Селиверстова Динара Германовна: другие произведения.

Веселый Йорик

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram

  - Не открывается, сэр! - доложил Рэндалл, шваркнув связку ключей об пол.
  Взоры всей команды устремились на сундук, занимавший едва ли не треть капитанской каюты. Тяжелый замок удерживал массивную крышку с упорством бульдога.
  - Гм, - сказал Черный Джесс, на суше больше известный как Джессе Адальберт Биллингфорд. И, спохватившись, что его могут заподозрить в нерешительности, повторил, придав голосу насмешливость: - Гм!
  Впервые за долгие недели скитаний по морю "Скорпене" удалось догнать и взять на абордаж небольшое судно - вот только оно оказалось не торговым, а пассажирским, с полупустыми трюмами. Сундук в каюте капитана оставался последней надеждой на то, что усилия команды не пропали даром, и Джесс не желал расставаться с этой надеждой из-за какого-то куска железа величиной с детский кулак. Он вытащил пистолет и направил его на замок. Грохот выстрела сопровождался испуганным "Ой!" кого-то из матросов: пуля, рикошетом отлетев от замка, угодила в дверной косяк прямо у него над ухом.
  - Позвольте-ка, кэп.
  Из облачка порохового дыма, плавающего по каюте, вынырнул Вертушка Сэм. Он был таким тощим, что кусок проволоки, зажатый в его кулаке, казался продолжением руки. Не дожидаясь, пока Джесс посторонится, Сэм обогнул его, присел перед сундуком на корточки и воткнул проволоку в замочную скважину. Пару раз повернул, склонив голову набок и прислушиваясь - ни дать, ни взять, музыкант, настраивающий скрипку. Что-то щелкнуло, и один конец дужки выскочил из паза.
  Каюту огласил дружный радостный крик. Вертушка Сэм, сделав свое дело, отступил за спины товарищей. Рэндалл метнулся было к сундуку, но спохватился и попятился, уступая дорогу капитану.
  Черный Джесс шагнул вперед и взялся за крышку. Она была тяжелая, украшенная резными пластинами и уголками. К тому же она оказалась подогнана так плотно, что поднялась не сразу. Команда затаила дыхание. Задние ряды привстали на цыпочки и вытянули шеи, чтобы поскорее увидеть, чем же наконец будут вознаграждены долгие недели бесплодных странствий. Рэндалл представил себе размеры добычи, наполнившей такое объемистое хранилище, вычислил свою долю и мечтательно прикрыл глаза.
  Крышка откинулась.
  Сундук оказался доверху заполнен книгами. Массивные тома в кожаных переплетах тянулись ровными штабелями, а сверху, подпирая голову рукой, лежал улыбающийся молодой человек в старомодном камзоле и в парике. И худшее заключалось в том, что молодой человек этот был полупрозрачным.
  
