королевство. Я не могу постигнуть этот парадокс, но принимаю его как очевидное,
   ибо с фактами не поспоришь. Во-вторых, королева должна виртуозно уметь
   колдовать... Я позабочусь об этом. И в третьих -... Но об этом позже, когда
   пункт второй станет реальностью. А сейчас...
  
   - Но постойте, Ассолей, - разволновалась Сэйан. - Ведь я не обладаю ничем из
   перечисленных тобой качеств, кроме масти!
  
   -... не хотите ли, Ваше Величество, осмотреть свою столицу? - продолжал маг,
   проигнорировав замечание. - Она достойна самого пристального внимания.
  
   Мрачная , но заинтересованная, королева решила больше пока не наседать и
   переключила свои мысли на предстоящую поездку. Пристально наблюдавший за ней
   маг уловил это и расслабился, усмехнувшись, а Сэйан почувствовала себя так, как
   будто сдала приемные экзамены.
  
   - Финриль!
  
   Эльф моментально образовался у дверей, сияя свеженачищенным вооружением, чей
   слепящий блеск не могло затмить даже кислое выражение на физиономии, казалось,
   говорящее: "Вы оскорбляете мои эстетические чувства!"
  
   - Финриль, прикажи оседлать Пену и Песка. Мы едем в город. Финриль сложил руки
   на груди, склонил голову и испарился, оставив после себя легкий запах одеколона
   "Eau par Kenzo".
  
   Ассолей принюхался и расплылся в улыбке.
  
   - Все-таки у эльфов, при всех их недостатках, безупречный вкус, что есть - то
   есть,- заметил он, натягивая шляпу и перчатки.
  
   - Почему Финриля так не любят девушки? - игриво осведомилась королева,
   застегивая брошью с огромным сапфиром ворот длинного, до пят, синего плаща.
  
   - Почему? - почему не любят? Совсем наоборот. Его мужчины не любят. А девчонки,
   к примеру, Близняшки, неравнодушны к его красоте, а его молчаливость и
   замкнутость провоцируют их на кокетство. Но Финриль горд... И к тому же, за
   длинную-предлинную жизнь ему поднадоели романтические коллизии. Впрочем, -
   Ассолей усмехнулся, - я знал его совсем юным, но уже тогда он имел вид
   пресыщенного денди. А, кстати... Он умен, добр, храбр и благороден, но весь
   этот очаровательный букет достоинств перечеркивает единственный недостаток -
   стремление постоянно встать в позу:
   Умный-Сдержанный-Поживший-Все-повидавший-Эстет-и-Критик. Самый большой кошмар,
   который может случиться, по его мнению - если кто-то заподозрит, что эльф ведет
   себя по-человечески... Имеет Финриль такую невинную слабость - гордиться своим
   происхождением.
  
   Разговаривая, они медленно спускались по огромной лестнице на первый этаж.То
   тут, то там на лестничных пролетах попадались пучки витых колонн розового агата
   - то собранные в группы, то раскиданные поодиночке, то расходящиеся под сводами
   тонкими веерами... Эта светящаяся паутина уходила на огромную высоту, где
   сплетаясь, обрамляла фантастическими кружевами зеркальные с серебром сегменты
   потолка. Отдельные марши становились все более пологими, а ступени - менее
   выраженными, и так витая спираль лестницы плавно перетекала в пол Большого
   приемного зала королевского дворца.
  
   Зал был выдержан в похожем стиле. Выходящие в сад стрельчатые окна перемежались
   зеркалами, бесконечно отражающими друг друга. Зал не имел определенной формы,
   стены исчезали под колоннами, полуколоннами, перемежались небольшими гротами, а
   то и вообще пропадали, открывая разнообразнейшие возможности для безумного
   исследователя, не боящегося мира в оптических искажениях.
  
   Где-то серебристо журчал неизменный фонтан. Пол, подсвеченный снизу, казался
   прозрачным, а под ним, сдается мне, шевелилось что-то...
  
   - Это великолепно! - искренне воскликнула Сэйан. - Я никогда не думала, что
   увижу нечто похожее! И подумать только, эта красота никуда не денется, не
   исчезнет, не растворится остатками сна...
  
   - Вот за это я бы не поручился, - пробурчал себе под нос Ассолей. ("Вообще, он
   всегда настороен ewe менее лирично, чен я" - Seiann Hllfaf, " The Cronlcles of
   Coreann")
  
   - Конечно, я отдаю должное изысканности замысла, - откланялся он. Но постоянно
   здесь находится тяжело, начинает укачивать, теряешь опору под ногами.
   Достаточно сказать, что на это место пришлось наложить специальные чары - никто
   не может, случайно или нарочно, здесь что-нибудь сломать, например, натолкнулся
   на зеркало, приняв его за выход. Впрочем, все равно это место в плане техники
   безопасности оставляет желать лучшего - не прошедшему курс выживания в
   дворцовой обстановке не советую сюда соваться...
  
   - А кто все вот это понастроил? В чьей голове возникают такие...
   фасмагорические проекты?
  
   - Проектировал все это дизайнер-любитель, единорог Бьянг. Он подался в
   дизайнеры после того как его из нашего Публичного института современной
   культурологии поперли с места преподавателя (сокращенно - МСК - S. н11).
   Малосимпатичный чудак. В Институте был печально знаменит своими методами приема
   экзаменов... Когда-нибудь я тебе расскажу об этом. Ну вот. Тот, кто строил этот
   замок - король Ставин (как это было давно!) - он очень уважал единорожью
   эстетику и все старейшие помещения оформил в этом духе. Но понятие красоты у
   единорогов своеобразно... Тезис Бьянга был : "Красота- форма магического
   сознания, искусство - овеществленная магия". Он и проектировал
   соответственно... Надо сказать, кончил плохо - пьяные студенты зажарили его и
   употребили под пиво. Студентов потом казнили, конечно, причем очень
   оригинально: король Ставин, не чуждый юмора, накормил их пургеном. Но у него
   остался сын, тоже архитектор, только профессиональный, брюзга и гений. Вообще
   папина копия, даже зовут также. Теперь он отшельник.
  
   - Хотела б я с ним познакомиться... - мечтательно протянула Сэйан.
  
   - Познакомиться с Бьянгом-младшим? Хмм. Я бы не советовал. Он погружен в
   воспоминания о славном прошлом, как истиный эстет, замкнут и свято верен памяти
   Смертного короля. Женщина на троне его шокировала, так что не жди любезного
   приема. Бьянг и в молодости был... Хмм... Хамом. Даже с теми, кого любил и
   уважал. А уж к старости его характер окончательно испортился и теперь он
   затворник. И скажу тебе на ушко - Слава Силам! Его брюзжание может достать кого
   угодно.
  
   - Да? А они с Фиангуаррикой никаким боком не родственники? - пошутила Сэйан.
  
   - Какой день, какой утомительный день - простонала Сэйан, вытягиваясь на
   прозладной простыне. Ноги гудели неимоверно. - Не ожидала, что в первый
   королевский день меня ждет тяжелый физический труд...
  
   Она попыталась расслабиться и уснуть, но яркие образы Города навязчиво лезли в
   глаза, не давая отвлечься. Поэтому она разрешила себе свободно плыть по волнам
   сегодняшних воспоминаний, проигрывая в памяти самые запомнившиеся и яркие
   моменты, улыбаясь и хмурясь, иногда возмущаясь, но чаще заливаясь хохотом...
   Цокот копыт по малахитовой мостовой... Куст магнолии в цвету, под ним
   расположились авторитетного вида нищие. Глубокие поклоны немногочисленных
   прохожих, узнавших королеву и восхищенный свист не узнавших... Шум порта далеко
   внизу, мачты на фоне сиреневых облаков, паруса, алые от солнца... Ленивое
   бренчание гитары в затененной подворотне... Серебряные кинжалы в волосах
   женщин, серебряные мечи на поясах мужчин, алый блеск самоцветов эльфиийских
   даров... Смех и писк детей, скрип телег, крики зазывал торговцев, трубный рев
   кентавров... Звуки огромного города.
  
   ... Вонь от распотрошенной рыбы на причалах, подаренный морской петух так
   красиво меняет цвет, умирая... Темный зал таверны, огоньки сигарет, стакан
   сидра, поднесенный с поклоном трактирщиком...
  
   Вид на замок из порта. Колодцы, лучи, каналы, акведуки... Затененные виноградом
   террасы и галереи, замурзанная морда единорога - он испачкался соком... Море
   опрокидывается на город.
  
   Ветер, ветер, ветер... Как он треплет волосы, раздувает плащ, холодит шею.
   Загорелый матрос из дальней страны хочет познакомиться, играет ей на гитаре,
   поет о минутной любви. Качнуть головой со смехом. Что ж... Просит прядь волос
   на память, дать, что ли? Дала. Мимолетный поцелуй в щеку - как глупо, легко,
   как независимо... Свобода.
  
   Темные камни набережной, прогретые солнцем, покрытые соляным налетом, по ним
   так гулко отдаются шаги...
  
   Дети идут из школы, старушка безутешна - рассыпала яйца. Дать старушке монету,
   улизнуть, не ожидая "Спасибо!" Хм... Где-то потеряла Ассолея, наверно,
   волнуется? Ассирийского вида купец настойчиво торгует коня - засмеяться,
   отказать.
  
   Двое пьяных водяных пытаются забраться по лестнице, в ластах-то несподручно...
   А третий уже давно забрался по соседнему пандусу и сверху ржет как лошадь,
   морская, естественно. Мимо. Отчетливый запах конопли в переулке, огонек
   освещает безобразное лицо. Мимо, вперед, вниз, прямо в объятия моря...
  
   Пена прибоя замочила подол, отжать его. Комплимент по поводу качества ног с
   палубы одной из шхун, брызги янтаря на песке как застывшие слезы солнца. Ветер
   доносит запах жареной рыбы - время-то обеденное, есть хочется... На песке
   парень с девушкой, лежат, обнявшись, а рыба тем временем подгорает. Хм,
   романтично. Мимо, мимо...
  
   Водяная пыль Эррены, в ней промокла насквозь. Чьи-то удлиненные глаза смотрят
   сквозь стену воды. Делаю глазам "нос", они удивленно моргают, в лицо - ледяная
   струя. Так тебе и надо, не будешь дразниться, подумаешь, королева...
  
   Сэйан, улыбаясь, спит. За стеклами догорает малиновый закат, завтра будет
   ветрено. Из окна слышны звуки настраиваемых кифар, скоро запоют эльфы, вот
   только ляжет на город ночь - темное покрывало.
  
   Глава 8.
  
   Королесвкая жизнь как-то очень быстро вошла в рутинное русло, и что странно, никогда не отличавшаяся педантизмом, Сэйан точно придерживалась установленного расписания. Вот оно, кстати, приведенное в "Cronicles of Coriann" с собственноручными комментариями королевы:
  
   Восемь часов - подъем.
  
   Девять часов - завтрак.
  
   С десяти до часу " бухгалтерско-бумажная работа. Подписи. "Казнить нельзя помиловать". Смертных приговоров до обеда принципиально но подписываю.
  
   С часа до трех - деловая и официальная переписка, отказы многочисленным коронованным претендентам на руку, сердце и малахитовые копи острова. Распоряжения внутризамкового характера.
  
   С трех до четырех - обед.
  
   С четырех до восьми - уроки. Архимаг делится своими волшебными познаниями. Процесс идет.. хмм.. нестандартно.
  
   С восьми до двенадцати - прием иностранных послов и собственных - просителей, обиженных, больных и прочих недовольных жизнью. Судилищ под дубом не устраиваю из-за отсутствия на Кориан дубов.
  
   Вечером, если нет бала - отдых и тихие беседы у огня с так называемым "малым двором" - Фиангом, Ассолеем, Финрилем и Трембьеном, естественно, в человеческом облике. Рядом крутится Ианг (или Ионг). Необходимую долю скандальности вносят Финриль и Налья - дурочка не по профессии, а по призванию. А так все благопристойно. Я хочу узнать, очень хочу, что же недоговаривал Ассолей в то первое утро, когда он так кратко информировал меня о стране. Но он артистически и тихо уходит от ответа, оставляя меня в недоумении. (Кстати, на этих вечерах Сэйан обычно называют "В-В" ,сокращенно от "Ваше величество", а Ассолей и Финриль каждый раз при этом морщатся, недовольные каждый своим. - прим. Ионг)
  
   Так проходит месяц за месяцем и королева все чаще ловит на себе странный взгляд Архимага - испытующий, сомневающийся, чего-то ожидающий...
  
   Очень короткая Гл 9. (рассказанная Ассолеем)
  
   За все это время произошло только три события, достойных быть отмеченными именно в этой временной последовательности: драка Финриля с Трембьеном, закончившаяся вничью. Бал по случаю Коронации и Испытание королевы, инициированное мной. Все они связаны друг с другом и вытекают одно из другого.
   Второе из перечисленных событий было традиционным, остальные - нет.
  
   Вообще, Сэй - странная девушка, я таких вечность не встречал. Сильная и веселая, она в некоторых вещах может заткнуть за пояс любого, а в некоторых - абсолютно беспомощна, например, в любви.. Я знаю, что это - дефекты ее расщепленного сознания, но...
  
   Очень тяжело учить ее магии, можно подумать, что Силы сходят с ума от прикосновения Сэй, как кошки от валерьянки и вытворяют что-то неописуемое. Все ее заклинания, даже самые простые, могут вдруг заглючить, а их результаты - вообще превосходят всякое понятие. Причем я придирчиво слежу за ней - она делает все абсолютно правильно! Талант у нее несомненно есть, да и как ему не быть, иначе бы она сюда, на полюс Мифа, не попала бы. Но ее волшебство - оно такое... я со всей ответственность заявляю, что рискую жизнью, занимаясь с ней.
   Судите сами, дал я ей задание - сотворить живую розу. В результате получилось универсальное оружие - серебряная роза, претворяющая все, к чему ни прикасается, в запах отнюдь не розовый. Заинтересовавшийся Финриль попытался превратить это обратно в ничто, но получил прямо противоположный эффект - запах, одухотворявший неодушевленные предметы, - и был крайне доволен результатом. После того как эльф вдоволь наигрался, нашего полку прибыло...
  
