Селерно: другие произведения.

Сказка для Принцессы(Общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Принцесса северной страны воспитывалась по всем правилам, но... и этим Но был Юный Шут, рассказывающий чудесные сказки, невероятным образом переплетающиеся с былью далеких южных стран. Она и Шут. Пара. Которой предстоит долгий путь. Чтобы хотя бы одна из рассказанных историй обрела конец.... ВНИМАНИЕ!!! ПЕРЕЗАЛИЛА ОБЩИЙ ФАЙЛ. новых главнет

  Сказка для принцессы
  
  Глава 1. Сказка для принцессы
  
   - Жизнь не справедлива! - заявил шут и зал покатился со смеху, - ну вот о чем я и говорю, не успел пошутить, они уже смеются. Несправедливо.
   И скорчив обиженную гримасу, шут повернулся ко всем спиной и потрепал за ухо лежащего у трона пса.
   - Ваше величество прикажите им замолчать. Я тут о вечном, а они ржут, как табун на выгоне.
   - Не скули, Шут. Лучше спой что-нибудь.
   - О любви? - оживился шут.
   - О вечном... - передразнил король.
   Поклон. Шут вытягивает из-за трона свой инструмент, устраивается на ступеньки и тихо начинает:
  
   Великий царь. Твой верный раб.
   О чем сказать тебе посмею.
   Струна дрожит, звенит колпак.
   И слово вымолвить робею.
  
   Где шутки лож, где правды быль -
   Все смех сокроет лучшей тайной.
   Ты мне поверь, великий царь,
   Слеза не может быть случайной.
  
   Я для тебя пою весь день
   Твоей лишь воле я покорен.
   За всеми зорко я слежу
   И в этом можешь быть спокоен.
  
   Я вновь шучу, придворный люд
   Остерегайся шуток этих.
   Или страшней когда молчу
   Что на уме моем? Ответишь?
  
   Не слушай песнь , она глупа.
   Я - шут, и грошика не стою,
   За дерзость головой плачу.
   Но все равно настырно спорю....
  
   Великий царь. Твой верный раб.
   Ты не забудешь это в гневе.
   Струна дрожит, звенит колпак.
   И жизнь свою еще лелею....
  
   Струны зашлись в переборах, откликаясь на мысли юного Шута. Он наверно спел бы что-нибудь другое, но не то настроение. Хотелось сбежать с бутылкой крепкого вина, оставив колпак на полке, и напиться.
  
   - Ты что-то натворил? - спросил повелитель, приподнимая одну бровь. Он как всегда внимательно слушал тихую песнь этого мальчишки. Тихою потому, что только для него. И услышал, может быть больше, чем в ней было.
   - Пока ничего... - и монотонно продолжил, - Руже вчера отрубили голову.
   - Это?..
   - Шут короля Эмиля. Он был моим учителем, пока вы не приехали к королю и Кари не забрал меня себе.
   Король помнил старого шута - Кари, не так давно ушедшего на покой. Старик был смешен, но откровенно глуп. А этот самый Руже молод, горяч, остроумен и язвителен. И ученик был таков же. Только в столь юном возрасте у него были и другие черты - мудрость и грусть. "Если Шут не полный идиот, и при этом смеётся над шутками - он плохой шут..." - говорил отец королю.
   - Пожалуй, это его единственный умный поступок. Мне ты нужнее, чем Эмилю. А теперь пой для всех. О любви!
   Аккорды замерли, и первым задрожал колокольчик на башмачке - дзыньк, дзыньк, дзыньк-дзыньк, дзыньк... к ним присоединились рваные удары по струнам, выводя веселеньки шустрый напевчик:
  
   Ветер слезы смел с лица,
   Крестьянка Рея у венца.
   Её ловили всем селом
   Чтоб обвенчать с тем молодцом.
  
   Отец грозится. Мать ревет.
   Девица бровью не ведет.
   Строптивей, нет среди подруг.
   Достала уже всех вокруг.
  
   Вот наконец-то свадьбы день .
   Жених бледнющий словно тень,
   Священник что осины лист,
   Хотя душою вроде чист....
  
   Шут пел о похождениях Реи. Как она сорвала обряд и сбежала с заезжим молодцом. На радость всему селу. Король смеялся. Все довольны.
   К концу песенки шут заметил у боковой двери маленькую принцессу. Плавным движением он отделился от подножья трона и подошел к принцессе. Пес, дружелюбно махая хвостом, поковылял за ним.
   - Ваше высочество? Вроде вы должны быть в кроватке?
   - Мне не спиться, - ответила девочка, - я все время ворочаюсь и там так жарко!
   - Тогда сейчас мы с вами погуляем по саду, пока вашу комнату проветрят, а потом я расскажу вам сказку, и вы заснете крепко-крепко. Договорились?
   - Да.
   Шут взял руку принцессы и вышел из залы. По дороге кинув лакею, чтобы в покоях принцессы открыли настежь все окна.
   Они, молча, прошлись по аллеям королевского парка. Шут думал о сегодняшнем дне и песне спетой королю. Принцесса радовалась возможности погулять и предвкушала сказку. Их шут умел рассказывать красивые сказки. Так чтобы перед глазами сами собой вставали видения тех событий.
   Через четверть часа они заходили в покои принцессы. Девочка с разбегу залезла на огромную кровать и поудобнее устроившись в подушках и одеялах приготовилась слушать.
   Обойдя комнату и затушив свечи, Шут медленно пошел к кровати и опустился на возвышенность, на котором она стояла. Он вообще предпочитал передвигаться медленно, если это не было необходимостью, новой ролью. Но теперь он не изменял привычкам. Он оперся спиной на кровать и стянув маску запрокинул голову к потолку. Фарфоровая маска легла рядом. Принцесса стянула его колпак и столкнула на пол. Шут усмехнулся и начал рассказ.
   Забытое пророчество или он вернется...
   - Далеко-далеко на юге за густыми лесами, за широкой степью и песчаной пустыней расстилается море. На его берегах зеленой полосой растут неведомые деревья с широкими листьями и необыкновенными плодами, цветут невероятные по красоте, насыщенности раскраски и ароматов цветы. В этих жарких местах приютился город Лесертан. Шумный и многолюдный с белыми домами, покрытыми светлой черепицей и тростником, это такая трава как камыш, но толще. Лесертан является крупным портом на побережье. Каждый день к его причалам подходят десяток кораблей в пене белоснежных парусов. Легкий бриз качает их на серебристой глади бухту, вокруг которой растянулся город.
   Все приезжие и путешественники говорят, что никогда не видели ничего прекраснее Лесертанской бухты в праздник морского бога Мореноса. Флаги ленты цветные паруса с гербами владельцев или капитанов, шумный праздник цветы на воде, а под вечер корабли с населением города и его гостями выходят в море, спускают шлюпки и горожане подносят морю дары: на деревянные плошки с цветами и свечами. В них каждый сложит что-то от себя в просьбе море быть милостивым. В закатной дорожке зажигаются огоньки. Вскоре они превращаются в мерцающее полотно, пущенное по глади воды. Когда солнце скрывается и тьма окутывает темный город, чтобы бог не ошибся и не обрушался на него, все замирают в ожидании. Когда последний огонек гаснет, значит Моренос принял жертву, и над городам зажигаются фейерверки. Начинается праздник. Горожане возвращаются и гуляют до утра.
   Но наша история началась не здесь. Для того чтобы достигнуть места, нам необходимо найти корабль идущий до островов и с первыми лучами отбыть на юг. После нескольких недель плаванья посреди голубой пустыни, может встречи с пиратами или морскими тварями, капитан доставит нас на остров Пелис. Довольно большой давно потухший вулкан, гора извергающая огонь, теперь превратилась в маленький рай. В жерле разместилось чистейшее озеро. В нескольких местах его вода переплескивается через край, давая начало череде водопадов. Густая зелень тропических лесов перемежается яркими пятнами цветов.
   Но остров стал центром совсем недавно. До этого сердцем архипелага считался Лотос. На нем располагалась столица и королевский дворец. В нем правили добрые волшебники. Поговаривали, что прапрабабка нынешнего правителя была русалкой, дочерью морского царя и поэтому королевскому роду дана возможность управлять штормами, но за этот дар у королевы родиться только один ребенок и именно ему будет передана корона.
   Был в семье правителей и еще один дар. Он проявлялся раз в семь поколений, но определял жизнь людей всего королевства на долгие века. Этим даром было - провиденье. Короли, обладающие этим даром, жили либо слишком мало, либо слишком долго, но единственное что всех объединяло, было, последнее предсказание. Оно неизменно было о следующем Видящем.
   Круг первый тьмой заменит свет.
   Принц будет слеп таков завет.
   За свет отдаст заветный дар.
   Завесой бурь сокрыт Мордар.
   Когда второй очерчен круг,
   Свободу дарит верный друг.
   Круг третий скроет в небытие.
   Четвертый - новый дар себе.
   Круг пятый - воспитай огонь,
   Что лед растопит, только тронь.
   Шестой, седьмой, за ним восьмой...
   Серены песнь заменит вой.
   Лотос, зацветший под луной.
   Затменье солнца над водой.
   Принцессу чужедальних стран
   Везет опальный капитан.
   Когда девятый круг сомкнется,
   Наследный принц домой вернется.
  
   С тех пор, когда оно было озвучено впервые, много воды утекло. Никто не ждал беды. А почему? Просто кто-то сбился со счета, на целое поколение, решив не считать нынешнюю королеву, ибо дар передается по мужской линии. Да и вообще те, кто придерживался этого мнения, и думать забыли о пророчестве. Но ведь его никто не отменял. Оно просто ждало своего часа.
   Лотос окутывало предвкушение праздника. Королева должна была вскоре разрешиться от бремени, и простой люд жаждал увидеть своего нового короля или королеву. Ребенка в чью ручки они вверяли свою судьбу. И чем ближе был этот день, тем красочнее становился Мордар, основной и самый большой порт Лотоса.
   Когда подходишь к Мордору с моря то, кажется, что на склоне горы у самой кромки моря свернулся в кольцо маленький большеголовый дракончик. Скрестив лапки на покатом валуне, он положил на них голову и задумчиво смотрит в море. Наблюдает за кораблями входящими в чашу гавани, вокруг которой обвилось его гибкое тело и хвост. Крыши невысоких домов расположенных на боку-пригорке походит на переливающуюся зеленым и терракотовым чашею. Площади веером сходящиеся к главному храму Мореноса, напоминают перепонки маленьких крыльев. Жители Мордора всеми силами стараются сохранить этот эффект. Ибо он неизменно поражает не только впервые попавших на остров, но и внушает гордость вновь вернувшимся.
   Ты спросишь, а где же королевский дворец?
   Подними голову. Посмотри. Вон он! Это корона на драконьей голове. На мягкой подстилке из алых астолий.
   - Астолий?
   - Это растение, кустарник с мелкими листьями, шипами и ворсистой корой. Они цветут крупными гроздьями по десятку цветов и каждый из них размером с твою ладошку. По форме они напоминают львиный зев, но раскрашены в ярко красные и бардовые оттенки с нежно-розовой сердцевиной. Из этих кустарников в основном состоит дворцовый сад. Они служат фоном для островков лилий белых роз и тюльпанов, настурций, жимолости и многих других цветов спрятанных в алых лабиринтах вместе с статуями фонтанами и беседками. В этом саду каждый может найти себе уголок по душе. Сам дворец тонкий стрельчатый, тянущийся ввысь как молодая травка. Нет он не зеленый, он золотистый, а в лунных лучах отливает серебром и кобальтом. У него свое очарование. Хотя иногда, кажется, что его строил сумасшедший. Так не вяжутся огромные залы с нагромождением тонких башенок как паутиной связанных ажурной сетью переходов.
   В просторных покоях все время снуют слуги. Они оживлены более обычного. Здесь сегодня собрались жрицы и морские колдуньи-серены. Всем не по себе. Совсем скоро. Все случиться совсем скоро...
   И вот радость сменяется горем. Старинное пророчество, в которое практически никто не верил, начинает сбываться:
   Круг первый тьмой заменит свет.
   Принц будет слеп таков завет.
   Принц, наследник престола, родился слепым.
   Что только не делали безутешные родители. Даже в попытке сотворить чудо увезли на материк. Перед отплытием корабля один старец сказал: "если он уедет сейчас, то дорогу назад будет искать очень долго. И только маяк разожженного им пламени приведет принца домой согласно предсказанию". Королева отмахнулась. Она слишком доверяла сиренам взявшимся сопровождать корабль. И просчиталась.
   На обратном пути Охотники разгромили корабль. Кого убили, кого взяли в рабство. Принц пропал. Королевская чета, узнав про то, отправила все корабли на поиски. Через три луны они вернулись ни с чем. Королева разгневалась. Многие попали в опалу и люди и серены. Она была неутешна в своем горе. А вместе с ней скорбело море. Остров окутала пелена штормов. И до сих пор они бушуют, закрывая Лотос от чужих глаз. Не многие отважились идти в сердце бури. Но те, кто пошел не вернулись. Среди моряков поползли слухи, что Лотос ждет своего принца. Ждет и будет ждать...
   - А он вернется? -раздался сонный голос с подушки.
   - Конечно, моя принцесса, открою тебе маленькую тайну. Помнишь:
   Принцессу чужедальних стран
   Везет опальный капитан.
   Когда девятый круг сомкнется...
   - Наследный принц домой вернется. Я помню.
   - Чужедальняя принцесса вернет домой, того кто никогда не видел дома. Ведь не одна уважающая себя принцесса не заставит безутешную мать ждать так долго...
   Шут поправил одеяло, прикоснулся губами к рыженькой макушки и, подобрав с пола маску и колпак, удалился.
  
  
   Глава 2. Бал для Принцессы
  
   Королевский дворец горл огнями. Праздновалось шестнадцатилетние принцессы. Гордая своевольная девица стояла на балконе и скользила взглядом янтарных глаз по прибывающим каретам. На ней было зеленое платье мягкими каскадами обволакивающее её плечи и талию, шуршащими складками оно спускалось к полу и переходило в длинный шлейф. На нем не было украшений кроме тонкой золотой тесьмы по краю выреза подола и рукавов клином уходящих от локтей к полу. Непокорная грива темно-каштановых с легким золотом волос спадала на плечи и спину.
   - Ваше высочество!!! - гневно запричитала камеристка. Уже пора выходить, а вы не готовы!
   - Без меня не начнут, - спокойно ответила принцесса и ушла с балкона. - Подай то колье с желтыми камнями, золотую мантию и корону. И не надо мне укладывать волос из этого все равно ничего не получится.
   Девушка отмахнулась от рук служанок и присела к туалетному столику. Придется припудривать лицо, частые прогулки на свежем воздухе не добавляют ему белизны и нежности, скорее появился загар и легкая обветренность.
   Пока принцесса придавалась размышлениям, камеристка все же подобрала её волос золотой сеткой. На голову легла корона, на плечи мантия. Тонкие пальца пробежались по камням в золотой оправе, и откинув золотистый шелк девушка спустилась в бальный зал.
   Она спускалась по широкой лестнице, когда на пути её возник Шут.
   - Моя принцесса, великолепна как всегда. Хотя я предпочел бы видеть вас на воле среди полей и лесов, а не в этой душной зале.
   - Я тоже, Шут, я тоже. Только коль родилась принцессой, выбирать не приходится.
   Шут изящно поклонился, предлагая девушке руку. В честь праздника он сменил разномастный костюм на черно-красное домино, и черную полумаску. Алые ленты, усеянные золотистыми бубенчиками, извивались в множестве тонких спадающих на плечи косичек. Каждый даже незначительный поворот головы сопровождался мелодичным перезвоном.
   - Как просто вот так идти вниз, - мечтательно вздохнула принцесса.
   - Королева и Шут. Все очень просто. - тонкие губы исказила чуть злая усмешка и исчезла.
   - Я не королева! - возмутилась она.
   - Ты не смотрелась в зеркало? Я воспитал тебя. И горжусь этим. Не многим удается раздуть такое пламя из искры.
   - Ты воспитал пламя? И гордишься этим?
   Что-то промелькнуло в памяти и потонуло в дымке воспоминаний.
   Её саму уже кружило в людском потоке желающих поздравить именинницу.
   Вчера была охота. Сегодня бал. Завтра все разъедутся и вновь будет тихо. Но сегодня все намерены танцевать. Принцесса пригубила доселе запрещенное вино. Игристый напиток обжег горло и согрел разыгравшиеся нервы. Она уже без стесненья и досады приветливо улыбалась всем. Увлекая фрейлин в круг танца.
   Шут тихо исчез. Сказав пару дежурных колкостей и ничего не значащих шуток, он пил прямо из горлышка столетнее вино в надежде напиться. Вот уже несколько недель его мучили кошмары. То вой бури переплетающийся со стонами каторжан и рабов. То хлыст, занесенный для удара. Вопрос, на который нет ответа. И страх, страх обыкновенного света. Его сны были наполнены тьмой, но от этого не казались менее пугающими. В непреодолимом мраке каждый звук каждый вздох и свист плети или ветра отдавался ужасом и болью. Это была медленная пытка. Его персональный ад. Шут пытался напиться, уйти в спасительное небытие, но это получалось плохо, несмотря на все старания.
   Он нетвердой походкой лавировал меж гостей, развлекая их, скорее по привычке. И мурлыкал себе под нос. Вот он оказался в опасной близости от короля и принцессы. Принц танцевал с соседской принцессой. Миловидной блондинкой.
   У трона лежала его старинная подруга лютня. Шут ласково прошелся пальцами по грифу.
   Мой король не слушай песню.
   Что-то я опять грущу.
   Дай своду музыканту.
   Снова скажешь: "Не пущу!"
   Король повернул недоуменный взгляд на пригорюнившегося друга, тот толи заметил толи инстинктивно начал оправдываться:
   Что-то вновь хандра напала.
   Шутки злы и не смешны.
   Что со мной? Ведь все бывало.
   Так зачем о море сны?
   Принцесса уловила печальный звук, украдкой пробравшийся на праздник. И отыскав глазами музыканта, непонимающе перевела их на короля, тот только пожал плечами. Шут расценил все по-своему. Пьяный бред. Или истина скрытая приличиями?
   Здравствуй, милая принцесса.
   Что отводишь ясный взгляд?
   Мне кошмары нынче сняться
   С горя выпил. Виноват.
   Принцесса подошла ближе и положила тонкую лодочку на плечо Шута, он лишь на мгновенье отвлекся, скользнув губами по тонким пальчикам. И как бес под ребро вдарил. Слова стали ожесточены и злы:
   Сказку хочешь на прощанье?
   Он неотрывно смотрел в глаза девушке:
   Сгинул принц в краю чужом.
   Не сыграет он, родная,
   Свадьбы радостной с тобой.
   Дани отдернула руку. Что за принц? Что он мелит? Тоже мне рифмоплет.
   Что опять мне сердце гложет?
   Что изводит на корню?
   Ночью снова - шум прибоя,
   Цепи. Рабство, боль, беду...
   Это напоминание заставило принцессу закусить губу. Она знала.. а теперь начала понимать, почему её верный друг в таком состоянии. Хотя это не мешало ей со спокойной совестью дослушать жалобный песнь-стон.
   Ах, родная, что со мною?
   Эй, принцесса, я шучу.
   Дураком рожден на свете
   Вот о том колпак ношу.
   Он то смелел, то шел на попятную. Оставалось лишь подыграть. И принцесса чуть отошла, сделав вид, что обиделась.
   "Я люблю тебя, принцесса,
   Не узнаешь ты о том", -
   Этот жаркий шепот сердца
   Не услышишь. Быть на том.
   Я тебе целую руки
   Вновь забыл, что я лишь шут.
   Утешенье ты и муки....
   Тост за тостом снова пью...
   Вот тебе и тайна. Девушка растеряно смотрела на вновь приложившегося к бутылке Шута. Он все время прятался за масками колпаками и личинами, все время отводил взгляд от себя. Хотя принцесса одна из немногих кто мог похвастаться, что знает его. А знает ли? Сколько ему лет? Как он выглядит? Что она не углядела? Какую роль приняла за настоящего Шута?
   Только сейчас поглощенная размышлениями принцесса Дариника поняла, что даже имени его не знает. Шут он и есть Шут. Это и имя и должность. Он был так хорош, что о другом и не думали. Надо расспросить короля. На этой мысли она и успокоилась, начав пробираться к отцу.
   Но не успела она встать рядом с батюшкой, как дверь распахнулась и глашатай объявил:
   - Посол заморского Короля - Кадмир Эс Соверт со свитой.
   Посол в разноцветных пышных одеждах, которые совсем не казались ни аляпистми, ни вычурными, в окружении затянутой в черные наряды свиты прошел по живому коридору вмиг образовывающемуся перед ним.
   Чуть опередив посла, по правую руку от короля встал принц Дариан. Он уже придал своему лицу серьезность и значимость. Не так часто заморские посольства проделывают такой далекий путь вглубь материка.
   - Ваше величество и ваши высочества, рад приветствовать вас от лица правителя Пелиса и великих островов.
   - Почему-то мне казалось, что островами правит король Лотоса, - задумчиво в полной тишине произнесла принцесса. Да еще как подгадала, когда посол переводил дыхание.
   - Молчи, - цыкнул король на дочь.
   - Ничего страшного. Просто правящий дом Лотоса вот уже четверть века отошел от дел, и общим советом Мой господин был выбран наместником.
   - Значит не король, - подытожил монарх.
   - Я сказал правитель. Не передергивайте ваше величество. Так о чем это я. Ах да. Правитель Пелиса приветствует вас и просит передать вам скромные дары в знак искреннего расположения.
   Посол повел ладонью и двое из свиты вышли, вперед открыв ларцы алого хрусталя, заполненные редкими кораллами и жемчугом.
   - Дар поистине царский, и дорога слишком дальняя, для простого визита. У нас сейчас праздник, так что все дела мы решим потом. Хотя пока шепните мне хоть пару слов, зачем вы здесь. Я подумаю, а вы отдохнете и повеселитесь.
   - Несколько месяцев назад правитель увидел портрет вашей дочери и вознамерился узнать, соответствует ли характер внешности.
   - И что он предлагает?
   - Приятное путешествие на острова. Со свитой разумеется. Если все сложится, он предложит принцессе разделить с ним жизнь.
   - Что скажешь сестренка?
   -Я не прочь попутешествовать. Но тот портрет, что папенька разослал во все концы... Боюсь, правителя ждет крупное разочарование. Уж больно я там миленькая получилась. Хотя предлог смыться весьма не дурен. Если подберут подходящую свиту я, пожалуй, соглашать.
   - Дариника. Ты поудишь туда только в качество официальной невесты!
   - Хорошо-хорошо папочка, как скажешь....
  
