Селезнев Виктор: другие произведения.

Мир без взрослых. Девочка, которая владела городом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Смертельный вирус выкосил всех людей на Земле, пощадив только детей до 12 лет. Нет электричества и воды, кончаются запасы продуктов, повсюду царит хаос. Доведенные до отчаяния, голодные дети объединяются в жестокие банды и многотысячные армии для того, чтобы грабить и убивать, отбирая еду у других детей. Та же участь уготована детям с улицы Героев, если бы не Лида, десятилетняя девочка, которая стала их лидером. Благодаря её способности думать и планировать, выдавать смелые и неожиданные идеи, у ребят есть еда и даже игрушки. Они могут защитить себя от свирепых бандитов, которые хотят отобрать то, что у них есть. Но надолго ли? Лиде приходит идея создать Цитадель - крепость и город, где дети смогут жить в безопасности. Город, который станет самым счастливым местом на Земле.

  МИР БЕЗ ВЗРОСЛЫХ
  Девочка, которая владела городом
  
   ГЛАВА 1
  
  
   "Отлично! Этот дом пустой" - И пока девочка выжидала для верности на холодном крыльце, на какую-то секунду расслабилась, подумала о прошлом.
   Месяц назад она как все дети ходила в школу, в пятый класс. По вторникам была любимая география, на последнем уроке получила пятерку, а потом тихо перешептывалась с подружкой, сидевшей за одной партой. Школьная жизнь текла своим чередом, и ничто не предвещало перемен. Не было причин даже думать, что жизнь так изменится. Но всё изменилось внезапно. Пришла беда, которой никто не ждал. Это было ужасно. Весь мир изменился.
   "Что случится со мной?" - задалась она в мыслях таким вопросом. Затем резко замахнулась ногой и, собрав все силы, ударила тяжелым ботинком по стеклу в проеме входной двери.
   Звон бьющегося стекла протяжно зашумел в ушах. Она просунула руку сквозь разбитое стекло к замку с той стороны. Ее движения были стремительны. Из нее вышла бы неплохая воровка.
   Глаза долго не могли привыкнуть к странному сумраку в комнате за дверью. "К счастью, я не порезалась в этот раз", - подумала девочка, осматривая свою руку. Нахлынула странная дрожь, и это просто выводило из себя. "Чего я здесь боюсь?! Здесь же никого нет, наверняка все умерли. Не знаю, смогу ли я когда-нибудь к этому привыкнуть".
   Она дала себе слово больше не бояться и, чтобы доказать это, изо всех сил крикнула:
   - Эй, вы! Те, кого здесь нет! Я здесь! Я здесь!
   Даже эхо ей не ответило.
   Владельцы дома, похоже, были обеспеченными людьми. Это было видно снаружи дома и внутри. В жилой комнате стоит дорогая, удобная мебель. Большой, мягкий диван словно приглашает в свои объятья. Девочка вдруг почувствовала, как сильно устала.
   С трудом соображая, она осмотрелась вокруг в поисках выключателя. Когда, наконец, увидела его, губы чуть скривились в улыбке: "Вот дурочка! Ведь больше нет никакого электричества!"
   Женская сумочка, оставленная кем-то на диване, словно разбухла изнутри. Девочка бросила её не открывая в большой полиэтиленовый пакет.
   Резкий запах испорченных продуктов привел на кухню. Она неприятно поморщилась: маленькие белые червячки облепили мусорное ведро. Похожи на тех, что она видела на картинке в учебнике природоведения. "Личинки" - так они назывались в учебнике. Но девочке не нравилось это слово. А больше всего не нравилось то, что они теперь есть в каждой кухне. Что-то такое мерзкое было во всех этих насекомых. Что-то такое потустороннее. Они словно маленькие белые призраки, которые вселяются без спроса и обживают пустые дома.
   Холодильник был заполнен теплой, прогнившей едой. На боковой полочке лежало несколько яблок, которые на вид были хорошими. Девочка протянула к ним руку, но остановилась, подумав, что они могли пропитаться вкусом плохой еды.
   В кладовке она до верху наполнила пакет консервами в банках, в основном килькой, шпротами и тушенкой. Взяла два блока бульонных кубиков, по десятку упаковок сухих супов и вермишели. Из ванной комнаты взяла зубную пасту, таблетки аспирина, пачку влажных салфеток и пару кусков мыла.
   "Консервный нож!" - вспомнила она и прошлась по ящикам кухонных столов, пока не нашла его. Пакет был доверху наполнен. Прихватив несколько свечек, она пошла на выход.
   За прошедшие дни её действия достигли автоматизма. Но девочка всё ещё удивлялась сама себе. Удивлялась тому, что она может делать. В свои десять лет она могла делать вещи, которым её никто до этого не учил. Она слышала раньше слово "мародерство" и знала, что это такой вид воровства. Такое часто показывали по телевизору: во время войны, массовых беспорядков или стихийных бедствий находятся люди, которые выносят вещи из брошенных домов и магазинов. Их называют "мародерами".
   Но то, что она делает, не настоящее воровство, ведь так? Тот, кому принадлежал этот дом, уже никогда не вернется и не потребует всё вернуть. Еда и вещи либо пропадут, либо их заберут другие дети. А так, эти вещи спасут жизнь ей и Димке.
   Она подошла к окну, чтобы посмотреть при свете на часы. Скоро четыре часа. Дима начнет волноваться. Маленький братишка, который когда-то так её доставал, теперь во всем зависел от неё одной. Теперь он лучшее, что у неё есть.
   Девочка сунула во внутренний карман куртки пару свечек, застегнула змейку и направилась к двери на выход, но снова остановилась, обратив внимание на небольшой письменный стол у окна. Как аккуратно уложены на нем бумаги! Белого цвета компьютер словно уснул накрытый прозрачной пленкой.
   Ей вдруг захотелось что-нибудь узнать о людях, которые жили в этом доме. Когда она села за стол, снова навалилась жуткая усталость. С тоской она посмотрела на мягкий диван.
   "Как не хочется никуда идти. Посидеть бы, да отдохнуть". Но на отдых нет совсем времени.
   Большинство бумаг на столе касались бизнеса. Стопка деловых писем некоему "господину В.Н.Петровскому, генеральному директору ЗАО ПРОМИНСТРУМЕНТ". Девочка быстро сообразила, что он хозяин этого дома. Чуть в сторонке лежало несколько открыток и маленькое запечатанное письмо с пометкой "СРОЧНО. ЭКСПРЕСС-ПОЧТОЙ". На конверте был написан адрес: "Москва, Московский техникум приборостроения, общежитие ?2, комната 16, Петровскому Алексею".
   Девочка распечатала конверт. Внутри было письмо, написанное от руки:
  
   Дорогой Алёша!
   У нас был серьезный разговор с доктором Раевским и он не оставил никакой надежды ни мне, ни твоей маме. Мы оба очень слабые и самое большее - нам осталось жить несколько дней. Большинство наших соседей уже умерли. Это просто жутко.
   Пишу тебе это письмо и надеюсь, что успею. Вчера, 15 октября, пропало электричество, а по радио мы поймали слабую передачу, что это произошло по всей стране. Не хватает людей, массовые сбои в энергосети привели к каскадному эффекту в единой энергосистеме страны. Сообщают ужасные новости об эпидемии.
   В новостях сказали, что вирус распространился по всему миру. Происхождение болезни неизвестно. Это самая страшная эпидемия из всех, что случались в истории.
   Они сказали, что по какой-то необъяснимой причине болезнь не трогает детей в возрасте до 12 лет или около того. По крайней мере, она не является для них смертельной. По последним сообщениям утверждают, что ни один взрослый не в состоянии пережить инфекцию. Это звучит как сумасшедший бред, но скоро в мире не останется взрослых. Возможно, их не останется нигде. Я надеюсь, что этого не случится.
   Но ты, Алёша, уже не ребенок и не можешь полагаться на случайности. Прошу тебя: свяжись с моим другом в Москве, доктором Беловым. Помнишь, в Москве мы заходили вместе к нему в гости, в его институт? Вчера я успел с ним переговорить по телефону, и он пообещал приберечь для тебя одну ампулу с новой вакциной, которая оказалась эффективной для многих молодых людей твоего возраста. Не полагайся на шанс. Пожалуйста, отправляйся к доктору в ту же минуту, когда получишь это письмо.
   Я много раз пытался позвонить тебе на мобильный, но безуспешно. Похоже, что вся сеть мобильной связи вышла из строя ещё до того, как пропало электричество. Теперь, вся надежда на почту, но говорят, что и она продержится не больше десяти дней. Я надеюсь, что они успеют доставить это письмо.
   Боже, мне так жаль, что мы не нашли времени съездить с тобой вместе на рыбалку этим летом. Ты готовился к поступлению в техникум, сдавал экзамены в Москве, а в августе - кто бы мог подумать? - мой завод получил большой и срочный заказ, две незапланированных командировки и... эх, жаль! Мы так надеялись повидаться с тобой под Новый Год, когда приедешь на каникулы. А сколько ещё замечательных планов рушится из-за этой невероятной трагедии.
   Твоя мама и я - мы будем счастливы, если тебе достанется наш дом после... когда нас уже не будет. И, конечно, наш коттедж в Сосновом Бору. Он тоже твой.
   Мы любим тебя, Алёшенька. Держись.
  
   Твой папа.
  
  
   Девочка отложила листок и сама вспомнила, как получила такое же письмо от своего отца. Он написал ей из областной больницы незадолго до того, как умер.
   Она оставила входную дверь открытой и поспешила на улицу. Алёше, если он ещё жив, ключ уже не понадобится.
  
  
  
   ГЛАВА 2.
  
  
   Оскольск - город небольшой. Районный центр, затерявшийся где-то на границе России с Украиной. Чем-то он напоминает большое село. Дома здесь по большей части одноэтажные, вдоль улиц тянутся однотипные заборы. В центре есть пятиэтажки. А еще есть Девятка - микрорайон, застроенный девятиэтажными домами.
   Её дом на улице Героев Труда был в четырех кварталах. Девочка спешила по Ленинке в направлении Орловской улицы.
   Эта улица сильно изменилась. Раньше она каждый день проходила по ней - в школу и обратно.
   Подсчитала: выходит, что прошла таким образом больше двух тысяч раз. Но теперь больше не было никакой школы. Орловская улица напоминала безмолвную пустыню, почти каждый дом выглядел заброшенным.
   Не только здесь, на других улицах всё то же самое. Не ездят машины. Не играют дети. Дома выглядят мрачно и безмолвно. Есть ли в этих домах дети? Трудно сказать. Все прячутся. Зловещая тишина повисла вокруг.
   Повернула за угол и вышла на улицу Героев. Пришла неожиданная мысль: раньше старшие дети ненавидели взрослых, потому что взрослые им всё время говорили "уважайте старших!" А теперь взрослых нет. Нет больше "старших". Теперь, если и есть где-то "старшие", то девочка сама относится к их числу. Ей уже десять лет. Большинство оставшихся детей младше её.
   Далекие мысли резко прервались, когда девочка проходила возле дома ?4 по Героев Труда. На пути неожиданно возникла Женя Хлякина. Ещё совсем недавно они сидели вместе за одной партой.
   - Что в пакете? - строго спросила Женя, преграждая путь. - Открой, я посмотрю.
   Пошуршав рукой внутри, Женя потребовала отдать несколько банок консервов для "её" детей. После Великой Эпидемии она собирала в своем доме бездомных детей. Даже повесила табличку "ДЕТСКИЙ ПРИЮТ", которую сосед Сашка сорвал для неё с какого-то здания возле бывшей милиции. Теперь в Женином доме было полно детей и ели они много.
   - Послушай, Женя, - запротестовала девочка. - Все эти вещи нужны мне и Диме. Я целых четыре дня искала. И это первое, что я нашла за всё это время.
   Но Женя была настойчива. Пришлось отдать ей четыре банки консервов, пачку сухого горючего и коробку спичек.
   Женя не заметила консервный нож, который находился под банками. Повезло! Теперь такие вещицы были в цене, и она непременно бы захотела его забрать. Дома был электрический консервооткрыватель, но без электричества он, естественно, не работает. "У неё дома столько детей! Почему они не могут выйти все вместе и найти для себя еду самостоятельно?" - подумала девочка.
   Дима уже ждал у калитки:
   - Лида, я хочу есть!
   - Я знаю, Дима. Смотри, что у меня есть. Мыло и спички! Я так боялась, что они у нас закончатся. Спрячь еду в подвале под лестницей. А я пока растоплю печку. Холодно.
   Еда была простой, как обычно. Размочили в воде сухари, да разогрели тушенку. Достали пачку сухого молока, разбавили водой из Кривого озера, которую Лида благоразумно прокипятила.
   Ели молча. Лида задумалась о новой жизни. Раньше дом был подключен к городским коммуникациям: газ, водопровод. Но теперь нет никаких удобств. Газ не включишь, водой из крана не умоешься. Хорошо, что в их доме хотя бы печка есть. А каково детям в многоэтажных домах, где таких печек нет? Наступает зима. Бррр...
   Удобств больше нет. Как и нет свежего теплого молока, горячих пирожков, вареных яичек. Нет больше фруктов, хлеба, масла и мороженного. Все эти вещи, которые раньше можно было просто взять на кухне, теперь исчезли. Но, по крайней мере, у них есть дом. И есть пустые, брошенные дома вокруг, где можно искать продукты и вещи. Но это не может длиться вечно. Продуктовые магазины давно разграблены, в них уже не найдешь ничего стоящего.
   Она вспомнила, как в прошлый вторник... а может это была среда? Уже не помнит точно. В тот день она с Димкой отправилась с большой двухколесной тележкой в магазин "Орхидея" на площади Космонавтов, надеясь чем-нибудь там поживиться. Но кому-то эта идея пришла раньше их. Стеклянная дверь была разбита кирпичами. А с полок сметено все, что любят дети. И даже касса была сломана и раскрыта. "Зачем им деньги?" - удивилась Лида. - "Что они будут с ними делать? Их же теперь негде потратить!"
   Она никогда не забудет счастливое выражение лица у Димки, когда он вдруг нашел игрушечного солдатика, случайно упавшего за стойку.
   - Дима, дурачок ты мой. Нам некогда играть в солдатики, - сказала девочка. Но тут же осеклась и подумала, что нужно найти время и на игры. - Ну, ладно. Бросай его в тележку.
   Раньше, Лида бывало ненавидела братишку за то, что ему доставалось больше внимания, чем ей. Но то было раньше. Теперь он хороший мальчик. Она нуждается в нём очень сильно. Заботится о мальчике с таким трепетом, будто его мама. Странно, как всё поменялось. Всё встало с ног на голову.
   В магазине полки не были совершенно пусты. На них осталось множество тех вещей, которые дети обычно не любят. Остались банки с морской капустой и маринованным перцем. Девочка взяла их. Аптечный уголок был заполнен витаминами и лекарствами. Свалила их все в тележку.
   Лида не могла понять, почему первые грабители пропустили такие необходимые вещи, как свечи, сухие завтраки, пластмассовые тарелки и стаканчики. Она собрала их все.
   Вскоре маленькая тележка наполнилась доверху. Дима взял пустую магазинную тележку, и они стали заполнять её другими вещами. Лида невольно улыбнулась, представляя, как мучатся от болей в животе их предшественники. Наверняка, они тут же поели все конфеты и сладости, что здесь были. Поели, не отходя от кассы.
   В конце концов, она была даже рада, что всех этих вещей больше нет. Конечно, она бы не отказалась от пачки чипсов или шоколадного батончика. Но Дима не будет правильно питаться, если весь дом будет забит всякими лакомствами.
   Кто-то обронил пачку кукурузы для попкорна. Упаковка разорвалась, и зерна высыпались наружу. Возможно, это единственное лакомство, оставшееся для них в целом мире. Лида собрала руками зерна и наполнила ими карман своей куртки.
   Они вышли вдвоем. Издалека обернулись на магазин. Бывший магазин "Орхидея" представлял собой печальное зрелище. Все стеллажи и полки были пусты, кроме тех, на которых лежали сигареты и газеты за 25 октября...
   - Можно мне ещё немного бульона? - Димкин голос перебил её мысли.
   - Конечно. Бери, Дима. - Она дала ему то, что осталось в своей чашке. И снова погрузилась в раздумья...
   "Интересно, сегодня воскресенье?" - она не была в этом уверена. Вести учет времени девочка считала крайне важным. Она и Дима должны как-то планировать дни. Дима отдала ему папины часы. Если она обещает вернуться в определенное время, то должна быть уверена, что всё успеет и вернётся вовремя. Братишка не будет волноваться, если видит время на своих часах.
   После эпидемии Дима научился делать много нового. Одной из его каждодневных обязанностей была уборка мусора. Его выбрасывали в Лесопарке через дорогу. Мальчик таскал ведра с водой из Кривого озера и сливал её в ванну, которую специально приспособили для хранения воды.
   Лида беспокоилась за его безопасность. Она дала мальчику пистолет и сказала брать его с собой, когда он выходит.
   Пистолет был пустой, незаряженный, но отнюдь не игрушечный. Пистолет достался от отца, он работал начальником райотдела милиции, поэтому имел право на табельное оружие. Предчувствуя всякое, в своем последнем письме дочери он предупредил её, что она может использовать оружие в случае опасности, как он когда-то рассказывал и учил. Диме она давала пустой пистолет и рассказала, как им отпугивать хулиганов.
   Мальчишке жутко не нравилось мытье посуды, однако за это дело он взялся добровольно и быстро приноровился вымывать тарелки до абсолютной чистоты. Лида с улыбкой наблюдала за ним, как он сидит на высоком деревянном стуле за мойкой и полощет там посуду. Тарелки быстро шли в расход - Дима разбивал не меньше одной каждодневно. Пластиковые тарелки были более удобны, но век их был недолог.
   - Поторопись с тарелками, Дима. Уже темнеет. - Лида вышла на улицу с ведерком угля.
   Угли были ещё горячими, и она решила сделать немного попкорна из тех зерен, что подобрала в магазине.
   Зерна нагревались, прикольно щелкали и подпрыгивали, а запах расходился просто потрясающий. Стало весело.
   В соседском доме тоже жили дети. Услышав доносящийся с улицы аромат щелкающего попкорна, они вспомнили значение слова "весело". Колыхнулась занавеска, две пары сверкающих глаз показались в окне дома Хорьковых и очень скоро охотники за попкорном показались во дворе с просящим видом. Когда-то они проводили много времени вместе с Лидой и Димой, но после Эпидемии такое случалось очень редко.
   Попкорн получился слегка подгоревшим, его приходилось долго пережевывать, но все равно он казался им необычайным лакомством.
   Ели в тишине, размывая солоноватый вкус водой с растворимым вишневым напитком. Каждый думал о своем. Вспоминали прошлое, те далекие счастливые минуты, когда они играли и весело проводили время вместе.
  
   - Дима, неси молоток и гвозди! Надо заколотить досками окна перед тем как пойдем спать.
   Мальчик принес то, что просила сестра, хотя и не понимал, зачем это нужно.
   В ночное время по улицам бродили шайки бандитов. Лида боялась их. Для хорошей защиты, девочка забила по нескольку досок на каждое окно. У неё плохо получалось, молоток был тяжел, гвозди никак не желали вбиваться ровно и гнулись, большую их часть она просто перевела.
   Работа заняла почти час, и к тому времени совсем стемнело. Гвозди были действительно малы, и любой взрослый человек мог сравнительно легко оторвать доски от окна. Но дети могли спать спокойно, потому что ни один взрослый злодей не попытается к ним вломиться. Взрослых просто не осталось - ни злодеев, ни хороших.
   При свете свечи заперли дверь и спустились в маленькую комнату в подвале. В этой комнате не было окон, и они чувствовали себя здесь безопасно, могли спать спокойно ночью. Папа рассказывал Лиде, как когда-то давно, когда учился, именно в этой комнате он готовился к семинарам и экзаменам. А они никак не могли понять, чем ему нравилось это место - холодное и мрачное. Но теперь, после многих ночей проведенных в этой комнате, дети тоже полюбили её. Здесь они не боялись.
   Они забрались в маленькую кровать вдвоем, чтобы согревать друг друга собственным теплом. Лиде было приятно быть рядом со своим маленьким братцем и, хотя он этого не говорил, ему было тоже приятно быть с ней.
   - Лида, расскажи мне сказку, - попросил братишка. Он любил слушать, как она рассказывает ему сказки. Она была хорошая выдумщица.
   Девочка вдруг почувствовала, как накатываются слезы на глаза, и ей захотелось плакать. Нет, ей не было страшно. Теперь она была намного более уверена в себе и в своей способности выживать. Она не понимала, почему хочется плакать. С самого первого дня, когда дети остались одни, Лида была слишком занята, чтобы плакать. Она твердо усвоила, что в слезах нет никакого толку, они ничем не помогут.
   - Расскажи мне сказку. Про... про... про... - Он рассмеялся, представив себя заикой, а это было весело. Лида тоже засмеялась. Не потому, что считала это смешным, а потому что просто хотелось посмеяться. Он выглядел так забавно, когда пытался быть смешным. Мама с папой тоже бы смеялись с него.
   - ...про ...про Диму и Бобика... и как они пошли на рыбалку, - наконец закончил фразу мальчик.
   - Ну, хорошо, - сказала сестрица и начала рассказывать:
  
   Однажды, Дима и его верный пес Бобик захотели помочь Лиде найти еду. Она постоянно приносила только консервы в банках и ничего свежего. Он подумал, как было бы хорошо поймать настоящую рыбу. Её можно пожарить и будет очень вкусно. Дима решил взять старую папину удочку, найти червяков и наловить рыбы в Лесном Ставке.
   День был теплый и солнечный. Дима попросил Лиду провести его к пруду. Он боялся заблудиться. Лида провела его и сказала, чтобы он вернулся домой через час. А Дима посмотрел на часы и спросил: "Это будет десять часов?" Лида сказала "да" и пошла обратно домой.
   Дима забросил крючок в воду так, как когда-то показывал ему дядя Юра. Бобик вилял хвостом. Ему нравилось греться на солнышке.
   Ничего не получалось. Ни одна рыба даже не клюнула. Дима рассердился. Есть ли вообще рыбы в этом дурацком пруду? Может, они тоже заболели и умерли?
   Потом он вспомнил, что у него нет червяка на крючке. Он достал поплавок и положил удочку на берегу. Стал думать.
   Дядя Юра искал червяков под листьями в мокрой земле, и Дима вспомнил об этом. Он подошел к деревьям и стал копать руками, пока не нашел маленького червячка. Бобик обрадовался и начал гавкать на червяка.
  
   Дима весело рассмеялся, представив картинку. Лида продолжила:
  
   Он вернулся на то место, где оставил удочку, и насадил червяка на крючок. Червяк смешно свисал с крючка. Но именно так делал дядя Юра. Дима забросил удочку в воду и стал ждать.
   Он ждал и ждал, но ничего не происходило. Он сказал Бобику: "Мы отсюда так просто не уйдем. Мы должны поймать рыбу. Мне надоел бульон и консервы".
   Они ещё долго ждали, и тогда Дима решил перейти на другое место. "Может быть, рыбы живут возле того большого камня?", - подумал он. Перешел туда и забросил удочку возле камня. Он опять стал ждать. Казалось, он прождал целую вечность. Он ждал и ждал. Уже почти десять часов. "Я обязательно должен поймать рыбу!" - подумал Дима. И вдруг... что-то тронуло за поплавок. Дима потянул. Бобик подпрыгнул и загавкал: что-то шлепалось по воде. Из воды показалась рыба. Она упала на траву, стала изгибаться и подпрыгивать по земле. А Бобик будто с ума сошел: гавкает на рыбу не переставая.
   Дима всю дорогу бежал домой. Он был так рад и гордился собой.
   Лида приготовила рыбу на ужин. Она была очень вкусной. Намного вкуснее, чем бульон и консервы.
  
   - Тебе понравилась эта сказка, Дима?
   - Расскажи ещё, Лида, - попросил он и этим ответил на её вопрос.
   Лида улыбнулась:
   - Завтра вечером я расскажу тебе особую сказку о том, как Дима и Бобик раскрыли настоящую тайну. Но сейчас мы должны спать.
   Братишка уснул почти моментально. Лида пыталась заснуть, но голова был занята мыслями о завтрашнем дне. Возможно, Дима действительно сумеет поймать завтра рыбу, но будут и другие важные дела, которые обязательно нужно сделать.
   Дима засопел, погружаясь всё глубже в сон. Лида осталась наедине со своими мыслями. Днем она была слишком занята, чтобы хорошенько поразмыслить или просто побыть спокойно одной. Только ночью, в холодной черной темноте это было возможно. Она думала о странностях их новой жизни.
   В первые дни после эпидемии Лида была напугана и растеряна. "Что теперь будет с нами?" - это был главный вопрос, который не давал ни минуты покоя. Но постепенно, у неё появилась уверенность, что каким-то образом она найдет способ обеспечить выживание для себя и для брата.
   В первую очередь, им нужна пища, но запасы еды не вечны и они скоро закончатся. В среднем, каждый дом содержит запас продуктов достаточный, чтобы продержаться около двух недель. Если перейти на "диету" - Лиде нравилось это слово - еду можно растянуть на четыре недели, но эти четыре недели тоже быстро пройдут.
   Воровство помогало, но со временем все свободные дома и магазины совершенно опустели. Имеющиеся запасы быстро уменьшались.
   Может, пойти на охоту? Лида прыснула от одной мысли, как она продирается сквозь лес с пистолетом. Ничего не получится. Кроме того, даже если ей повезет найти, выстрелить и попасть, скажем, в зайца, её коробило от одной мысли, что зайчика придется как-то разделывать и снимать с него кожу.
   Рыбалка - хорошая идея. Это занятие легче, чем охота, но тут возникает та же проблема: рыбу нужно чистить и потрошить перед приготовлением. Впрочем, она уже решила для себя, что сможет это сделать. В конце концов, она видела, как это часто делал папа после рыбалки. Она научит Диму ловить рыбу, и он сможет уделять этому какое-то время каждый день. Но этот план тоже был ненадежным. Она должна найти другие возможности.
   Может ли она вырастить еду? До весны об этом нечего и мечтать и только при том условии, что она будет уделять какое-то время зимой чтению специальной литературы о садоводстве. У них дома была специальная книга на эту тему, и она могла бы её изучить.
   Размышляя о садоводстве, Лиде пришла в голову отличная идея. Завтра она поедет на велосипеде на север по дороге из города. Она вспомнила, что в той стороне находится крупное фермерское хозяйство. Очень может быть, что там она найдет большие запасы продуктов. "Ух-ты! А вдруг я найду там живую курочку... Тогда она будет нести нам яйца!"
   Действительно, замечательная идея. Теперь мы куда-то движемся...
   Её мысли неожиданно прервались. Она затаила дыхание: какой странный звук - будто кто-то скребётся в стенке. Ещё и ещё раз. "Наверное, это мышь", - решила Лида. - "Интересно, как она здесь выживает?"
   Она подумала, что животным повезло больше, чем им. У них есть инстинкты, которые помогают им выжить. Они действуют не задумываясь. Они просто знают, как найти еду в окружающем их мире. Но для людей всё не так просто. "Нам приходится изобретать капканы и ружья, учиться выращивать еду. Чтобы выжить, люди должны думать!"
   Лида никогда не задумывалась над этим раньше. Казалось, что всё в этом мире - еда, одежда, телевизор, свет - всегда так и было. Только возьми или включи. Но теперь всё изменилось. Всё остановилось. Ей пришел четкий ответ: человек должен ДУМАТЬ - именно это дало людям все те замечательные вещи, которые позволяют им жить.
   Но теперь взрослых нет. Это жестокая реальность, с которой она сталкивается каждый день.
   "Я буду думать - и это позволит нам выжить. Я надеюсь, что мои идеи сработают".
   Дима тихо захныкал во сне. Лида прикоснулась ладошкой к его волосам, мягко погладила, тихонечко напевая колыбельную. Мальчик успокоился.
   Совершенно очевидно, что проблема поиска еды будет висеть над ними постоянно и будет самой трудной. Лида отлично это понимала. Но, по крайней мере, теперь у неё есть несколько хороших идей. Её мысли потекли свободней. У неё всё получится. Она обязательно что-нибудь придумает.
   Лида взглянула на светящиеся стрелки часов. Почти десять. "Надо спать", - подумала она. Но мысли никак не могли успокоиться, стремительно бежали. Приходило много новых идей. Некоторые были глупы и смехотворны, но были и такие, с которыми можно работать. Ей казалось, что завтра ей предстоит сделать миллион дел. И первый раз за все эти недели она действительно не могла дождаться, чтобы начать.
   Была полночь, когда она снова взглянула на часы. Лида улыбнулась в темноте. Впервые за всё время её тихого, постельного одиночества она почувствовала себя счастливой и уверенной. Животным, пожалуй, не так уж и повезло. Они делают только то, что делают. То, что им говорят их инстинкты. Не более. Они не могут строить планы. Они не могут делать осознанный выбор. Они не могут мечтать о завтрашнем дне.
  
  
  
   ГЛАВА 3.
  
  
   Старая школьная форма попалась Лиде на глаза, когда она высматривала в шкафу, что одеть. Теперь она не нужна - это очевидно. Форма всё ещё принадлежит ей, но теперь девочка сама себе не совсем принадлежит. Когда-то она была школьницей, пятиклассницей, танцовщицей, подругой, и много кем ещё - но теперь это всё осталось в прошлом. Теперь, она принадлежит только себе и Диме.
   Она надела зеленый свитер, в котором чувствовала себя очень тепло и удобно.
   Утренние хлопоты пронеслись быстрее, чем обычно, потому что ей не терпелось отправиться в путешествие на ферму. Девочка застелила постель, открыла запертую дверь, завела часы, оделась, сделала завтрак - и всё это за восемнадцать минут, даже чуть меньше.
   Дима задал вопрос, который уже стал обычным во время завтрака:
   - Лида, что мы будем сегодня делать?
   Она стала рассказывать ему, что он должен попробовать заняться рыбалкой, но тут же запнулась, подумав, что в последнее время слишком раскомандовалась. Дима был ещё слишком мал, но для неё он самый настоящий партнер и товарищ. Лида понимала, что будет лучше, если они будут действовать, как одна команда.
   - Как ты думаешь, ты бы смог поймать рыбу в Лесном Ставке? - спросила девочка.
   - Конечно, Лида. - Он был уверен в этом.
   - Хорошо. Я помогу тебе собраться для рыбалки. - Лида понимала, что тонкий намек лучше любого приказа.
   - Я пойду искать червяков. - Дима тут же вскочил и надел свою теплую куртку, в которой напоминал малютку-медвежонка. - Где же шарф?
   Лида помогла найти ему шарф. Они отправились вдвоем в Лесопарк через дорогу от дома. Длинный шарф бестолково волочился вслед за Димкой, девочка улыбалась в полной уверенности: всё это закончится тем, что ей самой придется копать червяков.
   Димка вышел из-за деревьев через несколько минут. "Всё, сдался" - подумала Лида с улыбкой. Но она ошиблась. Его лицо сияло гигантской улыбкой, а карман куртки был заполнен червяками, сырыми веточками и листьями. Они принялись их сортировать, откладывая самых больших червяков в баночку из-под кофе. Девочка закрепила леску на длинной прямой палке и вместе с Димой направилась к ставку.
   - Возвращайся к десяти часам и будь осторожен, смотри не упади в воду. - Затем, она вдруг подумала: "Ой, опять я раскомандовалась".
   - Хорошо, Лида.
   Затем Лида начала подготовку к своему собственному приключению. В районе Девятки она нашла большую красную тележку с высокими бортами. Тележка стояла на двух массивных колесах и имела прицеп. Отличный транспорт для перевозки всего, что она может найти на ферме. Дома она крепко привязала тележку сзади велосипеда. Если вдруг найдет там курицу, ей потребуется что-то вроде большой клетки. Корзина из ивовых прутьев с крышкой подходила для этого лучше всего.
   Она планировала, что будет отсутствовать в течение нескольких часов, поэтому взяла с собой последнюю конфету - длинный леденец. Этим можно перебиться до ужина. Она приготовила Диме легкую закуску - сухари и пакет моментального завтрака, который нужно лишь развести водой. У них имелся большой запас таких полуфабрикатов и, хотя их вкус уже порядком осточертел, Лида была просто счастлива такому запасу.
   Дима вернулся в десять часов. Без рыбы. Он был расстроен, но успокаивал себя, говоря, что завтра попробует ещё, просто ему нужно больше времени и тогда он наверняка поймает рыбу.
   - Рыбалка требует терпения, - говорил мальчик, повторяя слова и тон голоса, которым ему постоянно напоминал об этом дядя Юра.
   - Дима, не переживай. Завтра ты обязательно поймаешь рыбку, - ласково сказала Лида и подумала, какой он на самом деле хороший мальчишка.
   Но тихий мальчик быстро превратился в дерзкого маленького братца, как только узнал, что Лида собирается в путешествие без него. Он очень рассердился и закатил скандал.
   - Почему без меня? - спросил он, осознав, наконец, что никакие аргументы не повлияют на сестру.
   - Потому что бандиты! Я слышала их ночью. Свободные дома уже все разграблены и скоро они примутся воровать у других детей, у таких как мы. Скоро они будут ходить и днем. Мы должны быть осторожны. Я думала, ты хотел охранять наш дом?
   - Хорошо, Лида, - ответил он. - Я буду охранять дом. Как долго тебя не будет?
   - Я должна вернуться к трем. Не позже трех часов. Ты завел свои часы?
   - Да.
   - Запомни, - сказала сестра, усаживаясь на велосипед, - оставайся в доме. Запри двери. И если кто-нибудь попытается вломиться внутрь, спрячься в подвале под лестницей. Сиди там тихо как мышка. Держи с собой пистолет всё время. Твоё шоколадное молоко на столе.
   Когда она удалялась, тележка сзади тяжело громыхалась, производя неимоверный шум. Лиде этот шум очень не нравился. На улице Радищева она обернулась и увидела несколько любопытных физиономий, выглядывающих из-за калитки крайнего дома. Девочка нажимала на педали медленно, чтобы меньше шуметь, но тележка гремела никак не меньше.
   Девочка из дома Блохиных узнала её и побежала вдогонку, но по непонятной причине вдруг остановилась и вбежала обратно в дом. Лида видела это краем глаза и терялась в догадках, что остановило ту девочку.
   "Кто из моих друзей мог поселиться в доме Блохиных?" - подумала Лида. Вроде бы похожа на Машу Бажову, но по её виду трудно сказать. Кто бы она ни была, ей не слишком повезло. Её лицо было мертвенно-бледного цвета и всё чем-то измазано. Её волосы и одежда выглядели очень небрежно.
   "Этим детям, наверное, интересно, куда я направляюсь", - догадалась Лида. - "Они видят, что я еду искать запасы, но могу поспорить, что они не могут понять, почему я удаляюсь от домов и магазинов! Надеюсь, что мне первой пришла в голову идея по поводу фермы. Я сойду с ума, если буду крутить педали всю дорогу только для того, чтобы узнать, что фермы пусты, как и всё другое".
   Мышцы на ногах начали болеть ещё до того, как она достигла Николаевского проспекта, но разум был так занят собственными мыслями, что она даже не заметила боли. "Там просто должно быть полно еды", - думала она. - "В конце концов, именно там выращивают еду".
   На Николаевском проспекте она решила сделать передышку, чтобы отдохнули ноги. И, затащив велосипед на автозаправочную станцию "ТНК", она присела отдохнуть на солнышке. Коробка топливного насоса послужила вместо скамейки. После леденца очень хотелось пить. Лида увидела водопроводный кран и подошла к нему в надежде, что в резервуаре осталось достаточно давления, чтобы вытекла хотя бы маленькая струйка воды. К большому удивлению из крана пошла вода. Девочка утолила жажду, вода освежила её. Она вернулась на прежнее место, чтобы посидеть ещё немножко.
   Пока она сидела, глядя на длинное шоссе впереди, Лида почувствовала собственное одиночество. Ни одной машины. Никакого признака жизни вокруг. Очень тихо.
   Раньше она много раз пересекала этот перекресток с папой на автомобиле. Бывало, им приходилось долго ждать в очереди автомобилей на заправку. Но теперь не было никакого движения вообще, и вся дорога впереди казалась бесконечно огромной и какой-то потусторонней без движения.
   Она подумала с некоторой иронией: "Хорошо, что на дороге нет машин. Можно смело ехать и не бояться, что меня кто-нибудь собьет".
   Лида толкнула велосипед и поехала вперёд - за город.
   Через пятнадцать минут девочка увидела фермерское хозяйство. Из нескольких ферм Лида выбрала самую опрятную и привлекательную. Она была обнесена длинным белым забором, оба конца которого прятались между густых деревьев. Большие здания там выделялись свежей краской на стенах. Она припарковала велосипед у самого большого дома.
   От увиденного внутри главного коровника стало плохо. Коровы были закрыты в своих стойлах, им оставили слишком малый запас пищи. Через некоторое время они все умерли от голода. Зрелище было ужасное, и Лида поспешила выйти.
   Опасаясь заглядывать в другие здания фермы, она внимательно осмотрелась. Но вокруг ничего не росло. Фермер уже собрал весь выращенный урожай, и на полях ничего не осталось, кроме комков грязи и коричневых корешков.
   Лида посмотрела на фермерский дом. Странно, но задняя дверь была настежь открыта. Внутри, было видно, что грабители здесь ещё не побывали. Кроме нескольких энергичных белок никто сюда не входил после смерти владельцев.
   На кухонном столе лежала записка:
  
   Тому, кто найдет эту записку:
   Мы любили нашу ферму и работали на ней много лет. Теперь нам пришло время уходить. У нас нет детей, которым мы можем оставить хозяйство.
   Пожалуйста, входите и живите на нашей ферме. Коровы будут давать вам отличное молоко. Куры будут нести яйца. Если вы посмотрите в кабинете моего мужа, то увидите шкаф с книгами и записями, которые помогут вам научиться всему, что нужно знать о сельском хозяйстве.
   В мире без взрослых вам будет нужен простой способ выжить. Возьмите эту ферму. Мы будем счастливы, если наша ферма достанется детям, которые выберут это место, чтобы построить свою новую жизнь.
   Искренне Ваша,
   Валя Кравчук
  
   P.S. В кладовке вы найдете большую банку, всю заполненную овсяным печеньем и шоколадными крекерами. Там же есть большой запас баночных консервов.
  
   На обратной стороне быстрым, небрежным почерком были начертаны последние слова. Лида с трудом разобрала текст:
  
   Думаю, я последняя, кому придется умереть. Я не знаю других взрослых, которые ещё живы. Я пыталась выйти покормить коров или выпустить их, но так ослабела, что чуть не потеряла сознание и вернулась домой.
   Я ждала и ждала. Думала, что, возможно, вы даже ходите где-то рядом, пока я ещё жива, но теперь я так не думаю.
   Пока я ждала, я думала о вас и о том, как страшно должно быть придется вам в этой новой жизни. Вы останетесь одни без взрослых, которые когда-то сделали этот мир. Наверное, это приведет вас в страх и уныние. Не бойтесь, дети. Будьте мужественными. Будьте сильными.
   Вам придется многому научиться и придумать, как заставить снова работать все эти вещи - эту ферму и другие вещи, которые делают жизнь такой легкой. Вы сможете это сделать. Это займет время. Вам придется потрудиться, но вы сможете это сделать...
  