   А я хорош, старый дурак! Вот уж действительно, на чужих ошибках не учишься. Мог бы и сообразить, что заклинания Сэй работают с точностью (относительной) до наоборот! Нет ведь, я выдрал Финриля за уши и применил еще раз прямое заклинание превращения! Угадайте, что получилось? Правильно. Сначала запах стал размножаться, пока в комнате стало совершенно нечем дышать, и, одушевив все предметы, за неимением более сырья, одушевил сам себя. В результате появилось на свет довольно симпатичное привидение. Так замок Териан обзавелся еще одним призраком, как будто их у нас мало. Я хотел загнать его в подвал, но Сэй взяла его под свое покровительство и теперь он живет в складках балдахина в спальне. Она спрашивает "Поди плохо?" Не плохо. Но иногда все-таки полезно знать конечный результат. Я ей пример привожу , дескать, хочешь создать огненный шар для обороны от кого-то нежелательного, а у тебя - бах! Осы. Тьфу... Неудачный пример выбрал.
  
   Глава 10. Испытание.
  
   Занятия магией.
  
   Ассолей только что убрал из помещения побочные продукты и результаты практического занятия по оживлению мертвецов (которых Сэйан сделала сначала мертвыми в кубе, отправив за три мира на седьмое небо, а потом долго и скучно оживляла их обратно). Итак, кое-как раскидав по углам всякое барахло и превратив неорганизованный бедлам в организованный, они решили выпить чашечку кофе и продолжить разговор на повышенных тонах.
  
   - Прекрати дурачиться! Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду! - стонал замученный колдун.
  
   - Да, понимаю. Но ничего не могу поделать, для меня любое заклинание похоже на выдернутого из воды угря, которого нужно поставить по стойке "смирно!"
   Ассолей мрачно замолчал, уткнулся носом в переплетенные пальцы и засопел. Королева нетерпеливо ждала.
  
   - Да, пора, пора... Ничего не поделаешь, без этого не обойтись. А жаль, вернется -совсем другая... Да, жаль. Но необходимо. - чуть слышно бурчал Архимаг себе под нос. -Неужели нет другого выхода, не столь болезненного для Кориан?
  
   - Если тебе придется спасать свою жизнь, то все заклинившие поршни магического организма станут на место - Ассолей бурно развивал идею.
  
   Сэйан скисала на глазах. Трусихой она себя не считала, конечно, но в гости к социопатам идти не хотела.
  
   - А если не встанут? - поинтересовалась она. - Тогда смерть королевы будет на вашей совести.
  
   - Моя совесть и не такое сносила - угрюмо отпарировал маг.
  
   - Это я уже заметила - съехидничала королева. - Но объясни мне, почему же ты так рад отправить меня практически на верную смерть? У тебя даже борода искрится от радости. Обидно...
  
   - Ты ничего не понимаешь, - казалась, Ассолей был задет. - Из всех возможных вариантов решения этой проблемы я предлагаю тебе наиболее безопасный...
  
   У Сэйан отвисла челюсть...
  
   Немного очухавшись после последнего заявления Архимага, выпив канистру кофе и от испуга нечаянно оживив скатерть, тут же со свистом умчавшуюся по своим делам, Сэйан мало мальски начала соображать и задала логичный вопрос:
  
   - А где же полигон? И почему я до сих пор не знала о наличии на моем острове столь неблагополучного места? Вы его так красочно описали, что я заранее боюсь. Сумасшествие какое-то.
  
   Ассолей поощрительно покивал.
  
   - Вот именно. Ты попала в самую точку. Я действительно намерен запереть Вас в государственном дурдоме, на время, естественно. И постарайся, девочка, не убивать бедняжек до смерти.
  
   - А где расположено это заведение и почему я его до сих пор не видела?
  
   - Все наши неизлечимые обретаются на небольшом острове к югу от дельты Левой Кисти. Там они живут как заблагорассудится, никто их не трогает. Остров, естественно, заколдован, покрыт пеленой невидимости и неслышимости, поэтому о нем мало кто знает. Живущие там существа дьявольски опасны, - Ассолей довольно хихикнул, - агрессивны и злы. Свихнулись в основном на военной почве.
  
   - Война? Когда? - подняла брови Сэйан.
  
   - Давно. Великой войной отмечено начало царствования Смертного короля. Династические неурядицы и прочие тоже.
  
   - Расскажи.
  
   - Потом. Если останешься жива.
  
   - Ты так спокойно говоришь об этом...
  
   - Хорошая королева выживет, а плохую не жалко - отпарировал Ассолей. - Не могу же я вечно держать тебя в теплой ватке, надо смотреть в лицо суровым реалиям жизни. К тому же, я опасаюсь, что пребывание на Скрытом острове покажется тебе настоящим пикником по сравнению с будущими твоими путешествиями...
  
   - Насчет суровых реалий жизни хорошо сказано, - хмыкнула королева. - Особенно, когда приходится искать их (реалии) по темным закоулкам, специально нарываясь на неприятности.
  
   - Хмм. Это свойство заложено в самой человеческой природе. Люди устают от отсутствия неприятностей и проблем, им кажется, что в жизни без них чего-то не хватает. Ты не заметила, что большинство людей выдумывает себе воображаемые беды для душевного комфорта? Они уверены, что счастливая и спокойная жизнь -аномалия, которая только обещает еще большие беды... И мы с тобой, Сэй, не исключение.
  
   - А эльфы?
  
   Маг молча пожал плечами.
  
   Сэйан рывком встала, опрокинув кресло.
  
   Знаете, Ассолей, я начинаю подозревать диверсию. Все эти псевдофилософские разговоры о пользе неприятностей... А сами просто хотите удалить меня из столицы . Зачем? Отвечайте!
  
   Маг вздохнул.
  
   - Ну так я и знал, что у тебя разыграются подозрения. Но поверь мне, это абсолютно необходимо. Без владения магией ты не сможешь управлять страной, где каждый камень, да что там камень, даже места общего пользования насыщены потенциальным волшебством по самое некуда. А ты не можешь контролировать даже собственно магическое тело, не говоря уже о стихийной энергии или энергии пустоты. А, обладая огромными силами, которые тебе не подчиняются... Ты понимаешь, что представляешь собой? Нет? Так я тебе скажу - извергающийся вулкан, у которого заткнули кратер по сравнению с тобой - детская хлопушка! Я боюсь даже представить себе, что начнется, если ты, о Ева любопытная, попытаешься без предварительного разрешения оживить любимую кошку или отогнать тучку от дворцового сада... Вся энергия, копившаяся в тебе во время неудачных опытов, высвободится разом, и это может случиться в результате самого безобидного волшебства. И когда это произойдет, я хочу чтобы ты была подальше от населенной территории. Так что поездка на Скрытый остров - самый лучший выход - ты одновременно убиваешь двух зайцев, даже трех - уезжаешь в относительно пустынное место, учишься применять и дозировать энергии и... но о третьем зайце я пока помолчу.
  
   Ассолей замолчал, выдохшись, а потом уже совершенно другим, официальным тоном продолжил:
  
   - Но если Ваше Величество считает, что имеет смысл что-то другое... Я не вправе считать себя более компетентным чем Ваше Величество.
  
   - Прекрати притворяться, Ассолей, - устало промолвила Сэйан. - Я прекрасно знаю, что ты намного компетентней, чем я в сложной работе управления государством. И ты это знаешь тоже. И более того, это знают все без исключения жители этой огромной страны. Потому что это - правда. Ладно... Сколько времени я должна буду там пробыть?
  
   - Думаю, три месяца достаточно.
  
   - Тогда решено. Я выезжаю через три дня, в среду. А теперь, извините, я устала.
  
   "Поздним вечером, лениво выплетая нити сапфиров из прически, я беседовала со своим отражеием в зеркале. Отражение - очень удобный для этого объект - умеет слушать и никогда не возражает.
  
   - Ну, что скажешь? Они решили упорядочить мою магическую структуру таким садистским способом! Но они упрямы, а я упрямей. К тому же маг, хоть и считает себя очень мудрым, явно находится под влиянием приемного сынка... Знает кошка, где Финриля видела...
  
   Может Ассолей и не претендует на трон Кориан, а вот Финриль - вполне. Бессмертен, умен, честолюбив, незаурядный волшебник и даже глаза синие. А волосы... что волосы. Их, в конце концов, и перекрасить можно.
  
   Вот что я сделаю. Три месяца на этом острове проживу, но даже пальцем не двину в Астрале. Положусь на свое обаяние и изобретательнось. К тому же, бедных психов мне просто жаль - Архимаг использует их как подручный материал для моих нестандартных опытов и может быть, фатальных ошибок...
  
   Окончив свой призрачный диалог, Сэйан прыгнула в постель. Если бы она оглянулась, то увидела странное: отражение из зеркала не пропало, а пристальным неодобрительным взглядом уперлось ей в спину... потом заколебалось, моргнуло и исчезло.
  
   Комната дворецкого на первом этаже. Эльф Финриль только что отложил в сторону зеркало.
  
   - Отец неправ, что отправил ее туда... но спорить с ним так утомительно. Что ж . Если я выручу Госпожу из передряги, ее мнение об эльфах немного повысится, а это мне на руку. В конечном итоге, лично для меня все складывается очень удачно...
  
   - Оказывается, Финриль подглядывает за Леди - произнес Архимаг, меряя шагами захламленное пространство магического офиса. - Сильно сомневаюсь, что он влюбился до такой степени, что рискует своей репутацией, лицезрея Сэй, снимающую или наносящую косметику. Скорее всего, он что-то задумал... в высшей степени полезное и благородное. Кошмар... Да, клянусь Силами, вскоре мне придется расхлебывать очередную кашу, заваренную этим образцом рыцарства. Интересно, что же он все-таки выкинет?
  
   - Все свои геройские поступки Финриль совершает явно невпопад, - продолжал рассуждать волшебник, одновременно зажигая щелчками пальцев свечи в канделябрах. - И всегда добивается впечатляющего, но отрицательного результата. Если еще учесть, что по его мнению, для благой цели все средства хороши... Просто зло о двух ногах, а не эльф.
  
   Но у Финриля и Сэйан есть одно общее свойство - что у него с рыцарством, то у нее с волшебством - конечный результат абсолютно не соответствует первоначальной концепции...
  
   Глава 11
  
   "Итак, вот я и на пресловутом острове. Однако, судя по форме, мыса Пребывающих изначально в проекте не было. Интересно, кто тут был до меня? Ставин?
  
   ... Пока это место не оправдывает своей дурной репутации..." Стоял тихий вечер. Оранжевое солнце тихо садилось в облака. Фиолетовые листья пальм тихо колыхались под легким океанским бризом, прохладный черный песок тихо шелестел под ногами. Сэйан передернула озябшими плечами.
  
   - Ни дома, ни пресной воды, ни еды, ни врагов, - перечисляла она растерянно. - Полное отсутствие присутствия. Что ж , придется слегка подкорректировать данное обещание - без магии я тут долго не продержусь. Думаю, постройку дома никто здесь не воспримет как призыв к боевым действиям.
  
   После небольшой возни из воздуха возник почти приличный бивуак, причем буйное воображение королевы внесло свои коррективы - на прибрежном песочке возник нелепый домик, похожий на эскимосский иглу, но сложенный из глыб стекла:
   королева воспользовалась тем, что было под рукой. Неопытная волшебница не смогла загасить волшебное пламя до конца, поэтому у входа возник огненный занавес, в котором расцветали цветы и жили драконы с крыльями из огнеупорной стали и глазами как бриллианты...
  
   - Не то, что я хотела, но тоже неплохо. В оборонном плане дверь из пламени - гениальная выдумка. Хмм. Настолько хороша, что внутрь не могу войти даже я . Придется творить систему избирательного пропуска...
  
   После пятиминутной медитации простенькое заклинание затвора было сконструировано, оставалось только наложить его. Но тут королева перетрусила.
  
   - Учитывая специфику всех моих волшебств, оно должно действовать с точностью, да наоборот, - принялась она рассуждать, подняв очи к горизонту. На горизонте клубилась пыль.
  
   - Так. Похоже, лимит времени исчерпан!
  
   * * *
  
   Финриль собирал манатки. Он спешил. В открытую пасть чемодана из полированной кожи какого-то невезучего морского змея летели поочередно: половинка кирпича, лук и связка стрел, обойма серебряных пуль и обойма обыкновенных, баночка крема для обуви, черные слаксы, пять разноцветных колец, гнилая шкурка от банана, атласные красные трусы с вышитым на филейной части гербом города Териан, зубная щетка, освежитель воздуха, бледная вареная курица, завернутая в прошлогодний номер "Терра Магики". Сверху на это безобразие был положен серый эльфийский плащ, с засунотой в боковой карман пачкой швейных иголок. Напирая коленом на бывший затылок несчастного животного, Финриль тихо и интеллигентно ругался, шипя сквозь зубы проклятия Ассолею, Сэйан, Скрытому острову, потерянному в спешке мылу и даже себе самому.
  
   <........... ??? Bark>
  
   боровика и эскимосского иглу, выполненного в обсидиане. На месте входа пылал большой костер - по неопытности волшебница не смогла справиться с Пламенем сотворения и загасить его до конца.
  
   - Вообще-то, огонь у входа - неплохая в оборонительном плане идея. Хм. Настолько неплохая, что внутрь не могу войти даже я... Значит, надо сотворить такое заклинание, чтобы это пламя обжигало всех, кроме меня.
  
   После пятиминутной медитации простенькое заклинание пароля было сконструировано и оставалось только наложить его на выбранный объект, но тут королева перетрусила.
  
   - Учитывая специфику всех моих волшебств... - принялась рассуждать она, подняв очи к небу... Внезапный шум со стороны заката прервал ее рассуждения.
  
   Интермедия
  
   А Финриль упорно прорывался к Скрытому острову, назло стихии. Стихия не пускала его. Видать, стихия не дура и знает, что делает. Эльф ругался, стараясь выжать из своего красивого, но слабо балансированного шлюпа максимум устойчивости, но... результат не соответствовал, и мокрый и злой красавец, обдирая холеные ладони о намокшую колючую поверхность канатов, интеллигентно и возвышенно ругался - от бессилия и возрастающей тревоги.
  
   * * *
  
   Подул ветер, загудели ветви сосен, а пламя пригнулось почти до земли. Из ровного шума выделились: плач, стон, скрежет зубовный, топот копыт и свист крыльев. А может быть, наоборот.
  
   Ветер донес отдельные вопли. Оптимизма они не внушали: самыми безобидными прозвучали: "Смерть врагам!!!", "Разнесем по кочкам!", "Ноги выдернем и спички вставим!" Выкрики время от времени перекрывало мощное хоровое троекратное "Ура!!!"
  