  
  - Нед, просто Нед, - говорил полупрозрачный молодой человек, покачивая локоном парика. - Пожалуйста, не надо никаких "сэр Эдвард" или, боже упаси, "лорд Эвингтон", это ужасно отчуждает.
  Чаще всего его именовали "о боже, опять это чертово привидение", но на это он не обращал внимания.
  Сэр Эдвард, точнее, просто Нед, был фамильным привидением рода Эвингтонов. Несколько десятков лет тому назад он получил порцию яда от своего коварного кузена, позарившегося на наследство. На беду кузена, юный Нед поставил перед собою цель - прочитать все тома в библиотеке замка, занимавшей целых два этажа одной из башен. Он не счел кончину достаточно веским доводом для того, чтобы прервать свое излюбленное занятие, и после похорон возобновил его уже в виде призрака. Пока он витал в библиотеке, самозабвенно читая один том за другим, обитателей замка его присутствие не тяготило. Исключением становились те случаи, когда он набредал в романах и пьесах на душераздирающие истории об отравлениях в корыстных целях. Тогда он являлся по ночам в спальню к своему кузену и назидательно зачитывал ему целые главы. После первого же романа кузен поседел. Через полгода ему уже чудилось, что его окружают полчища коварных супруг и мужей-двоеженцев, злобных дядюшек и тетушек, и в каждом бокале вина за ужином мерещились мышьяк, цианистый калий или еще какое-нибудь кураре. В конце концов, он покинул в Англию, а перебравшись на континент, ушел в монастырь.
  Проблемы у остальных обитателей замка начались, когда Нед, дважды перечитав содержимое библиотеки, соскучился и принялся делиться впечатлениями от прочитанного со своим семейством. Днем родственники, как правило, бывали заняты, и Нед тактично не мешал им, выбирая для чтений ночное время. Эвингтоны опрыскивали комнаты святой водой, вешали на двери распятия, украшали окна связками чеснока - ничего не помогало. Вызванный священник развел руками и сказал, что не в его власти изгонять доброго духа, которым движут благие намерения.
  Наконец после долгих совещаний семейство нашло выход. Когда Нед нагрянул к своему седовласому племяннику, нынешнему хозяину замка, с восхитительной цитатой из "Жизнеописаний" Плутарха, тот сказал ему:
  - Послушай-ка, Эдвард...
  - Нед, - поправило привидение, удобно устраиваясь на спинке кровати.
  - Нед, - согласился лорд Эвингтон. - Послушай-ка, ты ведь так любишь узнавать что-то новое....
  - Увы! - вздохнул Нед. - Боюсь, что нового в нашей библиотеке уже не осталось, а в тех романах, что покупает Элизабет, не в обиду ей будь сказано, новизны не больше, чем в коврике для ног, который нынешняя горничная не вытряхивает, а просто время от времени переворачивает на другую сторону.
  - Да? - с беспокойством спросил лорд Эвингтон. - Непременно поговорю об этом с дворецким. Но я хотел обсудить с тобой нечто совсем другое.
  - Да-да! - оживился Нед. - Не далее как этим утром я вычитал у Плутарха...
  - Путешествие! - поспешно прервал его лорд Эвингтон.
  - Что? - переспросил удивленный Нед.
  - Как ты смотришь на то, чтобы самому повидать те страны, о которых написано в твоих любимых книгах?
  Нед задумался.
  - Увидеть воочию, как все обстоит на самом деле, - лорд ковал железо, пока горячо, - повторить пути великих исследователей, мемуары которых ты так любишь!
  - Ты серьезно? - спросил Нед, покачиваясь на спинке кровати.
  - Одно твое слово - и я завтра же куплю тебе билет на корабль, - заверил племянник.
  И он получил даже не одно, а множество слов восторженного согласия, которыми Нед до полуночи оглашал его комнату, летая кругами.
  Лорд Эвингтон остался верен своему обещанию. На следующий же день билет на корабль, отбывающий в Новый Свет, торжественно лег на серебряный поднос на столике в библиотеке. С Неда взяли слово, что до самой высадки в Филадельфии он не будет показываться на глаза пассажирам, чтобы не смущать их своим необычным видом. А дабы плавание не оказалось скучным из-за вынужденного уединения, ему разрешили взять с собой любимые книги.
  Всю ночь Нед кружил по библиотеке, собирая наиболее дорогие его сердцу романы, сборники поэзии и томики мемуаров. Он был так поглощен сборами, что даже толком не рассмотрел билет. Иначе он, конечно, заметил бы, что это билет не на одного пассажира, а на одно место багажа. Впрочем, его бы это все равно не смутило.
  Так и случилось, что нагруженный книгами сундук занял почетное место в каюте капитана. Дальний родственник Эвингтонов, он был посвящен в тайну багажа, и самоотверженно держал его под личным присмотром. Однако приходится признать, что ответственность, которую он не смел взвалить на пассажиров, капитан при первом же удобном случае охотно переложил на пиратов. Поэтому он и словом не обмолвился о содержимом сундука, покидая на шлюпке захваченное судно с милостивого разрешения Черного Джесса. Ну а чтобы грабители раньше времени не обнаружили сомнительный приз, и, чего доброго, не вздумали его вернуть, ключ, лежавший у него в кармане, капитан незаметно выбросил в море.
  
  
  