   ****
   Несколько часов спустя в кабинете короля.
   - Садись.
   Шут медленно опустился в кресло. Выпитое вино уже клонило в сон, и ему было очень трудно не зевать. Хотя сплошная маска, которую он нацепил в середине праздника вместе с костюмом, чтобы повеселить народ и заморских гостей, ну хотелось сделать несколько пакостей, скрывала лицо, голос приходилось тщательно контролировать, дабы в нем не появились пьяные нотки. Мысли периодически путались, и вообще голова была ватной. Главной задачей шута на данный момент было добраться до любой горизонтальной относительно мягкой поверхности, а не выслушивать претензии и опасения его величества. Так опасения! Кажется, он пропустил начало речи:
   - ... опасаюсь. Знаешь, конечно, я могу и отказать. Но если наладить с ними дружеские отношения можно будет напасть на Герцога и присоединить его земли к королевству.
   Так это уже давняя мечта Короля. Миеррское Герцогство, по сути, было единственными землями на материке когда-то принадлежащих Архипелагу и подчиняющихся Лотосу. Принцесса правильно помнила те сказки, что шут когда-то рассказывал ей на ночь. И не все они были вымыслом. Поговаривали, что Руже привез его с побережья, и никто не знает, что он мог там узнать. Вот и превращались полузабытые истории из прошлого в красивые повествования для маленькой непоседы. Так вот после того как Лотос окутали шторма герцог не подчинился новому правительству предпочтя независимость. Пожалуй, единственными кто мог заставить его вернуться, были хозяева Лотоса, но их самих еще надо было найти. В основном те земли славились отличными рудниками и Корабельным лесом. В общем-то, последний и привлек Архипелаг в эти земли. Королю же был интересен выход к морю. А всего остального у него самого хватало.
   -А не проще ли отдать принцессу за герцога и не соваться за море.
   - Проще. Может быть, если бы не одно но.
   Шут вопросительно поднял брови но, вспомнив про маску, подал голос:
   - Что за но?
   - У него ледяное сердце...
   - Чего?
   - Что слышал...
   - Ну, Ваше Величество, а я думал, что у Вас только Дани в сказки верит.
   - Сказки? Сказки говоришь. Ну что ж я расскажу тебе одну сказочку о Миеррском Герцоге. Слушай!
  
   Миеррский герцог или когда зовет море...
  
   Род герцогов Меррийских очень древний и является боковой ветвью древних королей. Короли ушли, а они остались. Много-много веков назад молодой герцог по имени Кальвин заболел морем. И никакая сила уже не могла удержать его на земле. Он покинул родовой замок и построил еще один на побережье. Завел себе корабль и бороздил на нем ближайшие воды. Только не везло Кальвину. После первых нападений пираты, поняв, что он просто хорошо вооруженный путешественник безумец больше его не трогали, торговля его е забавляла, а слоняться без дела по архипелагу уже порядком надоело. И вот судьба сжалостилась над ним. Однажды он пристал к маленькому острову. На входе в бухту капитан заметил чуть в стороне у рифов черный корабль. Герцог предложил подойти поближе и посмотреть, не нужна ли помощь и не напоролся ли корабль на риф. Когда они подошли, на корабле почти не было матросов. Большая часть команды сошла на берег. Вот только подойдя, капитан разглядел еще одну мелочь - поникший черный флаг, флаг пиратов. Корабль было решено захватить. Решено сделано. Кто-то из пленников рассказал, что капитан с остальными решил поохотиться на этом острове на молоденькую русалочку, что греется каждый день на камнях возле водопада. Герцог решил посмотреть и помочь. Только вот кому следует помогать, он решал по дороге. С одной стороны молодая беззащитная девочка, загнанная на сушу, с другой банда отморозков против относительно молодой, кто знает, сколько ей на самом деле лет, сирены. Выбор был не из легких. И какой сценарий в действительности не понятно. Хотя Кальвин все больше начал склоняться к первому, все было слишком тихо. Уж сирену тут бы все услышали. Да только до того как морская дева обретет голос ей надо пережить несчастную любовь. Так что кто знает, кто знает?
   С такими мыслями команда герцога подобралась к водопаду. Да уж. Это была не сирена, а именно морская дева. Молоденькая невинная и абсолютно не понимающая что от неё хотят эта стая вонючих моряков. Призванная сила воды пока отгораживала свою хозяйку, но скоро её силы иссякнут и тогда. Герцог решил не медлить. Его люди с громкими криками бросились на пиратов. Те отвлеклись, что позволило деве атаковать, на что в тайне надеялся мужчина. Пиратов буквально смыло с берега. А уж из воды их вылавливали и скручивали поодиночке.
   Ножки морской девы подкосились, и она медленно осела на руки своего спасителя. Тот справедливо пологая, что их бы не назвали морскими, если бы девушки не предпочитали соленую воду, немедленно доставил обессиленное создание на берег.
   Дева была очень благодарна за спасение. Оказалась она кузина жены короля Лотоса, тогда ходили слухи, о её подводном происхождении. Дева попросила доставить её в столицу Архипелага. Чтобы лично передать пиратов на суд. Путешествие было очень приятным. По прибытии на Лотос Герцог попросил у короля руки прекрасной девы и предложил подданство своих земель. Король, получив одобрительный кивок от Девы и жены, согласился, приняв Кальвина на службу, чтобы он не прохлаждался без дела. И длилась эта служба, пока его сын не заменил его. Так с тех пор и повелось. Герцоги Миеррские неизменно стояли во главе флота королей Лотоса. Сын сменял отца, внук деда. Что стало с герцогом и его морской супругой не известно но именно они положили основу того рода, что известен и поныне. Несколько раз девушки или юноши из него становились супругами правителей Лотоса. Так что герцоги Миерра связаны кровью с двумя, а то и тремя когда, то сильнейшими державами. Тех династий уже нет, а замок на скалистом берегу все стоит, встречая и провожая в дальний путь своего хозяина, ведь кровь морской красавицы зовет их вдаль вновь и вновь.
   Так позвала она ребенка. Мальчика, что родился чуть более трех десятилетий назад. Он грезил морем. Он его боготворил. На его зов приплывали морские твари и играли с ним, катали на спинах, давались гладить, приносили редкости. Но чем больше маленький наследник сливался с морем, тем холоднее становилось его сердце. Хотя в нем и была лишь несколько капель крови морских дев, он стал похож на них во всем. А в большей степени в пороках: гордый, своевольный, своевластный, отчужденный и безжалостный. Вскоре очень многие заговорили, что у малыша ледяное сердце, а в его жилах течет вместо крови соленая морская вода.
   В возрасте пяти лет родители привезли мальчика к Королеве Лотоса....
   - Не смотри так, Шут. Я не настолько отстал от жизни. И в молодости до того как принять корону много пропутешествовал налаживая частные и дипломатические контакты.
   Шут подобрал челюсть. Король усмехнулся и продолжил:
   - Итак. Королева Аквизария. Не дергайся ты так. Да вот такое вот имя у Её Величества. Ты не знал? Не переживай. Многие привыкли Её величать. Да и бури застлали Лотос. Но не об этом...
   - Ты любишь море? - Мелодичный голос правительницы звучал как пение волн.
   - Да моя госпожа.
   - А ты хочешь служить мне, водить мои корабли по его глади.
   - Да. Только... - мальчик замялся.
   - Что?
   - Я бы с большеё охотой посетил подводный мир.
   - Ты отказываешься от служения?
   - Нет. Это мой долг и я его исполню, повелительница.
   - Хорошо. Учись прилежно. Познавай друзей и врагов. Держи слово и никогда от него не отступайся. Ты еще испытаешь и мою милость, и мой гнев. Не обижайся так суждено. Ты будешь Адмиралом моего еще не родившегося ребенка. Только...
   Аквизария смотрела на маленького Герцога и не понимала, ЧТО видит перед собой. Он был ребенком моря, а никак не смертных. Только не дышал под водой. И ей стало страшно. Она знала, как жестоки Акулины. Как медленно морская соль изживает из них радость и свет. Это была одна из причин, по которой Морские девы, не боясь проклятья Сирен, выбирали себе Спутника по волне из земных мужчин. Они были теплее, добрее, человечнее... Королева так же знала, что, сколько бы не тянуло мальчика море и насколько бы он не был к небу близок, оно его не примет. Так надо! И это будет последним слоем в том панцире льда, что намерз на его сердце.
   Тогда правительница Лотоса вспомнила слова матери. Та все же была истиной Морской девой и не простой, а жрицей Бога Моррена, по-простому морской ведьмой. Та передала дочери вместе с кровью и дар. И впервые в жизни Аквизара воспользовалась его темной стороной, насылая проклятье.
   - Только я забираю твою власть над морскими тварями. Твоё сердце слишком беспощадно для их нежных чувств.
   - Что? - ребенок отшатнулся назад. И поймал взгляд разочарованной королевы.
   - Путь потерь и страданий предрекаю тебе,
   Много раз пронесешься по мягкой волне.
   Там где сердце трепещет под коркою льда,
   Пусть до времени скроется сила твоя.
   Круг девятый замкнув, ты исполнишь завет,
   Треснет первый слой льда, предвещая рассвет.
   Но лишь пламень живой отогреет любя.
   Лишь тогда все вернется на круги своя...
   Только тогда Море тебя примет. А ты познаешь Его. Пусть Проклятье Сирен пожалеет тебя, малыш. Я не хочу зла. Но только оно может растопить ледяное сердце Акулина - Рыцаря моря. Прости...
   Как не тяжелы были слова, они были необходимы. Проклятье легло, отнимая силу и возможность. Мальчик перенес это очень спокойно. Его кровь уже давно застыла, и ничего не могло порадовать его кроме бурь. Его отправили в морскую академию. Где он, безусловно, стал лучшим. Но чего-то не хватало. Иногда он просыпался в холодном поту. Ему снился солнечный пляж, дельфины в облаке брызг катают его на своих спинах. Было весело и тепло. И в его груди бурлило чувство желающее обнять весь мир. Но каждый раз оно натыкалась на ледяную корку. Сейчас он не мог придумать ему название, ведь в теперешней жизни любви не было места...
   Король замолк. Конечно, многое он не рассказал, но живое воображение дорисовало недостающие.
   - Еще одна неоконченная сказка... - тихо промолвил Шут.
   - Говорят, он бороздит море вокруг архипелага и с каждым годом он все чаще теряет сон и заглядывает в лица встречных девушек. А вдруг это она? Она полюбит и освободит сердце Ледяного Капитана. Но своей дочери я не желаю такой судьбы. Сколь вздорна и своевольна она бы не была.
   - Вы думаете, она не умеет любить? - тихо осведомился его собеседник.
   - Любить? Только не его!
   - Почему?
   - Да потому, что она втрескалась в тебя! - король залпом осушил свой бокал.
   Шут медленно поднял руку в жесте тоста, но пить не стал. Как-то получилось, что он приручил принцессу, не желая того. Он её конечно любил. Любил преданно и безнадежно. Любовью шута к своей принцессе.
   - И что будет дальше? Вы меня казните?
   - Нет. Ты уйдешь со двора и примешь то дворянство, коим я когда-то тебя наградил. По возвращении ты прикинешься кем-нибудь, лучше путешественником, и вольешься в свиту принцессы. В ту, что я соберу для её сопровождения. Несмотря ни на что, Шут, ты единственный кому я могу доверять. У тебя хватит и ума и хитрости свести все в нашу пользу и уберечь Дани от собственных безумств. Уж больно свободолюбивой она выросла. Как ветер. Только я боюсь. Как бы её не занесло в ловушку.
   - Невозможно поймать ветер.
   - Умеючи возможно все! Иди...
  
   Шут уходил по потайным ходам. Как странно было впервые за долгое время снять маску не по желанию, а по праву. Впереди ждал долгий путь и новая сложная роль. Все-таки королевское доверие слишком тягостно. Даже для него...
  
  
   Глава 3. Свита Её Высочества
  
   Небольшое поместье маркиза располагалось за Королевским лесом в предгорье Голубых скал на берегах тихой речки с названием Лебяжья. Место было отдаленное и практически забытое. Да и принадлежать Маркизу оно стало относительно недавно. Когда на Королевской охоте в том самом лесу один молодой парнишка с риском для жизни спас короля от забредшей сюда с гор дикой кошки.
   С тех пор земли не то что бы процветали, но ни в чем не нуждались и даже приносили доход. Хозяин иногда наведывался, но чаще присылал что-нибудь лошадей, книги, редкости или ценности. Все это принимал управляющий и либо размещал на отведенных местах либо запирал под замок. Управляющим был еще не старый слуга, уставший от дворцовых интриг и в свое время принявший мальчика как сына, которого у него не было. Население нескольких деревень, что составляли все имущество молодого дворянина, почитали управляющего за старого господина, не признавая в нем слугу. Мужчине это льстило. Не прошло и года, как он взял себе в жены младшую дочь соседского дворянина, не знатного и не кичащегося своим титулом. Теперь приезжая в поместье Маркиз окунался в домашнюю атмосферу, с теплой выпечкой, ласковым обращением и троицей ребятишек весело путающихся под ногами. Он любил этот маленький приют.
   Ариан мчался, загоняя лошадь, ему не терпелось почувствовать на плечах тяжесть рук Саймана и согреться в ласковых объятьях Морисы. Дети наверно уже спят. Но ничего завтра они первым делом разбудят его всей оравой повалившись на кровать, требуя внимания и подарков. От предвкушения на лице мужчины заиграла довольная улыбка. Как же он скучал. Пожалуй, это были самые искреннее его чувства за последние месяцы. С возрастом он все более начал уставать от дворца. Пожалуй, король был прав, отсылая его. Жаль, что придется вернуться. Жаль.
   Еще немного и из-за поворота показалась усадьба. Приземистое здание в три этажа. Серый камень, увитый плющом, и красная черепица. Тяжелые бархатные портьеры на окнах. В боковых окнах столовой отсвет огня с кухни, видно кто-то забыл закрыть дверь. На втором этаже в крайнем правом окне мерцает свеча. Анна до сих пор не может спать без света. Так же огонь горит в центральном окне. Там кажется кабинет Саймана, или он чуть левее, а это малая гостиная. Все. Надо чаще бывать дома. Обогнув левое крыло, мужчина спешился у конюшни и прошел внутрь. Задремавший конюх встрепенулся и подался вперед посмотреть, кто вторгается в его вотчину в столь неурочное время.
   - Прими лошадь, Кит. Я её совсем вымотал.
   - Ваша милость? - неуверенно спросил конюх.
   - Я, Кит, я. Как тут Ворон поживает.
   - Отлично. Совсем взрослым стал, хоть щас под седло. Горячий только. Вы б его забрали, а то негоже такому красавцу в деннике стоять.
   - Заберу. Ты его к дальней дороге приготовь и еще двух меринов поспокойнее и повыносливее под поклажу. В дальнюю дорогу придется ехать.
   - Неужто король осерчал?
   - Лучше б осерчал. Царская милость похуже опалы.
   - Вы правы милорд. Но что я вам тут зубы заговариваю. Сер Сайман с леди небось заждались. Ступайте. Я за животинкой присмотрю.
   Маркиз вышел из конюшен и скользнул в темный провал черного хода, ведущего на кухню.
   Помещение встретило его теплом светом и ароматами, от которых желудок подал возмущенный возглас: почему его еще не накормили?
  
