Дженнифер Блэк: другие произведения.

Рожденная тьмой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Никто не задумывается, как коротка жизнь, никто не ценит моменты, которые кажутся обычными, никто не знает на что он готов ради правды. Темные стороны окружают каждого, но каждый ли способен на убийство?... Молодая девушка Эмили, вернувшись домой, обнаружила мертвое тело своей матери. Все выглядело так, будто она убила ее. В следствии с этим ее отправили на лечение в психиатрическую клинику, где некогда происходили ужасные вещи. Ей предстоит тяжелый путь, чтобы выбраться и узнать всю правду...

Unknown






     Там черный ворон ночь развеет,
     Там демон мрачный смерть лелеет, 
     Там кровь от страха леденеет,
     Душа и разум там багреют. 
     Цена за правду жизни стоит, 
     Там Ангел смерти дверь откроет.
     Готов ли ты познать вкус страха? 
     Готов почувствовать расплату?
     Они найдут тебя во тьме,
     Они увидят свет в тебе.
     Там души тёмные кричат,
     Хотят тебя к себе забрать.
     Глаза закрой, настал твой час
     Тебе не спрятаться от нас...


     Глава 1

     5 октября. 14:40.

     Начал играть – закончи. Это правило звучало в моей голове все время. Я повторяла это снова и снова. Я лишний человек в этом мире. Все ненавидят меня, ведь как можно любить убийцу? Но если ты живёшь в этом мире, ты должен выживать.
     Коридор наполненный тупыми учениками думающими только о себе. Я всегда ненавидела школу и это мой шанс расплатиться. Они всегда смотрят так, будто я изгой, никто. Пришло время узнать меня настоящую.
     Я прошла в кабинет директора, такой же огромный, как и она сама.
     - Тебе чем-то помочь? - Спросила директриса. Её голос казался обеспокоенным, но я знала, что ей все равно. Всем все равно. Её голову отлично украсит дыра, которую она получит от моего пистолета. Я нажимаю на курок, и она успевает лишь тихо вздохнуть. Из её головы потекла струйка крови, а на лице застыл безжизненный взгляд. Это ей шло намного больше, чем её безвкусные блузки и стрелки.
     Я не всегда была убийцей, но жизнь иногда преподносит интересные сюрпризы.


     5 сентября. 20:30



     Я проводила узоры на запотевшем окне машины. Дождь с силой бил в стёкла, казалось, ещё немного и окно разобьётся. Но даже это не портило мне настроение. Наконец-то спустя три месяца лета я увижусь с родителями, как же хочется остаться здесь подольше. Я просто ненавидела этот город. Хорошо, что я никогда не вернусь туда. Каждое лето я уезжаю работать к тёте в Сент Луис. Я ненавижу эту женщину, но выбора у меня не остаётся, мне нужны деньги, чтобы поступить в колледж, ведь это выпускной год. К счастью, мне больше не придётся никогда туда возвращаться.
     Машина прыгала из стороны в сторону из-за неровной дороги, разбрызгивая лужи оставленные дождём. Я любила дождь, в эти дни никто не развлекался, так же как и я всегда. Я ненавидела это чувство, зная, что каждый в городе отлично проводит время, пока я сидела дома. Если бы у меня были друзья, мне бы не пришлось терпеть это, но единственный друг детства умер в автокатастрофе. К счастью, я всегда могла прийти к маме и посмотреть с ней фильм. Это был единственный человек, который понимал меня и заботился. Иногда мы ходим гулять, если появляется свободная минута, но это бывает редко. Как бы я не хотела портить себе настроение, оно, все же, ухудшалось. Новая школа это всегда испытание, но я надеюсь найти себе хоть одного друга.
     Тёмная машина остановилась около белого дома, который напоминал мне детство. Водитель открыл багажник и, взяв мои вещи, понес их к двери. Небо все ещё накрывало город дождём, и мои волосы с одеждой стали мокрыми за минуту. Поблагодарив водителя, я зашла в дом. Все выглядело, как и всегда: белые стены, деревянный пол, витражная люстра, которую я ненавидела. Этот дом называли " Обитель Ангела" из-за его обустройства. Иногда мне и вправду казалось, что он светится на солнце. Хотелось бы его перекрасить, если бы я только могла.
     - Эмили, наконец-то. - Мама вышла в черном брючном костюме и принялась обнимать меня.
     - Извини, из-за погоды мы застряли в пробке.
     - Не страшно, главное, что ты приехала. - На её лице заиграла улыбка.
     - Ты, наверное, голодная.
     - Ну, от пиццы я бы не отказалась.
     - Можем заказать, если хочешь.
     - Давай.
     - Как поживает тётя Маргарет? - Хотелось бы мне сказать, что она похожа на обкуренную старуху, но маму лучше не огорчать.
     - Отлично, передаёт привет. А где папа?
     - Он скоро приедет. Помочь разобрать вещи?
     - Нет, все нормально. - Я улыбнулась маме и поволокла чемодан наверх.
     Моя комната. Я уже и забыла какая она маленькая. Когда-то я ночевала здесь каждый день, у меня были дорогие вещи и игрушки, я ненавидела наш кризис. Все что у нас осталось - это дом. Я ненавидела отца за то, что он позволил этому случиться, но дети ведь всегда эгоистичные. Каждое утро я просыпалась с мыслью, что этот день я снова проживу зря. Так и происходило. В моей жизни никогда не происходило ничего интересного. Каждое утро я терпела издевательства в школе только из-за того, что носила не очень хорошую одежду.
     Нам часто приходилось переезжать из-за этого, но этот дом последнее наше место. Мы переехали сюда в конце мая. И я искренне надеюсь, что оно останется последним. Когда-то мы уже жили здесь, но по обстоятельствам переехали.
     После ужина я вышла на балкон, который всегда нравился мне. Этот вид всегда зачаровывал. Качаясь на качели, меня клонило в сон и спустя некоторое время, я окунулась в яркий мир снов.

     6 сентября. 7:30.

     Ненавижу рано вставать. Не понимаю людей, которые добровольно встают в семь утра. Я всегда любила субботу. Я вставала около часа дня и валялась целый день в кровати наслаждаясь бездельничеством. И больше всего я ненавидела такие дни как этот - понедельник. Я ужасно нервничала из-за первого дня в школе. Наверное, каждый новичок боится реакции приветствия. Я должна показать дружелюбие, но я не умею поддерживать разговор, поэтому для меня это совсем не просто.
     Спустившись, мама и папа что-то бурно обсуждали, в прочем, как и всегда. Я знала, что их брак на грани разрыва, но старалась не показывать этого. Я не очень расстроюсь, если папа уйдёт. Когда-то давно мама простила его, но я - нет. Он всегда делал то, что хотел и никогда не позволял этого нам с мамой.
     - Доброе утро, - еле слышно сказала я. Наверное, я выглядела как зомби из-за недосыпания.
     - О, доброе утро, Эмили. Как настроение? - Мама как всегда старалась разгладить обстановку и сделать вид что ничего не произошло. Поэтому я решила ей подыграть.
     - Не выспавшееся. Я и забыла, что такое вставать рано.
     - Придешь домой - выспишься.
     - Сомневаюсь.
     - Хватит хандрить, лучше настройся позитивно. Шевелись, папа тебя отвезёт.
     Нервный ком все больше подкатывал к горлу. Я ужасно боялась войти в класс. Все снова начнут смотреть на меня как будто я сумасшедшая или нищенка. На этот раз я была одета в абсолютно новой одежде: чёрная юбка, белая блузка, туфли и рюкзак. Просто и со вкусом. Может в этот раз мне повезёт? Я настроилась на положительную волну и вышла из машины.
     - Удачи в первый день, - крикнул папа, и я улыбнулась в ответ.
     Длинный коридор наполненный подростками напомнил мне первый день в старой школе. Все смотрели на мою потертую юбку и слегка драную блузку смеясь и думая какое же я убожество. Я не была похожа на всех девочек из школы, у меня не было каждый день нового платья или туфлей или ещё чего-нибудь, я не наносила тонну макияжа и не делала каждый день роскошные прически. Взяв себя в руки, я вошла в кабинет.
     Глаза учеников устремились на меня в мгновение ока. Я знала, что так будет и уже привыкла, чего я могла ожидать от новой школы? Она такая же как и все.
     - Здравствуй, Эмили, я директор этой школы Миссис Томас. - Она мило улыбнулась и протянула мне руку. Я неловко пожала руку в ответ и слегка отстранилась. - Держи расписание и номер твоего шкафчика, книги ты получишь чуть позже.
     - Спасибо.
     - Можешь садиться. Удачи, надеюсь, тебе понравится у нас в школе. - Она снова улыбнулась и вышла из кабинета. Я прошла в самый конец класса окутанная взглядами. Последняя парта - это моё место. Всегда было моим. Никто не задаёт вопросов, не смотрит на тебя и даже забывает о твоём существовании.
     - Хей, привет, - обратилась ко мне девушка шепотом, сидевшая на передней парте, но я не была уверена, что именно ко мне.
     - Привет.
     - Я Кристи.
     - Эмили. - Она точно обращалась ко мне, неужели я не буду изгоем?
     - Ты не могла бы дать мне ручку? - Мои мечты о дружбе развеялись в эту же секунду. Как я вообще могла думать, что со мной кто-то заговорит.
     - Держи. - Я передала ей ручку и уткнулась лицом в тетрадь.
     - Спасибо, - сказала она и мило улыбнулась. Скорее бы этот день закончился.
     Первый урок. Наверное, это самый скучный урок из всех. Я вышла из кабинета так же недовольно как и зашла сюда. Все девочки ходили вместе, а я как всегда одна.
     - Привет, ещё раз. Вот, держи ручку. Спасибо еще раз. - Ко мне подбежала Кристи.
     - Да не за что.
     - И откуда ты к нам пожаловала?
     - Из Уэст Филда.
     - Здорово, я тоже училась там три года назад. Не самая лучшая школа.
     - Это уж точно.
     - Почему перешла сюда?
     - Мы переехали, поэтому так вышло.
     - А где ты живёшь? - Вопросы текли из неё ручьём. Мне даже казалось, что она хочет подружиться.
     - Грув стрит 15.
     - Серьёзно? Ты живёшь в том доме? Я слышала о нем, он весь белый, я даже хотела поехать туда.
     - Так приезжай. Увидишь, что в нем нет ничего особенного, кроме того, что он полностью белый.
     - Здорово. Я обязательно приеду.
     Впервые за все время я не была невидимкой. Спустя столько лет, меня ждут перемены в жизни. И я уверена, что в лучшую сторону.


     5 октября. 14:50.


     Я шла по коридору лишь с мыслью о своей второй цели - Кристи Дейл. Двуличная тварь с натянутой улыбкой. Я знала где её искать, это место где собираются упыри вроде такой как она. Кристи часто сидела со своей компанией и накуривалась до потери сознания. Уверена, она будет лучше выглядеть, если выстрелить ей в голову.
     Я подхожу к стальной двери в тёмном подвале школы. Я знала, что она будет там. Запах табака разносился по всей комнате.
     - Эмили? - Её выражение лица с весёлого сменилось удивлением. Она подошла ко мне. Я закрыла дверь и, смотря на нее, достала пистолет.
     - Какого черта? - Крикнул Брэндон. Я тоже не любила его. Они все должны гнить в могиле. Я выстрелила в него и по комнате разнесся крик.
     - Господи, Эмили! Прекрати! - Умоляла Кристи. - Прости, я не хотела... Прости... Не делай этого... - Её глаза были наполнены слезами.
     - Мне не нужны твои извинения. - Я выстрелила в неё несколько раз. Кто-то начал звонить в полицию и мне не оставалось ничего кроме как убить всех. Я не хотела этого, но если ты не можешь сделать выбор, судьба сделает это за тебя.


     6 сентября. 20:15.


           Я не могла поверить, что наконец-то завела друзей. Я с нетерпением ждала прихода Кристи. С минуты на минуту она уже будет здесь. Не знаю чем я могла ей понравится, но это неважно, я рада, что мы общаемся. Весь день в школе я провела с ней, мы находили любую тему для разговора. Я вспомнила день, когда познакомилась со Стивеном. Я была совсем маленькой, но даже тогда у меня никого не было. Я выходила на улицу из нашего маленького домика в Сент Луисе и садилась на маленькую скамейку возле озёра. У нас была только одна соседка - одинокая старушка, которая иногда угощала меня печеньем. Мне нравилось приходить к ней и говорить о какой-то ерунде вроде погоды, я даже подумать не могла, что она совсем не одинока. Она жила там, потому что ей нравился чистый воздух и пение птиц. В центре города такого не найдешь. Стивену было десять, когда мы познакомились. Он всегда обращался ко мне вежливо и играл со мной весь день. Я ненавидела дни, когда он уезжал обратно в центр, в свой дом. Я снова оставалась одна и мне не было с кем говорить и играть. Он приезжал каждую субботу и оставался до понедельника, я всегда ждала его, но в один из таких дней он так и не появился. После аварии Миссис Рейн уехала и больше я её не видела. Мы тоже, вскоре, уехали из этого места наполненным только страхом и разочарованием.
     Я ждала звонок в дверь так же как ждала когда-то Стивена, но даже сейчас никто не приходил. На часах было девять часов вечера и я знала, что она уже не придёт. Я спустилась вниз и увидела маму, она стояла возле двери и приглашала Кристи в дом. Улыбка сразу образовалась на моём лице. Она не забыла.
     - Привет, - сказала она радостно. Я ответила ей тем же.
     - У тебя просто офигенный дом. - Она ходила вокруг и рассматривала вещи, которые я терпеть не могла.
     - Спасибо. Я заказала пиццу, можем подняться в мою комнату и посмотреть что-нибудь.
     - Да, давай.
     Мы поднялись наверх и я действительно была рада быть обычным подростком. Мы долго выбирали фильм и, в конце концов, решили посмотреть фильм ужасов. Это было что-то вроде девичника. Я больше не была жалкой Эмили Уэс и никогда ей не стану.

     Глава 2

     16 сентября. 13:50

     Кристи и я стали лучшими подругами. Это просто не могло не радовать. Мы проводили каждый день вместе, каждый час говорили по телефону, она оставалась у мены ночевать не один раз. Никогда я не думала, что буду счастлива. Но теперь все по-другому.
     - Сегодня будет вечеринка у Брэндона, так что не строй планы на вечер. - Мы шли по школьному коридору где некогда я боялась что-либо сделать или сказать, а сейчас я общаюсь с крутыми ребятами и не чувствую никакой неловкости. За это время Кристи стала мне как сестра.
     - Я не знаю отпустят ли меня.
     - Расслабься, твоя мама тебя отпустит. Она хорошая. - Кристи подошла к зеркалу и начала поправлять свои длинные каштановые волосы завивающиеся в кудри. Её глаза были подведены чёрным карандашом и тенями. Я бы хотела быть как она.
     - Ладно, я попробую.
     - Отлично. Идём.
     - Куда?
     - Увидишь, - сказала она и улыбнулась. Мы спустились в школьный подвал и зашли в темную комнату с железной дверью. Кристи подбежала к Брэндону и начала целовать его. Две девчонки сидели на руках у своих парней и что-то курили. Это место мне не очень нравилось, но если это нравится Кристи, значит, и я смогу полюбить.
     - Эмили, познакомься, это Мередит, Люк, Алекс и Эллисон. Народ, это Эмили.
     - Ну привет, Эмили, - сказала девушка в короткой кожаной юбке. Её волосы были светлые и идеально ровные.
     - Привет, - неловко ответила я.
     - Садись, можешь выпить. - Я села на одну из скамеек и взяла что-то в стакане.
     - Короче, сегодня скидываемся по пятьдесят. Я достал не только траву, - сказал Брэндон. Все начали восторженно охать и смеяться. Вот только я не понимала что здесь веселого. Я не хотела ничего курить или пить, я хотела домой.
     - Эмили, у тебя есть сотка?
     - Да, но это на неделю.
     - Отлично, давай. - Я нехотя протянула сто долларов, и она отдала их своему парню. Брэндон подходил к каждому и давал странную таблетку.
     - Итак, ложем под язык и запиваем ромом. - Все последовали его указаниям. Все кроме меня. Я не могла решиться сделать это. Я лишь хотела вернуться домой, я хотела вернуть ту Кристи, которую я знала. Может я её и вовсе не знала?
     - Ну же, Эмили, давай. Не будь трусихой. - Все начали что-то кричать и говорить, чтобы я сделала это. Я не хотела этого делать, но и трусихой быть не хотела. Я взяла таблетку и почувствовала как она таяла, запив все это ромом, я начала чувствовать головокружение. Мне стали хлопать и кричать радостными воплями.
     - Как скоро подействует? - спросила одна из девушек, кажется, её звали Эллисон.
     - Скоро. - Улыбнулся Брэндон.
     Таблетка и вправду подействовала быстро. Голова кружилась и я не могла разобрать где нахожусь. Зачем я только сделала это?! Надо уходить пока не поздно.
     - Кристи, я хочу домой.
     - Нет-нет-нет, ещё не время. Ты не можешь уйти сейчас, веселье только начинается.
     - Я не хочу оставаться здесь. Я ухожу. - Я подошла к двери, но она была закрыта.
     - Откройте дверь.
     - Эмили, да успокойся ты. Сядь и получай кайф.
     - Открой дверь! - Крикнула я.
     - Ладно, тише, - засмеялась она. Кристи подошла ко мне и повернула ручку на двери. Таблетка сразу же подействовала, в глазах все плыло и я упала. Я не могла пошевелиться, это было похоже на паралич. Через некоторое мгновение, моё сознание покинуло меня.


     16 сентября. 15:25

     - Эмили. Эмили! - Меня били по щекам и я очнулась. Я не знаю сколько пролежала здесь. Я поднялась на ноги и посмотрела по сторонам: никого нет. Только я и пакет от травы и наркотиков.
     - Эмили, все хорошо? - Спросила директор. Её лицо было толстое, глаза будто закрыты и подчёркнуты стрелками. Я положительно помахала головой. - Идём за мной. - Она подняла пакет от травы и я последовала за ней.
     Они оставили меня. Кристи оставила меня. Я не знала, что она наркоманка. Кажется, я её совсем не знала. Это был лишь миф о дружбе. Я нужна была ей только чтобы ночевать в моей комнате, есть за мой счёт и брать у меня деньги. Я была использована и выброшена как старая вещь.
     Я зашла в кабинет директора - она села напротив меня.
     - Эмили, если у тебя проблемы, ты можешь мне сказать. Я не только директор, но и психолог.
     - У меня нет проблем.
     - Я нашла тебя в подвале с пакетом от наркоты. Давно ты...
     - Я никогда не принимала наркотики. Это не моё. Это Кристи Дейл и её друзья.
     - Кристи? Я знаю её давно. Она хорошо учится, у неё чудесная семья, она не могла так сделать.
     - Хотите сказать, я вру?
     - Эмили, мне придётся вызвать твоих родителей. - Я не стала возражать, родители мне точно поверят.
     - Твой папа скоро приедет.
     Я не хотела, чтобы приезжал папа, я хотела увидеть маму.
     Прошло примерно двадцать минут, но напряжение продолжало расти. Я решила позвонить Кристи, чтобы она все объяснила, но она не брала телефон. Не знаю специально или просто не слышит, но после десятого звонка я поняла, что она уже точно не возьмёт трубку. Как я только могла подумать, что у меня будут друзья?
     Папа приехал быстро и я уж точно не была рада этому.
     - Ваша дочь была найдена в подвале с пакетом наркотиков, - говорила директриса. - Мы бы не хотели звонить в полицию, но... Вы же понимаете, что это уголовное дело.
     - Да, я понимаю, и не хочу показаться плохим отцом, но мы должны позвонить в полицию.
     - Что?! - Я была шокирована от такого заявления. - Ты не можешь...
     - Эмили, я бывший адвокат, я помогу тебе.
     - Вот именно, бывший. Ты просиживаешь задницу в своём задрипанном магазине, пока мама работает до ночи целыми днями!!! - Я ещё никогда не была так зла. Я откинула стул и вышла из кабинета. Хочет отправить меня в тюрьму - ну и пусть. Лишь бы его не видеть. Я знала куда идти - к человеку, который всегда рядом, который всегда поддерживает и ни за что не отправит в тюрьму.
     Сколько я себя помню, папа всегда получал желаемого. Я помню ту ночь, когда он пришёл пьяный и угрожал маме побить её. Мама знала, что он ей изменяет, но делала вид, что ничего не происходит. Наверное, она хотела сохранить брак, чтобы это не отразилось на мне. Но лучше бы она бросила его, тогда мне бы не пришлось сейчас думать о том, что из-за него я буду в колонии. В ту ночь я надеялась, что он будет сидеть в тюрьме. Он постоянно звонил своей любовнице и даже не стеснялся говорить с ней при маме. Наверное, в тот день он с ней поссорился и решил отыграться на нас. Он пришёл пьяный и начал обвинять маму в том, что это из-за неё, что теперь она никогда к нему не вернётся. После этого папа ударил маму по лицу. Я не могла просто стоять и слушать, поэтому побежала к ним. Мама взяла меня наверх, а его выгнала. Но спустя некоторое время он вернулся с извинениями и мама простила его. Я знаю, что он не изменился. Он остался таким же мерзким. Но переубедить маму не смогла.
     Знакомое здание образовалось передо моим взором. Я вошла внутрь и начала искать маму. Всю больницу накрывал запах медикаментов, вокруг ходили люди кашляя кровью и с капельницами. Это зрелище уж точно не было хорошим. Я увидела маму и сразу подбежала к ней.
     - Эмили? Что случилось? - Я ничего не смогла сказать, лишь заплакать. Я обняла её с такой силой, с какой никогда ещё не обнимала.
     - Прости... Я не хотела... Прости, пожалуйста.
     - Тише, что произошло? - Мы сели на диван. Я не знала как все рассказать маме, но все же сказала.
     - Папа хочет отправить меня в тюрьму, - произнесла я спустя молчание.
     - Не волнуйся, он не сделает этого. Пока я с тобой, тебя никто не тронет.
     - Я просто хотела... Друзей... - Слезы снова навернулись, и мама меня обняла ещё крепче.
     - Знаешь, у меня два выходных. Хочешь поехать к океану?
     - Конечно! - Настроение стало немного выше. Я улыбнулась маме и она ответила мне тем же.
     Домой я пришла разбитая и в отчаянии. Мама немного подняла мне настроение, но лишь совсем немного. Я хотела лишь одного - забыть обо всем и окунуться в мир снов и фантазий.

     17 сентября. 7:30

     Снова школа. Сегодня я увижу Кристи и смогу поговорить с ней. Я столько хотела сказать. Я представила как она извиняется и говорит, что она не могла поступить иначе и она все исправит, скажет что я невиновна и меня не отправят в тюрьму. Я боюсь представить, что будет, если меня посадят. Я официально стану изгоем-наркоманкой, которая готова на все ради дозы. Мне всегда не везло, но тюрьма - это худшее что может со мной произойти.
     Я увидела Кристи и подошла к ней.
     - Привет, - сказала я слегка грубым тоном.
     - О, Боже, Эмили! - Она обняла меня. - Я слышала что произошло. Прости, пожалуйста, но мы не могли иначе. Я знаю, что ты думаешь, что мы тебя бросили, но это не так. Я думала о тебе каждую минуту и ужасно переживала. Кто-то настучал на нас полиции и они повязали нас. Мы оставили тебя там, чтобы никто не смог найти. - Ложь текла из неё потоком. Я не верила ни одному слову, но не смогла злиться. Она моя единственная подруга. Я все равно буду в колонии, так что терять нечего.
     - Не волнуйся, все в порядке. - Улыбнулась я.
     - Здорово. - Она ещё раз обняла меня. - Не говори никому, пожалуйста, что это мы... Ну, что мы курили и дали тебе наркоту...
     - Ладно, - вырвалось с моих губ.
     - Отлично. Сегодня будет ещё одна вечеринка и ты идёшь. Я приеду за тобой в десять. - Она отошла в сторону, а я осталась стоять думая о ждущей меня ужасной ночи. Я не хотела идти, я знала, что там снова будут наркотики, но я должна это сделать. Не хочу, чтобы кто-то думал, что я обижаюсь.
     Урок истории - самый скучный предмет. На этом уроке я думаю о чем угодно, только не о политической войне. Я думала о наших с мамой выходных. Я всегда любила проводить с ней время, говорить о чем-либо, покупать одежду или еду, я обожала делать что угодно с мамой. Больше всего я люблю субботу. В этот день мы с мамой всегда готовим что-нибудь вкусное и ходим гулять. Я давно хотела поехать к океану. Я часто представляю как мы лежим под пальмой возле сверкающей чистой воды, пьем сок и плаваем в теплом океане. Такие дни я называю удачей. Ведь только в такие дни со мной ничего не происходит.
     - Эмили, пройдем со мной. - В кабинет зашла директор в своей безвкусной коричневой блузке и юбке до пяток, её заплывшие глаза как всегда подчёркнуты стрелками. Я взяла рюкзак и вышла к ней. Мы прошли в кабинет - я увидела папу и рядом стоящего полицейского.
     - Садись, - сказала директриса. Я нехотя села положив рюкзак на ноги. - Эмили, то, что произошло вчера, не могло не отразиться на твоей учёбе. Я бы не хотела, чтобы ты покидала школу, но наркоманом здесь не место.
     - Я не наркоманка!
     - Послушай, мы не могли поступить по-другому, поэтому ты отправляешься в отделение, расскажешь им как все произошло, а там будут решать, что делать, - вмешался папа. Его лицо выглядело обеспокоенным, но это было не так. Ему всегда было все равно, он живёт с мамой только потому что родилась я. Я - ошибка, которую он не смог предотвратить. Мне не оставалось ничего делать кроме как идти.


     5 октября. 15:30


     Дом, который я ненавидела. Белое дерево, которое хотелось сжечь, винтажные вещи, которые я хотела выбросить в помойку. Я ненавидела приходить домой и смотреть на идеально белые стены, белый ковёр и белые комнаты. Этот дом воплощение зла и смерти. Во мне бурлила злость и ненависть, я знала, кто это сделал. Тот, кто ненавидел нас все эти годы, тот, кто хотел посадить меня в тюрьму лишь бы не видеть, тот, кто называет себя моим отцом.
     Я вошла в дом с тяжестью в груди.  На двери комнаты висели желтые ленточки оставленные полицией, я знала, что там все еще есть пятна крови и побоялась идти туда. Вероятность, что папа здесь была мала, но ему некуда идти. И я оказалась права. Я поднялась наверх, в кабинет и комнату папы. Он всегда находился там.
     - Эмили? Господи, Эмили! Как ты здесь оказалась? - Папа стоял с какой-то девушкой в его кабинете. - Боже, тебя не было слышно несколько недель. - Я достала пистолет и его выражение сменилось удивлением.
     - А ты все такой же. – Папа сказал что-то девушки и та вышла. - Зачем? Зачем ты сделал это? - На глаза накатились слёзы. - Я просто хочу знать. Какая причина? Это из-за неё? Пожалуйста, это все что я хочу слышать.
     - О чем ты говоришь? Эмили, прошу, скажи что происходит. Положи пистолет. Извини, я знаю, что поступил с тобой плохо, я не должен был так делать, но я ничего не сделал, клянусь. Я не убивал твою мать.

     17 сентября. 13:25


     Мы приехали в полицейский участок. Вокруг были опухшие озлобленные лица заключённых. Мне было неприятно находиться здесь и я хотела поскорее убраться из этого места.
     Я прошла в кабинет шерифа, чему не была рада. Его волосы были темные, слегка покрывшиеся сединой по бокам, глаза подозрительно кристально-голубые, взгляд отражал лишь хитрость, губы тонки, словно две ниточки, от него по тело прошлась нервная дрожь, ростом он был метра два.
     - Итак, Эмили, нам сообщили, что тебя нашли в подвале в школе с этим. - Он протянул пачку от травы и маленький пакет от таблеток.
     - Я ничего не принимала, клянусь.
     - Это можно проверить. Сдашь кровь на наличие в ней наркоты. Наркотик выветривается спустя одиннадцать суток, и они ещё не прошли, так что если ты ничего не принимала, то тебе нечего бояться. - На его лице проскользнула улыбка. Я положительно покачала головой и он жестом позвал меня за собой. Я слегка боялась, ведь я принимала наркотик, но все же надеялась, что мне поверят.
     После сдачи крови меня снова отправили за железный стол.
     - Как ты оказалась в подвале с наркотой, если утверждаешь, что ничего не принимала? - Я вспомнила слова Кристи о том, чтобы я ничего не говорила про них, но и молчать я не могла.
     - Случайно. Я совсем недолго в этой школе, всего неделю.
     - Почему перешла сюда? Тебя выгнали из старой?
     - Нет, просто нам пришлось переехать.
     - Когда ты зашла в подвал, то обнаружила наркоту?
     - Да.
     - Почему ты была без сознания?
     - В тот день у меня болела голова, я не завтракала и все так навалилось, думаю, я просто не выдержала и мне стало плохо.
     - Хорошо, Эмили. Сейчас проверим твою кровь на наличие наркотиков и посмотрим, насколько правдива твоя история. - В этот момент мне стало плохо. Мне в любом случае надо рассказать правду.
     - Не волнуйся, - сказал отец. Я просверлила его взглядом, ведь я здесь только по его вине. Ожидание Шерифа не имело границ. Я ужасно переживала и хотела сбежать.
     Шериф вернулся и я слегка вздрогнула. Я снова села за адский железный стол.
     - Что ж, поздравляю. В твоей крови обнаружен наркотик и вся твоя история ложь. Тебя ждёт колония. Можешь готовиться. - Эти слова впились мне в сердце как нож. Я расскажу всю правду.
     - Стойте! На самом деле я была подвержена давлению своей подруги. Точнее бывшей подруги. Я собиралась идти домой, но она позвала меня куда-то. Мы спустились в подвал школы, где были её друзья. Один из них достал наркоту и дал её всем, я не хотела принимать, но они кричали и говорили, что я трусиха. Я не хотела быть такой, поэтому приняла таблетку. Когда я почувствовала, что мне плохо, я хотела выйти, но дверь заперли, я попросила открыть и потеряла сознание, а когда очнулась, никого не было. Меня бросили там.
     - Как зовут твою подругу?
     - Кристи Дейл.
     - Ты помнишь как зовут её друзей?
     - Помню имя её парня. Его зовут Брэндон.
     - Кто именно давал тебе наркоту?
     - Брэндон.
     - Спасибо. Ты должна остаться до приезда твоих друзей. Если они подтвердят твои слова или кто-либо ещё расскажет о том, что видели, как Кристи принимает наркотики, тебя отпустят. Но пока, извини, тебе придётся посидеть в камере. - Я не знала, что говорить. Я помахала головой и пошла следом за ним.
     Серая, сырая камера. Я просидела здесь около часа. Я не знаю как отреагирует Кристи на то, что я сказала правду полиции, надеюсь, она примет все как есть и подтвердит мой рассказ. Только сейчас я поняла какая она. Она никогда не была моей подругой. Я была так опьянена радостью, что не заметила очевидного. Я до сих пор не понимала, почему она показала мне это место в школе только сейчас. Если она не хотела быть моей подругой, тогда зачем было все это устраивать?
     - Эмили Уэс, пройдем. - В камеру зашёл Шериф спустя час. Меня провели в его кабинет, за столом сидела Кристи с заплаканными глазами. Она зло посмотрела на меня, но отвернулась. Мне сказали сесть рядом и я, слегка колеблясь, села.
     - Ваши версии абсолютно разные. И мы пришли к выводу, что ни одна из вас невиновна. Но вы должны ходить на общественные работы начиная с завтрашнего дня и до конца следующей недели.
     - А как же Брэндон? - спросила Кристи.
     - Его ждёт тюрьма.
     - Вы не можете его посадить!
     - Судя по вашим версиям и доказательствам, мы имеем полное право на это. Мы бы и тебя посадили, но скажи спасибо своей директрисе. Вы свободны.
     Мы вышли из кабинета и увидели как Брэндона ведут в наручниках. Кристи стояла, обливаясь слезами, а я внутри радовалась, что все ещё на свободе.
     - Это из-за тебя! Я просила не говорить ничего! - Крикнула Кристи.
     - Я невиновата, что вы оставили меня там и из-за вас меня хотели посадить! - Лицо Кристи вдруг с злого сменилось в виноватое. Ничего не сказав, она вышла.
     - Поздравляю, ты на свободе! Я же говорил, что все будет хорошо. - Ко мне подошёл папа с радостным выражением лица. Я ничего не ответила, просто вышла. Я не хотела видеть его, я хотела сбежать.

