Сейтимбетов Самат Айдосович: другие произведения.

Арка 14

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!





Тамэшивари (Разбивание твердых предметов)

  
   Тамэшивари 14.1
  
   Ночь 22 июля, окрестности Нью-Дели, международный аэропорт им. Индиры Ганди
  
   За окном только-только начинало светать, и силуэты полусотни кораблей Дракон казались нагромождением глыб, причудливыми скалами, выросшими на краю огромной долины аэропорта. Джирайя отвернулся, перевел взгляд на огромный экран, занимавший всю стену корабля. Сие творение Дракон не отличалось особой прочностью, не несло на себе вооружения, лишь массу оборудования, экранов, помещений, приспособленных для Умников, которые будут работать с информацией.
   Также, помимо данного штабного корабля, было еще два корабля-ретранслятора, обеспечивающих работу телепортационного маяка, и оснащенных огромными, невероятно мощными антеннами. Также ретрансляторы обеспечивали прием и передачу информации, необходимой для бесперебойной работы штабного корабля, координации масок и всего остального.
  -- Сейсмические колебания нарастают, - сказала Дракон, и карта на экране, повинуясь ее жесту, увеличила масштаб.
   Джирайя, признаться, был изрядно удивлен там, в горах Швейцарии, когда из корабля вышла Дракон, что называется, в плоти. Ему казалось, что в роли распределенного разума ей будет лучше в бою с Губителем, но Дракон тут же развеяла его сомнения, заявив, что так она сможет эффективнее управлять флотилией кораблей, основной ударной мощью Гильдии в этом бою. Формы киборга Дракон не слишком отвечали представлениям Джирайи о "должном вдохновении", но тело ее являлось эффективным инструментом с массой возможностей, этого нельзя было отрицать.
  -- Как вы видите, Бегемот движется неравномерным зигзагом, постепенно приближаясь к поверхности, - продолжала Дракон, делая еще жест.
   Карта на экране дополнилась жирной ломаной красной линией, предполагаемым маршрутом Бегемота. Затем линия пошла пунктиром, и в конце ее засветился крестик, накрывающий собой всю городскую агломерацию Дели.
  -- С вероятностью в 90% - его цель где-то здесь, - продолжала Дракон, - исходя из паттерна прошлых атак, не только Бегемота, но и остальных Губителей. Агломерация так называемого Старого Дели, одна из крупнейших в Индии, по численности населения. Здесь же находится Нью-Дели, столица, и все вместе -- это крупнейший транспортный и экономический центр.
  -- Да, это они любят, бить по центрам, - кивнула Александрия, не отрывая взгляда от карты. - Сан-Паулу, Нью-Йорк, Москва, и ведь тогда еще даже не было Левиафана!
   Эйдолон, сидевший в углу, пожал плечами. Легенда отсутствовал, занятый делами Протектората, переброской, организацией и -- самое главное -- взаимодействием с командами из других стран. Благодаря системе прогнозирования и предварительному оповещению, благодаря переговорам, которые вели СКП и Гильдия, предполагалось, что в битве примет участие больше масок, чем обычно.
  -- Эвакуация продолжается, - сказала Дракон, - с привлечением войск и индийских масок. Выход Бегемота на поверхность -- предположительно через час...
  -- И полностью эвакуировать агломерацию не успеют, - подхватила Александрия уверенно. - Это нормально, никто никогда еще не успевал, а чаще всего Губитель просто появлялся, и эвакуацию приходилось проводить прямо в ходе битвы. Не говоря уже о том, что нам, маскам, приходилось вступать в битву сразу после телепортации. Так что, кто успел заранее -- тот успел, после выхода Бегемота на поверхность, можно будет начать действовать адресно, благо у нас хватает команд спасения, поиска и поддержки.
   Джирайя дернул щекой. Только те, кто мог вступать в противостояние с Бегемотом, не боясь быть зажаренными, числились в командах атаки, все остальные переходили в команды спасения, поиска и поддержки.
  -- Что с прибывающими масками? - спросила Александрия.
  -- Прибыли практически все, кто заявлял об участии, - ответила Дракон спокойно, глядя на нее поблескивающими глазами. - Раздача браслетов и инструктаж идут полным ходом.
  -- И у нас есть еще почти час! - качнула головой Александрия, в голосе ее слышалось легкое восхищение. - Гильдия проделала огромную работу! Если мы так сможем готовиться к каждой битве, то дела и вправду могут пойти на лад!
  -- Не стоит торопиться, - мрачно заметил Эйдолон, вставая. - Бегемот не зря носит свое прозвище.
  -- Но и впадать в пессимизм раньше времени не стоит, - заметила Александрия. - Все получили предупреждения, что битва будет жестокой, и все же вот они, маски, пришли.
   Она сделала жест за пределы корабля туда, где на окраине аэродрома и на одной из взлетно-посадочных полос располагались прибывающие команды, получали браслеты, реорганизовывались, готовились, еще и еще раз проверяли свое снаряжение, общались со знакомыми, обсуждали будущую битву, рассматривая карты и экраны смартфонов и планшетов в свете прожекторов и фонарей.
  -- О Александрия-сенсей! Ваши слова воспламенили юность в моем сердце! - выкрикнула Черепаха.
  -- Да ты и так не стара, - чуть помедлив, ответила Александрия, меряя Лизу взглядом.
  -- Но теперь я пылаю! Мудрость и Пламя Юности! Сила Черепах! Я добуду вам сведения о Бегемоте вдвое быстрее или облечу вокруг здания Гильдии сто раз! - с каждым возгласом Лиза вскидывала руку, и чуть подлетала вверх.
   Шершень, скромно стоявшая в сторонке, давилась смехом на пару с Нарвал. Джирайя и сам ностальгически усмехнулся, до того все это напоминало Майто Гая и его выкрики о Юности. Дракон мягко улыбалась, Оружейник даже не обращал внимания на разговор, манипулируя какими-то цифрами на экране терминала, стоявшего перед ним, что-то сосредоточенно изучая.
  -- Это похвальный энтузиазм, - Александрия отступила на шаг, взлетела, - но, пожалуй, не стоит давать обещаний, которые не сможешь сдержать.
  -- Пари? - в голосе Лизы слышалось самодовольство, она подлетела ближе, словно преследуя Александрию.
   Александрия остановилась, еще раз смерила Черепаху взглядом, словно не веря тому, что услышала.
  -- Мне не помешает еще один Умник в команде, - сказала она.
  -- А мне не помешает вечная соперница, соревнуясь с которой я смогу расти и брать новые вершины! - голос Черепахи прямо-таки гремел энтузиазмом.
  -- Я занятой человек, - усмехнулась Александрия, - но пусть будет так. Только не сейчас, а после битвы.
   Взгляд ее остановился на мгновение на Джирайе, словно говоря, что она видит его хитрости насквозь, и саннин внутренне поежился. Лиза, как всегда, затеяла что-то свое и не вовремя, некстати, угрожая сорвать будущее сотрудничество во имя каких-то крох информации в настоящем. В то же время такой рискованный заход вполне отвечал образу Черепахи, стилю шиноби и мог принести пользу в будущем, если удастся избежать конфликта с Триумвиратом. Если. Александрия тоже была Умником, и вполне могла видеть все эти ухищрения насквозь.
   Но сейчас было не время и не место ругать Черепаху.
  -- Конечно же, после битвы, - кивнул Джирайя, - ведь сейчас нам потребуются все наши силы.
  -- К слову о силах, - улыбнулась Дракон. - Только что прибыли команды из Имперского союза Китая и из России, своим ходом. Маски Австралии прислали сообщение, что не могут принять участие.
  -- Это как раз понятно, - проворчала Нарвал, - после прорыва карантина у них и так полно хлопот, не мешало бы им помочь.
  -- Индийские маски и войска продолжают стягиваться, изменений в поведении Бегемота не зарегистрировано, расчетное время прибытия, и район не изменились, - сообщила Дракон.
   Джирайя еще раз посмотрел на карту, и подавил зевок. Да, он был не в идеальной форме, как и его команда, но что поделать? Если бы можно было заманить Губителя в заранее приготовленное место, организовать засаду... то Триумвират и остальные уже давно бы так и сделали. За годы противостояния Триумвират испробовал многое, особенно на Бегемоте, который был первым, у которого был самый большой счет атак.
  -- Прибудут еще маски или нет, основной упор в битве мы делаем на взаимодействие наших команд, Триумвирата и Гильдии, - сказала Александрия, складывая руки на груди.
   Джирайя невольно залюбовался ей, получил тычок в бок от Нарвал, и подумал, что надо было все же надеть броню. Штаны, безрукавка, сандалии -- все это ничто перед молниями и огнем Бегемота, его силой и мощью, и броня могла бы смягчить удар, но теперь было уже поздно.
  -- Все равно найдутся горячие головы, которые полезут вперед, чтобы сложить эти самые головы, - проворчал Эйдолон.
   Александрия, впрочем, не стала комментировать такое поведение, лишь покачала головой и сказала.
  -- Поэтому надо напомнить всем еще раз план сражения, благо он простой и понятный, и сказать несколько подбадривающих слов, и думаю, что лучше всего, если это сделаете вы, Жаба.
  -- Разве не Легенда говорит речь перед битвой?
  -- Мы все делали это много раз, - печально усмехнулась Александрия, - и думаете это легко, пытаться подбодрить людей, зная, что многие из них вскоре умрут?
   Джирайя лишь пожал плечами, не видя в такой ситуации ничего экстраординарного.
  -- Это ваш план, Жаба, - кивнула Александрия, - вам и произносить речь.
   И нести ответственность, мысленно закончил за нее саннин. Он не собирался, разумеется, ничего произносить, как говорится, где Жаба, а где Триумвират? Но тут его посетило еще одно соображение, что если он скажет речь, то потом, в бою, это может облегчить командование другими масками, в каких-то экстремальных ситуациях. Ну, мало ли? А Триумвират и вправду все знают.
  -- Конечно, - кивнул Джирайя.
  
  -- Жаба, я контролирую все вокруг на двенадцать километров, - зазвучал в ухе голос Тейлор. - Помогать местным с эвакуацией?
  -- Придержи пока насекомых, Муравей, - отозвался Джирайя. - Пока Губителя нет, местные и сами справятся, не стоит добавлять паники. Что с огромными насекомыми?
  -- Бабочка сделала две дюжины и отдыхает сейчас, а я тренируюсь управлять ими и проводить захваты.
  -- И ты еще хочешь помогать местным? - хмыкнул Джирайя.
  -- Мультизадачность -- это...
  -- Стоп, - оборвал ее Джирайя. - Тренируйся управлять жуками, Бабочка пусть отдыхает, от кораблей далеко не отходите. Когда Бегемот появится, будет решено, где размещать полевой госпиталь, и перебазируетесь туда же, заодно штаб с Черепахой прикроете.
  -- А когда он появится? - в голосе Тейлор слышалось странное нетерпение.
  -- Уже скоро, - мрачно буркнул Джирайя, - не волнуйся, всем нам хватит.
   Да, волны мрачных предчувствий накатывали на него, словно он заразился пессимизмом Эйдолона. В чем-то его можно было понять, больше масок -- больше трупов, особенно с Бегемотом, прозванным Убийцей Героев. Не говоря уже о том, что они собираются намеренно разозлить Губителя, но другого пути прощупать все до дна, заставить Губителя явить свою полную мощь Джирайя не придумал. Обсуждения с Триумвиратом тоже не принесли идей, все сводилось к тому, что надо сражаться и действовать по обстановке, ничего заранее предусмотреть и запланировать было нельзя.
  
   Тейлор сидела на ступеньке откидного трапа и грызла "питательный брикет" из рациона. Хотя уже начинало светлеть, но солнце еще не взошло, и глубокий коричневый цвет брикета не слишком бросался в глаза. Чтобы отстраниться от гадостного вкуса, Тейлор сильнее сосредотачивалась на жуках, парящих в воздухе гудящей эскадрильей, и на Эми, сидевшей рядом, устало привалившись к поручню.
  -- Может тебе лечь? - спросила Тейлор.
  -- Нет, со мной все в порядке, - вздохнула Эми.
   Она приподняла маску, благо рядом никого не было, потерла лицо.
  -- Это не физическая усталость, - объяснила Эми, - не умственная, а душевная, если можно так сказать.
  -- Конечно, можно, - кивнула Тейлор.
   Она ощущала команду из Броктон Бей и думала, сказать о том Эми, или та и сама в курсе? Лазер-Шоу, Мегаватт, Слава -- все они были среди прибывших, и Тейлор невольно задумалась на секунду, каково это было бы, если бы у ее отца оказались суперсилы? Если бы ей пришлось вместе с ним выходить против Губителя?
  -- Сейчас тишина, и Жаба сказал тебе и мне отдыхать, но едва начнется битва, как бесконечным потоком хлынут раненые. Сожженные, пробитые, переломанные, с превращенными в хорошо прожаренную котлету внутренностями, - тихо сказала Эми. - Так выглядят для меня битвы с Губителями -- непрерывный поток умирающих людей, и я не в силах спасти их всех!
  -- Ты..., - Тейлор протянула руку, хотела подбодрить Эми, но тут в маске заквакало.
  -- Внимание всем, говорит Жаба, - Джирайя говорил медленно, отчетливо. - Маски! Я знаю, что в вас пылает Воля Огня, и поэтому вы собрались сегодня здесь, чтобы защищать свой дом от ужасного врага. Да-да, вы не ослышались, свой дом, своих родных и близких -- потому что мы сражаемся за Землю и человечество! Поэтому я не буду говорить лишних и ненужных слов, лишь напомню вам, что в битве будут поочередно меняться две фазы, о которых вам будут сообщать полученные вами браслеты и камеры с наушниками. В фазе один атакуют Триумвират и Гильдия, и Стрелки, и атакуют, не сдерживаясь, в полную мощь. Любой, кто считает себя в состоянии выдержать подобное, может присоединяться к атаке. В фазе два, Бегемота могут атаковать все, кто захочет, и я верю, что все вы, как один, будете сражаться изо всех сил, и покажете Губителю, что зря он выполз из-под земли! Я верю, что ваша Воля Огня сегодня будет пылать ярко, как...
   В это мгновение Тейлор ощутила нечто, на пределе дальности, и сразу поняла, что происходит.
  -- Дракон! - закричала она внутри маски, активировав связь. - Бегемот в пятидесяти метрах под землей, на юго-юго-запад, в двенадцати километрах от меня!
  -- Принято, Муравей, - донесся спокойный голос Дракон. - Передаю информацию остальным.
   Первый луч солнца отразился от верхушки стоящего рядом корабля Дракон, бросив солнечного зайчика прямо в лицо Тейлор.
  
   Тамэшивари 14.2
  
   Утро 22 июля, парк Лейжер Вэлли, Гургаон, город-спутник Нью-Дели
  
   Земля вздыбилась, затем лопнула, и в провал обвалилось несколько деревьев, часть дороги. Картинка была столь четкой, что, казалось, словно Лили сама там находится, парит над провалом. Она не замечала, что под ее руками сменяются наконечники огромных дротиков, заряжала машинально, привычно, словно на тренировке. Трещина еще разошлась, туда улетела забытая кем-то или брошенная машина, огромное дерево покосилось, замерло... и тоже рухнуло.
   Огромный коготь врезался в землю, там, где стояло дерево, вспорол асфальт дорожки. Следом за когтем показалась могучая лапа, потом голова Бегемота, увенчанная огромными обсидиановыми рогами. Единственный глаз пылал, как будто на поверхность рвался Саурон из фильма с Земли Алеф. Казалось, что он смотрит прямо на Лили, видит ее сквозь оболочку корабля Дракон, мчащегося к месту выхода Губителя на поверхность.
  -- Фаза один! - донесся механический голос из браслета на руке Лили.
   Бегемот приподнялся еще, и тут же с рук Эйдолона сорвался сгусток, комок серой каши, врезавшийся в Губителя. Бегемот даже не пошатнулся, он уже по пояс высунулся из земли, сиял и переливался, словно секунду назад купался в раскаленной лаве ядра Земли. Он приподнял коготь, видно было, как там зарождается молния, и Лили ощутила, что проглоченная тремя минутами ранее антирадиационная таблетка встала поперек горла.
   Мелькнул плащ Александрии, Бегемота отшвырнуло назад, и молния ушла вверх, ударила в небеса беззвучным, сияющим столбом. Лили облизала пересохшие губы, посмотрела на ленту дротиков, уходящую в заряжающий автомат, и еще раз облизала губы. Бегемот не упал в трещину, зацепился, но неподалеку уже появилась Алхимик, хлопнула в ладоши и приложила их к земле. Моментально все ушло вниз, раздалось в стороны, и Бегемот оказался посреди огромного котлована, уходящего вглубь на величину его роста, на пятнадцать метров. Стены котлована топорщились шипами, ноги Бегемота тонули в трясине.
   Алхимик исчезла моментально после техники, и молния Губителя прошла мимо.
  -- Шершень, давай! - донеслась команда Жабы.
   Лили, не удержавшись, фыркнула, и вцепилась руками в гашетки дротикомета. Казалось бы, ну чего тут целиться? Как можно промахнуться в огромную фигуру, высотой под пятнадцать метров, да еще и стоящую неподвижно? Почти неподвижно -- с когтя Бегемота сорвалась молния, помчалась прямо в корабль Лили, словно Губитель знал, что она собирается сделать. Вспышка! Транспортный корабль подставил себя под удар, зачадил, уходя в сторону, освобождая Лили пространство для удара. Конечно, заряженные ей дротики пробьют что угодно, но к чему зазря расходовать их заряд на свой же корабль?
  -- Получай! - неожиданно для самой себя заорала Лили, открывая стрельбу.
   Устройство Дракон начал выплевывать дротики, а точнее говоря огромные трехметровые стальные копья, слегка подергиваясь при каждом выстреле. За каждым из дротиков летела цепь, тоже стальная, прочная и надежная, сделанная тем же Технарем, что когда-то сделал Лили устройство с бесконечной цепью для ее Арбалета.
   Дротики воткнулись в плоть Бегемота, вошли в ноги, руки, плечи, бока, и Дракон отстрелила цепи, которые резко пошли вниз, увлекаемые специальными мини-ракетами. Им предстояло вонзиться в землю, в глину, в воды реки, протекавшей через парк и теперь низвергавшейся водопадом в котлован, уйти глубоко вниз, заякорить Бегемота и связать его. Лили уже предвкушала этот момент, тянула пальцы к новому дротику, чтобы начать заряжать следующую серию, когда Бегемот начал двигаться.
   Огонь и пламя ударили от его ног, прожаривая болото в твердую глину, а рука поднялась, сгребла цепи, словно пучок травы. Бегемот выдернул из себя дротики, и сделал движение кистью, швыряя мешанину цепей, копий и ракет прямо в корабль Лили, словно олимпийский метатель ядра. С когтей его сорвались еще молнии, прочертили воздух. Корабль метнулся выше, уходя от удара, и все равно Лили ощутила, что у нее волосы встают дыбом по всему телу, казалось, каждый сантиметр воздуха в корабле оказался наэлектризован, и оставалось только удивляться, как корабль еще не вышел из строя!
  
   Легенда промчался, обрушивая град лазеров на голову Бегемота, прямо в его пылающий красным огромный глаз. Бегемот вскинул руку, прикрываясь от атаки рукой. Видно было, как лучи впиваются в серую кожу, обсидиановые когти, и Лили, словно очнувшись, торопливо пихнула дротик в заряжающий автомат, выстрелила. Копье промчалось и скрылось в сиянии в глубине провала рта, неприятно напомнившего Лили о Богохульницах. Бегемот сжал обсидиановые зубы, откусывая цепь, и снова повернулся к Лили. Кулак Александрии обрушился в основание его правого рога, заставив Бегемота пошатнуться, опять сбив атаку. Лили торопливо ухватила новый дротик, радуясь тому, что ей не надо пилотировать, и уворачиваться, что за нее это делает Дракон.
   Эйдолон вытянул руки, и возле ног Бегемота заклубился сиреневый туман, пополз выше, свиваясь спиралью, Легенда, умчавшийся было от атаки, зашел опять со спины, обрушил новую атаку. Бегемот шагнул вперед, прямо в туман, неожиданно начавший распадаться.
  -- Опасность! Опасность! Увеличение радиационного фона, - забубнил автомат в корабле.
   Лили торопливо вытряхнула еще таблетку, и тут же корабль содрогнулся. Ее швырнуло в сторону, таблетка вылетела из руки, где-то вдалеке протестующе взвыли сирены, корабль швыряло, словно он попал в шторм, что-то бубнила сверху Дракон. Лили краем глаза поймала картинку на экране -- три десятка кораблей Дракон вышли на дистанцию удара и дружным залпом атаковали Бегемота.
   Броня хрустела, что-то впилось в коленку, ударило в ухо, и тут же все закончилось, корабль выровнялся. Бегемот пошатывался, видно было, как из ран, оставленных дротиками, течет ихор, дымится на воздухе. Его правая рука словно попала под удар огромной терки, содравшей серую кожу, обнажившую кровавые прожилки внутренностей. Это не было мясом, кровью и костями, какой-то уродливой их имитацией из псевдоплоти, как и сам Бегемот был уродливой имитацией человека.
   Но все же план Жабы работал, работал! Они удерживали Бегемота на месте!
   Пускай дезинтеграционные ракеты и стесывали всего лишь псевдоплоть, имитацию, оболочку, которая тут же начинала нарастать по новой, но если продолжать уничтожать быстрее, чем они прибывают, то рано или поздно победа будет за масками!
   Бегемот в два широких шага оказался у края котлована, рука его взметнулась, прикрываясь от залпа ракет и одновременно с этим сбивая часть их на землю. Мгновенно там образовалось подобие пандуса, грубое, рыхлое, но Бегемоту хватило. Новая волна тепла и молний ударила из него, снося три корабля, а рукой он ухватил мчавшуюся в атаку Александрию, и тут же отшвырнул прочь, прямо в корабль Лили. Дракон дернулась было, уходя в сторону, но не успела, Александрия пробила своим телом двигательный отсек, и умчалась прочь, разбрасывая запчасти и куски обшивки.
   Бегемот приземлился с топотом, гулом и треском, и все на земле вокруг, деревья, фонари, пара домиков и стендов, все сложилось, как карточный домик. Это было последнее, что успела увидеть Лили на погасшем экране, и тут же она ощутила, что ее отрывает от пола.
  -- Шершень, прочь с корабля! - раздался в ухе голос Дракон.
   Лили прыгнула, стелясь над полом, выхватывая клинок. Врезалась в переборку, испытав мгновение ужаса, что сейчас ее ударит, рука уйдет в сторону, и она взрежет сама себя, но тренировки сделали свое дело. Взмах, удар, и она казалась снаружи, моментально активировала ранец и ушла выше. Влажный, горячий, душный и плотный, несмотря на раннее утро, воздух окатил Лили, и она порадовалась, что на лице ее маска. Испарина перехода из кондиционированной прохлады, и тут же холодок ужаса, от пяток до самой макушки, когда она увидела Бегемота вживую.
   Дракон ударила ракетами по падающему кораблю, в котором только что находилась Лили, и стаккато взрывов дробно простучало по ушам, а корабль отлетел в сторону, прямо в Бегемота. Тот вскинул руку, насаживая корабль на коготь, и тут же закрылся им от нового залпа дезинтегрирующих ракет. Корабль снесло, и прямо через обломки вылетели две молнии, толщиной с руку Бегемота, а рука у него было толщиной с доброе дерево, и все это молча, механически, играючи, и это больше всего напугало Лили.
  -- В сторону, Шершень! - заорала у нее в ухе Лиза. - Не торчи там!
   Лили молчаливо нырнула вниз, Бегемот ударил, но на пути его молнии встал корабль Дракон, и вспыхнули силовые поля. Бегемот шагнул вперед, и дорога под Лили зазмеилась трещинами, ударили фонтаны воды, донеслись крики. Люди разбегались, пытались выбраться, Лили резко спикировала, подхватила падающего в трещину подростка, и рывком выбросила его на поверхность.
  -- Спасибо, - раздался немного виноватый голос Тейлор, - мои жуки еще не долетели!
  -- Какие жуки! - закричала Лили. - Тут весь район эвакуировать надо!
   Пылающий корабль Дракон, словно библейский огонь с небес, рухнул слева от Лили, снес три здания и взорвался, обдав Лили волной воздуха, несущей в себе ароматы горелого, жженного и чего-то вонючего. Она торопливо активировала фильтры, снова взмыла в воздух, оценивая обстановку. Бегемот уже дошел до края парка, и ступил на дорогу, змеящуюся трещинами. Дома вокруг складывались, как карточные, воздух вокруг Бегемота пылал, переливался, как будто мало было собственной жары летнего дня в Индии. В этом перегретом воздухе, подобно мухам, вились корабли Дракон, сверкали лучи Легенды, причудливо преломляясь, и из рук Эйдолона лился сиреневый туман, подбирался к Бегемоту.
  -- Проклятье! - вырвалось из горла Лили.
   Легенда и Александрия атаковали сзади, но Бегемот неожиданно развернулся, и сбил Александрию из воздуха, как сама Лили сбивала бы муху. И более того, Бегемот перехватил, перенаправил град лазеров Легенды, и желтый дождь вспорол дома по обе стороны от улицы. По самой улице, вспарывая телом асфальт, снося машины и людей, размазывая их, стремительным снарядом летела Александрия, кувыркалась, подпрыгивала, и, словно догоняя ее, желтые лучи вспарывали дома справа и слева от нее, рушили, взрывали, протыкали насквозь. Александрия пришла в себя, извернулась, взмыла в воздух, и бестрепетно приняла на грудь новый заряд молнии, скрылась в нем.
  -- Задержите его! - выкрик Жабы.
   Лили засопела. Легко сказать -- задержите! А как его задерживать, когда даже Триумвират пасует? В домах разгорались пожары, пылал лес в парке, и фигуру Бегемота затягивало дымом, скрывало от посторонних глаз. Появилось еще полдюжины Стрелков, они обрушили на Бегемота град лучей, норовя попасть по правой руке, сверкающей багровыми "внутренностями", и Бегемот тут же отразил атаки в самих Стрелков. Сверкнуло, Легенда принял на себя удар, и его отбросило вниз, впечатало куда-то вдалеке сверкающим метеором.
   Стрелки метнулись во все стороны, как стая вспугнутых рыбок, и скрылись.
   Бегемот, продолжа широко шагать, доламывая улицу и дома вокруг на несколько кварталов, с каждым своим шагом, снова обратил внимание на корабли Дракон. Еще залпы молний и огня полетели в их сторону, Дракон ловко маневрировала, уклонялась, била в ответ дезинтегрирующими ракетами.
  -- Шершень, выше! - крикнула Лиза, и Лили выполнила бездумно.
   Волна тепла ударила вдоль улицы, несколько деревьев вспыхнули, как свечки, волна жара ударила в ноги Лили, словно подбрасывая выше. Что-то сверкнуло, ее дернуло и утащило в сторону, притащило к Жабе, который обнаружился на крыше неподалеку. Полдома было срезано, как ножом, виднелись квартиры, откуда-то текла кровь, словно там зарезали слона, валялись вещи. Откуда-то сбоку тянуло дымом, вдалеке завывали сирены, и доносился грохот, словно там работал кувалдой двойник Бегемота.
  -- Все нормально, не паникуй! - заверил ее Жаба. - Эвакуацией и спасением уже занимаются, нам нужно лишь удержать Бегемота немного, пока Алхимик и ее отряд строят первую линию обороны!
  -- Говорите, что делать! - воодушевилась Лили.
  -- Взлетай и дуй в тыл, - усмехнулся Жаба, отворачиваясь и собираясь спрыгнуть.
  -- Что?!!
  -- Это приказ! - добродушие из голоса Жабы снесло, словно молнией Бегемота.
  -- Но я могу попасть на один из кораблей, заряжать, сражаться! - вспыхнула Лили.
   Еще два корабля Дракон рухнули, земля содрогалась и корчилась, и здание, на котором они стояли, начало разрушаться. Жаба подхватил Лили, перепрыгнул -- перелетел на соседнее здание. Порыв ветра неожиданно отбросил столбы дыма, явил Бегемота, который находился ближе, гораздо ближе. Жаба что-то пробормотал, резко сменил траекторию, но Бегемот и не думал бить их молниями. На Губителя наскочили три маски в красочных нарядах, один попытался ударить в глаз, словно подражая Александрии, двое других ударили под колени.
   Бегемот разорвал двух, атаковавших снизу, стряхнул под ногами лепешками мяса, и тут же сверху шлепнулся третий, дымящийся, обугленный. Лили сглотнула нервно, ощущая холодок в животе.
  -- Вот -- вот, - проворчал Жаба, приземляясь и швыряя ее в воздух. - Прочь! Эта фаза практически завершена, готовься к следующему удару!
  -- Что? - Лили зависла на секунду. - Мы проиграли?
   Но Жаба не ответил, нырнул вниз, прямо под ноги Бегемоту, и тут же там провалилась земля, ввысь ударил столб пара, тут же сменившийся огнем. Развалины ближайших домов словно склеились, ударили огромными копьями из камня, бетона и асфальта в ноги Бегемоту, слегка надорвали кожу. Лили обратила внимание, что раны на груди и плечах уже зажили, хотя руки Губителя оставались ободранными.
  -- Шершень, держи курс на северо-восток, мы там устроились возле больницы Нилкант, на краю огромного парка, - зазвучал голос Тейлор. - Все в порядке, эвакуация района почти завершена!
   За спиной Лили в небо взлетел исполинский столб пламени, ее швырнуло, закувыркало, мимо пролетела молния.
  -- Фаза два, - сообщил механический голос, и Лили ускорилась, помчалась прочь.
  
   Тамэшивари 14.3
  
   22 июля 2011 года, Нью-Дели
  
   Вдалеке грохотало и сверкало, и видно было, как все маски, трудящиеся вокруг, то и дело бросают туда взгляды. Браслет, толстый и объемный, надежно охватывающий мякоть руки возле локтя, пока что молчал, и это вселяло некоторую надежду, что Триумвират и Гильдия удержат Бегемота на месте, не дадут пройти дальше, вглубь города.
   Привычные печати вспыхивали в голове, пригодился опыт Броктон Бей, и Изуми переделывала, меняла огромные здания какого-то жилого комплекса, каких-то очередных башен, судя по обрывку названия, еще не пущенному под нож алхимических изменений. Рядом сосредоточенно трудился "ее отряд", сотня Эпицентров, все, кто мог в той или иной степени менять ландшафты, что-то возводить, переделывать, крепить и преобразовывать.
   Бегемот двигался параллельно трассе Гургаон -- Дели, и на пути его Алхимик и ее отряд возводили первую линию обороны, безжалостно снося здания и перекапывая почву. Рвы укрытий, ловушки, провалы в земле, замаскированные Технарские устройства, которые будут бить в упор по Бегемоту. Укрепленные здания и столбы, как укрытие для летающих масок, способ перевести дух, спрятаться от молний Губителя, и рядом же молниеотводы, огромные металлические стрелы, возносящиеся к небесам.
   Изуми сейчас трудилась над комплексом таких отводов, целой короной, по просьбе четырех масок откуда-то из Европы. Смуглые, с роскошными усами, в широких шляпах и полумасках, они трудились слаженным квартетом, собирали какое-то устройство, больше всего напоминавшее огромный телевизор. Один из четверки с грехом пополам болтал по-английски, и дополнял свои слова жестами, показывая, что нужно сделать металлические шипы в основании металлических шпилей.
   Изуми чуть изменила форму, выдвинула шипы, и четверка тут же начала наматывать на них толстую серебристую проволоку, которая, казалось, меняла форму, сама садилась плотнее на шип. Чуть поодаль три маски, из Сиэтла и Ванкувера, рыли ров, пропахивали огромную борозду, которая тут же заполнялась водой, превращавшейся в лед. На переднем крае трудилась команда из Чикаго, вместе с двумя масками из команды Франции, переводчиком им служил кто-то из канадских масок, затем слева вылетел худощавый парнишка в безликой маске. Он чуть поморщился, прикрыл было лицо от бьющего в глаза солнца, и тут же начал двигать руками, словно измолачивал невидимого противника. Стена на переднем крае начала стремительно покрываться фиолетовым льдом, толстым и гладким.
  -- Это Алхимик, - нажала Изуми кнопку на браслете, - мне нужно подняться в воздух ненадолго.
   Десять секунд спустя рядом зависла Слава, подхватила Изуми и легко понесла вверх. Изуми развернулась спиной к солнцу, посмотрела вдаль. Аэропорт опустел, корабли Дракон улетели, самолеты спешно убирали, на взлетных полосах стояло несколько танков, нацеливаясь в сторону Бегемота. Справа от Изуми кипела эвакуация, все маски, кто не участвовал в битве, кто не шел в атакующих командах, занимались помощью, сновали в воздухе, расчищали дороги, переносили, подгоняли, помогали индийским военным. Те занимали позиции вдоль трассы Гургаон -- Дели, разбегались мелкими фигурками.
  -- Чуть назад, и чуть выше, - попросила Изуми, глядя вниз.
   Укрепленный район был практически готов, и отсюда, сверху, было видно, что каждая из команд выполнила свою часть. Теперь оставалось только заманить Бегемота в центр, в алхимическую печать разъятия, и лишить его ног, после чего расстрелять со всех сторон.
  -- Бог ты мой, - прошептала Слава, чуть разворачиваясь и отвлекая Изуми.
   Даже несмотря на гул и грохот, канонаду и взрывы, Изуми прямо физически слышала, ощущала, как звенят и гудят все эти облака насекомых, висящих грязной завесой над домами и дорогами в промежутке между укрепленным районом и Губителем. Они вели и направляли людей, указывали им дорогу среди пылающих домов и столбов дыма, в обход завалов и обрушившихся деревьев, даже пытались прикрывать. Из этого грязного облака, на черном фоне пожарищ и дымов, то и дело, как из грозовой тучи, вылетали молнии, били, крушили и ломали.
   Пылающим метеором по дуге из облака вылетел корабль, обрушился на дома, пропахивая их. Огонь быстро погас, корабль корежило и меняло, к нему подлетел еще один, выбросил захваты и потащил прочь, одновременно с этим сбрасывая куски металла на поврежденного собрата. Тот поглощал, регенерировал, и все это до боли напоминало насекомых Муравья, только воплощенных в металле и в увеличенном в тысячу раз масштабе.
   С небес ударил порыв ветра, отбрасывая дым, и внезапно Изуми увидела Губителя.
   Огромная, черная фигура с рогами двигалась, пошатываясь, среди развалин, вокруг все сверкало, взрывалось и горело, корабли Дракон роились стаей птиц, атаковали, и падали, взлетали, видны были всполохи лазеров Легенды, и вспышки фиолетового огня, которым швырялся Эйдолон. Бегемот шагал небыстро, но широко, и мощь его завораживала, казалось, что это идет несокрушимая глыба камня, отмахивающаяся от досадных помех вокруг, мошек, лезущих в глаза. Изуми не слышала, но видела, как все вокруг Бегемота на земле сотрясается, падает, разламывается.
   С когтей его то и дело срывались молнии, били вокруг, и расходились волны перегретого воздуха, хотя Изуми не исключала, что это просто роения мошкары и пожары создают такой эффект. Дома и деревья вспыхивали, Бегемот повернул голову, казалось, всматриваясь своим огромным глазом в Изуми... и снова все заволокло клубами дыма.
  -- Берегись! - крикнула Слава, но было уже поздно.
   Сноп молний вырвался из темного облака дыма, снес насекомых по пути, и ударил ровно в корону молниеотводов. Разряды заиграли на металле, ударили в оборудование. Одного из четверки убило на месте разрядом, еще двоих разметало взрывом вместе с оборудованием, четвертого отбросило на недовязанную, раскаленную добела проволоку, и поджарило в мгновение ока.
  -- Это Алхимик, - снова включила Изуми браслет. - Подразделениям два и пять -- отойти вглубь района, монтировать стандартные молниеотводы, потом отступить и готовить вторую линию обороны.
   После этого она повернулась к Славе, указала на один из каменных шпилей.
  -- Высади меня там!
   Слава кивнула, еще раз бросила взгляд назад, и тут браслет заговорил.
  -- Фаза два, - сообщил механический голос. - Повторяю, фаза два!
   Слава ускорилась, почти швырнула Изуми на каменную площадку, и тут же скрылась сверкающим росчерком. По небу промчались несколько десятков масок, скрылись в дымной туче, и Изуми уловила краем глаза движение внизу. Маски торопились, занимали места в не готовом до конца укрепрайоне, и отряд Алхимика, казалось, удвоил усилия, спеша доделать.
   Казалось, небеса раскололись от громового звука, и сверху пало зеленое сияние, закручиваясь, в зеленые же вихри, всасывая дым и пыль, снова раскрывая картину происходящего. Бегемот уже не сражался, нет, он просто шел вперед, широкими шагами, не встречая сопротивления. За его спиной виднелся пролом, корабли Дракон тащили раненых, горящих собратьев-кораблей в форме драконов, пользуясь тем, что Бегемот не смотрит в их сторону. Пролетевшие в атаку маски обрушили на Бегемота буйство лучей и красок, и Губитель тут же отразил их в самих атакующих. Вспыхнула синяя стена и с беззвучным звоном разлетелась, видно было, как Эйдолон пошатнулся и слетел чуть ниже, выровнялся, подхваченный Легендой.
   Губитель остановился, чуть присел и свел когти, словно неумело хлопал в ладоши. Волна ударила вдоль домов, нескольких пытающихся убежать разорвало, двух масок, идущих в атаку, отбросило прямо в передний край обороны укрепрайона. Изуми моргнула, но нет, масок не размазало в кровавые лепешки, вместо этого они своими телами пробили лед, металл и камень, влетели и впечатались куда-то.
  -- Рассвет выбыл, Протон выбыл, - оживился браслет. - Губитель в БД-5.
   Бегемот раскрыл огромную пасть, в глубине которой что-то сияло, и издал низкий, пробирающий до костей рык, правая лапа его взметнулась и ударила наперерез вылетевшему батискафу. Металлический шар, сверкая и переливаясь, подлетел вверх, а Бегемот опять свел когти, ударяя новой волной. Вынырнувшую из-под развалин Александрию снесло, пронесло поверх укрепрайон, словно листок, гонимый ураганом.
   Изуми скользнула вниз, осознав, что сидит наверху и теряет время, завороженная битвой. Бегемот возобновил движение, и Изуми ощущала сотрясение шпилей, дрожь камня под руками. Небо прочертили ракеты, Бегемот вскинул руку, смел снаряды одним движением, и слева от Изуми загрохотали разрывы. Видно было, как рушатся там дома, вспыхивают новые пожары, а Бегемот шагал дальше, не останавливаясь, отмахиваясь от мельтешащих вокруг масок.
  -- Губитель в БД-4, Принц Персии выбыл, Гора погиб, Мазар выбыл, - сообщил браслет.
   Изуми приземлилась, и поняла, что все плохо. Бегемот еще не дошел до укрепрайона, но стремительно приближался, широкими шагами, неостановимой лавиной камня, огня и молний. Новый рык ударил по ушам, и тут же к нему добавился грохот. За спиной Изуми что-то взорвалось, прогрохотало, и мимо промчалось нечто вроде летающей подводной лодки. Из ее носа рвались синие лучи, били в Бегемота, который покрывался наледью и тут же лед моментально отступал, растопленный жаром Губителя. Вокруг аппарата сгруппировались несколько масок -- стрелков, начали бить вдогонку, целя в глаз Бегемота.
  -- Алхимик! - сбоку вынырнул Жаба. - Все готово?
  -- Район готов! - крикнула Изуми, изумленно глядя на закопченную маску Жабы, разорванные на боку штаны.
  -- Тогда уводи свой отряд и уходи сама! - рявкнул Жаба, разворачиваясь и отпрыгивая.
   Руки его мелькнули, ударил в землю, и оттуда воздвигся купол земли. Мгновение спустя по нему расплескался огонь, скакнул дальше, на одну из стен.
  -- Это Алхимик, - нажала Изуми кнопку на браслете. - Отряду -- эвакуироваться, готовить вторую линию...
   Она замялась на секунду, штаб еще не сообщал, где что будет, по плану предполагалось экстраполировать движение Бегемота, разгадать его цель, и последовательно выстраивать линии по пути. Жаба что-то быстро говорил в маску, потом крикнул Изуми.
  -- Все, сейчас прибудет Бродяжник! Собирайтесь и уходите быстро!
  -- Я не уйду! - раздраженно крикнула Изуми. - Печать!
   Жаба кивнул и скрылся прыжком, Изуми оглянулась. Команды масок занимали места, быстро перебегали и летели, атаковали Бегемота издалека. Губитель был все ближе, и плотность ответного огня нарастала с каждой секундой, вокруг него рвались снаряды, плясали лучи, вспыхивало, окатывало жидкостями, изламывался воздух, но Бегемот все равно продолжал идти вперед.
   Мимо промчалась подводная лодка, воткнулась в один из бункеров, и расколола его пополам. Тут же внутрь ударила молния, вырвался столб огня, крики масок.
  -- Губитель в БД-3, Роза Ветров погибла, Мелкий Бродяга выбыл, Ракетоносец погиб, Заря выбыла, Разящая Стрела выбыла, - отрапортовал браслет, и Изуми стиснула зубы.
   При определенном уровне повреждений браслет должен был телепортировать раненых в госпиталь, но Бегемот убивал быстрее, чем браслет успевал срабатывать. Не говоря уже о молниях, могли они выводить из строя браслеты? Изуми уже бежала к центральной площадке, оглядываясь через плечо. Бегемот надвигался, вырастал и подавлял своими размерами, мощью, словно бы обессиливал одним лишь присутствием. За ним, перед ним и по бокам то и дело вспыхивали пожары, добавляя дыма и жара, и Изуми подумала, что надо было преобразовать все вокруг в негорючие материалы.
   Бегемот коснулся ногой гребня фиолетового льда, помедлил мгновение и опустил ногу, раздавливая все с хрустом и треском. Лед тут же взвился вихрем, захватывая ногу Губителя, из-под земли ударили металлические копья, бессильно воткнулись в его плоть, углубившись не более чем на сантиметр.
  -- Огонь!! - донесся выкрик Жабы, которому вторил хор голосов.
   Новая волна ракет, снарядов и лучей обрушилась на Бегемота, который застыл на месте, дергая ногой. Маски торжествующе взревели, и Бегемот взревел в ответ, отразил лучи и плазму, обрушил их ливнем на укрепленный район. Изуми отпрыгнула, перекатилась и шлепнула по земле, проваливаясь в ров. Вокруг стучало и шипело, взлетали буруны земли, рядом шлепнулся обугленный труп, наполовину сожженное лицо навсегда застыло в маске ярости, расплавленный костюм прилип к телу.
   Изуми крутанулась, оказалась на корточках, укрытая земляным валом, и шлепнула новую печать, готовясь обрушить Бегемота. Земля за ним пошла пологим скатом, и тут же кто-то из масок, сообразивших, что происходит, заморозил склон.
  -- Стихия Земли: Великое Копье! - ударил Жаба, выскочив вперед.
   Четырехгранный шип камня ударил в Бегемота, но тот выбросил левую лапу и поймал его в атаке. С противным хрустом шип обломился, и Бегемот тут же ударил им, как дубиной.
  -- Северный ветер погиб, Алая рука выбыла, - забормотал браслет.
   Кто-то из масок метнулся стремительным оранжевым пятном, и ударил в грудь Губителя, упал замертво. Бегемот пошатнулся, и тут же между рогов в него ударил конус силовых полей, и Губитель рухнул, покатился по ледовому склону. Когти его сомкнулись секундой позже, и ударная волна ушла в небо, подбросила тех, кто там находился, и смела прочь. Находившегося на острие удара расплескало кровавым дождем, а Губитель уже переменил положение, перекатился и теперь стоял на четвереньках, глубоко вонзив когти в землю. Из пасти его вырвались огонь и рык, земля содрогнулась, затряслась, в муках локального землетрясения.
   Изуми швырнуло на спину, и тут же сильная рука подхватила ее.
  -- Бегемот разозлился! - заорал Жаба, и в голосе его слышалось торжество.
   Изуми оглянулась и подумала, что это преуменьшение. То, что ее отряд возводил, тратя минуты, Бегемот сокрушил, потратив несколько секунд. Маски разбегались, браслет не успевал перечислять выбывших, а Бегемот крушил и ломал все вокруг, огнем, молниями, рыком и лапами, надвигался, словно бульдозер, сносящий дом.
  -- Сейчас вдарим печатью! - заорал Жаба, и крик был не лишним, грохот усилился, шум стоял такой, что Изуми еле его услышала. - Потом уходим!
   И в этот момент мощнейший удар швырнул Жабу вперед, расплескал и размазал его комком глины по стене. Изуми спасли два огромных жука, подхватили жвалами, прищемив руки и потащили прочь, прямо к печати, половина которой уже отсутствовала, засыпанная обломками и камнями.
   Изуми хрустнула пальцами, готовясь к новому раунду схватки.
  
