Семен Цванг: другие произведения.

Листая календарь судьбы Listaya kalendar sudbi

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
  
  
  
  
  
   ЛИСТАЯ КАЛЕНДАРЬ
   СУДЬБЫ
  
  
  
  
   ПЕРЕВАЛ
  
   Я часто календарь листал,
   Но почему-то не заметил,
   Что за плечами перевал
   На стыке двух тысячелетий.
  
   О нём сказал пророк - ворчун,
   Что жить нам с гулькин нос осталось.
   А я не верю. Я хочу,
   Чтобы ошибся Нострадамус.
  
   А может прав он?... Ты прикинь,
   Что на Земле творится с нами:
   Рыдая, тают ледники,
   Смывает острова цунами,
  
   Волчица - ядерная смерть
   Ягненка мира рвет на части.
   Войну, террора крутоверть
   Остановить ли в нашей власти?
  
   Грозит и "черных дыр" оскал...
   Но силой разума и сердца
   Пройдём и этот перевал,
   А ей - Земле моей, вертеться.
  
  
   2005 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   МОЕ КОРОЛЕВСТВО
  
   Может царство, а может, не царство.
   Время жить - двадцать первый век.
   Я - король своего государства
   С населеньем - один человек.
  
   У меня ни короны, ни трона.
   Сам себе я слуга и указ.
   А друзей у меня миллионы
   Из таких же, как я государств.
  
   Мне не надо чужого богатства ,
   Сам трудиться во благо привык.
   Нет ни зависти, ни коварства,
   Ни дворца, ни дворцовых интриг.
  
   Это все мое королевство -
   Как ты хочешь, его назови,
   Оставляю тебе в наследство
   Королева моей любви.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Берег уходит в море.
   Море уходит в небо.
   Небо - к далеким звездам.
   Звезды - к другим мирам.
   Все, что доступно взору -
   Душу бросает в трепет.
   И в этот миг на свете
   С Богом я сам на сам.
  
   А за моими плечами
   Новый огромный город,
   Башнями небоскребов
   Рвущийся к небесам.
   Город уходит в небо,
   Люди уходят в храмы,
   Чтобы остаться с Богом -
   Каждому - сам на сам.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   В НОВОМ ИЗМЕРЕНИИ
  
   Века и годы и мгновения
   Учусь по-разному считать:
   То ли в библейском исчислении,
   То ль с воскрешения Христа.
  
   Дни жизни темные и светлые
   Даются даром иль взаём.
   Живу в шестом тысячелетии,
   А жил недавно во втором.
  
   Все в жизни делится и множится,
   Счет предъявляется потом:
   Хорошее - по чайной ложечке,
   Плохое - бочкой и ведром.
  
  
   5765 - 2005 г
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПОКА ЖИВЁТСЯ
  
   Когда-то и меня в прошедшем времени,
   Помянет кто-нибудь: "Он был, он жил".
   А я живу, живу! Люблю вареники,
   Пишу стихи и белый свет мне мил!
  
   Случаются и радости и горести:
   То я смеюсь, печалюсь, то пою.
   А если напрямую и по совести -
   Здесь лучше, чем в заоблачном раю.
  
   Не знаю, что судьба мне уготовила.
   И скоро ль оборвется жизни нить.
   Люблю я жизнь, пусть не всегда медовую.
   Пока еще живется - надо жить!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Хочу на Землю Франца Йосифа,
   Где снег нетронутый и свежий.
   Поверь, я теплый угол бросил бы
   И поменял бы на медвежий.
  
   Тебе полярный берег нужен ли,
   А я готов туда умчаться умчаться .
   Чтобы влюбиться в край завьюженный
   И по теплу истосковаться.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СВОЁ И ОБЩЕЕ
  
   Пусть малое в горошину,
   Большое в три обхвата,
   Своё - важнее общего
   Для нищих и богатых.
  
   У собственности - собственник
   Счастливый отпрыск предков,
   У собственника - родственник,
   У родственника - детки.
  
   Кому-то завещание --
   Готовый бизнес в руки,
   Кому-то деньги, здания,
   Кому-то редька с луком.
  
   Законы недоношены,
   Слепы и глуховаты.
   Одним своё - в горошину,
   Другим же - в три обхвата.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЖИВАЯ ВОДА
  
   Приехал с робостью сегодня я
   На море Мертвое, на юг.
   Казалось, еду в преисподнюю,
   А очутился вдруг в раю.
  
   Цветы и пальмы. Даль лазурная.
   Громады гор в сто этажей.
   Пол километра ниже уровня
   Всех океанов и морей.
  
   Мир в удивительном свечении,
   Отели, словно корабли.
   Неумолимое влечение
   Увидеть море - соль Земли.
  
   Не утонуть в нём, не состариться.
   Кто затухает - оживёт.
   Со всей планеты здесь купается
   Непотопляемый народ.
  
  
  
   1995 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   АНТАРКТИКА
  
   Антарктика-фантастика,
   Красавица ледовая.
   Не в шляпах и не в галстуках
   К тебе летят любовники.
  
   Отважные, толковые,
   Ученые - романтики,
   Фанаты, устремленные
   В суровую Антарктику.
  
   У ледоколов атомных
   Богиня синеглазая,
   Немыслимо богатая
   Снегами и алмазами.
  
   В нарядно-белом кружеве,
   Желанной встрече радуясь,
   Поёт и вихрем кружится
   В мороз сорокаградусный.
  
   Сверкнув глазами синими,
   Нашептывает каждому:
   "Я все твоя, возьми меня,
   Отдамся с дикою жаждою
  
   Возьмёшь и не состаришься -
   Божественную, статную.
   И в тот же миг останешься
   Ледовой вечной статуей".
  
   А с нею, синеокою
   Как чудное видение -
   Пингвины в черных смокингах -
   Её сопровождение.
  
   Забавные матросики,
   Полярные касатики.
   Сияет за торосами
   Антарктика - фантастика!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ИДУ ПО НАБЕРЕЖНОЙ
  
   Иду по Набережной, мимо пляжей,
   Гостиниц, ресторанов и кафе.
   Еврейский город сытый и вальяжный
   С рассвета свой наводит марафет.
  
   Уборщики снуют в жилетах желтых,
   По-русски, напевая что-то в нос.
   Спешат на пляж туристы в ярких шортах ,
   Под шум прибоя . ароматы роз.
  
   А чайки, в такт раскачивая волны,
   Из синевы ныряют в синеву.
   А небо там, за горизонтом тонет
   И кажется, весь город на плаву.
  
   Вот-вот он отплывет, послушный ветру,
   Как чудо-лайнер строен и красив.
   Плыви же мой корабль кругосветный
   В порт назначенья - город Тель-Авив.
  
  
   1993 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ИСПОВЕДЬ ГИТАРЫ
  
   Он страстно пел. Не подпевал, а пел,
   Порывисто и хрипло, но без фальши.
   Не кланялся ни власти, ни толпе.
   Сам чёрт, казалось, был ему не страшен.
  
   Пришла любовь. Её не утаишь.
   И грезились влюбленным спозаранку -
   Ему - Марина Влади и Париж,
   А ей - Москва, театр на Таганке.
  
   Звезда любви вела его, звала.
   Он жил, творил распахнуто, как птица.
   Он правде отдавал себя дотла
   И всей душой хотел в ней раствориться.
  
   Внезапно в сердце лопнула струна,
   Но песня жизни не оделась в траур.
   Поёт Высоцкий, слушает страна
   Его святую исповедь гитары.
  
   В ее звучанье слышится набат.
   Гитару сам на этот лад настроил,
   И пусть он не считал себя героем,
   Но дерзко победил в себе раба.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПОЭТ И ИНТЕРНЕТ
  
   В салонах интернетовских уют.
   Здесь мигом, за умеренную плату,
   Известность стихотворцам продают,
   Рекламного соцветия усладу.
  
   Соседствуют безвкусица и вкус.
   Но в сетевом пространстве все банально.
   И критику дадут со знаком плюс,
   И памятник поставят виртуальный.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЦАРСКИЙ ПОДАРОК
  
   Пусть Хрущева нет уж и в помине,
   Но подарок царский связан с ним:
   Подарил Никита Украине
   Не дворец какой-нибудь, а Крым!
  
   Дорогой сюрприз украсив тостом,
   Добрым был "генсек" и щедрым был:
   Вынул из кармана полуостров,
   Завернул в Указ и - подарил.
  
   И с тех пор коса пошла на камень.
   А недавно вздыбился пролив:
   Тузла ощетинилась штыками,
   Угрожая высечь "москалив".
  
   Многим от подарка стало жарко.
   Щедрых от души мы не корим.
   Мне же лично ничего не жалко -
   Все равно на отдых еду в Крым.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПЕРЕСТУПИ ПОРОГ
  
   "Дверь отперта . Переступи порог.
   Мой дом открыт навстречу всех дорог".
   Максимилиан Волошин "Дом поэта"
  
  
   В камине дрова догорели.
   Рояль до утра затих.
   Над холмами Коктебеля
   Звучит "киммерийский стих".
  
   Волошинская планета,
   Его родовой причал.
   Дом творчества, Дом поэта.
   И я в нём порой бывал.
  
   Поэзии робин-гуды
   Читали стихи взахлёб.
   На клавишах "ундервудов"
   Вночи рассыпая дробь.
   .
   И классики, и графоманы,
   Обласканные Кремлём,
   В пенатах Максимилиана
   Вином заливали дом.
  
   Волошин глаза прищурив,
   Пенснэ поправив рукой,
   Потряхивал шевелюрой,
   Покладистой бородой,
  
   Будто, сойдя с портрета,
   Сам Киммерийский бог,
   Дверь распахнул приветно:
   - Переступи порог!
  
  
   2004 г
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   БАЛТА
  
   О, Балта, Балта! Детство, юность, родина,
   Мой городок у Кодымы-реки.
   Гордились мы Багрицким, Финком, Ройтманом
   И вами, дорогие земляки.
  
   Мы встретились в Израиле, в Нетании,
   Друзья, объединенные судьбой.
   Как дороги для нас воспоминания,
   Как будто вновь мы рядышком с тобой.
  
   Гляжу на зал - одни седые головы,
   Засеребрился ресторанный зал.
   А помнишь, друг мой, зельтерскую Бровера,
   Как Патлис Острополера играл?
  
   Кипел базар по воскресеньям кратером.
   Вокруг сады, спокойствие, уют.
   Я помню Красный Яр и двор Галантера,
   И улицу Котовскую мою,
  
   И парк, где мы прогуливались парами,
   Где я любовь впервые повстречал,
   И доброго Давида Тейтельбаума -
   Семейного еврейского врача.
  
   О, как цвели и вишни, и акации
   В том сорок первом памятном году!
   И - вдруг война, и годы оккупации,
   И гетто, как в пылающем аду.
  
   Надеждой мы себя, молитвой тешили
   На перекрестках фронтовых дорог.
   Расстреливали нас, сжигали , вешали -
   Мы выжили, а значит с нами Бог.
  
   Пусть слёзы на глазах. В одно мгновение
   Печаль растает, как последний снег.
   Мы славим март и день освобождения
   И возвращенье к жизни и весне.
  
  
   Мы не исчезли в мире, не растаяли.
   Найдёшь нас, только пожелать изволь,
   .В Америке, Германии, Израиле,
   А в Балте остается наша боль.
  
   Мой город, как развалины Акрополя,
   Всё что нам дорого, пошло на слом.
   Остались каланча, еще два тополя,
   Два кладбища и память о былом.
  
  
   1992 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЧЁРНАЯ ДЫРА
  
   Засёк электронный экран телескопа
   Небес разъяренную высь,
   Где в огненной пляске вселенский Чернобыль
   Сжигает надежду на жизнь.
  
   Увидишь такое - и не до потехи,
   Одно лишь смятенье и страх.
   Мгновенье - и звёзды трещат, как орехи,
   У чёрной дыры в жерновах.
  
   Землян не утешить, что чёрные дыры
   В немыслимо дальней дали,
   В бессчетных парсеках от нашего мира
   И "черных квадратов" Земли.
  
   У этого чудища мертвая хватка,
   Трагедий суровая быль.
   И тянут нас в черную бездну заката
   Косматые вихри судьбы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "НОРД - ОСТ"
  
   "Норд-Ост". Аншлаг. Заворожённый зал.
   Сияла сцена модного театра.
   И вдруг аплодисментов бурный шквал,
   Прервал огонь бандитских автоматов.
  
   Всего два слова, как смертельный ток -
   И радость жизни растворилась в горе.
   Норд-Ост на русском - Северо-Восток,
   Кровавый след исламского террора.
  
   Главарь шахидов нагло, свысока
   Предостерёг неистово и грозно: -
   "Не уберёте из Чечни войска -
   Всё здание с людьми взлетит на воздух!"
  
   Москву, Россию, мир окутал страх.
   Над пленниками тень беды витала:
   Чеченки в смертоносных поясах,
   Готовые взорваться в гуще зала.
  
   Москва держалась из последних сил,
   А бешенный шахид огнём не шутит.
   В церквях молились: - Господи, спаси!
   Решенье принял не господь, а Путин.
  
   В тревожном ожиданьи мир притих,
   В предверьи судьбоносного момента.
   Заложникам бы выжить, будь средь них
   Две дочки и супруга президента?
  
   Газ погрузил театр в царство снов.
   А время штурма долго и не длилось.
   Пред взорами возник зал мертвецов,
   Хотя во многих жизнь еще теплилась.
  
   Сто двадцать москвичей в сырой земле.
   А с ними, с юной песней недопетой,
   В свои неполные пятнадцать лет
   Российские Ромео и Джульетта.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Скорбь отрешенных материнских глаз,
   Как догоревший луч в закате бледном.
   Хотелось выть: какой ценой Спецназ,
   Тебе досталась пиррова победа!
  
   "Норд-Ост" - на русском - "Северо-Восток".
   Октябрь. Осень. И дожди косые.
   Всего два слова, как смертельный ток.
   Скажи, куда ты катишься, Россия !?
  
  
   Октябрь 2003 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   БИБЛЕЙСКИЙ СЮЖЕТ
  
   Ищу аналогию.
   Вижу, отнюдь не напрасно:
   Библейским сюжетам
   Опять-же приказано быть.
   Как в древности мы -
   Украина выходит из рабства.
   Москва, негодуя,
   Грозится ее утопить,
  
   Как тот фараон,
   Властитель России, беснуясь,
   Готов перекрыть украинцам
   Дыхание, свет, и тепло.
   Идет Украина!
   К свободе идет, торжествуя,
   Чтоб светом оранжевым
   Солнце над нею взошло.
  
  
  
   2006 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЭЛЬ - КУНЕЙТРА
  
   Горы в порывах ветра,
   Остывшая гарь атак.
   Над городом Эль-Кунейтра
   Поблекший сирийский флаг.
  
   Пустые глазницы окон.
   Руины. Сраженный дот.
   В бинокле и без бинокля
   Я вижу, что город мертв.
  
   Отсюда с высот Голанских,
   Зло, обнажив свой меч,
   Зверь заревел дамаский:
   - Израиль убить и сжечь!
  
   Столкнулись тысячи танков,
   Как в стычке бараньих лбов.
   Святой Иордан заплакал,
   Смешались вода и кровь.
  
   Сирийский царёк капризный
   Давно уже в землю лёг.
   Наказанный город-призрак
   Распластан у наших ног.
  
   Апрель. О, как быстро тают
   Снега на горе Хермон!
   Вокруг красота такая,
   Что кажется - это сон.
  