   - Насколько я понимаю, перемирия у них в данный момент нет..., - и Сэйан, забыв об осторожности, попыталась вбежать в импровизированную крепость. Осторожность о себе моментально напомнила.
  
   - Ух! - проинформировала Сэйан окрестные пальмы, вылезая на карачках из водной пучины глубиной в три дюйма. Опаленные волосы воняли гадостно.
  
   - Что же делать? Соображай быстро, а то поздно будет!
  
   Соображать, а тем более быстро, королевская голова была не в состоянии. Подсознание тоже отказывалось сотрудничать. А между тем, поздно уже было - обогнувши окрестный лесок, качественной ровной рысью к ней приближался авангард психованного воинства - разнокалиберное население острова, старательно демонстрирующее крайне недружелюбные намерения.
  
   * * *
  
   Ух... - облегченно выдохнула королева, провожая взглядом быстро удаляющийся аръегард психованного воинства. - Неужели на них так подействовало мое неглиже? Ну, не будем себя расстраивать, скорее всего они среагировали на белый флаг... или то, что им показалось белым флагом, - продолжала она рассуждать, оглаживая белоснежную комбинацию. (Комбинации в принципе не ношу, считаю убожеством эпохи доисторического материализма, но на Канатчикову дачу собрала кучу разного старья. Вот так оно и получилось... - Seann Allfarran7 "The Cromcles of Conann, 15489г. omS/M)
  
   - Что ж, похоже здесь я буду жить как у Христа за пазухой, надо только приспособить белое полотнище на крышу этого стеклянного сооружения...
  
   Идея развилась и дала ростки - вокруг потребной ей территории королева натянула белый шнурок, повесив на него многочисленные таблички с надписями типа: "Сдаюсь!" и "Нейтральная зона!" на человеческом, драконьем, единорожьем и, на всякий случай, эльфийском языках, а также на полидиалекте.
  
   Дальнейшие три недели прошли в мирном полурастительном существовании - прогулки, чаепития, беседы с двумя единорогами - абсолютно сумасшедшими, но убежденными пацифистами. И все бы было в порядке, не нарисуйся однажды в лучах закатного солнца Финриль - при шпаге в правой руке, вышеописанным чемоданчиком в левой, атомной бомбочке за поясом и непреклонной решимостью спасти принцессу от лап людоеда - на физиономии. Он не торопясь брел к стеклянному вигваму, увязая по колено в песке парадными нагуталиненными серебряным кремом сапогами, а навстречу ему, тоже не торопясь, шли единороги, намереваясь нанести приятельнице вечерний визит вежливости. Выглядели они эффектно, но грозно - рога горят в вечернем солнце, алмазные копыта выбивают искры, гривы сияют, глаза мерцают, зубы светятся невинной младенческой белизной.
  
   Эльф, выпутавшись из какого-то на редкось колючего кустарника, забрался на невысокий барханчик и с этой возвышенной точки наконец-то узрел единорогов, которые к тому времени уже звонили у двери Сэйан. Громкий вопль "Банзай!" разорвал хрустальную вечернюю тишину, непосредственно за ним уши вылезшей на шум королевы потревожило гораздо менее уверенное восклицание "Мамма мия!", изданное Финрилем, когда не ожидавшие подвоха и оттого еще более разъяренные зверюги встали тылом к входу, а фронтом - к предполагаемому противнику.
  
   - На фига-а-а!!( - заорал левый единорог, пытаясь по элегантной дуге зайти Финрилю в тыл. Эльф щелкнул пальцами и в его руке оказалась старая гнилая шкурка от банана, предусмотрительно положенная им в емкий чемоданчик перед отлетом... Тьфу, отплытием.
  
   Элегантным жестом тореадора неаппетитный предмет был закинут под ноги атакующему и того занесло на вираже. Основательно занесло. Со вторым и вовсе разбираться не пришлось - вспомнив, к своему удовольствию, что он пацифист, единорог ретировался с присущей этим животным субатомной скоростью.
  
   Гордый эльф подошел к поверженному и непринужденно поставил ногу тому на шею, ни сном не духом не ведая, что повторяет знаменитый в истории
  
   12
  
   жест, любимый, кстати, очень положительным героем ( в том смысле, что все на него клали - от сотворения мира до наших дней).
  
   - Пошел ты... - захрипел уроненный, но непобежденный единорог.
  
   - Я дарю тебе жизнь! Встань и благодари, презренный!
  
   - С чего бы это он должен тебя благодарить? - осведомилась Сэйан иронически. - Сказано же - нейтральная зона! Здесь никто никогда не дерется! А теперь ты, идиот рыцарственный, меня дискредитировал! Тебя самого надо здесь оставить без права выезда!... Сейан задохнулась, а потом продолжила такой эльфийской нецензурщиной, которая не может быть переведена без потери пахучести, но суть ее ясна и большинством населения Кориан одобряема.
  
   Эльф внимал молча.
  
   - С тобой ничего не случится. Теперь, когда я здесь. - соизволил он наконец нарушить молчание. - Теперь у тебя есть защитник.
  
   Выпендреж эльфа неожиданно привел Сэйан в благодушное настроение.
  
   - Не соизволит ли Сверкающий доспехами, - пропела она, впервые называя Финриля его официальным титулом, - посетить мою скромную обитель, испив там потребное ему количество чая, который уже ожидает Сверкающего...
  
   Испить потребное количество эльф непринужденно согласился и , с некоторой опаской взошел в обсидиановый вигвам, предварительно легким жестом наложив на косяк остужающие чары.
  
   - Пока ты здесь не появился меня не от кого было защищать, - продолжила Сэйан оставленную перед тем тему. - Ты хоть понимаешь, какого калибра неприятности ты на меня навлек? Впрочем, Трембьен правильно говорит, что вечная молодость действует на мозги размягчающе...
  
   - Но она дает и некоторые преимущества... - с ходу отпарировал Финриль. -И вообще, в этом странном помещении есть некоторые неудобства, которые озадачивают меня во время визита... Например, вот эта табуретка... Последний раз ее сиденье ошкуривали никогда...
  
   - Не порви панталоны... Алые небось? - мимоходом съехидничала королева и страшно удивилась, когда невозмутимый эльф вдруг багрово покраснел... Королева сжалилась и изменила тему.
  
   - Ты что здесь делаешь? И главное, как ты узнал, где я ? Предполагалось, что мое местоприбывание известно только Ассолею, а остальные думают, что я по непонятным причинам впала в хандру и живу затворнницей...
  
   От внезапного облегчения Финриль выдал военную тайну.
  
   - Я подслушивал, - с готовностью признался он. - Так я узнал, куда ты собираешься ехать и главное, что ты не собираешься применять магию. И где- на острове сумасшедших! Это действительно безумие! Вот я и поехал за тобой... -частил эльф, пытаясь не замечать все больше расширяющихся глаз Сэйан. В его отрывистый монолог начали проникать левые замечания королевы....
  
   - А воплей не слышно, я знаю, что ты скорее дашь...
  
   -Зеркало!!!
  
   ... себя изнасиловать, нежели нарушишь слово, в общем, без криков бы не обошлось, а тут ничего не слышно...
  
   -Моя спальня!!!
  
   13
  
   .. я подумал, ты убита и поспешил...
  
   - Ты подглядывал!!!
  
   - ...отомстить за свою королеву. Устраивют ли Ваше Величество мои объяснения?
  
   -Идиот...
  
   Финриль привычно встал в позу несправедливо обиженного херувима, но синие глаза посматривали выжидающе.
  
   - Силы, что прикажете с ним делать... Побуждения у него были самые благородные, а о последствиях он не мог догадываться... Что за черт! Передо мной стоит тип, так крупно мне подгадивший, а я не могу даже наорать на него...
  
   ... К облегчению обреченно дожидавшегося очередного разноса Финриля, ситуация резко изменилась к худшему: временно забутое население заявило о своем тревожащем существовании. Стены стеклянного дома содрогнулись от ударов кулаков и копыт, хлопанье крыл заполонло воздух, а в окна просунулось энное количество зубастых физиономий, выкриквающих ругательства и непотребные пожелание засунуть белый флаг в задницу его повесившей. С потолка немедленно посыпались штукатурка и архитектурные детали, от сотрясения из-под эльфа с визгом удрал стул, оставив Сверкающего на полу в позе лотоса.
  
   - Эй. Сделай что-нибудь. - постучала его по плечу королева.
  
   - Не могу! Мне для волшебства нужно соответствующее настроение! Магия - это высокое искусство! Мне надо сосредоточиться! Войти в нирвану! Просто так нити астрала не поймать...
  
   - Подумаешь, какой нашелся! Астральный спинингист!
  
   Отвернувшись от эльфа, королева принялась на свой страх и риск плести заклинание лихорадочно дрожавшими руками, временами пиная ногами некоторых чересчур зарвавшихся визитеров. Из-за многочисленных побочных явлений нити заклятия путались и рвались. Получалось не то и Сэйан, на лету ругаясь, переделывала все заново... Сзади что-то запел Финриль.
  
   Наконец, заклятие подействовало... Последним усилием приоткрыв смыкающиеся веки, королева увидела Финриля, летевшего, с блаженным выражением на физиономии, прямиком в нирвану...
  
   * * *
  
   Приехавший через неделю Архимаг Ассолей застал на осрове престранную картину: среди внушительных куч битого бутылочного стекла возлежали два трупа в отличном состоянии. При ближайшем рассмотрении волшебник вздохнул: то ли облегченно, то ли удрученно - оказалось, что трупы живы, но спят. Ассолей поднатужился и, увидев провидящим взором все, что произошло здесь неделю назад, озадаченно хрюкнул в синий аэр.
  
   - Так я и знал, что она что-нибудь, да учудит... Но пока жива, хоть ее заклинание подействовало приблизительно наоборот...
  
   - Что вы хотите сказать, мэтр? - поинтересовался Фейр, самый дотошный из его пятерых учеников, которых Ассолей всюду таскал за собой в целях престижа.
  
   14
  
   - А то, солнце мое, что, вместо того чтобы усыпить оппонентов, в количестве приблизительно полусотни, вся мощь заклинания спроецировалась на саму Сэйан и, в меньшей степени, на моего незадачливого сыночка, который приложил немало для этого усилий...
  
   - И сколько теперь они будут спать. Учитель? - ужаснулся сообразительный Фейр.
  
   - Хороший вопрос. Не знаю точно... Лет семь. Сэйан проспала тринадцать...
  
   Гл.10.
  
   И первое, что увидела королева, проснувшись, было озабоченно лицо архимага.
  
   - Что, головка сильно болит? - осведомился он не без ехидства. - А вот мой дорогой сыночек мучается похмельем... Сэйан криво ухмыльнулась.
  
   - Надо понимать, что моя своевольная магия опять сработала шиворот-навыворот. Но в этот раз я учла и такой вариант и пришла к выводу, что меня устраивают оба. А сколько времени я спала?
  
   - Тринадцать лет. Задала ты мне задачку... Тут образовался орден рыцарей, ставящий своей целью пробудить тебя от колдовского сна. В результате весь кагал молодых и глупых, в основном, младших сыновей древних родов, которым ничего не остается, кроме как идти в монахи - поперлись во Фрасские горы. Какой-то маг без лицензии однажды проповедовал на дворцовой площади...
  
   - Как допустили!
  
   - Не вели казнить! ... Так бишь, о чем я ... Этот маг напророчествовал, что тебя можно разбудить с помощью корня эдельвейса и эти, с позволения сказать, рыцари, наготовили столько этого корня, что эдельвейс пришлось занести в Красную книгу...
  
   - И что, подействовало? - осведомилась Сэйан.
  
   - В том-то и дело, что нет. Эдельвейс, а тем более, его корень, вообще не имеет никакой ценности - ни магической, не целебной... Но нет худа без добра - на месте их стоянки я организовал турбазу - там теперь отдыхают иностранцы с материка. И платят, между прочим, материковым золотом, а не нашими "малахитками", с изображением твоей блистательной физиономии!
  
   - Моя блистательная физиономия, между прочим, не в лучшем состоянии... - меланхолически отметила королева.
  
   Волшебник взглянул на будильник и ахнул.
  
   - Вы с Финрилем через полчаса должны открыть бал по случаю Пробуждения! Гости уже собрались!!!
  
   - О-о-о ... Обязательно с Финрилем? Папа Лейе, у меня ж мигрень! Ладно, Финриля и головную боль по отдельности я еще вынесу, а вместе... Никогда!
  
   - Ианг! Ионг! Помогите королеве! - возгласил непреклонный соновник, не обращая внимания на ее стенания. - Надевай улыбку и вперед! - еще скомандовал он, прежде чем исчезнуть.
  
   15
  
   Глава 11 Бал в "Закатном небе"
  
   Что сказать о ней, стоящей на Алебастровой лестнице, в окружении отрывков чар, туманов и образов, смутных воспоминаний, смешков и подавленных вздохов...
  
   .... В окружении бесконечных вертикалей колонн, плоскостей зеркал, ряби газовых шарфов, какафонии духов... Под эту странную музыку - серебряные спицы выбивают прихотливый, спотыкающийся ритм, глуховато, с острыми всплесками звона, неожиданными паузами, длящимися то мгновение, то вообще не длящимися...
  
   .... Как хороша она в переменчивом свете, мягко скользящем по гладким плечам, шее, рукам и вдруг дробящемся на множество разноцветных бликов на лице, чьи черты неправильны, но так точны и определенны, как будто вырезаны на серебре искуснейшим гравером...
  
   Ее рыжие волосы выглядят так странно, резко вызывающе, почти непристойно сексуально по сравнению с холодной, розовато-серебристой гаммой утонченной эльфийской эстетики, кажется, что каждый волосок - как нить накаливания, сверкает каскадом искр... Среди этой буйной гривы почти незаметен тонкий матовый обруч - знак верховной власти... Старики говорят - это знак... ( Знак чего - никто не знает... Старики тем более.)
  
   Стихли чистые ноты, яркий дневной свет померк до утра, под полом танцевального зала засветились странные глубоководные животные и волнистая гладь пола приняла в танце первую пару...
  