   Тамэшивари 13.4
  
   22 июля 2011 года
  
   Больница Нилкант располагалась рядом с относительно большим парком, и корабли Дракон приземлились на опушке. Три корабля -- треугольником, штабной ближе всех к лесу. Роботы -- автоматы Дракон тут же выровняли площадку, начали прокладывать дорожку к госпиталю, два робота взмыли и сели на крыше, ощетинились стволами. Еще корабль Дракон приземлился неподалеку, наполовину зарылся в землю, раскинул щупальца с генераторами, готовый прикрывать силовыми полями.
   Внутри штабного корабля присутствовало шесть Умников, не считая самой Лизы. Трое из числа Надзирателей, по одному из команды каждого из Триумвирата. Штаб должен был осуществлять общую координацию войск и масок, следить за продвижением Губителя, перебрасывать и маневрировать силами, взаимодействовать с индийскими властями.
  -- Черепаха вам завидует, - сообщила Лиза, оглядывая зал.
   Полулежа, экраны сверху полукругом, возможность управления жестами и движениями глаз, как в масках. Отдельное помещение, экранированное от шумов и помех, постоянная связь, поступление информации с камер -- снитчей, камер, закрепленных на самих масках, с кораблей Дракон, в общем, все условия, только успевай перерабатывать информацию.
   На нее не обратили внимания, да и Лиза слегка слукавила. Непрерывный поток информации с сотен камер, как ни приглушай силу, она бы свалилась через десять минут. Пускай Эми слегка подлатала их по дороге, пускай удалось немного поспать, но все же Лиза была не в лучшей форме. И опять хотела есть, нет, хотела жрать, жрать и жрать, жадно чавкая и вгрызаясь, наплевав на все. Но вместо этого ей предстояло парить в небесах, вглядываясь в Бегемота и добывая информацию. Увы, эксперименты со старыми видеозаписями показали, что сила Лизы не черпает из них информации, словно бы брезгливо воротит нос, требуя личного присутствия, взгляда вживую, как это было с Левиафаном.
   Она торопливо вышла -- выбежала из корабля, к ней сразу подлетело несколько мушек, демонстративно приземлившись на разные части костюма. Горб -- ранец включать было еще рано, дорога Лизы лежала в больницу, к Эми и остальной медицинской команде. Индийские солдаты, в смуглой, под стать их коже, форме, напряженно смотрели на Лизу, но оружия поднимать не торопились. Зачем тут охрана, раздраженно подумала Лиза, быстрым шагом входя в больницу.
   Так себе была больничка, стоило признать, но не стоило ожидать многого от медпункта на передовой. Сюда будут поступать потоком раненые, перенесенные браслетами, собранные командами спасения, их будут латать на скорую руку и тут же отправлять дальше, в тыл, уже в нормальный госпиталь, скорее всего один из тех, что имелись в Нью-Дели или рядом с ним. Когда запас браслетов иссякнет, передовой пункт будет свернут, всех перебазируют в основной госпиталь, но Лиза подозревала, что гораздо раньше сюда доберется Бегемот.
   Извечная дилемма, как бы и рыбку съесть, и на пони покататься. В том смысле, что поместить полевой госпиталь как можно ближе к Губителю, отыграть драгоценные секунды на доставку и лечение, спасти как можно больше раненых, не только масок, но и обычных жителей. Но при этом так, чтобы не подвергнуть их риску удара Губителя и иметь возможность легко эвакуироваться, свернуться и отступить.
   Мобильный госпиталь, летающая крепость с маяком наведения, площадкой приема, квалифицированным персоналом и масками на борту, была бы идеальным решением, но только в случае внедрения массовой телепортации и размещения госпиталя удаленно, километров так за пятьдесят от поля битвы, чтобы ни один Губитель не добрался и не разрушил. Пока же предстояло обходиться вот такими полумерами, промежуточными решениями, из которых, как Лиза надеялась, вырастет что-то нормальное, надежное, дающее гарантию в бою.
  -- Очистить все здание, всех больных -- перевезти и эвакуировать, почему этого еще не сделано? - голос Бабочки разносился по зданию, и Лиза ухмыльнулась.
   Эми могла быть робкой, могла быть застенчивой, ее могли терзать и терзали внутренние демоны, но в деле лечения она ей лучше было не загораживать дорогу.
  -- Хирурги, как можно больше хирургов, лучше всего с опытом операций в условиях военных действий! У нас не будет времени лечить, мы будем только латать и отсылать дальше, - продолжала командовать Эми.
   В госпитале находилось еще несколько масок, и Лиза сразу узнала среди них Оталу, и сделала вывод, что сюда собрали паралюдей с целительскими способностями. Высокий, пожилой индус, стоявший рядом с Бабочкой, громко переводил на какой-то из официальных языков Индии, Лиза не стала вникать, на какой именно. Вояки, больница, штаб, все это могло подождать, сейчас важнее было оказаться там, на поле боя, получить информацию, передать ее Дракон, Жабе, остальным.
  -- Бабочка, - Лиза подошла вплотную, ничуть не смущаясь тем, что Эми продолжала говорить, - сейчас мне потребуются все мои силы.
   Эми оглянулась и потащила ее в сторону, впрочем индийцам и без того было чем заняться.
  -- Ты с ума сошла! - прошипела Эми. - Невозможно бесконечно подхлестывать организм!
  -- Скажи это Бегемоту, - цокнула Лиза. - Мне нужно будет смотреть в оба глаза, использовать суперсилу по полной, и чем быстрее я получу информацию, тем меньше людей погибнет!
  -- Ладно, - вздохнула Эми, протянула руку. - Не больше получаса, потом перерыв и отдых! Усиленное питание!
  -- В бою с Губителем? - искренне изумилась Лиза.
  -- Явишься сюда! - приказала Эми. - И не пытайся увильнуть!
   Она указала рукой на стену, там из-под полов и плинтуса выбежала стайка тараканов, сложилась в надпись "я прослежу", и тут же скрылась. Один из местных все же заметил, крикнул что-то, затараторил, указывая рукой, но у Лизы не было времени разбираться с причудами.
  
   Сама устала, мечтает об отдыхе, знает, что ей придется трудиться на износ. Знает, что ей придется работать на износ, поэтому особенно раздражена моим поведением.
  
  -- Я тоже тебя люблю, Бабочка, - хмыкнула Лиза под нос и помчалась к выходу.
   Полчаса! Нельзя терять времени! Стоило бы вызвать телепортера, но они сейчас на вес золота... ведь битва уже началась. Она взмыла свечкой в небо, набирая высоту и стремясь в нужном направлении, на юго-запад, туда, где уже пылало и громыхало, а небо чертили молнии, несмотря на отсутствие облаков. Солнце светило почти в спину, пригревало, ветер, несущийся навстречу, не приносил прохлады, лишь душное, тяжелое, липкое ощущение.
   Лиза вызвала мини-карту на половину внутреннего экрана маски, впилась взглядом. Прямо и чуть правее была особенно густая мешанина значков, среди которых превалировали зеленые: маски СКП и дружественных команд, официально признанные герои из различных стран. Серый -- одиночки, сбивавшиеся заранее в команды, чтобы СКП могла их транспортировать вовремя к полю боя. Красный -- злодеи, изъявившие желание участвовать в битве. Желтый -- для команд из Африки и Южной Америки, впрочем, сегодня таковых практически не было, не больше десятка масок, примерно как масок Элитной, выделенных синим цветом. Команда Янгбана, сосредотачивавшаяся севернее первой линии обороны, выделялась жирной синей кляксой.
   Все это было ожидаемо и предсказуемо, и все же мешанина цветов, красок и масок поражала, несмотря на то, что представители половины Земли отсутствовали. Впрочем, численность еще не означала превосходства, и тот же Бегемот это неоднократно демонстрировал. Конечно, здесь и сейчас, сегодня, собралось больше полутысячи масок, десятки команд (при желании можно было вызвать данные на экран, но Лиза лишь досадливо отмахнулась -- к чему лишняя информация?), но будет ли толк? Не получится ли в итоге просто увеличения хаоса и потерь? Эти вопросы, как и риск с госпиталем рассматривались во время подготовки к битве, и было решено все же рискнуть, исходя из долговременной стратегии действий.
  
  -- Вижу тебя, Черепаха, - прозвучал голос Дракон.
   Лиза моментально сориентировалась, отметила висящий чуть поодаль отдельный корабль, поняла, что там Дракон и Оружейник. Смотрят, командуют, анализируют, что-то собирают и готовятся. Сверкание и вспышки приближались, укрепрайон оставался за спиной, насекомые Муравья чуть ниже. Видимость была очень, очень плохой, Бегемот, словно нарочно задымлял и поджигал все вокруг.
  -- Ты слишком близко, - сообщила Дракон.
  -- Знаю, - отрезала Лиза.
   Она пролетела чуть, и чуть не влетела в облако насекомых. "Остановись", перестроилось облако.
  -- Муравей! - возмущенно воскликнула Лиза, переключая каналы.
  -- Да ты видишь, что там происходит?! - возмущенно заорала Тейлор.
  -- В том-то и дело, что нихрена не вижу!! - заорала Лиза. - А мне нужно видеть!
   Часть дыма сверху унесло, и стало видно, как Бегемот сшибает зарядом молнии корабль Дракон.
  
   Саморемонтирующиеся корабли, нужен металл, восстановление зависит от качества металла. Качество металла, соответствие спецификациям, скорость восстановления может...
  
   Лиза оборвала силу, разве что не прикрикнула на нее. Бегемота снова заволокло дымом, облако подсвечивало изнутри огоньками, сверкали молнии, доносился рык, и Лиза совершенно некстати вспомнила, что Бегемота на Востоке называют Хадхайошем, как его назвали иранцы, ведь первая атака Бегемота была в Иране. Хадхайош, первозданный бык, наводящий ужас (и в этой части Лиза сейчас была полностью согласна), сражался с Драконом, шла битва мифических зверей, и Дракон проигрывала.
   Лиза выхватила лазерный пистолет, и выстрелила, начала снижаться.
  -- Черепаха! - воскликнула Тейлор. - Ты!
  -- Прикрой меня! - рявкнула Лиза. - Нам нужна информация, иначе все впустую!
  -- Фаза два, - сообщил механический голос из браслета.
   Лиза нырнула в дым, и неожиданно вывалилась из него едва ли не в пасть Бегемота, но быстро сориентировалась и зашла ему за спину. Губитель широко шагал, и Лиза впилась взглядом, прикипела. Серая кожа Бегемота сочилась ихором во многих местах, бугры и наросты на руках местами были срезаны, виднелась внутренняя плоть, отвратительная, даже несмотря на знание, что это обманка.
  
   Раны были серьезнее, регенерирует, плоть нарастает обратно. Плоть нарастает обратно, чем ближе вглубь к ядру, тем быстрее нарастает, чем ближе к ядру поврежденное место, плоть будет нарастать, пока цело ядро.
  
   Лиза застыла на месте, и тут же поплатилась за это. Ее ударило в бок, и тут же что-то сверкнуло, в маске заморгали предупреждения, потом с тихим треском все выключилось, и Лиза с проклятием сорвала маску с лица. Закашлялась, заперхала, едва не выпала из жвал огромного жука, заорала от ужаса, но ее никто не услышал. Воздух был переполнен дымом и пеплом, забивался в глаза, резал горло.
   "Не дергайся, уроню!" - возникла надпись сбоку.
   Буквально на доли секунды, но Лиза успела прочесть, и тут же ее рвануло, жук пошел вертикально вверх, внизу полыхала и ветвилась молния толщиной с добрый дом. Лиза выдернула дежурную тряпку-полумаску, быстро завязала нижнюю половину лица, прикрывая себя и одновременно создавая простейший фильтр. Глаза ее были прикованы к Бегемоту, который крутился и вертелся внизу, в такт виражам и фигурам высшего пилотажа жука. Лизу швырнуло, ее подхватил другой жук, более вытянутый, хитин его трещал и скребся, поверхность была шершавой.
  -- Н-но, лошадка! - хохотнула Лиза, ударяя ногами по бокам жука, усевшись на его условной шее.
   Они вынырнули из облака, и Лиза успела увидеть неудачную атаку трех индийских масок, покачала головой. Гарама, "горячие маски" Индии, игравшиеся на публику в "казаков -- разбойников", забыли о том, что перед ними Губитель. А может, решили рискнуть. Или еще что-то их мотивов она не успела прочесть, и три трупа шлепнулись на землю.
  
   Жук крутился и вертелся, желудок подскакивал и подпрыгивал к горлу Лизы, разок ее все же стошнило, но на рог Бегемота попасть не удалось. Тейлор стягивала еще насекомых, пожертвовала двумя жуками, прикрывая Лизу, но дала ей возможность крутиться рядом с Бегемотом, пока тот крушил укрепрайон, дала возможность наблюдать, смотреть, отдаваться волнам информации.
   Сосредоточенность на Губителе позволила ей пропускать мимо глаз ужасающее зрелище разгрома укрепленного района. В считанные минуты Губитель изничтожил, снес, растоптал и разгромил, сжег все вокруг, наплевав на толщину и прочность укрытий. Если бы Алхимик не ударила какой-то страшной печатью, не ободрала ноги Губителю, то возможно, потери перешли бы в катастрофические, и битва была бы наполовину проиграна, не начавшись.
  
   Внутри корабля Дракон было прохладно и уютно, допинг Эми еще действовал, но все равно Лиза ощущала себя разбитой и усталой.
  -- Он ускорился еще на пять процентов, - заметил Оружейник, стоявший возле экранов.
   Было видно, как Бегемот шагает и крушит, сейчас его пытались задержать пять индийских масок и отряд военных, с двумя танками и бронетранспортером, укрывшиеся за зданием вокзала.
  -- Он луковица, - устало говорила Лиза, - как Левиафан, только у Бегемота каждый слой прочнее, чем все предыдущие, вместе взятые, на пятнадцать процентов. Искусственная плоть, искусственная оболочка, искусственная жизнь.
  -- Что? - повернулся Оружейник.
   Лиза посмотрела прямо в усталое лицо Жабы, повторила.
  -- Он -- искусственная жизнь, его кто-то создал. Плоть -- обманка, нужно рубить ядро, иначе он так и будет регенерировать. И чем ближе к ядру, тем быстрее будут зарастать его раны.
  -- Да, я заметил, - проворчал Джирайя, бросая взгляд на экран. - Дракон?
  -- Безвозвратные потери -- три корабля, тринадцать на регенерации, четыре будут готовы встать в строй через две минуты, остальные в порядке. Стоп-корабли все в резерве.
   Джирайя бросил еще взгляд на экраны, выдохнул.
  -- Триумвират?
  -- Будут готовы через минуту, Эйдолон наращивает силу, - тут же ответила Дракон.
  -- Ты поняла, где у него ядро? - спросил Джирайя.
  -- Благодаря атаке Алхимика -- да, - кивнула Лиза.
   Она вытянула руку и указала на точку ниже горла Джирайи, впадинку между костей.
  -- Хорошо, - кивнул Джирайя, надвигая маску и превращаясь в Жабу. - Шершень, нам нужна будет твоя сила! Оружейник -- наш выход, Нарвал -- прикрываешь, Дракон -- работаем по схеме 2, и объявляй смену фаз!
  -- Фаза один, - мгновение спустя раскатился механический голос из браслетов, - повторяю, фаза один!
   Лиза закрыла глаза, выдохнула, и устало откинулась на переборку корабля, ощущая как та дрожит и вибрирует.
  
   Тамэшивари 14.5
  
   22 июля 2011 года
  
   Если бы кто-то спросил его месяц назад, то Колин уверенно ответил бы, что стал новым человеком, во всех смыслах этого слова. Что он стал выше, сильнее, чище, лучше, опять же во всех смыслах. Что он оставил прошлое позади, в том жалком и слабом человеческом теле, от которого Колин, конечно, еще не до конца избавился, но уверенно к тому шел.
  -- Схема три, - прозвучал голос Дракон. - Бегемот изменил направление движения.
   Колин видел это и сам. Оставив за спиной дымящиеся развалины укрепленного района, усеянные телами, Губитель повернул направо, пошел вдоль линии скоростного наземного метро, словно устрашившись оказавшихся перед ним кварталов жилых домов. Или ощутив ловушку, отметил Оружейник.
   Боевой модуль выдал предупреждение, Оружейник резко ушел вниз и влево, пропуская мимо молнию. Вспыхнуло силовое поле, молния под углом ушла вниз, врезалась в очередное здание, ибо кварталы жилых домов тянулись как севернее, так и южнее линий метро.
  -- Зажимаем его в клещи и взрезаем, - голос Жабы, - добираемся до ядра. Начали!
   Местность вокруг моментально окрасилась, изменилась. Это было нелегко, соединить боевой модуль с информационной базой Дракон, увязать с программами обработки информации, поступающей с камер, с планами ландшафтов и зданий, отметками ловушек. Но все же Оружейник справился, и теперь его боевой модуль работал еще лучше, прогнозировал надежнее, и показывал поле боя в миниатюре, пускай это несколько отвлекало.
   И такие же боевые модули на кораблях Дракон сейчас вели анализ и собирали информацию.
   Оружейник летел почти параллельно земле, стелился над улицей, укрываясь зданиями домов от Бегемота и одновременно с этим видя, что происходит. Точно так же, как Бегемот мог видеть его самого по энергиям боевого костюма, Алебарды, киборгизированных частей тела. Управляя энергией -- любой энергией! - Бегемот неизбежно должен был иметь органы ощущения и оперирования этой самой энергией. Может и не глаза, может рога, но та же Муравей отлично демонстрировала, что можно сделать, всего лишь тактильно ощущая, и поэтому Оружейник не расслаблялся, не уповал на то, что здания надежно его укроют.
   Его преимущество было в скорости и в том, что Бегемот отвлечется на атаку остальных.
  
   Легенда блестящей точкой вынырнул за спиной Бегемота, атаковал в затылок, оттягивая на себя внимание, и одновременно с этим из-за домов вынырнул один из транспортных кораблей Дракон. Нарвал и Эйдолон ударили синхронно, первая тремя острыми шипами силовых полей, второй материализовал призрачный молот, обрушившийся прямо в грудь Губителя. Жаба атаковал снизу, опять меняя поверхность, пытаясь заставить Бегемота потерять равновесие, потерять секунды.
   Бегемот ответил мгновенно, и Оружейник едва не потерял равновесие, не врезался в грузовик с изображением каких-то колосящихся полей на борту. Губитель слегка шевельнул головой, и атака Легенды прошла мимо, изогнулась и вспорола транспортный корабль, взорвала заряды пены. Дождь, нет, даже град пены обрушился на окрестности, и Оружейник сделал несколько зигзагов, уклоняясь, прижимаясь к южной стороне зданий, чтобы уйти в мертвую зону пенного обстрела. Нарвал успела прикрыть себя и Эйдолона, силовые поля заляпало пеной, и тут же Бегемот атаковал, словно спеша ударить, пока поле зрения противников закрыто.
   Две молнии снесли поля, и одновременно с этим Бегемот ударил, выражаясь бильярдным термином, от борта и в лузу. Атаковал дома поблизости понизу, теплом и огнем, вызывая взрывы, ударившие в спину Нарвал и Эйдолону, и одновременно с этим едва не достав Жабу. Нарвал не растерялась, отлетела выше, успела прикрыть и себя, и Эйдолона, который хладнокровно обрушил еще один призрачный молот, целя в этот раз в живот.
   В этот раз атака прошла, но Бегемот даже не пошатнулся, продолжая шагать по дороге. Молот разлетелся, Бегемот подцепил левой лапой крышу станции метро, и метнул ее в Эйдолона. Легенда промчался, лазеры его обратили крышу в прах, и тут же Губитель изогнул лучи, атаковал самого Легенду, сбивая его и унося прочь, в сторону огромного торгового комплекса. Александрия зашла сзади, ударила в затылок, и поток тепла Бегемота ударил в полотно дороги перед ним, плавя асфальт, рельсы, покрытие, обращая их в расплавленную лужицу.
   Оружейник резко повернул, промчался над кучей битого стекла из витрин ювелирного, и тут же модуль дернул его влево, уводя от языков пламени, вырвавшихся из огромного магазина мебели. Бегемот шагал вперед, гораздо стремительнее, чем на видеозаписях, и если участок, пройденный им ранее, не пылал и не лежал в руинах, то только потому, что там Губитель не встретил сопротивления. Теперь же Губителя атаковали и все вокруг начало рушиться, гореть, взрываться и дымить.
   Мысль эта промелькнула у Оружейника и скрылась, перед глазами проскочил плакат с огромным усатым индийцем, что-то рекламирующим, а сам Колин внезапно оказался в сотне метров от Губителя, почти за его спиной. Почти, потому что в этот момент Бегемот развернулся, атакуя Александрию, и одновременно с этим пучок молний и град мелких камней из развороченной дороги ударил в Оружейника. Боевой модуль опять выручил, Колин нырнул вниз и укрылся в самодельном рву, вскрыв тротуар почти буквально своим телом, несколькими миниатюрными генераторами наношипов, образующими вместе дезинтегрирующий щит.
   По спине застучало камнями, в маске запищало и заморгало, показывая, что радиационный фон вокруг быстро растет. Земля содрогнулась, Оружейник выскочил и тут же ушел правее, пользуясь моментом, пока Бегемот отвлекся, и все равно получил удар в бок, чем-то ощутимым. Оружейника закувыркало в воздухе, он хладнокровно отключил ранец, перекувыркнулся, и приземлился на стену, вспарывая ее "нано-когтями", гася инерцию падения. Сервоприводы протезов слегка загудели, но нагрузка была в норме, и Оружейник вернулся к бою.
   Бегемот отразил еще два удара пены, и в этот раз успешно -- два корабля Дракон слетели с небес, рухнули где-то впереди. Все это были мелочи, Дракон уже направила к месту падения корабли из резерва, с растворителем пены, но все равно Оружейник нахмурился. Несколько минут слаженных атак и ничего! Бегемот даже не замедлился, шагал все так же широко, казалось, даже ускорился, успевая отражать налетающих со всех сторон Триумвират и Гильдию.
   А сам Колин даже не сумел подобраться к Бегемоту!
  
   В этот момент он ощутил, что старый Оружейник, жадный до славы и подвигов в нем не умер. Нет, он лишь спал и в этот момент пробудился со всей силой и яростью, жаждой действия, которая и без того бурлила в Оружейнике.
  -- Дракон, общий анализ, - сказал он быстро, взлетая, но не выше ближайшего здания.
  -- Скорость передвижения, скорость движений самого Губителя увеличилась, - ответила Дракон через несколько секунд.
   Три ее корабля кружились над Губителем каруселью, вели непрерывный обстрел, но Губитель почти не реагировал, занятый сражением с Триумвиратом и Гильдией. Эйдолон и Нарвал стопорили Бегемота, Жаба и Александрия били, Легенда атаковал в мгновения, когда Губителю было не до отражения его атак, и тут же уходил в сторону, с разных сторон били корабли Дракон, и все это крутилось каруселью, непрерывной, яркой, пылающей и грохочущей. Бегемот в центре этого вихря отражал атаки, разбрасывал и отбивал во все стороны, снося целые кварталы. Дома рушились под ударами ракет и лазеров, корежились, плавились, взрывались, дробились в щебень под воздействием шагов Бегемота и сейсмических мини-волн, локальных землетрясений.
   Оружейник переключил режим просмотра, да, полоса разрушений и пожаров ширилась, разрасталась. Некому было бороться с ними в эвакуированном городе, только там, дальше, на северо-западе шло какое-то вялое копошение возле аэропорта, где базировались маски перед атакой. Но имело ли это сейчас значение? Не имело. Тысяча пожарных не справилась бы с теми пожарами и разрушениями, что Бегемот и сражающиеся с ним маски порождали за минуту боя. Или имело? Если Бегемот догадается притягивать дым, за счет прогрева воздуха, то он сможет обрушить эти облака на следующие линии обороны, на еще не эвакуированные районы, на госпитали и раненых масок, в конце концов. Не у всех есть фильтры и противогазы, и едкая, дерущая горло и глаза смесь пепла и дыма, раскаленный воздух, все это могло стать отличным добавлением к радиации, огню и молниям, к шоковым волнам.
  -- Мощность атак возросла незначительно, - продолжала Дракон. - Процент повреждений местности вокруг увеличился.
  -- Он пытается отвлечь нас на защиту людей, - голос Александрии был ровным, спокойным, словно она сидела в своем кабинете, а не сражалась с пятнадцатиметровой ходячей артиллерийской установкой, обладающей разумом. - На защиту города.
   Все вокруг гремело, горело, взрывалось и грохотало, но фильтры пока справлялись, отсекали дым, копоть и помехи, звук и картинка шли чистые. Оружейник знал, что киборгизированная часть его тела справится с подобным без боевого костюма, без фильтров и маски, но органическая подкачает и подведет. Но! Если он хочет догнать Триумвират по возможностям, не отстать от остальных из Гильдии и -- самое главное! - Дракон, то ему нужно будет другое тело, сильнее, лучше, мощнее!
   А не отстать Колину очень хотелось. Проснувшийся Оружейник рвался в бой, обещая мировую славу, если сразить Губителя один на один, если показать всю мощь Технарей. Оружейнику было мало установки дезинтегрирующего оружия на корабли Дракон, ему хотелось вырвать сердце... ядро Губителя, и преподнести его Дракон, явить всему миру свою мощь.
   Впрочем, все еще было впереди!
  -- Едва мы перестанем действовать слаженно, как он разбросает нас и прорвется, - в отличие от Александрии, голос Легенды был тяжелым, прерывистым, словно он не мог отдышаться.
  -- Мы еще даже не начинали толком атаки! - в голосе Жабы слышалось неуместное веселье, можно даже сказать наслаждение происходящим.
   Оружейник неслышно выдохнул, выражая свое возмущение. Ведь его новое тело не уступало Жабе в скорости, в возможностях, они проверяли! Но скорость это одно, а опыт боев совсем другое, и разница была наглядно продемонстрирована на практике -- Жаба крутился под ногами Бегемота, сражался, а Колин торчал на периферии, даже не мог подобраться на дистанцию удара. Эх, если бы не эта десятиметровая зона смерти вокруг Бегемота, в которой Губитель бил без ограничения Мантона!
   Только подойди и от тебя останется хорошо прожаренный электронный бифштекс!
  -- Проклятье!! - в голосе Эйдолона слышались усталость и раздражение. - Долго еще?
   Новая контратака обрушилась на него, и Бегемот опять пересилил. Сияющая алмазная стена с шипами разлетелась, Эйдолон отлетел, прикрываемый Нарвал, взмахнул рукой. Пылающая коса ударила из воздуха, разлетелась брызгами о рог и исчезла. Бегемот снес очередное заграждение Жабы, внезапно топнул ногой, и молния ударила снизу вверх, подбила один из кораблей Дракон, подобравшийся слишком близко. Секундная потеря управления, лапа Бегемота ухватила корабль и тут же ускорилась, ударила им по налетающей Александрии.
   Беззвучный гром обрушился на всех, оглушая, Оружейник торопливо открыл рот, ощущая себя так, словно у него сейчас хлынет кровь из ушей и носа. Корабль разлетелся металлическим дождем, а лапа Бегемота ухватила Александрию и тут же разжалась, словно дернулась в непроизвольном спазме от удара пылающего зеленым копья, который обрушил Эйдолон. Силовые поля Нарвал взрезали псевдоплоть, и Александрия вырвалась, Бегемот махнул вослед второй лапой, как человек, бессильно пытающийся ухватить комара и муху, и промахнулся.
  -- Мой анализ показывает, что если не застопорить его хотя бы на пять секунд, Бегемот вполне сможет уклониться или отразить атаки стоп-зарядов, и тогда весь замысел рухнет, - в голосе Дракон слышалось легкое сожаление. - Можно пожертвовать одним из кораблей...
  -- Нет, - быстро сказал Оружейник. - Отвлеките его, я дам вам эти пять секунд!
   В его Алебарде был такой же стоп-заряд, как те, что размещались на кораблях Дракон. Дезинтегрирующая мини-ракета, для пробития плоти, и внутри заряд с силой Стояка, стопорящий все вокруг себя. Даже с усовершенствованными батареями, даже прибегнув к силе, допустим, Легенды, для подзарядки, установкам не хватило бы энергии для "заморозки" всего Бегемота. Или шлейфа земли вокруг него. Но при подаче энергии из Алебарды, на какое-то время заморозки хватит, как это было с Левиафаном, а там уже Дракон нанесет удар.
   Вообще, по первоначальному плану предполагалось, что первая линия обороны продержится все же дольше, даст Флешетте время и возможность зарядить цепи, даст Триумвирату и Гильдии время на передышку, на восстановление сил, даст Дракон время на регенерацию кораблей. Бегемота должны были окружить, слегка притормозить пеной, потом испытать стоп-заряды. Если не сработают, провести атаку в другом варианте, с применением дротиков, заряженных силой Флешетты, благо первая атака показала их эффективность.
  -- Начали! - рявкнул Жаба.
   Оружейник много раз видел, как сражается Триумвират, сам сражался бок о бок с ними, и знал, что их способности недосягаемы для него (пока что!), и все же его пронзила легкая нотка зависти, когда они ринулись в новую атаку. Все так же легко, непринужденно, в чем-то даже изящно, и уж точно слаженно. Волна радужного цвета выметнулась из-под земли, вылетела из окрестных домов и заведений, пролилась дождем сверху, обрушиваясь на Бегемота и застилая его паром. Облако окрасилось разноцветными вспышками, Легенда бил не сдерживаясь, несколько тонких лучей промчалось мимо Оружейника, который, в свою очередь мчался к Бегемоту широкими прыжками. Не включая ранец, ибо так выше незаметность, а падение скорости составляло буквально несколько процентов, протезы работали в экстренном режиме, но ему и требовалось пробежать-то всего ничего!
   ДАДАХ!! Вспышка, взрыв корабля Дракон осветил и разорвал облако пара. БАБАХ! Александрия все же сумела подобраться и пробить Бегемоту прямой между рогов. Губитель пошатнулся, отступил, обдав Оружейника волной перегретого, плотного, осязаемого воздуха и неосязаемой радиации, и Оружейник выстрелил, молча, ибо в боевых кличах не было смысла.
   Ракета вошла в левую ягодицу, и Бегемот внезапно остановился, застыл, словно замороженный.
  
   Тамэшивари 14.6
  
   22 июля 2011 года
  
   Казалось, что мир вокруг замер, замороженный силой Стояка, и в то же мгновение Дракон атаковала. Пять драконов промчались мимо, раскрывая пасти и выплевывая оттуда ракеты, за которыми тянулись цепи. Нарвал торопливо свела руки вместе, огромный конус, терка из силовых полей, возник в воздухе и устремился к грудной клетке Бегемота. Отвлечь Бегемота от ракет, дать им ударить! Очень важно было ударить по рукам, чтобы не дать Бегемоту оборвать цепи, и по ногам, чтобы лишить его подвижности. Потом уже следующие пять кораблей дополнительно зафиксируют еще пять точек в теле Губителя, и немедленно пойдет новая атака, с цепями, только что заряженными Флешеттой.
   Обездвижить, зафиксировать и взрезать!
   Бегемот вскинул руки, словно в попытке защититься и события внезапно понеслись галопом. Он широко шагнул вперед, и раздался отвратительный, громкий треск, часть задницы Бегемота вылетела, едва не прибив Оружейника, а кусок плоти остался висеть в воздухе. Лапы Бегемота выстрелили вперед, когти сомкнулись, и волна ударила в корабли Дракон, расшвыривая в стороны, отбрасывая ракеты с цепями именно туда, куда нужно было Губителю.
   БАБАРАРАРАРАРАРАРАМ!!!
   Стаккато мелких взрывов ударило по ушам, Нарвал сместилась, выставляя несколько барьеров силовых полей, давление звука сразу упало, практически сошло до нуля. Беззвучная вспышка скрыла за собой Бегемота, казалось, закрыла собой половину Дели.
  -- Нет! - вскрикнула Дракон.
   Что-то мелькнуло мимо, ворвалось во вспухающее облако взрыва, и то расширилось скачком. Нарвал слегка опалило спину, чуть не успела сомкнуть вокруг себя кокон из силовых полей. Карта поля боя, отметки, экран внутри маски дрожал и сбоил, покрывался помехами, шипел, а за пределами кокона бушевал натуральный ад.
   Огромная лапа, казалось, залитая кровью и огнем, ударила в шар, ломая силовые поля, снося их, пробивая обсидиановыми шипами. Нарвал ударила тройным лезвием, снося ближайшие шипы, срезая их словно бритвой, помчалась прочь, выше, уже даже не пытаясь укутаться в шар. Только скорость могла спасти ее, и Нарвал мчалась, ощущая, как подсыхает и трещит чешуя, ощущая, что еще немного и ее зажарит или выбросит в госпиталь.
   Молния, ослепительно белая даже на фоне пламени, вырвалась из огня и ударила в Нарвал, которая закричала от боли, ощущая, что ее поджаривает. Несущее ее силовое поле рассыпалось с беззвучным хрустальным перезвоном, саму Нарвал мощно швырнуло вниз. Она кувыркалась по краю пламени, пыталась создать поле, задержаться, но тело сбоило, боль пронзала ее, и казалось, выходила через рог. Нарвал знала, что это ерунда, самообман, она лишь немного подгорела, знала, что нужно собраться и выровнять падение, но у нее не получалось.
  -- Дракоооон! - взревела она, влетая в стену здания.
   На выдохе у нее получилось, конус силовых полей пробил здание насквозь, смягчил падение, и Нарвал перекатилась, задержала сама себя, не дав влететь в колонну и тут же вскочила. Здание трещало и разваливалось, снаружи все пылало и горело, ничего не было видно. Нарвал огляделась, она оказалась в каком-то ресторане, зал вокруг носил следы поспешной эвакуации, перевернутые столики, выбитые двери, растоптанная еда, следы, чьи-то брошенные вещи.
  -- Дракон? - спросила Нарвал.
   Маска была мертва, ничего не светилось. Нарвал постучала пальцем, потом сорвала с себя маску и швырнула вверх, метнула вслед пучок полей. Маску вместе с крышей разнесло, и Нарвал вырвалась наружу, пылая яростью и жаждой битвы. Вдоль трассы и за ней, с обеих сторон, все пылало и горело, застилая небо. По правую руку от Нарвал обнаружилась дорога, заставленная машинами, чуть дальше быстро отступали солдаты, бросив бронемобиль, прикрывая на бегу головы руками. Нарвал сделала вираж, осматриваясь, пытаясь понять, что происходит, и куда все подевались.
   Десяток кораблей Дракон появился с севера, ударил пеной, дезинтеграционными ракетами, сбивая пламя. Хлопнуло, на крыше через два дома, выше Нарвал, появился Бродяжник с шестью масками, и тут же исчез, махнув рукой. Здание под ними почти сразу начало разваливаться, маски подбежали к краю, прыгнули, их подхватили вихри, и Нарвал узнала, кто перед ней. Команда из Северной Африки, из одной из немногочисленных относительно благополучных стран, то ли Египта, то ли Алжира, "Прохлада пустыни", да, точно!
   Она хотела подлететь к ним, но в этот момент из пламени выметнулся Жаба, крылья его рисованной птицы текли и таяли, одежда на Жабе горела. Он ловко спрыгнул в последний момент, побежал по стене, и тут же из пламени вынырнул Бегемот, словно пылающая статуя Свободы. Вместо факела в руке он сжимал очередной корабль Дракон, и тут же метнул, метким броском снеся всю команду "Прохлады".
  -- Бархан убит, Колючка Пустыни убита, Са..., - браслет на руке Нарвал жалобно захрипел и издох, обжег ей руку взрывом.
   Нарвал раздраженно зашипела, рог ее вспыхнул, и могучие кулаки силовых полей обрушились на Бегемота, нанося хуки, справа и слева. Бегемот даже не покачнулся, лишь взмахнул рукой, словно отмахиваясь от мухи.
  -- Нарвал!! - крикнул Жаба, приближаясь могучим прыжком. - Уноси ее отсюда!
   Только сейчас Нарвал заметила, что за его спиной приторочен сверток с закопченной, лежащей без сознания Лили. Маска отсутствовала, часть волос была опалена, все остальное скрывала ткань свитка.
  -- Быстрее! - рявкнул Джирайя.
   Он изогнулся невозможным образом, ударил руками в стену здания и ушел в него. Мгновение спустя туда забили молнии, и Нарвал торопливо выставила барьер, начала отступать, ставя и ставя силовые поля, которые тут же ломались под ударами Бегемота. Резко потемнело, и Нарвал краем глаза увидела, что в небе закручивается смерч, на кончике вихря которого крутится единственная уцелевшая маска из "Прохлады". Самум, аэрокинетик, неожиданно вспомнила Нарвал.
   Она отступала, ощущая, что уже не успевает. Дома вокруг рушились, как карточные, Бегемот наступал широким, почти торопливым шагом, лупил молниями и огнем, и из пасти его непрерывно лился неразборчивый рык, постепенно повышая тональность и громкость. От этого рыка нарастал зуд в костях, ныли зубы, и Нарвал зарычала в ответ, наклонила голову.
  -- Ты что творишь?! - выкрикнул Жаба, появляясь рядом. - Уходим!
  -- Где остальные?!! - заорала Нарвал в ответ.
   Она бросила защиту, швыряла поля, двигая руками, крошила все в мелкий салат, что попадалось на пути. Молнии и огонь Бегемота дробились, расплескивались, и еще больше огня вставало снизу, казалось, что уже горит весь город.
  -- Ты что творишь? - опять заорал Жаба, подхватывая Нарвал.
  -- Ты что, бросаешь наших?! - заорала Нарвал в ответ. - Трус!
   Бегемот уже не атаковал ее, он развернулся и снова начал движение на северо-восток, мимоходом махнул лапой и огромная глыба камня, размером с добрый особняк просвистела рядом. Джирайя ушел ниже, пробежал по стене, и снова запрыгнул на крышу, помчался параллельно Бегемоту, и только тут до Нарвал дошло, с какой скоростью движется Губитель.
  -- Да что происходит?! - заорала она. - Отпусти меня!
  -- Я быстрее! - Джирайя и не подумал ее отпускать, подбадривающе погладил по ягодице.
   Нарвал собиралась уже взорваться, но тут ее все же отпустили.
  -- Губитель в ГА-1, - сообщил браслет Джирайи. - Самум погиб.
  -- Проклятье! - Нарвал обернулась, смерч облаков быстро рассеивался, дым и пламя за ними возносились до небес.
   Они мчались сквозь дождь из пепла, Жаба на своих двоих, Нарвал на силовом поле. Сзади топал Губитель, в облаке пламени и взрывов, доносился гул, в небе пару раз мелькнули маски и тут же упали вниз. Джирайя торопливо рассказывал.
  -- Он заморозил силой Стояка Триумвират, порвал корабли Дракон с энергонакопителями, дал Оружейнику такого пинка, что тот улетел за три километра, а жуки Муравья его подхватить не смогли, тяжелый слишком! Дракон контратаковала, и он тут же взорвал еще ее кораблей, прямо возле себя, перегрузил батареи или что-то такое, я не совсем понял, а затем метким броском снес корабль с Шершнем. От удара заряженные ее силой цепи сместились, и корабль разрезало моментально, а Шершня немного потрепало. Ее Муравей успела подхватить, и тут же Бегемот ударил разрядом, выжег всех насекомых, но я успел. Не знаю уж, вовремя ли, но успел.
   Нарвал посмотрела за спину Джирайи, сверток исчез.
  -- Отправил клона, - пояснил он небрежно.
  -- Так... погоди... Бегемота никто не сдерживает?
  -- Губитель в ГА-2, Капитан Индия выбыл, Поющий Тростник выбыл, Кактус выбыл, Валет Червей выбыл, Мастер Кувалды погиб, - забормотал браслет, словно отвечая на вопрос Нарвал.
  -- Проклятье! - воскликнул Жаба. - Нужно торопиться!
   Он наддал скорости и немедленно скрылся между домов, а Нарвал вздохнула. Пустые кварталы, брошенные дома, все вокруг носило следы торопливого бегства, где-то истошно орал кот и гулко гавкали собаки. Здания подрагивали, и Нарвал развернулась навстречу Губителю. До него было больше километра, и он не выглядел таким уж страшным, дым скрадывал фигуру, прятал ее, но это был обман.
   Даже самообман!
   Нарвал снова развернулась и торопливо помчалась вослед Жабе, ощущая, как болит тело, подергивает кожу. Она направлялась к госпиталю, удастся ли подлечиться? Между Бегемотом и госпиталем оставалось не больше пары километров, и с нынешней скоростью он пройдет их за несколько минут.
  
   В крыше здания станции метро зиял провал, внизу виднелась воронка. Доносился скрежет, словно кто-то резал металл, а может, так оно и было. По обе стороны от станции возводили молниеотводы, и даже пути торчали под углом вверх, словно огромные шипы, наставленные в сторону приближающегося Бегемота. Рык его становился все громче, и видно было, как вокруг Губителя кружат семь масок, в карусели, обрушивая что-то фиолетовое и синее, словно пытаясь остудить исполинскую фигуру.
  -- Пронто! Пронто! - раздался выкрик сбоку.
   Недоробот, даже скорее экзоскелет, уперся четырьмя конечностями в платформу, рядом сверкали, свистели и пыхтели какие-то шары, суетились двое итальянцев, что-то быстро тараторили и не менее быстро налаживали. Заухали минометы, которые устанавливали поодаль солдаты -- индийцы, под команды низенького усатого капитана, который смешно надувал щеки и тараторил не хуже итальянцев, только на своем.
  -- Нарвал! - раздался возглас, и она развернулась, улыбнулась.
  -- Изморозь! (Rime)
   Нельзя сказать, что они были близкими подругами, как с Дракон, но все же. Вхождение в ТОП-7 Протектората, совместные снимки, мероприятия, все это сближает. В сущности, Изморозь, хоть и была второй после Александрии в команде Протектората Лос-Анджелеса (там было несколько команд, но все они работали под общим управлением Александрии), но Александрия была очень занятой маской. Конечно, ее способности Умника помогали, но все же, каждый из Триумвирата нес на себе огромную гору обязанностей, и в отсутствие Александрии, именно Изморозь вела команды Лос-Анджелеса, заправляла всем в тамошнем Протекторате.
   Не совсем схоже с Нарвал и Дракон, но определенные параллели все же прослеживались.
  -- Все плохо? - спросила Нарвал.
  -- Разве ты...
   Остаток фразы съело уханье установки итальянцев, тут же затмившее и минометную батарею, и грохот возведения молниеотводов, и рычание техники, скрежет перекраиваемого отрядом Алхимика ландшафта. Итальянцы стреляли тройными шарами, мутными внутри, словно молочными, и в полете шары вытягивались, превращаясь в стрелы, которые взрывались, вскидывая белые столбы чего-то вроде муки или пыльцы.
  -- Берегись!! - разнесся выкрик, и Нарвал вскинула руки.
   Молнии ударили прямо в ее щиты, засверкали, зазмеились, словно пытаясь найти обход, даже не думая реагировать на молниеотводы вокруг. Грохот установки прервался, все напряженно следили за поединком молний и силовых полей. Изморозь встряхнула руками, швыряя ледовые заряды вперед. Они начала разворачиваться, расползаться, земля там вздулась и вздыбилась, формируя новый земляной вал.
  -- Капитан Крюк погиб, Оле-Лукойе погиб, Викинг погиб, Два топора погиб, Губитель в ГА-3, - сообщил браслет.
  -- Проклятье! - выдохнула Изморозь сквозь маску. - Команда из Швеции!
  -- Так мы все-таки проигрываем? - поток молний слабел, Нарвал опустила руки.
   Жжжжжжжуууууух, запело-завибрировало все вокруг, дом поодаль, за спиной Нарвал, начал рушиться, распадаться. Присутствующие закладывали уши, что-то орали, один из индийцев упал в обморок. Мгновение спустя станция затряслась, установки снова начали стрелять, глуша все вокруг.
  
   Оружейник тяжело ранен, госпиталь эвакуирован наполовину, Шершень пришла в себя, но слаба, Жаба просит вас продержаться пять минут. Затем контратака по плану 3.
  
  -- Жутковато, - хохотнула Изморозь, указывая на "бегущую строку" из насекомых.
   Установки снова стихли, перезаряжались. Дом справа изогнулся, растекся лужицей и тут же собрался в бункер. Доносились выкрики Алхимика, над станцией зависли несколько кораблей Дракон, начали стрелять вдаль. Дым уносило влево, и видно было, как Бегемот шагает среди развалин и пожарищ, как некий монстр из старых фантастических фильмов, в которых чудовища всегда бродили между небоскребов. Хотя, будь здесь небоскребы, маски, возможно, сами завалили бы их, задерживая Бегемота. Похоронить его под скалой было невозможно, он просто ушел бы под землю и вышел в другом месте.
   Губитель непрерывно рычал, с когтей его рвались молнии, ноги ровняли дома и масок, в общем, можно сказать, почти ничего не изменилось. Почти. Но в этом почти была смертельная разница -- Бегемот двигался быстрее, разил насмерть, топтал и убивал, сносил преграды, которые раньше, в прошлых битвах -- Нарвал видела сама! - все же тормозили его. Она помнила план Жабы -- вынудить Бегемота показать свои возможности, явить резервы, но сейчас никак не могла вспомнить, почему тогда это казалось ей настолько хорошей идеей?
  -- Пять минут! - прорычала Нарвал, наклоняя голову, и рог ее ярко вспыхнул.
  -- Пять минут, - повторила Изморозь, вставая в боевую стойку.
   Бегемот распахнул шире пасть, и низкий рык раскатился над всем городом.
  
   Тамэшивари 14.7
  
   22 июля 2011 года, больница Нилкант
  
   Маска на лице, до того раздражавшая Эми, внезапно оказалась очень удобной в психологическом плане. Не было больше застенчивой Эми, скромной Панацеи, была Бабочка, нацеленная на дело, готовая помочь команде. Она командовала, и ее слушались, другие маски с лечащими силами не устраивали скандалов и бесплодных словопрений, быстро поделили участки работы, и даже успели все это сделать до того, как пошла первая волна раненых.
   Раненые, покалечившиеся, обожженные, выхваченные из-под носа Губителя люди, которых подлатывали и быстро отправляли дальше, вдогонку волне эвакуации. Куча масок в командах спасения, помощь Муравья, сообщения, единая информационная сеть Дракон, людей спасали и вывозили, но это же означало, что раненых было гораздо больше, чем обычно.
   Даже с учетом того, что сюда тащили только самых тяжелых.
   Вдалеке бухало и гремело, сверкало, но некогда было отвлекаться, и в какой-то момент, когда Эми уже начало казаться, что сейчас они захлебнутся в потоке раненых, все резко пошло на спад. Эвакуация еще продолжалась, расходилась кругами от эпицентра -- точки появления Губителя, но количество раненых в больнице начало уменьшаться.
  -- Берегись! - раздался выкрик, и Эми отпрыгнула.
   С небес прямо ей под ноги плюхнулось тело, расплескалось по камню дорожек. Подбежали двое солдат, опасливо косясь вверх, где басовито гудел огромный жук, выронивший тело.
  
   Извини, он вырывался. Нужны еще жуки, поможешь?
  
   Солдаты отшатнулись, один сорвал с плеча автомат, наставив на облако насекомых, начавшее собираться в воздухе.
  -- Все в порядке, уберите тело, - вздохнула Эми. - Извини, Муравей, мне не до этого.
   Встроенный переводчик был несовершенен, но все же давал возможность хоть как-то общаться в таких вот случаях. Большая часть индийских врачей знала английский, да и офицеры, но их сейчас поблизости не было. Солдаты, поколебавшись, взяли тело и потащили неловко куда-то в сторону. Эми подумала, что происходи дело в фильме, ей сейчас предстояло бы сесть вон на ту скамейку из потемневшего от времени дерева, снять маску, закурить и сделать грустное лицо, выразить сожаление о жертвах войны. Облако насекомых рассыпалось и исчезло,
   Хотя мысль присесть на скамейку, наверное, была верной.
  -- Бабочка, - раздался голос Дракон, - только что объявлена вторая фаза.
  -- Спасибо, - отозвалась Эми.
   Она торопливо пошла к площадке, но все равно опоздала. Хлопнуло, из воздуха вывалилось тело, и Эми побежала, словно соревнуясь с командами, которые уже бежали с носилками к той же площадке. Эми успела первой, коснулась обугленной кожи, и затараторила.
  -- Ожоги четвертой степени, - и тут же осеклась.
   Она еще попробовала, в безнадежной попытке спасти, но не успела, ей просто не хватило времени. Привычное отчаяние и безнадежность не успели захлестнуть с головой, хлопнуло и на площадку вывалилось два новых тела. Ругань и стоны на каком-то неизвестном Эми языке разнеслись над площадкой, переводчик переключился и начал бормотать, но Эми уже не слушала. Второй, в темно-красном костюме, разорванном, лежал молча, и его надо было спасать первым.
   Если когда-то Эми и была свойственна брезгливость, то она уже давно ушла, сменилась безразличием, привычкой касаться искалеченных тел, покрытых, бог знает чем. Ее сила нейтрализовывала, стерилизовала все, что попадало на кожу Эми, и если она и мыла тщательно, по хирургически, руки между пациентами, то вызвано это было отнюдь не требованиями стерильности. Успокаивающий ритуал, передышка, да и пациенты меньше нервничали, когда их касались чистыми руками.
   Впрочем, сегодняшние пациенты не требовали чистоты, да и спрашивать разрешения на лечение у большинства из них было бы затруднительно. Эми превратилась в Бабочку, и в каком-то смысле отключилась. Весь мир сосредоточился в пределах телепортационной площадки, время измерялось промежутками между хлопками, срабатываниями браслетов, скоростью работы с ранеными.
   Коснуться, поставить диагноз, быстро выпалить его вслух, запуская необходимые преобразования в организме. Не все, да что там, большую часть полученных тяжелых ран нельзя было вылечить моментально, одним касанием, но можно было облегчить процесс, убрать самое тяжелое, оставив остальное хирургическим бригадам и маскам. Санитары рысили туда -- обратно с носилками, сталкивались, цепляли, роняли раненых, но это были мелочи, помехи в работе конвейера, и Эми не отвлекалась.
   Ее сила была универсальна, именно здесь, на площадке, на первичной сортировке и лечении, она приносила наибольшую пользу, и Эми старалась, старалась, старалась, не обращая внимания на происходящее. В какой-то момент начала мешать маска, и она сорвала ее, в нос ударил тяжелый запах крови, горелых тел, душного, влажного воздуха, казалось, звенящего от голосов вокруг. Начал падать пепел, и почти сразу прекратил, земля мелко задрожала, потом тоже прекратила.
   Затем затрясло саму Эми.
  -- Панацея, Панацея, - доносился голос, словно издалека.
   Голос был знакомый, Эми отвлеклась, ткнула пальцем в зеленое пятно перед собой.
  -- Практически здорова, незначительные царапины, усталость, - забормотала Эми привычный диагноз, осеклась и заорала. - Кто притащил здорового сюда?
  -- Панацея! - ее снова затрясло, перед глазами поплыли пятна. - Это я, Черепаха!
   В глазах у Эми потемнело... нет, ей снова надели, отброшенную было маску.
  -- Вот теперь ты снова Бабочка, - зазвучал голос Лизы, - идем.
   Перед глазами Эми продолжали плыть пятна костюмов, синие, желтые, красные, зеленые и черные. Они сливались, перемешивались, из них выплывали лица, женские и мужские, красивые и не очень, обожженные, переломанные или целы, красивые и некрасивые, все сливалось в какую-то массу.
  -- Вот так, молодец, посиди -- отдохни, - ласково приговаривала Лиза, усаживая Эми. - И не снимай маску!
  -- Да все и так знают, что я -- Панацея, - устало ворочая языком, отозвалась Эми.
  -- Это не повод так себя загонять! Ты что вообще творишь? - гневно начала выговаривать Лиза.
   Эми слушала и не слышала, Лиза что-то гневно бубнила, и все это до того напоминало прежние времена, что Эми невольно зажмурилась, ощущая, как жжет глаза и что-то стучит в голове, словно она заработала пресловутую головную боль Умника. Все это было так не вовремя, так неуместно, что Эми распахнула глаза, и осознала, что снова видит. Вспышка переутомления, нет, чрезмерного использования силы прошла, отступила, и вокруг был не Броктон Бей образца 2010 года, рядом не было Славы, не читала нотации Кэрол.
  -- А где сейчас мои? - спросила Эми прямо посреди гневной отповеди Лизы.
   Та остановилась, сделала движение головой, словно сплевывает, махнула рукой и быстрым шагом пошла в сторону штабного корабля. Костюм черепахи, особенно "панцирь" на спине, несли на себе царапины, словно Лизу кто-то долго и безуспешно грыз. Она оглянулась, на площадке было пусто, кто-то из санитаров быстро курил в сторонке, пользуясь передышкой.
   Она перевела взгляд на больницу, и тут же в небе вспыхнуло зарево, чуть позже докатился грохот, земля задрожала, как при землетрясении, в больнице зазвенело стекло, и Эми с какой-то отрешенностью подумала, что сейчас все рассыплется, и с небес что-то да обрушится, сотрет с лица земли больницу, саму Эми, корабли Дракон.
   И оно обрушилось.
  