   Следующее предложение оборвалось в самом начале - слабая черта прошла через лист и прервалась на середине. Наверное, женщина не успела его закончить. Или, более вероятно, она просто не смогла придумать ни одного стоящего совета для нового мира. Она просто не могла представить, каким будет этот мир. "И я понимаю почему", - подумала Лида.
   Девочка почувствовала слезы - первый раз за всё это время. Из слов неизвестной женщины исходила такая доброта. "Всё это время я чувствовала себя очень одиноко и вдруг... письмо этой женщины... наверное, это её последние слова. Больше я не услышу ничего от этих людей".
   Лида долгое время просидела в одиночестве. Добрые слова этой неизвестной, но такой замечательной женщины повторялись снова и снова в мыслях: "Не бойтесь... будьте сильными... узнайте, как всё это работает..."
   Девочка понимала, что они бы не оставили свою ферму - слишком сильно хозяева любили свой дом.
   Лида заставила себя вернуться к реальности. "Некогда тратить здесь время впустую". Она встряхнулась и стала быстро действовать.
   Вскоре она вышла через заднюю дверь с огромным пакетом, заполненным крупами, консервированными овощами и другими запасами из кладовки. Вдруг из-за угла дома выбежала курочка и подбежала прямо к девочке так торопливо, будто спешила ей сказать: "Я рада тебя видеть". Лида была действительно рада видеть эту курочку. Совершенно без усилий взяла её руками и посадила птицу в корзину.
   Девочка почувствовала неожиданный прилив внезапно охватившего её счастья. Она не нашла всего, на что рассчитывала. Но в этом доме Лида нашла для себя ободряющие слова такой приятной женщины, а также изумительно вкусное домашнее печенье и живую курочку! Эх, жаль, что её тележка такая маленькая...
   Настроение было превосходное - и тут вдруг к ней пришла совершенно неожиданная идея. Идея, которая заставила её рассмеяться - энергичным, уверенным смехом. "Вместо того, чтобы бесконечно ездить туда-сюда за запасами с велосипедом и тачкой, я должна научиться водить машину. Сегодня же!"
   Конечно, она это сможет! "Нажми педаль газа полностью до конца, качни её три раза, оставь на половине - и поверни ключ". Эти давние папины слова теперь вдруг так четко всплыли в памяти. Он много раз говорил их маме, когда учил её водить, часто извинялся при этом за свой командирский тон. Но теперь Лида счастлива, что вспомнила его слова, которые почему-то так отчетливо врезались в память. Их должно быть достаточно, чтобы поехать. А потом она вспомнит ещё и сможет водить машину. Девочке не терпелось увидеть потрясенные лица детей с улицы Радищева, когда она совершит свою первую поездку - на настоящей машине!
   Когда возвращалась, Лида почти не замечала ничего вокруг. Она была погружена в собственные мысли - думала о том, как будет ехать на автомобиле. Она это сможет! Проехала Николаевский проспект, автозаправку, повернула на улицу Радищева. Бледные, чумазые лица детей из близлежащих домов следили за ней с большим вниманием, но она их почти не замечала. Она ещё и ещё раз прогоняла в мыслях то, что предстоит сделать.
   Слова, которые когда-то говорил папа, теперь выходили из глубин памяти, словно давно ждали этого момента: "Не спеши... дай машине прогреться пару минут... осмотрись вокруг... держи ногу на тормозе... переключи рычаг на скорость... отпускай тормоз... не дави сильно на газ... теперь медленно..."
   А вот и родной дом. Лида торопливо затащила велосипед с тележкой во двор. Старенький папин "Форд" уныло стоял во дворе, накрытый огромной полиэтиленовой пленкой. При виде большого автомобиля Лида вновь почувствовала себя маленькой девочкой. Даже руки задрожали от страха:
   - Я никогда не... - но тут же Лида осеклась, быстро собралась и настроилась на то, что обязательно должна попытаться. Она выложила вещи из тележки и позвала Диму, чтобы рассказать ему о своем плане.
   - Ух ты! - Дима очень возбудился. - Так давай скорее поедем!
   - Дима, я не сказала "мы". Я должна ехать одна.
   Лида тут же пожалела, что сказала это приказным тоном, а ведь могла сказать иначе... Дима вспыхнул от гнева и долго спорил с ней. Но, в конце концов, угомонился и ребята помирились.
   - Это опасно. Сначала я должна научиться водить, - объясняла ему Лида. - Ты сможешь поехать как-нибудь в другой раз.
   Лида взяла лист бумаги и нарисовала на нём свой путь от дома, расчертила линиями улицы, и показала, как будет ехать через Николаевский проспект.
   - Если я не вернусь в три-тридцать, то иди меня искать.
   Лида стянула пленку. Открыла ворота перед машиной, чтобы она могла выехать на улицу.
   Брат наблюдал, как она садится в машину:
   - Лида, будь осторожна.
   Его предостережение удивило девочку. Она подумала, представляет ли он себе свою судьбу, если с ней действительно что-нибудь случится.
   Устроившись перед рулем, Лида долго боролась с сиденьем, чтобы настроить его под себя. Даже подложив толстую диванную подушку, она едва выглядывала из-за приборной доски. Ноги с трудом доставали педалей, лишь слегка касаясь их. Лиде стало страшно. Автомобиль просто не приспособлен для того, чтобы им управляла десятилетняя девочка. Что заставило её думать, что она сможет водить машину?
   Она замерла и долго сидела в неподвижном состоянии, ошарашено уставившись на приборную доску.
   - Чёртовы слезы! - Раньше она никогда не ругалась. Но теперь ей стало легче, и девочка почувствовала себя лучше, вытерла мокрые пятна под глазами.
   Она ещё раз повторила самой себе свои недавние мысли: "Нам очень нужны эти запасы. С велосипедом и тележкой нужно не меньше десяти поездок, чтобы их вывезти. И потом, кто-нибудь ещё может найти эти запасы до того, как я их сама все вывезу. Если я научусь водить машину, мы обеспечим себя на много месяцев. Это даст мне время придумать что-нибудь ещё полезное".
   Лида слабо представляла свое будущее, но точно понимала, что ей и Диме придется провести многие месяцы и годы в поисках еды и борьбе за выживание. Машина очень в этом поможет. "Хорошо", - подумала Лида, глядя на индикатор топлива, - "полный бак бензина. Перёд машины смотрит на улицу. Очень хорошо. Я бы никогда не смогла вывести её задним ходом".
   Она снова вспомнила папины инструкции: "Нажми педаль газа полностью до конца, качни её три раза, оставь на половине - и поверни ключ". Мотор тут же ожил, мощно зарычал, и словно испугавшись его звука, Лида отдернула ногу с педали. Рычание стихло, двигатель чуть слышно заурчал, будто довольный кот.
   Лида осмотрелась и увидела братишку. Его лицо побледнело от страха.
   "Держи ногу на тормозе... переключи рычаг на скорость... отпусти тормоз..." - и машина поползла вперёд через открытые ворота.
   - Я еду! - восторженно крикнула девочка, пытаясь совладать при этом с машиной. - Так, помедленней...
   Автомобиль выехал на дорогу. Стараясь ни во что не врезаться, Лида повернула руль. Но это вышло не очень удачно. Что-то громко хрустнуло, машина качнулась от толчка. Лида неосторожно сбила припаркованный у тротуара мотоцикл десятиклассника Лёшки - большого любителя погонять по городским улицам. Да, наверное, он бы очень рассердился, если бы узнал...
   "Не дави сильно на газ... медленно...", - вспомнила она слова отца. Её нога уже не касалась педали газа, но машина продолжала ехать.
   "Почему я еду? Что-то не так?" - В панике, девочка поспешила нажать педаль тормоза. Шины взвизгнули по асфальту, машина резко остановилась.
   Лида с размаху ударилась головой об руль. Больно. Слишком поздно она вспомнила папины слова "полегче на тормоза!"
   Лида была оглушена, в глазах потемнело. Машина остановилась, мотор затих.
   Через некоторое время Лида пришла в себя. Девочка сильно ушиблась, место над правым глазом болело. "Дурочка! Полегче на тормоза!" Она ни в коем случае не должна снова повторить эту ошибку.
   Лида прекратила нервничать. Завела мотор и теперь двинулась очень медленно, совершенно не замечая многочисленных глаз, которые изумленно следили за тем, что она делает.
   Всем телом она была занята, чтобы совладать с управлением движущегося автомобиля. Она чувствовала, будто стала частью машины - самой важной её частью. "Не волнуйся, Димочка. Я скоро вернусь", - подумала она словно на прощание.
   Бывало, Лида подолгу высматривала, ждала, что когда-нибудь снова увидит движущийся автомобиль. Это значило бы, что не все взрослые умерли. Это значило бы, что весь этот кошмар - неправда. Но теперь она благодарила судьбу, что на дороге не было никакого движения. Это значительно упрощало ей задачу.
   Медленно и без происшествий она вела машину в направлении фермы. По улице Радищева выехала на Садовую площадь и далее - на Северное шоссе через Николаевский проспект.
   На прямой широкой дороге было удобно практиковаться с педалью газа и тормоза. Лида не ускорялась быстрее десяти километров в час, но ей казалось, будто скорость - не десять, а все сто.
   На ферме она быстро загрузила машину до самого верха. Обратно ехала очень осторожно и внимательно.
   Когда, наконец, машина остановилась возле дома, Лида была охвачена восторженными мыслями: "То, что я сделала всего за час, могло занять у меня по меньшей мере шесть полных дней, если бы я ездила с той тележкой. Если я не буду тратить попусту бензин, эта машина может спасти нам жизнь. Я никогда не задумывалась об этом раньше, что машина может помочь выжить".
   Задыхаясь от гордости, Лида весело бибикнула. Радостный Димка выбежал к ней из дома. Вместе они стали выгружать припасы. Когда, наконец, выгрузили все, девочка сказала:
   - Дима, сейчас только три часа и у меня есть время, чтобы съездить ещё раз. Заноси всё это в дом. Консервы все спрячь в подвале в тайник под лестницей. Крупы, вермишель и свежие овощи сложи в шкаф на кухне, который можно закрыть на ключ. Если там мало места, можешь положить также в стиральную машину и в сушилку.
   - Зачем в стиральную машину и сушилку? - удивился Дима.
   - Если к нам вломятся бандиты, это будет последнее место, где они будут искать. Инструменты и всякий хлам, что не является едой, сложи в газовую плиту и под печку.
   Братец взялся за огромный пакет с едой:
   - Хорошо, Лида, но поторопись обратно. Я хочу есть.
   - Вот, Дима, держи. - Она достала из кармана печенье. - Я принесла сюрприз на вечер. Тебе понравится.
   Когда она уезжала, множество невидимых глаз следило за ней. Но теперь выражение изумления в них сменилось совсем другим - завистливым, недружелюбным.
   "Мне надо было быть более осторожной", - подумала Лида. - "Что если меня видел кто-то из бандитов, как я приехала, и, как мы выгружали пакеты из машины? Было глупо сигналить из машины и оставлять Димку с пакетами без защиты на открытом дворе".
   На обратном пути Лида очень спешила. Подъехав к дому, она увидела, что во дворе уже пусто. Она подумала: "Вот маленький негодник! Наверное, ему пришлось бегать по лестнице в подвал туда и обратно за каждым пакетом. Сегодня вечером я расскажу ему не одну, а целых две сказки", - радостно подумала девочка.
   Понимая, что надо многое успеть сделать до темноты, Лида принялась торопливо выгружать пакеты из машины во двор. Они могут спрятать их позже, если потребуется. Она устала и на какой-то момент остановилась передохнуть напротив машины. "Какая все-таки замечательная штука, эта машина..."
   Внезапно, раздался громкий удар и дребезг бьющегося стекла. Запущенный кем-то камень разбил у машины заднее стекло. Вот гаденыш! Его противный смеющийся голос быстро удалился где-то за деревьями в Лесопарке. Лида сразу всё поняла и почувствовала холодок изнутри:
   - Дима! Димочка! - закричала она и стремглав вбежала в дом.
   Где же он? Она обыскала в комнатах. Его не было.
   - Дима! Дима!
   Никого ответа.
   Она нашла брата в подвале, забившегося под лестницей. Дима тихо всхлипывал. У него на лице была кровь.
   - О, боже, Дима! Димочка! - Она подскочила к нему.
   Брат посмотрел на неё и тут же крепко прижался к сестре. Она больше ничего не говорила, успокаивала брата.
   Наконец, она спросила:
   - Что случилось?
   - Я... я... заносил вещи в дом. И тут пришли они. Они забрали нашу еду, Лида. Они вели себя очень плохо, Лида.
   - Не волнуйся, Димочка. Это больше не повторится снова. Кто они были?
   - Я не знаю. Они толкнули меня и стали бить, а потом сказали, что мы не можем иметь все эти пакеты. - Он перестал плакать.
   Она осмотрела его раны. К счастью, ничего серьезного. Разбитая до крови губа и несколько синяков. Она вытерла ему слезы и салфеточкой стерла засохшую кровь.
   - Отдохни здесь на диване, а я приготовлю тебе особый ужин.
   Ему очень понравилось, когда она приготовила тушенку с вермишелью. А пережитый им сегодня испуг забылся вместе с десертом в виде длинного сладкого леденца.
   Бандиты забрали только то, что было во дворе. К несчастью, им попалась под руку и та самая курочка, которую Лида привезла с фермы. Но они почему-то не стали входить в дом. Вероятно, Лида вернулась слишком рано и помешала их планам, хотя девочка не могла представить, с какой стати они должны её бояться.
   Перед тем, как закрыться в доме на вечер, Лида заперла машину и спрятала ключ.
   Потом, лежа в их маленькой темной комнатке, она долго смотрела на горящую свечку. Она слишком устала, чтобы задуть свечу, но разум был слишком взволнован, чтобы позволить ей заснуть. Она была очень довольна результатом своих сегодняшних приключений. Просто счастлива, что столько сделала сегодня. Всё прошло хорошо... вот только с Димой, конечно, жестоко получилось. Слава богу, всё обошлось.
   Теперь Лида гораздо лучше представляла себе свои дальнейшие действия.
   "Первым делом завтра я должна найти новые места схованок для наших запасов. Нам также нужна какая-то защита. Интересно, а если..." - она вдруг спустилась на землю и почувствовала не глядя, что Дима совсем не спит. Он тоже о чем-то думает.
   - Эй, Дим. - Её слова прозвучали громко в тишине маленькой комнаты. - О чем ты думаешь?
   Он ушел от ответа, задав ей собственный вопрос:
   - Ты расскажешь мне сказку?
   - Да, Дима.
   Лида долго думала и затем начала рассказывать:
  
   Много лет назад в одном маленьком городе жил мальчик. Ему было столько же лет, сколько и тебе, Дима. Он и его старшая сестра жили в старом заброшенном доме. Они жили совсем одни, потому что их родители умерли точно так же как и наши. Другие жители города были очень бедными. У них совсем не было времени, чтобы помогать двум маленьким сироткам. Поэтому мальчик и девочка должны были заботиться о себе сами.
   Город не всегда был бедным. Раньше там была большая фабрика по производству свечек, где работало большинство мужчин и некоторые женщины. Но владелец фабрики умер, и никто больше не хотел ею заниматься. Многие люди уехали из города, но несколько семей остались. Они жили все хуже и хуже. Но они пока не уезжали.
   Отец того мальчика и девочки имел хорошую работу на фабрике. Его работа заключалась в том, что он придумывал разные формы для свечек, которые делались на фабрике. На протяжении многих лет эти свечки продавались по всей стране. Были свечки обычные, совсем простые, а были - праздничные, очень красивые, разных форм и цветов. Новый Год был лучшим временем в году для фабрики и для города, потому что в это время они продавали тысячи красивых новогодних свечек.
   Отец умер неожиданно, а мать с детьми выживала тем, что разводила кур и выращивала овощи. Но однажды она заболела. Её болезнь продолжалась долго, она была прикована к постели. Мать рассказывала мальчику и девочке, как разводить кур и ухаживать за садом. Каждое утро они выходили с яйцами и овощами на шоссе. Они продавали их водителям и пассажирам проезжающих машин. Весь их магазин размещался на одном большом столе, который они ставили возле дороги. На столе была специальная табличка. Когда их мать умерла, дети выживали продавая на дороге кур и овощи. Зарабатывали они очень мало, но этого хватало, чтобы купить еду. В школу они не ходили, потому что всё время работали. В общем, их жизнь чем-то напоминала нашу с тобой.
   Однажды, когда девочка стояла у дороги и продавала яйца и овощи, какие-то мальчишки пришли в её дом, чтобы поворовать кур. Они вели себя очень плохо и побили мальчика. Ему было страшно, он ничего не мог сделать и не мог их остановить. Он знал, что без кур им придется очень тяжело.
   Когда девочка вернулась домой и узнала, что случилось, то долго плакала. Мальчик тоже плакал, потому что он знал, что если сестра плачет, то должно быть ей тоже очень плохо. Она редко когда плакала.
   Мальчик пошел спать и долго думал о том, что с ними будет. Он думал, что от него никому нет пользы, и говорил себе снова и снова: "Я не смог защитить себя от этих мальчишек и даже не смог спасти кур". Для самого себя он казался бесполезным трусишкой.
   И тут вдруг к нему пришла неожиданная идея, которая прогнала от него все грустные мысли. Он понял, что сожалеть и думать о собственной бесполезности - это впустую тратить время. Он понял, что нужно делать и чем может помочь он сам!
   Он разбудил сестру и рассказал ей свой план:
   - Когда работала фабрика по производству свечек, всё было хорошо. Но после того, как фабрика остановилась, всё стало плохо и все стали бедными, как мы. Давай откроем нашу собственную фабрику и будем делать свечки! - гордо сказал мальчик.
   Сестра не сказала ни слова, и он подумал, что ей не понравилась его идея. Но мальчик продолжил:
   - Мы можем делать свечки точно так, как мы это делали сами перед Новым Годом. Это легко и люди любят свечки! - Он был очень взволнован.
   Но его сестра всё молчала. Мальчик был уверен, что его идея получится, а все его мелкие, трусливые мыслишки, казалось, пропали навсегда.
   - У нас получится! Разве ты несогласна, что получится? - спросил он.
   - Да, - сказала сестра, - я думаю, ты прав. Приближается Новый Год, и люди будут покупать свечки. Фабрика всё ещё стоит там. Думаю, мы можем поговорить с людьми в городе, не захотят ли они снова открыть эту фабрику?
   Мальчик заснул. Он был счастлив и горд собой, что ему пришла такая замечательная идея.
   На следующий день дети пошли по городу.
   Они заходили в каждый дом и в каждую семью. Но никто не хотел им помогать. Все говорили:
   - Мы не знаем, как управлять фабрикой по производству свечей.
   Некоторые говорили, что слишком заняты. А находились и такие, кто просто смеялся над детьми, говорили обидные шутки, называли мальчика "маленьким бизнесменом" и так далее.
   Но он не сдавался. Он был уверен, что его идея заработает. Он и его сестра пошли вместе на фабрику, чтобы осмотреться. Они увидели, что все станки по производству свечек вывезли с фабрики. Всё, что осталось, это небольшой запас воска. Но этого было достаточно для начала. На оставшиеся у них деньги они купили ещё воска и разных красок.
   Они делали свечки вручную, нагревая воск над печкой и смешивая краски. Перед охлаждением разливали его в специальные формы разных размеров и форм, вставляя в центр фитилек. С каждым днем сделанные ими свечи становились всё лучше и лучше. Они были слишком заняты, чтобы думать, закончится ли все это успешно.
   Девочка сделала огромную табличку с надписью "НОВОГОДНИЕ СВЕЧИ - 10 РУБЛЕЙ" и в субботу они вдвоем вышли на шоссе. Оставалась одна неделя до Нового Года.
   Многие машины останавливались и люди покупали свечки. Покупатели говорили детям, что у них красивые свечки. Они заработали семьсот рублей. Они были так счастливы и взволнованы, что бежали всю дорогу обратно на фабрику, чтобы наделать ещё свечек. К Новому Году они заработали четыре тысячи рублей и чувствовали себя самыми счастливыми детьми на Земле.
   Той ночью дома девочка сказала:
   - У меня есть для тебя сюрприз. Подожди в другой комнате, пока я тебя не позову.
   Казалось, он будет ждать вечно, но мальчик терпеливо ждал. Наконец, она позвала его в комнату.
   На столе лежали три коробки, завернутые в праздничную обвертку.
   - С Новым Годом! - сказала девочка.
   Он взволнованно открыл коробки и нашел в них книгу, красивую игрушечную машинку и коробочку своих любимых леденцов. Это были его первые подарки за три года.
   Мальчик поцеловал сестру и сказал:
   - Но у меня нет подарка для тебя. Мне так жаль.
   - Ты уже дал мне замечательный подарок, - ответила сестра. - Твоя идея спасла нас.
   И они начали разговаривать друг с другом про свой маленький бизнес и строить планы, как они по настоящему запустят фабрику, будут ходить в школу и делать много других вещей.
   Они еще долго говорили, прежде чем девочка задула свечу. Это была первая свеча, которую они сделали.
  
   - Тебе понравилась эта сказка, Дима?
   Он сказал, что хочет послушать ещё одну. Лида рассказала ему короткую, веселую сказку о том, как Дима и его верный пес Бобик нашли зарытый в землю клад в Лесопарке за дорогой.
   Настроение у братишки заметно изменилось. Рассказанная Лидой сказка отодвинула в сторону его чувства о собственной слабости и беспомощности.
   Его маленькое тельце было теплым и неподвижным. Лида уловила ритм его тонкого дыхания. Присутствие брата во время долгих ночей стало для неё настоящим утешением, с ним она чувствовала себя спокойно и комфортно.
   Всё было тихо. Лида любила эту тишину, потому что её проблемы, и разрешение этих проблем, казались такими легкими в темноте.
   Теперь она видела более ясно, что нужно делать. Им нужно прятать запасы. Прятать в стенах, в мебели, под полом, под печкой и в местах, которые защитят их от любого грабителя. Затем нужно придумать какую-то защиту. А это не будет легкой задачей. Было бы неплохо расставить во дворе ловушки или ещё лучше - натянуть тонкую проволоку вокруг дома, которая вызовет тревогу и запустит камнепад с крыши дома. "Точно!" - подумала она. - "Над передней и задней дверью... и еще надо какое-то другое оружие... одного пистолета недостаточно".
   Когда дом будет лучше защищен, она сможет делать больше поездок на ферму. Но у неё было ощущение, что запасов на ферме будет недостаточно. Вскоре и другие дети догадаются о ферме. Что она тогда будет делать? Куда пойдет за едой? Она думала, думала, думала... Её мысли превращались в мечты. Мечты о фантастическом месте, где тянутся длинные ряды... бесконечные ряды её любимых продуктов, заполненных до самого потолка.
   Посреди ночи она неожиданно проснулась. В голове вертелось только одно слово "склад... склад... СКЛАД... это то место, откуда берут товар магазины!" Как же она раньше не додумалась?! Она зажгла свечу, выбралась из постели, нашла телефонную книгу и стала водить по ней пальцем. Это продолжалось долго. Наконец, она нашла нужный раздел. Вот - подходит! Она прочитала "КАРГОСЕРВИС. Складские услуги. Склад по адресу: Николаевский просп., 16. Тел. 3-56-74".
   "Это же недалеко", - подумала девочка. - "И бьюсь об заклад, никто об этом даже не подумал!"
   В уме она уже шла по воображаемому месту с длинными рядами и нескончаемыми полками до потолка, уставленными бесконечными запасами той еды, которую она хочет найти. Она обязательно должна там побывать.
   Но она не может оставить Диму одного опять - по крайней мере до тех пор, пока не придумает какой-то план для защиты. Она решила созвать общее собрание всех своих друзей с улицы Героев и сформировать что-то вроде милиции для общей защиты. Объединившись, они смогут защищать друг друга от бандитов. Вместе они найдут много новых способов выжить, даже когда закончатся имеющиеся запасы.
   Её мысли безудержно летели и летели, пока снова не превратились в мечты. Её родители не поверили бы, если бы видели сейчас свою дочку. Они знали, что Лида сообразительная девочка, но могли ли они поверить, что она сможет выживать так талантливо и разумно? Что она научится водить машину для того, чтобы обеспечивать едой себя и брата?
   Но теперь Лида перестала быть той маленькой десятилетней девочкой, что была раньше. Теперь всё изменилось. Действуя тем самым умом, которым она когда-то получала пятерки по математике и по русскому, тем же самым умом она боролась теперь за выживание в этом новом жестоком мире.
  
  
  
   ГЛАВА 4.
  
  
   Дима вдруг захныкал и проснулся. "Наверное, плохой сон", - подумала Лида. - "Неудивительно, после всего, что случилось".
   Через минуту он снова заснул. Лиза не спала. Похоже, на улице уже светло и стрелки часов это подтвердили. Было семь часов. Она тихонько оделась и поднялась наверх.
   Вышла на улицу. Мягко пригревало утреннее солнце. Лида осмотрела дом с некоторого расстояния. Пожалуй, защиту будет несложно сделать. Но зачем это нужно? Это понятно - дети голодны и напуганы. Неудивительно, что некоторые начинают воровать у других детей. Но Лида пока не уверена, стоит ли заниматься этой защитой? Можно ли придумать что-то получше? Ей некогда тратить драгоценное время на придумывание защиты. Мысли работают быстро, планируя, что сегодня нужно сделать.
   Лида посмотрела на машину. Какая же она всё-таки умница, что додумалась до такой блестящей идеи. Будто изобрела что-то совершенно новое, хотя, конечно, это уже было придумано задолго до неё. Она присмотрелась к автомобилю. Машина была раньше бесполезна, но теперь она самое ценное сокровище, что у них есть. Её идея была намного лучше воровства!
   О, боже! Шины!!!
   От увиденного Лиду бросило в жар и в холод одновременно. Шины... спущены.
   Со слезами на глазах девочка опустилась на колени перед машиной.
   Она ощупала резину руками. Нет, шины не пробиты. Она не увидела никаких порезов или дыр. Но почему же?..
   Не могло же это случиться само по себе. Кто это сделал? И зачем? Чего они этим добьются? Хотят наказать её за то, что она привезла все эти запасы? Или просто из зависти? Она придумала эту идею. Она оживила машину и воспользовалась ею для того, чтобы привезти запасы. А они так просто и зловредно разрушили её мечту. Лучшего объяснения просто не приходило в голову. Это жестоко.
   На какое-то время Лида отключилась от реальности, полностью погрузилась в собственные мысли, пытаясь найти ответы на множество вопросов. Лишь с третьего раза она услышала, как её зовет знакомый голос:
   - Лида, я хочу есть.
   Лида заплакала:
   - Ох, Дима! Они разрушили нашу машину. Ты только посмотри на эти шины!
   Он подошел к машине и принялся изучать шины с таким спокойствием и уверенностью, которых Лида никогда в нём раньше не видела. Затем, не говоря ни слова, он зашел в гараж и вернулся с насосом для накачки шин.
   - Вот, - это было всё, что он сказал.
   Они долго промучились, прежде чем, наконец, пристроили шланг к клапану колеса. Лида и Дима менялись поочередно, качая насос. Это было очень тяжелая работа. Но через некоторое время машина стояла так же гордо, как и вчера.
   - Димочка, ты просто гений! - Эти слова зажгли его лицо сияющим румянцем, который не сходил с него на протяжении всего завтрака.
   - Сегодня я помою посуду, - сказала она ему в награду, - если ты поможешь собирать для меня некоторые вещи. Мы займемся нашим домом и сделаем его таким, чтобы все бандиты Оскольска вместе взятые не смогли сюда к нам пробиться.
   Лида мыла посуду и давала Диме указания с кухни, что нужно принести. Мальчик принес молоток, пилу, проволоку, верёвку, пустые консервные банки, картон, бритвенные лезвия и фломастеры. Он услышал, как Лида на кухне разбила стакан, и весело рассмеялся.
   Первым делом надо будет сделать систему оповещения. Лида объяснила, что будет "логично" начать именно с этого, чтобы они в любой момент могли быть предупреждены об опасности.
   - Возьми проволоку, Дима. А я возьму несколько вешалок из шкафа.
   Дима почесал в затылке и спросил:
   - А что такое "логично"?
   Новое, взрослое слово заинтересовало его. В конце концов, как главный ответственный по обороне он должен знать такие взрослые слова.
   - Не знаю, как тебе объяснить, - ответила Лида. - Часто, когда ты читаешь какое-то слово в книге, или слышишь, как его говорят вместе с другими словами, ты понимаешь смысл, хотя даже не знаешь, что означает точно это слово. Кажется вроде понятно, но ты не можешь объяснить это самому себе. Я думаю, что "логично" значит... подай-ка молоток... - Она начала забивать гвоздь в забор. - Я думаю, что "логично" означает, что вещи правильно подходят одна к другой. Как когда складываешь головоломку, ты не можешь складывать части неправильно или как... - и, обдумывая, как лучше объяснить, она закрепила конец тонкой проволоки на гвоздь, обмотав вокруг него. - Каждую вещь надо делать определенным образом. Если ты всё делаешь правильно, значит это логично. Когда шины были спущены, я просто смотрела на них и плакала. Конечно, от этого не было никакого толку. Это было нелогично. Но потом ты принес насос, потому что знал, что нужно накачать воздух. Вот это было логично!
   Объяснение сестры понравилось Диме. Он закивал головой, показывая, что понял, а всё его внимание переключилось на работу.
   Без особых разговоров они продолжили делать систему оповещения. От гвоздя на заборе Лида протянула проволоку через короткие стойки, сделанные из вкопанных в землю вешалок. Этой проволокой она окружила весь дом. Любой, кто приблизится, заденет проволоку на уровне чуть ниже колен.
   Затем, на каждой стороне дома, они пропустили проволоку через маленькие отверстия в оконных рамах. На проволоку насадили по центру жестяные банки, образовав из них целые ожерелья на каждом окне. Когда грабитель попытается вломиться через окно, он непременно порвет проволоку, висящие банки все попадают друг за другом - будет очень шумно. Это и будет сигналом тревоги.
   Чтобы завершить работу ушло несколько часов. С инструментами они оба обращались довольно неуклюже. Лида, казалось, большую часть времени проводила, просто думая, что делать дальше.
   Когда работу закончили, оба встали в сторонке, чтобы оценить сделанное.
   - Хорошая работа, Димуля. Ничего не заметно. Проволоку почти не видно. Теперь, давай посмотрим, как она работает. Дима, ты иди внутрь, стань у окна комнаты и слушай. Но ничего не трогай. И ещё, Дим, - она поспешно закричала ему вслед, - осторожно, смотри под!.. - но было уже поздно.
   Забыв обо всём на свете, в предвкушении увидеть, наконец, результат большой работы Дима стремглав побежал к дому. Естественно, зацепил ногой проволоку, прорвал её и тут же из комнаты раздался громогласный грохот падающих банок. В полном потрясении Дима обернулся и несдержанно крикнул Лиде:
   - Это было нелогично!
   - Это точно! - рассмеялась Лида, разглядывая его виноватый вид.
   "Либо я слишком хороший учитель, либо он слишком хороший ученик", - подумала она и снова засмеялась.
   - Зато наша система логична! - радовалась девочка. - Она работает! Её можно услышать даже с улицы!
   Они восстановили проволоку и повторили тест для других трех сторон дома. После небольших доработок с задней стороны, работа была закончена.
   Во время обеда Лида обсудила с братом, что они будут делать во второй половине дня. Во-первых, они сделают предупреждающие таблички:
  
   ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ
   ПРОХОД ЗАПРЕЩЕН
   ПО НАРУШИТЕЛЯМ БУДЕМ СТРЕЛЯТЬ!
  
   Во-вторых, нужно переделать дом внутри, чтобы устроить секретные схованки для надежного хранения запасов. А потом нужно будет сделать специальные ловушки для нарушителей. Дима слушал Лиду очень внимательно.
   - Система оповещения и другие вещи будут лежать на тебе, Димуля. Тебе придется проверять их каждый день. Они должны работать всё время. - После слов сестры Дима почувствовал собственную важность.
   Они принялись за работу, и к четырем часам большая часть плана была выполнена. На крыше спереди и сзади закрепили большие доски, которые держали за собой груду камней и стеклянных бутылок. Когда приблизится враг, Дима потянет за особую веревку внутри дома, которая освободит доски и вызовет обвал камней и стекла, чтобы завалить ими нарушителей.
   Лида сделала предупреждающие таблички и этим поставила последнюю точку в проделанной работе. Они убрали инструменты и пошли в дом, чтобы написать приглашения на общее собрание по вопросу создания милиции.
   Слово "милиция" нравилось Лиде, потому что её отец был милиционером. Но не совсем подходило это слово для того, что она хотела создать. Она вспомнила, как читала интересную книгу о Великой Отечественной войне. Люди, не подлежавшие призыву в армию, сами приходили в военкоматы с просьбой отправить их на фронт. Из них формировали особые военные отряды. Их называли "народное ополчение". Лиде понравилось слово "ополчение". Это люди, которые сами объединились для защиты своей страны от врага.
   Её замысел был прост. Лида хотела создать некий отряд для общей охраны от бандитов. Она хотела привлечь к этому делу соседских детей и надеялась, что они, кроме того, принесут на собрание и собственные идеи. Всё должно получиться. Собрание можно провести на улице напротив дома Юли Хорьковой в два часа дня в пятницу. В приглашении Лида пообещала угостить всех чем-то вкусненьким.
   Сначала Лида отправилась к Юле. Она хотела доставить первое приглашение именно ей. Признаться, Лида немного волновалась. Будто собиралась встретиться с новым другом. Когда началась эта ужасная эпидемия и потом, когда все закончилось, у детей совершенно не было времени поиграть вместе.
   Шесть лет назад, когда Лида только переехала с семьей на улицу Героев, они стали лучшими подругами с Юлей Хорьковой. Но после эпидемии они почти не виделись, лишь иногда случайно замечали друг друга в окнах напротив.
   Дверь открыл Сашка:
   - Что тебе надо, Лида? - спросил он довольно грубым тоном.
   - Я хочу поговорить с Юлей. - Ей стало интересно, почему он так раздражен. Может быть, чувствует себя новым мужчиной-хозяином дома в свои десять лет. Или слишком достает жизнь с двумя младшими сестрами? От этой мысли она улыбнулась.
   - Что смешного? - резко спросил мальчик.
   Поборов свою улыбку, она ответила:
   - Ничего, Саша. Ты позовешь Юлю? Пожалуйста.
   - Она заболела. Можешь подняться в её комнату. - Он пропустил Лиду в дом.
   В доме ужасно воняло, а выглядело - и того хуже. Их английский сеттер по кличке Дэн жил вместе с детьми в доме и, судя по всему, никто не хотел утруждать себя уборкой собачьих какашек. Фактически, никто здесь не занимался вообще никакой уборкой. Кухня имела невообразимый вид, чем-то напоминая поле Куликовской битвы.
   С трудом пробравшись через горы мусора и всякого хлама, Лида вошла в комнату Юли. Девочка лежала в своей постели, глаза открыты, ничего не делает. Книга сбоку наводила на мысль, что Юля занималась сегодня только чтением.
   - Привет, Юля. Что с тобой?
   - О... привет, Лида. Я чувствую себя как-то плохо. Когда я встаю, у меня кружится голова. Я не знаю, что со мной. - Её голос был очень слабым.
   Пытаясь чем-то помочь, Лида сказала:
   - Мне кажется, тебе не хватает витаминов. Тебе нужно принимать витамины.
   Юля нехорошо сверкнула глазами:
   - Лида, твоя семья всегда была помешана на таблетках. Витамины - пустая трата времени.
   - Юля, я помню, что твоя мать обычно так и говорила тебе. Но то было раньше, когда она была с тобой и хорошо тебя кормила. А чем вы питаетесь сейчас? Я думаю, ты должна...
   Она тут же замолчала, увидев на глазах Юли слезы. Моментально вспомнила свои слова и поняла, что зря упомянула слово "мать", после которого Юля заплакала.
   - Извини, Юля. Я просто пыталась помочь.
   Но Лида не угадала. Резкими, нервными словами Юля объяснила ей, что они по-настоящему голодают. Она заплакала из-за слов о еде. Лида также предположила, что этим вызвано и плохое настроение у Сашки.
   - Саша каждый день проводит на улице, но не может найти никакой еды. С прошлой пятницы мы питаемся одними карамельками и сухарями. - Она добавила, скривившись в улыбке. - Никогда не думала, что скажу это, но я ненавижу карамельки.
   - Почему ты не попросила меня, Юля? Я бы тебе помогла. Я помогу тебе. Я сейчас вернусь. Хочешь, я быстро сделаю суп из пакетика? У меня нет твоего любимого с курицей и лапшой, но... - Лида поспешила к двери.
   - Минуточку, Лида... Сначала, я должна тебе кое-что сказать. - Юля заметно нервничала и выдерживала длинную паузу перед тем, как продолжить.
   - Причина, почему мы не пошли к тебе, в том... ну, э-э-э... ты понимаешь... - и она опять замолчала.
   - Не поняла тебя, Юля. Что случилось?
   - Ну, - Юля с трудом подбирала слова, - мы не могли попросить о помощи тебя. Как мы могли это сделать?.. После того, как украли у тебя... Лида, прости меня. Я не могла их остановить.
   Лида в шоке остолбенела. Чувствовала себя так, будто её ударили мешком из-за угла. Не веря услышанному, она спросила:
   - Ты что, имеешь в виду... что вы были вчера с бандитами, которые украли наши запасы... а потом избили Димку? - Она не могла поверить, что это правда.
   - Не совсем так. Я была здесь в постели. Я знала о том, что случится. Я хотела их остановить. Но я не сделала этого. Я так виновата перед тобой... и я действительно прошу прощения, Лида. Ты простишь меня?
   Лида не ответила. Вместо этого спросила:
   - Как ты об этом узнала?
   - Та банда с Девятки - они были вчера в Лесопарке. Они видели, как ты ездила на машине и привозила еду. Ромка Чернов пришел к нам в дом и попросил Сашку, чтобы он помог украсть вещи из твоего двора. Сашка давно хочет присоединиться к той банде, потому что не знает, что он ещё может сделать. Но он не хотел красть у тебя, Лида. Ромка сказал ему, что у него нет выбора. Либо он поможет ему, либо никогда не попадёт в банду. Поэтому он пошел на это... и я знала об этом. Прости меня.
   Лида видела, что Юля говорит искренне.
   - Вот что, Юля. Что бы ты ни делала, не позволяй Сашке водиться с той бандой. Нет ничего хуже, чем начать делать неправильные вещи. Не позволяй ему. Есть лучшие способы выжить. И не надо будет причинять никому боль.
   Выдержав короткую паузу, Лида сказала:
   - А теперь я пойду сделаю суп, пока ты поговоришь с Сашкой. Кстати, почему у вас нет еды, если вы... они... украли вчера все наши запасы?
   - Это правило банды, - ответила Юля. - Новые члены банды должны поучаствовать как минимум в трёх вылазках. Только потом с ними будут делиться. Сашке предстоит выйти с ними ночью в восемь вечера на вторую вылазку.
   Лида прошла мимо Сашки по пути на выход и сказала приказным тоном:
   - Твоя сестра хочет поговорить с тобой... сейчас же!
   Когда Лида вернулась с пакетом продуктов, они всё ещё кричали наверху - в комнате Юли. Спор прекратился, когда они услышали хлопок входной двери.
   Лида поднялась по лестнице и вошла в комнату. В тот же момент Сашка обратился к ней:
   - Нам нужна еда, но я не могу ничего найти. Я искал целыми днями. Уже просто ничего не осталось. В банде мне пообещали, что у нас будет еда, если я присоединюсь к ним. У меня нет другого выбора.
   - Да ты что, Сашка? Как это нет выбора? - прервала Лида. - Нет выбора, кроме как украсть у малолетнего Димки и меня, чтобы поесть самим? Ты думаешь, я этому поверю? Если бы ты не занимался ерундой, то давно бы что-нибудь придумал. Прямо сейчас, в эту минуту я могу дать тебе с десяток идей, с помощью которых ты будешь есть сколько влезет, пока не состаришься и не потолстеешь. И ни одна из этих идей не говорит о том, что нужно у кого-то что-то красть! Но я не собираюсь помогать никому, кто хочет жить, воруя у меня!
   - Но постой, Лида! - взмолился Сашка. - Мы были напуганы. Мы думали, что умрем. Юля заболела. У нас не было еды. И не было никого, кто бы позаботился о нас. Мы и сейчас боимся. Мы голодаем, ты же знаешь. Это моя работа - сохранять нам жизнь. И я сделаю что угодно, чтобы...
   - Что угодно??? - ужаснулась Лида. - Даже если тебе придется бить других детей? Послушай, Саша, ничто этого не оправдывает. И меня не волнует, как вы были напуганы!
   Лида рассердилась и удивилась сама себе, что может так говорить. То, что она говорила, не было для неё чем-то новым. Она это слышала много раз раньше из разных источников. Но теперь она действительно понимала, почему это так важно. Она и Дима тяжело работали и гордились тем, что жили за счет собственных усилий. Когда кто-то говорит, что его голод дал ему право отбирать у других - это просто бесит.
   - Я не буду вступать в банду, Лида, - пообещал Сашка.
   - Извини, Саша, но я тебе не верю. И я не дам вам большой помощи. По крайней мере, пока. Хочешь совет? Есть места, где ты можешь найти запасы. Я отвечаю за свои слова. Прекращай себя винить. Возьми себя в руки. Хорошенько подумай сегодня вечером - и ты сам сообразишь, где искать запасы. А если вы не хотите больше бояться, приходите в пятницу на общее собрание. Мы обсудим план, который поможет нам всем.
   Лида подошла и вручила ему приглашение:
   - Другими словами, Саша, пользуйся своей головой. Я знаю, как трудно это должно быть для тебя, - сказала она с кривой улыбкой. - Но ты подумай! И тогда ты сможешь реально позаботиться о вашей семье. - Лида закончила.
   Юля молчала. Она слушала, удивленная тем, что её старая подруга говорит с ними так - будто это говорит взрослый человек. Интересно, как Лида могла так быстро измениться.
   Лида сказала, не глядя на Сашку:
   - Саша, там внизу на лестнице пакет с продуктами. Я оставляю его, потому что Юля моя подруга.
   Лида ушла.
   На улице, пока разносила другие приглашения, Лида оправдывалась перед собой за Юлю: "Она была больна. Да и что она могла сделать?" Она знала ответ на этот вопрос, но просто не могла забыть их старую дружбу.
   В доме Клычковых Лида увидела похожую картину. Шуре было одиннадцать, а её брату Сергею - двенадцать лет. Вся их семья умерла вместе с эпидемией. У них не было еды и, в отчаянии, Сергей тоже планировал вступить в Банду Девятки. Лида убедила его подождать до собрания, прочитав ему ту же лекцию, что и Сашке.
   Коля Берфман был самым старшим в квартале. Ему было почти тринадцать, эпидемия его, к счастью, не зацепила. Он и его шестилетняя сестра Лена жили в угловом доме, где с улицей Героев пересекалась улица Чехова. Эта улица вела к микрорайону с девятиэтажками. Именно там зародилась Банда Девятки.
   Берфманы жили немного лучше, чем другие дети. Коля знал довольно много о садоводстве и рассказал Лиде о своих планах на весну. А до весны предположил, что у них будет трудное время.
   В доме Жени Хлякиной жили по меньше мере восемь осиротевших ребятишек. Это, не считая её собственных младших сестер Кати и Марины. В основном, всем не больше пяти лет. Жене было одиннадцать.
   Перед уходом Лида сказала те же слова, которые говорила перед этим во всех других домах:
   - Пожалуйста, подумайте о том, как нам всем вместе лучше защищаться. Мы должны найти способ защитить себя от бандитов. Мне нужны новые идеи.
   Той ночью свеча погасла рано, но воск ещё был теплый, когда Дима попросил рассказать ему новую сказку. Он опоздал - любимая рассказчица уже крепко заснула.
  
