Seregven: другие произведения.

Глава 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, если проснувшись утром обнаруживаешь у себя лисий хвост и волчьи уши? правильно, оторвать. А если при этим слишишь в своей голове мужской голос, называющий себя разумом? Вызвать скорую и во всем признаться


   Проснуться тифлингом.
  
   Часть 1. Мои родственники - демоны.
  
   Глава 1.
   Майское солнце ласково светило в окна, согревая воздух не только на улице, но и на остекленной лоджии. В комнате приятно пахло нагретым деревом. Его запах разносился по всей квартире, поднимаясь от паркетного пола и оконных рам лоджии. Просыпаться совершенно не хотелось, но нежное тепло солнечных лучей приятно гладило по щеке, заставляя выбраться из-под одеяла и сонно потереть кулачком глаз. Что-то пушистое и мягкое скользнуло по ногам под одеялом, щекоча заднюю поверхность бёдер, под коленками. "Наверное Бася опять забралась ко мне в пастель", - лениво подумала хозяйка комнаты. Одним рывком откинув одеяло, она в ужасе уставилась на свои ноги. Дело не в том, что они были толстыми и некрасивыми, а в том, что вокруг них обвивался пушистый рыжий хвост. Не веря своим глазам, девушка решила проверить, не галлюцинации ли это. При чём не только зрительные, но и тактильные. Протянула руку к мочке уха и ухватилась за неё, сильно сдавив и потянув вниз. Каково же было её удивление, когда под пальцами оказалась не привычная мягкая мочка уха, а что-то шелковисто-пушистое, совсем тоненькое. Да и хвост никуда не делся.
   В панике девушка скатилась с кровати, на четвереньках поползла к зеркалу, путаясь в одеяле и простыни, шлейфом тащившихся за ней. С трудом поднявшись на ноги и выпутавшись из предметов пастельного белья, она с опаской посмотрела в зеркало. "Всё, допилась. Словила белку. Надо срочно звонить в скорую и добровольно во всем признаваться" - думала перепуганная владелица зеркала. Из глубин отражающей поверхности на ней смотрела перепуганная девица с торчащими в разные стороны огненно рыжими волосами, которые словно языки пламени струились до колен девушки. Небольшой, красивый носик слегка курносый, с несколькими веснушками, особенно ярко выделявшимися на белоснежной коже. Большие зеленые глаза, испуганно разглядывающие собственное отражение, украшены длинными чёрными ресницами. Маленькие ротик с чуть розоватыми губками кривится в немом крике. Картину довершали волчьи ушки, выглядывающие из-под копны волос и длинный лисий хвост, окутывающий стройные ножки.
   Душераздирающий вопль, плавно переходящий в не менее приятный волчий вой, прорезал тишину квартиры, нарушив утреннюю идиллию. Ужаснувшись тому, что вырвалось из её горла, девушка замолчала и схватилась за уши, пытаясь оторвать их, не веря в то, что это "сокровище" действительно принадлежит ей. Но добилась она лишь того, что вышеупомянутые части тела нещадно заболели. С хвостом - та же ситуация, только в этот раз боль прострелила весь позвоночник, потерявшись где-то в черепной коробке и вызвав головную боль. Схватившись за рыжую голову, девушка обессилено опустилась на пол, при этом хвост кокетливо обвился вокруг ей босых ног. "Так, думай, Василиса. Такого просто не бывает, то, что с тобой происходит - невозможно, это не реально. Ты спишь, просто спишь, а сон чересчур реален. Но это пройдет. Пройдёт, как очередной кошмар. Надо проснуться. Просто проснуться. Проснись, слышишь?!". Движимая желанием проснуться, Василиса, а именно так зовут эту девушку, пребольно ущипнула себя за тонкую руку. Взвизгнув, она стала ждать пробуждения. Ничего не происходило.
  