   С хлопком на площадку вывалился Оружейник, двести килограмм мяса, стали и доспехов, словно бы попавших в огромную мясорубку. В руке он крепко сжимал огрызок Алебарды, из под помятого шлема струйками стекала кровь. Сверху заискрило и засверкало, в полотнище силового поля, установленного кораблями Дракон, вначале ударило несколько молний, потом обрушилась глыба, обломок дома, и Эми невольно присела, закрывая голову руками, словно это могло ее спасти.
  -- Эми! - воскликнула Дракон. - В корабль его!
   Эми вскинула голову, поле держалось, здание разлетелось по округе обломками, один из которых ударил в медицинскую машину, шедшую обратно, опрокинул ее. Эми сделала шаг, и остановилась, машина шла порожняком, водитель уже выпрыгивал, выкрикивая ругательства. Из штабного корабля вылетело несколько беспилотников, выкатился погрузчик, устремился к Оружейнику.
  -- Что происходит? - спросила Эми, подходя ближе.
   Пламя виднелось даже отсюда, вставало над больницей своеобразным ореолом.
  -- Бегемот нас перехитрил, отразил удар и погрузил Триумвират в стазис силы Стояка, искалечил Оружейника, - торопливо начала рассказывать Дракон.
   Эми погрузила пальцы в рану, и тут же ее руку словно сжало прессом.
  -- Эй, аккуратней, - прохрипел Оружейник невнятно.
  -- Действуй! - приказала Дракон.
   Одновременно с этим один из беспилотников снизился, и правая рука Оружейника упала на площадку куском искореженного металла.
  -- Он был готов к тому, что мы применим силу Стояка, все это время играл с нами, поддавался, - продолжала говорить Дракон.
  -- Под-поддавался? - возмущенно икнула Эми.
  -- Ты не видишь, что там творится сейчас, и правильно, - ответила Дракон.
   Земля неожиданно затряслась, погрузчик, подхвативший было Оружейника, завибрировал, тело начало ускользать из захватов.
  -- Что вы..., - Оружейник зарычал, попытался сбросить с себя шлем левой рукой.
  -- Парализуй его! - рявкнула Дракон, и Эми машинально подчинилась. - В корабль его!
   Дрожь не прекращалась, земля, и здания вокруг стонали, секунду спустя Эми поняла, что это рычит Губитель и содрогнулась от ужаса.
  -- Он напичкан какой-то химией, стимуляторами, заменителями, - пробормотала Эми.
  -- Знаю! - отозвалась Дракон, голос ее стал мягче. - Извини, Эми, спасибо тебе.
  -- Да ничего, он и без меня справился бы.
   Говоря это, Эми практически не лукавила, Оружейник ее силой воспринимался как некий искалеченный обрубок человека, к которому приделали механизмы. Соответственно, искалечены были больше механизмы, а органическая часть внутри, под доспехами, уцелела. Относительно, конечно, но за сегодня Эми насмотрелась и наощущалась и гораздо более обугленных и поджаренных, цинично выражаясь, организмов, и большую часть из них удалось спасти, оттащить от края смерти и отправить дальше, на лечение. Часть спасенных масок даже умчалась обратно в битву, получив новые браслеты.
   Себе Эми браслет не стала брать, по совокупности причин.
  -- Ббчка, - голос Тейлор был прерывистым, она глотала согласные, - Шршн в опснст!
  -- Что?
   Раздалось клацанье, скрежет.
  -- Бегемот громит мои корабли, - в голосе Дракон слышалось напряжение, - и чуть не убил Шершня!
   Эми нахмурилась. Ведь все было предусмотрено! Распланировано! Голова снова начала кружиться, а земля под ногами дрожать. Неужели она так перенапряглась? Нет, этого не могло быть, использование силы, конечно, истощало и утомляло (иначе она сбегала бы не в госпиталь, а куда-нибудь еще, в тренажерный зал, например), но не до такой степени. Нет, тут было что-то другое, но не было времени разбираться, что именно, ведь ее новая семья была в опасности.
   Да что там, и старая семья тоже!
   Эми сжала руками голову, словно боялась, что та взорвется. Нужно было действовать, молниеносно, эффективно, а Эми наоборот, словно расклеилась. Ее тянуло в несколько сторон, обессиливало.
  -- Бабочка, - неуверенно сказала Лиза, протянула руку.
   Конечно, ей нужна была помощь, всем нужна была помощь! Кто бы помог самой Эми?
  -- Эй! - заорала Лиза. - Панацее плохо!
   Оказавшийся неподалеку Козел Отпущения, паренек, в сущности немногим старше самой Эми, подбежал первым. Он мог "забирать" себе раны, замещать их здоровыми частями двойников из других миров, но мог ли он вылечить душу и ум? Эми, словно выдирая собственноручно из себя внутренности, ощущая, как хрустит и трещит все внутри, выпрямилась.
  -- Все в порядке! - объявила она.
  -- Ни черта ни в порядке! - возмутилась Лиза громко. - Тебе нужно...
  -- ...вылечить Шершня!! - все вокруг накрыл громовой раскат голоса Жабы.
   Глаза Эми широко распахнулись, она торопливо коснулась щеки Лили и выдохнула облегченно.
  -- Несколько ожогов, ушибы, растяжения, ничего серьезного, - быстро сказала она.
  -- Тогда приводи ее в себя! Быстрее! - в голосе Жабы слышалось нетерпение.
   Эми положила руки на Лили, как-то незаметно они отделились от остальных, оказались возле корабля Дракон, куда утащили раненого Оружейника. Сама Дракон вышла наружу, и тут же рядом приземлился еще один Жаба.
  -- Черепаха, в штабной корабль! - распорядился он.
  -- Эй, еще немного и меня вытекут мозги вместе с глазами! - возмутилась Лиза. - Эми...
  -- Нет, - отрезала Эми, скрежетнув зубами. - Никаких больше допингов!
  -- Тогда будь с Бабочкой, - махнул рукой Жаба, - как восстановишься - включайся в информационную сеть. Бабочка - еще жуков Муравью, сразу после этого лечения!
  -- Хорошо, - проворчала Эми и спросила, с надеждой, - так мы еще не проиграли?
  -- Проиграли?! - гулко захохотал Жаба, заставляя окружающих оборачиваться в его сторону. - Да мы стоим на пороге победы!
  -- Я не справилась, - произнесла Лили слабым голосом, раскрыв глаза.
  -- Все нормально, - заверил ее Жаба. - Мы не зря потратили столько сил, времени, кораблей и масок! Произведены все замеры, Дракон ведет расчеты, Триумвират готов, и мы готовы. Как только Лили будет готова, мы захлопнем ловушку и добьем Губителя!
  -- И все же, можно было обойтись меньшим, - мягко сказала Дракон.
  -- Можно было, и это моя ошибка, - признал Жаба, - обязательно учтем в следующий раз! А пока что нужно закончить это сражение. Шершень, ты в силах заряжать предметы?
  -- Я..., - немного растерянно начала отвечать Лили и обвела взглядом окружающих.
  -- Пять минут, - твердо сказала Эми. - Еще пять минут восстановления под моим контролем!
   Сила ее направляла, латала, перебрасывала. Раз уж речь зашла о добивающем ударе, Лили должна быть в идеальной форме, не должна подвести остальных!
  -- Хорошо, пять минут, - кивнул Жаба. - Муравей предупредит всех, надо продержаться! Дракон, ты знаешь, что делать!
   С этими словами он сорвался с места, и вместе с клоном моментально исчез, убежал в сторону битвы. Эми вздохнула и ощутила острое желание почесать нос.
  -- Я найду Шершню новую маску, - сказала Лиза устало.
  
   Тамэшивари 14.8
  
   22 июля 2011 года
  
   Бегемот практически не реагировал на клонов -- обманок, и Тейлор оттянула эту часть насекомых назад, направила к госпиталю -- на переработку в больших жуков. Проект "биомасса насекомыми" не потребовался, слишком много времени у Эми занимала переработка, адаптация, изменение плоти насекомых так, чтобы та могла служить человеку, не отторгалась телами. Отчасти Тейлор была рада этому, пускай насекомых было еще очень много, но атаки Бегемота то и дело прореживали их ряды, вырывали прочь, сжигали, испепеляли подданных Тейлор тысячами и десятками тысяч.
   Волны тараканов и мокриц, сороконожек, всех, кто не мог летать, без устали разведывали, обшаривали, обыскивали здания вокруг, проверяя наличие людей. Она вывешивала стрелки, указывала, индийские войска, полиция и добровольцы вытаскивали людей, освобождали зону перед Бегемотом, увозили прочь всех, кого могли. Больше всего это напоминало Тейлор мощный взрыв и распространяющуюся вокруг ударную волну. Эпицентром этого условного взрыва был Бегемот, и все вокруг него уничтожалось, включая насекомых Тейлор, и поэтому он для ее силы ощущался этакой сферой пустоты.
   Конечно, можно было взлететь, взглянуть собственными глазами, благо сразу было видно, в каком направлении все грохочет и полыхает, но пока что было не до этого. Выстрелы Бегемота, жар и огонь, атаки масок уничтожали и бесценных передающих жуков, тем самым снижая радиус воздействия силы Тейлор, и еще надо было управлять большими жуками, и указывать стрелками, и подтягивать новые силы, проводить постоянную переконфигурацию сил, присматривать за своей командой, прислушиваться к старшей, в общем, дел хватало.
   А уж в условиях подготовки второй линии обороны -- тем более!
  -- Не бережешь ты себя, - покачала головой Черепаха.
  -- Точно-точно, - сердито заметила Бабочка.
   Она быстро-быстро работала над новыми жуками, почти механически восполняя выбывших. Тейлор, по результатам полевых испытаний, внесла коррективы и объяснила их Эми. Новые жуки были меньше, более плоскими, и теперь оставалось только опробовать, понять, сработает ли такая схема. Сама Тейлор, убрав маску, утирала пот с лица, благо на них никто не смотрел.
   Не до того было окружающим -- госпиталь эвакуировался, а кто мог сражаться -- мчался на запад, к новой линии обороны, готовясь врезать Бегемоту. Дракон же отвернула камеры, да и система воспроизведения видео с них была раздельной. Штабной корабль записывал все, но вот на экраны выводилось только то, на что указывал Умник и сейчас все шесть Умников были сосредоточены на новой ловушке для Бегемота.
   Тейлор смутно видела глазами насекомых, что маски на второй линии опять выстраивают какое-то подобие печати Алхимика. Также это все напоминало голову Пакмэна, в пасть к которому сейчас шел Бегемот. Тейлор вздохнула, потерла глаза и отключилась от зрения насекомых в штабном корабле. Головная боль усилилась еще немного, но пока что оставалась терпимой.
  -- А ты почему не на штабном корабле? - спросила она Черепаху.
  -- Потому что я берегу себя, - отозвалась та, вскинула руки и тут же опустила.
  -- Никаких больше допингов, - сердито отрезала Бабочка. - Следующий!
   Еще один жук взлетел, устремляясь к месту битвы. Тейлор оттянула туда всех больших жуков, приготовившись спасать и прикрывать.
  -- Ладно, я не берегу себя, и мне нужен доступ к экранам, - вырвалось у Тейлор.
   Экран в маске был маловат, мешал, отвлекал. Тем не менее, Тейлор проверила еще ранее, вид с камер на конкретные участки поля боя отлично дополнял то, что она ощущала и слышала через насекомых, делал картинку цельной, позволял ей реагировать еще быстрее. Проблема сейчас заключалась только в том, что ей нужен будет общий вид, а значит, потребуется большой экран.
  -- Нужен -- бери, - пожала плечами Черепаха.
  -- Но...
  -- Тебя уже мучают головные боли, из-за управления избытком насекомых, - перебила ее Лиза, - а что будет позже?
  -- Разберусь, как-нибудь, - пробормотала Тейлор.
  -- А представь, что разобраться не получится? Что в решающий момент у тебя откажет сила, и ты окажешься беспомощна?
   Тейлор внезапно поняла, в чем тут дело, вспомнила о силе Лизы, и сердито надвинула костюм, надела маску обратно, скрывая стыд и смущение. Конечно, Лиза легко могла бы ее прочитать... но раз она экономила силу, то, наверное, не будет читать Тейлор? Все это было настолько мелочно, настолько неуместно перед лицом надвигающегося Бегемота, перед сотнями и тысячами жизней, стоящими на кону, что Тейлор устыдилась еще сильнее, и быстрым шагом пошла в штабной корабль.
   Эвакуация вокруг продолжалась, впрочем, основным очагом оставалась сама больница, откуда уже выезжал персонал, выводили и вывозили последних раненых. Бегали и суетились военные, что-то вытаскивали, пара грузовиков с солдатами уже выехала в ворота и лавировала по дороге, между брошенными и столкнувшимися автомобилями, провалами и завалами. Здесь не помешала бы массовая телепортация, подумала Тейлор, и тут же покачала головой, укоряя сама себя, сообразив, что дела с телепортацией обстоят так же, как с силой Лизы. Лучше не тратить зазря, приберечь, не подставлять под удар, чтобы в решающий момент оставалась возможность быстрого и решительного маневра силами, мгновенной переброски.
   Маски задержат Бегемота, а, может, и нанесут решающий удар, Жаба зря хвастать не будет, и значит у тех, кто сейчас уезжает, будет время отступить. Пускай даже дорога не везде проходима, но можно и пешком, или пробраться и взять новую машину, например. Там, в нескольких километрах к востоку, северу и югу продолжала катиться волна эвакуации, задыхаясь в пробках, сталкиваясь, пробираясь, и Тейлор ощущала, что там тоже идет своего рода сражение. Сражение за жителей этого города, за возможность им всем отступить и сбежать, не попасть под удар Губителя.
   Было немного странно ощущать битвы вокруг, и в то же время спокойно подниматься в штабной корабль, но Тейлор постепенно привыкала к особенностям широкого радиуса воздействия, измеряющегося километрами, а не кварталами, как ранее. Передающие жуки тоже выбывали от ударов Бегемота, от пожаров, их убивали сами горожане, случайно или намеренно, и поэтому область воздействия силы Тейлор напоминала этакую тучу, колеблющуюся по краям, с рваными дырами в центре, затягивающимися и расходящимися.
  -- Налево, - подсказала Дракон.
   Тейлор, притворяясь невидимкой, скользнула через основной зал. Напряжение в воздухе витало такое, что его, казалось, можно рубить топором. Ни о какой тишине и прохладе и речи не было, все гудело, с экранов лились громкие звуки взрывов, команд, матерщины и вскриков, обменов репликами, четыре Умника лежали и рассматривали экраны, двое в центре тыкали пальцами в объемный макет грядущего поля боя, кусочка Нью-Дели, воссозданного при помощи камер и карт. Голограмма была убедительной, детальной, и Умники постоянно тыкали в нее пальцами, протыкая здания насквозь и отдавая команды маскам и командам. Губитель двигался, слегка покачивая прозрачными рогами.
  -- Вот сюда, - прозвучал подсказка, и дверь перед Тейлор распахнулась.
   В помещении, отведенном для Лизы, было прохладно и тихо, весь шум отсекло закрывшейся дверью, и Тейлор, выдохнув, опустилась в полукресло. Легла, ощущая усталость и приливающую к голове кровь, шум в ушах. Она стремительно сокращала область воздействия своей силы, следуя совету Лизы и одновременно с этим скапливая массы насекомых неподалеку от второй линии обороны. Тейлор уводила насекомых со всех сторон, как из-за спины Бегемота, где тянулся шлейф огней, дыма, радиации и разрушений, так и от катящейся на восток волны эвакуации, решив, что там справятся и без нее.
   Она словно бы раскинула крылья из насекомых на север и на юг от больницы, скапливая там силы, как полководец перед боем. Ударный отряд из больших жуков располагался неподалеку от Алхимика, и Тейлор постепенно рассредоточивала его, а также высылала отряды из мелких насекомых, пыталась отвлечь Бегемота, прикрыть масок, прислушивалась к тому, что происходит. На трех экранах шла четкая картинка происходящего, вид сверху и чуть поодаль, еще на двух сменялись дерганые, рваные кадры ближнего боя.
   Прошли не более нескольких минут, как Тейлор вылетела из леса к своей команде, а потом в штабной корабль, но Бегемот за это время уже подошел вплотную ко второй линии обороны, и сражение шло не более чем в километре от больницы, фактически в пределах досягаемости атак Губителя.
  
   Бегемот, с рыком ломал ограду, доходящую ему до пояса, увенчанную шипами, с которых сейчас срывались слепящие заряды, били в его бока. Он бы уже давно разломал эти десять метров стали, камня и бетона, если бы не противодействие масок. Силовые поля громоздились слоями, смягчая удары, защищая от молний, и стена словно бы сама собой сползалась обратно, восстанавливалась, заращивала повреждения. Из-за прикрытия стены ползли различные самоходные установки, выскакивали маски, атаковали и тут же прятались.
   По обеим сторонам от Губителя тоже высились стены, дающие укрытие, сделанные из домов и дороги, соединенные в единую стену. Боковые стены обороняли хуже, и там зияли оплавленные проломы, в паре мест лениво горело, но в целом они тоже давали укрытие и атаки на Бегемота, фактически велись с трех сторон, и даже с тыла заходили и атаковали смельчаки.
  -- Это ненадолго, - заявила Черепаха, вбегая в помещение и почти спихивая Тейлор с ложемента, вытягиваясь с блаженным стоном. - Оооо, как мне этого не хватало в жвалах жуков!
   Тейлор обиженно фыркнула, садясь в сторонке.
  -- Сейчас он ударит вбок и вырвется!
   Мгновение спустя Бегемот развернулся и ударил вбок, пытаясь там пройти через стену. Слепящие заряды с шипов теперь били ему в бок, и с противоположной боковой стены тут же ударил слитный залп лазеров и плазмы. Бегемот не успел перенаправить их с такого короткого расстояния, взревел, развернулся и ударил оглушающей волной, но все это оказалось бесполезно. Маски уже скрылись, стена поглотила удар и молнии. Бегемот сделал шаг, и окровавленный кулак, увенчанный шипами из обсидиана, ударил в стену, и одновременно с этим нога врезалась в основание.
   Корабли Дракон показались на мгновение из-за домов, и ударили слитно, вместе с командой масок. Залп силовых полей и дезинтегрирующих ракет обтесал бок Бегемота, вскрыл рану, откуда брызнул черный, дымящийся ихор. Под ногами Бегемота, в коридоре между стен, побежал лед, оттуда высовывались шипы, и одновременно с этим полетели гранаты и ракеты, взрывающие и взламывающие этот лед.
  -- Вот так! - прошептала Тейлор, невольно сжимая кулак.
   Ее жуки вертелись возле стен, прятались за гребнями, уже дважды успевая спасать неосторожных масок, оттаскивать их в последнюю минуту. Бегемот злился и рычал, жар от него бил упругими волнами, но стены держались, а едва Губитель пытался проломить одну из них, как его отбрасывало, и тут же следовали удары в бока и спину. Пару раз промелькнул Жаба, нанес удар Землей и скрылся, словно в никуда.
  -- Он сдерживается, - прошептала Лиза, вглядываясь в экраны. - Почему?
   Словно услышав ее, Бегемот начал отступать, пятиться, и это вызвало восторженный рев масок. Несколько даже выскочили на вал стены, и тут же пали, разорванные молниями. Это моментально сбило накал восторга, и маски устремились вперед, вдоль боковых стен, словно преследуя Бегемота. Тейлор ощущала дрожь воздуха, и работу холодильных установок и суперсил масок - криокинетиков, пока что успешно боровшихся с жаром Губителя.
   Несомненно, усиль Губитель натиск и он прорвался бы, подумала Тейлор, и тут же поняла, что Лиза права. Бегемот сдерживался, отступал, отмахивался не так яростно, как мог бы.
  -- Он заманивает, - почти выкрикнула Лиза в экраны. - Дракон!
  -- Все в порядке, - послышался мелодичный ответ. - Все по плану.
  -- Да..., - и Лиза осеклась, впилась взглядом в экран.
   Тейлор и Эми тоже уставились, затаив дыхание, ибо там разворачивался новый акт противостояния. Бегемот ударил волной жара, обрушил молнии, которые изгибались и разили тех масок, что пытались подобраться ближе. Снова поплыли строчки потерь, и Тейлор даже отвлеклась на секунду, но нет. Корабли -- ретрансляторы уже снимались с места, взлетали, и, следовательно, маяк телепортации работать не мог. Она направила туда жуков, в помощь командам эвакуации, и тут же одного из них сбило и разорвало зарядом.
   Бегемот контратаковал, отбросил масок и пропустил удар в спину.
   Пространство за его спиной сжалось, изломалось и заискрилось, наполнилось чем-то переливающимся, и несколько насекомых Тейлор, оказавшихся там, моментально погибли. Она не успела спросить, что происходит, как сквозь завесу прорвалась Александрия, и тут же нанесла мощный удар в основание черепа Бегемота, словно норовя сломать ему шею. Губителя качнуло вперед, и Александрия пролетела дальше, ухватила его левую лапу, словно решила пожать руку.
   Волна ракет ударила в спину Бегемота, углубляя и расширяя несколько воронок, и немедленно туда же влетели мини-ракеты, за которыми тянулись цепи. Бегемот взревел, дернулся, но левую лапу его держала Александрия, а правую ухватил Эйдолон, зависший выше, сияющий, словно звезда. Сияние это охватывало лапу Губителя, словно стекало с Эйдолона вниз, и Тейлор невольно подалась вперед, сделала шаг к экранам.
   Новый удар обрушился на плечи Бегемота, взрезая их, и одновременно с этим два клона Жабы с цепями ударили в разрезы, расширяя их. Бегемот снес одного из них, повернув голову, но было уже поздно. Ударили еще ракеты, и плечи Губителя "заморозило", придерживая его. Корабли Дракон и тут заходили со спины, оставались в условной "мертвой зоне" Губителя. Еще удар, и ноги Бегемота закутало в камень и силовые поля, удержало на секунду, и пятый стоп-корабль заморозил поясницу Губителя, ударил в основание условного позвоночника.
   Губитель поднял голову и возмущенно взревел.
  
   Тамэшивари 14.9
  
   22 июля 2011 года
  
   Шквал сил, безумная радуга лучей, плазмы снарядов, ракет, пуль, ломающегося пространства, тянущихся призраков и каких-то еще слуг, заряды огня и льда, и всего, чего только возможно, обрушились на Бегемота под торжествующий рев масок. Бегемот взревел ответ и отразил половину атак, первые ряды, два десятка неосторожно приблизившихся, маски Протектората, команды нескольких городов, просто смело и утопило в ответном ударе. Часть энергии Бегемот перенаправил на стены, и толстые укрепления словно бы взорвало. Теперь, когда их не ремонтировали, не прикрывали силовыми полями, это было легко.
  -- Сохранять спокойствие! - закричал Джирайя громко.
   Шквал атаки едва не повредил корабли, и уж точно повредил маскам. Впрочем, урок был понят быстро, маски разбегались в стороны, норовили зайти со спины и сбоку. Бегемот дергался, ревел, пирамида в основании его трещала и разваливалась.
  -- Ноги! Нужно отрезать ему ноги! - закричал кто-то, и в ответ раздался новый рёв толпы масок.
   Джирайя разматывал цепь, заряженную силой Лили, и быстро оценивал ситуацию.
   Происходящее сильно напоминало ему ловлю биджу у шиноби. Заманивание в ловушку, невероятно сильный противник, которого можно удержать только толпой, и возведение барьеров, ловля в останавливающие печати. И затем запечатывание, в данном случае -- вскрытие грудной клетки со спины, и уничтожение. Как и биджу, Губитель категорически не желал стоять на месте, и рвался на свободу, прилагая все свои недюжинные силы и мощь. Даже несмотря на разрезы и углубленный заход стоп-цепей, все это по-прежнему оставалось псевдоплотью, которой Губитель мог спокойно пожертвовать (как биджу своей чакрой), освободиться, нанеся самому себе ужасные внешне, но по существу незначительные повреждения.
   Ноги -- тоже псевдоплоть, но сможет ли Бегемот без них двигаться? До какой степени имитации он готов дойти? Будет ли он шевелиться и атаковать, если ему отрезать руки -- ноги и голову? Если нет, то это был бы идеальный вариант -- отрезать конечности и потом не спеша вскрыть грудную клетку. Но если да? Если он только и ждет, когда к нему подойдут ближе, начнут взрезать? Цепи не заморожены силой Стояка, почему он не перенаправил энергию поспешной атаки в них? Притворяется, поддается, как кричала Черепаха, уверяя, что это ловушка?
   Да что там, и так понятно, что это ловушка, но кто кого?
  -- Вскрываем грудную клетку! - в голосе Александрии слышалось напряжение.
   Облако молний окутало Александрию, но она даже не пошевелилась, и тут Бегемот склонил голову, словно собираясь свернуть себе шею, и ударил черным обсидиановым рогом. Одновременно с этим правая лапа его согнулась, раздался громкий хруст и треск, сияние ринулось вниз, ухватив трех Стрелков, неосторожно подлетевших близко. Они застыли на секунду, затем сила Эйдолона окончательно исчезла, и сам Эйдолон отлетел прочь, делая пассы руками. Оттуда сорвались заряды бледного огня, но было уже поздно. Коготь Бегемота взрезал одного из замерших Стрелков, а сам Губитель перенаправил бледные заряды в двух других Стрелков. Между рогов Бегемота засверкала новая молния, и ударила прямо в Эйдолона, ослепляющая толстая дуга, от которой трещал и искрился воздух.
   Мгновением позже новая атака обрушилась на Губителя, в этот раз более скоординированная и слаженная, но все равно запоздавшая. Часть щеки Бегемота стесало, сияние в глубине пасти стало заметнее, но и только. Сам Губитель уже стряхнул Александрию, разламывал пирамиду, сковывавшую его ноги. На Эйдолона, успевшего закрыться от молнии, обрушилась новая атака. Несколько масок ринулись наперерез, вспыхнули силовые поля, и сами маски.
  -- Пизанская Башня убит, Король Пляжа убит, Мафиозо убит, - забормотал браслет.
   Прогноз был неутешительным. Сейчас Бегемот вырвется, поранив себя, убьет еще нескольких масок, кто ринется в новую атаку, и обрушится на корабли Дракон. Увы, не все поняли про псевдоплоть, даже несмотря на несколько повторений, а уж быстро прикрыть корабли... только если пожертвовать дезинтегрирующими кораблями, которых и так осталась половина, тогда, в сочетании с полями Нарвал, может и удастся как-то где-то. Но второй раз Бегемот не попадется, если он и заманивал масок в ловушку, то явно затем, чтобы выманить оставшиеся стоп-корабли.
   Просто Дракон успела раньше, благодаря боевым модулям Оружейника.
  -- Держать его! Держать! - рыкнул Джирайя, пикируя вниз.
   Бегемот дернул плечом, тело его хрустело и разламывалось, брызгал ихор, и в раны летели выстрелы и снаряды. Одновременно с этим Губитель выгибал левую лапу, тянул ее за спину, собираясь то ли сорвать цепи, то ли достать корабли Дракон. Туловище Бегемота наклонялось, он фактически выдирался с креплений, срывал, повреждая сам себя, тело с "замороженных" крючков. Низкий рык его, словно бы вызванный болью, гремел раскатами, оглушая масок внизу.
  -- Стихия Земли: Схлопывающиеся плиты! - ударил Джирайя.
   Помогло то, что стены еще находились по бокам от Бегемота, облегчили совершение техники, и все равно, четыре пятых оставшейся чакры моментально ушли в никуда. Ладно, не в никуда, а в две огромные скальные плиты, вознесшиеся ввысь и схлопнувшиеся, зажавшие между собой Бегемота. Джирайя выдохнул и подумал, что технику следовало бы назвать "Великий Бутерброд", на него моментально навалилась усталость, ощущалось, что руки дрожат и пот заливает глаза. Даже с расширенными запасами и суперэкономным расходованием, он все равно потратил почти весь запас, и пилюли -- Джирайя закинул сразу три штуки в рот, едва не промахнувшись -- только отсрочат неизбежное.
  -- Быстрее! Взрезайте его! - раздался выкрик Александрии.
   Она промчалась подобно средневековому рыцарю по небу, сжимая в руке толстый столб -- копье. На мгновение Джирайя удивился -- когда это Лили успела зарядить такой объем? - но тут же стало понятно, что она и не касалась столба. Тот не был даже заострен, для увеличения площади удара. Легенда и дезинтегрирующие корабли Дракон уже терзали спину Бегемота, к ним подбегали и подлетали маски, торопились помочь. Парочка особо торопливых, в ярких зеленых костюмах, приблизилась чрезмерно, и пала вниз, сожженная изнутри.
  -- Он плавит скалы! - раздался выкрик.
   Столб ударил в Бегемота. Губитель был ограничен в маневре, из-за стиснутости плитами, но все равно успел подставить руки, обратить часть энергии удара против самой Александрии. Ее отбросило было, но недалеко, Александрию подхватил Эйдолон, и они слаженным дуэтом нанесли новый удар. Губитель опять закрылся, перенаправляя энергию вниз, на копошащихся там масок, пытающихся подрезать ему ноги. Их разбросало во все стороны, парочку разорвало, и тут же новые команды ринулись в атаку.
  -- Страдалец убит, - забормотал браслет, но Джирайя его уже не слушал.
   Бегемот упирался руками, раздвигал плиты, жар и радиация текли из него, и не отключи Джирайя звук датчиков, его бы уже оглушило. Александрия еще раз ударила столбом, и тот потек, на землю полился дождь расплавленного металла, и тут же навстречу ударил синий луч, замораживая все. Руки Эйдолона, казалось, вытянулись, и он вцепился в горло Бегемота, терзал его непроницаемо -- черными когтями, глубоко входящими в плоть.
   Команды Александрии Легенды, объединившись с командой Убежища, ударили в колено правой ноги Бегемота, тут же перестроились, отразили ответный удар Губителя, и еще ударили. Команда из Чикаго, сгруппировавшись вокруг Мирддина, рубила левую ногу, и чуть поодаль Шевалье увеличивал, накачивал свой топор, бросая на Бегемота тревожные взгляды. Даже отсюда, со спины, атаки несли в себе опасность вхождения в десятиметровую зону и моментального поджаривания. Не один Бугай и Технарь уже пали бифштексами, решив, что сила и техника их спасут, и что они смогут приблизиться, нанести решающий удар. Только неуязвимая Александрия продолжала сходиться грудь в грудь с Бегемотом, отпихивать его назад, не давать "сорваться с крючка".
  -- Получай! - кто-то из европейских масок метнулся и нанес удар.
   Судя по раскраске и цветам костюма, смельчак был из Мастей, организации паралюдей, действовавшей в Европе и ее окрестностях. Удар высветил спираль на животе Бегемота, и видно было, как спираль начала закручиваться, стягиваться, словно кто-то вставил огромный, невидимый ключ в живот Губителя, и начал его заводить. Мгновение спустя смельчак пал вниз, где его подхватили собратья, и спираль тут же исчезла.
  -- Валет Пик выбыл! - торжественно сообщил браслет, и Джирайя помотал головой.
   Изменения интонации были плохим признаком, очень плохим. Стимулирующие выработку чакры пилюли почему-то не действовали... Джирайя бросил взгляд на часы. Схватка с зажатым скалами Бегемотом длилась не более минуты, а казалось, что уже прошли часы. Кто-то вздутый, огромный и зеленый подпрыгнул, ударил головой Бегемота в пах.
  -- Халк крушить! - разнеся возглас.
   Словно обидевшись, Бегемот ударил ему вдогонку волной рыка, впечатывая Халка в землю распластанной зеленой лягушкой. Удар выбил землю, пирамида камней и силовых полей затрещала, рассыпаясь. Маски Лос-Анджелеса слаженно отступили, Александрия мелькнула, нанося удар в живот и тут же отскочила, уклонилась от когтя Бегемота. Бегемот еще напрягся, и по скальным плитам побежали трещины.
   Со спины Бегемота ошметьями летела псевдоплоть, уже три десятка Стрелков -- Движков ассистировали Легенде и дезинтегрирующему оружию Дракон, вгрызались, выжигали, метали огонь и жгли лучами, сверлили тело Губителя плазмой и лазерами. Видно было, что защита Бегемота слабеет, не в плане прочности, нет, тут он наоборот, все крепчал и крепчал с каждым слоем, как и предсказала Черепаха.
   Нет, Губитель слабел в плане ответных атак.
   Бегемот уже не так яростно отражал лучи лазеров и плазму, не так сильно манипулировал кинетической энергией атак Александрии и других Бугаев, не пытался бить во все стороны молниями. Четыре раза он рушил защиту Эйдолона, почти ронял его, но тот, словно вдохновляясь накалом битвы, отражал, призывал новые силы, снова восставал и снова бил. Либо слабость Эйдолона прошла, либо это был выброс вдохновения, вызванный близостью победы над Губителем, решил Джирайя, ощущая, как и его собственные прибывают, как растет запас чакры.
   Саннин отступил немного, так как вблизи от него сейчас было немного толку, а на еще одну мощную атаку не хватало сил. Стоило бы конечно подняться, ухватить еще пару цепей, заряженных силой Лили, но это означало бы отвлечь Шершня от основной задачи. Лили, высадившись в сторонке, за спиной Губителя, заряжала огромное копье, созданное Алхимиком, идея, рожденная атаками Александрии. Потом сама Александрия ухватит копье, пронзит им спину Губителя, истончившиеся слои и позвоночник, ударит в ядро, и тем прервет регенерацию. Потом останется только дорезать конечности и голову, всадить еще копье в ядро, в общем, растерзать Губителя на клочки и части.
  -- Ты! Не! Пройдешь!! - неожиданно заорал Эйдолон, и грохот его голоса заставил заколебаться землю и воздух вокруг.
   Он свел руки, и скальные плиты стиснуло, ломая о Бегемота, прижимая его лапы к телу. Все это длилось несколько секунд, кто-то внизу успел торжествующе взреветь, а Джирайя выдохнул в пространство. Следовало бы отвести масок в стороны, в укрытия, но как? И без того схема с двумя фазами встретила сдержанное неодобрение, и когда все поломалось, когда маски вступили толпой в битву, Джирайя уловил их чувства. Маскам так было привычнее и понятнее, они сражались, не отсиживались в тылу, бились на передовой, отважной сдерживая Губителя.
   Такое отношение многое проясняло, и Джирайя твердо решил, что в следующей битве нужно рассчитывать только на себя, на масок Гильдии, тех, кто будет четко следовать плану. Ну и на Триумвират, до определенной степени, все же мощь и неуязвимость их превосходили возможности Гильдии на порядок. Но даже они не препятствовали сейчас маскам, толпой наваливавшимся на Губителя, пытающимся поразить его ноги, руки, голову и грудь, пока Бегемот неподвижен.
   Хотя именно сейчас стоило бы отступить, и атаковать из укрытий, по очереди, лишь сдерживая Бегемота, не давая ему лишних шансов вырваться за счет преобразования и перенаправления энергии. Пока что атаки на стоп-корабли удавалось отводить в сторону, но, сколько это еще продлится? Бегемот уже разводил лапы, и очередная сила Эйдолона лопнула, а сам он внезапно просел вниз, словно лишенный энергии.
  -- Не дадим ему вырваться! - загремело над полем боя.
   Скалы преобразовало, Бегемота, словно заковало в камень, ограничивая движения, и одновременно с этим команда Мирддина добилась успеха. Бегемота подкосило, он наполовину повис на цепях, и видно было, что в воронке в спине уже можно скрыться с головой, настолько она углубилась. Новый удар, Александрия пылающим ангелом мщения рухнула с небес, и глаз Бегемота разлетелся кровавой жижей, ошметками и осколками, и новый рев радости раскатился над полем.
   Бегемот словно обмяк, повис на цепях, и маски ринулись в новую атаку, наваливаясь толпой, уже не сдерживаясь. Несколько раненых "дружественным огнем" откатились в стороны, но в целом маски распределяли атаки, и больше все это напоминало насекомых Тейлор, слетевшихся организованно на добычу, начавших ее терзать.
   Радость, впрочем, была преждевременной, Бегемот взревел, дернулся, и дюжина самых неосторожных рухнула вниз, опять прожаренная до дезинтегрированных внутренностей. Джирайя зарычал, хотел уже выметнуться из убежища, благо чакра прибывала с каждой новой секундой, но его остановил возглас Черепахи.
  -- Что это?
  -- Кто проводит атаку? - возглас Дракон.
   Мгновение спустя Джирайя увидел, о чем они говорят. Над головой Губителя сияло что-то белое, и Джирайя тут же нашел взглядом Эйдолона. Но нет, тот висел в воздухе, накачивался новой силой, но не атаковал.
  -- Все назад!!! - взревела Черепаха, но было уже поздно.
   Свет вытянулся, коснулся, обрушился сверкающей колонной на Бегемота, и в то же мгновение весь мир вокруг утонул в свете, ослепляющем и уничтожающем все вокруг.
  
   Тамэшивари 14.10
  
   22 июля 2011 года
  
   Лили услышала крик Черепахи и сама закричала окружающим.
  -- Берегись!!!
   Алхимик, возвращавшаяся после удара по Бегемоту, моментально обернулась, оценила обстановку, и рванула вперед, в акробатическом прыжке хлопая в ладоши и касаясь руками земли. Лили ощутила, что земля уходит у нее из под ног, расступается, и одновременно с этим сверху надвигается что-то страшное. Она взлетела было, но тут же мимо промчалась Алхимик, орущая во все горло.
  -- Вниз! Все вниз!!
   Впрочем, ближайших масок, тех, у кого не было реактивных ранцев и суперсил полета, и без того тащило вниз, катило по наклонному пандусу, созданному Алхимиком. Сверху надвигалось страшное, нет, это была огромная стена, плита, которой Алхимик собиралась заткнуть созданную ей щель, и в это же мгновение со всех стороны брызнул свет. Система затемнения маски не успела сработать вовремя, и свет больно ударил по глазам. Лили зажмурилась было, но тоже опоздала, перед глазами играли световые пятна, в ушах шумело, словно их уже засыпало под землей, и она даже запаниковала на секунду.
  -- Дракон? Муравей? Жаба? - Лили пыталась проморгаться и вызвать своих, но никто не отвечал.
   Ее ухватили за руку, кто-то ударил своим телом в плечо, слух внезапно очистился, доносилось чье-то шумное дыхание, и откуда-то сверху шел низкий гул, казалось, ввинчивающийся в голову. Земля мелко подрагивала, кто-то выругался на испанском, затем прозвучал голос Алхимика, громкий и уверенный.
  -- Спокойно!
  -- Что это было? - выкрикнул кто-то, с едва уловимым южным акцентом.
  -- Нужно выбираться!
  -- Аааа, мы в ловушке! Сейчас Бегемот спустится под землю и зажарит нас!!! - в голосе слышалась откровенная паника.
   Звук удара, хруст, еще удар. Пятна перед глазами Лили чернели, все расплывалось, и опять подступила паника: неужели ей повредило, обожгло сетчатку?
  -- Тихо! - рыкнула Алхимик. - Собрались! Все восстановили зрение?
  -- Нет, нет, нет, - зазвучали голоса, и Лили присоединилась к ним.
   Среди черных пятен плясали белые, и она неожиданно поняла, что это такое. Вокруг темно -- они же под землей! - и кто-то включил фонарики или лампочки, или что там у кого есть в снаряжении. Это обнадеживало, зрение возвращалось, но в то же время и паника подступала -- под землей и вправду была вотчина Бегемота, его царство.
  -- Я не знаю, что там наверху, но почувствуйте эту дрожь, - сказала Алхимик.
   Лили ощущала мелкую дрожь, и подумала, что не будь с ними Алхимика, их так и засыпало бы под землей, похоронило в одной огромной могиле.
  -- Кто бы ни нанес удар по Бегемоту, своей цели он не достиг! Бегемот жив и действует! - голос Алхимика стал жестче, суше. - Скорее всего, он вырвался из ловушки и громит тех, кто, как и мы попал под удар, а значит, мы вернемся в самое пекло битвы! Приготовились!
   Лили моргнула непонимающе. Вернуться в пекло? Разве они не отбегут в сторону по наклонному туннелю? И в ту же секунду что-то изменилось, вокруг стало светлее, ноги Лили вжало в пол. Она поняла, что происходит, что Алхимик выносит их наверх кратчайшим путем, на скале, созданной ее силой, и стиснула зубы. Проклятье!
  -- Дракон? Дракон? - Лили даже постучала пальцем по маске, но ничего не произошло.
   Свет ударил по глазам, и Лили прищурилась, оставив буквально щелочки глаз, взмыла в воздух. Мгновение спустя она осознала ошибку -- наоборот, надо было не высовываться, но было уже поздно. Зрение вернулось, пускай еще, и плыли пятна, но Лили видела, видела!
   Мгновение спустя она пожалела об этом.
   В центре огромного выжженного пятна возился, ворочался, барахтался кроваво-черный торс, из которого торчали огрызки конечностей и головы. Воронка на спине Бегемота расширилась, и представляла собой выжженный кратер, залитый ихором, из обрубка рта вырывалось прерывистое рычание, рога, и половина головы отсутствовали. Ошметки рук, в сущности, кусочки, торчащие из плеч, дальше только огромные обугленные кости до локтей, вокруг которых нарастали первые ниточки псевдоплоти, прожилки кроваво-красного мяса.
   Одна нога отсутствовала, словно срубленная под корень, вторая представляла собой схематичный обрубок, обугленную колонну -- имитацию. Грудь Бегемота тоже была сожжена и выжжена, все раны углубились и расширились, и сеть трещин, сочащихся ихором, напоминала какое-то отвратительное фэнтезийное лицо, уродливого старого гоблина, или ведьмы.
   Лили торопливо взлетела выше, одновременно с этим удаляясь от Бегемота, но Губитель и не обращал на нее внимания. Он был занят тем, что вставал, но некому было его атаковать. Лили, задыхаясь, оглядывалась, и повсюду видела только уничтожение и смерть. Вон те оплавленные огрызки -- остатки кораблей Дракон, рядом не менее искореженные остатки тел, лужицы костюмов и брони, кости и черепа, вплавленные в почву и камень.
   Дома вокруг, укрепления, почва, все вокруг оплавилось и поплыло, словно было сделано из воска, и Лили, продолжая задыхаться, увидела, что лес на востоке повален, разломан и горит. Там, где стояла больница и штабные корабли, ничего не было, лишь еще одна проплешина, дым, огонь и разорение.
  -- УАААААА!! - из горла Лили вырвался вой отчаяния, смешанный с плачем младенца.
   Зрение опять отказывало, слезы застилали глаза, и она почти что рухнула вниз, на краю проплешины, забыв о ворочающемся неподалеку Бегемоте, спеша найти укрытие. Удар в пятки, Лили торопливо сорвала маску, утирая лицо, ощущая, как льется оттуда влага, и тут же ее швырнуло в землю, впечатало туда могучей рукой. Волосы встали дыбом, а в Лили вспыхнула ярость.
  -- Ты что творишь? - прорычал сверху голос Жабы.
  -- Но они...
  -- Твоя сила - важна! Бегемот уже охотился за тобой, хочешь повторения?!!
   Лили не успела ответить, земля под ней содрогнулась и выгнулась, а Жаба выругался. Лили была не слишком сильна в японском, но примерный смысл уловила, и тут до нее дошла величина глупости, которую она сотворила. Приземляться поплакать рядом с недобитым Губителем! На такое была способна только она! Но подруги... ведь они же... как же она без них? Зачем ей суперсилы и маска, если она не сумела спасти подруг?
  -- Держись за спиной! - рявкнул Жаба.
   Лили вздернуло, поставило на ноги, и она узрела ужасающую картину. Губитель поднялся, обугленный обрубок, испачканный в земле, покрытый ранами, залитый ихором, и ударил. Две огромные молнии сорвались с его торса, и трех масок в черно-серых костюмах разорвало, еще двух зажарило и отбросило к другим трупам. Еще молния, Жаба успел закрыться, но его стену разбросало и пробило, самого Жабу отбросило, Лили едва успела отскочить.
   Лили торопливо взмыла в воздух, отступая спиной вперед, пытаясь придумать, что делать. Губитель развернулся, и нанес новый удар.
  -- Отступаем! - донесся сверху голос Нарвал.
   Перед Лили заблистала стена силовых полей, разлетелась от удара, и тут же рядом появился Жаба, взметнулось полотнище свитка. К ногам Лили вывалилась груда холодного оружия, а сам Жаба скакнул вперед, крикнув.
  -- Заряжай!
   Вспыхнула стена силового поля, Губитель снес ее и ударил резонансной волной, Жаба моментально ушел выше, взлетел на спине птицы и атаковал сверху вниз. Несколько каменных трехгранных шипов, каждый размером с половину Бегемота, врезались в Губителя и отскочили. Нарвал ударила вдогонку, гребенка силовых полей вспорола нарастающую плоть, но и только. Лили торопливо касалась кунаев, топоров, мечей, алебард, понимая, что все это бесполезно, что врукопашную с Губителем Жаба не сразится.
   Только Александрия могла бы, но ее не было видно.
   Лили озиралась, но видела только раненых и убитых, пытающихся встать и выбраться масок, пытающихся помочь другим, занятым тем, чтобы прийти в себя. Нужно было срочно отступать, но как? Лили нажала кнопку на браслете, но тут же отпустила, браслет был мертв. Все вокруг было мертво, подруги, Дракон, город, и Лили прикусила язык, пытаясь избавиться от накатывающей паники и горя, справиться с отчаянием, с ощущением поражения и безнадежности.
   Вокруг все вспыхнуло, сверкнуло, и Лили швырнуло прочь, потащило силовыми полями. Оружие, выданное Жабой, горело и сверкало вокруг, и Лили содрогнулась, осознав, что пропустила удар Бегемота. Раньше огонь пылал по краям проплешины, теперь все полыхало и возле Бегемота, и Губитель уже двигался, словно огонь придавал ему сил. Карикатурное, дерганое движение, плывущий по воздуху обрубок, в другой ситуации все это вызвало бы только смех, но здесь и сейчас Бегемот внушал удвоенный ужас. Словно сбросив оковы тяготения вместе с ногами и головой, Бегемот двигался еще быстрее, чем раньше, и полыхал, сверкал, грохотал, ослеплял и обжигал.
   Он бил во все стороны, убивал раненых, расшвыривал тех, кто пытался организовать оборону, жег без всякой жалости, и молнии с его обрубков срывались и уносились вдаль, догоняя пытающихся отступать. Кокон полей вокруг Лили раскрылся, и она торопливо включила реактивный ранец. Нарвал уже развернулась и атаковала Бегемота, пыталась прикрывать отступающих и сама отступала. На пару с Жабой они пытались удержать Губителя, и у них не получалось, не хватало мощи, как в защите, так и в атаке.
   Но они держались, и Лили нырнула вниз, подобрать хоть какое-то оружие, зарядить, помочь!
  