   Седой турист из Канады,
   Мысли мои угадав,
   Спросил: - Кому это надо -
   Сраженья, террор, вражда?
  
   И многие ждут ответа.
   Иного не может быть:
   Я верю, что Эль-Кунейтра
   Проснется, чтоб снова жить.
  
   2005 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ШТОРМ
  
   Море грозно дышит грудью,
   Горы волн, вздымая валом.
   Словно тысячи орудий
   Злым оскалом бьют о скалы.
  
   Так и крикнуть хочешь: - Ух, ты!
   Шквалу в дом пятиэтажный.
   Корабли прижались к бухтам.
   Мигом опустели пляжи.
  
   В океанах тонет кто-то.
   Воют ветры штормовые.
   Всей Земле грозит потопом
   Разъяренная стихия.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПАЛЬМА
  
   У дома высокая старая пальма.
   Косматой листвы порыжевшая прядь.
   Возможно у пальмы есть добрая память
   И чуткое нежное сердце, как знать...
  
   Возможно, близки ей надежды, заботы
   Знакомых по нашему дому людей.
   Она ведь глазами зелеными смотрит
   В раскрытые окна пяти этажей.
  
   И чтоб ни случилось: иль радость, иль горе,
   И кто бы и чтобы чего ни просил -
   Земле сообщают глубокие корни,
   А листья сигналят в небесную синь.
  
   Мы с ней породнились на долгие годы
   И с ней наши дети и внуки росли.
   Как мало мы знаем о тайнах природы,
   Об этом божественном чуде Земли.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   АЭРОПОРТ
  
   Шальная скорость. Тормоза запели.
   Еще один, последний поворот.
   За пеленой декабрьской метели
   Неоновый курсив - "Аэропорт".
  
   Бесшумный эскалатор неустанно
   Несет на этажи людской поток.
   С утра Москва, а вечером Гаванна,
   Рукой подать на запад и восток.
  
   Локаторов глаза по небу шарят.
   Пусть непогода злая или мгла,
   За сутки облететь планеты шарик -
   Пожалуйте, товарищ Магеллан.
  
   Зима. Метель. Морозная погода.
   Меня на жарком юге встреча ждет.
   И вот уже вблизи, за поворотом
   Неоновый курсив "Аэропорт".
  
  
   1990 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЭГО
  
   В простом, привычном слове " Я" -
   Вся жизнь вмещается моя.
   Когда его произношу,
   Я - эго, я живу, дышу.
   Я есмь пока в моем окне -
   Мой мир, судьбой дарённый мне. П
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   КОНЬ
  
   Был конь гнедой горяч и знаменит,
   Дивились все его красе и масти.
   А отдых подошёл - и враз "с копыт",
   Не перенес конюшенного счастья
  
   Хотя имел он полный пансион,
   Овса и сена целую телегу,
   Но надо же понять, что конь - есть конь,
   С лихой, неодолимой страстью бега.
  
   Не сбрасывай седла, чтоб не зачах,
   Привычной страсти не сбавляй кипенья.
   Конь должен жить в стремительных бегах
   До самого последнего мгновенья.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПОЛДЕНЬ
  
   Мой полдень - жизни середина
   В зените славы и наград.
   Завечереет, и седины
   Под лунным светом заблестят.
  
   Во мне еще рассветы бродят.
   Пришпорю быстрого коня
   И вмиг помчусь обратно в полдень
   От угасающего дня.
  
   1974 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   МУЗЕЙ
  
   Не для поклонов и "спасибо",
   Не мысля ошарашить свет,
   Я создаю музей ошибок -
   Мой труд семи десятков лет.
  
   В нём - пораженья и просчёты,
   Потери и самообман,
   И всё, что полетело к черту
   И всё, что кануло в туман.
  
   А много ль было лет счастливых?
   Запомнить трудно мне, хоть плачь.
   Создам большой музей ошибок
   И маленький музей удач.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Не люблю искусственных цветов
   И застывших взглядов манекенов.
   Не терплю слащаво - льстивых слов,
   Горькую оскомину измены.
  
   Не родился в царстве нимф и роз,
   С детства не учился благородству,
   Но в красу земную сердцем врос -
   Презираю всякое уродство.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЛИЦОМ В ЗАТЫЛОК
  
   Очередей вовек не избежать.
   Так испокон заведено, так было.
   Но все равно я не люблю стоять
   Лицом в затылок, лицом в затылок.
  
   Гляжу, кто впереди, а кто за мной.
   Стоим, как роботы. В порядке - сила.
   Чеканя шаг, идет солдатский строй -
   Лицом в затылок , лицом в затылок.
  
   Мне кажется, весь мир - сплошной вокзал.
   Как гуси к поездам бредем уныло.
   А я люблю, когда глаза - в глаза
   И не терплю, когда лицом в затылок.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СЕРГЕЮ ЕСЕНИНУ
  
   Русский гений - сердце нараспашку,
   В русских бедах ты не виноват.
   Время смуты подливало в чашу
   И вино кабацкое и яд.
  
   Чуткий к боли, выросший в березах,
   В травах, на ромашковых лугах,
   Трижды опаленный в диких грозах,
   Ты не очерствел и не зачах.
  
   В памяти людской поэт-красавец
   Продолжаешь музой жечь сердца,
   Просоветским "классикам" на зависть,
   Тусклым, не имеюшим лица.
  
   Помню, улетал я из Одессы,
   Как быть с нажитым, решая сам.
   Гору чудных книг в пол тонны весом
   Раздарил соседям и друзьям.
  
   Пусть читают, радуются, помнят.
   Но веленьем сердца и души
   Я в Израиль взял твой пятитомник,
   Чтоб тоску по дому заглушить.
  
   Ты и здесь мою волнуешь душу,
   Теплой грустью наполняя дом.
   До сих пор жива твоя старушка.
   Жив и ты. Привет тебе, шалом!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВСТРЕЧА С ШАГАЛОМ
  
   Не в ярком торжественном зале,
   А в небе над городом грёз,
   Я встретился с Марком Шагалом,
   На мой изумленный вопрос:
  
   - Откуда маэстро, откуда? -
   В ответ улыбнулись глаза.
   В руке живописца этюдник,
   Размером с аэровокзал.
  
   И радуга вместо палитры
   И кисть, как сияющий луч.
   Холст неба натянут в полмира
   В подрамнике розовых туч.
  
   А гений Шагала, казалось,
   Сиял, диктовал свою власть.
   К чему его кисть прикасалась -
   Там все оживало тотчас.
  
   Хасиды над бедным местечком
   Витают на крыльях мечты,
   Умиротворенно, беспечно
   Взирая на мир с высоты .
  
   Летят над планетой бессонной
   С осанкой великих персон.
   О, та невесомость весома,
   Как вещий и сбывшийся сон!
  
   Где даль полосой голубою
   Как луч серебрит небосвод,
   Огнями, сверкающий "Боинг"
   Летит на Израиль, на Лод.
  
   Я видел улыбку Шагала
   Восторженный блеск его глаз.
   Над крышей аэровокзала
   Рассветная зорька зажглась.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ШОЛОМ АЛЕЙХЕМ
  
   Шолом Алейхем в переводе - Мир Вам! -
   Его душа и жизненный девиз.
   Встает гигант мечты за псевдонимом,
   Неугасимый вечный оптимист.
  
   Его улыбка, юмор, яркость мысли -
   Живут, поныне вдохновляя нас:
   "О, если бы я Ротшильдом родился ..."
   Но он богаче Ротшильда в сто раз.
  
   Смеясь, он отводил беду и грозы
   И верил, что за дымкой голубой,
   Когда-нибудь " блуждающие звезды"
   Сойдутся под Давидовой Звездой.
  
   Пусть никогда в Израиле не жил он,
   Но здесь его признали земляком.
   Ему с любовью в центре Тель-Авива
   Построили большой и светлый дом.
  
   А в этом доме, в святости музейной
   Он и герои книг его живут.
   Ему торжественно в день юбилея
   Вручили паспорт - теудат-зеут.
  
   Копна волос, у глаз морщинки смеха,
   Взгляд мудреца вперед на сотни лет.
   При встрече говорим: - Шолом Алейхем!
   Мы наконец-то на родной земле!
  
  
  
   1999 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПАМЯТЬ СЕДИНЫ
  
  
  
   ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ
  
   Вся земля в обелисках, могилах,
   В небе "юнкерсы" - черные птицы.
   Неужели со мной это было?
   Неужели война повторится?
  
   Год за годом, за памятью следом,
   Словно, очередь из пулемета -
   Шестьдесят - от салюта Победы,
   Шестьдесят, но с обратным отсчетом.
  
   Вот друзья мои в касках, шинелях.
   Все до боли знакомые лица.
   Ну, а сердце стучит: - Неужели?
   Неужели война повторится?
  
   Скоро, друг фронтовой, нас не станет,
   Есть у возраста тоже границы.
   Тень тревоги в глазах ветерана:
   Неужели война повторится?
  
  
  
   2005 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   НАС БЫЛО ТРОЕ
  
   Нас отправляли в августе на фронт.
   Всех вместе, из одной семьи три брата.
   Был огненно-кровавым горизонт
   И как вокзал был двор военкомата.
  
   Запекшаяся горечь на губах:
   Нас было трое - я один остался.
   Могила брата Йоси в Черновцах,
   А Фроима - в Оргееве молдавском.
  
   Четыре долгих года шла война.
   Четыре года горя и страданий.
   Храню я письма с фронта, ордена,
   А сердце гложет боль воспоминаний.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПРОВОЖАЛИ ДЕВЧАТА
  
   Зажженный войною горел горизонт,
   Пылали и скирды и хаты,
   Наш класс уходил добровольцем на фронт
   И нас провожали девчата.
  
   Вчера еще вечер звенел выпускной,
   Сегодня веселье некстати.
   Я только запомнил закат огневой
   И девушек белые платья.
  
   Сквозь дым мы не видели девичьих слёз.
   И надо ли это солдату?
   Лишь виделись тонкие руки берёз
   И алые губы заката.
  
  
  
  
  
   1941 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   МАЛЬЧИШКИ
  
   Мне тоже было пятнадцать.
   Пушок над верхней губой.
   Желанье с кем-то подраться,
   Умчаться в край неземной,
  
   Уйти медвежей тропою,
   Лицо подставить ветрам.
   Хотелось сделать такое,
   Чтоб тошно стало чертям.
  
   Порою слышал от взрослых::
   "Мальчишки - дерзкий народ.
   Остепенится подросток,
   Пусть только горя хлебнет".
  
   Мы как-то вдруг повзрослели,
   Когда ожгло нас войной.
   Щекой, прижавшись к шинели,
   Прощалось детство со мной.
  
   А в госпитальной палате,
   Где виснет камфорный чад,
   Мне захотелось возврата
   К ватаге дерзких ребят.
  
   Но где товарищи детства?
   И горький в горле комок.
   Наум погиб под Одессой,
   Сергей остался без ног...
  
   Пушок над верхней губою,
   Желанье яростно жить.
   Платили страшной ценою
   За право взрослыми быть.
  
  
   Март 1944 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   И СНОВА БОЙ
  
   Не спится. Слышу птичьи трели.
   Рассвет перед атакой тих.
   А бог войны уже нас делит
   На убиенных и живых.
  
   Явился ротный полусонный:
   - Готовсь! - приказывает нам.
   А я, загнав патрон в патронник,
   Подсвистываю соловьям.
  
   Пора! Срываем маскировку.
   За танком - танк, за взводом - взвод.
   Под дикий вой артподготовки
   Рванул, ломая судьбы, фронт.
  
   В разрывах боя черти пляшут.
   Гудит земля, горит броня.
   Держась за танковую башню
   Летим на линию огня.
  
   Комбат в крови смертельно бледный.
   Убит радист. А кто живой -
   Мечтает встретить день победы,
   Дожить. Но завтра снова бой.
  
  
  
  
   1944 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СИНИЙ ВСПОЛОХ
  
   Я ранен был в бою жестоком.
   И в медсанбате у Днестра,
   Морозным утром томик Блока
   Мне подарила медсестра.
  
   Вспорхнула птицей занавеска,
   Запахло в комнате весной.
   И кто-то чувственный и дерзкий
   Ворвался в дом прифронтовой.
  
   А за окном мела позёмка.
   Ракета синяя зажглась.
   Ах, да! Ведь это Незнакомка,
   Вуаль, очарованье глаз.
  
   Забыты боли и потери.
   И, словно, солнце с высоты
   Вдруг озарило дальний берег
   Моих надежд, моей мечты.
  
   Потом победные зарницы,
   Сердец восторженный порыв
   И слёзы счастья на ресницах
   Голубоглазой медсестры.
  
   Не знаю где она, но помню
   Живительного слова ток,
   Глаз удивленных синий всполох
   И чудо - Александр Блок.
  
  
  
   1944 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВЕСНУШКИ
  
   Я помню суровые годы,
   Бои под Москвой и Орлом
   И девушку в снайперском взводе -
   Землячку Ларису Мильгром.
  
   Брала она фрица на мушку -
   И вмиг уничтожена цель.
   Тотчас прибавлялась веснушка
   На девичьем нежном лице.
  
   Подруги шутили: - Чертовка,
   Испортишь свою ты красу.
   Зарубки у нас на винтовках,
   А вот у тебя - на носу.
  
   Моя фронтовая подружка
   Приметам народным верна,
   Сказала: - Чем больше веснушек -
   Тем ближе Победы весна.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   А СТОИЛО ?
  
   Огненной каши нажрались мы досыта.
   Мне, под Варшавой горевшему в танке,
   Рану башнёр перевязывал лоскутом
   Красного флага, что вел нас в атаку.
  
   Ливни свинцовые насмерть хлестали нас.
   Часто, накачены водочным пойлом,
   Шли мы на верную гибель за Сталина.
   Ну, а потом подумал: А стоило?
  
   Как повелось, в день победного праздника,
   В доме моём " фронтовое застолье".
   Я, обнимая любимого правнука,
   Молча вздохну: - Ради этого стоило!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Я ЕГО УБИЛ
  
   Как в бинокле памяти я вижу
   Под Орлом заснеженную даль.
   На снегу в траншее немец рыжий,
   Человек, застывший навсегда.
  
   Я его убил. Мне стало страшно.
   И ему и мне хотелось жить.
   Я его убил. Секундой раньше
   Он успел бы сам меня убить.
  
   Может быть, ждала солдата мама,
   Может он имел жену, детей.
   Пуля весит ровно девять граммов,
   Горе же куда потяжелей.
  
   Я убил его у старой рощи,
   У склоненных до земли ракит.
   Если был он человек хороший,
   Жаль его, но Бог меня простит.
  
  
  
  
   1995 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   У ТАНКА "ВЛАДИМИР ВАЙСЕР"
  
   В местечке Чоповичи, под Киевом,
   на гранитном постаменте установлен танк Героя
   Советского Союза Владимира Вайсера.
  
  
   Здравствуй, Володька!
   Полжизни прошло после боя,
   А ты все такой же,
   Красивый и молодой.
   К лицу тебе, друг мой,
   Звезда Золотая Героя,
   Танкисту - гвардейцу
   И парню с душой броневой.
  
   Таким тебя помню:
   Бесстрашный, неугомонный,
   В пылающем танке
   Ты выстоял в страшном огне.
   Взгляни - ка, дружище,
   Пришел твой комсорг батальона.
   И я тебя мигом
   Узнал на суровой броне.
  
   Обнять бы тебя.
   Но, увы, мне и больно и горько.
   Слеза набежала
   И ветер её не сотрет.
   Стоит на граните
   Бессмертная "тридцатьчетверка",
   А рядом дорога,
   Бегущая за горизонт.
  
