Селеверстов Павел Егорович: другие произведения.

Под снос

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Под снос
  
  Рассказ
  
  Ужасы
  
  
  
  Макс Никитин шёл последним. Главный из всей братии, человек, который принимал решения и распоряжался бюджетом, по-привычке оставался в тени, предоставляя своим заместителям, решать все рутинные вопросы.
  
  Настоящий капиталист: хваткий, жёсткий, в чём-то бесчеловечный.
  
  А ведь когда-то он был простым парнем, который мечтал проектировать красивые дома. Он втайне гордился дипломом архитектора, но стал хозяином строительной компании.
  
  - "Вот ведь как всё повернулось, - подумал он. - Чего стоят мечты, если воплотить их невозможно даже за большие деньги".
  
  А ещё он любил природу. Хотя за последний год ему удалось вырваться за город всего пару раз.
  
  Впятером они поднялись на четвёртый этаж и вошли в пустующую квартиру. Макс не любил такие выезды, но положение главы компании обязывало присутствовать на подобных мероприятиях. Он ненавидел грязь, чужие запахи, брошенные прежними жильцами вещи.
  
  Никитин строил дома и зарабатывал большие деньги. Этот объект, посмотреть на который он приехал с подрядчиками, достался за гроши. Четырёхэтажное здание дореволюционной постройки, земля под ним, прилегающие территории и даже небольшой сквер поблизости.
  
  - На этой площади можно разместить несколько коммерческих высоток, - послышался голос помощника. - А всю рухлядь Борисыч обещает снести за месяц. Говорят, когда-то здесь был доходный дом.
  
  Никитин посмотрел на помощника и улыбнулся.
  
  - "Этот парень обладает хваткой хищника, - подумал он. - Эх! Антон, Антон! Конечно, когда рядом акулы, сам становишься зубатым, но твои зубы растут слишком быстро".
  
  - Как считаете? Можно здесь поставить две высотки? - Антон повернулся к шефу и многозначительно покачал головой. - Думаю, это здание никакой художественной ценности не представляет, и проблем с его сносом не возникнет.
  
  Макс хотел, было возразить, но неожиданно зазвонил мобильник.
  
  - Давай, Антон! Поговори с работягами, а всё остальное обсудим потом! - пренебрежительно бросил Никитин. - Клара звонит. Это надолго.
  
  - Понимаю! - помощник криво улыбнулся и пошёл к подрядчикам. - Если что, мы в левом крыле.
  
  - Давай, двигай отсюда, - Макс приложил телефон к уху и сморщился, услышав голос жены.
  
  - Ты не забыл, что нас сегодня пригласили на ужин, - спросила она. - Не подведи меня. Постарайся разобраться с делами до шести, нам ещё за подарком нужно заехать...
  
  Макс тяжело вздохнул и приготовился к долгому и бессмысленному монологу. Всё чаще он ловил себя на мысли, что его настоящая жизнь пуста и бесполезна, а постоянно растущий капитал уже не греет душу.
  
  - "Бросить бы всё к чёрту, - не слушая трескотню жены, подумал он. - И рвануть куда-нибудь в глухомань. Да так чтобы с собаками не нашли".
  
  От безысходности Макс стиснул зубы и повернулся на каблуках к окну. Голос в трубке болью отзывался в ушах, захотелось разнести телефон вдребезги, но всё же ему удалось сдержаться.
  
  - Послушай Клара, у меня сейчас дела, - проговорил Макс. - Я тебя понял и сделаю всё...
  
  Он запнулся на полуслове и с удивлением уставился в единственную точку посреди комнаты. В кирпичном крошеве, среди битого стекла и клочьев стекловаты, сверкнула круглая золотистая бляшка.
  
  - Прошу тебя, Клара! Не дави на психику! - нетерпеливо фыркнул Макс - Я тебя не игнорирую...
  
  Он сделал пару шагов, огляделся по сторонам, словно опасаясь, что за ним кто-то наблюдает, и нагнулся к бляшке. Клару он уже не слушал. Не услышал он и того, как под ногами затрещали гнилые доски.
  
  
  
  В голове гудело, ныло плечо, во рту ощущался привкус железа. Макс застонал, грязно выругался и попытался приподняться на локте.
  
  - Ч-ч-чёрт! Проклятый дом, - процедил он. - Давно надо было его снести.
  
  С большим трудом ему удалось принять вертикальное положение, но в глазах двоилось, и ему пришлось снова лечь на спину.
  
  - Какой же кретин? Если ничего не сломал - считай, повезло.
  
  Он лежал посреди комнаты, в которую едва проникал свет. Тёмные углы, почерневший от плесени потолок, обломки мебели. Над головой зияла обрамлённая сломанными досками дыра.
  
  - Э-э-эй! - напрягая голос, позвал Макс. - Меня кто-нибудь слышит?
  
  Где-то капала вода, потрескивали стены, в потоках воздуха шуршали лохмотья обоев.
  
  - Вот козлы! - Никитин медленно встал на четвереньки, потом поднялся на ноги и осмотрелся. - Начальник чуть коньки не отбросил, а им дела нет!
  
  Макс раздражённо засопел и запрокинул голову.
  
  - Всех уволю к чёртовой бабушке! - закричал он. - Ур-р-роды!
  
  Впрочем, злость прошла быстро. Несколько секунд он стоял и прислушивался, а потом просто махнул рукой и пренебрежительно сплюнул. Судя по всему, искать его никто не собирался.
  
  Оглядевшись по сторонам, Макс заметил свой телефон и медленно подошёл ближе. Рядом с трубкой лежал блестящий предмет, из-за которого он чуть не свернул себе шею. И в этом была какая-то дьявольская ирония.
  
  Он наклонился и взял золотистую бляшку двумя пальцами.
  
  - "Армейская пуговица, - усмехнулся Макс. - Я купился на паршивую никому не нужную безделушку".
  
  Он повертел находку в руке и рефлекторно спрятал её в карман. Вероятно, пуговица была срезана с чьего-то кителя и никакой ценности не представляла, но всё что попадало в его руки, воспринималось как трофей, и должно было в этих руках остаться навсегда.
  
  - "Сегодня явно не мой день, - подумал Никитин. - Утром опрокинул на себя кофе, постоянно собачился с замами и кого-то даже послал. А что сказал шофёру?"
  