   Маркиз с управляющим беседовали в кабинете за бутылочкой дорогого вина. Тепло радушной встречи растекалось по венам юноши не хуже хмельного напитка.
   - Я привез тебе бумаги, дружище. Теперь поместье целиком и полностью твое ваших с Морисой малышей. Можешь спокойно передавать по наследству.
   - Как отреагировал король?
   - Подписал. Что он еще скажет. Его величество многое не запоминает. Например, то что когда то ты меня вполне законно усыновил. Так что я просто уточнил, имею ли право отказаться от земель и титула в пользу родственника, или продать их. Он подтвердил. Так что...
   Ариан извлек из потайного кармана и бросил на стол свитки гербовой бумаги, украшенные лентами и печатями. Его собеседник даже не сдвинулся с места, чтобы посмотреть, что в них. Его взгляд блуждал по лепесткам красного цветка расцветающего в камине. Всполохи и искры перемежались в игривом танце, отбрасывая дрожащие тени по полу и стенам.
   Теперь уже лорд Сайман решился задать наболевший вопрос:
   - Куда ты собрался? Неужели для этого требуются такие крайние меры?
   - Меры не крайние. Надо просто доставить одну взбалмошную девицу за моры предполагаемому жениху и подписать пару союзных договоров. Все бы ничего. Да только чует мое сердце, жизнь все вывернет наизнанку.
   - Думаешь, что не вернешься?
   - Меня тянет море, Сим. Тянет с такой силой что страшно. Я не понимаю, откуда взялось это наваждение, но ничего не могу поделать..
   Парень сжал ножку бокала до белых суставов и легкого звона. Тяжелая ладонь мужчины легла на его плечо. Даря слабую иллюзию защиты.
   - Ты справишься, малыш. Справишься. Просто живи, так как можешь, не размениваясь на роли и маски. Теперь у тебя есть шанс обрести себя, та что... Да помогут тебе Боги.
  
   Несколько дней спустя на дороге, ведущей в столицу, появилась парочка путешественников. Молодой человек на гнедом нервном жеребце. Пропыленный костюм и гордая осанка. Благородство черт и не броская состоятельность, выраженная в двух маренах тащивших на своем горбу объемную поклажу и не молодого слугу-охранника. Коренастые животные с покладистым нравом, сильные и выносливые периодически пофыркивали на горячего коллегу, исправно выполняя свои обязанности. Слуга тоже погладывал на хозяина. Правда его заботила не его горячность, а предстоящий ночлег. Хорошо хоть воров не встретили по дороге. Хотя какие грабители в Королевском лесу. Когда сам лесник Дубравыч почти всю дорогу сопровождал их через свои владения. Старый вояка за пару лет мирной жизни отвык от длительных переездов, но за тоже время так и не привык сидеть на месте. Теперь оба чувства вступили в жуткий спор, побуждая Кирса просить милорда сделать привал.
   - Не кривись. Через пару часов мы будем в городе. Думаю нормальная кровать предпочтительнее голой земли. Так как распаковывать с таким трудом запиханные одеяла я не собираюсь.
   - Лорд, Вы, что читаете мои мысли?
   - Они написаны на твоем лице, старина. - откровенно улыбнулся парень. - Да и земля сыровата, чтобы спать на плащах, а распаковывать одеяла не собираюсь. Стоило такого труда впихнуть их в туки.
   - Тогда скажите, КАК вы собираетесь их потом распаковывать? - не выдержал Кирс.
   Старая дружба позволяла некоторые вольности в отношениях господина и слуги. Когда-то вояка учил маленького Ариана рукопашному бою, потом владению мечом и луком. С тез пор между ними завязались теплые отношения, и маркиз по праву считает того наставником.
   - Запросто. Во дворце мы избавимся от половины сувениров. И дальше отправимся налегке.
   - Ну, раз так. - скептически заметил вояка, он вообще не представлял зачем молодой лорд прихватил с собой столько барахла.
   - Не забывай Кирс, мы объехали почти все южные земли. Так что нам надо что-то предоставить королю. Пусть радуется.
   - Он-то может и обрадуется, а принцесса? - перевел Кирс тему на цель их визита в столицу.
   - Её никто не спрашивает. Тем более будет интересно узнает или нет.
   - Нет!
   Подвел итог слуга.
  
   Королевский дворец встретил маркиза помпезностью и шиком. Еще не отгремели праздники и по случаю дня рождения принцессы. А тут еще и послы как снег на голову. Дворянин торопился успеть на завтрашнюю охоту и, поправ приличия, явился посреди бела дня в не приемное время. А время было предобеденное. Король со своей свитой двором и гостями мирно расположился на широкой террасе, выходящей на реку и сад, в ожидании трапезы. Маркиз в толпе не попавших на террасу маялся в зале, ожидая вызова.
   - О, дорогой Маркиз, - барон Крюсиль видимо решил взять неопытного юнца под свое крыло, - вам несказанно повезло, что этот прайдоха Шут куда-то подевался. Он не дает вздохнуть честным людям.
   - От злобы? - невинно осведомился он у собеседника.
   - От смеха, - резко поправился Барон.
   - Ариан Дельер, маркиз Сартар, - слуга спас бедного маркиза, у которого начал невероятно чесаться язык.
   Молодой человек гордо расправил плечи и вошел в стеклянные двери. Безупречный синий сюртук классического кроя, минимум вышивки и украшений. Светло-каштановые волосы мягко спадают на плечи. Взгляд серо-голубых глаз отрешен, но цепко выхватывает мельчайшие детали. Кто где и с кем. Чертова привычка.
   - Маркиз? Нам доложили о вашем прибытии в столицу, но мы не думали встретить вас столь рано.
   - Ваше Величество, покорнейше прошу извинения за мою маленькую дерзость. Только непреодолимое желание участвовать в завтрашней охоте может служить оправданием моей поспешности. Я прибыл лишь утром и не успел к приему посетителей, - тут он, конечно, лукавил, прибыл маркиз вчера в ночь. А вот проснуться до обеда и вправду не успел.
   - Вы прощены если смежите порадовать меня чем-нибудь этаким, ведь вы не просто так не чтили своим присутствием мой двор?
   - К сожалению, я ничего не захватил с собой, проклятая поспешность. Но мой король простит, своего покорного слугу, если его первый дар будет адресован принцессе?
   - Ей не так-то легко угодить, но попробуйте.
   Все взгляды направились на сидящую тут же принцессу. В своем сиреневом платье она была чудо как хороша. Надменный взгляд и гордая осанка. С первого взгляда понятно, что перед тобой будущая королева.
   Маркиз поклонился и вытянул из внутреннего кармана маленькую квадратную коробочку.
   - Ваше Высочество, говорят невозможно поймать ветер, умельцы Архипелага умудрились поймать в свои тески Бурю. И когда вам будет грозить опасность вам стоит лишь разбить хрусталь под своими ногами. Ваши соратники будут спасены, а враги и предатели исчезнут в сердце стихии.
   С этими словами Ариан открыл крышку. Флакончик напоминал собой вытянутое сердце, крышкой ему служил кусочек коралла. А два дельфина расположенных друг за другом, оплетали его по спирали, верхний держал в зубах кольцо, к которому крепилась длинная цепочка.
   Принцесса была зачарованна танцем сине-серебряных и золотых потоков внутри хрусталя. Король же скептически отнесся к подарку:
   - Это на море, а мы на суше, Маркиз. Ваш подарок красив, но бесполезен.
   - Ваше величество! - вмешался один из островных послов. - Этот подарок бесценен. Даже у нас "Сердце бури" редкость. И это не шторм. А именно буря, гром, молния и ветер. Мини ураган в компактной упаковке. Да и не так много времени до отъезда её высочества. Или вы передумали?
   - Ну, раз вы так говорите. И спасибо что напомнили. Решение действительно принято, хоть и еще не объявлено официально. Маркиз Сартан, вы очень опасный человек, если способны достать такие редкости, - тут король не кривил душой, некоторые способности Ариана его действительно пугали, - и думаю, будете полезнее в свите принцессы. Она как раз собирается в дальнее путешествие.
   - Как пожелает ваше величество.
   Дальнейший разговор был прерван объявлением о начале обеда. Пришлось в срочном порядке раскланиваться. Только вот взгляд зацепил, как принцесса поспешно нацепила цепочку на шею.
   Весь оставшийся день Ариан потратил на ничего не значащие разговоры, сплетни, рассказы о странах и путешествиях, а так же жалобы на скорый отъезд. Его жалели. Ему сочувствовали. Дельер только решил подольше погостить на родине, проверить поместье... ах как все неудачно складываться, шептались за его спиной. Придворные в этом конкретном случае могли позволить себе жалость. Молодой, состоятельный, холостой и вежливый, он становился желанной партией для девиц и незамужних дам, и другом, у которого можно занять у мужчин. Но король есть король, у него никогда не разберешь где наказание, где милость.
  
   Королевская охота, назначенная на следующий день принесла маркизу пару сюрпризов. Ворон почувствовав свободу, несся сквозь лес, не замечая веток кустов и ручейков, словно действительно отрастил крылья. Нервозность и непокорность, проявляемая по дороге в столицу, испарилась как туман под лучами восходящего солнца. Конь был послушен и спокоен. Властной и сильной рукой маркиз направлял Ворона в самую гущу, по пятам преследуя гончих. Великолепный олень попался в этот раз загонщикам. Кажется, когда-то Дальер стал королем охоты? От этой мысли на губах молодого человека взыграла чуть самоуверенная чуть лукавая улыбка. Выдернув из колчана стрелу с голубым оперением, он одним плавным движением спустил звонкую тетиву. Зверь только успел дернуть чутким ухом.
   Тяжелый перстень, выполненный в виде золотой оленьей головы с серебреными рогами, Его величество надел на руку победителя прямо над тушей поверженного.
   - Хорошее пополнение в вашу коллекцию маркиз!
   - Пожалуй, Ваше величество.
   - Кто был прошлый раз?
   - Кажется вепрь червленого серебра с клыками белого золота.
   - А сколько у тебя зверушек? - склонившись почти к самому уху молодого человека, спросил король.
   - Только лиса красного золота с изумрудными глазами, Ваше Величество.
   - Я думал больше, - рассеяно пробормотал король.
   - Кролик достался барону Люсаку, а утка Бевельи, если мне не изменяет память.
   - Бевельи, - король окликнул полноватого графа, - Вы часом не забирали перстень с утиной охоты.
   - У вашего величества отличная память! - граф приподнялся в стременах, изображая поклон, его низенькая крепкая лошадка неспешно трусила чуть поодаль, не стараясь даже равняться с другими жеребыми. Граф был непревзойденным стрелком, вот только не терпел бешеной скачки, предпочитая размеренную охоту из засады. Да и обширные болота в его владениях этому изрядно поспособствовали.
   - Но не идеальная, - пробубнил король себе под нос. - Дарьер, не забудьте, как победитель вы сидите за моим столом!
   - Для меня это огромная честь, мисир.
   Король поскакал вперед, а Ариан решил еще немного побаловать Ворона небольшой прогулкой по лесу и окружающим город полям.
  
   Пир после охоты знаменовал окончание официальных празднеств. За королевским столом, где в обязательном порядке присутствовало не только монаршее семейство победитель и ближайшие советники, но и иностранные послы, во всю обсуждались кандидатуры будущей свиты принцессы.
   - Леди Сафина весьма не дурна, - кажется это высказал граф Морн, ну что взять с придворного ловеласа?
   - Нет граф, Сафина нужна Вам, я не смею претендовать на её безвременное отлучение от двора, - кажется роль вечно всех критикующего Шута, за отсутствием оного, взяла на себя принцесса. - Она же запилит меня этим еще до подъезда к границам королевства, не говоря уж про Черные горы.
   - Тогда Алию. Она добропорядочна и с.. скромна, - видемо он хотел подобрать другое слово, - её исчезновение никто не заметит.
   - Уверяю вас - заметят! Она же скучна как... ну я не знаю..
   - Альмина?
   - Нет! Она трусливее мышонка.
   - Кадма? - король, кажется, методично обводил уставшим взором залу и просто называл всех присутствующих.
   - Стара, развалится по дороге.
   - Леди Сарси?
   - Только не Одри, она просватана. Так мы вроде договорились никаких древних старух, замужних и помолвленных дам и девушек, интриганок и ваших любовниц, господа. Их я уж точно не потерплю, как бы вы не желали от них избавиться!
   С каждым новым условием взгляд принца Дариана, двигающийся по зале навстречу отцовскому, мрачнел и робкая надежда, отправить сестру по тихому, угасала с каждой секундой.
   - Маркиз ну хоть вы ей скажите!
   - Ваше высочество, как мне не жаль, но продеться согласиться с Её Высочеством. Леди преклонных годов просто не выдержат дороги. Разбивать чьи-то семьи и сердца я не намерен. Ну, по крайней мере не с этой целью. Остальные перечисленные принцессой Дариникой леди, мягко скажем, внесут смуту в наше путешествие.
   - И что вы предлагаете? - подала голос королева. Она вообще мало говорила особенно на людях. Прирожденная скромность в сочетании с бесконечной мудростью. Жаль что эти её качества не передались детям. Очень жаль.
   - Пожалуй, в роли старшей наставницы надо выбрать вдову средних лет, с властным характером и непоколебимой моралью. Боюсь, Ваше Величество, мне продеться украсть вашу наперсницу. Насколько я слышал женщину верную, добрую и честную.
   Легкий кивок в знак согласия. Дарьер даже пожалел баронессу доверие королей слишком тяжелая ноша для простых смертных.
   - Далее несколько девиц примерного поведения не замеченных в постыдных историях, не дебютантки, но и не слишком пресыщенные дворцовой жизнью, образованные, несомненно, миловидные, преданные, чтущие традиции, из хороших древних семей, где верность короне ставиться во главу угла. Мы должны показать лучших. Вертихвосток и интриганок везде хватает. Ах да еще их манеры должны быть безупречны.
   - Угу, я бы еще добавил отсутствие гордыни и брезгливости. - старый генерал оторвался от вина, - вы все правильно говорите молодой человек. Девушки станут лицом нашей страны, но вот в дальних походах всякое случается. Мало ли какая помощь от них понадобиться. Не гоже что-бы девушки нос воротили.
   - Генирал, если девушки лицо, то, что должны представлять мужчины моей свиты? - заинтересовалась Дани.
   - Честь и силу, принцесса. Искусные войны и к моему огорчению придворные. Умные, обонятельные, как черти, авантюристы. Но идейные авантюристы, что положат за вас головы не задумываясь, если припрет, и вытащат из любой передряги, если будет немного времени. Я бы предложил выбирать из Вольных Рыцарей. Как и маркиз, они много путешествуют в охоте за иллюзиями. Они знают, что такое надежная команда, верный друг за спиной. Оболтусы, конечно. Но вы моя красавица им под стать будете.
   - Такое чувство, что вы ей уже кого-то посватать хотите, генерал? - лукаво подмигнул маркиз.
   - Младших сыновей герцога Мертина и графа Колдея. Соседи, друзья и команда. Выросли вместе. Не имеют надежды на титул и состояние. Прекрасные войны. Сам тренировал. Тут можете быть спокойны.
   - Что-то у вас больно авантюрная компания получается. Неужели бедность и преданность ходят в вашей стране рука об руку? - вклинился в разговор помощник посла и переводчик по совместительству. Кажется, его звали Морук.
   - Господин посол, в чем-то вы правы, - спокойный голос королевы послужил ответом, - когда есть и титулы и деньги полагаться приходиться только на верность и традиции. Эти юноши прекрасно зарекомендовали себя на военном поприще, но решили не связать судьбу с командованием войсками, - её величество в который раз показывала чудеса осведомленности. - Их служба намного тоньше и деликатнее. И генерал прав они бороться подчас не за доблести, а за идеалы, воспитанные в них с детства. Преданность короне, семье и друзьям - вот что для них важнее золота и жизни. Когда-то люди именно с такими качествами получали земли, титулы и почести, а первый из них стал королем.
   На этом маленькая речь была закончена. Дариника восторженно смотрела на мать, принц просто светился гордостью, а король поднес тонкие пальчики супруги к губам. Пусть не любовь, но глубокая нежность и уважение согревали сердца этих двух исключительных людей, наделенных властью.
   Бедному Моруку оставалось пристыжено опустить глаза и быстренько перевести послу речь королевы.
   - Не хочу портить торжество момента, но господин Морук прав. Нам надо уравновесить этих двоих кем-то осторожным и авторитетным.
   - Эту роль мы отведем официальному начальнику охраны.
   - Ещё один кандидат в ссылку? - съязвила принцесса. - Да чем же он вам так не угодил?
   - Своевольный Мальчишка, - буркнул генерал.
   Да только от цепкого взгляда маркиза не утаилась толика гордости, мелькнувшая в глазах старика.
   - Кто?
   - Граф Фенли, да пожалуй, весь его отряд забирайте. Шайка личных выкормышей. Без его команды шаг не сделают. Невзирая на вышестоящее начальство. Меня уже рапортами завалили!
   - Он вам кто, генерал?
   - Племянничек. Черти его раздери. Воспитал на свою голову. Если бы не упрямился, давно бы в приемники готовил, да вот не судьба.
   - Граф, граф... - задумался король - А титул куда девать?
   - У него младший братишка подрастает.
   - Эй! - возмутилась принцесса. - Вы меня, что уже насовсем, вместе со всей свитой отправляете?
   - Ваше высочество, личный отряд вам в чужой стране не помешает.
   - Ну, делайте что хотите, - махнула она рукой и удалилась из-за стола.
   - И кто её воспитывал? - изумился король.
   - ШУТ! - хором ответили присутствующие.
  