  
  
   1985 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ТЫ МЕЧТОЮ БЫЛА
  
   Ирочке
  
   Ты мечтою была.
   Очень часто такую кудряшку
   На военных дорогах
   Я мысленным взором встречал.
   Я срывал для тебя
   Уцелевшую в поле ромашку,
   После боя тебя
   На руках огрубевших качал.
  
   Но однажды в меня
   Угодила в атаке шальная.
   Я упал. И траву,
   Словно кудри твои теребя,
   Много раз повторял:
   - На войне и похуже бывает.
   И пошел, опираясь,
   На сильные руки ребят.
  
   Ты мои ордена
   Погладишь когда-то рукою:
   - Папа, это за что? -
   Ты задашь мне, дочурка, вопрос.
   Ты мечтою была.
   Мир был тоже недавней мечтою,
   Но к твоей колыбели
   Я его по-солдатски донёс.
  
  
  
  
   1950 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПАМЯТЬ СЕДИНЫ
  
   Сраженья в памяти все глуше,
   Умолкли громы канонад,
   Земля в рубцах войны минувшей,
   А раны до сих пор болят.
  
   Люцерной заросли траншеи,
   А там, в зловещей стороне,
   Стволы орудий тянут шеи
   Навстречу будущей войне.
  
   Мир на земле. Пожить бы только!
   Но в эпицентре черных бурь
   Шагают новые адольфы
   С косыми челками на лбу.
  
   Они в эсессовских мундирах
   Идут, растаптывая день.
   От них пятном на карту мира
   Легла коричневая тень.
  
   Я помню утро первомая,
   В огне поверженный Берлин.
   Шли парни , кровью истекая,
   В живых остался я один.
  
   Сраженья в памяти все глуше,
   Но мне друзей забыть нельзя.
   - Спасите мир! - стучатся в душу
   Мои погибшие друзья.
  
   От имени погибшей роты
   Приду я в Цахал, стану в строй.
   Седой, пропахший дымом фронта,
   Я пригожусь, коль грянет бой.
  
  
   9 мая 1991 г.
   Израиль.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   АРОНЧИК
  
   Война - испытание горем и страхом,
   Суровое время тревог.
   Служил в нашей части Арончик Астахов -
   Москвич, боевой паренек.
  
   В разведку, в опасность хотелось Арону,
   Чтоб смелость свою доказать.
   Но был непреклонным парторг батальона:
   - Евреев в разведку не брать!
  
   Разведчики в ночь, словно тени скользнули,
   На дерзкое дело ушли.
   Попали в засаду под меткие пули,
   Но взять "языка" не смогли.
  
   Парторг завалился в землянку комбата:
   - Недобрая весть, командир,
   Ефрейтор Астахов сбежал с автоматом,
   Как видишь, еврей дезертир!
  
   Летели часы, будто черная птаха.
   Тревожная ночь коротка.
   Под утро явился Арончик Астахов,
   И надо ж, привел "языка".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ШЛИ МЫ РЯДОМ
  
   Шли мы рядом в бой под Старой Русой.
   Склон холма снарядами изрыт.
   Показалось, мой дружок споткнулся.
   Не споткнулся. Юрка мой убит!
  
   Юрия Углова схоронили
   У степного хутора, в тиши.
   И бутылку водки у могилы
   Мы распили на помин души.
  
   На прощанье залп раздался громкий
   И затих в небесной синеве.
   Принесли в деревню похоронку
   Юркиной молоденькой вдове.
  
  
  
  
  
   1941 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЯСНАЯ ПОЛЯНА
  
   Снег мельтешит и небо багровеет.
   Враг под Москвой, опасность велика.
   А Сталин на трибуне Мавзолея.
   С парада прямо в бой идут войска.
  
   А в нашем блиндаже пока спокойно.
   Глотнув " сто грамм", в честь праздничного дня,
   Читаю я в затишьи перед боем
   "Войну и мир" и греюсь у огня.
  
   Вночи зажглась сигнальная ракета
   И мы ушли вперед, сквозь гарь и дым
   В руинах, найденную книгу эту
   Пронес я по дорогам фронтовым.
  
   Мне не забыть, морозным утром ранним,
   Сломив врага, мы выиграли бой.
   Входили танки в Ясную Поляну.
   И дедушка, такой же, как Толстой,
  
   Высокий, худошавый, бородатый,
   Здесь, у руин дымяшихся стоял,
   Хлеб-солью встретил русского солдата
   И трижды, по - мужски, расцеловал.
  
   Я помню, был он гордый и суровый,
   А на груди георгиевский крест.
   И слышались над миром звон церковный
   И пушечного грома благовест.
  
  
  
   1975 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПОХОРОНКА
  
   Маме
  
   Пришла похоронка : "Ваш сын, как герой..."
   И ты заливалась слезами...
   Назло всем смертям я вернулся домой,
   Моя поседевшая мама.
  
   Предчувствуя чудо, рванулась к дверям,
   Заслышав шаги среди ночи.
   А я, зацелованный, вымолвил: - Мам-м!
   В ответ, как молитва: - Сыночек!
  
   И ты повторяла: - Бог все-таки есть!
   Три года ждала и молилась.
   А город, услышал счастливую весть
   И небо над ним засветилось.
  
  
  
   1944 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОКСАНКА
  
   Возле школы,
   Где мирные светятся дали,
   У села Лысогорка,
   У скорбной черты,
   Там, где память,
   Застывшая на пьедестале -
   Мы к могилам солдат
   Положили цветы.
  
   И тотчас же, девчушка
   С голубыми глазами,
   Подошла и сказала
   Взволнованно мне:
   "- Здесь в селе у меня
   Есть и папа и мама,
   Только дедушки нет -
   Он погиб на войне.
  
   Вы с ним рядом шагали
   В боях за Победу,
   Только жаль,
   Что ему не судилось дожить.
   Я вас очень прошу,
   Станьте вы моим дедом,
   Я вас буду как папу,
   Как маму любить".
  
   Не сдержал я слезу
   И Оксанкины ручки
   Взял в ладони свои
   И промолвил тогда:
   - Ты мне стала родной,
   Ты теперь моя внучка.
   Я, Оксанка, твой дедушка,
   Твой - навсегда.
  
  
  
   1975 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЧЕЙ ПОДВИГ ВЕСОМЕЕ?
  
   Чей подвиг весомее, надо ли спрашивать?
   Путь славы не устлан букетами роз.
   Война не щадила солдата и маршала.
   Им тяготы боя делить довелось.
  
   Об этом напомнить сегодня мне хочется,
   Что перед историей оба равны.
   Пора бы воздать генеральские почести
   Солдату Победы - Герою войны.
  
  
  
  
   2005 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   МНЕ ЖАЛЬ
  
   Бог повелел: не убий, не убей.
   Мне жаль, когда убивают друзей.
   Я был на войне и признаться готов:
   Мне жаль, когда убивают врагов.
   Кому-то он враг, кому-то он друг,
   Кому-то он сын, кому-то супруг.
   Любой, кто на жизнь покушается, сгинь!
   Но мир так устроен - друзья и враги.
   Поди разберись, кто там прав, виноват.
   Всех жаль! - Говорю вам, как бывший солдат.
  
  
  
  
  
   2005 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СОМНЕНИЯ
   И ВЕРА
  
  
   СОМНЕНИЯ
  
   Рэбэ Залман, я правды не скрою:
   До седин я Танаха не знал.
   Верил Марксу и лопал свиное,
   По субботам картошку копал.
  
   Лишь сейчас я пришел в синагогу.
   На дверях косячок мезузы.
   Стал я ближе и к небу и Богу,
   Постигаю святые азы.
  
   Объясни, по какому закону
   В дни войны самый праведный Бог,
   Им же избранных шесть миллионов
   От фашистской чумы не сберег?
  
   Почему, за заслуги какие
   Наш Создатель, Великий пророк
   Дал народам просторы земные,
   А Израилю жалкий клочок?
  
   Да и тот разорвали б на части,
   Одичавшие псы сатаны.
   Рэбэ Залман, так в чём наше счастье
   И кому мы молиться должны?
  
   Рав ответил мне мудро, красиво:
   - Миром правит господня рука.
   Вот придёт наш спаситель Мошиах,
   Третий Храм возведёт на века.
  
   Будет гордый народ наш обласкан
   И во славу небес вознесён.
   Рэбэ Залман, а вдруг это сказка?
   Рэбэ Залман, а вдруг это сон?
  
  
  
  
   1993 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОБЕЗЬЯНА
  
   В синагогу вбежав, в дверь открытую,
   Видно, в поисках пищи желанной,
   Обезьяна схватила молитвенник,
   Стала грызть его, спутав с бананом.
  
   А раввин, весь в морщинках старости,
   Словно в буквах ивритской азбуки,
   Улыбнувшись, прогнал проказницу
   Перед самым шабатним праздником.
  
   Вдруг в душе моей что-то хрустнуло.
   Я, свидетель истории странной ,
   Обезьяной себя почувствовал,
   В синагогу, войдя случайно.
  
   Слышу, в ритме с моими мыслями,
   Зал запел, загудел над книгами.
   К обезьянам меня не причислили,
   Чтобы грыз я азы религии.
  
  
  
  
   1992 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЗДЕСЬ И ТАМ
  
   В письмах ответа родичи ждут:
   Лучше живется там или тут?
   Там - вся Россия и там - СНГ,
   Здесь - мой Израиль, родительский ген.
   Там только минус - здесь уже плюс,
   Там только запах - здесь уже вкус,
   Там только снится - здесь наяву,
   Там я боролся - здесь я живу.
  
  
  
   1996 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОТКРОВЕНИЕ
  
   Меня нещадно жизнь трепала,
   Так, что трещала голова.
   Казалась мне осиным жалом
   В анкете "пятая графа".
  
   Глотая воздух униженья,
   Я духом не упал, не скис.
   Не став пред властью на колени,
   Приказывал себе: - Держись!
  
   И, наконец, я независим!
   Звоню домой, кричу: - Ура!
   В руке спасительная виза
   В страну свободы и добра.
  
   Звук сердца собственного слышу,
   Его ничем не заглушить:
   Терпел. Не унижаясь, выжил .
   Обрел свободу, чтобы жить.
  
  
   Март 1991 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЧЕРНОКОЖИЙ БРАТ
  
   Ты из Адис - Абебы,
   Я из Одессы - мамы,
   Здесь, под еврейским небом
   Рядом живем домами.
  
   Чем-то с тобой похожи,
   Напоминаешь брата.
   Разницу в цвете кожи
   Солнце сотрет когда-то.
  
   Мы о родстве не спорим:
   Видно по всем законам,
   Общие наши корни
   От царя Соломона.
  
   Кто из Багдада, Крыма,
   Или из штата Небраска -
   Все мы здесь егудимы -
   Люди одной закваски.
  
   Мы должны быть едины.
   Только, увы, напрасно
   Делят нас на общины,
   Делят на кланы и касты.
  
   Если бы нас не делили -
   Братьев по цвету кожи,
   То никакая сила
   Нас победить не сможет.
  
  
  
   1998 г
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   БАХАЙСКИЙ ХРАМ
  
   Я в Хайфе приходил к нему не раз.
   Здесь с каждым шагом постигаешь святость.
   Бахайский храм сияет как алмаз
   В сто тысяч или в миллион каратов.
  
   Как будто бы живой воды глоток
   Вмиг ощущаешь жадными губами.
   Тут каждый листик, веточка, цветок -
   Природа вся, как ожерелье храма.
  
   Блестят чешуйки золотых пластин
   На куполе, на высоте отлогой.
   Наш мир един и Бог для всех един,
   Кто делит нас - тот грешен перед Богом.
  
  
   1999 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   БЫТЬ БОГОМ
  
   Быть Богом трудно, очень трудно.
   И убедился Бог наверно,
   Что мир земной достался людям
   Бездушным и жестокосердным.
  
   Наш Бог один и Он всесилен,
   Хоть это многими забыто.
   Богов с полсотни наплодили
   И обращают к ним молитвы.
  
   О, нелегко ему живётся!
   Но Бог все может, что захочет:
   Возьмёт, да и потушит солнце
   И скажет всем: - Спокойно ночи!
  
  
  
  
   2003 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПРОРОКА НЕТ
  
   Израиль в мини - образе весь мир:
   И день сегодняшний, и день вчерашний.
   Но нет здесь общности между людьми,
   Как у подножья Вавилонской башни.
  
   Земля святая собирает нас,
   Откуда ни возьми - со всей Вселенной.
   Здесь дети всех народов, наций рас,
   С еврейской кровью в бабушкиных генах.
  
   Но всех нас примирить невмоготу.
   Я сам нередко в праздники и в будни
   Встречал евреев, верящих Христу,
   Санта Марие, Ленину и Будде.
  
   Увы, иудаизм разобщен.
   Одни, прикрыты древнею завесой
   Идут ортодоксалам на поклон,
   Другие же поклонники прогресса.
  
   Грызем зубами мирозданья дуб,
   Твердим, что мы умны, даем уроки.
   Кто знает все - тот несомненно глуп.
   Есть мудрецы в стране, но нет пророка.
  
  
   2002 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   БЫТЬ НА ПЛАВУ
  
   Живу в надежде дотянуть до ста.
   Стараюсь быть мужчинистым и ловким.
   Пока меня Альцгеймер не достал
   Шагаю и держу свой нос морковкой..
  
   Наука жизни движется вперед
   И обещает, чуть ли не бессмертье.
   А мне б еще, еще бы хотя бы год
   Быть на плаву, чтоб не достали черти.
  
   Прошу судьбу: до срока не согни.
   Хочу, чтобы душа струною пела.
   Люблю я женщин. Если б не они
   Давно угасли б и душа и тело.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЗАВИСТНИКУ
  
   Ты завидуешь мне, что живу не нуждаясь,
   Что талантлив, красив и жена молодая.
   Хочешь деньги мои - вряд ли станешь богаче.
   Хочешь славы достичь - не дождешься удачи.
   Ты завидуешь всем с неподдельным коварством.
   Зависть - это болезнь. От нее нет лекарства
  
  
  
  
   2006 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   А МЫ ОСВАИВАЕМ КОСМОС
  
   Террор и спид народы косят,
   Пол мира в нищете живет,
   А мы осваиваем космос
   И рвемся яростно в полет.
  
   Сжигаем миллиарды баксов
   Во имя призрачных побед,
   Чтобы потрогать камни Марса,
   Безжизненный ландшафт планет.
  
   Ура! Достали до Титана!
   Звезда открыла тайну - тайн.
   Но на Титане нет сметаны,
   Там только камни и метан.
  
   Науке - браво! Нет вопросов.
   Шлём в небо чудо-корабли.
   Соперничая, рвемся в космос,
   Подчас забыв про боль Земли.
  
   Я за прогресс и всё приемлю,
   Что принесет добро и свет.
   Но не взорвать бы нашу Землю
   Огнем накопленных ракет.
  
  
  
  
   2005 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОСТРОВ РОБИНЗОНА
  
   Уйду без тени сожаленья
   В тот мир, где нет плохих людей,
   Где нет ни зависти, ни денег,
   Ни похороненных идей.
  
   Где нет ни черствых, ни упрямых,
   И не прижились грязь и блуд,
   Где гонорар, как детям пряник
   За послушанье не дают,
  
   Где нет драконовских законов,
   Где вдохновенье ждёт меня.
   Найти бы Остров Робинзона
   На карте завтрашнего дня.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   МОЙ ДЕД
  
   Я деда своего не помню
   И в жизни не был с ним ни дня.
   С портрета взглядом умудрённым,
   Мой предок смотрит на меня.
  
