Селиверстова Динара Германовна: другие произведения.

Жужекрылки и Дед Полемышь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Рассказ был напечатан в газете "Ступени Оракула"

  Утро выдалось ясное, свежее, с птичьей многоголосицей, звенящей в теплой от солнца листве. Одна перчинка попалась: в гости наведались тетка с Дариной, Ивасиной двоюродной сестрицей. Ивася только диву давался: как исхитрилась Дарина пройти мимо цветущего луга, под молодыми кленами, овевающими дорогу узорчатой тенью - и сохранить угрюмую мину.
  Мать поставила на стол теплые пирожки и кувшин с квасом.
  - Руки у тебя золотые, - вздохнула тетка, любуясь пирожком. - Даже кусать жалко.
  - А мне не жалко, - заявила Дарина, отхватывая добрую треть пирожка. - Я потолстеть не боюсь.
  - Такие ровные, ладные пирожки у тебя получаются. - Тетка повысила голос: чтобы если не одернуть, то хоть заглушить свое чадо.
  - Худеть-то не для кого, - продолжало чадо. - Все стоящие парни в город уехали.
  Ивася удивленно взглянул на Дарину. Ладно, меньшого братца она в расчет не берет, но Ярий-кузнец, рослый, пшеничноволосый, чем ей не угодил?
  Тетка еще раз попробовала сменить тему.
  - А ты, Ивася, ведь в город не собираешься?
  Ивася только головой мотнуть успел, за него ответила мать:
  - Куда он от жужекрылок своих денется!
  Вроде и с улыбкой она это сказала, а мягкая гордость в ее голосе ни от кого не укрылась. Жужекрылки давались в руки не каждому, и не у всякого в хозяйстве водились. А уж тех, кто сумел бы пасти их и разводить молодняк, и вовсе можно было пересчитать по пальцам одной руки. Василько, жужекрылий пастух, говорил, что этим чарам ни один ведьмак не обучится, если они с самого рождения в его сердце не жили. Ивасю жужекрылки не только к себе подпускали, но и брали с его ладони пушистые клеверные головки своими мягкими, вытянутыми в хоботок губами.
  - Я с Васильком условился, - сказал Ивася. - Когда у жужекрылок приплод будет, он меня в помощники возьмет. Одному тогда со стадом не справиться.
  - Наверное, сказал, чтобы от назойливого юнца отвязаться, - отрезала Дарина. Она со вздохом откинулась на спинку стула, теребя краешек салфетки. - Самой, что ли, в город податься? Здесь теперь магией заниматься не с руки: оказывается, чары у нас теперь плести - мужское дело.
  Из Дарины ведьма была аховая: одно заклинание в несколько лун ладилось. И хорошо: ивасина мать как-то в сердцах сказала, что, имей все даринкины речи колдовскую силу, у всех бы давно молоко скисло, а в поле бы даже репьи пожухли.
  Тетка, отводя глаза от сестры и племянника, одернула, наконец, дитятко:
  - Ты еще скажи, что Ярию в кузнице чары не нужны.
  - Ярий вчера молотом дотемна стучал. - В голосе ивасиной матери прозвенел едва уловимый колкий холодок. - Для Лиляны узорчатые петли на калитку мастерил.
  Дарина перекликнулась цветом лица с шелестящей за окном листвой и, наконец, умолкла.
  