   Огромная туча, заслоняющая собой солнце не хуже дыма и пепла, рухнула с небес прямо на Бегемота, и скрыла, погребла Губителя под собой. Миллионы насекомых трещали, жужжали, щелкали, и на мгновение Лили показалось даже, что сейчас Губителя сожрут, обглодают до косточек и выплюнут. Затем новый хриплый вой, на этот раз радости, вырвался из ее груди, и она рванула было вперед, но тут же остановилась.
   Над головой Губителя из насекомых соткалось огромное лицо
  -- Спасайтесь! Я не удержу его долго!
   Секунду спустя Бегемот вспыхнул, насекомые горели, трещали, лопались, смрадный дым заполнил округу, и Лили порадовалась, что на ней маска. Мозг все равно воспроизвел ароматы жареных насекомых, и в желудке что-то возмущенно квакнуло. В Бегемота ударило новыми оковами из камня, но Губитель разодрал и сжег их так же легко, как и завесу из насекомых.
  -- Отступайте! - прогрохотал новый голос.
   Огромный взрыв чего-то ядовитого-зеленого ударил в Бегемота, скрыл его в облаке дыма и газа. Неподалеку от Бегемота висел Эйдолон, выставив руки. Сверкнула молния, еще, Нарвал отражала атаки, прикрывала, Жаба и Алхимик ударили понизу, от земли, заставив Губителя опять пошатнуться.
  -- Быстрее! - продолжал греметь голос Эйдолона.
   Затем он приложил ладони ко рту, и ударил звуковой волной, прямо в пасть Губителя, в ясно видимое там свечение, и Бегемота швырнуло на спину. Одновременно с этим хлопнуло, и неподалеку появился Бродяжник в сопровождении отряда свежих масок из резерва. Стражи, увидев опрокинутого, израненного Бегемота, радостно взревели, и Губитель взревел в ответ. Полыхнуло, мощнейшие вспышки, и звуки обрушились на Лили, вспыхнула боль и она потеряла сознание.
  
   Удар Бегемота обрушился на Стражей, и Эйдолон ударил наперерез, прикрывая юных масок. Сила взметнулась и лопнула, разлетелась, и Эйдолон знал, что утратил ее навсегда. Его контратака оказалась недостаточно сильна, в отличие от удара Губителя. Прибывших Стражей разметало, Бродяжника отбросило изломанной куклой, Жабу и Алхимика снесло и унесло куда-то под землю, Нарвал сдуло вместе с ее полями. Ни Александрии, ни Легенды не было видно, и Эйдолон нахмурился, ощущая, как в нем прибывает и оживает новая сила. Эскалация битвы помогла, новые силы прибывали за секунды, набирали мощь за десяток-другой, не за минуты, как это было ранее, но этого все равно было мало! Раньше он мог мгновенно менять силы, тут же оперировать ими в полную мощь, бить так, что Бегемота вбивало в землю, а теперь? За нынешнее сражение он потерял уже больше десятка лучших, надежных, проверенных сил, а Бегемот и не думал останавливаться.
   Даже страшный удар светом его обтесал, но не убил, и как раз сейчас нужно было навалиться, добить, пока раны не заросли, но некому это было делать. Старшие маски Протектората, Гильдии, команд из Европы, даже надежные соратники Эйдолона по Триумвирату, все выбыли из строя, и это означало, что больше него некому остановить Губителя.
   Некому было спасти юных масок, сейчас растерянно пытающихся сделать хоть что-то.
   Эйдолон ринулся наперерез, ударил во всю мощь, зная, что потеряет эту силу, и тут же взывая к новой. Губитель тоже ударил, чем-то невидимым, и щит Эйдолона прогнулся, разлетелся, а сам Эйдолон упрямо остался на месте, не стал уклоняться. Несколько масок промчалось мимо, они приняли удар на себя, кто-то даже ударил в грудь Губителя, и Губитель ударил в ответ, моментально убив юных героев. Эйдолон зарычал, ощущая, что новая сила взрастает в нем, но недостаточно, недостаточно, недостаточно быстро!
   Сила! Ему нужна была сила! Не эти жалкие огрызки, а та свежая и юная сила, которой он владел четверть века назад, когда еще никаких Губителей не было и в помине. Тогдашний Дэвид, юный и могучий Эйдолон, легко вбил бы Губителя в землю, обломал бы ему рога, вбил бы в землю. Сила! Как ему не хватало сейчас той силы, и все же Эйдолон, упрямо нахмурив брови, снова встал между Губителем и Стражами на земле, пытающимися что-то там сделать.
  -- Пока я жив -- ты не пройдешь!! - снова взревел он, пытаясь в ярости и отчаянии зачерпнуть еще силы, достать, дотянуться до того колодца юности, о котором только что мечтал.
   Губитель взревел в ответ, неразборчиво и утробно, ударил, и удар его швырнул Эйдолона с небес. Кости и броня трещали, в ушах звенело, в глазах темнело, а Эйдолон пытался дотянуться до новой силы, ударить в ответ, сокрушить.
   Сила! Ему нужна сила!
  
   Эйдолон упал с небес подбитой птицей, впечатался в землю и застыл неподвижно.
  
   Тамэшивари 14.11. Тео Андерс
  
   Тео Андерс никогда не причислял себя к особо храбрым парням, и имел очень маленький опыт драк. Отчасти это, пожалуй, было вызвано неприязнью к отцу, Максу Андерсу, больше известному в Броктон Бей, как Кайзер, и к его Империи 88. Там считалось особой доблестью, как следует подраться, навалять "узкоглазым, жидам или черножопым", драками и шрамами гордились, храбрость, и стойкость в бою прославлялись, следование неонацистской идеологии воспевалось. Тео недолюбливал все это, не стремился нести "бремя белого человека", не разделял нацистской идеологии, и, в общем-то, Макс Андерс считал его "разочарованием" и никогда не говорил о Тео, как о своем наследнике. То, что у Тео так и не появились суперсилы (третье поколение!), было отдельной вишенкой на торте разочарования Кайзера в своем сыне.
   И вот сейчас Тео внезапно горько пожалел, что не участвовал в драках, не бился в кровь.
   Эйдолон рухнул с небес прямо к ногам Тео, сильнейшего героя Земли вбило в обугленную землю, и видно было, как из-под его брони течет кровь, а юный Андерс стоял и трясся. Он пытался сжать зубы и кулаки, возродить в себе ярость, воспоминания о недавних сражениях, о полученной суперсиле, но выходило откровенно плохо. Даже то, что Тео был не одинок в своем страхе -- не помогало. Вокруг раздавались крики ужаса, Бегемот рычал и надвигался, обращая кровь в жилах в воду, в кисель, заставляя подгибаться коленки одним своим видом, и Тео ощущал, что сейчас обмочится, если не предпримет хоть что-то.
   Но что мог сделать он, пятнадцатилетний пухлый паренек, без особого опыта драк? Что?
  
   Его словно бы перебросило в ту злополучную ночь, когда Броктон Бей погрузился в ужас сражения с Бойней Девять, в ту ночь, когда Тео пережил триггер и обрел суперсилы. Снова, как и тогда, на него надвигалась неодолимая, неостановимая сила, тоже голая и окровавленная, только в этот раз без грудей, и в десять раз больше.
   И, в отличие от Сибири, Бегемота можно было ранить.
  -- Астерррр!!! - зарычал Тео, нагнетая в себе ярость, злость, пытаясь сбросить оцепенение.
   Это помогло, он собрался немного, и воспоминания о ночи "Бойни масок" опять скользнули перед глазами. Так же, как Эйдолон сейчас, лежала тогда Чистота, сброшенная с небес, и также Тео тогда трясся и рыдал от непоправимости случившегося.
  
   Бегемот шагнул ближе, и молния ударила в Эйдолона, но не достигла цели. Тео вытянул увеличившуюся руку, принял удар на нее, ощущая, как заряд выбивает камни и землю из нее.
  -- Получи! - рявкнул Тео, обрушивая удар на Бегемота.
   Удар был откровенно неловким, неумелым, в Стражах тренировали, но не учили драться насмерть врукопашную. Губитель вскинул культяпку, подставил плечо, и часть руки Тео разлетелась от удара. Пальцы его впились в раны, Тео попробовал сжать плечо Бегемота сильнее, и тут же Губитель ударил в него шоковой волной. Новое тело Тео затряслось и начало разваливаться, мысли его трепетали и сталкивались, как камни, из которых сейчас состояла его голова. Земля летела вниз, усыпая раненых, несколько Стражей упали, получив ранения булыжниками, а Тео шагнул вперед, закрывая собой остальных масок от удара.
  
   Разумнее было бы пропустить удар мимо, шагнуть в сторону, снижая повреждения, ибо эффект обратной связи присутствовал, отражался на настоящем теле, пускай и с поправочным коэффициентом. Чем больше и выше становился Тео, чем крепче был материал, в который он обращался, тем меньше были повреждения и раны после возвращения в человеческое тело. В этом смысле Тео сам себе напоминал Фенью и Менью, прочность которых росла пропорционально росту, и, будучи девяти метров ростом близняшки гигантессы могли принимать такие удары, которые размазали бы любого человека в кровавую кашицу.
   Но была тут и проблема: Тео не мог коснуться куска металла и обратиться в стометрового стального голема, нет. Материала, которого он касался, должно было быть вокруг много, чтобы он смог вырасти за пределы обычного человеческого тела, поэтому в сражениях в Бостоне он обычно обращался в асфальтово-бетонного голема. Здесь же и сейчас больше всего было земли с камнями, и Тео превратился в них, вынужденно, чтобы хоть как-то противостоять Бегемоту, который рушил и крошил его новое тело, словно хлебный мякиш.
   Новая волна жара ударила в Тео, и он ощутил себя упаковкой попкорна. В нем что-то трещало, текло, плавилось, взрывалось, и Тео ощущал, как плавится и течет, исчезает его решимость. О чем он вообще думал? Ноги Тео погружались в землю, и он, пользуясь остановкой, торопливо вобрал в себя еще материала, достроил тело, "залечивая" раны. Этим Тео напоминал себе Сварщика, о котором любили вспоминать Стражи Бостона, и который потом перебрался в Броктон Бей, откуда сам Тео бежал со страхом и позором.
   Но все же он спас Астер!
  -- Астерррр!!! - прокатился над полем боя новый рык, и Тео ринулся в безнадежную атаку.
  
   Он мысленно воображал себя игроком в регби, сейчас он налетит и собьет с ног Бегемота, отбросит прочь и выиграет время! Тео еще подрос, пока лечился, несмотря на риск растворения сознания. Чем больше он становился в новом теле, тем легче было потерять себя, раствориться в этой неорганической громаде, начать ощущать себя камнем, или несокрушимым куском бетона, или еще чем. Такое уже было один раз, во время ареста Аккорда, и тогда Тео спасся буквально чудом. Вначале от его бетонного тела откололи пару кусков, ослабив растворение, падение в бездну, а потом один из Послов Аккорда ослабил его силу, и Тео сумел выкарабкаться, сознательно отменил превращение. Попутно он спас двух других Стражей, случайно, совершенно случайно, ибо Стражи держали периметр и участвовать в битве вообще не должны были.
   ДАДАХ!!!
   Удар Бегемота, невидимый, но не ставший от этого слабее, кулак молний и огня врезался в лицо Тео, и юный герой ощутил, что у него трещат и шатаются каменные зубы, земляные глаза лезут из орбит и во все стороны летят ошметки тела.
  -- Берегись! - шепеляво, грохоча выбитыми камнями во рту, крикнул Тео.
   Он не знал, есть ли там кто за спиной, не следил, спасаются ли остальные, доверив эту работу остальным маскам. Попытка опрокинуть Бегемота, выиграть время на новое превращение не удалась. Одной из слабостей суперсилы было то, что Тео не мог просто так взять и превратиться в другой материал, нет. Ему надо было вернуться в человеческое тело, потом коснуться нового материала и все повторить по новой, это занимало время, требовало неподвижности, и за это время враги могли сбежать или контратаковать. Не говоря уже о том, что скорость роста Голема была прямо пропорциональна количеству материала вокруг.
  -- Стихия земли: Клык! - Тео ударило в спину и падение остановилось.
   Тут же кто-то мощно шлепнулся ему на плечо и заорал в ухо.
  -- Превращайся обратно!
  -- Но я...
   Жаба смотрел зло, даже несмотря на то, что был меньше Тео в пять раз, и глаз его не было видно из-под маски. Тео вздохнул, признавая, что завидует Жабе. Вот уж кто умел сражаться, не хуже Триумвирата! Будь у Тео такие навыки, он бы сейчас гонял Бегемота пинками по всему городу!
  -- Превращайся! - гаркнул Жаба. - Ты нужен в новом теле, давай!
   Все это крайне неприятно напомнило Тео Кайзера, да и Чистоту местами, чего уж там. Кайден тоже любила покомандовать, и поэтому Тео так и не сблизился с ней. Да ни с кем, ни сблизился, если уж на то пошло, застряв одиноко между теми и этими. Пускай факт того, что он сын Кайзера, нигде не афишировался, но сам Тео знал о нем и знал, что воспоследует, заведи он друга не того цвета кожи. Девушки -- вдвойне, там дело не ограничилось бы просто избиением молодчиками Крюковолка или Блицкрига. Конечно, в Броктон Бей, несмотря на усилившийся в последние годы приток иммигрантов из Азии, хватало белых, но здесь в дело вступали другие качества Тео. Он был немного застенчив, жирноват, неуклюж, а чтобы показать свой ум, надо было вначале научиться говорить, не запинаясь и не спотыкаясь на каждом предложении. Тео не был социальной парией, каким-то отщепенцем, более или менее нормально учился, но вот этой легкости, непринужденности, естественности общения и поведения, из которых рождается дружба, и которые он видел у окружающих его подростков, этого всего Тео добиться не мог.
   Ему не хватало друзей, и чем сильнее Тео пытался их добиться, тем хуже у него все получалось.
  
   Стая небольших беспилотников ринулась на Бегемота сзади, влетела в воронку, и сразу же оттуда донесся грохот и треск, словно заработали отбойные молотки. Девушка в зеленом костюме, со сбившейся набок маской, пыталась удержать Бегемота, била его огромной разноцветной кувалдой, возникающей из воздуха. Бегемот ярился и бил в ответ, три маски в зеленых с желтым костюмах прикрывали девушку, вставали наперерез ударам.
   Этой разрозненной атаки хватило секунд на двадцать, затем из раны на спине потек расплавленный металл беспилотников, а когти Бегемота сокрушили двух масок. Третья вцепилась в лапу, попробовала удержать Губителя и поднять, и девушка ударила кувалдой, которая неожиданно разлетелась на куски.
  -- Отступай! - донесся выкрик, но было уже поздно.
   Бегемот шагнул ближе, и девушка почернела, осела на землю, испуская дымок. Несколько разноцветных индийских масок выпрыгнули из-за развалин, ударили слитно какими-то черными шарами, и Бегемот ударил им навстречу, опередив на долю секунды. Губитель не просто бил, он уже шагал, плоть его нарастала, и он легко сокрушал разрозненные, жалкие попытки его как-то замедлить и остановить.
   И где-то там был маски Бостона, включая одного из Стражей.
   Положа руку на сердце, Тео не мог назвать их друзьями, теми, кому он мог открыть душу и сердце, но... они прикрывали друг другу спины, патрулировали улицы, сражались во время войны, охватившей Бостон из-за сошедшего с ума Аккорда, и теперь им нужна была помощь Тео. А также помощь нужна была той, из-за которой Тео получил силы, из-за которой отправился сюда, почти буквально выгрыз это место, когда прошел слушок, что на будущую битву набирают самых крепких и могучих Стражей.
   Астер.
  -- Быстрее! - и Тео понял, что кричат ему.
   Он вспыхнул и начал меняться, превращаться обратно. Астер! Тео почти буквально прыгнул выше головы, прорвавшись на эту битву, и теперь трусить и колебаться? У него нет такого права, нет такой возможности! По букве закона он должен находиться на испытательном сроке, сын и внук суперзлодеев, сбежавший и похитивший свою сводную сестру, творивший преступления по дороге. Мелкие кражи, но все же преступления. Ему поверили, ему дали возможность, о которой он просил, и Тео едва не вспыхнул буквально от злости на самого себя. Неужели Бегемот настолько напугал его, что он забыл об этом? Бросился спасать собственную шкуру?
   Там, в ночной бойне в Броктон Бей, он не забыл об Астер, сумел, защитил, сбежал, едва не умер от ужаса возле Сибири, но все же преодолел и защитили. Чтобы теперь обосраться от страха и сбежать? Подставить и подвести Астер? Он защищал ее, заботился, не отступил там, в Стэнфорде, когда Девица Опасности пробила дыру в его асфальтовом теле, едва не убив Астер.
   Да, именно тогда Тео не просто остановился в своей безумной гонке и бегстве из Броктон Бей, нет, он словно бы проснулся и пришел в сознание, понял и оценил трезво свои способности. Он ответил "нет" остаткам Империи, почти выплюнул отказ в лицо Менье и Руне, сдал Девицу местным маскам -- героям, Эдикту и Закону, и сам сдался. Все во имя Астер, чтобы она была под защитой, чтобы за ней был уход, чтобы у нее осталась семья, пускай и такая жалкая, как сам Тео.
  -- Молодец!
   Тео оглянулся и понял, что в ярости воспоминаний и самоуничижения очень быстро превратился обратно, снова стал пухлым мальчиком. Нет. На нем костюм и маска, он -- Голем! Земляной, каменный, глиняный, неважно -- он должен сразиться и отстоять, прославиться, вернуться домой, чтобы было кому защищать Астер!
   Он должен защитить всех, здесь и сейчас!
   Тео оглянулся, ища новый материал, ведь Жаба не просто так просил его превратиться, значит, что-то рядом есть более прочное? Остатки корабля Дракон? Какой-то подземный бункер? Бегемот уже развернулся, чтобы уйти в сторону пылающего на горизонте леса, и огонь плясал вокруг самого Губителя, плясал на домах и трупах, развалинах и машинах, и от этого кроваво-черная фигура Бегемота выглядела еще ужаснее.
  -- В круг! - скомандовала маска, затянутая в черный костюм, и тут Тео ее узнал.
   Алхимик! Ведь это же Алхимик! Тео моментально все понял, и почти скачком впрыгнул в круг, огромную печать, нарисованную на земле. Стыд за то, что не узнал Алхимика, стыд за свой страх, стыд за то, что всех подвел, все это смело прочь и в сторону.
   Сражаться!
  
  -- Я -- Голеееем!! - снова взревел Тео, в такт вспыхнувшей печати.
   Вокруг него простирался металл, нет, сплав, прочнейший сплав, и Тео начал расти так резко, что у него заныли металлические зубы, зазвенела голова, словно в нее врезали молотом. Страх потерять себя ушел, растворился, Тео балансировал на грани, и в то же время знал, что не соскользнет, не упадет, не имеет на это права, во имя Астер!
   Печать расширилась, выбросила луч, и металлическая дорожка выплеснулась в сторону Бегемота, ухватила его за обрубок уцелевшей ноги. Тео побежал, звеня ногами о дорожку, мысленно вознося хвалы Алхимику и Жабе за подаренный ему шанс. Едва Тео терял контакт с материалом, в который превращался, как сразу начинал сдуваться, и чем больше он был до этого, тем быстрее "сдувался" обратно, и сейчас Тео был на голову выше Бегемота, ведь у Губителя голова так и не регенерировала пока толком.
   Минута.
   Едва Тео потеряет контакт с металлом, как у него будет минута, а скорее всего и еще меньше, потом он сдуется, спадет, и Бегемот наступит на него, превратив в лужицу расплавленного металла. Если сам Тео раньше не сдуется от страха и неумения сражаться, но! Но в таком бою, в нынешних условиях, когда нужно спасать и отступать, минута -- это же практически вечность! Эйдолона уже унесли, спасти всех остальных, стать героем, завести друзей, защитить Астер и для этого нужно лишь одно: сражаться!
   Сражаться!
   Нужно было крикнуть что-то героическое, возвышенное, подходящее случаю, но все слова куда-то разлетелись и растерялись, и Тео, пятнадцатиметровый стальной гигант, обрушился на развернувшегося к нему Бегемота с громовым криком, слышным за несколько километров вокруг.
  -- Сдохни, тварь, сдохни!!!
  
   Тамэшивари 14.12
  
   22 июля 2011 года
  
   Корабли взлетали, выстраиваясь в некую формацию, и видно было, что сражение с Бегемотом идет совсем неподалеку, буквально рукой подать, на расстоянии нескольких стандартных кварталов. Слишком близко, слишком, подумала Тейлор. Стоило бы выскользнуть наружу, отдалиться, но ничего предпринять Тейлор не успела.
   Лиза внезапно подалась вперед, едва не впечатавшись лицом в экран, и воскликнула.
  -- Что это?
   Светящееся пятно над головой Губителя, Тейлор торопливо направила к нему отряд самых быстрых насекомых, ощущая, что не успеет. Пятно расходилось, расширялось, словно расплывалось по некоей невидимой подложке, и больше всего это напоминало... портал, как неожиданно поняла Тейлор.
  -- Все назад!! - заорала Лиза прямо в экран. - Это...
   Ослепительный свет залил все экраны, и Тейлор прикрыла глаза, вскинула невольно руку.
  -- ...атака, - еще успела крикнуть Лиза, прежде чем ее сбросило на пол.
   Корабль дернулся в сторону, и Тейлор саму впечатало в стену, в глазах темнело, и не только от атаки светом с экрана и через чувства насекомых. В глазах темнело от перегрузки, казалось, что ее плющит и давит, сжимает кто-то невидимый и огромный. Через насекомых на других кораблях она ощущала, что те делают то же самое, маневрируют на огромной скорости, перестраиваются в новую формацию. Два дезинтегрирующих корабля провели атаку и скрылись в стене света, защитный корабль замер, включив силовые поля, и взорвался мгновение спустя. Корабли -- ретрансляторы подставили себя под удар, и тоже взорвались, и все это происходило так мгновенно, что Тейлор только-только начала открывать рот, когда удар докатился до штабного корабля.
  -- Дер..., - но и Дракон не успела договорить.
   Что там с ее основным кораблем, на который погрузили Оружейника, Тейлор уже не успела ощутить, потому что атака обрушилась на штабной корабль, вспорола его, как консервную банку, выпотрошила начинку, взорвала электронику. Отсек с Умниками, помещение, в котором находились Тейлор и команда, отстрелило, и все равно Дракон опоздала. Вокруг все взрывалось, грохотало, летело и свистело, и Тейлор ощущала, как в ее костюм врезаются осколки, взрезают его, пытаются добраться до тела и ранить. Четырех из шести штабных Умников убило почти мгновенно, еще двое истекали кровью, и Тейлор не могла им помочь, все огромные жуки оказались там, возле Бегемота, и не было времени и возможности тащить их обратно.
  -- Держитесь! - крикнула Тейлор, но это слова пропали впустую.
   Их кидало и швыряло, друг на друга и в стенки, отстреленный отсек, вместо того, чтобы плавно улететь далеко, сразу после отстрела получил мощный удар, словно огромный невидимка решил срочно поиграть в бейсбол и не нашел подходящего шара. Отсек швырнуло вниз, прямо в парк, и понесло, ударяя о деревья и землю, взбалтывая содержимое, и Тейлор ощутила, как опушка парка вспыхнула, но как-то вяло. Удар светом, чем бы он ни был, тоже имел свои пределы мощности, и Тейлор бы порадовалась, если бы у нее оставались силы.
   Что-то громко щелкнуло, и отсек развалился, раскрылся, словно расколотый орех. Отстрел каких-то зарядов, вместе со вскрытием отсека, как-то ловко, почти мгновенно, погасил скорость, остановил, и Тейлор, сквозь приступ тошноты от моментальной перегрузки, мысленно поблагодарила Дракон.
  -- Блюээээ, - Лиза обильно орошала кусты, куда ее вышвырнуло.
   Рядом с Тейлор зашевелилась Эми, попробовала встать и тут же рухнула обратно лицом в землю, что-то громко хрустнуло. Тейлор ощущала, что ее и саму мутит и пошатывает, в ушах и голове звенит. Шум и грохот битвы с Бегемотом стихли, самым громким звуком были те, что издавала Лиза, которую неудержимо рвало, выворачивало наизнанку. Зарево за горизонтом тоже стихло, лишь пожар на опушке вяло подсвечивал столбы дыма и пепла, закрывающие небо темной пеленой.
  -- Вста... вай, - Тейлор поднялась, опершись на дерево, и протянула руку Эми.
   Нужно было собраться с мыслями и насекомыми, понять, что случилось и что происходит сейчас. Маска была мертва, но Тейлор даже не сразу это поняла. Эми коснулась руки Тейлор, и сразу стало легче, в голове прояснилось.
  -- Спасибо.
  -- Нефафо, - прошепелявила Эми.
   Она вскинула руку, тоже постучала по маске, потом ударила легонько, и та сложилась в визор, напоследок протестующе захрустев и скрипнув. Из кустов, пошатываясь, выбралась Лиза, кинула оценивающий взгляд на половинки отсека, на оставленную просеку, и опять зашлась в приступе рвоты. Эми шагнула к ней, коснулась щеки, помогая. Костюмы Эми и Лизы были иссечены, прорваны, просто чудо, что маски не растрескало и не взорвало прямо в лица, вяло подумала Тейлор.
  -- После инцидента с Птицей-Хрусталь маски были укреплены, - пояснила Лиза. - Во избежание.
   Она выпрямилась и выдохнула, еще раз обвела взглядом все вокруг.
  -- Это хорошо, - без тени иронии согласилась Тейлор.
   Ей и самой становилось лучше, но вот то, что она ощущала насекомыми... это был разгром, полный разгром. Масок раскидало и убило, землю и дома разворотило, корабли Дракон сожгло и расплавило, и перечислять можно было долго, даже мега-рои Тейлор, вроде бы оттянутые назад, задело и немного пожгло.
  -- Он ждал этого удара, - внезапно заявила Лиза, утирая рот и сплевывая зеленый комок.
  -- Што? - спросила Эми.
  -- Бегемот ждал этого удара, говорю! - в голосе Лизы прорезалась злость. - Он специально подставился, раскрылся, и решил две проблемы разом! И удар получил, и наших снес, перенаправив энергию удара, динакинетик хренов!
   Тейлор содрогнулась.
  -- Ему тоже досталось, - заметила она.
   Первый мега-рой приближался к месту битвы, Тейлор ощупывала останки Бегемота, теряя и теряя оказавшихся поблизости насекомых, большие жуки уже ухватили первую партию раненых, но... куда их нести? В голове еще постреливало, штормило, и Тейлор растерялась на секунду. Где будет новый госпиталь? Куда нести? Транспорт?
   Но уроки Жабы и уроки, полученные самой Тейлор, не пропали зря. Решение пришло и выстроилось мгновенно, ну, почти мгновенно. Раненых в сторону от Бегемота, в сторону от дороги, вдоль которой он шел, в укрытие или под прикрытие какого-то отряда масок. Тейлор направила жуков с ранеными севернее дороги, и одновременно рассредоточила часть роя, обращаясь надписями ко всем маскам, кого ощущала в том районе.
   Слаженный отряд из сорока масок, практически не пострадавших, двигался к Бегемоту, и это было хорошо, будет, кому задержать и придержать Губителя. Раз сумели закрыться, выжить в атаке, значит, что-то умеют, смогут помочь остальным. Правда, они не реагировали на надписи Тейлор, но зато двигались к остаткам ворочающегося на земле Губителя, так что эту проблему можно было отбросить. Снести раненых в одно место, одновременно с этим прибыть самим туда же -- доставить туда Бабочку, так будет вернее -- и вызвать Бродяжника.
   Масс -- телепорт в тыл, в новый госпиталь, вместе с Тейлор и командой. Если не выйдет, у нее есть жуки, но сейчас Тейлор не хотела отвлекать их от задачи спасения раненых, жуков было мало, а раненых много, и не все они лежали открыто, не везде можно было подобраться, ухватить, приподнять и взвалить на спину собрата-жука. Вид на поле боя отсутствовал, все приходилось делать наощупь, и Тейлор содрогалась, пытаясь нащупать знакомых масок и не находя их. Ей не хотелось думать, что там все погибли, и она гнала эти мысли, сосредотачиваясь на спасении, эвакуации, прикидывая новые планы.
   Стражи в командах спасения и эвакуации!
  -- Досталось! - фыркнула Лиза, справившись с возмущением. - Это обманка! Муляж! Он нарастит себе новую шкуру, а кто оживит погибших?
   Эми содрогнулась и отступила в сторону. Она почти непрерывно смотрела на Тейлор, то ли ища поддержки, то ли ожидая команд.
  -- Такие удары готовятся не одну секунду! - продолжала возмущаться Лиза. - И Бегемот ждал его, ждал, понимаете?
   Тейлор бросила взгляд, но решила отложить расспросы. Если сила Лизы все же работала через камеры и экраны, то какого черта она вначале битвы лезла к Бегемоту на рога? Лизу чуть не вытошнило тогда, и прорвало сейчас, но все это было мелочью по сравнению с тем, что пришлось пережить самой Тейлор, спасающей подругу посредством управляемых дистанционно жуков! Шум и грохот битвы возобновились, только теперь это была битва в одни ворота. Не было дружного и слаженного сдерживания Бегемота, были разгром и уничтожение, и победный подъем Губителя.
  -- Нужно отступить, перегруппироваться, понять, что делать, выбраться из этого сраного леса! - заорала Лиза. - Ни связи, ни камер, ни кораблей, нихрена нет! Что? Нужно действовать, нужно собирать информацию, а мы сидим тут в лесу! И Тейлор не собирается посылать за нами своих жуков!
  -- Что? - Эми вскинула голову. - Это правда?
  -- Правда, - отрезала Тейлор.
   Она направляла, управляла и маневрировала, и ей было не до разговоров, честно говоря. Даже слушать подруг было тяжеловато, головная боль, отступившая было, снова начинала прибывать и усиливаться.
  -- Жуки нужны раненым, и им же нужна ты, Эми! - скомандовала Тейлор, тыча пальцем. - Твой ранец цел -- взлетай, и следуй за стрелками, на полной скорости!
  -- Я...
  -- Наши ранцы выведены из строя, а помощь раненым нужна сейчас! Появится Бродяжник и заберет вас всех, давай, Эми, давай, каждая секунда на счету!
  -- Но...
  -- Мы и сами справимся, - вмешалась Лиза, - мы же большие девочки, правда?
   Эми передернула плечами и взлетела, за ней летело облако насекомых, и впереди выстраивались стрелки. Большая часть мега-роя вспыхнула и Тейлор стиснула зубы, жалея о своем порыве. Нет, если бы насекомые задержали Губителя хоть на полминуты, то дело бы того стоило, но ведь они вообще его не задержали! Лишь поджарились зазря!
  -- Какой дурак..., - и Тейлор осеклась, затем заорала.
   Через несколько секунд донесся рев Губителя, словно вторя крику отдаленным эхом. Тейлор уже разворачивала свои силы, торопясь спасти Эйдолона, Лили, всех упавших Стражей, бестрепетно направляя часть мега-роя в прикрытие спасательных жуков.
  -- Нужно убираться отсюда, - мрачно заметила Лиза, глядевшая вдаль, в сторону пожара и Губителя.
  -- Нужно, - прорычала Тейлор, скрипнула зубами. - За нами скоро прилетят!
  
   Отряд Янгбана, все сорок отборных масок, двигался как единый механизм, в сторону Бегемота. Бывший Коди, бывший Странник, а ныне просто номер тридцать шесть в этом отряде, двигался вместе со всеми, незаметно оглядываясь по сторонам. Промывка мозгов, индоктринация, беспрестанные тренировки и внушения, лозунги, и снова тренировки, все это почти убило его личность, загнало ее в глубины, превратив в один из послушных винтиков в огромном механизме Янгбана, организации государственных масок Имперского союза Китая.
   Он не знал, почему Янгбан принял приглашение, не интересовался причинами, вообще ничем не интересовался, и даже не ощутил особого волнения или удивления, когда их построили и сказали, что они отобраны для битвы с Губителем, где им предстоит показать всю мощь паралюдей Китая, и, следовательно, нужно будет тренироваться втрое сильнее, во славу Императора!
   Но переход сюда, в Индию, что-то пробудил в Коди, скорлупа его дала трещину. Маски, маски, маски вокруг, английская речь, Триумвират, все это расширило трещину, углубило ее. Вид Бегемота напомнил ему Мэдисон, и трещина стала еще больше, глубже, постепенно начал просыпаться и оживать прежний Коди, тот, который вместе с шестью другими Странниками оказался в штате Висконсин полтора года назад и бежал сквозь карантинный город под аккомпанемент "песни" Симург.
   Янгбан не особо звали в передние ряды, да они и сами не рвались, ждали приказа Четвертого, а тот и сам чего-то ждал. Коди стоял плечом к плечу с тридцать первым и двадцать вторым, и с каждой секундой вспоминал все больше, оживал и просыпался, притворяясь прежним. Здесь был его шанс сбежать из Янгбана, затеряться в суматохе битвы с Губителем, как это было с будущими Странниками в Мэдисон.
   Сбежать! Вернуться! Отомстить Аккорду! Найти своих!
   Губителя остановили, и Коди даже упал духом, но тут с небес излился свет, и пошла потеха! Бегемот ударил во все стороны, и зазвучали команды. Путь шестнадцать -- силовые поля! Путь двадцать восемь -- заморозка! Путь тридцать шесть -- сила самого Коди -- и отряд возвращается на несколько секунд в прошлое, двое убитых разрядом молнии, прорвавшимся сквозь поля, снова живы!
  -- Вперед! - скомандовал Четвертый, и отряд двинулся.
   Звучали рубленые, короткие команды на китайском, вбитые в подкорку и рефлексы бесчисленными тренировками, и Коди менял силы, менял пути. Каждый из отряда владел, сорока суперсилами, владел силами остальных, собранных в этот отборный отряд, и тренировки были направлены на слаживание, на овладение этими силами - путями, как их называли в командах, и на умение моментально переключаться и применять их по приказу командира.
   Достигалось это благодаря суперсиле Ноля, одного из паралюдей-основателей Янгбана. Благодаря силе Два, другого основателя, суперсилы действовали не в одну сороковую, а в треть от их изначальной силы, и все в отряде умели складывать их вместе, потому и двигались сбившись вместе, этакой "черепахой" римских легионов. Мешались и гудели насекомые, сверкали молнии, грохотало, дрожала земля, менялись пути и силы, вспыхивали силовые поля, откатывалось время, и отряд Янгбана шел вперед без потерь.
   Шел сокрушать Бегемота.
  
   Видно было, как там впереди, Губитель гвоздит, плавит и вбивает в землю металлического гиганта с самого себя размером. Гигант неумело, но защищался, не пускал Бегемота, выигрывал время. Немногочисленные маски в ярких костюмах суетились и скакали, тащили раненых, пытались возводить какие-то укрепления прямо на пути, и отряд Янгбана остановился, ожидая команды, огибать ли препятствие или пройти его насквозь.
  -- Туда тащи! - раздался возглас, и Коди невольно повернулся на голос, ощущая, что скорлупа окончательно развалилась и спадает с него.
   Люк! Люк в каком-то героическом костюме, не прежних мрачных вещах, командовал и махал руками твари о четырех крыльях, с огромными когтями, в которых она сжимала балку. Джесс тоже здесь?! Коди прикусил язык, чуть не откусил его, чтобы не издать вопль радости. Сдержался. Теперь только от него зависело, восторжествует ли Погибель (Perdition, прозвище Коди в Странниках) или он так и останется прозябать жалким номер тридцать шесть.
  
   Тамэшивари 14.13
  
   22 июля 2011 года
  
   Ветер бил в лицо, залезал под визор, забивал туда пепел, так и норовил швырнуть какой-то гадости в рот, и не было времени снижаться, искать лист чего-нибудь большого, чем можно было бы залепить, прикрыть лицо. Гадская же маска, как назло, не раскрывалась, сколько Эми ни била. Попытка Тейлор прикрыть закончилась тем, что в рот Эми швырнуло что-то мелкое и хрустящее. Нет, ее суперсила любезно сообщила, какое именно насекомое оказалось во рту, разложила на составляющие, но Эми заорала.
  -- Не надо!!! - и орала еще что-то, жмурилась, представляла всякую похабщину, что угодно, лишь бы не сосредотачиваться на мысли, кого она съела.
   Впереди пылало и горело, огонь все же зацепился за не желавшие разгораться деревья, вгрызся, и теперь оттуда доносился треск. Эми приняла выше, и перед ней неожиданно развернулась панорама битвы, а также того, что осталось от больницы.
  -- Ужасно, - не выдержав, еле слышно прошептала Эми, - просто ужасно.
   То, что еще вчера было цветущим городом, теперь представляло собой пылающие и разгромленные развалины. Конечно, умом Эми понимала, что это малый кусочек мегаполиса, что почти все люди вывезены, что число погибших -- пока крайне незначительно, но то умом. Чувства ее твердили иное, требовали от Эми выпустить на волю какой-нибудь смертельный для Губителя вирус, что-нибудь пожирающее его псевдоплоть, обнажающее то самое ядро, о котором толковали остальные. Она прибавила скорости, ныряя за здания, пересекая путь Бегемота, и торопясь сделать это как можно быстрее.
  
   Мимо, почти наперерез Эми, но чуть выше, промчались две птицы, с огромным размахом крыльев. На спинах их стояли две одинаковые маски, в серо-красных костюмах, украшенных изображением чьей-то стилизованной головы. Эми невольно проводила их взглядом, посмотрела налево, вослед и в сторону Губителя.
   В то же мгновение там что-то сверкнуло, несколько молний вырвалось из дыр в теле металлической статуи, с которой сражался Губитель, и разряды обрушились на птиц и масок. Эми не успела ничего, ни заложить вираж, ни уклониться, остаточный разряд молнии прошел дальше и ударил в нее. Ее затрясло в спазмах, задергало, резко запахло чем-то паленым, и Эми догадалась, что ранцу пришел конец. И без того было чудом, что он пережил посадку, но теперь вот Эми предстояло новое падение и она взвизгнула, звонко, по-детски.
  -- Ай! Спасите!
   Изогнулась, попыталась перекатиться, как учили, но не получилось, тюкнулась в землю, ее подбросило и покатило, обдирая костюм об асфальт. Вся прошлая маскировка, прятки за домами и деревьями, пошли насмарку, Бегемот мастерски подловил ее на открытом пространстве дороги, и оставалось только радоваться, что летела она невысоко.
   Что-то мелькнуло, и Эми ударило, практически пригвоздило к асфальту.
  -- А? - она ошалело взирала на отряд масок, невесть откуда взявшийся на дороге.
   Непонятно было, кто из них припечатал ее силовым полем, остановив падение. Все они были одинаковые, в одних и тех же серых безликих масках, черных бронях, с выгравированным изображением свивающего кольца дракона, оскалившего пасть. Что-то мелькало в голове, какой-то образ, но Эми не могла его зацепить, соединить со стоящими перед ней масками, в голове все гудело и тряслось.
  -- Не сметь трогать мою сестру! - громыхнул голос, знакомый до сладкой дрожи в коленках.
   Выбив яму в дорожном покрытии, Слава приземлилась белокурым ангелом мщения, между Эми и отрядом масок. Те что-то затараторили между собой на каком-то из восточных языков, за спиной Эми грохнуло, словно там упал шкаф. Все маски посмотрели туда, даже Слава развернулась, но вначале она кинула взгляд вниз, и у Эми сладко заныло не только в коленях. Слава не сердится! Слава примчалась ее защитить! Они снова смогут быть вместе!
   Слава!
   Все смотрели в направлении Губителя, и поэтому только Эми увидела, как в спину Славе наносится удар. Слава просто взяла и упала, пробитая насквозь, что-то хрипя, фонтанируя кровью, превращающей золотистый с белым костюм в неприлично розовый. Непонятно было, кто нанес удар, маски стояли одинаковые, безликие, серые. В голове Эми стало пусто-пусто, в глазах почернело, и она вскочила, вскинула руки, издавая нечленораздельный хрип смертельно раненого зверя.
   Убить! Убить! Убить!
   Эми скакнула к сестре, торопясь сделать хоть что-то, пока клетки мозга живы, она еще может успеть! Оживить! Первый ряд серых масок синхронно повалился, практически мертвый, убитый тем, что выпустила в них Эми. Моргнуло, отряд отступил, и убитые снова оказались живы, кто-то выстрелил в сторону Эми, и перед той вспыхнуло силовое поле, отразило удар. Эми едва заметила это, сжимая в руках Славу, радостно ощущая, что та еще жива, жива! Сила Эми буквально хлестала, изливалась в сестру.
  -- Эй, они нарушают перемирие! - выкрик сверху, и снова знакомый голос.
   Кристал! Лазер-шоу вскинула руки, и обрушила град лазеров на вражеских масок, которые на удивление ловко укрылись за своими силовыми полями. Раздавались выкрики команд то ли на китайском, то ли на японском, отряд отступил, еще раз моргнув и воскресив умирающих. Эми, не убирая одной руки от Славы, взмахнула второй, нейтрализуя смертельную заразу, осознав внезапно, что она могла сейчас убить своих!
   Могла погубить вообще всех, кто находился вокруг, но при этом ей было ничуть не жаль, и это больше всего напугало Эми. Ей надо спешить к раненым, у нее Губитель за спиной, ей надо спасать жизни, а она торчит посреди дороги рядом с отрядом врагов и мечтает убить их всех! И потом жить долго и счастливо со Славой, касаться ее так же, как сейчас, гладить по животу... Эми вздрогнула от выкрика и вернулась в реальность.
  
   Коди был доволен собой так, что казалось, его сейчас разорвет от довольства. Мастерская провокация, и немного удачи, удар в спину сияющей блондинке прошел незамеченным, равно как и атака на неизвестную маску в костюме, стилизованном под бабочку. Его скромный удар неожиданно вызвал бурную реакцию со стороны героев. Несколько масок контратаковали, бойцы Янгбана автоматически ответили и сражение закипело. Даже упавший металлический колосс был забыт, и маски СКП, числом с десяток, наседали на отряд Янгбана, стремясь защитить маску-бабочку, прогнать врагов прочь. Коди ухмылялся и мысленно хохотал, потирал руки, для отряда из Китая все это выглядело так, словно им намеренно загораживают дорогу, словно СКП устроило ловушку, подло пообещав перемирие!
   Оставалось только поддать огоньку и смыться, пока маски заняты драчкой.
  -- Извини... друг, - прошептал Коди в ухо Баллистику. - Ты тоже меня предал.
   Люк хрипел и стонал, со стороны это выглядело так, словно Коди выбежал из рядов Янгбана, решил переметнуться, а "злые китайцы" его за это попробовали зарезать, но промахнулись, и убили одного из героев. Подумать только, Баллистик - герой! Предали Коди, и герои их простили, приняли к себе, не иначе!
   Коди зыркнул по сторонам, но нет, не было времени искать Джесс, нужно было валить, пока обман не раскрылся. Сейчас, на эмоциях, обман прошел, минуту спустя все вскроется и будет поздно. Вспыхнувшая злость -- ведь Странники предали его, предали, бросили на съедение Аккорду! - не проходила, Коди потряхивало и подбрасывало, и он помчался прочь, быстро-быстро, используя все преимущества, обладания сорока силами. Тренировки за прошедшие месяцы тоже подтянули его, насильно привели тело в оптимальную форму, и теперь Коди был рад этому. Он забежал за здание, скрылся из поля зрения своего бывшего отряда, и бросил взгляд через плечо. Бегемот был уже близко-близко, подходил, и Коди помчался изо всех сил прочь, не обращая внимания на крики, вспышки и грохот за спиной.
   Шанс на месть стал как никогда реален, надо было только успеть убежать от Бегемота и Янгбана.
  
   Голем рухнул, и Бегемот тут же ударил в освободившееся пространство, заливая все впереди огнем и молниями. Не то, чтобы Голем ему сильно мешал, в конце концов, молнии Бегемота и раньше спокойно огибали молниеотводы, вели себя не по законам физики, но все же Губитель подчинялся каким-то условностям. С этим можно было бы разобраться, действуй связь, продолжай работать штаб и цепочка командования, но ничего этого не было и оставалось только сражаться и сдерживать.
   По крайней мере, сейчас.
  -- Давай! - крикнул Джирайя.
   Вспыхнула печать, и Голем словно бы провалился, ушел под землю, это было самое меньшее, что они могли сделать для парня, выигравшего им несколько минут передышки. Сейчас подойдет отряд Янгбана, несколько масок из Мексики и Элитной дополнят его, и дадут хороший бой, это задержит Бегемота, даст возможность всем отступить, перегруппироваться. Регенерируют корабли Дракон, Триумвират придет в себя, соберутся какие-то силы, хоть что-то.
   Главное сейчас -- не дать Бегемоту перебить всех вокруг.
  -- Тройные Демонические Ворота! - Джирайя выставил защиту вместе с Алхимиком, практически в унисон, прикрывая ее от удара Бегемота.
   Бегемот взревел и снес одним ударом все ворота, обратил их в развалины, но Джирайя уже удирал, прихватив Алхимика, торопливо поглядывая по сторонам. Трупы и развалины, пепел и осколки, но раненых вроде вынесли всех, почти из под ног Губителя, теперь надо было прикрыть импровизированный госпиталь, привести в себя Бродяжника, так неосторожно сунувшегося вперед.
  
   Проблемы. Бабочка под атакой.
  