   Широкоплечий, дюжий ростом.
   На нём тонкосуконный фрак.
   Красив, исполнен благородства
   Мой дед - учитель Маркус Цванг.
  
   Россию сердцем полюбил он
   И всё, что добрым было в ней,
   Язык страны, что приютила
   Гонимых по миру людей.
  
   В начале нового столетья,
   Открыл он школу - светоч свой,
   Чтобы пришли к еврейским детям
   Тургенев, Пушкин и Толстой.
  
   Он дорожил дарёной шпагой
   С выгравированной строкой:
   "За подвиг в просвещеньи Цвангу.
   С почтеньем. Николай Второй ".
  
   Когда же царская корона
   Скатилась в бездну, словно вмиг,
   И в кровь окрасились знамёна
   И Ленин над землей возник,
  
   Чутьём, тогда необъяснимым,
   Найти свой верный путь сумел -
   В борьбу, в опасность, в Палестину,
   С мечтой об Эрец Исраэль.
  
   Семья была большой и крепкой,
   Но смерч пронесся над страной -
   И вся родня, как ломти хлеба
   Была отрезана судьбой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Кто смело внял его порыву,
   Давно от родины вдали -
   В тревожном, знойном Тель-Авиве
   Свое пристанище нашли.
  
   В Израиле он встретил старость
   И выбором своим был горд.
   А нам , оставшимся, досталось!
   И горьким стал советский мёд.
  
   Десятки лет в глухой разлуке.
   Померк семейной лампы свет.
   И вот, все правнуки и внуки
   Пришли к твоей могиле, дед.
  
   Твое надгробье - камень серый
   Впервые посетил я тут:
   Как жаль, что поздно я поверил
   В твою седую правоту.
  
  
  
   2002 г. .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЗАПИСКА
  
   Я верю в святость старины.
   Для нас - евреев много значат
   Остатки Храмовой Стены,
   Что названы Стеною Плача
  
   Трепещут и душа и плоть:
   Ведь здесь была обитель Бога.
   И здесь витал, творил Господь,
   Руками эти камни трогал.
  
   Мы все, чьи помыслы чисты,
   Идем сюда с душой открытой,
   Вверяя просьбы и мечты
   В своих записках и молитвах.
  
   И я, как истинный еврей,
   Стою, к Стене прижавшись близко.
   В расщелине седых камней
   Белеет и моя записка.
  
   Не ортодокс я, не фанат,
   Но верю в мудрость мирозданья.
   И мой Великий Адресат
   Исполнит все мои желанья.
  
  
  
  
   2000 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   МАЦА
  
   Полюбуйтесь этим чудом тонким.
   Я мацу вкушаю краем губ,
   Нежную, как поцелуй ребенка,
   Хрупкую, как наледь на снегу.
  
   Сорок лет, лишь Господу известно:
   Шли мы по пустыне в холод, зной.
   И питались манною небесной
   Пополам с божественной росой.
  
   Со времен исхода из Египта
   Песах отмечаем каждый год.
   Восемь дней пекарни все закрыты
   И мацу вкушает мой народ.
  
   Пусть я не завел талит и пейсы,
   Не в плену молитвенных речей,
   Но я величаю праздник Песах
   И мацу - хлеб солнечных печей.
  
  
  
  
   1997 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ТРУБИ, ШОФАР!
  
   Есть звук, как стихотворный слог.
   В нём голос Неба, отзвук битвы.
   Еврей трубит в бараний рог
   В день самой памятной молитвы.
  
   Шофар не флейта, не свирель,
   Не просто рог - дух лучезарный.
   Звучат слова: - Шма, Исраэль!*
   Потом священный зов шофара.
  
   В нём - голос истины святой,
   Мечты, раскаянья, вопросы.
   Сдается, будто шар земной
   Собрался у горы Сионской.
  
   Внимают звукам юн и стар.
   В них жизни на земле начало.
   Звучи шофар, труби шофар,
   Да так, чтоб сердце трепетало.
  
  
  
  
   1998 г
  
  
  
   * Шма Исраэль! - Слушай Израиль!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   НО ЛИШЬ СЛОВО
  
   У могилы Теодора Герцля
   в Иерусалиме.
  
   Как можно иногда единым словом
   Все сразу выразить и все понять.
   Могильный черный камень отшлифован.
   Он, словно вечной мудрости тетрадь.
  
   И хоть на нем нет судьбоносной даты,
   Одни лишь буквы - в них всей жизни цель:
   Сияет слово "Герцль" на базальте -
   Пароль твоей свободы, Исраэль.
  
  
  
   1992 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЗАЧЕМ ТЫ ВЫБРАЛА БЕРЛИН?
  
   Моей племяннице
  
   Дитя расстрелянного гетто
   И чудом выжившая в нём,
   Как жадно ты тянулась к свету,
   Был мил тебе родимый дом.
  
   Вначале жизнь казалась раем,
   Пока не рявкнул пьяный бас:
   "- Тикай, жидовка, в свой Израиль!
   Жаль, не добили немцы вас! "
  
   Запахло в воздухе палёным,
   Предгрозием беды. И вот,
   В зашторенном окне вагона
   Вся жизнь дала обратный ход.
  
   С каким-то странным хладнокровьем,
   Застывшим в памяти седин,
   Взамен бандеровского Львова
   Зачем ты выбрала Берлин?
  
   Там блеск и шик Вильгельмштрассе,
   Там окна настежь к "чудесам".
   Что ж, каждый вправе выбрать счастье,
   Пусть даже с горем пополам
  
   Ты напеваешь "биттэ-дритэ"
   И в памяти заглушен страх.
   Не дай-то бог, вернется Гитлер
   В бритоголовых черепах.
  
   О, мне и больно и обидно.
   И выбор твой мне сердце жжёт.
   А сам я выбрал щит Давида,
   Свою страну и свой народ.
  
   Мы не злопамятны, наверно,
   Но мучает вопрос один:
   - Скажи мне Рая, откровенно
   Зачем ты выбрала Берлин?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ИЗ АШКЕЛОНСКОЙ
   ТЕТРАДИ
  
  
  
  
   АШКЕЛОН
  
   Автобус круто повернул на запад:
   В окне мелькают пальмы, кипарисы.
   И вот он, город молодой, азартный.
   Бывает же, увидел - и влюбился.
  
   Дыханье моря. Парк неугомонный,
   Где рядышком с палатками, шатрами
   Под звуки танго тихо плещут волны
   И аппетитно пахнет шашлыками.
  
   Здесь любовалась морем Клеопатра,
   И Ричард строил крепостные стены.
   Шумит каскад фонтанов у театра
   И приглашает в царство Мельпомены.
  
   Как улочки Парижа милый Мигдаль:
   Лоточки, магазинчики, кафешки.
   За столиком вальяжные аиды
   Пьют пепси-колу, щелкают орешки.
  
   А ночью Ашкелон, как небо в звездах
   И сказочно красив в лучах рассвета.
   Пусть в городе не всем легко и просто,
   Но в нём тепло душе - зимой и летом.
  
  
  
   2004 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВИНО ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ
  
   Я вижу Ашкелон во мгле веков,
   И пью вино его тысячелетий.
   Я слышу звон мечей, и шум пиров,
   И звуки дивных песен на рассвете.
  
   Мне повезло ушедший мир узреть.
   И пусть не прозорлив я, как Овидий,
   Сумел прочувствовать, переболеть
   И на экране памяти увидеть,
  
   Как встретились Далила и Самсон,
   Как царь Давид сражался с Голиафом.
   Я здесь, у древних мраморных колон,
   Читал былое по осколкам амфор.
  
   Здесь Ирода качалась колыбель,
   Мелькали крылья почты голубиной .
   Входили в порт армады кораблей
   Арабов, греков и надменых римлян.
  
   Раздумья мне казались дивным сном.
   Продлив запечатленные мгновенья,
   Я пью тысячелетнее вино,
   Настоянное на траве забвенья.
  
  
  
  
   2003 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   БОЛЬНИЦА "БАРЗЕЛАЙ"
  
   Здесь лотерея судеб,
   Узел труда и мысли.
   Здесь помогают людям,
   Здесь возвращают к жизни
  
   Лазерный луч и скальпель,
   Сила души, молитва,
   Капельниц капля за каплей -
   Жилам живой напиток.
  
   Слышу сирену "скорой"
   И говорю со вздохом:
   - Знать, у кого-то горе,
   Значит кому-то плохо.
  
   Доктор, прошу утешьте,
   Дайте не усомниться:
   Пять этажей надежды -
   Это лицо больницы.
  
  
  
  
   2002 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СОЛДАТ
  
   Солдат мне место уступил.
   Он возвращался после боя.
   И, видно, на пределе сил
   До Ашкелона ехал стоя.
  
   Мне ветерану, старику,
   Войны прошедшей инвалиду,
   Случалось видеть на веку
   И равнодушных и бесстыдных.
  
   А парень встретился в пути,
   Он стал мне дорог и приятен:
   Помог с автобуса сойти,
   Сказав мне по- сыновьи: - Батя.
  
   Еще одно известно мне,
   Что он сержант, боец спецназа,
   Приехал на шабат к семье,
   А завтра снова сектор Газа.
  
  
  
   2004 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОХРАННИК
  
   Танцуют "фрейлехс" в ресторане.
   На свадьбе триста приглашенных.
   У входа в зал стоит охранник,
   Оле - хадаш из Ашкелона.
  
   В прохожих вглядываясь зорко,
   Их провожает взглядом быстрым.
   Не дай-то бог, чтоб возглас "Горько!"
   Прервали пули террориста.
  
   Охраннику немного платят.
   Сюда его судьба призвала.
   Служил в дивизии "Гивати",
   В бою был ранен под Рамаллой.
  
   Охранник - должность боевая.
   Он первым чувствует угрозу.
   Других от смерти защищая,
   Сам погибает, как Матросов.
  
   Назло шахидам жизнь лучится.
   Танцуют "фрейлехс" в ресторане.
   Да будут свадьбы и бар-мицвы!
   У входа в зал стоит охранник.
  
  
   2003 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ФРАНЦУЗСКАЯ ДЕРЕВНЯ
  
   Здесь французы вроде и не жили.
   Это ашкелонцы - старожилы
   Не нашли названия напевней,
   Нарекли "Французскою деревней".
  
   Жители "деревни" все седые,
   А душой и сердцем молодые
   Одиноким ветеранам благо -
   Истинно еврейская общага.
  
   Рядом парк и три шага от пляжа,
   Прямо "смак" для телерепортажа.
   Хорошо здесь днем и ночью лунной -
   Истинно парижская коммуна.
  
   И куда не глянешь - рай зеленый ,
   Дачи и отели Ашкелона.
   Соглашусь, названья нет напевней -
   Истинно Французская деревня!
  
  
  
   2004 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   .
  
  
  
  
  
  
   .
  
  
  
   СКУЛЬПТУРНАЯ ПАРА
  
   Р.А.
  
   Нам волны целовали ноги
   И ветер спины холодил.
   Мы шли, как греческие боги
   И Зевс нас щедро одарил.
  
   Мы были веселы. Казалось,
   Что нам всего по двадцать лет.
   А люди шли и улыбались
   И добро нам глядели вслед.
  
   По кромке моря на рассвете
   Шагаем, за руки держась.
   "Скульптурной парой" этим летом
   Знакомые назвали нас.
  
   И как забавно, в самом деле,
   У моря слышать по утрам:
   - Друзья, вы так помолодели!
   А если рассказать друзьям:
  
   Полвека были мы в разлуке.
   О, как причудлива судьба!
   Две разных жизни наши руки
   Соединили навсегда.
  
   Как хочется не верить в старость.
   Не потому ль на склоне лет
   Нас нарекли "скульптурной парой".
   И это так! А разве нет?
  
  
  
   2005 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   МЕЛОДИЯ ВЕСНЫ
  
  
   Бом-м-м! - в душе звонят колокола!
   Бом - м -м! - весна любви ко мне пришла.
   Май - и ты любимая со мной.
   Знай - я рядом слышу голос твой:
   - Сень, какая неба синь!
   День и лучезарен и красив.
   Тень, в которой нежится земля.
   Звень - сердечных струн и хрусталя.
   Бом-м-м! - о, как звонят колокола!
   Бом-м-м! - весна любви ко мне пришла.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   НЕТИВОТ
  
   Вблизи Беэр Шевы, возле Ашкелона,
   Где в юном парке птицы гнезда вьют,
   Есть город для поэтов и влюбленных,
   Где люди замечательно живут.
  
   И пусть у нас под боком сектор Газа,
   Нам по ночам спокойно спится всем.
   Хаз вэ халила - только бы не сглазить,
   У нас надёжный щит, Барух Ашэм.*
  
   О Нетивоте знают все едва ли,
   От пляжей и курортов он вдали.
   А память о раввине Баба Сали
   Зовёт сюда людей со всей Земли.
  
   Мой город, ты становишься всё краше.
   О, как прозрачно небо над тобой!
   А гордый облик белоснежной башни,
   Как стройная невеста под хупой.
  
   Здесь символ дружбы - Колокол Свободы
   Сверкает звонкой бронзой, как медаль,
   На Площадь Филадельфии выходит
   Прямая городская магистраль.
  
   Ты был местечком древним, за которым
   Ландшафт пустыни и разгул ветров.
   Теперь мой Нетивот цветущий город
   В созвездии еврейских городов.
  
  
  
  
   1996 г.
  
  
  
  
  
   *Барух Ашем - Благодаря Всевышнему
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   АКРОСТИХИ
  
  
  
   НА СЛОВА : "АЗБУКА" ,
   "ПОЭТ", "ИНТЕРНЕТ", "КОМПЬЮТЕР"
  
  
   АЗБУКА
  
   Акростих и одностишье,
   Буриме и каламбур...
   Все, что вдохновенно пишешь -
   Голограммится во лбу.
   Дело слову не помеха:
   Есть задумка - будет стих.
   Жаль, что рифмы не орехи,
   Запросто бы щелкал их.
   Ищещь рифму - не находишь.
   Клюнул рифму - ритма нет.
   Лишний слог, как иноходец.
   Морщит медный лоб поэт.
   Но анапестом иль ямбом
   Он к строке "пришил" строку.
   Получилось! Знаешь, я бы
   Рифмами лечил тоску.
   Сочиненье как лекарство:
   Тавтограммой - тень-телень,
   Усмиряют даже насморк,
   Флюсы, икоту и лень.
   Хочешь, азбуку построю,
   Цепью, сверху - вниз, да так,
   Чтобы буквы четким строем,
   Шаг за шагом каждый знак.
   Щурясь, в приказном порядке:
   Эй, все буковки, стоять!
   Ь - мягкий знак
   Ъ - и твердый Наконец-то -
   Я!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПОЭТ
  
   Прозаики от рифмы далеки,
   От четкого размера, тайны света,
   Эфирного дыхания строки -
   Того, что позволяет стать поэтом.
  
  
   ИНТЕРНЕТ
  
   Иного нет у нас пути,
   Нам без него ни шагу.
   Так посвящу я оду- стих
   Ему - творцу и магу.
   Разноречивый, но родной,
   Наукой озарённый.
   Есть ты и значит мы с тобой
   Товарищ электронный.
  
