Селиверстова Динара Германовна: другие произведения.

Парижгород, что на реке Луаре

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    рассказ был опубликован в газете "Ступени Оракула"

  Улита Белоглазова грезила у окна, подпирая голову пухлой ладошкой. Над геранью, украшавшей подоконник, вяло роились мухи. В полуденном мареве вязло квохтанье кур дальше по улице. Пыль, поднятая колесами телеги, так и висела в воздухе, словно ленясь оседать на землю. Улита проводила телегу равнодушным взором, но насторожилась, услышав, как возница кричит "Тпрру!" возле их ворот.
  
  - Письмо тут передать велено, до купца Белоглазова! - объявил возница в ответ на бубнеж полусонного сторожа. - Из Нижнего Новгорода.
  
  Улита вздохнула и перевела взгляд на пыльные лопухи у обочины. Скукотища! Вот бы кто привез письмецо не батюшке, а ей. Да не из Нижнего Новгорода, а из самого Парижу. Там, говорят, кавалеры не чета тутошним. Не водку, поди, хлещут, а вина да коньяки. И выражаются красиво: "мамзель", "мадам". Сколько мечтала Улита о галантной французской жизни, сколько книжек о ней перечитала! Ни о чем другом и думать не могла, недавно даже оконфузилась в усадьбе у помещиков Поливановых: рояль раулью назвала. Одно только Улите в Париже не нравилось: что речка там "Сена" называется. Будто "сено". Улита, впрочем, не растерялась: отыскала в романах другую французскую речку, Луару. Туда она свой собственный Париж и переставила. И теперь, облокотившись о затененный геранью подоконник, Улита мечтала о письме из Парижгорода, с берега речки Луары.
  
  - Мадемуазель! - вырвал ее из грез бархатный мужской голос. - Могу я иметь счастье спросить у вас дорогу?
  
  Улита заморгала. Под окном - и откуда взялся-то! - стоял стройный молодой человек в лиловом камзоле и с длинными волосами, перехваченными ленточкой. Француз! Как есть француз! И говорит с заморским акцентом!
  
  - Спрашивайте! - сипло выдохнула Улита, и закашлялась, прочищая горло.
  
  - Не подскажете ли, есть ли в вашем городе гостиница? - Голос учтивый, негромкий, а черные глаза так и горят угольями.
  
  - Как не быть. - Улита поднесла руку к горлу, силясь одолеть напавшую безголосицу. - От перекрестка налево свернете, там и будет "Залесская".
  
  Экие хозяева гостиницы незадачливые! Не могли название получше придумать, вроде "Грандотели" какой.
  
  - Мадемуазель, благодарю! - Незнакомец вновь опалил Улиту черными очами. - Вы так же любезны, как и прекрасны. Ваша помощь была бесценна.
  
  Француз вежливо поклонился и зашагал к перекрестку. Когда он проходил мимо телеги, лошадь громко заржала и прянула, вызвав поток брани у возницы, беседовавшего с купцом. Но Улита, алевшая пуще герани, этого даже не заметила.
  
  ***
  
  - Всякий страх потеряли, окаянные! - сетовал Леший, расхаживая взад-вперед по поляне. - Надо ж такое удумать! В город полез, бабам куры строить! Совсем ты, мусью Мишель, соображение растерял!
  
  - Если я не буду совершать время от времени небольшой променад, я не только "растеряю соображение", но и просто одичаю в вашей глуши, - проронил молодой человек в лиловом камзоле.
  
  Он сидел на стволе поваленной ветром березы и разглядывал ногти. Неподалеку к дубу прислонился рослый богатырь с длинными русыми волосами, охваченными берестяным обручем. Он наблюдал за разворачивавшейся сценой и тихонько посмеивался.
  
  - Одичаешь, когда на попа со святой водой нарвешься! - причитал Леший.
  
  - Да ладно тебе! - вмешался богатырь. - Скучно же все время в лесу сидеть.
  
  - "Скучно"! - передразнил Леший и раздраженно сплюнул. - Одному мне скучать некогда. Вот беда мне с вами! Хоть бы ночью пошел! Так нет, средь бела дня в город потащился, покрасоваться ему, вишь, захотелось. И где ты только взял эту камзолю! Тебе вообще в чем помер, в том и положено ходить!
  
  - Я не могу все время ходить в одном и том же! - возмутился Мишель. - И показаться дамам в военной форме тоже не могу - в ней дырка от пули. А камзол у меня с собой был, на всякий случай.
  
  Богатырь закашлялся, пряча смешок. Сам он бродил по лесу не одну сотню лет: с тех самых пор, как полез сюда воевать со Змеем. Решив, что три головы у гада мерещатся ему после вчерашней пирушки, он махнул палицей по одной змеиной морде и счел сражение завершенным. Увы, две оставшиеся головы воспользовались тем, что он опустил оружие, и закончили бой на свой лад.
  