  -- Какой дурак?! - взвыл Джирайя, но ответа не последовало.
   Он сбросил скорость, Тейлор сложила стрелки из насекомых, и Джирайя свернул влево, помчался на север, укрываясь за зданиями. Бегемот двигался в том же направлении, издавая низкий рык, распространяя вокруг себя жар и изрыгая изредка молнии, словно наслаждаясь своим полным превосходством и отсутствием сопротивления, и Джирайя дернул щекой. Вот сейчас бы навалиться, добить, расширить зарастающие раны, но некому, некому! Никто не считал трупы, но организованное сопротивление развалено, убито, втоптано в землю и сожжено, и нужна была передышка, новая концентрация сил.
   Собственно, над этим Джирайя и трудился сейчас, как мог, и тут такое!
  -- Я прикрою! - Алхимик вырвалась из захвата, взмыла черной птицей, перекатилась по земле, ловко скрывшись за углом здания, какого-то официального учреждения, сейчас частично разрушенного.
   Бегемот, впрочем, словно бы потерял интерес к тем, кто только что похитил у него добычу, и двигался дальше, на северо-восток, к новой добыче. Можно было ожидать, что покинув проплешину и войдя в жилые кварталы, он немного замедлится, но проблема заключалась в том, что драка за Бабочку была слишком близко к краю проплешины. Не более двух рядов домов, если Джирайя верно оценивал расстояние по вспышкам, всполохам и взлетающим над домами маскам.
   Он сложил печати, выпуская Теневого Клона, который тут же метнулся к Алхимику.
  -- Муравей, разогнать всех там, наших - в укрытия! - рыкнул Джирайя в воздух, даже не зная, слышит ли его Тейлор.
   Сражение разгоралось, Бегемот надвигался, даже не атакуя летающих масок, хотя до этого остервенело лупил по всему, что пролетало мимо, и Джирайя дернул щекой. Решил накрыть всех разом? Но какого Шинигами эти маски озверели и дерутся, несмотря на Перемирие, прямо под носом у Губителя? Джирайя рискнул выскочить выше, и мысленно застонал -- маски сражались с отрядом Янгбана, на который саннин возлагал столько надежд. Все сошлось в расчетах, кроме самих супергероев, решивших выяснить отношения!
  
   Все случилось почти одновременно, стремительно.
   Бегемот, до того тихий, взревел оглушающе, и ударил молниями и оглушающей волной по маскам в воздухе, сбрасывая их на землю или поджаривая. Одновременно с этим он словно бы прыгнул вперед, и земля затряслась в корчах локального землетрясения. Джирайя чуть не упал, торопливо прыгнул вперед, стелясь над крышей, и снова чуть не упал, когда пришло время отталкиваться ногой для нового прыжка. Только опыт старого шиноби, способность приклеиваться чакрой, помогли ему устоять, в отличие от масок, оказавшихся на земле.
   Маски Бостона, Чикаго, Броктон Бей, взгляд Джирайи выхватывал старых знакомых, опрокинутых на землю посреди жестокой битвы. Только Штурм стоял на ногах, словно сёрфер на волне, впитывал кинетическую энергию, но видно было, что и его сейчас опрокинет. Отряд Янгбана тоже был опрокинут, и вместе с командами СКП, они составляли экзотическую композицию. Салат из масок, раскинутых по дороге, неспособных защищаться, этакий гарнир к основному блюду, закуска перед десертом -- новым импровизированным госпиталем дальше к северо-востоку.
   Там были Лили и Эйдолон. Там была Нарвал.
   Надо было крикнуть Муравью, чтобы организовывала эвакуацию дальше, но не было времени. Джирайя рассчитывал на более спокойный вариант, на Янгбан, сражающийся с Бегемотом, а тут даже Эми еще не добралась до места сбора раненых! Очередной провал, в этот раз уже окончательно смертельный, замаячил перед Джирайей, и нужно было что-то делать, но он все равно не успевал, не успевал, даже несмотря на свою запредельную для обычного человека скорость.
  
   Алхимик успела опередить Бегемота на секунду, ударила печатью разъятия, но в этот раз Губитель даже не дернулся, не отреагировал, хотя его ноги обтесало так, словно там поработала гигантская мясорубка. Судороги землетрясения прекратились, и теперь маски лежали перед Бегемотом, словно блюда, накрытые на стол и готовые к употреблению.
   Молнии и огонь ударили из Губителя, и маски ударили навстречу, те из них, кто успел за секунду сориентироваться, кому хватило опыта и выдержки. Все слилось в едином сверкании и грохоте, вспышках огня, брызжущих во все стороны. Любая попытка остановить Губителя заканчивалась именно так, все вокруг начинало пылать и гореть, но если не останавливать, то все вокруг тоже начинало пылать и гореть. Уводить масок под землю было опасно, ставить могучую стену -- бесполезно, Бегемот это доказал, расколов демонические врата, словно они были сделаны из бумаги. Да и локальное землетрясение, устроенное им, было... впечатляющим, скажем так.
   Оставалось только одно.
  -- Стихия Земли: фонтаны грязи! - Джирайя довершил серию печатей и выпустил технику.
   Огонь вокруг резко погас, все расчистилось, и Джирайя содрогнулся. Не менее половины участников драки были мертвы, отряд Янгбана оказался выкошен на три четверти. Трупы, трупы, трупы вокруг, грязь разливалась по жалким и хилым недостроенным пародиям на укрепления, и Джирайя стиснул зубы.
  -- Все прочь! - прогремел над развалинами его голос. - Бегите! Спасайтесь! Это приказ!!
   На секунду все замерло в шатком равновесии, а потом налетел смерч из насекомых, и погнал масок прочь, что-то стрекоча, жужжа и гневно щелкая, стрекоча и цвиркая. Джирайя облизал губы, резко метнулся вперед, уходя от молнии и прикидывая свои шансы. Будь стихия Молнии его родной, он мог бы больше, а так... задержать еще на минуту Бегемота, дать маскам шанс уйти, потом драпать самому.
   Ах да, надо было еще дать шанс Алхимику отступить с Големом.
  -- Эй, ты, биджу недоделанный! - снова загремел голос Джирайи. - Сразимся один на один, решим все в честном поединке?!
   Вряд ли это остановит Бегемота от ударов в спину удирающим маскам, но что делать? Выиграть тут секунду, там секунду, авось и выйдет что-то, без выкладывания на стол последних козырей. Что-то мелькнуло, и страшной силы удар сотряс Бегемота, отрастающая голова ощутимо треснула и во все стороны брызнула кроваво-черная жидкость, а сам Губитель пошатнулся и закачался, сделал несколько шагов назад.
  -- Это тебе за порванный плащ! - сплюнула вниз Александрия. - А теперь расчет за все остальное!
   Неуязвимая героиня ринулась навстречу Губителю, выставив перед собой кулак.
  
   Тамэшивари 14.14
  
   22 июля 2011 года, Нью-Дели, здание Парламента
  
  -- Бегемот только что вышел к аэропорту Сафдархунг и крушит выстроенный там оборонительный рубеж, - сообщила Дракон с экрана.
   Синтезированное лицо, безликое. Имитация.
  -- Скорость его остается прежней, примерно на уровне 20 км/ч, увеличения мощности ударов не зафиксировано, экстраполируемая цель остается прежней -- Ворота Индии и их окрестности, включая священную реку Джамну.
  -- И это неудивительно, - проворчала Александрия,- ведь мы больше не наносили ему мощных ударов!
   Джирайя ожидал, что сейчас она сокрушит ударом кулака стол, но героиня сдержалась.
  -- Сто шестьдесят четыре маски убиты, вдвое больше ранено, - продолжила Александрия, - три из семи масок с целительскими силами убито, у Панацеи нервный срыв. Из оставшихся в строю, четыре пятых -- это Стражи, новички или желающие примазаться к славе битвы с Губителем, не участвуя в ней толком. Потери индийской стороны? В паралюдях?
  -- Сто тридцать восемь масок Гарама убиты на текущий момент, - сообщила Дракон. - С минуты на минуту индийские власти отзовут всех оставшихся, отведут войска, и объявят, что Нью-Дели спасти не удалось, за исключением населения. Пока что погибли не более тридцати тысяч человек, из них половина не имеет отношения к Бегемоту. Таково намерение властей, во всяком случае, если с нашей стороны не последует каких-то заявлений или новых ударов, прибытия новых масок.
   Конечно, стоило бы придержать возможности Дракон в тайне, но момент был не тот.
  -- И все наши попытки задержать его в эти полчаса, прошедшие с момента падения Эйдолона, результата не принесли, - спокойно подытожила Александрия и добавила. - Хотя мы пытались.
   С этим было трудно поспорить, они пытались. В отсутствие Эйдолона и кораблей Дракон, им не хватало мощи, но они попытались. Джирайя, Нарвал, Александрия и Легенда, а также самые сильные паралюди Протектората, лидеры команд крупных городов, в качестве ядра, и маски, кучкующиеся вокруг них, пришедшие на помощь. Вот только пока они отступали до университета Джавахарлала Неру, откатывались под ударами Губителя, состав масок вокруг ядра несколько раз обновился. Выбыл Шевалье, пала Изморозь, еще нескольких масок, из второго десятка в рейтинге пали, обессиленные.
  -- Битва еще не проиграна, - сказал Джирайя, - пускай нас и потрепало слегка.
   Даже Александрии, что называется, "растрепало прическу", чего уж говорить об остальных? Бегемот шел по прямой, оставляя вокруг себя километровую просеку выжженной земли и развалин, снесенных домов и торговых центров, облученных и зараженных машин и дорог, и это был только непосредственный ущерб. Пожары ширились и росли, распространялись дальше по городу, в котором некому было с ними бороться. Пепел и гарь, уничтожение коммуникаций, разгром Нью-Дели как города, финансового и политического центра, уже фактически состоялся.
  -- Цена за продолжение сопротивления может оказаться слишком, слишком высока, - заметил Легенда.
   Невысказанное повисло в воздухе. Четверть погибших от общего числа прибывших на битву масок, показатели "хорошей битвы". Население по большей части эвакуировано (если считать, что Бегемот не уйдет за Джамну и не пройдет агломерацию Дели насквозь), потери же Индии... это потери Индии. Цинично, не на публику, но Протекторат умел отступать, чтобы сохранить силы для следующей битвы. Они проверили предположения, эскалировали битву, провели тренировку, если продолжать выражаться цинично, и пока что была возможность отступить, не слишком потеряв лицо.
  -- Может, - согласился Джирайя. - Так всегда бывает, когда противник невообразимо силен. Поэтому нам нужно собрать силы, ударить единым кулаком. Вы же и сами это понимаете, иначе не покинули бы поле боя. Что вы знаете о Танда?
  -- Так называемые "холодные маски" Индии, в противовес Гарама, "горячим", - тут же ответила Александрия. - Действуют в тени, не показываются на публике, сильны, умелы и безжалостны, впрочем, это в целом характерно для организованных, государственных команд из стран Азии. Истребляют конкурентов и угрозы S-класса, я как-то пересеклась с ними один раз в Мумбае. Сомневаюсь, что они захотят нам помочь, это не в их стиле. Уверена, что правительство к ним обращалось, но на поле боя мы их так и не увидели.
  -- Ошибаетесь, - хмыкнул Джирайя. - Кто, по-вашему, нанес этот удар светом?
  -- Что? - Александрия подскочила-взлетела, хлопнула ладонью по столу. - Кто он?
  -- Именно это мне и предстоит выяснить, - ответил Джирайя, вставая.
   Все это было вынужденно-авантюрным расчетом, вызванным жестокими обстоятельствами. Конечно, стоило бы все объяснить, но, сколько времени, которого не было, это заняло бы? Особенно с учетом того, что разведкой занимался не сам Джирайя, а Дракон и Муравей? Александрия бросила взгляд, словно видя Джирайю насквозь, но вместо нее заговорил Легенда.
  -- А как же битва? - мрачно спросил он. - Или сказанное входит в программу "Битва еще не проиграна?"
   Джирайя неопределенно повел рукой, затем ответил.
  -- В программу "битва еще не проиграна", входят корабли Дракон, и Эйдолон с Шершнем, вернувшиеся в строй.
   Алхимик "кормила" корабли металлом, Черепаха занималась вправлением мозгов Бабочке, и у нее вроде даже получалось. Попутно Лиза должна была выяснить, что за хрень там случилась с Янгбаном, и почему. Все это сулило нехорошие последствия, и нужно было выяснить первопричины, но при этом, не усугубив положения Эми.
  -- Есть еще причина, почему лучше отправиться именно мне, - пояснил Джирайя. - У меня практически кончилась чакра. Там, в подземельях, я могу быть полезен. Здесь, в битве с Губителем, нет. Вам и дальше сдерживать Губителя, экономно, в ожидании общего удара.
   Стоп-корабли Дракон были снесены и развеяны в металлический прах, за ними, похоже, Бегемот охотился особо, как и за Шершнем. Дезинтегрирующие корабли его интересовали меньше, и Дракон восстанавливала флотилию, как могла. В этом ей помогал Оружейник, сумевший выжить, благодаря Дракон, почти буквально прикрывшей его своим телом и кораблями, успевшей заменить часть его протезов еще до удара Бегемота. Эта парочка киборгов не растерялась, и сразу после удара начала действовать, внося свою лепту, без которой не было бы даже того призрачного шанса, о котором сейчас говорил Джирайя. Способы же остановить Губителя найдутся, особенно, если Эми подлатает Голема, изрядно-таки обожженного и поломанного, но все же живого.
  -- Напомню, что на начало битвы у нас было все это и даже больше, - сказала Александрия. - В чем разница? В найденном парачеловеке, способном бить светом?
  -- Вряд ли он так быстро зарядился, - покачал головой Легенда. - Будь у Танда кто-то способный бить так мощно и быстро, мы бы уже о нем знали!
  -- И его удар убил многих, не будем забывать, - жестко продолжала Александрия.
  -- Нет-нет, - покачал головой Джирайя. - Речь идет исключительно о продолжении того, что было начато. План прежний -- мы останавливаем Бегемота, вскрываем его до ядра и наносим ему повреждения, останавливая регенерацию Губителя. Затем кромсаем его на части и уничтожаем.
  -- Напомню, что мы уже вскрывали его, - палец Александрии едва не уткнулся в маску Джирайи. - И удар светом должен был углубить рану, не мог не пойти дальше, даже Бегемот не смог бы отразить столько энергии сразу!
  -- Да, ему хватило и части энергии, - согласился Джирайя.
   Собственно, именно так и нашли стрелявшего. Дракон каким-то хитрым способом замерила там чего-то, тоже твердя о неимоверной мощи удара и энергетических следах, а Муравей обшарила заданный район и обнаружила подземелья, следы брошенных убежищ и паралюдей, скорее всего той самой Танда, как понимал Джирайя.
   Слова Александрии об убийстве многих были правдивы, но в то же время -- это могло подождать, хотя бы до окончания битвы. Потенциальный конфликт с Элитной, пускай и приславшей своих представителей. Практически неизбежный конфликт с Янгбаном. Если еще приплести сюда Танда, о которых Александрия отзывалась как о "сильных", то не чересчур ли будет? Конечно, если включить режим шиноби и ударить в полную мощь, то Гильдия снесет любых противников, но Джирайя-то ставил целью объединение масок против Губителя, а какое тут объединение, если все сведется к конфликтам и истреблению?!
   Так что Джирайя собирался просто поговорить.
  -- И даже этого удара не хватило, чтобы пробить Бегемота до ядра! - припечатала Александрия.
  -- Понимаю, но...
  -- Динамический вход!! - с криком влетела Черепаха.
   В огромном пустом зале ее выкрик отдался эхом, заметался между стенами.
  -- Все в порядке, старая и мудрая Черепаха снова показала всем мощь Силы Юности!!
   По движениям и голосу Лизы Джирайя видел, что она еле стоит на ногах. Какая там еще сила Юности, не свалилась бы намертво от перенапряжения суперсилы, но у Черепахи, видимо, были свои резоны. Подобраться ближе к Александрии, раскрыть ее секреты, по невысказанной просьбе Джирайи, например.
  -- Бабочка?
  -- Работает в две руки, я убедила ее, что то были злодеи, мечтавшие похитить Славу.
  -- Теперь конфликт с Китаем неизбежен, - безразлично заметила Александрия.
  -- Даже если Янгбан первым нарушил перемирие, это не отменяет того факта, что Панацея создала нечто смертоносное, и сей факт требует расследования, - твердо сказал Легенда, тоже вставая.
  -- Создала и тут же отменила, - парировала Лиза, картинно поднося к лицу руку, вглядываясь в ногти.
  -- Мы, правда, собираемся сейчас говорить об этом? - Джирайя уперся в затрещавший стол, подбавил металла в голос. - Именно сейчас? Именно об этом?
  -- Вопрос очень серьезный, - в голосе Александрии тоже добавилось холода.
  -- Мы теряем время! - рявкнул Джирайя. - Черепаха, сейчас Бабочка стабильна?
  -- Сейчас -- да, с ней...
  -- Значит, все остальное после битвы!
   Джирайя обвел присутствующих взглядом, и повторил, уже спокойно.
  -- После битвы. Вы поверили мне, когда я убеждал вас провести эту битву по-новому, так что изменилось теперь? Да, вмешались непредвиденные обстоятельства, но это ничего не меняет. План остается прежним -- мы останавливаем Бегемота, вскрываем и добираемся до ядра. Да, у нас меньше сил, значит, надо лучше подготовиться. После боя мы проанализируем все, и в следующей битве учтем все ошибки.
  -- Записи со штабного корабля пострадали при уничтожении корабля, разлетелись по парковому массиву, часть, несомненно, была похищена, - заметила Дракон.
   Александрия и Легенда переглянулись быстро.
  -- Это тоже после битвы, - сделал отметающий жест Джирайя. - Всякое бывает, ведь память у нас еще не похитили? Восстановим, разберемся, учтем ошибки. Неужели это и правда, нужно обсуждать именно сейчас?
  -- Нужна ясность и определенность, мы уже проигрывали битвы из-за недоучета подобных вещей, - мрачно ответил Легенда.
  -- Оборона аэропорта сокрушена, - сообщила Дракон. - Погибли трое из "Пирамиды", одна маска из Элитной Армии, из Хьюстона...
  -- Не надо перечислять, это не имеет смысла, - оборвал ее Джирайя. - Кого смогли -- спасли, так?
  -- Так.
  -- Бродяжник?
  -- Восстанавливается, - сообщила Дракон.
   Муравей успела утащить его, вместе с Лили и Эйдолоном, в числе "особо ценных" масок, и это было хорошо. Масс-телепортер оставлял новому импровизированному госпиталю масок, располагавшемуся тут же, во внешнем периметре круглого здания Парламента, шанс на отступление. Если, например, вдруг Бегемот пойдет сюда, а не к Воротам Индии, которые, в сущности, располагались от Парламента буквально в паре километров к юго-востоку.
  -- Хорошо, - кивнул Джирайя. - Теперь к вопросу о ясности и определенности, раз уж нам не жалко времени. Местонахождение маски, ударившей светом, укладывается в траекторию движения Бегемота. Улавливаете закономерность? Мы ударили по нему, Бегемот открыл охоту, подставился, раскрылся, уничтожил основные угрозы для себя. Не все уничтожил до конца, но как минимум устранил, и отправился дальше, за тем, кто ударил его светом. Сопротивление сейчас задерживает его, но наскоки одиночных масок не в силах заставить его отвернуть в сторону, для этого нужен еще более мощный удар, новая эскалация, выход на какую-то новую ступень, если они еще остались.
   Лиза, сидевшая, обмякнув, на жестком, массивном деревянном стуле, встрепенулась было, но тут же осела обратно.
  -- Поэтому там, возле Ворот Индии мы дадим финальный бой, либо победим, либо заставим его уйти, либо сами отступим, - палец Джирайи ткнул в карту, расстеленную на столе. - Алхимик подготовит печати, возможно, она что-то нащупала или подобрала для удара именно по псевдоплоти Губителя. В любом случае, я предлагаю так: Легенда помогает ей, прикрывает Алхимика, при необходимости выжигает ей печати на земле и зданиях.
  -- Согласен, - после секундной паузы ответил Легенда. - Толку от моих выстрелов сейчас немного.
   Он не стал говорить, что это следствие эскалации битвы и усиления Бегемота, но все было понятно и так.
  -- Не забывайте, - сказал Джирайя, - что Эйдолон, если и не стал сильнее, то уж точно менял силы гораздо быстрее, чем раньше.
   Лиза снова слегка встрепенулась, уставилась в оба глаза на Александрию и Легенду, и тут же обмякла, отвела взгляд. То ли сила отказала, то ли сразу все выяснила.
  -- Но основной удар -- за Александрией. Все очень просто: заманиваем, Алхимик наносит удар, Эйдолон и Нарвал, и все, кто способен генерировать силовые поля, как-то удерживать и преобразовывать, держат Бегемота на месте. Корабли Дракон, сколько их там будет....
  -- Регенерировало и восстановлено пять, еще шесть можно использовать как транспорты, без дезинтегрирующего оружия, - сообщила Дракон.
  -- Взрезают рану на спину, ведь она еще не заросла полностью?
  -- На треть, по моим оценкам, - ответила снова Дракон.
   Лиза что-то вяло пробурчала.
  -- Алхимик и Шершень сделают вам всепрорезающий меч, копье, любое оружие по вашему вкусу, и вам, Александрия, предстоит очень -- очень быстро взрезать оставшиеся слои и пробить ядро. Если это не удастся, то мы проиграли и начнем отступление, таков вот план, - объяснил Джирайя.
   Режущий всё меч теоретически мог зарезать и саму Александрию, но героиня не стала ничего говорить, лишь кивнула.
  -- Тогда вперед! - воскликнул Джирайя и, подавая пример, первым выпрыгнул в окно.
  
   Тамэшивари 14.15
  
   22 июля 2011 года, Нью-Дели
  
   Телесно Тейлор находилась рядом с Эми, поддерживала ее, шептала слова утешения, рассказывала, какая та молодец, в общем, следовала наставлениям Черепахи. Крохотная часть внимания и роя Тейлор находились в здании вокруг -- в здании Парламента, выбранном, насколько понимала юная героиня, из-за толстых стен и подхода различных путей и дорог, широкого открытого пространства вокруг. Идею использовать больницы переиграли, и вместо этого индийские врачи стекались в здание Парламента, их привозили, притаскивали по воздуху, несколько масок-телепортеров то и дело прыгали туда-сюда, перенося людей.
   Настроение вокруг было подавленное, можно сказать убитое, как среди масок, так и среди людей, будь то врачи, солдаты или вообще случайно оказавшиеся здесь раненые. Шепотки, пересуды, крики раненых и оперируемых, грохот и пепел за окном, солнце, тревожно проглядывающее сквозь дымовые облака. Атмосфера поражения.
   Но Тейлор была бы последней, кто осудил бы их.
   Когда они, она и Лиза, при помощи двух масок -- Стражей (парни говорили с отчетливым южным акцентом, и отчаянно выпячивали грудь и надували щеки перед "Муравьем"), подлетели ближе к полу боя, то Тейлор охватило то же самое отчаяние, что сейчас витало по зданию. Разгром. Пепелище. Триумф зверя. Тейлор не находила слов и задыхалась, словно наглотавшись пепла и дыма. Запах подгоревшего мяса, вид трупов и развалин, жилых кварталов, превращенных в щебень за считанные секунды, крики отчаяния и рев Бегемота, в котором угадывалось торжество и злорадство.
   Нет, Тейлор не опустила руки, но и осуждать тех, кто пал духом не взялась бы.
  
  -- А пока мы будем готовиться, там будут гибнуть Стражи, выигрывая нам секунды? - сердито говорил Легенда.
  -- Ты же сам понимаешь, что наше присутствие там ничего не решит, только ослабит подготовку к решающему удару! - возражала ему Александрия.
  -- Мы -- Триумвират! Мы всегда на поле боя! - в голосе Легенды слышалась затаенная гордость и грусть одновременно. - Если нас не будет, что скажут маски?
   Тейлор подумала, что это справедливо, и направила часть своих клонов к новому полю боя, к северо-востоку от аэропорта. Какая-то огромная гробница или что-то в этом духе, с парком вокруг, пышная и огромная, в индийском стиле. Она избегала смотреть глазами насекомых, чтобы не усиливать головную боль, так, изредка подключалась на секунду, не более того.
  -- Сюда собрались не дети, - пробормотала Лиза тихо, - и вы не знаете психологии шиноби.
  -- Что? Что ты там бормочешь, девочка? - сердито, вне всяких приличий спросила Александрия.
  -- В ман..., - и Лиза закашлялась, подавившись комаром, потом чихнула, пытаясь выдуть из ноздрей мух.
   Ох уж эти Умники, покачала головой Тейлор. Ради того, чтобы выглядеть самой умной в комнате, в данном случае, в зале, Лиза готова была разболтать чересчур много. Впрочем, когда надо, Черепаха и вправду становилась мудрой, и поэтому Лиза заткнулась и больше не пыталась общаться с Александрией, которая вылетела в окно вслед за Жабой.
  
  -- Что там? - спросил Жаба на бегу, широкими прыжками перелетая между зданиями.
   В этот раз Тейлор поступила умнее, укрыла на нем, в волосах, на свитке за спиной, в подгоревшей одежде, целую группировку насекомых, и поэтому ей не было нужды пытаться угнаться за старым шиноби, и она слышала его реплики. Пускай не слишком разборчиво, словно издалека, но слышала.
   Даже жаль, что Жаба оказался единственным, кто согласился на такую подсадку.
  -- Тот, на кого указала Дракон, никуда не двигался. Лежит и тяжело дышит.
   В подземельях было воистину темно, но как раз в этом случае способности Тейлор давали ей неоспоримое преимущество.
  -- Помощник -- телепортер приносил ему воду. Все.
  -- Странно, - пробормотал Жаба на бегу. - Почему он не уходит?
   Тейлор тоже не отказалась бы узнать ответ на этот вопрос. Помощник -- телепортер не был ограничен полем зрения, да даже если бы и был, выбраться наружу и уйти, казалось бы, чего проще? Еще нанесший удар и телепортер обменялись несколькими фразами, но не на английском, на каком-то из индийских языков, и Тейлор опять пожалела, что в насекомых не встроишь переводчик, как в маску. Вот если бы туда, к месту разговора, подтащить устройство, но как? Любой рой, способный поднять такое устройство, сразу заметят, гул будет стоять на все подземелье, благо коридоры опустели, а по земле долго. Отряд муравьев справился бы, при поддержке с воздуха, но время, время!
  -- Сможешь парализовать телепортера? - спросил Жаба.
   Он взвился в прыжке с крыши торгового центра, перекувыркнулся в воздухе, словно собираясь стряхнуть насекомых Тейлор. Те крепче впились в волосы, в нити паутины, прикрепленные к свитку. Тейлор продолжала прясть нити, у нее еще оставалось изрядно насекомых, несмотря на все потери и пожары, несмотря на двойное облепление Бегемота целиком с последующим изготовлением блюда "насекомые, зажаренные по Губительски".
  -- Возможно, - подумав, ответила Тейлор. - Если успею подобраться незаметно.
   Пауки перебегали по подземелью, завешивали паутинками все вокруг на уровне колен. Если телепортер появится, Тейлор сразу узнает, а там видно будет. С такой скоростью Жаба будет там через несколько минут, так что, возможно, проблемы и не возникнет.
  
  -- Что это? - почти детский голосок, сорвавшийся на фальцет.
   В аэропорту что-то взорвалось. Что-то очень мощное и жаркое. Бегемот убил двух убегавших солдат, снес кусок забора. Кто-то из индийских масок ударил ему в спину, вырвал кусок плоти и сам упал, таким же куском. Бегемот даже не замедлился.
   Тейлор распределила насекомых равномерно. Системы связи, видео, браслеты и телепортация, все это сейчас не работало, потому что отсутствовали направляющие центры, не работали системы Дракон. Сама Дракон, вместе с Оружейником, который снова был в строю и ощущался еще более металлическим и протезированным, находилась дальше к северу, лихорадочно трудилась над своими кораблями.
   История Дракон -- одиночество, ограничения, потеря родителя, и сила -- контроль над большой территорией, электронные "насекомые" - очень напоминали Тейлор ее саму. Если бы Дракон не была влюблена в Оружейника, если бы электронный разум мог полюбить обычного человека (а не Колина, который местами сам был, как искуственный интеллект), то она обязательно познакомила бы Дракон со своим отцом, постаралась бы свести ее и Дэнни вместе.
  -- Спокойствие! - голос Мирддина, парящего в воздухе. - Кто паникует -- погибает первым!
  -- Ставлю поля, - голос Нарвал.
  -- Придержите шапочки, - незнакомый голос, но Тейлор знала кто это.
   Возвышение (Exalt), второй по команде в Хьюстоне, ударил воздухом, начали телекинетические манипуляции, расчищая и добавляя видимости. Верный способ добавить паники, подумала Тейлор, но промолчала. Заместителю Эйдолона, одному из ТОП-ов Протектората, наверное, виднее. Да и подозревать в трусости масок, добровольно прибывших на битву с Губителями... Тейлор стало стыдно за свое высокомерие. Хорошо находиться за несколько километров от сражения, в безопасности, а каково тем, кто там находится, готовится встретить Губителя лицом к лицу?
   Тейлор отлично знала, каково это, как она бежала перед лицом Левиафана, и ей стало вдвойне стыдно.
  -- Ого! - голос с отчетливым испанским акцентом.
   Тейлор пыталась нащупать Стражей Броктон Бей, но не получалось. Возможно, что они висели в воздухе, или еще что-то. В любом случае, от окраины аэропорта до Ворот Индии было примерно три километра, не более десяти минут хода Губителя. Жаба мчался параллельно основной дороге, ведущей к Воротам, и Тейлор подумала, что саннин опять чересчур оптимистично все оценил, поставил слишком завышенные цели.
   Либо его и вправду непростительно задержали разговорами.
  -- Маски! - голос Легенды.
   Тейлор, уже собиравшаяся взметнуть облачка насекомых и начать щелкать свою вдохновенную речь о том, что нужно держаться, что Триумвират готовит удар, остановила своих подданных. Мало кто любит насекомых, даже если они жужжат тебе в лицо полезную информацию.
  -- Не буду врать -- положение тяжелое, но не все еще потеряно! - повысил голос Легенда.
   Громыхнуло, раздался треск, и пару сотен насекомых Тейлор убило разрядом. Мгновением позже все вокруг затрещало и заискрилось, маски начали падать там и сям, и Тейлор подняла сидевших в парке огромных жуков, повела их на спасательную операцию. Десяток подпаленных, уставших жуков, потому что у Эми все не было времени сделать новых.
  
   Жаба на бегу посмотрел направо, чуть назад, в сторону сражения, но ничего спрашивать не стал, только еще прибавил скорости. Лили, Александрия и наставница Изуми ваяли предметы из металла, о чем-то спорили, но Тейлор не стала вслушиваться. Она стояла у окна и смотрела на юг, туда, где сражались и погибали маски, желая быть там. Желая сражаться в первых рядах, наносить удары, получать и возвращать их с удвоенной силой, без распределения сознания, без решения десятка задач, без нахождения в сотне мест одновременно.
  -- Тебе там делать нечего, - сказала Слава, подходя и вставая рядом.
   Босая, без тиары, в каком-то сером балахоне, она сейчас меньше всего походила на девочку с плакатов, лицо Новой Волны, младшую Александрию, как ее называли за глаза.
  -- Уверена? - огрызнулась Тейлор.
   Она была там, пусть не в своем теле, но была. Ощущала хлещущий, секущий, рвущий все на части ветер Мирддина, телекинетические оплеухи Возвышения, накатывающие силовые поля Нарвал, и поднимающегося с земли Легенду, целого и невредимого. Она швырялась булыжниками вместе с масками в шершавых нагрудниках, кричала на высокой ноте вместе с разорванным на части пареньком из Техаса, обрушивала гравитационные удары вместе с маской, укутанной до бровей в какую-то ткань.
   Она вспыхивала в огне Бегемота, трещала и поджаривалась в его молниях, исходила трещинами, вместе с гробницей, колеблемой тяжелой поступью Губителя. Она накладывала повязки на истекающую кровью, пробитую насквозь в двух местах маску, и молилась вместе с раненой, которая слабеющими пальцами держалась за цепочку с крестиком на шее, бормотала что-то по испански, но Тейлор разобрала только "Мария".
   Бормотание оборвалось, когда жвалы ее жука бережно ухватили раненую, потащили вверх, чтобы уложить на спину другого жука и утащить к госпиталю. Бегемот все так же ревниво относился к господству в воздухе, но Тейлор приноровилась, вела жуков за укрытиями, лавировала, укрывалась, маневрировала. Те из масок, кто не сумел приноровиться, кто не держал удар и не умел лавировать, оказались сбиты или зажарены, как, собственно и жуки самой Тейлор.
  -- Уверена, - ответила Слава, стукая кулаком об стенку.
   Стенка дрогнула, посыпалась пыль. Бегемот вскинул лапу и тоже ударил, выбивая пыль и кишки из двух масок -- бугаев.
  -- Физическая сила это еще не все, - заметила Тейлор.
  -- А я не о ней говорю, - скривилась Слава.
   Тейлор неожиданно поняла, что не чувствует ее ауры потому, что автоматически выталкивает восхищение в своих насекомых, и удивилась. Она точно ничего такого не предпринимала... или проделала на автомате, разрываемая десятком дел и ощущений?
   Слава оглянулась.
  -- Эми лечит Шевалье, - тут же сказала Тейлор.
   Рядом с лидером команды Филадельфии валялись обломки брони и топора, и стоял задумчивый Эйдолон. Он не пытался вмешиваться, не стоял над душой, но задумчиво бродил по госпиталю, стоял над ранеными, словно переосмысливая новый жизненный опыт, размышляя над бренностью бытия. Даже не пошел на общее собрание, и это немного удивляло Тейлор.
   Но кто поймет сильнейшую маску Земли?
  -- Ты стала дорога моей сестре, - заявила Слава, - поэтому тебе нечего делать на поле боя.
   Бегемот сокрушил три слоя силовых полей Нарвал, и раздавил ракетную установку вместе с парачеловеком, вбил в землю на полметра. Жидкий дождик лучей и плазмы ударил в район груди, и Губитель даже не подумал уклоняться, ударил в ответ.
  -- Странное заявление от той, что нанесла ей не зарастающую душевную рану, - холодно заявила Тейлор.
   Сияние и грохот за окном усиливались, битва грохотала и звенела в голове Тейлор, там, вдали, падали и умирали маски, падали и умирали.
  -- И я не прощу ее за то, что она сделала, - засопела Слава, - но она мне не чужая. Я не желаю Эми новых страданий, и поэтому прошу тебя быть с ней.
   Тейлор внутри кипела так, словно вернулись старые времена Уинслоу, самого начала травли, когда она еще надеялась добиться правды, наказать обидчиц. Но она уже не была старой Тейлор, и сдержалась. Пока.
  -- Почему бы тебе самой не сказать ей об этом? - зубы Тейлор все же лязгнули.
  -- И причинить боль? Ты и правда, ее лучшая подруга, как мне заявила Эми? - Слава бросила на Тейлор странный взгляд.
   Тейлор снова сдержалась. Пока. Жаба нырнул под землю, даже не обернувшись в сторону разгорающейся битвы. Эйдолон внезапно поднял руки и вылетел в окно. Эми лечила. Лиза, пошатываясь, пошла в сторону госпиталя, и упала, лицом в пол. Нарвал сражалась, сдерживая Губителя почти грудь в грудь. Среди солдат на улице начиналась паника.
  -- Эми лучше знать, - ответила Тейлор сдержанно.
   Это был страннейший из разговоров, и в то же время один из самых плохих. Хуже был только разговор с отцом в ту судьбоносную ночь, когда она столкнулась с Алхимиком. Кипело сражение, Жаба стремительно несся по подземельям, следуя указаниям Тейлор, город пылал и горел, в госпитале умирали маски, и ей хотелось прервать этот разговор, желательно набив рот Славе тараканами. Направляемые сердитым роем, двое санитаров прибежали, начали оказывать Лизе первую помощь.
  -- Все же..., - прищурилась Слава
  -- Не стоит так сжимать кулак, - оборвала ее Тейлор.
   Еще две маски пали и их потащили в сторону. Ряды защитников стремительно таяли, Бегемот двигался, как ледокол, неостановимый и неодолимый. Слава сердито нахмурилась, но, бросив взгляд за окно, вдруг стартовала и помчалась в ту сторону. Прямо в своем балахоне.
  -- Вики! - вскрикнула появившаяся Эми, но Тейлор ее уже не слышала.
   Жаба добрался до помещения с парачеловеком, нанесшим удар светом.
  
   Тамэшивари 14.16
  
   22 июля 2011 года, Нью-Дели
  
   С протяжным грохотом, словно издавая предсмертный вопль, гробница Сафдаржанга, огромное кирпичное здание, больше всего напоминавшее Нарвал средневековый европейский замок, рухнуло, выбросив облачко пыли. В облаке что-то мелькнуло, и нога Бегемота наступила на обломки, окончательно превращая их в груду обожженной глины, а сам Губитель издал низкий рык, словно утробно хохоча. Сюрреалистично, но больше всего это напоминало Нарвал шкодливого мальчишку, ломающего на пляже чужие замки из песка.
   Из-под земли выметнулся вихрь, складываясь в уродливую фигуру из дыма, начавшую кружить вокруг Бегемота, завывать что-то утробно. Бегемот вскинул лапу, словно закрываясь от ветра, дым осветился вспышкой разрядов, но ничего не произошло. Фигура продолжала крутиться, обломки гробницы начали взлетать, деревья вокруг гнулись и ломались, влетали в вихрь. Теперь это был пылающий смерч, и Бегемот перенаправил огонь с деревьев внутрь дыма, но вихрь и не подумал ослабевать.
  -- Отходим к перекрестку! - рядом появился Легенда.
   Бегемот опять ударил, разряды вырвались из дыма, и, змеясь, обрушились на сборную солянку Стражей с Западного побережья. Нарвал ударила силовыми полями навстречу, но все равно немного опоздала. Один из разрядов накрыл ближайшего к Бегемоту стража, девушку в костюме, стилизованном под огромную кошку, окутал и уронил на землю. Набежали еще Стражи на помощь, но Нарвал уже не смотрела, сдвинулась выше и ударила сквозь дым и вихрь конусами силовых полей. Бегемота отбросило на шаг, он взревел и ударил еще, от него пошли отчетливо ощутимое тепло и жар.
  -- Отходим, отходим! - донесся голос Мирддина. - Сохраняем строй!
   Только тут Нарвал увидела, что Стражи по большей части разбились на группки, укрывались за одним-двумя из них, либо Бугаем с вздутыми мышцами, либо Эпицентром с силовыми полями. Все они пятились спинами вперед, падали, вставали, поддерживали друг друга и пытались вести обстрел, но Стражам не хватало опыта подобных сражений.
   Какого черта их притащили, опять раздраженно подумала Нарвал, ставя новую стенку полей. Нет, она понимала замысел Жабы, признавала право каждого быть героем, сражаться за то, во что верит, но сейчас Стражи были лишь мясом, кусками сырого мяса, из которых Бегемот на удивление ловко изготавливал бифштексы и стейки. Если и нужно было тренировать Стражей, то делать это надо было вначале битвы, с полным составом взрослых масок, распределять юных героев между ними, чтобы была защита, было кому присмотреть и укрыть их.
  -- Держись! - донесся чей-то выкрик.
   Разряды Бегемота и жар все же делали свое дело, дымный вихрь зиял прорехами, крутился уже не так быстро. Губитель продолжал движение, и разряды рвались наружу, Нарвал не успевала подставлять силовые поля. Вихрем вырвало еще деревья, обнажая трех масок в красных костюмах рядом с очередной причудливой конструкцией. Немедленно туда ударила молния и отразилась в самого Бегемота, бессильно стекла в землю, забрав с собой еще кусочек дыма.
  -- Огонь! - выкрикнул один из красных.
   Пучок светло-желтого света ударил в Бегемота, захлестнул тонкий, не до конца оформившийся локоть все еще не выросшей руки, и начал обвивать его, словно бинтом. Дымный вихрь перетек, и, свиваясь спиралью вокруг пучка света, начал отступление к маскам в красных костюмах. Бегемот развернулся, приподнял ногу, в пятку которой тут же вонзилось сияющее, ощетинившееся шипами, копье.
   Нога Бегемота подогнулась, он покачнулся и ударился коленом в землю, но это была лишь уловка и видимость. Нарвал хотела помочь, но ее заблокировало, ей самой пришлось защищаться, укрывшись силовыми полями, и она могла лишь бессильно наблюдать, как удар коленом Губителя подбросил масок в красном и их установку в воздух. От этого же толчка копье и вонзивший его, здоровяк в зелено-красном костюме, подлетели в воздух, сорвались с пятки.
  -- Освежающий душ! - раздался выкрик.
   Водопады воды, огромные струи обрушились на раскаленного Бегемота, и все вокруг заволокло паром. Из горячего, обжигающего облака, выскочил красно-зеленый, крепко сжимая копье, и Нарвал тут же бросила ему за спину барьер из полей, прикрывая от удара Губителя. Маска приподнял голову, и на Нарвал взглянуло усатое, смуглое лицо, почти сразу же озарившееся улыбкой.
   Он выкрикнул что-то на хинди, Нарвал отвела взгляд.
   Это было невежливо, не героично, неправильно, но она была уже сыта по горло этими индусскими рожами, их огромным, грязным, чересчур хорошо горящим индусским городом, и влажным, жарким, душным индийским воздухом, который от воздействий Бегемота становился практически невыносимым. Все сегодня было слишком жарким, слишком горячим и тупым, слишком пестрым и грязным, кровавым и чересчур однообразным: они защищались и защищались, а Бегемот, тоже чересчур горячий и однообразный, бил и бил масок, жег город, словно мстя за эвакуированных жителей, за чрезмерно мощные, но все равно не достигшие цели удары.
   "Я, наверное, перегрелась", подумала Нарвал устало.
  -- Отходим, отходим, отходим! - орал кто-то надрываясь.
   Облако пара расползалось, слегка озаряемое изнутри молниями, затем Бегемот вынырнул оттуда. Шкура была ободрана, словно его и вправду ошпарило, видно было сочащееся и сверкающее, обнаженное "мясо". Под ногами Нарвал был перекресток с возведенными укрытиями и баррикадами, мелькнула покосившаяся табличка, вязь и ниже дубль на английском "Прайтвирадж-роуд". Нарвал бросила взгляд через плечо, да, Ворота Индии были отчетливо видны дальше по улице. По форме они напоминали Триумфальную арку в Париже, но были возведены в честь чего-то другого, чего-то печального.
  -- Всем -- ставить защиту! - раздался выкрик, и Нарвал повернулась обратно.
   Легенда и Мирддин, по молчаливому соглашению, руководили этой стычкой, но собравшиеся ТОП-ы Протектората тоже не стеснялись командовать. Мы слишком полагались на Дракон, подумала Нарвал, добавляя свои силовые поля к барьеру, возводимому остальными. Если брать отвлеченно, у нее тоже было право командовать, в рейтинге Протектората она занимала четвертое место, но право еще не означало желания. Отдельный отряд защиты, как был собран отряд Алхимика? Но в этом не было раньше необходимости, даже скорее наоборот. Левиафан в последней битве убивал барьерщиков, собраться в отряд, значило просто подставиться, стать более удобной мишенью для него. От крика Симург силовые поля не защищали вообще, собственно, от ее крика вообще ничего не защищало, только расстояние.
  -- Все в укрытие!! - прогрохотал голос, кажущийся механическим.
   За стеной полей и искажений вспух огромный столб взрыва, прямо под ногами Бегемота, опять вынырнувшего из облака пара. Черная, подгоревшая кожа и сверкающее прожилками мясо, серые обсидиановые шипы, отростки рогов, сияющая пасть и текущий по телу ихор, все это скрылось во вспышке. Нарвал невольно прикрылась рукой, зажмурила глаза, отворачиваясь. Что бы это ни было, оно не поможет, мелькнула у нее мысль. Бегемота много раз пытались бомбить, русские даже применяли ядерные заряды, но это не помогало, не действовало, не пробивало шкуру или Губитель отводил часть энергии, бил по тем, кто атаковал его. Вот если бы его в захват и забомбить, мелькнула новая мысль и пропала.
   Барьер рухнул, и вихрь взрыва ударил по маскам.
  -- Ауиуиаиуииауаааа! - завывало вокруг, трещало и рвалось.
   И неожиданно все стихло.
  
   Нарвал открыла глаза и оглянулась. Тишина стояла такая, что было слышно жужжание жуков Тейлор в отдалении, удирающих с ранеными на спине. Перекресток. Укрытия. Замершие маски. Замерший Бегемот. Висящий перед ним, чистенький и спокойный (по крайней мере, со спины) Эйдолон. Руки его были слегка разведены, остатки взрыва втягивались в ладони и рукава, словно на обратной перемотке в кино.
  -- Да пребудет с вами Сила! - отчетливо провозгласил Эйдолон в тишине, сводя руки вместе.
   Беззвучный хлопок, и мир взорвался.
   Концентрированный взрыв, все, что втянул в себя Эйдолон, вырвалось сжатым шариком, рыже-огненным файерболом, и ударило в грудь Бегемота, моментально разворотив ее, выбив там огромную воронку. Укрытия затрещали и начали разваливаться, дома вокруг, наполовину разрушенные, разрывало и разваливало, тащило прочь, бомбардируя другие кварталы обломками. Нарвал торопливо прикрыла центр перекрестка, силовые поля трещали и гнулись, почти буквально, под напором и давлением. Бегемота отбросило, затем уронило и впечатало в развалины гробницы.
   Эйдолон приподнял руки, сводя их вместе, и вместе с этим жестом вся площадь вокруг гробницы, развалины, дорога и деревья, машины, все начало сворачиваться и комкаться, словно Эйдолон решил слепить куличик, пирожок с начинкой в виде Бегемота. Нарвал содрогнулась, из ткани реальности словно выдрали клок, казалось, что сейчас под пластами земли и дорог будет не почва, а сияющие звезды. Или провал в другой мир. Или еще что-то нереальное.
  -- Варпрпрарврарара!! - так прозвучал для Нарвал выкрик Эйдолона.
   Пирожок превращался в грубое подобие шара, Эйдолон сводил руки уже с натугой, все никак не мог коснуться пальцами рук друг друга. И опять, это было не героично и неправильно так думать, но если Эйдолон получил эту силу, получив удар от Бегемота, то Нарвал искренне желала ему в каждой битве получать по голове от Губителей, падать с небес на землю.
   Опешившие было маски, взорвались криками радости, и тут же начали возводить новую линию обороны, готовиться к ударам. Несколько самых нетерпеливых побежали к шару, словно желая помочь в уминании, Легенда метнулся к Эйдолону. Укрытия в виде зданий закончились, но Нарвал все равно снизилась, настороженно наблюдая за шаром, который постепенно, по чуть-чуть становился меньше. По идее, стоило бы взять этот шарик да зашвырнуть на Солнце! Или порезать в мелкую капусту силовыми полями да лазерами, пока Бегемот не вырвался!
  -- Отступаем! Отступаем! - Легенда метнулся вниз, завис над масками.
   Он висел буквально метрах в десяти от Нарвал, и видно было, что его костюм, голубого с золотым цветов, почти не пострадал, как и сам Легенда. Стилизованные изображения молнии, сверкающие крылья логотипа, все было на месте.
  -- Отступаем к..., - но договорить Легенда не успел.
   Шар взорвался, и руки Эйдолона швырнуло в стороны, едва не выдрав из плеч. Осколки огромной гранаты ударили в масок, и прямо на глазах Нарвал троих убило на месте, еще четверых отбросило и покалечило, одному оторвало обе ноги, прямо по пояс. Тело сделало все само, выставило щит силовых полей, который тут же снесло ударами. Легенда ударил навстречу каменному потоку своим потоком зеленых лучей, дробя все в мелкую крошку, сжигая в полете.
  -- РРРРААААААА!!!! - вопль восставшего Бегемота ударил прямо в Эйдолона.
   Что-то сверкнуло, и Эйдолона снесло, сдуло, словно пушинку. Нарвал торопливо ухватила его своими полями, внутренне содрогаясь от того, что будет при промахе. Но опыт и глазомер не подвели, захват прошел успешно, и тут же в щит ударило две огромных глыбы. Эйдолон вырвался из хватки Нарвал, казалось, даже бросил вниз сердитый взгляд, и торопливо взлетел выше, одновременно с этим сближаясь с Бегемотом. Он что-то кричал, и из рук его лилось нечто... словно бы аннигилирующее даже воздух. Нарвал ощутила давление, ее начало засасывать туда, в центр вакуума, который Эйдолон создавал вокруг Губителя.
  -- Отступаем! Отступаем! - загремели отовсюду выкрики.
   Нарвал выставила барьер, облегчивший давление и засасывание, и снизилась еще.
  -- Отступайте, я прикрою! - закричала она.
   Все тонуло в свисте ветра, грохоте срываемых с места глыб, масок приподнимало над землей, словно норовило засосать в гигантский пылесос. Бегемота бомбардировало, трясло, он прикрывался огрызками рук, шел вперед, наклонив голову, как путник, ломящийся сквозь ураган. Эйдолон что-то заорал, на высокой ноте, и Нарвал подумала, что так их всех засосет к Бегемоту, и вся эта безнадежная атака при помощи Стражей окончательно превратится в катастрофу.
  -- Эйдолон! - закричала она. - Остановись! Ты убьешь всех!
   А если он остановится, то Бегемот убьет всех, мелькнула и пропала мысль. Выиграть время, продержаться, это было понятно, но погубить всех, пытаясь выиграть битву? Не чересчур ли? Эйдолон, словно услышав, обернулся, утратил концентрацию на мгновение, и тут же отменил атаку, опустил руки. С громким, оглушающим хлопком, все повалились, а Бегемот подался вперед, едва не упал.
  -- РРРААААААА!!! - снова раскатился над Нью-Дели радостный рев Губителя.
  