     Глава 3

     17 сентября. 19:40

     Дом, милый дом. Никогда не думала, что буду так рада быть в доме, который я не люблю. Я рада, что отделалась только общественными работами. Я чувствовала небольшую вину из-за Кристи, знаю, что не должна, но я не хотела, чтобы её парня садили.
     Папа так и не появился дома, как и мама. Она снова работает допоздна. Как же я ненавижу отца за это. Вместо того чтобы работал он, мама делает это за него. Я хотела убить его, честное слово, это то чувство, когда хочешь убить человека и представляешь разные способы смерти. Но я не убийца.
     Вечер был ужасно скучный, в десять часов я уже была в кровати, думая о том, что меня ждёт длинная неделя. Лёжа в кровати, я услышала звонок в дверь, я думала, что показалось, но раздался ещё один и тогда я встала. В дверях стояла Кристи, что удивило меня.
     - Привет, - сказала она с улыбкой. - Почему ты в пижаме? Я же говорила, что заеду в десять.
     - Я думала... Что все отменено.
     - Конечно нет, глупая. Мы все еще подруги. А теперь одевайся, мы едем на вечеринку.
     - Я не знаю... Я не очень хочу.
     - Хочешь сказать я зря перлась сюда? Ну уж нет, я не принимаю отказов. Одевайся.
     Я поднялась наверх и одела первое, что увидела. Мне было все равно как я выгляжу, лишь бы скорее уехать оттуда.
     Неоновые огни накрывали ночной клуб, все веселились и пили. Кристи с восторженным лицом смотрела на здание и с улыбкой потянула меня внутрь.
     - Привет. - Она подбежала к своим подругам и обняла их. Она выглядела вполне счастливо. Взяв какие-то напитки, она понесла стакан мне.
     - Давайте отдохнем! - Крикнула она и выпила все до дна. Все сделали тоже самое, я не решалась, но, все же, тоже сделала так. Кристи потащила меня на танцпол и начала танцевать. Я решила, что тоже стоит, поэтому делала нелепые движения.
     Время шло, а Кристи все танцевала. Я села на диван и ко мне подсели её подруги. Они снова потащили меня на танцпол, я не понимала, что они делают, но голова сильно болела для сопротивления.
     - Знаешь, после того как ты появилась все пошло не так: Брэндона посадили, Кристи на общественных работах, мы больше не получаем ничего. Только ты вышла сухая из воды. - Эллисон подошла ко мне и толкнула. Я плохо слышала, что она говорит, но мне удалось услышать.
     - Я не виновата.
     - Ну да, конечно.
     - Я лучше пойду. - Я отошла, но они снова толкнули меня. Вокруг собралась толпа, а музыка притихла.
     - Тебе стоит извиниться.
     - Извини... - Я не знала, что ещё сказать, я хотела быстрее уйти.
     - Не убедительно, вам не кажется? Лучше встань на колени. - Она схватила меня за волосы и потянула вниз. - Скажи ещё раз.
     - Извини.
     - Нет. - Она ударила меня коленом в лицо. Её подруга решила помочь и тоже ударила. Я упала на пол и почувствовала удары в живот и лицо. В толпе я увидела Кристи, она слегка улыбнулась и вышла. Это был лишь предлог для мести. Я чувствовала как умираю, удары были слишком сильны. Все лишь смотрели и снимали на камеры.
     - Эй! Хватит! Уйдите от неё!!! - Я заметила парня, который подбежал ко мне. Он взял меня на руки что-то говоря девушкам. Последнее, что я видела - это блеск неонового огня.
     Белые стены, потолок. На минуту я подумала, что нахожусь дома. Но я была в больнице. Я чувствовала боль в голове и теле. Я вспомнила, что произошло и была зла на Кристи. Она все это подстроила. Из-за неё только проблемы, как я была глупа, когда хотела друзей, лучше быть одной, чем с тем, кто может предать тебя в любую минуту.
     Возле меня сидел тот парень, который помог. Его лицо было обеспокоенным, по-настоящему обеспокоенным. В палату зашла девушка с длинными волосами и подошла к парню обняв его за талию. Её глаза были направлены на меня.
     - Как она? - Поинтересовалась незнакомка.
     - Вроде лучше. - Я попыталась встать, но он подбежал ко мне. - Тише, ещё нельзя вставать. Не волнуйся, тех девушек забрала полиция.
     - В какой я больнице? - Не успели мне ответить, в палату зашла мама. Её лицо было напуганным. Она села рядом со мной и взяла за руку. Я была рада этому. Скорее бы выходные.

     18 сентября. 15:45

     В школе на меня смотрели так, будто я какая-то актриса популярного триллера. Кристи не появлялась, чему я была рада. Я ехала в автобусе готовясь к общественным работам. Они ещё не начались, а я уже ненавидела это. Я хотела скорее сделать все и уйти. Раньше я часто убирала квартиру, делала всю работу по дому, готовила. Мама часто уходила в ночную смену, поэтому я делала все за неё. Сейчас она приезжает, готовит и снова уезжает на работу. Под её глазами всегда синяки от недосыпания. Думаю, мне придётся вернуться в Сент Луис и работать в кафе. Я готова на это ради мамы.
     Ужасное место. Везде пахнет грязью и мочой. Я не могла находиться здесь. Мне выдали форму и я направилась на главную улицу. Взяв веник, я начала убирать. На меня смотрел какой-то парень весь в татуировках и пирсингах. Уверена, он кого-то убил. Я представила как он заходит в магазин и угрожает старушке, что убьет её если она не даст денег и после того как она отказывается, он стреляет ей в голову и по её морщинистому лбу течёт струйка крови, а он забирает деньги и бежит покупать наркоту. Люди готовы на все ради денег, алкоголя и наркотиков. Они готовы убить родных только чтобы получить то, что они хотят.
     Наконец-то выходные! Я так долго ждала этого. Я хотела скорее уехать из этого города, из этого дома, от всех этих людей. Я хотела сбежать. Сразу после работ, я убегу от этого мира к океану.

     18 сентября. 16:20

     Я прибежала домой как только освободилась. Мама стояла с сумкой.
     - Надеюсь ты еще не передумала уезжать.
     - Конечно нет! Я соберу рюкзак.
     - Жду в машине.
     Я побежала наверх и то что увидела меня поразило: Кристи сидела на моей кровати вся в слезах.
     - Эмили... Его больше нет... У меня больше никого нет. - Она обняла меня. - Брэндона посадили, Эллисон посадили. Всех посадили. Я осталась одна. Ты все разрушила.
     - Это не я разрушила, Кристи, а ты. Уходи из моей комнаты.
     - Ты меня выгоняешь?
     - Да.
     - Ты тоже... Ты меня бросила. Ты не подруга, ты - дерьмо! Ненавижу тебя! - Она ударила меня по и так разбитому лицу и убежала. Не знаю чего она от меня ожидала, но мне её больше не жалко. Она испортила мою жизнь. Жизнь, которая даже без неё никогда не была хорошей. Я забыла обо всем и погрузилась только в отдых. Наконец-то я могу расслабиться. Я спустилась и села к маме в машину. Каждый из нас был по-своему рад. Мне хватало того, что я провожу время с мамой. Я помню день когда мы приехали в наш новый дом. Я была расстроенная, но мама говорила, что все будет хорошо и что мне здесь понравится. Я поверила ей, но мне не нравилось. Белый дом напоминал больницу, моя комната была маленькая, там ничего не было, все было пустым и мрачным. Потом мне купили одежду, обустроили комнату и я привыкла. Я не хотела больше уезжать отсюда, но это чувство вернулось. Чувство, когда я мечтала вернуться в наш старый домик.
     Мы приехали в шикарное место. Это был отель с прекрасным видом на океан. Апартаменты не самые лучшие, но мне было все равно. Вид был слишком красив, чтобы расстраиваться.
     Мы вошли в номер и я сразу обратила внимание на большое окно, через которое был виден весь океан. С двух сторон возле окна стояли кровати, в углу была небольшая вешалка, возле каждой кровати тумбочка, я заметила три двери, одна из которых вела на балкон, в других двух располагался туалет и ванная. Это не было люксом, так как наши доходы не могли это позволить, но этот номер меня устраивал. Я кинула сумку и побежала на пляж. Мама сделала тоже самое, но не так скоро как я. После плаванья, мы легли на лежаки под зонт.
     - Папа так и не появился дома. Я думаю, что он... Опять. - Я глотнула ананасового сока.
     - Думаешь, я не знаю?
     - Тогда зачем ты его терпишь? Мама, он чуть не посадил меня в тюрьму.
     - Ну от него хоть какой-то доход и не смотря на то, что он хотел сделать, он твой отец и желает тебе добра.
     - Ну да, конечно.
     - Эмили, папа знал, что ты ничего не делала, поэтому был спокоен, когда вызывал полицию. Если бы он этого не сделал, тебя бы отчислили из школы, а на другую сейчас нет денег. Пойми, каким бы он не был, он любит тебя и заботится.
     - Но ты бы не сделала так. Ты бы не звонила в полицию.
     - Да, но тогда у нас бы были проблемы. Иногда, в семье нужно мужское решение.
     - Я думаю, мне придётся вернуться в Сент Луис.
     - Ох, я так рада, что ты заговорила об этом. Я хотела сказать тебе это сегодня. Я бы не хотела, чтобы ты работала, но наш заработок совсем маленький. Нам больше не хватает даже на еду.
     - Тогда где мы взяли деньги на это?
     - Это мой небольшой подарок тебе, я давно копила деньги. - Я улыбнулась, но улыбка была не совсем искренней. Я была рада, да, но я была огорчена тем, что из-за моих проблем и желанием уехать, я лишила маму денег. Хотя может она не против?
     - Ты не против оставаться на выходные у тети Маргарет? - Господи, как я была против. Я ненавижу тетю Маргарет. Я помню день, когда нам пришлось жить у неё. Пока мама и папа были на работе, она "смотрела" за мной. Все что она делала, это смотрела ток шоу и курила. Я просила её накормить меня, но она не горела желанием делать этого. Она всегда делала вид, что спит. Тогда я решила сама найти что-то и обнаружила особый паштет из грибов, эти грибы были вроде как особенные, она ела их и уходила от всего реального мира в мир ярких галлюцинаций. Для ребёнка я съела мало, но этого хватило, чтобы оказаться в больнице с промыванием желудка. После этого мы и начали искать квартиру. К счастью, теперь я сама покупаю себе еду, а любые грибы ненавижу. Маргарет никогда не имела детей, поэтому со мной обращаться не умеет. Для неё странное понятие заботиться о ком-то кроме себя. Но однажды у неё был заскок, по этому поводу и она решила построить кофейню на все деньги, но через год забросила ее, а я начала работать. У неё не много денег, но так как она имела всего два работника, ей хватает давать нам сто долларов за два дня. На эти деньги я покупаю хлеб, колбасу, сыр и кусочек масла. Я так хотела сказать маме, что не хочу у неё оставаться, но лишь помахала с улыбкой головой. Мама обрадовалась, а я думала о тяжёлых выходных.

     18 сентября. 3:15

     Сон резко оборвался. Никаких звуков, только оборванный сон. Такое редко происходит и сейчас я поняла почему я проснулась. Крик. Ужасный крик девушки разбудил не только меня, но и маму. Мы выбежали, чтобы посмотреть, что происходит. Огромная толпа возле комнаты, у всех ужасающие лица. Я боялась подойти, но любопытство взяло верх. Лужа крови и мертвое тело молодой девушки, возле неё стоял парень и плакал. Я всегда боялась представить нечто подобное. Потерять близкого - самое ужасное что может произойти.
     - Что произошло? - Поинтересовалась я у стоявшей рядом девушки.
     - Была какая-то ссора и она перерезала себе вены, когда он ушёл.
     - Ужасно...
     Я не могла находиться здесь больше. Я хотела уехать и, смотря на маму, я понимала, что она тоже. Мы вернулись в номер и собрав все вещи, сели в машину. Никто из нас не сказал ни слова, каждый боялся говорить об этом. Увидеть мертвое тело, что может быть хуже? Только мертвое тело родного человека. Это чувство нервозности вернулось, я вдруг задумалась и о своей смерти. Если бы умерла я, кто-то бы скучал? Всю дорогу крутились мысли лишь о смерти, я старалась не думать об этом и устремила взгляд в окно.

     Глава 4

     23 сентября. 13:30

     Четвёртый урок. Я мечтала, чтобы всё это закончилось. Кристи весь день ходила одна. Все только и обсуждали меня, её и её друзей. Кажется, каждый уже видел видео как меня избивают. Хуже не куда.
     - Эмили, идём со мной. - Как по закону подлости зашла директор и позвала меня. Я не понимала, что ей нужно было, но пошла.
     Все чаще я была в её кабинете и все чаще я ненавидела его. Я села за стол.
     - Эмили, я знаю что с тобой произошло. Я могу помочь тебе, ведь я психолог.
     - Помогите лучше себе. Зачем вы опровергали виновность Кристи, если знали, что она виновна?!
     - Я вовсе не опровергала. Я была уверена, что она не виновна.
     - Значит по вашему я могу быть наркоманкой, а она нет?
     - Да. Слушай, я знаю её с детства. Она никогда ничего не пила и не курила, она не могла принимать наркоту. А тебя я и вовсе не знаю.
     - Вы для этого меня позвали? Чтобы сказать какая я плохая?
     - Нет. И ты вовсе не плохая, я правда хочу помочь тебе. - Я опустила глаза вниз и увидела награду. Её фамилия Дейл. Оливия Томас Дейл. Теперь все стало ясно, она её так прикрывала, потому что Кристи её родственница. Я даже не удивлена.
     - Разберитесь сначала в себе, Оливия Дейл. - Она смотрела на меня так, будто я отобрала у неё последнюю конфету. Я встала и вышла из её кабинета. Как же она бесит меня.
     Перемена - опасная вещь. Тебя могут сбить с ног по дороге в столовую, но к счастью, я не хожу туда. Я села за парту и ко мне подошла Кристи, что было довольно неожиданно.
     - Радуйся, сучка, Брэндона выпускают.
     - Знаешь, мне на него плевать.
     - Это хорошо, потому что тебе лучше держаться от него подальше, ведь он легко может убить тебя. И знаешь, всем будет плевать, никто даже не заметит. - Она улыбнулась и отошла. Слава богу. Как я её ненавижу. Я была наивной дурой, когда общалась с ней. Я просидела одна думая о том, как я проведу свои выходные. Я представила как приеду к Маргарет, кину свои вещи, позвоню маме, чтобы сказать, что все хорошо и пойду работать. Мне придётся целый день улыбаться и разносить тортики с блинчиками и кофе. Потом я куплю себе йогурт на заработанные деньги и пойду в комнату. Это будут скучные выходные. Сегодня я снова иду на общественные работы. Может мне повезёт и я закончу раньше?

     23 сентября. 16:30


     Я пришла домой уставшая, взяла наушники и хотела выйти, но услышала смех. Это был точно не мамин смех. Я поднялась в комнату к маме. Папа обнимал какую-то девушку. Увидев меня, он сразу отстранился.
     - Ну ты и козлина! Как ты можешь?! Это комната мамы! После всего, что она сделала! Я ненавижу тебя!!! - Я была слишком зла и выбежала из комнаты. Слёзы текли по щекам.
     - Эмили! Стой! - Кричал папа сзади. Он взял меня за руку, чтобы я остановилась. - Не говори маме. - Эти слова были ударом в сердце. Я не смогла сдержать эмоций и ударила его по лицу. Я вышла из дома, меня переполняло чувство злости. Как он мог так поступить?! Я ненавижу его, мне хотелось чтобы с ним случилось что-то плохое, действительно плохое.
     Я стояла в своём оранжевом костюме заметая асфальт. Парень с татуировками снова смотрел, меня это уже начало напрягать, поэтому я подошла к нему.
     - Может хватит?!
     - Что хватит? - В недоумении спросил он.
     - Каждый раз когда я прихожу, ты смотришь на меня убийственным взглядом.
     - Извини. - Он улыбнулся. - Ты очень похожа на одну девушку, я даже думал, что это она, пока ты не подошла ближе.
     - Убедился?
     - Да.
     - Теперь отвали от меня.
     - Откуда такая злость?
     - Действительно, откуда? Я нахожусь в задрипанном месте, с людьми, которые, возможно, кого-то убили.
     - И за что ты здесь?
     - Из-за псевдо подруги. А ты?
     - Убийство. Ну ты не бойся, мне пришлось. Это вышло случайно, я хотел ударить отца, он упал и... В общем, не важно.
     - Сочувствую. - Мне казалось, что я тоже скоро убью отца, хоть и случайно.

     23 сентября. 22:15

     Домой я пришла довольно поздно. Мои мечты закончить раньше разбились в пух и прах. Взяв бутерброды из холодильника, я пошла в свою комнату. Не хотелось ничего делать, я хотела просто лежать. Я взяла ноутбук и решила посмотреть то видео, где меня бьют. Кто-то смеялся в камеру, кто-то ужасающе вздыхал, но никто не помог мне. Я смотрела на своё лицо, такое беспомощное и жалкое. Мне было стыдно смотреть, я хотела вернуть тот день и крикнуть себе: "давай! Ударь их!". Но это невозможно. Я так сильно хотела побить их, но жизнь их и так наказала. Они торчат в тюрьме. Если вернулся Брэндон, то могут ли вернуться они? Если они появятся, то убьют меня. Оставалось только надеяться на то, что их не выпустят. Раздался стук в дверь и вошёл папа.
     - Хэй, извини, ладно? - Папа сел на кровать.
     - Мне не нужны извинения. Я хочу чтобы ты ушёл.
     - Слушай...
     - Нет, ты послушай. Мама простила тебя один раз, она дала тебе шанс, она верила тебе! А ты просто взял и убил её доверие! Ты - подонок! - Мои слова разозлили его и он ударил меня по лицу. Это была последняя капля. Я встала и начала собирать вещи.
     - Стой, прости... Я не хотел.
     - Ты опустился даже ниже чем я думала. - С этими словами я вышла. Я написала маме, что уезжаю к Маргарет. Я все рассказала ей про отца, но она решила остаться. Может она и готова терпеть его, но я - нет. Я лучше буду жить с тетей, чем с ним.

     24 сентября. 8:30

     Я проспала свою остановку, поэтому придётся идти пешком. Я зашла в магазин, купила воду и прошла два квартала пешком. Снова этот дом. Большой и каменный. Снаружи он выглядел лучше. Дом был с двумя этажами и небольшим задним двором. Я позвонила в звонок и дверь мне открыла тётя с сигаретой во рту. Как всегда.
     - Эмили! Как неожиданно. Заходи. - Я вошла в дом и положила рюкзак. Я не очень хотела здесь находиться, но выбора не было.
     - Ну, какими судьбами тебя занесло? Ты ведь недавно уехала.
     - Папа. Ненавижу его. Не могла больше там находиться.
     - И что он опять сделал?
     - Я застала его с женщиной в маминой спальне.
     - Да, твой папаша совсем офигел.
     - Эй, а почему ты собрала вещи? - Спросила я, когда заметила стоящие сумки.
     - А, это. Я продаю кафе и завтра за ним приедут. На заработок я уеду в поход.
     - Продаешь кафе?! Как это?! Где я буду работать?
     - Не парься ты так, найди новую, лентяйка.
     - Ну и зачем тебе этот поход?
     - Как это зачем? Ты хоть представляешь как здорово находиться на природе, где тебя никто не трогает, где ты можешь отдохнуть и забыть обо всем. Где тебя никто не знает. Только ты и природа. - Она права. Я и понятия не имела как это. Я всю жизнь просидела как мышь и никуда не выходила из своей норки.
     - Можно с тобой? Один день. Пожалуйста.
     - Конечно! Мы проведем незабываемые выходные! Сегодня пойдём отметим это. - Она слегка пританцовывала и улыбалась. Впервые за время, она меня не раздражала, а даже наоборот, начала нравиться.
     - А что у тебя с лицом? - Я вспомнила про ужасные синяки на лице.
     - Неважно.
     - Тебя избили?
     - Да.
     - Знаешь, это даже хорошо.
     - Что?
     - Нет, ну синяки это плохо конечно, но хорошо то, что ты перестанешь быть наивной дурочкой и доверять всем людям. - В её словах был смысл. Может, если бы меня не побили, я была бы все так же слепа и разрешала бы Кристи использовать меня как кредитку.
     - Маргарет, я могу поработать у тебя сегодня?
     - Валяй. - Она закурила сигарету и белый дым разлетелся по комнате. Я взяла вещи и пошла в кафе.

     24 сентября. 18:20

     Покупателей было не так много, но все же я получила двести долларов. Я купила воду и готовые сэндвичи. Я не знаю, что заставило меня задуматься об этой идее, но я хотела сделать это. Мне стало так интересно знать как сейчас выглядит наш дом у озёра. Прошло не мало времени с тех пор как мы уехали. Живёт ли там кто-то? Или стены до сих пор пустуют утопая в пыли? Это можно было проверить лишь доехав туда.
     Я вспомнила наши деньки в доме, мою теплую кровать, просмотр старого телевизора. Нам часто приходилось настраивать его, но даже это радовало меня. Даже когда нам выключали свет и мы играли в карты, меня это тоже радовало, потому что мы были как настоящая семья. Обычная семья, а не семья где дочь - наркоманка, отец - подлый изменщик и мать, которая всегда на работе. Мне не нравятся такие дни, я хочу вернуться в моё прошлое.
     Я приехала в наш дом, и как ни странно, но дорога осталась та же. Я позвонила в звонок и дверь открыл мальчик лет пяти. Увидев, что я незнакомка, он закрыл дверь и позвал маму.
     - Я могу вам чем-то помочь? - спросила она, когда вышла.
     - Нет, извините. Просто я жила здесь когда-то и мне хотелось знать живёт ли тут кто-то.
     - Стойте, вы Эмили Уэс?
     - Да, а откуда вы знаете?
     - Когда мы приехали, ящики были забиты фотографиями. Проходите. - Я вошла в дом и ко мне снова вернулось чувство ностальгии. Ничего не изменилось: кухня прямо при входе в дом, диван недалеко от кухни, телевизор, только уже не наш старый, а абсолютно новая плазма. Я была рада, что здесь поселилась семья, которая может себе это позволить. Я села за кухонный стол и женщина принесла мне чай.
     - Спасибо, - сказала я.
     - Не за что. Это чёрный, извини, другого нет.
     - Ничего, я люблю чёрный.
     - Ах, да, забыла представиться. Я Кейтлин Фрейд.
     - Я Эмили... Ну да, вы же знаете. - Я улыбнулась и глотнула чай.
     - Вот фотографии, если ты хочешь посмотреть. - Она протянула мне коробку и я начала рассматривать снимки. - Так хорошо, что вы приехали. Мне так хотелось отдать вам их, это ведь память. Для меня, это было бы действительно важно.
     - Да, спасибо. Для меня тоже. - Я взяла фотографию, где мы все стоим возле дома. Подпись сзади гласила: " 2002 год. Переезд в новый дом" На этом фото мне всего четыре года. Мама держала меня на руках, а папа мило обнимал её. На снимке все такие счастливые, жаль, что сейчас не так. Я была готова продать душу, только чтобы снова стать счастливой семьёй.
     - Вы не похожи на своих родителей, - заявила Кейтлин.
     - Знаю, такое бывает. – Кейтлин оказалась очень болтливой. Она успела выпить три чашки чая и рассказать обо всем, что в ее жизни, о том. Как она переехала сюда, как вышла замуж, как развелась, я успела услышать всю историю ее жизни.
     - Эмили, извини, но мне пора уходить. Знаешь, в подвале есть ещё много ваших вещей. Оставь свой номер, я позвоню, когда ты сможешь забрать их. Или я могу дать свой. Звони если что-то будет нужно. - Мы обменялись номерами и я направилась к Маргарет. Я так засиделась с фото, что не заметила как наступил поздний вечер. Я ведь обещала поехать с Маргарет что-то отметить, честно говоря, даже не помню что.

     24 сентября. 21:15.

     Дорога была длинная из-за ужасной пробки, но, слава богу, я приехала.
     - О, Господи, наконец-то. Я уже собралась. Давай быстрее. Сейчас будем тусить. - Она снова пританцовывала. - Где ты была вообще? - Я не знала говорить ей или нет. Подумав, что лучше не стоит, я промолчала.
     - Неважно.
     - Есть какие-то секретики?
     - Да нет, неважно.
     - Ну и хрен с тобой. Где твоя мамаша? Она обещала приехать уже давно.
     - Она снова работает.
     - Как всегда. Ну и фиг с ней. Давай собирайся быстрее, уже выходим.
     Я особо не одевалась. Честно говоря, я совсем не одевалась, я пошла в том же, в чем и приехала, но Маргарет, кажется, не заметила. Я была в светлых джинсах, темно-красном свитере и кроссовках. Маргарет же надела облегающие тело чёрное платье и туфли на каблуках, свои светлые короткие волосы, она завила в кудри.
     Погода не очень радовала, всю неделю идёт дождь. Я хотела снова вернуться туда, где тёплый климат. Я люблю дождь, но он идёт слишком часто, хотелось бы увидеть немного теплого солнца.
     Мы приехали в какой-то бар. Но не смотря на это, музыка играла громко. Маргарет сразу села за барную стойку и заказала рюмку водки. Я ненавидела алкоголь, ну, не то чтобы ненавидела, я больше не любила людей, которые злоупотребляют им, добровольно убивают себя и теряют контроль. Этих людей можно назвать алкоголе зависимыми, такие люди обычно отрицают это, потому что сами не хотят в это верить. Таких людей здесь было полно, это была норка для них, из которой никто не хотел выходить, лишь бы подальше от этого мира. Каждый мечтает сбежать из реальности, и каждый находит свой способ.
     Маргарет выпила рюмку и предложила мне, но я отказалась. Уже спустя час, она была пьяная.
     - Никому не нужна я, - начала говорить она. Я поняла, что это надолго. - Ты думаешь я просто так иду в поход? Нет, я хочу сбежать от всех. Мне сорок пять лет и я никогда не была замужем, я не знаю как смотреть за детьми, я не знаю как знакомиться, я совсем ничего не знаю. Единственный способ избавиться от этого - это сбежать. Я никогда не бежала, но сейчас просто не могу больше. - Она выпила ещё рюмку. Я и не знала, что она переживает по этому поводу, мне казалось ей нравится быть одной. Я стала к ней по-другому относиться, как оказалось она просто была одинока. Никто бы не хотел быть один, я это точно знаю. Смотря на неё, я понимала, что мы абсолютно похожи. У неё также нет друзей и ей не нравится быть одной, она просто хочет быть с кем-то, кто не предаст её.
     - Поехали домой, - сказала я и убрала рюмку. Я обняла её за шею и понесла к выходу. Машина остановилась почти сразу, что не могло не радовать. Маргарет уснула на моих руках, я никогда не думала, что она такая. Не думала, что начну относиться к ней иначе.

     25 сентября. 13:15

     Утром я позвонила маме, но она не брала телефон. Наверное, отдыхает. Я надеюсь папа ушел и больше не вернётся. Я взяла рюкзак и спустилась вниз.
     - Ну, куда мы направимся? - Спросила я.
     - На озеро Онтарио.
     - Мы едем в Канаду?
     - Ты можешь остаться, если передумала.
     - Просто это далеко от дома... Я не знаю.
     - Расслабься, я не оставлю ехать тебя одну. Я привезу тебя.
     - Здорово, спасибо.
     Мы приехали вечером, я сильно устала, но была рада, что мы здесь. Свежий воздух, прекрасный вид. Я не видела ничего лучше. Мне не хотелось уезжать, здесь не было проблем, не было людей, не было ничего что мешало бы. Мы сделали много фотографий и сели перекусить на склоне. Озеро было огромное, пение птиц умиротворяло и помогало успокоиться. Мне нравилось здесь, мне даже нравилось то, что я с Маргарет.
     Ночью мы разложили палатку и легли спать. Я никогда не спала в палатке, никогда не оставалась на ночь на озере, эти вещи были для меня новые. Я чувствовала себя дикаркой, наверное все были в походе и гуляют по разным местам, но только не я. Я всегда сижу дома и смотрю сериалы или читаю. Это единственный способ забыть, что я одна. Забыв про все мысли, я окунулась в темную бездну сна.