  - Ничего, - мстительно сказал Леший. - Ты ж, небось, с самого двенадцатого года с собой эту камзолю таскаешь?
  
  - Да. - Мишель заподозрил неладное и забеспокоился. - А что?
  
  - А вот выйдет твоякамзоля из моды, так больше в ней на люди не покажешься! - злорадно сообщил Леший и, посмеиваясь, заковылял к чаще, оставив француза в подавленном настроении.
  
  ***
  
  - Мсье Илюха! - громким шепотом звал Мишель богатыря, вольготно раскинувшегося на берегу лесного ручья. - Мсье Илюха, у меня к вам дело!
  
  Илюха выслушал дело, поведанное на ухо взволнованным шепотом, и замотал головой.
  
  - Не, Мишань, так не пойдет. Это самый что ни на есть грабеж, а мне грабить не положено: я герой, как-никак. Ты вон Гришку Вяхиря попроси, он подсобит.
  
  Гришка Вяхирь, верткий и быстроглазый, поселился в лесу с полвека тому назад, с тех пор, как не поделил добычу с товарищами по ремеслу. Выслушав Мишеля, кратко спросил:
  
  - Дело верное?
  
  - Верное! - убеждал его Мишель. - Я сам слышал, как купец говорил: подвода с товаром поедет через лес.
  
  - Тогда пойдем, - решил Вяхирь.
  
  - Спасибо, мсье Гриша, - говорил Мишель, уводя подельника к просеке. - Вы надежный, с вами никакая опасность не страшна... - Он ненавязчиво повысил голос. - Даже если у купцов обереги с собой окажутся.
  
  Илюха, услышав про обереги, поднял голову из высокой травы, прищурясь, посмотрел вслед уходящим приятелям, ругнулся вполголоса и, поднявшись и подхватив с земли свою палицу, зашагал за ними.
  
  ***
  
  На следующий день легкий летний ветерок долго разносил по шелестящим кронам вздохи и причитания старого Лешего. Уж как он сетовал, как жаловался на нынешнюю беспутную нечисть! Как сокрушался, что минули те времена, когда лесные духи стращали путников "славы ради, а не токмо для наживы"! Нечисть, однако, его не слушала: богатырь, закинув руки за голову, кемарил на своем излюбленном местечке у ручья, Вяхирь с любопытством разглядывал резную табакерку, захваченную без всякой надобности, а Мишель деловито колдовал над отрезом ярко-синего сукна.
  
  ***
  
  Улита пребывала в расстроенных чувствах. И было тому сразу две причины. Во-первых, поначалу ей никто про гостя французского не поверил. Оказалось, что ни одна душа, кроме нее самой, иностранца не видела. В гостинице прекрасный незнакомец так и не объявился. А ведь Улита специально подсылала горничную, чтобы та у прислуги все повыспросила! Однако Груша вернулась ни с чем. Ни кучер, ни отец тоже ничего не приметили. Странно, гость ведь мимо них проходил. Не иначе, их забаловавшая лошадь отвлекла. Улита места себе не находила, искала хоть кого-то, кто бы тоже француза видел, но все было тщетно. В конце концов, все решили, что в жаркий день ее просто сморил сон у окошка, и иноземный красавец ей пригрезился.
  
  Улита обижалась, злилась, и даже плакала от досады, и в конце концов постановила для себя: француз путешествовал тайно, инкогнитой, а про гостиницу спросил, только чтобы с нею заговорит. Такое объяснение ее устраивало, и она уже почти повеселела, как тут и нагрянула вторая причина для грусти. Объявился красавец-француз! Да только объявился не в гостинице, и не на той улице, где Улита у окошка его поджидала. Наталья, дочь помещиков Поливановых, его неподалеку от родительского городского дома встретила!
  
  Вечером того же дня Наталья, захлебываясь от восторга, описывала гостям галантного кавалера в роскошном синем сюртуке. Кавалер, дескать, расспрашивал ее, нет ли театра в городе, где проживают столь утонченные особы, как она. Все тотчас узнали в описании красавца, виденного Улитой, только одет он был по-другому. Так оно и понятно: не будет ведь благородный человек всегда в одном и том же расхаживать.
  
  А Улита и не радовалась, что ей, наконец, поверили. Она приняла решение, что, едва из гостей домой воротится, так тут же душераздирающий стих о разбитом сердце напишет. И непременно чтоб в рифму!
   Купец Белоглазов тоже не утешился тем, что слова его дочери подтвердились. Он сидел за столом, слушал рассказ об элегантном синем сюртуке иностранца, и вздыхал, вспоминая отрез добротного сукна, безвозвратно сгинувший в лесу при самых что ни на есть таинственных обстоятельствах.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"