  
  
   ГЛАВА 5.
  
  
   Время до пятницы прошло в бесконечных хлопотах и беготне. С раннего утра до позднего вечера Лида и Дима боролись с проблемой нахождения и сохранения еды. Выживание - вот, что заботило их всё время.
   Наступила зима. Дни были короткие, и приходилось спешить, чтобы всё успеть, пока светло. Лида мечтала о теплой весне, когда дни станут короче и прекратятся холода.
   Но постоянная работа и борьба за жизнь нисколько не тяготила. Лида ловила себя на мысли, что ей просто интересно думать и находить решения сложных проблем. С каждой новой проблемой, её решение находилось проще и быстрее, чем у предыдущей. Лида приобретала новые навыки и уверенность в своих способностях. Она наслаждалась этим новым чувством.
   В тот день её мысли были заняты одним вопросом - будущим собранием. Что они могут сделать? Лида вспомнила, как раньше с друзьями они пытались создавать какие-то клубы или что-то вроде того. Они так играли. Всё было понарошку. Обычно всё это кончалось несерьезным хихиканьем или всеобщими перебранками по поводу того, кто будет президентом. После одного-двух собраний такие "клубы" распадались. "Но собрание по вопросу создания ополчения является очень важным и я должна подготовиться к нему, составить план, сделать так, чтобы всё получилось".
   Лида решила отменить свои поездки за запасами в этот день и готовиться к собранию. "Готовиться?" - Она засмеялась сама над собой. - "Докатилась, что сама себя заставляю делать домашнее задание!" Но она понимала, что собрание очень важно для всех ребят с улицы Героев. На этом собрании они должны договориться и спланировать что-то вроде "правительства".
   Но с "правительством", пожалуй, она слишком далеко зашла. В первую очередь, она и другие дети должны решить проблему выживания. Вот главный вопрос, который будет стоять на собрании. Они должны спланировать для себя еду и безопасность. Им нужно создать ополчение. Безопасность - это самая главная задача для любого дела.
   Ей также придется объяснить всем собственную идею насчет того, чтобы с приходом весны заняться сельским хозяйством. Да, конечно, она поделится своими мыслями по поводу ферм и оптовых складов - но не бесплатно! Да, она поделится этой информацией, но только в обмен на ополчение... Сначала они должны будут ей это пообещать. Если они все вместе смогут объединиться ради общей безопасности, то будут более свободны в том, чтобы планировать себе еду на следующий день.
   Но, что если они не захотят никакого ополчения? Что, если они слишком тупы, чтобы понимать, насколько это важно? А что, если они пообещают ополчение ради получения еды, а потом откажутся от своего обещания? Нужно попытаться. Слишком важен этот шанс. Лида поняла, как нужно проводить собрание. Она придумала для себя секретную стратегию. Когда она приготовила, наконец, последнюю порцию попкорна, её план был продуман и отрепетирован до мелочей. Лида готова действовать.
   Она выторгует ополчение в обмен на "личные права" для жителей улицы Героев - хотя она и не понимала ещё, почему это так важно: быть независимым от других.
   Дети уже собирались на улице. Брат и сестра вышли из дома. Дима нес в руках огромную лохань с попкорном и кувшин с растворимым апельсиновым напитком. Лида взяла пластиковые стаканчики, а также большой брезентовый чехол, завязанный на верхушке.
   С самого начала Лида понимала, что это собрание не будет походить ни на что другое, тем более на те смешные игрушечные "клубы", которые были в прошлом. Детям, которые сегодня собираются, не больше двенадцати лет, но все они очень серьезны. Все понимают, что на кону стоят их собственные жизни.
   Особенно Лида понимала всю важность предстоящего собрания. Её тайная стратегия была готова.
   Дети быстро выстроились в беспокойную, живую очередь - каждый за своей порцией попкорна. И, разумеется, за стаканчиком сладкого напитка.
   Когда угощение закончилось, Лида почувствовала хорошую, тёплую атмосферу для начала собрания и обратилась к присутствующим:
   - Вчера мой брат Дима был избит и ограблен Бандой Девятки. А сегодня они могут побить и ограбить уже кого-то из вас...
   Лида выдержала многозначительную паузу и продолжила:
   - Я созвала это собрание, потому что я думаю, что мы должны придумать какой-то план, чтобы защитить себя... Я думаю, что нам нужно иметь армию добровольцев для того, чтобы защитить нашу свободу. Во время Великой Отечественной войны такие отряды называли "народное ополчение". Нужно сделать так, чтобы в каждом доме был звуковой сигнал типа колокола или звонка, чтобы в случае атаки каждый мог предупредить остальных. Тогда мы все сможем быстро собраться и отпугнуть бандитов. По одному человеку может оставаться в каждом доме, а все остальные придут на помощь тому дому, на который нападают. Каждый дом должен иметь разный сигнал, чтобы мы знали, куда спешить на помощь. Дима может, к примеру, громко протрубить на трубе. Это будет условный сигнал для нашего дома. А вы тоже можете придумать какой-то громкий сигнал, каждый для своего дома. Один человек может выступить добровольцем, чтобы быть главным по организации оружия и составлению планов обороны. Думаю, это должен быть мальчик постарше, например Сережа Клычков мог бы поработать над планом обороны и быть нашим "генералом"...
   Лида опять выдержала паузу:
   - Это моё предложение. У вас есть какие-нибудь комментарии?
   Дети некоторое время ошарашено смотрели на Лиду. Они с трудом узнавали ту знакомую девочку, которую так хорошо знали раньше. Её речь звучала отрепетированной, но в знакомом голосе дети слышали что-то совершенно новое, необычное.
   Какое-то время все молчали, переваривая услышанное.
   Затем сказал Коля:
   - Я думаю, что ты зря так волнуешься, Лида. Кого-нибудь ещё кроме тебя беспокоили бандиты?
   Никто не ответил.
   Лида хотела ответить, но подумала: "Нет, пусть они немного поспорят. Затем, снова придет моя очередь".
   Сашка сказал:
   - Я думаю, что нам надо тоже сделать банду. Нашу собственную банду. Ни у кого из нас уже нет еды. Уже нет никакой еды. Мы можем только забрать её у других. Мы дураки, что не создали раньше нашу собственную банду. Если мы будем тупо ждать, другие бандиты будут всё контролировать, а нам ничего не достанется. А потом, они подчинят нас своей власти. Мы будем голодать, если просто будем ждать их атак. Я говорю, нам надо сделать это самим.
   Лида многое хотела сказать по этому поводу, но заставила себя промолчать.
   - Я думаю, Лида права, - сказала Юля.
   "Ах, Юля", - подумала Лида. - "Теперь я тебя точно прощаю".
   Сергей долго кивал, когда говорил Сашка, а теперь начал говорить сам:
   - Дело в том, что у нас уже нет никакой еды. И Саша правильно сказал. Нет никакой еды, кроме той, что осталась у богатых детей. У их родителей были кладовки полные консервов, которые они бы никогда не съели. Вчера я видел Жанну Лескову. У неё дома автономное электричество и бассейн с подогревом. Я клянусь, что у неё есть большой запас всяких продуктов. Почему бы нам ни забрать их до того, как это сделает Девятка? Это несправедливо. Почему они должны иметь всю эту еду, когда у нас нет никакой?
   Лида подумала: "Ладно, теперь у нас есть два "генерала", которым нельзя доверять. Сергея и Сашку можно отбросить". Но она пока молчала. Она ждала, что скажет Женя. Лида уважала Женю.
   Но вместо неё заговорил Коля:
   - Я думаю, что мы можем заняться выращиванием еды. Мы можем делать это уже сейчас. Нам не нужно ждать весны. Я сделаю теплицу. Это такое застекленное помещение, в котором мы можем выращивать овощи даже зимой. Мы можем прожить на овощах. Я знаю, потому что мой папа рассказывал мне о вегетарианцах. Они никогда ничего не едят, кроме овощей. Мы сможем вырастить достаточно, чтобы жить.
   "Так, теперь мы куда-то движемся", - подумала Лида. Она надеялась, что Коля скажет что-нибудь ещё.
   Но заговорила Женя:
   - Ну и что с того, что ты вырастишь еду? Ты собираешься делиться ею с нами? А если будет плохой урожай, кому тогда кроме вас достанется то, что вырастет?
   - Этим займусь я и моя сестра Лена. Но почему вы не можете делать то же самое? Я не возражаю, чтобы научить вас. Со всеми этими детьми, что у тебя, ты имеешь больше рабочих рук и, следовательно, сможешь вырастить больше.
   Дискуссия уходила в сторону от вопроса ополчения. Дошло до того, что кто-то предложил построить церковь:
   - Моя мама говорила мне, перед тем как умерла, что Великая Эпидемия - это божья кара! Я думаю, нам надо молиться, а не сражаться. Бог не любит, когда плохо себя ведут и дерутся. Если мы будем молиться Всевышнему, я думаю, что он нас спасет. Он поможет нам найти еду. А может даже он сделает так, что бандиты оставят нас в покое.
   Кто-то ещё сказал, что им нужно попробовать найти друзей в Банде Девятки.
   А ещё кто-то предложил, что хорошо бы просто договориться напрямую с Романом Черновым - главарем Банды Девятки:
   - Мы дадим им еду из твоих запасов, из твоих секретных хранилищ, Лида, а они будут нас защищать. Зачем нам заморачиваться всеми этими проблемами и создавать ополчение?
   Теперь пришел черед говорить Лиде:
   - Мы можем использовать мои запасы? Мои секретные хранилища??? Ого, какая классная идея! Нет уж, спасибочки. Я сама буду решать, что делать с моими запасами! Вы не возражаете, а?
   Она заметила, что снова выходит из себя. Пришло время для её стратегии:
   - Вы все беспокоитесь насчет еды. Вы говорите, что уже ничего не осталось, поэтому вы хотите основать собственную банду воров или построить церковь. Но я могу вам подсказать множество других вещей, которые вам нужны кроме еды. Как насчет лекарств, аспирина? Бинты и бактерицидный пластырь? Мыло? Спички? Свечи? Уголь? Туалетная бумага? Антибиотики? Витамины? Семена для твоей теплицы? Где вы собираетесь их красть, когда каждая семья уже использовала свой запас? Что хорошего принесет вам воровство потом или сейчас?
   Лида полезла рукой в свой пакет и достала оттуда по образцу каждой вещи, которую она назвала. Потом она достала бутылку "Кока-Колы":
   - Кто хочет одну из таких бутылок?
   Она вытащила полную ладонь карамелек:
   - А кто хочет это?
   А потом она бросила на землю десять пакетов семян разных овощей - морковь, кукуруза, тыква, фасоль, помидоры и другие. Она показала достаточно. Глаза собравшихся детей расширились так, будто они смотрели на сокровища.
   - Я знаю, - продолжала Лида, - где достать сотни и тысячи таких вещей. В моём доме их полно. И это не потому, что я везучая или какая-то особенная. И не потому, что я хорошо дерусь или отбираю вещи у других детей. А это потому, что я решила пользоваться своей головой вместо того, чтобы плакать или заниматься созданием банд воров!
   Она ещё не закончила:
   - Но я не собираюсь делиться. Не поделюсь ни одной единственной вещью. Вы можете напасть на меня, если хотите, но я сожгу это всё прежде чем позволю стаду воров завладеть всем этим...
   В её планы не входило быть сердитой. Лида постаралась смягчить свой голос. Это заняло какой-то момент:
   - Коля прав. Скоро мы сможем выжить, научившись выращивать еду. А до того момента нам помогут выжить мои источники. Но я не поделюсь ни одной вещью, пока мы не заключим единогласную сделку о создании ополчения... Прежде, чем вырастет Колин сад, или, начнут работать мои идеи, мы должны обеспечить безопасность себя и того, что мы делаем. Мы должны иметь защиту от бандитов. Скоро закончатся вещи, которые можно красть, и они придут к нам. Если мы будем умными, мы научимся выращивать еду и делать вещи. А также мы научимся, как выживать без того, чтобы забирать что-либо у других. Но нам нужна защита. Нам нужно ополчение. Это даст нам больше времени, чтобы использовать наши головы. Я поделюсь моими знаниями с теми, кто поддержит ополчение.
   Она закончила. Кажется, её стратегия работает. Никто не возражает. Все думают.
   - Ещё кто-то хочет поспорить? - спросила Лида, зная, что желающих нет.
   - Тогда, - продолжила она, - я прошу голосовать. Все, кто обещает поддержать создание ополчения, выйдите ко мне. А кто против, отойдите к Лесопарку.
   Они все вышли к Лиде. Сделка свершилась.
   - Коля будет командиром ополчения, - сказала Лида. - Мы соберемся здесь завтра в четыре часа, и Коля представит нам свой план для нашей обороны. Я помогу тебе, Коля. У меня есть некоторые идеи. Если у кого-то ещё появятся предложения, пожалуйста, давайте их Коле до собрания. Также, пусть каждый дом решит, какой звуковой сигнал он будет использовать для оповещения об опасности. Завтра договоримся об этом на собрании.
   Собрание завершилось. Кто-то из детей спросил Лиду, будет ли завтра попкорн. Она улыбнулась и сказала, что обязательно будет.
   Ополчение улицы Героев было сформировано.
  
   * * *
  
   Той ночью Лида долго не могла уснуть. Её разум был наполнен идеями. Где-то посередине её мысли были прерваны:
   - Что такое стратегия? - спросил Дима.
   Она слишком устала, чтобы быть уверенной, но ответила:
   - Стратегия - это план твоих действий, который ты знаешь, что будет работать. Если он работает, то этот план логичный.
   Слово "логичный" помогло ему сообразить, и он спросил:
   - Какой у тебя был план на собрании?
   Она объяснила, что принесла попкорн, чтобы завоевать доверие других детей. И рассказала также о том, что позволила им выговориться, прежде чем подвести к заключению сделки - еда в обмен на добровольное ополчение. И в конце, чтобы убедить их в том, что говорила, она показала содержимое мешка в качестве доказательства.
   - Чтобы быть свободным, тебе нужна защита от людей, которые хотят контролировать твою жизнь. Никто не должен тебе говорить, как работать. Никто не должен забирать то, что ты заработал.
   Но она слишком устала, чтобы говорить что-то ещё:
   - Спокойной ночи, Димочка. Завтра у нас будет много дел.
   Прежде чем успокоить свои мысли, Лида вспомнила нечто ещё важное.
   После эпидемии, она игнорировала своих друзей и соседей. Она и Дима закрылись в своем собственном мирке, и теперь она видела, насколько это может быть опасно.
   "Они не понимают всё так, как я", - подумала Лида. - "И я должна больше встречаться с ними, иначе потеряю всё, ради чего работала".
   Она вспомнила комментарии Сашки. Комментарии Сергея и Женьки. То, что они говорили, доказывало, что её идеи не являются очевидными для каждого. После того случая с нападением Банды Девятки, когда её обманула лучшая подруга, Лида осознала, что она должна быть частью их общества. Или, по крайней мере, держать свои глаза и уши открытыми, чтобы построить их общину в такую, которая сможет защитить собственную свободу.
   "Все блестящие идеи мира будут бесполезными, если мир рушится вокруг меня, и я единственная, у кого можно украсть".
  
  
  
   ГЛАВА 6.
  
  
   Лиде нужен был серьезный союзник, которому она могла бы доверять:
   - Ты поедешь со мной сегодня за запасами, Коля? Мы можем поговорить об ополчении, пока едем.
   Он не ответил.
   - О, кстати, - продолжала девочка, - ты можешь взять список вещей, в которых нуждается твоя семья, потому что сегодня я думаю мы найдем золотой Клондайк. Я имею в виду место, где есть все виды запасов. Почти всё, что нам нужно.
   Она применила правильные слова. Он согласился.
   - Увидимся в девять.
  
   Она приблизилась к Коле. Мальчик стоял у машины и заметно нервничал.
   "Что это с ним?" - удивилась Лида.
   Казалось, он совсем не замечал девочку. Его глаза уставились на помятый и поцарапанный корпус её старенького, видавшего виды "Форда".
   - Эта бедная машина прошла через многое, - улыбнулась Лида, - но теперь я хороший водитель. Вот увидишь!
   Её слов было недостаточно, чтобы переубедить его. "Он, наверное, начитался всяких сопливых историй о женщинах-водителях", - предположила Лида, заметив краем глаза, как он сражается с ремнем безопасности, пытаясь его пристегнуть. - "Я ему покажу сопливых!"
   Она максимально сконцентрировалась на том, чтобы вести машину безопасно и ровно по дороге. За всё время ни одной царапины!
   - Всё ещё беспокоишься о том, как я вожу?
   - Просто чуть полегче, Лида! - Бледность частично спала с его лица.
   - У меня уже есть один очень хороший источник запасов. Он может иметь достаточно еды для жизни целого квартала до самой весны, но я не уверена. - Лида говорила о фермах на Северном шоссе. - А сегодня мы едем, чтобы проверить ещё одну идею, которая у меня есть. Если я права насчет этого, мы найдем настоящее сокровище. Это еда и запасы, которые позволят жить годами. Там должны быть также и другие важные вещи, такие как лекарства и инструменты... Но сначала, Коля, ты должен мне пообещать, что будешь хранить мою идею в секрете. Помнишь что значит фраза - "совершенно секретно"? Ты можешь использовать секретные места, чтобы брать запасы, которые нужны для твоей семьи, если поможешь мне с моими поездками. Я хочу быть тем человеком, который решает, как распределять запасы с другими детьми. Но перед этим я должна быть уверена, что они действительно поддержат ополчение. Идёт?
   - Идёт, только скажи мне, куда мы едем? Я не могу оставлять Лену надолго... и, пожалуйста, помедленнее, Лида. Ты только что чуть не врезалась в телеграфный столб!
   "Какой большой ребеночек", - подумала она. - "Я даже не приближалась к столбу".
   - Хорошо... сегодня мы попытаемся найти... - Она всё ещё колебалась, не доверяя мальчику. - Ты обещаешь мне, Коля, хранить этот секрет? Неважно, что случится, ты обещаешь?
   Он пообещал и она поверила ему. В конце концов, какой выбор у неё остается? Она не сможет очень легко совершать поездки в одиночку. Кроме того, это будет небезопасно для неё - отсутствовать подолгу. Если у неё будет помощник, она сможет сократить время каждой поездки наполовину. И будет классно иметь с собой мальчика для защиты... даже если это всего лишь Коля Берфман.
   Лиде пришла важная мысль:
   - Я хочу, Коля, чтобы ты мне пообещал ещё кое-что. Если со мной что-нибудь когда-нибудь случится, пожалуйста, пообещай, что позаботишься о Димке. Это справедливая сделка. Мои секретные места дадут тебе много еды, чтобы выжить. Всё, что тебе нужно сделать, это хранить мой секрет и быть ответственным за Диму, если ему когда-нибудь понадобится помощь.
   - Конечно, договорились. Я буду твоим страховым полисом для Димы. - Они оба улыбнулись от забавной мысли, а Коля добавил. - Теперь, пожалуйста, расскажи мне о твоей большой идее.
   - Ладно... мы едем, чтобы попытаться найти оптовый склад фирмы "Каргосервис" на Николаевском проспекте. Если я права, там миллионы вещей, в которых мы нуждаемся. Разве ты не согласен, что если есть такое место, в котором хранится огромное количество еды и запасов, то это может быть только оптовый склад!
   - Да, я думаю, что ты права, Лида. Это классная идея! Но, как ты догадалась об этом? - Он захотел сделать ей комплимент.
   - Я не помню точно, - ответила она.
   - Осторожно, Лида! - Он сказал это вовремя, и она успела свернуть, чтобы не сбить бродячую собаку.
   Они ехали к центру города, медленно и в тишине. Они оба смотрели на улицы, по которым проезжали. Но не было ничего. Никакого признака жизни, кроме бездомных собак и кошек. Интересно, куда делись здешние дети? Может, они перешли в другие места? Магазины и предприятия по Николаевскому проспекту были разорены.
   Какой образ жизни теперь ведут те дети, которые здесь остались? Как они учатся выживать? Когда-нибудь, когда будет более безопасно, они смогут отправиться, чтобы хорошенько осмотреть этот район, но не сегодня.
   На пересечении со 2-й Заводской улицей Лида и Коля остановились, чтобы посмотреть карту. Над перекрестком возвышался погасший навсегда светофор.
   С дороги было тяжело читать номера на домах. Наконец, они заметили на одном из зданий небольшую вывеску "КАРГОСЕРВИС. Складские услуги". Приехали!
   Коля удивился, когда увидел, что Лида проехала чуть дальше и свернула на боковую улицу. Она объяснила, что важно скрыть цель их прибытия, покружив вокруг по второстепенным улицам к задней части здания. Движущийся автомобиль наверняка привлечет внимание и будет глупо привести бандитов прямо к её сокровищу.
   Её сердце бешено застучало. Лида с трудом сдерживала слезы при виде склада. Его разбитые окна служили доказательством того, что она была не первой, кто подумал об этой идее.
   - Не такая уж ты и умница, как оказалось, - сказала она разбитым голосом, с трудом сдерживая слезы. Её уверенность в будущем пошатнулась. Рассерженная, она развернула машину назад.
   - Что ты делаешь, Лида? Разве ты не хочешь заглянуть внутрь после того, как мы проехали весь этот путь?
   Но она уже поехала прочь.
   - Стоп, Лида. Вернись. Мы должны хотя бы посмотреть!
   Лида остановилась и ошарашено смотрела на Колю в течение минуты. Наконец, она сказала:
   - Извини, Коля. Ты прав. Я думаю, что будет глупо, если мы хотя бы не посмотрим. Мы вернемся.
   - Посмотри на верх этого здания, Лида. Это просто старая фабрика. Окна разбиты так же, как во всех зданиях вокруг. Может, те дети просто развлекались, бросая камни в окна, и никогда не заглядывали внутрь. Двери всё ещё закрыты!
   Она развернула машину и пулей примчалась обратно на задний двор склада. Прежде чем Коля успел расстегнуть ремень безопасности, Лида уже подбежала к двери здания. Она была плотно закрыта. Отлично! И не было никаких признаков проникновения внутрь ни в одном из нижних окон. Отлично! Она подняла большой кирпич и побежала вдоль стены к ближайшему окну.
   - Подожди, Лида! - закричал Коля ей вслед. - Не разбивай здесь! Большая дыра в окне обязательно заинтересует других детей.
   - Сам хоть не кричи, - сказала девочка, поднеся палец ко рту.
   Коля подошел. Лида сказала:
   - Ладно, как насчет одного из тех окон повыше и за кустами?
   Он кивнул, и тут же они принялись выбивать стекло в большом окне.
   - Теперь, Коля, иди к багажнику машины. Вот ключи. Достань коробку с инструментами. Нам остается перепилить эти прутья.
   Коля был поражен её коллекцией инструментов и ещё больше поражен тем, что Лида спланировала всё наперед так тщательно.
   Дети принялись энергично пилить один из стальных прутьев. Пока Коля пилил, Лида пыталась рассмотреть, что внутри здания:
   - Я вижу ряды и ряды больших коробок. Я не могу сказать, что в них, но я уверена, что никто ещё не был внутри до нас...
   Это заняло по меньшей мере час, чтобы перепилить основной прут в двух местах.
   Коля проскользнул первым сквозь проем между вертикальными прутьями, а затем помог Лиде.
   Боже, какие сокровища они увидели! Казалось, здесь есть всё, что им когда-либо может понадобиться. Сначала они шли совершенно молча, не в силах поверить своим глазам. Они нашли больше, чем просто еду. Здесь были инструменты, книги, лекарства, одежда, спички, свечи, древесный уголь в брикетах, фонари, батареи, бумага, картон, консервные ножи, мыло и много-много-много всего-всего...
   В течение следующего часа они пробирались сквозь гигантские проходы. Мощный луч их нового фонаря разрезал темноту далеко вперед. Они никогда не забудут этот час. Никогда.
   Вскоре они начали перебегать из ряда в ряд.
   - Коленька, посмотри... выше!
   И он увидел сто... нет, тысячу огромных ящиков с бутылками всевозможных газированных напитков - уложены друг на друга повсюду до самого потолка. Сколько сотрудничества она сможет "купить" с помощью всех этих бутылок!
   - Коль, поди сюда! - И они долго играли, пытаясь отгадать, как много упаковок подсолнечного масла содержится в ящиках возле автопогрузчика.
   Лида взволнованно запричитала:
   - Я никогда не думала, что может быть так много сухих супов в целом мире, Коля. Эй, я придумала хорошую сделку с тобой. Ты можешь забирать все эти банки с морской капустой, а я позабочусь об этих супах с курицей и лапшой.
   Она очень удивилась, но Коля согласился. "Странный ребенок", - подумала она, - "наверное, он действительно любит морскую капусту".
   При виде всей этой еды вокруг, оба почувствовали голод.
   - Сюда, Лида, - позвал Коля. Они разделили банку маринованных груш. Лида взяла упаковку картофельных чипсов из огромного ящика, в котором таких упаковок было очень много, а вокруг - ещё больше таких ящиков. Они очень вкусно пообедали грушами, чипсами и хорошенько запили "Фантой". Коля открыл вторую банку груш. Ели руками, груши были мокрыми и липкими. Ребятам стало весело.
   Пока ели, дети разговорились о потенциале Секретного Места, как они его назвали, и о том, какими способами они должны переместить товары отсюда в более безопасные тайные места. Выше всего на свете они должны сохранять это место в секрете. Коля теперь полностью осознал, насколько это важно.
   Лида подытожила их план:
   - Итак, мы заберем все баночные консервы. Я имею ввиду каждую банку. Они могут храниться долгое время, как минимум год, я уверена. Согласен? Сухие завтраки и упакованные продукты типа порошкового молока не могут храниться вечно. Поэтому мы возьмем их только чтобы продержаться на них до весны.
   Подумав, она продолжила:
   - Нам нужно найти несколько разных мест, в которых можно прятать запасы, на тот случай. Если какое-то одно из таких мест будет обнаружено, останутся другие места. Мы поместим запас разных продуктов в разных местах.
   Они определили шесть главных мест для схованок, в которых другие дети вряд ли будут искать: пустой ангар городского аэропорта, старая силосная башня на ферме у Северного шоссе, подвал мебельного магазина "Комфорт" и помещения трех котельных Оскольска.
   Но когда их план полностью сформировался, радость и веселое возбуждение отступили перед реальностью тяжелой работы и опасностью, с которой они могут столкнуться. Они согласились, что их бесконечные поездки следует проводить ночью в полной темноте - без включенных фонарей автомобиля на долгом пути по Николаевскому проспекту. Это казалось пугающе.
   - Лида, собрание по вопросу ополчения начнется через час. Нам лучше поспешить.
   Они бросились наполнять машину вещами, которые никогда больше не думали найти: жевательная резинка, фонари с батареями, шоколад, попкорн, газированные напитки, леденцы.
   - Коля, теперь ты веди машину домой, - сказала Лида и тут же села на правое сиденье, оставив мальчику место за рулем.
   Такая перемена сначала напугала его, но мальчик постарался этого не показать.
   Чтобы облегчить ему задачу, Лида сказала:
   - Способ, которым я научилась водить, очень прост. Я запомнила слова, которые мой папа говорил снова и снова, когда учил мою мать вождению. Он говорил их так много раз, что я выучила эти слова наизусть.
   Лида начала повторять вслух по памяти указания по вождению, пока Коля выводил машину медленно и неуклюже с заднего двора склада:
   - Посмотри вокруг... отпускай тормоза... полегче на газ...
   Машина устремилась вперед и сбила с пути мусорный бак возле склада. "Так вот что она имела ввиду под словом "полегче", - подумал Коля. Это не причинило никакого серьезного вреда машине, только лишь очередная царапина на правом крыле.
   - Эта битая-перебитая машина неуничтожима, - сказал Коля. - Самая чудесная вещь из старого мира.
   Когда они отъезжали, Лида обернулась, не желая потерять вид их нового хранилища бесценных сокровищ. В её глазах склад казался в десять раз больше, чем когда они впервые обнаружили его.
   Дети долго ехали молча, не замечая ноябрьской серости. Их мысли были заполнены счастливыми картинками из Секретного Места. Этот склад обеспечит им безопасность - конец их борьбе с голодом. Если они будут действовать разумно и осторожно, то получат в свое распоряжение целый год, чтобы спланировать будущее.
   Коля оказался прирожденным водителем и Лида сказала ему об этом. Ей сначала не понравилось, что она уступает ему, он мальчик старше её, свободно достает все педали, сидит в водительском кресле на своем заднем месте, а не на подушке, как она. Лиде захотелось над ним подшутить, но это было бы неправильно. Кроме того, с ним было весело и вместе у них больше шансов.
   Она долго смеялась, когда в беспричинной панике Коля ударил по тормозам, и на переднее сиденье посыпались сзади бутылки с газировкой и шоколадки.
   - Полегче на тормоза! - весело повторила она, вспоминая отцовские слова.
   Коля бы единственным "ребенком-мужчиной", которого она знала. Она понимала его жизнь и его страхи, потому что они были те же, что и её. Это хорошо, когда понимаешь кого-то так же, как себя.
   Николаевский проспект оставался все таким же пустынным, когда они ехали к дому. Куда же подевались дети?
   Коля попросил, чтобы Лида рассказала о другом источнике её запасов. Когда она рассказала о ферме на Северном шоссе и о добродушной записке, оставленной хозяйкой, он очень заинтересовался:
   - Ты знаешь, Лида, если бы я мог выбрать, как мне жить во всей этой неразберихе, я думаю, что выбрал бы жизнь на ферме. Выращивать овощи и фрукты - это так интересно! Давай съездим как-нибудь на ферму. Мой отец многому меня научил о сельском хозяйстве и я знаю, что смогу выращивать еду. По-моему это будет классно - прекратить искать еду и начать её выращивать вместо этого. Разве не так?
   Лида долго думала, прежде чем ответить:
   - Кто-то должен выращивать еду - это верно. Но, Коля, неужели ты действительно хочешь спрятаться от всего мира на ферме? Настоящая радость - в том, чтобы спланировать и вернуть мир обратно на прежний путь, чтобы были школы, больницы, электричество. Неужели ты не понимаешь, насколько важны эти вещи? Что хорошего в том, чтобы копаться целыми днями в грязи, когда мы можем научиться и запустить все эти замечательные вещи обратно в работу?
   Она выдержала паузу, ожидая, что он ответит. Коля думал.
   Лида продолжала:
   - Ты только подумай о больших самолетах, которые сейчас стоят на посадочной площадке в аэропорту. Когда-то они переносили людей в далекие интересные города, а теперь просто стоят без дела. Мы тратим целые дни на поиски еды. Теперь, когда мы нашли большие запасы, давай займемся и придумаем, как нам заставить работать все эти вещи. Я имею в виду самолеты, поезда и другие вещи...
   Коля усмехнулся:
   - Лида, ты большая мечтательница. Неужели ты не знаешь, что для того, чтобы летать на самолете, нужны годы тренировок? Кроме того, не осталось никаких учителей и знания ушли вместе с ними. Даже по книгам мы не научимся. Забудь об этом, Лида. Спустись на землю - мы всего лишь дети.
   Что она могла ответить ему? Что могла сказать? Наверное, он прав. Но неужели им придется жить так же, как людям в глубокой древности, проводить долгие дни на полях? Или, что ещё хуже, придется жить, как другим детям в действительно плохих местах, где царят нищета, грабежи, смута. Неужели они вырастут, доживут до старости, а самолеты всё так же будут стоять в аэропортах, покрываясь коррозией и распадаясь на части?
   - Коля, я знаю, что выгляжу сумасшедшей, но я думаю, что мы сможем это. Мы сможем заставить вещи работать снова. Конечно, мы всего лишь дети, но... - и её слова, также как и её уверенность, остановились в замешательстве.
   Они проехали молча от Николаевского проспекта по трем улицам, повернули на Героев.
   Дети уже собрались на улице в ожидании собрания и обещанной порции попкорна. Лида и Коля видели их, пока машина приближалась. Эти дети больше не были детьми. На какую-то долю секунды они оба осознали, что все вместе способны построить новую жизнь.
  