   К концу дня с великими усилиями Свита Её Высочества была полностью сформирована. В неё входили:
   Вдовствующая баронесса Мильт, женщина средних лет и амбиций, зато непререкаемых моральных устоев. Она выполняла роль дуэньи и наставницы принцессы.
   Три молодые фрейлины из древних, но нищих родов,
   Дальняя кузина принцессы, девица образованная и жаждущая приключений. Отец герцог спровадил под присмотр старшего братца,
   Далее к ним присоединился капитан гвардии короля вместе с лично набранным отрядом. Тот самый Олин Слинг, граф Фенли.
   Еще обещанная пара Вольных Рыцарей.
   Всем им были присвоены титулы их отцов, без права на наследование родового состояния.
   И это не считая лакеев, камеристок, камергеров, кучеров, повара и лекаря.
   Так что на бедную принцессу приходилось ровно четыре рыцаря и пять дам, призванных охранять её жизнь, честь и добродетель. Ну и оберегать от собственной глупости по мере сил.
   Отъезд назначили через девять дней.
  
  
   Глава 4. Дороги песков и туманов
  
   Последний солнца луч. Последний блеск зори.
   Дороги лента прочь поманит впереди.
   И мне б сейчас уйти рассветною тропой...
   Ты жестом запрети. Покорен пред тобой.
   Но времени в обрез. Уж срока видит край.
   Ласкает волнорез соленых волн печаль.
   И ведьминых ворот туманная вуаль
   Скрывает круглый год песков седую даль.
   И в зелени садов и в золоте песка
   Как отраженье снов - щемящая тоска.
  
   - Странные стихи. Твои? - спросил Морук, помощник посла.
   - Частично. Что-то подобное слышал или рассказывал любой, кому приходилось пересекать Последний Кордон по Дороге Отчаявшихся. Ведь мы по ней собираемся идти.
   - Нет. Маркиз, мы идем через черные скалы и Голубую Пустыню.
   - Это одно и то же Морук, одно и тоже. Перевал в черных горах переселенцы с юга называли Последним Кордоном. Его прохождение означало для них свободу от преследования.
   В глазах островитянина отразилось недоумение.
   - Ариан, расскажите, пожалуйста, все, - подала голос принцесса, присаживаясь поближе к костру. Она быстро привыкла к походным условиям и часами могла дремать в карете, что бы потом поражать нас энергией и появляться вот так как сейчас.
   - Ваше Высочество, время позднее, вы должны спать.
   - В карете отосплюсь, - отмахнулась девушка, укутываясь в дорожный плащ.
   - Дельер когда просит ваша принцесса просто грех отказывать, - голос со спины пробрал Ариана до мурашек.
   Вот кто в отряде славился полуночником так это его капитан. Молодой человек еще не решил, как к нему относиться, но уже проникся неким уважением выказываемым ему войнами.
   - Ну, раз собралась такая компания, придется. Только история не из приятных.
   Горькая усмешка исказила тонкие чувственные губы. Огонь костра вспыхнул золотом и пурпуром на непослушных прядях, разжигая белый, ледяной огонь в глубине глаз. Пожалуй, именно в такие минуты его глаза приобретали немного фисташковый оттенок средний между желтым и зеленым с проблесками золота и серебряными бликами.
  
   Прекрасен был юг в древние времена. Богата и щедра земля. Ласково море. Любознательны и трудолюбивы люди. Само место благоволила развитию стран на побережье и островах. Они во многом преуспели по сравнению со своими северными сородичами. Те в свою очередь под влиянием сурового климата, скупой земли и богатых лесов, превращались в непревзойденных воинов и охотников, готовых кровью и железом доказывать право на свою землю и свободу.
   Два столь непохожих народа разделяла гряда Черных гор, а со временем у южных их склонов простерла свои пески великая пустыня. Каждую весну, когда с моря приходили дожди, она покрывалась ровным ковром растений напоминающих собой горный вереск. Он прорастал вовремя дождей и в первые три дня после них зацветал мелкими голубыми соцветиями. Именно эти цветы дали название пустыне. Пустыне Судьбой, которой стало другое название - Дорога Отчаявшихся! Но до этого было еще далеко...
   По закону развития и истории все народы проходят становление власти и неравенства. Коснулось это и нашего мира.
   На прекрасном побережье в результате всего появилась язва до сих пор отравляющая существование мирных людей страхом и болью. И это были не пираты. Рабство! Понятие, которое в северных странах так и не узнали. Работорговцы, как и охотники за рабами были изгнаны и с Архипелага, причем пираты принимали в этом непосредственное участие, ведь у каждого где-то на берегу была жена и куча ребятишек. Но побережье многие века оставалась их вотчиной.
   Говорят, ко всему привыкаешь, а если не привыкаешь? Хотите ввести что-то повсеместно? Заведите на это моду или положите новую традицию. Метод действенный во многих случаях, но в этот раз он не сработал. Единственным методом принуждения и покорности оставался кнут. К несчастью Охотников и Хозяев на островах от связи с морскими Девами начали появляться первые маги. Именно такую девочку однажды и поймали рыскающие по Дальним Пределам Архипелага Охотники. И в тот момент Боги отвернулись от них.
   Девочка подросла и подняла восстание. Великое восстание рабов. Лесертан в первый и последний раз сгорел дотла. Именно после этого в нем под страхом смертной казни запретили рабство и любой раб, попадающий в город либо принадлежащие ему земли, обретал свободу. Но это было после, а пока дом за домом, квартал за кварталом - пожары, погромы, убийства. Разрушения и смерть. Стражники против рабов. Рабы против хозяев. Сколько погибли в ту ночь, не знает ни кто. Даже в море стоял полный штиль в знак скорби и памяти, для тех, кто выжил!
   В предутренних сумерках под зарево пожаришь из города ушло три дюжины рабов. Они перемещались небольшими группками, пока не достигли Голубой пустыни. Те, кто достиг...
   Стаи охотников перебивали отставших, жестоко и кроваво, в назидание тем, кто посмеет еще бежать. К основной группе во главе с зачинщицей подступиться он так и не смогли, хотя их путь был указан дорогой голубых цветов. Пустынный вереск цвел под ногами маленькой колдуньи с Архипелага, но отравлял путь её преследователей.
   Единственной дорогой через горы служил перевал. Он был тогда один и никто не удосужился дать ему название. Беглецы добрались туда на исходе третьей седмицы. Преследователи шли по пятам. С отдалением от моря магия начала слабеть. Да и силы уде не раз изменяли хозяйке. Перевал был последним и единственным местом, в котором можно было оторваться навсегда, но как это сделать, не разрушив, не перекрыв путь другим беглецам?
   Как утверждает молва ответ на этот вопрос пришел на последнем издыхании. Когда горы окончательно закрыли Мятежницу от родной стихии она стремительно начала угасать. Кто-то спросил нельзя ли провести какой-нибудь ритуал для её исцеления.
   Её это уже спасти не могло, а вот тех, кто пойдет за ними...
   Шестеро истощенных и готовых к смерти остались с ней. Отправив остальных в неизведанный край. Семерка смертников.
   В ту ночь на перевал с океана долетела первая Весенняя гроза. А под утро окрестности заволокло густым туманом. Вязкий. Голубовато-серый он сползал по склонам, путая Охотников, заводя их под камнепады и в обрывы. Никто вступивший в туман с целью вернуть и убить не выбрался живым. А через три дня, когда пустыня зацвела, на покрывале голубого вереска протурили алые полосы. Но это был не последний сюрприз - голубые цветы были наполнены сильнейшим ядом, заснув уже не проснешься. И только Рабские тропы безопасны для тех, кто не гонится за чужой жизнью.
  
   - А нам ничего не грозит на этой дороге? - аккуратно спросил капитан Слинг.
   - Что вы, нет. Думаю, посол со своими людьми не поведут нас по цветущей пустыне? - последний вопрос был адресован явно Моруку.
   - После этого рассказа я и сам не нагой на голубое покрывало песков. Сюда нас вели проводники. Тогда мне очень насторожил их интерес к цели нашей поездки, мы три раза оскорблено отказывались, считая их чуть ли не шпионами. Ах знать бы это раньше. На островах такие истории не рассказывают, да и Охотников, пойманных с поличным, вешают без суда и следствия. На окраине Лесертана до сих пор есть участок Черной земли - пепелище оставшаяся несколько веков назад от Великого Пожара. А по пустыне даже в засуху есть полоса, песок которой перед закатом приобретает багровые оттенки. Жуткое зрелище. Наши провожатые держались этой полосы, но близко не подходили.
   - Дорога Первых, - тихо промолвил маркиз.
   - Ариан, это ведь не все?
   - Что не все, принцесса?
   - Это ведь не конец истории.
   - Почему вы так решили? -удивленно вскинул брови рассказчик.
   - Твои сказки без конца. Только потешные истории и шутки закончены...
   "Кажется, меня раскусили" - промелькнула шальная мысль в его голове. Ну что-ж принцесса никогда не была дурой. Взбалмошной, подчас резкой, предельно своевольной, но не глупой. Да в наблюдательности ей не откажешь. И дернуло её выпросить эту историю.
   - Каково условие завершения? - продолжала настаивать принцесса.
  
   - В рассветный час вдали от глаз
   Огнем умоются пески
   И цвет лазоревый свой яд
   Утратит кровью вновь омыт.
   На мертвых землях - райский сад
   По воле властелина вод.
   Там лилии полночных стран
   На черном пепле зацветут.
   Им вторит в бухте древних битв
   Кто четверть века в бурях скрыт.
  
   - Кто-нибудь понял, о чем он? - задал вопрос, давно дремлющий под размеренную речь граф Фенли. Он не вмешивался, предпочитая роль наблюдателя. Слишком расчетливый. Слишком ответственный.
   - В том месте цвел когда-то черный лотос! Седьмой круг предсказания! - глаза Морука раскрылись в изумлении. Молодой человек был глубоко поражен, что так далеко на севере знали истории материка да еще такие. Хотя чему удивляться, если учесть, куда уходили беглые рабы. Тут было только два пути: Архипелаг и дикий север. Многие уходили по суше.
   - А причем здесь принц Лотоса и рабство? - не поняла Дани. Девушка еще с момента отбытия пыталась восстановить слышанную однажды сказку, кое-что вспомнила, кое-что нет.
   - А причем здесь вообще какие-то круги и предсказания? - возмутился капитан.
   - Её высочество говорит о истории двадцати пятилетней давности, - решился пояснить чужеземец. - Наследный принц Лотоса, тогда являющейся столицей Архипелага, возвращаясь с материка, подвергся жестокому нападению. Когда разгромили королевский корабль, на охотников и работорговцев началась тотальная охота. Они встали вне закона. Везде. И вот уже долгие годы ведаться эта борьба, но некоторые утверждают, что именно возвращение принца послужит последней точкой в этом противостоянии. А предсказание? Я не помню, как оно звучало в точности, но примерно я могу поведать его суть.
   - А зачем оно вообще нужно?
   - В истории Лотоса время от времени появляются короли-провидцы, причем в последних своих словах такой король предрекает начало правления следующего.
   - И? - граф явно был скептически настроен, но не желал обежать чужеземца.
   - По последнему предсказанию должно произойти девать вех, или кругов: круг первый - слепота принца и сокрытие Лотоса в полосе шторма, Второй - подаренная свобода...
   - Поэтому вы так рьяно взялись за искоренение рабства, обида и предсказание?
   - Да. Но мы уже не об этом. Четвертый круг - дар. Пятый - что-то про огонь. Эти круги не особенно видны, они относиться к самому принцу. Потом три круга знамения -вой вместо песни серен, цветение черного лотоса, впервые за полвека, затмение солнца. Последнее довольно редкое явление в наших краях. Особенно полное.
   - Шесть, семь и восемь. А девятая веха?
   - Извините, я не помню, - смутился молодой человек.
   Дариника ринулась что-то сказать, но рука маркиза Сартара, опустившаяся на плечо, пресекла этот порыв. Он уже отошел от костра и направился к деревьям, где расположился его слуга с дорожными сумками и пастелями возле небольшого костерка.
   - Тогда давайте спать! - Предложил Ариан. - Слинг вы обойдете караул?
   - Это моя работа.
   Раздраженные нотки резанули по чуткому уху. Дельер не желал обидеть капитана Слинга. Он уже успел заметить, как нервно реагирует Олин, когда его тыкают в непосредственные обязанности.
   -Я не о том, просто хотел попросить глянуть на лошадей. А то Ворон все к кобылице посла неровно дышит, как бы долов не натворил. Я его, конечно, связал, но толку...
   Маркиз махнул рукой и посмотрел в глаза графу. Маленький тактический ход. Ну...
   - Погляжу.
   - Благодарю.
   С этими словами он пошел от костра. Темная ночь приняла его в свои бархатные объятья.
   Принцесса догнала маркиза у края лагеря. Схватив его за куртку, девушка уткнулась головой меж лопаток, вдыхая запах кожи и дорожной пыли.
   - Как нам пройти этот перевал, Шут? Как?
   Тьма скрывала их, расставляя на места до боли привычные роли.
   - Не беспокойся об этом, Дани. Меж нас нет тех, кто не пройдет. Нет ни охотников, ни рабовладельцев. Мы просто путешественники. Бойся другого...
   - Что еще Шут, что?
   Ответом ей был сбивчивый торопливый шепот:
  
   -Где ярок свет, где тьма густа
   Горячки бред сомкнет уста
   Тому, кто верен до конца,
   Тому, кто первый у венца.
   Лишь раб, покорный небесам,
   Пройдет магический туман
   Умолкнет глас, затихнет слог
   Что б догадаться бы не смог
   Ни враг не друг, не он не ты.
   Забудь принцесса, квиты мы.
  
   Ноги Дариники подкосились, и она мягко опустилась на руки бывшего Шута. Он отнес её к карете. Но на утро не она не он не смогли вспомнить этого предрассветного шепота.
   Дорога вилась дальше. Молодые Рыцари вместе с герцогиней Камиле умудрились превратить путешествие в увеселительную прогулку. Они расшевелили не только скромных фрейлин, но и строгую баронессу. Принцессу уговаривать, вообще не пришлось. Четверка вспомнила детские проказы и добавляла неприятностей. То им хочется замок посмотреть, то на ярмарке погулять, то еще какие достопримечательности и святыни вспомнят. Хорошо более-менее обжитые районы остались позади. Деревни попадались редко и максимум, что от них можно было ожидать, это незапланированная охота или скачки наперегонки. Раньше путешественники снимали на ночь постоялые дворы, но теперь все больше ночевали под открытым небом на широких полянах. Ночи были еще теплые. И посол надеялся пересечь пустыню до сезона дождей.
   На третий день после описанного разговора к вечеру показались верхушки гор. Через пару дней они будут в предгорьях.
  
  
   Глава 5. Когда сбываются предсказания
  
   Джаспер и Лилетт в сопровождении нескольких стражей ускакали вперед дабы подготовить площадку для ночевки. Уже второй день путешественники поднимались к перевалу. Проводники, нанятые в последней деревне, обещали, что завтра в первой половине дня начнется переход перевала, а это лучше делать днем.
   Друзья-неразлучники уже присмотрели хорошую каменистую площадку возле быстрого ручья. За многие годы их мысли стали почти схожи в отличие от внешности. Герцог был высок, жилист резок в чертах и движениях. Зеленые глаза и пепельно-темно-русая шевелюра, плавно спускающаяся на плечи. В лунном свете волос отливал серебром. Его соратник был коренаст, широкоплеч и улыбчив. Его ямочки на щеках и заразительный грудной смех, переходящий от тихих раскатов в настоящий гром, оставили разбитыми не одно сердце. Темно-каштановые небрежно взлохмаченные короткие волосы не поддавалась ни одной щетке. При всем тепле и обаянии, им излучаемом, Лилетт имел дымчато-голубые глаза невероятного светлого оттенка с темным ободом радужки. Эти глаза могли при желании заморозить кого угодно, и те, кому это посчастливилось испытать, говорили, что замечали лиловые льдинки в их глубине.
   Привязав лошадей мужчины, обошли приглянувшееся место и устроились на большом валуне.
   - Андрос, прикажите собирать хворост и начинать готовиться к прибытию остальных.
   - Слушаюсь, ваша светлость, - солдат слегка поклонился и поспешил исполнить приказание.
   - Знаешь Джас, не нравиться мне этот Дальер.
   - Лит, ну что на этот раз? Если кому скажу, что ты болеешь приступами паранойи, меня же засмеют.
   - А ты скажи мне, и смеяться им будет не чем.
   - Тише. Лит, это не твое амплуа. Да и маркиз тебе ничего не сделал.
   - Ничего? Он только мне кажется подозрительным? Появился ниоткуда. О странствиях и странах может рассказывать часами. Заметь в несколько отвлеченной и повествовательной манере. Причем опыта за все время нашего путешествия я за ним не заметил.
   - Ну. Брехло. Мало ли таких? А появление... может он в поместье отсиживался?
   - Дружище, здесь я герцог или ты? Да этот маркиз при дворе короля чествует себя свободнее многих придворных. Ни разу не ошибся. Ни одного пустого слова или жеста. Он просто не замечал лишних, как мишуру на своем камзоле. И ЭТО при том, что он двор видит максимум третий раз в жизни.
   Брови Орли сошлись на переносице в знак глубокого осмысления услышанного.
   - Он нашего возраста, но его представления двору я не помню, тек же впрочем, как и его родителей. И вообще, откуда взялся этот Маркиз, если у него уже три кольца Королевской охоты?
   - Маркиз, охота, кольца... что-то есть в этом смутно знакомое, но...
   - Вот тебе еще один факт: он умудряется держать в узде стихийное явление под названием - Рокси и принцесса. Такое на моей памяти удавалось только Шуту.
   - Шуту... Черт! Лит, я вспомним. Шесть или семь лет назад охота на вепря. Зверя загнали на край леса, почти в предгорья. Шут ярился и травил свои извечные шуточки, оттачивая язык на мастерстве стрелков. Его тоже попросили взять лук и не зубоскалить. Шут, дурачась, на спор выпустил стрелу с несколькими лучникам. Когда король подъехал к вепрю рассудить спорщиков, путь ему перегородила голодная дикая кошка. Стоило ей оскалиться, как просвистела вторая стрела. Две смертельные раны нанесли стрелы с голубым оперением и резьбой в виде тонкой украшенной бубенчиками ленточки обвивающей древко.
   - Метки Шута. Он по молодости носил голубой парик. Ну, уж о бубенцах и говорить нечего.
   - Да. Придворный дурачок получил за тот выстрел поистине королевскую награду: земли, в которых бал убит зверь, и титул... не скажешь какой?
   - Маркиз Сартар. Сартиас - полу барс полу тигр, обитающий в горах за Королевскими охотничьими угодьями. Глупец!
   - Ты просто не задумывался об этом.
   - И что делать? Какую он игру затеял?
   - Не знаю. Меня вообще-то первым насторожило, что он ложиться в отдалении.
   - Не обращай внимание. Кошмары. Не желает, чтобы кто знал. Сестрица по секрету выболтала.
   - Да уж. Роксина и Дариника снова вместе! Спасайся, кто может!
   И над поляной поплыл перекатистый смех....
  