   Жаба бесшумно взбежал по стене, завис на потолке коридора вверх ногами. Заглянул в помещение, сквозь щель в приоткрытой двери, подал знак. Тейлор начала собирать клонов -- обманок, не совсем понимая, зачем это нужно. Маска, до того лежавший в кресле, тяжело дыша, все же услышал жужжание и щелканье, затем приподнялся, когда из пола начали подниматься темные фигура насекомьих клонов. Жаба медленно просочился сквозь стену, и теперь находился фактически лицом к лицу с индийской маской, тому достаточно было бы поднять голову. Зачем это нужно, Тейлор не совсем понимала, Жабе достаточно было зайти со спины, если ему уж так нужно было незаметное появление.
  -- Бубурурвурвруруру, - так для Тейлор прозвучала фраза индийской маски.
   Два клона разошлись в стороны, уводя внимание. Жаба не двигался, словно врос в угол между стеной и потолком. Прозвучала новая непонятная фраза, и одновременно с этим говоривший отступил на шаг, над его головой что-то сверкнуло. Тейлор рассмотрела бледное лицо, темные круги под глазами, растрёпанную бородку. Мужчина средних лет, в какой-то робе, с украшениями, он выглядел изможденным и встревоженным одновременно.
  -- Мы из Гильдии, - сообщил Жаба, мягко спрыгивая вниз.
   В то же мгновение за его спиной возник телепортер, с выставленной вперед рукой, которая оказалась в груди Жабы и пробила его насквозь, прямо через сердце.
  
   Тамэшивари 14.17
  
   22 июля 2011 года, бывшая подземная база Танда, Нью-Дели
  
   Сияние разрядов, вырвавшихся из груди клона, осевшего кучкой глины, осветило подземелья, и телепортер упал, забился в конвульсиях. Жаба вынырнул из стены, нанес короткий и точный удар, телепортер затих.
  -- У него нет ограничения Мантона, - прощелкала она в ухо Жабе.
   Тот кивнул, показывая, что принял информацию к сведению, но больше ничего не стал делать, лишь подобрал два свитка, выкатившихся из глины. Предыдущее поведение Жабы стало понятнее, но все равно -- телепортер без ограничения Мантона, просто убийственная, буквально, комбинация. Жаба это предвидел? Подстраховался? Знал? Самой Тейлор ничего не угрожало, благодаря оперированию издалека, работе через клонов, но что было бы, переместись телепортер прямо в "тело" насекомьего клона? Рой бы разорвало и размазало? Ведь его же рука оказалась в груди Жабы, куда делась плоть Джирайи? Заместилась? Просто была вырвана и перемещена? Если он мог перемещать на расстоянии куски тел, то даже насекомые не помогли бы, просто разорвал и порвал бы рои Тейлор, размазал их тонким насекомьим слоем.
   Могущественные маски. Телепортер без ограничения Мантона. Манипулятор светом, способный нанести удар, от которого не сразу оправился даже Бегемот, удар, снесший Триумвират и многих могущественных масок. И ведь это были только двое из таинственных холодных масок (разумеется, если Дракон не ошиблась в предположениях), а что было бы, выведи они на битву всю организацию?
  -- Мы из Гильдии, - повторил Жаба, - и хотели бы поговорить.
  -- Я вижу, Жаба достоин слухов о нем, - прозвучало в ответ.
   Чувствовалось, что английский говорившему не родной, слова выговаривались преувеличенно четко, артикулировались, но их можно было понять. Хуже было бы, глотай он окончания и шепелявь, а то и разговаривай с каким-нибудь экзотическим акцентом. Пускай Тейлор нельзя было назвать опытной путешественницей, но два выезда в поле, в другие страны, кое-чему ее научили, показали ширину и разнообразие мира вокруг.
   А также необходимость всегда иметь под рукой переводчик. Вот не говорил бы этот незнакомец по английски и что бы они тогда делали? Или маска Жабы продолжала работать, и в ней был переводчик? Квадратный, как его обозвала Лили, угловатый, несовершенный, но все же переводчик? Ведь индийские языки распространенные и должны там быть, не так ли? Тейлор со вздохом признала, что еще многого не знает даже о собственном снаряжении, и подумала, что это надо исправить.
   Неуместные и несвоевременные мысли? Да.
   Но они помогали ей отвлечься от Эми, от госпиталя, от вытаскивания раненых с поля боя.
  -- Раз я знаю ваши прозвища, то сообщу вам свое, - сказал индийский парачеловек, устало садясь обратно в кресло. - Меня зовут Фир Сё (Phir S?). А это, я так понимаю, знаменитый Муравей?
   Так уж и знаменитый, засопела мысленно Тейлор.
  -- Можете включить свет, выключатель за вашей спиной, - любезно подсказал Фир Сё.
  -- Так вы согласны поговорить?
  -- Спрашивайте, но я не обещаю вам правдивых и полных ответов.
  -- Это вы нанесли удар светом? - небрежно спросил Жаба.
  -- Я, - не стал отрицать Фир Сё. - И я не смогу его повторить в ближайшее время, даже не рассчитывайте. Я смертельно устал и хочу спать.
   Пауза. Тейлор хотелось заорать в нетерпении "Быстрее! Там люди гибнут!", но она опять сдержалась. Словно положила еще монетку в эмоциональную копилку, в дополнение к тому, что туда вбросила Слава. Правда, если пихать в копилку слишком много, то она может треснуть, и тогда все накопленное разом вывалится, но Тейлор подумала, что еще немного злости ей не помешает. И умения переводить эмоции в эту конструктивную, усиливающую злость и ярость, которые помогают на поле боя, прибавляют мощи.
  -- По нашим предположениям, Бегемот движется прямо к вам, - сказал Жаба.
  -- Неудивительно, - ответил Фир Сё, откидываясь в кресле. - После такой оплеухи я бы тоже захотел посчитаться.
   Опять пауза. В госпитале происходило что-то неладное, Эми о чем-то говорила, и на поле боя прибыл Эйдолон, и Тейлор отвлеклась.
  -- Бегство? Нет, - говорил Фир Сё. - У меня было время и возможности.
   Он сделал жест, указывая на лежащего на полу телепортера.
  -- Вы, Жаба, должны меня понять, - продолжал Фир Сё. - Не знаю, кто вы под маской, но вряд ли американец или европеец стали бы надевать маску с демонической жабой, это ближе к Китаю или Японии. Ближе к Востоку, если хотите. Я связал свою судьбу с этим городом и пожертвовал всем, чтобы нанести этот удар и уничтожить Бегемота. Моя дочь была там, в рядах Гарама.
  -- Была?
  -- Я не знаю, жива она или нет, - вздохнул Фир Сё. - Нет, не надо ее искать. Каждый сам выбирает свою судьбу, и я выбрал свою. Жива она или нет -- неважно, я связал судьбу с городом и проиграл. Город умирает, и я хочу умереть вместе с ним. Все, я устал говорить, оставьте меня, Жаба, дайте мне умереть спокойно.
   Скрипнуло кресло.
  -- Да, если вам нетрудно, прихватите с собой Ачха, ему нет смысла умирать.
  -- Вы распоряжаетесь его судьбой? - в голосе Жабы слышалась насмешка.
   Он так и стоял возле двери, Фир Сё сидел напротив. Если бы Тейлор не знала, что дело происходит в подземельях, то могла бы подумать, что две маски беседуют в гостиной обычного дома. Фир Сё был без маски, переводило ли это его в разряд паралюдей?
  -- Он сам ей распоряжается, - ответил Фир Сё, - и решил, что его долг защищать меня до конца.
  -- Защищать? - тут же спросил Жаба. - Разве ваша организация не сильна?
  -- Не всем понравилось мое решение, - через силу ответил Фир Сё. - Возникли разногласия.
  -- И база опустела, понимаю, - хмыкнул Жаба. - Знакомо.
  -- Нет-нет, вы неправильно поняли! - вскинулся Фир Сё.
   Он тут же откинулся обратно, Тейлор каким-то шестым чувством насекомых ощущала испарину на его лбу и лице.
  -- Вы все же заставляете меня говорить, - выдохнул Фир Сё. - Может, это и к лучшему. Я трое суток не спал, и все равно не смог заснуть после удара. Лучше говорить, чем просто ожидать в темноте.
   Часть этой логики была понятна Тейлор, а часть вызывала глубокое внутреннее возмущение.
  -- Никто никого не убивал, - пояснил Фир Сё.
  -- Трое суток, - пробормотал Жаба.
   Тейлор нахмурилась. Эйдолон на поле боя прикрывал отступление масок, гвоздил Бегемота едва ли не в одиночку, совершенно не думая о защите. Трое суток?
  -- У вас есть пророки, способные предсказывать Губителей? - озвучил Жаба мысли Тейлор.
  -- Нет, - вздохнул Фир Сё.
  -- Эйдолон вернулся на поле боя, - прощелкала Тейлор в ухо Жабе, - и сражается почти в одиночку.
   Тот кивнул и сделал приглашающий жест в сторону Фир Сё.
  -- Время атаки Губителя приближалось, и я решил изготовиться заранее. Моя сила создает порталы, разнесенные во времени. Проще говоря, я создал портал, отправил луч света в прошлое, он вернулся и удвоился, и я снова отправил его, и он снова удвоился, став, таким образом, вчетверо сильнее против первоначального луча.
   Тейлор попробовала быстро прикинуть в уме конечную силу, но у нее получались какие-то уж совсем запредельные числа, и она бросила эту затею.
  -- Но даже этого оказалось недостаточно, - вздохнул Фир Сё, - даже с теми ранами, что вы нанесли Пратаме раньше.
  -- Кому?
  -- Пратама, Первый, Хадхайош, Бегемот, - Фир Се вяло повел рукой, - у него много имен. Когда стало известно, что Пратама идет прямо к нам, начались волнения. Мнения разделились.
  -- Разве вы не сражаетесь с могучими угрозами, не выходя из тени?
  -- Ключевое здесь - оставаясь в тени, - чувствовалось, что Фир Сё изогнул губы в кривой усмешке. - Было решено уйти, продолжить в другом месте. Мне оставили наблюдателей, в помощь. Они помогли точно определить момент удара.
  -- Там были герои! - не сдержавшись, вмешалась Тейлор. - Они сражались с Бегемотом!
   Фир Сё пробормотал что-то себе под нос.
  -- Девочка. У меня были все шансы убить Губителя. Я не пожалел собственной дочери. Что перед этим несколько жизней?
  -- Вы решили распорядиться их судьбой?! - воскликнула Тейлор.
   Гнев ее был так велик, что слова из роя выходили вдвойне невнятными, а все насекомые в окрестностях госпиталя и подземелья Танда, устремились к Тейлор и Фир Сё соответственно. Для защиты и нападения. Тейлор практически выпала из битвы, из общения с Эми, из всех других мест, сосредоточившись на комнате под землей. Тейлор еще сдерживалась, не нападала, но насколько ее хватит?
  -- Ты, видимо, решила, что поймала меня в логическую ловушку, - слабо улыбнулся Фир Сё. - Как я и говорил - девочка. Ты можешь быть знаменитой героиней, но в душе ты еще ребенок.
  -- Что вы обо мне знаете?!
  -- Ничего, - спокойно ответил Фир Сё, - но я слышу твои суждения, этого достаточно.
  -- Хватит! - повысил голос Жаба. - Нас поджимает время, и поэтому не время устраивать морально-этический диспут!
   Что-то свистнуло, и Фир Сё обмяк в кресле. Жаба подскочил быстро, коснулся лба индийской маски и застыл. Здание Парламента мелко дрожало, по потолку побежала трещина, с такой силой сражались Эйдолон и Губитель. Герой гвоздил Губителя так, что все вокруг разлеталось, рушилось, исчезало, и зачастую Бегемот после этого оставался в центре кратера. Бегемот не оставался в долгу, бил и новые аллеи украшали центр города, вспыхивали здания за километр от места сражения, и все, кто почему-то надеялся отсидеться в подвалах, начали разбегаться, заставив Тейлор мысленно застонать.
   Она сманеврировала парой роев, указывая командам эвакуации на разбегающихся глупцов из числа горожан, направила туда несколько отрядов с антирадиационными таблетками, упакованными в паутину. Тейлор отметила свою промашку - сосредоточилась на битве и госпитале, не перепроверила район вокруг Ворот Индии, положившись на сообщения, что все эвакуированы.
   Дракон поднимала корабли, что-то командуя прямо в воздух.
  -- Проклятье!! - Жаба отмер. - Кто-то появлялся рядом?
  -- Нет, все пусто, как и раньше.
   Жаба замер на секунду, словно решая, что делать, затем выхватил свиток и высвободил массу тонкой проволоки. Признаться честно, Тейлор и раньше облизывалась на нее, придумывала различные трюки, вроде сплетения металлической паутины, закрепления ее на пути Губителя. Проволока же легкая и мелкая, так? Значит, Лили быстро ее зарядит, а потом можно отступить и любоваться, как Губитель сам себя взрежет! Задумка не удалась, как раз в силу легкости проволоки - заряд исчерпался бы, прежде чем взрезал бы даже четвертый слой (на это указала Черепаха, внезапно ставшая крупнейшим специалистом по Губителям и их внутреннему строению). Тейлор, правда, тут же придумала новый трюк, но там требовалась основательная подготовка, помощь Эми, и продумывание всех деталей.
   В общем, задумка на следующую битву с Губителем.
  -- Что снаружи? - спросил Жаба, оглядываясь.
   Подземелье, как и здание Парламента, дрожало и тряслось. С потолка сыпалась какая-то ерунда, свет пару раз моргнул.
  -- Ожесточенное сражение, - ответила Тейлор. - Так, погодите, лидеры команд Протектората вернулись и помогают Эйдолону. Они пытаются сдержать Бегемота, но тот продолжает движение!
  -- Что с общим планом? - Жаба закончил упаковку двух тел, и вскинул их себе на плечи.
   Примерился, поерзал, перекинул тела за спину.
  -- Дракон приближается, - перепроверила Тейлор. - Одиннадцать кораблей и еще какие-то вспомогательные платформы. Александрия, Алхимик и Шершень приближаются.
  -- Ты не поняла, - Жаба понесся по коридорам, - что с запланированной ловушкой?
  -- Ее нет. Маски сражаются.
   Жаба выругался, наддал. Тела за его спиной были примотаны крепко, и Тейлор подумала, что так он может им нарушить кровоснабжение. Правда, стоит ли вступаться за права двух паралюдей, один из которых хотел убить Жабу, а второй нанес удар, убивший десятки масок? С одной стороны, не слишком уместные морально-этические и прочие вопросы, а с другой, именно во время боев, они почему-то так и лезли в голову, и не собирались уходить.
  -- Зачем нам Фир Сё? Он же возмутится, что мы распорядились его судьбой.
  -- Ага, сильно он думал о судьбах других, когда наносил удар, - хохотнул Жаба. - Оба нам пригодятся, посидят в тюрьме, поработают нам на пользу, если их на смерть не осудят!
   Эйдолон обрушил на Губителя нечто вроде пылающего метеора, земля содрогнулась, и туннель вперед обвалился. Жаба, не сбавляя скорости, сложил печати и нырнул в землю, проскочил завал насквозь, помчался дальше. Тейлор смутно удивилась - почему бы не проскочить так прямо на поверхность? - но спросила о другом.
  -- Что вы с ним сделали?
  -- Посмотрел воспоминания, но лучше об этом не распространяться, - проворчал Жаба после паузы, за время которой он преодолел сотню метров подземелий. - Не было времени убалтывать его, человека, оставшегося наносить удар по Губителю, не слишком-то запугаешь, а пытки тут не слишком уместны, мы же герои!
   Слово "пытки" царапнуло Тейлор, но Жаба продолжал.
  -- Мнения разделились - они чуть не подрались, особенно, когда стало известно, что Губитель идет именно в Нью-Дели. Кричали, что Фир Сё сам и притянул Бегемота, тот указывал, что это шанс убить Губителя. Неизвестно, чем бы все закончилось, у Фир Сё к тому моменту было столько силы, что он мог всю Танда снести одним ударом, да и Ачха - телепортер этот - его прикрывал, вступился за учителя.
   В голосе Жабы слышалось сдержанное одобрение.
  -- А потом в подземельях раскрылся портал, появилась знакомая нам дама, сделала предложение и Танда ушла порталами.
  -- Что? - растерянно пробормотала Тейлор.
  -- Ты слышала, - отрезал Жаба. - Дама из Котла забрала масок Танда, так же, как до этого забрала Ампутацию.
   Он прыгнул, снося дверь, и вырвался наружу, туда, где гремела битва с Бегемотом.
  
   Тамэшивари 14.18
  
   22 июля 2011 года
  
   "Я не прощу ее за то, что она сделала, но она мне не чужая", грохотало в ушах Эми. Она двигалась как в тумане, не осознавая, что делает, пытаясь понять, что делать дальше? Она отравила злодеев, злодеев, но отравила. Слова Лизы взбодрили было ее, но теперь Эми ощущала лживость тех слов. Она преступница. Ей нет прощения. Ее нужно спрятать в тюрьму. Она погубит всех.
  -- Эми, - с нее сняли маску, легонько шлепнули по щеке. - Ээмии!
  -- Черепаха, - процедила сквозь зубы Эми, сфокусировав взгляд, поняв, кто перед ней.
  -- Всего лишь твоя старая подруга Лиза Уилбурн, - Черепаха сняла маску, улыбнулась искренне.
   Но это была лишь искренняя фальшь, Эми отчетливо видела это. Обман, обман, повсюду обман!
  -- Не старая и не подруга, - отрезала Эми.
  -- Нет, ну ты права, конечно, меня трудно назвать старой, я еще в полном расцвете лет и привлекательности! - Лиза игриво ухмыльнулась и подбоченилась, сложила губки бантиком, словно посылая поцелуй. - Но меня прислала Тейлор, она очень беспокоится о тебе!
   Лиза сделала шаг ближе.
  -- Не подходи! - Эми зачем-то схватила нож со стола, выставила перед собой.
   Мгновение спустя она рассмеялась над собственной глупостью. Зачем ей нож? Она и сама - оружие! Да и откуда рядом взялся нож? Она огляделась, и поняла, что находится на огромной кухне. Что она тут делала? Разве не должна была она лечить? Лечить? Зачем лечить, ведь Вики полностью здорова? Вики! Точно, она собиралась спасти Вики!
  -- Проклятье, ни на секунду вас оставить нельзя! - в кухню вбежала Муравей.
  -- Ты же следишь повсюду, - почти пропела Лиза, поворачиваясь к подруге.
  -- Ну а тут не уследила! - огрызнулась Тейлор, снимая маску. - Жаба повязал стрелка, и теперь тащит его к Бегемоту! Ты представляешь, все остальные сбежали при помощи Котла, порталов и той дамочки в шляпе, что забрала Ампутацию!
   Эми вздрогнула, снова ухватила нож и начала озираться. Но нет, на кухне было пусто, только она, подруги и масса разной утвари. Зачем-то были раскрыты холодильники, продукты валялись, кем-то снесенные в одну огромную кучу. Эми посмотрела на руки, заляпанные до плеч соком фруктов и приправленные специями, и опять содрогнулась.
   Что она делала? Кто управлял ей?
  -- Это не я, - проблеяла она, ощущая, как жалко звучит ее голос, и злясь на себя за это.
  -- Конечно, это не ты! - Тейлор подошла и бесстрашно обняла Эми за плечи. - Это все Котел! Кстати, а что ты тут такое делала?
  -- Она хотела сделать огромного жука и на нем помчаться в битву, чтобы спасти сестру, - пояснила Лиза, и пошатнулась.
   Она осела на пол, держась пальцами за виски.
  -- Что? - неожиданно зло огрызнулась Лиза. - Хотела сэкономить силы, да с вами разве получится такое?
  -- Это точно, - неожиданно вздохнула Тейлор. - Повсюду горит и пылает, а мы тут на кухне огромных жуков обсуждаем! Ты хочешь сражаться? Летим!
  -- Что?
  -- Эми, - опять вздохнула Тейлор, - соберись, пожалуйста. Ты нужна нам в полной силе!
  -- Но раненые..., - Эми посмотрела на выход из кухни.
   И тут же мысли ее опять заметались, как стая вспугнутых птиц. Она бросила раненых? Ей точно нет прощения. Но ведь она хотела спасти Вики? Хотела же? Или Лиза опять врет? Но как же тогда Тейлор? Она посмотрела на подругу, но ту уже тащила в сторону Лиза. Тейлор сделала успокаивающий жест, но все равно Эми прищурилась, с подозрением глядя на Лизу. Что задумала эта носительница лживого языка?
  
  -- Ты уверена? - шепотом спросила Тейлор.
  -- Если она кого и послушает, то только тебя, - тихо огрызнулась Лиза. - Не смотри на меня так! Я выдохлась, понятно? Все во имя вас, информация, информация, больше информации! Думаешь, Эми сильно хотела говорить о том, что случилось там, на дороге? Пришлось вытаскивать информацию силой, в смысле суперсилой!
  -- А вот у Жабы есть какая-то штучка, чтобы читать воспоминания, - задумчиво заметила Тейлор.
  -- Техника Яманака? - перебила ее Лиза.
  -- Что?
   Лиза только закатила глаза с видом "Да что же вы за люди, прочитайте уже все, что я советую, узнайте своего наставника как можно лучше!"
  -- Котел открыл порталы, но не тронул этого стрелка...
  -- Фир Сё.
  -- Фир Сё, - задумчиво повторила Лиза. - Хмм, как интересно получается.
  -- И при чем тут Эми?
  -- А что Эми? Ах да, это, - Лиза потерла лицо. - Тут все сложно.
  -- Тогда давай быстро, время поджимает! - поджала губы Тейлор.
   Поток насекомых, направленных ее силой, втекал, вбегал и влетал на кухню, помогая друг другу и выстраиваясь перед Эми, в уже практически готовых формах. Занятие для подруги, и одновременно с этим отличная шумовая завеса для разговора Лизы и Тейлор. Эми могла догадываться, что говорят о ней, могла воздействовать на насекомых, но слышать через них она точно не могла. И в маске ее, превращенной в визор, отсутствовали необходимые инструменты для подслушивания.
  -- Когда Слава прикрыла ее собой от Янгбана, и тут же пала, Эми переступила через еще один запрет в себе, - быстро заговорила Лиза, кидая настороженные взгляды вокруг.
   Тейлор отвела часть насекомых, образовала метровую зону, условно тихую. Воздух в кухне гудел и свиристел, щелкал и жужжал, вместе с мириадами насекомых. Кто-то из раненых масок и персонала, врачей это видел, несколько солдат скрылись со своих постов, и это отдельно изумило Тейлор. Вон он, Бегемот, менее чем в двух километрах, грохочет и пылает, и вроде все в порядке, а как мимо густое облако насекомых пролетело, так сразу паника!
   Мелькнула мысль, что госпиталь не помешало бы перебазировать, Бегемот слишком близко, корабли Дракон он достал с километрового расстояния, кто сказал, что не сможет достать госпиталь за два километра? Из защиты тут только толстые стены, пара разрядов и куча трупов, новые строчки в послужном листе Убийцы Героев.
  -- Она сама этого не осознала,... нет, осознала, но потом, - поправилась Лиза. - Ударила чем-то убийственным, от отчаяния, моментально сотворив какую-то убивающую все гадость, распространяющуюся по воздуху. Подскочила к Славе, та оказалась жива, Эми пришла в себя, отменила гадость или запустила контрагента. Началась свалка, герои вступились за Эми, Янгбан отбивался, Бегемот ударил и поджарил всех, не разбирая.
  -- Ты же говорила, что она стабильна!
  -- Была условно стабильна, - насупилась Лиза, - пока не услышала новые слова Славы, и тут же оказалась выбита из равновесия. Наше счастье, что это говорила Слава, и Эми в голову не пришло сотворить какой-нибудь очередной ядовитый микроорганизм. Наше несчастье, что это сказала Слава, и у Эми опять отказали тормоза. Не до конца...
   Она прервалась, утерла испарину со лба, похлопала по карманам костюма, словно пытаясь найти там таблетку. Засунула руку в один из карманов, и задумчиво посмотрела на пальцы, высунувшиеся из дырки, пошевелила ими. Пауза затягивалась, Тейлор ощутила, что снова начинает закипать. Эми лепила жуков размером с футбольный мяч, придвигаясь все ближе. Лили, возле огромной арки Ворот вдалеке, заряжала металлические шипы, формой напоминающие кунаи Джирайи, и поглядывала в сторону Бегемота. Что творилось возле Бегемота, Тейлор даже ощущать не хотелось, накал битвы превзошел события, предшествовавшие удару светом.
  -- Извини, накрыло, - Лиза еще раз утерла лоб. - Почему-то показалось, что если принять всю упаковку, то боль пройдет. А она вывалилась куда-то.
  -- Эми.
  -- Да, точно. Сейчас Эми выбита из равновесия, и если ее подтолкнуть, то она сбрендит и убьет всех вокруг. С ее способностями - как высморкаться.
  -- Она не такая!
  -- Забудь, - мрачно посоветовала Лиза. - Она нестабильна, и сама понимает это, и не может ничего с собой поделать! Часть ее рвется к Славе, и это может оказаться фатальным, если Слава еще раз оттолкнет ее или скажет что-то неприемлемое.
  -- Значит, не пускать!
  -- Если не пускать, то все пойдет по пизде, - просто заявила Лиза. - Она решит, что мы враги, и опять же убьет всех вокруг. Она нестабильна, понимаешь?
  -- Но как же все эти тренировки, психологи, разговоры?
   Герои сражались, воздух пылал, здания плавились, и это напрягало Тейлор, подталкивало изнутри. Если она не может сражаться с Бегемотом сама, то это сделают ее насекомые - нужно действовать! Действовать, а не говорить! Где-то рядом Котел, но на фоне творящегося, этот факт все равно как-то смазывался, отступал в сторону.
   Тейлор попробовала взять себя в руки и успокоиться.
  -- Эми еще окончательно не пошла вразнос, так что, наверное, толк был, - пожала плечами Лиза с безразличным видом. - Я знаю, там кипит битва, но погоди немного, это очень важно, иначе я не стала бы затевать этот разговор, правда?
  -- То же самое ты говорила про костюмы Сейлор - воинов! - прищурилась Тейлор, ткнула обвиняюще пальцем. - Извини. Продолжай.
  -- Эми выбита из равновесия, и ей кажется, что там, в битве, Славу обязательно ранит кто-нибудь из масок. Или убьет Губитель, как чуть не убил Левиафан.
  -- Погоди, а зачем вообще Янгбан нападал на Эми? - нахмурилась Тейлор.
   Что-то не сходилось, но у Тейлор, как назло, в тот момент в том районе не было большого количества насекомых, и она не слышала разговоров, ощущала не все движения. Да и на выручку толком прийти не смогла, в общем, все как-то так неудачно сложилось одно к одному. Причем быстро, да еще и Бегемот вмешался, словно сам все и подстроил.
   Тейлор помотала головой: нет, Бегемот - не Симург, такого не могло быть!
  -- Да не нападали они, - скривилась Лиза, опять схватилась за голову. - Не нападали на Эми, в смысле! Что-то там случилось, неясное и темное, сама Эми толком не поняла, а потом раз, и Слава ранена, кто-то кого-то порезал, один ударил, второй ответил и понеслось. Была бы это не Панацея, то кто знает, а так за целительницу сразу встали горой, и маски Бостона с Броктон Бей неподалеку были, бывшая Новая Волна. Баллистик тот же... ах да, ты же не с нами была в тот момент. Извини, из-за нашей дружбы, мне постоянно кажется, что мы совместно работали на Выверта и вместе сидели на его базе.
   Тейлор передернула плечами. Работа на суперзлодея? Это как же неправильно должно было все пойти в ее судьбе?
  -- Меня обсуждаете, да? - Эми прорвалась в метровую зону. - А кто сражаться будет?
  -- Как раз битву и обсуждаем, - через силу отозвалась Лиза.
   Она уже оседала, Эми сдвинулась к ней, скользнула, подхватила, словно кавалер даму, решившую упасть в обморок. Инерция движения наклонила ее, и на какое-то мгновение Тейлор показалось, что сейчас подруги поцелуются. Но нет, Эми дунула в лицо Лизе, выпрямила ее, и тут же положила руку на лоб. На лице Лизы выражалось такое блаженство, словно они и вправду занялись страстным сексом, и все успели за секунду.
  -- Ты должна быть в форме, должна помочь мне! - заявила Эми твердо. - Твой язык поможет мне! И тогда все будет хорошо!
   Тейлор удержалась от смеха, благо это было нетрудно. Достаточно было представить, что сейчас они втроем отправятся в самое пекло битвы с Бегемотом, балансируя над пропастью, во имя каких-то мизерных шансов на спасение рассудка Эми. Нет, цель была более чем достойная, но Тейлор так и не услышала, в чем тут ее роль, что требовалось именно от нее? И не поговоришь, Эми рядом, да и время... Тейлор наморщила нос, почесала его. Нет, пожалуй, оправдание про время тут не годилось. Правда была в том, что она сама хотела быть там, не в условных двух, пяти, десяти километрах от битвы, а там, рядом, сражаться, как все, плечом к плечу противостоя могущественному Злу.
   Как и положено героям.
  -- Так мы летим, спасать Вики или нет? - нетерпеливо топнула ногой Эми.
  
   Пышно разодетый индус в военной форме упал, что-то жалобно лопоча, но почти сразу же замолчал, когда Коди перерезал ему горло. Рядом валялись еще пятеро солдат, вздумавшие остановить Коди в его рейде возмездия. Все они что-то говорили, но Коди учил китайский в Янгбане, а не хинди, да и о чем тут было разговаривать?
  -- Вот так, - прохрипел Коди, с натугой поднимая мешок и перебрасывая его в машину военных.
   Подобранная им ранее легковая машина пару раз едва не застревала, джип военных будет лучше. Да и переодеться в форму можно. Опять же... Коди с наслаждением закурил и тут же закашлялся.
  -- Ну и дрянь ты куришь, приятель, - обратился он к мертвому офицеру.
   Или солдату, Коди не разбирался в знаках отличия индийской армии. Он посмотрел за спину, где полыхало зарево, и ухмыльнулся. Вначале он забежал в какой-то лес, спасаясь от Бегемота, но вернувшаяся удача не подвела - набрел на корабль Дракон, собрал немного ее запчастей и дисков. Драконоборцы начинали с меньшего, так что Коди набил мешок как следует, о чем потом едва не пожалел, пока тащил его по лесу до ближайшей дороги и машины. Удача оставалась с ним, машина с ключами нашлась сразу, а Бегемот отправился в противоположном направлении, не стал преследовать беглеца.
   Как и остатки Янгбана.
  -- Во имя Императора, я сваливаю нахрен, - объявил Коди, заводя джип.
   Валить дальше на юг, а там будет видно. Янгбан пока не отключил его силы, может они останутся с ним навсегда? Ведь удача теперь с ним, не так ли? Коди выбросил докуренную до половины сигарету на труп военного, и врубил передачу. Да, вначале он доберется до США, а потом посчитается с Аккордом. А потом с другим любителем сигарет, и его монстрообразной подружкой, с которой все и началось.
  -- Никуда не уходите, Погибель уже едет к вам! - провозгласил Коди в воздух, но никто ему не ответил.
  
   Тамэшивари 14.19
  
   22 июля 2011 года, Нью-Дели
  
   Джирайя выскочил наружу, и остановился на мгновение. Стоило бы отправить Фир Сё, что называется с попутным транспортом, но его запасы чакры опять показывали дно, и лучше было воздержаться от создания клонов. Дракон и Муравей? Все жуки и корабли потребуются в финальной схватке, которая уже близко, и по уму стоило бы мчаться туда, на поле боя, оценить на месте, почему маски - даже Триумвират! - решил отклониться от первоначального плана.
   Но по тому же уму вначале надо было доставить Фир Сё и Ачха куда-то в безопасное место. Телепортер пригодится Гильдии для изучения, сила Фир Сё для ударов по Губителям, в перспективе. В еще более дальней перспективе потянуть за ниточку, через Фир Сё к Танда, через нее к Котлу, любая крупица информации будет полезной в этом деле.
  -- Дракон?
  -- Будем через пять минут, - отозвалась та после двухсекундной паузы.
  -- Видео, браслеты, общая связь?
  -- Ничего, только такая связь, - в голосе Дракон слышалось огорчение.
  -- Ничего, в другой раз будем умнее, - подбодрил ее Джирайя.
   Время еще было, и он помчался направо, туда, где на берегах Джамны, возле моста, индийские маски и солдаты возводили очередной рубеж обороны. Битва с Бегемотом сверкала и гремела за спиной, и, судя по накалу, маски взяли очередной рубеж в обозлении Губителя. Эйдолон? Несомненно. Джирайя прыгал и мчался, перелетал через завалы, перепрыгивал через трещины, огибал пожары, пытаясь использовать время с пользой, обдумать предстоящее сражение.
   Получалось откровенно плохо, в голову лезло то, что он увидел в воспоминаниях Фир Сё. Котел собирает злодеев... зачем? Уводят из-под удара? Если предположить, что они собирают свою злодейскую армию, продавая суперсилы во флаконах, то почему бы и нет? Злодеи там, злодеи сям, Губители для ослабления героев и инфраструктуры Земли Бет, а потом разом массовое восстание армии Котла и вторжение? Месть Алеф за то, что случилось при контакте? Просто экспансия? Губители -- оружие Котла? Если Черепаха так уверена, что их создали искусственно, то почему бы и не Котел?
   Джирайя промчался мимо огромной ТЭС, оставляя ее по правую руку от себя, приближаясь к мосту и индийским маскам огромными стелющимися прыжками. Если Бегемот придет сюда, то взорвет ТЭС, и снесет оборону с мостом, мелькнула мысль. Задержит ли его Джамна? По-хорошему тут стоило бы создать отряд гидро и криокинетиков, ударить массово водой. Память тут же подсказала, что это уже пробовали, в одной из прошлых битв, и тогда всем крепко досталось, со слов Триумвирата.
   Впрочем, уже через несколько секунд Джирайя увидел, что местные готовят не столько оборону, сколько очередную ловушку. Подкопы, завалы, установка зарядов на мосту, правда, имело ли это смысл? Вряд ли Губитель пойдет по мосту, который под ним наверняка сломается. Или на это и расчет? Что Бегемот не удержится от сокрушения конструкции своим весом?
  
  -- Чем обязаны, Жаба?
   Один из индийских паралюдей в цветастом, пестром костюме довольно сносно говорил по-английски, и проблемы коммуникаций не возникло. На берегу присутствовало еще шесть масок, в таких же ярких, почти вычурных костюмах, и где-то три десятка солдат, с двумя офицерами. Джирайя неожиданно подумал, что яркие и пестрые костюмы с украшениями вполне гармонично смотрятся в этом пестром, грязном, цветастом городе. По крайней мере, та часть Дели, что еще не сгорела, выглядела именно так.
  -- Доставил двух ваших, - Джирайя скинул сверток, швыряя его под ноги.
   Одновременно с этим проволока размоталась, и два тела выкатились прямо под ноги Гарама. Эффектный, красивый жест, заодно отвлекающий внимание. Индийские маски отвели взгляд, посмотрели на выкатившиеся тела, и в эти секунды Джирайя мог бы сделать многое, если бы в том была нужда, конечно. Один из Гарама что-то закричал гневно, на высокой ноте, указывая на Фир Сё.
  -- Он говорит, что этот монстр не может быть нашим, - довольно меланхолично сообщил переводчик, поглядывая на Джирайю и на кричащего. - Что это исчадие зла надо прибить на месте, пока есть возможность.
   Подобная горячность была вполне понятна, если предположить, что Фир Сё и в прошлом творил вещи, подобные удару по Бегемоту.
  -- Зачем вы принесли его нам? - спросил переводчик, то ли озвучивая крики, то ли спрашивая от себя.
  -- Присмотрите за ним, у нас тут битва с Губителем, - Джирайя качнул головой примерно в сторону зарева и Бегемота, - лишний груз будет меня стеснять.
   Переводчик начал что-то быстро объяснять своим, примчалась еще одна маска, женщина. Традиционное сари ее было украшено золотой вязью, отчетливо виднелись добавления брони, прикрывающие уязвимые места. Шлем странным образом сливался с прической, узоры на лице скрывали это самое лицо. Она тоже начала кричать, склонилась над Фир Сё, затормошила его и кричала попеременно то ему в лицо, то остальным Гарама.
  -- Это дочь Фир Сё, - пояснил переводчик.
   Был он странно флегматичен и спокоен, на фоне всех остальных, но у Джирайи не было времени разбираться с этой загадкой.
  -- Присмотрите за ними, ладно? - попросил он. - В ближайшие минуты все решится, либо мы победим, и тогда Бегемот к вам не придет...
   По правде говоря, Джирайя в глубине души сомневался в возможности победить, но при этом не собирался этого показывать. Ни индийским маскам, ни Триумвирату, даже своей команде. Есть возможность нанести еще удар, значит, надо наносить, ловить шансы, сражаться до последнего.
  -- ... а если проиграем, то я заберу их, и вас вместе с ним, так что Бегемот до вас не доберется.
  -- Мы будем сражаться, - меланхолично ответил переводчик.
   Пока что сражение шло над телом Фир Сё, маски спорили, несколько солдат, бросив свои дела, смотрели исподтишка, улыбались, что-то обсуждали между собой. Джирайя лишь мысленно покачал головой: Губитель рядом, а люди заняты такой ерундой! Впрочем, он и сам занят ерундой, раз созерцает ссору, вместо того, чтобы бежать обратно к месту битвы.
  -- Жаба? - неожиданно прощелкали насекомые над ухом. - Я потеряла вас!
  -- Все в порядке, - бросил Джирайя. - Доставил пленников под охрану.
   Конечно, по уму стоило бы воспользоваться телепортером, передать сообщение через того же Муравья, например. Правда, браслеты и общая система не работала, но, наверное, телепортеры и сами могли ощущать других масок, даже без Дракон? Какие-то свои метки или еще что-то, ощущения через пространство, необходимые для телепортации, например.
   Джирайя тихо хмыкнул, внезапно осознав, что инстинкты решили все за него, и решили относительно верно. Телепортер без ограничения Мантона мог наделать дел, спасая "учителя", и насекомые Муравья его вряд ли бы остановили. Да и сам Фир Сё с его удвоением зарядов и тем, что Бегемот шел к нему, представлял опасность просто своим существованием. Попросту говоря, сейчас, пока кипела битва, пока некому было заниматься охраной и мерами предосторожности, этим двум паралюдям из Танда лучше было находиться в окружении своих, в смысле граждан и масок Индии. Раз местные герои считают его "монстром", то присмотрят в лучшем виде, сделают все, чтобы он не сбежал, а дочь рядом... дополнительные шансы в пользу того, что не сбежит и что Фир Сё не убьют.
   После битвы будет видно, у СКП есть опыт обуздания даже таких масок, если, конечно, удастся договориться с Индией о выдаче. Ну а сбежит, так сбежит, хрен с ним. Чакрометки есть, можно будет попробовать поймать. Уйдет в другой мир, тоже хрен с ним. Наихудшим вариантом будет, если Фир Сё решит отомстить теперь уже Гильдии и персонально Жабе, за такую грубую поимку, но это уже относилось к графе "проблемы после битвы", а здесь и сейчас инстинкты все решили верно. Отвели непосредственную угрозу от своих, от Гильдии и команды Муравья.
  -- Мы присмотрим, - в голосе переводчика первый раз появилось волнение, он даже отступил чуть-чуть, на маленький шажок. - Конечно, мы присмотрим!
   Джирайя кивнул, развернулся и помчался прочь. Не время и не место было разбираться, что за история со страхом перед насекомыми.
  -- Дракон?
  -- Приближаемся с севера, идем между домами, - ответила та. - Бегемот в полукилометре от Ворот Индии, курс без отклонений.
   Надо было все-таки проверить, утащить Фир Сё южнее, подумал Джирайя, но оборачиваться и возвращаться не стал. Что сделано -- то сделано.
  -- Параллельно нам летит армия мини-жуков, и команда Муравья, - сообщила Дракон.
   Джирайя поперхнулся на секунду, словно проглотив одного из насекомых Тейлор, все мысли о Котле и предстоящей стычке вылетели из головы.
  -- Муравей, где сейчас Шершень?
  -- Возле Ворот Индии с Алхимиком, - тут же откликнулись насекомые.
  -- А где сейчас ты сама? Где остальные?
   Пауза. Ветер свистел в ушах Джирайи, здания и деревья, машины и плакаты, провода мелькали мимо. Сюда еще не добрался Бегемот, даже не проходил мимо, но все равно все выглядело так, словно район подвергли бомбежке, обстрелу мощными техниками ниндзюцу. Слабые пока еще пожары, пробитые крыши и мостовая, обломки там и сям, и пестрые кучки развалин домов, не выдержавших сотрясений. Из-за выраставшей на глазах громады Ворот Индии в сторону Джирайи летели сгустки огня и обломки, несколько раз промелькнули костюмы масок.
  -- Муравей?
  -- Мы летим к месту битвы, - казалось, что рой насекомых вздохнул, в такт вздоху Тейлор. - Все сложно.
  -- Все сложно будет, когда Бегемот до вас доберется! - рявкнул Джирайя, не сдерживаясь.
   Пауза, Муравей не ответил, и Джирайя, ругаясь под нос, крикнул.
  -- Дракон, останови их!
  -- Муравей рассеяла рой и скрылась из поля зрения, ушла западнее.
   Пауза.
  -- Она угрожает обрушить мои корабли при помощи жуков и силы Шершня, - в голосе Дракон слышалась искренняя растерянность.
   Джирайя задумался на секунду, потом отдал новый приказ.
  -- Отменить все, возврат к прежнему плану -- Бегемот! С Муравьем я разберусь сам. Есть возможность дать картинку с камер?
  -- Только связь голосом, и это временное решение, сделанное на скорую...
  -- Неважно тогда, - перебил ее Джирайя и повторил. - Работаем по Бегемоту! Муравьем я займусь сам, все равно надо взглянуть на битву своими глазами.
  
   Лили торопливо касалась руками наконечников металлических шипов, и огромные, размером с мяч, жуки тут же подхватывали их, тащили прочь, в сторону укрепления. Алхимик возвела нечто вроде огромного улья неподалеку от Ворот Индии, и жуки летели туда, словно несли добычу в гнездо. Часть тащила шипы прочь, в сторону Бегемота, который был уже совсем недалеко. В защитный вал перед Воротами уже несколько раз врезались и гасли разряды молний, прилетали куски домов, автомобилей, в сами Ворота на полной скорости воткнулось и расплескалось кровавыми пятнами несколько масок.
  -- Шершень!
   От тяжелой поступи Сварщика могла бы содрогаться земля, если бы она и без того не содрогалась от сражения с Бегемотом. Губитель шел медленно, намного медленнее, чем раньше, но не потому, что устал. Маски во главе с неожиданно взбодрившимся и усилившимся Эйдолоном (Лили подозревала, что это дел рук Эми, но вслух ничего не говорила) сражались, как в последний раз, бились за каждую пядь земли, и Лили до зубовного скрежета хотелось быть там.
   Сражаться, разить, помогать.
   Пускай даже умом она понимала, что в первых рядах место только таким, как Сварщик, крепким, сильным, металлическим, способным пережить удар Бегемота. Лили понимала также, что толку от ее стрел немного, заряд, вложенный в них, быстро съедался оболочкой Губителя, и нужно было что-то кардинальное, больше, вроде пятиметрового копья, которое она заряжала для Александрии. Но ум пасовал перед чувствами и желанием сражаться, разить Губителя.
  -- Мне нужна твоя помощь! - провозгласил Сварщик.
   Тело его блестело сплавом Алхимика, сверкало отсветами зарева на небе. Частички пепла соскальзывали по зеркальной металлической глади, и Лили невольно подумала, что после удара огня Бегемота металл на Сварщике уже не будет таким гладким. Но он хотя бы выживет, в отличие от других Стражей.
  -- Зарядить тебя? - вздохнула Лили, понимая, к чему клонит Сварщик.
  -- Да! Прекрасно же все сработало!
  -- Бегемот -- не Левиафан, - напомнила Лили.
  -- Он движется медленнее!
  -- Но все равно успеет тебя расплавить!
  -- Голема же не расплавил?! - азартно воскликнул Сварщик.
  -- Да ты не допрыгнешь до груди Бегемота, а бить тобой вместо копья Александрия не будет!
  -- Найду того, кто меня бросит, Славу, например, раз уж она в моей команде!
   Лили хотела привести еще контраргумент, но остановилась. Сварщик хотел сражаться, как и сама Лили, только в отличие от нее, у лидера Стражей Броктон Бей была такая возможность.
  -- Хорошо, - прищурилась Лили, которой пришла в голову мысль. - Но ты будешь должен сделать одну вещь.
  -- Какую?
  -- Станешь парнем Черепахи, - сдерживая вообще неуместный смех, сказала Лили.
   Она ожидала чего угодно, возгласов, возражений, выкриков, что ничего не получится, но только не радостного возгласа Сварщика.
  -- Так ты замолвишь за меня словечко?
  -- Эээ...
  -- Ну, я же не могу быть парнем Черепахи, не состоя в Гильдии?
  -- Ну... да, - признала Лили, мысленно кляня себя за то, что не додумала этот момент.
  -- Я согласен!
   Отступать было некуда, и Лили со вздохом положила руку на плечо Сварщика.
  