  
  
   ГЛАВА 7
  
  
   "Это не мое собрание", - подумала Лида, благодаря судьбу, что на этот раз его ведет Коля. Она чувствовала себя неловко в роли главной.
   Коля рассказал свой осторожный план по обороне улицы Героев. Одна Лида понимала, что его сердце не согласно с тем, что он говорит. Его любовь к сельскому хозяйству, любовь к миру и простым вещам резко контрастировала с его словами о войне и обороне.
   Другие дети внимательно слушали. Коля придумал план, который позволит им всем чувствовать себя в безопасности. Завтра они начнут работу. Они построят в каждом доме разную систему оповещения, а в райотделе милиции возьмут пистолеты и патроны. Они наделают бомб, наполняя бензином пустые бутылки. В каждом доме будет сторожевая собака с громким лаем. У них будут ножи, камни и другое простейшее оружие.
   Дети больше не боялись. А когда узнали о фантастических сокровищах в Секретном Месте, все пришли в дикий восторг! Теперь всё будет в порядке. Они были в этом уверены. Никто не осмелится напасть на улицу Героев. Дети поверили в Колин план.
   Лида наблюдала за их лицами. "Вы только посмотрите, что для них сделал Коля", - подумала она. - "А Леночка выглядит так счастливо, будто на дне рождения. Даже Юля улыбается..."
   ...и тут она посмотрела на лицо Димки. Но оно имело совсем другой вид. Он неотрывно смотрел вдоль улицы, быстро бледнея. Он смотрел в сторону Девятки. Лида обернулась, чтобы посмотреть...
   ...Банда Девятки! Пятьдесят человек. Тяжелые взгляды. Медленно приближаются к собравшимся детям.
   Счастливые лица собравшихся резко побледнели. Несколько ребятишек испуганно запищали и побежали прочь. Собрание закончилось.
   - Стойте! - крикнула Лида. - Стойте здесь! Давайте узнаем, что они хотят. Не бегите! Не показывайте страха!
   Толпа бандитов остановилась напротив. Их главарь один вышел вперед:
   - Ты Лида Некрасова?! - выкрикнул он. - Есть к тебе разговор.
   Она вышла вперед из своей группы. Подошла к нему:
   - Что тебе надо? - спросила она, старая сохранять спокойствие и силу в голосе.
   - Я Роман Чернов, - сказал он. - Хочу предложить тебе сделку.
   Он совершенно не боялся. Да и чего ему тут бояться?
   - Говори. - Лида ответила с таким же бесстрашием на лице, что и у него.
   Дети смотрели, затаив дыхание.
   - Я знаю, что у тебя полно всяких запасов. Мы пока не знаем, где ты их берешь, но узнаем это - скоро.
   Лида почувствовала угрозу.
   Он продолжил:
   - Мы можем стереть тебя в порошок прямо сейчас и забрать всё, что у тебя есть. Но мы не хотим этого делать. - Он сделал паузу, чтобы его угроза прозвучала более зловеще. - Мы не хотим этого делать, - повторил он. - У тебя есть запасы, а у меня есть армия. Я хочу заключить с тобой сделку. Моя армия будет защищать тебя, если ты будешь делиться с нами своими запасами.
   Лида ничего не отвечала, выжидая.
   - Ты знаешь, что есть и другие банды. - В его голосе послышалось раздражение. - Они также сильны. Завтра, или уже сегодня ночью, они разорвут вас на куски. Тебе нужна защита. Мы будем защищать тебя в обмен на часть твоих запасов.
   Девочка молчала.
   - Лида, моя сестра была твоей няней на протяжении двух лет. Ты ей очень нравилась. И мне тоже нравилась твоя семья. Мы должны сотрудничать. Мы можем...
   Казалось, будто она ждет, когда он выскажет всё до конца.
   - ...Ладно, Лида, - сказал он, наконец, - прости, что мы так обошлись с Димкой. Но у нас не было выбора. Мои ребята не могут без еды. Они голодали. Я должен был это сделать.
   Теперь она поняла его немного лучше:
   - Извини, Рома, но я никогда не поверю ни тебе, ни твоей банде. Если ты обманул соседа один раз, то наверняка сделаешь это ещё раз. По крайней мере, я никогда не буду уверена.
   - А ну, погоди-ка! - перебил её Роман, но Лида ещё не закончила.
   Она продолжила:
   - Мы можем сами о себе позаботиться! У нас есть запасы, ты прав. Больше, чем ты можешь себе представить. А скоро у нас будет и сила - ополчение, которое сможет остановить твою банду в любой день. Давай, вперед! Бери наши вещи. Ты просто впустую потеряешь время, потому что сегодня здесь не так много того, что ты можешь украсть. Но завтра или послезавтра у нас будут вещи, которых у тебя никогда не будет. А знаешь почему? Потому что ты недостаточно умен, чтобы найти их самостоятельно. Только попробуй напасть на нас. Ты даже не узнаешь, что тебя ударит!
   "Полегче. Не поддавайся эмоциям", - поспешила она себя успокоить. Ей хотелось причинить ему боль за то, что он бил Димку.
   - Я тебя не осуждаю, Рома... серьезно. - Её слова смягчились. - И я не хочу никаких проблем с твоей бандой. Просто нам не нужна твоя защита. Мы можем сами о себе позаботиться. И мы это сделаем!
   Дети молчали. Они поражались, откуда у Лиды взялась смелость говорить такие слова.
   Ромкина уверенность пошатнулась. Он хотел силой заставить их пойти на соглашение. Он совершенно уверен в своих силах. Но что-то было между ними в прошлом, что-то связанное с дружбой их семей, что заставило его уйти.
   Он больше ничего не сказал. Его банда проследовала за ним в направлении Девятки.
   Прошло какое-то время, прежде чем все смогли настроиться и вернуться к собранию на тему ополчения. Никто не хотел того, что предлагают бандиты, но их тревожила угроза своей безопасности. У них есть еда, запасы и серьезный план обороны, но все равно они беспокоятся.
   - Кто-нибудь хочет ещё попкорна? - спросила Лида в надежде, что её старый трюк вернет собрание в нормальный порядок.
   - Нет, спасибо, - был общий ответ. Затем, они начали задавать сотни вопросов о Секретном Месте и ополчении. Жители улицы Героев хотели защитить свое будущее. А попкорн хорошо бы отложить на другой случай.
   Лида прошептала Коле:
   - Ты до сих пор думаешь, что они беспомощные дети? И ещё одно, Коль, не забудь о своем обещании. Они не должны знать, где находится Секретное Место.
   Коля кивнул и подумал о своем обещании. Лида, конечно, совершенно необычная девочка. Немного с приветом, но она стоящая девчонка. "Конечно, я сдержу обещание", - подумал он, глядя на лицо Димки. - "Всего за день я стал генералом армии и страховым полисом для маленького мальчика. Это совершенно невообразимый, замечательный день!"
   Лида понимала важность этого дня ещё больше, чем другие дети.
   - Эй, все! - крикнула она поверх многих голосов. - Давайте, пойдем на Кривое озеро и зажжем костер. У меня есть целый ящик шоколадок, а в багажнике - кола и чипсы. Коль, помоги мальчишкам набрать веток, и разожгите костер у лодочной пристани. А вы, девчата возьмите теплые одеяла и... Юль, тащи сюда твой песенник? Эй, Дим, давай я помогу тебе открыть колу.
   Через несколько минут улица Героев опустела, и любая банда могла атаковать пустые дома без помех. Все дети были счастливы и веселы на пути к озеру. Коричневый "Форд" неторопливо катился впереди, а за ним двадцатка самых счастливых детей в мире шла, распевая праздничные песни, будто Новый Год уже наступил.
   За эти дни они совсем забыли, что такое праздник и что такое Новый Год. А ведь он скоро придет. Когда Эллочка, малышка из Юлиного приюта, спросила, принесет ли Дед Мороз подарки в этот Новый Год, Лида заверила её, что обязательно принесет. Надо будет принести им несколько игрушек со склада и завернуть как подарки к Новому Году.
   - Сашка, беги к себе и собери все новогодние украшения для елки, которые сможешь найти. - Лида немало удивила его этим поручением. Для Нового Года ещё слишком рано, но он с удовольствием побежал выполнять поручение.
   Возле озера они развели огромный костер.
   Сашка по звуку новогодней песни вышел на костер и показал коробок елочных игрушек, который притащил с собой.
   - Что ты хочешь с ними делать? - спросил он.
   - А ты как думаешь, дурачок ты наш? Мы собираемся наряжать новогоднюю ёлку! - Лида понесла коробку с игрушками к небольшой сосне возле костра.
   Дети начали сражаться и отбирать друг у друга ёлочные украшения.
   - Постойте. Минутку. Мы не можем делать это все толпой. Катя и Дима будут наряжать елку.
   Они пропели все новогодние песни, которые помнили и которые были в Юлиной книжке. Песен было много. Шоколадки все были быстро поедены. Дети были счастливы. Огонь вздымался высоко и ярко. Дети смеялись, пели песни и совершенно забыли о грядущих проблемах.
   Это напоминало былые времена, когда они собирались на праздники вместе. Сегодня вечером они снова были детьми. Жизнь была весела и прекрасна. Они ощущали это каждой клеточкой своего тела.
   Сашка, который раньше боялся больше всех, неожиданно вспомнил свою вредность и непоседливость, стал дразниться и дергать за волосы любимых сестричек. Даже это было весело для всех, кроме, конечно, Юли и Наташи... Дети веселились и смеялись до поздней ночи. Они совсем не замечали зимнего холода.
   Полная луна задумчиво отражалась и сверкала на холодной глади Кривого озера. Лида повернулась к ней и отошла в сторонку, чтобы побыть в одиночестве какой-то момент. Было много проблем, о которых нужно подумать, и это хорошее время немного поразмыслить. "Что с нами случится?" - подумала она в сотый раз с октября. Но теперь она не боялась так сильно ответа, потому что, кажется, они начинают контролировать свое будущее. Они будут пользоваться головой. В этом ключ ко всему и...
   - Лида, это ты? - позвала Женя из темноты. - Подойди сюда на минутку. Есть кое-что, о чем я хочу с тобой поговорить.
   Женя сидела на лодочной пристани, опираясь на деревянные перила. Лида подошла к ней и присела рядом. Какое-то время они слушали голоса на заднем плане. Некуда спешить.
   - Что ты хотела, Женя? - Лида, наконец, прервала тишину.
   - Понимаешь, у меня проблема и я подумала, что ты, возможно, сможешь мне помочь. У меня в приюте четырнадцать ребятишек и они едят, как сумасшедшие. У нас просто нет достаточно еды и запасов. Лида, ты можешь нам помочь? Нам нужно множество вещей, особенно лекарства. Некоторые дети сильно простужены. У тебя есть что-нибудь для нас?
   Лида знала, что может им помочь. Она была бы счастлива и без колебаний поделилась бы богатством Секретного Места с Женей и её ребятишками. Но почему она должна это делать, если её дети ничем не помогут с ополчением?
   - Ладно, Женя, вот, что мы можем сделать. Я буду счастлива помочь вам, но не за просто так. Мне нужно будет по одному из твоих ребятишек на каждый час, чтобы он ходил по нашей улице в качестве часового и мог предупредить нас в случае приближения врага. У моего папы была духовая труба и можно их научить, чтобы они умели подавать с помощью неё сигнал тревоги. Но мне нужен кто-то и днем, и ночью - каждый день... И ещё, мне будут нужны хотя бы двое твоих ребят, которые будут помогать Коле и мне во время наших поездок за припасами. На каждую поездку будет уходить четыре часа, но мы, наверное, будем ездить только по три ночи каждую неделю до января... Если ты согласна с этими условиями, я гарантирую тебе и твоим детям любые вещи, которые вам потребуются.
   Сразу стало очевидно, что Женя не готова принять эту сделку. Её неловкое молчание сразу это показало.
   Наконец, она заговорила:
   - Но, Лидочка, ты можешь себе представить, на что это будет похоже, когда пятилетний малыш должен будет ходить как часовой по нашей улице поздней ночью? Он же умрет от страха! Ты можешь себе представить, как ему будет страшно? Ты и я - мы старшие. Мы можем найти в себе смелость, чтобы делать это, но они нет. Я думаю, ты поступаешь жестоко, если требуешь этого от малышей. Они нуждаются в нашей помощи. Они боятся, Лида. Неужели ты сама не помнишь, что это такое?
   - Конечно, я помню, Женя, - ответила она. - Я боюсь каждую минуту, каждый день. Также и Димка. Он ненамного старше твоих ребятишек, но он гордится тем, что способен побороть свой страх. Он заработал себе уважение, это дает ему счастье и силу... Он не хочет сочувствия. Он хочет быть полезным и храбрым. Чёрт побери, Юля, мы с тобой тоже ещё дети, но мы должны бороться за жизнь. Всё изменилось. Те ребятишки должны делать те же вещи, что и мы! Они тоже должны пробовать.
   Но Женя сидела молча, словно оглохла. Да и Лида сама, по правде говоря, когда думала об этом, не могла ожидать, что беспомощные малыши могут чем-то реально помочь их ополчению.
   В конце концов, Лида сдалась, но только потому, что сама не могла собрать всё воедино. Может, она ожидает слишком многого от тех детей? Может быть, Женя права?
   - Ладно, Женя, я думаю, ты права. Возможно, я слишком многого ожидаю от каждого. Но ты должна понять мои чувства. Я поняла, что это не самая большая проблема - выжить. Это можно, но для этого мы должны использовать наши головы. Фактически, это наш шанс получить настоящую радость в жизни. Радость от того, что мы действительно заработали свое выживание. Потом у нас что-то будет. Вот, что я чувствовала сегодня, когда мы нашли секретные запасы. Но я не думаю, что ты действительно понимаешь мои слова...
   Для Жени это звучало хорошо, но факты, с которыми ей приходилось сталкиваться каждый день, не совсем совпадали с идеями Лиды. Для Жени жизнь представляла собой серый сгусток маленьких проблем - маленьких сироток, для которых надо было искать еду и лекарства. Как-то не получалось у неё думать о тех реальных проблемах, с которыми она сталкивалась каждый день, как о "радости" или части "грандиозного плана".
   Затем Лида сказала:
   - Конечно, Женя, ты знаешь, что я помогу тебе. В Секретном Месте более чем достаточно всего для твоих детишек и можно взять всё, что только потребуется.
   Лида больше не могла думать о разговоре. Она знала, что-то не так, но не была уверена что. Может, её чувства слишком особенны? Или борьба за жизнь - слишком грустная штука? Или ключ в её счастье? Или в других? Она не была уверена.
   Но она сознавала одну очень важную вещь. Её идеи могут дать им целый год свободы от голода. Идея о складе, идеи о машине и о ферме - всё это помогало спасти жизни её товарищей. Ей казалось, что они все чувствуют в ней обязанность помогать им. То, что принадлежало ей, принадлежало также им...
   "Ну, да, конечно, они напуганы", - подумала Лида. - "Я могу это понять. Может, мне просто повезло, что все это сумасшествие так меня изменило".
  
   В тепле их общей постели той ночью Лида попыталась объяснить свои чувства Димке. Может, он поймет?
   - Сначала, вся эта неразбериха напугала меня, Дима. Я волновалась о нас, чтобы мы не умерли от голода. Это казалось ужасной штукой - работать просто для того, чтобы остаться жить... Но потом борьба сама по себе начала казаться лучшей вещью, которая у меня есть. Как было бы смешно, если бы мы были роботами! Тогда бы все делалось автоматически, и мы ничего не могли изменить. Представь, что ты робот, Дима. Он не может чувствовать. Он не может выбирать. Не может что-либо приобретать или терять. Он не может думать и даже не знает, что он существует. Представь, на что бы это походило, если бы не было никаких проблем, Дима. Жизнь была бы тупой и скучной. Конечно, у нас много проблем прямо сейчас, но проблемы постоянно уходят и приходят. Они делают жизнь интересной, захватывающей, если ты не боишься их... Я горжусь моими открытиями, даже если их уже кто-то открыл до меня. И это действительно правда, Дим. Любой другой в состоянии сделать то же самое... Дим, ты ещё не спишь?
   Он не спал и чувствовал, что понимает свою старшую сестру. Он даже не попросил рассказать ему сказку этой ночью. Их жизнь сама по себе становилась захватывающим приключением.
   Дима пошевелился:
   - Лида, я так рад, что ты моя сестра.
   Они оба заснули.
  
  
  
   ГЛАВА 8.
  
  
   Следующая неделя была полна беготни. План обороны воплощался полным ходом, и дети улицы Героев были сильно возбуждены.
   Безопасность очень важна. Они все это теперь знали, даже самые маленькие. Банда Девятки скоро вернется, и другие банды тоже будут пытаться отобрать их запасы. Они должны быть готовы.
   Юля и её семья выполняли важную работу - они тренировали сторожевых собак. Они будут сражаться за детей до последней капли крови - по крайней мере, именно это пообещал Сашка.
   Каждая семья имеет свой собственный сигнал оповещения. Дом Лиды использует звук Димкиной трубы. Коля применит громкий свисток, а дети из дома Жени будут бить в барабан. Сашка с Юлей будут звонить в колокол - тот самый, которым звонили когда-то в школе первый и последний звонок. Его звук хорошо слышен на территории всего квартала даже днем.
   Пока план обороны обретал свои будущие черты, вся улица Героев шумела и гремела, словно большой завод. Повсюду стучат молотки, лают собаки, звенят сигналы, грохочут камнепады и кричат дети:
   - Эй, ты куда подевал молоток?..
   - Коля, иди сюда! Я правильно делаю?..
   Звук выстрелов был ужаснейшим звуком, к которому тяжело было привыкнуть. В девять часов, каждое утро Коля проводил занятия в Лесопарке. Все дети старше пяти лет должны были приходить на эти занятия. Они стреляли из мелкокалиберных ружей по консервным банкам, выстроенных на низкой доске. Хотя он не знал особенно много об оружии, Коля был их учителем. Многие дети боялись этой части занятий, пока не научились.
   "Звучит так, словно у нас здесь настоящая война", - подумал Коля. Он представлял, как много любопытных ребят будут привлечены этим звуком и захотят узнать, что здесь творится.
   Идея с камнепадом, которую придумала Лида с Димкой, была использована, как стандартная мера обороны для каждого дома. Лида и Дима показали другим детям, как её устанавливать с помощью стоек и проволоки вокруг дома.
   Коля помогал другим семьям находить бутылки и бензин для изготовления коктейлей Молотова. Наполненные бензином стеклянные бутылки производили сильное впечатление. После броска в стену происходил устрашающий взрыв и вспышка пламени.
   Конечно, они не могли достать бензин из насосов на автозаправочных станциях, потому что не было электричества, но во многих домах была обычно одна или две канистры про запас. Дети наполняли старые бутылки из-под "Кока-Колы" и пива воспламеняющейся жидкостью.
   Капитаны ополчения от каждого дома каждое утро встречались с Колей для обсуждения планов на день. Он был доволен тем, как движутся дела.
   - Оборона улицы Героев скоро будет в хорошем состоянии. Мы вправе гордиться собой. - Коля хвалил мягко и спокойно, думая о своих настоящих чувствах по отношению к товарищам. Он смотрел на своих преданных помощников: Женя, Саша, Лида и Сергей. Каждый день их сообразительность удивляла его всё больше. У них было много хороших идей, и они работали очень усердно.
   Капитаны покидали ежеутренние собрания с чертежами, инструментами и всевозможным хламом, который не имел особой цены. Там были приспособления, которые могли понадобиться во время строительства - веревки, проволока, разнообразные консервные банки, лестницы, фанера, доски и пилы. Каждый капитан мог перерабатывать планы согласно особенностям своего дома.
   Коля работал в Юлином подвале, потому что там было больше инструментов. "Жалко, что нет электричества для электропилы. Она бы сэкономила много работы. И меньше было бы мозолей", - думал Коля, с тоской глядя на свои руки.
   Сашка и Димка помогали Коле в работе. Они приступали к работе в шесть утра каждый день, втроем стучали молотком и пилили, делали приспособления для капитанов.
   "Ай, чёрт!" - ругался Сашка, когда иногда попадал молотком по пальцу. Коля предостерегал его от чертыханья, поскольку считал это вредным для Димкиных ушей. Если бы он слышал, как ругался сам Димка, когда набил себе на голове пятую шишку о верстак за одно утро!
   Капитаны улицы Героев изменялись с каждым днем. Они собирали на себе бинты и лейкопластыри быстрее, чем заживлялись сами раны. Но, к счастью, серьезных ран ни у кого не было.
   Даже Коле стало смешно:
   - Эй, мы выглядим как настоящая армия со всеми этими бинтами. А ведь мы ещё ни с кем не сражались!
   Дома по улице Героев постепенно изменялись, превращаясь в нечто наподобие старинных крепостей. К пятому дню их работы на каждой крыше были уложены груды камней, готовые к тому, чтобы в любую секунду снизойти на головы врагов. Система веревок и шкивов соединяла дома между собой, и маленький почтовый мешочек был подвешен на веревке, чтобы перемещать сообщения туда и обратно. Грозного вида псы стояли у входов в каждый дом. Предупреждающие таблички были везде. Колючая проволока из магазина инструментов, закрепленная на деревьях, создавала преграду вокруг каждого дома. Все окна заколочены. Некоторые закрыты ставнями, забитыми поверху гвоздями.
   Между крышами протянули длинные, но достаточно крепкие доски, образовав, таким образом, сеть узких мостиков между домами.
   - Если будет сильная атака, - объяснял Коля, - нам будет безопаснее собраться всем вместе в одном доме. Мы можем перебраться между крышами в Юлин дом. Мы проделаем люки, чтобы попасть внутрь.
   По вечерам, незадолго до темноты, дети собирались на собрания ополчения. Они практиковались в использовании ножей и бейсбольных бит, стреляли из рогаток и метали копья. Каждый из ребят выбрал для себя любимый вид оружия и практиковался с ним против воображаемых врагов. Коля планировал различные стратегии боя и чертил карты квартала, которые использовал как наглядное пособие по обороне.
   В течение всей недели дети устраивали учебные тревоги так же, как когда-то у них в школе были противопожарные учения. Когда звучал сигнал тревоги, Коля запускал секундомер, чтобы проверить, как быстро они смогут приготовить свое оружие и скрыться в доме при опасности. Поначалу, была полная неразбериха, все дети бежали в разные стороны. Но после двадцати таких учебных тревог, они могли собраться за меньше четырех минут.
   После первой тревоги они собрались все вместе, чтобы посмеяться над собственной безалаберностью, и тут Оле пришла в голову блестящая идея:
   - Это было действительно весело, - сказала она. - Это как учения противопожарные, которые были у нас в школе. - А затем она предложила. - Почему бы нам ни взять несколько противопожарных огнетушителей и стрелять струей из них по плохим детям? Это будет веселее, чем стрелять из ружей.
   Что её заставило об этом подумать? Совершенно неожиданная мысль, но это действительно хорошая идея, и Коля направил группу ребят во 2-ю школу, чтобы они взяли там несколько огнетушителей. Они работали очень хорошо. Струя пены сможет как минимум сбить с толку и замедлить наступление атакующих.
   Идеи реально работали. Все на улице Героев радовались успехам с ополчением. Они гордились своей работой и хотя никто никогда этого не говорил многие стали разделять чувства Лиды о том, что работать ради выживания и чувствовать гордость за это - вполне разумная форма счастья. Казалось, что они строят новое общество.
   Оба конца улицы были перекрыты чем-то вроде шлагбаума с натянутой колючей проволокой и поставлены собаки из тех, которые любят гавкать. Там же стояли большие таблички, на которых был изображен круглый дорожный знак в виде белого кирпича на красном фоне и написано большое предупреждение специально для незваных гостей:
  
   ВНИМАНИЕ
   Частная Собственность
   ВХОД ЗАПРЕЩЕН
   Опасно для жизни!
  
   Мы хотим дружить
   и жить в мире. Мы не
   хотим никого обижать
  
   И ниже подпись: "Граждане Улицы Героев"
   Теперь всё готово. Большое дело сделано. И они все это почувствовали, вздохнув с облегчением.
   На шестой день Лида и Коля решили, что будет безопасно продолжить ночные выезды за припасами на склад.
   - Будет более безопасно иметь две машины на тот случай, если одна сломается, - сказала Лида. - Я просто с ума сойду, если придется возвращаться всю дорогу от склада пешком. Как ты думаешь, ты сможешь водить машину твоего папы, Коля?
   - Я попробую, Лида, - ответил Коля.
   Той ночью, когда во всех домах было тихо, Лида проинструктировала часового:
   - Будь особенно внимателен этой ночью. Мы вернемся к полуночи.
   Две машины проехали шлагбаум и выехали с улицы медленно, без включенных фонарей и часовой озадачился, как же они будут ехать. Было очень темно, даже луны никакой не было. Он проследил глазами за удаляющимися машинами, пока они совсем не скрылись в темноте по направлению к улице Радищева.
   Оттуда послышался громкий скрежет, и он побежал в ту сторону. Ничего не видно. Он вернулся на свой пост. "Они, наверное, задели столб или сбили мусорный контейнер", - подумал он. - "Надеюсь, что этого никто больше не услышал и не увидел, как они уезжают". Он вернулся наблюдать за улицей и принялся растирать озябшие от холода руки.
   В передней машине, Лида растерянно пыталась собраться с мыслями.
   "Как же я умудрилась сделать такую глупость - задела крыло той припаркованной машины. Могу поспорить, Коля хорошо посмеялся надо мной. Ну, ладно... Я надеюсь, что склад всё ещё остается нашим секретом... Что нам нужно взять из этой поездки? Что-то Димка в последнее время слишком тихий стал... может, стоит его взять с собой в следующий раз? Забавно, насколько счастливыми все кажутся в последнее время. Я надеюсь, что нам не придется ни с кем сражаться. Может, мы выглядим слишком сильными, что никто даже не будет пытаться. Когда мы заполним все шесть секретных хранилищ, тогда... тогда мы можем начать готовиться к выращиванию еды. Нам нужно будет узнать больше о медицине и оказании первой помощи. Что делать, если кто-то сильно поранится?.. Интересно, о чем сейчас думает Коля?.." Она хотела бы, чтобы он был с ней, и они могли бы поговорить вместе.
   "Везде эти бродячие животные!" - рассерженно подумала Лида, ударив по тормозам, чтобы пропустить перед машиной перебегающую кошку.
   Скрежещущий звук сзади подсказал ей, что Коля не очень внимателен за рулем. Она тут же нажала на газ, чтобы избежать столкновения, но не вовремя. Его машина ударила её сильно сзади. Они оба вышли.
   - Не очень большое повреждение, вроде бы. Вмятиной больше, вмятиной меньше. Скоро, Коля, твоя машина будет выглядеть так же ужасно как моя.
   Коля стоял как вкопанный, глядя на вмятину.
   Лида продолжила:
   - Расслабься. Это ерунда. Просто не веди машину слишком близко в следующий раз.
   Коля ничего не сказал. Они вернулись по машинам.
   Он всё ещё был потрясен аварией, но вскоре его мысли повернулись на другие темы:
   "Я надеюсь, что никто больше не нашел склад. Я должен не забыть посмотреть семена овощей, когда мы будем там. Как же я умудрился сделать такую глупость... ударил её как... Папа сошел бы с ума, увидев, что я сделал с машиной... Я надеюсь, что нам никогда не придется сражаться... Я не понимаю, почему я должен быть главным в ополчении. Драться - это занятие против моей сути. Мне кажется, что, сформировав ополчение и построив систему обороны, мы сами нарываемся на неприятности. Конечно, мы всегда говорили, что строим это только для обороны, но кто помешает Сашке спровоцировать битву?.. Может, Лида найдет другого генерала... Я не могу дождаться, чтобы посмотреть ферму, о которой она говорила... Это будет так интересно - иметь такое место и выращивать там еду. Я, конечно, не трус и понимаю, что нам нужна какая-то защита, но я думаю, что мы идем в неправильном направлении, уходим от главного... Ребята думают, что сейчас это очень весело... играть в войну, стрелять из ружей, планировать стратегии... но это все до поры, до времени. Когда начнется настоящая атака, и дети увидят на себе кровь... Конечно, я допускаю, что это было весело строить некоторые из тех ловушек и разные штуки, но..."
   Было очень темно. Когда они ехали, мысли обоих были сконцентрированы на собственных проблемах и на предстоящих днях.
   "Я ещё немного побуду генералом, пока не смогу научить кого-нибудь другого заниматься этим делом, но кого?" - И Коля опять задумался о своей ферме.
   Машина Лиды была едва различима впереди. Иногда её тормозные огни загорались, предупреждая его, но в остальном было очень темно.
   "Нам не придется начинать всё сначала", - подумала Лида. - "Если мы хорошенько поищем, я уверена, что мы найдем знания, нужные для того, чтобы запустить снова кое-что из прошлой техники. Может, конечно, не самолеты, они ещё будут стоять долго, но мы наверняка сможем запустить электричество и воду и... Я не хочу, чтобы Коля серьезно задумывался о ферме. Овощи могут выращивать и другие дети, а мне нужна его помощь, чтобы он помог мне запустить все снова. Он очень умный и мне нужна его голова..."
   Предстояло сделать так много всего важного, запустить школу и больницу, обеспечить мир вокруг. Конечно, на все это потребуется время, но это самое важное, что нужно сделать. Знание того, как правильно выращивать кукурузу не поможет извлечь пулю из раненого ребенка. Коровы будут давать мясо и молоко, которые так необходимы ребятишкам, но кто научит перепуганных детей выживать в этом хищном мире?
   Возможно, Коля был прав. Лида хотела выразить свои чувства словами, но не находила подходящих слов. В уме всё перепуталось после напряженного дня. Она ни на чем не могла сфокусироваться, кроме черной дороги впереди. Что-то было не так. Лида почувствовала это.
   Глаза начали болеть от постоянного слежения за белыми полосками, нанесенными на дорогу. Наконец, они приехали на склад. Здесь ничего не изменилось.
   - Возьми фонарь, - прошептала она Коле так тихо, словно боялась, что её обычный голос разнесется далеко вокруг и разбудит в городских домах спящих детей.
   Это была очень тяжелая работа - загружать все эти припасы, массивные коробки и упаковки в две машины. До пол-одиннадцатого оба совершенно обессилели, но продолжали упорно работать ещё час. Они забирали только самое необходимое - те вещи, которые помогут спасти им жизнь. Так они решили.
   - Картофельные чипсы не спасут наши жизни... оставим их на другой раз... нужны лекарства от кашля, возьми их... и возьми зеленку, пока ты в той секции... и аспирин тоже... возьми ваты, бинтов, бактерицидных пластырей.
   - Ты не думаешь взять кое-что для угощения, Лида? Давай возьмем несколько бутылей "Тархуна" и охапку "Чоко-паев".
   - Хорошо, - кивнула Лида, и Коля поспешил закинуть в багажник упаковку из шести двухлитровых бутылок "Тархуна", засыпав сверху упаковками шоколадного печенья. Увы, у них совсем не было времени, чтобы покушать самим... Лида хотела поговорить с Колей, но это тоже могло подождать.
   Когда они отправились обратно, разошлись облака, и круглолицая луна осветила им дорогу. Они двигались со скоростью двадцать километров в час, затем увеличили до сорока. Луна весело освещала им путь, а их уставшие тела жаждали отдыха. Они поехали ещё быстрее.
   - Куда она так гонит? - озадачился Коля, когда скорость увеличилась до шестидесяти.
   К счастью, дорога была прямая, и ничто не мешало на пути. Даже бродячие кошки куда-то подевались.
   Он хотел посигналить ей, чтобы она ехала помедленней, или помигать фонарями, но они же договорились этого не делать, чтобы не привлекать внимания.
   "Она спятила", - подумал он и позволил ей оторваться вперед от него. - "Она должно быть едет уже под сто. Она же убьется!"
   Он немного уменьшил скорость.
   А затем все-таки решил увеличить скорость. Было легко контролировать машину, особенно когда он ехал прямо по середине совершенно прямого проспекта. Он не хотел допустить, чтобы его превзошла девчонка. "Никогда!" - подумал он.
   Спидометр дошел до ста двадцати, и он четко видел её впереди. Его руки словно приклеились к рулю. Все мышцы напряжены. Аккуратно сместившись на левую сторону дороги, он посигналил ей на пересечении с улицей Ленина.
   Она сбавила назад, поравнявшись с его машиной, и уже вместе они сбавили скорость перед поворотом на улицу Радищева. Лида снова поехала впереди, и они вернулись к своей медленной скорости. Одно дело, когда едешь по прямому проспекту, и совсем другое, когда едешь по разбитой, извилистой улице Радищева.
   Возбуждение от гонки испарилось за секунду, когда они повернули на Героев... и увидели улицу, заполненную детьми.
   - Что случилось? - сразу же спросила Лида часового.
   Он рассказал ей о нападении Девятки:
   - Они, наверное, слышали удар твоей машины на Радищева. Это ведь была ты, да? Они, наверное, видели, как ты уезжаешь, и решили, что это хороший момент для нападения.
   - Кто-нибудь пострадал? - спросила она.
   - Нет, ничего серьезного. Они ударили меня по голове и побежали прямо к твоему дому. Димка протрубил тревогу и спустил с крыши поток камней. Собаки оказались бесполезны. Они просто хотели поиграть. Но камни сделали свое дело. К тому времени, когда другие дети откликнулись на тревогу, всё было кончено. Камень с крыши ударил Ромке по башке и он упал без сознания. Бандиты не знали, что делать без его приказов и даже подумали, что он умер. Они унесли его с собой, и на этом все кончилось! Это был удачный исход для нас, потому что наше ополчение представляло собой жалкое зрелище. Только четверо ребят показались из своих домов. Но и они были напуганы. Боязливо наблюдали за происходящим из-за деревьев, пока не увидели, что вокруг безопасно и теперь можно быть храбрыми... Я видел, как уходят бандиты. Я сначала испугался, что мы убили Ромку. Я не очень люблю этого пацана, но всё же... мы же не хотим никого убивать, ведь так?.. Когда они проходили мимо моего поста, Ромка очнулся и смог встать на ноги. Ему сильно досталось по башке. Бандиты стали подходить ко мне, но он приказал им уходить.
   Лида посмотрела на своего маленького братишку. Он был в центре внимания.
   - Хорошая работа, Димуля, - говорили ему все разными способами, радостно обнимая и теребя его маленькую головку.
   Юля несдержанно крикнула:
   - А теперь давайте за нашего героя! Три раза!
   И все весело заорали как резанные:
   - Дима! Дима! ДИМА!!!..
   А Димка-герой был просто рад увидеть свою сестру. Он рассказал ей заново обо всём, задыхаясь от волнения и запинаясь в словах. Лида слушала его с особым интересом. Он больше не был тихим. Он был взволнован, горд собой и напуган одновременно.
   - Ты храбрый мальчик, Дима. Только подумай, как много ты спас. Они бы забрали всё.
   Лида хотела спросить других ребят, что случилось с их смелостью? Оставались бы они за теми деревьями, если бы бандиты опять начали избивать Димку? Что было бы, если бы тот камень не приземлился так удачно - прямо по Ромкиной голове?
   Но она напомнила себе об их страхе. Она могла понять.
   Ополчение улицы Героев хотело разделить общий успех. Система обороны, которую они с таким трудом создавали, была теперь настоящим героем.
   - Она работает! Наша оборона работает! - кричали дети.
   Они гордились и теперь были более уверены в себе.
   "Пусть они представят это как свою общую заслугу", - подумала Лида. - "Может быть, в следующий раз память об этом успехе поможет им быть более храбрыми".
   Она понимала, что этот следующий раз обязательно будет, но была также уверена, что следующая победа никак не должна быть результатом слепой удачи. Нельзя полагаться на удачу в следующий раз!
   Они могут поговорить об этом завтра, но этой ночью все хотят праздновать.
   Коля достал из багажника угощение. Сашка запалил костер прямо на улице. Кто-то затянул праздничную песню. Стало весело. Все запели, на ходу сочиняя слова новой песни - про Город Героев, в котором они все вместе живут.
   Лида завершила ночной праздник специальным объявлением:
   - Предлагаю объявить завтрашний день первым официальным праздником Города Героев. Можно завтра поспать подольше, но встречаемся все у озера в полдень.
   Её не удивил шумный гул одобрения. Они ещё раз пропели свою новую песню и разошлись по домам.
  
  
  
   ГЛАВА 9
  
  
   Мелодия новой песни всё ещё звучала в голове Лиды, когда она легла в постель вслед за Димкой.
   - Ты проявил себя храбрым пареньком, Димуля. Ты поедешь завтра со мной в Секретное Место? Мне нужна твоя помощь. Коле и мне приходится постоянно мотаться туда-сюда, поэтому кто-то из нас должен быть постоянно здесь.
   Это была самая лучшая награда, которую она могла дать Димке.
   - Ты имеешь ввиду поехать с тобой на машине и всё такое? О, да, конечно, я поеду!
   - И ещё одно, Дима. Я хочу, чтобы ты попробовал водить машину. Мы можем попробовать завтра на автостоянке возле озера. Там много места для тренировки.
   Димка чувствовал себя самым счастливым мальчиком в мире. Пока Лида погружалась в сон, она могла слышать его взволнованное состояние. Дима дрожал от возбуждения.
   Он не мог успокоиться, и всё думал в течение следующего часа: "Сколько сейчас времени? Какой завтра день? Сколько дней прошло с того времени, как мы остались одни?" Он не был уверен, но ему казалось, что прошло уже много-много времени.
   Граждане улицы Героев не могли спать долго. Ведь наступил праздник! В восемь часов маленькая группа детей решила устроить праздничный подъем. Первой разбудили Юлю, затем остальных из её семьи, Сашку и Наташку. От Хлякиных добавилась Женя, Маша, Катя и все её сиротки, которых теперь было шестнадцать. Затем, они направились к дому Сережи и Шуры. Сергей сначала рассердился, но веселая процессия выглядела слишком заманчиво и, недолго думая, он тоже присоединился.
   Озорная команда направилась к дому Берфманов.
   - Давайте напугаем их, - предложил Сергей.
   Они быстро окружили дом, слегка поскреблись в заколоченные окна и на счет десять вломились внутрь с ужасающим ревом и боевым улюлюканьем монголо-татарских полчищ.
   - Вы нас совсем не напугали! - соврала Лена.
   Коля был слишком сонный, чтобы как-то реагировать.
   - Ой, хватит...
   - Вставай, пошли будить Лиду с Димкой, - прокричал ему кто-то над ухом.
   Дом Некрасовых больше напоминал крепость, чем любой другой, поэтому они решили пройти по крышам от Колькиного дома.
   - Осторожно, - предупредил он, когда один за другим они крались по узким доскам между крышами домов. - Тихо, а то разбудите их!
   Во время прошлых тренировок, Коля заставлял их ходить по этим высоким доскам, как по мостам.
   - Вы должны научиться не бояться, - говорил он снова и снова, но дети всё ещё боялись. Младшие долго не могли привыкнуть и часто плакали во время таких тренировок. Старшие дети довольно успешно справлялись со своим страхом и не боялись. Но сегодня все были смелыми.
   - Мы проскользнем внутрь через люк, один за другим, - прошептал Коля. - Сначала я войду, а потом помогу вам. Все должно быть тихо. Помните, ни звука.
   Он открыл висячий замок своим ключом.
   Со стороны это выглядело, по меньшей мере, странно - тридцать ребят исчезали с крыши дома один за другим. "Поразительно", - подумал Коля, - "как тихо они могут действовать, когда этого хотят".
   Кое-кто поскользнулся на лестнице от люка и сказал очень плохое слово.
   - Тихо! - прошептал Коля приказным тоном. - Следи за ногами... и за словами тоже.
   Оля хихикнула как-то слишком громко над плохим словом. Другие дети посмотрели на неё с укоризной в полной тишине. Хорошо, что Лида с Димкой спят в подвале.
   Все они теперь были на чердаке. Руки и ноги переплелись вместе разными способами, кое-кто несдержанно захихикал - шепотом.
   - Это твоя нога, Лена? - спросила Катя.
   - Нет, я так не думаю, - ответила Лена, и хихиканье возобновилось.
   - Всё должно быть тихо, помните? Поэтому все заткнитесь! - прорычал Коля шепотом.
   На цыпочках, очень тихо они спустились по лестнице, прошли через кухню к комнате без окон в подвале. Никто не кричал. Юля постучала в дверь.
   - Как вы сюда попали? - спросила Лида. Димка сонными глазами пытался сфокусироваться на ораве улыбающихся мордашек.
   Они быстро оделись, пока другие дети собирали запасы на этот день. Всё загрузили в две машины.
   - Веди машину помедленней, - попросил Сашка, - чтобы я мог ехать на крыше.
   - Эй, хорошая идея, - сказал Сергей, и несколько других ребят забрались на крыши машин. Младшие набились вовнутрь как сельди в банке. Неспешно поехали к озеру, сопровождаемые завистливыми воплями тех, кому пришлось идти пешком.
   Это был классный день. Удивительно солнечный для декабря.
   Утро было достаточно теплым для игр на воздухе. Женя устроила малышей кататься на качелях. Группа девчонок уселась у костра, распевая всяческие песни. Сашка, Коля, Сергей и еще шесть малышей-мальчиков играли в футбол, пока небо не затянулось облаками.
   Стало холодно, когда исчезло солнце, и вся команда переместилась в небольшой деревянный домик на берегу у лодочной пристани. Как же они раньше не додумались? Здесь было чудесно. Моментально зажгли камин. Яркое пламя радостно задрожало, согревая благим теплом. Дети смеялись и пели песни часами.
   - А где Лида и Дима? - Кто-то заметил, что они куда-то пропали.
   - Они скоро вернутся, - сказал Коля. Он пообещал не рассказывать никому, что она будет учить Димку водить машину на автостоянке рядом. Его ответ не устроил ребят и сделал их подозрительными. И через некоторое время вся автостоянка была заполнена маленькими зеваками и желающими поводить.
   - Это не тяжело на самом деле, - выхвалялся кое-кто из ребят. У Димки действительно хорошо получается. Посмотрите на него сейчас!
   Он всё ещё был героем дня.
   Через некоторое время к ним подошел Сережа Клычков:
   - Пора уже кому-то другому быть часовым. Я был на посту с полудня, вы же знаете! - Ему было жаль пропускать такое веселье.
   - Сережа, иди сюда, хочешь попробовать поводить? - спросила Лида. - Я тебе покажу как.
   Сергей быстро научился.
   "Хорошо", - подумала Лида. - "Скоро у нас будет шесть или семь машин на ходу".
   После урока, данного Сергею, она обратилась ко всем собравшимся:
   - Так, пора собираться. Пакуемся и едем домой. Поспешите, давайте. Скоро стемнеет. Загружайте машины.
   Первый праздник прошёл.
   - Ни один из наших будущих праздников не будет таким особым как сегодняшний, - сказала Лида, и дети с ней согласились.
   После наступления темноты Лида и Дима приготовились к поездке.
   - Смотри внимательно по сторонам ночью, - сказала она часовому.
   Они отъехали, но на этот раз не через улицу Радищева.
   "Мы не можем рисковать даже самой малостью", - подумала она, когда они делали большой круг по улицам Энгельса и Маяковского, чтобы по ним выехать к проспекту.
   Дима был взволнован, пока они прокрадывались по улицам. Он изучал пустынный проспект и представлял в мыслях, какое оно - Секретное Место.
   Старые сомнения изводили Лиду... Но, нет, она не хочет об этом сейчас думать. Она просто чувствует, что что-то не так. Сегодняшний праздник действительно был очень веселый, однако... Она не была уверена, что побуждает в ней такую неуверенность.
   Лида остановила машину:
   - Димочка, ты хочешь немного поводить?
   Перед тем, как он двинулся, она объяснила назначение циферблатов на приборной доске и правила ночного вождения.
   - Почему мы не можем включить фонари? - спросил он, не подумав, но тут же понял ответ, и старательно вытянул шею, чтобы видеть дорогу над рулем.
   - Вот, Дима, тебе лучше на что-то сесть, чтобы лучше видеть. - Она свернула пальто и подложила также подушку с заднего сиденья. - Так лучше?
   Лида делала подсказки маленькому шоферу:
   - Полегче на тормоза... поворачивай руль медленно... не дергай его... Дима, я сказала полегче на тормоза!
   Но, тем не менее, он вел машину. Кто бы мог подумать, что это возможно для шестилетнего мальчика.
   - Я совсем ничего не сбил, Лида, - сказал он гордо, когда машина, наконец, остановилась возле склада.
   - Ты проделал отличную работу, Димочка. - Что ещё могла она сказать после всех своих собственных вмятин?
   - Пожалуйста, не называй меня так, Лида. - Раньше утешительное прозвище его не трогало. Она подумала, что, наверное, он уже считает себя достаточно взрослым.
   Дима совершенно возбудился, когда увидел Секретное Место своими глазами. Он хотел гулять по нему вдоль и поперек со своим фонариком.
   - Давай, Дима, нам надо сделать много работы.
   И после двух часов таскания больших упаковок он усвоил для себя новое значения слова "работа".
   Всю дорогу домой Дима спал. "Хорошо иметь его с собой", - подумала Лида. - "Этот маленький парнишка действительно силен".
   "Эх, Димочка", - подумала она, - "нам просто повезло прошлой ночью. Банда Девятки могла стереть нас в порошок. Ты был храбрым мальчиком". Она не могла этого отрицать, но всё же, это была чистая удача. "Всего один камень оказался удачным. Он мог просто задеть или поцарапать Ромку и оттого привести его в бешенство... Тогда он реально мог сильно побить Димку... а вместе с ним всё наше трусливое ополчение!" Она просто должна придумать способ, чтобы им было трудно...
   Когда машина повернула на улицу Радищева, Лида заверила себя: "Нет, только не этой ночью. Я уверена, что они не будут нападать снова этой ночью. Они наверняка думают, что улица Героев будет в состоянии полной боевой готовности..."
   ...Но она очень-очень сильно ошибалась. То, что она увидела за поворотом, взорвало её изнутри.
   Гигантские языки пламени вздымались высоко вверх - выше деревьев. Ещё издалека она увидела ужасающее зарево.
   - Дима, проснись! Дима! Дима!
   - Что случилось, Лида? - Он раскрыл глаза и увидел огненный ответ. Горел их собственный дом. Их дом превратился в огромный факел. Густое пламя быстро пожирало всё, что было в его власти.
   Безудержные слезы полились из глаз. Они оба стояли, едва держась на ногах, напротив родного дома, который всегда так любили. Они плакали молча, неподвижные как статуи. Обжигающее тепло гигантского пламени высушивало слезы моментально.
   - Пошли, Лида. Дима, пойдем, - просили другие дети. - Уже ничего нельзя сделать.
   Но они не слышали. Они просто стояли... и просто смотрели.
   - Ты уже ничего не сделаешь, Лида, - сказала сзади Женя. - Пойдемте ко мне в дом. Димочка, пошли. У меня есть комната. Пожалуйста!
   - Димочка? - Он резко повернулся. - Кто это сказал? Меня зовут Дима... Дмитрий Некрасов. Понятно? - Он, наконец, вышел из транса.
   Но Лида не хотела возвращаться. Стояла бы так вечно.
   - Почему? - это было всё, что она могла сказать. Она повторяла это слово снова и снова в своей голове. "Почему?" - Это было больше, чем просто вопрос о доме. Её уверенность, её счастье, её желание перестроить весь мир разрушились в один момент. Её мечты и большие планы погибли вместе с этим домом.
   Она долго стояла, глядя на угасающий огонь. Чувства покинули её. Огонь слабел. Языки пламени уменьшались на глазах, пока совсем не погасли, а потом превратились в тлеющие угли. Наступал рассвет...
   Лида и Дима пошли к Жене - в её приют.
  