  Макс включил телефон и, набрав номер Антона, застыл в ожидании. Почти сразу же из динамика пошли гудки. Он повторил несколько раз, но результат оказался тем же.
  
  - Какого чёрта? - фыркнул Никитин. - Гадёныш! Я тебе, за что плачу такую зарплату?
  
  Удручающая обстановка начинала действовать на нервы. Макс не считал себя человеком впечатлительным и всегда руководствовался здравым смыслом, однако находиться в заброшенном доме, да ещё без связи и помощников, становилось невыносимо.
  
  Никитин посмотрел на "Ролекс" и от удивления присвистнул. Хронометр показывал девятый час.
  
  - Клара будет в бешенстве, - прошептал он. - Похоже, всё-таки она оказалась права. Я её подвёл.
  
  Окна были забиты деревянными щитами, и уличный свет едва просачивался через щели между досками. Надвигались сумерки, и когда Макс понял, что может остаться в абсолютной темноте, ему стало не по себе.
  
  Неожиданно для себя он вдруг осознал, что за четыре часа, которые он провёл в беспамятстве, его так никто и не хватился. А ведь на объект они приехали все вместе.
  
  - "Как такое возможно? - подумал он. - Меня не могли здесь бросить, это просто немыслимо".
  
  Макс огляделся по сторонам и, заметив дверной проём, двинулся к выходу. В детстве, он, конечно, боялся темноты, но с годами страхи ушли, а здесь, в заброшенном доме, они пробудились снова.
  
  - "Проклятье! Я не в том возрасте, чтобы чего-то бояться, - подумал он. - Размазня. Привык прятаться за спинами других, а теперь"...
  
  До слуха донеслись какие-то звуки. Отдалённые расстоянием, они напоминали голос диктора, который зачитывал политическую информацию.
  
  - "Радиоприёмник? Может, кто из жильцов оставил?"
  
  Никитин вышел в коридор и осмотрелся. Темень хоть глаз выколи, только там где были распахнуты входные двери, проступали мутные, светлые пятна.
  
  - "Хорошо, что летом не так быстро темнеет. В противном случае куковал бы в этом сарае до утра".
  
  Порывшись в кармане, он достал связку ключей и отстегнул крошечный фонарик.
  
  - "Знал, что когда-нибудь этот сверчок пригодится, - улыбнулся он. - И какого чёрта я полез за этой пуговицей?"
  
  
  
   Высокие потолки, длинный широкий коридор, бесконечные двери квартир по обе стороны - такая планировка подходила больше для гостиницы, чем для жилого дома. В тусклом свете фонарика трудно было разглядеть, что лежало под ногами, и Никитин постоянно спотыкался. Ему хотелось поскорее выбраться на свежий воздух и убраться подальше от этого мрачного и унылого строения.
  
  - Больше сюда ни ногой, - прошептал он. - Пусть теперь Антон занимается объектом.
  
  Радиоприёмник продолжал работать, и Никитину даже показалось, что звук сделали громче. На душе заскреблись кошки. Меньше всего ему хотелось столкнуться с каким-нибудь бродягой или сборщиком металла. Физическое состояние Макса уже давно оставляло желать лучшего.
  
  - "Ладно! Откуплюсь какой-нибудь мелочью, - промелькнуло в голове. - На худой конец отдам свой дорогущий галстук".
  
  Шальная мысль рассмешила, и Макс робко улыбнулся. Но растревоженное воображение никак не успокаивалось, и от волнения на лбу выступила испарина.
  
  Кое-как он добрался до лестницы и, цепляясь за поручни, поплёлся вниз. Спуск не занял много времени, но когда он оказался на первом этаже, внутри всё оборвалось. Входная дверь была заперта.
  
  - Проклятье! - холодея от ужаса, прошептал Макс. - Какому идиоту пришла мысль навесить на железные двери замок?
  
  Он несколько раз дёрнул за ручку, а потом в отчаянии навалился плечом.
  
  - Нет, нет, нет! Я не хочу здесь оставаться! - срываясь на визг, выкрикнул Макс. - Чёртова железяка, открывайся сволочь...
  
  Никитин с разбегу ударил в дверь ногой и тут же пожалел о содеянном. В коленном суставе что-то щёлкнуло, и ногу пронзила невыносимая боль.
  
  - Господи! Неужели это всё происходит со мной, - застонал Макс. - Больно-то как!
  
  Он схватился за колено и, ковыляя, подошёл к стене.
  
  - "Однако ситуация хуже некуда, - подумал он. - Надеюсь, к утру, мои остолопы вспомнят о начальнике и"...
  
   Радиоприёмник замолчал, и это насторожило. Никитин вдруг понял, что своим необдуманным поступком мог привлечь внимание. И хорошо, если человек слушавший радио такой же трус, как он сам. А если нет?
  
  - "Тогда пиши, пропало, - Макс пошарил у ног и подобрал кусок доски. - Скверный из меня боец. Драться я так и не научился".
  
  С улицы донёсся тихий посвист. Таким обычно хозяева подзывают собак. А потом, прямо из-под двери, донеслось прерывистое собачье тявканье.
  
  - Эй! Помогите мне выбраться! - вскакивая на ноги, закричал Никитин. - Я здесь, за дверью.
  
  Макс услышал твёрдую поступь и с воодушевлением забарабанил по железу.
  
  - Вызовите спасателей. Прошу! - выкрикнул он. - Эта проклятая дверь не открывается.
  
  - Пошли, Дружок! Нет здесь никого! - послышался с улицы мужской голос. - Тебе показалось.
  
  - Как это нет? - завопил Макс. - Недоумок! Не уходи!
  
  Он с остервенением саданул кулаком по двери, а потом сорвался с места и побежал наверх. Не обращая внимания на боль, Макс ворвался в пустующую квартиру и бросился через прихожую на кухню, окна которой выходили во двор.
  
  - Ты так просто не уйдёшь! - рявкнул он. - Глухим прикинулся, собачник чёртов!
  
  Как и повсюду в доме, в этой квартире, окна тоже были забиты деревянными щитами. Кое-как ему удалось расшатать одну доску, а потом и вовсе выбить её наружу. Это далось непросто: Макс содрал кожу на костяшках правой руки и загнал в ладонь, здоровущую занозу.
  
  - Остановись придурок! - завопил он. - Позвони в службу спасения, мне нужна помощь.
  