   Пространство взорвалось смехом, шопотом, шуршаньем крыльев, небо опустилось в окна, раскрытые навтречу ночи. Сильнее засветились мраморные колонны, украшения - браслеты, диадемы, каждый камень на поясах эльфов вдруг загорелся колючим сиреневым блеском - в них лилась вода, вспыхивали брызги, играла радуга - казалось, океан одлжил эльфам толику своего полуночного глубинного свечения, а может быть, они просто веселились, путая и дразня кобольдов, химер, кентавров, людей, единорогов, фейную мелюзгу и надоедливых оборотней...
  
   Они просто веселились. Сэйан шла по лабиринту запутанного в безумном ночном разгуле дворца, испытывая попеременно приступы то клаустрофобии, то агарофобии, постоянно натыкаясь на отдельные парочки или группы поклонников свободной любви, продираясь через паутину чьих-то неснятых заклятий, спотыкаясь об охранные амулеты, талисманы, магические знаки, в изобилии рассыпанные в астрале и просто по полу. Наконец, ей это надоело.
  
   - К выходу! - приказала королева и мягкий ветер поднял ее, вылущивая из смятой оболочки дворца.
  
   И осталось - сухая трава, гнущаяся ковром под ветром, соль на губах - белая пыль океана, светлые камни древних могил. Взяты первые аккорды, четкий до фальши и первая трель взлетела над тихой водой... смешалась с соленой пеной, проникла в глубину, впитавшись в тонкие ветви кораллов, заглянула мимоходом в
   Великое подземелье и полетела обратно к земле приливной волной, разбившись о скалы , превратилась всего лишь во влажный песок... А сама песня достаточно иронична...
  
   Тонкие острые иглы травы покалывали обнаженные плечи, икры, локти... Лохматые метелки раздражающе щекочут губы и веки.. Как странно - падать взглядом в пропасть ночного неба - мимо, мимо черноты, мимо северного сияния, радуг и дождей, иных миров и клокочущих бездн - складов великого Ничто, хранилища иных миров, ожидающих демиурга...
  
   Затягивает... Земля медленно шевелится, как проснувшийся зверь, медленно, лениво переворачивается набок, разворачивается вертикально. Руки лихорадочно цепляются за жалкие клочки травы, ветер обретает плотность, режущий пронзительный свист, больно бьет по щекам, падение неотвратимо - вот разжимаются пальцы, выпуская последнюю опору, задержку перед аэродинамической трубой пустоты
  
   Сэйан закрылась - беззащитный, бесполезный взмах скрещенных рук... И наступила темнота.
  
   Глава 12
  
   Ну и надралась же я вчера - мрачно констатировала Сэйан, очнувшись. - И куда это меня занесло?
  
   Куда занесло - интересовало, но не в первую очередь. Лениво оглядевшись, королева установила, что нечто, похожее на игольную подушечку, полную разноцветных иголок, блестит прямо по курсу. Логически умозаключив, что это есть ее замок и он отделен от нее двадцатью милями - всей акваторией залива, она занялась более насущными проблемами.
  
   Мысли приходили в порядке строгой очередности. Вспомнилось: кажется, под луной танцевали, потом устроили дикий пляж, потом... Абстинент Финриль выбрал именно этот вечер, чтобы нажраться в порядке эксперимента в дупеля... Забавное было зрелище - Финриль, танцующий канкан на столе, выкрикивая при этом странную фразу: "Е-твое, золотая рыбка!" и притоптьюая... Решил меня причесать.... Так надоел, что кажется, послала его куда Макар телят не гонял...
  
   - Теперь все понятно, - вздохнула Сэйан. - Вместо пьяного эльфа я отправила в означенное место саму себя. Да, действительно, телят пасти здесь негде.
  
   - У Макаровых телят явно большое пастбище - они пасутся повсеместно в радиусе двадцати миль от замка - на мое горе, Макар - человек обязательный... А может, он кобольд - тварь повышенной вредности... Да бог с ним, я-то как назад вернусь?
  
   Мелькнула и пропала мысль о заклятии Вызова - призвать сюда виновника всех злоключений, а самой отправится туда, где он сейчас прибывает. Мысль мелькнула и исчезла - вытаскивать похмельного эльфа на такую жару было бы слишком жестоко...
  
   Как уже упоминалось, было жарко. Не очень, градусов сорок в тени... Другое дело, что тени не было как факта. Пейзаж тоже не располагал к нирване, воплощая в лавовых формах скал мрачные сны параноика. Кроме камней, многократно усиливающих ровными, как будто полирогванными поверхностями падающий с лучезарно белого неба свет и черного обсидианового песка взгляду было остановиться не на чем.
  
   - В обход - миль сорок... - мрачно подсчитала Сэйан. - Неделя. Если раньше не подохну от сухости.
  
   Мучимая сомнениями, королева неторопливо побрела по неприветливому берегу. На помощь рассчитывать было неоткуда - давным-давно эта территория была сейсмоопасна настолько, что здесь до сих пор избегали жить даже мухи. Многочисленные землетрясения стряхнули в океан всю плодородную почву, оголив материковый базальт и образовав в прибрежных водах длинные, неприветливые отмели, между которыми клокотали буруны. Буруны ломали в щепки все, что сюда ненароком заплывало, а зыбучие отмели засасывали что оставалось. На земле не росло даже полыни. Пресной воды, естественно, не было.
  
   Первая леди шла, увязая в горячем песке, уже не первый час, и самочувствие ее было не блестяще. Ласковое солнышко лупило прямо в макушку.
  
   - Рассуждая здраво - рассуждала королева здраво, - чем критичнее становится ситуация, тем меньше нам от жизни надо и тем сильнее мы этого немногого хотим...
  
   В данный момент ей виделись в розовых мечтах четыре вещи: крем от ожогов, солнечные очки, панама с широкими поями и полный ледяной воды термос.
  
   - Из этого можно сделать вывод - продолжала она философствовать, - что моя ситуация в четыре раза лучше летальной, той самой, когда хочется одного -лечь и помереть...
  
   Через пару часов положение начало стремительно приближаться именно к летальному, но как всегда в момент, когда была потеряна всякая надежда ( она посеяла надежду где-то на четвертой миле пути) - впереди показалась пещера. Малая толика природной осторожности была оставлена Сэйан за ненадобностью на три мили раньше, чем надежда. Теперь ей было глубоко наплевать, обитаема ли пещера и сколько когтей, зубов и наглости у вероятного ее съемщика.
  
   - Ой, тенек... - простонала Их Величество и спотыкаясь, побрела ко входу. Добравшись до прохладного местечка, она без сил рухнула на каменный пол и тут же заснула.
  
   Проснувшись, а вернее, очнувшись, она решила осмотреть помещение повнимательней, так как некоторые детали интерьера наводили на мысль о разумности ее обитателя. При более внимательном осмотре предположение о разумности хотелось аннулировать.
  
   Выяснилось, чо Сэйан, не иначе, как чудом, нашла единственное ровное место на полу огромной пещеры, чье пространственное решение больше всего напоминало сквозной ком старой плотной паутины, выполненный из базальта, в котором запутались остатки несчастных жертв, с редким натурализмом и придирчивым следованием деталям выполненные из горного хрусталя. В роли светильника выступал внушительных размеров водоем, до краев заполненный самосветящимися водорослями, чье зеленоватое свечение придавало выразительный, но несколько зловещий оттенок окружающей обстановке. Входа не было. королева уже приготовилась впасть в панику по этому поводу, но сообразила, что на дворе ночь и входа попросту не видно. Так что приступ паники пришлось отменить за ненадобностью. Поборов разачарование, Сэйан осведомилась в темноту:
  
   - Эй! есть кто-нибудь дома? - поинтересовалась она, на всякий случай подпустив в голос жалобных ноток, но в полной уверенности, что никто не ответит.
  
   - А то как же! - раздался Голос. Королева аж присела от неожиданности.
  
  
  
  
  
  
   - Женщина, ты не умеешь логически мыслить! Впрочем, это ваш повсеместный недостаток. Или ты просто глупа и не сообразила, что для пещер такой дизайн не характерен... Я думаю, что верно второе- Чувство чего-то бесконечно родного и привычного, как сиденье дворцового сортира, охватило королеву.
   - Кажется, я знаю, с кем емею дело, - улыбнулась она. - Мне крупно повезло, что я встретилась с вами...
   Голос издал фонему типа: "Квак!", в полной мере выражавшую удивление субъекта по поводу того, что кто-то воспринимает встречу с ним как везение.
   - Ты единорог Бъянг - гениальный архитектор, склочник, брюзга и затворник... Я угадала?
   - Можешь считать, что да, - просипел невидимый собеседник. - В свою очередь поинтересуюсь, кто та нежданная посетительница, с которой имею сомнительное удовольствие общаться...
   - Я королева Сэйан Эльфарран, - просто представилась девушка. Раздалось фырканье и тихий скрежет и в слабом мертвенном круге света возник единорог. Он был безукоризненно красив: по темно-синей шерсти пробегали искорки, копыта сияли разноцветьем богемского стекла, роскошная седая грива, чьи пряди были похожи на елочный дождик, тоже картины не портила. А портило ее брюзгливое выражение морды, нежно-розовые от хронического алкоголизма глаза и непричесанная челка, в которой запутались репейники - в общем, вид Чудесного явления на грани Света-и Тьмы служил потрясающей иллюстрацией к утверждению Ионг, что запущенные холостяки всех рас и народов имеют в своем облике ряд сходных типологических ососбенностей. Из пасти единорога торчал веник подозрительной травки а взгляд был полон сарказма.
   - Королева, говоришь? - забубнил он. - Да, воистину измельчало духом население Светлого острова со времен Смертного короля... Стоит только посмотреть на это жалкое существо - растрепанное, затравленное, задающее идиотские вопросы, мелочное, коварное и неумное... Никакой представительности, ни следа твердости духа и решительности... Да и в красоте природа отказала... Тьфу!
   Сэйан терпеливо внимала, пока Бъянг сомневался в ее уме, решительности, отваге, честности и благородстве. Но отказа в красоте перенести не смогла и перешла к тому, что в Уголовном кодексе называется "Нанесением физического и морального ущерба частному лицу"
   У королевы была этакая оригинальная черта - рассердить ее было очень легко, но случаи впадения в Белую Ярость регистрировались очень редко.
   19
  
   Вероятно объяснялось это тем, что она видела во всех без исключения явлениях жизни сначала комическую сторону, а потом все остальные. Но уж если удалось ее по-настоящему разозлить - она могла в запале ногой пробить бетонную стенку (а лбом сокрушить ее окончательно), ломать стальные прутья, лезть на разъяренного дьявола с пучком крапивы в руках и хлестать его по филейным частям. Вспышки королевы запоминались окружающим надолго - по контрасту с ее обычным в меру воспитанным стилем поведения.
   - Ах ты, дрянь! - взвизгнула Сэйан, рванувшись к единорогу, явно озадаченному превращением расстроенной и явно больной девчонки в разъяренную ведьму. Глаза Бъянга выкатились из орбит: пытаясь с достоинством отступить, он запутался в четырех копытах и бесславно сел на свою синюю задницу. А достоинство пришлось оставить до лучших времен.
   Невменяемая королева буквально взлетела на спину единорога и ухватилась за рог с такой силой, как будто хотела его сломать (вероятно и хотела) оскорбленный архитектор встал на дыбы и заржал совсем по - лошадиному. Пока единорог выкаблучивался, надежно угнездившаяся на его спне Сэйан, издевательски хохоча, проорала страннейшее заклинание: "Лошадь из камня, приди сюда ко мне!" - что доказывало - она в некоторой мере освоилась со своей своевольной магией. В реультате этого перевернутого заклинания в ее руке должна была оказаться серебряная уздечка - лучшее средство укрощения разъяренных единорогов.
   - Слегка не то, что бы мне хотелось, - удивилась Сэйан, увидев у себя в руке серый длинный шнурок от ботинок ( что доказывало - со своей своевольной магией королева освоилась только в некоторой степени) - но тоже сойдет...
   Через пять минут жестоко взнузданный, Бъянг прекратил сопротивление.
   - Ну хорошо, хорошо - прохрипел он. Сдаюсь...
   - Сдаешься?
   - Ну да, сдаюсь. Но прошу учесть, что из-за вас. Величество, я потерял свой ужин! У нас свободная страна и я требую возмещения за моральный ущерб!
   Сэйан подняла потерянный в процессе баталии пучок подозрительного сена и сунула ему в зубы. Единорог довольно захрустел.
   - Свежачок - проинформировал он. Эта травка целебная, в наших местах редкая... А мне, старику, для печени очень пользительно...
   Величество бегло исследовала еще не съеденные фрагменты редкой травки и страшно удивилась.
   - Но ведь это просто крапива!
   - Ну да, крапива - подтвердил отшельник. -А ты много видела на Кориан крапивы? Везде сплошной виноград, будь он неладен...
   - Знаешь что? Если ты довезешь меня до замка, так и быть, я пущу тебя побродить вокруг. С тех пор, как я там поселилась, это растение благоденствует на воле. В устрашающих количествах. Только одна к тебе просьба - начни трапезничать с парадного входа.
   А то перед соседями стыдно...
   - Дорогая Леди, - поклонился Бъянг, - на таких условиях я отвезу вас на край света!
  
   - Прекрасно, значит, вопрос с транспортом улажен. Теперь вот что - можно мне
   воды...
  
   Интерлюдия Записки с больничной тумбочки "О встречах с толкиенистами,
   комбинезончике и малометражке"
  
   В славных рядах толкиенистов никогда не состояла, что не мешает мне натыкаться
   на них постоянно и в самых неожиданных местах. Наиболее затомилась встреча с
   питерским филиалом в парке Александрия.
  
   Вечерело. Шла я - задумчивая, в романтическом настроении, не разбирая дороги и
   подбирая все, что по пути валяется. В конечном итоге вид я приобрела странный -
   за уши заткнута ветка боярышника, на плече - длинный как веревка уж, а в руках
   - милейший ежик, весом этак килограмма три. Вломившись на полянку я обнаружила,
   что там вокруг костра расселись семеро в темных плащах того неопределенного
   оттенка, который получается когда рыжие отечественные одеяла из верблюда
   пытаются перекрасить в темный цвет стойкой канцелярской тушью лилового цвета
   "памяти МУРа". Мечи, сделанные, по моему, из старых лыж ( причем то, что
   получилось, напоминало именно старые лыжи, а не мечи, несмотря даже на руны для
   пущей убедительности нарисованные по всей площади голубой гуашью) валялись,
   непочтительно сложенные в кучку вместе с огрызками яблок, окурками, немытой
   посудой и разбросанными картами Таро.
  