  
  
   ГЛАВА 10
  
  
   - Что случилось с Лидой? - беспокоились между собой ребята. - Она просто сидит и думает.
   Но на самом деле она почти ни о чем не думала на протяжении недели. Женя заботилась о ней и о брате... А Лида просто сидела одна в комнате. Иногда она гуляла возле озера. Даже с Димкой и то редко разговаривала - обычно в постели, ночью. Но большую часть времени Лида ничего не делала.
   Её мысли смешались в беспорядке.
   - Я такая дура, - говорила она часто сама про себя, начиная именно с этой фразы. - Я хотела изменить мир, а теперь мир изменил меня. Я думала, что могу всё... но посмотрите на меня сейчас. Я заключила такую большую сделку с собой о том, что я должна сделать, а теперь... я всего лишь маленькая бездомная сиротка.
   Женя хорошо к ней относилась. Она была внимательна и терпелива. И это то, в чём Лида нуждалась больше всего.
   Другие дети не могли понять её реакцию на пожар. Она сталкивалась лицом к лицу с гораздо большими проблемами и не терялась. Почему же теперь?..
   Постепенно Лида стала приходить к ответу. Она хотела верить в то, что может всё. Перед пожаром всё для неё казалось очень простым. "Почему нет?" - Это был любимый ответ любому, кто сомневался в её безумных планах. Когда возникали проблемы, она просто знала, что нужно делать и была уверена в себе. Но теперь она сомневалась в своих способностях понимать всё на свете. Больше всего она сомневалась в своих планах и в способности мыслить трезво... Она сомневалась в себе и потеряла уверенность в себе.
   Всё чаще и всё больше Лиду начинали интересовать Женькины ребятишки. Они были интересны. Лида изучала их внимательно. Они любили Женю и её доброту. И она действительно была добра к ним.
   Но всё же что-то было здесь не так... Эти малыши не играли так, как это делали в прошлом. Их что-то постоянно тревожило. Они часами бесцельно бродили по дому и вокруг. Они скулили и хныкали, чтобы обратить на себя внимание или выпросить угощение. Хотели чувствовать себя полезными. Лида ощущала это по их улыбкам, когда малышам приходила новая идея:
   - Женя, давай сделаем сад. Мы посадим цветы. Цветы делают всех счастливыми.
   А Женя отвечала:
   - Да, мы посадим их весной, когда будет тепло.
   Однажды маленький мальчик изобрел совершенно безобидное оружие из маленьких деревяшек, которые сбил гвоздями вместе, и показал его Жене, а она сказала:
   - Молодец. Хорошая идея. Покажи, как это работает.
   И она терпеливо смотрела, пока он демонстрировал.
   Но казалось Лиде, что здешние ребятишки слишком часто устраивают между собой всякие ссоры и перебранки. Здесь очень мало игрушек и они постоянно дерутся между собой за любимые игрушки. Даже Женя, бывало, выходила из себя, когда они не слушали её слов о том, что нужно делиться.
   "Делиться? Может быть, в этом часть моей проблемы?" - подумала Лида однажды утром. Эта идея моментально пробудила её от спячки. Здесь было достаточно игрушек для каждого ребенка, каждый мог иметь по две-три игрушки, но они постоянно ругались и требовали "любимую" игрушку. Чем больше Женя уговаривала их делиться, тем больше они требовали каждый для себя какую-то конкретную игрушку. "Нужно, чтобы каждый из малышей имел по крайней мере одну игрушку, которую мог бы называть своей личной", - подумала Лида, а затем собрала всех ребятишек вместе и попыталась назначить каждому его любимую игрушку. Но идея не работала. Каждый продолжал требовать свои старые и побитые, но любимые игрушки.
   Женя вернулась со двора:
   - Что здесь происходит?
   Ей не понравилась идея, что Лида хочет изменить её здешние правила. Делиться - вот, что важно. Женя была уверена. Она знала, что это так!
   Лида почувствовала раздражение Женьки. Она хотела навести мосты между ребятишками, примирить их между собой, но не была уверена, как это сделать.
   Она повернулась к детям:
   - Ладно, назначать игрушки - плохо. Это не работает. Но я думаю, у меня есть идея получше. Слушайте внимательно...
   Они слушали, потому что были рады видеть Лиду снова в действии.
   - Я думаю, каждому из вас нужна новая игрушка. Игрушка, которая будет лично твоя, и, которую ты будешь беречь. - Они, конечно, согласились. - Но поскольку здесь больше нет игрушек, вам всем нужно будет потрудиться, чтобы заработать себе новую игрушку, если вы хотите её. Вот как. - И они все захотели заработать себе новые игрушки.
   Женя попыталась, было, вмешаться в её план, но остановилась. Она была счастлива увидеть в глазах Лиды что-то другое, кроме постоянной грусти.
   Лида продолжила:
   - Вы знаете, как важно для нас иметь машины, которые можно водить. Они доставляют нам еду и много других вещей из Секретного Места. Но скоро у нас не будет бензина для машин. Нам нужен ещё бензин и вы, ребята, можете нам помочь.
   Дети выглядели озадачено.
   - Вы никогда не видели, как папа заправляет машину из канистры с бензином? Она может быть белого или красного цвета. Может быть, парочка таких канистр до сих пор стоит где-нибудь в гараже или во дворе вашего дома?.. Итак, вот суть сделки. - Лида почувствовала былой энтузиазм. - Я дам красивую новую игрушку каждому из вас, если вы сможете найти канистру с бензином и принести её сюда.
   Большинство из них вспомнили такие канистры в своих старых домах, а некоторые сразу же побежали надевать свои теплые курточки и пальто.
   - Подождите минутку. Ещё одно. Нам также скоро понадобится больше машин. Если вы сможете принести ключи от машин ваших родителей, то получите совершенно особую добавочную награду. Целую коробку леденцов для каждого отличившегося. Вы помните, как выглядят ключи от ваших автомобилей? Вы можете найти их в маминой сумочке или на папином рабочем столе... А теперь, разделитесь на группы по двое и будьте осторожны. Если не найдете канистру с бензином в своем гараже, посмотрите в соседнем. Ярик, бери с собой Таню... Боря и Лёня, идите вместе... Нина, ты поможешь Оле?
   Дети получили каждый реальную задачу и теперь спешили вовсю, чтобы выполнить её.
   - Где мои ботинки, Женя?..
   - Кто взял мой сиреневый шарф?..
   - Я нашла только одну варежку, а где вторая?
   Женя помогала им и с материнской заботой напоминала, что нужно быть осторожными и не задерживаться.
   Когда они ушли, Женя повернулась к Лиде:
   - Кажется, они довольны твоей новой идеей, но я не уверена, что мы не должны учить их делиться. Делиться очень важно, ты знаешь.
   - Я наблюдала за твоими ребятишками целыми днями, Женя. Просто наблюдала и думала о них. Они слишком много заняты дележом, но это не работает. У них нет ничего своего. А это значит, что нет настоящих обязанностей. Нет реального способа помочь. Это замечательно - делиться вещами, когда ты этого хочешь, но, я думаю, это плохо - заставлять людей делиться или быть хорошими. Это вещи, которые человек должен сам решать для себя. Иначе, это не хорошо. Понимаешь, что я имею в виду?
   Женя не согласилась, но уклонилась от спора.
   - Ты одна на себя взвалила всю работу, Женя, а они почти совсем не помогают. Они слоняются без дела вокруг да около, хнычут и выклянчивают разные вещи, дерутся между собой за игрушки. Ты действительно терпелива и добра для них, но я думаю, им нужно чем-то заниматься, что-то делать для себя.
   Теперь и Женя не выдержала, чтобы не поспорить:
   - Но, Лида, они же боятся. Они действительно напуганы. Ты никогда не слышала их ночью, когда им снятся плохие сны и всё такое...
   - Да, я слышала их, - сказала Лида. - Я сказала, что следила за твоими детьми. Всю ночь ты только и бегаешь от одного ребенка к другому, чтобы убаюкать спать. Но когда ты сама спишь? Ты выглядишь ужасно уставшей, Женя.
   - Что же мне делать? - Женя действительно хотела это знать.
   - Я уже сказала тебе, что думаю. Дети напуганы, потому что у них ничего нет. Абсолютно ничего. Судьба поступила с ними жестоко, когда они осиротели, но будет ещё хуже, когда они будут без своих собственных... э-э-э... личностей. - Лида не смогла подобрать более подходящего слова и Женя не поняла её.
   - Лида, у них прекрасные личности и все такие разные. Что ты имеешь в виду?
   - Ну, я не могу вспомнить точно подходящего слова, но я имею в виду, что... а-а-а... ну, я не думаю, что они будут когда-нибудь счастливы, если ты будешь постоянно делать всё за них. Им нужно работать и тогда они будут собой гордиться. Им нужно, чтобы каждый из них мог спокойно сказать самому себе: "Я тяжело трудился и сделал хорошую работу. И за это я заработал мою игрушку"... Неужели, ты не понимаешь, Женя? Это же намного облегчит твою работу.
   - Может быть, ты и права, Лида, но я всё же думаю, что они слишком малы и слишком напуганы для этого.
   Лида хотела сказать ей что-то на тему, как она сама утратила свой собственный страх, когда была слишком занята решением проблем. Ей казалось, что страх - это то, что ты сам чувствуешь, когда ждешь, что что-то плохое непременно должно случиться, а радость - это то, что ты чувствуешь, когда нашел способ сделать, чтобы случилось нечто хорошее.
   Она хотела сказать об этом, но как она теперь может такое сказать? Она стала жертвой своего собственного страха после пожара, став ещё одним напуганным ребенком, о котором позаботилась та же Женя.
   - Кстати, - спросила Женя, - а где ты собираешься взять столько обещанных игрушек?
   - Это просто, - ответила Лида. - Ночью, когда Коля поедет за запасами, он возьмет несколько игрушек. Это будут самые настоящие, новые игрушки. В Секретном Месте сотни таких игрушек. Я просто подумала, что мы совсем забыли об играх. Это не кажется тебе странным, Женя, думать о том, чтобы играть в игрушки?
   Вместо этого Женя спросила:
   - Все-таки что это за Секретное Место, Лида? Оно звучит так загадочно. Где оно?
   Лида хотела рассказать ей, но сдержалась:
   - Ты знаешь, я не могу рассказать тебе, Женя, или кому-нибудь ещё. Это слишком важно. Мы не должны рисковать. Мы не должны ничем обнаружить это место для бандитов. Если мы все будем знать о нем, им останется только захватить любого из нас и выведать всю информацию под пытками. Чем меньше людей, которые об этом знают, тем безопаснее для нас.
   - А ты расскажешь им, если будут пытать тебя, Лида? - Женя надеялась, что она скажет "нет".
   - Я не знаю, Женя. Я очень надеюсь, что до этого не дойдет.
   Теперь Лида почувствовала себя намного лучше. Работа вдохнула в неё новую жизнь. Зная, что дети будут отсутствовать в течение получаса или около того, она попросила Женю созвать небольшое собрание лидеров ополчения:
   - Скажи, чтобы все собирались здесь прямо сейчас.
   Сашка, Сергей, Коля, Дима и Женя предстали перед Лидой в главной комнате "Детского Приюта". Они с удивлением наблюдали, как Лида возвращается в старую себя. Она оттарабанила длинный список новых планов ополчения:
   - Наш план обороны похож на один большой анекдот! - сказала Лида. - Мы должны натренировать наших собак, чтобы они делали большее, а не просто лаяли на врага. Мы должны собрать всех наших детей вместе. Они же боятся выстрелить или причинить боль. Где было наше бесстрашное ополчение, когда поджигали мой дом? Смотрело на поджигателей из-за кустов и деревьев? А что, если бы внутри был Димка? Давайте сделаем больше коктейлей Молотова и используем их в следующий раз.
   Оглохли что ли? Сидят тихо как мышки, слушая разбор полетов от Лиды. "Стоп, надо притормозить", - оборвала она свой гнев.
   И только для того, чтобы поменять тему, Лида начала говорить о своих старых планах, о самолетах, школах и больницах, о машинах скорой помощи и других совершенно фантастических вещах. Она сама уже себе не верила. Будто в каком-то трансе, она повторяла свои старые планы - просто механически, без энтузиазма.
   Сашка не выдержал:
   - Лида, ты сумасшедшая! Забудь про эту муру! Давай лучше поговорим об ополчении.
   Его слова больно ужалили её. И хотя она хотела бы угомониться, тоже не выдержала. То, как он к ней обратился, разгневало Лиду:
   - Что ты сказал, Сашка? Сумасшедшая? Я сумасшедшая? Сам ты сумасшедший! Заткнись! - Она резко встала. - Давайте, большие капитаны, делайте ваши собственные планы! - Лида остановила себя... и затем многозначительно, мягким голосом добавила. - Вы можете это. Я знаю, вы можете... Пойду пройдусь, - сказала она у двери и вышла.
   Она пошла на скамейку возле Кривого озера, чтобы уединиться и спокойно подумать: "Сумасшедшая? Может, я действительно сошла с ума... или я просто заболела? Я чувствую себя такой уставшей, будто заболела какой-то сонной болезнью... Но я должна взять себя в руки. Я должна мыслить трезво. Сашка был прав в своих словах. Забудь о больших мечтах, хотя бы на время, и решай сегодняшние проблемы". В уме что-то просветлело. Она перечислила реальные проблемы и теперь, наконец, поняла, что Банда Девятки - это не самое большее, чего они должны бояться. Что толку построить армию из двадцати детей и добавить им оружия? Это не спасет, когда Банда Девятки позднее объединит силы с другими бандами. Их слабое оружие не остановит армию из ста человек. Она четко представила, как один за другим сгорят дотла все дома на улице Героев. Их возьмут в плен и под пытками заставят выдать сокровища в обмен на их жизни. Им не останется другого выбора, кроме как присоединиться к армии бандитов.
   Да, стало очевидно, что улицу Героев они никак не смогут защитить. Им нужен... им нужен замок - крепость с высокими стенами и рвом с водой, как в старину. "Это было бы здорово", - подумала Лида.
   Её страх растворялся. Теперь она мыслила трезво и её уверенность возвращалась к ней. "Я что-нибудь придумаю. Придумаю обязательно!"
   Она прошла к озеру, обогнула домик на лодочной пристани. "Я что-нибудь придумаю", - повторяла она снова и снова, будто слова сами по себе могли дать идею.
   "Замок с высокими стенами", - подумала Лида... и посмотрела наверх. Вот же он - прямо перед её глазами! Сотню раз она смотрела в этом направлении, но не видела его. Но теперь все встало на места.
   Здание 2-й средней школы гордо стояло на возвышенности возле озера. Высокие толстые стены из кирпича! Пустынный луг и озеро по одну сторону. Крутой обрыв, ведущий вниз к бульвару Конева, с другой стороны.
   Вот она - крепость! Всё верно. Двадцать детей смогут защитить её против сотни солдат, а может и против двух сотен. В школе есть большие помещения, где можно жить. Там есть классы, в которых старшие дети могут обучать младших выживанию. Там же есть медпункт. В школе есть столовая и кухня, актовый зал для собраний, пишущие машинки, мастерские, рабочие инструменты, гараж для машин и кто знает, сколько всего ещё. Но самое лучшее - там есть библиотека, в которой полно всяких книг.
   - Всё есть, кроме рва с водой, - она засмеялась. - Есть! Есть! - закричала Лида и, заливаясь радостным смехом, побежала вокруг крепости, а потом - домой, чтобы рассказать остальным.
   В доме Жени было шумно и беспокойно. Маленькие работнички приносили канистры с бензином на хранение в гараж:
   - Вот, Лида, я нашел две канистры. Где моя игрушка?..
   - Вот ещё бензин, Лида, и я нашел ключи. У моего папы было две машины.
   Лида улыбалась:
   - Отличная работа! Ставьте канистры в гараж... Есть еще ключи? Несите их мне.
   Оля плакала:
   - Лида, я не нашла никакого бензина, но вот я нашла ключи. Мой папочка никогда не приезжал на машине домой с тех пор, как заболел. Он был водителем на грузовике. А грузовые машины годятся? Грузовая машина большая и может везти очень много вещей. Но я не нашла никакого бензина. - И она опять заплакала.
   Но Лида не обратила внимания на её слезы в данный момент:
   - Грузовики? Грузовые машины, Оля? Где?
   - О, мой папа работал в гараже на улице Жукова. Там очень большой гараж. Папа делал дороги. Там есть ещё самосвалы и бульдозеры. И ещё много всего. Тебе не нравятся бульдозеры, Лида?
   Малютка никак не могла понять серьезного выражения на лице Лиды и опять принялась хныкать:
   - Я получу конфетку, Лида, да?
   - Да, конечно... конечно... конечно ты получишь, Оля. Но грузовики, вау! Вот это мысль! Можем ли мы использовать грузовики? Спасибо, Олечка. Ты умничка. Спасибо тебе огромное. Ты мне покажешь потом, как туда добраться в этот гараж?
   - Угу, - закивала Оля.
   Маша пристально за ними наблюдала, пока они говорили. Она никогда не видела до этого, чтобы Оля много плакала. Она всегда была такой жизнерадостной девчушкой. Маша подошла к ней и сказала:
   - У меня уже есть одна канистра. Но, кажется, я знаю, где взять ещё одну. Пойдем, я тебе покажу.
   Они убежали вместе со счастливым видом. "Вот, что такое делиться по-настоящему", - подумала Лида.
   Когда она вошла в дом, то услышала громкий спор в главной комнате. Собрание ополчения не закончилось, а напротив - было в самом разгаре. Это было очевидно.
   - Это никогда не получится, - говорил Коля Сашке.
   - Эй, Лида, - сказал Сергей. - Угадай, кто теперь толкает безумные идеи? Ты должна послушать Сашкин план. Расскажи ей, Сашка.
   Лида упала в большое кресло:
   - Я же говорила вам, что он сумасшедший, - рассмеялась она.
   Но Сашка - не трус. Он рассказал им, как они могут натренировать собак драться и убивать, если нужно. Он читал раньше повесть-страшилку об одном мужике, который тренировал собак-киллеров. А у отца была книжка по тренировке служебных собак. Лида тут же подумала о том, что их крепость можно окружить злыми собаками. "Это будет даже лучше, чем ров с водой", - подумала она про себя.
   Сашка заметил, что она улыбается, и подумал, что она смеется над его планом.
   - Я еще не закончил, Лида, - сказал он холодным тоном. Он стал рассказывать им, что немецкие овчарки являются лучшими собаками для их цели. Они умные и легко обучаются. По улицам бродило много брошенных собак, и он был уверен, что сможет найти десятки таких собак для тренировки.
   - Кроме того, я много знаю о собаках. Мой папа научил меня.
   Оказалось, что Сашка в тайне обучал Джека, своего английского сеттера. Он предложил Лиде продемонстрировать, что умеет его собака.
   - Это не нужно, Саша, - сказала Лида. - Я думаю, это классная идея. Лучше использовать для драки собак, чем детей. И ещё одно... - Она решила шокировать их. - Собаки могут пригодиться в крепости.
   - В крепости? - Все удивленно выдохнули это слово.
   - Вы посчитали мои другие идеи безумными, правда? А теперь послушайте ещё одну!
   Они слушали всё более и более внимательно, пока она излагала им детали плана. Никаких улыбок, никаких шуток, только задумчивое кивание. Они могли согласиться, что улицу Героев тяжело защищать. Дома слишком отделены друг от друга, и они усвоили урок из пожара. Они понимали, что следующим может стать дом любого из них.
   Она думала, что они будут спорить с ней и говорить, что никогда не покинут свои дома. Однако новая идея показалась им захватывающей.
   - Когда мы начнем? - спросила Женя.
   - Сегодня вечером, конечно! - ответила Лида. - Нельзя тратить попусту время. Нам предстоит потратить много ночей в абсолютной тайне, пока мы окончательно подготовим наше новое место. Затем, думаю, где-то через пять-шесть дней, мы сможем переехать туда. Олин папа работал в гараже, где есть грузовые машины. Мы научимся водить один из таких грузовиков, а затем, однажды ночью, погрузим все наши вещи в грузовик и перевезем в Цитадель... Давайте так назовём нашу крепость. Я успела подсмотреть это слово в Женином словаре, и мне оно понравилось.
   - Цитадель! Мощно звучит, - согласился Сашка.
   Они прорабатывали детали плана будущей Цитадели до самой темноты. Никто, кроме шести находящихся в комнате ребят, не должен знать ничего о том, что они готовят. Никто! Пока они будут готовиться, Сергей может научиться водить грузовик. Лида и Женя могут заняться внутренней планировкой будущего города, а Коля и Дима будут продолжать возить и прятать запасы. Вся работа должна проходить ночью, а Сашка может выполнять работу временного капитана по обороне. Все они надеялись, что Девятка не объединится с какой-нибудь другой бандой, по крайней мере, какое-то время. Каким-то образом они должны избегать стычек с врагом. Теперь они снова команда и у них есть реальный план.
   Той ночью в доме Жени никто не плакал.
   - Неужели это возможно, - озадачилась Женя, - что зарабатывание своих собственных игрушек стало этому причиной? - Этой ночью Женя впервые нормально отдохнула.
   Но Дима и Лида никак не могли заснуть. В их головах проносилось так много захватывающих мыслей.
   Лида хотела, чтобы её брат понял, почему она так счастлива. Но как она могла объяснить ему, чтобы он понял?
   Придумать и рассказать ему сказку - лучший способ. Мысли уносили её в далекую старинную страну сказочных замков и крепостей. Сюжет сказки пришел к ней легко.
  
   Давным-давно в одном очень маленьком королевстве за девятью морями жили рыцари в сверкающих доспехах. У них было много разных приключений. И все они были счастливы. Они занимались делами, которые им нравились.
   В огромном замке на высокой скале над морем жил король и его молодой сын - принц.
   Королевство было очень богатое, потому что тот король был самым мудрым королем в мире... ну, по крайней мере, в том мире, где они жили. Он знал, как быть счастливым. И он знал, как делать людей счастливыми. Он был справедливым и добрым королем. И самое главное - он разрешил своим подданным быть свободными.
   Теперь ты знаешь из других сказок, что короли обычно зарабатывают деньги тем, что собирают налоги с жителей своего королевства. Но только не этот король - и, возможно, в этом заключалась отчасти его мудрость. Другие короли требовали, чтобы им приносили коров, подарки и драгоценные камни - просто потому что хотели их. А взамен ничего людям не давали. На самом деле они просто не думали, что обычные крестьяне ничуть не хуже людей королевской крови.
   Но наш король был на самом деле кем-то вроде умного бизнесмена. Он думал о своих подданных так же, как тот бизнесмен думает о своих клиентах. И так как он был мудрее всех... он знал больше десяти из них вместе взятых... короче, он пришел к тому, что стал продавать людям свою мудрость. Когда они были несчастливы, или когда у них возникали какие-то проблемы, они приходили к нему за советом. Если он мог разрешить их проблему - а у него почти всегда это получалось - тогда люди платили ему за это. Он брал плату в зависимости от размера проблемы. За совет по сельскому хозяйству, например, он мог взять одну козу или поросенка. Но советы о том, как быть счастливыми, были его специальностью. А поскольку счастье - самая важная штука в целом мире, он брал намного большую плату за такой совет. Обычно, люди платили ему за это своими лучшими драгоценностями или годом службы в качестве солдата, чтобы защищать его страну от других королей - тех, которые думали, что легче всего обогащаться войной и грабежами.
   Другие короли не могли его понять. Почему он так богат? Казалось полным безумием - дать подчиненным свободу и содержать армию, в которой они не обязаны служить.
   Но те короли никогда не видели длинную очередь людей, шедших к нашему королю, чтобы купить его совет. Он становился всё мудрее и богаче с каждым днем. И чем счастливее и свободнее становились его люди, тем больше они работали. Чем больше они работали, тем богаче становились. Чем богаче они становились, тем больше времени сталкивались с проблемами, которые нужно было решать. И в этом был его секрет! Пока он становился мудрее, его подчиненные становились богаче, и он мог позволить повышать свои цены.
   Все становились всё счастливее и счастливее, а королю грех было жаловаться, потому что он (и его подданные тоже) становились всё богаче и богаче.
   Но существовала большая тайна во всех его советах. Люди клялись своим собственным счастьем, что никогда не будут повторять вслух этот совет. НИКОГДА!
   И счастье было повсюду. Возможно, поэтому королевство прозвали страной "настоящей радости"! Все люди на этой земле чувствовали настоящую радость от того, что делали.
   Слишком хорошая сказка, правда? Но это не совсем так. Даже у короля были проблемы. Мудрость не может решить их все сразу, понимаешь?
   Каждый житель королевства становился счастливее с каждый днем. И только один человек оставался очень грустным. Печаль не сходила с его лица. И с каждым днем он становился всё печальней. И это чрезвычайно беспокоило короля.
   И неудивительно, что он был озабочен, потому что этот грустный, печальный человек, который становился всё грустнее день ото дня, был не кто иной, как его собственный сын!
   Королевской мудрости было недостаточно, чтобы справиться с его собственной проблемой. Он испробовал всё, что можно, чтобы мальчик был счастлив. Он дарил ему коней, приглашал веселых ребятишек, которые с ним играли, давал разные игрушки. Всё было у этого мальчика, обходительные слуги ухаживали за ним, и ему совсем ничего не надо было делать - абсолютно никакой работы. Мальчик имел всё, чтобы быть счастливым. Но не был.
   И король был достаточно мудр, чтобы понять, что несчастный принц никогда не сможет управлять его землей, потому что не познал ни мудрости, ни счастья.
   Чем больше он принцу давал, тем грустнее принц становился.
   Через некоторое время король и сам загрустил.
   - Значит, я не так умен, если даже собственного сына не могу сделать счастливым, - сказал он себе.
   Король состарился и, предчувствуя свой скорый конец, решил обратиться за помощью. Он объявил большую награду и разослал во все концы своего королевства извещение:
   "Кто сможет рассказать мне, как сделать моего сына счастливым, унаследует всё моё королевство после моей смерти".
   И подпись: Король "Настоящей Радости".
   Но, можешь себе представить, никто не смог дать королю совет, которого он так желал, хотя сотни людей пытались.
   А потом случилась трагедия. Посреди ночи, самой грустной ночи за всё время, маленький принц исчез. Он пропал, не оставив и следа.
   Дела пошли намного хуже. Король начал терять уверенность в своей мудрости и весь его бизнес пошел всё хуже и хуже.
   И, наконец, в один из весенних дней на втором году после исчезновения принца, бизнес шёл так плохо, что за советом к королю пришел лишь один человек. Король четко это увидел - он терпит крах! Очень скоро - он содрогнулся от одной этой мысли - ему придется начать собирать налоги со своих подданных.
   "Я смогу продержаться месяц, ну может чуть больше", - подумал он. - "Особенно если перееду в жилище поменьше. Содержание замка стоит много денег. Может быть, мой следующий посетитель придет с большой проблемой, тогда я много заработаю".
   И вот объявили посетителя:
   - Ваше Высочество, этот молодой человек просит совета, как стать счастливым.
   "Отлично", - подумал король. - "Наконец-то ценный клиент".
   - Подойди ко мне, юноша, - сказал король, с трудом скрывая свое волнение. - Что у тебя за проблема?
   Молодой человек казался ужасно грустным. По его дорогой одежде король спрогнозировал очень высокую цену за свой совет. "Но что, если я не смогу помочь ему?" - подумал он. Даже король потерял веру в себя в последнее время.
  
   - Дим, ты уже догадался, чем закончится сказка, а? Эти сказки все очень похожи друг на друга, правда?.. Не догадался? Ну, ладно, тогда я расскажу до конца.
  
   И тогда молодой человек сказал:
   - О, Великий Король, твоя мудрость позволила моему отцу преуспевать во всём. Он заработал богатства, которые никогда бы не заработал ни в одном другом королевстве. Но сможет ли твоя мудрость помочь мне? У меня есть всё, но я несчастен. Я пытаюсь быть счастливым. Я громко смеюсь самому себе. Я улыбаюсь себе в зеркале. Я покупаю новые одежды, коней и драгоценные камни каждый день, но я все равно несчастен. - И он разрыдался прямо перед великим королем.
   Король усмехнулся про себя: "Это будут лёгкие деньги. Я просто дам ему один мой обычный совет по счастью".
   - Я помогу тебе, - сказал король. - Но сначала поклянись своим собственным счастьем и я покажу тебе как... клянешься ли ты, что никогда не повторишь слова, которые я скажу тебе сейчас?
   - Да, Великий Король. Я клянусь!
   Король продолжил:
   - И ты готов заплатить высокую цену за такой совет?
   - Да, Великий Король. Я отдам свой золотой браслет, который стоит четыреста голов скота.
   И тогда король достал из своей королевской мантии маленькую карточку, на которой красивым почерком был написан совет по счастью.(Видишь, король никогда не говорил советов вслух из опасения, что какой-нибудь шпион может подслушать. И, в конце концов, это была его коммерческая тайна!).
   Слова на карточке заставили молодого человека улыбнуться первый раз за всю его долгую печальную жизнь. Вот эти слова:
  
   Владение вещами - это что-то, но не всё.
   ЗАРАБАТЫВАНИЕ ценностей - это больше чем что-то, это всё!
  
   - Запомни эти слова, юноша. Узнай и пойми смысл этих слов. Счастье достаточно просто, ты знаешь. Не существует ничего в реальности этого мира, с чем ты не можешь столкнуться. Не бойся! Страх - это самая противная вещь, потому что он один равен несчастью.
   Король завершил свои слова и попросил у молодого человека его браслет.
   - Могу я сначала задать тебе вопрос, Великий Король?
   - Да, задавай! - сказал король с легким раздражением.
   - Почему, Великий Король, я должен платить за твой совет, если твой собственный сын не стал счастливым с его помощью? Что же тогда ценного в твоем совете? Почему я должен отдавать тебе мое самое ценное сокровище - мой золотой браслет?
   Великий король долго молчал. У него на всё был готов мудрый ответ, но теперь ему нечего было сказать.
   - Тогда, позволь мне сказать тебе кое-что, Великий Король. Позволь мне дать тебе один совет в обмен на твой. Я думаю, ты нуждаешься в нём. Потому что ты сам несчастен. Я вижу это по твоему лицу.
   Молодой человек запустил руку в свою мантию и достал оттуда свою собственную карточку, а затем подошел и дал её королю. Король побледнел, когда увидел текст. На карточке было написано следующее:
  
   Позволь твоему сыну практиковать то, чему учишь ты!
   Позволь твоему сыну узнать правду, которую я уже знаю:
   "Владение вещами - это что-то, но не всё.
   ЗАРАБАТЫВАНИЕ ценностей - это больше чем что-то, это всё!"
   Позволь твоему принцу ЗАРАБАТЫВАТЬ ценности для его собственной жизни!
  
   И тогда король сказал:
   - Возможно, ты прав, юноша. Я давал ему слишком много. Также как твой отец делал для тебя. И если бы только я мог найти моего сына, я бы попытался использовать твой совет. Моя мудрость говорит мне, что ты прав. Я слишком много ему давал - это моя великая ошибка... Найди моего сына и приведи его ко мне! Если твой совет поможет ему найти счастье, ты унаследуешь моё королевство и всё, что я имею.
   - Ваше Высочество, я уже нашёл его. Он знает мой совет, и теперь он по-настоящему счастлив, - сказал молодой человек.
   Король был поражен этими словами. И он понял их правоту тотчас же, как увидел золотой браслет - тот, который он дал сам своему сыну и принцу.
   Молодой человек снял с лица маску и сказал:
   - Да, отец. Это я - твой сын и законный принц твоего королевства. Я заработал счастье и право унаследовать всё, что у нас есть.
   Думаю, не стоит рассказывать, что жили они долго и счастливо...
  
   Лида закончила сказку. Дима пытался осмыслить её до конца, но пока не понимал полностью.
   Этот день стал новым ярким событием для Лиды, он изменил её жизнь. Она сменила грусть радостью. Она придумала реальный план для детей улицы Героев. И, пока рассказывала сказку, сама прикоснулась к золотому зерну бесценной истины.
   Она была счастлива.
  
   План Цитадели быстро воплощался. Одной тёмной январской ночью улица Героев опустела, превратившись в город-призрак. Его жители вместе со своими секретными сокровищами исчезли с лица земли...
   ...По крайней мере, именно так показалось бесстрашной и жестокой объединенной армии Девятки и Центра.
  