  В ранние утренние часы море казалось серебристым. Это было чарующее и умиротворяющее зрелище, в созерцании которого обрел бы успокоение философ. Однако за последние дни Черный Джесс потерпел фиаско, пытаясь найти в своей жизни хоть что-то хорошее, и к философам себя не причислял. Безмятежное море, раскинувшееся перед ним, означало только штиль и отсутствие добычи. В какой-то миг Джессу показалось, что парус затрепетал на ветру, однако, посмотрев наверх, он увидел только Неда, сидящего на рее и болтающего ногами.
  - Прекрасный денек! - прокричало привидение сверху.
  Джесс ответил ему кислым взглядом. Рэндалл, драивший палубу, подскочил и осенил себя крестным знамением. До появления на борту юного Эвингтона за ним никто особой набожности не замечал.
  Нед между тем был слишком восхищен морскими красотами, чтобы держать чувства при себе. Он снялся с реи, плавно спикировал вниз и повис возле Джесса на шканцах.
  - Вам разве не нравится? - спросил он, устремляя умиленный взгляд на ровную серебристую поверхность моря.
  - Нет, - процедил Джесс. - Я не в том положении, чтобы радоваться бездействию. Моя команда уже забыла, как звучит слово "добыча", и не взбунтовалась до сих пор лишь потому, что бунтовать особо некому.
  И верно, изрядная часть экипажа уволилась прямиком через борт сразу после того, как в сундуке обнаружилось привидение. Еще несколько матросов списались на берег после попыток Неда почитать им на ночь сонеты Шекспира. Людей у Черного Джесса оставалось столько, что он даже не надеялся на абордаж чего-нибудь приличного. Но, черт подери, хоть в чем-то ему должно было повезти?!
  Джесс невольно стиснул кулаки, и желваки заходили на скулах. Нед с искренним сочувствием посмотрел на него.
  - Если вы не против, я могу повитать где-нибудь вокруг и поискать корабль, на котором вы могли бы попытать счастья, - предложил он. - Я ведь умею становиться невидимым.
  - Что толку от того, что вы найдете корабль, если мы не сумеем до него добраться, - горестно сказал Джесс. - Ветра нет, паруса висят, как стираные подштанники на веревке.
  Нед страдальчески свел брови. Высказывание Джесса показалось ему донельзя обидным для чудесного пейзажа. И все-таки, понимая, насколько капитан расстроен, он воздержался от спора и попытался его подбодрить:
  - Штиль быстро закончится, а я пока разведаю обстановку.
  - Откуда вам знать, что он быстро закончится? - недоверчиво спросил Джесс.
  - Я наводил справки, - туманно ответил Нед, оторвался от шканцев и растаял в воздухе.
  Рэндалл, по-прежнему драивший палубу, поднял голову и пугливо огляделся по сторонам.
  - Кэп! - позвал он громким шепотом. - А где... этот?..
  И он сделал страшные глаза.
  - Полетел искать какой-нибудь корабль, - вяло пожав плечами, проронил Джесс. Его собственный боевой настрой сейчас мало отличался от безжизненно поникших парусов.
  - Он хочет туда убраться? - оживился Рэндалл.
  - Нет. Он хочет, чтобы мы его захватили.
  - А-а. Тоже хорошее дело, - упавшим голосом сказал Рэндалл. - Только ведь, сэр, а ну как он какой-нибудь фрегат сыщет? Как мы его тогда на абордаж брать будем? Нас ведь тут и осталось-то, простите, как вшей у плешивого.
  - Тогда удерем, - печально ответил Джесс, поднимая голову. "Веселый Роджер" уныло свисал с мачты, будто утратил всякое настроение улыбаться.
  Нед возвратился около полудня. Он был взволнован донельзя и обрел видимость еще на подлете к кораблю, чем вызвал нервную судорогу у нескольких членов команды.
  - Нашел! - завопил он, взлетая к Джессу на капитанский мостик. - Нашел подходящий корабль!
  Черный Джесс вспомнил опасения Рэндалла.
  - Большой? - с тревогой спросил он.