   - Значит, это не сон. Значит, это все наяву, - вслух подумала она, продолжая смотреть на своё отражение.
   - Конечно это всё наяву, - раздался мужской голос в её голове. - А ты что думала? Особенно если твои попытки покалечить себя так и не увенчались успехом, да и к ожидаемому результату не привели.
   - Ого, у меня ещё и шизофрения развилась. На нервной почве.
   - Я не шизофрения, - обиделся голос. - Я твой внутренний голос. Твой разум, если угодно. Хотя мне тоже иногда кажется, что ты больна, причем давно и на всю голову. Особенно сейчас.
   - А тебе не кажется, что я веду себя, как любой адекватный человек повел бы себя на моем месте?
   - А должно?
   - Естественно! - возмутилась Василиса. - А как бы ты поступил на моем месте, проснувшись после попойки и обнаружив у себя лисий хвост и услышав в своей голове посторонний голос? И ладно бы ещё женский, а то ведь мужской!
   - Ну, возможно ты и права. Но твоё поведение - глупо и иррационально. Встань с пола, простудишься. И оденься уже, смотреть на тебя холодно.
   - А разве разуму может быть холодно?
   - Тьфу, я сказал о том, что на тебя холодно смотреть, выражаясь фигурально. А ты сразу воспринимаешь всё слишком буквально. И чему тебя в твоем институте только учат?
   - Можно подумать ты сам не знаешь, - фыркнула девушка.
  

***

   Комнату заволокло едким белесым дымом. Неприятный запах серы заполнил всё помещение. Глаза нещадно защипало, возникло ощущение удушья. Длилось это не больше минуты, но Василисе показалось, что прошла как минимум неделя. Рассеиваться дым не спешил, однако, жуткий запах серы исчез. Растерявшаяся девушка так и осталась сидеть на полу, приходя в себя после случившегося. Даже голос разума молчал. Прокашлявшись, она поспешила пошире открыть балконную дверь. В комнате ей оставаться не хотелось и она вышла на балкон. Благодаря тому, что на улице было тепло, в одной ночной рубашке стоять было не холодно. Солнышко ласково грело, а поскольку лоджия была застеклена, воздух на ней прогревался так, что окажись она там в футболке и джинсах, ей стало бы очень жарко. Солнечная сторона, как-никак.
   Потребность в свежем воздухе заставила Василису выглянуть наружу. Кроме того, надо было остудить голову после той вспышки боли, которая возникла, когда девушка пыталась оторвать себе хвост. Стало легче, мысли перестали путаться в голове, думать стало гораздо проще. Пейзаж за окном, если его можно было так назвать, был скучным и очень знакомым. За восемнадцать лет, что Василиса со своей матерью тут живет, мало что изменилось: та же школа, которую она год назад окончила, рядом - детский сад, наполовину скрытый забором и деревьями. Только детская площадка была другой - новой, с красивыми, покрашенными в яркие цвета лавочками и горками. Дети от двух до двенадцати лет уже играли или просто сидели во дворе. Одни под присмотром мам и бабушек копались в песочнице и качались на качелях. Другая часть детей - активно травила свои и без того хилые организмы пивом и никотином, попутно подавая дурной пример тем, кто младше. Лавочки около подъездов как всегда оккупировали старушки, знающие практически всё о каждом из жильцов и любящие перемывать им косточки.
   На одном из балконов дома напротив громко, самозабвенно лаяла собака - огромная немецкая овчарка Мотя. Она всегда так делала, когда хозяева долго не выводили её гулять. А вот кто-то из того же дома собирается на дачу: высокий худосочный мужчина под руководством невысокой пухленькой женщины грузил вещи в багажник машины, а вокруг них с визгом бегали две девочки в одинаковых зеленых платьицах.
  