     26 сентября. 20:15.

     Я ехала в автобусе домой. Спасибо Маргарет, что провела меня до её дома. Я больше не приеду туда. Кафе продали, Маргарет уехала, больше нет смысла ехать. За эти дни я очень сблизилась с тётей. Я полностью изменила своё мнение о ней. Странно, что мы никогда не говорили. Обычно я приезжала, уходила работать и просто ночевала у нее. Маргарет всегда где-то гуляла, поэтому мы не часто пересекались. Может поэтому я не замечала какая она?
     На улице шёл дождь весь день, уже было темно, но я решила пройтись пешком. Дом был виден даже в темноте, его белые стены светились при лунном свете.
     Папы дома не было. Я решила позвонить маме и сказать, что приехала, но её телефон оказался дома, в её комнате. Я поднялась наверх, чтобы выключить его и закричала. Я закричала так сильно, насколько была способна. Мой телефон выпал из рук. На кровати лежала мама, одеяло, подушка, абсолютно все было в крови. Мои руки тряслись, я не верила, что это правда. Этого не могло быть. В её груди торчал нож, на лице застыл пустой взгляд. Я подбежала к ней и обняла. Мне было все равно, что я в крови, я не могла в это поверить, я не могла отпустить её.
     - Нет, нет, нет.... Господи.... - шептала я. Это все что я могла говорить, это все мысли, которые у меня были. Мама мертва. Я не верю... Я не могла смотреть на торчащий нож в её груди, я знала, что она не чувствует, но мне казалось ей до сих пор больно. Мне было больно, как будто нож был в моей груди. Я обхватила его трясущимися руками. Он был довольно глубоко, все лезвие было внутри неё, только рукоятка видна. Я потянула наверх, но не смогла сделать это опять. Слёзы текли по всему лицу. Взяв себя в руки, я снова потянула.
     - Положите оружие!!! - В комнату вломились люди в чёрных костюмах из полиции. Я подняла руки, но не понимала, что происходит. Я ничего не понимала, не могла думать ни о чем, кроме мамы. Один подошёл ко мне и завёл руки за спину.
     - Нет! Оставьте меня! Нет! - Кричала я и вырывалась, но они не слушали. Я схватилась за маму, я не хотела отпускать её. Мне надели наручники и понесли вниз. Я пыталась уйти, но все без толку. Меня кинули в машину за решетку.
     - Нет... Мама... - Я плакала и кричала, но всем плевать. Мне тоже было плевать, где нахожусь, я знала лишь одно: мамы больше нет.

     Глава 5

     5 октября. 15:50

     Отец смотрел на меня так, будто я сумасшедшая. Он подставил меня. Он убил её и решил все скинуть на меня.
     - Ты ведь знал, что это не я. Ты знал, что не я её убила и все равно отправил меня туда. Ты бросил меня как собаку.
     - Я знаю, знаю, прости. Ты не все знаешь.
     - Что?
     - Я бы рассказал тебе, но не могу. - На этих словах он прерывается и падает передо мной. Из его головы сочилась кровь. Я так и не узнала правду.

     26 сентября. 21:20

     Меня привезли в участок. Только сейчас я поняла, что происходит. Всё выглядело так, будто я убила маму. Меня подставили, но я не понимаю зачем. Я должна позвонить отцу, он скажет, что это не я.
     Меня затащили в кабинет к шерифу, снова.
     - Эмили, мне бы не хотелось говорить это, но тебя поймали с поличным, - сказал он.
     - Я не убивала её!!! - Закричала я.
     - Если ты будешь продолжать так вести себя, тебя отправят в особое отделение.
     - У меня тоже есть вопрос. Какого черта вы делали в моём доме?
     - Нам позвонили на жалобу на крик. А теперь рассказывай все.
     - Я не убивала маму... - Я снова заплакала. В дверь зашёл папа и я впервые обрадовалась. Шериф отошёл и начал говорить с ним, они были достаточно близко, чтобы слышать.
     - Ваша дочь ведёт себя неадекватно. Так как у неё были проблемы с наркотиками, возможно, она убила свою мать, когда была под их воздействием.
     - И что вы предлагаете?
     - Есть особая больница, в которой лечат таких как она.
     - Вы хотите отправить её в психиатрическую больницу?
     - Мы считаем, это хороший вариант, так как посадить мы её не можем, и эта проблема свалится на вас. Она может быть опасна. - Я не верила, что меня хотят отправить в психушку. Папа не может так поступить.
     - Сколько это будет стоить? - Спросил папа.
     - Для вашей безопасности - бесплатно.
     - Она не должна оттуда выбраться. - Эти слова убили меня. Он хотел сплавить меня в псих больницу, чтобы я не мешала ему. Теперь ему никто не помешает, дом его, мама мертва, меня нет. Он сможет водить своих женщин. Он снова получил то, что хочет.
     Полицейский подошёл ко мне и завёл руки за спину.
     - Нет, папа, пожалуйста! Не надо... - Я плакала и вырывалась, я не хотела ехать туда. Это хуже чем тюрьма. Он опустил взгляд и меня посадили в машину.

     Массачусетс. 1964 год. Психиатрическая больница Тонтон.
     Кайли Росс.

     Это место боли и страданий. Чувство, что даже стены следят за тобой. Я не должна быть здесь. Я должна сбежать. Этот врач пугает меня, я знаю, что он что-то скрывает, но не могу никому рассказать. Ночью я слышу ужасные звуки из подвала. Я не могу находиться здесь, я схожу с ума. Он скоро придёт, я не знаю, что ему надо, я не знаю, что им всем надо. Я слышу его шаги, он совсем близко. Железная дверь открывается и я вижу его - Джеймс Топпан. В его руках медицинские ножницы, на рту повязка, его халат в крови. Что ему от меня надо? Он подходит ближе; я отодвинулась в угол. Страх переполнял сердце.
     - Не надо, пожалуйста, - умоляла я. - Прошу... - Я плакала, но он продолжал подходть. Достав шприц из кармана, он вставляет его в шею. Моё сознание покидает меня, я не знаю сколько выдержу здесь.

     27 сентября. 15:10 Наши дни.

     Белое здание стояло по середине лужайки. Никогда не видела психиатрические больницы ранее. Большая табличка " Психиатрическая больница Тонтон" расположилась у входа. Мы прошли через чёрную скрипящую калитку с острыми концами, при входе стоит большой фонтан в середине, от него шли три тропинки: одна вела к главному входу в здание, вторая и третья к продолжению здания. Больница была действительно большой и красивой, она больше была похоже на музей. Эта красота пугала. Красив снаружи, но ужасен внутри. При входе стоял охранник, я сразу увидела вход в другой коридор, который вёл, скорее всего, в палаты. Также был второй этаж, куда меня и отвели. Я прошла в кабинет и села перед деревянным столом. Передо мной сидела женщина лет тридцати, её волосы были короткие и тёмные, она будто убивала взглядом. Полиция передала какой-то документ и ушла.
     - Я Миссис Гейл, а ты у нас Эмили Уэс, - сказал она. Её голос был грубый. - Убила мать под воздействием наркотиков.
     - Это неправда, я никого не убивала.
     - Все вы так говорите, а потом кидаетесь на наших медбратов и медсестер. Не волнуйся, тебе здесь помогут. Вытащи все из карманов и положи сюда. - Она протянула прямоугольный железный тазик. Я вытащила последнюю жвачку, ключи от дома, наушники и пять долларов.
     - Спасибо, - сказала она. - Вот твоя форма, идём, я проведу тебя в твою палату.
     - Стойте, прошу, поверьте мне, я никого не убивала! Пожалуйста, отпустите! - Начала умолять я, но она ударила меня по лицу.
     - Здесь тебе не детский сад, девочка, твои слёзы ничем не помогут. Будешь вести себя тихо - никто и пальцем тебя не тронет, будешь выпендриваться - окажешься под током в двести вольт. Сейчас заткнись и иди за мной.
     Её слова про ток напугали меня, но я старалась не показывать это. Я пошла следом за ней. Мы зашли в коридор, где с каждой стороны была дверь с решёткой. На меня смотрели люди с безумными глазами, кто-то бился головой, кто-то пытался сломать дверь, кто-то просто стоял. Они были настоящими психами, я начала бояться, что они смогут что-то сделать со мной.
     Гейл открыла дверь и жестом пригласила войти, я вошла и меня тут же закрыли.
     - Переодевайся, через тридцать минут в столовую, потом в комнату отдыха. Вещи сдашь мне.
     Я переоделась из своих вещей в голубые штаны, белую майку, голубой халат, носки и тапочки. Эта форма была просто ужасна. В палате был туалет и кровать, запах ужасен. В воздухе витал аромат безумия. Я легла на кровать и начала плакать. Лучше бы я умерла.

     Массачусетс. 1964 год. Психиатрическая больница Тонтон.
     Кайли Росс. 

     Мигающая лампа - это то, что я видела. Кажется, я была на столе, где проводят лоботомию. Что со мной сделают? Убьют? Будут проводить опыты? Джеймс стоял возле стола с медицинскими приборами. Мои руки и ноги были прикованы кожаными ремнями.
     - Пожалуйста... Не надо... - Умоляла я, но он даже не посмотрел. Он взял скальпель и подошёл ко мне. Джеймс сделал разрез на моей шее и отлил кровь в пробирку. Я не понимала, что происходит. Он отцепил ремни и отошёл. Я долго не думала и начала бежать. Я хотела знать, что это за человек и что ему надо. Я должна узнать кто такой Джеймс Топпан.

     27 сентября. 16:00 Наши дни.

     Камеру открыли и я вышла. Санитары провели меня вниз, в столовую.
     - Неееет!!!! Отпустите меня!!! Неееет! Там мой ребёнок!!! - Кричала женщина. Два врача оттаскивали её в палату. Она вырывалась, брыкалась и била их, пока ей не вкололи что-то в шею. Эта картина была ужасная, я не могла смотреть на это, не могла слушать. Как же здесь жутко.
     Мы прошли в столовую, ужасную и грязную. Психи сидели за столами в ожидании еды. Меня посадили за стол и дали баночку с тремя таблетками.
     - Не пей их. - Я подскочила от неожиданности и увидела рядом с собой парня. - От них ты теряешь разум. Поэтому психи такие спокойные. Я так понимаю ты новенькая, ты не похожа на психа.
     - Ну, ты тоже не очень похож. - Парень улыбнулся идеально белыми зубами.
     - Я Дейв Уилсон.
     - Эмили Уэс.
     - И что ты здесь делаешь?
     - Кто-то убил мою мать и подстроил это так, будто я сделала это.
     - Не очень-то приятно.
     - А ты почему?
     - Я бы сказал, но боюсь, ты убежишь от меня с криком и прощай нормальный человек. - Я слегка улыбнулась.
     - Если бы отсюда можно было сбежать.
     - Тише. Они могут услышать.
     - Ты знаешь как отсюда выбраться? - Спросила я шёпотом.
     - Вы должны выпить таблетки. - К нам подошла женщина в халате. Я посмотрела на Дейва, но он отвернулся. Мне не оставалось ничего кроме того, чтобы выпить их. Я взяла синюю таблетку и запила её водой, тоже самое мне пришлось сделать с зелёной и розовой. Женщина улыбнулась и выложила еду на стол.
     - Быстрее, выплёвывай, - шепнул Дейв и протянул мне стакан. Я выплюнула таблетки с водой. - Я думал ты выпьешь.
     - Я ещё не совсем с ума сошла.
     Тарелка с едой была ужасна, какая-то каша и хлеб. Я была голодна, поэтому пришлось съесть.
     После обеда или ужина, мы прошли в комнату отдыха, если это можно так назвать. Там стояли диваны и столики с шахматами и шашками. Я села на диван, Дейв сел рядом.
     - Ты знаешь как уйти? - Спросила я тихо.
     - Забудь об этом. Это невозможно. Выхода всего два: главный и подвал. Но подвал находится в кабинете Гейл, она всегда там, а если её нет, то она закрывает дверь и забирает ключ.
     - У кого-то ещё есть ключ?
     - Есть всего три человека: охранник, главный врач и Гейл.
     - И... Как можно его забрать?
     - Забудь об этом, никак! Ты здесь надолго. - Он покрутил кубик Рубика в руках. - Извини.
     - Ничего. Ну что ты предлагаешь? Сидеть и ждать смерти?
     - Я здесь два года и никто ещё не смог уйти. Никто.
     - Почему ты здесь?
     - Я уже жалею, что ты нормальная. - Он встал и куда-то ушёл. Отлично, теперь я снова одна. Неужели нельзя никак пробраться на улицу? Я должна найти способ.
     - Эмили Уэс? - Ко мне подошла медсестра.
     - Да.
     - К вам пришли. - Я была удивлена, что кто-то пришёл. Я вышла в особую комнату и увидела за столом папу. Конечно, кто же ещё мог прийти. Я села за стол.
     - Привет, - сказал он.
     - Что, решил посмотреть не сдохла ли я ещё здесь?
     - Эмили, прости. Знаю, ты злишься, но так надо.
     - Ты знаешь, что не я убила её!
     - Вот именно, я ничего не знаю. Я пришёл сказать, что ты... Ты больше не можешь быть моей дочерью.
     - Что?
     - Ты теперь здесь навсегда и я хочу, чтобы так и было. Тебе помогут, это для твоего блага.
     - Ты выбросил меня как мусор... - Я не выдержала и набросилась на отца, но меня оттащили. Я кричала и плакала. Меня ударили электрошоком и я упала. Ненавижу это место.

     Массачусетс. 1964 год. Психиатрическая больница Тонтон.
     Кайли Росс.

     Снова эти звуки из подвала. Я слышала их каждую ночь. Я должна знать, что там. Я прошла к кабинету директора, но там было заперто. Я приблизилась к двери и начала слушать. Кто-то говорил на другом языке, внезапно я услышала крик. Он был такой громкий, что, наверное, вся больница слышала. Это место Ад на земле. Я не должна быть здесь, не должна. Я не убивала своего ребёнка. Они все говорят, что это я утопила Молли, что это я ударила её ножом несколько раз. Но я любила её, я пыталась им все объяснить. Сейчас я уже не уверена, что говорю правду. Я схожу с ума, я убила её. Снова крик, Почему никто не слышит? Я должна найти свою палату, должна отдохнуть.

     27 сентября. 17:15 Наши дни

     Психологическая помощь. Каждый называл своё имя и рассказывал, почему начал принимать наркотики. Это была специальная группа для тех, кто наркозависимый. Пришла и я моя очередь рассказать.
     - Эмили Уэс. - Все начали хлопать. - Я никогда не принимала наркотики, лишь один раз, но меня заставили. - Это никому не понравилось, но все хлопали. Психолог говорил мне что-то, что я не поняла, может я бы поняла, если бы слушала. После этого нас отправили во двор убирать, я увидела охрану и начала думать, что можно сделать. Как взять ключи, они висели возле его кармана, рядом с электрошоком. Это не выход, я не знаю, как мне выбраться отсюда. Может Дейв прав, и я не смогу уйти?
     После уборки я вернулась в палату и легла на кровать. Я не знала как спать здесь, просто лежала и смотрела в никуда. На полу я увидела плитку, она отличалась от других и слегка отцеплялась от пола. Я подняла её и нашла блокнот. Он был весь мятый, с вырванными страницами, весь в пыли и плесени. Я открыла первую страницу: "
     10 ноября. 1964 год. Это все, что у меня осталось. Я уговорила Уошера оставить хотя бы блокнот и две ручки. Он бы не сделал этого, если бы не был знакомым моей мамы. Они все верят, что я утопила Молли, а потом добила её ножом. Но я не делала этого, честное слово. Я не могу доказать это, но я могу уйти. Я должна. " Следующая страница: "13 ноября. 1964 год. Это место - Ад. Здесь происходят странные вещи, врачи используют лоботомию, я слышу крики. Все люди здесь - психи! Я должна уйти, должна!". Записи были небольшие, но я хотела найти хоть какую-то информацию об этом месте, и эта девушка может помочь мне уйти. " 20 ноября. 1964 год.
     Эти таблетки - их нельзя пить. Я теряю рассудок. К нам поступила девушка, она появилась так внезапно. Она нормальная и часто говорит мне о том, что надо бежать. Я и сама знала, но поддержка мне не помешает. Сегодня меня забрал Джеймс Топпан, он разрезал мне шею и взял мою кровь. Я не знаю, что ему надо, я боюсь находиться здесь. Очень боюсь. " Она сходила с ума? Подвергалась каким-то опытам? Это было жутко, я подумала, что с меня хватит ужасов на сегодня, поэтому легла спать.

     Массачусетс. 1964 год. Психиатрическая больница Тонтон.
     Кайли Росс. 


     Кэлли пробралась ко мне в палату и говорила, что мы должны бежать. Сегодня достаточно сильный дождь, может никто не заметит. Я должна пробраться в подвал, он точно ведёт на улицу. Но как это сделать? Кэлли отвлечет Вильсона, а я проберусь ближе к подвалу и ударю его. Тогда будет время сбежать. Мы пробрались к нему в кабинет.
     - Как ты, чёрт возьми, вышла? - спросил он. План немного изменился, я взяла зонт и ударила его, но он схватил меня.
     - Беги, Кэлли!!! Беги!! - кричала я ей, но она не уходила. Она смотрела как он держит меня и не помогла. Он прислонил мои руки к полу и начал звать санитаров. Они схватили меня и начали тащить.
     - Нет, Кэлли!!!
     Меня отнесли на тот самый стол, где Джеймс взял мою кровь.
     - Увеличить дозу антибиотиков. Она теряет рассудок.
     - Где Кэлли? - Спросила я хриплым голосом.
     - Кайли, её не существует. Ты придумала её. Кэлли нет. - Я смотрела на неё, видела как она смотрит на меня. Но вдруг, она исчезла. Я действительно придумала её. Это место убивает меня быстрее, чем я думала.

     Глава 6

     28 сентября. 9:30 Наши дни

           Эта больница явно что-то скрывает. Я слышала странный звук ночью, что-то похожее на крик. Это пугало ещё больше. Я не могла ни о чем думать, кроме мертвого тела мамы. Что если его просто выбросили? Каждый раз я вспоминаю её пустой взгляд, кровь по всей кровати и на стене, нож торчащий из груди. Моя скорбь сменялась злостью, я хотела найти того, кто это сделал. Я была уверена, что это папа, но я должна точно знать так ли это. Кроме него ни у кого не было мотива, хотя, может я не все знаю? Что если маме кто-то угрожал, но она боялась сказать? Я никогда не узнаю, если буду находиться здесь. Я должна скорее уйти. Мой взгляд упал на дневник девушки. Что с ней произошло? Я открыла первую страницу и из него выпала фотография. Она была черно-белая. На фото стояла девушка возле больницы, на её груди был номер пятнадцать. Она совсем не улыбалась, стояла в халате с босыми ногами, её волосы завязаны в длинную косу, рядом стоял врач с повязкой на лице, с другой стороны стоял мужчина в чёрном костюме, наверное, директор. Надпись сзади гласила: "Кайли Росс. Пациент номер пятнадцать. 1964 год. " Кайли Росс. Это имя впилось в голову мертвой хваткой. Почему она сюда попала? Это можно было узнать, только прочитав дневник до конца.
     - Подъём, - крикнул санитар и стучал к каждому в дверь. Я спрятала дневник под плитку и дверь открылась.
     - Завтрак, - сказал санитар. Я вышла и направилась в столовую. Снова эти таблетки. Я тихо сложила их в карман халата и выпила воду, чтобы никто не заподозрил.
     - Привет. - Ко мне подсел Дейв. - Как спаслось? Слышала крики?
     - Разве их можно не слышать? Что там происходит?
     - Не знаю, кажется это из подвала. Мой дед работал здесь когда-то. Он говорил, что в подвале проводили сатанинские обряды.
     - Твой дедушка работал здесь? Кем?
     - Точно не знаю, кажется, он был медбратом. Я ничего о нем не знаю, абсолютно. Он пропал четыре года назад. Я говорил с ним, когда был ребёнком.
     - Я, кажется, знаю как нам найти выход.
     - Господи, Эмили, прошу, перестань. Здесь не выхода.
     - Что если я скажу, что есть?
     - Я скажу, что ты сумасшедшая.
     - Дейв, послушай. Я должна найти того, кто убил мою мать. Я должна выбраться. В моей палате есть дневник девушки, которая была здесь. Кайли Росс. Я думаю, если прочитаю дневник, то узнаю, как уйти и что это за место.
     - Кайли Росс? Я где-то слышал это имя. - Он говорил совсем тихо, я почти не слышала.
     - Мне нужна твоя помощь. Мы должны найти выход, карту здания, не знаю. Хоть что-либо.
     - Ладно, но чем я смогу помочь?
     - Мы должны придумать план.
     - И что ты предлагаешь делать?
     - Эй, вы двое, в комнату отдыха. – Я повернулась и увидела главврача. Мы прошли в комнату, и я села, но почему-то все стояли, абсолютно. Я тоже встала.
     - Почему все стоят? – Спросила я у Дейва.
     - Они будут проверять карманы и так далее. – Это новость не была хорошей, я спрятала таблетки в карман халата. Ни заставят ли меня выпить? Черт, что делать? Ко мне подошел санитар.
     - Показывай карманы. – Я вывернула карманы и из них выпали таблетки. Сердце стучало в быстром ритме, я не знала, что делать.
     - Не любишь витаминки? Глотай. – Я смотрела на него напуганными глазами. Я подняла таблетки, но держала их в руках. – Не будешь пить таблетки – пройдешь шокотерапию. – Я взяла в рот сразу три и с трудом заглотила их. На удивление, они были абсолютно безвкусными. Я ничего не чувствовала, но была уверена, что скоро почувствую.
     - Умница. – Он отошел от меня.
     - Ты выпила? – Спросил Дейв.
     - Пришлось. Он смотрел.
     - Тебе следует посидеть в палате.
     - Почему, что будет от этих таблеток?
     - Может ты еще не чувствуешь, но они действуют на мозг, а ты съела их сразу. Значит, на тебе они подействуют быстрее.
     - Я думала, что все пьют сразу.
     - Да, но спустя около минуты или три, не так быстро.
     Я вернулась в свою палату напуганная. Мне казалось я сойду с ума так же как и Кайли. Хотелось бы мне знать, что с ней. Если она жива, ей лет семьдесят, я смогла бы найти ее и спросить обо всем что здесь происходило. Даже если я выйду, я не смогу вернуться домой, за мной устроят охоту. Я достала дневник и села на кровать. Здесь было много страниц, но я должна прочитать все.
     « 25 ноября. 1964 год. Кэлли, ее нет. Она была лишь моим воображением. Все это время я думала, что она поможет мне, но надеяться больше не на кого. Только на себя. Опять этот крик, я его слышу. Он стал ближе. Я слышу голос моей девочки Молли. Она просит помочь ей, но я не могу ничего сделать. Не могу. Я стерла ногти в кровь, мне приходиться царапать стены или биться головой, только чтобы не слышать этого. Я закрываю лицо подушкой, залажу под одеяло и представляю как мы вместе гуляем или занимаемся обычными делами, как и все люди в этом мире. Я больше не могу, не могу, не могу находиться здесь! Я прячу таблетки, но они находят их и заставляют меня пить. Этот врач снова здесь. Я хочу знать, что он делает. Зачем ему я? Дай мне сил, Господи, немного сил, чтобы выдержать еще один ужасный день в этом месте»
     Что с ней делали? Что это за врач? Эти записи были хуже, чем фильмы ужасов, которые я смотрела. Я перевернула страницу:
     « 28 ноября. 1964 год. Я не могу писать. Мои руки трусятся. Слишком много таблеток. Я получила шокотерапию, они верят, что это поможет, но от этого только хуже. Джеймс Топпан. Это имя я вижу везде. Он проводит надо мной какие-то опыты. Я чувствую, как мое тело гниет изнутри. Я не выберусь отсюда.»
     Врача звали Джеймс Топпан? Это он делал все ужасные вещи. Я должна спросить Дейва, может он знает, кто он такой.

     Массачусетс. 1964 год. Психиатрическая больница Тонтон.
     Кайли Росс.

     Очередной опыт. Он записывает все на диктофон. Надеюсь когда-то это найдут и этот ублюдок сгниёт в тюрьме. Он вколол мне в шею какую-то синюю жидкость. Кажется смесь Морфия и еще чего-то. Моя рука начала трястись, а пульс увеличился до невероятно быстрого ритма. Все тело начало дергаться и я не могла это контролировать. Было чувство, что сквозь меня проходит триста вольт тока. Скорее бы я умерла.
     Он отцепил ремни и на этот раз я была готова. Я встала обессиленная, но взяла скальпель, который лежал возле меня, и порезала его, пока он не позвал санитаров. Я знала, что он не умрет, но это отвлечет его. Я увидела дверь и пробежала туда так быстро, как только могла. Комнату освещал совсем маленький свет огня, я заперла дверь и начала рассматривать все, что там было. Я взяла какой-то документ, в котором писалось: « Стефани Китч. Пациент номер тридцать три. Опыт был провален. Состояние постепенно ухудшалось. Спустя сутки, скончалась от передозировки. » Жуткие фото дополняли лист: ее лицо было опухшим, а тело высохшим. Я боюсь представить, что он с ней делал.
     Я взяла другой лист, на котором было фото девушки с надписью рядом «Джейн Топпан» Я раскрыла лист и увидела нечто пугающее: « Джейн Топпан, бывшая ученица медицинского колледжа, училась на медсестру и проводила ужасные опыты над людьми, наблюдая за ними. Под воздействием лекарств, насиловала пациентов, пока они умирали. Призналась в тридцати одном убийстве и в наказание за это получила заключение в психиатрическом доме «Тонтон» »
     У Джеймса есть сестра. Она находиться в этой больнице. Это она помогает ему. О Господи, я срочно должна выбраться отсюда.
     - Твое состояние ухудшается. – Сзади меня стояла она - Джейн Топпан. В дверь вломились санитары и Джеймс. Я побежала вперед, но выхода не было. Они подходили ко мне с улыбками. Я закричала так сильно, насколько была способна. Мой голос был хриплым, тело слабым, а разум покидал меня с каждой минутой.

     28 сентября. 18:30 Наши дни
     Дни шли ужасно медленно, я встретилась с Дейвом в комнате отдыха. Я должна спросить его все, что он знает про это место.
     - Ты говорил, что здесь работал твой дедушка. Ты знаешь что-то еще про это место? – Спросила его я. Он слега улыбнулся и сел на диван.
     - Я мало что знаю. Слышал только, что когда-то в подвале медсестры и медбраты проводили сатанинские обряды. Они затаскивали пациентов в подвал и призывали дьявола. Они верили, что этим помогут себе жить дольше и получат власть над человеческими душами. Но я уверен, что это просто очередная жутка история.
     - Что если это правда? Кайли писала, что слышит звуки из подвала.
     - Эмили, Кайли - психопатка.
     - Если она находилась здесь, это не значит, что она психованная. Я слышала эти звуки, и ты тоже слышал, что если они все еще продолжают что-то делать в подвале? Что если это действительно так?
     - Скажи честно, тебе скучно?
     - Господи, да я просто пытаюсь хоть что-то сделать!
     - Я тоже пытался! Много раз пытался. Я сижу здесь два года, Эмили, два гребанных года. И за это время никто не смог уйти. Мои попытки закончились шрамами и ударами током. – Я заметила его глаза. Я не обращала внимания на то, какие они черные. Они были такие же черные, как его волосы.
     - Почему ты здесь? – Спросила я спустя молчание.
     - Я не хочу говорить об этом. – Он встал и ушел. Снова. Я хотела знать, что такого ужасного он сделал. Почему он не говорит? Боится, что я перестану с ним общаться? Я заметила девушку в углу комнаты, она стояла прижавшись к углу стены. Она казалась нормальной, я не видела ее раньше, но решила подойти к ней.
     - Хей, не волнуйся, я нормальная.
     - Я хочу уйти. Хочу… уйти. Я не должна находиться здесь. – Ее голос дрожал. Она спустилась на корточки в угол.
     - Я тоже. – Ее темные короткие волосы были сальные, одежда грязная, такая же как у всех. Она смотрела напуганными глазами. Я дотронулась до ее плеча, пытаясь немного успокоить.
     - Все хорошо, не волнуйся.
     - Что ты делаешь? – Ко мне подошел Дейв.
     - Ей страшно. Разве ты не видишь? – Дейв нахмурился и подошел ко мне. Он взял меня за руку и отвел в сторону. Потом приблизился и сказал шепотом:
     - Там никого нет, Эмили. – Я повернулась и увидела лишь пустое место. Дейв смотрел на меня обеспокоенным взглядом. Я становлюсь как она - как Кайли Росс.
     - Эта девушка была там. Она была там, я чувствовала ее плече.
     - Эй, тише. – Пытался успокоить меня Дейв.
     - Она была там…- Я не смогла сдержать слезы.
     - Это всего лишь таблетки. Скоро они перестанут так сильно действовать. – Я помахала головой и села на диван. Я не могла поверить, что это происходит со мной. Я не смогу прятать таблетки, но я должна что-то придумать.
     - Эмили Уэс, к тебе пришли. – В комнату зашел врач. Я не знала кто мог прийти, снова папа? Но зачем? Он предельно ясно выразился. Я пошла в приемную комнату и села за стол. То, что я увидела поразило.
     - Привет… - Кристи смотрела на меня виноватым видом. Я хотела уйти, но она взяла меня за руку. – Стой. Я хотела извиниться. Ты здесь по моей вине.
     - Мне не нужны твои извинения.
     - Эмили, я хочу помочь.
     - Ты поможешь, если уйдешь отсюда.
     - Я не хочу, чтобы ты тут сидела.
     - Нет, ты не хочешь чувствовать вину за то, что я здесь. Тебе плевать на меня.
     - Да как ты можешь?! Я хотела помочь тебе. Но теперь рада, что ты сидишь здесь и гниешь как овощ! Удачно сдохнуть. – Она встала и ушла. Я не знаю, зачем она пришла, зачем так далеко ехала, но я рада, что она ушла. Мне не нужна ее помощь. Или нужна? Боже, она ведь могла помочь уйти, а я прогнала ее. Какая я дура. Теперь я должна думать как уйти из этого места.
     Я вернулась в палату и приступила к своему обычному чтению.
     « 30 ноября. 1964 год. Джейн Топпан. Это имя застряло в моей голове. Оно прокручивалось каждый раз, раз за разом, снова и снова. Девушка, убившая тридцать одного человека, и в наказание была заключена в этом сумасшедшем доме. Ее брат Джеймс Топпан, который работает здесь, принял ее к себе в помощники. Они проводят опыты над людьми смешивая морфий и атропин, и наблюдают за реакцией людей. Я видела ее, они схватили меня, но я не сдамся им так просто. Я узнала, что в подвале есть выход. Он ведет прямо на улицу. Теперь я точно должна попасть туда.»
     Подвал – это выход. Дейв говорил об этом, но как туда пробраться? Я перевернула страницу в надежде, что там есть еще что-то о подвале.
     « Я узнала еще немного о Джейн Топпан. Находясь в кладовке, я захватила кое-что из ее биографии, и это объяснило ее поведение. Ее отец сошел с ума и зашил себе глаза, когда она была ребенком. С тех пор она и стала проводить опыты над больными. Ее прозвали Ангелом Смерти.»
     «Ангел Смерти» Я слышала об этом. Был миф о том, что они приходят за человеческими душами с ножом, на конце которого были капли яда, люди так пугались при виде черного ангела, что открывали рот и яд попадал внутрь. Так они и поглощали души людей. Может и врачи, которые здесь, делают тоже самое? Это место еще никому не помогло, наверное ни одна психиатрическая больница не помогла ни одному человеку. Сколько бы я не листала дневник, Кайли ничего не писала о подвале. Она описывала какие ужасы происходили с ней и это пугало еще больше. Я отложила дневник и закрыла глаза.