  - Нет, - замотал головой Нед. - Яхта. Экипаж - всего несколько человек. И если я хоть что-то понимаю, на борту есть кое-что ценное!
  - Где? - выкрикнул Джесс, судорожно стискивая подзорную трубу.
  - Там, вон в той стороне! - Нед слетел с мостика и закачался над волнами, указывая направление рукой.
  "Курс зюйд-вест!" - хотел закричать Джесс, но вспомнил о штиле.
  В отчаянии он запрокинул голову и замер. "Веселый Роджер" плавно расправлялся над палубой и медленно растягивал безгубый рот в зловещей издевательской улыбке.
  
  
  
  - Тысяча чертей! - орал Черный Джесс, ударяя кулаком по дощатой стене каюты. - Тысяча морских, сухопутных, косматых, еще не знаю каких чертей!
  Каждый эпитет сопровождался ударом, пока Джесс не попал кулаком по торчащей из стенки шляпке гвоздя. Проклятия сменились коротким болезненным воплем и, наконец, смолкли. Джесс развернулся к столу, на котором лежала объемистая рукопись, кое-как перетянутая старой облезлой веревкой.
  В капитанской каюте захваченного корабля сгрудилось несколько человек, включая владельца яхты. Все как один с сочувствием смотрели на охваченного отчаянием Черного Джесса. У Неда, реявшего над рукописью, был виноватый вид.
  - Здесь есть несколько очень ценных наблюдений, - робко сказал он. - О флоре и фауне Мартиники... Правда, тут на полях приписка, что автор немного перепутал...
  - Помолчи, - тихо сказал Джесс. - Я тебя очень прошу, помолчи.
  Нед печально взглянул на него и умолк.
  - Кэп, - осторожно произнес Рэндалл. - А может, нам удастся ее загнать? Мало ли чудаков на свете...
  Он запнулся, запоздало спохватившись, что ляпнул бестактность.
  Капитан захваченной яхты осторожно откашлялся.
  - Мой дедушка мечтал ее издать, но не сумел, - сказал он. - Я ее тоже как-то посылал в одно издательство, но мне ее вернули. Так я от нее и не избавился. Может, вам повезет больше?
  - Повезет? - Черный Джесс горько рассмеялся. - Повезет?! Никогда не произносите это слово, обращаясь ко мне.
  С этими словами он развернулся и, все еще потирая ушибленную руку, широкими шагами вышел из каюты.
  Он перебирался через борт на палубу своего корабля, все еще прицепленного к яхте абордажными крючьями, когда его догнал Нед со злополучной рукописью в охапке.
  - Этот добрый человек был так любезен, что разрешил мне забрать рукопись! - возвестил он, возбужденно покачиваясь в воздухе над бортом. - Он сказал, что, кажется, мы - его последняя надежда избавиться от нее, потому что просто выкинуть дедушкину рукопись в море ему все-таки жалко. Джесс, а я не говорил тебе, что в материальном мире есть только один предмет, который я, не обладая плотью, могу сдвинуть с места? Это книги!
  - Счастлив за тебя! - яростно процедил Джесс, перевешиваясь через борт и выдергивая абордажный крюк. - Парни, уходим!
  - С вашего позволения, кэп... - один из матросов "Скорпены" подошел к нему по палубе захваченной яхты. - Я, с вашего позволения, здесь останусь. Тут, говорят, лишние руки нужны, особенно теперь, когда после абордажа кое-что подлатать придется.
  И он кивком указал на проломленный предупредительным ядром леер.
  - Да и жалованье, говорят, здесь исправно платят...
  - Убирайся к черту! - в отчаянии выкрикнул Джесс, отцепив крюк и швырнув его на палубу.
  Матрос отступил и смешался со своими новыми товарищами.
  - Сэр... - Капитан яхты вышел из каюты и подошел к борту. - Сэр, не поймите меня неправильно, но... Но, может, вам взаймы денег дать?
  Черный Джесс поднял голову и посмотрел на него в упор. Капитан ожидал встретить в его взгляде гнев, и был озадачен, увидев только беспредельную горечь.
  - Я никогда не беру в долг, - сказал Джесс. - Запомните: никогда.
  С этими словами он развернулся, прошагал в свою каюту и с шумом захлопнул дверь.
  