  
   КОМПЬЮТЕР
  
   Кнопка щелкнула - и вмиг,
   Отражаясь в мониторе,
   Мир загадочный возник -
   Прямо чудо перед взором.
   Ь - мягко, словно этот знак,
   Юг сменил на Север. Дальше -
   Тысячепрогрммный маг,
   Если уж пошел, то "пашет".
   Разум? Мудрость? - точно так.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   МОЙ ГОРОСКОП
  
   В СОЗВЕЗДИИ ТЕЛЬЦА
  
   Я рожден в созвездии Тельца
   Майским днем, в большой семье еврея.
   А любовь, роднящую сердца,
   Встретил я под знаком Водолея.
  
   А потом дочурка родилась,
   Вся в кудряшках, под созвездьем Рыбы.
   А потом настал мой звёздный час -
   Я в апреле сделал главный выбор:
  
   С болью в сердце я покинул Русь,
   Не тая в своей душе обиду.
   Сам избрал среди планет свой курс
   И отправился к Звезде Давида.
  
  
  
   1991 г
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Кому-то это странно,
   Что я живу спонтанно,
   Почти со дня рожденья
   До старости седой.
   Спонтанно я учился,
   Спонтанно я женился,
   Вернулся с понтом с фронта
   В наградах и живой.
   Пишу стихи спонтанно,
   Порой, как из фонтана.
   Не зря твердят, что много
   В моих стихах воды.
   Клянусь, не перстану
   В распашку жить спонтанно,
   С повадкой мальчугана,
   На зависть молодым.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   БЕЛАЯ ЛИЛИЯ
  
   Тонкая, нежная, милая,
   С томным и ласковым взглядом.
   Ты моя белая лилия,
   Ты моя поздняя радость.
  
   В юности пылкой и трепетной
   Я бы твой облик заметил.
   Просто тебя еще не было
   С нами, на этой планете.
  
   В годы, когда нас немыслимо
   Грозы войны опалили,
   В смертных боях мы приблизили
   Время цветения лилий.
  
   Может быть только поэтому
   Встреча с тобой стала явью.
   Белый цветок милосердия
   След в моем сердце оставил.
  
   Тонкая, нежная, милая,
   С томным и ласковым взглядом,
   Ты моя белая лилия,
   Ты моя поздняя радость.
  
  
  
  
   1986 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Я никого так сильно не любил.
   Одной такой любви навеки хватит.
   Хоть молодость прошла, но я свой пыл
   Не сжег, не охладил и не растратил.
  
   Я не нашел тебя, а вдруг открыл,
   Как открывают звезды во Вселенной.
   Я никого так сильно не любил,
   Так запоздало и самозабвенно.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   АВТОГРАФЫ СЧАСТЬЯ
  
   На яблонях почки набухли в апреле,
   Вот-вот распуститься должны.
   Скворец расписался серебряной трелью
   На утреннем небе весны.
  
   В саду соловей заливается страстно.
   Слышна его песня без слов.
   И я собираю автографы счастья
   У самых великих певцов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВИНОГРАД
  
   Узорчатая зелень взор мой радует.
   С рассвета к солнцу тянутся кусты.
   Сияют, словно жемчуг, виноградины
   На гроздьях несказанной красоты.
  
   Природа - гениальная художница,
   Тонка её таинственная кисть.
   Подумать только, что за чудо - ножницы
   Ажурно вырезали каждый лист.
  
   Надкусишь виноградную жемчужину -
   И брызнет мёдом ароматный сок.
   Какая прелесть выпить перед ужином
   Бальзама опьяняющий глоток!
  
   Дай осень виноградным сокам выстоять
   До крепости волшебного винца,
   Чтобы весной поднять бокал игристого
   За скромность и величие Творца.
  
  
  
   1999 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОБОЛЬСТИТЕЛЬНЫЙ БАЛЬЗАМ
  
   Сидим, коленками в коленки,
   Лицом к лицу, глаза в глаза.
   Нас, терпеливых как ацтеки,
   Ждет обольстительный бальзам.
  
   Все торопливей сердца звуки.
   Горим от нежного огня.
   Вот-вот сомкнутся наши руки
   Вокруг тебя, вокруг меня.
  
   Не надо слов. Прошу, не надо.
   Взошла луна и ночь светла.
   А мы с тобой не просто рядом -
   Одно дыханье - два крыла.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ДВА КОНЯ
  
   Жизнь и смерть одно и тоже -
   Два коня в упряжке сна.
   Натянув покрепче вожжи,
   Мчусь, гляжу по сторонам.
  
   Слева пьют, поют и пляшут.
   Это рай. А справа ад:
   Кроют матом трехэтажным,
   Бьют и грабят всех подряд.
  
   Мчусь, а вожжи режут руки.
   Я пытаюсь вразуметь,
   Где кладбищенская скука,
   Где живая крутоверть.
  
   Сон прервав, я без каприза,
   В свете утренних лучей
   На любовь и радость жизни
   Поменяю двух коней.
  
  
  
   2003 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВИРТУАЛЬНЫЙ ГАРЕМ
  
   Люблю красивых женщин. Разве грех,
   Красавиц, провожая долгим взглядом,
   Пополнить виртуальный свой гарем,
   Где содержать их в роскоши не надо?
  
   Не удивлюсь я, что когда-нибудь,
   Прекрасная Жанетта иль Наталья,
   Одна из них войдет в мою судьбу
   Из созданного мною зазеркалья.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПРО ЭТО
  
   Поэты и раньше писали "про это",
   Загадочно, образно, тонкий подтекст.
   А нынче в открытый бардак интернета
   Назойливо лезут порнуха и секс.
  
   Куплеты "про это" теперь на зарплате,
   Маньяк шоу-бизнес их купит, продаст.
   С интимного, личного сорвано платье
   И тайна зачатия всем напоказ.
  
   Меня упрекают: какой ангелочек!
   Кастрат или просто брюзжастый эстет,
   Который давно уж не может, не хочет,
   Не знает, откуда явился на свет.
  
   Всё знаю! Не вытесан я из полена.
   Но стыдно, когда ультрамодный на вид,
   Век пошлости ходит с дымящимся членом,
   И топчет великое чувство любви.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЗАГАДКА НЛО
  
   Не удивляйтесь НЛО,
   Его внезапному явленью.
   На нем таинственный пилот
   Летит с особым порученьем:
   Проверить как тут на Земле
   И все ли у людей в порядке.
   Ему властитель повелел
   В полете подглядеть украдкой,
   Кто против истины грешит,
   Кто род людской и землю травит,
   Кого простить, кого казнить,
   Кого на страшный суд отправить.
   Ко мне негаданно дошло,
   Зачем в сияньи чудо-света
   Летают часто НЛО
   Над взбудораженной планетой.
  
  
  
   2000 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   В РЕСТОРАНЕ "ОДЕССА"
  
   Затявкали саксы.
   Сусально запели бокалы.
   А ноги блондинок
   Стучат ча-ча-ча., ча-ча-ча.
   А парни косятся
   За вырезы платьев нахально
   И жгут свои пальцы
   На девичьих голых плечах.
  
   Играйте, маэстро,
   "Семь сорок" для милой Одетты!
   Вновь стройные ножки
   Во всю каблучками стучат.
   Ах, девочкам жарко!
   Они уже полураздеты.
   А мальчикам душно
   От близости этих девчат.
  
   За "трёшку" звучит
   Мясоедовской улицы песня.
   И парень партнёршу
   Целует в округлость плеча.
   И млеет от сакса,
   И млеет от секса Одесса,
   А стройные ножки
   Стучат ча-ча-ча, ча-ча-ча.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ТОПОЛЯ
  
   Тополя зелеными фонтанами
   В небо голубое поднялись.
   Снова мы с тобой, моя желанная,
   А над нами солнечная высь.
  
   Эти тополя когда-то в юности
   Мы сажали здесь за рядом ряд.
   Невзначай моей руки коснулась ты,
   А в ответ - мой восхищенный взгляд.
  
   Через годы мне порою кажется,
   Что любовь не сразу к нам пришла:
   Наши чувства были, словно саженцы,
   Ждущие заботы и тепла.
  
   Пусть тебе, любимая, припомнится
   Вечер выпускной, огромный зал.
   Я тебе тогда курносой школьнице
   Многое еще недосказал.
  
   А потом - разлуки и свидания,
   Горечь невосполненных потерь,
   И войны суровой испытания
   И слова надежды: - Жди и верь!
  
   Наконец-то встреча долгожданная,
   Радугой сияющая высь.
   Тополя зелеными фонтанами
   В небо голубое поднялись.
  
  
  
  
  
   1946 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   В ДЕНЬ СВАДЬБЫ ЗОЛОТОЙ
  
   Доре
  
   Так повелось у нас от Авраама,
   Он с древности седой установил:
   В день свадьбы под святыми небесами,
   Под хупой заверять союз любви.
  
   Моя ль вина, что в юности прекрасной
   И в городе, растерзанном войной,
   Не в зале, а в глухой конторке ЗАГСа
   Нас обьявили мужем и женой.
  
   Объятья. Поздравленья в полумраке.
   На этом и обряд, пожалуй, весь.
   Вручили нам свидетельство о браке,
   Но без благословления небес.
  
   Полвека вместе, Длинная дорога.
   Еще в сердцах любви играет хмель.
   И вот стоим под хупой перед Богом.
   Благослови нас, Эрец Исраэль!
  
  
  
   1996 г .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПОЕЗДА
  
   Поезда уходят от Котовска,
   Слышу их гудки издалека.
   Кто-то тянет арию из "Тоски",
   А на сердце глупая тоска.
  
   И о чем, о ком я беспокоюсь?
   Предо мной одно - твои глаза.
   Если бы догнать летящий поезд,
   Я сорвал бы все стоп - тормоза,
  
   Чтобы рядом очутиться снова,
   Пожелать счастливого пути,
   Чтобы недосказанное слово
   Дать тебе с собою увезти.
  
   Да, люблю! И к черту расстоянья,
   Рельсы, километры, рубежи!
   Быть иль не быть нашему свиданью?
   Расскажи мне сердце, расскажи.
  
   Дым дорог доносит ветер хлесткий.
   Время тает, как горячий воск.
   Поезда уходят от Котовска.
   Поезда приходят на Котовск.
  
  
  
   1956 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЛАСТОЧКИ
  
   Ласточки под крышей гнезда вьют.
   Говорят, хорошая примета.
   И любовь моя гнездится тут,
   За вторым окошком в доме этом.
  
   Рядом проходила наша часть.
   Командир догадливый и добрый,
   Отпустил меня на целый час.
   Я бегу, лечу к свой зазнобе!
  
   Долгая разлука позади.
   Постучал. Невеста мне открыла.
   Как всегда промолвила: - Входи.
   Только позабыла слово "милый".
  
   Я спросил ее, что холодна,
   Что сурова, словно непогода?
   Побледнев, ответила она:
   - Ты прости, я замужем, полгода.
  
   Заболела у меня душа.
   Слезы в сердце затаив, я вышел:.
   С болью в сердце произнес: - Прощай!
   Пусть гнездятся ласточки под крышей.
  
  
  
  
   1944 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   МАРШРУТ 19
  
  
   Я взорван в автобусе
   В Иерусалиме...
   Пока он не тронулся -
   Все тихо и мирно.
   Входили военные,
   Студенты и дети
   И школьница Леночка -
   Дочурка соседей,
   С покупкой увесистой
   Красавица Рива
   И юноша с пейсами
   Из местной ешивы,
   И девушка модная,
   Где все мини-мини.
   Я слушал мелодию -
   Звучал Паганини.
  
   Вдруг всполохи пламени.
   Застывшие лица.
   Неделю без памяти
   Лежал я в больнице.
   По радиоголосу
   Сумел догадаться :
   Я взорван в автобусе -
   Маршрут девятнадцать.
   Погибли военные,
   Студенты и дети,
   И школьница Леночка -
   Дочурка соседей.
   С покупкой увесистой
   Красавица Рива,
   И юноша с пейсами
   Из местной ешивы,
   И девушка модная,
   Где все мини-мини.
   Прервалась мелодия -
   Умолк Паганини.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Я выжил в немыслимо
   Бешеной встряске.
   Теперь к инвалидной
   Прикован коляске.
   Не надо мне жалости,
   Стараюсь держаться.
   Я взорван в автобусе -
   Маршрут девятнадцать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПРОЩАЙ!
  
   У могилы жены
  
   Тебя уже нет, но камень судьбы
   Всей тяжестью лег мне на плечи.
   Не знаю как жить,
   Не знаю как быть,
   Не знаю, кому из нас легче.
  
  
   7 декабря 2001 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   БУТЫЛКИ
  
   И позабыты и безлики,
   Опустошеные до дна,
   В углу валяются бутылки
   От водки, пива и вина.
  
   Еще вчера они сияли,
   Искрились под хмельной мотив.
   Их, словно женщин обнимали,
   К устам бокалов наклонив.
  
   Вчера светлы и лучезарны
   Хмельным веселием полны.
   Сегодня же пустая тара,
   Сосуды мизерной цены.
  
   А нам, кто полон силы, страсти,
   Чтоб участь их не повторить,
   Нельзя до дна опустошаться
   И душу в тару превратить.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВЕРТИКАЛЬ
  
   Я обожаю вертикаль.
   Пока я жив и вертикален,
   Пока шагами мерю даль -
   Мой мир высок, красив, реален.
  
   Горизонталь меня гнетёт.
   Она, как вечность распростёрта.
   Иду - всё дальше горизонт,
   А что же там, за горизонтом?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПРОСЬБА
  
   Всевышний дело твёрдо знает:
   И глубину и высоту.
   Кого богатством наделяет,
   Кого бросает в нищету.
  
   Одним величие и слава,
   Другим значение нуля.
   Одним даёт картуз дырявый,
   Другим корону короля.
  
   Что мне Творец наш уготовил?
   Одна лишь просьба есть к нему:
   Прошу, дай Боже мне здоровья,
   Всё остальное сам возьму.
  
  
   1996 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОПТИМИСТ И ПЕССИМИСТ
  
   У газетного киоска,
   Где соседи собрались,
   На скамье весна и осень -
   Оптимист и пессимист.
  
   Пессимист печально-скорбный,
   Оптимист - хохмач, герой.
   Пессимисту - мир загробный,
   Оптимисту - пир горой.
  
   От газетного киоска
   Возвращались напрямик -
   Пессимист, как знак вопроса,
   Оптимист - прямой как штык.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВЕТЕР
  
   Ветер бывает ласковым,
   Нежным, легким, весенним,
   Пахнет мятой, ромашками,
   Свежескошенным сеном.
  
   Русской зимой над елями
   Кружит снежинки вальсом,
   Властвует над метелями,
   Воет надрывным басом.
  
   Брови, нахмурив, буйствует,
   Всё разнести пытаясь.
   Словно даёт почувствовать
   Силу свою и ярость.
  
   Можно ли в штормы выстоять?
   Вряд ли я вам отвечу.
   Только люблю неистово
   Ветру идти навстречу.
  
  
  
  
   2002 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ГЕНЫ ДИОГЕНА
  
   Есть генная теория. А гены -
   Биолого-наследственный удел.
   Их не разрежешь даже автогеном
   И не приваришь, как бы ни хотел.
  
   Но генной инженерии секреты
   Ты лишь на полььзу дела призови,
   Любую бездарь превратишь в эстета,
   А импотента в гения любви.
  
   От геновсплесков никуда не деться:
   Как следствие таинственных причин -
   Уже сейчас рождаются младенцы
   С правами на вождение машин.
  
   Мы кролики судьбы в лучах рентгена.
   Как только электроды нам вживут,
   На смену нам - потомкам Диогена
   Живые генороботы придут.
  
   Куплю билет до станции Унгены,
   Где по утрам задумчивая тишь.
   Возьму с собою крокодила Гену,
   Чтоб генную теорию постичь.
  