     29 сентября. 9:30

     Еще один день в Аду. Я скоро по-настоящему сойду здесь с ума. Но сегодня мой последний день здесь. Я знаю как выбраться.
     Как и каждое утро, все началось с завтрака. Я снова сидела с Дейвом. Таблетки, лежащие на столе, я кинула в карман.
     - Что ты делаешь? – Спросил меня Дейв. – Хочешь опять попасться?
     - Я не знаю, что еще с ними делать.
     - Давай мне.
     - Что?
     - Давай сюда, глупая. Не волнуйся, я их не пью. На кухне мусородробилка, я кидаю их туда.
     - И почему ты мне раньше не сказал?
     - Мне казалось у тебя другой способ их прятать.
     - Неважно. Может выпить их, чтобы поскорее умереть?
     - Поверь, от них не умираю. Просто становятся немного сумасшедшими.
     - Слушай, мне надо пробраться в подвал. Мы должны это сделать. Это и есть выход.
     - Господи, тебе еще не надоело?
     - Нет, пока я здесь, мне не надоест это.
     - Ну и что ты хочешь сделать?
     - Нам понадобиться один из психов.
     - Начало интригующее. – Он глотнул воду. Я улыбнулась и рассказала все, что придумала. Мы прошли в комнату и сели.
     - Забудь об этом. Ничего не выйдет, - сказал Дейв.
     - Мы должны попробовать. – Я смотрела на него глазами щенка.
     - Господи, ненавижу тебя. Если нас поймают, я убью тебя.
     - Ели нас поймают, тебе не придется ничего делать.
     План приходил в действие после ужина. Я не могла дождаться этого времени. Прощай, психушка.

     Массачусетс. 1964 год. Психиатрическая больница Тонтон.
     Кайли Росс. 


     Побег. Это слово застряло в моей голове на целый день. Сегодня этот день настал, день, когда я сбегу. Я знаю только один выход – подвал. Он находится в кабинете директора, я должна попасть туда. Настал вечер и меня выпустили из палаты. Я прошла в кабинет директора.
     - Что ты здесь делаешь? – Спросил меня он.
     - Там пациентка… Она ударила меня, совсем разбушевалась.
     - Ладно, идем, покажешь эту свою пациентку. – Он прошел вперед. Я взяла вазу и ударила его так сильно, как могла. Он упал, но был жив. Я заперла дверь и открыла крышку подвала. На звук прибежали санитары, но я успела зайти внутрь. Все освещалось слабым сиянием огней. Я прошла вперед и увидела банки. В них были зародыши детей и разные человеческие органы. Я закричала, но сразу же затихла. Нельзя останавливаться. Они пробрались в кабинет и могли достать меня. Я побежала вперед - вокруг меня оказались ужасные вещи, мне хотелось вырвать, я не могла дышать. Я добежала до самого конца, я слышала их шаги. Здесь ничего нет, здесь нет выхода, его замуровали. Я начали бить стену ногами, руками и всем, что видела возле себя, но попытки тщетны. Стену мне не разбить. Я умру в сумасшедшем доме и никогда не смогу вспомнить правду о моей малышке Молли. Они забрали меня и ударили несколько раз электрошоком. Я больше не вернусь домой.

     29 сентября. 19:15 Наши дни.

     Я считала каждую минуту до начала воплощения плана. Никогда меня еще не переполняло так волнение. После ужина нам пришлось убирать и пройти психологическую помощь, но спустя время, мы вошли в комнату отдыха. Дейв посмотрел на меня. Его взгляд был слегка напуган, но я знала, что он справится. Он подошел к Бетти и начал говорить с ней. Я не слышала, что именно, но она начала кричать.
     - Нет! Заткнись! Нет! – Она набросилась на него. Я побежала, чтобы отцепить ее, но санитары подбежали и разъединили нас. Все получили удары током и удары кулаками. Нас отвели в кабинет Гейл и мое сердце начало биться сильнее
     - И что произошло? – спросила она. Ее голос был жесткий, но не проявлял никакого интереса.
     - Эти двое набросились на нее. – Санитар толкнул нас и я упала.
     - Я же предупреждала тебя, Эмили. Будешь вести себя тихо – все будет нормально. Оставьте нас. – Санитары вышли и мы остались втроем. Это то, что было нужно. Я посмотрела на Дейва.
     - Что же мы будем делать? – Спросила Гейл и встала. Она встала и начала рассматривать Дейва и меня. – Думаю, начнем с «адского котла» - она противно улыбнулась, но в этот момент Дейв втыкнул ручку в ее глаз. Он схватил меня за руку и побежал вперед, к подвалу, мы открыл люк и прыгнули внутрь. Гейл что-то кричала и звала на помощь, но я старалась думать лишь о побеге. Мы закрыли подвал с нашей стороны.
     - О, Господи, получилось! Я не верю, мы идем домой! – Крикнула я. Мы прошли вперед. Странные круги со звездами на полу и стенах, на полках банки с органами людей.
     - Кажется, это не миф, - произнес Дейв.
     - Надо скорее уходить отсюда. – Мы услышали звук сверху. Они пытались выломать дверь подвала, поэтому мы побежали вперед. Банка с каким-то органом упала у меня перед ногами. Я закричала, но я, взяв себя в руки, продолжила бежать. Мы забежали в какой-то угол, где стояли старые ящики с папками и Дейв остановился перед стеной.
     - Это конец подвала. Здесь нет выхода.
     - Господи, нет! – Я начала бить стену, кидать в нее банки, кидать все, что видела. Мы не выберемся. Это был единственный шанс.
     - Что будем делать? – Спросил Дейв.
     - Они вот-вот откроют люк. – Я села, облокотившись о стену. Дейв сделал тоже самое.
     - Ты понимаешь, что мы сидим и ждем смерти?
     - А что еще остается? – Я посмотрела в сторону и увидела ящик, из которого торчал лист. Я решила посмотреть что это. Это была папка, из которой выпало фото. На фотографии был изображен врач. Он стоял возле операционного стола с шприцом в руке.
     - Что это? – Спросил Дейв.
     - Не знаю. – Дейв взял фотографию и его взгляд сменился на хмурый.
     - Это мой дед.
     Я открыла папку и увидела имя. Джеймс Топпан.

     Глава 7

     Я не знала, что сказать. Стоило ли говорить ему о том, что его дедушка серийный убийца и человек, который издевался над бедной девушкой, возможно, даже не одной. Он рассматривал фото; в папке была описана его биография: « Джеймс Топпан. Помогал в убийстве своей сестре Джейн Топпан, которая некогда убила тридцать одного человека. Практиковался в сфере медицины, был отправлен в психиатрическую больницу «Тонтон». Был уволен за мучение и проведение опытов над пациенткой, в наказание заключен пожизненно. »
     - Здесь написано пожизненно, но ты ведь говорил, что общался с ним, - сказала я. Стуки наверху становились все громче.
     - Да, он жил в Штате Массачусетс в Бостоне на Райл Стрит. Я приезжал к нему раза два. Видимо, он сбежал. Мне никто не рассказывал про деда. Я ничего не знаю о нем.
     - Ты сказал, твоя фамилия Уилсон, но что если это не так.
     - В смысле?
     - Твой дедушка Топпан, если все это время тебя обманывали и на самом деле ты не Уилсон. Может, мы сможем найти его? Что если он еще жив?
     - То есть я – не я?
     - Дейв, почему ты здесь? Почему ты именно здесь? Если тебя сюда затащили родственники, ты не думал, что это не просто так?
     - Эмили…
     - Что? Не удалось сбежать? – В помещение зашла Гейл и три санитара. Ее глаз был в крови и заклеен. – Теперь вы здесь навечно. Каждый из вас пройдет шокотерапию, сварится в ванне и будет заключен в отделение для особо больных. – К нам подошли санитары и каждый получил по двести вольт.

     Массачусетс. 1964 год. Психиатрическая больница Тонтон.
     Кайли Росс. 

     Я снова здесь. Я могла бы сбежать уже давно. Я осмотрела свое местонахождение и заметила, что это не моя палата. Это второе отделение. Они держат здесь буйных психов. Я хотела выйти, хотела сбежать, но на этот раз не домой. Я хотела умереть. Мой дневник остался в той палате, я не могу написать прощальную записку. Даже не знаю кому, я просто хотела, чтобы кто-то зал об этом месте. Чтобы кто-то знал, кто здесь работает. В подвале действительно проводятся сатанинские обряды и они приходят сюда за своими жертвами. Они берут отсюда больных, каждого. Я не знаю когда придет моя очередь, но я не смогу это выдержать. Я должна умереть раньше, чем это случится. Когда мне принесут таблетки, я буду прятать их и в какой-то момент я выпью все. Все до одной сразу. Я умру и ничего не почувствую, ничего. Я снова слышу плачь соей девочки, ее убили. Ее беспощадно убили, я не смогла помочь ей. Не смогла.

     30 сентября. 15:16 Наши дни.

     Закрытое помещение. Ничего кроме стен со следами от ногтей или трещин. Это место хуже, чем моя старая палата. В соседних палатах кто-то кричал, стучал и делал странные вещи. Это место пугает меня.
     - Эй. – Я услышала голос Дейва в соседней палате. – Ты как?
     - Нормально. Извини, это все из-за меня.
     - Мы должны были попытаться. – Я посмотрела наверх: потолок был разрушен, чувство, будто он вот-вот упадет. Я винила себя за то, что сделала. Дейв был прав, отсюда нет выхода. Мы здесь из-за меня.
     - Убийство, - неожиданно заговорил Дейв. Я села спиной к стене. – Я здесь из-за убийства.

     15 февраля. 20:10. Два года назад.

     Знать правду всегда тяжело, но ее надо принять. Только я не хотел делать этого. Мои родители даже не мои родители. Я уже не знаю кто они. Люди, которых я считал семьей – убийцы. Я держал книгу, в которой мама и папа вели счет своих жертв. Шестьсот пятьдесят. Эта цифра пугала до ужаса. Возле каждого имени подробно описаны виды убийства: ожоги, обескровливание, расчленение. Я не знаю зачем они делали это. Я не могу находиться с ними. Что если они убьют и меня? Я посмотрел на лист с именами. В основном это были девушки.
     - Что ты здесь делаешь? – В комнату зашла мама.
     - Эм.. Ничего…я просто..
     - Как ты посмел лезть в мои вещи?!
     - Извини, я никому не скажу.
     - Ну да. Ты больше не можешь находиться здесь. – Она подошла к комоду и достала нож, которым, видимо, убивала всех жертв. Она набросилась на меня с ножом, не знаю, что она думала, когда делала это. Я вспоминал все походы к психологам, но ни один из них не помог мне справляться с гневом. Я выхватил нож из ее руки и ударил в грудь со всей силы. Я был так зол на нее, на все, на весь мир. Я ударил ее несколько раз, мое лицо и руки были в крови, но я не смог остановиться. В комнату забежал папа, он начал звонить кому-то, но я откинул телефон. Он тоже заслужил смерти. Я перерезал ему горло и ткнул ножом в сердце несколько раз. Я не могу остановиться, я ненавижу их. Они должны умереть. Все должны умереть.

     30 сентября. 16:00

     Я испытывала какое-то двоякое чувство. Дейв защищался, да, но он жестоко убил всю семью, он ударил их ножом не один раз. Что если он опасен? Что если он однажды не справится с гневом и убьет меня так же как и свою семью?
     - Ты теперь ненавидишь меня, да? – Голос Дейва был, словно он разочаровался в себе.
     - Я хочу уйти, Дейв. Я не могу быть здесь больше! Не могу!
     - Мы выберемся.
     - Кто отправил тебя сюда?
     - Сестра моей мамы. Она думает, что я сумасшедший.
     - Ее фамилия тоже Уилсон?
     - Не знаю, наверное.
     - Если твои родители врали тебе, почему ты думаешь, что кто-либо еще не мог врать?
     - Я не думаю так. Я уже не знаю, что думать.
     - А вот и наша нарушительница. – В палату зашла Гейл с двумя санитарами. Я отодвинулась в конец комнаты. Они схватили меня и потащили к выходу.
     - Нет! Оставьте меня! – Кричала я. Я видела лицо Дейва через решетку на двери. Он смотрел на меня, будто ничего не происходит. На секунду мне показалось, что он заодно с ними.
     Меня затащили в комнату с операционным столом, как мне показалось, на котором были кожаные ремни. Один из санитаров кинул меня на стол и привязал руки, далее ноги. Я пыталась вырваться, но они были сильнее. Мне вкололи что-то в вену, от чего тело ослабло, я не могла нормально двигать руками или ногами, я не могла ничего делать. В глазах все будто плыло, это было что-то вроде успокоительного.
     - Для начала двести вольт, - произнесла Гейл. Мне на голову надели странный прибор и я почувствовала боль, которую не ощущала никогда в жизни. Чувство такое будто мозг жарится. Мое тело содрогалось в судорогах, я кричала и извивалась. Мне в рот засунули что-то вроде кляпа, чтобы я молчала. На лице Гейл светилась улыбка, словно две ниточки были привязаны от уха до уха. Это место было хуже, чем Ад.

     Массачусетс. 1964 год. Психиатрическая больница Тонтон.
     Кайли Росс. 

     - Ее состояние ухудшается. – Я лежала на операционном столе. Глаза ослепляла лампа, я не чувствовала ног, не чувствовала рук. Они были в крови от ремней. Мне посветили фонарем в глаза. Это был Джеймс, он снова хотел что-то сделать. Сзади него стояла Джейн и противно улыбалась. Его лицо было знакомым, но я не могла вспомнить. Я не могла больше ничего вспомнить, даже свое имя.
     - Как ты себя чувствуешь, Кайли? – Его голос не казался мне злым, он был наоборот обеспокоенным. Я не могла сказать из-за охрипшего голоса и потери сил. Представляю, как я ужасно выгляжу. Джеймс нагнулся ко мне и наклонил мою голову сначала в правую сторону, потом в левую. Он достал диктофон и начал записывать:
     - Пациент номер пятнадцать. Лекарства действуют отрицательно. С левой стороны на шее виден опухший элемент, с другой стороны, можно тщательно увидеть вену и пульс. Кожа с двух сторон абсолютно разная. Продолжение эксперимента продолжается. – Он выключил диктофон и отложил его на стол. Джейн взяла скальпель и подошла ко мне. Она сделала порез на шее, я почувствовала как лопнула вена и потекла кровь. Я закричала, но мой голос больше не был способен на это. Я не могла говорить и закрыла глаза.
     - Ты в порядке? – Я открыла глаза. Я находилась дома, в кровати. Передо мной стоял Сэм, его лицо было обеспокоенным. – Ты снова кричала во сне. Кайли, ты уверена, что врач не нужен? – Я отодвинулась на самый конец кровати. Мои руки и ноги были в порядке, я побежала в комнату к Молли. Она спала в кроватке, тихо посапывая. Я взяла ее на руки и крепко обняла, она была жива, моя девочка жива.

     30 сентября. 18:00 Наши дни.

     Я лежала на полу в своей палате. Я не помню как оказалась здесь и не чувствовала тела. Придвинувшись к стене, я вздохнула.
     - Дейв… – Мой голос был хриплым и слабым. – Ты в порядке? – Ответа не последовала. Его тоже забрали. Мне надо выбраться и как можно скорее, еще одной шокотерапии я не выдержу.
     - Я не видела тебя здесь раньше. – Послышался голос. Я не понимала откуда он и кто это говорит, может мне это кажется? Я встала и посмотрела через решетку на двери: напротив меня стояла девушка, под ее глазами были синяки, губы высохшие и треснутые. Я знала, что выгляжу ни чуть не лучше. – Ты ведь новая, да?
     - Да… - Сказала я, но не знаю услышала ли она.
     - Его забрали. Кажется, он не вернется больше.
     - Что? О чем ты говоришь?
     - Разве ты не знаешь? Из этого отделения забирают всех, думаю, вы будете первыми за то, что сделали.
     - Куда забирают?
     - Эта больница здесь давно, но ничего не меняется. Врачи проводят обряды в подвале и для этого берут пациентов отсюда. Думают, если мы сумасшедшие, то ничего не соображаем. Нас накачивают таблетками, так мало сопротивляются. В основном они берут только тех, кто сильно буйный. Поэтому меня еще не забрали. Они продают органы после своих «обрядов».
     - Много людей забрали?
     - Десять точно. Не волнуйся, ты пациент номер семнадцать, если они сжалятся над тобой, то не возьмут сразу.
     Я не верила всему услышанному. Здесь действительно проходят обряды. Понятно, почему внизу органы в банках, они продают их. Но кто возьмет органы психов? Я все больше думала о Дейве, что если ему нужна помощь? Вдруг его больше не вернут? Надо выбраться отсюда.
     - Ужин. – Как по сигналу в палату зашел санитар. Я вышла и начала искать Дейва глазами, я хотела убежать, но была слишком слаба, да и бежать некуда. Мы прошли в столовую, вокруг были люди с ужасным видом. Я раньше не замечала как они выглядят - у всех ужасные синяки от шприцов, высохшие тела, они еле передвигались. За что они все здесь? Мне было интересно знать историю каждого. Я села за стол и посмотрела в окно. Что происходит за дверями этого места? Что с папой или с Кристи, что с людьми, которые там? Они живут обычной жизнью, жалуясь на какую-то мелочь, на то, что их дни однообразные. Или же кто-то наоборот наслаждается жизнью полным ходом. Мне было интересно знать это, я хотела вернуться к обычной жизни, как и у всех, я даже скучала по своей тете Маргарет, которую некогда не любила. Она сейчас делает то, что хочет. Отдыхает, наслаждаясь природой, не думает о повседневной жизни. Знает ли она про смерть мамы? Про то, что я здесь? Наверное, нет, иначе бы приехала и забрала меня из этого места.
     Мне принесли таблетки. Медсестра стояла и ждала пока я выпью, я взяла их, но не глотала. Но после того как она попросила показать выпила ли я свои лекарства, мне пришлось действительно заглотить их. Мне больше нечего терять, может я хотя бы засну и больше не проснусь. Мне хотелось этого, лишь бы не видеть этого места.
     - Сегодня ты и ты работаете по кухне. – После ужина к нам подошла повар и указала на меня и какую-то девушку. Мы относили тарелки, мыли стаканы и вытирали столы. Я вышла на кухню, чтобы нарезать хлеб. Мои руки были слабы и я уронила кусок на пол. Я заметила нечто интересное – дверь. Был ли это выход оставалось неизвестным. В любом случае, на двери висит замок.
     После работы, меня отправили в палату. Я подбежала к стене.
     - Дейв, - позвала его я. Но ответа не было. Он не вернулся. Что с ним сделают? Я должна выбраться. Я начала стучать и кричать, люди, которые были в соседних палатах, тоже начали кричать и пугаться.
     - Какого черта ты делаешь? – В палату зашел медбрат. Я набросилась на него, зная, что за это будет жестокое наказание, но я должна найти Дейва.

     Массачусетс. 1964 год. Психиатрическая больница Тонтон. Кайли Росс.

     Я держала ее на руках, это чувство, которое нельзя передать словами. Она была здесь, по-настоящему. Это был лишь плохой сон, всего-навсего. Она здесь, со мной.
     - Кайли? Тебе точно не нужна помощь? – Сэм подходил ближе. Я отодвинулась от него. Это сделал он, я знаю, что он. Он забрал Молли, я слышала ее плачь. Он схватил меня за шею и начал душить. Я задыхалась, я умирала слыша плачь своей девочки.
     - Ее состояние критическое. – Я открыла глаза: передо мной стоял Джеймс, он пытался сделать что-то с моей шеей, я не могла хорошо видеть. В глазах все плыло. Где Молли? Где она? Что произошло? Это всего лишь сон. Всего лишь сон, с ней все хорошо. Она дома, в своей кровати. С ней Сэм. Он присмотрит за ней, он любит ее. Воспоминания просачивались обрывками в голову. Сэм стоял над телом Молли, его руки в крови. Он убил ее. Я закричала и подбежала к ней. Я взяла ее на руки, обняла, я не верила в это. Она жива, жива. Он не мог сделать это. В комнату зашла моя сестра Кэтлин, она закричала, закрыв рот ладонью, и выбежала из комнаты. Я сидела в ванне с Молли на руках, я хотела, чтобы она проснулась, чтобы она открыла глазки. Я взяла ее маленькую ручку, поцеловала каждый пальчик, который был в крови. Я сидела с ней, пока меня не забрали. Они оттаскивали меня от нее, хотели отобрать меня от Молли. Сэм обнял Кэтлин; они смотрели на меня обеспокоенно, но я знала, что это сделал Сэм, он убил ее. Это сделал он.

     30 сентября. 19:10 Наши дни

     Меня отвели в ту комнату, где проводили шокотерапию. Но Дейва там не было. Они забрали его на органы, они убьют его. Меня держали достаточно крепко, но недостаточно, чтобы удержать мою злость. Я взяла скальпель и разрезала одному горло, не стоило им держать инструменты возле меня. Второй начал звать на помощь, но тоже получил по заслугам. Они держали его в подвале, я знала это. Я выбежала из комнаты и побежала в кабинет Гейл. Возможно, это было не самой лучшей идеей, но других у меня не было. Я забежала и закрыла кабинет изнутри. Гейл подошла ко мне, но я разрезала ей шею. Она упала на пол, истекая кровью. Я открыла люк и забежала в подвал, но Дейва там не было. Там никого не было. Я пробежала вперед к стене и нашла его там. Он лежал без сознания, его руки были в следах от ремней, на теле не было майки, лишь синяки и кровавые раны.
     - Дейв… - позвала я. – Дейв! – Я думала он мертв, но он сделал несколько хрипов, в его руке был диктофон. Я взяла его и положила в карман халата.
     - Как ты попала сюда? – Его голос был слабым и хриплым.
     - Неважно, надо выбираться. – Я закинула его руку через свою шею.
     - Стой, ты должна послушать. Кайли Росс, я знаю ее. Дед говорил о ней. Он любил ее.
     - Что? Она писала в дневнике, что он проводил над ней опыты.
     - Он пытался вылечить ее. Ее ребенка убили и она сошла с ума. Ее поместили сюда, чтобы вылечить. Мой дедушка лечил ее, но это не помогало. Она сообщила полиции, что он проводил над ней опыты. Она сумасшедшая.
     Я включила диктофон: «Пациент номер пятнадцать. Опыт все еще продолжается. Ее состояние немного улучшилось, но после таблеток, которые дают ей другие врачи, состояние ухудшается. Она стала больше терять рассудок, зрачки плохо реагируют на свет. Тело высыхает, не принимает пищу. На сегодня это все. Эксперимент продолжится завтра. » Это ничего не доказывало. Я включала следующую запись:
     « - Неет! Отпустите меня!! – кричала девушка на записи.
     Пациент номер… Кайли. Она больше не выдерживает находиться здесь, боюсь, нам придется закончить лечение. Эксперимент не удается. Мы не можем выпустить ее, но и лечить ее больше нельзя.»
     Может он действительно не хотел ничего плохого?
     - Что на счет его сестры Джейн? – спросила я Дейва.
     - Джейн? Насколько я знаю, она умерла в какой-то психиатрической… стой, откуда ты наешь ее?
     - Кайли писала про нее. Она убила тридцать одного человека и ее отправили сюда.
     - Да, она была пациенткой, но скончалась, кажется, в 1962.
     Может Кайли и вправду просто девушка, которая сошла с ума потеряв ребенка? Что если все, что она писала, было лишь ведением?
     - Ты слышал? – Я услышала странный звук за стеной, словно кто-то открыл железную дверь.
     – Кто-то открыл дверь? – Я вспомнила дверь на кухне и все поняла. Выход есть, но все это время мы смотрели на ситуацию с неправильной стороны.
     - Выход с другой стороны! Он не за этой стеной, он находится на кухне. Там есть дверь, но она под замком.
     - Оттуда они получают продукты. Значит, ключ есть у поваров.
     - Тогда мы должны достать его. – Я улыбнулась и Дейв сделал тоже самое. Я помогла ему встать и мы направились к выходу. На полу лежала мертвое тело Гейл, в комнату забежали санитары и все, кто вообще был в этой больнице. Это очень было похоже на ловушку. В моих руках был скальпель, я была готова если кто-то нападет. Сейчас я была как никогда раньше наполнена уверенностью и злостью. Я больше не буду здесь находиться ни дня больше. Один из санитаров подошел к нам, он хотел сделать удар, но Дейв сделал удар первый. Он кинул банку с каким-то органом, который находился в подвале. Она разбилась об лицо санитара и тот упал. Меня схватили и потащили в неизвестном направление, я несколько раз порезала охранника скальпелем, но им удалось поймать нас. Меня сопровождали три охранника, я толкалась и пиналась, мне удалось порезать одного снова и тогда он отпустил мою руку. Я порезала еще одного и смогла сбежать. Я забежала на кухню и увидела повара. Взяв нож, я воткнула его ей в живот. Я не хотела делать этого, но у меня не было выбора. Я достала ключи из ее кармана и закрыла дверь на кухню. Охранники ломились и что-то кричали. Я подбирала каждый ключ к двери, но ничего не подходило. Наконец-то я нашла ключ и открыла дверь трясущимися руками. Я заперла ее изнутри и убежала вперед. В конце я увидела еще дверь – выход. Я открыла ее, но это был холодильник. Здесь больше не выходов, это был последний шанс. Весь этот путь я прошла зря. Я хотела ломать все здесь, но увидела еще один проход. Я открыла его и заметила лестницу наверх. Я побежала вперед и воздух большим потоком ударил мне в лицо. Я выбралась, наконец-то выбралась из этого места. Я побежала так далеко, как могла, в лес. Мне было все равно, что меня буду искать. Я посмотрела на здание:
     - Я вернусь за тобой, Дейв, - прошептала я и ушла в самую гущу леса.

     Глава 8

     30 сентября. 21:17

     Я не знала куда бежать, не знала, что делать. Я бродила по лесу в надежде найти хоть что-то, что могло бы помочь мне. На улице было темно, я боялась находиться здесь, но пыталась найти намек на дорогу. Я не должна идти в полицию, они начнут искать меня. Уверена, меня уже ищут. Я боюсь за Дейва, что с ним сделают? Я должна вернуться за ним, но сначала мне надо найти путь. Я могла бы поехать к тете Маргарет. Точно, ее нет дома, я смогу прятаться там. Но до города ехать около дня, возможно, я смогу найти здесь какой-то отель. Придется кого-то ограбить, чтобы получить хоть какие-то деньги. Я вспомнила Кайли Росс, что с ней произошло на самом деле? Она действительно была сумасшедшей? Возможно, я смогу поехать в дом, про который говорил Дейв, где жил, или, возможно, живет его дедушка. Бостон Райл стрит пятнадцать. Точно, я должна добраться туда. Придется ночевать в лесу.