  
  
  Нед пробрался в каюту Джесса уже далеко за полночь, когда убедился, подглядывая через иллюминатор, что у того на столе все еще горит свеча.
  - Я хотел спросить, - тихо сказал он, устраиваясь рядом с Джессом, с понурым видом сидевшим на койке. - А почему ты никогда не берешь в долг?
  Будь вопрос задан сразу же после сцены на палубе, Черный Джесс, скорее всего, вместо ответа разразился бы проклятиями. Но Нед дипломатично дождался того времени, когда капитану самому захочется выговориться.
  - Моя семья задолжала компаньону отца, - мрачно сказал Джесс, разглядывая свои руки. И прибавил, будто это нуждалось в уточнении: - Там, на суше. Этот компаньон обманул нас с процентами, и сумма оказалась неподъемной.
  - И что вы сделали? - тихо спросил Нед.
  - Как - что? - Джесс пожал плечами. - Разорились.
  Нед понурился.
  - Суд встал на сторону компаньона, хотя договор был явно мошеннический. Отца разбил паралич, - продолжал Джесс. - Мать выхаживает его. А я... Я не сумел заработать - у меня не осталось такой возможности.
  - Почему? - не удержался Нед.
  Джесс топнул ногой по деревянному полу.
  - Вот этот корабль, - сказал он, - должен был стать торговым кораблем нашей компании. И мне предстояло быть его капитаном. Ты бы видел, как отец радовался, говоря об этом! Его прямо распирало от гордости.
  - Но что же помешало?
  - Как - что? Я же тебе сказал, что мы разорились! Все, что у нас было, досталось компаньону... бывшему компаньону отца. Все товары ушли к нему. Он бы забрал и корабль, если бы я не поднял пиратский флаг и не ушел на нем в море.
  - А он так и назывался - "Скорпена"? - осторожно спросил Нед.
  - Его хотели назвать "Глицинией", - с непередаваемым отвращением в голосе сказал Джесс. - Но, согласись, пиратскому кораблю больше подходит "Скорпена".
  - Я уже привык к "Скорпене", - покладисто кивнул Нед.
  - Я тоже привык, - мрачно сказал Джесс. - Забыл, что записным неудачникам вроде меня ни к чему нельзя привязываться. Того и гляди придется возвращаться на берег, потому что у меня попросту разбежится команда.
  - Ну, почему же так сразу на берег, - попробовал подбодрить его Нед. - Может, тебе стоит подумать о том, чтобы просто сменить имидж?
  Джесс удивленно взглянул на него.
  - Смотри, - воодушевленный Нед слетел с койки и повис перед ним в воздухе. - Взять хоть название твоего корабля: "Скорпена". Это вызывающе и претенциозно, но допустим! В конце концов, я читал, что менять имя корабля - плохая примета. Ладно, пусть будет "Скорпена". Но сам-то ты?!
  - Что - я? - с невольным беспокойством в голосе спросил Джесс.
  - "Черный Джесс"! Что может быть банальнее?
  Джесс почувствовал, что краснеет.
  - У меня волосы черные, - попытался выкрутиться он. - Ну... или почти черные.
  После всех перенесенных неудач неловко было вспоминать о том, как он мечтал наводить ужас на моря одним упоминанием своего имени.
  Однако Нед решительно замотал головой.
  - Не пойдет! - объявил он. - Как твое второе имя?
  - Адальберт! - отбил атаку Джесс.
  - Ох... - Нед был явно обескуражен таким ударом. - Ну... Ладно, пусть будет Черный Джесс, пока мы не придумаем чего-нибудь менее... высокопарного. Хорошо, теперь флаг.
  - А с флагом-то что? - возмутился Джесс.
  - Это банальный череп с костями. Я подлетал к нему совсем близко, и могу тебя заверить, что он совершенно ужасен. У него такая ухмылка... Тебе просто не видно с палубы...
  - Еще как видно, - перебил Джесс. Выражение лица у него из возмущенного сделалось горестным. - Это я его рисовал.
  У Неда сделался несчастный вид. Он сник и опустился на скамеечку для ног.
  - Прости, - сокрушенно сказал он. - Я не хотел тебя обидеть.
  Джесс вымученно улыбнулся.
  - Нам пришлось отчаливать очень быстро, - сказал он. - Некогда, знаешь ли, было искать художника.
  Нед по природе своей не был способен на длительное уныние. Он поднял голову и лукаво улыбнулся.
  - Сгодится и такой флаг, - объявил он. - Мы просто должны дать ему необычное название. Тогда мы станем действовать под индивидуальным знаменем.
  - Его все обычно называют Веселым Роджером, - сказал Джесс.
  - Не будь как все, - отмахнулся Нед. - Все равно у тебя не получится.
  - Это точно, - вздохнул Джесс, догадываясь, что его похвалили, и все равно по привычке пытаясь огорчиться.
  Однако расстроиться он не успел, потому что постучали в дверь.
  - Войдите, - крикнул Джесс, бросив взгляд на часы и удивляясь, кому и что могло понадобиться в такое позднее время.
  Дверь приотворилась настолько, чтобы в нее могла пройти кошка. Но кошек на борту не водилось, и в каюту проскользнул Вертушка Сэм. Обычно у него было невозмутимое лицо, и Джесс часто объяснял себе это тем, что никакое другое выражение, требующее малейших мимических усилий, на такой тощей физиономии попросту бы не уместилось. Однако сейчас Сэм казался изумленным, как мокрый пучок укропа, очутившийся на разделочной доске.
  - Кэп, - сказал он, - вам прислали приглашение.
  Джесс решил, что ослышался. Даже у Неда, мало чему способного удивиться, был озадаченный вид.
  - Приглашение? - переспросил он. - Кто прислал? Когда? Куда?
  - Только что, кэп, к нам подвалила шлюпка. И вам просили передать приглашение на борт другого корабля, к капитану Иву Легри. На Летучую Тортугу, кэп.
  Джесс вскочил и выбежал на палубу. Нед, чтобы не терять времени, просто пролетел через стену.
  В темноте впереди по курсу маячили корабельные огни. Там покачивалось на воде судно.
  - Ив Легри? Ты слышал о таком? - взволнованно спрашивал Нед, кружась возле Джесса.
  Тот покачал головой.
  - А о Летучей Тортуге ты что-нибудь слышал? Что это за корабль?
  - Это не корабль, - севшим от волнения голосом произнес Джесс. - С тех пор, как была разрушена столица пиратов, важные встречи стали проходить прямо в море. И называются они "Летучая Тортуга".
  