  
  
  
   1990 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПОЁТ ГВЕРДЦИТЕЛИ
  
   Твой голос Тамара, нежнее свирели,
   Дарованный небом божественный дар.
   Душа замирает - поёт Гвердцители!
   Вливается в душу волшебный нектар.
  
   Под небом Израиля на фестивале
   Весной тебя встретили морем цветов.
   Когда ты запела про Ерушалаим,
   Взыграла в тебе материнская кровь.
  
   И люди, и пальмы, и кипарисы,
   И певчие птицы - вся наша страна
   Поверили в то, что под небом грузинским
   Еврейскою матерью ты рождена.
  
  
  
   1997 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ТАИНСТВЕННАЯ СПИРАЛЬ
  
   Настанет час, я этот мир покину.
   Не в рай, не в ад и не в страну богов,
   А в мир иной, частичкою нейтрино
   Умчусь тотчас, чтоб возродиться вновь.
  
   И все равно я буду знать едва - ли,
   Что жил и только повторился там.
   Мы мчимся по таинственной спирали
   Неведомой великим мудрецам..
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЛИСТЬЯ ЖГУТ
  
   Листья жгут. И плачут клёны, ивы.
   Стонов увяданья им не скрыть.
   На дорогах осени тоскливой
   Догорают желтые костры.
  
   Желтым дымом душу не согреешь.
   Ветер едкой горечью пропах.
   Яркожелтым песням канареек
   Грустно на Канарских островах.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   НАЗЛО ЧЕРТЯМ
  
   Кого в крутой воде не путал леший,
   Когда "быть иль не быть" вставал вопрос.
   Чего греха таить - я тоже грешен.
   За мной грехов, пожалуй, целый воз.
  
   На склоне лет, почувствовав свободу,
   Желая смыть грехопаденья грязь,
   Я на Святой Земле в крутую воду
   Вхожу, коварства леших не боясь.
  
   Пусть с ног сбивает бурное теченье.
   Я не молю его - Остановись!
   Окончилось мое грехопаденье,
   Назло чертям я поднимаюсь ввысь.
  
  
  
  
   1993 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ДЕТИ
  
   Родителям нравятся тихие дети,
   Послушные, мягкие, словно пушок.
   Из них вырастают Танюшки и Пети
   Из племени мямлей, тихонь, лежебок.
  
   А есть и такие, как в гнездах галчата,
   Глазенки сверкают, попробуй затронь.
   Из них вырастают такие ребята,
   Которым не страшен ни черт, ни огонь.
  
   Растут в наших семьях и Пети и Тани.
   Кем станут, пожалуй, важнейшая суть:
   Кто вылит из воска - от солнца растает,
   А кто из металла - того не согнуть.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СОЛНЫШКО
  
   Гляжу на фото старое. Потеха!
   Испытываю нежную минутку:
   На мягком одеяльце, попкой кверху,
   Голышка, несмысленочек, малютка.
  
   На снимке, как в квадратике оконца,
   Навек запечатленное мгновенье.
   На этом фото Солнышко смеётся,
   Мир озаряя в первый день рожденья.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВПЕРВЫЕ УВИДАВ ЛУНУ
  
   Впервые увидав луну,
   Малыш, прижавшись к маме телом,
   Ручонку к небу протянул,
   Воскликнув: - Солнце заболело!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   С ПЕСНЕЙ ПО ЖИЗНИ
  
  
  
  
  
  
  
   КЛЕЗМЕРЫ ИГРАЮТ
  
   Белые рубашки, черные жилеты,
   Пейсы и фуражки, скрипки и кларнеты.
   То смычок танцует и мотив горячий,
   То струна тоскует, то поет и плачет
   Клезмеры играют - сердце замирает.
  
   Вы откуда родом, чудо - музыканты?
   И откуда ваши песни и таланты?
   Отвечают хором клезмеры - хасиды:
   -Мы от Авраама и псалмов Давида.
   Клезмеры играют - сердце замирает.
  
   На еврейских свадьбах, в праздники и будни
   Музыке и песням радуются люди.
   О, как ашкеназы влюблены в оркестры:
   Это то, что надо, это наши песни!
   Клезмеры играют - сердце замирает.
  
  
  
  
   1995 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ГОВОРЯТ У НАС В ДОНБАССЕ
  
   Говорят у нас в Донбассе только пыль,
   Говорят в степи колышется ковыль,
   Горняки лишь только уголь выдают,
   Ну, а песен здесь хороших не поют.
   - Говорят?
   - Говорят!
   Ведь не знают?
   - Говорят.
   - Говорят, говорят,
   - Ну и пусть говорят!
  
   Говорят в Донбассе черные дома,
   А от дыма день и ночь густая тьма.
   Здесь и девушки красивой не найдешь,
   А пойдешь, не глядя -
   В шахту упадешь.
  
   Но и тут у нас ответ давно готов:
   Не узнать сейчас донецих городов.
   Небо чистое, не хуже чем в Крыму,
   Есть и девушка по сердцу моему.
  
   Говорят, что будет доля нелегка,
   Если замуж ты пойдешь за горняка.
   Будет больше чем жену любить забой.
   Говорят, не будь шахтеровой женой.
  
   Я послушала, плечами повела
   И за знатного шахтера я пошла,
   А подруге написала: Приезжай,
   Обязательно шахтера выбирай!
  
  
  
  
   1951 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ИЗРАИЛЬТЯНОЧКА
  
   Идет солдаточка в мундире хаки,
   И на щеках ее пылают маки.
   А у красоточки задорный взгляд.
   Еще пилоточка и автомат.
  
   Идет блондиночка в мундире хаки
   И на щеках ее пылают маки.
   А у красоточки задорный взгляд.
   Еще пилоточка и автомат.
  
   Идет шатеночка в мундире хаки,
   И на щеках ее пылают маки.
   А у красоточки задорный взгляд.
   Еще пилоточка и автомат.
  
   Шагает рыжая в мундире хаки,
   И на щеках ее пылают маки.
   А у красоточки задорный взгляд.
   Еще пилоточка и автомат.
  
   Идет солдаточка в мундире хаки,
   И на щеках ее пылают маки.
   Израильтяночка, шалом - шалом!
   С весенним солнышком и мирным днем!
  
  
   1997 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВЕСНА ЛЮБВИ
  
   О, как прекрасны юные года!
   Чисты, прозрачны, словно талая вода.
   Наш майский сад.
   Твой нежный взгляд.
   Весну любви я не забуду никогда.
  
   О, как чудесны были дни весны!
   Они приходят в наши радужные сны.
   И каждый год
   Весны приход
   Напоминает, как мы были влюблены.
  
   Воспоминанья рядом и вдали,
   Как неззаметно наши внуки подросли.
   И с той весны
   До седины
   Мы неизменно наши чувства сберегли.
  
  
  
  
  
   2001 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СКОЛЬКО ВАМ ЛЕТ?
  
   - Милая дамочка, сколько вам лет?
   -Что за бестактный вопрос!
   Знайте, у женщины возраста нет,
   Как бы гадать не пришлось.
  
   Если она нежна,
   Если в глазах весна,
   А на щеках румянец играет -
   Значит, она молодая.
  
   С пенсионеркой вальс танцевал
   Неотразимый брюнет.
   Девушкой он эту даму назвал,
   Та улыбнулась в ответ.
  
   Парню представили дочку и мать.
   В чувствах признаться не прочь.
   Он к удивленью не мог разобрать,
   Кто из них мама, кто дочь.
  
   Если она нежна,
   Если в глазах весна,
   А на щеках румянец играет,
   Значит, она молодая.
  
  
  
  
   1997 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПОДАРИ МНЕ РАДУГУ
  
   Ты ушел. Ничто меня не радует.
   Так тоскливо без тебя.
   И не поют соловьи.
   Ты вернись и подари мне радугу -
   Семь цветов моей любви.
  
   Ты ушел. Ничто меня не радует.
   О, как ярко ты пылал!
   Неужели остыл?
   Ты вернись и подари мне радугу -
   Семь цветов моей мечты.
  
   Ты ушел. Ничто меня не радует.
   Ночь моя горька от слез.
   Молю, любимый, утешь.
   Ты вернись и подари мне радугу -
   Семь цветов моих надежд.
  
  
  
   1991 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОТ ЮБИЛЕЯ - К ЮБИЛЕЮ
   Годы жизни - даты, даты
   Ходят строем, как солдаты:
   Были взводом, стали ротой,
   Май сменили ноябрем.
   Где-то там за горизонтом
   Милый дом, наш прежний дом.
  
   От юбилея - к юбилею
   Живите в радости евреи.
   Большого счастья вам желаю,
   Кто в мир и музыку влюблён.
   От юбилея к юбилею
   Живите, радуясь, евреи.
   Пусть не смолкает фортепьяно
   И лучший друг аккордеон.
  
   Друг мой песня, знаю, знаю,
   Сердце выбрало Израиль.
   За былое не обидно,
   Новым выбором горжусь,
   Но любя страну Давида
   Люблю и не забуду Русь..
  
   Друг мой песня, верю, верю -
   Жизнь шагами не измерить.
   Коль сложил её по нотам,
   Светом солнечным согрев,
   Под еврейским небосводом
   Я повторю её припев:
  
   От юбилея - к юбилею
   Живите в радости евреи.
   Большого счастья вам желаю,
   Кто в мир и музыку влюблён.
   От юбилея - к юбилею
   Живите, радуясь евреи.
   Пусть не смолкает фортепьяно
   И лучший друг аккордеон.
  
  
   2000 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   НЕГЕВСКАЯ ДОРОЖНАЯ
  
   Веселые и полусонные
   Летим в автобусе в свой Нетивот.
   А в Негеве цветут подсолнухи
   И в желтом золоте весь горизонт
  
   За окнами в цветах и зелени
   Земля красуется как дивный сад.
   А в Негеве арбузы спелые
   И зреют персики и виноград.
  
   Ах, девочки, на сердце песенно!
   Пустыня скажете? Нет, это - рай.
   А в Негеве живется весело,
   Не унывает мой любимый край.
  
   Ах, мальчики, задором славятся.
   Загаром бронзовым, ведь это юг.
   А в Негеве их ждут красавицы
   И свадьбы новые звенят вокруг.
  
  
  
   2002 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОДИНОКАЯ ПТИЦА
  
   Одинокая птица
   Нигде не гнездится,
   Все ищет и ищет
   Подругу, сестрицу,
   Или верного друга,
   Чьи крепкие крылья
   Бедняжку от грусти
   Тоскливой укрыли.
  
  
   Одинокая птица -
   Одинока и в стае.
   Она где-то сбоку
   Сироткой летает.
   Все ищет и ищет
   Подругу иль друга.
   А быть одинокой
   Тоскливо и туго.
  
   Одинокая птица -
   Нигде не гнездится.
  
  
  
   2003 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОДЕССКОЕ "ША"
  
   Одесское "ша",
   Как соль для борща,
   Как перец душистый для вкуса.
   Послушайте, ша!
   Прошу не мешать,
   Когда "говару" я по-русски.
  
   Две буковки "ша"
   Приятно шуршат,
   Как подпись на банковском чеке.
   Их выговор мил,
   Как идишэ "штыл",
   И чисто ивритское "шекет".
  
   В Канаде и США
   Две буковки "ша"
   На русском подворье известны.
   От этого "ша"
   Трепещет душа
   Того, кто родился в Одессе.
  
  
  
   2003 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   НАКАЗАНИЕ
  
   Даль рассветная, зорька ранняя.
   На судьбе моей тень весны.
   Одиночество - наказание,
   Наказание без вины.
  
   Птицы-лебеди в небе парами,
   Так и нам с тобой бог велит..
   Одиночество вещь упрямая,
   Сердце мается и болит.
  
   Травы вешние к небу тянутся,
   К солнцу, радуге и дождям.
   Лето кончится - боль останется
   С одиночеством пополам.
  
   Поздно выйду я в ночь-разлучницу,
   Вдаль, где светится огонек.
   Ты, невстреченный, тоже мучишься.
   И как я теперь одинок.
  
   Даль рассветная, зорька ранняя.
   На судьбе моей тень весны.
   Одиночество - наказание,
   Наказание без вины.
  
  
  
   1999 г
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ДАМСКИЙ МАСТЕР
  
   Я был известный дамский мастер,
   В искусство древнее влюблен.
   И дамы все считали счастьем
   Попасть "по блату" в мой салон.
  
   Прически, укладки, завивки.
   Неужто в далекой дали?
   О, сколько кудряшек красивых, игривых
   Сквозь эти вот падьцы прошли!
  
   Дыханье фена, цокот ножниц,
   Зеркал и света фейерверк.
   Не парикмахер, а художник,
   Любвеобильный модельер.
  
   Всегда веселый, сильный, ловкий.
   В любимом деле знаю смак.
   О, эти женские головки
   Кого хотят сведут с ума!
  
   Прически, укладки, завивки.
   Неужто в далекой дали?
   О, сколько кудряшек красивых, игривых
   Сквозь эти вот пальцы прошли.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "ГАН ЭДЭН*
  
   Все началось с греха Адама с Евой.
   Виной тому, наверно, райский сад.
   И мы с тобой отправимся в Ган Эдэн,
   Где тайно даже ангелы грешат.
  
   Не говори, что нам пора расстаться.
   Не лучше ль проложить дорогу в рай.
   Давай же растворимся в ритме танца.
   Ты нашу ночь по звездам загадай.
  
   Потушен свет, но пламенеют губы.
   Сияют в полутьме твои глаза.
   Я верю, знаю, что меня ты любишь,
   Твой поцелуй об этом рассказал.
  
   Чтоб время страсти оставалось тайной
   Ты до утра часы останови.
   О, наша ночь нежна и сексуальна,
   Она сияяет в облаке любви.
  
   Как только приоткрыл я двери рая -
   Вдруг ощутил, дыханье затая,
   Что мы на миг сознание теряем,
   Но обретаем радость бытия.
  
  
  
   2002 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   *Ган-Эден - райский сад.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ТАНГО С ОРАНГУТАНГОМ
  
  
   Один бокал вина орангутангу.
   Всего один бокал - Оранго пьян.
   Услышав где-то рядом звуки танго,
   Вломился он в элитный ресторан.
  
   А в ресторане всё в разгаре пъянки,
   Оранго учинил переполох.
   А в дикой пъянке - все орангутанги,
   Кто на двоих, а кто на четырёх.
  
   Красотка танцевала с генералом.
   Орангутанг внезапно, сгоряча,
   Её партнера вышвырнул из зала
   И танго продолжалось при свечах.
  
   А пьяная газель в его объятьях
   Повисла на плече: - " Мой нежный зверь,
   Какой же ты громадный волосатик,
   Какой же ты отважный кавалер!"
  
   Еще звучали долго звуки танго,
   Еще вино не выпито до дна.
   Забавно танцевать с орангутангом,
   Когда пьяна, когда совсем пьяна.
  
  
  
   2006 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЕВРЕИ УЛЫБАЮТСЯ
  
  
  
  
  
   КАК ЖИВЕТЕ, ДЯДИ, ТЕТИ?
  
   Жили евреи цурыс* имея,
   Словно болячки в правом боку:
   Додик - в Ташкенте, Шева - в Чимкенте,
   Хаим - в Одессе, Хайка - в Баку.
  
   Только сказали: - "Едем в Израиль!"
   И очутились прямо в тюрьме:
   Додик - в Гулаге, Шева - в тюряге,
   Хаим и Хайка - на Колыме.
  