   Похмелье как всегда наступило внезапно. Не то, чтобы Василиса часто выпивала, но если был хороший повод - она никогда не отказывалась выпить. Правда, поводы такие случались крайне редко - два - три раза в год в хорошем случае. Днем ранее она и несколько её университетских друзей отмечали майские праздники. Сказать, что она их любила нельзя, но отъезд мамы в командировку на месяц, совпавший с первым мая, оказался настоящим праздником. Выпили они немного, явно недостаточно для того, чтобы утром страдать похмельем. Но, тем не менее, все симптомы этой неприятной болезни были на лицо - резкая головная боль заставила девушку зажмуриться. Во рту пересохло, словно кто-то поработал в нем феном. Медленно опустившись в старое кресло, стоявшее рядом, девушка потерла виски. Стало немного легче, но таблетку от головной боли выпить было жизненно необходимо. А ещё пару таблеток аспирина - для верности. Откинувшись на спинку кресла, Василиса закрыла глаза и глубоко вдохнула, медленно выдохнула. Солнце, отражающееся от оконных стёкол, уже не резало глаза. Посидев в кресле ещё пару минут, Василиса, слегка пошатываясь, вернулась в комнату. Едва переступив её порог, девушка замерла в удивлении: в спальне находилось двое незнакомцев. Только вот людьми назвать их было нельзя.
   В любимом Василисином кресле восседала, словно на троне, уже не молодая, но очень красивая, элегантно одетая женщина. Рыжие, с проседью волосы, уложены в тугой узел чуть ниже затылка. Серый брючный костюм приятно гармонировал с розоватым шарфиком, повязанным на манер галстука. Лаковые лодочки на низком каблуке выглядывали серебристыми пряжками в форме знака бесконечности из-под брючин. Можно было бы сказать, что в спальне у Василисы появилась самая настоящая английская леди, если бы не одно "но". Вернее их было два - пушистый, огненно-рыжий лисий хвост с белоснежным кончиком, и лисьи же уши. Лицо женщины было вполне человеческим, если не обращать внимания на цвет её глаз - желтовато коричневых, с очень маленькими зрачками. Незнакомка с любопытством рассматривала скромную обстановку комнаты: старая софа, служащая Василисе кроватью, письменный стол, а аккуратной стопкой толстых тетрадей на краю и неказистой настольной лампой, книжные шкафы, заставленные книгами и учебными пособиями, старый комод, пианино и большое напольное зеркало. Рядом с ней стоял представительный мужчина в строгом официальном костюме. В глаза особенно остро бросалось то, что он не человек. "Словно египетский бог с фресок в гробницах фараонов", - подумала растерянная Василиса. А считать так был повод - серая волчья голова на мохнатой шее возвышалась над массивным телом незваного гостя. Серая шерсть играла солнечными лучами. Создавалось ощущение, словно через каждый волосок пробегает электрический ток. Глаза, такие же, как у незнакомки, внимательно изучали обстановку, к которой оказался этот странный мужчина. Руки он прятал за спиной, поэтом сказать, человеческие они или нет, было невозможно.
   Одежда незнакомца ничем примечательным не отличалась - чёрный пиджак и брюки, белая рубашка, чёрныё галстук, такие же ботинки с тупыми носами. Вот, пожалуй, и всё, что можно о нем сказать. Его с лёгкостью можно было бы принять за телохранителя сидящей рядом с ним женщины. Хотя кто знает, может это и не так. С уверенностью можно было сказать только одно - когда Василиса проснулась, в комнате она была одна. Напрашивался вывод, что появились эти "гости" тут тогда, когда девушка, спасаясь от смрадного дыма, вышла на балкон. Неизбежно возникал вопрос: как они тут оказались? Через окна они не могли - последний этаж, если не учитывать чердак, занимающий целый этаж. Входная дверь закрыта на ключ. Не имея ни малейшего представления что делать и как в такой ситуации себя вести Василиса, так и осталась стоять, держась за ручку балконной двери. Естественно, что в школах на уроках обж, им рассказывали, что делать, когда в квартире оказываются вор, но про такое им точно не рассказывали.
   Когда присутствие Василисы было, наконец замечено, женщина встала с кресла и подошла ближе к девушке, желая ближе её рассмотреть. Кивая своим мыслям, и что-то бормоча себе под нос, она повернулась к мужчине и что-то сказала ему на неизвестном Василисе языке. Тот, к кому она обратилась, с облегчением воздохнул и подошел к незнакомке. Они вместе стали приглядываться к ничего не понимающей девушке. От взгляда их внимательным, нечеловеческих глаз, казалось, ничто не могло укрыться. Они смотрели прямо в душу, заглядывая с её самые дальние и темные уголки. Василиса почувствовала себя голой, хотя это было лишь иллюзией. Возникло острое желание убежать, спрятаться от этих внимательных желтых глаз. Через несколько мгновений всё закончилось. Английская леди приветливо улыбнулась сбитой с толку девушке и обняла её, повергая тем самым в шок. После того, выпустила из своих пахших фиалками объятий Василису, мужчина стиснул её в своих медвежьих объятьях. Рыжая подумала, что сейчас ей переломают кости.
  