  
  
  Нед витал над бушпритом "Скорпены", глядя вслед удалявшейся шлюпке. С каждым взмахом весел она уходила все дальше, приближаясь к незнакомому кораблю. Джесс, сидевший в шлюпке, не оборачивался: все его мысли были заняты предстоящей встречей, которая могла, наконец, в корне изменить его незадавшуюся судьбу. Он не знал Ива Легри, не представлял, что от него может быть нужно французу, и думал только о том, что сейчас главное - не упустить шанс.
  Между тем Неда, оставшегося на корабле, чтобы никого не напугать на переговорах, снедала тревога. Он сам не мог бы объяснить себе ее причины: обычно его никогда не мучили дурные предчувствия. Даже в тот самый день, когда кузен подмешал яд в бутылку вина, которую он захватил с собой в библиотеку, интуиция молчала. Но сейчас он почему-то не мог найти себе покоя.
  Наконец Нед не выдержал.
  - Рэндалл, - обратился он к матросу, расхаживавшему взад-вперед по палубе. - Знаешь, я, пожалуй, слетаю туда, прослежу, чтобы все было в порядке.
  Рэндалла тоже снедало беспокойство. Об этом свидетельствовало хотя бы то, что он, вопреки своему обыкновению, не подпрыгнул на целый фут, когда с ним заговорил призрак.
  - У меня, мастер Нед, тоже душа не на месте, - хмуро проговорил он, поглядывая туда, где в рассветной дымке виднелись очертания французского корабля. - С чего это понадобилось, чтобы капитан с одними только гребцами, без офицеров, на переговоры ездил? Не то чтобы у нас офицеры водились, конечно, но хоть помощников каких с собой можно было взять?
  - Вот я туда и полечу, - решил Нед.
  Рэндалл вздохнул.
  - Кэп ведь не велел... - вялым тоном отдал он дань дисциплине.
  - Он не хотел, чтобы я показывался им на глаза, - напомнил Нед. - А я могу быть невидимым.
  - Ну, раз такое дело, мастер Нед... - Рэндалл покосился на него и ухмыльнулся уголком рта. - Раз такое дело, говорю, почему бы вам и впрямь туда не наведаться.
  Нед развернулся к французскому кораблю. А в следующий миг он словно растаял в воздухе. Рэндалл растерянно моргнул. Он подошел к борту, ухватился за него обеими руками и подался вперед, вглядываясь в утреннюю зыбь. Но, как и следовало ожидать, ничего не увидел - как не увидели и матросы французского корабля, болтавшиеся на палубе вместе с гребцами "Скорпены".
  