   Но перестройка сдвинула сроки.
   Дяди и тёти сразу же тут:
   Додик - в Ашдоде, Шева - в Беер-Шеве,
   Хаим и Хайка - в Хайфе живут.
  
   Дяди и тёти , как сливы в компоте:
   Хаиму с Хайкой в "хай-теке" везет.
   Додик - чудак крокодилов разводит,
   Шева махшевы* свои продает.
  
   Тото и лото, бизнес, работа,
   Личная "тачка" - тоже прогресс:
   У Додика - "вольво", у Шевы - "тойота",
   У Хаима с Хайкой свой " мерседес".
  
   Дяди и тёти, как вы живёте?
   Плохо ли вам, или полный ажур?
   Додик : - Бэсэдэр! Шева: - Бэсэдэр!*
   Хаим и Хайка :- Бэсэдэр гамур!
  
  
  
  
  
  
   *цурыс - беды.
   * махшевы - компьютеры.
   * бэсэдэр - порядок.
  
  
  
  
  
  
   ОРИГИНАЛ
  
   Пришел с войны Аркадий Зускин -
   Бывалый, удалой матрос.
   По паспорту писался "русский",
   Хотя торчал еврейский нос.
  
   К тому же говорил картаво:
   "Ар-р-кадий, р-р - одина, нар-род".
   А в общем славный парень, бравый,
   Такой нигде не подведёт.
  
   Решал он быстро все вопросы
   И ставил точки все над I .
   Жениться же решил на Розе
   Из честной праведной семьи.
  
   От дочери узнав такое,
   Родители тотчас же в дрожь:
   "Ты Роза, не пойдешь за гоя,
   Хоть на еврея он похож! "
  
   Аркадий уверял и клялся:
   " - Я ид и этим дорожу.
   Сам рэбэ бритвой расписался
   На том, что вам я покажу ".
  
   И, вот, назначены смотрины:
   Мужчин консилиум стоит.
   Взглянув, воскликнули мужчины:
   "- Аркадий, ди быст форт а ид!"
  
   Весь дом сиял и пел по-русски
   И "шэр" и "фрэйлэхс" танцевал.
   Ведь предъявил Аркадий Зускин
   Не копию - оригинал.
  
  
  
  
  
  
   * ди быст форт а ид - ты действительно еврей.
  
  
  
  
  
  
  
  
   ШАБАТ
  
   Вы помните, Изя,
   Мы шли в коммунизм.
   И Ленин рукой нам указывал путь.
   Субботник, воскресник,
   Хоть лопни и тресни,
   Ты жми - нажимай! Отдыхать не дают.
  
   А здесь по субботам
   Не надо работать:
   Молись, отправляйся в Эйлат и Хермон.
   Четыре шабата - в кармане зарплата.
   Была бы работа - и ты как барон..
  
   Вы помните, Фройка,
   Как шла перестройка?
   Она до сих пор нам забыть не даёт:
   Субботник в колхозе,
   В дерьме и навозе,
   Зарплату дают через сорок суббот.
  
   Вы помните Пэся,
   Субботу в Одессе:
   Свиными колбасами пахнет Привоз.
   Нет денег, работы - одни анекдоты.
   А вместо жратвы мы смеемся до слез.
  
   Абраша и Лиза,
   Берите же визы.
   Зачем вам Крещатик, Привоз и Арбат?
   Летите в Израиль,
   Тут жизнь иная
   И я закачу вам еврейский шабат.
  
  
  
  
   2000 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ИЗРАИЛЬСКИЕ КОШКИ
  
   Отвлекусь от важных дел немножко,
   Расскажу, улыбки не тая,
   Как живут израильские кошки -
   Наши неразлучные друзья.
  
   Нет у них проблем своих кошачьих,
   Ни с жильем, ни с пищей, ни с водой.
   Им не надо день и ночь " ишачить" -
   Здесь им уготован рай земной.
  
   Черный кот лежит под белой "вольвой",
   Белый - выбрал черный "мерседес",
   Полосатый - под "суббарой" новой,
   Под "тойоту" рыженький залез.
  
   Мыши для забавы. И однако,
   Рацион мурлык совсем не пуст:
   Пищеблоки - мусорные баки,
   В них на выбор всё, на всякмй вкус.
  
   Нет у них разборок и раздоров,
   Не страшит предчувствие беды.
   Нет у них арабского террора,
   Ни Ликуда нет, ни Аводы.
  
   Смотрит равнодушно кот пятнистый,
   Как проходит мимо миштара.*
   Из под "лайбы" у премьер-министра
   - Мяу-мяу, - слышится с утра.
  
   С дождиком и солнышком не споря,
   Толь на крыше, толь на чердаке...
   И поют коты ночами хором
   На ивритском древнем языке.
  
  
  
  
  
   * миштара - полиция.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ШАГАЕТ ЕВРЕЙ
  
   Часто я вижу: шагает еврей,
   На поясе звонкая связка ключей.
   Ключи от машины, ключи от квартиры
   И ключик от сердца любимой своей.
   Шагает еврей, обычный еврей,
   На поясе звонкая связка ключей.
  
   Когда же еврей - бизнесмен и банкир,
   То связкой ключей потрясает он мир:
   Ключами от сейфа, от виллы с бассейном
   И от шестнадцати личных квартир.
   Шагает еврей, богатый еврей,
   На поясе звонкая связка ключей.
  
  
   Купил я ключи и ношу на ремне.
   И, кажется, город завидует мне.
   Хоть нет ни квартиры, ни дряхлой машины,
   Всё это нередко я вижу во сне.
   Шагает еврей, весёлый еврей,
   На поясе звонкая связка ключей.
  
  
  
   1992 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   АДРЕНАЛИНОВЫЙ ЛИКЁР
  
   Такого нет. Но скоро медицина
   Создаст адреналиновый ликёр.
   Всего один глоток адреналина -
   И ты уже, как пламенный мотор.
  
   Ослаб здоровьем - не ищи причину:
   Рецепт врача, короткий рзговор:
   Всего один глоток адреналина -
   И ты уже, как пламенный мотор.
  
   Упрек жены, что ты уж не мужчина,
   Не превращай в трагедию, в раздор.
   Всего один глоток адреналина -
   И ты уже, как пламенный мотор.
  
  
  
   2005 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ГРИША ТЮЛЬКИН
  
   Был день предпраздничный и гулкий,
   В окне лучился майский свет.
   Вдруг заявился Гриша Тюлькин
   В наш ветеранский комитет.
  
   И разразился гневной речью:
   - Я вами позабыт, а жаль!
   - Я ветеран войны, разведчик,
   А мне не выдали медаль.
  
   Ему в ответ: - Ты, Тюлькин, спятил .
   Твои слова - пустой обман.
   Ведь ты родился в сорок пятом.
   Какой ты, Гриша, ветеран?
  
   Наш Тюлькин всё руками машет:
   - Да, я герой тех ратных дней!
   Ходила в бой моя мамаша,
   А я был с ней, вернее в ней.
  
   О, как она стреляла метко!
   И даже "языка" взяла.
   Я вместе с мамой шел в разведку,
   Пока меня не родила.
  
   Надеюсь, доказал вам вроде?
   Нет, я не выдумщик, не враль.
   Мне за бои положен орден,
   Но я согласен на медаль.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   НЕ НАДО ПРИМЕРОВ
  
   Когда бы, к примеру,
   Меня выдвигали в премьеры,
   С гарантией полной,
   Но дай лишь согласия знак,
   То я бы, к примеру,
   тотчас отказался наверно,
   По той лишь причине,
   Что я беспримерный чудак.
  
   Премьер - это раб,
   Продавший на выборах душу,
   Невольник под стражей
   Спецслужб и служебных собак.
   В семье - только гость,
   Для прессы - боксерская груша.
   Карьера его - Сплошной лабиринт и зигзаг.
  
   Не надо примеров.
   Я быть не желаю премьером.
  
  
  
   2003 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЦИРКУЛЬ
  
   Циркуль закружился вальсом.
   Под носком его ноги
   Четко на полу остались
   Идеальные круги.
  
   Циркуль чуть с ума не спятил
   И с апломбом заявил:
   - Я Земли, Луны создатель,
   Солнца и других светил!
  
   От восторга закрутился,
   Стал похожим на юлу,
   Зацепился, накренился,
   Растянулся на полу.
  
  
  
   2003 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СЮРПРИЗ
  
   Был юбиляром окулист.
   Его коллеги к этой дате
   Ему преподнесли сюрприз -
   Рисунок глаза на плакате.
  
   В зрачке сиял врача портрет.
   Друзья, горячих чувств не пряча,
   Врачу желали много лет
   Здоровья, счастья и удачи.
  
   Глазник друзей расцеловал:
   - Мне ваш подарок очень дорог.
   Но в чем бы мой портрет сиял,
   Будь я, к примеру, гинеколог?
  
  
  
  
   2004 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПУГАЛО ПУСТЫНИ
  
   Страус, пощипай-ка мне усы,
   Низко, наклоняясь к моей фигуре.
   Не подумай только сукин сын,
   Что я очень мал для жизни бурной.
  
   Мне тебя в пустыне не догнать.
   А тебе, напоминать неловко,
   Дури человечьей не понять
   Страусиной маленькой головкой.
  
   Мне бы мчаться на твоей спине -
   Ничего дурного не случится:
   Будет польза и тебе и мне.
   Сам же ты, не ах какая птица!
  
   Голова моя, а твой разбег -
   И решим проблемы - макси, мини.
   Вот и выйдет птицечеловек,
   А не просто пугало пустыни.
  
  
  
   2004 г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   БОГАТЫЙ БОСС
  
   Когда у босса миллиард,
   Он любит яхту, гольф, бильярд,
   В постели жаркую мулатку,
   Дворец свой и элитный круг.
   Свою футбольную команду,
   Азербайджанскую икру.
  
   Когда у босса миллион,
   Он страстно в казино влюблен,
   В постели русскую блондинка,
   Коньяк французский по утрам,
   Открыть мечтает на Мальвинах
   То ли бардель, то ль ресторан.
  
   Когда же разорился босс,
   Играет в шашки, нищ и бос.
   За доллар в роще возле пляжа
   Пьянчужку к дереву прижав,
   Он все же соблюдает важность
   Миллионера и бомжа.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "ЦУГЦВАНГИ" -
  
   СТАЛ ЕВРЕЕМ
   Вчерашний хэс,*одесский жлоб
   Еврейства все-таки добился:
   Как только он гиюр прошёл -
   От радости перекрестился.
  
   НА ПОЛНОМ ПАНСИОНЕ
   Кто верит в Бога - убежден заранее,
   Что жизни человека нет конца:
   Смерть - переход в другое состояние
   На полном пансионе у Творца.
  
   ПИРОГ
   Бюджет страны - пирог. Его "пекут"
   Не кулинары, а шеф-повар - Кнессет.
   Съедят его, кто ближе к пирогу.
   Олимам же оставят коржик пресный.
  
   УМА ПАЛАТА
   Еврейский Кнессет - ума палата.
   Но вот, который год подряд,
   Такие умные ребята -
   Какие глупости творят!
  
   ЛИРИЧЕСКИЙ ВИРУС
   Лирический вирус по многим приметам
   Страну поразил пандемией стихов.
   На двадцать евреев - двенадцать поэтов.
   Стихи в переплёте дешевле грибов.
  
   ЖИТЬ СРЕДИ ЕВРЕЕВ
   Еврею жить среди евреев - пытка.
   И я еврей, но он - супер еврей.
   Святее Папы, харидимки Ривки,
   Умней своих собратьев и важней.
  
   КАРЛ И КЛАРА
   "Карл у Клары украл кораллы".
   Скороговорка запомнилась мне.
   Карл на старости стал бакалавром
   Клара для Карла купила кларнет.
  
   Карл отправился в Карловы Вары,
   Клара умчалась в хурал, за Урал,
   Детство рассыпалось, словно кораллы,
   Только кораллы никто не украл.
  
  
  
  
   ИДЁТ МОШИАХ*
   Идёт Мошиах! Слышишь,Фройка?
   Гляди, его не прозевай.
   Да побыстрей надень ермолку
   И бедному хоть шекель дай
  
   ФОТОГЛАЗ ПАПАРАЦЦИ
   Для папарацци это праздник,
   Успеть в один и тот же день,
   Отснять "Звезду" на унитазе,
   А президента на "Звезде".
  
   СВОЙ КРИТИК
   Свои стихи читал жене.
   Меня придирками измучив,
   Она, вздохнув, сказала мне:
   А знаешь, Сенька, Пушкин лучше.
  
   АФРИКАНСКИЙ ПРАВОВЕД
   Африканский правовед
   Начал тостом свой обед:
   - Я люблю вас люди,
   Жаренных на блюде.
  
   УКРАИНСКИЕ ПЕНСИИ
   Украинские пенсии
   Для нас - израильтян
   Заменит Киев песнями
   Под бубен и баян.
  
   КТО КАЗАНОВА?
   Жену спросил сосед мой Лева:
   - Ну кто же это Казанова?
   Жена сказала с дрожью в теле:
   - Да он же лучше всех в постели!
   -Ах, так! - воскликнул в гневе Лева, -
   Убью тебя и Казанову!
  
  
   ЗАПАХИ МОРЯ
   Подражание Валентину Морозу
  
   Чем оно пахнет Мертвое море?
   Жаром пустыни, далью веков,
   Запахом трав, ароматами флоры
   Или дымком бедуинских костров?
  
   То ли лавандой и свежестью горной...
   Если подумать, не все ли равно,
   Чем оно пахнет Мертвое море.
   Бог его знает, чем пахнет оно.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   КАВЫЧКИ
   Увы, становится привычкой
   Менять понятия, как текст,
   Подчас любовь берут в кавычки
   И раскавычивают секс.
  
  
   РЕКЛАМНЫЙ ЗУД
   Когда без денег в мир азартный
   Тебя зовёт рекламный зуд,
   Учти, в Израиле бесплатно
   Целуют только мезузу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СУДЬБА КАПРИЗНА
   Что говорить, судьба капризна.
   И это не открытие:
   Порой перепетии жизни
   Приводят к перепитию.
  
  
   ДЕНЬГИ ЗЛО?
   Мне стать богатым не везло,
   Хотя и не мешало б.
   Кто говорит, что деньги зло?
   Тот, у кого их мало.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   О ВКУСАХ
   О вкусах не спорят? Да как еще спорят:
   Кто прав, виноват - невозможно узнать.
   Порой загораются страсти, как порох,
   Чтоб личные вкусы другим навязать.
  
  
   ЖЕНСКИЙ ДИАЛОГ
   Как Новый год отметила ты Нелли?
   - Пожалуй, не торжственно, но мило.
   - А где?
   - Представь себе, в постели.
   - Ну, а народу много было?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СЦЕНА
   От Рейгана до Терминатора,
   С лихим сценическим задором,
   Актёры рвутся в губернаторы,
   А губернаторы - в актёры.
  
  
  
  
   ЗАКИДОНЫ МАДОННЫ
   Звезда, секс - бомба мирового блеска,
   Чья жизнь, как у царевны на балу,
   Вдруг, обалдев от славы и от секса,
   Мадонна изучает Каббалу.
  
  
   ПО ТУ СТОРОНУ РЕШЕТКИ
   Ходорковский Михаил
   За решетку угодил.
   По ту сторону решетки -
   Судьи, прокурор и тот,
   Кто любого взять за глотку
   Может, хочет и берёт.
   Та и эта сторона
   На поверку - лёд и пламень.
   Правда всё таки одна -
   Поменяются местами.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ГОРДЕЦЫ КОРРИДЫ
   Испанцы - гордецы корриды
   В союзе боевых держав.
   Но из Ирака, как не стыдно,
   В Мадрид сбежали, хвост поджав.
  