  
   Мини-караван прибыл на поляну через пару часов. Две кареты поставили подальше от ручья, чтобы девушек в ночь не продуло. Коней же наоборот оставили чуть ниже по потоку. Повозки и кибитка слуг составили с каретами большой круг. В центре развели большой костер. Капитан назначил караулы и присоединился к дамам, мирно греющимся у огня. Холод гор остудил даже бешеный темперамент герцогини. Теперь фрейлины жались друг к дружке кутаясь в теплые накидки. Баронесса командовала слугами и поварами. Маркиз в нарушение традиции расположился у общего костра вместе с Моруком. Он до сих пор не наладил отношения с послом, хотя довольно хорошо общался с половиной его свиты. Неразлучная парочка смылась на охоту, сразу как появился Фенли. Граф лишь проводил их уставшим взглядом. Его привыкшего к лесам и долинам горы невероятно выматывали, что не скажешь об этих двоих.
   Джаспер и Лилетт вернулись с тушками трех горных серн. Охота была захватывающей. Горные серпантины и юркие грациозные животные немного утолили их жажду приключений и опасности. А тут по возвращении еще и выдался случай позабавиться над главным шутником двора.
   Ариан сидел на камне, ранее облюбованном друзьями, но с другой стороны. Нагретая солнцем поверхность щедро делилась накопленным теплом с усталым путником. Он прикрыл глаза вслушиваясь в шум лагеря. Его мысли были уже далеко, там где синева волн ласкала серебро и золото отмелей. Кто-то несколько лет назад привез в город горсть песка с морского пляжа. Тогда еще подросток он долго перебирал песчинки, рассматривал, раскладывал. Оказалось что они не желтоватые и коричневые как на берегах северных рек, а золотые и серебряные. И цвет отмели определяется преобладанием того или иного цвета. Поговаривали, что на островах песок вообще приобретает невероятные оттенки, делая их персиковыми или светло-каричневыми. Ариан очень желал посмотреть на такую диковинку и конечно ему очень хотелось окунуться в море, почувствовать его тугие соленые волны на разгоряченной от солнца коже....
   - Ой!!!!
   Вместо ласковых волн моря мужчина окунулся в холодные волны ручья. На несколько мгновений у Ариана перехватило дыхание. Перед его глазами сияла невероятными бликами через воду солнце, в то время как поднятые со дна песчинки окутали его облаком тьмы. От красоты и неожиданности Дальер открыл рот и нахлебался ледяной воды пополам с поднятым при падении песком. Еле вынырнув и оставшись сидеть по грудь в воде он узрел герцога с приятелем тихо посмеивающихся и гневный взор принцессы.
   - Немедленно помогите ему выбраться! - не просьба, приказ.
   Кирс тут же переодел хозяина, попутно растерев какой-то жутко полезной гадостью. Не помогло. В ночь у маркиза начался жар. Лекарь со слугами хлопотали до рассвета. Фрейлины нервничали и тихо молились. Слишком невероятной была эта болезнь. Слинком быстро. От пары минут в ледяной воде и мокрой одежде такого быть не может. Он же сильный. Здоровый. Как?
   Ответ на этот вопрос дал старший из проводников на следующее утро, после того как лекарь сообщил что молодой лорд отделался ангиной и сильной простудой,
   -...воспаления легких к счастью удалось избежать. Знаете, Ваше высочество, если бы мне кто сказал что у маркиза Сартара столь слабый организм, в жизни не поверил бы.
   - Это не он, это туман, - раздался тихий скрипучий голос с боку.
   Дани повернула голову и увидела невысокого коренастого мужчину кажущегося еще ниже, чем есть. От страха быть наказанным он сутулился и сжимался. В крупных мозолистых ладонях он мял потертую шапку. Вообще эта потертость коснулась всего его костюма. Старый следопыт был, кажется одним из их проводников.
   - Говори, - как можно мягче произнесла принцесса.
   - Это туман, госпожа. Он съедает силы молодого господина. Ларам вообще не стоит здесь болеть. Любая пусть незначительная болячка в тумане принесет им неминуемую смерть. Туман высосет из ларов всю магию, а за ней и жизненную силу. Так уже бывало.
   - Как тебя зовут?
   - Лаит, госпожа.
   - Лаит, мы не в тумане, и Дальер не принадлежит к этим - она замялась, вспоминая слово, - ларам.
   -Выше высочество, - в разговор вмешался Кадмир Эс Соверт. Морук тут же подхватил его речь в синхронном переводе. Посол вежливо поклонился принцессе и продолжил, - Лар, на море и побережье, вежливое обращение к любому мужчине. В не зависимости от происхождения. Лари - к женщине. Слуги или работники обращаясь к людям, от которых они зависят, добавляют приставку ми. Обращения к детям - ларт и ларит, Соответственно. Видимо, обращаясь к Вам "госпожа", этот человек хочет подчеркнуть, что губительные свойства тумана особенно опасны для жителей юга. То есть мне и моей свите. Но я бы не стал рисковать жизнью вашего придворного, таща его в туман, а оставил бы его здесь.
   - Благодарю за разъяснения Эс Соверт. Но Ариана я не брошу. Он слишком ценен. Не так ли?
   Последняя фраза предназначалась двум паршивцам, устроившим эту веселую ночку. Впрочем, Дани не торопилась в гости к владыке Пелиса и радовалась этой неожиданной отсрочке, хоть и жалела друга.
   - Как скажет ваше высочество.
   - То-то же. Мы останемся. Прикажите повернуть картеж. Мы спустимся ниже к той небольшой деревеньке. Как вы думаете Лаит. Там этот туман нас не достанет?
   - Нет, госпожа. Подлесок и кустарник, окружающий деревню не допустит его близко, а ночные костры выжгут последние крупицы.
   - Так вот для чего они нужны.
   Дариника еще ночью заметила странные точки, но спросить было не у кого.
   И снова картеж в пути. Камни потихоньку сменяются редким кустарником и лесом. Еще пара поворотов и покажется деревня. Спуск занял полдня. Далеко за полдень они вступили в деревню. Лордов и леди расположили в местной таверне. Слуги с радостью приютились в домах местных жителей. Граф Фенли со своими людьми предложил свою помощь в охране деревни и охоте. Предложение было с радостью принято. В окрестностях в этом году развелось невероятное количество хищников.
   Маркиза и лекаря приютила в своем доме местная травница. Через пару дней они смогли поднять молодого человека на ноги. Только вот вместо глубокого проникновенного голоса из его горла звучал лишь надрывный хрип.
   - Ничего. Касатик. - Лазского увещевала травница, в очередной раз вливая в больного горький травяной отвар.
   - Когда мы сможем отправляться? - Олин Слинг стал постоянным посетителем маленькой избушки.
   - Через пару дней будет почти как новенький.
   - Почти? - мужчина скептически поднял бровь. История с туманом очень его нервировала, ибо капитан был одним из немногих, кто помнил - молодого шута привезли с Побережья!
   - Совсем чуть-чуть в горле еще с недельку попершит и пройдет. Но песен лучше с месяцок не петь, - женщина лукаво улыбнулась. Еще в первый день Кирс притащил Гриту - музыкальный инструмент о шести струнах, прихваченный кем-то из свиты посла. Дека напоминала хвост русалки, два лежащих внахлест плавника с небольшим лепесткообразным отверстием посередине. Ариан так заинтересовался, что устроил небольшой концерт, только вот петь горло не позволяло. Травница глядела на его грустные глаза, да только вздыхала: - ах ты птичка певчая, подраненная, ничего поставлю на ноги. Споешь еще свою заветную песенку.
   Именно тогда Олин проникся симпатией к терпеливому и непривередливому пациенту. Маркиз либо старался спать, либо делал мелкие дела. Послушно принимал заботу простой женщины и молчаливо выслушивал ворчание слуги, мол, только последний дурак может так нелепо простыть, и этот дурень достался ему.
   Капитан посмеивался.
  
   Через неделю картеж двинулся в путь. Девушки не отпускали маркиза и уговорили ехать с ними в карете. Роксина предпочла верховую прогулку рядом. Всю эту неделю она мелкими пакостями отравляла жизнь брату и кузену. Лилетт первый пришел мириться. К тому времени уже более-менее обретший голос Ариан выслушал графа и... нет, не простил. Во-первых, потребовал забыть раз и навсегда что совсем недавно он занимал должность Шута. Во-вторых, граф должен поклясться выполнить любую услугу, кокой бы она не была, и когда б этот счет не был выставлен. В-третьих, сказать, наконец, Роксине что она ему не безразлична, и прекратить спектакль в её исполнении под названием: "Я сделаю все, чтобы ты меня заметил". Последнее требование столь выбило улыбчивого красавца с холодными глазами из колеи, что казалось, впервые в жизни, холодом вело от всей его фигуры.
   Глухое:
   - Я подумаю.
   И равнодушное:
   - Думай.
   Так и закончился этот разговор.
   Герцог пришел почти перед самым отъедем.
   - Мы не хотели.
   - Не хотели причинить вред или задержать принцессу? - Дальер даже не обернулся, поправляя седельные сумки на своих лошадях.
   - Просто не знали, что так получиться. Мы пришли, а ты на этом камне и плащ так соблазнительно раскинут, надо было лишь слегка потянуть...
   - Соблазн вещь коварная. Никогда не думал, что ты на него купишься. Но забудь. Для тебя те два условия, что и для Лилетта: забыть и оказать услугу. Да и если уж проказа была одна на двоих то и платить можете так же. Взамен принцесса никогда не вспомнит это досадное недоразумение.
   - Согласен.
   -Вот и славненько. Кажется, пора отправляться.
   И Ариан ушел, оставив растерянного Джаспера у коновязи. Он так и не понял, ЧТО заставило его согласиться...
   Заночевали, как и в пошлый раз перед перевалом. Но в другом месте. Вечером небольшие костры зажгли по всему периметру. Утром их ждали Ведьмины врата...
  
  
   Глава 6. Хозяйка Последнего Кордона
  
   Было уже глубокое утро, а туман даже не думал спадать. Молочное марево в два человеческих роста в высоту стелилось по земле. Оно стекало по склонам, собиралось в расщелинах, заползало во все щели. Отовсюду веяло страхом и обреченностью. Даже яркое горное солнце не пробивалось сквозь завесу. Лишь слегка подсвечивая разорванные края дымки.
   Люди и лошади немного помедлили, прежде чем нырнуть в эту вязкую негостеприимную гущу ведьминого тумана. Повозки и всадники держались очень плотно друг к другу. Охранники и проводники неровным кольцом обозначали границы кортежа. Каждый шел на таком расстоянии, чтобы было видно спину впереди идущего, а видно было только на расстоянии пары шагов. Стоя у хвоста лошади, ты вряд ли увидишь её голову. Никто не желал упустить из вида своего соседа.
   Люди двигались медленно и в полном молчании. Только иногда слышались хрипы лошадей и осыпи камней под ногами.
   Девушки не решались выйти из своих карет. Первую карету заняла принцесса. Компанию ей составили герцогиня и баронесса. Туда же затащили и маркиза Сартара. Дельер сопротивлялся изо всех сил, пока баронесса не заявила жалостливым тоном, в котором все же прослеживались повелительные нотки:
   - Мальчик мой, неужели вы оставите меня наедине с этими двумя?.. Пожалейте мои нервы!
   Пришлось объявлять капитуляцию. При условии, что к ним присоединится еще кто-то из мужчин. Два оставшихся места заняли посол и переводчик. Эс Соверт вежливо раскланялся, принимая высокую честь. Ариан лишь презрительно хмыкнул - как же быстро он расстилается перед бедующей госпожой, хотя может это и правильно... Дальер незаметным маневром засунул Марука на сиденье напротив. Принцессу и посла загнали на середину, от греха подальше. Роксина и баронесса заняли места у второго окна.
   Вторую карету заняли фрейлины. Остальные южане были загнаны в третью, посольскую, карету.
   Внутри каждой кареты горело пара светильников, на полу лежали разогретые камни. А все щели были наглухо законопачены еще в деревне. Капитан со своим отрядом и Вольными рыцарями, по совету проводников укутались в теплые шарфы по самые глаза и большей частью изъяснялись знаками. Олин стоял вторым после ведущего. Джаспер в середине у карет. Лилетт замыкал повозки. За его спиной шел младший проводник, а по бокам проверенные охранники. Слугам строго настрого запретили высовываться из фургона.
  