  
  
  Летучая Тортуга проходила в кают-компании "Пилада", обставленной без излишней роскоши, чтобы не сказать - бедно, однако с явным вкусом. Черный Джесс, едва переступив порог, сразу заподозрил, что встретил собрата по несчастью. Месье Ив Легри, поднявшийся ему навстречу с приветливой улыбкой, оказался приятным молодым человеком лет двадцати с небольшим, худощавым, изящным, и, судя по легкой тени, периодически набегавшей на его лицо, хорошо знавшим, что такое невзгоды. Джесс, занятый своими заботами, сказал себе, что они должны найти общий язык.
  Легри начал разговор издалека. Он расспрашивал Джесса о делах, однако и сам не уклонялся от ответов на такие же вопросы. Вскоре Джесс уже не сомневался в том, что встретил родственную душу, и с нетерпением ждал, когда же они перейдут к сути дела.
  Как бы он удивился, если бы узнал, что в это время Нед Эвингтон стремительно мчится от "Пилада" к "Скорпене", не помня себя от волнения и страха!
  - Скорее! - закричал Нед, становясь видимым прямо перед носом у Рэндалла. Тот взвыл от ужаса и отскочил, пребольно стукнувшись спиной о мачту. Однако Нед не стал ждать, когда он опомнится. Он метался по палубе, заламывая полупрозрачные руки, и восклицал:
  - Скорее же! Спускайте запасную шлюпку, плывите туда!
  - Да что стряслось-то?! - закричал Вертушка Сэм, гораздо спокойнее, чем Рэндалл, относившийся к внезапным явлениям Неда.
  - Этот человек - никакой не Ив Легри! - закричал Нед, повисая перед ним в воздухе. - Это Лайонел Эвингтон, мой кузен! Тот самый, который отравил меня!
  Челюсть у Вертушки Сэма отвисла, из-за чего его лицо стало походить на ветхое дерево с зияющим дуплом. Он взмахнул руками, длинными, как мельничные крылья, и кинулся к запасной шлюпке. Рэндалл, мигом пришедший в себя, устремился следом за ним, громкими криками созывая немногочисленную команду, остававшуюся на борту.
  Пока матросы поспешно забирались в шлюпку, взволнованный Нед описал над ними пару кругов, и, не в силах дольше сносить бездействие, устремился обратно к "Пиладу".
  Увы, обстановка в кают-компании не позволяла Неду пренебречь уговором и обрести видимость: в сторонке, словно занятые своими делами, болтались два-три французских матроса. Подними Нед тревогу сейчас, когда шлюпка с экипажем "Скорпены" еще далеко, неизвестно, какая участь постигла бы Джесса. Пока, впрочем, охрана не проявляла никакой враждебности. И Нед даже позволил себе на минуту расслабиться, как вдруг его тревога вспыхнула с новой силой.
  Причиной тому стали слова, произнесенные Легри.
  - Разговоры о делах вдвойне хороши, когда они ведутся под бокал доброго французского вина, - промолвил он с улыбкой и сделал знак стюарду. - Андре, будьте любезны... Вы ведь не откажетесь?
  И он вопросительно взглянул на Джесса.
  - Нет! Нет! - вопил Нед, кружась возле Джесса и дергая его за руку.
  Увы! Он был невидим, его голос не долетал до слуха людей, а даже если бы его было видно и слышно, он все равно остался бы неосязаем.
  Дверь каюты отворилась, и появился улыбающийся стюард с подносом в руках. При виде красовавшейся на подносе бутылки у Неда вырвался стон ужаса.
  Он вовсе не был уверен в том, что в вино подмешан тот самый яд, который отправил его в мир иной. Но он отчетливо видел незаметную глазам смертных примесь, покачивавшуюся за стеклом бутыли, как снежинки в стеклянном шаре. В вине находилось что-то, чего там не должно было быть.
  Нед метнулся к иллюминатору и выглянул наружу. Шлюпка с экипажем "Скорпены" была уже близко. Матросы "Пилада" удивленно переговаривались на палубе, но тревоги пока не поднимали: видно, такого поворота событий Легри не предвидел и не предостерег команду. Нед обернулся. Андре как раз наливал вино своему господину. Бокал, предназначенный гостю, уже был у Джесса в руках.
  Нед огляделся по сторонам. Его взгляд упал на книжную полку, прибитую у иллюминатора.
  - За наш с вами успех! - промолвил Легри, поднимая бокал.
  Джесс улыбнулся и протянул свой бокал, чтобы чокнуться. Томик Ронсара, пролетевший по воздуху, так стукнул его по руке, что вино пролилось на стол.
  Все замерли в изумлении.
  - Что за дьявольщина?! - вырвалось у одного из матросов, дежуривших в каюте.
  - От качки, наверное, - растерянно предположил его товарищ.
  - Какая еще качка?
  Джесс не говорил ни слова и только озирался по сторонам, заподозрив, в чем дело. Его лицо побледнело, как, впрочем, и лицо Легри.
  - Андре! - крикнул тот. - Еще бокал нашему гостю!
  Пожалуй, он выкрикнул это слишком резко. Джесс поднялся на ноги. Матросы тотчас прекратили препирательства из-за летающей книги и двинулись к нему.
  Но было уже поздно. С палубы доносился шум: команда "Скорпены", поднявшаяся на борт, прорывалась к своему капитану. Озадаченные их внезапным появлением, матросы "Пилада" не слишком препятствовали им.
  - Андре! - закричал Легри, теперь уже не просто бледный, а белый, как мел.
  Стюард топтался на месте, растерянно глядя по сторонам и прижимая к себе бутылку.
  В каюту ворвался Рэндалл. Нед обрел видимость, и у Легри вырвался крик ярости.
  - Что происходит? - возопил Джесс.
  Но на него пока что не обращали внимания.
  - Вино, Рэндалл! Вон та бутылка! - закричал Нед, указывая на стюарда.
  - Ну-ка, дай ее сюда, парень! - скомандовал Рэндалл, шагнув к оцепеневшему Андре и выхватывая у него бутылку.
  Потом он развернулся к Легри. Тот увидел выражение его лица и попятился к стене. Матросы бросились было на помощь, но дорогу им заступил Нед. При виде полупрозрачного человека, растопырившего перед ними руки, они вмиг позабыли о своем капитане. С воплями ужаса они кинулись прочь из каюты, а за ними побежал и пришедший в себя Андре. Нед повис над порогом, грозно замахиваясь на матросов "Пилада" неумело сжатым кулаком, и никому не давал подойти близко. Впрочем, никто из французов, увидев его хотя бы мельком, ворваться в кают-компанию уже не спешил.
  Убедившись, что угроза нападения миновала, Нед наконец обернулся.
  - Ой, - вырвалось у него.
  Джесс и Рэндалл, придавив Легри к столу, силком вливали ему в рот содержимое бутылки. Тот пытался увернуться, но, получив от Джесса оплеуху, невольно проглотил вино.
  - Это, все-таки, мой кузен, - печально сказал Нед.
  - Что?! - Джесс, выпустив свою жертву, развернулся к нему.
  - Это мой кузен, - грустно повторил Нед. - Я понимаю, что он отравитель, но, все-таки...
  - О господи. Почему же ты не сказал?!
  Джесс развернулся. Легри съехал со стола на пол и теперь мерно похрапывал, свернувшись на ковре.
  