  Никитин высунулся в щель и посмотрел вниз. Уже стемнело. Вдали сияли огни спального района, по шоссе проносились тысячи автомобилей. Какой-то лохматый тип резво уходил в сторону городского шоссе, но собаки с ним не было.
  
  - Постой, друг! - от отчаяние пересохло во рту, и Макс не узнал свой голос. - Если позовёшь на помощь, я тебе заплачу! У меня много денег.
  
  Незнакомец слегка сбавил и, обернувшись, покачал головой. Никитин не мог разглядеть лица этого человека, но ему показалось, что оно исказилось грозными оскалом.
  
  - Чокнутый! - выкрикнул Макс. - Ты хотя бы скажи обо мне сторожу на выезде...
  
  Но в ответ он услышал только смех.
  
  
  
  Никитин с ужасом подумал о ночёвке в сырой вонючей комнате и с отвращением поёжился. Хронометр показывал без четверти одиннадцать.
  
  Несколько раз он звонил Антону, не меньше десяти Кларе, он звонил всем, чьи номера были в памяти мобильника, но никто к телефону так и не подошёл.
  
  - "Что же всё-таки происходит? - подумал Макс. - Может кто-то желает моей смерти или конкуренты придумали какой-то хитроумный план, чтобы убрать с дороги?"
  
  Он хотел выбраться через окно и даже влез на подоконник, но высота и белевшие внизу обломки оконных рам с разбитыми стёклами вызвали такой панический страх, что он и думать об этом забыл.
  
  - "Может поискать этого бродягу с радиоприёмником? - подумал Макс. - Собственно, почему именно бродягу, этот человек может оказаться кладоискателем, или"...
  
  Снова заговорило радио, и от неожиданности Никитин вздрогнул.
  
  - "Какое странное совпадение, - пронеслось в голове. - По звуку я быстро этого типа найду".
  
  Никитин встал на ноги и, прихрамывая, вышел из квартиры. Он аккуратно прикрыл за собой дверь, достал из кармана фонарик и медленно двинулся к лестнице.
  
  
  
  Приглушённый расстоянием голос рассказывал о вооружённых столкновениях в какой-то стране, перечислялись разрушенные города, со статистической точностью озвучивалось число жертв. Иногда пробивалась трескучая статика, и уровень шума возрастал настолько, что Макс морщился от дискомфорта.
  
  Он поднялся на третий этаж и обнаружил удивительную конструктивную особенность здания. Здесь располагался настоящий лабиринт из огромных помещений, которые были связаны между собой проходами. Повсюду валялось какое-то тряпьё, старая сломанная мебель, у выхода на площадку, стоял старомодный шкаф
  
  - "Коммуналка, что ли? - заметил Никитин. - Хотелось бы знать, кто спроектировал этот дом. Выберусь, обязательно наведу справки".
  
   Откуда-то из тёмных коридоров потянуло жареным мясом. Макс судорожно сглотнул и сразу же вспомнил, что ничего не ел с самого утра.
  
  - "Я бы сейчас не отказался от какой-нибудь жратвы, - подумал он. - Сходить бы в тот ресторан, куда меня постоянно таскала жёнушка".
  
  Шум радиоприёмника стал более чётким, и Никитин вдруг заробел. Ему показалось, что объяснить постороннему человеку своё появление будет крайне сложно и хорошо, если это появление не вызовет раздражения.
  
  - "Ладно! - подумал Макс. - В конце концов, я всегда умел находить с людьми общий язык".
  
  
  
  Он завернул за угол и заметил оранжевые сполохи, которые вырывались из ближайшего к нему дверного проёма. Пахло дровяным дымком, какими-то специями.
  
  Никитин жадно потянул носом и, прислушиваясь, остановился. По-прежнему вещал монотонный голос диктора, до слуха доносился лёгкий треск горящих углей. В этой части здания дул пронизывающий до костей ветер.
  
  - Как же хочется домой, - вспомнив Клару, прошептал Макс. - Вернусь. Я тебе такой разгон устрою.
  
  Он медленно вошёл в дверной проём и с интересом огляделся.
  
  Комната, в которой он очутился, со стороны казалась безразмерной. Стены едва различались во мраке, а горевший посередине костёр едва тлел. В углу, у самого выхода, стоял старый холодильник подключённый к розетке, а на нём довоенный радиоприёмник.
  
  - Надеюсь, я не помешал? - робко спросил Никитин. - Я тут немного заблудился.
  
  Над костром висел вертел с нанизанным куском обуглившегося мяса, рядом стоял закопченный чайник и стакан. Но хозяин этого богатства сидел в отдалении, и его абрис едва различался в маслянистой непроглядной темноте.
  
  - Я прошу прощения, - смущённо добавил Макс. - Не хотел вам мешать, но обстоятельства так сложились, что без посторонней помощи мне не обойтись.
  
  Незнакомец громко захрипел, медленно встал на ноги и шагнул к костру.
  
  
  
  Такого отвращения и ужаса Макс никогда не испытывал. Перед ним стоял человек, облачённый в какую-то немыслимую рвань. Белая, словно пергамент кожа альбиноса, кровоточащие ссадины на лысой голове, сломанные покалеченные руки с кривыми длинными пальцами.
  
  Но больше всего потрясала ущербность лица: тёмная впадина вместо носа, узкие едва различимые губы и глаза, огромные, мутные и злые.
  
  - Прошу прощения, если я не вовремя! - Макс в ужасе попятился. - Я не хотел вас беспокоить...
  
  Лицо субъекта исказилось гримасой неконтролируемого безумия, и Никитин услышал, как гулко щёлкнули его зубы.
  
  - Мне проблемы не нужны, - едва ворочая языком, проговорил Макс. - Успокойтесь! Я уже ухожу...
  
  Он не успел договорить, когда стены комнаты затряслись от пронзительного оглушающего вопля. Безумец растопырил руки и стремительно ринулся к Никитину.
  
  
  
  Наверное, Макс никогда в жизни так не бегал. Он забыл о больном колене, о голоде и о том, что занимал пост генерального директора. Он превратился в обычного человека, чьим единственным желанием было поскорее убраться из проклятого дома.
  
  Свой фонарик он выронил и теперь мчался по коридору, не разбирая дороги. Надежда на то, что безумец отстанет, не оправдалась. Макс отчётливо слышал за спиной натужное сиплое дыхание и топот огромных ботинок.
  