  
   ГИТАРА
   Своей фигурой хвасталась Гитара.
   К ней сватались Рояль, Аккордеон,
   И Саксофон. А мужем стал бездарный,
   Весь дребезжащий и глухой Тромбон.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЕЁ ОН ЖАЖДАЛ
   Её он жаждал, а она
   Была к нему прохладна.
   Но он испил её до дна -
   Бутылку лимонада.
  
  
  
  
   ПРИЕХАЛ КОРЕШ
   Мой давний кореш Фельдман Костя
   Приехал в Ашкелон из Бремена.
   Увидев много женщин толстых,
   Сказал: - О, сколько тут беременных!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   .
  
  
  
   С ГОЛЫМ ПУПОМ
   То ли умно, то ли глупо,
   Модно ли, природы зов:
   Ходят "тёлки" с голым пупом,
   Соблазняя мужиков.
   Пусть красотки не путаны.
   Голый верх и голый низ.
   Раньше это было тайной,
   А теперь сплошной стриптиз.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   *галут - изгнание, диаспора
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПРИЗНАНИЕ
   Милая, не плачь, не беспокойся.
   Миром правит не любовь, а страсть.
   Я твоё зарядное устройство,
   Ты моя двухсотовая связь.
  
  
   ПРОБОЧНИК
   Вкрутился Пробочник в Бутылку.
   Сперва стеснительно и робко,
   Потом решительно и пылко.
   Теперь не оторвать от Пробки.
  
  
   ЕГО НАШЛИ!
   Саддам Хусейн - иракский Сталин,
   Слинял, испытывая страх.
   Его искали во дворцах -
   Нашли в задрипанном подвале.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СОЛНЕЧНАЯ ДАТА - 28
   Так у нас в Израиле ведётся:
   Точно в этот день, с утра, к восьми -
   Банки осаждают "дети солнца" -
   Пленники "Битуах леуми".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   .
  
  
   МУЖСКАЯ РЕЗОЛЮЦИЯ
   Наконец-то резолюцию
   Подписали мужики:
   Чтоб покончить с проституцией -
   Узаконить бардаки.
  
  
   ДИАЛОГ В РАЮ
   Супруги в рай попали. Но
   Она: - Какое чудо это!
   А Он: - Мы были б тут давно,
   Когда бы не твоя диета.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   *Мошиах - Мессия
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВЗЯТОЧНИК
   На вид он неподкупно честный,
   Но есть особенность одна:
   В его зрачках, едва заметно
   Ладонь раскрытая видна.
  
  
   ПОДХАЛИМ
   Не занимаясь аэробикой,
   Он все же гибкий, словно жгут:
   К ногам начальства ляжет ковриком,
   Согнётся перед ним в дугу.
  
  
   БРЮЗГА
   Всегда и всё ему не так.
   И для него весь мир бардак.
   Все криво, косо и не в лад.
   Да он и сам себе не рад.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ХВАСТУН
   Вступая с кем-нибудь в полемику ,
   Он возносил себя и врал,
   Что был известным академиком,
   Хоть сам селёдкой торговал.
  
  
  
   О КИНОТЕЛЕСЕРИАЛАХ
   Ума, таланта надо мало
   Для кинотелесериала:
   Любовь, беременность, ребёнок,
   Пять мужиков в одну влюбленных,
   На время памяти потеря -
   И жвачка вся на сотни серий.
   Когда же страсти отгорели -
   Все волки сыты, овцы целы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СЛУХИ
   Навязчивые слухи, словно мухи,
   Назойливо жужжат со всех сторон.
   Как хорошо, что у меня два уха:
   В одно влетают, из другого - вон.
  
  
  
   КИШ- МИШ
   Летел в Одессу, а попал в Париж,
   Стремился к Жанне, оказался с Розой.
   Обычный поведенческий киш-миш
   Он путал с первой стадией склероза.
  
  
  
   СТРОИЛА ГЛАЗКИ
   Розетка призналась в любви Выключателю.
   И строила глазки, назвав его лапушкой.
   А он оказался таким невнимательным,
   Холодным. И все ему было "до Лампочки".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   БУКВА ЗАКОНА
   Буквы закона венчают слова.
   Судьи и те их толмачат по-разному:
   Сильные мира качают права,
   Слабые - вечно кому-то обязаны.
  
  
  
   ПРОГНОЗ
   Коль играешь в тото-лото,
   Значит выиграет кто-то.
   А прогнозы тут просты:
   Кто-то точно, но не ты.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПОЧТИ КАК В ПЕСНЕ
   На Чукотке чукчи ходят хмуро,
   Край суровый паникой объят:
   Абрамович - щедрая фигура,
   Но Роману "Челси" не простят.
  
  
  
   "ШКОЛА ЗЛОСЛОВИЯ"
   Две бабы красивые,
   Зануды толковые,
   Души навыворот -
   "Школа злословия".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ХИМИЯ И ФИЗИКА
   И в сексе химия играет чувствами.
   Не зря интим хранит её секрет.
   Порой бывает - химия присутствует,
   Есть химия, а физики то нет.
  
  
  
   ПОЧТИ БАЛЬЗАК
   Его романы, словно сказка.
   О, если бы влюбиться так.
   Один лишь взгляд графини Ганской -
   И я законченный Бальзак.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ДОРОГОЙ КОМПЛИМЕНТ
   О, этот комплимент всего дороже:
   Ты выглядишь на десять лет моложе.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   РЕКЛАМНЫЙ ЗУД
   Когда без денег в мир азартный
   Тебя влечет рекламный зуд,
   Учти, в Израиле бесплатно
   Целуют только мезузу.
  
  
   КУПИЛ "КВАНТТЕРУ"
   Как только Шай купил "Кванттеру" -
   Жена в постели, как пантера.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЗВЕРИНЕЦ
  
   КРЫСА
   Легко сквозь любые преграды пролезет.
   Предвестница страшных крушений и бед .
   Лишь в двух ипостасях бывает полезной -
   "Шестерка" и тайный агент ФСБ.
  
   КОМАР
   Мелюзгой считать не стоит.
   Он невидимый, коварный:
   Зажужжит, как зверь завоет,
   Забодает, закомарит.
  
   АКУЛА
   Живая торпеда древнейшего рода,
   Точнее - прабабушка лодки подводной.
  
   БЫК И КОРОВА
   Муж коровы - лоб здоровый,
   Глаз навыкат, грудь крепка.
   А она его корова -
   Вдохновение быка.
  
   ЛЯГУШКА
   Квака,бяка, жвака, брюшко,
   Кожа - листики петрушки.
   Ножки, словно кренделя.
   Квакает на ноте "ля"
  
   КРОТ
   Соцпроисхождение - рабочий,
   Надежно оборудовал свой кров.
   Профессия его - горнопроходчик,
   Создатель персонального " метро".
  
   ОСЁЛ
   Два кило ушей лопастых.
   Серый, тощий, ростом мал.
   Тонна силы, пуд упрямства.
   И всего лишь грамм ума.
  
  
   ПЕТУХ
   Гребешок его окраса.
   Соблазнитель и пижон.
   А финал для ловеласа -
   Из курятника в бульон.
  
  
  
   КЕНГУРУ
   По прыжкам ей приз спортивный дашь
   И увесишь грудь её медалями:
   Сумка, как семейный экипаж
   Знатной фирмы - "Мадэ ин Австралия".
  
   ЗМЕЯ
   Скользит, грациозно сверкая нарядом.
   Тонка и изящна, как подпись министра.
   Полюбишь - окрутит лукаво и быстро,
   А ласки притворные - капельки яда.
  
   ЧЕРЕПАХА
   Пожалуй, медлительней не было, нет.
   Тиха, флегматична, порой глуховата.
   Зато, облаченная в бронежилет -
   Олицетворенье души бюрократа.
  
   МУРАВЕЙ
   Три булавочных головки
   И реснички вместо ног.
   Не по росту сильный, ловкий,
   Мужичок, да с ноготок.
  
   БЕЛКА
   По щелканью орехов мастерица,
   Летает по деревьям, словно птица.
   Крутить - вертеть и любит и умеет,
   Как прыткие и юркие евреи.
  
   ЗУБР
   Кудрявый раскрасавец, богатырь
   И в "Красной Книге" значится он, кстати.
   Среди быков он признанный кумир,
   Законный отпрыск королевской знати.
  
   ОЛЕНЬ
   Чтоб устоять перед врагами
   Среди родных лесных дубрав,
   Сумел обзавестись рогами,
   Мужскую честь не растеряв.
  
   ПИНГВИНЫ
   Идут они по льдинам, как лунатики,
   Как призраки из чёрно-белых снов.
   Аборигены берегов Антарктики,
   Живое оперенье вечных льдов.
  
  
  
  
  
  
   ПОПУГАЙ
   Попка-дурак? Нелегко согласиться.
   Он балабол и к тому же пижон.
   Клетка - жильё верноподанной птицы -
   Олицетворенье советских времён.
  
  
  
  
   А У ЛЮДЕЙ НЕ ТАК
  
   Воробышек для муравья огромен.
   Кот воробья считает мелюзгой.
   Верблюд над ними высится колонной.
   А у людей ранжир совсем иной.
   Наполеон был маленького роста,
   Но высоты невиданной достиг.
   В людском "зверинце" с измереньем просто:
   Кто властью наделен - тот и велик.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЛЕВ
   Сильный.. Гордый. Красивый.
   Грозный рык. Страшный зев.
   От хвоста и до гривы -
   Лев!
  
  
  
  
  
   ЛИСА
   Лишь почувствует наживу -
   Рыжей страсти не унять.
   Станет нежной, милой, льстивой,
   Прежде чем за горло взять.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВЕРБЛЮД
   Одногорбый и двугорбый,
   Редко он бывает лют.
   Пусть пуста его утроба -
   Верен он тебе до гроба,
   Потому, что он - верблюд.
  
  
  
   ТИГР
   Он из кошачьих. Это всем известно.
   Но с кошками равнять не смей.
   Сей кот завоевал второе место
   Отстав немного от царя зверей.
  
  
   КРОЛИК
   Лопоухий, мягкий, тихий,
   Не обидит даже птицу.
   Хоть сожри его крольчиху -
   Никогда не возмутится.
  
  
   БЕГЕМОТ
   Толстенный, тучный бегемот.
   Пасть у него, как эшафот.
   Когда он раскрывает пасть,
   Не мудрено в нее попасть.
  
  
   ВОЛК
   Он в схватке дерзок и решителен,
   Предпочитает серый цвет.
   Нет в мире преданней родителя
   И кровожадней зверя нет.
  
   ЁЖ
   Чтоб уберечься от шакалов -
   Он ощетинился штыками.
  
  
   КРОКОДИЛ
   Зелёные хищные ножницы.
   Увидишь - бросает в озноб.
   Когда же на жертву он косится
   - Таращет глаза - перископ.
  
  
   МЕДВЕДЬ
   В лесу опасен, ну, а в цирке,
   Как рокер мчит на мотоцикле.
  
  
  
  
   ЗЕБРА
   Лошадь, как лошадь, те же замашки.
   Просто лошадка в матроской тельняшке.
  
  
   ОРЁЛ
   Красуется на государственном гербе,
   В полёте, в охоте, в гнезде, на скале.
   Хоть в мире пернатых он царствует в небе,
   Но дань собирает на грешной земле.
  
  
  
   ЛЕБЕДИ
   Гордые, в небесном оперении,
   Рассыпая брызги - изумруд,
   В ритме, как в Чайковского творении,
   Лебеди по озеру плывут.
  
  
   ПАУК
   В списках зверюшек не значится,
   Но ремеслом знаменит:
   Ткачество - высшего качества.
   Сам же, увы, ядовит.
  
  
  
  
   ТЮЛЕНЬ
   Всю жизнь прожигает он на пляже.
   Оплывший жиром, воплощает лень.
   Из рода - в род бездельник. И не зря же,
   Как говорится, был и есть тюлень.
  
   СЛОН
   По-русски - слон, а на иврите - пил.
   Добряк и труженик. Однако,
   Случайно Слон на Моську наступил,
   Подумав: "У попа была собака".
  
  
  
  
   КИТ
   На трёх китах держался шар земной,
   Пока их бросить в море не решили. .
   С тех пор кит фонтанируют водой,
   А малышей снабжает рыбьим жиром.
  
  
  
  
  
   УДАВ
   Длинющий, добродушный. Как приятель,
   Быть ласковым и нежным норовит.
   Но может задушить в своих объятьях,
   То ль по ошибке, то ли от любви.
  
  
   ИНДЮК
   Кадык бывает красным, синим,
   Идёт, мотая головой.
   И чуть не лопнет от гордыни,
   Как при царе городовой.
  
  
  
   МЕДУЗА
   В морской прибой внимательно вглядись.
   И то порою не уловишь взглядом
   Прозрачную и радужную слизь,
   Как жидкое стекло с начинкой яда.
  
  
   ЛЕОПАРД
   Фигура на зависть легкоатлетам.
   Прыжки превышают любые рекорды.
   Его грациозность и сила воспеты,
   А шкура, увы, не выходит из моды.
  
  
   ПОЛЯРНЫЙ МИШКА
   В Антарктике имеет право голоса.
   Норд сызмала его родимый дом.
   Первопроходец Северного Полюса,
   Не заманить ни лаской, ни теплом.
  
  
   ШАКАЛ
   Слова на эту мерзость тратить надо ль?
   Но упомянуть о нём непрочь.
   Из блюд мясных предпочитает падаль,
   А время для своих прогулок - ночь.
  
  
   ЧЁРНАЯ ПАНТЕРА
   Глаза её - алмазы высшей пробы,
   В полёте черной молнии подобна.
  
  
  
  
  
   ОСЬМИНОГ
   Пускай уродлив, безобразен,
   Стращает щупальцами нас.
   А сам, на зависть водолазам -
   Глубоководник - высший класс.
  
  
   ЧАЙКА
   Красавица, воистину морская,
   Дитя разбуженных стихий.
   Летит, крылом воды касаясь,
   В легенды, песни и стихи.
  
  
   ДЕЛЬФИНЫ
   Умны. Великой тайной обладают,
   Что издавна хранит морская гладь.
   Людей они давненько понимают,
   А людям их подавно не понять.
  
  
   ЛОШАДЬ
   Человеку дал коня всвышний.
   И на протяжении веков
   Лошади надёжней "мицубиси"
   И куда послушней тракторов.
  
  
  
   МИКРОБ
   Увидишь лишь под микроскопом
   Микропылиночку - микроб.
   Но он, как снайпер из окопа,
   Бьёт прямо в сердце или в лоб.
  
  
   ЛАСТОЧКА
   Стремителен её полёт.
   Приветствует весну и лето.
   Когда под крышей гнёзда вьёт,
   То это добрая примета.
  
  
   ГРИФ
   Клюв железный, змеиная шея.
   Но стоит лишь падаль почуять, заметить,
   От запаха трупного просто балдеет,
   Уродливый, страшный охотник за смертью.
  
  
  
  
  
   СТРАУС
   Сильный, и выносливый, и ловкий,
   Но в саванах рейтинг невысок.
   От угроз и всяческих упрёков
   Зарывает голову в песок.
  
  
  
   ПЕСЕЦ
   Песец решил, что стоит жить,
   Пока со шкуркой не расстанется,
   Чтоб шею нежную обвить
   Богатой, ветреной красавице.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   <
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com LitaWolf "Жена по обмену. Вернуть любой ценой"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Р.Цуканов "Дух некроманта"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"