   - Это она. Мама, это она - моя дочь. Девочка, тебя ведь Василисой зовут? - пробасил мужчина. Было жутко видеть, как открывается волчья пасть, а из неё слышится человеческая речь.
   - Не пугай ребенка, сын. Прими человеческий облик, ты не дома, - певуче проговорила женщина назидательным тоном.
   - А вы, собственно говоря, кто такие и что тут делаете? - задала вопрос правившаяся от шока, Василиса.
   - Я твой отец, - ответил мужчина, так и не приняв человеческий облик. - А эта женщина - твоя бабушка.
   - Мой отец человек, - немного не вежливо выпалила девушка.
   - Ты в этом уверена? - хитро улыбнувшись, поинтересовалась женщина. - На твоем месте я бы не делала таких заявлений, особенно учитывая твой внешний вод. Не думаю, что люди так выглядят. Вот твоя мама - человек. Самый настоящий, до мозга костей человек.
   - Это что, шутка такая? - грубо спросила Василиса. - Кто вы такие?
   - Не верит, - печально констатировал тот, кто называл себя отцом девушки. - А так лучше?
  
   Вокруг головы мужчины возникло серое облачко, а когда оно рассеялось, Василиса пораженно ахнула. Перед ней стоял её папа, именно такой, каким он был на фотографиях - чёрные коротко стриженые чёрные волосы, карие глаза, усы. Василиса стояла и не верила своим глазам - это был он. Человек, которого она не видела уже пятнадцать лет, о котором спрашивала все эти годы маму. Соловьев Олег Николаевич. Не веря своим глазам, она протянула руки к его лицу, провела ладонями по его щекам, желая убедиться, что это не сон, не галлюцинация, не маска. Оно оказалось настоящим: кожа, а не какой-то материал, с успехом имитирующий её.
  
   - Теперь веришь? - спросил он. - Веришь что я твой отец? Что я не человек и всё что ты сейчас видишь не сон и не злая шутка твоего мозга?
   - Да, - выдавила Василиса. - Но что всё это значит? Зачем ты здесь появился, после пятнадцати лет отсутствия? После стольких лет молчания и полного отсутствия интереса к моей и маминой жизни? Ты же сам бросил нас.
   - Я не мог иначе. Поверь, если бы не обстоятельства, я бы жил с тобой и твоей мамой, ни за что не бросил бы вас. Но я не мог иначе. Сядь, я всё тебе расскажу, и ты поймёшь, почему так вышло и что сейчас с тобой происходит.
   - А может быть, для начала ты представишь меня? - вставила реплику дама.
   - Конечно. Василиса, это твоя бабушка, Лиэна. Глава нашего рода, не последняя личность в нашем мире.
   - Что-то вы не очень на бабушку похожи. Они такими не бывают, - удивилась Василиса.
  
   "Дура, что ты несёшь такое? Они такими не бывают! Это ж надо такое сказать, К твоему сведению, пустая твоя голова, бабушки бывают разными", - проснулся разум.
   "А ты шиза, не обзывайся. Все знакомые мне чьи-то бабушки совсем не такие!", - оскорбилась Василиса.
   "Я не шиза! Я твой разум! Внутренний голос, к которому надо прислушиваться, а не хамить!" - не унимался голос разума.
   "Отвали", - закончила перепалку Василиса.
  
   Пока происходила эта беседа, новоявленные отец и бабушка, смотрели на девушку с нескрываемым удивлением. Видимо в это время её мимика менялась, выражая эмоции, вкладываемые Василисой в слова. Заметив столь пристальное внимание, она смутилась и попыталась объяснить происходящее:
  