   - Отвали от меня! - визгливо закричал он. - Я ничего тебе не сделал. Придурок!
  
  Но видимо альбинос распалился ещё сильнее. Он стал рычать и бросать в Никитина всякую дрянь, которую, судя по всему, умудрялся подбирать на ходу.
  
  - "Господи, господи, господи! - повторял мысленно Макс. - Только бы убежать от этого типа!"
  
  Никитин хорошо понимал, что случится, если безумец его догонит. Он помнил про шкаф, про старую мебель у стен и потому цеплялся за всё, что подворачивалось под руку.
  
  И когда за спиной загрохотало, у Макса открылось второе дыхание. Он вырвался на лестничную площадку и, не раздумывая, побежал наверх. Объяснить свой выбор Никитин, скорее всего не смог бы, - сработало звериное чутьё, но именно это чутьё спасло его от неминуемой расправы.
  
  Он поднялся по лестнице на четвёртый этаж и побежал по длинному коридору. Квартиру выбрал наугад и долго метался по комнатам, пока, наконец, не обнаружил ворох рваного ковролина. Словно крыса, он зарылся в него с головой и застыл в тревожном ожидании.
  
  - "Такого урода ещё поискать, - подумал Макс. - Откуда такие только берутся?"
  
   Где-то внизу громыхало железо, иногда до слуха долетали отрывистые и яростные крики. От мысли, что у альбиноса может быть оружие, бросало в жар. Макс задыхался от пыли, обливался потом, но терпел.
  
  - "Почему этот мерзавец здесь прячется? - подумал Никитин. - И что если он здесь не один?"
  
  Минут десять пришлось сидеть не шевелясь. Постепенно все звуки смолкли. Все, кроме однообразного голоса диктора.
  
  Макс осторожно приподнял закрывавший голову край и огляделся по сторонам. Свет луны проникал через узкие щели между досками, но и этого было достаточно, чтобы понять - в комнате он один.
  
  - "Как же я хочу домой! А ещё воды и чего-нибудь пожрать".
  
  Стараясь не шуметь, он сбросил с себя вонючее тряпьё, достал телефон и включил дисплей. Свет экрана вызвал приступ тоски. Ему вдруг стало одиноко и горестно.
  
  Без особых надёжд Никитин попытался ещё раз связаться с Кларой, но результат оказался предсказуемым. Никто трубку так и не взял.
  
  - "Боюсь, что после этого приключения мне придётся обратиться к психологу".
  
  Он поднялся на ноги, постоял, немного прислушиваясь к голосу диктора, и медленно подошёл к окну. Теперь-то он жалел, что не воспользовался лазейкой и не спрыгнул со второго этажа.
  
  - "Идиот! - разозлился Никитин. - Кретин! Лучше сломать руку, чем оставаться до утра в этом проклятом доме".
  
  Конечно, он мог бы спуститься на второй этаж и попытаться найти это окно, но что делать с сумасшедшим альбиносом?
  
  - Гад ползучий! - со злостью прошептал Макс. - Дай только выбраться, я тебя мигом в психушку определю.
  
  Голод притупился, но невыносимо хотелось пить. Никитин посмотрел на подсвеченный циферблат хронометра и с горечью хмыкнул. Стрелки показывали полночь.
  
  
  
  Ему снились кошмары. Бредовые, невероятно яркие и реалистичные. Он метался по дому, пытаясь убежать от жутких тварей, прыгал и активно работал кулаками в надежде отбиться от настойчивых преследователей, но проснулся от голоса Клары, зазвучавшего в голове. Она выкрикнула какую-то гадость, и резкий звук её голоса болезненно ударил по барабанным перепонкам.
  
  Макс разлепил веки и страдальчески застонал. Спать в полусидячем положении, то ещё удовольствие. Ноги затекли, спина одеревенела, да и голову невозможно было повернуть от боли.
  
  - А я думал, что мне всё приснилось, - прошептал Никитин. - Господи! Я опять в этом доме...
  
  Он огляделся по сторонам и понял, что вокруг ничего не изменилось. Всё тот же мрак, въедливый запах пыли и старья. Макс встал на ноги, подошёл к окну и прильнул к щели между досками. Отсюда был виден какой-то серой дом, часть стройплощадки и краешек городского шоссе. Но на дворе по-прежнему стояла ночь.
  
  - Не может быть! - прошептал он. - Сколько же я спал?
  
  Он посмотрел на "Ролекс" и нервно выдохнул.
  
  - "Девять утра! Но почему так темно?"
  
  
  
  - "Какова вероятность, что сломался хронометр? - подумал Макс. - Никакой. Тогда и с мобильником должно быть что-то не так".
  
  Он покосился на телефон и заметил, что батарея наполовину разряжена.
  
  - "Надо поскорее отсюда выбираться. Иначе, сам скоро сойду с ума".
  
  Стараясь не шуметь, Никитин вышел на лестничную площадку и, свесившись, заглянул на третий этаж. О присутствии альбиноса ничего не говорило, и тогда Макс решил рискнуть. Крадучись, он спустился на второй этаж и, подсвечивая себе телефоном, вошёл в первую квартиру. Он точно помнил, что высовывался в окно именно этой квартиры, но каково же было его удивление, когда он обнаружил, что все окна наглухо забиты.
  
  - Какого чёрта? - выкрикнул Никитин. - Я не мог ошибиться.
  
  Он почувствовал, как в груди всё сжимается. Это была ещё не паника, но тревога и сомнения уже овладели сознанием. Макс вышел из квартиры и, распахнув дверь, вошёл в другую. Здесь обнаружилось то же самое.
  
  - "Этого не может быть, - от напряжения застучало в висках и бросило в жар. - Какое-то дьявольское наваждение".
  
  Никитин выскочил в коридор и начал метаться от одной квартиры к другой. Он распахивал двери, подбегал к окнам и бил по доскам кулаками. Ужас, который овладел сознанием, превратил его в животное. Не обращая внимания на боль, Макс уже не контролировал свои эмоции и готов был разбить руки в кровь, лишь бы отодрать хотя бы одну доску.
  
  - Проклятый дом! - закричал он. - Выпусти меня...
  
  Он схватил с пола кирпич и в отчаянии швырнул его в деревянный щит. Брызнуло каменное крошево, которое словно шрапнель посекло кожу лица. Но боль привела в чувство. Истерика закончилась также внезапно, как и началась.
  