  
  
  - Проснулся, кэп! - виноватым голосом доложил Рэндалл.
  Легри проспал часов десять. Он не проснулся даже тогда, когда его, объявив пленником, перевезли на борт "Скорпены" под подавленными взглядами матросов "Пилада". Стюард, заикающийся и перепуганный, уже объяснил, что у него был приказ всего лишь усыпить Черного Джесса, но зачем это понадобилось его капитану, он не знал. На этот вопрос мог ответить только сам Ив Легри, и только он же мог объяснить, кем приходится Лайонелу Эвингтону: Нед, когда его отпустила паника, сообразил, что его кузену никак не могло быть сейчас двадцать с мелочью.
  За ответами на все вопросы Нед и Черный Джесс явились в каюту, отведенную пленнику. Легри сидел на кровати, протирая кулаком опухшие спросонок глаза. Однако судя по тому, каким взглядом он окинул визитеров, долгий сон отнюдь не затуманил его память.
  - С пробуждением! - приветствовал его Джесс, входя в каюту. - Месье... Легри, или как там ваше настоящее имя?
  Ив кивком указал на Неда.
  - Спросите у него, почему я не могу называться именем своего отца.
  - Так вы - сын Лайонела! - обрадовался Нед. - Я должен был...
  Легри огляделся, взял с тумбочки возле койки табакерку и прицельно швырнул ею в дядю. Табакерка пролетела сквозь Неда, стукнулась об стену и упала, раскрывшись на лету. Джесс яростно чихнул и отскочил в сторону от табачного облачка.
  - Осторожней! - крикнул он.
  - Я не в вас целился, - буркнул Ив, обхватывая руками колени.
  - Какое отношение я имею к вашему имени? - удивленно спросил Нед.
  - А из-за кого мой отец ушел в монастырь, так и не женившись на моей матери?!
  - Но, дитя мое, - возмутился Нед, - Лайонелу следовало бы сначала жениться на ней, и уж только после этого становиться вашим отцом.
  - Моралист, - с отвращением произнес Ив. - Я так и знал.
  - Ну а меня вы зачем пытались отравить? - спросил Джесс. - Я вообще не имел чести знать вашего отца.
  - Вы нужны были мне как заложник, - хладнокровно заявил Ив. - Если бы мы захватили вас, я бы выдвинул ультиматум: ваш экипаж получил бы вас обратно только после того, как выкинул бы за борт все книги из библиотеки Эвингтонов.
  - Книги? Но зачем? - воскликнул Нед.
  Ив бросил на него недобрый взгляд и криво усмехнулся.
  - А то вы не знаете!
  - Не знаю, - честно сказал Нед.
  Ив недоверчиво усмехнулся, но все-таки объяснил:
  - Привидение не может долго существовать в отрыве от чего-то, связанного с домом. Вы смогли уплыть из Англии только потому, что увезли с собой самое родное для вас - книги из домашней библиотеки. Если бы эти книги очутились на морском дне, то они очень скоро утащили бы вас за собой... дорогой дядюшка.
  В углу каюты тяжело вздохнул Джесс. Нед подлетел к кровати, уселся напротив Легри и печально заглянул ему в глаза.
  - Откуда такая ненависть? - спросил он.
  - Откуда?! - странно звенящим голосом выкрикнул Ив. - А вы знаете, что это такое - когда для тебя закрываются все двери только из-за того, что ты носишь фамилию матери, а не отца? Когда привыкаешь к тому, что на улице у тебя за спиной постоянно звучит "ублюдок", а за спиной у твоей матери - "шлюха"?
  Нед помотал головой.
  - Не знаю, - искренне признался он.
  - Вот и я не знаю, - с яростью произнес Ив, - потому что к этому невозможно привыкнуть.
  - Вы об одном забыли, - грустно сказал Нед, взлетая с койки.
  - Это о чем же? - все тем же звенящим голосом спросил Ив.
  - О том, что ваш отец меня убил.
  Ив молчал, и Нед с Джессом вышли из каюты, плотно затворив за собой дверь. Они понимали, что если бы стали свидетелями слез Ива, то этого он бы им уже точно не простил.
  Джесс облокотился о борт. Морской ветер растрепал его волосы, и он отвел их, чтобы посмотреть на "Пилада", покачивавшегося в отдалении.
  - Это правда? - спросил он.
  - Что именно?
  - Что если бы книги выбросили за борт, то они бы вскоре увлекли тебя за собой?
  - А... Ну да, наверное, - сказал Нед. - Это навело меня на одну мысль. Погоди-ка.
  Он умчался в глубину корабля. Как заподозрил Джесс - в трюм, куда перенесли сундук с книгами. Эти предположения оправдались, когда Нед вернулся и протянул ему вырванную из книги страничку.
  - Надеюсь, Шекспир меня простит, - сказал он. - Пусть этот листок будет у тебя. Тогда, если с книгами что-нибудь случится, мне не придется исчезнуть.
  И, когда Джесс открыл было рот, чтобы ответить, предостерегающе поднял руку.
  - Довольно. Это просто так, на всякий случай. Думаю, ты и сам понимаешь, что Ив выпустил пары, и больше такого не затеет.
  Джесс оглянулся на каюту. Дверь до сих пор не открывалась. Ну и ладно, надо дать парню время, чтобы успокоиться.
  А Нед между тем смотрел вдаль, и в глазах его поблескивали искры, насколько это возможно у полупрозрачного существа.
  - Так на чем мы с тобой остановились, - сказал он. - Насчет нового названия. И смены имиджа. И... знаешь еще что...
  - Что? - спросил Джесс.
  - Я думаю, - проговорил Нед, устремив взгляд на горизонт. - Раз уж мы так странно встретились, то это, наверное, знак судьбы.
  - Какой знак? - не понял Джесс.
  - Знак того, - сказал Нед, - что поменять поле деятельности тоже было бы неплохо.
  
  
  Чайки оглашали воздух пронзительными криками. Андре как раз выкинул за борт оставшиеся от завтрака объедки, и птицы утроили настоящий пир, периодически перемежающийся драками.
  Шлюпка, на которой доставили с берега продукты, подвалила к борту "Пилада". Один из матросов, поднявшись на палубу, высмотрел стюарда и сунул ему в руки конверт.
  - Что это? - удивился Андре.
  - Капитану передать велено, - пожал плечами матрос.
  Андре недоуменно хмыкнул и отправился в каюту.
  Ив сидел у иллюминатора, издали наблюдая за сутолокой порта. При появлении стюарда он нехотя оторвался от этого зрелища и повернулся к нему.
  - Что там такое? - спросил он.
  - Вам письмо, капитан.
  - Письмо? От кого это? - удивился Ив, принимая конверт.
  - Не могу знать, капитан.
  На конверте ничего не было написано. Вскрыв его, Ив вытащил листок плотной дорогой бумаги. На листке каллиграфическим почерком было выведено:
  "Сэр Эдвард Чарльз Эвингтон и м-р Джесс А. Биллингфорд имеют честь пригласить господина Ива Легри в качестве полноправного партнера в свое предприятие".
  Ив перевел глаза на гербовый рисунок в верхней части письма. Там красовалась торжественная надпись: "Веселый Йорик. Агентство нестандартных перевозок".

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"