   Медленное покачивание кареты почти не ощущалось, но все равно убаюкивало. Бороться с дремотой помогала юная герцогиня, она болтала без умолку, расспрашивая посла об Архипелаге. В конце концов Ариану надоел этот допрос, а иначе он никак не мог классифицировать нервную болтовню девушки, и всучил ей книгу.
   - Что это?
   - История Побережья. Для начала. Дочитаете дам историю Архипелага.
   - Она скучная! - заявила Роксина, тоном своенравного ребенка не желающего учиться.
   - Это история в легендах и сказаниях. И очень замечательно написана. Посол может подтвердить. Я специально выписал эти книги в свое время.
   - Позвольте, - посол протянул руку за книгой.
   Все присутствующие имели удовольствие от того как сначала округляются глаза Эс Соверта, а потом и загораются.
   - Это дастаточно редкая книга и она поистине бесценна, не буду спрашивать как вы её достали. Но не могли бы вы одолжить её на время путешествия. Очень хотелось перечитать некоторые места.
   - С удовольствием, если это принесет хоть немного покоя.
   С этими словами маркиз выудил из складок плаща вторую книгу и передал послу.
   - А для остальных ничего не найдется? - баронессу страдальчески посмотрела на маркиза.
   - Томик стихов вас устроит?
   Маленькая книжка в кожаном переплете перекочевала в руки женщины.
   -А Я?! - принцесса получила томик с морскими историями и тоже углубилась в чтение.
   Морук и Ариан переглянулись и не сговариваясь закрыли глаза.
   Через некоторое время в дверь постучали. Дальер намотал шарф плотнее надвинул капюшон и выскользнул из кареты. Перед его лицом тут же появилась рука, и через мгновение мужчина уже сидел за спиной герцога.
   - Что случилось? - осведомился он наклоняясь к самому уху Джаспера.
   - Не знаю. В этом тумане сам черт ногу сломит и рога пообломает. Вот что-то бьет по нервам а что понять не могу. Может просто почудилось.
   - Привиделось ?
   - Скорее послышалось.
   - Тогда помолчим.
   Не прошло и нескольких секунд, как слух вырвал из монотонного шуршания камней, скрипа повозок и храпения лошадей долгий режущий ухо звук. Через какое-то время он повторился, но дальше, за ним еще один еще дальше, и вновь но совсем близко, и опять по-кругу. После очередного звука он поднял руку, а спутник кивнул в знак согласия.
   - Значит, не показалось. Как думаешь, что ЭТО?
   - Птицы. Увидели нас и перекрикиваются.
   - Может быть. А вдруг нет?
   - Давай без вдруг!
   И они замолчали. Крупный боевой жеребец, привыкший таскать на себе полностью облаченного рыцаря во время турниров, медленно перебирал мохнатыми копытами. Его уши вздрагивали в такт крика птиц. И он в отличие от своих седоков знал его значения, только рассказать не мог.
   Пауза затягивалась. Маркиз скользил взглядом по густому рваному туману, проглядывающим сквозь него неясными тенями склонам, иногда цепляясь за выныривающие навстречу скрученные ветки чахлых деревьев, и считал. Считал про себя, неосознанно с того самого момента когда крик раздался где-то над их головами. Все верно. Правильно. В своем ритме. И вдруг резануло. Мужчина даже и не понял что это было. Но потом до него дошло.
   - Птица не ответила!
   - ЧТО?
   - Птица. Герцог. Птица. Они кричат через определенное время друг за другом, когда мы проходим очередную, а остальные откликаются, как бы говоря: "Мы услышали, ждем".
   - Ну у вас и фантазия, маркиз!
   - Да нет же. Одна действительно не отвечает. А вот и вторая уже ближе не откликнулась. А что значит, если птицы в лесу затихают или наоборот поднимают гвалт?
   - Хищник рядом!
   - Правильно!
   С этими словами Маркиз Сартар спрыгнул с жеребца и быстрым шагом отправился к ведущему. От одного к другому, он шел вдоль звеньев живой цепи. У каждого бывший шут замедлялся, клал ладонь на плечо и тихо просил быть наготове. Через несколько минут Ариан достиг ведущих.
   - Слинг! - позвал Дальер, обращаясь к туману, - отзовись! Я знаю, что ты тут.
   - Тут, тут. Что тебе?, - раздалось чуть правее за голосом показался и сам граф.
   - Птиц слышал? - резко уточним Сартар.
   - Птиц? - даже прикрытые капюшоном брови капитана заметно приподнялись в недоумении.
   -Слышал! - вмешался в разговор проводник, вынырнувший спереди.
   - О ни замолкают, пропуская очередь.
   - Вы слышали?
   - Слушал, считал, сначала не отозвалась седьмая от сюда. Потом шестая. Теперь вот пятая замолкла. Или мне показалось?
   - Нет.
   - Хищник? - вклинился капитан.
   - Нет. - покачал головой проводник. Если бы... зверя встречают клеконьем. Пусть только подойдет пуще воронья раскричаться.
   - А что же тогда?
   - Не что. КТО! Дух гор. Его принято приветствовать тишиной.
   - Ну и приметы в ваших краях.
   - Не веришь, воин?
   - Верю. Кол приметили, значит что-то но было. Только чем это нам грозит?
   - Человеком, - печально произнес мужчина, понурив голову.
   - Не понимаю, - произнес маркиз.
   - Кто-то уйдет в туман. Когда Глашатый промолчит избранный услышит Зов и уйдет.
   - И что делать?
   - Ничего, - покачал головой проводник. - Дух поводит его по горам, может и отпустит. А если остановить Избранного, то он точно умрет.
   - И когда умолкнет твой Глашатый?
   - Скоро! - печально отозвался проводник.
   - Сейчас, - поправил его Шут.
   В этот миг на краткие доли мгновенья все стихло. Мир замер. И первым звуком в этом молчании, по крайней мере, для Ариана, были слова:
   - Мы снова встретились, Ариандеро. Пойдем. Они пройдут и без тебя.
   Как завороженный маркиз отделился от спутников. Они даже не заметили. Одно движение и он просто потонул в магическом тумане Перевала.
   Мужчина все дальше и дальше отклонялся от тропы, оставляю за спиной картеж принцессы, охрану и безопасность, оставляя жизнь. Слишком тонка в этих местах Грань. Слишком часто приходиться балансировать на лезвии хребтов, зависать над зевом провалов, слишком узки тропы и даже земля под ногами грозиться осыпаться в каждую минуту. Тот, кого дух назвал Ариандеро, не замечал всего этого, не потому что до сих пор пребывал в тумане, он даже тумана не видел.
   Для него не было пелены. Он шел по цветущему склону. Россыпь мелких цветочков приютившихся меж камешков яркими точками оживляла светло-серые скалы. Он сорвал несколько веточек горного ярко-голюбого вереска и протянул той. За кем шел.
   Дух гор приняла цветы и улыбнулась.
   - Такие как ты, Ари, не должны пересекать Пределов. А ты не должен был покидать побережья.
   - Знать судьба такая...
   - Судьба? О нет. Прошлый раз я пропустила тебя по трем причинам: ты был ребенком, ты был рабом...
   - И меня слишком крепко держали, - Усмехнулся мужчина.
   - Да. Этот шут вцепился в тебя как в сокровище. Я так его и не поняла. Загнать лошадь, чтобы стрелой пролететь перевал. Как только ноги не переломал бедному животному.
   - Тебе никогда не приходило в голову, что он тоже был немного провидцем, о Прекраснейшая?
   Дух улыбнулась этой маленькой лести. Она действительно была хороша и ненавидела когда ей напоминали про возраст, впрочем, как и все женщины. Дух гор или просто Хозяйка была высокой стройной женщиной. И ни в коем случае не девушкой. Её отличала строгая красота. Четкость линий. Твердость подбородка. Резная линия высоких скул. Тонкие летящие брови как крылья птиц, селящихся на вершинах. И глаза, прозрачная голубизна которых могла поспорить глубиной и пронзительностью с самыми потаенными озерами. Темные волосы и серебряные искры в них явно позаимствованные у снега на вершинах. Простые одежды и теплая меховая мантия.
   - Дуракам везет, - промолвила она, сворачивая к быстрому звонкому ручейку.
   - Значит я дурак? - Ари склонил голову набок лукаво прищуриваясь.
   - Ты это ты! Не мне писать твою судьбу. Все что я могла я сделала!
   - И что же это?
   - Вернула твое имя, глупенький. Ты совсем его позабыл.
   Слова хозяйки могли показаться ласковыми, если не лед, застывший в голубых глазах.
   - Ариандеро, - медленно произнес он. - Быть может. У меня было слишком много имен.
   - И ты привык долгое время вообще жить без оного.
   - Привык. Но не тебе судить об этом, Хозяйка!
   - Ну, вот уже ссоримся, а ведь когда-то ты был таким милым мальчиком. Мы так хорошо играли, помнишь?
   - Помню. Хорошо, что та игра так и осталась незаконченной.
   - Я все-таки выиграла твое имя!
   - Но не получила жизнь!
   - Она даже тебе не принадлежит, мальчик. Твой дар - твое проклятье. Говорить ты научился, с грехом пополам. Теперь придется учиться слушать и видеть. Заново. Дар слова не придет к тебе без острой на то необходимости. Как ты говоришь - не то настроенье? Да. Не то... - она довольно улыбнулась. - Истину можно найти не только в словах. Она повсюду. И прежде чем обрести себя ты должен будешь постичь её.
   Говоря все это, Хозяйка вплотную приблизилась к Ари. Положив холодные ладошки ему на грудь, женщина продолжила с печальным вздохом:
   - Когда-нибудь каждое твое слово станет Былью. И тогда ты не сможешь солгать. Но и спорить с тобой будет страшно. Вот тогда может быть и поговорим. Если ты в третий раз решишь пересечь мою грань.
   Прохладные губы коснулись теплой щеки, и Дельер полетел вниз. Боль от удара о скалы пронзила тело. Потеряв сознание он уже не чувствовал, как мелкие камни раздирают в клочья одежду и оставляют глубокие порезы на коже, пока тело катиться по склону к небольшой площадке над голубой пустыней...
  
   Глава 7. Наваждение для принцессы
  
   Кортеж Дариники продвигался вперед по узкому ущелью. Ариан Дельер после разговора с Герцогом так и не вернулся в королевскую карету. Шло время. Дани несколько раз нервно пыталась выглянуть из кареты, но баронесса властно осаживала подопечную на место, мол мужчины сами разбираться. А граф с проводником молча шли вперед, ни одному из них не хотелось разговаривать, а главное давать объяснение произошедшему. Бывший шут растворился в тумане. Ни одна живая душа в цепочке не знала где в данный момент находиться маркиз. Кроме него все были на месте, и в душу потихоньку, миллиметр за миллиметром, начало закрадываться подозрение. Но мужчины молчали о нем, что бы не накликать, авось пронесет...
   Туман рассеивался. Кортеж вынырнул у самого края скал. Один широкий крутой спуск и измученные тяжелым монотонным переходом люди окажутся в относительной безопасности на небольшом языке свободного пространства врезающегося в уже зазеленевшую пустыню. Впереди над головами незадачливых путешественников зарождалась пригнанная с побережья буря...
   - Где Ариан? - Дани все-таки вырвалась и, раненой птицей, промелькнув меж слугами и стражами, вцепилась в куртку капитана.
   Слинг отвел взгляд виноватых глаз.
   - С богами не спорят, - е его голосе и в том, как отвернулся, сквозила обреченность.
   - Что? Да какие Боги? Олин? Что с ним? - принцесса трясла за грудки капитана, но не добившись ответа перенесла гнев на проводника: - Лаит! Немедленно отвечайте!
   - Милари, лара забрала Хозяйка гор.
   - Бред! Фенли, скажите этому суеверному олуху, что нет никакой Хозяйки, и ответе, наконец, где Сортар?
   - Ушел в туман, такая трактовка вас более устраивает, Ваше Высочество?
   - Он что сдурел? Почему Вы его не задержали? Не нашли? Это же ваши прямые обязанности как капитана стражи. Или я ошибаюсь? - принцесса с каждой фразой все более походила на взбешенную фурию. - Немедленно разворачивайтесь и ищите его!
   - Я не получал приказа возвращать в кортеж кого-то кроме вас и посла. Извините принцесса. Ваша безопасность превыше всего!
   - Вы мне за это ответите граф.
   Дариника резко развернулась, взмахнув подолом дорожного платья, и проследовала к карете. Её никто не пустит на поиски. Это девушка сознавала четко. Боги. Пусть она до сих пор наивно верит в сказки, но ни один человек из её свиты не отстанет и все кто к ней прибьется, останутся до конца, либо она не достойна, носить корону, не достойна Шута. Слишком многим взбалмошная принцесса обязана этому человеку. Что бы позволить тому, кто прикрывается именем маркиза Сартара сгинуть на этом трижды проклятом перевале.
   Принцесса уже положила ладонь на дверцу кареты, как в ранних предгрозовых сумерках её внимание привлек небольшой камнепад чуть в стороне от лагеря. Не колеблясь ни секунды девушка рванулась на звук обвала. Её темное платье тенью скользило по зеленому ковру вереска. Девушка неслась вперед, не слыша окриков, не внимая разуму, не замечая грозы. Она уже начинала сомневаться, когда первый росчерк молнии выхватил темное пятно изломанной человеческой фигуры на небольшом невысоком уступчике над опасной зеленью. Дани только перешедшая на шаг вновь сорвалась в бег и поскользнулась. Еле сев она невидящем взором уставилась на ладони, покрытые тонкими росчерками. Через какое-то время в глазах отразилось непонимание, а за ним пришла обреченность. В своем необдуманном порыве принцесса даже не задумалась почему местные так бояться эти растения. Зеленые стебельки были покрыты острыми тонкими шипами, а листья более напоминали миниатюрный заточенный клинок. Узкие листочки резали в клочья плотную ткань, не щадили нежную кожу, даже плотные дорожные ботинки легко прорезались насквозь.
   Дани нервно хмыкнула и рывком поднялась на ноги. Идти она не торопилась. Сначала девушка оборвала все лишнее. Без кучи разодранной тяжелой ткани идти стало заметно легче. Принцесса подняла голову высматривая в темноте уступ.
   Очередная молния - нежданная помощница, осветившая изломанный силуэт на темных от сырости и свежей земли скалах. Дани не заметила бы его если бы не страсть к светлой однотонной одежде проснувшаяся в Ариане так негаданно после пестрых шутовских костюмов.
   Девушка медленно брела по зеленым ножам. И как в сказке, про глупую русалочку, каждый шаг отдавался немыслимой болью. А вместе с тонкими, но невероятно многочисленными ручейками крови из девушки вытекала жизнь. На одном упрямстве она добралась до скал. Вот Он. Кажется, протяни руку и их пальцы сплетутся. Но надо подняться. Надо обязательно быть рядом. Как когда-то в детстве прижаться к родному боку, услышать тихий гул умирающего сердца и принять судьбу.
   Судьбу, которая явно решила поизмываться напоследок над своенравной принцессой. В тот момент, когда руки Дани крепко ухватились за первый надежный выступ, небо разверзлось, и на землю обрушился тропический ливень. После продолжительной борьбы королевское упрямство взяло верх над стихией. Дани последний раз подтянулась и тяжело опустилась рядом с телом Шута.
   Они лежали рядом. Женщина и мужчина. Воспитатель и воспитанница. Наставник и ученица. Шут и его королева. У них не было сил шевелиться, даже поговорить они теперь были не в состоянии. Просто один долгий взгляд глаза в глаза двух очень близких людей. А вокруг непроглядной стеной бушует тропический шторм, смывая их кровь, разбавляя и напаивая ей песчаный голубой вереск...
  
   Дани проснулась от навязчивого взгляда. Кто-то в упор рассматривал её лицо. Девушка не открывая век, попыталась вспомнить, где находиться. Тело нещадно ныло, щипало и чесалось. Под щекой что-то твердое и холодное. Единственное приятное ощущение это солнечные лучики, нежно ласкающие кожу. Да еще этот настойчивый взгляд.
   Принцесса обреченно выдохнула и уверенно взмахнула ресницами в первое мгновение, чуть не утонув в глазах цвета морской волны с какими-то нереальными солнечными искорками на поверхности.
   - Проснулась? - тихий хриплый голос вырвал девушку из объятий моря его глаз.
   - Ари?
   - Привет Принцесса, - его улыбка могла поспорить в нежности с лучом, ласкающим её щеку.
   - Привет. А что мы тут делаем?
   - А ты не помнишь?
   - Нет, - и тут на неё накатили события прошедшего вечера, ссора с капитаном, бег по лезвиям песчаного вереска, ливень и подъем на скалу где распростерлось его почти бездыханное тело. - Мы умерли?
   - Вроде нет. Иначе Тот мир слишком шумный. А ты как себя чувствуешь?
   - Тут тихо...
   - И больно...
   - Больно...
   - И не слишком тихо. Трава шумит. Ручьи с гор бегут, звонкие говорливые. Птицы верещат...
   - Как обычно.
   - Как везде.
   Боль накатила с новой силой, когда Дариника попыталась пошевелиться, затекшие конечности дали о себе знать, да и подживающие многочисленные порезы не желали отставать от них.
   - Ууууу.
   - А я себе отбил все что можно. Лежал тут и думал, откуда шлепнулся.
   - А как ты сюда вообще попал? - девушка надеялась отвлечься на разговор. Умирать так с пользой. А если они до сих пор живы, значит это кому-то нужно.
   - Она столкнула, - недовольно пробормотал Ариан.
   - Она? - Дари вопросительно приподняла бровь. Но шевелиться уже не пыталась.
   - Хозяйка. Сначала наговорила всякого, а потом так ласково подошла, ладошки на грудь положила и столкнула. Стерва! Вот и ободрался весь. да ударился. Не тело наверно, а сплошной синяк. А ты что такая...
   - Порезанная?
   - Да.
   - Дура потому что. За тобой бросилась. Вбила себе в голову, что без одного пропавшего шута никогда не стану героиней прекрасной сказки. А так хотелось, знаешь ли.
   - И...
   - И погнало меня чувство неведомое через вереск зеленый к скалам холодным... во как заговорила. Да только не учла одной особенности этих паршивых растений.
   - Не ругайся...
   - А ты не учи...
   - Что дальше?
   - Что-что? Неслась по травке. Поскользнулась. Упала. Дошло, почему по зелени не ходят.
   В глазах мужчины появился интерес, а вместе с ним и добавились новые искорки в глазах.
   - Острый он. Режет все подряд. То-то наши лошадей даже не привязывали. Умная скотина в эту гадость не полезла.
   - А ты не умная...
   - Я не скотина!
   Ариан подавил смешок, от которого боль стала кругами расходиться от груди по всему телу.
   - И что будем дальше делать?
   - Не знаю... - совсем по-детски растерялась грозная принцесса. Совсем такое же лицо у неё было, когда она нечаянно сломала игрушку и не поняла, почему это произошло и что будет дальше. Тогда Шут только сдал серьезный экзамен у учителя и получил право служить при дворе.
   - Будем думать.
   Ариан повернул лицо к небу и задумался. Ситуация была патовая. Они ни за что не доберутся до лагеря живыми, уж о целости и говорить не приходиться. Сколько крови они потеряли, вообще не известно. У него голова кружиться от простого шевеления, не то, что оторвать её многострадальную от земли. Такого с ним не бывали даже после самых разгульных попоек. А все-таки как тихо кругом. Он закрыл глаза и вернулся к занятию прерванному пробуждением принцессы. Он слушал и учился слышать, ведь именно на этом настаивала хозяйка. Да и дел особых как-то не намечалось. Эта последняя мысль вызвала легкую улыбку. Ариан замер и обратился в слух,. Пытаясь определить посредством его окружающий мир. Горы. Ручьи. Птицы. Трава шелестит. Ветер. Разгоняет остатки облаков. Вода. Очень много воды. Она медленно стекает со склонов, тереться в корнях растений, перетекает по ним от одного к другому. Медленно, но верно, распространяясь по всему вересковому покрывалу. Вот ветер играет молодыми листиками. Они такие мягкие и гибкие, что шалун не в силах отказать себе, потереться о них прохладным боком. С ветерком смешивается дыхание принцессы. Оно не такое глубокое, как еще час назад, да и сердечко бьется неровно то и дело, срываясь в тревожных нотках. Она тоже о чем-то думает. Ариандеро слушает ветер горы и вереск. Слушает с самого рассвета. Солнышко пробудило мужчину первыми лучами и не позволило провалиться в блаженное забытье. Что ему оставалось? Только слушать. Себя. Принцессу. Окружающий мир. Он слушал, и казалось, прошла целая вечность медленная тягучая всеобъемлющая, прежде стал различать эти мелкие шорохи, звуки, дальний рокот гор, беззаботное серебряное журчание ручейков, свистящую трель ветра. Шепот травы. Травы мягко приминающейся под чьими-то ногами...
   Сознание последнего факта заставило Ариана резко открыть глаза и вывалиться из марева звуков в омут жуткой боли, пришедшей с инстинктивной попыткой сесть.
   Мелкие камушки наперегонки понеслись вниз, увлекая за собой более крупных собратьев, подмытых ночным ливнем. Обломки серой скальной породы вперемежку с песком добрались до подножья уступа и с легким шуршанием затерялись средь зеленой травы, приминая нежные голубые соцветия.
  
   Полумрак и тихое покачивание кареты. Мягкий песок под колесами. Шелест травы и ржаное лошадей за плотно задернутыми шторками. Гул голосов.
   - Как вы? - тихий голосок принадлежал одной из фрейлин принцессы.
   - Больно.
   - Не удивительно после такого падения.
   - Падения?
   - Вы сорвались со скалы.
   В голове промелькнули неясные образы: туман, Хозяйка, холодные руки на груди, острые камни под спиной, израненная девушка рядом... Нет, не девушка - ...
   - Принцесса?
   - С ней все порядке, она в своей карете.
   - А вы?
   - Ухаживаю за Вами.
   - Воды.
   Девушка поднесла к его губам фляжку, аккуратно придерживая голову.
   - Где мы?
   - Я отвечу, если вы обещаете отложить вопросы и поспать.
   - Хорошо.
   - На полпути к Лесертану. Прибудем через неделю. А теперь отдыхайте.
   Он хотел спросить еще очень многое, но не успел. Глаза сами собой закрылись. Ариан погрузился в царство снов. Ему снилось море, впервые за многие месяцы спокойное залитое золотым ласковым солнцем.
  