  Солнце поднималось в небе все выше, над лугом крепло мерное стрекотание кузнечиков. В прозрачно-медовых лучах медленно бродили по высокой траве жужекрылки, осторожно перебирая длинными тонкими ногами, похожими на серебристые стебли. В слюдяных крыльях, подрагивающих на весу, отражались, путая краски земли и неба, и солнечные блики, и пестрые лепестки цветов.
  Василька не было видно, и лишь приглядевшись, Ивася высмотрел знакомую темно-синюю рубаху за ивовой завесой у реки, там, где девушки полоскали белье. Должно быть, Василько заметил в траве рыжую шевелюру добровольного помощника и, решив, что жужекрылки под присмотром, улизнул к прачкам.
  Ивася пожмурился от солнечной водной ряби, мерцающей за ивами, снова повернулся к пасущимся жужекрылкам - и заморгал. Перед ним стоял, подбоченившись, дед-полемышь.
  Если на полемыша сверху смотреть, он обычной мышью покажется. А как выпрямится, окажется, что острая мышиная мордочка - это колпачок, а под колпачком хитро глаза блестят. Только чтобы это заметить, надо с земли смотреть - вот как сейчас Ивася смотрел.
  - Жужекрылок любишь? - спросил дед.
  - Ага, - осторожно согласился Ивася.
  Полемыши - они себе на уме. Порой помогут человеку, да обязательно при этом напроказят. Так что, без нужды с ними лучше не связываться.
  Дед-полемышь важно покивал головой.
  - Жужекрылок пасти - хорошее дело. Только хлопотное.
  Ивася покосился туда, где в ивах плескался многоголосый смех.
  - Кому как, - буркнул он.
  А дед кивал и кивал.
  - Вот-вот. Решил пастух, что средь бела дня с жужекрылками ничего не сделается - а с мороком как быть?
  На Ивасю будто холодом повеяло.
  - С каким мороком?
  - А вон. - Полемышь махнул рукой.
  Ивася вскочил на ноги. Черная, согнутая тень ползла по траве к жужекрылкам. Из сгустка темноты вытягивались когтистые лапы, покрытые щетинками. Нескладные лапы, заплетающиеся на ходу. Неумелый был морок, но алчный - неопытным, зато дюже злым, завидущим оком наведенный. От такого морока на жужекрылок хворь наползет: мед их плесенью подернется, а у самих приплода не будет.
  А жужекрылки и не чуяли беды. Морока видно было только ведьмачьим глазом. И смотрел, Ивася, оцепенев, как крадется сгорбленная тень к легконогой, белогривой жужекрылке Лиляны.
  Василька звать некогда - пока он услыщит да пока добежит! Ивася начал непослушными губами произносить заговор. Никогда еще он мороков не развеивал. Надо вспоминать все, что от старших знал.
  Говорили ведь, что морок завидущий сам по себе не развеется! Его только воротить наславшему можно - только тогда, выплеснув из себя темный сгусток, он выдохнется. А чтобы воротить, нужно что-то зеркальное подставить, хоть каплю воды.
  До реки далеко - пока Ивася до берега добежит, доберется морок до лиляниной жужекрылки.
  - Кхе-кхе.
  Ивася опустил глаза. Сидит дед-полемышь, ногой лист подорожника покачивает. И ползет по листу последняя, невесть как уцелевшая с рассвета, не примеченная солнцем капля росы.
  - Спасибо! - выдохнул Ивася, подхватывая чарами росинку.
  Еле видные глазу нити понеслись к мороку и зависли перед ним, слепя его зеркальным блеском. Морок дернулся, зашипел и, скукожившись, утянулся за деревья.
  От реки послышался крик: Василько, запоздало заметивший опасность, бежал к жужекрылкам. За ним спешили девушки, впереди всех - Лиляна, волосы темной волной стелились по ветру. Метнулась сначала к белогривой своей красавице, потом - к Ивасю. Ивася даже про морока забыл - загляделся на глаза, но озерную ночь похожие. А Лиляна подхватила его, едва не оторвав от земли, и прижалась губами сначала к одной запунцовевшей щеке, потом к другой.
  
  Ивася шел домой, сам не зная, чему радуется больше - тем, что морока одолел, или тем, что его Лиляна расцеловала. По пути столкнулся с теткой, бежавшей по пыльной дороге. Замедлил было шаг, хотел ей все рассказать, но тетка только махнула рукой и поспешила к своему дому, прижимая к груди какую-то склянку. Ну и ладно, Ивася решил матери первой похвастаться.
  Мать ходила по дому, раздраженная.
  - Одарили мою сестрицу, так одарили, - пожаловалась она Ивасе. - Это ж надо, такую непутевую девку родить.
  - А что случилось?
  - Хворь жужекрылую подхватила! - фыркнула мать. - Сестра сейчас прибегала, настой попросила: у Даринки все лицо плесенью пошло. И как ее угораздило только! Ивася припомнил деда-полемыша, словно невзначай подкинувшего ему зеркало для возвращения наведенной порчи. И, поразмыслив, решил похвастаться отогнанным мороком как-нибудь попозже.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"