   Я хотела от греха подальше смыться, но меня заметили и отреагировали -один из
   них подошел ко мне, бухнулся на одно колено и, подняв руки к небу, прогнусавил:
   "Айе, Леди!"
  
   Удивилась? Слабо сказано. На Леди я не тянула ну никак - лучшие времена моей
   фигуры канули безвозвратно, очки, смахивающие на прибор для подводного
   плавания, тогда еще были при мне, ну а одежка вообще заслуживает отдельного
   абзаца.
  
   На мне имелся комбинезончик, одлженный у однокурсницы с одной-единственной
   целью - пугать народ. Он был джинсовый, на помочах, на обоих коленках -
   метровые заплатки из веселенького зеленого ситчика в голубые горохи. На спине
   этого, с позволения сказать, предмета туалета, было малиновой ручкой нарисовано
   пятикупольное сооружение с концептуальной надписью на пятой точке:
  
   "Атеизму - бой!". На остальной, незанятой площади были беспорядочно разбросаны
   вышитые мулине ромашки и трогательные оранжевые утята. Комбинезончик
   оборачивался вокруг меня три раза, а вокруг Галки - четыре с половиной ( не
   поленились в свое время проверить). Галка объясняет, что комбинезон нужен ей
   для того, чтобы бегать кросс... А то! Пока пробежишь от обшлага левой штанины
   до манжеты правого рукава - семь потов сойдет... Только надо с собой фонарик
   брать - а то есть риск заблудиться и умереть от жажды, причем тебя не найдут
   еще как минимум неделю. Мы как-то с пеной у рта спорили, что больше - объем
   этого комбинезона или кухонька в одной московской квартире-"хрущобе".
  
   Ах, эта кухонька! В ней могли поместиться одновременно два с половиной человека
   - двое пьют чай за столом, а один - наклонясь над раковиной и выставив афедрон
   в коридор. Когда в кухоньке открывали окно, то его рама аккурат доставала до
   дверного косяка. Помнится, мы там сидели всемером и учили терминологию
   постмодерна, а наверху еще сохло постельное белье, повешенное в три слоя. Потом
   этот бандит, младший обитатель квартиры, просочился к шкафу и изъял оттуда
   пирожное. Только стало посвободней, как в дверь зазвонил восьмой однокурсник и
   пришлось в срочном порядке вывешивать за окно мусорное ведро. Так оно там,
   между прочим, и висит до сих пор, несмотря на протесты соседей. Галка выдвинула
   идею - распороть комбинезончик и использовать его в этой кухне в качестве
   фотообоев.
  
   Но вернемся к толкиенистам. Я проследовала к костру. Они сидели вокруг огня и
   пили из литровой помятой алюминиевой кружки что-то, вонявшее смесью керосина и
   изюма. ("Сами делали!") На донце кружки синими школьными чернилами было
   отпечатано: "ОТК. Мор. Миф....(?) - PC: Т.в.в.ч? Я-нет", что мне с гордостью
   расшифровали как: "Отдел технического контроля Мории - мифрил." Когда я
   поинтересовалась значением странного вопросительного знака и поскриптума, все
   сразу впали в нирвану и по этой причине мне не ответили. Позже я расшифровала
   поскришум как: "Ты веришь в эту чушь? - Я -нет..." (В контексте расшифрованного
   поскриптума вопросительный знак в скобках в пояснениях не нуждается.)
  
   Но тогда, впервые узрев мифрил, я испугалась - надо же, какая древность... Даже
   пить из нее страшно, а вдруг фонит? На это нетрезвое замечание Арька заметила:
  
   - Чуешь, керосином несет? Вот им и фонит... - на что ее супруг выдал фразу,
   которая, говорят, была очень популярна в устах его мифического прототипа:
  
   - Вечерняя Звезда, - сказал он грустно, - заткнись, а? (поясняю: Форве (не
   Арагорн, тот зашился) гнал эту гадость самолично.)
  
   ...Я сочла это знаком Судьбы (а не все ли равно, что за него счесть) и осталась
   с ними встречать рассвет.
  
   Глава тринадцатая (С философией. Что поделать, такое несчастное число.)
  
   - По камням ноги бить не стану, так как неподкован, - подолжал Бъянг спустя
   некоторое время. - Не возражаешь против морского способа передвижения?
  
   - Не возражаю.
  
   Напоенная, накормленная и удовлетворенная, Сэйан согласилась без лишних
   претензий. Единорог и девушка вышли на прибрежный песок. Солнце не торопясь
   клонилось к западу. Было тихо и как-то непривычно без шума водопада и вокальных
   упражнений эльфов, обычно в эту пору начинающих репитиции. В пене прибоя
   виднелись чьи-то дружелюбные физиономии, лукаво подмигивающие и раскрывающие
   рты с тихим "Чирик-чирик"
  
   - Кто это? - спросила королева.
  
   - А, не обращай внимания, - передернул лопатками единорог. Это третьестепенные
   морские божки - племянники, кузины и домашние животные Санда - морского
   бога-конезмея. Я их подкармливаю.
  
   Зачем? - Сэйан несколько удивила склонность Бъянга к благотворительности.
  
   - Перед грозой на них хорошо клюют левиафаны - охотно пояснил благотворитель. -
   Твои-то в замке очень беспокоятся?
  
   - Да вряд ли, - отмахнулась девушка. - Они привыкли, что я вечно где-то
   пропадаю. Справедливости ради - и без меня налаженная машина бюрократии не
   сбоит...
  
   Сэйан уселась на спину единорога и он не торопясь поплыл курсом норд-норд-вест,
   используя гриву и хвост как руль и ветрила, одновременно продолжая болтать.
  
   - Когда я удалился от мира - рассуждал он, - в ходу была абсолютная монархия. А
   теперь какой государственный строй?
  
   Сэйан задумалась.
  
   - Если формулировать - то структурированная анархия с элементами фольклорного
   царства-государства. И надо сказать - все довольны, кроме меня.
  
   - Почему?
  
   - Я не чувствую себя королевой, - пояснила девушка. - Мне никак не удается
   заставить себя слушать. Нет,-все милы, распоряжения мои выполняют
   беспрекословно, но за моей спиной хихикают. Все считают, что если я от природы
   весела, значит неизбежно легкомысленна... Хотя никто, как не парадоксально, не
   отказывает мне в уме.
  
   - Знакомая ситуация: отсутствует хварно. Мой король тоже с этого начинал, но
   потом... Никто даже и помыслить не мог: "Славный парень этот наш король, свой в
   доску!" А ведь это говорили ему в лицо, причем в качестве комплимента.
  
   - Но как он этого достиг? Единорог вздохнул.
  
   - Не знаю. Спроси сама.
  
   - Но он же умер? - изумилась девушка. Бъянг пожал плечами.
  
   - Какая разница... Если хочешь, я отвезу тебя прямо к его гробнице. Крюк
   небольшой, а сколько пользы ты извлечешь из этого визита...
  
   - Согласна. Поехали!
  
   - Ты что, серьезно? - опешил Бъянг
  
   - Но ты же сам предлагал...
  
   - Тогда держись! - предупредил он и резко убыстрился, раскидав кильватерной
   струей многочисленную голодную божественную мелочь по прилегающей акватории.
  
   Буквально через десять минут они доплыли до водопада.
  
   - Ты не передумала? - осведомился единорог, кружась в водовороте. -Впрочем,
   если и передумала, теперь назад дороги нет. Держись!
  
   Они летели вниз со скоростью пули. Ошалевшая настолько, что даже не могла
   испугаться, Сэйан вцепилась обоими руками в гриву единорога. Бесчисленные
   пальцы норовили оттащить ее от единорога, хватали за руки, тянули за подол
   платья...
  
   Внезапно все кончилось. Королева слезла и оглянулась с интересом - в своих
   подводных владениях она никогда не была.
  
   Вода была прозрачной, абсолютно, идеально чистой. По ровному, песчаному дну
   плясали, извиваясь и перекрещиваясь, чьи-то тени. От этого вода казалась живой
   и не сказать, чтобы очень дружелюбной. Посмотрев вверх, Сэйан присела от
   неожиданности: в километре над их головами спокойная вода казалась стеклом, на
   поверхности которого бушевал водяной ураган. Невидимая граница отделяла
   территорию морских эльфов, где сейчас находилась королева, от пирповерхностного
   слоя океана, где в до предела насыщенных кислородом бурных водах обитало
   престранное существо - морской конезмей Санд.
  
   О Санде.
  
   - Какого черта вам опять от меня надо?!!! - орал Санд. Группка териановских
   парламентеров выглядела свински маленькой рядом со внушительными кольцами и
   копытами змея, но храбрости не теряла.
  
   - Нам нужно, чтобы Ваша Светлость удалилась из Мегаполиса вон, - продолжал
   настаивать предводитель парламентеров, в котором внимательный наблюдатель
   несомненно узнал актуального советника по Внешней политике, геральдике и
   этикету, нашего старого знакомого, кобольда Фиангуаррику.
  
   - Я не пребываю в Мегаполисе - возразил конезмей.
  
   - Не будем придираться к словам, - выступил вперед какой-то гоблин-альбинос. -
   Вы находитесь на территории Семи долин.
  
   - Но чем я вам помешал! - взвыл змей. - Я что, ем кого-нибудь? Требую на десерт
   молодых девственниц? (Кстати, это идея). Сокращаю поголовье скота? Гажу сверху
   на дворцовые башни?
  
   - Гадите! - хором подтвердили парламентеры.
  
   - Хрен ли вам! Это у вашего старикана Трембъена недержание, а на меня
   сваливают! Я и летать -то не умею...
  
   -Врет!
  
   - Заткнись! - взревел окончательно рассерженный змей. - Хотите, чтобы меня
   здесь не было?
  
   - Хотим...
  
   - Очень хотите?
  
   - Очень хотим!
  
   - Злые вы все... - внезапно всхлипнул змей. - В натуре ничего вам не делал,
   даже купальщицам пятки не щекотал... Жемчуг поставлял... А как что - так под
   зад коленом...
  
   Авторитетная комиссия смутилась.
  
   - Ваша светлость... Ну не расстраивайтесь вы так... Лично... Ничего... Не
   расстраивайтесь... А жемчуг - прелесть, я дочке на свадьбу купил, до сих пор не
   съели... Нууу... Здрасьте! Вытрите слезу-то, корова!... Я не корова, я
   сирена... Что делать-то, людииии...
  
   Они могли долго продолжать этот базар, но Санд, похоже, что-то придумал и
   повеселел.
  
   - Тихо! - скомандовал он. Никакого результата.
  
   - Тихо!!! - скомандовал он еще раз, шлепнув по воде хвостом для пущей
   убедительности. Мокрые с ног до голов парламентеры стали - все внимание.
  
   - Я кое-что придумал. Чере пару дней меня здесь не будет. И озера тоже.
  
   - Правда?
  
   - Правда... - и Санд исчез в голубых волнах, послав на прощанье многообещающую
   усмешку с садистским оттенком.
  
   * * *
  
   Весь сыр-бор, надо сказать, загорелся из-за географии. Вернее, геологии. Дело в
   том, что на месте реки Эррены во времена не столь отдаленные был залив, узкий и
   длинный, глубоко врезающийся в материк. Его дальний, широкий конец приходился
   ровнехонько в середину Звезды-из-Долин и избрал себе для обитания Санд именно
   его.
  
   Все шло хорошо. Жители города привыкли к этническому разнообразию и
   воспринимали Санда как часть пейзажа, но тут на Южном побережье произошло
   фундаментальное землетрясение, и его последствия аукнулись в Звезде. Дело в
   том, что участок южного побережья слегка приподнялся, и залив превратился в
   озеро, воды которого грозили залить весь Териан нафиг. Когда до населения
   дошло, раздался громкий вопль "Мы так не договаривались", и, хотя городские
   власти со змеем вообще никак не договоривались, ни "так" ни "этак", было решено
   попросить Санда убраться. Проблемы с озером это, конечно, не решало бы, но
   хитрожопые старейшины гномов решили, что если Санд не умеет ходить, то для
   того, чтобы убраться, ему придется плыть. А для того, чтобы плыть, нужна, как
   минимум, вода. И куда плыть. Значит, логически рассудили хирдманы, Санду
   придется проложить ход, типа канал. И к Океану, поскольку тот близко. А что там
   базальтовые скалы, которые лбом не продолбишь - так это Сандова проблема. Вот
   так. Только вот не учли старейшины, что Санду, в процессе долбежки базальта,
   будет до фонарика, если город слегка потрясет.
  
   - Город потрясло. Правда, обошлось все парочкой приличных цунами и извержением,
   казалось, навек замершего вулкана, ну так это дело привычное. Зато Териан
   получил реку Эррену - условно судоходную, так как верховья ее находились под
   землей, а низовья - над землей. В результате, по Эррене могут ходить только
   корабли эльфов - когда они идут с обратным рейсом с материка очень эффектно
   выглядят, взлетая вверх под водопаду, да еще корабли гномов, напоминающие
   бочки, окованные металлическими кольцами - вниз они летят своим ходом, а вверх
   их поднимают с помощью лебедки.
  
   А конезмей теперь живет на сквозняке в тесном соседстве с Хрустальным городом
   эльфов, Не-имеющим-имени, чьи хрупкие постройки боятся напряжений и является
   постоянной головной болью наместника Ильна, зеленоглазого правителя Города (он
   никак не может выиграть у конезмея в традиционную эльфийскую игру - дурака
   подкидного и расстраивается по этому поводу. Даже записался на курсы
   усовершенствования. А Санд и в ус не дует)
  
   Раз уж я сюда забрела, не навестить ли мне Город-под-водопадом? -осведомилась
   Сэйан. - Конечно, после посещения места Вечного упокоения Смертного короля...
  
   Бъянг взглянул на нее с изумлением.
  
   - Мне бы такое в голову не пришло - сообщил он. - К эльфам - и без
   предварительной договоренности? Без двора? Без торжественных церемоний
   встречи-прощания? Без королевских регалий? Помилуй, женщина, ты поставила бы их
   в дьявольски неудобное положение.
  
   - Они такие ревнители протокола?
  
   - А кто у тебя дворецкий?
  
   - Так Финриль - сухопутная крыса... А живущие в воде - как они могут костенеть
   в земных условностях?
  
   - Протокол и в воде не тонет, - вздохнул Бъянг.
  