     1 октября. 5:15

     Солнечный свет слепил глаза, я встала с влажной травы. Моя одежда была грязная и мятая, волосы сальные и растрепанные. Я чувствовала себя ужасно. Я прошла вперед, но вокруг был только лес.
     - Кто там? – Послышался мужской голос издалека. Я боялась, что это кто-то из санитаров, но увидела его: это был охотник, ну или просто был так одет. Я побежала к нему и начала просить о помощи.
     - Ты что сбежала из психушки?
     - Я нормальная, честное слово. Помогите, пожалуйста.
     - Конечно, я помогу тебе. – Он схватил меня и поволок в сторону здания. Нет, я не могла туда вернуться, не могла. Если я снова вернусь, меня навсегда закроют в палате. Я начала вырываться, но он держал крепко. – Не рыпайся, хуже будет. Психам, место в психушке.
     - Нет. Пожалуйста! Они мучают людей! – Ему было плевать на мои слова, он продолжал тянуть меня за волосы. Мне хватило ужасов в том месте, я не смогу находиться там еще дольше. Я сильно наступила ему на ногу и он тихо выругался. Охотник схватил мен сильнее. На его плече было ружье, я попыталась взять его и ударила незнакомца насколько была способна. Он не отреагировал, но отпустил меня. Я забрала ружье и выстрелила в него. Я не была уверена, что оно заряжено, и была права. Оно действительно не было заряжено. Охотник лишь улыбнулся и начал подходить ко мне, но его лицо сменилось ужасающим, а тело повалилось на пол. Сзади него стоял Дейв с ножом. Я не верила, что это действительно он, но мне было все равно, я подбежала к нему и крепко обняла, но он не ответил мне тем же. Он убрал мои руки со своих плеч и посмотрел на меня злым взглядом. На его лице была кровь, руки тоже были окрашены в кровавый.
     - Ты оставила меня там. – Его голос был жесткий, неужели он убьет меня?
     - Прости, я хотела вернуться за тобой, но тогда, когда нашла бы помощь.
     - Тебе никто не поможет! Ты просто оставила меня там.
     - Прости…
     - Спасибо, что убила повариху. У нее был запасной ключ от этой комнаты. – Я улыбнулась, Дейв, к счастью, сделал тоже самое и обнял меня. Мы были не очень хорошо знакомы, но я доверяла ему. - Я до сих пор не верю, что на улице.
     - Давно ты здесь?
     - Я сбежал почти тогда, когда ты ушла. В основном, все погнались за тобой, с двумя я справился. Когда я прибежал на кухню, они ломились внутрь, а когда увидели меня, то сразу начали пихать какие-то шприцы мне в лицо. Но к счастью, я выбрался. Не знаю как сделал это, но мы здесь и слава богу. – Дейв нагнулся к охотнику и вытащил из его кармана револьвер и коробочку с пулями. Денег у него, к сожалению, не было.
     - Нас теперь будут искать.
     - Знаю, они шарились здесь всю ночь. Я боялся, что тебя поймают.
     - К счастью, меня не нашли.
     - Куда пойдем?
     - Ты говорил, что твой дед живет в Бостоне, мы можем пойти туда, это место ближе всего.
     - Вряд ли он живет там.
     - Какая разница, так же лучше. Дом будет пустым, мы сможем там прятаться.
     - Ладно, идем.
     Лес миновал, чему я была рада. Я была удивлена, что нас не разыскивают, но одновременно радовалась этому. Из головы не выходила Кайли, её дневник остался там, я так и не знаю, что с ней произошло. Возможно, я смогу найти её. Может, если дедушка Дейва живёт ещё там, он нам все расскажет. Я надеялась, чтобы это было так. Я посмотрела на Дейва: его лицо было в крови и ссадинах, одежда грязная, он был без майки, только халат. Его розоватые губы окрасились в красный из-за ран, чёрные волосы были грязные. Я не верила, что все это происходит со мной. Ещё несколько недель назад я хотела просто найти друзей, начать новую жизнь, а сейчас я босиком хожу по лесу измотанная и разбитая. Я мечтала о смерти Кристи, если бы не она, я бы никогда не оказалась в такой ситуации.
     Мы шли довольно долго, но наконец-то нашли дорогу. Я не знала, что мы будем делать, куда идти. Нам нужны были деньги, одежда, место, где мы смогли бы поспать.
     - Что дальше? - спросила я.
     - Может нам кто-то поможет? - Мы подошли к трассе. Машин было немного, так что нам почти сразу остановились. Мы не рассказывали все, что произошло, лишь попросили о помощи. За рулём была девушка, кажется, Британка, она согласилась отвезти нас к ближайшему общежитию. Это единственный вариант, чтобы сходить в душ и украсть какую-то одежду и деньги.
     В общежитие удалось пройти с лёгкостью. Я пошла в душ и была безгранично рада этому. Вся кровь, грязь, запах лекарств остались позади, но одежды все ещё не было, Дейв должен принести что-то для меня. Я услышала стук в дверь и, накрывшись халатом, открыла.
     - Вот, держи. - Он передал мне зеленый свитер и чёрные штаны. - Вот уж не думал, что буду когда-то красть одежду. - Я слегка улыбнулась.
     - Где ты вообще взял это?
     - Кто-то оставил сушиться, так что она ещё немного мокрая. Скорее одевайся, кто-то может проснуться.
     Дейв вышел, я сняла халат и из него выпала фотография Кайли. Я быстро переоделась и положила её в карман. Свитер был довольно большой на меня, но штаны подошли вполне нормально. Не очень хотелось носить чужие вещи, но выбора не было. Мы быстро вышли и, слава богу, не попались.
     - Эй, вы кто ещё такие? Я раньше не видел вас здесь. Назовите фамилии. - Рано было радоваться. К нам подошёл какой-то мужчина. Дейв долго не думал, взял меня за руку и мы побежали.
     - А ну стоять! - Кричал мужик, но мы не останавливались. Мы повернули в какой-то переулок и спрятались. Я стояла, тяжело дыша, так же, как и Дейв.
     - Эй, идём, - сказал он, после того, как мы прошли несколько кварталов. Мы остановились возле магазина.
     - У нас ведь нет денег.
     - Разве они нужны нам? - Он слегка улыбнулся, но я не хотела воровать. Сейчас не очень хорошо светиться перед полицией. Но выбора у нас не было, поэтому мы зашли внутрь. Я любила такие магазины за то, что там продавались готовые сэндвичи, наверное, их сделали для ленивых, я раньше не понимала, зачем их продавать, но теперь я рада, что они есть там. Я отклеила ценник и спрятала пару в карман штанов, тоже самое сделал Дейв. Мы хотя бы не останемся голодными. Я хотела выйти, но Дейв остановился. Он подошёл к продавцу и потребовал деньги, угрожая ножом. Ничего кроме как отдать нам всю сумму, продавец сделать не смог.
     - Мы не договаривались на угрозы, - сказала я, когда мы вышли.
     - Нам нужны деньги. Мы не сможем добраться до Бостона без них, а здесь как раз хватит.
     Я согласилась с Дейвом и пошла за ним. Мне было интересно знать, что нас ожидает, когда мы доберемся до дома Джеймса. Но больше мои мысли заполняла мама. Я больше никогда не смогу прийти к ней, чтобы пожаловаться или посмеяться, никогда не пойду с ней гулять и никогда не приготовлю с ней субботний ужин. Эти мысли пугали меня, я ведь даже не попрощалась. Я хотела знать, что произошло в тот вечер, кто убил ее. Я уверена, что папа. Мамино тело лежало на кровати, значит, он пришел, скорее всего, пьяным и убил ее, когда она спала или собиралась спать. Никто не смог бы пробраться в квартиру без ключей. Он убил ее, ждал пока я приду и вызвал полицию. Но откуда он знал, когда я вернусь? Здесь тоже есть объяснение - он позвонил Маргарет и все узнал. Я должна спросить у нее, узнавал ли папа что-то обо мне. Сейчас меня переполняла злость, я хотела убить его, действительно убить. Не знаю, что так повлияло, но я уверена, что он сделал это. У него был мотив, он всегда не любил нас. Хотел, чтобы у него была свобода.
     - Как ты смог убить семью? – Спросила я у Дейва прервав молчание. Он, видимо, не ожидал такого, но все же ответил.
     - Это была самозащита. Знаю, возможно, я слегка переборщил, ударив их по двадцать раз, но я был зол. Я никогда не чувствовал такой злости, они убивали людей и получали удовольствие. Я лучше буду находиться в психиатрической больнице, чем в одном доме с ними.
     - Мне кажется, что папа убил маму. Он подставил меня.
     - Ты хочешь убить его? Могу попрактиковать. – Я улыбнулась, но это больше не казалось шуткой. Может мне и вправду стоит немного поучиться?
     - Я не убийца.
     - Но другие не думают так. Тебе уже нечего терять. Но если ты убьешь того, кто причинил тебе боль, жить станет проще. Ты будешь уверена, что больше никто и никогда от него не пострадает. – В сознание сразу просочилась Кристи. Я вспомнила, как она притворялась моей подругой и пользовалась мной, вспомнила, как она подставила меня, как ее подруги избили меня, я вспомнила все. Я чувствовала к ней ненависть и отвращение. Что если я действительно смогу убить ее? Нет, наверное, это говорят за меня таблетки, которые мне давали в больнице.
     - Я уже устала идти. Может отдохнем в отеле? Сколько у нас денег? – Спросила я.
     - Тысяча долларов. На день хватит.
     - Согласна, я хочу немного поспать в нормальной обстановке, а не на мокрой земле в лесу или в темной палате психиатрической больницы.
     Мы направились прямо, я не знала куда мы идем, но Дейв, похоже, был полон уверенности. Мне было интересно, что у него в голове. Вдруг, он убьет меня. В этом нет смысла, но что если он опасен? Я ведь его совсем не знаю. Знаю, что он убил всю свою семью и попал в психушку.
     - Ты жил в Бостоне? – Спросила я его спустя некоторое молчание. Он, видимо, снова был удивлен.
     - Да, у нас была небольшая квартира. Я жил с папой и мамой, но тетя приезжала чаще, чем хотелось бы. Скорее всего, она теперь живет у нас. Мы можем проверить это.
     - Предлагаешь ехать к тебе? Думаю, твой дом давно продали.
     - Плевать, мне надо кое-что забрать. Ты ведь еще не передумала познать сладкий вкус мести?
     - Не знаю, предлагаешь убить всех, кого я знаю?
     - Только тех, кого ненавидишь.
     - Тогда всех. – Мы улыбнулись и продолжили наш путь. Готова ли я на такое? Этот вопрос теперь преследует меня.

     1 октября. 18:17

     Дейв смотрел на меня так, как никогда раньше. Я не могла разобрать что это, но я утопала в его черных глазах. Мы находились на крыше здания. Он погладил большим пальцем мою щеку и его губы слились с моими. Я никогда раньше не целовалась, это чувство, которое нельзя передать. Я не ожидала, что он сделает это, но была рада. Его рука спустилась к моей талии и вдруг чувство, которое одурманивало, превратилось в боль и предательство. Его черные глаза были как у Дьявола, в них больше не было любви, в них не было ничего, лишь пустая бездна отчаяния, страха и злости. Я посмотрела вниз, на его руку, которая нежно обнимала мою талию и увидела нож, который он держал. На его лице была улыбка. Я почувствовала как кровь течет изо рта, он схватил меня и кинул вниз с крыши, вынув нож. Я видела его лицо, полное жестокости и злости лицо. Я летела так медленно, но вдруг упала и весь мир стал лишь черной картиной перед глазами.
     Я резко открыла глаза. Дейв спал рядом и я вздохнула с облегчением. Это был всего лишь сон, означал ли он, что я не доверяю Дейву? Возможно. Я увидела пистолет, лежащий на тумбочке. Я встала и взяла револьвер в руки. Я постаралась прицелиться и представить как убиваю кого-то, но это было труднее, чем я думала.
     - Ты точно никого не убьешь, если будешь держать так руки. – Я слегка подскочила от неожиданности. Дейв облокотился на локоть и смотрел на меня. – Не сгибай так сильно локти.
     - Ну извини, я же не профессиональная убийца, как некоторые. – Он улыбнулся с какой-то горечью, я пожалела, что сказала это, но он, кажется, не обиделся. Дейв подошел ко мне и, встав сзади, поставил мои руки правильно.
     - Смотри вот сюда, главное сосредоточиться, палец чуть ниже, так больше шансов попасть в цель. – Он говорил тихо, его губы чуть ли не дотрагивались до моего уха. Это была странная близость, как в моем сне. Дейв отодвинулся.
     - Откуда ты знаешь все это?
     - Мы часто ездили охотиться с дядей. Он учил меня стрелять в уток, но мне всегда было жалко убивать их. Однажды, я не захотел делать этого, и он назвал меня слабым. Я был мал, но никогда не хотел быть слабым. Поэтому взял пистолет папы и пошел к озеру. Я был зол, когда ты злишься сделать что-то плохое легче. Я убил четыре утки и принес их дяди. Ему понравилось это, но я чувствовал себя мерзко.
     - Что ты чувствовал, когда убил родителей? – Поинтересовалась я.
     - Облегчение. – Для меня было странно слышать такое. Может Дейв боялся их? Поэтому, когда убил родителей, почувствовал облегчение, почувствовал безопасность. Я отложила пистолет и решила сходить в душ, ведь такой возможности может больше не представится.
     Я вышла из душа и нашла в штанах фотографию Кайли, она будто преследовала меня, но выбрасывать я ее не стала. Что с ней сейчас? Может, я смогу найти ее? Даже если я увижу ее, она, скорее всего, уже и не помнит все, что с ней было. Думаю, она сошла с ума и сейчас находится в каком-то доме для престарелых. Лучше оставить ее в покое.
     - Куда мы сейчас? – Спросила я. Дейв спрятал пистолет во внутренний карман куртки.
     - На поезд. Так проще добраться до Бостона.
     - У нас ведь больше нет денег.
     - Они нам не нужны. – Я не поняла, что хотел сделать Дейв, но надеялась, что что-то не очень плохое.

     1 октября. 20:15

     Мы добрались до станции, но прошли мимо к какой-то небольшой тропинки, которая вела в темный лес. Я не понимала, зачем мы здесь, но начала догадываться, хоть и надеялась, что это всего лишь догадки.
     - Прыгнешь первой? – Догадки оказались явью, к сожалению.
     - Нет уж, спасибо.
     - Ладно, поезд должен скоро подойти.
     - Как скоро?
     - Я откуда знаю. Подождем.
     - У тебя еще осталась еда? – Спросила я. Дейв вытащил бутерброд и передал мне. Я откусила кусочек и посмотрела вдаль: Темнота, везде была лишь темнота, ни одного фонаря, ничего.
     - Ты уверен, что поезд вообще придет? Что если приедет не наш?
     - Все поезда наши, они все проезжают Бостон.
     - Как думаешь, Джеймс там?
     - Вряд ли, но даже если он там, я не знаю чем он поможет.
     - Разве ты не хочешь узнать хоть что-то о нем? Может он действительно псих-убийца?
     - Как я? – В его голосе была нотка горечи.
     - Нет, я не об этом…
     - Может его снова поймали и он в тюрьме. Мне все равно, я лишь хочу забрать кое-что.
     - Что?
     - Неважно.
     Приехал поезд и я так и не успела ничего спросить больше, он ехал быстро, но Дейв смог ухватиться за ручку и помог мне. Мы залезли на крышу и я ухватилась за небольшую ручку. Это была не самая лучшая поездка. Небо накрыло черными тучами и через некоторое мгновение начался дождь. Мне хотелось скорее уйти отсюда.

     2 октября. 6:20

     Я не заметила как уснула, и даже не знаю как не упала, но рада, что этого не произошло. Красное солнце ослепляло глаза, я увидела Дейва: он сидел возле меня, его черные волосы блестели в раннем солнечном свете. Никогда не любила рано вставать, но сейчас выбора не было. Да и спать не очень хотелось в такой обстановке, почти всю ночь я не спала, Дейв, кажется, и вовсе не спал.
     - Далеко нам еще? – спросила я и слегка подвинулась.
     - Нет, почти приехали. Как спалось?
     - Не спрашивай. – Он улыбнулся. Не знаю как Дейв, но я волновалась. Что-то настораживало меня, держало какое-то чувство опасности. Что если он захочет убить нас или еще что-то хуже? Не думаю, что все, что было про него написано – ложь. Ведь в каждой истории всегда есть доля правды.
     Мы спрыгнули с поезда до того момента, как он успел полностью остановиться, и направились на Райл стрит. Я никогда не была в Бостоне, но город был красивый. Он был не очень огромный, но, тем не менее, завораживал. Люди ходили с непринуждёнными лицами, их дни были обычные, такие, как у меня были когда-то. Мне хотелось вернуться в те дни, но больше всего мне хотелось вернуться к маме. Обнять ее, рассказать все, что было за день. Мне так не хватает ее. Вспомнив о маме, я заплакала, но быстро стерла слезы. Не хотела, чтобы кто-то видел, но Дейв заметил.
     - Что-то не так?
     - Нет, все нормально. – Я выдавила из себя подобие улыбки и мы продолжили идти.
     - Волнуешься? – Спросила я Дейва, пытаясь разгладить обстановку.
     - Нет, не очень. Просто странно узнать, что той дедушка маньяк проводивший опыты.
     - Да, не самая приятная новость.
     - Но сейчас меня уже ничего не удивляет. – Я не знала, что сказать, поэтому промолчала и мы продолжили путь в тишине. Дейв смотрел на меня черными глазами, как в моем сне, солнце освещало его слегка сальные волосы. Он выглядел спокойно, но я знала, что он волнуется. Я вспомнила про револьвер и мне сразу стало плохо лишь от одной мысли убийства. Я не была убийцей, и, надеюсь, никогда не стану ей.
     - Чего хмуришься? – Спросил Дейв. Я и не знала, что он смотрит.
     - Думаю о Кристи. Я злюсь на нее, но не хочу убивать. Но если бы она была мертва, я бы не сильно расстроилась. – Я слегка улыбнулась.
     - Я помогу тебе.
     - Постоишь на страже?
     - Да, возможно. Если хочешь, я сделаю это.
     - Серьезно? Я вообще не хочу убивать никого. И не хочу, чтобы ты убил кого-то тоже.
     - Вспомни все, что она сделала. Разозлись на нее так сильно, как можешь. Так будет намного легче.
     - О, Господи… - Я увидела на столбе наш с Дейвом фотопортрет с надписью «Разыскиваются двое сбежавших из психиатрической больницы «Тонтон». Если вы заметили этих людей, звоните по номеру указанному ниже»
     - Черт. – Дейв сорвал объявление и положил его в карман куртки. – Надо скорее уходить. Осталось недолго идти. - Я махнула головой в знак согласия и мы отправились в назначенное место.

     Глава 9

     2 октября. 11:10

     Мы пришли к странному дому, который, казалось, вот-вот развалится. Позвонив в звонок, никто не вышел. Мы простояли достаточно долго, и Дейв открыл дверь, которая была все это время не заперта. Мы вошли внутрь, и гнилой запах старости ударил в лицо. Кажется, здесь действительно никто не живет. Нам же лучше. Мы осмотрели комнаты: старый диван стоял посередине, железный холодильник стоял недалеко от кровати, полочки были в пыли, на полу лежал порванный, весь в пятнах ковер, чуть поодаль были три дверцы, одна из которых вела в кладовку и другие две вели в ванную и спальню. Первым делом меня заинтересовала кладовка, в которую я и зашла. Я включила еле освещаемый свет и начала осматривать пыльные полки. Дейв взял какую-то коробку и начал рассматривать ее содержание - фотографии Джеймса. Мы начали рассматривать их, и это было странно видеть его лицо. Он не был похож на убийцу. Искренняя улыбка светилась на его лице, волосы были темные и ухоженные. На фотографии ему было лет тридцать. Все фотографии были в основном из больницы. Он стоял рядом с девушками, которые вскоре, наверное, стали его жертвами. Я увидела фотографию: Джеймс стоял рядом с девушкой, они вместе улыбались, он был в больничном халате. Казалось, они празднуют ее выздоровление. Сзади не было никаких записей, так что я не знала какой это год. Может Джеймс действительно не убийца? Я услышала шум и заметила, как Дейв что-то ищет.
     - Что ты делаешь? – Спросила я, но ответа не последовало. Он продолжал искать что-то и я слегка насторожилась. Он вышел и я тихо прошла за ним. Дейв зашел в спальню и продолжил свои поиски там, но остановился после того, как взял рамку с фотографией из старого ящика. Я подошла ближе и увидела семью. Они выглядели счастливо возле камина украшенного новогодними игрушками и такой же новогодней ёлкой. Женщина с темными волосами держала на коленях маленького мальчика, которого я сразу узнала. Его волосы были такие же черные, а темные глаза было видно даже на фото.
     - У вас одинаковые глаза с мамой, - сказала я Дейву. Он вытащил снимок и продолжил смотреть, после чего, положил его в карман. – Ты жалеешь об этом?
     - Нет, - отрезал Дейв и вышел из комнаты. Может он и не жалеет, но я знала, что он хочет вернуть это время назад. Я тоже хотела этого. Хотела забыть о том, что сейчас происходит, о том, что мой отец убийца. Мне было больно думать о том, что человек, с которым я жила всю жизнь, который заботился обо мне и маме, смог сделать такое. Он перестал быть таким, когда мне стукнуло одиннадцать. Он начал ходить к другим женщинам, пить, в основном это происходило из-за его работы. Он работал адвокатом столько, сколько я себя помню, но одно проигранное дело и он перестал быть им. Наверное, каждый бы сломался, опустившись до продавца в магазине и потере денег. Но нам тоже было нелегко, мама рассчитывала на его поддержку, но, в итоге, мама поддерживала его. Однажды, я проснулась из-за шума. Я знала, что они снова ссорятся и не хотела выходить, но я помню то, что сказала мама. Она сказала, что никогда не полюбит его так, как раньше и что он живет с нами только из-за меня. Тогда я поняла, что нашей семьи больше нет и никогда не будет. Терять семью всегда тяжело, особенно для ребенка. Слышать ужасные крики родителей и треск посуды – это то, чего я всегда боялась. Но не теперь. Мой страх сменился на более ужасное - на ненависть. Ненависть к отцу росла сильнее, как только я вспоминала его и лежащие тело мамы. Я не верю в это, до сих пор. Мне кажется, она жива, она сейчас приедет с работы, и мы вместе посмотрим фильм. Но ее нет. Я встряхнула головой, пытаясь не думать об этом, и вышла из комнаты.
     Дейв сидел на диване и я села рядом.
     - У нас больше нет денег? Я умираю с голода, - промолвила я. Дейв отрицательно помахал головой. Я не знала, что сказать, да и не пришлось, в дверь зашел пожилой мужчина с пакетом еды в руках.
     - Вы кто еще такие?! – Его голос был прокуренным и грубым, я успела заметить отсутствие двух передних зубов. Его одежда была как у фермеров, лицо закрывала борода, а голову прикрывали оставшиеся волосы, которых давно коснулась седина. Я посмотрела на Дейва, он явно не узнавал этого мужчину.
     - А вы? – Спросила я.
     - Я Брайан, а теперь выметайтесь из моего дома, наркоманы! – Он указал нам на дверь.
     - Мы не наркоманы, мы пришли к Джеймсу Топпан, мы слышали он живет здесь.
     - Жил, пока не скончался. Я его кузен, он завещал мне эту дыру.
     - Разве он не в тюрьме? – Спросил Дейв.
     - Кто сказал, что он не в тюрьме? Там он и умер. Год назад примерно. Все из-за этой девчонки. – Он прошел на кухню и положил продукты в холодильник.
     - Какой девчонки? – Дейв нахмурился.
     - Психопатки Кайли. Она все это подстроила. – Он сделал глоток пива.
     - Что подстроила? – Поинтересовалась я.
     - Не смотря на то, что у нее был муж и ребенок, она любила Джеймса. Они часто тайно встречались. Когда он узнал о том, что она убила своего ребенка, он предложил свою помощь, так как работал в психиатрической больнице. Она, конечно, сопротивлялась, но все же согласилась, потому что доверяла ему. Но он так и не смог помочь ей, она потеряла рассудок и ее хотели сжечь заживо. Он не смог допустить этого, поэтому отпустил ее. Конечно, ее нашла полиция и она рассказала им про то, как Джеймс мучал ее, проводил опыты. Он пытался доказать, что это не он, что он пытался помочь, но кто будет слушать его, когда девушка была вся в синяках, ссадинах и напугана? Все улики были против него и ему не оставалось ничего, кроме как сдаться. Он провел там долгое время, там и умер. – Брайан откашлялся и сделал еще глоток. Я не знала, что сказать. Джеймс действительно был невиновен.
     - Но зачем она сделала это? – Дейв стоял в таком же ступоре, как и я.
     - Откуда мне знать, что творится в голове у психов.
     - Вы не знаете где она сейчас? – Спросила я.
     - В каком-то доме престарелых, кажется, Бристон. А вы, ребятки, зачем все это спрашиваете? – Насторожился дед.
     - Он был моим дедом, - сказал Дейв.
     - Значит мы родственники?
     - Получается, да. – Брайан, кажется, обрадовался такому заявлению. Он хлопнул Дейва по плечу и куда-то вышел и вернулся с двумя бутылками пива.
     - Вот, я оставил эти бутылки на крайний случай. Это пиво самого лучшего сорта. Его больше не выпускают. – Он открыл бутылку, дал одну Дейву и сел на диван.
     - Садитесь, - предложил он. Дейв снял куртку и оттуда выпало объявление из больницы, которые мы сняли со столба. Лицо Брайана сменилось удивлением и, кажется, злостью. Он поставил бутылку и вышел в другую комнату, а через секунду вернулся с ружьём.
     - Это что такое? – Спросил он и нацелился на нас. – Вы что, двое, обманули меня?
     - Нет-нет, никто вас не обманывал. – Дейв поднял руки.
     - Хотите забрать мой дом?! – Крикнул он. – Дай сюда эту бумагу. – Дейв посмотрел на меня, но я смотрела лишь на ружье. Он поднял лист и отдал ему.
     - Так вы что, психи беглые? Решили в мой дом пробраться и убить, да?!
     - Нет, послушайте. Мы не сумасшедшие, нас отправили туда по ошибке. Мы лишь хотели где-то спрятаться, это самое близкое место, - говорила я.
     - Спрятаться, значит? Я сейчас позвоню им. Они вас мигом заберут, психам место в психушке! - Дейв вытащил пистолет из куртки и направил его на Брайана.
     - Лучше тебе не делать этого.
     - Ты угрожаешь мне?! Да как ты смеешь?!
     - Мы не хотели ничего плохого, но ты не оставляешь мне выбора. – Дейв возвел курок.
     - Стой. – Я положила руку на револьвер, он посмотрел на меня, но мой взгляд был прикован к Брайану. – Мы уйдем, а вы оставите нас в покое. – Брайан отпустил ружье.
     - Хорошо, девочка. – Он отошел и мы тоже. Я собралась выйти, но услышала голос Брайана. Он позвонил в больницу. Дейв подбежал к нему и одним движение выстрелил ему в голову. Я не думала, что он сделает это, но он продолжил стрелять.
     - Хватит! – Крикнула я и оттолкнула его.
     - Он хотел сдать нас!
     - Это не значит, что его надо убивать! – Дейв опустил глаза, его лицо было в крови. Он кинул пистолет и вышел. Я подняла револьвер и вышла следом. Дейв снова смотрел на фотографию своей семьи. Я подошла к нему, я хотела обнять его, но решила не делать этого.
     - Надо убрать труп, пока его не нашли, - сказал он не отрывая глаз от фото.
     - И что ты предлагаешь сделать с ним?
     - Замотаем в одеяло, а когда стемнеет, сожжем вместе с домом.
     - Здесь рядом есть еще дома, что если кто-то пострадает?
     - Либо они, либо мы.
     - Если там дети?!
     - Хорошо, вызовем пожарных и спалим дом, тогда все будет выглядит как несчастный случай.
     Я согласилась с Дейвом, но все равно было неприятно знать, что этот дом спалят вместе с трупом.
     - Тебе стоит поспать, - сказал Дейв. Я не думала услышать такое, но решила действительно прилечь, неизвестно когда еще выпадет шанс спать. Я махнула головой в знак согласия, но Дейв не смотрел на меня. Я вышла в другую комнату и увидела кровь и тело Брайана. Тело пробрала дрожь, но я решила не придавать сильное значения и постараться не думать об этом. Я легла на кровать и закрыла глаза.