   - Я тут с шизой своей ругаюсь. Вернее, разумом, как он утверждает. Ему почему-то не нравится когда я его шизой называю, хотя я предпочитаю называть вещи своими именами, - с самым серьезным видом объяснила девушка.
   - С кем ты горишь, только что ругалась? - переспросила бабушка.
   - С разумом, хотя мне кажется, что это не разум, а шиза, - повторила девушка. Гости переглянулись и расплылись в довольных улыбках, чего никак нельзя было ожидать от такой аристократично выглядящей женщины, как Лиэна.
   - Отлично. Превосходно! - воскликнул отец. - Но, ответь мен, почему ты называешь его шизой?
   - А разве нормальный человек должен слышать посторонний голос в своей голове? Разве это нормально? - удивилась Василиса.
   - Девочка моя, давай присядем и мы всё тебе расскажем. И ты сама всё поймёшь. И причину нашего появления, и кто мы такие, и что тут делаем, и почему ты слышишь голос в всей голове. Хорошо? - ласково пропела Лиэна.
   "Как будто с психически больным человеком разговаривает", - подумала Василиса, но промолчала. Возражать против разговора она не стала, и первой прошла вглубь комнаты, попутно поднимая с пола простынь и одеяло. Аккуратно сложив их на кровати, она села поудобнее рядом и приготовилась слушать. Лиэна с непередаваемым изяществом опустилась в кресло, а её сын встал рядом с ней. Женщина некоторое время сидела молча, видимо, собираясь с мыслями. Её уши нервно подрагивали, хвост мел по полу. Глубоко вдохнув, она начала рассказ:
  
   - Как ты уже поняла, мы не люди. В вашем мире нас назвали бы демонами. Это не совсем верно, но мы с удовольствием используем это название. В чем-то оно вполне нам подходит. Мы живем в своем мире, в чем то похожим, а в чем-то совершенно отличным от вашего. Мы его называем Гармониум. Точно так же, как в вашем мире люди различаются по национальностям и расам, так и у нас есть подобное деление. Я не буду рассказывать тебе об этом много. Сейчас для этого не время. Мы с твоим отцом принадлежим к расе демонов-животных. Наш же внешний вид как национальность. Есть кошки, волки, лисы и медведи. Мы предпочитаем вступать в браки с демонами своего вида - волки женятся на волка, лисы - на лисах. Это было небольшим предисловием, а теперь сама история. Я несколько столетий назад нарушила негласное правило и вышла замуж за волка. У нас родилось твое детей. Твоей отец и его брат пошли в отца, а тётя - в меня. В принципе, в смешанных браках так и происходит. Твой отец вырос, стал относительно самостоятельным. Двадцать лет назад его отправили в этот мир в командировку. Он должен был решить какие-то дела тут. Встретил твою маму и полюбил. Некоторое время они жили вместе, появилась ты. У нас же сменился монарх, и начались проблемы. Всех демонов, которые находились тут, в срочном порядке отозвали. Тех, кто не хотел возвращаться, возвращали домой силой. У некоторых были дети от людей. Когда это обнаруживали власти, самих демонов, их жен, мужей, и детей устраняли. Твой отец, как только знал об этом, сам покинул вас и разрушил всё, что связывало тебя и твою маму с ним. Четыре года назад у нас снова сменилась власть. Это дало нам возможность прийти в этот мир и найти тебя.
   - Вы серьёзно? Это правда? - ошеломленно спрашивала девушка.
   - Серьёзней не бывает, и то, как ты сейчас выглядишь подтверждение нашим словам. В это трудно поверить, но все так, как говорит твоя бабушка. Я отвечу на те вопросы, которые ты мне задала несколько минут назад: я ушел, спасая себя и вас. Я не интересовался, как ты выразилась, вашей жизнью, чтобы не навлечь беду на всех нас. Если бы я хоть раз тут объявился, то подписал бы смертных приговор и мне, и тебе, и твоей маме.
   - Ты любишь её?
   - Люблю. Все эти годы я люблю и её, и тебя. Не забывал о вас ни на минуту. Я жил надеждой на то, что однажды мы встретимся.
   - Но почему? Почему нас бы убили?
   - Новый монарх ненавидел детей полукровок и тех, кто вступал в браки с людьми, - ответила Лиэна. - Ты - тифлинг. Ребенок, рожденный от союза демона и человека. Я запечатала твою сущность, чтобы ты выжила. Как только стало возможно, я сняла печать. Именно поэтому ты сейчас так выглядишь.
   - Но... получается, что ты тоже тифлинг?
   - Ты, видимо, меня не внимательно слушала. Я чистокровный демон. Просто сейчас я маскирую свою силу, подавляю её, так сказать. Твой отец же не делал этого, именно поэтому ты увидела его с волчьей головой.
   - А я всегда буду выглядеть так? Не то, чтобы мне не нравилось, просто я не смогу даже выйти мусор вынести в таком виде.
   - Ты скоро научишься контролировать свой облик, поверь мне. Однако, для этого тебе потребуется пойти с нами, в наш мир, - просветил Василису отец.
   - Но, как же я уйду? А мама? А институт? Я не могу просто так взять и всё бросить! У меня сессия, мне экзамены сдавать надо, готовиться к ним! Мне однокурсник нравится, я собираюсь с нам встречаться! А мама! Она вряд ли пойдёт в ваш мир, а я не могу бросить её тут.
   - Только без истерик, пожалуйста. Во-первых, прямо сейчас тебя никто никуда не отправляет. Во-вторых, твоя мама человек и в нашем мире и часа не выдержит. И, в-третьих, не решаемая проблема только одна - смерть, - прервала Василису бабушка.
   - А нельзя ли меня обучить тут? Так же всем будет лучше: и вам меньше хлопот и я смогу продолжить учёбу, налаживать личную жизнь и буду рядом с мамой. Все довольны, все счастливы.
   - Нет, - отрезал отец. - Только в нашем мире ты сможешь научиться всему тому, что должна знать и уметь.
   - А мама знает, о том, кто ты?
   - Знает. Так что тут проблем не возникнет. Сейчас нам проа идти, но я буду периодически выбираться к вам.
   -Подождите, мне же через три дня в институт идти! Как я покажусь в таком виде?
   - Действительно. Об этом я не подумала. Придётся снова наложить печать.
   - А это больно? - поинтересовалась Василиса.
   - Нет, - ответила бабушка, касаясь кончиками пальцев лба своей внучки.
  