  
  
   ГЛАВА 11
  
  
   Переезд в Цитадель проводился в строжайшей тайне до самой последней минуты. Никто кроме капитанов ополчения не знал о переселении.
   Дети были разбужены той ночью капитанами ополчения и услышали тихий приказ:
   - Не бойтесь, мы переезжаем сегодня ночью в новый чудесный дом. Если хотите присоединиться к нам, собирайте все ваши вещи и сносите в место перед домом Жени. Но только тихо. Чтоб ни единого звука!
   Переезд должен был проходить в полной тишине и организовано, как договорились заранее. Меньше чем через полчаса все стояли в покорном ожидании погрузки в грузовик.
   Построившись в две шеренги, дети стали передавать вещи, загружая их в грузовик через два борта. Вскоре кузов грузовика был заполнен, а ребята расположились на вещах.
   Грузовик был большой. В кузове было много места для всех жителей улицы Героев. Грузовик перевез их с вещами в крепость у Кривого озера.
   В Цитадели также построились в две шеренги для выгрузки вещей из грузовика в безопасное место внутри здания.
   В засмоленной черноте школьного подвала всех попросили сохранять тишину и послушать. Лида обратилась к присутствующим:
   - Очень важно, чтобы вы поняли несколько правил. Это мой город - Цитадель. Мы все можем жить здесь в безопасности, но мы не можем допускать никаких ошибок. Вы должны следовать всем правилам, иначе вам придется уйти. Если вам не нравятся правила, можете быть свободны и возвращаться в свои дома. Вас никто не принуждает здесь оставаться... Банда Девятки и другие банды будут нас искать. Их интересуют, в первую очередь, наши сокровища. Мы не можем дать им ни малейшей подсказки, что мы здесь. В течение следующих двух недель, мы будем очень, очень тяжело работать, чтобы превратить наш город в настоящую крепость. Он будет выглядеть как настоящий замок, и мы должны строить его как можно более тихо. Со стороны это здание должно выглядеть и звучать абсолютно пустынным... Итак, вот правила на следующие две недели. Слушайте внимательно! Нельзя зажигать никаких свечек, никаких фонарей в любое время суток. Нельзя выходить из здания ни в какое время за исключением ночи, да и то только при выполнении специальных миссий. Нельзя ни в коем случае проходить возле окон или других мест, где вас могут увидеть снаружи. Нельзя кричать или громко разговаривать ни при каких обстоятельствах. Всегда говорите тихо или шепотом... Если вы строите или делаете какое-то дело, которое невозможно без шума, делайте его в подвальном помещении. Мы расскажем дневной распорядок позже, после того, как проведем вас по зданию для ознакомления. Просто приготовьтесь к двум неделям тяжелейшей работы. Это будет самая тяжелая работа из всех, что вы знали. Не будет никаких игр... никакого шума... ни единой ошибки пока мы не закончим.
   - Затем, - сказала Лида, собираясь немного приободрить присутствующим, - когда мы закончим, мы объявим создание нового города на Земле. Тогда мы хорошенько пошумим на большом празднике.
   Дети просидели в тишине весь остаток ночи. Лишь несколько приглушенных вопросов нарушили тишину.
   Наступило утро, и солнечный свет заполнил их новый дом. Дети странствовали вокруг, рассматривая местные достопримечательности. Кто-то уже постарался в Цитадели, переделывая старое школьное здание в место, где им предстоит теперь жить.
   В девять утра первого дня на новом месте, Лида и Женя повели ребят на обзорную экскурсию. Они будут жить в верхней западной секции, выходящей на Кривое озеро. Классные кабинеты были переделаны в небольшие квартиры с матрасами на полу и темными шторами поверх окон. В углу каждой квартиры располагался умывальный столик с ведром воды, металлическим тазом, мылом, полотенцами и большим зеркалом. Фамилии семей были написаны на каждой двери.
   Женя и Лида назначили комнаты, разделив всех детей на "семьи". Детей из приюта Жени организовали в четыре группы на четыре классных комнаты. Женя разделила комнату вместе со своими собственными сестрами Катей и Машей.
   Здание могло в конечном итоге вместить четыреста-пятьсот жителей, а может даже больше. Но пока их было всего тридцать пять. Дети ощущали себя словно мышки на огромных просторах школьного здания. Пока они путешествовали внутри, Женя и Лида останавливались в разных местах, объясняя особенности своего плана.
   - Здесь будет наша столовая. Мы будем есть здесь. Подавать еду будем точно в одиннадцать и в пять часов каждый день. Не опаздывайте, чтобы не остаться голодным. Юля и Нина, вы согласитесь заведовать столовой и заниматься приготовлением еды? - Они согласились. - Лина и Рита смогут помочь вам с готовкой и мытьем тарелок. Хорошо, девчата? - И они сказали, что будут помогать.
   Лида всем пояснила, что каждый будет выполнять какой-то конкретный вид работы в новом городе и что будут еженедельные собрания, на которых будут обсуждаться любые изменения в работе.
   Она сказала им, что это её собственное здание. Она заявила о своих правах на него. Это её частная собственность, а они все приглашены здесь жить. Но Лида хотела также пояснить, что каждый должен выполнять какую-то работу для поддержки нового города. Она хотела и, фактически, нуждалась в них. Но они должны знать правила. Любой, кто посчитает, что с ним плохо обращаются, может свободно уйти. Лида продолжила:
   - Когда-нибудь скоро, надеюсь, к нам присоединиться много других детей. И это намного облегчит нашу работу. Но какое-то время нам придется очень тяжело потрудиться. Зато, в итоге, мы будем в безопасности.
   - Здесь будет наша больница, - сказала Женя. - Я буду заведовать больницей. Маша и Катя будут моими медсестрами. Обязательно приходите ко мне, если что-то даже чуть-чуть заболит. У нас есть много лекарств и я много прочитала о первой медицинской помощи. Я постараюсь как можно скорее научиться и стать настоящим врачом.
   Дети любопытно рассматривали маленькую, белую комнату. Она имела две маленькие кровати с белоснежной чистой постелью. Здесь были шкафы с книгами и, в углу возле окна, большая раковина, а рядом шкафчик со странного вида приборами. В этой комнате раньше был школьный медпункт.
   Они прошли к группе из трех классных кабинетов.
   - Здесь вы будете ходить в школу каждый день, - сказала Женя. - По крайней мере какое-то время в нашем городе и в нашей школе не будет никаких выходных. Мы понимаем, что это звучит ужасно для вас, но нам нужно так многому научиться и мы не можем тратить попусту время. Но мы обещаем, что будет много особых веселых праздников для тех, кто старательно учится и работает.
   Они все прошли в одну из классных комнат, сели на места за партами и Лида сказала:
   - Вы должны приходить в классы в семь утра. Для вас будет приготовлен сок с печеньем, чтобы вы не чувствовали себя голодными. Заканчиваем занятия в десять часов. С десяти до двенадцати - отдых и обед. После этого продолжаем занятия до двух часов. Затем, каждый день мы будем работать, чтобы построить Цитадель как настоящий город-крепость. Нужно ещё многое сделать с ополчением и будут также новые планы, о которых вы услышите позже... Коля будет заведовать школой, но Женя и я тоже будем давать уроки в классах. Мы бы хотели, чтобы Юля и её соседи по комнате были учителями-помощниками и заменяли нас во время работы. Хорошо, девочки? - Они закивали и Лида пригласила жестом Колю, чтобы он сказал несколько слов.
   Он не привык говорить перед большими группами, но был приятно взволнован своей новой работой учителя. "Это почти так же хорошо, как заниматься фермой", - подумал он про себя. - "И это намного лучше, чем быть генералом ополчения".
   Он обратился к классу:
   - Каждое утро у нас будут уроки выживания. Лиза, Женя и я будем проводит для вас эти уроки. Вы будете учиться готовить, оказывать первую медицинскую помощь, выживать в лесу и так далее. Женя будет учить самых младших из вас. Те, кому меньше пяти лет, будут встречаться с Женей в этой комнате. Все дети старше пяти будут встречаться с Лидой и со мной в классной комнате номер три... Сегодня во второй половине дня у нас будут специальные уроки повышенного типа. Я планирую с помощью вас разработать полные курсы подготовки по следующим дисциплинам: сельское хозяйство, медицина, обучение, оборона, техника и строительство. Другие курсы будут добавлены позднее... Каждый из вас должен выбрать себе работу в одной из этих областей. Ваш утренний учитель поможет принять решение. Уроков второй половины дня пока не будет, поэтому у вас будет время, чтобы подумать на чем остановить свой выбор. Какие вопросы?
   Вопросов не было и Коля сел на место.
   - Да, кстати, - неожиданно он вспомнил, - в течение этой недели каждый должен отчитываться в комнате "стратегии". Нам предстоит спланировать много работы, особенно по обороне.
   - Что такое комната "стратегии"? - спросила Катя.
   - Да, пойдемте, мы вам покажем, - сказала Женя.
   Они вошли в странного вида комнату с множеством классных досок и карт Оскольска. На дальней стене висели фотографии и схемы внешних окрестностей Цитадели. На длинном столе был разложен план, показывающий внутреннюю схему комнат здания. Это был вид сверху, показывающий как комнаты разделены между собой стенами и коридорами. На этой карте было расставлено около 40 игрушечных солдатиков.
   Саша стал новым генералом ополчения.
   - Стратегия, - начал Саша отвечать на вопрос Кати, - означает планирование. В этой комнате мы будем проигрывать заранее разные варианты, как нас могут атаковать, и как мы можем защищаться наилучшим образом. Видите этих игрушечных солдатиков на столе? Теперь предположим, что враг вошел в здание вот через эту дверь. - Он показал место на схеме. - Тогда мы разместим этих игрушечных солдатиков здесь, чтобы защититься от врага. Чтобы спланировать нашу стратегию, мы можем перемещать наших солдатиков в разные места на этой карте, чтобы найти лучший способ справиться с той или иной ситуацией. Используя карты, доски и другие штуки, мы можем заранее просчитать сотни разных стратегий.
   Выдержав короткую паузу, Саша продолжил:
   - Дима Некрасов, Сережа Клычков, Кирилл и его трое соседей по комнате будут моими капитанами. Это всем ясно? - Он задал свой вопрос военным тоном, прозвучавшим чем-то наподобие того, что они видели раньше в разных фильмах о войне.
   Они все поняли. А Катя сказала:
   - Это похоже на игру. Можно я тоже буду в неё играть, иногда?
   Новый генерал ответил ей жестко:
   - Война - это не игра!
   Женя и Лида провели ребят из комнаты стратегии в библиотеку.
   - Эта библиотека имеет книги в основном для старших детей, поэтому мы как-нибудь съездим на грузовике в Оскольскую городскую библиотеку и перевезём все детские книги оттуда сюда. В конечном итоге, у нас будет шесть комнат под библиотеку, и мы соберем там всё, что сможем собрать из других библиотек. Мы уверены, что со временем библиотека станет самой важной частью нашего города. Когда наш новый город будет построен, мы сможем пользоваться свечами в темноте. Тогда вы сможете приходить читать вечером в свободное время. Да, кстати, Юля Мишкина и её соседи по комнате согласились заведовать библиотекой.
   Затем, они показали ребятам игровую комнату, которая пока что не походила сильно на комнату для игр. Здесь было всего несколько игрушек, но было обещано заполнить её к тому времени, когда будет построена Цитадель. Шура Клычкова будет заведовать этой комнатой.
   Они показали ребятам много разных других комнат. Возле столовой было три комнаты для хранения еды и ещё две возле актового зала для хранения разных припасов. Там была также особая комната с мощными стальными решетками:
   - Здесь у нас будет склад для оружия и боеприпасов, - сказала Женя.
   Позднее в бывших классах труда разместятся и другие важные комнаты: автомастерская для ремонта автомобилей, деревообрабатывающая мастерская для ремонта разных вещей и класс для занятий по домашнему хозяйству, где ребята будут учиться готовить еду.
   Было множество разных планов по росту города. Но пока вся их жизнь будет очень простой и ограниченной стенами здания. Оборона и поставки продуктов оставались главной проблемой. Сначала нужно позаботиться об этих проблемах, прежде чем переходить к остальным.
   Вскоре Юля и Нина, здорово намучившись с приготовлением еды и успев возненавидеть свою новую работу в столовой, приготовили к одиннадцати часам первый обед в Цитадели. Это был суп из полуфабрикатов и порошковое молоко.
   После обеда трое лидеров Лида, Женя и Коля организовали всех на первый рабочий день. Нужно было многое сделать.
   - И нельзя терять ни минуты времени, - сказали лидеры.
   Лида и Женя проделали большую работу по подготовке. Каждый теперь увидел, что они потратили много времени по ночам и тяжело потрудились. К моменту переселения город уже имел достойный, уютный вид.
   К шести часам все жители Цитадели здорово устали, у них болели все мышцы от работы, но они были приятно взволнованы и рады своему новому дому.
   - А теперь всем тихо... идите спать... и чтобы никаких свечек! - Лида лично проинспектировала каждую комнату, где размещались семьи. Детям было действительно весело, в комнатах было довольно шумно, чем-то напоминало ночной девичник. Лида слышала их шаловливое шептание из комнат.
   Той ночью Лиде пришлось провести небольшую профилактическую беседу с лидерами семей:
   - Вы понимаете правила? Вы понимаете, что наши жизни зависят от нашей абсолютной тишины и секретности? Я доверила вам заведовать вашими комнатами. Если хоть что-то услышите или почувствуете не так, сразу же идите ко мне. Следите, чтобы никто не вставал с постелей, пока я не приду снова утром.
   А снаружи Цитадель по-прежнему казалась пустынным зданием старой средней школы. Никаких признаков жизни.
   И хотя никто из детей этого не знал, один маленький огонек - секретный огонек - горел в одной из комнат Цитадели. Маленькая свеча горела в самой верхней комнате, возвышавшейся над зданием наподобие небольшой конической башенки. Раньше здесь стоял телескоп, и проводились уроки астрономии для старших классов. Все окна этой комнаты были тщательно опечатаны плотной черной тканью, чтобы предотвратить малейший выход света наружу.
   Эта секретная комната стала совещательной палатой лидеров Цитадели. На протяжении многих-многих ночей здесь будет гореть свеча. Здесь во время бесконечных совещаний будет создаваться будущее нового города.
   Огонек свечи отражался пляшущими тенями на лицах трех лидеров, тихо шепчущих между собой сидя вокруг небольшого стола.
   Лида была главной на этих совещаниях. Сегодня ночью они обсуждали старую надоевшую всем проблему плана обороны. Никому из них не нравилось об этом говорить, но это было необходимо. Их новый план должен быть блестящим, исключительным, без каких-либо изъянов.
   Заглядывая в собственные записи, Лида огласила собственное предложение по обороне:
   - Вот, как я это вижу. Во-первых, нужно опечатать это место так, чтобы никто не мог пробраться сюда внутрь. Я говорю о стальных листах и болтах, никакого дерева и гвоздей. Мы должны опечатать изнутри крепкими стальными листами каждую дверь и каждое окно. Я заметила, что все двери в спортзале и бассейне сделаны из металла. Мы можем их использовать.
   - Кстати, Лида, я хочу кое-что предложить по этому поводу, - сказал Коля. - В нашей автомастерской есть какое-то сварочное оборудование. Мой дядя Боря был сварщиком. Насколько я знаю, для сварки не нужно электричество. Просто зажигаешь конец паяльной лампы, а газ идет из специального баллона. Там внизу много таких баллонов.
   Лида сначала не поняла смысл:
   - И что с того?
   - Ну, мы можем приварить стальные листы к оконным рамам из стали. Ничего нет прочнее сварки! - объяснил Коля.
   - А почему не поставить решетки? - спросила Женя. - Будет ужасно темно, если окна будут полностью опечатаны. Мне это не нравится.
   - Мне это тоже не нравится, но это подходит для нашего положения, - сказал Коля. - Через решетку враг может забросить внутрь бутылку с зажигательной смесью или шпионить за нами.
   - Мне твоя идея нравится, - сказала Лида и на минуту задумалась. - Но ты только подумай, сколько это займет времени. В этом школе тысяча окон. - И она опять задумалась. - ...Почему бы ни опечатать для начала только первый этаж? Тогда Женя может зажигать здесь свет. А на верхних этажах мы можем придумать другие виды защиты. Мы не должны показывать никаких изменений для тех, кто снаружи, до самой последней минуты. Коля, ты можешь сначала всё подготовить - соединить и подогнать размеры, чтобы мы могли всё сделать за одну последнюю ночь?
   - Я думаю, что смогу, - сказал он.
   - Хорошо, проверь это и доложи нам завтра ночью!
   Их планы были проработаны очень подробно. Они пытались учитывать любую возможность.
   - Никаких случайностей... нельзя допускать случайностей. - Эти слова звучали постоянно, на каждом собрании руководства. И всегда при этом напоминали об ошибках их прошлого Города Героев. В этот раз они хотели быть уверенными на сто процентов.
   Они проводили долгие часы над вычерчиванием будущего плана обороны. Часто по ночам засиживались до самого рассвета. Совершенно необычное чувство, когда выходишь из совершенно темной комнаты в коридор, залитый дневным светом. После совещаний в комнате оставались множественные последствия их плодотворной работы. Рабочий стол был завален фантиками из-под конфет, исписанными и исчерченными бумажками, пустыми банками из-под "Кока-Колы" и других напитков.
   План обороны постепенно обретал очертания. Он был комплексным и блестящим.
   - Сам Наполеон мог бы у нас учиться, - похвастался Коля однажды ночью.
   Они выроют секретный подземный проход к кустам на другой стороне холма возле озера. Сашкины собаки будут главной частью плана.
   - Постарайся доложить о своих успехах поскорее. И держи собак подальше отсюда, пока они не натренированы. Мы можем собирать их в районе аэропорта, возможно в ангаре, - сказала Лида, предугадывая риск из-за лающих собак.
   Но оборона на крыше была главной частью плана. На крыше должно постоянно находиться около десятка часовых. В черной одежде и черных масках они будут расхаживать вдоль линии крыши, наблюдая за окрестностями. С крыши видно далеко - не меньше, чем на двести метров вокруг. Небольшое укрытие будет построено возле каждого поста часового. Там огнестрельное оружие, боеприпасы и по сотне коктейлей Молотова. Кирпичный выступ стены опоясывал крышу по всему периметру и мог служить отличным укрытием. Здесь даже были удобные щели, через которые можно удобно стрелять из ружей, прямо как в настоящей крепости. Кирпичный выступ был достаточно высок, чтобы защитить часового в положении сидя. Будет видна только его голова. Прямо на выступе расставят кирпичи, куски стекла и мешки с песком. Во время атаки часовой может перебегать вдоль линии, забрасывая врагов метательными снарядами.
   Дети соорудили чрезвычайно опасное оружие на случай серьезных атак. Они разместили бочки с жидким маслом возле каждого поста на крыше. Их можно нагревать и поливать сверху кипящим маслом тех врагов, которые осмелятся взбираться по стенам.
   Через каждые полчаса в течение ночи каждый часовой должен будет бросать сверху камень со своего поста. Если собака среагирует или гавкнет на звук, он будет знать, что всё в порядке, что их четвероногие охранники настороже и наготове.
   Все эти планы составляли лишь малую часть всей обороны Цитадели. Когда они поднимут над городом флаг Цитадели, это будет означать, что город готов, и никто не сможет им помешать. Им не придется сражаться лицом к лицу. Дети смогут защитить свой дом без необходимости в наступательных действиях. Всё, что им нужно делать, это наблюдать и бросать с крыши разные штуки. Весь бой будет оборонительным.
   Они проработали все свои другие планы столь же тщательно. Ночью граждане Цитадели молча выскользали из крепости и расходились по разным районам Оскольска для пополнения и переноса запасов, для тренировок и даже шпионажа. Они передвигались по городу беззвучно, в совершенной тишине.
   Прошла неделя, а здание школы всё ещё казалось заброшенным и пустынным.
   - Куда подевались дети с улицы Героев? - интересовались между собой все их старые друзья и враги.
   В городе что-то таинственным образом менялось и это приводило в замешательство других детей:
   - Эй, куда подевалась та большая куча песка? Еще вчера она была на складе пиломатериалов.
   Или:
   - Смотрите! Кто-то был в библиотеке. Видите, полки почти пусты.
   Или:
   - Кажется, я слышал кого-то за домом прошлой ночью, а потом я слышал гавкающих собак. Это было ужасно. Будто сто собак гавкали одновременно.
   А между тем ночные собрания руководства продолжались:
   - Мы никогда не закончим работы в срок, - пожаловалась Лида однажды ночью под конец второй недели их работы. - Как продвигается тренировка собак у Саши?
   - Погоди, я знаю, но у меня не было возможности работать над этим на протяжении четырех дней, - объяснил Саша Лиде. - На дорогах выпал снег, и мы не можем сейчас выходить. Когда мы идем, остаются следы на снегу и по ним любой враг выйдет прямо к нашим дверям.
   - Молодец, отлично подумал, - похвалила его Лида. - Я действительно рада, что ты об этом подумал! Никаких случайностей. Мы просто не имеем права делать глупые ошибки... Итак, теперь я хочу поговорить об одной идее, которая пришла мне сегодня ночью. Безопасность зависит от количества проживающих внутри детей, а нам ещё очень далеко, чтобы заполнить это место. Мы бродим туда-сюда по огромным пустым помещениям. Нам нужно сделать слишком много работы, но у нас слишком мало ребят для этого. Кроме того, будет намного безопаснее, если люди будут жить в разных частях здания.
   - Давай ближе к делу, - лениво сказал Коля. Он жутко устал. Сегодня был долгий день.
   - Хорошо. - Она пристально посмотрела на него. - Я просто пока недостаточно продумала этот вопрос. Но я думаю, нам нужно наполнить Цитадель большим количеством детей. Я хочу сдавать части нашей крепости другим ребятам.
   - Ох-ох-ох, опять она за старое, - сказал Коля Жене. - Я этого не выдержу. Пойду лучше спать.
   - Оставайся на месте. Это важно, - приказала Лида. Женя просто молчала.
   Лида продолжила:
   - Вы знаете, что у нас здесь особое место. Мы можем предложить безопасность и множество других вещей, которых нет у других детей, например библиотеку, спортзал и запасы продуктов... После того, как строительство Цитадели завершится, мы сможем пройти по всему Оскольску, чтобы рассказать детям о красивой жизни, которую они здесь получат. Если они захотят следовать нашим правилам и выполнять свою часть работы, мы сможем позволить им присоединиться к нам.
   - Да, - кивнула Женя задумчиво. - Я думаю, ты права, Лида. Я полностью согласна с тобой. Вы только подумайте, насколько легче всё будет. Юля и Нина получат помощь на кухне. Наши ребята по-настоящему перерабатывают, вы же знаете. Все мы тяжело работаем. И, кроме того, у нас будет больше друзей, больше новых идей... и меньше возможных врагов, - она развеселилась от этой мысли, - потому что они придут к нам вместо того, чтобы присоединиться к бандитам.
   - Конечно, но это же целая проблема, - сказал Коля, всё еще пребывая в плохом настроении. - Когда мы начнём добавлять людей, они принесут с собой новые проблемы. А наши враги получат прекрасную возможность засылать к нам шпионов, которые помогут им захватить нашу крепость! А сколько споров будет по поводу наших правил и всего, что мы имеем? А если некая группа ребят взбунтуется и решит взять власть в свои руки? Настоящий переворот! И не забывайте: больше людей - больше едят.
   Он был прав по поводу опасности шпионов, и Лида понимала это. Но она продолжила защищать свою идею:
   - Я много думала об этих проблемах и я уверена, что мы сможем их решить. Во-первых, мы напишем на бумаге список правил для новых людей и новосёлы должны будут подписать с нами соглашение, этакий гражданский контракт.
   - Я думаю, мы должны принимать только те семьи, которых мы знаем лично, - сказала Женя. - Это будет безопаснее. Я знаю по меньшей мере десяток детских семей, которым могу доверять. И так же любой другой из нас... На сколько людей, ты думаешь, мы должны планировать, Лида?
   Лида ответила осторожно:
   - Ну, я думаю, мы должны начать по-настоящему с малого, просто чтобы посмотреть, какие будут возникать проблемы. Скажем, к примеру, возьмем для начала три семьи - не более десятка новых ребят вместе. Они позволят хорошо протестировать мой план, а затем, мы сможем расти дальше.
   Коля заметно приободрился, услышав об идее с тестом. Его суровый вид растворился на лице.
   Лида продолжила:
   - Я изучила план Цитадели и мне кажется, что мы можем в конечном итоге довести город до восьмисот жителей.
   Коля не выдержал, встал из-за стола и вышел из комнаты, рассерженно бормоча:
   - Восемьсот жителей... Восемьсот!.. - Он громко выругался на Лиду, забыв о правилах.
   - Он точно чокнулся, Лида, - Женя кинулась, было, за ним.
   - Подожди, Женя, пускай идет. Я поговорю с ним, когда он немного охладит свой пыл. Его волнует что-то ещё кроме этого, я уверена. Он ведет себя странно. Мне противно это говорить, но я не думаю, что ему здесь нравится. Наверное, он снова в мыслях переезжает на ту ферму!
   Девочки подробно обговорили новую идею Лиды. Она, казалось, давала им практически неограниченные возможности.
   - Как только закончим строительство, мы выйдем и поговорим с некоторыми семьями. Каждый из нас пригласит по одной такой семье. Это позволит нам хорошенько протестировать нашу идею.
   - Да, но давай не будем много разговаривать об этом с Колей. Мы подождем, пока он сам не заинтересуется. Возможно, он поймет, что это даст больше учеников для его школы, а также и больше учителей. И даже больше фермеров, в конце концов.
   Девочки какое-то время смотрели молча на пламя свечи, обдумывая новый план. Наконец, Женя заговорила, меняя тему:
   - Лида, почему ты продолжаешь называть это городом своим, говоря, что это твоя собственность?
   - Потому что это так! Я, кажется, сказала это всем в самый первый день.
   - Но мы все помогали строить его, разве нет? - спорила Женя. - Ребята начали называть тебя эгоисткой. Им не нравится, когда ты называешь это место своим. Они хотят чувствовать и свою причастность.
   - Эгоисткой? Думаю, да, я такая. Но в этом есть нечто большее. Не забывай, что это МОЁ открытие. Здание просто стояло здесь пустое, никому не принадлежащее. Я нашла его, спланировала, заполнила его МОИМИ запасами и теперь я здесь управляю... Больше никто, кажется, не хочет делать мою работу, ты же знаешь. Коля вероятно со временем переедет на ЕГО ферму. И ты тоже уедешь однажды, чтобы основать ТВОЮ больницу. Это право собственности, понимаешь? Разве Коля станет эгоистом, когда будет владеть собственной фермой? Неужели люди будут называть его эгоистом, когда он станет продавать урожай с ЕГО СОБСТВЕННОЙ ФЕРМЫ? Почему же в моем случае должно быть по-другому, Женя? Сначала, я думала, что это совершенно не имеет значения, но потом я представила, как изменится Цитадель, если руководитель будет не один, а несколько. Если город никому не принадлежит, мы придем к тому, что начнем голосовать по разным поводам. И это будет плохо.
   - Плохо? Как же так, Лида? Голосование - хорошая штука. Это справедливо, когда у каждого есть шанс помочь в решении важных вопросов. У тебя точно какие-то странные идеи.
   Лида проигнорировала выпад:
   - Ты считаешь, что будет справедливым, если группа ребят решит, что все запасы, которые я нашла, вдруг станут общественной собственностью, а я не буду иметь права решать, как их использовать? Что остановит их от решения проголосовать и забрать моё право на автомобили, которые я нашла, теперь, когда я научила детей, как их водить?.. Нет, Женя, я знаю, что ты любишь делиться вещами, но это просто не работает так, как ты этого хочешь. Во-первых, ничего никогда не будет сделано. Если никто не руководит, никто не принимает решения, мы все погрязнем в бесконечных спорах на одну тему: чью собственность поделить на этот раз? И все перессорятся из-за того, как делить вещи. Все будут слишком заняты, чтобы сделать хоть что-нибудь... Я однозначно владею этим местом и никого не принуждаю здесь оставаться. Это свободное дело каждого. Я желаю взять на себя заботы и ответственность, но я буду держать контроль.
   Лида чувствовала, что начинает сердиться:
   - Называйте меня эгоисткой, кем хотите, но я не хочу никем владеть. И я не хочу, чтобы мной кто-то владел, а это то желание, которое возникает, когда начинают делить вещи... Подумай об этом, Женя. Скажем, для примера, что однажды у тебя будет своя больница. Ты находишь подходящее здание. Ты возрождаешь Оскольскую районную больницу с помощью твоих собственных идей, твоих собственных решений и твоей собственной работы. Управлять вещами - это работа! Это тяжелая работа, ты же знаешь. А теперь представь, что люди, которых ты наняла на работу, решили сформировать свою группу, которая поможет тебе в управлении. И просто предположим, что тебе пришла какая-то дикая идея, что-то по-настоящему большое, захватывающий план по развитию больницы, а они решают, что ты просто рехнулась. А затем, они проголосуют и отберут у тебя больницу. Даже если будет десять голосов против одного, будет ли это справедливым?
   - Но Лида, у нас совсем другая ситуация. Ни один город никогда не принадлежал одному человеку. Город слишком большой и сложный, чтобы им мог управлять только один человек.
   - Ага, понятно, но здесь ты опять ошибаешься, Женя. Мой папа рассказывал, что были в истории такие города, которыми руководил один человек. И такие города работали намного лучше, потому что никто ни над кем не владел. В таком месте ни одна группа людей не может принять решение насчет твоей жизни или проголосовать за то, чтобы отобрать твои вещи. И тогда тебе придется управлять городом так, чтобы его жителям было хорошо, иначе люди его покинут. Такие города, кстати, часто возникали после больших эпидемий. Фактически, даже была целая страна, построенная таким образом - я читала об этом в журнале. Это место называлось Минерва. Республика Минерва.
   Жене надоело спорить:
   - Ну, в любом случае, я считаю, что у тебя будут проблемы, если ты продолжишь называть его ТВОИМ городом.
   Лида приняла её слова с осторожностью:
   - Быть свободным намного важнее, чем делиться, Женя. Это мой город. Я планирую управлять им хорошо и построить его в нечто хорошее. Но я должна быть свободна в выборе того пути, который я считаю для этого наилучшим. - Она немного подумала. - И если тебе, или Коле, или кому-либо это не нравится, вы можете использовать свою свободу... и уйти.
   Женя в любом случае не уйдет из Цитадели, по крайней мере в ближайшее время. Но она оставила Лиду одну в её башенке. Женя была сердита, так же как и Коля, хотя её мысли о Лиде не были так критичны, как его: "Она точно упрямая. Я надеюсь, что она об этом не пожалеет!"
   Однако собственные мысли о себе у Лиды были ещё более жесткими, чем у ребят: "Ты поступаешь очень неразумно, Лида. Тебе нужна их помощь, и это глупо - вызывать их недовольство. Я думаю, что могла бы говорить с ними больше об ИХ городе, если это сделает их счастливыми. Но я никогда не должна терять контроля. Если мне когда-нибудь и выпадет шанс всё перестроить, я должна начать с этого города. Заполнить Цитадель гурьбой из восьмисот ребят будет хорошо для всех нас. Это сделает жизнь безопаснее и легче".
   Лида попыталась посмотреть на смысл своей работы более трезво. Ей придется тяжело работать, чтобы заработать цели, к которым она стремится. Она должна предложить детям что-то лучшее, чем они смогут найти где-либо ещё. "Как в королевстве Настоящей Радости", - подумала она и улыбнулась.
   Той ночью Лида не спала, за исключением нескольких коротких моментов полудремоты, когда она устало опускала голову на руки перед свечкой.
   "Я должна придумать и написать некий документ для Цитадели - прямо сейчас - до того, как эта "групповая" затея выйдет из-под контроля.
   И то, что она писала в течение нескольких следующих часов, стало конституцией нового города.
   Когда она закончила, посмотрела на свечку и подумала: "За это сочинение я бы никогда не получила пятерку от Елизаветы Ивановны". Старые воспоминания о школьных днях и играх промелькнули в её голове. Казалось, что они были так давно. Образы её родителей и даже её дом на улице Героев закружились в бесконечном хороводе мыслей. Она попыталась вспомнить всё это более отчетливо, но не получалось. Мысленные образы были далекими и туманными.
   Прошлое больше не печалило Лиду. Всё изменялось так быстро, а её новая жизнь приносила всё больше радости с каждым днем. Предстояло множество новых захватывающих вещей, с которыми ей предстоит столкнуться в будущем. Новые проблемы, которые надо будет решать. И новые пути зарабатывания! Как сказал тот мудрый король: "Зарабатывание вещей - это больше чем что-то, это всё".
   В коридоре виднелся дневной свет, похоже наступает рассвет. Голова отдыхала лежа на руках последние несколько минут перед наступлением нового дня... и пряди её волос устало разбросались по странице, которую она только что написала.
   Конституция Цитадели говорила о свободе. Каждый гражданин был свободен уйти, если не желает здесь находиться. Но он должен уходить свободным от долгов. Для этого в Конституции был предусмотрен целый пункт. Каждый гражданин нового города должен был заработать своё место в городе теми способами, которые решены обоими сторонами - Лидой и гражданином.
   Здесь не было правил для группы. Это собственность Лиды. Она принимает советы и пытается быть справедливой, но она имеет власть. Лида будет судьей в спорах между гражданами, но она будет спрашивать совета у других лидеров.
   Последний пункт Конституции был самым важным: "В Цитадели является противозаконным использование силы и агрессия против кого-либо по любой причине".
   Это была очень простая конституция и хотя она не понравилась многим первым гражданам Цитадели, все подписали документ. В конце концов, никто из них не знал лучшего места, чем город, который создала эта девочка.
   Ночью, 21 января, призрачное здание старой школы таинственным образом вернулось к жизни. Многочисленные огни зажглись на верхних этажах, а с крыши разносились далеко по округе веселые крики и радостное волнение. Огни десятков фонарей бегали точками по всей крыше. Гудели трубы и неистовый лай сотни собак растворялся в звуках голосов свыше. Для безмолвных зрителей снаружи Цитадель действительно напоминала замок-крепость.
   Десятки лиц, любопытно выглядывавших из-за ближайших деревьев, поймали мягкий ветерок с теплым ароматом готового попкорна. Они все были поражены тем, что слышали и видели.
   Мерцающие огоньки вздымались с крыши высоко к облакам и взрывались цветными фейерверками над новым городом. Невиданный доселе салют совершенно потрясал воображение.
   Дети на крыше говорили, что этот праздник прошел даже лучше, чем первый праздник Города Героев. И он был лучше, потому что было намного больше чего праздновать. Покрытые волдырями и мозолями руки детей сцепились все вместе в одну большую цепь, образовав собой нечто совершенно новое и особенное. Огни и яркие вспышки в небе были наградой за дни упорной работы.
   Другие дети, наблюдавшие из десятков темных мест, получили ответ на недавнюю загадку. Теперь все поняли куда подевались ребята с улицы Героев. Они сразу вспомнили о лающих собаках и странных ночных происшествиях в последние недели.
   Если бы наблюдавшие дети были в состоянии простоять на холоде всю ночь, то узнали бы ещё больше. Праздник длился до самой зари. Граждане Цитадели пели новую песню, выкрикивая радостные возгласы и призывы, разбивавшие ледяную тишину зимней ночи.
   Ранним утром, в момент восхода солнца, усталый горнист протрубил новый захватывающий призыв... Медленно и торжественно яркий оранжево-желтый флаг поднимался над новым городом.
  
  
  
   ГЛАВА 12
  
  
   Следующий год был беспокойным, но счастливым временем для Цитадели. Слухи о новом городе распространялись очень быстро. Каждый день новые детские семьи кричали с улицы часовому на крыше:
   - Можно мы присоединимся к вашему городу?
   А затем из-за тяжелой двери появлялась комиссия в составе трех ребят. Стрелки с ружьями прикрывали их с крыши.
   Комиссия задавала вопросы:
   - Кто вы такие? Где вы жили? Почему вы оттуда ушли? В какой банде вы были? Кто был лидером? Почему вышли из банды? Чем можете доказать свое дружелюбие? Вы понимаете, что означает наша конституция? Вы согласны добавить свое имя и подписаться под ней. У вашей семьи была машина? Дом? Вы согласны обменять их на членство в нашем городе? - Новички должны были смиренно отвечать на все эти вопросы.
   Многих поворачивали обратно и не пускали в город - не из-за нехватки комнат, а потому что никто в городе не знал их, или потому что кто-то в городе знал их и говорил, что им нельзя доверять. Комиссия не могла себе позволить никаких случайностей. Коля был наиболее скептически настроен из всех троих. Он задавал тяжелые, хитрые вопросы:
   - Ты знаешь моего друга Рому Чернова?
   Неудачливый гость, отвечавший "да", отсылался прочь. Также отсылался прочь и неразумный гость, который пытался юлить и врал, думая, что слова "друг Роман Чернов" являются ключом от дверей города.
   Но много новых семей подписали конституцию и стали полноправными гражданами Цитадели. По коридорам ходили толпы новых ребят - они привнесли с собой новые идеи и новый дух. К лету в городе было девяносто граждан. Уже вовсю шли эксперименты с фермерством. К сентябрю в классах было уже более трехсот учеников. А население всё росло и росло.
   16 января следующего года почти четыреста граждан праздновали годовщину образования Цитадели, бросая с крыши обидные реплики бандитским армиям, всё ещё молчаливо угрожавшим снизу. К концу апреля, спустя девятнадцать месяцев после Великой Эпидемии, население Цитадели перевалило за пятьсот.
   Девочка, которая владела городом, многим представлялась очень странной:
   - Как может девочка владеть городом? Зачем девочке владеть городом? Люди не владеют такими вещами, как города. Ты читал эту её дурацкую конституцию.
   Девочка, которая владела городом, никому не нравилась:
   - Что она делает для Цитадели? Мы даже редко её видим.
   Но они знали, что она не ленивая. Говорили, что она не спит каждую вторую ночь, что она всё еще работает в полумраке своей башнеподобной комнаты, изолированной от всего света.
   - Что за глупость! Ведь это уже не нужно.
   В течение дня, однако, Лида давала знать о своем присутствии, инспектировала кухню, давала приказы рабочим, которые подготавливали новые комнаты для поселенцев, отправляла свои грузовики к секретным хранилищам запасов, или улаживала споры между гражданами.
   Большинство ребят восторгались Лидой и её жестким стилем управления. Она всё время казалась занята и, хотя не улыбалась и не смеялась очень часто, другие считали её счастливой:
   - Ты бы тоже был счастлив, если бы владел целым городом, - говорили некоторые. - Ты знаешь, что она была самой богатой девочкой в целом мире? Что? Ты говоришь, это всего лишь слухи и не веришь им?
   Лида проводила много времени в библиотеке, подыскивая идеи и ответы для своего города. Многие книги поначалу были непонятными ей. Слова были слишком большие, а их авторы не могли друг с другом согласиться по любому поводу. То, что было хорошим для одного, десятки других считали дьявольски плохим. Кто из них прав? Руководитель должен знать, что хорошо, а что плохо. Но как она могла научиться принимать верные решения, если все великие мыслители в истории не могли согласиться между собой, какой её дать совет.
   Затем, однажды, она нашла удачную находку - в этой одной книге содержались слова и идеи, которые она могла понять, потому что они были применимы для её жизни. Они имели для неё смысл. Она никогда никому не рассказывала об этой книге. Она была её личным сокровищем. Лида хранила книгу в тайнике за выдвижной панелью в своей башнеподобной комнате.
   Она узнала, что управлять городом совсем нелегко - особенно городом растущим так быстро, как рос её город. Но особая книга помогала находить ответы. Проблемы появлялись постоянно, каждый день и каждую минуту:
   - Лида, у нас закончилось топливо для факелов, - мог сказать ей Сашка.
   А она ему отвечала:
   - Хорошо, я добавлю в список поставки. Топливо будет сегодня ночью. Сколько тебе нужно?
   Проблемы были во всем. Каждый день что-то совершенно новое. К примеру, не хватало книг.
   - Привезите ещё книг из 3-й школы.
   В западном крыле случилась большая драка.
   - Приведите драчунов ко мне.
   Комната 110 не будет готова к завтрашнему дню, а новоселы Волошины устали жить в спортзале.
   - Хорошо, попросите кого-нибудь поработать ночью. Мы же обещали, что всё будет готово!
   На собраниях городского совета обсуждались большие проблемы. Совещания проходили бурно и захватывающе. Было очень весело, смеялись над разными смешными происшествиями, случавшимися каждый день. Бывало, они ругались и ссорились, но росли очень близкими друзьями.
   - Ты не поверишь, что сегодня сделала Лида, - сказал управляющий по строительству. - Она дала нам чертежи комнат для семей в южном подвальном крыле, но забыла про двери для трех комнат... В этом месте сплошной беспорядок. Как можно строить стены без гвоздей? Это нелегко. Но ещё труднее это делать без дерева! Когда мы получим пиломатериалы, Лида?
   Было много проблем. Но совет получал всё большую помощь. Новые дети приносили с собой новые знания и навыки в Цитадель. Они все были счастливы освободиться от бандитов и голода. В течение многих месяцев решение проблем казалось интересным и захватывающим процессом.
   - Планирование - это ключ ко всему, - говорила Лида снова и снова. - Если мы сможем предугадывать проблемы до их возникновения, у нас будет успех.
   Им никогда не приходилось управлять городом раньше. Было много ошибок, на которых учились. Но со временем приобретали опыт, принимали всё больше правильных решений. Дела шли достаточно хорошо. Вскоре Цитадель вырастет до максимума населения.
   - Совсем неплохо для года работы!.. - похвасталась Лида. - Года очень тяжелой работы, - сказала она, глядя на вечноуставшие лица своих помощников Коли, Жени, Сергея, Димы, Саши и еще шести новых членов совета.
   План обороны Цитадели был самым большим успехом из всей проделанной работы. За прошедший год враги предпринимали восемь атак, и ни одна из них не продлилась более десяти минут. Кипящее масло, льющееся на головы вражеских солдат, заставляло бандитских командиров прекращать атаку и искать другие цели.
   Цитадель атаковали в разное время семь разных бандитских группировок. Шесть из них никогда после того не пытались повторить атаку. Но Роман Чернов пытался атаковать дважды. Его вторая атака была разумно спланирована, но всё же недостаточно разумна, чтобы обойти солдат на крыше.
   Сверху полилось кипящее масло, сам Ромка получил сильные рубцеватые ожоги на лице и вынужден был отступить. А Саша представил, как он теперь возненавидит их всех и наверняка попытается атаковать своей армией ещё раз. У Ромки теперь было сто пятьдесят человек.
   Саша становился блестящим военным командиром, но сильно беспокоился по поводу Ромки Чернова.
   На ближайшем собрании совета он сказал:
   - Лида, я думаю он вернется. Ромка не дурак. Мы должны наблюдать за ним. По какой-то причине он решил обязательно достать нас.
   - Саша, ты слишком много беспокоишься, - ответила она. - И, глядя на Колю, добавила. - Вы генералы все одинаковые.
   Они оба посмотрели на неё, а Коля сказал:
   - Это ты, Лида, недостаточно беспокоишься!
   Позднее той ночью, когда Лида осталась одна в башне, она подумала о том, что сказал Коля:
   - Возможно, он прав. У нас не должно быть никаких случайностей. Чернов, возможно, уже имеет здесь шпионов. И даже если Ромка оставит нас в покое, есть ещё другие банды... Нет, они уже не банды. Это же настоящие армии! Скоро в них будут тысячи солдат. Мы должны быть готовы.
   Она обсудит это с Сашей завтра. Они придумают какой-то новый план. Может, им стоит создать свою собственную армию пехоты. В конце концов, у них есть пятьсот десять человек... или уже пятьсот восемьнадцать? "Я даже не успеваю записывать. Так быстро растет город". - Она улыбнулась собственному смущению.
   Её мысли повернулись на саму себя: "Их беспокоит, почему я кажусь такой сильной. Они думают, что я какая-то особенная, если владею собственным городом. Неужели они не понимают и не видят в этом радость? Ведь любой из них тоже может это делать. Всё, что надо делать, это искать подсказки в старом мире, в истории. Сотни книг содержат в себе идеи, как строить города".
   Лида невольно прошептала про себя:
   - Я ведь знаю правду, разве нет? Я всё еще ребенок, такой же, как и все остальные. Иногда самой становится интересно, зачем мне это всё нужно? Иногда я напугана до смерти, но никто этого не видит. И я очень устала, как и все".
   Она попыталась сосредоточиться на завтрашних проблемах. Но ничего не получалось.
   "Им интересно, почему я сижу в этой тёмной комнате. Но я просто не могу покинуть эту комнату или изменить её по-другому. Так много всего здесь начиналось. Это что-то личное и самое главное - здесь мне хорошо думается".
   Дальнейшие мысли стали слишком обременительны, и она решила проинспектировать часовых на крыше. Она вышла на крышу. Свежий воздух так хорош. Он освежил её разум.
   - Как тебе ночной вид сверху, Жора? - Она обрадовалась, что помнит имя этого часового.
   - Вид просто чудесный, Лида. Слушай, скажи Саше: надо что-то делать с этими собаками. Я сбросил камень несколько минут назад, но не услышал совершенно никакого гавканья в ответ. Заснули все что ли. Возможно, мы их слишком много кормим. - Когда он повернулся обратно к ней, Лиды уже не было.
   - Сюда, Жора! Сюда иди посмотри. Кажется, собаки спят. Но так не должно быть. Ты не мог их так закормить. Тут что-то не так!... Что-то не так!... Включай тихий сигнал тревоги и вызывай наверх ополчение. Сейчас же! - приказала она.
   Пока часовой передавал пароль тревоги, она побежала на другой конец здания. Все собаки так же лежали.
   - Я спускаюсь вниз посмотреть в чём дело! - крикнула она ближайшему часовому. - Позови несколько ребят с ружьями, чтобы прикрыли меня. Сюда, помоги мне с веревочной лестницей. Димка, ты? - Она совсем забыла, что он дежурит на посту часового сегодня ночью.
   Пока спускалась, она поняла свою ошибку. Если там была проблема, то какого чёрта она туда полезла? Но было слишком поздно - она уже спустилась на землю.
   Она подошла к ближайшей собаке - её тело было холодным. Она подбежала к следующей. Собака мертва. Она поняла, что собаки отравлены.
   Она побежала к веревочной лестнице, но путь ей преградил мальчишка с омерзительными ожогами на лице.
   - Пропусти! - приказала она, но он был не из Цитадели. Мальчишка быстро схватил её.
   Она дернулась, укусила его за руку так, что он завопил от боли, но на помощь подскочили ещё двое солдат. Они схватили её с разных сторон так, что она не могла двигаться.
   - Отпустите! Часовой! - крикнула она на крышу. - Поднимай лестницу вверх, быстро!
   - Лида, - сказал ей мальчишка с обожженным лицом, - сопротивление бесполезно. У меня двести парней. Они окружили твою вшивую Цитадель. Как классно ты придумала, сама спрыгнула к нам вниз. - Он захохотал. - Ты что, не узнаёшь меня с новым лицом? Я Роман. Роман Чернов. Твои фокусы с кипящим маслом не помогут тебе сегодня ночью, Лида. Это больше не твой город. Теперь он наш! Так что расслабься. Я не хочу делать тебе больно. - И на какой-то момент он даже показался добрым.
   Но она ему не поверила. Она отчаянно задергалась, забилась всем телом, пытаясь вырваться из цепких объятий, и каким-то образом ей это удалось, она освободилась и побежала.
   - Стой, Лида, иначе мы будем стрелять! Стоять! Мы не хотим стре...
   Это были последние слова, которые она услышала. Она почувствовала жуткую боль и упала молча возле кустов.
   - Кто это сделал?! - крикнул Роман. - Я же сказал не стрелять без приказа! Быстро глянь как она!
   Мальчишка-солдат, который осмотрел тело, вернулся и доложил Роману:
   - Я думаю, она мертва. На голове везде кровь и она не дышит.
   Роман содрогнулся от этих слов. В его жизни было много жестокости и насилия, но он никогда никого не убивал. Он знал, что это ошибка, но разве это что-то меняет?
   - Почему она? - простонал он дрожащим голосом и тут же заорал как резанный. - Я же сказал не стрелять, пока я не скажу! - Но для Лиды его приказ прозвучал слишком поздно.
   Роман решил блефовать и, собрав всю свою злость, заорал наверх часовым:
   - Мы её взяли! Мы взяли вашу командиршу! Поэтому не советую бросаться сверху всякими гадостями, иначе мы убьем её. Я лично это сделаю! Живо открывайте большую дверь! Мы сейчас войдем к вам!
   И объединенная армия Девятки, Центра и Ленинки вошла в город. Они захватили Цитадель без сопротивления.
   Роман Чернов радостно загоготал:
   - Глядите! Я знал, что это сработает! Разве я был не прав? Я такой молодец! - И все поняли, что теперь он законный главарь города.
   Ромкины солдаты были везде. Граждане Цитадели были перепуганы, беспомощны. Их жизнь превратилась в сплошной кошмар. Что же случилось с ней, с их девочкой?
   - Где Лида? - гневно спросил Коля.
   Роман нагло соврал ему:
   - Ха-ха. Мы держим её внизу в надежном месте, просто для верности, чтобы вы не делали всяких глупостей. Имейте в виду: мы убьем её, если будете пытаться нас дурить! - Он сказал это предельно жестко. - Ты следующий командир? Да, командир зеленых будяков? - Ромке захотелось ударить Колю. - Ладно, живи. Иди сейчас же и скажи своим гражданам и гражданочкам, что теперь в городе новая власть. Давай, пошёл... скажи им! И пока ты здесь, скажи им, чтобы не пытались делать всяких глупостей. Помните, у нас Лида!
   Что мог сделать Коля? Не чувствуя ног под собой, он поплелся, чтобы сообщить своим страшную новость. Девочка, которая основала и построила этот город, неожиданно оказалась беспомощной. Стала заложником... или того хуже...
  