   Привет Джаспер, а где Роксина? Я думала увидеть её у своего ложа.
   - Сестренка уговаривает баронессу немного отдохнуть и велела мне посидеть здесь. Как себя чувствуешь, Ваше Высочество.
   - Паршиво, Ваша светлость, - ответила девушка в тон.
   - Язвишь - значит живая.
   - А не должна?
   - Не очень, - замялся герцог. - Я ведь первый заметил, что тебя в вереск понесло, сказал Фенли. А там как раз проводник был. Он только увидел, побелел и запричитал как о покойнице. Мы взвелись на мужика. А он такое рассказал про эти цветочки...
   - Что? Я ведь ничего не знаю, баронесса молчит, да и Рокси воды в рот набрала. Только и твердят молитвы, когда думают, будто я их не слышу.
   - Ну, слушай. Я конечно не мастер сказки рассказывать, поэтому красиво не получиться. Дело вот в чем. Помнишь ту сказку про первых беглых рабов и островную колдунью. Вот у неё было продолжение не только на перевале. Каким-то образом волшба, творимая в ту ночь, затронула и пустыню. Вроде бы есть мнение, что когда колдунья создавала заклятье, она приняла за туман облака, принесенные сюда циклоном. Полнишь по географии - влажный воздух скапливается в горах, остывает и спускается вниз, принося с собой дожди. Ну или что -то подобное. Главное что в этом месте именно так. Штормовые облака проливаются над побережьем, но огненная пустыня иссушает все на излете, в итоге ветер гонит облака в горы. За эти дни песок без солнца остывает. А повысившаяся влажность дает возможность прорости стеблям и листьям вереска. Правда вереском он был многие столетия назад. До побега.
   - И что ведьма?
   - Она изменила воду. Напитанные проклятым туманном дожди вернулись в пустыню и изменили растения. Это произошло не в одну ночь. Хотя первые изменения были заметны сразу. Листики мягкие покрытые серебристым ворсом опали. Соцветия стали ярче, появились красные цветы, а после на их месте и алые дорожки. На следующий год растения явили миру свой новый облик. Красный вереск так и остался безлистым с мягкими стелящимися по земле стебельками. В противоположность им голубой вереск стал жестким, сродни колючкам. На нем появились шипы, а узкие листики стали острее ножей, в чем ты убедилась на собственной шкуре.
   - Да ужжж, - протянула принцесса. За неделю пути прошедшей с той отчаянной ночи рубцы начали заживать, но при этом ужасно чесались. А кожу на руках она содрала капитально, так что теперь красовалась толстыми варежками из бинтов и корм или её с ложечки как маленькую.
   - Но это еще не все. Растения стали невероятно ядовитыми. Обычно одного неглубокого пореза достаточно чтобы человек сгорел в течение трех дней без видимых причин. Рабы от этого яда умирают мгновенно. Работорговцы в жутких муках. Остальные тихо слабеют и однажды просто не просыпаются. Да и ранка не затягивается. Ты же получила колоссальную дозу яда. Это во-первых. Во-вторых самые мелкие к тому моменту как вас нашли уже начали затягиваться...
   - Кстати, - перебила Джаспера Дани, - как вам это удалось? Учитывая вышеперечисленное.
   - Когда Лаит все рассказал, капитан бросился искать выход. Он не мог все так оставить. Ну, это его обязанности. А мы же свободные, сразу смекнули, что ты покойница.
   Принцессу передернуло на последнем слове.
   - Извини.
   - Это правда, была, по крайней мере.
   - Вот мы и думали, как девочкам это объяснить, да ливень всех загнал под навесы и в кареты. Врали, конечно...
   - А на утро? - Дани заглянула в глаза герцогу, там отражались тени тех событий, темные, обреченные, непонимающие. В привыкших к опасности глазах отражалась недавняя боль.
   - Лошади мирно паслись на голубых цветах. Не знаю, что случилось в эту ночь. Точнее знаю. Было несколько молний. Наверное, от одной сухие растения загорелись. А к утру на пепелище выросли новые - мягкие и ... живые.
   -В рассветный час вдали от глаз
   Огнем умоются пески
   И цвет лазоревый свой яд
   Утратит кровью вновь омыт...
   - Не понимаю...
   - Джаспер, просто начало сбываться одно предсказание, совсем недавно озвученное у костра. Его слышали Фенли и Морук. Он даже кое-что прояснил по-поводу окончания. А вот и до начала мы, кажется, добрались.
   - Ты думаешь?
   - Уверена! Гроза породила пожар, пробежавший по пустыне очищающей волной. Вереск снова прекрасен, кстати, принеси мне несколько веточек, пока он окончательно не завяли. Зря я что-ли их собственной кровью поливала.
   - Может ты и права.
   - Я - принцесса! А значит права априори! Беги за цветами и найди мне Роксин. Я устала и желаю отдохнуть, да и поесть не мешало бы.
   - Слушаюсь, ваше высочество, - герцог отвесил шуточный поклон, и уже открыв двери, вспомнил: - Кстати, чуть не забыл, маркиз пришел в себя!
   - И ты молчал! - разъяренной змеёй взвилась Дани, а вслед мужчине полетела алая подушечка.
  
   Глава 8. Прогулка на ночь
  
   Лесертан встретил гостей теплым бризом, ярким солнцем и дивными цветами. Природа обновлялась после Сезона штормов. Город замер в ожидании и предвкушении. Приближался праздник Мореноса. Осталось дождаться цветения первых лилий, обязательного компонента подношений морскому богу.
   Домики оттенка топленого молока, ванили и миндаля под терракотовыми крышами. Приземистые и уютные, нагроможденные одни на другие они создавали какую-то особенную атмосферу. Вместо занавесок - витражи. Вместо клумб узкие горшки вдоль стен с вьюнами, азалиями, флоксами. На балкончиках - кованые перильца. Каждый домик - история. Каждая история с продолжением. И в каждом вздохе - море.
   Принцесса с компанией заняли один из Гостиных Домов. Они были рассчитаны на большие компании или богатые семейства со свитой. Еще их можно было выделить по карамельному оттенку стен и низким желтым цветам под окнами. Дом, предоставленный в их распоряжение, стоял в верхней части города и окнами выходил на прогулочную улочку балконом обходящей город. Широкая каменная лестница вела в более низкие уровни города и упиралась в главную площадь. Такое расположение было возможно благодаря расположению города на череде довольно высоких холмов огибающих большую бухту.
   Ветерок трепал паруса и флаги прибывающих на праздник кораблей и лодок всех размеров форм и раскрасок. Порт казался большой плошкой с взбитыми сливками и мелко нарубленными цукатами. Город с этой точки казался огромной крышей с неровно положенной черепицей. Дариника улыбнулась невольному сравнению. Им дали эту передышку перед плаваньем и сегодня девушка ощущала себя кошкой, перед которой простирается огромный мир неизведанных крыш. Благо впереди их ждала прогулка по городу. Баронесса, взяв клятву, что девушки вернуться к сроку целыми и невредимыми, отпустила их на все четыре стороны, при условии, сопровождения Джаспера или Лилетта. Герцог спихнул неугомонную сестру под пристальный взгляд влюбленных глаз друга и, посчитав миссию выполненной, присоединился к компании изучающей достопримечательности местных таверн. Он справедливо полагал, что коль их отправили к черту на рога, побывать в этом чудесном городе он еще успеет, до праздника далеко и бдительный хозяин самолично вытолкает чужестранцев полюбоваться самым красивым. Успокоив таким образом совесть и Роксину Джаспер вручил сестренке пакет с очередными лакомствами и был таков.
   - Нет. Ну ты на него только посмотри! - возмущалась девушка.
   - Оставь Ро. Он нам только помешает. А Лит, не самый худший вариант. Да и лучше он чем отряд стражей.
   - Хорошо, что посол предпочитает не привлекать внимание и отговорил баронессу от охранников.
   - Вот именно! Поэтому хватай Графа, ищем маркиза и в город. Хочу заблудиться на этих милых улочках!
   - Ну в принципе все что надо чтобы найти обратную дорогу я узнала, так что идем.
   Роксин встряхнула юбками прелестного персикового платья и заговорщически улыбнулась госпоже родственнице и подруге. Та в долгу не осталась. Поправив складки пастельно-зеленого платья принцесса первой сорвалась с места.
   - Милари! - окрик хозяйки дома застиг девушек посреди зала. - Наденьте шляпки.
   Окончание вышло более мягким и укоризненным. Пожилая женщина протягивала им две шляпы с широкими полями и цветами вместо лент.
   - Благодарим вас, лари Мирит. Не подскажите, где мы можем найти наших мужчин?
   - Лар с холодными глазами поджидает на улице в тени кипариса, Лар страж ушел с Двумя другими в таверну. Она чуть раньше нас и на ярус ниже. Вы без труда её найдете.
   - А баронесса с девушками? - решила уточнить Роксина.
   - Юные Ларии в сопровождении лара Морука и нескольких охранников отправились на базар и по лавкам.
   - Спасибо. Мы тоже, пожалуй, погуляем.
   - Как пожелаете. Обязательно сходите к фонтанам. В сады до темна уже не успеете.
   - Благодарим за совет, лари.
  
   Девушки покинули гостиный дом. Город навалился на них мягким бризом искрящемся солнцем и соленым привкусом на губах. Здесь в спальном районе города царил полумрак, создаваемый вековыми деревьями. Именно у такого исполина они и нашли своего сопровождающего. Лилетт сидел на каменных перилах и смотрел на город. Простой костюм ему шел намного больше чем придворные одежды. Они выдавали в нем того кем граф являлся по натуре - бродягу, война, искателя приключений и рыцаря Удачи. Не посчастлився ему родиться в благородной семье мужчина стал бы наемником или вором, сыном улиц, зарабатывающему на жизнь своим мечем и ловкостью. И нельзя сказать, что он бы не преуспел в своей деятельности.
   -Лит! Очень мило. Тебе идет. - Роксина улыбнулась приятелю. Её слова развеяли наваждение легкой дамкой окутывающее мощную фигуру. Бродяга тут же исчез, уступая место придворному.
   - РО! - окрик Дани вывел кузину из колеблющегося между смущением и ехидством состояния.
   - Что? - грозный взгляд мог воспламенить камень, рука привычно сжала ткань платья там где должен был висеть...
   - Веер не ищи. Здесь он не предусмотрен, - герцогиня обиженно фыркнула, а принцесса продолжила: - Лит, мы идем на поиски Сартара! Мне нужен спутник!
   - Может не стоит? - Уточнил граф, уже примерно догадываясь, где и в каком состоянии найдется маркиз.
   - Я так хочу! - Дариника гордо вскинула подбородок, ясно давая понять, КТО здесь королева.
   - Как пожелаете, ваше величество, - и Лилетт склонился в самом почтенном реверансе.
   Девушки переглянулись и не удержавшись прыснули, так не вязался облик с поведением.
   - Пошли уже!
   Молодой человек предложил спутницам по локтю, на которых они с радостью повисли, и зашагал в сторону большой лестницы. Делящей город на две половины.
  
  
   А в это время, в таверне за широким столом в обнимку с бутылкой можно было застать большую и влиятельнейшую часть мужчин. Причем в одном углу сидели солдаты охраны. В другом - члены посольства. А за центральным столом пьянствовали герцог, граф, маркиз и помощник посла. Его непосредственный начальник предпочел визит к губернатору города.
   Пытаясь изначально удержать Сартара на грани трезвости в итоге эту грань переступили все.
   Тосты за удачное прохождение пустыни, за выживших, за город, море, Мореноса, архипелаг и наконец прекрасных дам - звучали не переставая. Но чем больше становилось пустых бутылок, тем тише становились голоса, глубже темы и тяжелее взгляды.
   Сартар уже несколько минут крутил в меж пальцев тонкий бокал, наполненный крепким душистым виноградным вином.
   - О чем задумался Шут?
   - Я же просил.
   - Я и выполнил. Но сейчас ты не маркиз. Маска спала и остался старый мало кому из здесь присутствующих знакомый Шут. Король постарался собрать именно таких кто предпочитал жить подальше от двора.
   - Но ты ведь знаешь...
   - Я рос при дворе! Да и граф. Правда, он предпочитал казармы дворцовой стражи.
   - А ты покои королевских фрейлин.
   - Каждому свое.
   Они чокнулись и слуги поспешили наполнить опустевшие бокалы.
   - Всегда хотел спросить, неужели то что о тебе говорили, правда.
   - Обо мне? Обо мне много говорили, - на этих словах он криво усмехнулся. Его улыбка сочетала самодовольство, презрение и брезгливость. Он знал все что говорили, о чем молчали и что думали. Он сам распускал слухи. Дополняя те что уже ходили. - Что тебя так заинтересовало, милый друг?
   Шут потянулся вперед наклонил голову и попытался заглянуть собеседнику в глаза, хотя цепкий взгляд проникал гораздо глубже. У мужчины от этого взгляда цвета моря побежали мурашки, но пьяному это самое море по колено и он, не задумываясь, бросился в этот синий омут.
   - Ты людей насквозь видишь!
   - Вы не стеклянные. Да и агентура у меня хорошая!
   - Нее. Не заговаривай мне зубы! Я помню! Я помню! - и Джаспер пьяно погрозил шуту пальчиком.
   - И что ты Поооомнишь?
   - Найдешь вскоре друга, что станется братом.
   Пройдешь по дорогам, не зная возврата.
   Забудешь отчизну, пройдя сквозь шторма.
   Наденешь корону однажды....
   - а дальше.... - Ариан передразнил любимую просьбу принцессы.
   - А дальше ты трубился!
   - Во! Это же не глядение насквозь. Обычное прорицание. Бывало когда напьюсь.
   - А теперь?
   - Не. Хозяйка отобрала.
   - Эй о чем вы там шушукаетесь?
   - Дельер знает все обо всех и не хочет делиться наблюдениями! - капризно заявил герцог и украдкой показал маркизу язык, отчего у последнего отвисла челюсть.
   - Не порядок! - граф Фенли тяжело опустил на столешницу кружку с местным алкоголем и сменив грозный тон продолжил: - Хоть про девочек расскажи. А то они такие загадочныееее...
   - Граф не замечал за вами склонности к сплетням! Ик... - Морук решил вставить в разговор свою лепту.
   - А правда Дельер поделитесь наблюдениями за нашими прекрасными дамами.
   - Ну раз высокое собрание столь единодушно...
   - Просим...
   - Просим...
   - Не ломайся уже фигляр доморощенный!
   - Вина! Для такого я еще не достаточно пьян.
   Тут же засуетились служанки с кувшинами.
   - С кого бы начать?...
   - Давай с сестрички!
   - Как пожелаете, герцог! Роксина - безрассудна, но осторожна. Дариника - воспитано как должно, но очертя голову бросается в очередную авантюру. Баронесса милейшая женщина, можно сказать уникальная, ум в сочетании с добрым сердцем, терпением и кротостью. Ей бы монастырем руководить, а вот приходиться полжизни служить жилеткой королевы, а теперь и за взбалмошной принцессой присматривать. Хотя последней она препятствовать не будет, по принципу пусть лучше потом будет что вспомнить, чем жалеть о том чего не было. Фрейлины, не смотрите что такие тихие, кроткие и незаметные, каждая имеет за душой не просто камень, а хорошо укрепленный бастион. Честь рода превыше всего. Служение королеве цель жизни. Их маски столь идеальны, что стали второй натурой. Эти девушки могли спокойно проделать весь путь в седле. Каждая из них бриллиант достойный любой короны. Если бы не воспитание из них могли бы получиться отъявленные авантюристки.
   Ариан был поражен выбором короля. Кларисса Бевеж, Саманта Гривей и Летиция Шанталус - его лучшие девочки при дворе. Сколько заговоров они сплели в укромной полутьме будуаров. Сколько слухов придумали за бокалом терпкого вина. Сколько мечтаний было выплакано. Сколько обид отомщено. Тихие? Скорее сдержанно приветливые. Безобидные? Вернее не разу не пойманные. Правдивые? Правду тоже надо уметь говорить. Кому, когда и где - это искусство.
   - Скупо. А про нас?
   - Без обид?
   - Без, - согласно кивнули мужчины.
   - Джаспер ставит превыше всего долг. Лилетт - свободу, так как все остальное он возьмет сам, в отличие от друга. Тому свойственен фатализм. Хотя при всем при этом он может быть целеустремленным, жестким и невероятно волевым. Просто ему нужен толчок в нужное направление. Они дополняют друг друга. Капитан дорожит своими людьми. Он откажется выполнять приказ, если заранее сказать что все они погибнут, лишь бы дошел один. Он такую цену не заплатит. А значит, никогда не будет на высоком посту. Руководить стражей в каком-нибудь тихом городке для него идеальный вариант. Дядюшка зря прочил ему свое место. Вы Морук были бы хороши, но не здесь и не на этом месте. Вам бы кататься по миру собирая истории и встречаясь с людьми, поработать проводником. Вы любопытны, вам конечно присущи авантюризм и азарт, но их не достаточно для свободной игры. Уходите с этой должности. Обьедте архипелаг, побережье, материк. Нанимайтесь в караваны и сопровождение пока сами не выучите маршруты. Никогда на долго не останавливайтесь. И главное ведите дневники. Думаю, под конец жизни при хорошем слоге вы сможете их недурно продать. Если я не прав пошлите все к черту и стройте политическую карьеру.
   - Вы правы. - залпом осушенный бокал, - откуда вы узнали что я веду дневник?
   - Видел...
   А вот то, что в сумраке дверного проема с зажатым ртом стояла принцесса он не заметил. Да и некто за столом не обратил внимания на просто одетую девицу. Дариника слышала и не могла поверить. Она никак не могла решить злиться на то, что в её свите оказалось столько неподходящих людей, или на то, как спокойно Дельер это говорил. Ей надо было подумать. И серьезно. Пулей, вылетев на улицу, девушка со всего маху налетела на высокого мужчину. Поля шляпки мешали рассмотреть его лицо. От плотной куртки пахло вином и солью. Тонкие пальчики как нарочно запутались в куче тонких ремешков стягивающих широкую сильную грудь.
   - Извините, - голос осел от невыплаканных слез и был еле слышен.
   - С вами все в порядке? - его сильный глубокий как шум прибоя голос окутал принцессу как пена прибрежные скалы.
   Девушка оглянулась на закрытые двери и выдавила:
   - Пьянь!
   - Они Вас обидели? Не стоило такой хорошенькой барышне заходить в таверну. Это хоть и приличный район, но место все равно не для женщин.
   "Для женщин, только другого сорта", - добавила про себя принцесса, а вслух сказала:
   - Я же погулять хотела о он...
   - Напился?
   Да уж. У вот и самое обидное. За время перехода она Дари привыкла что Ариан рядом и забыла, предпочла забыть. Он был только её. А тут ... вновь делить друга с бутылкой, да при таких откровениях... Тот еще слоеный тортик получился.
   - Да.
   - Жених? - в учтивом голосе послышались нотки раздражения и холода.
   - Нет, - девушка трясет головой и мелкие прядки падают на лицо.
   -Брат? - непонимание сменяется робкой надеждой.
   - Больше. Он меня считай что воспитал, - девушка опять бросила взгляд на таверну. - Вот и погуляли. Спасибо. Извините.
   Дани впервые подняла на незнакомца золотые глаза, в которых догорал пламень обиды. Обветренное скуластое лицо с тяжелым подбородком. Аккуратная борода обводила линию губ и подбородка. Небольшая щетина покрывала чуть впалые щеки. В закатных лучах профиль незнакомца казался более резким. Глаза прятались в тени и принцесса никак не могла разглядеть их цвет. А вот ей собственные золотые очи пылали искрами и огнями как живое пламя в ободе черных ресниц. И он пропал.
   - Вас проводить? - слова вырвались неожиданно.
   - Нет. Вон мои провожатые, - девушка кивнула в сторону тихо стоящей у перил парочки.
   - Но может завтра, мы встретимся на празднике, - в его голосе отразилось чуть больше надежды, чем хотелось бы.
   - Может. Ждите меня на этом ярусе у лестницы.
   - Рей, - запоздало представился он, когда её пальцы отнялись от груди. Мужчина силой воли подавил желание перехватить и сжать эти тоненькие пальчики.
   - Дарина. Там, моя кузина и её жених. Правда, они пока об этом не догадываются.
   Теплая чуть проказливая улыбка скользнула по губам девушки.
   - Вы хотя бы улыбаетесь.
   - А вы будете ждать?
   - Буду.
   - Тогда - до завтра!
   - До завтра.
   Изящный поклон. Легкий реверанс. И девушка скрылась в вечерних сумерках, подхватив спутников под руки.
  