  - Что же со мной происходит? - размазывая по лицу кровь, произнёс Никитин. - Если это заговор, то кто за ним стоит? Или может быть...
  
  Макс посмотрел на окровавленные ладони и неожиданно рассмеялся.
  
  - "Я сошёл с ума и теперь валяюсь в какой-нибудь психушке под присмотром врачей".
  
  Смех снял напряжение. Паника улеглась, и немного полегчало. Но ждать и ничего не делать было не в правилах Макса. Он подумал о безумце с третьего этажа и неожиданно ощутил желание с ним поквитаться.
  
  Это желание вызвало злость и мгновенно вытеснило страх и непонимание.
  
  - Ну, что ж! Поглядим кто кого!
  
  Осмотрев комнату, Никитин нашёл кусок доски, попробовал её на прочность и, удовлетворившись результатом, двинулся к лестнице.
  
  
  
  Радиоприёмник по-прежнему вещал о войне, огненные сполохи костра ритмично плясали на облезлых стенах. Выставив перед собой дубину, Макс осторожно вошёл в комнату и внимательно огляделся по сторонам. Альбиноса нигде не было видно, но это, конечно, не означало, что злобный тип исчез раз и навсегда.
  
  - Ну, где ты, сволочь? - как можно жёстче спросил Макс. - Выползай из норы, у меня к тебе пара вопросов.
  
  Никитин обшарил все углы, забитые барахлом, заглянул в старомодный шкаф и даже в кладовку, но обидчика не нашёл.
  
  - "Может и к лучшему, - Макс опустил дубину и с облегчением выдохнул. - А то покалечил бы ни за что психа".
  
  Он подошёл к костру и с интересом уставился на остатки трапезы. Несколько обглоданных костей, какие-то почерневшие лохмотья, закопчённый вертел.
  
  - У этого урода неплохой аппетит, - проговорил Макс. - А я сейчас и от куска чёрствого хлеба не отказался бы.
  
  Обломок доски придал уверенности, и у Никитина сразу же возникло желание порыться в холодильнике. Идея показалась не лишённой здравого смысла.
  
  Он открыл дверцу и заглянул внутрь. На полке лежало несколько испорченных яблок, треугольный пакет с молоком и синюшная куриная тушка.
  
  Макс взял пакет и посмотрел на дату.
  
  - О-го-го! - усмехнулся он. - Этому молоку тридцать лет.
  
  Только сейчас Никитин понял, насколько проголодался. Отбросив всякие сомнения, он надорвал треугольный краешек и, не раздумывая, пригубил.
  
  
  
  Макс сидел перед костром и бездумно подбрасывал в огонь паркетные дощечки. Молоко он выпил одним залпом. Теперь очередь дошла и до куриной тушки, но прежде чем нанизать её на металлический прут он решил, что железку не помешало бы обеззаразить.
  
  - "Кто знает, чем болен этот уродливый тип, - подумал Никитин. - Не хватало подхватить какую-нибудь неизлечимую заразу".
  
  Чтобы мясо не подгорело, приходилось постоянно крутить вертел, но это занятие ему даже нравилось.
  
  - "Уже вторые сутки, как я в этом доме, - Никитин хмуро покосился на окна и покачал головой. - Никто так меня и не хватился. Этому нет объяснения, как нет объяснения тому, почему я не могу отсюда выбраться".
  
  От запаха жареной курятины потекли слюни, и Макс нетерпеливо отломил кусочек обуглившегося мяса.
  
  - "Голыми руками оторвать доски не получается. Значит, нужно найти какой-нибудь рычаг. В этом доме наверняка полно всякого железа".
  
  Никитин посмотрел на часы и с горечью отметил, что уже далеко за полдень. А ведь на сегодня у него намечалась встреча.
  
  - Да-а-а! Доверия от партнёров мне больше не видать! - процедил он. - Как бы неустойку платить не пришлось.
  
  Однообразный голос диктора начинал действовать на нервы. Макс поднялся на ноги, подошёл к радиоприёмнику и выдернул шнур из розетки. Наступившая тишина потрясла.
  
  - "Так-то лучше. А Борисычу надо устроить нагоняй за то, что не обесточил дом".
  
  Никитин вернулся к костру, отщипнул ещё немного мяса и, смакуя кусочки, прожевал. Ночь на улице и дата на пакете с молоком вызвали странные мысли. Ему вдруг показалось, что дом и находящиеся в нём предметы, принадлежат совсем другому миру, не тому, частью которого Никитин являлся.
  
  - Идиот! - фыркнул Макс. - Это ж надо такое придумать?
  
  
  
  Он услышал шаги, когда, позабыв обо всём, наяривал едва прожарившееся мясо. Так могло передвигаться существо хитрое и осторожное. Страхи мгновенно вернулись и, отбросив вертел с курицей, Макс схватил свой обломок доски.
  
   Он вскочил на ноги и попятился, приготовившись к внезапной атаке, но атаки не последовало, - в дверном проёме показалась лохматая кошачья голова. Выпучив глаза, зверь внимательно посмотрел на Макса, приглушённо мяукнул и робко двинулся в его сторону.
  
  - Как же ты меня напугал! - улыбаясь, прошептал Никитин. - Предупреждать надо! Скотина, ты этакая.
  
  Кот медленно подошёл к человеку и, усевшись рядом, принялся мурлыкать. Замызганный и худой, зверь имел тот неопределённый окрас, которым славились все его дворовые собратья.
  
  - Жрать хочешь? - поинтересовался Макс. - Жаль, что не умеешь говорить, а то бы рассказал, как сюда влез.
  
  Никитин покачал головой, подобрал с пола вертел с мясом и, отломив кусок, сунул коту под нос.
  
  - Эх, ты! Скотина! - улыбнулся Макс. - Похоже, и покормить-то тебя некому.
  
  Трапезу пришлось располовинить с котом, но Никитин не возражал. Это животное вернуло ему надежду, оно разделило с ним беды и уходить не собиралось.
  
  - Знаешь, приятель, у меня возникло такое впечатление, что мы с тобой очень давно знакомы, - почёсывая кота за ухом, заметил Макс. - Где-то я тебя видел...
  
  От съеденной пищи клонило в сон. Никитин понимал, что нора альбиноса не лучшее место для отдыха, но и уходить ему почему-то не хотелось.
  