   Они шли по светящейся тропинке между коралловых скал. Постепенно становилось
   темно и только рог Бъянга немного развеивал мрак и вот, когда
   дымчато-сапфировый цвет воды перешел в угольно-антрацитовый, блестящее копыто
   единорога звонко ударило во внешне ничем не отличающуюся от других коралловую
   скалу, которая тут же гостеприимно распахнулась на две половинки. Там не было
   ничего. Вдруг сияние рога померкло, и Сэйан очутилась в кромешной тьме.
  
   - Спокойно, не паникуй, - уговаривала она себя. - Подумаешь, всего-навсего свет
   выключили...
  
   Шли минуты, никто не появлялся и потихоньку Сэйан начала овладевать паника. Она
   уже собиралась на свой страх и риск повернуть назад, сильно сомневаясь при
   этом, что не заблудится, как вдруг увидела прямо по курсу желтоватый рассеянный
   свет, в центре которого стоял какой-то мужчина, призывно машущий ей рукой.
  
   Он был оригинален и обладал интересной внешностью Деда Мороза по вызову,
   единственным отличием была друза горного хрусталя, блестевшая ровнехонько
   посреди лба. Выражение его лица тоже было в точности как у Деда Мороза,
   которому недоплатили за пару визитов.
  
   Сэйан подошла и остановилась напротив в некоторой растерянности.
  
   - Что мне делать, в реверансе присесть? - глупые мысли сменяли одна другую, как
   в калейдоскопе. - Вообще, как общаться с королем, умершим где-то около
   пятнадцати тысяч лет назад... Ладно, сейчас ляпну что-нибудь, а там
   посмотрим...
  
   Королева уже открыла рот для того, чтобы что-нибудь ляпнуть, как вдруг раздался
   знакомый скрипучий голос:
  
   - Эй, поторопись! - рявкнул представительный мужчина. - Или мы так и будем
   стоять на пороге? Струсила, что ли, в последний момент?
  
   - Помилуй Силы, я тебя еще не видела антропоморфным! Бъянг поднял бровь.
  
   - Как? Ах, да... А мне кажется, я уже целую вечность с тобой вожусь...
   Очередная бесконечная спираль лестиницы повела их куда-то. В конце концов Бъянг
   крякнул: "Надоело", подхватил Леди под мышки и полетел вниз.
  
   Они мягко приземлились на кучу грязной ветоши, воняющей анисовым маслом.
  
   - Рой! - скомандовал архитектор, сам подавая пример бешеной деятельности.
   Сэйан, отплевываясь и ворча, последовала за ним. Через пару часов плотной
   работы они дорылись до банального вида достаточно грязного люка.
  
   - Прыгай! - скомандовал единорог и замученная королева без рассуждении сиганула
   в вонючую темноту.
  
   * * *
  
   Пейзаж был в Бъянговом вкусе: поле в бесконечную сине-бело-красную клетку и
   больше ничего. Впрочем, нет, позади, на далеком разноцветном горизонте что-то
   блестело. При внимательном рассмотрении что-то оказалось челюстями, масштабами
   способными устрашить любого Героя. Время от времени с их стороны раздавалось
   громкое "Клац!"
  
   Небесами в странноватом мире служило брюхо земли, об которое время от времени
   стукался затылком почтенный единорог, ругаясь при этом матерно. Ощущение было -
   застряла в исполинском лифте, клаустрофобия постепенно вступала в свои права.
  
   Бъянг развернулся на сто восемьдесят и стороевым шагом направился к челюстям.
   Судя по доносящимся оттуда звукам, те приступили к ужину.
  
   - Я чувствую себя мухой в сэндвиче - призналась девушка. - Нам непременно туда
   надо?
  
   Единорог фыркнул, но промолчал, а психоделическая шотландка под их ногами, как
   будто поняв вопрос, рванула вперед со скоростью призовой лошади, а Бъянг
   принялся философствовать, отнюдь, по мнению коолевы, не вовремя.
  
   - То, на чем мы сейчас стоим, - вещал он поучающе, между тем, как их все
   быстрее и быстрее несло в неведомые дали, - ни что иное, как матрица
   мироздания, производимая Хаосом в неограниченном количестве. А вот то хлебало
   впереди... Угадай, что это? Молчишь? Так вот это - Творец, Господь, Иегова,
   Магог, сумасшедший писатель, одним словом кто-то, кто произнес "Да будет!" В
   общем, завод по переработке полуфабриката во что-нибудь более смотрибельное.
  
   - Хм. Логически рассуждая, если подойти поближе, я смогу увидеть на этих зубах
   знакомые пломбы? - осведомилась королева. - Если уж этот мир родился в моем
   подсознании...
  
   - Сообразительная девочка... Говорят, вначале было Слово... но перед началом
   была пасть, которая это слово вякнула. Потом болтовня - тома на три-четыре...
   глядишь, и мир готов.
  
   - Подозреваю, что процесс сотворения мира - зрелище малоэстетичное.., (Вид
   несметных челюстей, с громким чавканьем творящих вселенную провоцировал рвоту)
  
   - Как и все Изначальное, процесс Создания не для людских глаз. Гарантирую, ты
   долго не сможешь забыть этого зрелища...
  
   - Такую тошнотворность? Да никогда!
  
   Горизонтальный лифт со скрежетом остановился. Прямо перед ними на четырехмерной
   клеточке стоял саркофаг. Да еще какой! Склонность к гигантомании у королей
   Кориан похоже, прослеживалась с седой древности. Но кроме размеров, ничего
   примечательного в саркофаге не было: стальная коробка уныло-утилитарного вида,
   на передней панели которой находилась дверь, обитая ветхим дерматином. Пахло
   кошками, невынесенными мусорными ведрами и прогоревшей электропроводкой.
  
   - Судя по малоэстетичности, саркофаг - это тоже нечто Изначальное?
  
   - Почти. Это сооружение - абстракция, символ, карточный домик, замок из
   песка...
  
   - Ррррр.... - озвучила тираду Сэйан, поскользнувшись на осклизлой картофельной
   кожуре. - Первый раз вижу такую неухоженную абстракцию. И догадываюсь, что
   именно она символизирует. Нашу культуру. Культуру всех без исключения разумных
   существ, пытающихся отгородиться родным, понятным и привычным от многоцветной
   сложности мироздания...
  
   - Я начинаю тебя уважать, - просиял Бъянг, - ведь это я проектировал сей
   непрезентабельный комплекс и считаю, что в полной мере реализовал идею
   Субкультуры...
  
   Они нажали на кнопку звонка и подождав традиционного "Войдите!" переступили
   порог.
  
   Интервью со Ставином.
  
   Каким заклинанием Бъянг поднял из гробо Смертного короля " Сэйан интересовало
   мало. Главное, вот он - сидит в неряшливом, но удобном, разлапистом плюшевом
   кресле и протягивает ей чашку кофе с коньяком. А глаза при этом светятся таким
   специфическим блеском, что у девушки не остается сомнений - на данный момент
   Смертный король очень даже жив... И королеве это льстит...
  
   "Если определять Ставина одним словом, то - секс-эпил... Но в отличие от
   большинства личностей такого рода, физиономия выдает некий мыслительный
   процесс... Это радует.
  
   - Видите ли, коллега, - говорит между тем Ставин, - достаточно взглянуть на Вас
   и сразу ясна проблема. Интересно, сознаете ли Вы, насколько такая внешность и
   поведение не способствуют исполнению королевских обязанностей...
  
   Знаю, нахлебалась... По пути сюда я обмолвилась Бъянгу, что... Вопрос в
   другом...
  
   - Есть два пути.. Первый - поменять индивидуальность. Уровень современной
   магии позволяет это сделать безболезненно и практически незаметно.
  
   - Ни за что! В натуральном виде я себе нравлюсь.
  
   - Или собрать твою настоящую суть из кусочков, - продолжал нести пургу
   экс-монарх. - Позволь пояснить. Дело в том, что сидящая передо мной
   очаровательная женщина - только часть той, которая есть в действительности.
   И той, под которую подгонялся трон.
  
   Сэйан недоуменно оглядела себя. Руки-ноги были на месте...
  
   - Фантазия может сыграть с человеком странную шутку, - продолжал между тем
   король. Важен момент сопереживания, важен и негативен... Возможно, ты этого
   не помнишь, но в твоей прошлой жизни важную роль играли книги, причем кинги
   с так называемым глубоким эмоциональным фоном...
  
   - Что ты имеешь в виду?
  
   - Говорят: "С головой ушел в книгу" я о невозможном -
   рождается существо, обладающее свойством энергии, одним словом, рождается
   жизнь. Ты совершила акт творения, но материал для него взяла отнюдь не из
   общего склада Хаоса...
  
   - Постой, я начинаю понимать... Стихийный, не осознавший себя демиург берет
   энергию и материал из себя самого...
  
   - Да, и этот полуклон заимствует от тебя твои характеристики. В результате,
   ты - уже не ты, индивидуальность расщеплена на несколько - одну, существующую
   в актуальной реальности и бог весть сколько еще, живущих сами по себе в
   гипотетически существующих мирах.
  
   - Короче говоря, ты считаешь меня шизофреничкой?
  
   - Все шизофреники, - пожал плечами Ставил, - за исключением особей вообще без
   фантазии. И вообще, кто сказал, что шизофрения - болезнь? Это -нормальное
   состояние творческой личности...
  
   Тогда, до момента смерти, твои фантомы занимали подчиненное положение и не
   обладали физическим телом и самостоятельностью в рамках той системы миров,
   в которой ты находилась. Но теперь все равны.
  
   Сообщение, что она - вовсе не она, а только наиболее устойчивая к обыденности
   и не самая лучшая часть, не прибавило Сэй оптимизма. Но несмотря на топорность
   изложения принципа с бесконечными "когда", "Тогда" и "Так что", Ставин попал
   в самое яблочко и королева сразу это почувствовала. И захотела действовать.
   Но сначала нужно было провентилировать еще один маленький вопросик.
  
   - Скажи, король, а какие такие свойства, столь мне необходимые, удрали на
   своих двоих в голубые дали? И где их искать?
  
   - Где искать... Могу только предположить, исходя из собственного опыта -
   вспомни книги, бывшие у тебя тогда настольными, любимыми, неоднократно
   перечитываемыми... Отправляйся туда.
  
   - Но как?
  
   "Мир, сфабрикованный из нескольких в твоем подсознании, в действительности
   не существует, - пояснил монарх-философ. Но в результате некоего мысленного
   микса составляющие его части получили импульс к притяжению. В них, этих
   вселенных, теперь действуют твои воплощения. Кстати, для того чтобы сделать
   эти воплощения возможными, мир базовой книги постоянно меняется, как конечный
   объем воды, переливаемый в разный сосуд...
  
   - Но почему так...
  
   - Очень просто... Представь, какая жуткая картина - миры-универсума Гаррисона,
   Шекли, Желязны... стонущего под гнетом вселенской известности Толкиена...если
   бы они не менялись под каждого читателя как-то по-своему, но сохраняя при
   этом Авторство, как вода хранит свое Н2O? Скорость энтропии возросла бы
   несоизмеримо, а в результате - большой пшик. И все. Нету. И имеем мы - только
   бумагу, только мертвую краску на ней - черные точечки букв, а за ними -
   ничего.... Ничего.
  
   - Принцип поняла - кивнула королева. Но как я попаду, куда надо, если сама не
   знаю, куда мне надо?
  
   - Обычным способом. Езжай по-возможности прямо и представляй, что впереди -
   цель.
  
   - Замечательно. Более четких инструкций мне никогда не доводилось слышать...
  
   - Зато с ними невозможно заблудиться, - почти серьезно отпарировал Ставив.
  
   Они допили кофе и распрощались. Ставин вышел проводить ее до прихожей,
   накидывая ей на плечи шаль, развернул к себе и смеясь поцеловал.
  
   - Откуда ты знал, что мне этого хотелось? - осведомилась Сэйан, отдышавшись.
  
   - Говорят, мертвые знают все...
  
   Глава 14.
  
   Под каблуком Архимага трескались каменные плиты пола, вспучивался и ломался
   дорогой наборный паркет, а шерсть ковров вставала дыбом, кряхтя от избытка
   статического электричества. На полах его халата нарисованные Кровью Звезд
   китайского вида драконы Времени, под влиянием ругани Архимага ожили и тут же
   начали аккомпанировать скандалу.
  
   Внушительная куча осколков от разбитых зеркал валялось рядом - проходя мимо,
   маг ее пинал.
  
   - Королева не должна позволять себе подобных выходок! Королева не должна
   исчезать Силы знают куда. Силы знают, на сколько! Королева не должна лезть в
   Великое подземелье без должной магической подготовки! королева не должна...
  
   - Терпеть, когда на нее повышают голос, - прервала Сэйан. - Я кому-то
   подотчетна в своих поступках? По какому праву Вы, бывший теперь уже архимаг,
   предъявляете мне претензии?
  
   В противоположность взбешенному Ассолею, королева сохраняла каменное, ледяное
   спокойствие такой степени, что у нее даже брови заиндевели: пиротехнические
   выражения эмоций собеседника разбивались о созданную ею стену невозмутимости,
   осыпаясь на пол каскадами бенгальских огней.
  
   - Что вы можете поставить мне в вину, - продолжала Леди, переждав очередной
   взрыв возмущения. - Если вы немного охолоните, то поймете, что во всех
   предпринятых мною действиях я была при своем праве. И никто, слышите, никто
   не смеет обсуждать их или как-то к ним вообще относиться!
  
   Хватит, - продолжила королева спустя некоторое время, - мы оба погорячились.
   Но почеу мой визит в Великое Подземелье и разговор со Ставином вызвал такой
   шок?
  
   Волшебник вздохнул.
  
   Ты не была готова принять такую информацию. И сейчас, позволь заметить, ты
   пребываешь в большем шоке, чем я. Но дело сделано. Что ты намерена
   предпринять?
  
   - Поеду искать... Ох! Что за королевство! Ни войны, ни национальных
   конфликтов, ни экономических кризисов... Ни экологической катастрофы.
   Конечно, я не в полном смысле королева, потомки меня забудут, но скажи,
   маг, как в такой ситуации всеобщего благоденствия войти в историю в качестве
   великой правительницы? Можно только вляпаться, что я и делаю постоянно...
   Слепое счастье...
  
   Глава 15.
  