  
  
   ГЛАВА 13
  
  
   Самый маленький часовой Димка наблюдал сверху за происходящим. Когда он увидел, как девочка упала между кустов, он повалился на колени и зарыдал. Никто не любил эту девочку так, как он. Она была больше, чем просто сестра. Она была мудрая, добрая, смелая и он гордился своей сестрой.
   Никто не заметил маленького мальчика на крыше. Он лежал там в темноте, плакал, пока остальных собирали для встречи в актовом зале с Романом Черновым.
   Но, спустя какое-то время, его горе ослабло настолько, что он смог думать. "А действительно ли она умерла?" - подумал Дима. Как он может узнать наверняка? Он должен сам узнать. "Лида не может умереть", - решил он и слез вниз по веревочной лестнице.
   Когда он подошел к ней, он понял, что это правда. Её убили. И он упал перед телом родной сестры, обливаясь горькими слезами.
   - Нет! Лидочка, нет!
   Он не мог поверить, что такая чудовищная вещь могла произойти. Его голова долго лежала у сестры на груди.
   Неожиданно он дрогнул:
   - Она дышит. Она... она дышит! Лида, Лидочка! - Он сразу перешел на шепот, боясь, что враги могут услышать. - Она в порядке. Она жива! - И самый маленький часовой тут же перешел к активным действиям.
   Дима понял, что каким-то образом он должен помочь. Он знал, что враги уже повсюду в Цитадели. И скоро назначат новых охранников на крыше. Он залез по стене и передвинул веревочную лестницу по кирпичному выступу к месту прямо над окном Коли. Он спустился, очень медленно.
   Окно было заперто изнутри, Коли там не было. Его сестра Леночка спала в своей постели, и Дима постучал ей в окно. Она повернулась и увидела, как он там висит. Он поднёс палец к губам, показывая, чтобы она не шумела. Осторожно, она подошла и открыла окно.
   - Что ты там делаешь, Дима?
   - А ты разве не знаешь, что случилось? - спросил он. - Банда Девятки! Они стреляли и попали в Лиду, а теперь захватили полностью наш город. Ты разве не слышала?
   - О, нет! - воскликнула девочка. - Я не знала, Дима. Лиде плохо?
   - Да. Думаю, да. Она вся в крови, но ещё дышит. - Он не знал насколько серьезно её положение. - Я не могу войти внутрь, Лена, поэтому тебе придется мне помочь. Можешь ли ты притвориться больной... эм-м-м... ну, скажем, что у тебя болит живот?
   Она не поняла. Дима объяснил:
   - Попытайся выглядеть так, будто у тебя на самом деле сильно болит, а потом иди к Жене. Пусть она проведет тебя в наш медпункт. Скажи ей, что у тебя болит живот. И ты должна также найти Колю. Пусть он пойдет с тобой и Женей. Старайся выглядеть очень больной, чтобы Роман Чернов этому поверил, тогда он оставит тебя одну в медпункте. Я буду ждать снаружи за окном на веревочной лестнице. Мы должны увезти отсюда Лиду, и нам нужна помощь... Притворись, что тебя сейчас вырвет. Попробуй сейчас! Чтобы я мог видеть... хорошо, это должно сработать. - Лена и без тошноты выглядела просто жутко. - Будь осторожна, Лена, и поспеши. Пожалуйста, скорее.
   Дима поднялся наверх на крышу и переместился с веревочной лестницей в точку над окном медпункта. Но он не был уверен, чьё там окно. "Это было два окна от башни, или три окна?" Он не мог вспомнить. "Я должен рискнуть", - подумал он и спустился вниз.
   "Ну, где же они?", - волновался Дима, вглядываясь в кристально чистое стекло окна. - "Быстрей! Быстрей!" - а потом он подумал о сестре. - "Мы уже идем, Лида! Мы идем, родненькая! Быстрей! Быстрей! Пожалуйста, быстрей! Ну, что там случилось?" - спрашивал он себя. Неожиданно дверь открылась и в комнату вошли четверо. Дима резким рывком оторвал голову в сторону от окна. Роман Чернов был с ними. Он долго о чем-то спорил с Колей.
   Дима осторожно выглянул из-за краешка окна. "Ого, Леночка никогда ещё так плохо не выглядела. Как бы её на самом деле сейчас не вырвало... Фух, хорошо, он уходит". Он увидел, как Роман Чернов назначает охранника в коридоре за дверью в медпункт.
   Они открыли окно, и Женя прошептала:
   - Куда попала пуля? Что я должна взять? Носилки? Да? Кинь их вниз на землю, Коля. Она может говорить? Вот там набери в карманы побольше бинтов и возьми баночку спирта и... ох, что же еще? Этого должно хватить. Быстрее идем. Леночка, тебе лучше пойти с нами.
   Дима спускался последним. Он закрыл окно и от толчка задвижка встала на место, заперев окно изнутри. "Будет тебе загадка, Ромка, как мы отсюда сбежали", - подумал Дима.
   Как только спустились на землю, все бегом поспешили к Лиде. Коля бежал с носилками.
   - Все собаки спят, боже мой, Димочка! - запричитала Лена.
   - Заткнись, - сказал Дима, не обращая внимания, что она сказала его старое ласкательное имя. Он был рад, что собаки мертвы. Хорошо, что они не гавкают и, благодаря этому, Лиду можно спасти. Он повел их к телу сестры. - За мной. Ты оказывай помощь, Женя. Я возьму машину. Коля, охраняй. Вот мой пистолет. А ты, Лена, держи свой рот на замке. - Он начал говорить прямо как его сестра.
   Лида не пошевелилась и даже не открыла глаза, когда они перенесли её на носилках в машину на заднее сиденье. Но она была жива. Немного охладевшая и тихая, но живая.
   - Как она, Женя? Ты сможешь её починить? - Дима завел машину.
   - Куда мы её повезем? - спросил Коля.
   Когда он услышал слова "на старую ферму по Северному шоссе", Коля испуганно вздрогнул и подумал: "В конце концов, после всего этого времени, она таки привезла меня на ферму".
   Старый побитый "Форд" уносил командиров прочь от Цитадели. Девочка, которая владела городом, теперь оказалась бездомной.
   Старая ферма действительно была хорошим местом для Лиды.
   - Смотри, Женя, - сказал Коля, - тут есть масляный нагреватель с запасом топлива. Всё, что нам нужно, это спички.
   Тепло, без которого они научились обходиться в Цитадели, было просто необходимо, чтобы подготовить операционную. Женя с ног сбилась, готовя комнату, и отдавая приказы Лене, Коле и Диме.
   Лида лежала без сознания накрытая одеялами на диване. Она пошевелилась и что-то невнятно пробормотала.
   - Что она сказала? - спросил Дима.
   Лида тихо простонала:
   - Никаких случайностей, никаких случа-а...
   - Эх, если бы она не пролежала на земле так долго. Она потеряла много крови, - сказала Женя. Они укрыли Лиду ещё одеялами, пока Женя изучала книгу по оказанию первой медпомощи. Она очень нервничала в отношении задачи, которая им предстояла. В Цитадели, она залечивала порезы и раны разных типов, но совершенно не была готова, что ей придется извлекать пулю. Она не знала, как это делается.
   - Здесь ничего об этом нет в этой вонючей книжке. - Она в отчаянии бросила её на пол. - Коля, разорви эту простыню на ленты.
   - Какой ширины? - спросил он.
   - Ох-ох-ох... сантиметров по пятнадцать будет нормально. Дима, попробуй найти немного водки на кухне. Лена, дай мне несколько чистых простыней, всё, что сможешь найти. Нет! Нет! Смотри в шкафу для белья, вон там - выше!
   Она решила использовать для операции большой обеденный стол.
   - Дима и Коля, принесите небольшой матрац из задней спальни... Хорошо!.. Теперь идите и вымойте свои руки.
   - Но, Женя, в этом доме нет воды, - сказал Дима.
   - Да, но нам нужно иметь воду. Идите, найдите воду быстро. Нужно не меньше шести полных ведер воды. Быстрее! Езжайте к озеру, если надо. - Женя начинала паниковать. Дима немедленно вышел. - Разведи огонь, Коля!
   Женя потрогала Лидин лоб.
   - Намного холоднее, чем раньше. Где же чертова вода? Неужели Димка поехал к озеру? Я должна была сказать ему о дождевой воде.
   Дима наконец-то вернулся и поставил два ведра воды кипятить на огонь.
   - Итак, - сказала Женя, - кто хочет быть моим ассистентом? - Она вспомнила, что Берфманы не переносят вида крови. - Дима, ты поможешь? - Он ответил "да" не колеблясь. - Хорошо, тогда тщательно промой и продезинфицируй руки перед операцией. Мой так сильно, как ты никогда до этого не мыл. Мы не можем рисковать инфекцией. Нельзя допускать никаких случайностей.
   Женя была готова начать операцию. Лида выглядела очень бледно. Женя с Димой выглядели так же - но по совсем другой причине.
   Женя сняла временную повязку, которую наложила Лиде в кустах:
   - У неё всё еще течет кровь.
   Вид открытой раны не шокирует медсестер в обычных больницах. Возможно, они бы даже сказали, что она совсем незначительна. Но для детей она была просто ужасна. Женя осознала свою гигантскую ответственность: "Жизнь Лиды в моих руках. Что если она умрет? Я этого не переживу!"
   При первом виде крови Коля и Леночка покинули комнату.
   - Дима, мы должны вытащить эту пулю, - сказала Женя. - Давай просто сделаем это! - И после этих слов к ней вернулось бесстрашие. - Сначала мы должны смыть засохшую кровь. Возьми теплой воды и полоски ткани. - Он вернулся. - Теперь разрывай полоски на маленькие кусочки типа тряпочек. Ты уверен, что твои руки чистые? Вот, налей немного спирта в миску. Мы можем промокать в нем наши руки во время операции.
   С теплой водой и мылом Женя стирала засохшую кровь. Когда вокруг было чисто, рана совсем не выглядела так плохо, как раньше. Только маленькая дырочка в руке, куда попала пуля.
   - Она, похоже, упала и ударилась головой, - сказала Женя. - Видишь большой ушиб и порез над глазом? Вот почему так много крови было у неё на лице.
   Теперь Дима понял, почему солдат банды Девятки объявил Лиду мертвой. Когда он увидел всю эту кровь на её лице, то наверняка подумал, что она вытекает из пулевого отверстия. И вот почему он решил, что она мертва!
   Женя промочила всю область вокруг раны спиртом и снова начала заметно нервничать:
   - До этого момента все было довольно легко, но теперь надо достать пулю! Как это сделать? Может надрезать, чтобы расширить отверстие? Но не задену ли я артерию?
   Она подняла с пола книжку по оказанию первой медпомощи и посмотрела на схему сердечно-сосудистой системы. Она долго изучала её, глядя со страницы на руку Лиды, переводя взгляд туда и обратно.
   - Вот, я нашла! - радостно крикнула она. - Маленький надрез вот по этой линии ничего не повредит. Дима, подержи лезвие бритвы на огне в течение тридцати секунд. Это стерилизует его.
   Лида шевельнулась, но не более.
   - Хорошо, что она всё ещё без сознания. Не думаю, что ей бы понравилось наблюдать мой первый опыт в качестве хирурга.
   - С ней будет всё в порядке? - спросил Дима.
   - Да, - ответила Женя. - Итак, поехали. - Она вся трепетала изнутри и хотела закрыть глаза. Женя сделала неглубокий надрез длиной пять сантиметров. Крошечная пулька уперлась Лиде в кость руки недалеко от поверхности кожи. Женя могла её почувствовать.
   - Дай мне больше кусочков ткани. Нет, пока не надо, Дима. Продолжай вытирать кровь вокруг раны, а я попытаюсь вытащить пулю. Протри два-три раза каждым кусочком, затем промокни в спирте и протри только раз. Продолжай. Каждый раз используй новый кусочек ткани.
   С помощью пинцета Женя вошла в ранку и почувствовала металл пули.
   - Вот она. - Девочка осторожно вынула пулю. Глаза наполнились слезами от напряжения. - Дима, я закрываю рану... возьми еще спирта... и будем зашивать. Это будет нелегко, но я думаю, что сумею.
   Когда они закончили, Женя облегченно вздохнула и сказала Диме с улыбкой на устах:
   - Всё оказалось не так уж плохо, правда? Думаю, однажды я стану хорошим врачом.
   Дима в мыслях с ней согласился.
   Посреди ночи Лида неожиданно проснулась. Дима сидел рядом, сбоку от сестры:
   - Привет, Лида, - это было всё, что он сказал.
   Она кивнула ему. Он видел, что к ней возвращается сознание, а вместе с ним сильная боль в руке. Она жалобно застонала и повернулась на боку.
   - Женя, иди сюда! - позвал Дима. И когда она вошла в комнату, он прошептал ей:
   - По-моему с ней что-то не так.
   - Рука болит? - спросила Женя без особого беспокойства. Лида кивнула. - Этого следовало ожидать. Мы починили тебя почти отлично, но нам пришлось тебя немного... - Она начала было рассказывать ей об операции, но, опасаясь, что это может встревожить слабенькую Лиду, решила сказать по-другому:
   - Нам пришлось проделать с твоей рукой небольшую работу. Скоро она заживет и тебе будет лучше... Я знаю точно, что тебе сейчас нужно, - сказала Женя, возвращаясь из кухни с бутылкой медовой водки "Nemiroff", налила в стакан золотистого цвета жидкость. - А теперь пей всё залпом, даже если тебе не понравится вкус.
   Действительно, напиток на вид оказался гораздо лучше, чем на вкус. Лида сделала большой глоток, но тут же резко дёрнулась и выплюнула на простыню всё, что не успела проглотить.
   Женя промолвила дразнящим голосом:
   - Ай-яй-яй, Лида. Что за манеры?
   - Гадость! - Лида скорчила препротивнейшее лицо. - Что это за дрянь?
   - Водка "Немиров", - ответила Женя таким спокойным голосом, будто это каждодневный детский напиток. - Между прочим, самая лучшая. Помнишь рекламу? А ещё кривляешься.
   - Ты что, хочешь сделать из меня пьяницу? Что ты за подруга после этого? - Лида тоже стала дразниться, забывая про боль. Дружба и добрые шутки унимают боль лучше любой водки.
   - Я серьезно, Лида. Выпей это всё. Это приглушит твою боль, и ты сможешь немного отдохнуть. - Женя наполнила ей полный стакан.
   Заняло много времени, пока Лида его осушила. Но странным образом ей стало легче, после того как опустел стакан. Последний глоток был самым большим.
   Лида почувствовала, как боль утихла, а всё вокруг стало каким-то ватным, стены закачались, грозя пуститься в веселый хоровод.
   Лида нервно захихикала:
   - Эй, братишка, как я тебе нравлюсь? Правда весело?
   Затем Женя рассказала Лиде о том, что случилось той ночью.
   - Мда-а-а..., - протянула Лида, собираясь с разошедшимися мыслями, - иногда одна ошибка стоит всего. Полагаю, что если я допустила такую дурацкую ошибку, то поделом мне - я действительно заслужила потерять город. Нужно быть умным, чтобы зарабатывать хорошие вещи... И даже этого не достаточно. Нужно быть умным, чтобы их сохранять также... - После долгой паузы Лида сказала. - Я думаю, что я просто должна вернуть то, что заработала таким трудом. И я придумаю, как это сделать.
   Наконец, веселый водочный дух окончательно преобразил Лиду из раненого командира в бесшабашную девчонку-хулиганку. Она стала хихикать не переставая.
   - Я сдаюсь, - сказала Женя устало. - Ты пьяная. Поспи немного. Позови меня, если тебе что-то понадобится.
   - Хорошо, - сказал Дима. - Я побуду с ней, чтобы помочь если что.
   Той ночью Диме пришлось примерить на себя роль рассказчика сказок. Он начал рассказывать серьезную сказку про маленького принца из далекого королевства. Но Лида постоянно хихикала, причем во всех серьезных местах. Поэтому он попытался изменить сказку на веселую, глуповатую историю. Но так и не смог её закончить. Просто не мог сконцентрироваться. Вскоре Лида заснула.
   Но Дима не сильно беспокоился по поводу своего провала в качестве рассказчика сказок. Просто его слушательница оказалась несколько со сдвигом. Он выключил свет и утонул в огромном кресле. Но оно было ему неудобно. Он решил спать на столе, где они делали операцию.
   Когда засыпал, Дима думал о своей сестре. Он радовался, что ей лучше. Он очень многому научился именно от нее. "Знает ли она об этом?" - думал он.
   Он размышлял о веселом изменении, которое сотворила с ней водка. Лида проснулась корчась от боли, а заснула хихикая. "Может, ей стоит почаще выпивать?" - подумал он с улыбкой.
  
   Свет в башне Цитадели горел всю ночь. Роман Чернов смотрел безотрывно на горящую свечку. Зловещие тени колыхались на его обожженном лице.
   "Кто в неё стрелял?" - думал он. - "Я проломлю его тупую башку, если когда-нибудь поймаю".
   Роман Чернов сходил с ума. Но не потому, что он думал, будто смерть Лиды заставляет граждан Цитадели ненавидеть его, и не потому, что эта ненависть делала его работу по управлению городом труднее. Нет, не поэтому. Роман Чернов сходил с ума, потому что не хотел причинять боль Лиде. По крайней мере, не таким способом. Он опять вздрогнул, когда вспомнил, что убил её. Он сходил с ума также из-за того, что победил только благодаря удаче - Лида сама спрыгнула к нему в руки. А больше всего он сходил с ума по причине собственного страха, который не мог ничем объяснить.
  
  
  
   ГЛАВА 14
  
  
   Роман Чернов - новый командир семисот жителей Цитадели - просидел до самого рассвета, всё еще обдумывая, как спланировать свой первый день в собственном городе. В глухом полумраке башни он смотрел на погасшую, выгоревшую свечу: "Свеча... это свеча Лиды, но теперь свеча умерла... и она тоже умерла".
  
   Лида Некрасова - новый командир всего четырех человек - проснулась перед рассветом, сразу погрузившись в размышления, как вернуть всё, что она потеряла. Она смотрела на поднимающуюся зарю за окном, пока яркий солнечный свет не залил всё пространство. Она чувствовала сильную слабость в теле, но разум работал как никогда активно. Она подумала: "Город. Это был мой город, а теперь я ушла из него. Я должна вернуться!"
   Когда теплая комната заполнилась солнечным светом, Дима открыл глаза. Он уставился на странный потолок, пока не распознал висящую над ним лампу. Он сразу же вспомнил вчерашнюю операцию, в которой сам принимал участие. Вспомнил все события прошлой ночи и быстрым движением повернул голову, чтобы посмотреть на пациентку.
   Её глаза были открыты и они встретились взглядами. Они смотрели друг другу в глаза некоторое время.
   Лида сказала:
   - Как классно просыпаться утром в тепле, правда, Дим? Может, мы найдем больше керосиновых плиток и перевезем их в Цитадель? Только подумай, как холодно должно быть в детских спальнях. Мы должны... - Она вдруг моментально вернулась к жестокой реальности и замолчала.
   Затем, Лида и Дима долго думали, пытаясь представить в мыслях свой далекий город. Как там? На что он теперь похож? Увидят ли они его когда-нибудь снова? Конечно! Они оба знали, что увидят!
   Дима пребывал в хорошем настроении. Гостеприимный фермерский дом был наполнен живой, веселой аурой. Он вспомнил пришедшую ночью шутку, которую хотел сказать Лиде:
   - Ты от души подурачилась этой ночью, Лидочка. Тебе надо выпивать почаще!
   Она улыбнулась и сказала:
   - Спасибо тебе, Дима, что спас мою жизнь!
   - Как ты себя чувствуешь, Лида?
   - Рука болит сильно. Тут нет аспирина, Дим?
   Братец слез со стола и стал перебирать валяющиеся медикаменты.
   Женя появилась в дверях:
   - Что тебе надо, так это стакан водки, Лида.
   - Ты издеваешься? Я не буду пить эту гадкую дрянь. Ни за что! - Лида скорчила препротивнейшее лицо. - Я и так не могу отойти после вчерашнего. - Она покачала тяжелой головой. - Уж лучше я потерплю. Можно мне аспирину?
   - Извини, Лида, но мы забыли взять его с собой, - сказала Женя. - А на ферме тоже нет аспирина. Фактически, здесь всё пусто. Кто-то уже побывал тут до нас. Случайно не ты, Лида? Зато здесь полно водки... Ладно, Дима, пошли. Одевай куртку. Мы поедем и поищем каких-нибудь припасов. Я хочу есть. Возможно, мы что-нибудь найдем на ферме через дорогу.
   Женя с Димой ушли и веселая комната сразу как-то погрустнела. Лида неожиданно вспомнила, что именно она была здесь и опустошила эту ферму. Она давно здесь была и ещё тогда забрала всю еду и даже аспирин. Теперь она вспомнила. Вспомнила записку доброй хозяйки, свою первую безумную идею по поводу автомобиля, свою первую поездку, курицу в плетеной корзине и печенье в банке. Да, это было так давно. Так много всего произошло за прошедшие месяцы.
   Сначала, Лида не могла привести свой план в какую-либо форму. Она оставила мысли о возврате Цитадели, как только проснулась. А теперь эти мысли снова взволновали её и заставили даже забыть о боли. Даже аспирин или водка не смогли бы так заглушить боль, как мысли.
   Лида знала, что они могут спасти город. В данный момент, она в этом не сомневалась. Но захватить его обратно потребует много большего, чем просто её уверенность. Как могут четверо победить в сражении против армии из нескольких сотен? Она лучше чем кто-либо другой знала, насколько сильно защищена их крепость. "Как?... Как?..." - Она задавала этот вопрос сотни раз. И, наконец, первые кирпичики будущего плана начали выстраиваться в её голове. Вскоре, она просто бурлила новыми идеями. Лида не заметила, как в комнату вошли её возвратившиеся приятели.
   - Конечно, - сказала она вслух. - Это будет дорого мне стоить, но я могу заключить сделку с другой армией. За двухмесячный запас продуктов они помогут мне отвоевать город. Собак больше нет... теперь будет легче. И мы знаем город лучше Чернова... Интересно, кто-нибудь проговорился ему о секретном туннеле? Если бы мы могли запустить внутрь шпиона.
   Она засмеялась от собственной мысли: "Шпиона? У нас же внутри целых пятьсот шпионов, или пятьсот десять?" Она снова засмеялась, а ребята, готовившие завтрак, обернулись в недоумении глядя на неё. Неужели бредит?
   Никак нет. Её мысли были ясными как никогда. Идеи продолжали приходить. Сигналы от шпиона... план города с изображением комнаты Чернова... наемная армия окружает город... четверо переодетых диверсантов... дневная атака изнутри через тайный туннель... сигнал для армии снаружи...
   - Лида, ты хочешь завтракать? - спросил голос.
   Но она не слышала: "Можем ли мы пробраться к Чернову так, чтобы остаться незамеченными? Атаковать нужно на рассвете. Он, наверное, спит допоздна. Набор ключей. Нам он понадобится, чтобы пробраться в комнату. Маленький пистолет...
   - Её глаза широко раскрыты, а губы чуть шевелятся, - сказал кто-то.
   "Вот, что нам надо", - подумала Лида. - "Приставить пистолет к его тупой башке. Мы захватим его в заложники, пока его армия будет находиться за пределами здания, а потом мы запрем его в тюрьму для безопасности. Если мы пригрозим убить его, они оставят нас в покое. По крайней мере до того момента, пока мы не восстановим нашу оборону. А что если его армия сможет обойтись без Чернова и решит сражаться вместо того, чтобы покинуть здание? Ведь наверняка его солдатам понравилась жизнь внутри. Готова поспорить, что они уже сожрали все лакомства. Что если они начнут с нами сражаться? Поверят ли они нашим угрозам убить Чернова? Мы должны попытаться. Мы дадим сигнал нашим солдатам и они проберутся внутрь через тоннель. С крыши вход не виден. Потом, когда Девятка уйдёт, мы сможем вернуться к работе..."
   - Может мне потрясти её? - спросил Дима.
   А в голове Лиды тем временем вовсю проходило сражение, которое она уже мысленно выиграла: "Когда они уйдут, нам придется сообразить и построить некий "ров" вокруг стены и, возможно, заполнить его водой. Такими рвами окружали крепости в старину. Это будет безопаснее, чем кольцо собак. И мы должны найти больше машин с бензином или найти способ получить больше бензина. Ростислав что-то рассказывал недавно о портативных генераторах электричества. Ага, они работают также на бензине, и мы могли бы получать электричество от них... Только представьте! У нас будет электрический свет, электрические печки и холодильники!.. И музыка!.."
   Она неожиданно повернулась прямо к столу, за которым уже завтракали ребята, и восторженно закричала:
   - Музыка! Музыка! Ребята, вы знаете, что мы не слышали музыки почти девятнадцать месяцев?
   Они все уставились на неё с отвисшими челюстями. Неожиданно громкие слова совершенно поразили их.
   - Я сказала музыка. У нас в Цитадели скоро будет музыка! - Лида не могла понять их обалдевшие лица.
   Теперь то они точно убедились, что девочка бредит. Женя с рассеянным видом подошла к Лиде и принялась заботливо гладить её по головке:
   - Успокойся, Лидочка. Расслабься. Тебе надо отдохнуть. Если хочешь кушать, у нас есть еда. Хочешь стакан воды?
   Наконец, до Лиды дошло:
   - Спасибо, Женя. На самом деле, со мной всё в порядке. Я просто задумалась, как вернуть город, и, похоже, слишком далеко унеслась.
   - Как ты думаешь, ты сможешь пройти к столу? - спросила Женя. - Мы сделали классный завтрак. Твоя порция, правда, уже немного остыла.
   Лида попыталась подняться, но упала обратно на диван.
   Женя сказала:
   - Ты ослабла. Знаешь, ты потеряла много крови. Оставайся на диване. Я принесу тебе еду.
   Другие дети собрались у дивана, глядя, как она ест.
   - Яйца? Сок? - Лида была совершенно поражена. - Где вы всё это взяли?
   Пока она ела холодное, но самое вкусное за всю жизнь яичко, Дима объяснил:
   - На ферме через дорогу мы нашли большой запас всего. Там была банка овсяного печенья в кладовке, и мы нашли курочку на простынях в спальне. Мы не знаем, чем она питалась, но у неё классная постелька и отличный дом - всё для одной курочки. Вот, где мы взяли яйца для тебя.
   - Какая умная курочка, - сказала Лида с улыбкой. - Я должна сходить в гости к нашей новой соседке и поблагодарить её за отличный завтрак. Мы должны быть хорошими соседями и всё такое, понимаете?
   Коля продолжил игру:
   - Интересно, может старая птичка боится бандитов-петухов?
   Все пытались что-то шутить по поводу курочки-соседки и, хотя шуточки становились всё хуже и хуже, ребята смеялись всё сильнее и сильнее. Совсем разошлись и расхулиганились.
   Наконец, Женя решилась прекратить веселье:
   - Лида, что ты имела в виду, когда кричала слово "музыка"? И почему ты говорила, что у нас скоро будет музыка в Цитадели?
   Лида рассказала им про генератор электричества и немного о своей новой стратегии, но не всё. Она должна была продумать её более тщательно. И она снова почувствовала, что устала. Но она подумала, что кое-что можно начать уже прямо сейчас.
   - Женя, можешь ли ты придумать хорошую маскировку для Димы? Ему придется стать нашим шпионом. Это должна быть хорошая одежда для маскировки. Я даже не хочу думать, что они сделают с ним, если когда-нибудь схватят.
   Женя кивнула и задумалась об этом.
   - Дима, ты сделаешь это? - спросила Лида. - Ты мог бы пробираться внутрь и обратно по ночам и проводить там дни, как гражданин Цитадели. А потом ты расскажешь нам, как обустроено теперь это место. И ты мог бы передавать сообщения для наших друзей внутри.
   - Конечно, Лида, - сказал он.
   - Отлично, тогда приступим к работе над маскировкой. Диме предстоит отправиться на первое задание этой ночью. Я устала и чувствую, что должна отдохнуть. Скажете мне, когда маскировка будет готова.
   Лида хотела ещё поразмыслить о своём плане, но солнце слишком тепло согревало её тело, и вскоре она заснула. Она всё ещё была очень слаба. Целый день она провела лежа на диване. Её планы имели продолжение во сне. В какие-то моменты она сражалась. В другие моменты она находилась в своей командирской башне и составляла планы нового светлого будущего. Она спала без кошмаров.
   Женя и Дима перепробовали много маскировочных одежд. Было очень весело и смешно. Но ни один из нарядов не казался достаточно "реальным". Они попробовали расписать его лицо фальшивыми шрамами и укоротить наполовину волосы. Они покрасили его волосы краской в соответствии с указаниями на пакетике, который нашли в "курочкином" доме через дорогу. С черными короткими волосами Димка смотрелся очень смешно, как настоящий бандит, и над ним долго смеялись. Но маскировка всё еще не казалась достаточной. "Что же ещё?" - думали ребята.
   А тем временем, Коля потратил почти весь день снаружи на ярком солнышке вместе с Леной. Они увидели ужасную картину в коровнике. А потом увидели чудесное современное оборудование в большом фермерском гараже - новый трактор, кукурузоуборочный комбайн, набор плугов.
   - Со всеми этими машинами я думаю, что это большая ферма, - сказал Коля. - Где-то под сорок гектаров.
   Пока Лена играла в пустом курятнике, Коля зашел посмотреть рабочий кабинет фермера. Он прикоснулся к каждой из книг и пролистал многие из них.
   "Этот мужчина знал своё дело", - подытожил Коля. - "Только посмотрите на все его записи. Я совершенно уверен, что смогу запустить ферму со всем этим".
   Он просмотрел все ящики стола, пока не нашел то, что искал - большую связку ключей. Он взял их и выбежал из кабинета. Он остановился, глядя на спящую фигурку Лиды. По какой-то причине он прошёл мимо неё на цыпочках и закрыл дверь за собой совершенно беззвучно. Затем, побежал на полной скорости в гараж для сельхозтехники. Может, он боялся, что она узнает его мысли? Он расскажет ей о своём желании позднее.
   В данный момент он думал только о тракторе и больше ни о чём.
   - Лена, иди сюда! - позвал он. - Влезай на сиденье вместе со мной. Вот сюда, в кабину. Здесь достаточно места для нас обоих. Мы собираемся проехаться по нашей новой ферме. Да, мы будем здесь жить. Сейчас, почти весна. Да нет, уже весна! Сейчас середина мая. Очень скоро мы займемся посадкой наших семян. Ты уже большая девочка, Лена. Как думаешь, ты сможешь работать по дому и научиться готовить?.. Конечно, ты сможешь! Если я могу научиться фермерству, ты сможешь научиться готовить!
   Пока они говорили, Коля нащупал рычаг переключения передач трактора. Он толкнул, потянул за рычаг и думал, что трактор поедет. Но ничего не случилось. Может, это вовсе не переключение передач, как в автомобиле. Он перепробовал все другие рычаги и кнопки, бывшие перед ним. Нет... ничего.
   В конце концов, он сдался и сказал:
   - Я разберусь с этим позже. Пошли, Лена, нам придется просто пройтись вокруг нашей фермы.
   Прогулка заняла несколько часов. Это была намного большая ферма, чем он мог себе представить. И через некоторое время уставшие дети вернулись в фермерский дом. Они уже знали, что полюбят свой новый дом.
   Леночка засмеялась от того, что увидела внутри. Также рассмеялся и Коля. Их громкий хохот пробудил Лиду от долгого сна. Она повернула голову в сторону веселых голосов и вытаращила глаза не в силах поверить увиденному.
   - Кто ты такая? - спросила Лида нежданную гостью. - Откуда ты пришла? Ты живешь на соседней ферме?
   Гостья оскалилась зубами в несдержанной ухмылке и это разозлило Лиду.
   - Кто ты такая? - повторила она вопрос, прозвучавший на этот раз жестко как приказ. Другие захохотали ещё сильнее и Лида растерянно отвернулась головой. - Ладно, не говорите. Я продолжаю спать.
   Маленькая девочка с черными волосами в ситцевом платьице убрала улыбку и сказала жутко знакомым голосом:
   - Ты меня не узнаёшь?
   Лида повернула голову обратно, чтобы посмотреть снова. Она прищурилась, пытаясь присмотреться в наступающем полумраке раннего вечера.
   Наконец, она рассмеялась:
   - Димка! - это было всё, что она сказала.
   Маскировка была хорошая. Лида не спросила Женю, как она додумалась одеть его в девчоночье платье, и не поддалась на общую провокацию подразнить своего храброго братишку.
   После обеда Лида пригласила Диму поговорить о его задаче:
   - Возьми машину. Запаркуй её в Женином старом гараже. Проскользни в Цитадель через тоннель и жди в котельной, пока не услышишь шум на лестнице сверху. Это будет означать, что наступил день. Затем, постарайся как можно осторожнее пробраться в южное подвальное крыло. Убедись, что по коридорам ходят толпы детей, прежде чем выйдешь сам. Найди комнату семьи Жаровых. Они самые новенькие и никто не заметит, если там будет пять Жаровых вместо четырех. Ты будешь, скажем, Шурой Жаровой. Объясни только им. Больше никому. Расскажи им, кто ты есть, и, что их жизни зависят от того, как они будут хранить секрет. Оставайся с ними целый день пока не убедишься, что можешь доверять им.
   Лида остановилась, чтобы подумать какой-то момент и затем продолжила:
   - В течение дня ты должен разузнать два вопроса. Первое: где комната Романа Чернова? И второе: как у них устроена оборона? Есть ещё одна важная вещь, Дима. Если это будет безопасно... повторяю, только если это будет безопасно (!) постарайся увидеться с Сашкой. Если получится, расскажи ему, что с нами всё в порядке и что мы планируем захватить снова власть 26 мая - через шесть дней после сегодняшнего дня. И скажи ему, что нам потребуется не меньше десяти автомобилей, три больших грузовика, водители для них и всё оружие, которое он только может достать. Скажи Сашке, что он не должен никому рассказывать или что-либо предпринимать по нашему плану в течение ближайших двух дней. Он должен сначала составить свой собственный осторожный план, где взять парней, грузовики и ружья. Когда он будет сам уверен, что его план сработает, он может перейти к секретным действиям. Он и его команда должны исчезнуть из Цитадели в ночь на 23 мая и прибыть на заправочную станцию "ТНК" на пересечении улицы Радищева и Николавеского проспекта. Мы встретим их там в полночь. Скажи Сашке, что если для нас самих будет безопасно показать себя, он должен мигать фонарем через Николаевский проспект через каждую минуту в течение двенадцати минут, начиная с полуночи. Настрой свои часы и передай их ему. Затем, завтра ночью, после того, как все уснут, ты выскользнешь из комнаты Жаровых, пройдешь по коридору и выйдешь через тоннель. Но, пожалуйста, будь предельно осторожен. Они могут выставить посты охраны. Вот тебе пистолет. Спрячь его. Используй его, если придется... сможешь?
   "Это слишком сложно для него", - подумала Лида. Поэтому она повторила всё ещё три раза, пока он не запомнил план миссии без ошибок.
   - Теперь я хорошо запомнил, Лида, - сказал он, наконец, а затем вышел через дверь и скрылся в ночи.
   Они все волновались о нем. Это была опасная миссия. Но он храбрый мальчик. В конце концов, Лида заставила себя успокоиться и уснула.
   "Он сможет это сделать. Я знаю, он сможет", - подумала она, засыпая.
  