   Тамэшивари 14.20
  
   22 июля 2011 года, Нью-Дели
  
   Нарвал ощущала, как пот катится по ее "коже" - чешуйкам силовых полей, и почти сразу же испаряется под воздействием жара. Сухой воздух царапал глотку, пепел в воздухе раздражал и лез в глаза, уши, ноздри. Нарвал уже сто раз прокляла тот момент, когда уничтожила маску, обеспечивавшую хотя бы какую-то прохладу и кондиционирование.
   Но кто мог ожидать этого удара светом и целенаправленного уничтожения кораблей Дракон, особенно находящихся в отдалении? Практически все припасы и запасные комплекты сгинули в том ударе, а самой Дракон было не до изготовления масок. Хорошо, что сама вообще выжила, первый выход в новом теле, Дракон было бы обидно потерять его, не так ли?
   Под ногами Нарвал пронесся конус, внутри которого переливалось что-то радужное, и она машинально прикинула скорость, добавила к конусу своих силовых полей, глянула назад. В промежутке, в центре дорожной развязки окопались маски, в знакомых Нарвал костюмах. Она была уверена, что знает их, но мозг отказывался напрягаться и вспоминать, команда из центральных штатов США, и все тут.
   Бегемот мотнул головой, пригибаясь и уходя от слитного залпа Легенды и трех Стрелков, и одновременно с этим ударяя рогом по конусу, сбивая его в сторону, в кладбище, находящееся южнее развязки. Деревья вокруг полыхали, дымились, и маски использовали это облако как завесу, выныривали, стреляли, и тут же скрывались. Взрыв конуса разорвал облако дыма, и тут же Бегемот ударил, пронзая воздух молниями. Легенда и Стрелки заложили вираж, уходя обратно за спину Губителя.
   Там виднелось перепаханное поле, изрытое воронками и кратерами, местность, переставшая быть городом. И причина этого сейчас заходила в левый бок Губителю, пользуясь тем, что тот немного развернулся, отражая атаку конуса.
  -- Замри! - выкрикнул Эйдолон, вскидывая руку, словно давая отмашку спортсменам.
   Гравитационный удар, этакий невидимый колодец огромного притяжения, обрушился на Бегемота и местность вокруг. Под первый гравиудар Эйдолона попали две маски, оказавшиеся в тот момент рядом с Губителем, и их сбросило с небес, расплющило в кровавые лепешки, вбило в землю. Нарвал не знала, сколько именно "же" там выдает Эйдолон и как он это делает, но в лепешки плющило не только масок. Губителя придавило, обдирая с него псевдоплоть, весь стекающий ихор моментально обрушился на землю черным дождем, выбивая ямки. Земля проседала и ломалась, недобитые развалины домов плющились, камни дробились и ломались, все разламывалось, превращаясь в огромный кратер.
   Прилетевшие издалека несколько обломков домов резко ушли по дуге и врезались куда-то в ноги Губителю. Сам Бегемот, рыча, продолжал движение, мелкими шажками, но при этом он вскинул голову, и разряды молний понеслись к Эйдолону, который так и висел в воздухе неподалеку. Нарвал сместилась, выставляя поля, но ее уже опередили, Александрия промчалась, снесла собой Эйдолона, уводя его от удара. Гравитационный удар моментально прервался, и Бегемот широко шагнул вперед, обрушивая перед собой волну огня, посылая ей вдогонку акустический удар.
   Эйдолон вырвался, вернулся, обрушивая в спину Бегемоту волну черного огня. Губитель извернулся, отражая часть огня в сторону обстреливавших его ранее, но лишь часть. Остальной огонь, словно живой, впился в него, забегал по телу Губителя, сбегаясь и прячась в ранах, укрываясь там и выгрызая псевдоплоть. Бегемот взревел, и дернул плечами, одновременно с этим весь черный огонь вылетел наружу, словно выброшенный из катапульты, ударил во все стороны, накрывая защищающихся масок. Нарвал торопливо вскинула руки, и черная клякса распласталась в воздухе в метре от нее. Огонь трещал и шипел, казалось, что он сейчас сожрет и силовое поле.
   Пожары вокруг вспыхнули сильнее, маски на дорожной развязке корчились, пытались стряхнуть с себя огонь, и тут Эйдолон отменил атаку. Огонь моментально потух, но Бегемот атаковал еще раз, пользуясь моментом. Зеленый пятачок в центре развязки вспыхнул вместе с масками, и одновременно с этим еще молнии ударили в саму Нарвал, в Лиловую Перчатку, в Трехглазого, в Мирддина, во всех, кто взмыл в воздух, уходя от выстрела черным огнем.
  -- Я тебя никуда не отпускал! - выкрикнул Эйдолон.
   Он попытался захлестнуть Губителя невидимой удавкой, но Бегемот был настороже и перенаправил энергию удара. Словно огромный невидимый кнут щелкнул по Нарвал, снося силовые поля, и ее отбросило. В полете спиной вперед, она видела, что Бегемот не стал стесняться, ударил по всем маскам, и часть из них сбросил с небес, прямо в пылающие деревья. Кого-то почти наверняка убило, и Нарвал мрачно нахмурилась. Кто спорит, Эйдолон внезапно стал силен и могуч, но, кажется при этом еще и утратил часть рассудка, словно обменял здравый смысл на силу. Он кидался в атаки, норовя вбить Бегемота в землю, не думая больше ни о чем.
   Ни о собственной защите, ни о масках вокруг.
  -- Получи! - с рук Эйдолона сорвалось копье бурлящего, переливающегося, словно бы жидкого огня.
   Конечно, можно сказать, что это глупость -- атаковать Бегемота огнем. Да вообще глупость, атаковать Бегемота энергией, которую Губитель способен перенаправить по своему желанию, вбить масок в землю. Вот и сейчас, Губитель вскинул обрубок лапы, но огонь не поддался, только расплескался во все стороны, попал тысячами брызг на фигуру Бегемота и начал растекаться по ней, как до этого делал черный огонь. У Нарвал даже мелькнуло подозрение, что это просто модификации одной и той же силы, но додумать мысль она не успела, Бегемот выстрелил огонь обратно, сотнями мелких пылающих снарядов.
   И почти все они были направлены в самого Эйдолона.
  
   В этот раз его спас Легенда, промчался сверкающей молнией, ударил сотнями лазерных лучей наперерез огню, и по земле заколотил град замороженного пламени. Нарвал лишь покачала головой, меняя диспозицию, прикрывая силовыми полями команду эвакуации, вытаскивающую раненых и обожжённых. Новый град обломков, ракет, лазеров и силовых полей обрушился на Бегемота, и Губитель отразил его, широко шагая вперед, перенаправляя энергию ударов в самих масок.
   Те, наученные опытом, отступали в укрытия, защищались, отражали удары. Вроде бы и остались только опытные маски, могущие, что называется постоять за себя, и все равно, даже они ошибались, падали раненые или мертвые, выбывали из строя. После первых ударов Эйдолона, взвинчивания накала боя Стражей отправили назад, к Воротам, или отвели в сторону, перекомпоновав в команды эвакуации, и все равно, юным героям тоже доставалось, даже несмотря на то, что сюда приехали самые крепкие из них.
   Недостаток опыта, недостаток скорости, недостаток живучести.
   А Эйдолон продолжал сражаться, словно бы и, не замечая масок вокруг Бегемота, словно с головой уйдя в "первую фазу", которой Гильдия и Триумвират еще пытались следовать в самом начале боя. На Бегемота обрушился сияющий обруч, сковал его на мгновение, и рядом с Губителем оказалась еще одна маска Убежища, вскинула руку.
  -- Мне возмездие и аз воздам! Господь всемогущий, да поразит рука твоя одного из Князей Зла!
   И вокруг руки маски возник силуэт, словно бы еще одна рука, только в десять раз больше, крепко сжимающая исполинское копье. Но "гнев божий" не успел обрушиться на Бегемота, тот ударил первым, разорвал оковы, и поджарил Кающегося Грешника. Правда, обычно тот бил слабее, но не было времени разбираться, кто усилил маски Убежища, Бегемот шагнул вперед, в этот раз, атакуя землетрясением по земле, и оглушающим рыком в воздухе. Колебания оглушали и лишали силы воли, от них путались мысли, казалось, что и суперсила сбоит, но это был обман.
   Молнии сорвались с рогов Бегемота и маска в цветах "Пирамиды", зажимающая уши, пала, зажаренная вживую. Бегемот сейчас продвигался вдесятеро медленнее, чем раньше, но не потому, что ослаб, нет, наоборот. Он стал сильнее, злее, проворнее, и двигался медленнее лишь потому, что его непрерывно атаковали, и две из трех атак приходились на долю Эйдолона, который словно получил толику "божьего гнева". Но сколько это продлится? Ворота Индии находились не более чем в полукилометре, и там были какие-то укрепления, но на грандиозную мега-ловушку это не тянуло никак. Нарвал ощущала, что еще немного, и количество масок вокруг упадет ниже некоей критической величины, и тогда Бегемот, продолжая стремительно двигаться вперед, сможет полностью сосредоточиться на Триумвирате, и не исключено, что Эйдолон падет второй раз в этой битве.
   Только подняться уже не сможет.
  
  -- Нужно как-то остановить его! - к Нарвал подлетел Мирддин.
   Нарвал раскрыла кокон из силовых полей, пропуская его внутрь, и тут же пожалела об этом. Рык и колебания оглушали, взбивали мозги в кисель, и Бегемот ускоренно двигался вперед, пользуясь отсутствием сопротивления. Радовало только одно, маски отступали и отступали, не просто цепляясь за развалины, а отступали к Воротам. Нарвал, правда, не слишком понимала, в чем их польза, ударит Бегемот землетрясением и разрушит, обрушит кирпич и камень, или из чего там были сделаны Ворота прямо на голову обороняющихся. Но зачем-то Ворота были нужны, Легенда кричал о них, потом стало не возгласов. Каждый, практически, сражался сам по себе, все свелось к стандартной битве с Бегемотом, за исключением нестандартности самого Губителя.
  -- Нужно! - выкрикнула Нарвал в ответ.
   Джирайя же просил об этом? Или нет? Все сливалось в единую полосу, круговерть боя, постановку силовых полей, защиту и атаку. Они вдвоем отлетали прочь, и Нарвал оглянулась, ища взглядом Жабу. В какой-то момент он перестал мелькать на поле боя, но когда это было? При первом гравиударе Эйдолона? Когда они только отступали от аэропорта? В битве на первой развязке, когда Александрия швырялась бетонными столбами? Когда Бегемот поджег огромные сады, и Нарвал чуть не задохнулась от внезапного порыва ветра, нет, едкого дыма, смешанного с пеплом, дерущего глаза, глотку, казалось, поджигающего кожу и испепеляющего волосы?
  -- Иначе мы все тут погибнем! - продолжал орать Мирддин.
  -- Согласна! - крикнула Нарвал. - Но кто его остановит?
   Слова было легче орать, тогда они меньше царапали пересохшую глотку.
  -- Ты! - крикнул Мирддин, совершая какие-то пассы посохом.
  -- У меня не хватит сил!
  -- Мои атаки его не догонят!
  -- Кого не догонят?! - Нарвал перевела взгляд на Бегемота, идущего прямо на них.
  -- Эйдолона, конечно же!
  -- Что?
   Они переглянулись, Мирддин смотрел прямо в глаза Нарвал, собранный и сосредоточенный. Нарвал была рада услышать, что ей не показалось, что Эйдолон и вправду переходит черту, но атаковать его? Конечно, Мирддин был первым в рейтинге Протектората, но Эйдолон - это Эйдолон. Атаковать сильнейшую маску Земли и одного из Триумвирата? Это было бы самоубийством даже в спокойной обстановке, а здесь и сейчас -- убийством всех присутствующих. Да, маски гибли, но медленно, сопротивлялись, отходили, шли к Воротам. Остановить Эйдолона и все погибнут быстро, кроме Жабы, который непонятно куда делся.
   Нарвал зажмурилась, напряглась и раскрыла глаза. Не помогло, напряжение, и кисель в голове не проходили, казалось, наоборот, даже нарастали.
  -- Уже двое из моей команды погибли от его безрассудных атак! - выкрикнул Мирддин.
  -- Но...
  -- Перенаправленных Бегемотом -- плевать! Разницы нет! Он не координирует свои атаки, не согласовывает, не думает о других, и убивает тем самым масок Протектората! Его надо остановить!
   Эйдолон вынырнул откуда-то, словно выпрыгнул из подпространства, и ударил по Бегемоту во всю мощь. Рык и волнения моментально прервались, кулак Александрии, вторя атаке Эйдолона, врезался в подбородок Губителя, и Бегемота отшвырнуло прочь, уронило на спину, обратно в кратер, выбитый предыдущим гравитационным ударом. То есть Губитель, словно бы и не проходил ничего, вернулся в исходную точку, но при этом все же его удар ослабил масок в целом.
   Нарвал ухватила кончик мысли, потянула за нее, ощущая себя так, словно тянет канат, на который подвешен небоскреб. Остановить, да, нужно было остановить Бегемота, и они не смогли, и возле Ворот готовилась новая ловушка, нужно было лишь протянуть, выиграть время на подготовку. Да! Точно! За это они сражались, за то, чтобы остальные успели подготовить новую ловушку!
  -- Нет! - закричала Нарвал. - Нам надо остановить Бегемота! Остановить и добить!
  -- Чем? Как? - закричал Мирддин.
   Он нырнул ниже и вскинул посох, обрушивая секущий ветер на Бегемота. Тот уже перекатился и вставал, обрубок лапы его ударил в землю, выбивая в сторону Мирддина огромный кусок дороги.
  -- Триумвират! - выкрикнула Нарвал, ставя барьер из полей.
   Кусок рассыпался на мелкие части, и тут же мимо пролетело еще несколько обломков, по дуге обрушилось рядом с Бегемотом, бомбардируя его градом осколков. Земля под ногами Бегемота вспыхнула, он словно бы оказался в расплавленном болоте, но тут же шагнул вперед, с ног его стекала лава. Новый залп сзади и сбоку, и Бегемот даже чуть повернул голову, перенаправляя лазера перед собой, атакуя масок.
  -- Вот видишь! - заорал Мирддин, уклоняясь от атаки.
  -- Вижу! - заорала Нарвал в ответ.
   Два шматка плазмы влетели в бок и верхнюю часть левой ноги Бегемота, вгрызлись в него, погружаясь, растапливая себе дорогу через псевдоплоть.
  -- Нужно сражаться! - закричала Нарвал Мирддину. - Сейчас не время устраивать свары!
  -- Самое время! - заорал тот в ответ, опять взмахивая посохом. - Иначе их просто некому будет устраивать!
   В этот момент Эйдолон нанес новый удар, по Губителю словно проехалась огромная терка, взрезая его десятком вертикальных линий, кромсая и рубя. Бегемот исхитрился и тут перенаправить часть удара, и Нарвал заорала, ощущая, как ее саму взрезает по бокам, и как из разрезов хлещет кровь. Мирддин куда-то скрылся, а может и пал жертвой этой атаки, и в Нарвал пополам с болью закралось сомнение.
   Может и вправду ударить по Эйдолону, остановить его, пока он не убил всех?
  
   Тамэшивари 14.21
  
   22 июля 2011 года, Нью-Дели
  
   Тейлор и Лиза "переговаривались" на лету, за спиной Эми, которая была вся устремлена вперед, смотрела только вперед, и не обращала внимания, что происходит у нее за спиной. Тейлор еще немного "помогла", выдвинув жука с Эми на спине вперед. Лиза быстро -- быстро чертила пальцами слова на спине жука, Тейлор там же, прямо на панцире отвечала, выстроив квадрат из надежно закрепленной паутины, по которой и бегали пауки, складываясь в слова в ответ.
   Тейлор сопела и морщила лоб, прикидывая варианты. Необязательно было ждать, пока Славу уронит Бегемот, чтобы увести сестер с поля боя. Приказ командования тоже подошел бы. Или самой уронить Славу, она, конечно, неуязвима, но не всегда, Левиафан это показал. А у Тейлор как раз под рукой сотни мини-жуков со всепробивающими кунаями наперевес! Правда, непонятно, как Эми воспримет эту атаку на Славу, но если сделать все незаметно, со спины? Или подвязать проволочную паутину, чтобы Слава запуталась и рухнула, а потом аккуратно оглушить?
   Тейлор раскидывала сеть из насекомых, но до руководства, до Легенды пока что не добралась. Тот носился слишком быстро, слишком близко к Губителю, и слишком сильно перестреливался с Бегемотом. Какая там еще надпись, насекомые Тейлор не могли даже подобраться, сыпались вниз хорошо прожаренными комочками.
  -- Что? - Лизу едва не сбросило с жука, и она заорала вслух.
   Они и без того летели рвано, то набирали высоту, то снижались, огибали пожары, едва не ныряли в какие-то развалины, и тут же мчались, стелясь над разломанной дорогой.
  -- Уходим западнее, Жаба приказал Дракон остановить нас!
   Тейлор отделила от основного роя четверть, отправила на перехват кораблей Дракон. Бред? Конечно! Но уроки не прошли даром, и угрозу надо было чем-то подкреплять. Дракон вряд ли испугалась бы орды обычных насекомых, пускай даже и направляемых волей Муравья. На то, чтобы забраться внутрь и испортить электронику, погрызть кабеля, где-то что-то испортить нужно было время, минуты, как минимум, не говоря уже о том, что Дракон могла просто увеличить скорость и насекомые просто не смогли бы десантироваться. И вряд ли корабли проживут хоть двадцать минут, учитывая "любовь" Бегемота к ним и накал битвы впереди.
  -- Ты что делаешь? - обернувшись, крикнула Эми.
  -- Зайдем со спины! - крикнула Тейлор.
  -- Но Слава там! - рука Эми указывала куда-то вбок.
   О да, Тейлор отлично знала, что Слава там, работает катапультой в сером балахоне. Точнее говоря, часть ее одежды уже испарилась от удара Бегемота, но саму Славу, казалось, ничуть не волновало такое нарушение приличий. Она на пару с Мегаваттом доставала огромные обломки зданий, выбивала куски из дороги, и швырялась ими в Бегемота, выкрикивая что-то яростное. Честно говоря, это впечатляло, и в своих детских мечтах Тейлор видела себя вот именно такой героиней: сияющей, неуязвимой, могучей, способной швырнуть грузовик одной рукой и повергающей врагов в прах.
   Видела себя Александрией, в общем.
  
   Александрия вынырнула из тучи, и обрушилась на голову Бегемота, словно швырнула его, ухватив за рог, и тут же Эйдолон ударил, прямо по распластанному на дороге Губителю. Насекомых Тейлор раздавило огромным притяжением, все вокруг опять плющилось и сминалось, и несколько масок, зависнув в воздухе, яростно обстреливали Бегемота.
  -- Целим в основание шеи! В основание! - донесся выкрик Легенды.
   Губитель ворочался, вставая, плоть его словно стекала вниз, отваливалась кусками. Лазеры и волны чего-то черного накатывали, подрезали плоть, и тут же притяжение отрывало подрезанные куски, срывало их на землю. К Славе и Мегаватту присоединились еще две маски, швырялись камнями и обломками, и получалось странно. С одной стороны притяжение усиливало удар, с другой обломки долетали только до правой руки (Бегемот упал поперек улицы), слегка царапали ее.
   "Быстрее к Славе, иначе Эми спрыгнет и побежит сама!", решительно вывела Лиза.
  -- Летим! - решилась Тейлор, опять закладывая вираж.
   Почти по границе гравитационного колодца, под физически ощутимым взглядом Эйдолона, жуки с клонами Тейлор и ее команды на спине, мчались мимо Бегемота. И рядом с ними мчались обманки, не менее дюжины, грубые подобия фигур на жуках, при этом отстающие по скорости. Одновременно с этим Тейлор рассредоточивала вокруг основной рой мини-жуков, наблюдала за стремительно приближающимися кораблями Дракон и Жабой, и развешивала в воздухе надпись для Мегаватта. Из глотки Бегемота вырвался рык, и Тейлор на секунду показалось, что его наполовину отросший глаз следит именно за ней, ворочается в окровавленной глазнице. Но это была лишь видимость, жуки и клоны обходили Бегемота с севера, маячили перед его глазами, тогда как сама команда ушла дальше к югу, обходя Губителя со спины.
  -- Что ты делаешь? Мы летим не туда! Не туда! - кричала Эми.
   Тейлор подвела было еще одного огромного жука, чтобы придержать ее, но Эми коснулась его, и жук немедленно камнем ушел вниз. Рычание вырвалось из горла Тейлор, больших жуков и без того было мало! Три подруги мчались в параллель улице, ведущей к Воротам, прячась за развалинами одинаковых домов, почти касаясь ногами обломков и щебня. Здесь почти не было дыма и пожаров, да вообще, по-хорошему, не стоило бы так приближаться к Бегемоту, и Тейлор уже успела пожалеть, что согласилась с планом "лечения", предложенном Лизой в полете. Парализовать всех, а после битвы запихать в одну палату и лечить, лечить, лечить!
   Она притормозила жука Эми, а своего, наоборот, ускорила.
  -- Спокойно! - прорычала она почти в лицо Бабочке, ухватив ее за шкирку. - Ты мне доверяешь?
   Это было сложное и рискованное действо, и сложные слова в неуместном месте и обстановке. Подобные разборки совершенно неуместны, когда у тебя за спиной в сотне метров Губитель. Очень злой и рассерженный Губитель, пускай сейчас он и на земле, но...
  -- Он встает! - взвизгнула Черепаха нарочито высоким тоном.
  -- Защиту! - донесся чей-то выкрик.
   Бегемот ударил, и рык его пополам с исторгнутой ударной волной звучали в голове Тейлор глумливым басовитым хохотом. Волна смяла насекомых, клонов, жуков, ушла выше, но Стрелки стремительно порхнули в стороны, а перед Эйдолоном вспыхнула стена силовых полей.
  -- Не дайте ему подняться! - донеслось до Тейлор.
  -- Это ловушка!! - и вот теперь паника в голосе Черепахи была неподдельной.
   Эми пока еще не парализовала Тейлор, но и ответа не дала, и не было времени играться в психологию. Черепаха работала в полную силу, и если уж она кричала о ловушке, то значит, все было плохо. Тейлор единомоментно попробовала сделать массу вещей, увести жуков с подругами с линии возможной атаки, при этом направляя Эми вперед, как и планировалось, чтобы Слава смогла ее спасти, и при этом попыталась предупредить всех остальных, и особенно Славу с Мегаваттом, перестраивая ряды основного роя, и отправляя сообщение Дракон, и прощелкивая предупреждение приближающемуся Жабе, и все равно опоздала.
   Бегемот попытался привстать, его опрокинули обратно мощным ударом, и удар тела Губителя породил новую ударную волну, новое землетрясение. Во все стороны ударило камнями, пылью, стеной воздуха, сносящей, догоняющей и добивающей остатки роёв, и земля затряслась в судорогах, словно готовясь расколоться пополам. Полусотня оставшихся возле Губителя масок, и те, кто скапливался возле Ворот Индии, все попали под удар, и Тейлор, как и остальных, кто не попал под прямой удар, несло, кувыркало, сносило ураганом. Она пыталась маневрировать жуком, уклоняясь от камней, но получалось не очень, один из них врезался в жука, с отвратительным хрустом проломив хитин, другой, с кулак размером, ударил Тейлор в верхнюю часть ноги. Еще камень просвистел рядом, другой ударил в плечо, Тейлор накрывало болью, дергало, лишало ясности мысли, но... еще камень рухнул с небес, и Тейлор почти прыгнула вперед, на голову жука, уходя от удара. Валун проломил спину, и швырнул жука вниз, вбивая его и Тейлор в какую-то расщелину, лишая возможности двигаться.
  -- Нужно было слушать Жабу, - прохрипела Тейлор, пытаясь освободиться и избавиться от пыли, забившейся повсюду.
  
   Жук под Лизой дернулся и резко пошел вниз, в глазах темнело, и казалось, что кровь в голове решила поиграть в нефтяную скважину под давлением. Желудок и остальные внутренности рвались наружу, отталкивая друг друга локтями. Она приготовилась, сгруппировалась, понимая, что Тейлор пытается увести ее от удара.
   Тщетно!
   Жука закувыркало, и Лиза ощутила, что ее сносит, сейчас сдует прочь, и прыгнула сама. Ее крутануло, ударило жестко, приложило обо что-то хрустящее и трещащее, еще ударило, по бокам, голове, покатило по жесткой поверхности. Верхний костюм окончательно разодрало, "горб" высекал искры и больно ударял в спину, словно норовя ее сломать, все, что отделяло Лизу от содранной в мясо кожи -- надетый "подкостюмник", сплетенный Тейлор из паутины, легкий и невесомый.
   Мелькало небо, дымы, сносимые прочь маски, встающий и радостно ревущий Бегемот, то ли сломавший гравитационный захват, то ли доставший-таки Эйдолона. Лизу перекувыркнуло еще пару раз и она остановилась, врезавшись в какую-то стену. Оплавленный кусок стены, если быть точным. Бегемот не более чем в сотне метров, выпрямился в полный рост, но Лиза его практически не видела сквозь пыль, лишь силуэт, рык и сияние в глубине глотки.
   Она закашлялась, сотрясаясь в такт с трясущейся землей, и поползла на четвереньках, потом побежала, пригнувшись, следуя подсказкам суперсилы. Бегемот рычал и ревел, земля тряслась, пылевой туман чертили молнии, били во все стороны, в том числе и над головой Лизы, и она бежала, напрягая уставшее и жалобно ноющее тело. Когда у Бегемота закончатся более приоритетные цели, он доберется до Лизы и устроит ей терапию электрошоком.
   Но голова не болела и суперсила работала в полную мощь, и оргазм от этого ощущения искупал все.
  
   Жука швырнуло в одну сторону, потом другую, закрутило, словно он пытался сбросить Эми со спины, и к этому сама Эми оказалась не готова. Ее сбросило и швырнуло по закручивающейся дуге, куда-то вперед, но прежде чем она успела испугаться, ее впечатало во что-то очень родное и знакомое.
  -- Ты простила меня! - радостно заорала Эми, обнаружив, что находится в объятиях полуголой Виктории.
  -- Берегись! - Слава развернулась спиной к Губителю, слетела ниже.
   Пыль ударила со всех сторон, Эми поспешила закрыться рукой. Почти моментально они вырвались из расширяющего пылевого облака, спикировали к огромной арке, у подножия которой несколько десятков масок строили очередную линию обороны. Почти одновременно с появлением сестер Даллон, маски забегали, засуетились, и Эми кольнуло тревогой, она оглянулась на облако, в котором, под ударом Губителя, остались подруги.
   Но ничего, сейчас они вернутся и всех спасут!
  -- Теперь мы будем вместе! - радостно воскликнула Эми.
  -- Что? - Слава почти сбросила Эми на землю, и та еле устояла на ногах. - Да никогда!
   Самодельная серая повязка на груди и бедрах лишь сильнее подчеркивала красоту Славы, и тем мощнее был контраст с ее словами. Эми смотрела на нее, задыхаясь, снизу вверх, ибо Слава висела в воздухе, вне досягаемости рук сестры. Мимо по небу промчались корабли Дракон, мелькнуло несколько масок, но сейчас для Эми это не имело никакого значения.
  -- Но... ты же спасла меня! - закричала Эми, срывая с себя визор и утирая слезы.
   Слава обернулась вправо, посмотрела тревожно в сторону грохочущего облака.
  -- Хочешь, мы будем сражаться вместе? - закричала Эми. - Переходи к нам в Гильдию, и мы будем вместе, всегда?!
  -- Никогда! - прорычала Слава, взлетая еще чуть выше.
  -- Но ты же спасла меня!
  -- Ты не чужая мне! - Слава уже орала во весь голос, перекрикивая грохот и шум. - Но мы не будем вместе! Никогда!
  -- Но мы же подруги! Сестры! - выкрикнула Эми сквозь слезы, забыв обо всем вокруг.
   Сколько раз она представляла себе эту встречу, что-нибудь героическое, или как раненую Славу приносят к ней, и она нежно о ней заботится, или как они встречаются в бою, и рука об руку сокрушают злодеев. Эми цеплялась за осколки мечты, пыталась вернуть ее, склеить словами.
  -- Вот именно -- сестры! - Слава тоже забыла обо всем, раскраснелась и орала во весь голос. - Сестры! Сестры не вожделеют друг друга, не влияют на мозги друг друга!
  -- Не влияют?! - Эми вскочила, уже не думая, что выкрикивает, выплескивая из себя бушующий ураган ярости. - Да ты же своей аурой меня и извратила, и теперь нос свой воротишь?! Я все делала ради тебя! Я прикрывала тебя, лечила тех, кого ты избивала чуть ли не до смерти, а ты теперь строишь из себя чистенькую героиню, выставляя меня кровавой злодейкой? Знаешь, что? Ты ничуть не лучше Кэрол! Такая же ханжа и стерва!
  -- Да что ты несешь, маленькая дрянь?! - заорала Слава.
  -- Вот -- вот! Вылитая Кэрол!! - Эми казалось, что сейчас ее легкие выскочат из глотки от крика.
   Ее разламывало и потряхивало от ненависти, от презрения к самой себе. Что она вообще нашла в этой полуголой задаваке? Зачем она так ждала этой встречи? Плевать на Славу! Плевать на всех! У нее есть новая семья, которая не такие уроды, как Новая Волна! У нее есть Тейлор!
  -- РРРРРРРААААА!!! - выкатился из пылевого облака рык Бегемота.
   Или у нее нет Тейлор. Эми, мазнув рукой по лицу, ринулась навстречу Губителю, спасать подругу.
  
   Тамэшивари 14.22
  
   22 июля 2011 года, Нью-Дели
  
   Огромное облако пыли взвилось впереди, чуть позже докатился звук, и, словно вспугнутые грохотом, с Джирайи взлетели и свалились сидевшие до этого спокойно насекомые. Парочка особо наглых или испуганных даже попробовала прокусить дубленую кожу старого шиноби, но Жаба смахнул их небрежным жестом.
  -- Дракон, ускорься! - рыкнул он. - Муравей выбыла!
  -- Уже на подлете, - последовал ответ.
   Впрочем, Джирайя почти сразу же увидел и сам, как корабли Дракон ныряют в облако. В два огромных прыжка, он оказался рядом с аркой Ворот, и моментально охватил картину происходящего, после чего выругался сквозь зубы. Весь его план, который он так настойчиво излагал, и с которым вроде даже соглашались, был отправлен на свалку. И вместо организованного боя была свалка, и свалка же была рядом с Воротами, укрепления и маски в изрядном количестве, словно уроки этого сражения никто не усвоил.
   Земля ходила ходуном, все тряслось и разваливалось, и устроенная было ловушка (все не так, и не так, отметил Джирайя) оборачивалась ловушкой для самих масок. Из облака вылетела спиной вперед Александрия, врезалась в Ворота, и те хрустнули, побежала трещина. Александрия, словно не видя ничего вокруг, извернулась, взмыла, подхватывая строение под арку, и моментально вырвала из почвы. Вниз полетели кирпичи и обломки, Джирайя отскочил и крикнул
  -- Александрия!
   Но та даже не отреагировала, ринулась вперед, неся арку, словно огромный магнит, потом метнула вниз, и новое облако пыли и пепла взметнулось к небесам, а секунду спустя накрыло и лагерь возле ворот, скрывая все вокруг.
  -- Жаба! - на него вылетела Шершень, едва не проткнула какой-то железкой.
  -- Какого Шинигами тут творится? - прорвало Джирайю. - Почему Александрия кидается зданиями, а не копьями, заряженными твоей силой?!
  -- Эээ..., - Лили опешила. - Да все как-то некогда было, то Муравей с кинжалами, то Сварщик, то...
   Джирайя взмахом руки заставил ее замолчать, скакнул вперед, сквозь пыль и мглу, к носителю чакрометки, подхватив Лили, словно огромный свиток.
  -- Бабочка только что убежала к Губителю! - пискнула Лили снизу.
   Джирайя опять выругался и приземлился, едва не сбив Изуми с ног.
  -- Алхимик! - рявкнул он. - Прикрой ее, пусть заряжает копье для Александрии!
   Маски прекратили обстрел, несколько из них тщетно пытались сдуть пыль и пепел, расчистить пространство. В почти непроницаемом облаке что-то гремело и грохотало, вспыхивало, и все это крайне неприятно напоминало события, предшествовавшие удару Фир Сё.
   Джирайя торопливо скакнул вперед, помчался сквозь пыль, пытаясь собраться с мыслями. Как бы ни был силен Эйдолон, но разрозненное сопротивление -- это поражение. Нужно спасать своих и уходить, прикрыть отход кораблями Дракон, какими-нибудь расходными тварями, насекомыми, барьером Алхимика, неважно! Выиграть минуту, вызвать Бродяжника и отступать, эту битву уже не спасти, нужно уносить ноги и опыт, пока еще есть возможность.
  -- Дракон! - но ответа не последовало. - Дракон!
   Дракон не отвечала, и это был дополнительный плюс к необходимости отступать. Издалека все выглядело гораздо радужнее, вблизи же оставалось поражаться, как Бегемот еще не победил масок, не разбил по частям. Не перенаправил удары одних масок в других, не истребил всех вокруг. В этом вопросе, конечно, многочисленность масок в атаке играла против них же самих, и это стоило учесть в "разборе полетов", потом, все потом.
   После отступления, да что там, бегства прочь!
   Чакрометки младшей команды приближались, да и расстояния тут были мизерные, Бегемота отделяло от несуществующих уже Ворот не более трехсот метров, просто маски пока этого не видели. Чувство опасности дернуло, Джирайя скакнул в сторону, и мимо пронеслась темная громада корабля Дракон. Грохотнуло, вспышка подсветила мглу, и тут же земля снова содрогнулась, да так, что Джирайю подбросило и отбросило прочь, в сторону Ворот. Он перекувыркнулся в воздухе, и выбросил проволоку вниз, зацепился за корпус упавшего корабля, и резко ушел к земле. Дождь из молний пронесся выше, и ударил куда-то в укрепления масок. Мгла гасила звуки, но все равно до Джирайи донеслись еле слышные выкрики, вопли отчаяния.
   И тут же вокруг заплясали разноцветные лучи, пронзая мглу, прошивая ее насквозь.
   Корпус корабля плыл и плавился, оттуда донесся скрежет и треск. Кусок обшивки вывалился, и следом за ним вывалился Оружейник, сжимая в одной руке Алебарду, в другой Дракон. Та висела на руке Оружейника, в разрезах костюма виднелась вспоротая плоть и металл под ней, что-то искрило и сверкало в движении. Ветер пыли и мелких камушков ударил в спину Джирайе, подталкивая вперед, в направлении Бегемота.
   Полыхнула молния, и силовой щит вокруг Алебарды отразил удар.
  -- Плохо дело, - хладнокровно сообщил Оружейник, отступая обратно под укрытие корабля.
  -- Там команда Муравья! - почти прорычал Джирайя.
  -- Знаю, мы пытались их подобрать, и он нас снес, проломил защиту одним ударом.
  -- Ааа! - донесся протяжный возглас сверху, и одновременно с этим натиск ветра усилился.
   Настоящий ураган ударил, снося все вокруг, сдувая в сторону Бегемота. Висевший в воздухе Мирддин взмахивал посохом, нагнетая ветер, и Джирайя выскочил из укрытия, торопясь спасти Муравья и команду, пока Бегемот не обратил молнии против них. Его прыжок совпал с порывом, раскрывшим Губителя, и глазам Джирайи предстала картина Бегемота, стоящего на груде обломков Ворот, во всей его искалеченной красоте и мощи.
   Уцелевшая нога Губителя была ободрана, растрескана, местами взрезана на треть глубины, сверкала обнаженной псевдоплотью. Вторая, отросшая до колена, местами сохранила целую поверхность, но ее же чертили глубокие борозды, словно кто-то царапнул семипалой лапой, вонзив когти так глубоко, как смог. Живот и грудь Бегемота представляли собой месиво воронок, ран, выбитых и зарастающих частей, "мяса", торчащего наружу, и стекающего вниз черными потоками ихора. Руки отросли чуть дальше локтей, но были тоньше, чем раньше, и были иссечены больше всего, изломаны, местами топорщились обсидиановые шипы, словно странные жесткие волосы. Голова была изломана, вмята и вбита, половина черепа и один рог отсутствовали, и если бы речь шла о человеке, то можно было бы сказать, что с такими ранами не живут. Губитель, однако, и не думал падать и умирать, наоборот, раскрыл пасть и взревел, ослепляя сверканием в глубине, казалось, словно огонь там внутри даже разгорелся сильнее за это время.
   Он находился не более чем в ста метрах от Джирайи и младшей команды.
   Быстрый взгляд, молниеносная оценка ситуации, и одновременно с этим Губитель ударил пучком молний, резко и коротко, быстро, во все стороны.
  -- Стихия Земли: Купол! - взревел Джирайя, понимая, что больше не успевает ничего.
   Муравей была зажата между камнями, погружена в какую-то трещину. Черепаха тащила ее, помогала огромным жукам, которых накачивала Бабочка, и которые безуспешно грызли камни и бетон. Купол выдвинулся из земли, и в то же время несколько мини-жуков, каждый размером с кулак Джирайи, ринулись наперерез, принимая молнии на себя, сверкая чем-то. Свистнуло, купол раскололся, остаточные разряды ударили прямо в саннина, отбрасывая прочь. В полете он извернулся, метнул кунаи навстречу сверкающим железкам, сбивая их с курса, уводя прочь от себя и младшей команды. Железки расщепили кунаи, словно тех и не было, отклонились совсем чуть-чуть, рядом с Джирайей свистнуло, и два огромных жука Муравья пали пронзенные насквозь.
   Джирайя моментально все понял, извернулся, уцепился за огрызок столба, и ринулся вперед, на защиту команды, и в то же время, понимая, видя, что не успевает. Муравей еще пыталась что-то сделать, нагнетала рои из мелких насекомых, бесстрашно мчащихся прямо на Губителя, и в то же время, рассредоточивая мини-жуков, распределяя их между собой и Бегемотом. Бабочка даже не подумала оборачиваться, работала лихорадочно, лепя нового жука и подкачивая одного из уцелевших, видоизменяя его, делая более плоским, вытягивая жвалы. Черепаха сдвинулась, словно собираясь своим телом закрыть Муравья, и Джирайя начал складывать печати нового Купола, громко матерясь про себя.
   Ведь этих троих тут вообще не должно было быть, даже близко!
  -- Стихия Земли: Купол! - Джирайя успел в невероятном прыжке.
   Сверкнуло и купол опять раскололо, несколько ослабленных зарядов ударили в Джирайю, пригвождая его к земле, так и норовя поджарить. Младшую команду не задело, вниз посыпались новые поджаренные жуки, упало две маски, пораженные молниями и отбитыми ударом железками, заряженными всепробивающей силой Шершня. Джирайя начал подниматься, ощущая, как все трещит и кряхтит в его теле, дергает и ломается. Снизу вверх Бегемот выглядел еще более устрашающим, и видно было, что он атакует не только Джирайю и Муравья с командой, нет, он бил молниями, огнем и волнами во все стороны, вынуждая всех вокруг или обороняться, или падать с небес.
  -- Дракон -- отступаем! - скомандовал саннин, и только тут заметил, что маска все же не пережила последнего удара и отключилась.
   Мгновением позже он вспомнил, что Дракон осталась позади, и понял, что несколько ее кораблей, еще ведущих атаки Губителя дезинтеграционным оружием, действуют автономно. Нарвал прикрывала Эйдолона, и видно было, как она ежесекундно поглядывает вниз, в сторону Джирайи. Насекомые Муравья, Легенда с парой Стрелков, да Мирддин с Давлением, вот и все оставшееся сопротивление. Конечно, еще оставались маски возле бывших Ворот, но толку с них, если никто не следовал плану? Да что там, первоначальный план Джирайи и не предполагал участия рядовых масок, только в финале и из-за надежных укрытий. Все замерло на миг, и стало понятно, что сейчас уничтожит Джирайю, и Муравья с командой, непонятно зачем выбежавших прямо к Губителю.
  -- Страаааааайк!! - разнесся оглушающий крик.
   Металлический шар пронесся по воздуху, и ударил в колено правой, уцелевшей ранее, ноги Бегемота, пробил его насквозь, практически снес все колено прочь. Губитель начал заваливаться набок, Эйдолон практически сразу же ударил, чем-то аннигилирующим и рассекающим, казалось, что воздух на пути его удара изломался тысячей осколков. Мгновением позже ударил Легенда и Стрелки, Нарвал обрушила гребенку силовых полей, Мирддин и Давление присоединились, объединили удар, создав нечто вроде потока пуль из предельного сжатого, почти до жидкого состояния, воздуха.
   И это стало ошибкой, потому что Губитель и не подумал защищаться.
   Он просто атаковал в ответ всех, кто находился рядом, и тех, кто не находился. Бегемот упал, и земля забилась в корчах очередного землетрясения, защитную технику Джирайи сорвало, сбило, и он отпрыгнул назад, понимая, что не успевает, не успевает, не успеет утащить под землю всех девушек. Град жареных насекомых, обугленных комочков, колотил по земле, и Джирайя складывал печати, понимая, что не успеет уйти под землю и прихватить Муравья с командой, если их еще не раздавило камнями и землетрясением.
   Мелькнуло, корабль Дракон принял на себя удар, предназначавшийся Джирайе, и пролился вниз дождем расплавленного металла. Где-то за спиной Бегемота в сверкании плазмы орал и плавился Сварщик, рядом валялись пробитые насквозь Стрелки, Легенду снесло куда-то за горизонт, как и пару кораблей Дракон, пытавшихся прикрыть собой других масок. Эйдолон и Нарвал рухнули справа от Джирайи, первый без сознания, вторая еще на ногах, но пронзенная железками не менее чем в трех местах. Бегемот ворочался на земле, с пробитой ногой, отсеченной правой рукой, взрезанной грудью и спиной, пробитой головой, и вокруг него растекался жар, плавилась земля, камни, асфальт и бетон.
  -- Я слишком стар для всего этого, - прохрипел Джирайя, вставая и закидывая в рот две пилюли Акимичи.
  
   Жаба рывком вырос выше Бегемота, прыгнул на Губителя, нанося сокрушительный удар, и новое непроницаемое облако пыли, дыма и гари взметнулось к небесам. Мирддин, успевший скрыться в одном из своих измерений, избежать удара Губителя, ринулся вниз, понимая, что надо спасать остальных и уносить ноги, передышка, подаренная Жабой, не будет долгой.
   Легенда вернулся, и тут же ударил замораживающим лучом по Сварщику, сбрасывая с него сгусток плазмы. Мелькнула Александрия, с огромным копьем в руке и, моментально оценив обстановку, подхватила Эйдолона и Нарвал, легко и без жалости подняв их одной рукой.
  -- Легенда! - заорала Александрия. - Бродяжника сюда и уводи масок!
   Тот скрылся в направлении госпиталя, а Мирддин порывом ветра разбросал камни, навалившиеся на команду Муравья. Давление и Стрелки, бывшие с Легендой, пали, увы, им уже нельзя было помочь. На мгновение Мирддину показалось, что и Муравью с командой уже не поможешь, раздавленные ноги и руки, огромные раны, но затем он узнал Панацею и облегченно выдохнул.
  -- Держитесь! - крикнул он, снижаясь.
   Захватить, одну, самую целую, на руки, двух спрятать в карманное измерение, изменить в нем условия, и прочь, прочь, в сторону основного лагеря возле Ворот! Пускай там уже не было ни Ворот, ни лагеря, но туда прибудет Бродяжник и телепортирует масок прочь, пока Бегемот не подловил всех в новую ловушку! За спиной Мирддина грохотало и гремело, доносились тяжелые шлепающие звуки, и не хотелось думать о том, что случилось с остальными масками Чикаго, с теми из Стражей, кого взяли сюда. Это был разгром, потрясающий в своей мощи, ведь сегодня маски обрушили на Бегемота больше ударов, чем в любой другой битве, нанесли больше ран, чем когда бы то ни было, и все равно, Губитель несколько раз подловил всех в свои ловушки, сокрушил и фактически победил!
  -- Берегись! - прохрипела маска на руках у Мирддина, глядя ему за спину.
   Барарум! Словно что-то лопнуло, и ниже Мирддина, прямо по завалам, обломкам, пробивая их своим телом, подпрыгивая на трещинах, стремительным снарядом пронесся Жаба. Он врезался спиной в стену, созданную ранее Алхимиком, выбил в ней огромную вмятину, и сполз вниз головой. Маски не было, но кровь обильно заливала грудь и голову, лицо Жабы, словно стремясь скрыть, кто он такой.
   За спиной Мирддина раскатился торжествующий рык Бегемота.
  
   Тамэшивари 14.23
  
   22 июля 2011 года, Нью-Дели
  
   Нарвал вынырнула из беспамятства, и поняла, что отключилась буквально на несколько секунд. Она поднялась, пошатываясь, остановила кровотечение, заткнув силовыми полями раны. Что ни говори, но были в силе Лили и плюсы, железки не пришлось вытаскивать. Взгляд ее упал вниз, на Эйдолона и Нарвал облегченно выдохнула. Броня и собственная защита Эйдолона, слабая, не такая, как атаки, но все же защита, спасли его. Вокруг Эйдолона уже возились, с него содрали нагрудник, явив миру четыре обильно кровоточащие раны.
   Вокруг царил разгром и хаос.
   Лагерь и укрепления были обращены в развалины, доносились крики придавленных, стоны раненых, и выкрики на доброй дюжине языков. Валялись тела масок, неподалеку один из Стражей рвал на себе волосы над трупом товарища, истошно орал что-то в небеса на незнакомом Нарвал языке. Она оглянулась, пытаясь собраться с мыслями, понять, что делать сейчас, куда бежать, потому что в целом было понятно - Бегемот победил. Вроде никакой паники, об этом говорили, что мол, последнее усилие и отступаем, но это последнее усилие Губитель превратил в разгром, и от этого у Нарвал во рту был кисло-гадостный привкус.
   Нужно было задержать Губителя, дать остальным возможность отступить, и Нарвал, стиснув зубы и покачиваясь, побрела вверх по склону, шершавому и упругому, словно сделанному из резины. К ней подбежал кто-то, выкрикнул в ухо.
  -- Вам нужна помощь! - но Нарвал лишь отмахнулась.
   Если они успеют уйти, то лечение будет, а если не успеют, то лечение и не потребуется. Успеют ли? Сейчас бы перенести лагерь на километр восточнее, за речку, были бы шансы. Мысли пошатывались и разбегались, в такт покачиванию тела. Маски бегали и суетились, исчезнувшее было облако пыли снова вставало над многострадальным городом, и без того затянутым в дымовые тучи.
  -- Кто сражается? - Нарвал ухватила за плечо высокую, статную маску, удержалась и не дала себе упасть, покатиться вниз.
  -- Жаба, - ответил тот, окидывая взглядом Нарвал. - Он вырос и вбил Губителя в землю!
   Из пыльного облака вылетел Жаба и помчался в сторону Нарвал, словно камешек, запущенный по воде. Он подпрыгивал, пробивал телом камни, и Нарвал не успела даже перехватить Джирайю силовыми полями, как он врезался в стену и сполз по ней. Нарвал скользнула вниз, словно удар, сотрясший стену, сбросил ее. Кровь заливала белоснежные волосы Джирайи, лицо, чертила новые красные полосы, и Нарвал оглянулась в сторону облака, словно надеясь увидеть там Бабочку.
   Но увидела она только Бегемота.
   Фигура Губителя больше не напоминала человеческую, это был смятый, карикатурный обрубок, словно кто-то взял фигурку из пластилина и сдавил в руке, оторвал часть и выпустил на свободу. Но удары Бегемота от этого слабее не стали, даже наоборот, едва Нарвал увидела Губителя, как тот ударил, словно только и ждал ее взгляда.
   Огонь, молнии и оглушающая волна, быстро, мощно, без промаха.
  -- Вместе! - донесся до Нарвал голос Бастиона.
   Еще несколько масок - барьерщиков присоединились к ним в едином порыве, и сверкающая стена встала на пути Бегемота, прикрывая улепетывающего Мирддина. Бастион был ранен, обожжен, перевязан и забинтован, но спросить, откуда он взялся, Нарвал не успела. Стена лопнула, разлетелась осколками полей, и молнии засверкали вокруг, ударили во все стороны, сшибая всех и каждого. Мирддина сбило, швырнуло почти к ногам Нарвал, и она успела подхватить его, не дала разбиться. Мирддин перекатился, обожженный, посох, и Черепаха выкатились из его рук, и тут же рядом с хлопком появились Бабочка и Муравей, сплетенные в объятиях первой помощи.
  -- Все - назад, за стенку! - донесся выкрик.
  -- Стенку! - зарычала Нарвал, выбрасывая перед собой десяток защитных слоев.
   Бастион присоединился, и новая стена силовых полей встала перед ними,... чтобы через секунду рухнуть. Черная стена за спиной выросла, упрочнилась и ревущий поток огня бил в нее, отражаясь вверх, вниз, во все стороны, и Нарвал рыча, стояла посреди этого океана пламени, вместе с Бастионом удерживая защитную пирамиду. Она не могла, не имела права ослабить защиту, потому что... потому что, тогда... тогда,... Джирайя за ее спиной оставался неподвижным, и Нарвал рычала, звуками и яростью заглушая в себе подозрения, не желая даже думать о таком.
   Не говоря уже о том, что где-то там, в море пламени осталась Дракон.
  