  Зверь положил передние лапы ему на колени и снова замурлыкал.
  
  - Скотина ты и есть, - усмехнулся Макс. - Так и буду тебя теперь звать.
  
  Вспомнилось детство, старый многоквартирный дом, в котором он жил с родителями и дворовый кот, точно такой же лохматый, замызганный и несчастный. С другими мальчишками он подкармливал его колбасой и быстро к нему привязался. Но дружба продлилась не долго. Как-то зимой его четвероногий приятель исчез, и больше он его не видел.
  
  - Я облазил все дворы, но так его и не нашёл, - Макс прижал кота к себе и закрыл глаза. - Ты здорово на него похож. Может быть, ты и есть он?
  
  
  
  Тревога ощущалась даже во сне, и когда Никитин проснулся, тошнотворный ужас вернулся. Он лежал на полу, но боялся пошевелиться. Сквозь приоткрытые веки, Макс заметил, что кот убежал и теперь сидит на холодильнике.
  
  - "Какой же я идиот, - судорожно соображая, подумал Макс. - Это ж надо так сглупить?"
  
  Кот тихонько завыл и уставился злыми глазами, куда-то на потолок.
  
  Внутри всё оборвалось. Никитин понял, что какие бы действия он не предпринял, всё равно уже не успеть. С потолка посыпалась пыль, лохмотья паутины и штукатурка.
  
  Не в силах больше терпеть, он поднял в голову и от ужаса вскрикнул.
  
  Альбинос, словно огромный паук, медленно полз по потолку и не сводил с него глаз. Каждое движение выдавало в нём хищника, жуткого, нелепого и бескомпромиссного.
  
  Макс попытался вскочить на ноги, но не успел. С пронзительным визгом, альбинос спрыгнул вниз и придавил его к полу.
  
  - Убирайся к чёрту, мерзкое отродье! - хрипя, выкрикнул Никитин. - Я не жратва.
  
  Урод оголил чёрные клыки и потянулся к глотке. Невероятная сила и звериное проворство не оставляли никакого шанса. Пытаясь защититься, Макс выставил левую руку и тут же закричал от боли. Он почувствовал как гнилые зубы создания, словно жернова перемалывают его пальцы. Хрустнули косточки, брызнула горячая кровь.
  
  Макс всегда был слабаком, и ему никогда не доводилось бороться за собственную жизнь, но здесь, в этом страшном доме, сдаваться без боя он не собирался. Боль пробудила звериные инстинкты, а ненависть и отчаяние вызвали прилив сил. Ему удалось отпихнуть мерзкого упыря и схватить кусок кирпича.
  
  - Отвали гад! - закричал он. - Пок-к-калечу!
  
  Создание зарычало и, вытянув шею, попыталось укусить. Но Макс уже не раздумывал. Он вложил в свой единственный удар всю ярость, и этот удар к его радости достиг цели. Брызгами разлетелись обломки зубов и чёрная маслянистая кровь.
  
  Злобно завывая, альбинос отпрыгнул к стене, зашипел и, пятясь, скрылся в тёмном углу. Он никуда не ушёл, просто решил выждать, получив неожиданный и необъяснимый для него отпор.
  
  - Ну, как тебе такой подарок? С-с-сволочь! - вскакивая на ноги, зарычал Макс. - Только подползи и я вышибу из тебя дух.
  
  Никитин швырнул обломок кирпича в темноту и посмотрел на покалеченную руку. Двух пальцев как не бывало. Кровь струилась по руке и капала на паркет. От напряжения пульсировали жилы.
  
  - Как же больно! - приходя в себя, прошептал Макс. - Что ж ты гнида наделал?
  
  Снова вернулся страх и отчаяние. Никитин чётко осознал, что второго натиска он не выдержит.
  
  - "Надо поскорее убираться, - подумал он. - Если урод очухается он точно голову мне оторвёт".
  
  Словно почувствовав неуверенность противника, альбинос громко и протяжно завыл. А потом этот вой перерос в душераздирающие, гортанные вопли, от которых затряслись стены.
  
  
  
  Оставляя за собой кровавый след, Никитин стремительно поднялся на четвёртый этаж. Злобный упырь кричал, не прекращая, и от его визга на голове становились дыбом волосы.
  
  - Никак не угомонится, дьявольское отродье, - процедил Макс. - Господи! Куда я попал?
  
  В голове всё смешалось. От нескончаемого потока мыслей бросало в дрожь. Он не мог принять то, что видел собственными глазами, и пытался объяснить кошмарное наваждение заговором недругов.
  
  Невыносимая боль пронзала с ног до головы, кровь всё ещё капала и, чтобы её остановить пришлось пожертвовать итальянской сорочкой. Кое-как перевязав раны, Макс уселся на ворох ковролина и задумчиво уставился на окно.
  
  - "Почему я? - подумал он. - Кому я перешёл дорогу?"
  
  Неожиданно до слуха донёсся отдалённый расстоянием окрик, но этот голос уже не принадлежал альбиносу. Это был кто-то другой.
  
  - "Ещё один!? - Макс похолодел от ужаса. - Что за адские создания поселились в этом доме?"
  
  Альбинос перестал голосить, и некоторое время снизу слышалась какая-то возня. Затем, заговорил радиоприёмник и, заглушая голос диктора, по дому разнёсся свирепый и устрашающий рык.
  
  - Значит, собираются по мою душу, - прошептал Макс. - Вдвоём-то они точно меня замочат.
  
  
  
  Как и в первый раз, он зарылся в обрывки ковролина, убедив себя в надёжности убежища. Он затаился как мышь и старался не шевелиться, но почти сразу же его нашёл кот. Зверь уставился ему в глаза и заурчал.
  
  - Считаешь меня идиотом? - стараясь подавить волнение, спросил Макс. - Всё равно бежать некуда.
  
  Кот фыркнул, покрутился на одном месте и, устроившись поудобнее, начал громко и ритмично мурлыкать.
  
  - Ты что делаешь? Гад такой, - зашипел Никитин. - Решил отблагодарить за то, что поделился с тобой обедом?
  
  Он выбрался из укрытия и попытался схватить кота за шкирку, но животное дало стрекоча.
  
  - Скотина! Только попадись мне в руки!
  
  Впрочем, уходить далеко кот не собирался. Он то убегал, то снова возвращался пока до Макса, наконец, не дошло, что животное хочет его спасти.
  