   Известие о том, что Владычица в очередной раз едет сама не знает куда,
   понятия не имеет, насколько, вызвало горячее неодобрение в широких кругах
   общественности. Основной аргумент оппозиции был следующим: зачем ей
   потребовались глубинные ресурсы, пока все в порядке? Логичное замечание,
   что когда порядка не будет, отсутствие королевы станет еще более не ко
   времени, поддержки не встретило, народ бунтовал, в кулуарах плелись интриги,
   причем преследовалась основная цел
  
   Выдвигались идеи различных степеней идиотизма, например, следующие:
  
   1. Заставить служанок-носферато произвети кровопускание.
  
   2. Привязать к койке, то есть, к ложу.
  
   3. Обрить наголо. (Перспективно. Будет отсиживаться в самом темном сортире
   дворца, пока не отрастут кудри. На это уйдет лет сто, а там раздумает и
   ехать...)
  
   4. Выдать замуж. Варианты: за кого-нибудь умного (Ассолей, Бъянг, Фианг, Ники
   - дворцовый сантехник на договоре). Отвергнуто. Аргумент: любой из них через
   неделю сбежит или вместе с ней, или от нее.
  
   За кого-нибудь красивого. Варианты: Какой-нибудь водопадный эльф (Отвергнуто.
   Будет петь песни непосредственно под окнами - нервная система дворца этого не
   выдержит и он в отместку устроит где-нибудь в ванной потоп).
  
   За Финриля. (Отвергнуто. Аргументы: !!!!!!.... ?? Мать!!! (приведено Ники,
   приблизительно переводится как "Убью к чертям!") Вариант занесен в
   Финрилевское дело как вариант кровавой отставки помянутого.
  
   За старого и противного выдавать Сэй почему-то не решились... Демократия,
   наверно.
  
   Последнее предложение состояло в том, чтобы королеву усыпить, тело залить
   эпоксидной смолой и поместить в выставочный зал конноспортивного комплекса
   "Эдельвейс" для обозрения за конвертируемую валюту. Дебаты продолжаются,
   наверно, до сих пор. А Сэйан давно уже скачет на запад, оседлав любимого
   лошака Бъянга (из садизма прицепив трехдюймовые шпоры) и пользуясь вместо
   хлыста пучком любимого единорогом корма...
  
   * * *
  
   - Теперь я понял, что значит "двойное чувство" - пыхтел Бъянг, получив промеж
   ушей в очередной раз любимым кормом.
  
   - А ты прекрати брюзжать...
  
   Единорог встал на дыбы, негодующе заржав.
  
   - О, женщина! Если есть несколько вариантов заставить мужика что-то сделать,
   то вы неизменно изберете худший! И вообще, много хочешь - мало получишь! Сена
   недодаешь, гонишь неподкованного в голубую даль, бьешь по маковке и еще при
   этом хочешь, чтобы я молчал! Дудки!!! У тебя что, мозги от жары сбились в
   кучку и сигнал от коры до синапсов идет столько же, сколько свет Туманности
   Андромеды до нас, грешных!
  
   - Сколько слов для того, чтобы выразить одну-единственную претензию! Скажи
   просто: "Тормозишь!"
  
   - Да уж! Неужели трудно сообразить, что если мужчина ворчит, значит он
   голоден или у него неприятности на работе! Дай крапивы! И я требую антракт!
   Все копыта сбил!
  
   Сэйан была девицей безмужней и пока не прониклась тем, что если уж оседлала
   жеребца, то его нужно КОРМИТЬ!
  
   - Ладно... Привал.
  
   Некоторое время в окрестных горах раздавалось лишь совокупное чавканье. Потом
   единорог отвалился на траву и закурил.
  
   - Блаженство... Солнце входит и выходит, над полянкой ветер веет, под копытом
   мнется клевер, старый Бъянг, в порядке вроде, от восторга сатанеет, дым пуская
   на природе... Рядом женщина смеется, редко вижу я такое... Ну и что ей все
   неймется, ни минуты нет покоя, даже здесь, в горах у моря, держит камень под
   рукою, а за пазухой огниво! Посмотрите, что за диво - дева на закате лета и
   крапивы полный ворох и камней замшелых шорох, щебетанье и жерчанье.. Силы,
   тьфу, при чем тут камни! Сэ
  
   Интересно, что им надо?
  
   - Руки за голову! Выходи по одному! - заорала королева тоном подколотого
   пехотного сержанта, сорвавшись в конце фразы на несолидный фальцет и протянув
   руку вперед жестом, который мог бы быть царственным, но не был таковым.
  
   - Руки за голову - руки-за-голову! Как прикажете вас понимать? -осведомился
   откуда-то из середины цветущего куста тихий голосок. При полном отсутствии
   интонации он умудрялся-таки выразить иронию.
  
   - При отсутствии головы и конечностей, единственное, чем я могу
   продемонстрировать свою лояльность - завязаться в узел. Устроит?
  
   - Постой, Бъянг, - удивилась Леди, разглядев собеседника потщательнее. Это же
   твоя уздечка! Помнишь, я ее наколдовала, чтобы тебя связать?
  
   - И никакая я не уздечка, - обиделась уздечка. - Я - магическое оружие! К
   вашему сведению.
  
   - Такого, чтобы уздечки говорили, я даже на Кориан еще не наблюдала.... И как
   же тебя величать, магическое оружие?
  
   - Фракир, - с достоинством представилась уздечка.
  
   - А почему ты раньше молчала, Фракир? - осведомился единорог.
  
   - А ты кто такой, чтобы мне указывать, когда молчать, а когда разговаривать?
   - огрызнулась уздечка.
  
   Все замолчали, стараясь придумать другую тему для разговора.
  
   - Ну, ладно, так и быть, - смилостивилась Фракир. -Дело в том, что я хотела
   просить вас отвезти меня к хозяину, благо едете вы в ту же сторону...
  
   - А кто твой хозяин?
  
   - Хозяин... Хозяин и все.
  
   - А я кто? - обиделся Бъянг.
  
   - Ты... - задумалась Фракир, - ты... Ты - арендатор!
  
   * * *
  
   - Хорошо, мы доставим тебя хозяину, - сказала Сэйан. Имя уздечки вызвало у
   нее какие-то смутные ассоциации... - А как ехать до твоей родины?
  
   - Идите все прямо и прямо и прямо, - затрещала обрадованная Фракир, - и
   выйдите на побережье, там порт. В пятом доке налево, там еще вывеска
   "Лиловая пристань", будет стоять катер по имени "Дона Магдалина". Спросите
   Спайка, он вас отвезет за бутылку ихора до Города Городов. O.K.?
  
   - O.K. - ухмыльнулась Сэйан.
  
   Пропущен к черту весь Амбер, рассчитываю страниц на сто. Под влиянием
   вдохновения начинаю писать Средиземскую главу.
  
   Думал я, наконец, не увижу я скоро
   Лагерей
   лагерей...
   Но попал в этот пыльный, раплывчатый город
   Без людей,
   без людей....
   Я заглядывал в черные лица прохожих
   Не своих...
   Не чужих...
  
   - Тра-та-та, тара-та-та,
   Пам-пам-пам, пара-ра-рам...
   Ух-юх....
  
   Бодрая и оптимистическая мелодия завязла в теплом пустом воздухе. Наступила
   тишина, только копыта Бъянга тихо шелестели изумрудной травкой, он дремал,
   на ходу пощипывая вожделенную крапиву. Сэйан, Фракир, Мандор, даже бессонный
   Фейр - все спали, поникнув длинными носами к самой гриве коней.
  
   Местность располагала к релаксу. Справа тянулось бесконечное картофельное
   поле. Слева - столь же бесконечное кукурузное. На горизонте имелись синие
   холмы. В небе - ни облачка, не ветерка, только изредка пролетали серебряные
   паутинки, с почти разумной целеустремленностью пытавшиеся запутаться в
   чьих-нибудь волосах
  
   Вдалеке показался населенный пункт. Приподнявшись на стременах, Мандор
   выяснил, что мимо чего-то подобного они сегодня уже неоднократно проезжали...
  
   - Чего там, Манд? - сонно осведомилась Фракир.
  
   - Да ничего, - вздохнул тот.
  
   Он был неправ, что-то там все-таки было.
  
   - Никак, узловая станция, - насторо******************************************
   *****************************************************************************
   *****************************************************************************
   *****************************************************************************
   *****************************************************************************
   *****************************************************************************
   ***************************************************************
   ну без неприятностей... После того, как Логрус так откровенно издевался над
   нами...
  
   - Он и сейчас издевается, - меланхолически отметил Мандор. - Уж поверьте мне на слово, я своего патрона знаю, как облупленного.
  
   - Но он же обещал мне помочь?
  
   - Помощь Логруса? Мррр....
  
   Сэйан открыла рот, чтобы поинтересоваться у Лорда Хаоса переводом данной
   фонемы, но тут проснулся Фэир, подпрыгнул в седле, проверяя, все ли на месте,
   не лишился ли он часом, во время сна чего-нибудь насущно необходимого...
   Санд под ним просел и с упреком крякнул. Убедившись, что руки-ноги,
   крылья-хвосты и прочее в порядке, Фэир развил бешеную деятельность -
  
   Паутина из волос Леди была выдрана не без ущерба для последних, единорогу
   сунуты в зубу сигарета и крапива, ленивые куры согнаны с дороги, уменьшившись
   попутно на две особи, а странная кавалькада, свернув прямо в поле, понеслась
   курсом на юго-восток, сопрровождаемая неистовым кудахтаньем, кряканьем,
   матерщиной и протестами против оной.
  
   Минут через десять очухавшаяся Сэйан тормознула Бъянга и кисло осведомилась:
  
   - Куда чешем?
  
   - Не суть важно, - радостно ответствовал Фэир. - Но по опыту знаю, что когда
   торопишься, сразу и цель появляется, и преследователь, жизнь обретает смысл,
   краски и напряженность, а главное - после нескольких часов бешеной скачки
   можно устроиться на привал, радостно сознавая, что отдых заслужили и здорово
   потрудились. Так что, вперед!
  
   * * *
  
   Вызвездило. Зверски уставшие, но довольные результативным днем,
   путешественники расселись у костра полукругом, лениво обмениваясь репликами.
  
   - Карамельная страна, - процедил сквозь зубы Фианг. - Хотелось бы мне знать,
   почему после всех разногласий. Хаос забросил нас в такое сонное местечко?
  
   - А в чем дело? Что не устраивает Достопочтенного? - осведомился Мандор
  
   - Сэр Савалл, - церемонно продолжил Фиангуаррика, - судя по характеру нашей
   последней встречи с вашим патроном, я ожидал, что он закинет нас... во
   что-то, похожее на Дантов Ад.
  
   - Вольно ж было Достопочтенному лезть проходить Логрус! - съязвил Мандор. -
   Скажи спасибо, что он тебя не убил на месте!
  
   - Древняя кровь клана Бэлы служит пропуском на любой парти! -аргументировал
   свой порыв кобольд.
  
   Только безукоризненное воспитание помешало Лорду Хаоса расхохотаться в полный
   голос. Пришлось ему убежать за елки. И долго еще доносился оттуда подавленный
   смех...
  
   - Рано строить выводы, - встряла вернувшаяся из елок королева. - Нет
   исходного материала. Сами посудите, неизвестно даже название этого мира,
   не говоря уж о прочем. Жители, когда мы спрашиваем, только пожимают плечами,
   смотрят на нас, как на идиотов...
  
   - Точно! Даже простой вопрос - какой на дворе год - вызывает неадекватную
   реакцию.
  
   - Единственное, что мы можем знать наверняка - что этот мир - Отражение. -
   констатировала Фракир.
  
   - Отнюдь нет. Этот мир может быть и абсолютно автономным. Даже так оно и
   есть. Понимаете, Логрус может закинуть нас практически куда угодно. Другое
   дело, что из Отражения мы можем выбраться своим ходом, а отсюда не можем.
  
   - И что бы это значило? - поинтересовалась Сэйан, выслушав филиппику Мандора
   внимательно.
  
   - Разве ты не поняла? Мы на полюсе Мифа.
  
   - Сказочное королевство?
  
   - Более чем. Подчеркнуто сказочное. Его цвета - чисто белый и чисто черный,
   я уже посмотрел... Логрус обещал мне помочь, попасть, куда надо. Правде, это
   было до того, как у нас с ним испортились отношения...
  
   - Ничего не значит, - прервал королеву Мандор. - Я знаю, что Логрус до сих
   пор считает, что ты - одно из наиболее удачных воплощений Хаоса...
  
   - Значит, он действительно помог - подытожил долго молчавший Бъянг. - Так
   что, Сэй, поднатужься и вспомни, куда ты хотела попасть перед тем, как
   началась вся эта заварушка с поисками следов Дейдре в Астрале....
  
   Установилось озадаченное молчание.
  
   * * *
  
   Дикий хохот прорезал ночную тьму, посшибав с веток немногочисленных сов,
   нетопырей и мелких лесных духов - ночных, страдающих бессонницей и
   хроническим любопытством.
  
   Сэйан ржала как ненормальная, захлебываясь, взвизгивая и судорожно вытирая
   слезы. Дружелюбный Бъянг, приняв единорожье обличие, долбанул ей по спине
   копытом. Смех перешел в сдавленное фырканье и постепенно затих. Сэйан жадно
   хлебнула горячительного из подсунутой Мандором фляги и снова рассмеялась -
   уже не истерически, а просто весело.
  
   - Могу поинтересоваться причиной такой неумеренной веселости? - кисло
   осведосился Фианг.
  
   - Приятно обнаружить чувство юмора у изначальных Сил, - пояснила Леди. - Ты
   только вникни... а, ты же ничего не знаешь об этом Королевстве! Поверьте мне
   на слово, друзья, нет менее подходящего места для порявки и развития той
   части моего "я", которая несет в себе львиную доли сексуальности и
   стервозности! Логрус явно что-то напутал!
  
   - Эй!, - крикнула Сэйан в небо в алмазах. . Эй, вселенский идиот! Если тебе
   приспичило закинуть меня обратно к полюсу Мифа, то отправь, по крайности, на
   Олимп! Или в Валгаллу, в качестве официантки, или еще куда-нибудь! Здесь мне
   нечего искать и негде. Здесь царство меча и орала, меча, эльфов, жуткой
   ненависти и любви, святой как облатка, неземной и возвышенной... (Кстати,
   теологи Гондолина в свое время задавались вопросом - кто из Валар додумался
   в своей Мелодии ввести тему сексть открытый диспут на эту тему, но лавочку
   прикрыли... Интересно, почему?)
  