     2 октября. 22:20

     Такого сильного ветра не было давно, мне хотелось спрятаться, но поле было слишком большое. Ничего, кроме колосьев и сухой травы. Я увидела ворона, он летел быстро, но я была уверена, что он летит на меня. Ворон подлетел к моей голове и я закрыла глаза, но когда открыла, то увидела только Дейва. В его руке был нож, а глаза по-прежнему черные. Я хотела проснуться, говорила себе это снова и снова, но это не было похоже на сон. Он подошел ко мне и нож с силой впился в мою грудь. Его лицо озаряла улыбка, а из глаз потекла темно-красная кровь. Я упала на пол и увидела тысячу воронов, которыми стал Дейв. Они кружили черным пятном над моей головой, а я медленно чувствовала приближение смерти.
     Я резко открыла глаза и хотела закричать от неожиданности, но Дейв закрыл мой рот ладонью и опустил вниз под кровать. Я увидела тело Брайана и хотела снова закричать, но Дейв остановил меня. Тело Дейва было практически на мне, губы были в сантиметре от моих, он держал ладонь на моих губах и пристально смотрел в глаза. Я отвернулась и увидела безжизненное лицо Брайана. Мне хотелось заплакать, ведь это сделали мы, но сдержалась. Я закрыла глаза и услышала шаги.
     - Брайан, - крикнул хриплый голос женщины. – Брайан, ты дома? Ты должен мне триста долларов, мерзавец. Не думай, что отделаешься от меня. – Женщина прошла мимо кровати и мое сердце остановилось. Дейв продолжал держать руку на моих губах. Я услышала телефонный звонок, а через мгновение снова послышался голос женщины:
     - Его здесь нет, наверное, опять загулял… Хорошо, я скажу ему, когда он вернется. – Женщина положила телефон. Вот только он больше не вернется. Я посмотрела на Дейва, но его лицо ничего не отражало. Это было больше похоже на бесчувственность. Женщина вышла и Дейв отпустил руку, но черные, как бездна, глаза продолжали смотреть на меня, в темном свечении его губы казались кровавого цвета. Он отстранился и вылез из-под кровати, я сделала тоже самое.
     - Ну и что теперь будем делать? – Спросила я.
     - Следуем плану.
     - Эта женщина увидит, что дом спалили и придет сюда. Она знает, что его нет здесь. Это может вызвать подозрения.
     - Ну и что предлагаешь? Тащить его через кварталы?
     - Не знаю, можно что-то придумать.
     - Что?! Он мертв, Эмили! И не останется не замеченным. Мы спалим дом и уйдем отсюда.
     - Нет, ты спалишь. Я не собираюсь участвовать в этом. – Я вышла из комнаты и хотела скорее выйти на улицу, но Дейв преградил дорогу, поставив передо мной руку на дверь. В комнатах не было света, лишь свечение уличного фонаря и лунного света. Я остановилась и рука Дейва потянулась к моему лицу. Он заправил выбившуюся прядь моих волос за ухо, а большой палец нежно окутывал щеку. Я думала, что это сон, что сейчас он вытащит нож из кармана и убьет меня, но это было правдой.
     - Прости, ты права. Я не хотел, чтобы так вышло, но я бы не смог снова вернуться туда. Это место уничтожило меня. Я выбрался лишь благодаря тебе и никогда не забуду этого. – Он отстранился и открыл дверь. – Никто не должен знать, что мы были здесь. – Махнув головой, я вышла. Я отошла вдоль по дороге, но когда обернулась, увидела Дейва. Он посмотрел на меня и кинул пылающую спичку в окно дома. Ужасное пламя поглотило дом с огромной силой. Дейв подбежал ко мне и, взяв за руку, побежал вперед. Я оглянулась и увидела женщину, которая вышла на улицу. Она что-то кричала нам, но сразу забежала в дом, скорее всего звонить пожарным. Она видела нас, она знает, что это мы. В этом городе нельзя больше находиться.
     Мы забежали в какой-то темный переулок с лестницей, которая вела вниз. Дейв потянул меня прямиком к ней, и мы вышли прямо к чистому и сверкающему океану, волны которого бились о скалистые камни. Океан – это слово преследовало меня, а темно-голубые волны приходили ко мне по ночам. Я выросла в местах, где были лишь озера или реки. Жить возле океана – это было моей мечтой. Я до сих пор мечтаю о том, чтобы каждое утро просыпаться, выходить на балкон и смотреть на прекрасную лунную дорожку вдоль воды. В детстве, смотря на такую дорожку, я думала, что смогу пройтись по ней в мир, где нет боли и страданий, где нет чего-то ужасного, нет ссор и темных секретов. Я думала, что эта дорога в прекрасный мир снов. В мир, в котором я хотела жить. Каждый раз, когда у меня появлялась возможность сбежать от реальности, я не упускала ее. Я читала много книг, слушала музыку и смотрела фильмы. Когда родители ссорились, я закрывала глаза и уши, залазила под одеяло и старалась уснуть, лишь бы не знать, что происходит. Всегда легче, когда не знаешь или не видишь. Когда умер Стивен, я не видела его, не приходила на похороны. Я отказывалась верить в то, что его нет. Я думала, что он просто уехал, что он вернется, хоть и понимала, что этого никогда не произойдет. Тоже самое произошло с мамой. Я понимаю, но не верю. Она ушла так внезапно, так быстро и мучительно. Я боюсь думать об этом, боюсь вспоминать, но это произошло и это реальность. Мир снов и иллюзий остался в детстве, остался только реальный мир. Мир боли и страданий, где надо выжить или умереть.
     - Зачем мы спустились сюда? - Спросила я. Дейв сел на песок, но я осталась стоять.
     - Здесь редко есть люди. Сейчас мы не можем бежать, уйдем на рассвете. – Немного подумав, я, все же, согласилась и села рядом. Я смотрела на луну, на океан и хотела сбежать как можно дальше и как можно скорее. Поднялся сильный ветер, хоть я была в краденом свитере, было холодно. Я почувствовала куртку на своих плечах и посмотрела на Дейва, но сразу отвернулась. Он остался лишь в одной футболке.
     - Ты простудишься, - сказала я, не отрывая взгляд от луны. Я услышала тихий смешок. – Что смешного?
     - Прости, просто странно слышать от кого-то заботу.
     - Разве о тебе никогда не заботились? Даже друзья?
     - Никогда. Да и друзей у меня не было. Я был закрыт в себе, много курил, бывало пил. Меня считали изгоем, часто били. Только потому что я не хотел общаться с какими-то отморозками и хорошо учился. – Дейв напомнил мне меня. Я посмотрела на него, он его взгляд был прикован куда-то в пространство. Мне стало интересно знать сколько ему лет, на вид кажется девятнадцать.
     - Что? – спросил он.
     - Ничего, просто ты выглядишь лет на девятнадцать.
     - Ну спасибо. – Он улыбнулся. – Мне двадцать два. – Я была слегка удивлена, но старалась не показывать это. Я отвернулась и нащупала пистолет внутри куртки. Я покрутила его в руках, смотрела на орудие убийства, словно оно поможет что-то исправить.
     - Научи меня стрелять, - произнесла я.
     - Сейчас?
     - Да, сейчас.
     - Здесь ведь темно.
     - Пожалуйста. – Я встала вместе с Дейвом и надела куртку. Дейв отошел куда-то и вернулся с бутылкой. Он взял пистолет и прицелился.
     - Главное держать палец по середине. Смотри сюда и представь, что перед тобой не бутылка, а человек, который причинял тебе боль. – Дейв передал мне револьвер и я постаралась сделать как он.
     - Руки чуть ниже. – Он подошел ко мне и поставил свой палец поверх моего. Его голос был тихий. Я не могла сосредоточиться и старалась не думать о его губах прикасающихся к моему уху. Я не успела понять, как Дейв выстрелил вместе со мной и бутылка разбилась на осколки. Он отошел, но я не хотела этого. Я повернулась с улыбкой.
     - Так нечестно, я должна была стрелять, а не ты.
     - Я просто показал как надо. В следующий раз ты сделаешь это. – Он улыбнулся и подошел ближе. Мое сердце ускорило ритм, страх напомнил тело. Дейв подошел ближе. Все было как во сне. Я смотрела на него снизу вверх, он погладил меня по щеке и убрал непослушную прядь волос за ухо. Он приблизился ко мне и я почувствовала его теплые губы на своих губах. Чувство, которое трудно описать словами. Мне больше не было холодно, я чувствовала лишь тепло его губ, словно горящий уголек между нами. Его рука оказалась на моей спине под кофтой и тело заполонили мурашки. Он лишь на сантиметр отстранился и поцеловал мою шею, еле касаясь губами. Тьма, которая окружала меня, вдруг куда-то пропала. В этот момент я могла лишь думать о нас и ни о чем другом. Я вспомнила слова, которые когда-то говорила мне мама, когда мне было страшно: « Свет всегда уничтожает тень». Я всегда надеялась, что это правда, но хорошие вещи со мной не случались уже долгое время, но я по-прежнему верю в то, что свет закроет всю тьму. Это был тот момент – момент, когда не было тени, не было ничего, что может навредить мне. Все сны, которые снились мне про Дейва, были лишь снами. Он не хотел причинить мне зла. Он хотел защитить меня. Мы находились, словно в каком-то убежище, где нет никого. Только мы. Я никогда раньше не испытывала таких чувств и не хотела, чтобы это заканчивалось.

     Глава 10

     3 октября. 5:50

     Теплая рука Дейва окутала тело. Яркий луч утреннего солнца бил в глаза. Я посмотрела на спящего Дейва и решила дать ему еще немного поспать. Я встала с влажного песка и подошла к морю. Ветер разгонял волны в разные стороны, от чего я немного поежилась. Несмотря на то, что на мне была кофта и куртка Дейва, тело пробирала дрожь. На часах было примерно пять утра. Я часто встречала рассветы. Я выходила на балкон, брала теплое одеяло и садилась, наблюдая за прекрасным восходом солнца. Мне не хватает этого времени, когда я могла делать обычные вещи, могла читать или слушать музыку, когда никто не знал о моем существовании, так же, как сейчас я не знаю о чьем-то. Я почувствовала чьи-то руки у себя на талии и поцелуй на щеке. Я обернулась и увидела Дейва: его волосы были взъерошены, нос слегка покрасневший от холода, на лице светилась улыбка.
     - Надень куртку. – Он был лишь в одной футболке и я пожалела, что не сняла ее раньше. Дейв не хотел брать, но я, все же, уговорила. – Куда мы поедем?
     - Домой, это недалеко. Я лишь заберу кое-что и уедем. Мы можем уехать куда захочешь.
     - Я хочу домой. Как бы это не звучало, но я хочу вернуться. Хочу жить нормально. Возможно, сменить имя. Тогда никто не узнает, что это я.
     - Мы вернемся, обещаю. – Он поцеловал меня и мы направились в другую сторону. Я представила жизнь с Дейвом: мы бы каждый просыпались когда захотим, завтракали, смотрели бы фильмы, а по вечерам гуляли. Дарили бы подарки на праздники, встречали бы рождество. Это та жизнь, о которой я мечтала. Она была у меня, только без Дейва. Я не ценила такие моменты, когда мы устраивали семейные ужины, которые я терпеть не могла, дарили подарки, смотрели на салют. Я не любила такие праздники, ведь тогда никто из нас не был собой. Все натягивали фальшивые улыбки и пытались выглядеть дружелюбно. В такие дни я чувствовала себя особенно одиноко. Но больше всего я ненавидела свой день рождения. В этот день я становилась старше, что значило еще больше ответственности. Ко мне никто не приходил, я сидела в своей комнате и смотрела фильм с тортом. В детстве я всегда думала, что когда стану старше, у меня будут друзья, наша семья станет более дружной, но это были лишь мечты ребенка. Все не так как ты хочешь и никогда не будет. Я никогда не получу того, что хочу. Может, раз я не могу получить это, стоит забыть об этом и плыть по течению? Или же, достать это любой ценой.

     12:15

     Тёмный дом, полная противоположность моего. Добраться до него было нелегко, но, к счастью, мы сделали это. Вокруг дома был забор с облупившейся белой краской. Мы вошли внутрь и я сразу заметила фотографию на стене. На ней были изображены совершенно незнакомые для меня люди, я подумала, что это не дом Дейва, что мы находимся в совершенно ином месте. Я прошлась по комнате и рассмотрела разный декор на стенах и полках. Дом выглядел вполне уютно.
     - О, Господи. - Я услышала голос и, обернувшись, увидела женщину лет сорока. Она облокотилась на комод и наклонила голову закрыв глаза. Мне казалось она вот-вот потеряет сознание. Дейв подошёл к ней и провёл на диван. Я принесла воды и села рядом.
     - Ты ведь... - Она сделала глоток воды трясущимися руками. - Зачем ты пришёл? - Её голос сменился жёстким.
     - Не волнуйся, я ненадолго. - Дейв отошёл от неё и направился в другую комнату. Я посмотрела на женщину и пошла следом за ним. Комната была небольшая, с белой большой кроватью, розовыми обоими, зеркалом и шкафом. Дейв подошёл к шкафу и достал оттуда пистолет и коробочку с патронами. Зарядив орудие, он передал его мне.
     - Мы останемся здесь? - Спросила я и покрутила пистолет в руках.
     - Вряд ли.

     - Кто эта женщина?
     - Моя тётя. Этого она и хотела. Отправить меня в псих больницу и забрать себе все имущество.
     - Ты собираешься убить её?
     - Нет. Пока нет. - С этими словами он вышел, кинув быстрый взгляд на меня. Я осталась стоять с пистолетом в руках в недоумении и с чувством безысходности. Мне не хотелось делать что-то плохое и уж тем более, чтобы Дейв сделал что-то хуже. Я не хочу, чтобы он убивал свою тётю, на фотографиях, скорее всего, её семья. Может она и вовсе не хотела ничего плохого.
     Я спустилась вниз, но не увидела Дейва. Стояла лишь женщина, смотря на пол и потирая глаза. Посмотрев на меня, она нахмурилась.
     - Ты кто ещё такая?
     - Я... Эм... Я пришла с Дейвом.
     - Ну и что вам, чёрт возьми, надо? Хотите забрать дом? Выгнать мою семью на улицу? Вот только уже поздно. Я и так по уши в дерьме, моя семья разваливается, а у меня начальная стадия рака. - Она подошла к холодильнику и налила себе пол стакана водки. Взяв сигарету, она положила её между губ и тёмный дым разлетелся по воздуху. Я не успела заметить, как стакан был пуст.
     - Нет, что вы, мы не хотим ничего плохого.
     - Тогда зачем вы пришли?
     - Мы хотели бы остаться здесь ненадолго, немного отдохнуть.
     - Ага, сейчас. Закатайте губу обратно. Этот человек лишил всех, кто у меня был. Всех, кого я любила. Он уничтожил мою жизнь и ты думаешь я оставлю его здесь? Нет уж, я не собираюсь быть соучастником в вашем побеге. - Она налила ещё и выпила. Затянувшись, снова разлился дым по комнате.
     - Это была самозащита.
     - Самозащита? - Она слегка усмехнулась. - Это он тебе сказал? Какая же ты дура, если поверила.
     - Он бы не стал врать, в этом нет смысла.
     - Не знаю, что он наговорил тебе, но ему место в психиатрической больнице. Хочешь выпить? – Она протянула мне стакан с алкоголем.
     - Нет, спасибо. – Она слегка пожала плечами и, выпив еще стакан, начала кашлять. Мне казалось, она вот-вот задохнется. – Я Брэнда.
     - Эмили.
     - Значит, ты, девочка, тоже из психушки? Ну и что ты сделала?
     - Ничего. Меня подставили. Так же как и вы Дейва. Вы ведь знали, что они делали, знали, что они пытались убить его и все равно отправили туда.
     - О чем ты вообще? Дейв – психопат. Я тогда была уже на девятом месяце беременности. Я всегда приходила сюда по выходным, мы пили чай с Моникой и просто разговаривали о повседневной жизни. Но в этот день я пришла немного позже, чем обычно и заметила, что дома никого нет. Я услышала ужасный крик на чердаке и решила подняться, я тогда не думала, что может что-то случится, что может там находится убийца, я просто начала подниматься, а когда достигла нужного места, увидела парня лет шестнадцати вместе с Дейвом. В его руке находился нож… Бедный мальчик кричал и молил о пощаде, но Дейв отрезал ему язык. Я до сих пор помню его озлобленное лицо, его еле заметную улыбку, помню ужасное, измученное выражение мальчика… Я не знала, что делать, поэтому решила рассказать все Монике. Я была ужасно напугана и пережила самый большой стресс, который был когда-либо. Мы не знали, как действовать, я предлагала отправить его в больницу, но Моника не хотела, она решила предпринять более серьезное решение. Я не знаю, что именно произошло в ту ночь, но я помню, как пришла и увидела их тела. Я видела как Дейв снова и снова ударял ножом по телу своего отца. Я позвонила в полицию. Он увидел это и набросился на меня. Мне удалось сбежать, но в этот день я потеряла ребенка. Это должен был быть мальчик. Я больше не смогла иметь детей, но вышла замуж за человека, у которого уже имелась девочка восьми лет – Салли. – Она пожала плечами и выпила еще. За весь рассказ она выпила раза три и, мне показалось, ей было больно вспоминать все это, с каждым словом, будто нож ударял ей прямо в грудь.
     - Это неправда. Я не верю вам.
     - Думай что хочешь, но я сказала тебе все, что знаю. Выбор за тобой.
     - Если это правда, как вы можете так спокойно говорить об этом?
     - Я умираю, мне больше не надо бояться его или еще кого-либо. Я все равно скоро отправлюсь на тот свет и мне будет уже все равно. Со временем боль утихает, сменяясь темным шрамом закованным в твоей памяти, тебе остается лишь принять правду. Я не знаю, что с ним было в больнице, что было в ту ночь, изменился он или нет. Я верю лишь в то, что вижу, а видела я не мало. На твоем месте я бы бежала отсюда как можно дальше, и как можно скорее. Не доверяй ему, Эмили, никому не доверяй. Даже мне.
     Ее слова заставили меня задуматься о Дейве. Я не хотела верить в то, что сказала Брэнда, но если эта была правда, что я должна делать? Может мне действительно лучше уйти? Вернуться к тете, начать новую жизнь без всего этого ужаса, который происходит вокруг. Я решила выйти на улицу. Возможно, свежий воздух поможет мне немного подумать обо всем. Раньше, когда были какие-либо проблемы в семье, я уходила подальше от дома и старалась думать лишь о том, что скоро все станет как прежде, что я вернусь домой и все будет спокойно. Мама и папа перестанут ссориться и я смогу нормально лечь спать, без всех ужасных мыслей, которые посещали меня почти каждый день. Я помню день, когда проснулась от ужасного маминого крика. Я думала, что произошло что-то нечто ужасное, я как трусиха сидела в комнате и даже не могла выйти. Я ненавижу то, кем я являюсь. Я всегда была слабой, всегда всего боялась, всегда бежала, если происходило что-то плохое. За это я ненавижу себя, я ненавижу то, что я ничего не могу сделать. Никому не могу помочь, даже себе. Кристи была права на счет меня. Я струсила остаться и помочь Дейву, я испугалась смерти мамы, даже сейчас я боюсь сделать что-то. Я боюсь узнать правду, боюсь сделать то, что должна.
     Я вышла, закрыв дверь, но врезалась в грудь Дейва.
     - Ты куда? – Спросил он слегка настороженно.
     - Решила прогуляться.
     - Я купил еды, думаю, стоит сначала поесть, - произнес он спустя молчание. Я помахала положительно головой и зашла вместе с ним обратно в дом. Сейчас он казался мне каким-то другим. Будто я смотрю на совершенно иного человека. Я должна все прояснить.
     - Где ты взял деньги? – Спросила я. Дейв раскладывал продукты в холодильник из одного пакета, а из другого вытащил китайскую еду.
     - Неважно.
     - Ты их украл?
     - Я же сказал – неважно.
     - Важно, особенно если ты их украл.
     - Раньше тебя это не очень волновало. – Он посмотрел на меня каким-то особенным взглядом, словно, разочарование. Но спустя молчание отвернулся и, не поднимая глаз на меня, сказал:
     - Это мои деньги. Я прятал их и рад, что никто так и не нашел.
     - Я надеялась, тебя по дороге собьёт какой-то автобус. – К нам вышла Брэнда с еще одной сигаретой между губ. Я даже сбилась со счета, сколько она уже выкурила, за время пока мы здесь. Наверное, пачку. Дейв лишь улыбнулся на ее высказывание и продолжил выкладывать продукты. – Вот только не надо класть свои отходы в мой холодильник. Если вы думаете, что останетесь здесь, то вы, ребятки, ошибаетесь.
     - Мы и не собирались. Завтра нас здесь не будет.
     - Я хочу, чтобы вы ушли сегодня или я позвоню в гадюшник из которого вы сбежали.
     - Мне плевать, что ты хочешь. Это мой дом и все что здесь – мое. Если ты позвонишь хоть кому-то, то можешь быть уверена – поплатишься.
     - Как это мило, смотреть, как трус пытается выглядеть угрожающе. Ты всего лишь ребенок, Дейв. – Она подошла ближе и выдохнула дым ему в лицо. Улыбка заиграла на лице парня, но она была вовсе не веселой, а довольно зловещей. Брэнда отошла слегка посмеиваясь. – Если ты думаешь, что я позволю тебе запугать меня, то ты ошибаешься. Игра еще не закончена, помни это. – Она затушила сигарету и отдалилась в сторону комнат. Дейв разбил стакан, стоящий на столе, и опустил взгляд вниз. С каждым вздохом я видела, как злоба наполняет его тело. Я хотела подойти, но он покинул комнату, ни разу не посмотрев на меня, и я осталась одна. Где-то в глубине мыслей я понимала, что должна уйти, должна бежать от него как можно дальше, но не могла. Хоть мы вместе совсем немного, я успела привязаться к нему. Я всегда быстро привязывалась к людям, учитывая то, что у меня не было друзей и мало внимания. А если и были, то чаще всего они оказывались не теми людьми, за которых выдавали себя. Я привыкла к этому. Но только не в этот раз. Дейв единственный кто наконец-то был настоящим со мной и не искал никаких выгод от дружбы. Именно поэтому я не хочу терять его, я не могу допустить этого.
     Весь день меня не покидало чувство некого угнетения. Я решила немного пройтись, лишь бы не видеть никого и прочистить голову от всех ужасных мыслей. Каждый день мои глаза наполнялись слезами, которые я тщательно старалась скрыть. До сих пор я не могу отпустить все, что произошло с мамой. Почти каждую ночь меня посещают кошмары о маме, но бывает, сны вовсе не появляются. Я окутана лишь темным одеянием ужаса и страха, который никак не покинет меня. Часто я думаю о том, что было бы оставшись я в больнице. Меня бы убили или все же помогли и отпустили бы через некоторое время? Возможно, это был бы хороший вариант, может, стоило подумать об этом, прежде чем я решила бежать. Но уже поздно думать о чем либо. Я уверена в том, что эта больница таила в себе некие секреты, о которых я никогда не узнаю. Я снова наткнулась на фотографию Кайли в своем кармане. Ее лицо было измученное и не выражало ничего, кроме отчаяния. Была ли она на самом деле сумасшедшей и что с ней сейчас? Желание узнать о Кайли выросло намного больше, чем я ожидала. Мне хотелось отдать ей эту фотографию, ведь вряд ли у нее есть хоть какие-либо фото. Я подошла к автобусной остановке, на которой всегда висела карта города, и посмотрела улицу, на которую мне надо попасть. Это оказалось не так далеко, как я думала, поэтому я решила не останавливаться.
     Все выглядело не так плохо как я думала. Это было похоже на большой каменный дом какой-то богатой женщины с надписью, на котором, « Дом престарелых Бристон». Я не знаю, почему появилась необходимость приехать сюда, но что-то, все же, не давало мне покоя. Я вошла внутрь и увидела небольшую приемную комнатку. Я подошла к девушке за стойкой:
     - Я бы хотела увидеть Кайли Росс. – Девушка начала что-то искать, после чего назвала номер ее комнаты. Я прошла по длинному коридору в окружении больных стариков и зашла в назначенную комнату. На кровати лежала женщина, смотря в белый потолок. Ее тело и глаза не двигались, мне даже показалось, что она не дышит, но когда я подошла, она посмотрела в мою сторону.
     - Прошу прощения за беспокойство, но я подумала вы бы хотели забрать кое-что. – Я села рядом с ней и протянула фотографию. Ее лицо сменилось изумлением и ужасом. Она села на кровать и, нахмурив взгляд, рассматривала снимок.
     - Откуда это у тебя?
     - Я нашла это в больнице «Тонтон». Меня поместили в ту же палату что и вас.
     - Это он. Он сделал это.
     - Что?
     - Это все из-за него. Из-за Джеймса.

     1964 год. Кайли Росс

     Темная фигура посещающая мой разум каждую ночь. Он смотрел на меня, но я не видела кто это. Я всегда забываю свои сны в одно мгновение. Я резко открыла глаза и судорожно начала смотреть мое местонахождение. Я находилась в кровати дома у Джеймса. Он тихо посапывал рядом, крутясь, в надежде найти удобное для него местоположение. Тяжело вздохнув, я потерла глаза и посмотрела на часы, которые показывали четыре часа утра. Взяв вещи, я вышла в ванную комнату. Мое отражение в зеркале. Я всегда не любила его. Черные тонкие волосы, черные глаза под которыми вечно находились темные синяки. Я выглядела, словно сама тьма оставила свой поцелуй на мне. Я завидовала тем девушкам, у которых были светлые глаза, светлые волосы, они казались такими радостными и солнечными. Когда-то и я окрасилась в светлый цвет, но стало лишь хуже. Мои волосы стали выпадать, а светлый цвет быстро заглатывал темный оттенок. С тех пор я перестала видеть смысл красить их дальше, поэтому оставила свой, который никому не нравился. Все говорят, что я похожа на ведьму восставшую из мертвых. Что ж, это выглядело действительно так. Только Джеймс всегда говорил, что я прекрасна. Даже мой собственный муж никогда не мог произнести эти слова, для него я всего лишь девушка родившая ему ребенка, который, как он думает, его, и домохозяйка, которая должна лишь подтирать за ним все. Наверное, именно по этой причине я сбегаю от него каждую ночь к Джеймсу.
     Я открыла кран и белый пар заполнил комнату. Я легла в горячую воду и за все время наконец-то расслабилась. Каждое утро я должна встать в восемь часов, только чтобы подать завтрак Сэму и накормить Молли. Дела каждый день накрывались на меня, слово облако. У меня нет времени даже на то, чтобы сходить в магазин и купить себе наконец-то новую одежду. Мне приходится ходить в старых вещах, которые дала мне мама. Мои побеги к Джеймсу - единственный выход из ужасной рутины повседневной жизни. В нашу первую встречу он был в белом халате. Я не знала кто он, куда идет, я лишь видела, что его взгляд пожирал меня с ног до головы. Это было недалеко от какой-то больницы, мимо которой я проходила довольно часто, но не видела его раньше. Он стоял с сигаретой, его каштановые волосы освещал солнечный свет, а светлые глаза были устремлены лишь на меня. Я больше не видела его около недели и даже не вспоминала, но в один день он подошел ко мне, когда я снова проходила. Он дал мне темно-красную розу и, улыбнувшись, ушел. Тогда я и подумала, что это судьба, ведь такие совпадения бывают редко. Я приходила домой с улыбкой на лице, которая появлялась так редко. Мы продолжали встречаться все чаще и чаще, тогда он стал мне самым дорогим человеком, который у меня когда-либо был. Впервые я осталась с ним ночью, сняла кандалы, в которых держал меня Сэм и запрещал мне делать что-либо. Я больше не была заложницей в собственном теле, за все время я почувствовала свободу. Конечно, я знала, что это все хорошо не закончится, поэтому рассталась с Сэмом, но он не захотел отпускать меня. Не знаю, что его держало, но он просил остаться, был таким, каким я не видела его никогда ранее. Мое решение было не обдуманным, но я, все же, осталась. Сэм с детства сирота, наверное, именно поэтому он не допустил того, чтобы я ушла. Он боялся, и этот страх захватил его тело. Я не виню его за это, ведь я тоже жила без отца, а мать умерла два года назад. Человеку с такой судьбой трудно оставить кого-либо, кто стал тебе близким. Я не любила его, но он был человеком, который понимал меня как никто другой. Тот, кто всегда мог приехать в любой момент и всегда любил меня не смотря ни на что. Но с Джеймсом я чувствовала себя не лишенной действий, чувствовала близость, опасность. Он был запретным плодом, который я получила.
     Через несколько месяцев тайных встреч, я узнала о своей беременности и была счастлива, но Джеймс утверждал меня сделать аборт, говорил, что это опасно, что это может привести к неприятностям. Тогда был скандал, после которого, мы не виделись почти месяц. Я оставила ребенка и вернулась к Сэму. Больше не было побегов, не было каких-либо приключений. Была лишь рутина повседневной жизни. Сэм помогал мне, но недостаточно хорошо. Молли забирала все силы, которые у меня были. Джеймс иногда появлялся и помогал, иногда гулял с ней, чтобы я немного отдохнула. Эти отношения уже не были такими как раньше, но мои чувства остались прежними. Сейчас мы снова вместе и стараемся забыть все то, что было в прошлом.
     Я накрылась махровым полотенцем и услышала тихий стук в дверь, после которого зашел Джеймс. Его темные волосы были взлохмачены, глаза слегка закрыты, на лице была небольшая улыбка. Он подошел ко мне и, взяв за талию, поцеловал.
     - Разве ты не должна сейчас быть в кровати? – Спросил он, не отпуская меня.
     - А разве ты должен говорить как мамочка? – Он слегка улыбнулся и снова окутал легким поцелуем. – Сэм скоро проснется, мне надо ехать.
     - Перестань поддирать ему зад. Он не заслужил того, чтобы ты жила с ним.
     - Он мой муж, Джеймс. Я не могу оставить его.
     - Могла бы, если бы захотела. – Его улыбка сменилась грубым выражением лица. Он отпустил меня и отстранился.
     - Ладно, что ты хочешь, чтобы я сделала? Бросила его, забрала ребенка и оставила бы одного? Он – сирота, у него никого нет кроме меня.
     - Ты могла бы жить со мной. Ты можешь оставить ребенка и жить со мной.
     - Ты хочешь, чтобы я оставила Молли?! Это не только мой ребенок, но и твой. Я думала ты стал другим.
     - Прости, я не это хотел сказать. Конечно, Молли тоже должна быть здесь. – Он подошел ко мне и снова обвил талию руками. – Ты взяла бы Молли, мы бы вместе гуляли, не прячась по темным углам. Я бы покупал тебе, все, что ты хочешь. Подумай об этом, ладно? – Он заправил мокрую прядь за ухо и поцеловал меня.
     Домой я вернулась немного раньше, чем ожидала. Я побежала наверх к Молли. Она тихо спала в кровати, но Сэма в комнате не было. Я немного удивилась, ведь он никогда не просыпался так рано. Я спустилась вниз и разложила свои вещи по местам. Взяв сковороду, я начала готовить. Я услышала звук хлопнувшей двери и в комнату зашел Сэм.
     - Я искал тебя, - произнес он и развязал галстук. – Не хочешь сказать, где ты была?
     - Могу спросить тебя тоже самое.
     - Я был занят. Но вот ты, ты должна быть дома. – Он подошел ко мне и поднял мою голову за подбородок. – И кто он?
     - Какая тебе разница? – Сэм ударил меня и с губы просочилась струйка крови. От него пахло алкоголем и тяжелым запахом сигарет.
     - Мерзкая шлюха. Знаешь что, проваливай со своим ребенком из моего дома.
     - Как ты можешь так говорить?! Хорошо, я с радостью уйду, если ты так хочешь. - Я выключила плиту и поднялась наверх. Взяв сумку, я начала собирать вещи. Надо было послушать Джеймса. Надо было уйти, как только была возможность. Что я только думала, когда осталась здесь. Сэм зашел в комнату и упал на кровать. Он выглядел беспомощно и жалко. Мне хотелось злиться на него, но я не могла. Не могла допустить, чтобы он был один. Я взяла Молли и ушла.