  
  
  - "Этот зверь умнее, чем кажется, - подумал Никитин. - Значит, он застрял здесь, так же как я и уже успел получить бесценный опыт".
  
  Кот привёл к дверям комнаты, которую Макс никогда бы не нашёл сам. Вход был скрыт от глаз штабелем гнилых досок, и чтобы проникнуть внутрь пришлось втянуть живот.
  
  Никитин закрыл дверь изнутри и подпёр её столешницей. Конечно, тварям ничего не стоило вломиться и сюда, но по-крайней мере у него был хоть какой-то шанс отбиться.
  
  - "Дожил! Прячусь от парочки мерзких уродов в какой-то гнусной дыре, - Макс уселся на пол и закрыл глаза. - Может быть это наказание свыше?"
  
  Его знобило. Пульсирующая боль сводила с ума и вызывала приступы тошноты.
  
  Снизу по-прежнему доносились истошные вопли тварей. Они рычали, грохотали сломанной мебелью и даже стучали по стенам. Не оставалось никаких сомнений, что причиной этому был Никитин, которого они не могли нигде найти.
  
  - "В следующий раз вооружусь получше, - пообещал себе Макс. - Одними зубами не отделаются. Поганцы".
  
  Судя по всему, твари обыскивали все помещения подряд, и вскоре Макс услышал, как они идут по коридору его этажа. Кот насторожился, выпучил глаза и прижал уши. Напрягся и Никитин. Из этой комнаты другого выхода не было, и если его здесь застукают, то наверняка тут же и прибьют.
  
  - "А может, быть я уже умер? - подумал Макс. - И это чистилище, в котором мне предстоит искупать грехи".
  
  В стену заскреблись, потом несколько раз стукнули чем-то тяжёлым и устрашающе зарычали.
  
  
  
  Пробуждение напоминало пытку. Рука с оторванными пальцами отекла и болела ещё сильнее, тело сотрясала лихорадка. Только усилием воли Макс заставил себя встать на ноги и встряхнуться.
  
  Кот мирно спал на куске картона, и Никитин с благодарностью улыбнулся. Если б не этот зверь, ему бы не жить.
  
  Макс подошёл к окну и осмотрел крепко сколоченный деревянный щит. Доски были как на подбор, крепкие, твёрдые и толстые. Через разбитое стекло в комнату врывался прохладный ночной воздух, тянуло какой-то гарью и отходами.
  
  - "Надо во что бы то ни стало разыскать железный рычаг, - подумал Макс. - Нет такого гвоздя, который нельзя было бы выдернуть".
  
  Покосившись на циферблат "Ролекса" он заметил, что провалялся в беспамятстве не меньше десяти часов. Твари угомонились, замолчал даже приёмник.
  
  - "Значит, этим крикливым сволочам тоже требуется отдых, - Никитин прильнул к щели между досками и посмотрел вдаль. - Надо бы к холодильнику наведаться, может какая-то жратва осталась".
  
  Впереди возвышались тёмные многоэтажки и высоченная заводская труба. В туманной дымке мерцало огненное зарево.
  
  - Не помню, чтобы здесь был завод, - прошептал Макс. - Но всему есть логическое объяснение, надо только за что-нибудь зацепиться.
  
  Он порылся в мусоре и разыскал тонкую, но прочную палку.
  
  - Сойдёт на первый случай! - Никитин взмахнул своим орудием и самодовольно улыбнулся. - Хорошо бы утыкать её гвоздями, да только, где ж их взять.
  
  
  
  Макс хорошо понимал, что в случае нападения ему придётся орудовать единственной рукой. Но всё же исходил из того, что его собственное появления станет для врага неожиданным и у него останется время, чтобы смыться.
  
  О присутствии тварей ничего не напоминало. Он вошёл в логово альбиноса и огляделся по сторонам.
  
  Всё также потрескивал головешками костёр, воняло сгоревшее мясо. На этот раз Никитин решил хорошенько всё здесь осмотреть.
  
  - "Антон говорил что-то о доходном доме, - вспомнил Макс. - Возможно, когда-то в этой части здания располагались какие-то особые апартаменты".
  
  В тёмном углу Никитин нашёл умывальник с водопроводным краном. Не раздумывая, он повернул вентиль и от души напился.
  
  - "Этот гад неплохо устроился, - усмехнулся Макс. - И жратва у него под носом и водичка".
  
  Он медленно подошёл к холодильнику и открыл дверцу. На полке стояла тарелка с отварным картофелем и алюминиевая кастрюля с котлетами. А в нижнем ящике лежала бутылка пива.
  
  - О, да! Теперь я дома! - рассмеялся Макс. - Хорошо бы узнать, откуда в этом доисторическом сундуке берётся пища.
  
  Устроившись у костра, он сначала выпил пиво, а потом принялся за котлеты. К приходу альбиноса, он морально был готов, но злобный тип так и не появился. Тогда-то Макс и подумал, что каждая вещь, попадающая в этот дом, подчиняется определённым ритмам.
  
  - "Наверное, альбинос не может находиться здесь постоянно, - подумал Никитин. - Судя по всему, и еда в холодильнике, тоже появляется в определённое время. Отсюда можно сделать вывод, что..."
  
  Макс перестал жевать и насторожился. До слуха донёсся лёгкий едва уловимый перестук. Стучали по стене. С небольшим интервалом.
  
  - Это что-то новенькое, - прошептал он. - Надо валить отсюда пока не поздно.
  
  Он вскочил на ноги и, прихватив кастрюлю с котлетами, бросился к убежищу.
  
  
  
  Свою версию Никитин решил проверить. Он периодически поглядывал на часы и ждал, когда включится радиоприёмник. Это произошло в шесть вечера, а ещё через час он услышал яростные вопли альбиноса. Похоже, для мерзкой твари, холодильник имел не меньшее значение, чем для Макса.
  
  - Разозлился, гнида! - поглядывая на кота, заметил Макс. - На этот раз урод остался без жратвы.
  
   Но радовался Никитин не долго. Скоро к возмущённому рёву альбиноса присоединились ещё два голоса, и это подействовало на Макса, как холодный душ.
  
  - Сколько же их здесь? - прошептал он, прижимая к себе кота. - Господи! Неужели я никогда не выберусь из этого проклятого дома.
  