   Следующий день прошел на нервах. Все очень волновались и беспокоились за Димку:
   - Как там Дима?.. Как у него всё проходит?
   Коля проводил большую часть времени снаружи под теплым майским солнышком.
   "Почему он всё время на улице?" - интересовалась Лида.
   К ней постепенно возвращалась сила. Женя сказала ей, что она должна отдыхать в постели, по меньшей мере, ещё несколько дней. Лиде это не нравилось. Она знала, что должна приготовить много всего до 23-го числа. Но она заставила себя отдыхать и довольствовалась весь день лишь составлением планов.
   Поздно вечером в первый день Димкиной миссии Лида позвала Колю:
   - В чём дело? Ты всё время проводишь на улице. Разве ты не хочешь помочь мне с планом отвоевать наш город?
   - Это смешно, Лида, - ответил он. - Цитадель была ТВОИМ городом. Твоим собственным городом, которым ты владела. А теперь, когда мы должны сражаться, чтобы отвоевать его, он вдруг стал НАШИМ городом.
   Он был прав, и она понимала это. Но он так и не ответил на её вопрос.
   Лида сказала:
   - Прости. Ты поможешь мне с планом отвоевать МОЙ город, в котором ТВОЯ безопасность будет под защитой?.. Коля, я не подразумевала это так, как прозвучало для тебя. Мне нужна твоя помощь сейчас, очень нужна. Я не заставляю тебя, я это знаю, и никогда бы не хотела никого принуждать к чему-либо. И всё-таки, ты поможешь мне?
   - Нет, - сказал он твердо. - Лида, я думаю, что ты должна сдаться и остаться здесь с Леной и со мной на ферме. Зачем продолжать борьбу?
   - Сдаться?!.. Остаться на ферме?.. Коля, ты думаешь, я сумасшедшая? Что хорошего на этой ферме, кроме дырчащего трактора и кучи грязи?
   - Но, Лида, мы здесь в безопасности и можем жить мирной жизнью. Нам не придется больше ни с кем воевать. Мы можем выращивать нашу собственную еду, а бандиты пусть хоть перестреляют друг друга. Я устал от ополчения, от армий, от шпионских миссий. Мы остаёмся здесь!
   - Ты думаешь, что здесь в безопасности? Конечно, да! До поры до времени, пока не поспеет твой первый урожай. А затем объединенная армия Девятки, Центра и Ленинки придёт прямо к тебе в гости и соберёт за тебя твой урожай. Что ты будешь есть, когда они заберут весь твой урожай себе? Кто тебя защитит? Леночка с пистолетиком? Не будь дураком, Коля!
   - Сама не будь дурой! - огрызнулся Коля. - Помнишь, ещё тогда на улице Героев ты говорила, что ополчение решит все наши проблемы? Тоже самое ты говорила в Цитадели и смотри, что получилось. Ты, Лида, занимаешься лишь тем, что строишь ценные вещи, которые все хотят у тебя отнять. Они снова у тебя всё забрали. Пускай забирают, Лида. Ты не можешь сражаться с ними вечно. Ты будешь тяжело работать и построишь Цитадель в ещё более богатую и сильную крепость, но всё, что ты получишь за свои мучения, будет следующая армия врагов - более сильная и умная. Зачем сражаться? Оставайся здесь с нами, где никто не вспомнит о нашей жизни и наших зерновых. По крайней мере, мы сможем жить в мире... Нет, Лида, мы остаёмся здесь. Я решил это окончательно! - завершил Коля.
   - Мне жаль, Коля. Жаль, что я теряю твою помощь и твои мозги в этом гнилом месте. Конечно, я делала ошибки... Я это не отрицаю. Конечно, у меня были безумные идеи, и многие из них провалились. Прямо сейчас я самая большая неудача в целом мире. Но это меня не остановит. Я знаю, что я права. Я уверена, что мы можем воплотить в жизнь все те вещи, о которых я говорила. Мы сможем вернуть к жизни всё, что было раньше. Но, чтобы сделать это, мы должны понять, что причина войны - это страх! Как ты думаешь, что заставляет Романа Чернова делать то, что он делает? Они боятся проблемы выживания. Они дерутся и делают разные глупости только потому, что боятся. Нет, я не сдамся. Это тоже важно. И я не думаю, что ты так сильно напуган. Однажды, ты поймешь и согласишься с моими словами.
   Она закончила и отвернулась от своего друга в отставке.
  
  
  
   ГЛАВА 15
  
  
   "Ладно", - подумала Лида, - "мне просто придется заниматься этим одной. Но почему больше никто не хочет видеть, как это просто? И как весело?
   Женя слышала их спор и, хотя Лида не была уверена, она точно угадала, что Женя на её стороне.
   - Женя, - сказала она, - я думаю, что тебе нужно вернуться в Цитадель завтра. Катя и Маша, наверное, очень напуганы без тебя. Ты можешь помочь Саше с планированием... в абсолютном секрете, конечно.
   И затем, она рассказала Жене о своих планах. Женя могла помочь с сигналами Лиде в день атаки.
   - Роман заинтересуется, почему ты неожиданно вернулась в город. Скажи ему, что я была только ранена той ночью и что ты пыталась спасти мою жизнь, но я умерла. Скажи ему, что мы с тобой говорили, и, что я не осуждаю его за стрельбу. Я знаю, то была случайность. И скажи ему, что хочешь жить под его руководством, чтобы быть с Катей и Машей и заведовать больницей. Я думаю, он поверит тебе и позволит остаться.
   Примерно в два часа дня на ферму вернулся Димка. Он был очень взволнован и рассказал им новости.
   Роман Чернов имел проблемы с управлением городом. Он не мог убедить жителей в том, что Лида действительно находится у него в заложниках. Большинство детей думали, что она умерла. Ходило множество слухов. Жители обвиняли Романа в её смерти и делали всё, что могли, чтобы показать ему своё презрение. Он сидел поздно ночами один в башне, пытаясь сообразить, что делать дальше.
   "Ух-ты", - подумала Лида. - "Он пытается научиться управлять городом и сидит один в той башне. Но для него всё будет в сотни раз труднее. Жители настроены против него".
   Дима продолжил:
   - Он относится к детям безжалостно и жестоко. Он избивает тех, кто причиняет ему проблемы. Но никто пока не спрашивал о каких-либо секретных входах в город. Прошлой ночью он избил Сашку, чтобы он рассказал ему, где находятся Секретные Места, но Саша не сказал, Лида! Он не рассказал ничего - неважно, что делал Ромка!
   - Саша молодчина, - сказала Лида. - Хоть один человек не боится. Хорошая работа, Дима! Я знаю, ты совсем не спал, но сможешь ли ты пробраться снова туда ночью?
   - Я не устал, Лида. Что ты хочешь, чтобы я сделал?
   - Вот молодец, - сказала она и подумала, что есть ещё один гражданин Цитадели, который не боится.
   Она продолжила:
   - Отлично. Вот, что мы сделаем дальше. Возвращайся в комнату Жаровых, поспи там. Скажи Саше, что Женя придет в течение дня, и чтобы он не верил тому, что она скажет. Она скажет им, что я умерла. Мы надеемся, что Роман будет не так подозрителен, когда узнает это, и не заметит нашей работы до 23-го. Затем, попроси Сашу, чтобы он рассказал свой план тебе, чтобы мы знали, что происходит, прежде чем встретимся с ним в полночь.
   Дима прекрасно всё понял. Из него выйдет хороший разведчик. В темноте он отправился в свою новую миссию. В следующие сорок восемь часов ему не придется спать.
   Лида всё ещё была прикована к дивану, но чувствовала себя намного лучше. Она приобретала новую уверенность в своих действиях - и это давало ей силу. После недавнего поражения она мыслила более ясно. Она поняла, наконец, значение слова "логично". И старое предупреждение "никаких случайностей" постоянно звучало в её мозгу. Она начинала думать о каждой проблеме, которая вставала перед ней, как о новой возможности. Думала о проблеме, как о брошенном ей вызове. Она извлекла горький урок из собственного поражения и теперь чувствовала новую силу в своих мыслях. От таких мыслей она быстрее поправлялась. Каждый вызов каждой новой проблемы был захватывающим и увлекательным - как что-то новое, нуждающееся в разрешении.
   "Не допускай случайностей... никаких случайностей... рассматривай все возможности... ошибки слишком дорого стоят... будь логичной... держи свой ум ясным... думай... думай... планируй... будь логичной... никаких случайностей!"
   Слова пролетали в её голове снова и снова, пока она разрабатывала новую стратегию. Лида познала цену собственной беспечности и с этим знанием к ней пришла новая ясность ума.
   "Великий Король был прав", - поняла она. - "Когда он говорил, что настоящая радость в жизни состоит в зарабатывании ценностей, он говорил о самых важных вещах в жизни - о знании, о любви, о счастье - а не только о вещах, которые можно потрогать, как деньги, машины и всякий хлам".
   "Только посмотрите на меня", - сказала она себе. - "Я утратила мой город и все его сокровища, но это не сокрушило меня. Только моё тело пострадало. Город был единственным символом того, что я заработала. Мой ум ясен. Мои друзья остаются моими друзьями. И мои мечты, мои планы не являются невозможными. С каждым днем они становятся всё более реальными".
   "Что же я тогда потеряла в действительности?" - спросила она себя. - "Я сделала ошибку, и я никогда не сделаю её снова. Я очень многое извлекла из этой ошибки. Теперь я сильнее, чем когда-либо раньше. И когда я верну город обратно... если я заработаю город обратно... то я буду более способна сохранить и уберечь его в будущем".
   У неё были планы, требовавшие воплощения, и так мало времени. "Я должна прекратить играть в идеи и приступить к работе. Зачем я опять думаю о зарабатывании?" И почему опять это слово пришло ко мне из старого мира?
   Лида снова вернулась к реальности: "Отвоевать город будет нелегко..." Но она была готова ко всему, что может случиться. "Лишь ещё одна проблема, требующая решения", - подумала она.
   Лида пересмотрела длинный список проблем, с которыми ей пришлось столкнуться после Великой Эпидемии. Некоторые из них привели к поражению, но многие закончились победой. На протяжении девятнадцати месяцев она была в постоянном движении - искала запасы, планировала ополчение... у неё совсем не было времени заметить, что ветреный майский день так хорош для запускания воздушных змеев.
  
  
  
   ГЛАВА 16
  
  
   23 мая был теплый весенний вечер. Лида и Дима сидели на своих куртках, наблюдая за Северным шоссе. На пустынной заправке "ТНК" было тихо, в зеркальных циферблатах топливных насосов отражалась яркая луна и плывущие под ней облака.
   - Сколько времени, Дима?
   - Без пяти двенадцать, - ответил он.
   Она ничего больше не говорила, пока не послышалось отдаленное громыхание.
   - Что это? Думаешь, это они?
   Они пристально всматривались в темноту.
   Наконец, звук воплотился в конкретную форму. Впереди ехал джип с открытыми окнами. В салоне находились трое вооруженных ребят и мальчик на водительском сиденье. "Это, наверное, Сашка", - подумала Лида. За ним ехал грузовик с бортовым кузовом, в котором находились двадцать солдат. Три грузовика с крытым кузовом и два автомобиля ехали следом. Во всех автомобилях были дети-солдаты. В конце ехал ещё один джип с четырьмя солдатами и водителем.
   Длинная процессия автомобилей остановилась на самой границе города - у выезда с Николаевского проспекта на Северное шоссе. На протяжении нескольких минут всё было темно и тихо.
   - В чём дело? Почему Сашка не сигналит? - прошептал Дима сестре.
   Но тут из ведущей машины мигнул огонь фонаря. Дима и Лида отсчитывали секунды: "...десять...тридцать...шестьдесят". Ещё раз мигнул фонарь. А затем - ещё раз...
   После того, как сигнал повторился двенадцать раз, Лида и Дима прошли по Николаевскому проспекту и приблизились к первой машине.
   - Саша, я рада тебя снова видеть. - Она пожала ему руку и снова приняла на себя командование. - Собери всех своих людей вокруг грузовика с бортами, чтобы он был посередине. Быстро! И скажи им, чтобы тихо.
   Никто из солдат, даже Саша, не знал, что запланировано на эту ночь. Они все хотели поприветствовать Лиду громкими возгласами, но не могли нарушить тишину. Лида забралась в кузов грузовика и обратилась ко всем сверху:
   - Нам придется пока подождать. На рассвете мы отправимся в захватывающее путешествие. Это будет наша первая поездка за пределы нашего города Оскольска. Мы посетим другие поселки и города в поисках армии. Когда мы найдем такую армию, которой можно доверять, мы заключим с ними сделку, чтобы они помогли нам захватить обратно Цитадель... Сначала мы поедем в Шебекино, затем в Ульяновку, а потом заедем в Волчанск. Если мы не найдем то, что ищем, мы попробуем в других городах. Но... эй ты там! - обратилась она раздраженно к одному беспокойному мальчишке. - Ты слышал, что я сказала? - Он не ответил. - Вы все должны предельно внимательно слушать то, что я говорю. Мы не должны допускать никаких случайностей завтра. Никто не знает, что мы найдем в других городах... Вполне возможно, что там будут армии, способные перебить нас всех как сосунков. Мы должны быть готовы! Мы не можем делать никаких ошибок. Поэтому слушайте предельно внимательно.
   Они приступили к обсуждению своей стратегии. Солдаты какое-то время отдыхали, пока Лида и Саша сидели у топливных насосов на заправке и обговаривали слабые места своего плана. Когда они пришли к обоюдному согласию, как усилить свои позиции в будущей миссии, то разбудили солдат для общего совещания. Лида доводила до их сведения общую стратегию к утру 26 мая, когда Сашкины солдаты и наемная армия из сотен должны будут захватить обратно город.
   - Лида, зачем забегать наперед? - сказал Саша критическим тоном. - Давай планировать постепенно, каждый день.
   - Нет, Саша. Мы должны спланировать полностью общую стратегию. Мы должны быть уверены, что у нас всё сходится. Затем, мы сможем корректировать наш план каждый день, если потребуется, вплоть до 26-го числа.
   Они провели всю ночь в бесконечных обсуждениях и дискуссиях. Солдаты спали, потом их будили, а потом они опять спали. К утру весь план надежно зафиксировался у каждого в мозгах.
   Восемь автомобилей и армия из пятидесяти пяти ребят была готова к отъезду незадолго перед рассветом. Дети устали, а некоторые были напуганы при мыслях о том, что они могут обнаружить "за городом". Но все старались держаться смело, и заняли свои назначенные места в автомобилях.
   Завели машины и двинулись в путь.
   Жители других городов и поселков были совершенно поражены при виде длинной кавалькады автомобилей. Они в ужасе бежали прятаться по домам - боялись, что это какая-то армия бандитов приехала, чтобы причинить им вред. Никто в этих городах ещё не научился водить машину. Их бы шокировал даже один движущийся автомобиль, а при виде восьми автомобилей и грузовиков, заполненных вооруженными солдатами, все жители дрожали от страха и разбегались кто куда.
   Кавалькада автомобилей прибыла в Шебекино. Проезжая по городу они останавливались много раз. Лида и Саша пытались узнать, кто здесь главный. Кучка детей посмелее обычно оставалась на улице, наблюдая за движущимися автомобилями.
   Саша выкрикивал, обращаясь к местным:
   - Мы пришли с миром. Кто у вас командир?
   Кто-то постарше из группы подходил к нему. И тогда Саша говорил:
   - Мы из Оскольска. Мы хотим быть вашими друзьями. Мы здесь с миром. Где у вас штаб?
   Это повторялось не меньше двадцати раз, они останавливались в разных местах, но никто не мог сказать ничего ни о каких "командирах" и ни о каких "штабах". Лида и Саша решили, что таких слов здесь уже давно не говорят. Общий вид города подтверждал их догадку - город казался безжизненным и грязным.
   Длинная процессия автомобилей продолжила путь и отправилась в Ульяновку. От увиденного в поселке ребят охватил животный ужас. Все молчали. Никаких улыбок, никаких разговоров. Это был город-призрак, в котором никто не выжил. Смерть была повсюду. Дети чувствовали её присутствие на каждой улице и в каждом доме. Они не хотели заглядывать в дома, просто знали - там смерть. Они уехали молча.
   Длинная кавалькада автомобилей пересекла государственную границу и въехала в Украину. Впрочем, где теперь та граница? Лида тоскливым взглядом проводила пустое здание украинской таможни. Границы больше нет.
   В Волчанске они нашли главаря, штаб и армию. Но об альянсе с ними не могло быть и речи. Генералом Волчанска оказался суровый, вспыльчивый мальчишка с очень скверным видом и характером.
   - А ну валите отсюда со своей армией, - сказал он прибывшим "друзьям". - Проваливайте, пока мои парни не стерли вас всех в порошок. У меня две сотни солдат. Моё имя Фёдор Пятаченко. Запомните его!
   - Ха-ха, а можно просто Пятачок?! - несдержанно выкрикнул кто-то из Сашкиных ребят. Все расхохотались, пока Лида изучала сердитого генерала. Он едва заметно дрожал.
   Генерал Пятачок сделал вид, что не заметил оскорбления:
   - Вы поступите очень умно, если просто вернетесь в свой собственный город и не будете оттуда высовываться никогда! - И он объяснил им почему. - Я собираюсь объединиться с Харьковской Армией, и тогда мы с вами однажды увидимся. Думаю, это будет очень скоро. Так что не лезьте, куда вас не просят. Не нарывайтесь, чтобы вас не стерли в порошок раньше времени.
   Он выдержал многозначительную паузу и продолжил нагонять страху:
   - Харьковская Армия - это сила! Огромная и могучая сила. У них больше двух тысяч солдат. А когда к ним присоединится Волчанск и другие города, у них будет ещё больше людей. Наверное, к июлю будет уже пять тысяч. Когда мы будем готовы, мы начнем захватывать все города вокруг Харькова, один за другим, пока не будем контролировать весь регион.
   "Он слишком много говорит", - подумала Лида.
   Но он ещё не закончил:
   - Если у вас есть ум, вы присоединитесь к нам. Если у вас нет ума, вы об этом пожалеете. Король Харькова - очень, очень могущественный! Я уверен, что вы с ним скоро встретитесь. У вас не будет выбора. Подумайте об этом заранее... А теперь проваливайте отсюда! Хотя постойте. Как зовут вашего командира? Он здесь? Я хочу сообщить его имя Королю.
   Когда перед ним выступила Лида, мальчишка рассмеялся:
   - Это что, правда? - Он опять засмеялся и на этот раз посмотрел на пятьдесят пять солдат-мальчишек, не скрывая своей насмешки. - Девчонка?! Вами командует девчонка? Что с вами случилось, пацаны? Что вы за бойцы такие, если вами командует сопливая девка?!
   И тут Лида не выдержала. Та самая девочка, которая никогда в жизни никому не хотела причинить боль - даже Ромке Чернову - размахнулась и врезала кулаком прямо в смеющееся рыло Пятачка.
   От неожиданного удара генерал Волчанска упал на землю с расквашенным носом. Лежа на земле и вытирая кровь из разбитого носа, он растерянно хлопал глазами, пока кавалькада автомобилей не удалилась прочь. "Вот это девка!" - подумал он, глядя им вслед в совершеннейшем изумлении.
   - Не переживай. - Сашка дружески потеребил за плечо напрягшуюся Лиду. - Теперь у нас есть новый враг... генерал Пятачок.
   И вся машина содрогнулась от хохота, глядя на удаляющуюся фигурку.
   Неожиданно серьезно Саша добавил:
   - Вся эта чепуха про Харьковскую Армию... меня серьезно пугает. Что ты об этом думаешь, Лида?
   - Король Харькова? Что за дурацкое имя для главного! Почему не президент или премьер-министр? - Она пожала плечами. - Сейчас средневековье или что?
   Никто не ответил. Они оба знали, что нынешнее время во многом напоминает средние века. Теперь короли и жестокость снова становятся частью жизни.
   - Мы будем готовы к их приходу, - сказала Лида.
   - Куда теперь, Лида? - спросил Саша.
   - Ну, давай посмотрим в других городах. Правда, я не думаю, что мы найдем там что-то отличающееся от того, что мы уже видели сегодня. Нам придется пересмотреть наш план сегодня вечером. Нам остается сделать это без большой армии.
   Лида задумалась.
   - Водитель, - сказала она. - Поверни сюда. Налево. - Лида повела кавалькаду к ферме на Северном шоссе.
   Но теперь это не была та тихая ферма, которую они ожидали увидеть. Высокие вспышки над фермой поначалу вызвали тревогу. Сотни доносящихся голосов напоминали либо утреннее сражение, либо... какой-то праздник.
   "Какой к чёрту праздник? Что это всё означает?" - подумала она, когда кавалькада остановилась напротив фермы. Это праздник или беда?
   Вне всякого сомнения, это был праздник. Это было очевидно по усиливающимся крикам и веселым возгласам, пока она приближалась к толпе, собравшейся на фермерском дворе. Они пели песню Цитадели и ждали возвращения кавалькады. Яркий оранжево-желтый флаг Цитадели развевался высоко над костром. Да, они празднуют.
   Кто-то узнал, что Лида в безопасности и находится на ферме у Северного шоссе. Слух быстро распространился по городу.
   - Сашка! - неожиданно рассердилась Лида. - Как это могло случиться? Как они узнали? Ты что, не понимаешь, что может случиться? Это наша большая ошибка! Чернов может прийти сюда за нами, но даже если нет, он будет на страже в крепости, готовый в любую минуту отразить нападение. А ну, рассказывай, Сашка! Как они узнали? Только ты и Дима знали об этом.
   Но Саша ничего не мог сказать. Он просто стоял на месте с широко раскрытым ртом и выпученными глазами в таком же потрясении как и Лида. Наконец, он собрался и сказал:
   - Лида, я клянусь. Я не говорил ни кому, ни единому человеку. Я клянусь тебе. Я совершенно не представляю, как они узнали. Я даже не говорил, что мы собираемся на заправку "ТНК".
   Она поверила ему. Но потом она вспомнила Женю. "Они наверняка пытали её", - подумала она.
   Ошалелая толпа требовала Лиду, чтобы она что-то сказала. Они весело кричали и орали во всю глотку:
   - Мы хотим Лиду! Мы хотим Лиду!
   Но её голова была занята совершенно другими мыслями - очень серьезными мыслями. Придет ли Чернов сюда ночью? И что случилось с Женей? Её били? Что они будут делать потом? Остается ли у них возможность атаковать 26 мая? Могут ли все эти сотни ребят вокруг послужить ей, как одна большая армия?
   Наступала ночь, а крики и возгласы становились всё громче. Они продолжали кричать:
   - Лида! Лида! Мы хотим Лиду!
   Но она не говорила с ними. Она планировала, изменяла и перепланировала новую стратегию. Она сидела одна в комнате внутри фермерского домика. А слова-предостережения снова возвращались и мучили её: "никаких случайностей... рассматривай все возможности... ошибки слишком дорого стоят... думай... планируй... будь логичной... никаких случайностей..."
   Шум снаружи всё продолжался. Нет, она пока не может выступить перед ними. Когда её план будет готов, тогда она будет говорить. В конце концов, люди говорят только когда есть что-то сказать.
   Совершенно мистическим образом толпа всё росла и увеличивалась с каждым часом! Как это возможно? Откуда они все пришли - все эти двести, нет уже триста ребят? Что случилось с городом?
   Ответ на её вопросы лежал далеко - за Северным шоссе, по Николаевскому проспекту, вниз по старому маршруту на улицу Героев и, наконец, возле озера в той самой крепости. Весь этот путь был заполнен непрерывным потоком радостных путников, идущих вместе со своими вещами - едой и оружием - к лидеру, которого они давно знают. Теперь они знают, что она осталась жива. А до этого они боялись, что она умерла. Они считали Лиду совершенно замечательной и сильной, а также очень и очень особенной девочкой.
   Но в темноте комнаты Лида не считала себя такой. На какую-то минуту она испугалась: "Я не та, за кого они меня принимают. Я даже не знаю, можем ли мы сделать это. Я просто не знаю".
   Однако момент слабости быстро прошел и она вернулась к своим мыслям о проблеме, которую она знала, что решит. "Хватит сомневаться!" - прикрикнула она на себя в мыслях. - "Я должна сделать этот план правильно. Всё должно быть безупречно. Никаких случайностей. Никаких ошибок. Никаких..."
   На протяжении всей ночи и следующего дня Лида не выходила из комнаты. "Уже 25-е?" - подумала она. - "К завтрашней ночи мой план должен быть готов".
   Толпа из трех сотен ребят ожидала снаружи, греясь на теплом майском солнышке. Они ожидали терпеливо, нисколько не сомневаясь, что всё будет в порядке - она обязательно что-нибудь придумает.
   Дима пришел работать вместе с сестрой. Вместе при свете свечи они изучали планы и записи. Совещание казалось бесконечным для тех, кто снаружи.
   - Что они там делают? - спрашивали друг друга дети. - Почему она не выходит оттуда? Почему мы не можем пойти и схватить этого разбойника Чернова?
   Саша успокаивал их и уверял:
   - Это важный план. Очень важный план. Мы не можем допускать никаких ошибок. Мы должны быть очень осторожны. Мы не можем допускать никаких случайностей! Вы должны доверять ей. Она знает, что делает.
   И когда Лида была готова - когда она рассказала всем свой новый план - они моментально приступили к его реализации.
   Казалось, буквально в следующий момент вся толпа была уже возле крепости. Они заняли позиции в Лесопарке, за стенами ближайших домов и за деревьями вокруг Цитадели. Все прошло без единой ошибки... ни звука нигде!
   "Что случилось?" - Она вошла в крепость через тайный проход и растерялась. - "Нигде никакой охраны! Нигде нет детей... в чём дело?"
   Отсутствие охраны заставило её нервничать больше, чем если бы она была выставлена повсюду.
   Она прошла через подвальную часть здания. Ни охраны, ни жильцов. Вверх по лестнице на главный этаж - никого. Ни души вокруг.
   "Да что ж такое?.. Что случилось?.." - Она прошла по коридору. Он был пустынным, абсолютно безжизненным! Может повернуть обратно? Нет!
   Она прошла без препятствий вплоть до своей уютной башнеподобной комнатки и повернула ключ.
   Роман Чернов сидел внутри, будто её ждал:
   - Здравствуй, Лида. Я ждал тебя, - сказал он, а затем добавил, - садись. Я хочу с тобой поговорить".
   Она этого не ожидала.
   - Я не могу удержать твой город, Лида. Ты выиграла. Твои жители взбунтовались и все разбежались. Я ничем не мог их остановить. Что я мог сделать?.. Лида, мне так жаль, прости меня за стрельбу, я действительно чувствую свою вину. Я говорил им не стрелять. Это была случайность... Я не хотел причинять боль тебе... и твоей подруге Жене. Тебе скажут, что я бил её. Но это неправда. Я не делал этого. Мы просто её немного попугали. Она в безопасности в комнате внизу по лестнице. Мы просто попугали её, Лида, только и всего... они все ушли из города. Твои жители узнали, где ты находишься. Наверное, она рассказала им. А я пригрозил, что буду бить её, если они будут уходить. Но они не обращали на меня внимания, просто бежали и не слышали меня. Они просто ушли. Что ещё я мог сделать? Они ненавидели меня с самого начала... что я мог делать?
   "Он что, спрашивает моё мнение?" - подумала Лида. Чернов казался изможденным, сильно уставшим. Он познал тяжесть работы градоначальника и теперь его ничто не волнует. Он побежден.
   - Хорошо, давай поговорим, - сказала Лида и положила пистолет на стол перед свечкой.
   Это был хитрый обман. Через секунду он схватил пистолет, нацелил на девочку и прокричал условный сигнал для пятидесяти спрятавшихся охранников, которые моментально заполнили коридор снаружи.
   И во второй раз за всю историю города Лида увидела победную улыбку на лице лидера банды Девятки.
  
  
  
   ГЛАВА 17
  
  
   Дверь закрылась. Лида и Роман остались одни в башне. На какой-то момент девочка забыла об опасности, подумав о долгих часах, которые провела перед такой же свечкой в полутемной комнате. Так много ночей она провела в планах на будущее, бесконечных волнениях и надеждах.
   Теперь она вернулась, но эта комната больше ей не принадлежит. "Но почему?" - подумала она. - "Как я могла попасться на такой простой обман?" Она почувствовала, что не заслужила владеть этой комнатой и городом. Она не смогла ЗАРАБОТАТЬ их обратно.
   - Почему так происходит, Роман? - сказала она, не зная, куда приведёт её этот разговор. - Почему мы должны сражаться? Ты знаешь, я не хочу сражаться. Разве я нападала на тебя когда-либо раньше? В этот раз я всего лишь защищаю то, что является моим... Что с тобой, Рома? Что заставляет тебя нападать и грабить? Или ты боишься, что не сможешь заработать сам вещи для себя? Почему ты должен красть то, что заработали другие?
   Роман слушал, но не мог ничего ответить. Она назвала вслух его слабость, и это было болезненно.
   Лида продолжила:
   - Что хорошего в твоей жизни, Рома? Ты когда-нибудь этим интересовался? Какая в этом радость - заниматься таким грязным делом? Какая в этом радость - заставлять людей бояться тебя? Зачем тебе нужны рабы или солдаты, которые боятся тебя? Ты зависишь от страха!.. Ты начал со своих солдат, которые боялись смерти и голода... а потом ты добавил к этому свой собственный страх поражения и... я не могу ничего поделать, но думаю об этом, Рома... ты просто боишься построить свою собственную жизнь с помощью своих собственных мозгов... Ты знаешь, Роман, что это так и есть. У тебя кишка тонка, чтобы полагаться на собственные ресурсы. Нет! Тебе проще действовать бандитскими методами и забирать то, что другие заработали тяжким трудом... Ты хоть представляешь, чего стоил мне этот город, Роман? Я не говорю о деньгах. Я заплатила за это место тяжелым трудом. Я никого не заставляла помогать мне. Я не крала ни у кого ничего, что мне не принадлежит. Я пользовалась своей головой, Рома, и построила Цитадель. А потом ты... ты пришел со своей армией и с оружием, решив хорошенько поживиться за счет нашей работы.
   Роману нечего было ответить. Он положил пистолет обратно на стол.
   Но Лида не взяла его. Она владела гораздо лучшим оружием - она понимала его страх. Она приперла Романа Чернова к стене его собственным страхом и решила нанести окончательный удар:
   - Ты боишься, Роман Чернов. Ты боишься жизни и собственных способностей зарабатывать себе на жизнь. Мне стыдно за тебя, потому что ты не представляешь, как это здорово.
   Вспомнив сказку о Великом Короле, она хотела дать ему совет по счастью. Но Лида знала, что он ещё не готов к этому совету. Пока не готов.
   - Ты свободен, Роман, - сказала она. - Уходи и забирай с собой свою армию.
   И пока он шёл к дверям, она успела ему сказать:
   - Я надеюсь, что когда-нибудь смогу полюбить тебя, Рома.
   Через несколько минут объединенная армия Девятки, Центра и Ленинки покинула Цитадель - навсегда!
   Лида закрыла дверь в комнату. Пистолет всё ещё лежал на столе.
   - Я одна! - сказала она победным тоном.
   Она вернулась - какое замечательное чувство. Она облегченно расслабилась на старом стуле. Это её стул. Она сидела, погруженная в мысли, пока её город заполнялся счастливыми гражданами. В коридоре орала развеселая толпа ребятишек - они все хотели видеть Лиду!
   В комнату постучали. Это Димка.
   Она улыбнулась братцу:
   - Ну что, вот мы и вернулись, Дима, правда?
   - Они хотят тебя Лида. Чтобы ты выступила перед ними.
   - Что? Выступила? О чём? Они уже в коридоре? Наверное, там сотни ребят? Я должна отдохнуть хотя бы минуту. Дим, а тебе надо поспать. Вот, ложись на диван. Я расскажу тебе сказку завтра. Хорошо?.. Ты, наверное, ужасно устал. Ты не спал несколько дней, ведь так? Я тоже устала. Может, мы сможем скоро взять отпуск. Ты знаешь, я была очень занята в последнее время. Я не говорила тебе, какой ты на самом деле хороший мальчик...
   Она заметила, что он сразу заснул. Лида с любовью посмотрела на своего храброго маленького братца.
   Нарастающий шум в коридоре через некоторое время начал доставать.
   "Чего они хотят?" - думала Лида. - "Неужели я не могу остаться одна и отдохнуть этой ночью? Я так устала. Зачем они так кричат? Зачем тратят впустую своё время, делая из меня героя? Почему не тратят свои усилия на что-то более конструктивное? Как я могу им это объяснить?.. Я знаю, что должна им это как-то объяснить. Но как?.. Что мне им сказать?
   В дверь опять постучали.
   - Входи, Оля. В чём дело? Почему ты плачешь?.. Ох, так приятно это слышать от тебя, Оленька. Это самые прекрасные слова, которые мне когда-либо говорили!
   А потом Лида попыталась объяснить маленькой девчушке то, что хотела объяснить всем другим, чтобы они поняли:
   - Ты можешь сделать почти всё, что возможно в нашем мире. Но ты должна выучить первый урок, Оля. Никогда не бойся. Если случается что-то плохое, ты должна спросить себя, что ты можешь сделать, чтобы переделать это в нечто хорошее... а когда случается что-то хорошее, ты должна спросить себя, что ты можешь сделать, чтобы СОХРАНИТЬ это хорошее... Оля, ты слушаешь?.. Если плохую вещь невозможно изменить, то забудь её - ничто не сможет это изменить, даже твоё сожаление. Но если это можно изменить, испробуй всё, что в твоих силах, чтобы сделать это хорошим! И тогда ты удивишься тому, что в твоих силах, Оля. Ты понимаешь, что я говорю?.. Ты слушаешь?..
   Девочка слушала, но не Лиду. Она слышала сотни возбужденных голосов, доносящихся из коридора. Они голосили как тысячи детей на большом празднике. Этот звук - такое веселое чувство!
   "Чего они от меня хотят?" - думала Лида. - "Сегодня они бегут все за мной и кричат одобрительные возгласы, а завтра назовут сумасшедшей... Только подождите, пока они услышат мои новые планы!.. Я бы хотела высказать им мою правду в нескольких простых словах, но это невозможно. Даже королевский совет по счастью прозвучит для них бессмысленно. Они сами должны перестать бояться. Они должны научиться зарабатывать на свою жизнь. Какой будет абсурд, если я попытаюсь дать это им, или попытаюсь ЗАСТАВИТЬ их этому научиться! Это будет большая королевская ошибка. Это будет совершенно бессмысленно. Представьте, что вас насильно принуждают к добродетели и к счастью!"
   Оленька счастливо приютилась на Лидиных коленях.
   - Ты можешь это сделать, Оля. Всё, что ты хочешь, возможно! Ты поймешь это. Просто не бойся. Жизнь - это настоящая радость. Самая настоящая радость.
   Лида сама не заметила, как маленькая девочка уснула у неё на коленях. Она почувствовала, как её маленькое тельце потяжелело у неё на руках и перенесла его на диван. Дима и Оля шумно засопели вместе.
   Лида зажгла потухшую свечку. Она улыбнулась и назвала её "задумчивой" свечкой. Её огонек вдохновлял на новые планы.
   Крики из коридора стали более настойчивы:
   - Мы хотим Лиду! Мы хотим Лиду! - Словно все жители города собрались вместе, прося об одном.
   Она хотела их чем-то порадовать. Но не знала, что сказать. Может сказать им о "Короле Харькова" и попытаться пробудить их от веселья на приближающуюся борьбу.
   Может процитировать им слова из особой книги - той, которая помогала находить такие необходимые слова правды? "Нет", - решила она. - "Это не сработает. Они этого не поймут".
   Она должна поговорить с ними. Она должна выступить перед жителями своего города. В конце концов, это её работа. Но Лида так устала. Что она может сказать?
   "Почему они продолжают кричать? Разве не могут они разойтись по своим комнатам и подумать в ночной тишине о своих собственных планах? Зачем им обязательно нужно выслушать мои?.. Сегодня у меня нет никаких планов! Моя жизнь удалась и я счастлива... Конечно, я должна поговорить с ними. Я выступлю перед ними с речью, которая их порадует и удовлетворит, а затем они разойдутся все спать. Но, если они когда-нибудь поймут то, что знаю я, им придется самим открыть для себя слова правды и собственного счастья. И тогда они поймут меня. Я не боюсь настоящей реальности. Я вижу её. И я учусь на ней. И в этом - самая настоящая радость!"
   Она остановилась, колеблясь у двери. Как они не могут понять? Это же так просто. Почему она была так одинока?
   Лида долго стояла, взявшись рукой за ручку двери. Она думала: "Я не знаю как, но я придумаю, как им это показать. Я что-нибудь придумаю..."
   Девочка, которая владела городом, открыла дверь и вышла навстречу возбужденной толпе ждущих детей.
  
   Первые слова дрожали в воздухе и звучали неуверенно. Лида не привыкла выступать перед огромной толпой. Но радостные улыбки на лицах вокруг и молчаливая поддержка многих сотен ребят, благоговеющих перед своим лидером, наполняли слова неведомой энергией.
   Слова приобретали уверенность и вскоре потекли одной бурной рекой. Лида не могла остановиться. Она говорила и радостные, и серьезные вещи.
   Лида благодарила всех ребят за помощь и поддержку. Эти слова им так нужны. Без них никогда бы она не смогла осуществить мечту. Её слова благодарности отзывались на лицах детей бесконечной радостью и чувством своей причастности к важному процессу.
   Лида говорила серьезные слова о том, что им предстоит в будущем. Им предстоит построить и развить этот город в лучший город на Земле. Им предстоит научиться сеять и выращивать хлеб, водить машины и самолеты, лечить больных, делать электричество и много-много других очень важных для всех дел и вещей.
   Она говорила долго и взахлёб. Она говорила почти час. И все слушали Лиду, затаив дыхание.
   Когда она закончила, после двухсекундного молчания, толпа взорвалась многоголосым ревом радости и восхищения. Лидой овладело великолепное, ни с чем несравнимое чувство, которого она никогда раньше не ощущала. Волна абсолютного счастья накрыла с головой и замутила рассудок.
   Внезапно девочка услышала мелодию. Быстрая, энергичная, праздничная музыка стремительно приближалась.
   - Музыка?! - воскликнула она, не веря своим ушам.
   - Музыка?! - воскликнули все, не веря тому, что слышат.
   Из дальнего конца коридора вдруг показался главный генерал Цитадели - Сашка. Он сиял от радости, спешил к толпе и на ходу пританцовывал. А на плече он нёс огромный магнитофон с мощными колонками, из которых разносилась стремительная веселящая музыка.
   Толпа детей взорвалась от восторга и радости.
   - Боже, как же я раньше об этом не подумала! - Лида хлопнула себя ладошкой. - У нас совсем не было времени, чтобы додуматься до такой радости. У нас совсем не было времени даже на такие простые радости. Эх, Сашка, Сашка, как же ты догадался?
   А радостный генерал Сашка врезался в наэлектризованную толпу вместе со своим чудо-магнитофоном:
   - Как догадался? Просто - притащил из дома и вставил батарейки!.. Айда все наверх! Сегодня праздник!
   Толпа совершенно взбесилась и Лида окончательно поняла, что поспать этой ночью ей не удастся. Не в силах сдержать собственные эмоции, девочка вступила в бушующее море:
   - Все на крышу! Там больше места.
   Но попасть на крышу своим ходом не получилось. Лида взвизгнула от неожиданности. Десятки рук подхватили её за руки, за ноги и за прочие места. Шумящая река вынесла её на крышу.
   Зажглись факелы и фонари. Полетели в воздух разноцветные петарды и яркие фейерверки.
   Толпа заулюлюкала и завизжала, прыгая и скакая в обнимку и за руки в такт когда-то жутко популярной среди детей компьютерной песни "Holly Dolly".
   Праздник Победы и веселая дискотека продолжались до самого утра.
   Лида была счастлива.
  
  
   КОНЕЦ
  
  
   По повести Терри Нельсон.
  
  
  
  
  (C) Виктор Селезнёв, 2006 г.
  E-mail: v_seleznev@ukr.net
  
  
  
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Л.Маре "Менталистка. Отступница"(Боевое фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"