     3 октября. 17:00. Наши дни

     Я поглощала каждое слово, которое говорила Кайли. Она смотрела в окно и с задумчивым видом вспоминала все, будто это было недавно. Мне казалось она полностью погрузилась в свое прошлое. В палату зашла женщина и поставила поднос с едой на стол, но Кайли даже не посмотрела на него.
     - Я не могла оставить Сэма, поэтому вернулась на следующий день. Джеймс был не очень рад, что я была с ребенком, но, все же, принял нас. – Она повернулась ко мне и передвинулась на кровать. – Как твое имя, девочка?
     - Эмили.
     - Эмили, - повторила женщина. – Ты напоминаешь мне меня. Я была столь же наивной, как и ты. Зачем ты пришла сюда?
     - Я хотела отдать вам фотографию.
     - Не стоило делать этого. Те дни для меня были Адом на земле. Я вспоминаю их с тяжелой раной и сейчас я бы хотела, чтобы ты ушла.
     - Но вы ведь…
     - Прошу, уходи. – Она протянула мне фотографию, не отводя взгляда от стены.
     - Это правда?
     - Что?
     - Что вы убили Джеймса? Он любил вас, но сейчас он мертв. Он был родственником моего друга. Единственным, кто у него был, но из-за вас его больше нет.
     - Ты тоже думаешь, что я сумасшедшая, не так ли? – Кайли горько улыбнулась. – Но я сказала правду. Все, что происходило там – правда. Джеймс умер для меня давно и я рада, что сейчас он гниет в могиле.

     1964 год. Кайли Росс

     Я лежала на подстилке на берегу океана, смотря на восхитительные звезды. Рядом со мной в кроватке спала Молли, а недалеко от нее так же был Джеймс. Он смотрел на меня с улыбкой и, приблизившись, поцеловал. В такие моменты мне не хотелось уходить. Не хотелось ни о чем-либо думать, кроме него. Я была рада, что ушла от Сэма, но мне было его жалко. Он позвонил мне раза три. Я знаю, что он не справится без меня.
     - Я должна вернуться к Сэму. – Джеймс перестал целовать меня и, нахмурив взгляд, смотрел мне в глаза. – Прости, но он не справится без меня.
     - Что у тебя с лицом? – Я не хотела отвечать, но Джеймс продолжал смотреть. – Это сделал он?
     - Он был пьян. – Джеймс помахал головой и встал.
     - Джеймс…
     - Можешь идти.
     - Прости, я не хотела, чтобы все было так.
     - Я тоже. Он бил тебя, пользуется, как хочет, делает, что хочет, а ты бегаешь за ним как собачка!
     - Я пытаюсь все уладить.
     - Что именно? Мы могли бы жить вместе, переехать в Бостон и жить без каких-либо забот и волнений, но это твой выбор. И выбрала ты человека, который ничего не сделал для тебя.
     - А что сделал ты? – Джеймс посмотрел на меня, но ничего не смог сказать. – Ни черта ты не сделал. Ты лишь упрекаешь меня за то, что делаю я, но сам так ничего и не сделал. Ты хотел лишить меня дочери.
     - Она не только твоя.
     - Вот именно, Джеймс. Она не только моя. – Я не хотела больше говорить, поэтому взяла вещи и собралась уйти, но он остановил меня.
     - Прости. – Его руки окутали мою талию, но я не хотела этого и отстранилась.
     - Можешь жить, как хочешь. Не волнуйся, мешать я тебе не буду. – С этими словами я взяла Молли и ушла с пляжа. Я думала Джеймс пойдет за мной, но он не сделал этого.
     Я вернулась домой к Сэму, но дома было тихо. Я отнесла Молли в кроватку и уложила спать. Спустившись, я увидела Кэтлин с сумками в руках.
     - Может поможешь? – Сказала она. Я подошла и поставила тяжелые сумки в угол комнаты. Она обняла меня и посмотрела с улыбкой. – Ну привет, сестричка. Извини, что так поздно. Самолет задержали. Как ты тут? – Она подошла к холодильнику и вытащила оттуда недоеденный салат с морепродуктами.
     - Хорошо.
     - Как Сэм?
     - Отлично.
     - Что-то ты не разговорчивая. Что-то случилось? – Она убрала темные волосы в хвост и принялась есть салат.
     - Да так, небольшие трудности. Просто семейные разногласия. Тебе не о чем волноваться.
     - Славно. – Она съела мидию и запила водой. – А у меня в семье полная задница. Алекс ушел от меня как только узнал, что я потеряла работу. Ты представляешь? Я нужна была ему только ради денег. Ну ничего, он еще попляшет. Я расплатилась со всеми долгами и вернула себе работу. Он сейчас ходит и просит вернуться. Жалкий тип. – Она снова глотнула воды. – Я схожу в душ, ты не против?
     - Конечно. – Я выдавила из себя улыбку и опустила голову, как только она ушла.
     - Ты вернулась? – В комнату зашел Сэм. Его лицо было обеспокоенным и удивленным.
     - Да, я подумала… - Не успела я договорить, как он подошел ко мне и поцеловал.
     - Я рад, что ты здесь. – Он улыбнулся и я тоже.
     - К нам приехала Кэтлин.
     - Снова? Может она жить будет здесь?
     - Может. – Я немного улыбнулась. Сэм посмотрел на меня и поднялся наверх.
     Ужасный крик, словно тысяча птиц кричат мне на ухо. Я открыла глаза, сначала не поняв, где нахожусь, но спустя время - адоптировалась. Сэм не находился в кровати, а дверь в комнату была заперта. Мы никогда не запираем дверь. Это слегка насторожило меня, поэтому я решила выйти. Но она была закрыта на ключ. Я услышала плачь Молли и моя тревога выросла еще сильней. Я начала ломиться, чтобы выйти, но безуспешно. Тогда я начала кричать, чтобы меня выпустили, но и это не дало никакого результата. Я начала бить дверь и ударив ее несколько раз, мне удалось выбить. Я побежала в комнату, где спала Молли, но ее там не было. Я больше не слышала плача и это насторожило еще больше. Я спустилась вниз и заметила свет в ванной комнате. Я вошла внутрь и увидела Сэма: его руки были в крови, лицо парализовало ужасом, а тело заковано в толстые цепи страха. Мой взор упал на Молли. Мою малышку Молли, которая лежала в кровавой ванне. Я не видела никого и ничего кроме нее. Я села в ванну и обняла ее, поцеловала каждый пальчик, покачиваясь в разные стороны. Я закричала насколько была способна. Мой крик заполнил всю комнату, голос стал хриплым и тихим. Я умерла вместе с ней и больше не вернусь.
     - Тише… Все хорошо… - Поговаривала я, поглаживая Молли. Я пыталась успокоиться, пыталась успокоить ее, но понимала, что она больше не услышит мой голос, так же, как я не услышу ее.
     В комнату забежала Кэтлин крича, закрыв рот ладонью, но я е слышала ее и не видела. Я смотрела лишь в никуда, покачиваясь с ребенком. Не знаю сколько я просидела тут, но пришла в себя лишь тогда, когда увидела людей в белых халатах. Меня начали тянуть, оставив тело моей малышки. Краем глаза я увидела окровавленный нож и розу рядом с ней. Тогда все стало ясно. Мне стало плохо от этих мыслей, я начала вырываться, только, чтобы меня не забирали от моей девочки, чтобы не отвозили никуда, но мое тело было, словно парализовано. Я лишь ждала, когда придет мой конец.
     - Все будет хорошо, - сказал Джеймс и улыбнулся. Я лежала у него на коленях в служебной машине. – Теперь мы всегда будем вместе. – Он поцеловал меня и моя жизнь оборвалась, словно Ангел смерти оставил на губах капли яда.

     3 октября. 20:00. Наши дни

     - Он желал быть только со мной, чтобы я была только его и никто больше не смог этому мешать. Он убил мою Молли, утопил ее и нанес несколько тяжелых ударов ножом. Со временем я начала забывать кто он, кто такой Сэм и почему я была в больнице. Это все от действия таблеток. Но когда я нашла все те записи про него, тогда вспомнила и поняла, что надо бежать. Меня хотели сжечь заживо, так как считали сумасшедшей, но я уговорила Джеймса не делать этого, и он отпустил меня. После этого я побежала в полицию и они помогли мне вернуться домой, но Сэма не было. Его арестовали за убийство Молли и тогда стало ясно, что все это было специально. Не знаю, обезумел ли Джеймс от того, что любил меня, или просто желал смерти ребенку, но то, что произошло уже никогда не исправить.
     Я слушала Кайли, не отрываясь от её взгляда и не пропускала ни одного слова. То, что она рассказала заставило меня задуматься, насколько сильна может быть любовь. Джеймс убил собственного ребёнка, посадил мужа Кайли только для того, чтобы быть всегда рядом с ней. Это кажется безумием, но на что готовы люди ради любви?
     - Извините, что считала вас...
     - Ты услышала то, что хотела. Теперь уходи, - перебила Кайли.
     - Но...
     - Уходи!!! - Закричала она. - Уходи! Уходи! Уходи!!! - Она начала кричать, плакать и отодвинулась к стене кровати. В комнату забежала женщина и начала успокаивать её.
     - Что вы сделали? - Спросила меня женщина.
     - Ничего, я просто хотела поговорить...
     - Вам стоить уйти, она не хочет, чтобы вы были здесь. - Я посмотрела на Кайли, которая свернулась на кровати, и ушла.
     Я вернулась домой к Дейву около девяти часов. Разговор с Кайли был довольно важной частью для меня. Единственная правда, которую я узнала. Ее дневник был, словно вторая жизнь, которую я жила в больнице. Выходит, Джеймс умер не зря. Он поплатился за все, что сделал. Сейчас в моей голове были лишь мысли о справедливости, которой нет в этом мире. Информация, которую я получила, заставила меня задуматься о невиновности отца. Из первого источника знать всегда лучше. Я должна узнать, что произошло в ту ночь.
     Я прошла в темную комнату и сквозь лунный свет увидела Дейва: он лежал на кровати, отвернувшись в сторону окна. Я сняла обувь и легла рядом.
     - Я думал, ты не вернешься, - сказал он, не поворачиваясь ко мне, от чего я слегка удивленно подпрыгнула. – Где ты была?
     - Гуляла. Мне надо было подумать. – Дейв встал и сел рядом со мной. Он посмотрел на меня своим темным чарующим взглядом, и в одно мгновение поцеловал. Поцелуй был в щеку, еле заметный, но от него все тело пробирала дрожь. Он снова поцеловал меня, и я слегка облокотилась на подушку. Его теплые руки согревали мое ледяное тело, губы, словно обкалённая сталь касались шеи. Мое тело пробрала дрожь, но не от холода, а от страха. Есть еще одна правда, которую я должна узнать.
     - Брэнда рассказала мне. – Дейв отстранился, но лишь на сантиметр. Его лицо было все так же близко. – Это правда?
     - Ты поверила ей? – Его голос сменился слегка ожесточенным. Я не смогла ничего сказать, так как не знала ответа. Дейв сел на кровать и я последовала его примеру.
     - Да. – С этими словами все, словно оборвалось внутри. Мне не хотелось верить в то, что он действительно сделал это. – Они заслужили этого.
     - Они?
     - Банда Эрика. Мне было девятнадцать. Нам пришлось переехать, поэтому я сменил школу. Хоть я и учился там год, меня все равно не любили. Я часто дрался и ненавидел всех их, кроме одной девушки - Мишель. Однажды мы шли вечером домой и встретили Эрика с его друзьями. Их было больше, чем обычно. Примерно десять. Я не мог ничего сделать, хоть и пытался. Они избили меня до полусмерти, а Мишель изнасиловали. Через несколько недель она сказала, что беременная, но ребенок был не от меня. Она оставила его, но родился выкидыш, с которым она умерла. Для меня это был день, когда я перестал быть собой. Во мне словно что-то щелкнуло. Я хотел убить их всех. На то, чтобы найти их ушло достаточно времени, но когда я сделал это, я больше не был тем мальчиком, который всего боялся. Я держал их на чердаке привязанными руками к потолку и каждый день наносил порезы на кожу. В тот день, когда Брэнда увидела меня, все были мертвы, все кроме Эрика. Я держал его дольше всех там, больше всех мучал и надеюсь, что сейчас он мертв. Прости, что сразу не рассказал. Я не хотел, чтобы ты уходила. – Я не знала, что сказать. На его месте, я бы, наверное, поступила так же. Может, Дейв не такой плохой как мне казалось, как мне говорили. Я сплела его пальцы с моими и поцеловала. Он слегка улыбнулся и тоже поцеловал меня. Я кинула на него взгляд и ушла в душ.

     4 октября. 6:00.

     Я резко проснулась по неизвестной причине. Дейв тихо спал рядом, в одной майке, укрытый в одеяло. Я встала и подошла к окну. Вид был не самым приятным: стертая краска на заборе, высохшее дерево с опавшими листьями. Это дерево идеально описывало мое состояние. На нем был лишь один лист – надежда. У меня все еще была надежда на правду о маме. Я глянула на Дейва и решилась. Я больше не могу находиться с ним. Как бы я сильно не хотела оставлять его, но я должна. Он не должен вмешиваться во все это. Я подошла к креслу с курткой Дейва и вытащила оттуда пистолет и все деньги, которые там были.
     - Прости, - прошептала я и ушла, не оставив и следа в этом доме.

     Глава 11

     4 октября. 14:00      

     Поезд двигался быстро все время. Я практически не отрывала взгляда от окна. Я была в каком-то ступоре. Даже не уверена, что буду делать и куда идти, но был лишь один вариант и я надеялась, что он сработает. Я редко ездила на поезде, но если ездила, то с родителями. Мы отправлялись куда-то в мини путешествие, но мама брала вещей на все случаи жизни. Я любила эту суматоху, когда мы собирали огромные сумки, сидели в уютных вагонах, пили чай и думали о том, как же будет здорово, когда мы приедем. Мне нравились такие моменты, но они были редкими. Я бы хотела, чтобы моя жизнь была насыщенная, как у многих ребят в моем возрасте, но это были лишь мои желания, которые я не могла воплотить в реальность. В этом году я должна была поступать в колледж, я работала все лето лишь бы сделать это, готовилась к экзаменам, но теперь все это в прошлом. Я перестала быть той, кем являлась несколько недель назад. Кто бы мог подумать, что все так случится. Судьба порой бывает очень непредсказуемая.
     Я вышла и увидела свой родной город, за которым скучала. Я хотела вернуться сюда как можно скорее, хотела посмотреть отцу в глаза, хотела услышать, что он скажет. Но сначала я должна забрать то, что мне так необходимо. Я пошла по улицам, которые были мне так знакомы и постучала в не менее знакомую дверь.
     - Вы говорили, что поможете мне, если понадобится. – Дверь открыла Кейтлин с неким удивлением на лице.
     - Конечно, Эмили, проходи. – Она раскрыла дверь и я вошла внутрь. - Как ты? Какими судьбами?
     - Решила забрать фотографии и вещи, которые здесь. Надеюсь, вы их не выбросили еще.
     - Нет, конечно, они все еще у меня. Можешь забрать все, что хочешь. – Она прошла в темную комнату и я пошла следом за ней. Вокруг были коробки, пыльные вещи и бумаги. Свет освещала небольшая лампа, стоящая на не менее грязном и старом столе. Я подошла к коробкам, а Кейтлин вышла, прикрыв дверь.
     Я села за столик и начала рассматривать фотографии мамы. Половину из них я сложила в карман куртки, которую забрала из дома Дейва. Я увидела папку с записью, которая заставила меня вздрогнуть: « Документ об удочерении Каролины Крейк». Папка была пуста, что настораживало еще больше. Я начала искать продолжение по всем коробкам, но так ничего и не нашла. Кто такая Каролина Крейк и где она сейчас? Я никогда не думала о возможности иметь брата или сестру. Мне всегда казалось, что я единственный ребенок в семье, я привыкла находиться одна, ни с кем не делиться. Я даже не могла подумать о том, что такое возможно. Появилась еще одна загадка, ответ на которую я не имею возможности получить.
     Каролина Крейк. Имя, которое не давало мне покоя. Я никогда даже не слышала о ней, но её фамилия была мне знакома. Если у родителей была я, тогда зачем они удочерили ещё одного ребёнка? Они и мне то не могли нормально уделять внимания, а ещё один ребёнок это лишний груз. Я отложила все в сторону и, положив несколько фото в карман, выключила лампу и вышла.
     - Все нормально? - Спросила меня Кейтлин. Она была одета в мешковатый свитер и серые спортивные штаны. Взяв чайник, она разлила воду в чашки. Я села за стол, взяв чашку с чаем.
     - Да, спасибо, что оставили эти вещи.
     - Они мне не мешают. - Она глотнула немного чая. - Надолго ты к нам?
     - Нет, я приехала к тете, но решила зайти сюда напоследок.
     - Ну, ты можешь остаться здесь сколько тебе угодно. - Она снова сделала глоток и откусила печенья, рассыпав крошки по столу. - Ты живёшь в Сент Луисе?
     - Нет, я из Беллвила.
     - О, правда? Сейчас ходят слухи, что в этом городе какой-то ребенок убил свою мать. Кажется это девочка, точно не помню. Но его отправили в психиатрическую больницу. Сейчас дети совсем стали жестокими. - От этого заявления у меня внутри все сжалось.
     - Вы видели кто это?
     - Нет, только слышала. Сейчас об этом говорят все. Ходят слухи, что он совершил побег и бродит в поисках мести. Но я не верю слухам. - Кейтлин откусила ещё печенье и запила чаем снова. - Говорят, что тело матери было чуть ли не выпотрошено. Кажется двадцать тяжёлых ударов в живот и грудь. И это произошло в доме Ангелов или как-то так, но теперь его переименовали в кровавого Ангела или что-то в этом роде. Да, городок у тебя ещё тот. - Эти слова засели у меня в голове и не могли выйти. Все считают, что я убила маму.
     - Могу я позвонить? - Спросила я
     - Конечно. - Я подошла к телефону и набрала номер по памяти.
     - Алло. - К счастью я не ошиблась и телефон взяла Маргарет.
     - Маргарет?
     - О, Эмили. Как ты там поживаешь?
     - Папа говорил тебе что-либо? Он звонил?
     - Нет, мы не разговаривали с того времени, как ты приезжала ко мне. А что? Что-то случилось?
     - Нет, ничего. Я хотела приехать к тебе. Когда ты вернёшься?
     - О, я не вернусь, милая. Прости, здесь плохая связь, позвоню как только смогу.
     - Стой... - сказала я, но Маргарет была в своём репертуаре и положила телефон. Значит, папа все же звонил в тот день. Но зачем? Есть только одно объяснение: он убил маму и ждал лишь нужного момента, пока я вернусь. Я должна поехать к нему как можно скорее.
     - Все хорошо? - Выглянула из кухни Кейтлин.
     - Да, отлично. - Я вытянула улыбку. - Я, наверное, поеду домой.
     - Как пожелаешь.
     - Спасибо, вы очень помогли.
     - Приходи когда захочешь.
     Я вышла на улицу и пошла к дороге. Я боялась говорить с отцом, боялась смотреть ему в глаза и верить в то, что он убил маму, но я хотела знать все. Возможно, сегодня я получу все ответы.

     4 октября. 19:00

     Я смотрела на быстро исчезающие деревья, машины и думала о жизни, которая могла бы у меня быть. Каждую ночь я мечтаю вернуться в то время, когда у меня не было друзей, не было ничего и никого, кроме мамы. Раньше я не понимала этого, не ценила. Мне всегда хотелось больше друзей, больше общения, но сейчас я понимаю, что это мне вовсе не нужно. Мне нужна лишь спокойная жизнь. Я смотрела на падающие листья, на ветер, который сильными ударами заставлял сорваться листок с ветки. Я была как эти листья – пыталась держаться за ветки до последнего момента, но долго ли я продержусь?
     Я добралась до города не очень быстро, но была рада тому, что хотя бы добралась. Передо мной возвышались прекрасные дома и родные улицы. Я любила этот город больше, чем Сент Луис. Здесь всегда царила какая-то тёплая атмосфера, но лишь до того, как я встретила Кристи. Мои ладони начали потеть, а ком волнения подобрался высоко к горлу. Я боялась видеть отца. Как он отреагирует? Попытается убить меня? Вернуть обратно? Может он и вовсе не живет там больше.
     Перед тем как идти к отцу, я решила зайти в магазин и купить что-то перекусить. Я взяла булочки и газировку. Я подходила к кассе, как вдруг услышала знакомый голос от которого в голове пролетели воспоминая, от которого на секунду заледенело сердце, а волнение выросло намного больше.
     - Эмили? – Я обернулась и увидела Кристи. Конечно, она всегда ходит в этот магазин. Она говорила, что ради скидок, которые здесь не жалко потратить сил и пройтись четыре квартала. Но я не думала, что она будет здесь в это время. Ее волосы были такие же темные, заплетенные в французскую косу, темные глаза искрились, а одежда как всегда была безупречна. Мне всегда нравился ее стиль, но у меня никогда не было денег та такие же вещи. Кристи кинулась мне на шею и крепко обняла. – Господи, прости, прости меня за все, что я сделала, пожалуйста, мне тебя так не хватало. – Ее слова казались искренними, но я больше не верила ей. – Значит это правда.
     - Что именно?
     - Весь город говорит о тебе и твоем побеге. Но не волнуйся, ты можешь спрятаться у меня.
     - Я не буду прятаться, потому что я ни в чем не виновата.
     - Но остальные не думают так. Эмили, пожалуйста, давай поговорим. Приходи сегодня ко мне. – Она снова обняла меня и, кажется, немного заплакала. – Прошу, приходи. – Кристи жалобно посмотрела на меня и вышла. Я не верила ей, не хотела верить, но мне стало ее жалко. Может она действительно сожалеет? Она моя единственная подруга, хотелось бы мне верить в то, что она действительно сожалеет обо всем.

     4 октября. 20:00

     Я стояла перед домом Кристи и боялась войти. Дом был озарен ярким светом переливающийся с громкой музыкой. Вздохнув, я постучала.
     - Я знала, что ты придешь. – Кристи широко улыбалась. – Проходи. – Я прошла в знакомый мне коридор в черных и розовых тонах. Ее дом всегда нравился мне больше, чем мой обычный и белый. Я вспомнила моменты, когда мы смотрели фильмы и дурачились вместе ночью. Тогда она казалась мне настоящей подругой.
     - Познакомитесь, это Эмили. - Кристи отвела меня к каким-то людям. – Эмили, это Дженнифер и ее парень Стив. – Я лишь помахала головой.
     - Ты ведь хотела поговорить, - шепнула я на ухо Кристи.
     - Да, знаю, прости. Просто все неожиданно пришли. Ну ты не волнуйся. Наверное, за это время ты еще не отдыхала судя по твоему внешнему виду. Так что, идем. – Она потянула меня в центр комнаты, где танцевало множество людей. Я не хотела этого, поэтому начала отходить, но Кристи не отпускала. Тогда я вырвалась и вокруг меня столпилась куча людей. Они все смотрели на меня и держали в руках телефоны. Я не понимала, что происходит до того момента, как на меня вылилась краска цвета крови. Она была во рту, на теле, на одежде. Я чувствовала ее холод и липкость.
     - Кровавая психопатка! – Крикнул кто-то и все разразились смехом. Каждый снимал меня на камеру, смеялся и что-то кричал. Кристи делала тоже самое. Как я могла ей поверить в миллионный раз?! Это капля была последней. Она поплатится за то, что сделала. За все!
     – Кровавая психопатка! – Снова раздался крик.
     - Какого это было, Эмили? Убивать свою мать. Вонзать нож в ее сердце снова и снова. – Заговорила Кристи. – Неужели ты мне поверила? Тупая сучка. Психам место в дурдоме. Это мой последний сюрприз для тебя. Все равно ты не протянешь здесь долго. – Она схватила меня за волосы и толкнула на пол за дверь ее дома.
     – Ты будешь гореть в Аду, - шепнула она мне на ухо и, улыбнувшись, отдалилась в дом.
     Холодная краска растекалась по всему телу. Все мое лицо, волосы и одежды были окрашены в темно-красный цвет. Прохожие люди смотрели на меня испуганными глазами, некоторые смеялись и смотрели на меня как на обезумевшую. Мое тело содрогалось от холодного ветра, у меня больше не было одежды, не было ничего. Я зашла в туалет на заправке и смысла с лица и волос краску. Я не знала куда идти, но здесь находиться нельзя было. Есть лишь одно место, куда я могу пойти – это дом Маргарет. Я была рада тому, что мы жили не так далеко от Сент Луиса и я могла доехать туда на автобусе или такси. Я пыталась словить машину, но кто будет останавливаться возле девочки, окрашенной в красный цвет, похожий на кровь?
     До Маргарет я добралась за какое-то время. Я не могла посчитать сколько именно, я думала лишь о Кристи. Я вспомнила слова Дейва, когда он сказал разозлиться так сильно, насколько возможно, и сейчас это было то время. Я была зла как никогда раньше. Я вошла в дом и, набрав полную ванну с водой, опустилась в горячую воду, которая вскоре стала красного оттенка. Укрывшись полотенцем, я вышла. Я легла на кровать Маргарет и закрыла глаза пытаясь уснуть.

     5 октября. 13:00

     Утро, которое я не забуду. День, который принесет лишь боль и страдание. Я открыла глаза и, поднявшись, начала искать хоть какую-то одежду, которая бы мне подошла. Я нашла лишь черное платье и такие же черные ботинки. Так как выбора у меня не было, мне пришлось надеть его. Я завязала темные волосы в высокий хвост и спустилась вниз. Взяв рюкзак, я положила туда револьвер, воду, уцелевшие мамины фотографии и небольшой охотничий нож, который моя тетя спрятала в своей комнате. Я направлялась лишь с одной мыслью, которая никогда раньше не посещала меня – убийство.
     Погода была отвратительная: дождь облил все улицы и кварталы, листья разлетались по полу и возвышались в воздухе над головами прохожих. Все кажутся такими спокойными и умиротворёнными, но надолго ли? Все думают, что я убийца. Так почему бы не соответствовать этому статусу? Пора им узнать меня настоящую.

     5 октября. 14:40.

           Начал играть – закончи. Это правило звучало в моей голове все время. Я повторяла это снова и снова. Я лишний человек в этом мире. Все ненавидят меня, ведь как можно любить убийцу? Но если ты живёшь в этом мире, ты должен выживать.
           Коридор наполненный тупыми учениками думающими только о себе. Я всегда ненавидела школу и это мой шанс расплатиться. Они всегда смотрят так, будто я изгой, никто. Я не знала куда мне идти и что делать. Я никогда не делала ничего подобного. Но я увидела кабинет директора. Кабинет, с которого все началось. Меня охватило непреодолимое желание сделать что-то плохое, отомстить ей. Раз я здесь, почему бы и нет? Все мои чувства и жалость ушли на задний план, мной овладевала лишь злость и ненависть.
     Я прошла в кабинет директора, такой же огромный, как и она сама.
     - Тебе чем-то помочь? - Спросила директриса. Кажется, она даже не узнала меня. Это даже к лучшему. Её голос казался обеспокоенным, но я знала, что ей все равно. Всем все равно. Её голову отлично украсит дыра, которую она получит от моего пистолета. Я подошла ближе.
     - О Боже, Эмили?… - Я улыбнулась и, вытащив пистолет, нажимаю на курок. Она успевает лишь тихо вздохнуть. Из её головы потекла струйка крови, а на лице застыл безжизненный взгляд. Это ей шло намного больше, чем её безвкусные блузки и стрелки.
            Я шла по коридору лишь с мыслью о своей второй цели - Кристи Дейл. Двуличная тварь с натянутой улыбкой. Я знала где её искать, это место где собираются упыри вроде такой как она. Кристи часто сидела со своей компанией и накуривалась до потери сознания. Уверена, она будет лучше выглядеть, если выстрелить ей в голову.
           Я подхожу к стальной двери в тёмном подвале школы. Я знала, что она будет там. Запах табака разносился по всей комнате.
     - Эмили? - Её выражение лица с весёлого сменилось удивлением. Она подошла ко мне. Я закрыла дверь и, смотря на нее, достала пистолет.
     - Какого черта? - Крикнул Брэндон. Я тоже не любила его. Они все должны гнить в могиле.
     - Что? Не ожидала меня увидеть? – Спросила я. Кристи напугано смотрела на меня гигантскими глазами. – Думала раз ты облила меня краской я уйду плакать в уголок? – Я слегка улыбнулась.
     - Эмили, прошу… - Она начала плакать. Я выстрелила в Брэндона, даже не подняв на него взгляда. Не знаю насколько хорошо я выстрелила, но была уверена, что попала в цель. Комнату пронзил крик.
     - Господи, Эмили! Прекрати! - Умоляла Кристи. - Прости, я не хотела... Прости... Не делай этого... - Её глаза были наполнены слезами. – Я подошла к ней медленно; она отползла к стене в углу комнаты и плакала. Она всегда вбивала меня в такой угол, всегда унижала меня, всегда пользовалась мной.
     - Мне не нужны твои извинения. - Я выстрелила в неё несколько раз. Мои руки слегка тряслись, мне стало страшно, но не от того, что она умерла, а от того, что я сделала и кем я стала. Кто-то начал звонить в полицию и мне не оставалось ничего кроме как убить всех. Я не хотела этого, но если ты не можешь сделать выбор, судьба сделает это за тебя.
     Я знала выход из школы, по которому мы выходили, если прогуливали уроки. Я выбежала, пока меня никто не видел, и убежала так далеко, как смогла. Наконец-то я добралась до своей следующей цели – отец. Я не хотела убивать его. Я хотела лишь знать правду.