  Вспомнился Борисыч и его обещания снести здание за месяц. Но только на подготовку могло уйти не меньше двух недель.
  
  - "Я столько не протяну. Уж лучше сразу сдохнуть".
  
  Прислушиваясь к воплям тварей, он так и сидел на одном месте, пока в первом часу ночи, до слуха не донёсся шум работающего автомобильного движка.
  
  Макс вскочил на ноги, подбежал к окну и прижался лицом к щели между досками. Отсюда хорошо была видна часть двора, и когда вспыхнули фары, его сердце забилось от радости.
  
  - Клара, дорогая! - дрожащим от волнения голосом, прошептал он. - Я знал, что ты обо мне позаботишься.
  
  Под окнами остановилась огромная машина: длинная, приплюснутая и мощная. Он не помнил, чтобы в его компании были такие автомобили, и это насторожило.
  
  - "Почему приехали сами? - смутился Макс. - Почему не вызвали спасателей?"
  
  Двери открылись, и в ярком свете фар Никитин увидел таких же уродов, как и его альбинос. Обмениваясь гортанными возгласами, пять особей медленно двинулись к подъезду, но Макс уже не смотрел. Потрясённый и раздавленный жуткими догадками, он вернулся в свой угол и посмотрел на кота.
  
  - Тебе легче! - проговорил он. - Ты не цепляешься за призрачные надежды.
  
  
  
  Макс потянулся, почесал заросший щетиной подбородок. Прошла неделя. Он сделал своё убежище более надёжным и даже притащил сюда некоторые вещи: топчан, тумбочку и небольшой столик. А в захламлённой подсобке ему удалось найти лампочку, и теперь в его комнате было светло.
  
  Твари, которых стало намного больше, выслеживали его по всем этажам, но Никитин приспособился. Он пользовался минутами затишья, чтобы обчистить холодильник, набрать воды и в очередной раз проверить квартиры на втором этаже. Макс не оставлял надежд отыскать окно без доски и, наконец, сбежать из проклятого дома.
  
  Иногда он слышал, как кто-то стучит в стену. Этот звук не был связан с альбиносом и чаще всего возникал, когда он околачивался возле холодильника.
  
  Его не раз подмывало выяснить, откуда этот шум берётся, но останавливала нехватка времени.
  
  - Однажды я найду то окно, и мы отсюда уйдём, - сказал Никитин, обращаясь к коту. - А ты брат растолстел на котлетах. Вон как шкура лоснится.
  
  Макс взял палку, пивную бутылку для воды и, отодвинув нехитрые притворы, вышел из комнаты. Привычной дорогой он спустился на третий этаж и сразу же навострился к холодильнику. Но как только он открыл дверцу, в стенку снова забарабанили.
  
  - "Всему есть объяснение, - прислушиваясь к звукам, подумал Никитин. - Найдётся объяснение и этому феномену".
  
  Источник шума находился за стеной, и в этом не было никаких сомнений. Макс закрыл дверцу, подошёл ближе и приложил ухо к бетонной поверхности.
  
  Когда в стену застучали интенсивнее, он робко стукнул в ответ. Раздался глухой звук, как будто за толстым слоем штукатурки была пустота.
  
  - "Может быть там живое существо, - промелькнуло в голове. - И ему требуется помощь".
  
  Он подобрал с пола кусок доски и, примерившись, ударил по стене. Сразу же отвалился огромный пласт штукатурки, под которым проступила кирпичная кладка. Вторым ударом ему удалось выбить кирпич.
  
  - Так и думал, - прошептал Макс. - Ещё одна тайна гнусного дома, о которой никто кроме меня не узнает.
  
  Из тёмного отверстия пахнуло копотью и тленом.
  
  Никитин отбросил доску в сторону и, не обращая внимания на дурной запах, принялся расшатывать кирпичи. Известковый раствор давно превратился в труху, и чтобы разобрать кладку потребовалось несколько минут.
  
  Когда пыль улеглась, Макс подошёл к очагу, выхватил из огня горящую палку и вернулся к пролому.
  
  - Вот дерьмо! - прошептал он. - Этому приятелю повезло меньше, чем мне.
  
  О чём-то таком он догадывался, и неожиданным это открытие для него не стало. За стеной располагалась небольшая комната, посередине которой лежал почерневший и заплесневелый труп.
  
  Макс пролез в пролом и, держа над головой горящую деревяшку, подошёл к мертвецу. Высушенная потрескавшаяся кожа, пустые глазницы, жуткий оскал потемневших зубов.
  
  - "Должно быть шею сломал, - предположил Никитин. - Бедняга!"
  
  Преодолев брезгливость, он оттянул истлевший ворот пиджака и осторожно засунул руку в нагрудный карман. Пальцы нащупали скользкую поверхность водительского удостоверения. Он медленно вытащил его на свет, вытер о рукав и приблизил к глазам.
  
  - Этого не может быть, - с придыханием прошептал Макс. - Этого просто не может быть.
  
  В фотографии владельца он узнал себя.
  
  Макс с ужасом запрокинул голову и увидел в потолке дыру, обрамлённую сломанными досками.
  
  
  
  Прошёл месяц. Никитин многое забыл. Он забыл, как рыдал сидя над собственным телом, как пришли кровожадные создания и буквально исполосовали его острыми когтями. Наверное, в тот день всё бы и закончилось, но тварей было так много, что они мешали друг другу, и Макс сумел вырваться.
  
  Кот был единственным товарищем, с которым можно было поговорить и излить душу. Зверь обленился, растолстел и даже не считал нужным выходить из убежища.
  
  Каждый день Никитин начинал с похода к холодильнику, а потом всё оставшееся время тратил на поиски заветного окна. Иногда ему казалось, что квартир на втором этаже становится всё больше, но, не смотря на свои подозрения, он верил, что однажды ему повезет и он отыщет спасительную комнату. Отыщет и вырвется из проклятого плена.
  
  А ещё он стал замечать, что с каждым днём на улице становится светлее.
   - "Значит, всё может измениться, - подумал Макс. - Нужно только найти окно без доски. И тогда всё наладится".
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Ребенок для магиссы"(Любовное фэнтези) Т.Кошкина "Академия Алых песков. Проклятье ректора"(Любовное фэнтези) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) Л.Светлая "Мурчание котят"(Научная фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) О.Валентеева "Проклятие лилий"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"