   Когда она проснулась, в комнате уже никого не было. За окном стоял вечер, а часы на дисплее мобильного показывали половину девятого. "Возможно, это все сон", - думала девушка. -"Ведь не бывает такого в жизни. Демоны, тифлинги, папа. Папа. А я ведь даже не обняла его, хотя столько лет мечтала об этом, представляла, как мы встретимся". Пока все эти мысли мелькали в её голове, она подошла к зеркалу. Из его хрустальной глубины на неё смотрела невысокого роста девушка с длинными рыжими волосами. Никакого хвоста, уши тоже отсутствовали.
  
   - Приснилось, - севшим голосом проговорила она. - Так это был сон.
  
   Она опустилась на пол и заплакала. Слёзы ручьями текли из её глаз, и она не могла их остановить. Так горько она никогда не плакала. Навзрыд, всхлипывая, подвывая. Как пятилетняя девочка. Хотя где-то глубоко в душе она и была пятилетней девочкой, отчаянно хотевшей, чтобы в детский садик её приводили мама с папой, ходить гулять всей семьёй. И вот теперь, когда казалось, что её меча сбылась, всё оказалось просто сном. Она чувствовала себя обманутой. Ей были безразличны эти волчьи уши, не важно, что их нет. Но папа!
   Когда слёзы кончились, она медленно встала с пола и подошла к кровати. Ложиться спать она совершенно не хотела, и без того проспала много времени. И вдруг она увидела записку рядом с подушкой. Она была написана аккуратным, ровным почерком. Крупные буквы ровными строчками выстроились на бумаге, складываясь в слова и предложения. "Возможно, когда ты проснёшься и увидишь, что ты такая же, как и прежде, ты подумаешь, что это всё сон. Спешу тебя уверить, что это не так. К сожалению, я не могу ждать, пока ты придёшь в себя, но я очень хотел бы. Мне очень даль, что так и не обнял тебя, хотя долгие пятнадцать лет ждал возможности прижать тебя к сердцу. Постараюсь как можно скорее снова выбраться к тебе. Твой папа". Не веря своим глазам, Василиса пробежала глазами по строчкам ещё три раза. Так это правда. Это не сон, не злая шутка её воспалённого воображения. Они были сдесь...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"