     5 октября. 15:30


           Дом, который я ненавидела. Белое дерево, которое хотелось сжечь, винтажные вещи, которые я хотела выбросить в помойку. Я ненавидела приходить домой и смотреть на идеально белые стены, белый ковёр и белые комнаты. Этот дом воплощение зла и смерти. Во мне бурлила злость и ненависть, я знала, кто это сделал. Тот, кто ненавидел нас все эти годы, тот, кто хотел посадить меня в тюрьму лишь бы не видеть, тот, кто называет себя моим отцом.
     Я вошла в дом с тяжестью в груди.  На двери маминой комнаты висели желтые ленточки оставленные полицией, я знала, что там все еще есть пятна крови и побоялась идти туда. Вероятность, что папа здесь была мала, но ему некуда идти. И я оказалась права. Я поднялась наверх, в кабинет и комнату папы. Он всегда находился там.
     - Эмили? Господи, Эмили! Как ты здесь оказалась? - Папа стоял с какой-то девушкой в его кабинете. - Боже, тебя не было слышно несколько недель. - Я достала пистолет и его выражение сменилось удивлением.
     - А ты все такой же. – Папа сказал что-то девушки и та вышла. - Зачем? Зачем ты сделал это? - На глаза накатились слёзы. - Я просто хочу знать. Какая причина? Это из-за неё? Пожалуйста, это все что я хочу слышать.
     - О чем ты говоришь? Эмили, прошу, скажи что происходит. Положи пистолет. Извини, я знаю, что поступил с тобой плохо, я не должен был так делать, но я ничего не сделал, клянусь. Я не убивал твою мать.
     - Ну да, это я убила ее. Как я могла забыть. Именно поэтому я находилась в психушки, именно поэтому я терпела удары током и чуть не умерла.
     - Прошу, выслушай. – Он поднял руки и слегка отодвинулся. – Я знаю как все выглядит, я знаю, что ты думаешь, что это сделал я, но клянусь, это не я. Я не знаю кто это сделал.
     - Тогда зачем ты отправил меня туда?!
     - У тебя проблемы с наркотиками, я был напуган и действительно думал, что это ты.
     - Это все ложь! Ты все подстроил! Я знаю, что ты узнавал у Маргарет, когда я приеду, знаю, что ты ждал лишь нужного момента, чтобы подставить меня!
     - Клянусь, это не я! – Крикнул яростно отец.
     - Кто такая Каролина Крейк? – Вспомнила я. Папа поднял на меня хмурый взгляд.
     - Откуда ты узнала про это имя?
     - Неважно. Говори, кто это?
     - Прости, - сказал отец и ударил меня вазой по лицу. Я выстрелила, но не попала. Он побежал вниз, и я погналась следом. В проходе стояли санитары и я поняла, что он сказал девушке.
     Отец смотрел на меня так, будто я сумасшедшая. Он подставил меня. Он убил её и решил все скинуть на меня.
     - Ты ведь знал, что это не я. Ты знал, что не я её убила и все равно отправил меня туда. Ты бросил меня как собаку и хочешь сделать это снова!
     - Я знаю, знаю, прости. Ты не все знаешь.
     - Что?
     - Я бы рассказал тебе, но не могу. - На этих словах он прерывается и падает передо мной. Из его тела сочилась кровь. Это была последняя капля. Если меня заберут, заберут не просто так. Я нажала на курок, прицелившись в санитаров, но патроны закончились. Я хотела взять нож, но было поздно. Они подбежали и начали колоть мне что-то в шею. Как бы я не вырывалась, все бесполезно. Я так и не узнала правду.

     Глава 12

     Темнота держала в оковах мое тело. Я чувствовала, как она растекается по венам, в крови, в голове. Я слышала ультразвук, словно крик, настолько громкий и пронзительный, что казалось моя голова взорвется. Я открыла глаза и оказалась в воздухе. Поняв всю ситуацию, я увидела Дейва. Я находилась у него на руках. Увидев, что я проснулась, он посадил меня за землю возле дерева. Я не поверила своим глазам. Он не мог находиться здесь.
     - Как ты здесь оказался? – Спросила настороженно я.
     - Да, и я рад видеть тебя.
     - Я серьезно, Дев. Ты следил за мной?
     - Не мог же я оставить тебя одну. – Он улыбнулся и я как никогда была рада, что он здесь. Обняв его, я отстранилась.
     - Но как ты забрал меня?
     - Их было мало. Никто даже не понял, что я сделал.
     - Ты убил их?
     - Разве был выбор? – Сейчас все было неважно, что сделал Дейв, убил он санитаров или нет, я была рада тому, что я нахожусь не в Тонтоне, что я сейчас с ним.
     - И что теперь? – Спросила я.
     - Об этом я не подумал. Уедем из города.
     - Моей тети сейчас нет дома, уверена, у нее есть какие-то деньги в доме.
     - Значит, к ней?
     - Значит, да. – Я тяжело вздохнула и встала.
     Всю дорогу меня преследовало чувство паранойи, будто за нами следят, будто каждый из людей вот-вот позвонит в больницу или в полицию. Я никогда не была параноиком, но в этом случае все казались предателями. Меня окружают лишь лжецы и ненавистники. После смерти Кристи я почувствовала свободу. Она больше никогда не сможет причинить мне вред. Кристи мертва. Странно было осознавать это, осознавать то, что это сделала я, я убила ее тетю, убила ее и друзей. Теперь я свободна. Свободна от всех. Даже отец остался в пропасти своего сознания. Скорее всего он жив, но может это к лучшему. Я пыталась узнать всю правду о себе, о маме, о семье, но, кажется, я никогда не раскрою карты.
     Мы прошли к дому Маргарет и я увидела ее машину возле дома. Неужели она вернулась? Я зашла в дом и упала на колени от страха. Мои руки тряслись, тело, будто парализовало, я начала плакать, даже не заметив этого. Я не могла ничего сказать, абсолютно ничего. Дейв подошел ко мне и, подняв, отвернул от висящего на веревке тела моей тети. Он обнял меня и шептал «тише» поглаживая по голове. В этот момент я услышала шипение, словно помехи. Притихнув, я начала слушать и услышала шаги, но они были не здесь, а словно на записи. Я встала и услышала тихое откашливание.
     - Эмили. – Послышался голос. Я увидела телефон испачканный кровью и поняла, откуда идет звук - автоответчик. Я подошла ближе и начала слушать внимательнее. – Ты ведь там, да? Знаю, что там. Надеюсь, тебе понравился мой сюрприз. Слышала бы ты как она кричала, звала на помощь. В общем-то, ты можешь послушать, специально для тебя я все записал и оставил на столе кассету. Тебе, наверное, интересно кто я и зачем делаю это. Что ж, скоро ты это узнаешь. Я оставил тебе адрес, где ты можешь найти меня. Приходи, я расскажу все, что ты хочешь знать. Обещаю, что больше никто не пострадает. Я буду ждать тебя, Каролина. - Последнее слово он сказал шепотом, я долго не могла разобрать, что он сказал, но потом поняла.
     - Каролина… - Повторила я.
     - Какая к черту Каролина? – Спросил Дейв.
     - Я нашла документ об удочерении девушки под именем Каролина Крейк. Но почему он сказал это мне?
     - Только не говори, что собираешься выяснять это.
     - Собираюсь.
     - Нет, он убьет тебя. Не просто так он зовет тебя неизвестно куда, да и вообще, мы даже не знаем кто он такой и на что способен.
     - Он убил мою тетю. Есть вероятность, что мать тоже. И ты хочешь, чтобы я просто сидела, сложа руки?
     - Звучит как вариант.
     - Мне не нужна твоя помощь. Хочешь уйти – уходи, держать я тебя не стану. – Я хотела отойти, но Дейв схватил меня за руку.
     - Если ты убила пару людей, это не значит, что ты можешь защитить себя. Я пойду с тобой, если ты так хочешь. Но одна ты не уйдешь.
     - Спасибо, - сказала я спустя некоторое молчание. Дейв отпустил мою руку и я забежала в ванную. Я набрала воду и легла в ванную, заливаясь слезами.
     За окном было темно, но спать мне вовсе не хотелось. Мне не хотелось ничего. Я прослушивала запись снова и снова, и с каждым разом голос казался все знакомее, но я не могла вспомнить, где я слышала его. Голос был схож с отцом, но это не мог быть он. Он бы не смог добраться сюда так быстро, тем более в таком состоянии. Но что если это действительно он? Или может это лишь мое самовнушение? Всю жизнь я гадала о будущем, задумывала все наперед, гадала, что будет в следующем году или на следующий день, но с меня хватит предположений и представлений. Я намерена узнать всю правду.
     Темные тучи накрыли небо, полностью скрыв синеву. С минуты на минуту, казалось, пойдет дождь. Я сидела на лужайке дома Маргарет и боялась войти туда или что-либо делать. Ее тело все еще неподвижно висело в центре комнаты. Эта картина всплывала в голове раз за разом, и от этого мое сердце ускоряло ритм, а тело наполнялось страхом и гневом. Я снова включила запись и последнее слово застряло в моей голове, проигрываясь, словно пластинка – «Каролина». Его голос не выражал эмоций страха или гнева, он был наполнен умиротворением и спокойствием. Это пугало еще больше, насколько жесток и мерзок этот человек. Я хотела посмотреть ему в глаза, хотела увидеть это лицо и убедиться, что это не мой отец. С каждым прослушиванием записи, мне все больше казалось, что это его голос. Я была почти уверена, что это папа. Я слушала его каждый день, с детства и до момента нашей встречи. Но в записи было какое-то иное отличие. Я больше не могла ждать, поэтому встала и хотела зайти в дом, но врезалась в грудь Дейва.
     -Как ты? – Спросил он.
     - Ты еще спрашиваешь. – Я горько улыбнулась.
     - Прости. – Он спустился по лестнице вниз. – Ты действительно хочешь идти туда?
     - Я должна, иначе никогда не узнаю правды.
     - Надо сжечь дом. Я открыл газовые трубы. – Он вытащил спички и зажег две, после чего кинул в окно дома и тело Маргарет и квартиры, будто и не было. Дейв упал на землю и притянул меня к себе, к счастью, огонь не успел достать нас. Я посмотрела на него и, поднявшись, достала листок с адресом. Это оказалось не очень далеко от города. Только сейчас я осознала насколько слабое создание человек. Достаточно одной секунды, чтобы убить его. Все в этом мире такое хрупкое и немощное, кажется, что стоит закрыть глаза и больше ты никогда их не откроешь, утопая в мрачной бездне конца. Я всегда думала, почему именно у меня сложилась такая судьба, почему многие получают все, а некоторые не имеют ничего. Этот мир жесток и несправедлив и каждый шаг, который мы делаем на этой земле, кажется ошибкой, а все, что мы делаем, кажется недоразумением и полным безумием.

     5 октября. 23:00

     Мое тело трусилось от холода и страха, голова болела и неприятно пульсировала, но никакая боль не сравнится с той, которая находилась внутри меня. Еще никогда я не чувствовала себя так ужасно, так одиноко и беспомощно. Я еще раз посмотрела на адрес и засомневалась, что это действительно он. Здание было обрушено, стены заросли мхом, вокруг было темно и грязно. Я испугалась, но Дейв взял меня за руку. Я не знала, будет ли там кто-то, но я должна была войти. Я подошла к входу и это место было мне очень знакомым, даже не место, а все действия, которые я делала. Это было словно дежавю, что показалось мне странным.
     Я прошла немного вперед и заметила, что это заброшенная больница, но к чему все это и при чем здесь больница? Вокруг лежали строительные материалы, мусор и листья разгоняемые ветром. Небо осветила яркая молния и это напугало еще больше.
     - Ты уверена? – Спросил Дейв. Я ничего не ответила, потому что была ни в чем не уверена, я лишь помахала головой и мы прошли дальше.
     - Не думал, что ты придешь так быстро, - послышался голос, но он был отдаленный. Я начала искать место, откуда шел звук и обнаружила старую палату без крыши и дверей. Это было похоже на маленькую комнату со стулом, на котором кто-то сидел.
     - Вот мы и встретились снова, Каролина. – Он встал и я увидела его лицо. Его знакомые мне тонкие губы, словно ниточка, темные волосы и эти ужасные кристально-голубые глаза. Я не могла ожидать увидеть его, но это было вполне логично. Все стало на свои места: полиция в тот день оказалась не просто так, а по приказу Шерифа, который нагло улыбался мне в лицо, будто ничего не происходит.
     - Почему вы называете меня так? – Спросила я.
     - Странно, что ты спрашиваешь именно это. Ты не спросила, почему я здесь, почему мы здесь, разве тебя только это интересует? – Он прошел в середину комнаты и я отодвинулась. Дейв стоял рядом, но не говорил ни слова. – Знаешь, когда-то давно ты убила меня. Ты лишила меня всего самого дорогого, признаюсь, я хотел убить тебя. Но решил, что это будет слишком просто. Я хотел, чтобы каждая минута твоей жизни была таким же адом, как и моя жизнь.
     - Я не понимаю… - Меня начала пугать эта ситуация, мне казалось, что он свихнулся.
     - Ты никогда не замечала, что не похожа ни на кого из родителей? Разве тебя не смущал тот факт, что в твоей семье глаза у всех зеленые, а у тебя голубые? Кристально-голубые. – Я не понимала к чему он ведет, но вскоре я все поняла. Я отодвинулась еще дальше, почти к выходу. Шериф начал подходить ко мне.
     - Тише, не стоит бояться меня. – Он противно улыбнулся. Дейв вытащил пистолет, что было неожиданно. Шериф поднял руки вверх и слегка засмеялся. – Ты правда думаешь, что убьешь человека, который годами обучался? – Я не смогла даже заметить, как он вытащил пистолет и в одну секунду выстрелил в Дейва. Мое сердце остановилось, я закричала, но не слышала свой голос. Я ничего не слышала, видела лишь лежащие тело Дейва. Я хотела выбежать, но Шериф схватил меня за волосы и поволок назад.
     - Куда же ты, Эмили? Ты ведь хотела узнать всю правду. – Он прислонился к моему уху и меня переполнило лишь отвращение. – Моя жена так хотела ребенка и когда узнала, что на свет появишься ты, она была невероятно рада, но ты убила ее. Она не смогла выдержать эти роды, она хотела бы, чтобы я любил тебя, но я не мог, я испытывал лишь ненависть к тебе. Она была для меня всей моей жизнью, а ты убила ее и жила так хорошо и весело. Я не мог этого допустить. К счастью, твой нынешний папаша оказался не таким уж и хорошим. Как же вы надоели ему, как же он хотел избавиться от вас. Хорошо, что все так сложилось и ты оказалась наркоманкой. Хорошее оправдание убийству, не так ли? – Он толкнул меня на пол и я отползла к стене. – Ты хотела правды? Так вот она – правда, я убил твою мать. – Я начала плакать, опустив голову к коленям. – Я убил ее сестру и сейчас умрешь ты.
     - Нет. Прошу… - У меня была истерика, я не могла дышать, не могла думать. Шериф достал нож и подошел ко мне. Он схватил меня за волосы и провел рукой по лицу.
     - Вот и пришел твой конец, Каролина Крейк. – Противная улыбка озарила его лицо. Он вытащил нож и одним движением перерезал мне горло. Мне было вовсе не больно, я ничего не почувствовала, кроме страха. Мое тело упало на землю. Я смотрела на черные тучи, озаряющиеся молнией и капли дождя начали накрывать мое лицо и тело. С каждой минутой я чувствовала слабость и приближение смерти. Я больше никогда не увижу солнце, лунную дорожку, родной дом, я не увижу ничего, кроме вечной тьмы. Я вспомнила слова мамы: « свет всегда режет тень». Эти слова оказались ложью, я погрязла в темной участи этого мира и никогда не выберусь оттуда. Крейк нагнулся ко мне снова, и я почувствовала удар в самое сердце. Я поняла, что это настоящий конец. Я умерла, зная правду, но так ничего и не смогла сделать. Никто не может предотвратить свою судьбу или вернуть время назад, никто за всю жизнь не может осознать, почему он находился здесь. Я знаю лишь одно – моя жизнь оказалась в руках самого Дьявола, но только сейчас он отпустил меня и теперь я свободна.

     Эпилог

     Я резко открыла глаза, проснувшись от собственного крика. Он был настолько громкий, что я услышала эхо. Я в ужасе отодвинулась к концу кровати. Я умерла, я была мертва, это все неправда. Я осмотрела свое местонахождение: знакомые стены, потрескавшийся потолок, старая кровать, туалет в углу комнаты и отламывающаяся плитка от пола. Я находила в психиатрической больнице Тонтон, в своей старой палате.
     - Хватит орать! – Постучал кто-то в дверь.
     - Почему я здесь? – Я подбежала к двери, санитарка посмотрела на меня испуганными глазами и выбежала. Я не понимала, что происходит. Неужели я сошла с ума и все это было неправдой? Куски воспоминаний всплыли в голове: я выстрелила в отца и мне вкололи что-то в шею. В этот день Дейва не было, не было никого, лишь врачи, которые поместили меня сюда. Я почувствовала, что мои волосы стали короче, практически как у мальчика. Я вспомнила про дневник Кайли, который лежал под плиткой и нагнулась за ним. Открыв последнюю запись, я обнаружила свой почерк: «Помоги мне». Хотела ли я написать это кому-то или просто теряла рассудок, было неизвестно, но вскоре ко мне вернулось небольшое воспоминание: Дейв сидел на углу моей кровати и что-то говорил, я не помню, что, но я пыталась отдать ему этот листок. Надпись была написана вовсе не ручкой, а кровью. Я посмотрела на свои ногти, которых не было, были лишь пятна крови и стёртая кожа.
     - Вот она. – В палату зашла та самая санитарка с еще каким-то врачом. Я отошла назад.
     - Тише, тебя никто не обидит. – Я слегка насторожилась и боялась подойти. Врач подошел ко мне и достал фонарик из кармана. Он не казался плохим, как Гейл или другие врачи, которые были здесь. Он протянул руку, чтобы я встала и я, слегка сомневаясь, поднялась. Он посветил фонарем мне в глаза, пощупал пульс на моей шее и осмотрел лицо.
     - Что ж, Эмили, ты можешь отправляться домой. Надеюсь, на этот раз мы встретимся не скоро.
     Меня отвели в какую-то комнату ожидания. На меня смотрели напуганными глазами, но никто не осмеливался подходить. Я посмотрела в окно и увидела снег. Какой сейчас месяц и сколько я здесь нахожусь? Я была в замешательстве и напугана, лучше бы я была мертва.
     Через некоторое время в комнату забежала Маргарет. Я не верила, что это она, я помню только, как ее тело висело в середине комнаты. Неужели ничего этого не было и все это была лишь ложь? Но я ведь действительно видела имя Каролина Крейк, не могло же быть это враньем. Я вспомнила некоторые моменты: я действительно приходила в себя, но ненадолго. Я поняла, почему чувствовала дежавю, когда входила в заброшенную больницу в моем видении, каждый раз я просыпалась и снова видела одно и тоже. Раз за разом, будто кто-то включал видео на повторе в моей голове.
     - Тебе лучше? – Ко мне села Маргарет. Я отрицательно помахала головой.
     - Какой сейчас месяц? – Спросила я.
     - Ноябрь.
     - Я была здесь два месяца?
     - Нет, милая, ты провела здесь год. – От этого мое тело пробрала дрожь. Я жила иллюзией целый год. – Ты уже просыпалась однажды, но ненадолго. Никто не знает, что повлияло так, но говорят, что таблетки и уколы, которые тебе вкалывали. Тех врачей отстранили.
     - Ты знала? Про меня? Про то, что меня удочерили? – Лицо Маргарет сразу сменилось удивлением.
     - Да, но мы не хотели, чтобы ты знала. Когда узнали, кто убил твою мать, его посадили пожизненно в какой-то другой город. Теперь ты будешь жить со мной. Надеюсь, ты не против, - продолжала говорить Маргарет.
     - Кто это сделал? Кто убил ее? - Спросила я у Маргарет и слёзы начали наполнять глаза.
     - Я точно не знаю. Знаю лишь, что это сделал Дэвид Крейк, шериф. Насколько я знаю, он кого-то нанял и заплатил ему довольно большую сумму.
     - Кого он нанял?
     - Не знаю, милая. Постарайся не думать об этом, ладно? - Она слегка обняла меня. Как можно было не думать об этом, если это все, что было в моей голове.
     Мы приехали домой к Маргарет. Он был такой же как я видела его в последний раз. Я вспомнила, как огонь поглотил каменный дом, как Дейв смотрел на меня, стоя рядом. Это было все настолько реальным, что я до сих пор не верю, что нахожусь здесь. Я зашла в дом и посмотрела в зеркало, которое стояло в прихожей: мои волосы действительно были короткие, темного цвета, губы, которые некогда были пухлые и розового оттенка, покрылись трещинами и кровавыми потеками, на моей шее было множество следов от иголок, так же как и на руках; лицо было бледное и измученное. Я боюсь думать, что со мной было и какие опыты проводили. Сейчас я не хотела быть здесь или где-либо еще, мне хотелось закрыть глаза и никогда не открывать их.

     Спустя два месяца
           Я старалась смириться с той мыслью, что провела в больнице год. Ко мне часто возвращались воспоминания с тех дней. Я помню, как ко мне приходил Дейв и рассказывал разные вещи. Он рассказал о том, что шериф убил мою мать, о том, что происходило за эти дни. Я была словно парализована и не могла прийти в себя, даже не могла ходить и что-либо делать. За это время я похудела на десять килограмм и от моего тела остались лишь кости. К счастью, сейчас я снова набрала вес и привела в порядок своё лицо и тело. Дейв так и не появлялся за это время, мне казалось он забыл про меня и больше не вернётся. Наверное, это к лучшему. Я почти забыла его и не хотела вспоминать.
           За окном царила снежная буря. Все улицы наполнились белым снегом, каждый дом и магазин был украшен рождественскими венками и игрушками. В доме Маргарет, который стал и моим домом, тоже стояла рождественская ёлка. Каждый день я уходила на работу, которую просто терпеть не могу. Мне приходиться разность еду, убирать кафе и мыть посуду. Иногда я возвращаюсь поздно ночью и без сил падаю спать. По выходным я хожу гулять с Джоном, но это бывает редко, потому что весь мой день заключается в том, чтобы носить еду и подтирать задницы клиентам. С Джоном я познакомилась в кафе, мне казалось он такой же придирчивый как и все, но он всегда давал большие чаевые и стал постоянным клиентом. Мы никогда не говорили, но однажды он предложил подвести меня домой. Было поздно, но тогда я даже не думала о том, что он может быть каким-то маньяком или убийцей, я была слишком уставшая, чтобы думать о чем-либо вообще. К счастью, он оказался хорошим. Мы целовались лишь пару раз, но я так и не разобралась в наших отношениях и есть ли они вообще. Мы видимся довольно редко и я его толком не узнала. Я не сильна в отношениях, ведь я встречалась только с Дейвом, если можно так сказать. Я ведь и его практически не знаю, но с ним мне не нужно было это, мне было достаточно того, что он со мной. Каждый день я должна ходить к психологу. Маргарет считает, что мне действительно помогут с моей душевной травмой, но я так не считаю. Я перестала ходить к нему после второй недели. Я гуляла, уходила работать или ехала к Джону, но не к нему. В школу меня больше не принимают, все знают, кто я такая и что сделала. Почему-то все верят в слухи о том, что я убила маму, даже поле того, как сказали правду. Я с трудом нашла работу, которая находится почти в конце города. На дорогу туда уходит полтора часа. Мне приходится вставать в пять утра только, чтобы доехать. Я ненавидела свою жизнь ещё больше и хотела вернуться в те дни, когда ходила в школу и терпела Кристи и её друзей. Я даже думала о самоубийстве, но эти мысли приходили лишь в переломные моменты и уходили так же быстро, как и появлялись.
           Я застелила кровать и, одевшись, спустилась вниз. Наконец-то выходные. Сегодня рождество, и впервые я проведу его не дома, а с Джоном. Он обещал познакомить меня со своим друзьями и я надеялась, что мне повезёт хоть сейчас и они окажутся нормальными. Я намазала хлеб маслом и кинула на него ломтик сыра, взяв кофе, я села на диван и включила телевизор. Маргарет как всегда уехала куда-то на вечеринку, она всегда куда-то ехала. Уверена, она приедет только завтра, если не позже. Не успела я сделать глоток, как услышала звонок в дверь. Это слегка насторожило меня, ведь сейчас середина дня, а Джон должен приехать вечером. Я открыла дверь и чуть не выронила чашку из рук. Передо мной стоял Дейв. Его чёрные волосы были немного длиннее, чем обычно, он был одет в чёрное пальто, ботинки, чёрные джинсы и серый свитер. Я не знала, что говорить, что делать, я была в ступоре от того, что он здесь, но все чего я хотела - это обнять его.
     - Я могу зайти? - Спросил он. Я отошла от двери и Дейв вошёл. Я положила чашку с кофе на стол и притупила взгляд. - Прости, что не пришёл раньше.
     - Тебя не было почти год и сейчас ты приходишь и говоришь "прости"?
     - А что я должен ещё сказать? Мне правда жаль. Я думал ты никогда не придешь в сознание. - Он подошёл ко мне ближе.
     - Я ждала тебя каждый день, но ты так и не пришёл. А сейчас, когда я наконец-то забыла все, являешься ты. Думаю, тебе лучше уйти.
     - Нет. - Он снова подошёл ближе. - Может ты и забыла меня, но я не забыл тебя. - Он погладил меня по щеке и оставил небольшой поцелуй. Он посмотрел на меня своими чёрными глазами и его губы приблизились к моим. Они были теплыми и мягкими, в отличие от моих - в трещинах и высохшие. Я не хотела, чтобы этот поцелуй заканчивался, не хотела, чтобы он отпускал меня. Только сейчас я поняла как Дейв дорог мне.
     - Мы можем уехать и никогда не возвращаться в этот город, - произнёс Дейв шепотом и слегка отстранился. - У меня есть деньги, мы купим дом в Лондоне или Лос Анжелесе, уедем туда, где никто нас не знает, начнём жизнь заново.
     - Я не могу. У меня никого нет, кроме тети, я не могу бросить её.
     - Прошу, Эмили, подумай об этом. Я не хочу оставлять тебя, но и здесь оставаться не могу. Я приеду завтра утром. - Он снова окутал меня долгим поцелуем. Я обняла его и не смогла отпустить.
     - Останься, - сказала я. - Один день, пожалуйста. - Дейв снял пальто и сел на диван. Я легла ему на колени и скрестила пальцы с его пальцами.
     - Почему ты не пришел раньше?
     - Я боялся. Мне никто не сказал, что ты вернулась. Я просто не мог, не мог поверить это. Я приходил к тебе почти каждый день, хоть и боялся, что больше никогда оттуда не выберусь. Но я был готов к этому ради тебя. Ты смотрела в потолок, в какое-то пространство, словно полумёртвая. Я не мог смотреть на это, я думал, что потерял тебя навсегда. И вот сейчас ты здесь. Ты не представляешь какого это. Мне не хватало тебя, Эмили. - За все это время я почувствовала безопасность и комфорт. Дейв наклонился ко мне и поцеловал. Его холодные руки проникли под мою кофту, отчего по телу побежали мурашки, губы накрыли поцелуями мою шею, закрыв глаза, мне больше не хотелось открывать их.
           Я не заметила как уснула, и вовсе забыла про Джона. Открыв глаза, я заметила, что рядом никого нет, но посмотрев по сторонам, увидела Дейва и Джона. Надев кофту, я встала и подошла к ним.
     - Привет, - сказала я, обращаясь к Джону. Его тёмные волосы были взъерошены, карие глаза освещал свет лампы, на лице была видна небольшая щетина, он был одет в чёрную толстовку, джинсы, сапоги и теплую куртку. От него пахло сигаретами и одеколоном.
     - Привет. - Все выглядело довольно неловко, я даже не смогла посмотреть в глаза кому-либо из них. - Ты не говорила, что с тобой будет кто-то ещё.
     - Я уже ухожу, - произнёс Дейв и, подойдя ко мне, шепнул:
     - Подумай, Эмили. - Он поцеловал меня в ухо и с этими словами вышел. Я даже не видела Джона, только Дейва, выходящего на улицу.
     - Значит, поездка отменяется, - сказал Джон.
     - Прости, я не думала, что он придёт.
     - Ты не говорила, что у тебя есть парень.
     - Он не мой парень.
     - Хватит, Эмили. Я видел достаточно, чтобы понять это. Я, наверное, пойду. - Я не стала останавливать его, но чувствовала небольшую вину. Я не хотела обижать его, но и с ним я быть не хотела.
           Моя жизнь всегда преподносила лишь плохие подарки, но сейчас для меня появился шанс все исправить, поэтому моё решение было неисправимо. Больше не было пути обратно, но в этот раз я ни о чем не жалела. Я открыла дверь и передо мной стоял Дейв с улыбкой на лице. Я не знала куда мы едем, но мне было все равно. Я шла навстречу новой жизни и была рада этому. Каждый день я жалела о том, что появилась на свет, вся моя жизнь сплошная ложь и разочарование, но сейчас я навсегда прощаюсь со старой Эмили.

     Мэри Уэс. 26 сентября.

           Его глаза следили за мной, словно кошачьи, я была уверена, что это он. Каждую минуту он наблюдал за мной, думал способы моей смерти, хотел напасть и продумывал каждый шаг, как хищник. В его сердце все ещё была обида за то, что она появилась на свет и тем самым убила его возлюбленную. Что он сделает со мной? Страх сковывал тело, но я старалась не показывать это. Эта сделка больше не казалась мне удачной, но я не могла оставить свою девочку с ним, он бы убил её. Я вошла в дом и почувствовала безопасность. Кевин, кажется, был дома. Он снова пил в своём кабинете. Хорошо, что Эмили уехала к Маргарет и не видит этого. Я поднялась в комнату и дверь за мной закрылась. Я обернулась и увидела Кевина. В его руке был нож, и страх все больше нарастал. Я отодвинулась и, споткнувшись, упала на кровать. Я даже не заметила, что она там.
     - Прости, Мэри. - Он подошёл ко мне и я испугалась ещё больше.
     - Нет, Кевин, ты пьян. Не надо! Ещё все можно исправить.
     - Прости, я не хотел этого, но я должен. Он обещал заплатить, тогда Эмили больше не будет ни в чем нуждаться. Слишком поздно что-то исправлять.
     - Нет, прошу, не надо. Ты ведь никогда не простишь этого себе.
     - Ошибаешься, Мэри. Я мечтаю об этом давно. Никто никогда не узнает, что это я. Ты ничего не почувствуешь.
     - Не смей трогать её! Однажды ты чуть не убил нас, но сейчас, я прошу тебя, только не трогай её. - Я начала плакать.
     - Тшшш, тише... - Он погладил меня по щеке. - Не волнуйся, милая. Все будет по-другому, обещаю. - Кевин нагнулся ко мне и, поцеловав в лоб, тыкнул нож в живот. Он сделал несколько ударов и я больше не могла противиться. Я увидела Дэвида с улыбкой на лице, увидела его кошачьи голубые глаза. Он передал деньги Кевину и моё сознание провалилось в бесконечную бездну. Я не смогла защитить Эмили.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ) О.Герр "Невеста на подмену"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"