   Небо в алмазах никак не отреагировало. Королева потерла затекшую шею и
   обернулась к концессионерам.
  
   - Надо убираться отсюда.
  
   - Пока не найдешь то" за чем явилась, не сможешь двигаться дальше, -грустно
   напомнила Фракир.
  
   -Рррр!!!
  
   -Извини..,
  
   -Ладно...
  
   - Ладно, давайте спать. Утро вечера мудренее.
  
   И приснился королеве сон...
  
   Глава 2. Сон Сэйан.
  
   Зеркало. Подойти ближе... Что-то тянет, как болотные огни. Подойти...
  
   Муть дыхания тает на холодном стекле, чистый лед - в нем - незнакомка...
   Тонкое обнаженное тело, муть тумана, свет из раскрытого окна, лунный свет.
   Женщина в зеркале напряженно сжимает руки, глядя огромными, чуть раскосыми
   глазами, ее губы раскрываются без звука...
  
   В комнате повисает неслышный шепот...
  
   Резкий поворот, дверь - нараспашку, глаза в глаза... Силы, что с тобой...
   Узкие пальцы цепляются за косяк, едва удерживая тело, губы прикушены в
   усилии - молчать? Что ломает его, скручивает, заставляет светиться в ночи
   волчьим оскалом усмешку, конвульсивную усмешку приближающейся истерики...
  
   Глаза... Пронзительно светлые, холодные, как лед под звездой, бездонные,
   как лед под звездой...
  
   Ощущаю гибкость моих рук, всего тела, чувствую каждую нить ткани как
   раскаленную проволоку...
  
   Тонкие руки взметнулись над головой и упали бессильно, перехваченные
   темнотой. Крылья... их бархатистая жесткость под чуткими пальцами, прядь
   белых волос льнет к губам... Или это ветер... или просто капли предутреннего
   тумана... Лицо - юное и древнее, изможденное и сильное: острый подбородок,
   тонкие брови взлетают к вискам, длинные ресницы, узкие глаза, - а зрачки -
   тьма без конца и просвета, ночь без утра, космический холод... Смотреть в них
   - ужас и сладость бесконечн
  
   В лицо смеется кошка.
  
  
   -Файри... Файри...
  
   Он обращается ка мне....
  
   - Здесь у меня нет имени...
  
   Услышать свой голос как бы со стороны - гибкий, богатый оттенками, настолько
   точный в произношении звуков, что это придает словам оттенок некой
   категоричности... Этот ясный голос разбил иллюзорность сцены и осталось -
   темная комната, промозглый сквозняк, плащ, едва прикрывающий босые ступни...
   И существо, я не могу назвать его - человеком, существо, смотрящее на меня
   со странным выражением - жестокости и смирения.
  
   Я сознаю, что сплю...
  
   Удивительно, необыкновенно, абсолютно неправильно... Динамика абсурда. Я не
   могу его любить, что за бред мне снится, его никто не может любить, никто из
   живущих, это большее извращение, чем некрофилия... потому что это создание -
   даже отдаленно - не человек. Любой кобольд, дракон, единорог - ближе мне и
   понятней, любой вулкан безобидней, тише любой ураган... Что с того...
  
   В лицо смеется кошка.
  
   Он подходит, касается шеи кончикми пальцев... Нет! Да... Холод пронзает тело,
   достает до сердца... Отступаю... Падаю. Мир сворачивается в спираль, время
   останавливается на мгновение, обернувшись, внимательно смотрит темными
   глазами... Я польщена, сэр Время, вы обратили на меня внимание, леди Секунды...
   Время... Жестокий судья, бесстрастный ребенок, вечно голодная тварь...
   Файри...
  
   В лицо смеется кошка.
  
   * * *
  
   Это же надо - упасть в обморок во сне, - недоумевала Сэйан. Утро было
   потрясающим - свежим и чистым" в меру теплым, пели птички, в кустах
   боярышника начала шебуршиться фейная мелочь. Бодрые и выспавшиеся
   концессионеры плескались в ближайшем ручье, мирно переругивались - им, как
   всегда, не хватало зубных щеток, а Сэйан никак не могла сдвинуться с места,
   Идиллическое спокойствие окружающего дало трещину: казалось, под зеленым
   ухоженным ковром травы лежит беая трясина. У молодой женщины кружилась
   голова, дрожали коленки, чувство неустойчивости было настолько сильным, что
   ей пришлось вцепиться в ближайшую елку - иначе она бы упала.
  
   - Сэй, что-то случилось? - Мандор тронул ее за плечо, беспокойно осматриваясь.
  
   - Ничего, все в порядке, - вымученно улыбнулась она. Но я хотела кое-что
   обсудить с вами. Позови пожалуйста остальных.
  
   Когда разношерстая компания, блиставшая различными степенями отмытости, вновь
   собралась у костра, Сэйан начала рассказывать.
  
   - Мне снился сон. Не очень приятный, хотя многозначительный... После краткой
   передачи содержания многозначительного сна, компания принялась высказывать
   свои соображения.
  
   - Женщина в зеркале была ты...
  
   - Скажи, Сэй, - озадаченно поинтересовался Мандор, какие чувства ты
   испытывала к этому странному типу?
  
   - Что ты имеешь в виду?
  
   - Ну... Ты любила его? Ненавидела?
  
   - Слишком примитивно, не ожидала от тебя. Лорд, такой прямолинейности...
   Я испытывала к этому, л^к ты выражаешься, типу, странные чувства...
   Приблизтелыю такие, какие испытывает ребенок, показывая маме осиное гнездо
   и говоря при этом: "Мама! Какая красивая гадость!" В общем, одновременно
   ужас и восторг, желание и отвращение... Черт знает что.
  
   - Понятно. Знаешь Сэй, мы натолкнулись именно на ту часть тебя, которую
   искали. Где-то, когда-то ты здесь присутствоввала.
  
   - Но это было давно, Не знаю, откуда, но уменя такое ощущение, что от того
   места веяло древностью. И жестокостью. Честно говоря, я слабо представляю,
   в каком месте этого мира и главное, как давно, те события могли произойти.
  
   - Ты хоть какие-нибудь ориентиры запомнила? - подала голос Фракир. Сэйан
   покачала головой.
  
   - Я обращала внимание в основном на беловолосого типа с огромными глазами -
   призналась она. - Но у меня осталось ощущение, что дело происходит высоко в
   горах - за окном были только скалы, звезды и туман, да, и вроде бы снег...
  
   - И то хлеб, - вступил замолчавший было единорог. - Значит, едем пока вон к
   тем горам - он махнул копытом на юго-восток, где и правда возвышалась горная
   гряда довольно неприветливого вида, вносящая суровую нотку в пейзаж.
  
   - Раз едем в горы, надо экипироваться - отметил хозяйственный Фэир. - В
   ближайшем населенном пункте купим куртки на меху, горные ботинки и таблетки
   сухого спирта. Кстати, обыкновенный у нас тоже кончился... И еще можно
   поинтересоваться у местных, что это за тип, которого видела Сэй.
  
   Фракир сжалась.
  
   - Почему-то мне кажется, что этого делать не стоит, нарвемся на грубость.
   И это-как минимум, - пропищала она.
  
   - Согласна с Фракир.
  
   - Никто и не собирается возражать, - вдруг разворчался кобольд. Но могли бы
   спросить и мое мнение. Хотя бы ради приличия.
  
   - Достопочтенный, каково твое достопочтенное мнение? - хором поинтересовались
   остальные. Кобольд приосанился.
  
   - Я бы предпочел взять ноги в руки и удирать - быстро и далеко. Но раз это
   невозможно - придется лезть в горы. Но ждите неприятностей и когда они
   появятся, не говорите, что Фианг не предупреждал... Вот.
  
   * * *
  
   Насчет неприятностей все были согласны - они грядут. Но тем не менее..
   Населенный пункт выглядел гораздо более компактным, чем оказался в
   действительности. Сверху городишко выглядел чистеньк*************************
   *****************************************************************************
   *****************************************************************************
   *****************************************************************************
   *****************************************************************************
   *****************************************************************************
   ****************************************************************
  
   Глава 3: Средиземье.
  
   Спутники шли по ухоженному поселку городского типа. Сирень цвела в изобилии,
   куры скреблись в песочке, неизменные старухи сидели на лавочках у подъездов,
   щелкая семечки, переругиваясь и сплетничая.
  
   Около сельпо клубилась толпа - давали керосин. Толпа была типовой:
   старухи звенели пятидесятилитровыми бидонами, коренастые гномы пихались,
   протискиваясь вне очереди, пищали всеми забытые колясочки с младенцами.
  
   Дедуля в сизых подштанниках наливал керосин, хрипло переругиваясь с
   многочисленными бабками. Ошалевшие от жары дворняги хрипло взлаивали.
   Крапива цвела.
  
   - Немного в стороне от ярмарочной толкучки обосновалась группка
   эльфов-странников - в зеленых одеждах (из-за жары - нестандартного покроя -
   штаны -бананы и футболки образца "I am Robin Good") и с серебряными луками.
   Около их ног сиротливо притулился бидончик. Дедуля-продавец закрыл лавочку,
   вывесив наглую табличку "Перекур - десять минут" и быстрой трусцой направился
   к эльфам, нежно прижимая к груди канистру с вожделенным керосином. Эльфы
   величаво ожидали.
  
   Отлив сколько потребно, старый хрыч изогнулся вопросительным знаком,
   застенчиво теребя подол. Эльфы же, процедив в окружающий мир "Да будет над
   вами благословение Валар", подхватили бидончик, перестроились в колонну по
   четыре и гордо удалились по направлению к городскому парку.
  
   Оставленный без чаевых продавец мрачно процедил им в спины:
  
   - Валар - Валар! Валар далеко, а торгинспекция близко! Вот ужо доиграетесь!
   Потом подумал и добавил:
  
   -Жмоты!
  
   * * *
  
   Сэйан и К* стояли в некотором отдалении, наблюдая жизнь местечка изнутри. Им
   было грустно. Пафос сна В-В абсолютно не соответствовал реальности...
  
   - Давно это было, - вздохнула королева о своем, о девичьем. Бъянг выбросил на
   асфальт наполовину выкуренную сигарету и смачно плюнул.
  
   - Дядь, а дядь! - дернул кто-то его за хвост. Рассерженный единорог обернулся.
   В непосредственной близости от хвоста стоял шкет лет двенадцати. На шкете
   имелось огромное количество татуировок, грива курчавых светлых волос и алые
   мини-плавки. На груди была особая примета - чернильного цвета наколка,
   изображающая сильно небритого старика с вдохновенным взглядом. Под портретом
   имелась надпись: "Вперед, к славному прошлому!"
  
   - Дядь, а дядь! - повторил мальчик, не смущаясь всеобщим вниманием. - Дай
   сигаретку, дядь!
  
   - Курить вредно, - меланхолически отметила Фракир.
  
   - Мне не вредно, я - посвященный! - гордо отпарировал пацан. - Я и сам могу
   сигарету сотворить, но наставник не разрешает, говорит, иал еще...
  
   Через пять минут увеличившаяся числом компания заседала в городском парке.
   Неумело, но с удовольствием курящий пацан заедал дым мороженым и болтал без
   передышки. Он оказался настоящим кладезем малополезной информации, но кое-что
   из него можно было выудить... Оставалось только тыкать пальцем в
   соответствующую надпись на его теле и однообразно интересоваться: А это кто?
   А это?
  
   - А этот... Как его... Серый, в общем...
  
   Особенно меня заинтересовала надпись расположенная полукругом над пупком и
   гласившая: "Зэка им М: от звонка до звонка"
  
   - Зэка? Ха-ха, - засмеялся информатор. - Это не то, что вы подумали. Надпись сделана
   пару лет назад, когда меня наконец выставили из этого заведения и гласит:
   "Заборостроительный колледж имени Медиан - от звонка до звонка"
  
   - Медиан... Знакомое имечко, где я его слышала? А ведь в нем - ключ к загадке
   нашего местонахождения... И почему я ничего не помню?
  
   А в это время на соседней лужайке, где расположились керосиновые эльфы,
   начало твориться что-то непонятное. Оттуда уже давно доносилось хоровое
   пение, но путешественники еще на Териан привыкли к нему и теперь попросту
   не замечали. Между тем оно становилось все громче и громче, сопровождаясь
   акустическими эффектами и оптическими иллюзиями - в свете вечернего солнца
   возникали и пропадаличьи-то лица, осколки пейзажей, кусочки других миров
   складывались в мозаику, чтобы чер.. Воздух дрожал и вибрировал, от воздетых
   ладоней эльфов поднимался туман, пахнущий керосином, лавандой и почему-то
   валерьянкой.
  
   - Давно принюхивающийся Мандор вдруг сорвался с места и, как
   загипнотизированный, пошел на запах, с треском прорубаясь сквозь густую
   акацию.
  
   - Сэр! Ты куда? - пискнула Фракир.
  
   - Эй! Держите Лорда! - всполошенно заорал Бъянг.
  
   - Да пускай идет, - махнул рукой мальчуган. . Насколько я понимю, у вашего
   белобрысого есть в роду кошки"? Так душу отведет, а то морду-то как
   перекосило. Небось, от трезвости..
  
   - Кошки? - озадаченно осведомилась Фракир. - Кошки... А впрочем, кто его
   знает... Может и кошки там присутствовали... Не помню.
  
   - Бъянг поднял брови, заинтересованно взглянув на соседнюю полянку.
  
   - Они с Гондора пришли. Там керосин днем с огнем не найдешь, уже шестьсот лет
   сухой закон.
  
   - Почему так круто?
  
   - Это древняя история, отзвук, так сказать, славного пошлого. Королю Арагорну
   два условия Элронд поставил, когда тому на Арвен приспичило жениться - стать
   королем и бросить пить. Заботился Элронд, понимаете, о спокойной жизни для
   дочурки. Без психозов и с минимальным комфортом. Ну так вот, Арагорн начал с
   первого условия, как легчайшего, но кодироваться таки пришлось. И вот он
   решил - раз уж привалило ему такое несчастье, так пусть все королевство
   заодно с ним страдает. А эльфы эт жизни, вот и придумали, как из керосина
   кальвадос делать. Только они придумали, а людям не сказали. "Тайна сия не
   для вас есмь" Вот так. И теперь все отовариваюся керосином в надежде сбагрить
   его эльфам для перегонки.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"