   Пламя стихло внезапно, резко, и Нарвал устало опустила руки, поля исчезли сами собой, и глазам ее предстал искалеченный Губитель. За это время он успел подобраться вплотную, находился не далее, чем в пятидесяти метрах от Нарвал и остальных. От него исходил нестерпимый жар, не слабее того, что излучали оплавленные развалины стены за спиной. Оттуда неслись уже не крики, истошные вопли, о том, что телепортеров нет, транспорта нет, Бегемот рядом, что все пропало и нужно спасаться.
   Короткий выброс нескольких молний, и взлетевших масок сбило, судя по горестным выкрикам и шлепкам тел. Впрочем, Нарвал не была уверена, возможно, что звук шлепков дорисовало ее воображение, слишком уж хорошо она знала этот звук, слишком часто его слышала. Да и какое это имело значение? Никакого. Губитель ясно обозначил свои намерения, что он не даст, не собирается никому позволять сбежать, а значит нужно сражаться, нужно задержать его, иначе Бегемот добьет Джирайю, Бабочку, Муравья, Мирддина и Бастиона, всех. Может, Триумвират еще и выживет, успеет уйти, но сейчас никого из троицы сильнейших героев не было видно, а Бегемот приближался, изломанной, искореженной глыбой.
   Героизм? Нет, чистый эгоизм, признала Нарвал, делая шаг вперед. Спасти Джирайю, если это возможно. Отомстить за его смерть, если он мертв.
  -- Бастион! - крикнула Нарвал высоким и чистым голосом. - Уводи остальных!
   За спиной слышался какой-то шум, выкрики, но Нарвал не оборачивалась, шла вперед. Ее шатало и покачивало, в глазах темнело, но она упрямо шла вперед, удивляясь тому, что никак не дойдет, и одновременно с этим понимая, что прошло не более нескольких секунд, просто персонально для нее время растянулось и удлинилось. Она видела все, успевала замечать атаки, и шквал, вихрь ее силовых полей вцепился в Бегемота, словно хищник в добычу, и словно хищник, Нарвал рычала, рвала и кусала, грызла Бегемота, норовя добраться до его сердца. Губитель рычал и ревел, бесновался огонь, сверкали молнии, разбивая бесконечные накатывающие волны силовых полей, но Нарвал на одно уничтоженное генерировала два новых, совершенно не собираясь отступать.
   Нарвал сжигала себя, радуясь каждой выигранной секунде, и понимая, если не умом, то сердцем, что из этой битвы она не вернется. Радиус, в котором она могла игнорировать ограничение Мантона, создавать силовые поля внутри, составлял пятнадцать метров. Радиус смерти Бегемота - десять. Но при этом его ядро было укрыто под толщей псевдоплоти на высоте тех же десяти метров, а сам Губитель был разозлен и губителен, как никогда.
   Но какое это сейчас имело значение?
  
   Оружейник не потерял спокойствия духа и хладнокровно отступил, не сводя глаз с битвы с Губителем. Камеры в визоре и костюме снимали, программы обработки трудились, боевой модуль поглощал информацию, Оружейник тащил Дракон в надежное укрытие. Модули не подвели, предупредили, и он успел отступить в сторону, укрыться, когда град молний обрушился на разрушенные укрытия и лагерь, бывший лагерь.
   Он спасся сам и прикрыл Дракон, но не успел предупредить остальных.
   Перед самым ударом прибыла огромная группа раненых масок, забинтованных, в окровавленных повязках, погнутой броне, у одного даже стояла рядом капельница, видимо прихваченная по ошибке. Оружейник не знал, почему все телепортеры разом решили перенести раненых именно сюда (а не куда-нибудь подальше в надежное укрытие), но отметил точность и выверенность удара Губителя.
   Молнии разили, словно бы даже гонялись за отдельными масками, и первыми падали телепортеры и другие Движки, способные вытащить остальных из ловушки. Взметнулась стена, отражая поток огня, вспыхивали силовые поля, маски искали укрытия, кто-то даже контратаковал навстречу Губителю, но все это сейчас не имело значения.
   Раненый Эйдолон пытался подняться, несколько масок держали защиту вокруг него и пытались удержать самого Эйдолона на земле. Легенды не было видно, Александрия мелькнула, отброшенная ударом, и снова помчалась в битву, закручивая в руках пятиметровое копье, и пару секунд спустя опять пролетела мимо, в обратном направлении. Не надо было даже прибегать к помощи программы, чтобы понять, что будет дальше. Расшвыривая сильнейших, не давая им приблизиться, Бегемот дойдет до лагеря масок, неспособных быстро отступить и сожжет его, вместе с минимум половиной собравшихся. Половина второй половины погибнет в ходе бегства, пораженная стремительными и многочисленными ударами в спину, а те, кто попробует затаиться, будут поджарены и завалены под землей, задохнутся и умрут от радиации.
   В подтверждение этого прогноза, Бегемот точным ударом сбил на землю двоих, попытавшихся улететь, превратив масок и их зеленые костюмы в рваное и обугленное нечто. Можно было не сомневаться, еще немного, и безвыходность создавшего положения дойдет до всех собравшихся, и в наступившей панике уже никто ничего не сможет сделать, даже Триумвират. Разрозненность погубит всех.
   Дракон!
   Нельзя сказать, что Оружейник внезапно ощутил себя первобытным человеком, стоящим у входа в пещеру, внимательно наблюдающим за приближающимся грозным врагом, которого не одолеть сжимаемой в руках дубиной с шипами, но все равно не собирающимся бежать и отступать, потому что за спиной, в пещере, прячется его самка. Но что-то от этого ощущения было, и оно толкнуло Оружейника вперед, заставило вскинуть Алебарду.
  -- Алхимик! - выкрикнул он. - Расчисти нам путь!
   Оплавленная стена мешала, хотя до Бегемота оставалось совсем немного. Впереди сверкали молнии и силовые поля, почти беззвучно, почти не страшно.
  -- Бери Дракон и уходи, спаси ее, - нормальным голосом сказал Оружейник почти в лицо Алхимику.
   Алхимик обернулась, но не стала ничего говорить, лишь кивнула, и тут же стена впереди исчезла, открывая вид на поверженную команду Муравья, Мирддина, и сражающуюся впереди -- в одиночку! - Нарвал. Стоило бы закричать призыв, воззвать к духу героев, но это означало бы потерять драгоценные секунды, и Оружейник помчался вперед, со всей скоростью своих новых, улучшенных частей тела, держа Алебарду наперевес.
   Он был быстр и стремителен, но все равно опоздал.
   Бегемот и Нарвал синхронно сделали шаг навстречу друг другу, и видно было, как живот Губителя начало вскрывать и расплескивать изнутри силовыми полями, а кожа-чешуя Нарвал начала чернеть. Она по инерции сделала еще шаг, и новая волна разрушений ударила, вскрыла Бегемота изнутри, словно из него вырывался Чужой, как в старом фильме. Оружейник не верил своим глазам, но Нарвал, сжигаемая изнутри, держалась и взрывала, вспарывала, вскрывала Бегемота изнутри, превращая его тело, от бедер до шеи, в огромные лохмотья псевдоплоти.
   Оружейник выстрелил одновременно тросом и навершием, отделяемым лезвием Алебарды, ловко тормозя и перепрыгивая, оставаясь на границе "радиуса смерти". Лезвие срезало огромный свисающий с живота пласт псевдоплоти, а трос захлестнул Нарвал и выдернул ее прочь, из зоны поражения, одновременно с этим швыряя Оружейника вперед. Смертельный и одновременно с этим четко рассчитанный маневр. Алебарда вспорола воронку на грудине Губителя, и тут же реактивная струя из ботинок Оружейника ударила в рану, дополнительно выжигая и углубляя ее еще на пару микрон. Все это длилось доли секунды, и все равно Губитель успел ударить в ответ.
   Оружейник заорал от боли, поджариваемый изнутри, протезы-ноги вспыхнули, и он рухнул по дуге вниз, прямо к Нарвал, понимая, что это конец, что ему не хватило скорости и прочности. Пускай он и успел по инерции выскочить из "радиуса смерти", но сейчас Бегемот шевельнется и все, конец. Насколько он задержал Бегемота -- на секунду? Две? Мечты сразиться с ним на равных так и остались мечтами... и тут мимо что-то мелькнуло, и врезалось в Бегемота, а самого Оружейника подхватило, не дав упасть грудой металла на землю.
  -- АААААА!!! - накатывал оглушающий рев бегущих, летящих и прыгающих масок.
   Это было глупо, самоубийственно, невозможно, но маски сами бежали на Губителя в атаку, обрушивая шквал атак. Губитель ударил в ответ, и Оружейник ощутил, как его снова поджаривает, бьет током, оглушает и подбрасывает, но длилось это недолго, буквально мгновение. Волна тотальной, всепоглощающей аннигиляции ударила и сожрала атаки Бегемота, щит в Алебарде протестующе пискнул и отключился, не выдержав, даже не перегрузки, а просто буйства энергии и стихий рядом.
  -- Бей его!
  -- Получай!
  -- Н-на!
  -- Аааааа!!!
   Подобные возгласы на двух десятках языков звучали и гремели вокруг, маски лезли, били, напрыгивали на Бегемота, падали, дезинтегрированные изнутри, и на их место вставали новые. Словно волна муравьев захлестнула слона, повалила его на землю, и вгрызлась безжалостно челюстями, кромсая, впрыскивая кислоту, изничтожая и не давая подняться. Оружейник, захваченный общим порывом, тоже попробовал вскочить, накренился, едва не упал, так как левая нога не слушалась, а правая работала в четверть силы.
   Он оперся Алебардой, удержался, склонившись над обугленной, выжженной изнутри Нарвал, распадающейся и разваливающейся на части. Не сиял рог, не было видно лица, и нужно было что-то сказать о бессмертии ее подвига, вдохновившего остальных, попрощаться с соратницей, но у Оружейника опять не нашлось слов. Вместо этого он выпрямился, развернулся и заковылял вперед, к Губителю, вскидывая Алебарду и крича вместе со всеми.
  -- Сдохни, тварь, сдохни!
  
   Тамэшивари 14.24
  
   22 июля 2011 года, Нью-Дели
  
   Пробито 90% плоти, закономерность нарастания плотности слоев сохраняется, закономерность нарастания псевдоплоти обратно сохраняется. Плоть будет нарастать обратно, пока цело ядро, силы будут сохранены, пока цело ядро. Инстинкт самосохранения отсутствует, эскалация сил по мере эскалации ущерба.
  
  -- Сейчас жахнет! - заорала Лиза в самодельный рупор.
   Голос ее, странно реверберирующий, раскатился над полем последнего боя, обугленными трупами масок, изуродованным обрубком Губителя. Маски отхлынули прочь, и Эйдолон, висевший в воздухе неподалеку, как и Лиза поддерживаемый двумя другими масками, ударил, не сдерживаясь. Черное пламя, гравитация и аннигиляция навстречу атакам Бегемота, снося их и уничтожая, обращая в прах. Засасывающий вакуум, открытый в глубине воронки в развороченной груди Губителя, втягивающий в себя ошметки псевдоплоти, пожирающий все вокруг.
  -- Можно! - опять заорала Лиза, надсаживаясь.
  -- Разом! - и команда Бугаев, во главе с Александрией, ринулись в атаку, через мгновение после того, как Эйдолон прекратил атаку.
   Прыжки, полеты, брошенные другими масками, они толпой обрушились на Бегемота, снова вбивая его в землю, не давая подняться. Земля опять треснула, Губитель погрузился еще глубже, и Бугаи отпрыгнули. Не все успели, еще один скатился вниз, начал раздирать могучими руками грудь, словно собираясь вскрыть ее и выдрать оттуда сжигающий огонь Бегемота. В самом Бегемоте, в верхней части груди, виднелась огромная воронка, словно там взорвалась мега-бомба.
   Цепи вылетели из-под Губителя, захлестнули его, по обрубку ноги побежала каменная корка, где-то нарастал лед, каждый тормозил и останавливал Бегемота, во что был горазд. Одновременно с этим ударили Стрелки, кто уцелел, во главе с Легендой, чьи лучи изгибались в воздухе, преломлялись, все устремляясь прямо в центр воронки на груди Губителя, углубляя ее. Расплавленный металл копий начал стекать в новые раны, и цепи, камень, лед, все, что сковывало Губителя, тоже начало плавиться.
   В первые два раза в эти моменты маски снова попробовали наваливаться толпой, как в самой первой атаке, рубить, кромсать и подрезать, облегчая работу Бугаям, Стрелкам и Эйдолону, но Губитель приноровился, ударом сбросил всех, убил не менее десятка масок за одну секунду, и подобное пришлось прекратить. Теперь все били с боков, подбираясь оттуда к ядру, отвлекая Губителя, благо лапы Бегемота отсутствовали, и можно было бить, вгрызаться, атаковать.
   И падать замертво, если подойдешь слишком близко.
  
   Подстроился под замысел масок, просчитал план, снизил сопротивление, ослабляя бдительность, готовясь к новому удару. Готовит новый удар, стремительно наращивает внутреннюю температуру, готовится перейти на новый уровень сопротивления.
  
   Лиза быстро глянула по сторонам, да, от начального числа энтузиастов -- самоубийц осталось не больше трети, включая раненых, правда эти были энтузиастами вдвойне. Когда в импровизированный госпиталь -- Парламент врезался корабль Дракон, пробив крышу и убив три десятка врачей, солдат и масок, там одновременно начались два противоположных процесса. Паника и новая эвакуация с одной стороны, и стремительный сбор раненых масок под лозунгом "Там наших бьют -- им нужно помочь!", с другой. Они ухватили всех телепортеров и ринулись толпой на помощь, с идеей, что телепортеры заберут местных раненых и вернутся с ними в госпиталь, помогут там с эвакуацией. Логики и рассудка в этом было мало, лишь яростный порыв и охватившее всех желание сражаться, усиленное жертвой Нарвал, атакой Оружейника, поступком Жабы.
   Поэтому сейчас число раненых и убитых масок стремительно росло, но никто и не думал отступать.
   Те, кто хотел отступить, остались в госпитале, или покинули лагерь, когда началась ответная атака на Губителя. И это необязательно были трусы, как видела Лиза, просто у тех, кто ринулся в атаку, желание защитить других и остановить Губителя перевесило все остальное. Это Лиза тоже видела, сейчас она, точнее ее суперсила, работала как никогда раньше, на 104%, как говорится. Расплата за подобное будет жестокой, очень жестокой, это Лиза прочитала в глубинах Бабочки, едва та мазнула ее небрежным жестом окровавленной руки по щеке и шее, но по ее мнению дело того стоило.
   Сейчас Лиза была всесильна, всемогуща, мгновенно читала всех и вся, видела обстановку вокруг, координировала атаки масок, не давая Губителю сразу убить всех. И поэтому Бегемот закипал, как чайник, нет, скорее как закрытый паровой котел, готовясь взорваться и убить сразу всех, вопреки новым, заемным силам Эйдолона, вопреки энтузиазму масок, вопреки самой Лизе.
  -- Губитель наращивает температуру и готовится взорваться! - заорала Лиза в рупор.
   Она не знала, стоит ли советовать отступить, ведь тогда Губитель снова встанет на ноги... на обрубки ног, точнее говоря. Движение в исполнении Губителя было не более чем обманом, фикцией, трюком, уловкой для доверчивых масок, как отчетливо видела Лиза. Впрочем, если подумать, то, как Бегемот передвигался в толще Земли? Не ногами же перебирал в плотных породах и магме, загребая лапами при перемещении в раскаленной мантии планеты? В общем, Бегемот поднимется и все придется начинать сначала, или уже окончательно разбегаться, в связи с гибелью всех энтузиастов. Ведь стоит хоть чуть-чуть сбавить темп атак, как плоть начнет нарастать обратно быстрее, чем маски успевают ее уничтожать.
  -- Не ослаблять атак! - заорала Александрия.
   Эйдолон ударил невидимым копьем усиленной гравитации прямо в грудь и живот Бегемота, и не успевший стечь металл сразу стремительно полился вниз, псевдоплоть трескалась и развалилась, обрушивалась сквозь слои под собственной тяжестью. До определенного момента, разумеется, но все равно это отвлекало Губителя, распыляло его силы. Маски прихлынули новой толпой, начали грызть, кусать, рвать на части, с боков, сверху, мимо своих же товарищей, охваченные единым порывом -- ударить еще сильнее! Успеть! Добить! Разнести!
   Там и сям начали падать мертвые маски, и в то же время Лиза видела, что это сработало. Губитель отвлекался, растрачивал энергию, время нанесения нового удара, перехода на новый уровень эскалации откладывалось, и Александрия опять терзала воронку в центре груди, силясь добраться до ядра.
   Бегемота затрясло в судорогах и корчах, и земля вокруг тоже начала содрогаться, маски посыпались на землю, и вперед шагнул Голем. Будь видно сквозь дым солнце, он заслонял бы его собой, каменный гигант, кирпично-рыжего оттенка. Огромные ладони стиснули обрубок головы и ноги, прижали Бегемота накрепко и голем прогрохотал неприятно-скрежещущим голосом.
  -- Я держу его!
   Ладони его плавились, трескались, обтекали, и все же Голем держал, а Губитель тратил на него энергию. Маски, взревев что-то, ринулись в новую атаку, видно было, как Шевалье и Оружейник, словно два обезумевших Железных Дровосека, прорубаются сквозь Бегемота, пластая и шинкуя все на своем пути. Их совместные усилия выгрызли кусок бока, добрались до сердца, если бы у Губителя было таковое.
  -- За всех погибших! - взревела Александрия, падая в воронку с новым копьем наперевес.
   Увы, плотности там были такие, что даже с всепробивающей силой Лили нужен был очень, очень хороший заряд, этакая колонна метров в пятьдесят, заряженная до предела ее силой, и поэтому Александрия непрерывно меняла оружие, а Лили заряжала. Сила Александрии была неимоверна, а сама она неуязвима, и поэтому героиня смело ныряла в воронку, пробивала, копье ломалось и растекалось, новые удары Эйдолона и Стрелков расширяли пробитую дыру, и все повторялось.
   Но в этот раз все пошло иначе.
  
  -- Есть! - заорала Лиза. - Есть касание ядра!
  -- Не ослаблять атак! - заорала в ответ Александрия, взлетая.
   Она заложила вираж, подхватывая новое копье, даже не слушая возмущенных выкриков Шершня, и тут же ринулась обратно, в воронку. Лиза напряженно следила за ней, Бегемот дергался и пытался вырваться из хватки масок и Голема, пытался что-то рычать обрубком шеи, но туда внезапно влетела проекция слона, заткнувшего собой отверстие.
   Быстрый взгляд -- индийские маски пришли на помощь! Три десятка! Пестрые и яркие, закопченные, уставшие и свежие, они возникли, словно из ниоткуда, и тут же атаковали, внося свой вклад в общее дело. Нужно было использовать их телепортера, но в этот момент удар Александрии достиг своей цели, и Бегемот взорвался.
   Не слишком сильно, в одну десятую от запланированного, но все же масок разбросало, а некоторых и убило. От общей гибели их спасло то, что взрыв был ослабленным и нецеленаправленным. Это был даже не столько взрыв, как стремительно сообщила Лизе ее суперсила, сколько спазм, реакция Бегемота на то, что оказалось, пронзено его настоящее сердце.
   Лиза махнула рукой, и придерживающий ее Страж (выдернут из тренировочного лагеря в Сан-Диего прямо на битву с Бегемотом, опыта масштабных битв -- ноль, находится в восхищении, заочно влюблен в Черепаху за ее бесстрашие, носит трусы в горошек, пьет воду из-под крана, издавая хлюпающие звуки, по заверениям суперсилы) подлетел ближе. Информация хлынула потоком, словно ихор из ран Губителя, и Лиза заорала.
  -- Регенерация остановилась! Но это ненадолго! Добейте его!
   Маски, ринувшиеся в новую атаку, чтобы бить, рубить, кромсать и выжигать, от этих слов радостно взревели и удвоили свои усилия. Бегемот вяло ворочался, пытаясь сделать что-то, пытаясь подняться. Руки Голема лопнули, и он рухнул, придавливая всем телом Губителя.
  -- Я держу! Держу его! - заорал Голем. - Добивайте! Добивайте его! Бейте через меня!
   Александрия нырнула вниз, небрежным жестом сдвигая всего огромного двадцатиметрового Голема, и вонзая новое копье в воронку, ведущую к ядру. Эйдолон, бледный и решительный, слетел ниже, мелькнул Легенда, и поток его лазеров заструился вокруг Александрии, бледно-синим водопадом. Казалось невероятным, невозможным, немыслимым, что вот-вот и все кончится, первый в истории Земли Бет Губитель будет уничтожен, растерзан на куски, разбит и размолочен. Без регенерации и нарастающей плоти Триумвират мог без помех бить по ядру, добивать его, не давая Бегемоту восстановиться.
   Губитель вздрогнул и замер, обмяк, прекратив сопротивление и радостный вой прокатился над городом, хриплая какофония звуков, исторгнутых усталыми, пересохшими, измученными глотками, и даже Страж, несший Лизу, заорал что-то непотребное. На испанском, правда, но суперсила любезно подсказала примерный смысл, и Лиза хмыкнула. Уж если кто и занимался сексом с Губителем, то это Триумвират, старшая команда Гильдии, сильнейшие маски собравшихся команд, а в основном было наоборот - Бегемот имел всех остальных.
  -- Ниже и прямо! - скомандовала Лиза. - Во имя Силы Юности, я должна увидеть ядро!
   Пока еще работает сила, собрать информации, и молиться, чтобы потом голова не лопнула в приступе боли, чтобы ее не убило откатом от воздействия Бабочки. Прежняя мечта -- снимать головную боль легким движением пальца -- сбылась, но исполнение оказалось подобно ситуации с алкоголем. Он недостижим, ты хочешь попробовать, манипулируешь и ловчишь, из кожи вон лезешь, наконец, достаешь и пробуешь и тебе гадко, а потом хорошо, а потом вдвойне, втройне гадко.
  -- Скажите, Черепаха, а что вы делаете после битвы с Бегемотом? - неожиданно спросил Страж, чьим прозвищем Лиза даже не удосужилась поинтересоваться.
   Она хотела пошутить, что будет помогать Муравью с выведением особого сорта ядовитых пауков, способных взять даже Губителя, но тут же передумала. Не стоит шутить с людьми, которые держат вас в воздухе, в таком вот духе. Может быть потом, когда за спиной снова будет реактивный ранец, и если они всей командой вдруг решат навестить тренировочный лагерь в Сан-Диего... и тут все шутливые мысли выбило из головы Лизы.
   Информация об истинном предназначении ядра хлынула в нее потоком, ошеломляя и оглушая, и Лиза застонала, ухватившись за голову, ощущая первые отголоски страшнейшей головной боли, что ее ждет в недалеком будущем. Она вскинула рупор и заорала сверху вниз Триумвирату.
  -- Прекратите атаки! Ядро сейчас взорвется, и с каждой атакой взрыв все ближе!
  -- Что?
   Весь Триумвират разом оказался возле Лизы, и державший ее Страж чуть не грохнулся в обморок от счастья. Только Легенда выглядел относительно целым, Эйдолон был залит кровью, на Александрии виднелись следы в одежде, и суперсила тут же услужливо сообщила Лизе, что это последствия расплавившегося ранее сверхпрочного металлического исподнего супергероини.
  -- Мы не можем его бросить! - воскликнул Легенда. - После стольких смертей, дать Губителю уйти?
  -- Бегемот сам не препятствует нарастающей нестабильности ядра, - устало сообщила Лиза, - и ядро не зарастить, не вернуть все как было. Взрыв неизбежен! Я ошиблась.
  -- Индийские телепортеры, Движки с полетом -- каждый прихватит по раненому, а город и без того уже сгорел наполовину, - быстро произнесла Александрия.
  -- Аннигилировать ядро полностью? - предложил Эйдолон.
  -- В момент гибели Бегемот высвободит все свои запасы энергии, и взрыв уничтожит Индию, - сообщила Лиза. - Всю Индию.
   Пальцы Стража все же разжались, но Лизу тут же подхватила рука Александрии. Страж отлетал прочь, что-то орал, но Лизе было плевать. Паника или не паника, взрыв достанет их что здесь, что когда они будут драпать. Времени оставалось совсем ничего.
  -- Силовые поля? - Легенда.
  -- Только атакующие силы, - бросил Эйдолон.
  -- Море?
  -- Цунами смоет побережье всего Индийского океана, острова и половину Африки, - сообщила Лиза. - Для начала. И до взрыва остались секунды.
   Можно было зарыть Бегемота под землю, сбросить в сверхглубокую шахту, вернуть так, сказать в лоно породившей его почвы, но проблема заключалась в том, что Губитель, по неизвестной причине, сам жаждал взорваться, словно внезапно обзавелся человеческими чувствами, особенно мстительностью. Да и последствия? Вполне возможно, что Бегемот хитрил, чтобы его вернули под землю, чтобы залечиться или убить не один миллиард в Индии, а два, прихватив вместе с Индией и окрестные страны.
   Это будет победа, которая хуже поражения.
  -- Некогда думать! - голос Александрии был глухим, низким. - Нужно действовать!
   Она нырнула вниз, подхватила Бегемота, и помчалась ввысь, стремительно и неудержимо. Прежде чем кто-то успел среагировать, она за доли секунды скрылась из вида, словно растворилась в небе.
  -- Она справится, - неуверенно предположил Эйдолон. - Она неуязвима, и это ее пятидесятая битва с Губителями.
   В небе вспыхнула и родилась новая звезда.
  
   Тамэшивари 14.25. Ребекка Коста-Браун
  
   22 июля 2011 года, Нью-Дели
  
   Александрия не обладала суперинтуицией Черепахи, но владела приемами "холодного чтения" и читала саму Черепаху вместо Бегемота. Суперсила бывшей Сплетницы, бывшей мелкой злодейки, работала в полную мощь, и Черепаха верила, нет, знала, что все собравшиеся обречены. Знала, что до взрыва оставалось буквально несколько секунд, и спасти присутствующих масок и всю Индию может только чудо. Решение пришло самой собой, и Александрия нырнула вниз, подхватывая Бегемота и устремляясь с ним вверх, в космос, со всей доступной ей скоростью. Чудо. Губы ее слегка изогнулись, а абсолютная память вернула в тот момент, когда она впервые подумала о чуде.
  
   1986 год, Лос-Анджелес
  
   Ребекка Коста -- Браун умирала от рака и знала это. Знали это врачи, знали родственники и друзья, продолжавшие фальшиво улыбаться и заверять, что все будет хорошо. Ребекка знала, что не будет, что ее может спасти только чудо.
   И чудо произошло. Чернокожая Доктор Мама, в своем неизменном белом халате, и Контесса, тогда еще девочка-подросток, явились к ней, словно два ангела с небес. Выпить что-то из пробирки, с одним шансом из семи выжить и не стать уродцем, при этом получив и сохранив суперсилу? Ребекку устраивали такие шансы, ведь до появления Доктора Мамы у нее было ровно ноль шансов из семи выжить.
   Она излечилась и получила силы, она стала неуязвимой, а способности ее мозга возросли неимоверно. Абсолютная память, ускорившееся мышление, возросшее, так же, как и ее сила и скорость передвижения. Все возросло миллионократно, даже больше, ведь прежняя Ребекка ни за что не подняла бы тонну, тогда как нынешняя Александрия легко поднимала миллион тонн и даже больше. Скорость ее полета измерялась десятками километров в секунду, и ей больше не нужно было спать.
   Но у всего есть своя цена, маленький, мешающий камушек в ботинке.
   Нашелся он и здесь. Умирая, Ребекка вздыхала, что у нее так и не будет парня. Выздоровев, она поняла, что у нее так и не будет парня. Пускай ей и требовалось дышать, но плоть ее была несокрушима и неуязвима. Повсюду. Хорошо хоть к возросшей силе она как-то приспособилась, и не протыкала пальцами стенки, не убивала людей, обняв их, не ломала все подряд, всего лишь взявшись за вещь.
  
   Александрия родилась 21 августа 1986 года, когда супергерои еще оставались лишь размытым слухом, неясной легендой, больше схожей на ложь. Ребекка не знала, как объяснить семье и друзьям, врачам свое выздоровление, и приняла предложение Доктора поработать на нее два года, а потом решать, что делать дальше. Оставаться или уйти.
   Новый ум и тело нужно было чем-то занять, прежняя жизнь стала невозможной, далекой, и Ребекка погрузилась в жизнь Александрии, стала супергероиней. Результатом ее работ стала первая встреча, в мае 1988 года, четверки сильнейших супергероев Земли: Эйдолона, Героя, Легенды и самой Александрии, под эгидой Котла и Доктора Мамы.
   В прошлом, 1987 году, супергерои появились на публике, были официально признаны, но если бы дело было только в супергероях, то встреча не состоялась бы. Нет, дело было в суперзлодеях, которых было больше, чем героев, и которых становилось все и больше, чем супергероев, с каждым днем. События-триггеры порождали сломанных людей с суперсилами, и люди эти по большей части становились злодеями, множились и плодились.
   В перспективе, через четверть века, к 2013 году, на каждого героя должно было приходиться по десять злодеев, и с этим надо было что-то делать. Точнее говоря, герои сражались со злодеями, Котел и Доктор Мама с суперсилами из флаконов порождали героев, но всего этого было недостаточно, просто недостаточно. План, предложенный Ребеккой, был прост, эффективен и разумен.
   Создать центр притяжения, силу, вокруг которой соберутся другие герои. Команду из сильнейших героев, которая выступит образцом для подражания, на который можно будет равняться. Команда сможет больше, чем один супергерой, они смогут разгромить сильнейших из злодеев, устранить самые опасные угрозы, и тем явить пример миру. Разумеется, это будет только лишь началом, отправной точкой, в борьбе со злодеями. Чтобы получить превосходство, нужна организация, не просто команда супергероев, собравшихся вместе, а именно что организация.
   Государственная организация.
   Поддержка со стороны государства, продвижение и улучшение имиджа паралюдей в обществе, создание команд героев в крупных городах, и многое другое, комплексное и поэтапное решение проблемы. Монетизация и финансирование, продажа образа, начать с США и затем, после укрепления позиций и распространения организации на всю страну, начать продвижение в другие страны. Команды супергероев, выдвигающиеся на помощь, положительный образ супергероев, влияние самих США, все это должно было помочь в распространении идеи и организации, привести в конечном итоге к победе супергероев над суперзлодеями. Но и в этом безупречном плане нашелся свой камушек в ботинке. Только на этот раз не маленький, а рогатый и огромный.
  
   13 декабря 1992 года, Марун, Иран
  
   Протекторат и местная иранская команда прибыли на место, ожидая землетрясения, а вместо этого получили Бегемота. Пятнадцать метров мышц, рогов, огня, молний и оглушающего, убивающего крика. В тот день "радиус смерти" Бегемота получил своих первых жертв, а мир впервые столкнулся с Губителями. Столкнулся и содрогнулся от ужаса, потому что Бегемот не просто сокрушил и убил многих героев, но еще и дошел до нефтяных полей Маруна и сжег их.
  
   22 июля 2011 года, в небе над Нью-Дели
  
   Абсолютная память Александрии хранила все подробности первой битвы, словно та случилась вчера, но это воспоминание было из разряда тех, которые она охотно забыла бы, если бы могла. Она бросила взгляд вниз, на удаляющийся, затянутый дымом Нью-Дели, и признала, что определенное сходство есть. Точно так же горели нефтяные поля Маруна, точно так же их затягивал жирный, густой дым.
   Тогда, почти двадцать лет назад, она на собственном опыте выяснила, что Бегемот умеет управлять энергией. Любой энергией, включая кинетическую, и он обращал атаки Александрии против нее же самой, швырял ее на землю и за горизонт, не в силах поджарить изнутри. Изуродованный обрубок Губителя, который она сейчас тащила вверх, даже не пытался перенаправить энергию полета, энергию подъема, и не было времени гадать, с чем это связано: повреждением ядра или тем, что Бегемот взорвется через несколько секунд.
   Главное, что у нее были эти несколько секунд.
   Задержать дыхание, сжать губы перед выходом из верхних слоев атмосферы. Необходимость дышать оставалась едва ли не единственной слабостью Александрии, впрочем, нигде не афишируемой. К моменту первой битвы с Бегемотом она уже прекратила расти и стареть, окончательно стала неуязвимой, неизменяемой Александрией, сильнейшей героиней Земли Бет, если делать упор на словах "сильнейшая" и "героиня". Губитель сумел ее повергнуть, швырнуть на землю, обрушил пламя изнутри и снаружи, но не смог сжечь, а дыхание Александрия просто задержала, как сейчас.
   Тридцать километров в секунду в атмосфере, в разреженных ее слоях, но все же атмосфере, такова была ее скорость. В космосе скорость, наверняка, будет еще выше, хотя это и не проверялось никогда толком, потому что хватало дел и забот на Земле, особенно после появления Губителей.
   Память услужливо подсунула ей воспоминания об этих делах и заботах, о том, что было после Маруна.
  
   Декабрь 1992 года, база Котла в одном из миров
  
  -- И поэтому организация будет возглавляться обычными людьми, без суперсил, - закончил свою речь Легенда, держа руку на проекте устава СКП, словно на Библии, при даче присяги.
   Ребекка не находила возражений против нового плана, но все равно хмурилась и даже знала почему. Ее детище - восьмилетний план продвижения супергероев, создания организации - сколько всего было сделано на этом пути! И теперь Бегемот подтерся этим планом, легко и небрежно, точно так же, как он расшвыривал и убивал героев в недавнем сражении.
   Обычные люди во главе организации супергероев - это могло сработать, на множестве уровней. В конце концов, Доктор Мама возглавляла Котел, будучи обычным человеком, и все прекрасно работало. Пункты прежнего плана сохранялись - продвижение имиджа супергероев в общество, руководство людей тут только пойдет на пользу. Опять же, монетизация и продажа образа супергероев, демократия и руководство обычных людей, как пример дисциплины и взаимодействия.
  -- Я согласна с планом Легенды, - сказала она, отбрасывая в сторону личные обиды, как и подобает героям. - Но все же хочу внести дополнительное предложение. Мой план предусматривал, что я займу пост в правительстве, и я хочу сохранить этот пункт, но в немного измененном, в соответствии с новым предложением, виде. То есть стать одним из Старших Директоров, которые будут возглавлять всю СКП. Прежние пункты сохраняются: Герой и Легенда - лидеры Протектората, яркие, вызывающие доверие, привлекающие к нам супергероев. Эйдолон - сильнейший из героев, занятый только мыслями и заботами о судьбах Земли, не желающий возиться с властью, этот образ прост и понятен людям.
   Эйдолон усмехнулся.
  -- Но я и вправду занят этими заботами, - сказал он.
  -- И это отлично, - кивнула Александрия. - Кто, как не мы, четверка сильнейших героев, "отцы-основатели" (она изобразила пальцами кавычки) Протектората, сможет подать правильный пример подрастающему поколению?
  -- О чем конкретно идет речь? - уточнил Герой.
  -- О теории положительных триггеров, - пояснила Ребекка.
   На секунду в комнате повисла тишина. Триггеры происходили в наихудшие моменты жизни людей, и продолжали рождать искалеченных созданий с суперсилами, множить суперзлодеев. Дабы не допустить волны нанесения вреда другим и себе, Котел и Александрия продвигали теорию "положительных триггеров", о том, что суперсилы можно получить в момент пика хороших эмоций, при огромных совершениях, каких-то выдающихся успехах. Попутно продвигался параллельный слух, что триггер от отрицательных эмоций дает ущербные, поврежденные силы.
  -- Опять эта ложь, - поморщился Герой.
  -- Ложь во спасение! - возразила Ребекка. - Так же, как и с постом Старшего Директора!
   Она могла бы сказать еще многое о подобной лжи. Например, о Сыне, которого считали первым из героев, и только руководство Котла знало правду об его истинной природе. О том, что создаваемая организация должна была стать основой армии супергероев, направленной против Сына, и что об этом тоже умалчивалось, а значит, осуществлялась ложь. О том, что маленькая ложь сможет породить множество героев, что им нужно быстро и срочно переломить ситуацию, пока все не покатилось под откос. Вчера Бегемот, и кто знает, какие еще ужасы породят суперсилы завтра? И без того постоянно возникали ужасные угрозы, которые, не ликвидируй их Котел вовремя, могли стать бедствием хуже Губителей.
  -- Некогда раскачиваться и пытаться сохранить руки чистенькими, нужно действовать и спасать людей, пока еще есть возможность! - припечатала Ребекка.
   Это решило дело, и устав СКП был подан правительству США и президенту, одобрен и принят, и следом за ним создан Протекторат, и 18 января 1993 года Протекторат (тогда так называлась именно их четверка сильнейших героев) принял присягу и дал клятву "служить и защищать".
   Но и тут нашелся свой камушек в ботинке.
  
   За Маруном последовал Сан-Паулу в 1993, и Нью-Йорк в 1994, и Москва в 1995, Бегемот был сокрушителен и убийственен, и многие герои пали жертвами его огня и молний. Герои, которые могли внести вклад и обеспечить победу, превосходство над злодеями. СКП запустило программу Стражей, и отчасти еще потому, что злодеи, в ответ на создание СКП, тоже начали потихоньку организовываться и сбиваться в банды. Пока что программа работала, команды СКП и Протектората выдавливали злодеев из крупнейших городов, но тут появился Левиафан, в 1996 году, и стало понятно, что опять нужно что-то менять.
   Речь больше не шла о превосходстве героев и победе над злодеями.
   Стремительно устанавливались неписанные правила, злодеи загонялись в рамки, теперь система работала на обеспечение равновесия между героями и злодеями. Последние должны были помогать в битвах с Губителями, а также должны были пригодиться в перспективе, во время грядущего апокалипсиса и битвы с Сыном.
   Надо ли говорить, что и тут все прошло не слишком гладко?
   Раз за разом все повторялось. Несколько лет борьбы, титанических усилий и попыток выправить положение, и когда казалось, что цель будет достигнута, все менялось. То уничтожение Кюсю и миллионов людей в 1999, то гибель Героя от рук Сибири в 2000, то появление Симург на Новый Год между в 2002 и 2003 годами, и полная потеря Швейцарии. Не говоря уже о тех, кого убили зараженные криком Симург потом, и тех масок, кого сама Симург свела с ума. О том, как она сорвала работы Котла в 2009, а ведь прорыв в понимании суперсил и создания нужных сочетаний во флаконах был так близок!
   Ситуация ухудшалась с каждым годом, несмотря на то, что Ребекка трудилась на пределе своих возросших сил, практически в режиме 24 / 7, как Александрия, так и как Старший Директор Коста-Браун. Вела, руководила, направляла, уничтожала угрозы, возглавляла ударные команды и комитеты по улучшению и продвижению имиджа паралюдей в обществе, обеспечила присоединение Канады к СКП в 2002, и вела переговоры с Мексикой.
   И всего это было недостаточно.
   К 2011 перед Котлом, помимо ожидавшегося уничтожения Земли Сыном, отчетливо встал призрак нового Апокалипсиса. Двадцать три года до того, как будет пройдена точка невозврата, до того, как удары Губителей (при условии сохранения нынешней динамики, и никто не давал гарантий, что не появится четвертый Губитель) превратят земную цивилизацию в ряд разрозненных анклавов. Падение тогда ускорится, каждый будет сам за себя, и Губители просто сокрушат всех по очереди.
   И это был уже совсем не маленький камушек в ботинке.
  
   22 июля 2011 года, в космосе над Землей
  
   Прошло уже целых три секунды, как Александрия подняла Бегемота и ринулась ввысь, и можно было рассчитывать еще секунд на пять полета, то есть, грубо говоря, выноса Губителя на высоту не менее чем в 500 километров над Землей, и это внушало надежду, что грядущий взрыв не так уж затронет планету. Кроме того, у Ребекки был еще один повод для надежды, то, что случилось в бою с Губителем немногим ранее.
  
   Незадолго до этого, Нью-Дели
  
  -- Нам нужен Сын! Без него нас тут размажут! - выкрикнула Ребекка, впервые давая прорваться нарастающему отчаянию.
   Они еле сдерживали Губителя в прошлых битвах, зачастую за счет накопленного опыта, но теперь все это исчезло. Губитель мало того, что усилился, так и действовал иначе, прошлый опыт уже не помогал, подводил, и если бы не неуязвимость, то Ребекка уже десять раз могла погибнуть. Впрочем, если бы не неуязвимость, то она не пережила бы еще ту, самую первую битву в Иране.
  -- Сын тушит пожар и конфликты в лесах Амазонки, - донесся полный веселья голос Эйдолона, - но он нам и не нужен!
   Александрия не успела спросить почему, как Эйдолон ударил и это был впечатляющий удар, такой, которого он не показывал уже много лет. Опять же, на публику это не афишировалось, но Эйдолон слабел с каждым годом, силы покидали его, некоторые навсегда, оставшиеся менялись не так быстро, прибывали и достигали пика мощи гораздо медленнее. Публика оставалась в неведении еще и потому, что всю мощь сил Эйдолон демонстрировал только в битвах с Губителями, где не велись записи, отсутствовала сторонняя публика, а присутствовавшие маски... состав их, кроме верхушки, зачастую был совершенно иным, чем в прошлой битве. Не говоря уже о том, что все оказалось, растянуто на годы, и казалось, что Эйдолон все такой же могучий и несокрушимый, сильнейший из героев Земли, после Сына, разумеется.
   Но то, что он показал сейчас - это был удар молодого Эйдолона, Дэвида двадцатипятилетней давности, когда еще не было Губителей, когда все было молодым и казалось радужным. Из ныне живущих масок, кроме Александрии, только Легенда да парочка злодеев вроде Зеленой Госпожи, сидевшей в Клетке, смогли бы опознать эти удары, их мощь и энергию.
  -- Сила снова со мной, как в былые времена! - весело заорал Эйдолон, бесшабашно устремляясь в атаку.
   Казалось, что он выпил, но Ребекка знала истинную причину подобного поведения: Эйдолон дотянулся до скрытых запасов силы, и та сейчас пьянила его не хуже алкоголя.
  -- Вместе! Как в былые времена! - продолжал кричать Эйдолон. - Сокрушим его со всем опытом Триумвирата!
   Цепочка мыслей, как все это может оказаться полезным для СКП, для общего дела, промелькнула в голове Александрии, и она отбросила прежний план, присоединилась к атакам Эйдолона.
  
   22 июля 2011 года, в космосе над Землей
  
   История с Сибирью, вырвавшей Ребекке глаз одиннадцать лет назад, показывала, что она не до конца неуязвима, и взрыв Губителя вполне мог оказаться сродни удару Сибири по силе воздействия. Но Александрия верила в свои суперсилы: Умника и Движка, то есть умения летать. Едва она уловит признаки взрыва, как сразу ринется вниз, а Бегемот продолжит по инерции движение вверх, и расстояние между ними будет увеличиться с каждой миллисекундой, и точно так же будет нарастать скорость самой Александрии. Даже если взрыв ее нагонит, то далеко не сразу, в ослабленной форме, ведь он будет распространяться в объеме.
   И чем выше она затащит Губителя, тем надежнее!
   Если бы не слабость с кислородом, если бы было время, то можно было бы даже сбросить Бегемота в Солнце, или вытолкнуть за пределы Солнечной Системы, Александрия была вполне в состоянии развить третью космическую скорость. Здесь бы больше подошел Легенда, но возможности подать ему весточку уже не было, да и времени тоже.
   Пусть, так будет даже лучше!
   Она творила ужасные вещи в своей жизни, и сияющая мечта о победе супергероев, превратилась в мрачные реалии Александрии. Возможность спасти всех от взрыва Бегемота была словно искупительной жертвой, отчасти смывающей прошлые грехи. Возвращающей былые надежды на победу героев, на то, что Губителей можно будет остановить, а значит и победить Сына, не дать погибнуть всей Земле.
   Сбоку словно бы мелькнула дверь портала, но Александрия уже так разогналась, что даже ее идеально работающий мозг успел уловить лишь отблеск, и она решила, что ей показалось. Открывать портал сейчас было бы крайне безответственно и опасно, через него энергия взрыва Бегемота могла скользнуть обратно на Землю, и стоило ли тогда уносить Губителя прочь? Не исключено, что это было одной из запасных хитростей Бегемота, притвориться беспомощным, пока Ребекка не откроет портал, а потом сразу ухватить ее и ударить, выжигая... базу Котла? Почему бы и нет? Двередел творил порталы при помощи энергии, а Бегемот управлял энергиями.
   Нет, никаких порталов, она справится и сама!
   И тут, мгновение спустя, суперсила Александрии отключилась.
  
   Неуязвимая плоть уже давно ничего не ощущала, и это было еще одним маленьким камушком в ботинке на жизненном пути Ребекки. Но теперь, в последнее мгновение она ощутила все вокруг, и жар Губителя, и холод космических просторов, и распирающее изнутри давление, разрывающее ее на части, и колебания тела Бегемота, которые можно было счесть злорадным смехом. Они летели вверх, и Александрия последним импульсом отключившейся суперсилы Умника ощутила, что Бегемот тащит ее за собой, не дает упасть, вернуть суперсилу и спастись.
   "Все-таки притворялся!" успела устало подумать Ребекка, прежде чем Бегемот взорвался.
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Летняя "Магический спецкурс. Второй семестр" (Попаданцы в другие миры) | | А.Джейн "Мой идеальный смерч" (Любовные романы) | | Е.Лабрус "Ветер в кронах" (Современный любовный роман) | | А.Джейн "Небесная музыка" (Молодежная проза) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | А.Федотовская "Академия магических секретов - 2" (Приключенческое фэнтези) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница красоты" (Любовное фэнтези) | | П.Эдуард "A.D. Сектор." (ЛитРПГ) | | С.Елена "Невеста из мести" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"