   Не успели молодые люди пройти и пары кварталов, Рокси насела на кузину:
   - Кто это был?
   - Не знаю! Я просто на него наткнулась.
   - Просто? - в голосе звенело сомнение.
   - Ты бы слышала, что нес Дельер! Ты бы не только в кого-нибудь врезалась. Ты бы этого кого-нибудь точно убила.
   - Так уж и убила? - герцогиня прищурила хитрые глаза.
   - Ну, покалечила точно!
   - Не заговаривайте мне зубы, Вше высочество! - девушка специально повысила голос, делая вид, что хочет раскрыть их инкогнито, что возымело мгновенный эффект.
   - Тссссс, - принцесса набросилась на подругу в пытке зажать той рот. Лилетт только вопросительно поднял бровь. Граф точно знал, что вмешиваться не стоит, скорее этот жест означал: "Мне отойти?"
   - Дельер несет то же что и всегда - Правдивую чушь. Думаешь, я не знаю, что он считает меня взбалмошной эгоистичной самовлюбленной? Стервой. Дуррой. Лицемеркой. Трусихой и перестраховщицей? Той кого легко направить, зная её слабости? А он, поверь мне, знает. Этот молодой интриган держал весь двор на коротких поводках и от скуки дергал за веревочки. Так что не обижайся, но твоему любезному пропойце я так же могу придумать целый перечень нелицеприятных качеств. Но не буду. Мстительный он, зараза. И откуда только все знает?
   - Безрассудна, но осторожна. Это он про тебя, - ответила Дариника на непонимающий взгляд. - А агентура у него всегда была самой лучшей!
   - Но мы ушли от темы! Совсем ты меня заговорила. Рассказывай про этого красавчика!
   - Правде красавчика? Я что-то и не заметила, - принцесса перешла на игривый тон и даже покрутила локон, пальчиками изображая наивную мечтательность. - Нет, право слово не заметила.
   - Дани! - молодая герцогиня начинала превращаться в раздраконенную фурию.
   - Да завтра пойдет с нами гулять тогда, и рассмотришь и расспросишь. Я же приличная девушка и на свидания одна не хожу, только в сопровождении!
   - Ну и дура!
   - Роксина! Мы же благороднее леди, а не дочки пахаря!..
  
  ГЛАВА 9. ПРОГУЛКА ПО КРЫШАМ
  
   Рей не спускал цепкого жесткого взгляда с новых знакомцев. Его привлекла юная красавица, но не более чем тайная охрана, враз насторожившаяся при их столкновении. Именно решением проблемы: идти в таверну, где сегодня кого-то так охраняют, или послать в Бездну, капитан был занят, расположившись у перил. Теперь же любопытство заставило его отбросить осторожность и переступить порог под яркой вывеской.
   Мужчина обвел взглядом довольно пустой зал и пьяную компанию по центру. Капитан кивнул хозяину и попытался пройти к стойке бара. Его маневр не увенчался успехом, ибо в тот момент, когда он поравнялся с злополучным столом его обжог голубой пламень, пламень уже где-то виденный, виденный или нет...
   -Мы Встречались?..- вопрос слетел с языка быстрее чем осознание пришло в голову.
   - Сомнительно, Вас я точно нигде не видел.
   - Да, подтвердил пепельноволосый, - такую колоритную фигуры ты бы точно не упустил. Скажите вы Пират?
   - Я каритан... - договорить ему не дал голубоглазый, неведомым чудом отделившийся от стола и уже успевший перенести тяжесть своего расслабленного тела на моряка.
   - Одно Другому не помеха, - доверительно шепнул пьяница в самое ухо, обдавая собеседника винными парами.
   - Вина Пирату! - подключился третий чужеземец, еле заметным движением руки осадивший уже было начавших подниматься за дальним столом воинов. Именно воинов. Солдат, а не наемников, которыми кишели прибрежные города.
   А вот четвертый собутыльник, уже местный, но грозивший белизной сравняться с чужаками, молчал и лишь испуганно взирал на происходящее широко распахнутыми глазами.
   - Выпейте с нами, - предложил пепельноволосый. - Хотя бы за море и праздник.
   - Только за праздник.
   - Не пьете за Море? - спросил голубоглазый так и не спустивший руки с плачь моряка, и фактически принуждая того сесть на тотчас пододвинутый кем-то стул.
   - НЕТ, - может слишком жестко.
   - Я то-же не буду.
   Рей внимательно присмотрелся к собеседнику. У того были странные манеры. То безукоризненные, то нелепые, как сейчас когда он нелепо выгибал шею пытаясь заглянуть в глаза местному.
   - Морук, не бойтесь, ведь Капитан нас уже простил. Ведь простили? И совершенно не сердиться. Мы ему нальем, и он обязательно расскажет нам настоящую сказку о Русалках. Не все же мне вас байками травить.
   - Кккапинан???
   - Смотря, что нальете, - байку, почему бы и нет.
   - Вот, - и неугомонный протянул ему кружку.
   - Ариан, - укоризненно покачал головой начальник стражи, а никем иным он не мог быть после столь выразительного, по мнению Рея, жеста, - это твоя кружка, и она пуста.
   - Упс. Повторить. И моему другу того-же!!!
   - Другу?
   - Не возражайте, пригодиться, - от этих тихих слов стало невероятно жутко.
   - Вы пьяны!
   - Увы, от вас идет такой холод, что я давно трезв.
   Молодой человек запустил пятерню в каштановые волосы и обратил на собеседника абсолютно трезвые глаза.
   - Пойдемте пройдемте, им и без нас будет, чем заняться. Сортар, мне не нужны уши. Сам доберусь. Джас, налейте, что ли Моруку, а то он неестественно бледен. Не переживайте дружище, я еще не скоро сойду со страниц вашего дневника. А байку он расскажет нам в следующий раз.
   - Вы уверены?
   - У нас будет предостаточно времени, мне так кажется... А теперь пойдемте, друг, пойдемте.
   И отвесив шутливый поклон, тот кого назвали Арианом, подхватил одной рукой бутылку с соседнего стола а второй вцепившись в руку Рея, направился к выходу не особо заботясь кто и что стоит у него на пути.
   - Ариан, куда вы меня тащите?
   - Да, да я знаю, как меня зовут. А вот о вашем имени не имею никакого понятия.
   - Леврей.
   - Не, я не про то, каким вы нарекли себя, а про то коим нарекли вас при рождении.
   - Нордан, - произнес, как обрубил, и лицо его стало мрачнее тучи.
   -Уже ближе, но все равно не то. А давайте вы будите со мной дружить, пока я буду искать вам имя?
   - А когда вы его найдете?
   - Это будет уже совсем другая история, ну же Нор соглашайтесь.
   И он улыбнулся так лукаво, солнечно и искренне, что Мужчина не устоял:
   - Ищите.
   - Выпьем за это.
   Дельер поднес к губам бутылку и передал новому другу. Тот тоже сделал большой глоток.
   - Мне говорили, здесь цветут черные лилии. Пойдемте, посмотрим.
   - Вы не боитесь заблудиться?
   - Заблудиться в городе, что как на ладошке. Не смешите. Тем более, здесь не далеко. Если идти по крышам.
   С этими словами маркиз перепрыгнул через ближайший парапет и, мягко приземлившись на крышу, поманил за собой моряка.
   -ВЫ безумны.
   - Я просто бывший Шут. Правда, безголосый. Но слушать и смотреть мне пока никто не запрещал, а некоторые даже настоятельно рекомендовали. НО шшшш, это тайна.
   - Вы сумасшедший.
   - Нет. Скорее я не в себе. А вот как буду тогда и посмотрим...
   - С вами бесполезно спорить Ариан, лучше дайте выпить.
   Дельер протянул выуженную откуда-то бутылку.
   - Оставь себе, и давай на ты. Хотя бы наедине. И прости, но ты нереально холодный. Я не пойму. Во всех людях есть огонь, где скупой не дающий жара, где еле теплящийся, в тех слепящий а в тех сжигающий дотла, у кого-то он ровный у кого бушующий. А у тебя лед, обжигающе холодный лед.
   Молодой человек застыл на очередном карнизе, слегка покачиваясь и подставляя лицо морскому бризу. Его волосы метались под легким ветерком. А сам он казался совсем не реальным. Остатки закатного солнца последними лучами запутались в взметнувшихся волосах. И ...
   Нордан потряс головой, пытаясь стряхнуть наваждение.
   Еще одна крыша и под ними распластался серебристый пепел садов.
   - Они прекрасны... - выдохнул Дельер.
   Молодой человек медленно опустился на край и свесил ноги.
   - Много лет назад Лесертан горел в пламени Освобожденных. Взмолились тогда люди, да было явлено условие: не бывать рабству на землях Лесертана. Как только были подписаны договора и освещены в храме Мореноса, пришел муссон и лил семь дней и семь ночей. По истечению этого срока даже пепла не осталось на улицах города, весь он был здесь. То углубление что служило городскими купальнями, теперь было превращено в пепельный остров. В день, когда последний раб получил свободу, в одну ночь на пепле выросли и расцвели лилии. С тех пор этот день празднуют очень пышно. И завтра очередной праздник.
   - Лилии. Странно, что они растут и зацветают лишь в ночи. Ведь к завтрашнему вечеру от них не останется и следа.
   - Не останется... Никто не знает, откуда к нам принесло их. Все верят в божественный умысел. Вроде как жизнь этих цветов хрупка и быстротечна, так и человеческое существование все го лишь мгновение против мира.
   - Плюнь в лицо философу, что наплел тебе эту чушь.
   - Чушь?
   - Когда я был маленький мне помниться невероятно прекрасный запах, пропитанный пряным ароматом южных ночей и холодно-соленым духом моря. И чей-то голос говорит мне, что так пахнут Лесертанские пепельные лилии. Но он предпочитал называть их ночными. И хвастал, что в Лесертане они живут лишь день, а у него как обычные неделями.
   - Это возможно?
   - Как я помню у него, они росли в пещере у приливной черты, в которую не проникал солнечный свет. Там этот человек хранил самые свои большие сокровища. Но может мне это все приснилось? Я был тогда всего лишь маленьким ребенком.
   - Действительно, что может северянин знать о южном побережье?
   - Только прекрасные сказки, рассказанные на ночь дворцовым шутом. Сказки, в которых спутаны лож и быль, фантазия и память.
   - Память...
   Ариан повернулся и молча, положил ладонь на плечо новому знакомому. Он не хотел слушать, что скрыто за последним словом. Он уже и так знал. Если слова Короля были правдой то перед ним стоял герцог Миеррский, Ледяной Демон.
   - Без нее мы никто.
   Они еще какое-то время стояли молча.
   - Сортару доложили о вашем столкновении. Погуляйте завтра. Так всем будет спокойнее, но откажитесь, если прекрасная, незнакомка предложит вам подвести ее на острова, даже в шутку. Дари на меня обиделась сегодня, отвыкла за время перехода видеть меня с бутылкой. Глупенькая.
   Что-то поскреблось по ледяной корке на сердце герцога. Неужели она просто пытается заставить ревновать этого хлюпика и пьяницу? Тяжелые челюсти напряженно сжались, под высокими скулами заходили желваки.
   - Никто не в силах приказать ветру. Знаете трудно любить, как женщину, ту кому подтирал сопли и лечил сбитые коленки. Не опаздывайте завтра. Пусть для нее нашей с вами встречи не будет.
   - Как скажите.
   - Прощайте, надеюсь, мы еще не скоро встретимся.
   Герцог еще долго стоял над черными садами пока теплый пряный аромат раскрывающихся лилий не достиг крыш. Пропитанный специями и солью он дурманил, но не оставлял после себя ощущения тяжести. Теплый с легким послевкусием. Они только зацветали. "Жаль Адриан не остался, чтобы насладиться ароматом, но..."
   - Откуда?...
  
  ГЛАВА 10. ПРАЗДНИК МОРЕНОСА
  
   Дариника подскочила ни свет не заря. Всю ночь девушка в волнении проворочалась с боку на бок. Образ нового знакомца не давал покоя. Под утро ей уже начало казаться, что она все выдумала и переврала. И не такой уж он и красивый, и вообще не загадочный. И тут, наверняка, пол порта таких. А вешаться на первого встречного, вообще, не прилично, она же, как ни как невеста. Такими мыслями принцесса уговаривала себя и еле уснула под утро. Едва городские часы пробили восемь Дариника сорвалась с постели.
   - Рокси, Рокси! Проснись! Ну хватит дрыхнуть!
   Даринка, отцепись, сама не спишь, так другим не мешай!
   - Но я же время не сказала?
   - Кому еще? - девушка, с недовольной гримасой на сонном лице, повернулась с боку на бок и попыталась натянуть одеяло на макушку.
   Попытка дезертировать из мира бодрствующих, была нещадно предотвращена. Принцесса сдернула одеяло с кузины и нависла над ней статуей порицания и осуждения.
   - Не пытайся воззвать к моей совести, сестренка, я её там же прикопала где и ты свою.
   - Совесть? И кто мне о совести вещает?
   - Изыди!
   - Роксина!
   - Ваше высочество, ну как вам еще объяснить, что добросердечным фрейлинам, а по совместительству близким родственницам, по утрам полагается спать, как, впрочем, и некоторым высокородным особам.
   -Роксииинаааа, - на этот раз в голос были добавлены жалостливые нотки. - И тебе не стыдно спать когда твоя почти королева уже встала?
   - Моя, почти королева, - передразнила девушка, садясь на кровати и прикрывая изящной ладошкой зевоту, - изволила почти всю ночь бодрствовать.
   - Но Роксина, - опять заныла принцесса строя умильные рожицы.
   - Все! - Рокси встряхнула нечесаной гривой, отгоняя остатки сна, - я встала. Пошли горничных будить.
   Девушка радостно взвизгнула, бросившись на подругу с объятьями.
   Через пару часов девушки одетые и накормленные весело щебетали в зале гостиного двора. Хозяйка подавала им плюшки с заморскими вареньями.
  Он стоял, небрежно облокотившись на перила широкой лестницы. Черные как смоль волосы были перетянуты бежевым шнурком. С шеек исчезли следы щетины. А простая белая рубашка оттеняла темный загар бронзовой кожи. Рукава её были закатаны выше локтей, открывая взору сильные мускулистые руки. В вырезе горловины проблескивал амулет из разноцветных бусин и замысловатых узлов. Как заметили девушки, местные жители в изобилии пользовались разнообразными амулетами, подобными этому, подчас вплетая в них не только бусины, но и ракушки и просто камешки.
  Рей заметил вчерашних знакомец издали, но предпочитал оставаться на месте. Шестеро стражников по разные стороны улицы не внушали ему особого энтузиазма. Проразмышляв всю ночь, он так и не пришел к окончательному выводу, с кем его свела судьба. Что перед ним аристократки знатных родов, не имело никаких сомнений. Но что они забыли здесь, да еще в такой компании: несколько девушек, дуэнья, парочка разгильдяев-родственников, отряд стражи. Это еще как-то можно было связать воедино. Но, как помощник пирианского посланника смог затесаться в эту компанию? У капитана явно не хватало данных, дабы сложить мозаику воедино. Ну что ж, источник последних, как раз приближался к нему самой грациозной походкой в мире и самой лучезарной улыбкой на побережье.
   - Приятного дня, Рей.
   - Рад снова видеть вас, Дарина. Вчера мне показалось, что вы затмили луну, но я ошибся, даже солнце бледнеет в вашем присутствии.
   - Не льстите. Я уже порядком устала и от нее и от пышных комплементов.
   - Буду впредь восхищаться вами молча, прелестнейшая.
   Щеки девушки против воли заалели.
   - Нет, молчать я не позволю. Вы должны рассказать мне про город и праздник.
   - Но не раньше, чем Вы познакомите меня с Вашими спутниками.
   - Ой, - и щеки принцессы запылали еще больше, - прошу простить меня. Моя кузина Роси и ее жених, - дани сделала вид, что не заметила, как подавился граф, - Лит.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"